Форум » Наши дома и квартиры » Виндзорский замок [Англия, резиденция Холокоста и Элемент] 0.1. » Ответить

Виндзорский замок [Англия, резиденция Холокоста и Элемент] 0.1.

Element: Замок Виндзор, выполняя роль резиденции британских королей, вот уже более 900 лет являет собой неизменный символ монархической власти. Находясь на высоком холме у реки Темза, он всем своим видом демонстрирует мощь и незыблемость британского престола. Нынешние правители страны являются Немезис и Морган. В течение более чем тысячелетней истории замок Виндзор расширялся и подвергался разнообразным перестройкам, сообразно вкусам, финансовым возможностям и требованиям монархов той или иной эпохи. Но, несмотря на такое большое количество архитектурных стилей, расположение главных строений осталось без изменений. Сегодня Виндзорский замок, окружает тот самый искусственный холм, на котором Вильгельм Завоеватель начал возводить первый, тогда еще сделанный из древесины, замок. Что касается убранства замка Виндзор, то на формирование интерьера очень большое влияние оказали представители ордена Подвязки. Ярчайшим тому примером служит капелла св. Георгия, которая была возведена на закате эпохи «темного» средневековья. Также это архитектурное решение можно наблюдать в строениях Нижнего двора, возведенных при Тюдорах. Если пройти по государственным апартаментам, реконструированным еще при Карле II, то есть возможность насладиться стилем барокко. Дух изысканной готической эпохи витает в убранстве полугосударственных помещений, постройка которых велась при Георге IV здесь так и просятся комплименты девушкам и предложения выйти замуж сказать, обстановка располагает. В северной части Виндзорского замка расположены залы государственных приемов, которые бывают доступны для посещения туристов при условии отсутствия королевы. Залы используются для государственных приемов высоких гостей и очень богато украшены живописными полотнами, антикварной мебелью и прочими ценными с исторической и художественной точки зрения предметами. Например, доспехи Генриха VIII или пути, оборвавшая жизнь адмирала Нельсона. Неподалеку от входа в приемные залы расположен знаменитый Кукольный дом. Нотки современности в облик Виндзорского замка были внесены по нескольким причинам: в 1992 году на его территории произошел пожар. Наибольшей реконструкции был подвержен зал св. Георгия. В итоге, в облике и убранстве этой комнаты прослеживается веяние современных стилей. В наши дни замок Виндзор остается не только объектом интереса для туристов и ученых-историков. Он также продолжает выполнять свое основное назначение: это место встречи зарубежных делегаций и глав государств. В церемониальных залах стены обильно украшены редчайшими произведениями и картинами, входящими в королевское собрание. Обстановка внутри. [more] А так же имеется конюшня, огромное поле для стрельбища, небольшое сооружение для оружия. План замка За почти тысячелетнюю историю Виндзорский замок изменялся и расширялся в соответствии со временем, вкусами, требованиями и финансовыми возможностями существующих монархов. Однако положение основных строений осталось без особых изменений и представленный ниже план - весьма полезный гид по замку. В настоящее время замок располагается вокруг искусственного холма, на котором Вильгельм Завоеватель строил первый деревянный замок. «Круглая башня» Верхние палаты. Государственные палаты. (церемониальное помещение, приемный зал) Королевские апартаменты, вид на восточную террасу South Wing, overlooking The Long Walk. Нижние палаты. капелла св. Георгия. Horseshoe Cloister. The Long Walk. Врата короля Генри VIII. (главный вход в замок) Norman Gate. Северная терраса. Башня Эдварда III. The Curfew Tower. Самая высокая точка замка, «Круглая башня» является в действительности совсем не цилиндрической, её форма обусловлена неправильной формы холмом, по-видимому, искусственным, на котором воздвигнута башня. «Круглая башня» делит замок на две отличных секции, известные как палаты (Ward). Нижние палаты включают часовню Св. Георгия, в то время как верхние палаты включают Королевские апартаменты и официальные Государственные палаты. [/more] НПС-замка. [more] Имя: Саймон Бреннан. Должность: Eпископ. Статус: Находится в замке. Способности: Нет. Краткий характер: Имеет привычку всегда влезать в различного рода проблемы, давать советы. Вообще, душа он добрая, старается всегда обходиться без конфликта, но порой его может так занести, что вам непременно захочется его убить. Верно служит короне, но иногда может пойти против нее, если увидит в своем деле благое намерение. Имя: Ральф Мур. Должность: Архиепископ - духовник королевы. Статус: Находится в замке. Способности: Долголетие. Краткий характер: Ральф не из открытых людей, он не показывает свои чувства, скрывает мысли и переживания глубоко внутри. Не подпускает никого слишком близко. Однако, если он уверен на все сто процентов, что этому человеку действительно можно доверять, то временами раскрывает себя. Назвать мужчину жестоким и беспощадным нельзя, хоть порой иного определения нет. Он способен на великодушие и искрение чувства, но если убедиться, что мир не такой уж лицемерный и жестокий. Верен своей Королеве и Королю, является их самым главным приближенным. Имя: Уильям Волси. Должность: Кардинал. Статус: Находится в замке. Способности: Нет. Краткий характер: Он может добиться в своей жизни всего. Обладает хорошим умом и смекалкой, а так же отличными актерскими данными. Он азартен, хитер, самовлюбленный и двуличный. Уильям помешан на деньгах и власти, считает что если у тебя есть средства, то ты можешь позволить себе абсолютно все. Известно, что именно он был против того, чтобы Королем Англии стал Немезис, поэтому всячески ищет способы уничтожить и изгнать его. Имя: Генри Браун. Должность: Лорд-хранитель Малой печати. Статус: Находится в замке. Способности: Нет. Краткий характер: Он спокойный и рассудительный. Гнев и агрессия - это не для него. Он верный и заботливый, романтичный тип. Старается всегда обходится без ненужных войн, часто выступает успокоительным в Тайном Совете. Генри единственный, кто не боится высказать свое мнение Королю или Королеве, не боится ему перечить и давать советы. Его девиз: «Все можно решить мирным путем». Имя: Ричард Грей. Должность: Лорд-хранитель Большой печати. Статус: Находится в замке. Способности: Нет. Краткий характер: Он любит успех, любит власть. Так он и стал тем, кем он стал. Жестоким, хитрым и всегда ищущим во всем выгоду для себя, любимого. Всегда строит коварные планы и заговоры, не раз был подозреваемым в измене, но Ричард во время умел выходить сухим из воды. Находится под подозрением и до сих пор, поэтому старается пока везти более спокойный образ жизни, дабы не лишиться головы. Имя: Джеймс Уайт. Должность: Лорд-канцлер. Статус: Находится в замке. Способности: Нет. Краткий характер: Спокойный и рассудительный, стараясь поддерживать равновесие в замке. Обрел множество недоброжелателей и врагов из за своего нрава. Стратег, который может днями сидеть в своем кабинете и принимать какое то решение, взвешивая его и составляя в уме список «За» и «Против». Верный подданный Короля и Королевы. Имя: Граф Томас Блэквуд. Должность: Лорд-констебль. Статус: Находится в замке. Способности: Нет. Краткий характер: Во всем ищет выгоду. Прямолинейный и всегда говорит людям правду, которой они достойны. Сильно завышенная самооценка, красноречив, не любит тех людей, которые вечно балаболят без какого-либо толку. Самоучка, всегда учится на своих ошибках и старается потом их не допускать. Жесток, эгоистичен и злопамятен. Тайно выступает против Королевы и Короля. Имя: Эдуард Альберт. Должность: Лорд-казначей. Статус: Находится в замке. Способности: Нет. Краткий характер: Уравновешен, и каждые стычки предпочитает сначала вести разговорами, но если не помогает, тогда уже в ход идет тяжелая артиллерия. С детства был на втором плане в семье, родители больше боготворили первенца и ставили на него большие надежды. Иногда бывает и так, что он не может контролировать свой гнев, поэтому в такие моменты лучше не попадаться под руку. Предан Королю. Имя: Себастьян Валентайн. Должность: Лорд-наместник. Статус: Находится в замке. Способности: Долголетие. Краткий характер: На вид он спокойный и безобидный, но стоит вам познакомится с ним поближе, как вы увидите жестокость в его глазах. Его язык подвешен так, что одним лишь словом он может вас сильно обидеть или даже затеять драку. Очень требователен и горд, считая что без него все просто-напросто пропадут. Умен и хитер, всегда пытается доказать остальным кто главный. Расчетлив, поэтому ненавидит оставаться у кого-то в долгу. Предан Королеве и тайно влюблен в нее. Имя: Томас Тернер. Должность: Английский Посол. Статус: Находится в замке. Способности: Нет. Краткий характер: Он также один из тех, кто осмеливается говорить королю и королеве то, что думает. Достаточно беспринципный, лицемерный, хладнокровный и целеустремленный. Являясь потомком семьи Говард, подарили Томасу опыт и закалили его характер, так уж напугать его чем-то очень сложно. В угоду своим интересам и амбициям предает тех, с кем еще вчера был в дружбе и кому служил. Стремится быть в курсе всего, собирает досье на каждого влиятельного придворного. Лукавый, честолюбивый, порочный и развратный. Герцог, который выступает послом от Англии в других странах и государствах. Имя: Вилмот Картер. Должность: Музыкант. Статус: Находится в замке. Способности: Нет. Краткий характер: Скромный, романтичный и настоящий поэт, впрочем, как и должно быть, ведь он музыкант. С самого рождения его интересовала музыка, стихи, поэмы, поэтому назвать Вилмота интриганом просто невозможно, скорее он самая невинная фигура при дворе. Все свободное время привык проводить в своих покоях, очень любит различные праздники и торжества, где может проявить свой талант играя на скрипке. Имя: Эдвард Эйбрамсон. Должность: Лорд-хранитель Пяти портов. Статус: Находится в замке. Способности: Нет. Краткий характер: Двуличный: с окружающими его людьми он хладнокровный убийца, который строит все свои планы прямо на ходу. Прямолинейный, хитрый и наглый, что в принципе во многих вызывает негатив. Чаще всего его сравнивают с избалованным мальчишкой, страдающим нарциссизмом и очень завышенной самооценкой. Но вот с Королевой он совершенно другой, он настоящий. Заботливый, преданный, в меру хитрый, который готов пожертвовать собственным временем и жизнью ради нее. Не доверяет Королю, иногда даже презирает его, но порой готов оказать и ему помощь. Имя: Бастер Паркер. Должность: Лорд-распорядитель. Статус: Находится в замке. Способности: Нет. Краткий характер: Отличается тремя яркими чертами: безрассудной храбростью и преданностью своей Королеве, а так же большой любвеобильностью, которая граничит только с его храбростью. Верен в делах, напорист, изобретателен. Всегда добивается поставленной цели, иногда хитрит, но никогда не идет по-серьезному против короны. Всегда чутко прислушивается к ходу событий. Имя: Леди Элионора Брайан. Должность: Воспитательница. Статус: Находится в замке. Способности: Нет. Краткий характер: Трудолюбивая особа, привыкшая всегда все делать сама. Очень умная, серьезная и обладает хорошей логикой. Прекрасная учительница и наставница для детей королевской семьи, хорошо воспитана и совершенно спокойная. Прекрасно распознает, когда человек врет, а когда говорит правду. Предана короне. Имя: Мэри Балмер (главная фрейлина и любимица Королевы), Урсула Дэррил, Джейн Смит, Джоана Сэрвент, Элизабет Стюарт, Бетс Хоггарт. Должность: Фрейлины Королевы. Статус: Находится в замке. Способности: Мэри Балмер - долголетие, у других нет способностей. Краткий характер: - Трудно находит общий язык с другими, злопамятная, ревнива, знаток своего дела и ни когда не отступает от поручений, распознает ложь только глядя на человека, умная, целеустремленная, хитрая. Предана Королеве и является ее лучшей подругой. - Любит работать, злопамятная, умна, всегда говорит правду. Тайно против Королевы. - Ранимая, уязвимая, холодно относится к незнакомым людям, заботливая, умная, хорошо воспитана. Предана Королеве, но тайно выступает против Короля. - Уверенная, целеустремленная, отзывчивая, добродушная, заботливая, романтик, полностью отдает себя работе. Предана короне. - Умная, сдержанная, спокойная и довольно тихая. Она никогда не суется в политические дела, если конечно ее саму туда против воли не затащат. Фрейлиной стала благодаря своему отцу Герцогу Стюарт, который как раз и пытается через дочь подобраться к Королеве ближе. - Совсем еще юна (17 лет), наивна и по-детски добрая, но а так же иногда бывает стервозна, истерична и мстительна. Всячески старается показать Королю, как она его любит, при этом Королева не знает об этих.[/more]

Ответов - 24

Element: [Причал/Порт 0.2] Глядя на Джульетту, Морган как то странно улыбнулась и прикрыв глаза от усталости, машина двинулась вперед. Время от времени Маркс показывала Альварес куда надо сворачивать и по какой дороге ехать, пока вскоре девушки не покинули город Нью-Йорк. Вечный шум и суета остались позади, открывая перед взором огромные поля, кусочки лесов, небольшие населения, вроде спальных, загородных, домиков. – Еще минут тридцать добираться – Проговорила блондинка и достала из сумочки мобильный телефон. Написав быстро сообщение Шелли, оповестив ту о том, что ее дочь с ней и что они едут сейчас в поместье Марксов, Морган заговорила – Ты ненавидишь свою мать, да? – Вопрос прозвучал спонтанно, но вполне справедливо. Ведь если Джульетта будет теперь работать в команде Судей, то ей как бы не хотелось, придется лицезреть свою мамочку и папочку. – Знаешь, мое детство тоже было не из приятных, в плане того, что за меня все решали. Хотя в мое время и в моем статусе это было нормально.. – Пожав плечами, Элемент покосилась на Дарк и ухмыльнулась – Если захочешь поговорить с матерью своей, ты скажи мне и я вас соберу вместе. – Вновь переведя взгляд на дорогу, Маркс внимательно смотрела на горизонт. Вокруг стояла тишина, лишь со сторон лесов доносилось пение ночных птиц. Вскоре огни исчезли, говоря о том, что местность больше ни кем не заселена, и вскоре, буквально через пару минут, на горизонте появился огромный, силуэт здания – Приехали! – Сказала девушка, преподнеся телефон к уху – Дмитрий, открывай ворота – Убрав мобильный обратно в сумочку, машина подъехала к огромным воротам, которые начали открываться. – Добро пожаловать в королевские имения Марксов – Гордо проговорила блондинка и сделала глубокий вдох, вдыхая чистый и свежий, здешний, воздух. Место положения поместья было изолировано ото всех, как и полагалось богатым. Огромная территория отведена для садов и прочей «ерунды», ну и естественно для самого здания, которое наконец появилось перед глазами дам. Выйдя из машины, Морган уже встретил дворецкий с улыбкой на устах – Госпожа, мы так рады вас здесь видеть – Он взял девушку за руку и поцеловал ту – Поместье готово к вашему приезду. Приветствую вас, мисс … - Он перевел взгляд на Джульетту, а затем на Маркс – Джульетта Альварес, дочь Шелли Нельсон и Ланса Альвареса – Тут же проговорила блондинка и кивнула новой знакомой, дабы та последовала за ней. – Дмитрий, будь добр, отнеси мои вещи в мою комнату и попроси служанок приготовить спальню для нашей гостьи – Мужчина кивнул, подошел к машине доставая из нее багаж Элемент, а затем направился в дом. Когда девушки вошли в главный холл, посреди которого была огромная, мраморная лестница. Стены были сделаны из красного, черного и белого камня, символа гордости и богатства. Отец Морган вообще был избалованным мужчиной, кидающимся деньгами только так, и любителем отстраивать себе королевские поместья. Конечно это поместье дико отличалось от родного в Англии, но так же стоило целое состояние. – Иди за мной, потому что тут очень легко заблудиться, если ты впервые тут – Слегка усмехнувшись, Элемент подняла гордо голову вверх и выпрямляя осанку, направилась вверх по лестнице. Свернув в правую часть крыла, девушки миновали огромные залы, холлы, коридоры и наконец подошли к нужной двери. Открыв ее, блондинки вошли в небольшое, уютное, помещение, которое носило название «Личный кабинет». Комната была в теплых, нежных тонах; стены украшали дорогие подлинники, великих художников; по всем четырем углам комнаты, стояли мраморные статуи; в центре у одного из окон, стоял письменный стол, а напротив него весел большой портрет хозяина дома, то бишь отца Морган; на картине мужчина был изображен в королевском мундире. Подойдя к портрету, Маркс положила на него свою ладонь и внимательно засмотрелась, совсем позабыв о гостье. Ее взгляд изменился, приобрел горечь и печаль, в голове проплыли воспоминания из прошлого, и Элемент ощутила себя на столько немощной, одинокой, что погода за окном начала изменяться. Луна скрылась за сгустившимися тучами, ветер заметно усилился и лишь через пару минут молчания Маркс пришла в себя. – Иногда я дико скучаю по своему времени, по своей семье. – В пустоту произнесла та и обернулась к Джульетте – Не давай ненависти забрать у тебя то, что есть. Мать и Отец не всегда будут с тобой рядом, поэтому цени и люби каждое время, когда проводишь с ними – Отойдя от картины, Маркс села в кресло и движением руки предложила Джульетте присесть рядом – Ты хотела узнать побольше о Судьях, так задавай вопросы, я на них отвечу. – Достав из кармана кольцо, девушка положила его на кофейный столик и заострила на нем свой изумрудный взгляд. – Одев его, ты не сможешь снять его. Но ты должна знать одну вещь об этом кольце, помимо того, что оно само выбирает себе хозяина, так же это кольцо может полностью подчинить тебя себе. – Подняв взгляд на Дарк Вульф, Морган расслабилась и закинула ногу на ногу, как в дверь раздался стук и вошла Гунвер – Госпожа – Начала смуглая девушка и опустив голову отошла от двери – Ложе для гостьи готово – В комнату вошла еще одна служанка – Анна, с подносом в руках, на котором стояло два бокала с вином. Поставив поднос на кофейный столик возле кольца, Анна поклонилась Морган и молча удалилась – Спасибо Гунвер, ты свободна – Смуглая девушка кивнула хозяйке и так же скрылась за дверью. – Угощайся – Предложила Элемент и взяла один бокал в руку. Лапа, я не нашла тему перехода, поэтому писала по памяти.. Если что не так, говори и я исправлю(((

Wolfling: Дом Красного Солнца Волчонок обожала прибывать на новое место ранним утром. Это гораздо интереснее, увлекательнее и спокойнее, нежели чем прибыть куда-нибудь в обед, когда все суетятся и снуют повсюду как ненормальные тараканы в борьбе, с которыми не поможет ни одна водородная бомба. Вот и сейчас девушка стояла в аэропорту, ежась от утреннего холода и сонно озираясь по сторонам, мечтала об огромной порции крепкого и горячего кофе, но вот что-то внутри подсказывало о том, что она не скоро получит чашку этого бодрящего напитка. А жаль. Ведь именно благодаря этому напитку, Изи бы взбодрилась и взирала бы с меньшим скептицизмом, на мужчину которого послала за ней Морган. Но а удивление девушка не спорила, не возмущалась климатом Англии, а лишь спокойно отнеслась к тому, что у нее забрали ее верный рюкзак и отправили в салон авто. В последнее время она смирилась со многим. Она спокойно восприняла известие о гибели Арисавы. Не было ни истерики, ни трагических причитаний, ни заламываний рук с криками, что как он мог оставить ее одну. Ничего такого не было. Возможно, ничего этого не произошло потому, что наследующий же день ей пришло письмо от Морган и она просто не успела осознать всей трагичности происходящего ибо на следующий же день навсегда закрыла за собой дверь в его дом. Что теперь будет с домом она не знала, да и знать не хотела, потому что, находясь в нем, она чувствовала себя как-то неуютно. Единственное что ее волновало, что в доме остались некоторые ее вещи, но и они были неважны, так как все что ей было надо, она всегда держала при себе в своем верном рюкзаке. Все душевные муки закончились ровно в тот момент, когда самолет поднялся в небо. Новое место, а значит и новое приключения на очаровательный зад Криг. Единственное о чем переживала девушка, что так и не увидела отца, но потом подумала, что возможно это и к лучше и вообще она наверняка скоро вернется обратно в Нью-Йорк и у нее будет целая куча времени на то, чтобы хоть как-то наладить свою жизнь. Но это будет в будущем и неважно, когда оно наступит через несколько часов или через несколько месяцев. А сейчас Иззи ехала в авто, которое за ней отправила Морган и с интересом вновь перечитывала последнюю строчку, признаться, королева заинтересовала ее своим сюрпризом. Заинтересовала настолько, что тут же приехала и это при условии, что девушка обычно не отличалась любопытством и желанием влезть в какие-нибудь неприятности. А тут. Оставалось надеяться лишь на то, что сюрприз стоил ожиданий. Кажется Волчонок даже успела немного вздремнуть прежде чем они, наконец, въехали на территорию Винздорского замка, но как только автомобиль остановился всю сонливость как рукой сняло и девушка вновь начала свое молчаливое шествие за сэром Валентайном. Разговаривать ей совершенно не хотелось, но сохранить молчание надолго у нее не получилось. Как только она услышала, про прием у королевы Волчонок даже подпрыгнула на месте и уставилась на мужчину. Что-то подсказывало блондинке, что рот у нее далеко не в закрытом состоянии, а единственное что удерживало ее от того чтобы завопить «ЧЕГО?!» были слабые воспоминания о том, что при дворе так поступать не принято, как впрочем, и скачать на шее у сэра Валентайна размахивая фамильной саблей. И подумаешь, что тебе тогда было всего лишь десять. Главное, что такое воспоминание отпечаталось в сознании девушки на всю оставшуюся жизнь и не только в сознании девушки. Сэр Валентайн об этом тоже помнил до сих пор, блондинка поняла это по его взгляду и нервно сглотнув, уставилась в пол. Кажется, здесь ей лучше всего держать свой язык за зубами ровно до тех пор, пока вспышка просветления не озарит ее память и не подскажет как лучше всего себя вести при дворе. Она все это помнила, да вот только вспоминать пока не хотелось. Но что-то ей шептало, что чем раньше она вспомнит о манерах, тем легче ей будет проводить здесь время. Так что понурив голову, девушка послушно поплелась за мужчиной, почему то жалея о том, что она не может перекинуться в волка и сев посреди тронного зала жалобно завыть о ненормальности окружающего ее мира, о не вере в счастливое будущее и о том, что она уже сомневается в том, что однажды таки сможет полюбить.

Element: [Египет] Когда ты владеешь большой силой и властью, то и ответственность твоя возрастает во много раз. Прежнюю Морган, которую когда либо знали в Нью-Йорке уже давно не существовало. Время развлечения и потех давно кануло в небытие, развелось после сильных штормов и настало время быть тем, кем тебе предназначено судьбой. Элемент за свое существование прошла множество преград, много раз падала, а затем подымалась и шла дальше. Она была хорошей, она была плохой, была изгнанной и была принцессой, а теперь под ее опекой находилась целая страна. Было ли это все правильно или нет? Но возможно именно все эти испытания которые она проходила долгие столетия и являлись некого рода доказательством, что ее древний дух никогда не отступится. Что она рано или поздно нашла бы дорогу обратно к своим корням, корона на голове лишь тому доказательство. Королева уже как неделю назад вернулась обратно в Англию, обратно к своим людям объявив, что беда миновала. Рассказав своим советникам и поданным, что никакой остановки времени не будет, что все закончилось так же стремительно быстро, как и началось. Люди вздохнули свободной грудью, а Маркс могла спокойно спать по ночам. Лишь в последние пару дней Себастьян, один из придворных принес не особо приятные новости для своей Госпожи, и теперь который день они сидят в зале совещаний и пытаются решить, что им всем делать дальше. Выступать им в этой войне или остаться в стороне. – Я считаю, что нам неуместно влезать в проблемы Америки. Это их дело, их война, но никак не наша – Заговорил Граф Блэквуд, с яростным огнем в глазах, пристально глядя в изголовье стола, где сидела Морган с задумчивым выражением лица. – То что их правительство решило сделать эти пункты регистрации одаренных и тем самым вывести из себя большую половину мутантов из себя – их проблема, зачем же нам, англичанам вмешиваться сюда? – Продолжал он уверенным тоном, обращаясь ко всем присутствующим, обводя тех своим темно-синем взглядом. – Да, но что если эта проблема дойдет и до нас? Вы об этом думали Граф Блэквуд? – Перебил его голос Альберта, сидевшего на другом конце стола. – Что, если мы поможем правительству Америки, и тогда их мутанты посчитают нас своими врагами, пожелают уничтожить? Нельзя ставить под угрозу ни Королеву, ни народ который здесь живет. – В зале повисла тишина и все собравшиеся пристально посмотрели на Морган, которая явно находилась в замешательстве. С одной стороны она понимала обозленных мутантов, потому что тех ущемляли, задели их права, а с другой стороны вся эта агрессия была ей непонятна. Она опустила взгляд и закусила нижнюю губу, слегка потирая кончиками пальцев вески. – Я считаю, что нам не стоит вступать в борьбу, пока дело не затронуло нас – Спокойно сказала она медленно поднимая свой взгляд – Граф Блэквуд прав, зачем нам помогать тем, кто нас не просил? Зачем нам лишние враги, Альберт? – Пожав плечами блондинка подозвала к себе служанку с бокалом вина – Вы сами посудите, что их война – это их проблемы и правительство само должно это решить без чьего либо вмешательства – Она взяла бокал с подноса и преподнеся к своим губам, сделала один глоток. – Мы не зависим от них, они не зависят от нас мистер Альберт, поэтому думаю вопрос решен – Элемент встала со своего места, ставя бокал на край стола она обвела присутствующих своим спокойным и равнодушным взглядом – Но Ваше Величество, их война в будущем может затронуть и нас – Возразил тот, чувствуя как его убеждения и предупреждения ускользают куда то в пол – В будущем, но не сейчас. Но я вам обещаю, что обсужу эту ситуацию с Королем – Натянуто улыбнувшись она размяла слегка свою шею и выпрямилась – Да и в любом случаи, я разве вас всех, когда нибудь подводила? – Вскинув бровью блондинка опять осмотрела всех и остановила взгляд на Альберте, который тут же отрицательно кивнул – Что же, тогда думаю пока этот вопрос можно отложить. Информируйте меня о всех событиях, которые творятся в Америке Альберт – Сказала она возвращая взгляд мужчине – Конечно Ваше Величество – Кивнул он улыбаясь своей незначительной победе – А теперь прошу меня простить – Сказала она и направилась к выходу из зала. Утро выдалось для нее весьма тяжелым, а если учесть что в последнее время оно постоянно такое, то усталость на лице Морган было весьма хорошо заметно. Блондинка сидела в своих покоях за письменным столом и радуясь свободной минутке, занялась чтением любимого романа «Грозовой перевал». Углубившись в мир Эмили Бронте, девушка не заметила, как быстро пробежало время и вскоре в ее покоях раздался стук в дверь – Войдите – Оторвавшись от книги проговорила Маркс поворачиваясь лицом к двери. В комнату вошла одна из фрейлин и оповестила о том, что Сэр Валентайн с гостьей уже прибыли. – Хорошо – Сказала ей Морган и встав с места отложила книгу в сторону, после чего указала своей фаворитке на дверь и та вышла – Что же, утро было тяжелым, надеюсь оставшееся время будет не таким унылым и .. – С этими мыслями Морган вышла из своих покоев направляясь в тронный зал, где сейчас ее ждал Сэр Валентайн и Изабелла Криг. Огромные и массивные двери в зал открылись и на пороге показалась стройная блондинка, одетая в красивое, стариной платье (привычка оставшаяся с ее времени). Она гордо держала прямую осанку, голова была слегка запрокинута назад, выдавая всю важность персоны. Взгляд Морган был холодным и спокойным, словно айсберг. – Ваше Величество – Склонился Валентайн и потянул за собой Изабеллу – Спасибо дорогой мой друг, что привез девочку сюда – Равнодушно отозвалась она, разрешая обоим выпрямится и принять естественную, расслабленную позу. – Вы свободны – Она кивнула ему и тот посмотрев на Изи вышел из тронного зала, оставляя двух дам один на один. Молча пройдя к своему трону, блондинка села на край и пристально осмотрела гостью, морщась своим носиком. Она словно оценивала Криг младшую, то как она одета и как себя ведет. Что же, кажется Морган предстоит трудная работа сделать из этой неряхи настоящую леди, будущую Герцогиню. – Рада приветствовать тебя, дитя – Спокойно сказала блондинка делая глубокий вдох и прикрывая слегка глаза – Думаю дорога выдалась долгой и утомительной, да? Поэтому я долго тебя задерживать не буду – С улыбкой наконец отозвалась Королева пристально заглядывая в глаза Изабеллы – Как твои мама с папой и старший брат? Я слышала у вас в Америке сейчас настоящий хаос начинается – С ухмылкой проговорила Морган подымаясь со своего места и подходя к Криг. Оказавшись чуть ли не вплотную с ней, блондинка положила свои ладони на хрупкие плечики девочки и заботливо улыбнулась – Пойдем я покажу тебе твои покои.

Wolfling: Все вокруг нее одновременно и интриговало ее и заставляло жалобно скулить про себя. Ведь то куда угораздило попасть девушку, было почти ново для нее, вернее не совсем ново. Когда-то она уже была здесь, но это было так давно, что половину из того что Криг натворила прибывая в Англии она уже вспомнить не может, хотя обычно она на память не жалуется, а тут. Почему-то с момента как она оказалась внутри замка, она почувствовала себя крошечной, и ей отчаянно хотелось перекинуться в свою волчью сущность и удрать в ближайший лес, чтобы повыть всласть и поохотиться на маленьких и пушистых белых кроликов. В которых можно впиваться своими клыками и переламывая им хребет с удовольствием лишать их жизни, чтобы в конечном итоге утолить свой голод. Но видимое ей было не суждено в ближайшее время исполнить своих желаний, ибо сэр Вэлентайн уже успел притащить ее к королеве. Это было полбеды, но когда она он с разрешения королевы собрался уходить девушка проводила его таким жалобным взглядом, что впору обнять и плакать. Мужчина ей не нравился, но наедине с королевой она чувствовала себя не в своей тарелке. Но похоже ему было все равно на чувства девушки и он ушел и тут Иззи почувствовала как неодобрительно на нее смотрит Морган. От этого жить Иззи не стало легче, хотя она мысленно возмутилась, что в ее облике может быть такого раздражающего, волосы заплетены в косу, голых конечностей нигде нет даже проколотый пупок закрыт одеждой. Решив, что ей монарших особ не понять, девушка лишь обреченно вздохнула. Она совершенно ничего не помнила об этикете и том, как надо себя вести в компании ее Величества. А этот противный Валентайн так ей ничего и не напомнил за все то время что они провели вместе. Мысленно Криг младшая решила, что будет больше молчать чем говорить и больше слушать, может тогда ее и не выгонят из страны прежде чем она здесь освоиться. А так она уже представила картину, как стражи выталкивают ее из дворца, тыча в спину своими пиками, а с балкона гневно кричит Морган о том, чтобы она больше никогда не видела Криг младшую в своей жизни, иначе она натравит на нее волков. Запустив ногти в свою ладонь, Криг прогнала эту картину, ибо в ее воображении образ Морган слился с образом Шелли, а только этого ей сейчас и не хватало. Но видимо там на небесах все-таки ее решили добить напоминаниями о ее семье, так что услышав вопрос Иззи еле удержалась от того, чтобы не заскулить: -Когда я в последний раз видела их, они чувствовали себя прекрасно. Вдаваться в подробности девушка не хотела по двум причинам. Во-первых, ей до сих пор был неприятно вспоминать о том, что семьи у нее больше нет, а во вторых она не знала как сейчас ее родители, но исходя из того, что по новостям не передавали об аресте отца или матери она пришла к выводу, что те живут просто прекрасно. Вздрогнув, когда королева приобняла ее Иззи, выдавила из себя улыбку и послушно пошла вместе с Морган, единственное чего она сейчас хотела это чтобы ее побыстрее оставили в одиночестве и дали отоспаться, а потом уже можно будет и пробраться на кухню и стащить огромный поджаренный бифштекс. Эх, кролики. Она еще не скоро сможет погонять хоть одного, и чем ближе они были к ее покоям, тем все больше в ней крепла эта уверенность.

Element: Когда вокруг вас каждый день крутиться около сотни придворных, то волей не волей начнешь разбираться в людях, лишь взглянув в их глаза. Ты за годы своей жизни при таком внимании учишься различать ложь, предательство, искренность и прочее. Морган еще в юные годы проявила свою способность хорошо разбираться в людях, а уж со временем этот талан укрепился сильнее, поэтому, глядя сейчас в глаза Изабеллы, она видела некий подвох в ее словах. Почему она так уклонялась от темы касающейся родных родителей, что в этот раз сделали эти два безумца? Она знала достаточно хорошо Оборотня – женщина была чересчур импульсивна и являлась самым настоящим зверем, хищником. Что касалось ее муженька, то тут тоже желает лучшего, еще тот псих и маньяк, словом они нашли друг друга. Но, глядя в эти печальные, ясно-голубые глаза молодой леди, Морган почувствовала жалость. Не впервой ей узнавать о том, что молодая мисс Криг сбежала из дома, что она ненавидит своих родственников и будь ее воля, то наверняка бы убежала жить в лес, где не было бы ни единой души. Бедная, бедная Изабелла Криг, которой «посчастливилось» приобрести таких вот родителей, знающих только насилие, секс, наркотики и прочие пороки. – Изабелла, вы же понимаете, что не скроете от меня ничего. Поэтому юная леди, что вас в этот раз гложет? – Спокойно идя по коридорам искоса наблюдая за выражением лица блондинки, Маркс улыбнулась. Ей не нужны были слова, ведь лицо и глаза это лучший способ передать все то, что накопилось в твоей душе. Стоит только один раз посмотреть, как перед тобой открывается человеческая душа, а уж Морган была в этом спец. Наверно так она и нашла в Немезисе что то хорошее, а не монстра, как он чаще всего себя называл. В нас во всех есть что то хорошее, Королева лишь тому доказательство, если вы вспомните все ее прошлое, а оно было ой как богато. – В прочем – Начала женщина подходя к покоям Изабеллы и открывая перед ней дверь – Я думаю что и без Вашего пояснения знаю, каким будет ответ на мой вопрос – Она вошла первая в покои и раскинув руки в разные стороны, делая жест «Надеюсь Вам понравится» и мягко улыбнулась. Некогда эта комната принадлежала ее дальней родственнице и раньше здесь никто не жил, но видимо пришло время и комнате пора приобрести своего хозяина. – Джейн! – Холодным тоном проговорила Королева так громко, чтобы служанка в соседнем помещении смогла услышать и прийти. Буквально через пару минут в дверях появилась хрупкая девушка лет двадцати. Ее темные волосы были аккуратно собраны в пучок, одета она была как и полагалось служанкам этого замка: коричневое платье с белым пошивом и высоким поясом. – Ваше Величество – Хрупкий голосок приятно ласкал слух, но в нем так же присутствовала какая то тень страха. – Джейн, прошу приготовить эту комнату к ночлегу нашей гостьи – Морган грациозно, с гордо поднятой головой подошла к служанке и посмотрела на нее сверху-вниз – И поторапливайся, юная леди устала с дороги – Женщина обернулась к Изабелле и улыбнулась ей – Отдыхай дитя, завтра будет тяжелый день – С этими словами Королева вышла из покоев и направилась к себе, где бы могла провести еще пару свободных часов до приезда Герцога Мартэна. По пути она встретила Сэра Волси, который как раз был сейчас кстати – Волси – Позвала его женщина останавливая своим голосом. Мужчина обернулся, улыбнулся и поклонился, после чего принял привычное положение – Ваше Величество – Волси был мужчиной преклонных лет, очень начитанным и превосходным стратегом, хотя основное его дело при дворе – это следить за происходящим вокруг, заниматься бумагами и советоваться с Королевой или Королем. – У нас гостья из Америки – Начала Морган и заметила на лице мужчины насмехающуюся улыбку, которая означала одно «Американцы». Да, все были не в особо приятном расположении духа, когда узнали что в Англию прибудет дочка звездно-полосатого флага, ведь все они были вульгарными, дерзкими, невоспитанными в конце концов. – Я слышал – Спокойно отозвался мужчина, пытаясь понять чего от него хочет Маркс – Так вот, мне нужно, чтобы возле дверей ее ложе стояло двое стражников, а так же, Сэр Волси, прошу внимательно приглядывать за ней. Скоро должны прибыть важные люди и мне не к чему разгуливающий невоспитанный ребенок по замку. – С натянутой улыбкой проговорила она и двинулась дальше, оставляя мужчину без возможности возразить или предложить что нибудь.

Wolfling: Волчоной в какой-то степени облегченно вздохнула, когда королева покинула отведенные Иззи покои. Чтобы там не говорили, как бы не обожествляли этих монарших особ, но все же их присутствие напрягало, заставляло чувствовать себя каждую минуту как будто под прицелом снайперской винтовки. Ведь шаг влево, шаг вправо и тебе на шею уже натягивают веревку и туго затягивают ее, чтобы может, если тебе повезет то ты быстро умрешь, а если нет будешь мучиться пока, наконец, не задохнешься. А ведь еще при этом твой организм очистит и кишечник, так что хоть одна радость, что хоть палачу ты испортишь настроение на весь день. Так что когда королева ушла, она почувствовала себя свободнее. Ведь сейчас не надо было ни думать о том, что ты говоришь, ни думать о том, куда ты ставишь ногу или недостаточно низкий реверанс ты сделал. С японцами было гораздо проще, надо было не смотреть прямо в глаза особенно тем людям, чьи волосы уже покрыла седина и когда к тебе здороваются, надо поклониться еще ниже, чем поклонился твой собеседник. А мимика и жесты, все эти знания набираются с опытом. Что же касается придворного этикета, то он ей никогда не нравился. Иззи всегда считала его безумно скучным, слишком сложным и ко всему прочему многие вещи она считала просто ненужными, в особенности ей не нравился пунктик где нельзя было поворачиваться к монарху спиной, когда твоя аудиенция заканчивалась и ты покидал тронный зал. Глупо. Ведь в мире животных, когда ты поворачивался к другой особи спиной, то показывал, что доверяешь ей, а здесь… Дождавшись пока ее, наконец, оставят одну, Иззи упала на недавно заправленную кровать. Сейчас ей было все равно, что так нельзя и что приличные дамы так не поступают. Наверное, стоило раздеться или хотя бы разуться, но если учесть, что ступни ее до сих пор касались пола, то ничего страшного в том, что она до сих пор обута. Кофе в аэропорту сделало свое темное дело и теперь блондинке совершенно не хотелось спать, но ко всему прочему мысли ни тяжелые, ни грустные, ни веселые, ни радостные не лезли к ней в голову, что лишь усугубляло положение. Тяжело просто так валяться на кровати ничего не делая и ни о чем не думая, казалось бы, что сейчас самое время осторожно прокрасться в коридор и отправиться на разведку территории, а можно перекинуться в волка и забраться под кровать и чтобы, потом никто и никогда не смог ее найти. Она пролежала так довольно много времени, прежде чем, наконец, разулась и свернувшись на кровати в клубок, заснула крепким сном, даже можно сказать слишком крепким, ибо когда она проснулась, то мобильный не соврал ей показывая что было уже утро нового дня. Тихо присвистнув, Иззи спрыгнула на пол и подойдя к двери и приоткрыв ее, чуть не подпрыгнула увидев з а ней двух стражников: -Здравствуйте, мальчики… Захлопнув за собой дверь, блондинка прижалась спиной к двери, чувствуя, как ей совершенно не нравится такой поворот событий. Мало того что ей приходилось срочно и в ускоренном событии вспоминать все правила этикета, так еще и охрану поставили. Только вот кого они охраняют? Иззи или дворец от Иззи? Во что она опять влезла?

Element: Время идет быстро и порой мы жалеем, что в сутках всего двадцать четыре часа. Морган оставила Изабеллу одну в своем ложе, сама же она до вечера занималась бумажными делами, и только когда часы пробили уже половину второго ночи, она оторвалась от рукописей и потерев глаза, которые явно устали, посмотрела на время. Удивившись тому, что время пронеслось незаметно блондинка встала из за стола и подошла к окну, за котором была тишина и темнота. По телу прошло легкое беспокойство. Не смотря на то, что все стихло, люди были спокойны, работающие в замке тоже, внутри Морган почувствовала легкую тень тревоги, которая постепенно будет лишь увеличиваться и превращаться в панику. Обхватив себя за плечи, блондинка размяла затекшую шею и отвернулась от окна. – Эти проблемы с регистрацией мутантов в США, доведут меня до белого каления – Подумала она плавно двигаясь к выходу из комнаты, направляясь прямиком в свое ложе. Ей незачем было теперь торопиться в свою постель, которая согревалась теперь холодными ночами только телом Морган. Немезис, его давно не было в стране, он даже не сообщил, по каким делам отправился в Америку, что создавало в подсознании его жены подозрения. Она миновала многочисленные коридоры, прошла пустынный в это время суток, тронный зал и вскоре оказалась в своей комнате. Две фрейлины помогли Королеве снять тяжелое платье, а после Морган залезла под одеяло, сомкнула веки и попыталась заставить себя уснуть. И хотя ей сейчас было не до сна, из за того что встреча с серьезным господином перенесли на утро, она почувствовала как царство морфея забирало ее. Сон был у Морган тревожный, поэтому когда ее разбудили не свет не зоря, то девушка до сих пор чувствовала внутри странный импульс тревоги и жуткое недомогание сна. Она еще пару минут после пробуждения смотрела в потолок, в уме строя дальнейшее расписание дня, в которое нужно было поместить так же и Изабеллу Криг и более важные дела, связанные с Великобританией, и только спустя минут десять она встала с постели и направилась в ванную комнату. Стоя напротив зеркала, Королева внимательно посмотрела в свое отражение, в эти голубые и ясные глаза, которые со временем стали напоминать айсберг. Эта едва заметная улыбка, которая раньше была более выразительна. Бледная кожа, которая когда то была загорелой, а с момента возвращения в свой родной дом, из за недостатка солнечного света, превратилась в цвет мертвеца. Раньше бы этого мало кто заметил, потому что в те времена чем бледнее была кожа, тем аристократичнее ты был, а сейчас? Возможно и сейчас так же было, но Морган еще не могла привыкнуть к резкому изменению в своей внешности. Она облокотилась ладонями о раковину и надавив на нее своим весом закрыла глаза. Может по этой причине Немезис так часто отсутствовал дома? Он был влюблен в очаровательную девушку с ангельскими чертами лица. В наивную и милую девушку, которая сияла светом изнутри, а что было сейчас? Сейчас лишь ледяная глыба, бесчувственная и безэмоциональная глыба. Она давно не улыбалась, давно не отдыхала, только потому что на это не было времени и поводов. Что если Король ее уже не так любит как прежде? От этих размышлений блондинка сжала ладонями края раковины и зажмурившись нахмурилась. Вероятно это все и было причиной отсутствия рядом супруга, но сейчас ей надо думать о делах. Ей надо думать о своем народе и его безопасности, а семейные драмы решать глубокой ночью, когда на то было время. Приведя себя в порядок и попросив фрейлин помочь одеть платье, Морган направилась в свой кабинет, где ее ждал Волси с докладом об прибытии гостя из Америки, который уже показал невежество перенеся встречу на утро. Двери в кабинет распахнулись в комнату вошла Королева, возле стола уже ее ждал подчиненный с бумагами в руках – Доброе утро Ваше Величество – Поприветствовал он склонив свою голову и слабо улыбаясь. – Доброе Волси – Сказала она спокойным и слегка холодным тоном садясь в свое кресло и протянув руку к поданному, чтобы взять бумаги – Мистер Смит прибыл в Лондон сегодня в шесть утра и просил передать, что просит прощение за перенос встречи. Он прибудет сегодня в замок в двенадцать дня, как и обещал – Начал было Волси отдавая стопку документов в руки Королевы – Хорошо, что слышно про акт регистрации? –Она раскрыла титульную страницу документов и принялась изучать содержание – Все так же, только вот все у них там вышло из под контроля. Как уже говорилось на собрании, недовольные мутанты делают все возможное, чтобы уничтожить эти их пункты регистрации – На эти слова Морган ухмыльнулась и на пару минут подняла своей взгляд – Почему я этому не удивляюсь? – Сказала она словив легкую ухмылку на лице Волси и после вновь перевела взгляд на документы – Я считаю, что нам нет смысла вмешиваться в их войну. У нас все спокойно и это главное – Закончила она дочитывая последние строки доклада и закрывая документ – Но нам все равно надо быть на стороже, Ваше Величество – Добавил Волси беря документы в свои руки – Да, мы будем на стороже, но никаких действий предпринимать в помощи США мы не намерены. Если их война затронет и нас, то только тогда Вы отдаете приказ о наступлении – Морган встала из за стола и подошла к окну – В любом случаи нам необходимо дождаться Короля, чтобы он высказал нам свое мнение по всему этому поводу – Ее голос поник, после того как она вспомнила про Немезиса и после ее фразы в кабинете повисла тишина – Ваше Величество, Король давно не появляется в стране и вообще почти не занимается решением проблем. Вы простите мне мою наглость, но возможно что не стоит рассчитывать на него. Вы полноправная Королева страны, а не она – Волси отошел в сторону, зная резкий характер Морган и сразу же склонился, показывая свою преданность и верность – Хватит Волси! – Резко проговорила она оборачиваясь к мужчине – Немезис твой Король и ты его должен так же уважать, как и меня. – В глазах блондинки сверкнули искорки злобы. Но эта злость была адресована не ее подчиненному, а скорее, где то подсознательно, Морган была согласна с ним, и именно это злило ее. – Свободен. Приготовь зал для совещаний, скоро прибудет гость – После этого Морган разрешила Волси покинуть кабинет и выполнить свое поручение, оставляя ее один на один со своими мыслями. - Как я уже говорил, то что сейчас происходит в нашей стране… – Начал было Смит сидящий напротив Морган и пристально глядевший в ее глаза. Он хотел уже продолжить, но Королева перебила его одним своим жестом руки и улыбнувшись, заговорила – То что творится в вашей стране – это ваши проблемы мистер Смит. Меня конечно печалит такая ситуация, но когда Вы создавали пункты регистрации и воплотили планы в реальность, о чем Вы думали? – Прищурившись проговорила она, пытаясь понять ход мыслей своего гостя – Вы хотели держать под наблюдением всех мутантов и добрых и преступников, но Вы не учли одно – Сделав паузу она посмотрела на Томаса, который кивком принес на подносе три листка А4 – По докладам своих людей, я с уверенностью могу сказать, что даже некоторые прежде нейтральные мутанты, встали на защиту своих прав. Вы же Америка, Вы свободная страна, неужели все это ложь? – Она посмотрела на Смита и улыбнувшись облокотилась локтями на край стола – Мутанты тоже люди и они тоже имеют права. В том, что вы устроили эти акты регистрации – значит лишь то, что вы клеймите их как скот – Закончив Морган облокотилась на спинку стула и взяла с края стола бокал с вином – Мы наоборот хотим улучшить нашу страну. Среди преступников есть опасные для человечества мутанты, мы только хотим защитить наших граждан. Неужели вы, Ваше Высочество, позволите какому то неуловимому маньяку гулять на улицах вашего города, убивать людей и при этом ничего не предпримите? – Странная улыбка Смита вогнала Морган в раздумья. – В моей стране таких проблем нет. Потому что здесь люди не тыкают в мутанта пальцами и не орут «Он мутант. Он урод». Я была в вашей стране и видела какого приходится тем, кто держится нейтрально добра и зла. Те, которые просто хотят жить, а в итоге получают насмешки обычных людей. – Встав из за стола, Морган сверху вниз посмотрела на мужчину и пожала плечами – Я вынуждена отказать вам в нашей помощи вашей стране. Мы не будем вставать на вашу сторону, пока не увидим в этом необходимости, мистер Смит. Вы разозлили их, вам же и успокаивать их. А теперь прошу меня простить – С этими словами блондинка покинула зал совещания и отдалившись от него на приличное расстояние, остановилась в коридоре. Прижавшись спиной к стене, она запрокинула голову назад и устало вздохнула – Надеюсь я все правильно делаю – Подумала она краем глаза смотря на небо через окно, после чего она оттолкнулась от стены и направилась прямиком в ложе Изабеллы. Подойдя ближе к дверям, где стояло двое стражников, Морган улыбнулась – Как она? – Спросила девушка стражника справа – Уже проснулась, Ваше Величество – Ответил он и после этих слов блондинка кивнула ему и те открыли двери, дабы пропустить Королеву внутрь комнаты. Когда двери закрылись за спиной девушки, она осмотрела комнату и увидела Изи прижавшуюся к стене – Доброе утро дорогая моя – Сказала Морган проходя к креслу возле камина – Как тебе спалось? Тебя что то тревожит? – Она пристально посмотрела на девочку и на лице вновь появилась вежливая и заботливая улыбка.

Wolfling: И вот так проснешься однажды утром, а за твоими дверьми стража и не понять толи она тебя охранят от окружающих или окружающих от тебя. В общем обнаружить по утру двух Амбалов за своей дверью есть не самое приятное пробуждение, чтобы там не говорили окружающие. Ведь в такой ситуации сразу начинаешь чувствовать себя заключенным в тюрьме или того хуже в клетке, правда в роскошной клетке, но от этого тебе легче не становиться. А это лишь гнетет тебя и хочется схватить подушку в зубы и перекинувшись в волка растянуться на полу и с остервенением распотрошить сначала все подушки, а потом валики и матрас. А когда ее, наконец, за этим неблагодарным делом застанет королева, ей ничего не останется кроме того как зарывшись мордой в разорванную подушки, смотреть на женщину большими и честными глазами при этом виляя хвостиком и вообще представляя собой идеал невинности, скромности и честности. А вообще они сами виноваты. Не зачем подвергать ребенка с неустойчивой психикой стрессам каждые пять минут. Тут уж любой с ума сойдет, что уж говорить о бедной блондинке чьи родители были идеалом того какими родителями быть не следует. -Ох, папа… Папуля хоть и бил маму, хоть и не давал ей никакой личной жизни и был готов прибить любого, кто слишком откровенно посмотрит на его маленькую королевишну, но и самой Иззи не приходилось сладко стоило ей посмотреть как-то не так на алкоголь или спиртное. Нагоняй был обеспечен, а если не нагоняй так лекция о том, что он не хочет, что бы его драгоценный и единственный ребенок, чтобы его плоть и кровь пошли по наклонной уж лучше он сам ей шею свернет, чем позволит пойти по скользкой дорожке. Папа у нее был кремень, зато гарант что не вляпаешься по самое не балуйся в очередную ситуацию, правда, ей это ни сколько не мешало время от времени проделывать с завидным упорством. Сделав круг по комнате, и попинав роскошную кровать, на которой могли поместиться несколько человек, а одна Иззи там просто терялась как пингвины во льдах, девушка вернулась к двери и немного подумав, прислонилась к стене. Там ее и застала королева, когда зашла внутрь покоев отведенных для девушки. Появление Морган стало тем самым пинком под чудесную пятую точку Криг, чтобы та, наконец, взяла себя в руки и перестала метаться как дикий зверь в клетке. Поприветствовав его величество книксеном, который без пышных юбок наверняка смотрелся несколько неловко, Иззи слегка зарумянилась, может против своей воли, а может специально, но это не уйдет дальше очаровательной головки Кринг: - Доброе утро, ваше величество. Сначала Изабелла слега потупила глаза ибо может быть проснулись отголоски воспитания, а может быть просто внутренний голос шептал, что монархи они как те же пожилые японцы не любят, чтобы им смотрели прямо в глаза так что при разговоре с ними приходилось всегда смотреть чуть ниже чем находилась линия глаз, но и чуть выше чем находилась линия декольте, если вы имели дело с женщинами. -Это замечательное место для сна. Мне давно так хорошо не спалось, как в этих покоях. Но все-таки видимо гордость взяла свое, а может просто мысль о том, что она все-таки не опустилась до пуфиков, валиков и подушек, да и вообще не сделала ничего противозаконного, чтобы как какая-то преступница, чтобы отводить глаза в сторону. - Меня несколько ввели в заблуждение двое этих милых людей, которые неожиданно возникли перед моей дверью. На пылких любовников, которые резко решили признаться мне в любви они совершенно не похожи, а их внешний вид слегка насторожил меня заставив задуматься о том… Неужели я успела совершить нечто противозаконное? Иззи запоздало прикусила язык, вспомнив кто перед ней и кто она в глазах королевы и что ей требуется как бы проявлять почтение и не трепать языком в присутствие монаха, но что поделать язык всегда был ее извечной бедой с которой она никогда не могла справиться. Оставалось надеяться что у Морган все-таки есть чувство юмора и оно отнюдь не английское.

Element: Какое же на самом деле чувство вызывало у Морган при взгляде на бедного ребенка? Она знала ее родителей, знала их так хорошо, что порой Королеву радовало столь дальнее расстояние между ними. Вызывала ли девочка сочувствие или же наоборот надменность, кто знает. Морган и сама порой путалась в своих эмоциях и переживаниях. С момента как предстояло принять на себя управление целой страной, пришлось от многого отказаться. Превратится в статую, неприступную и бесчувственную. Конечно же можно было увидеть в глазах матери-природы некое сожаление, ей словно хотелось сказать: «Не переживай, бывает и хуже», но куда хуже? Никто не виноват, что молодой леди довелось родиться у таких родителей, хотя может это клевета и они были на самом деле лучше чем Морган, которая в прошлом нагло бросила своего ребенка у порога каких то французов. Женщина долгое время сожалела о содеянном, со временем правда все забывается, ты миришься с тем, что сделал. Тем более оставив она малыша себе, то кто бы знал, кем он вырос и вырос ли вообще. Ведь прежде Маркс не была столь богата, не имела постоянного проживания, а как правило на детях это все сказывается. Может оно и к лучшему, может у тех людей малыш обрел то, что так необходимо детям при первых годах жизни. Внимательно изучая взгляд молодой гостьи, которая за все это время стала Морган чуть ли не родной, она заметила какой то изъян. Изабелла словно разрывалась в немом крике, звала на помощь, хотела чтобы ее защитили, но слова не хотели озвучиваться, не хотели чтобы их слышали. Да, родителей не выбирают, но и дети не должны страдать от пристрастий матери или отца. То, что отец у Иззи был наркоманом и тираном, не было секретом не для Морган не для самой девочки, да и мать то собственно не отличалась покладистым характером. Что же, Королева могла лишь подойти и обнять бедное дитя. Она могла лишь на время скрыть ее от родных родителей, но, как правило, это не будет длиться вечность. – Я рада, что ты выспалась – Проговорила Маркс садясь в кресло и склонив голову на бок, рукой указала на соседнее кресло, предлагая Криг присесть. – Дорогая, не обижайся, но это меры предосторожности – Слегка вздохнув сказала она осматривая девочку с ног до головы, задержав свой взгляд на этих больших и ясных глазах – Во первых тебе самой не безопасно находится здесь. Замок может и в моей власти, но как правило всегда имеется гнилое яблоко. Во вторых утром приезжал гость из Америки, и мне не хотелось, чтобы ты бродила по замку. Ну и напоследок, стража стоит абсолютно у каждых покоев – это правило – Наконец улыбнулась женщина чуть прищурила свой взгляд – Ты наверно задаешься вопросом, что же за подарок я тебе хочу преподнести – Морган медленно поднялась со своего места и повернувшись к камину, взяла оттуда рамку с фотографией, на которой был изображена Виктория в молодости – Я знаю о твоих проблемах с матерью. Знаю о твоих размолвках с отцом и братом, поэтому хочу сделать тебя самостоятельной. Нет, Изабелла, не в том плане, что научу тебя готовить и самой стирать вещи, нет – Морган поставила рамку с фотографией обратно на порожек камина и повернулась к молодой девушке – Ты уже взрослая леди, и в твоем возрасте я уже имела свою собственное поместье – С легкой усмешкой проговорила Королева подходя к Криг ближе и кладя на ее плечо свою ладонь – Я хочу подарить тебе титул Изабелла, поэтому завтра вечером состоится твой праздник – Убрав свою руку и сделав небольшой шаг назад, женщина обернулась через плечо и посмотрела на дверь ведущую в соседнюю комнату – Джейн! – Громко и довольно властно проговорила она, как дверь в ту комнату открылась и на пороге появилась молодая девушка, держащая в руках нежно-лиловые ткани. – Все готово Ваше Величество, нужно только подшить под размер юной леди – Сказала девушка склонив голову вниз, как за ней появились еще три служанки, так же держащие в руках ткани лилового, темно-лилового, белого и если присмотреться, можно было увидеть позолоченную ткань. – Эти дамы тебя приготовят и подгонят платье под твой размер, и еще, Артур – В комнату вошел молодой человек, лет двадцати пяти не более. Он держал в руках небольшую шкатулку и когда тот подошел и открыл верхнюю крышку, то перед глазами Иззи показались серьги в виде Тюдоровской розы – Их тоже надень, это мой скромный тебе подарок. – Женщина направилась к выходу из ложе, но стоило ей только приблизится к дверям и протянуть руку к ручке, как та открылась и перед глазами возник Себастьян. – Ваше Величество! – Запыхаясь, явно передвигаясь по замку бегом, он чуть склонил голову и протянул Королеве небольшую бумажку – Меня просил передать Уильямс, Ваше Величество. Он сказал, что вам было бы интересно это узнать – Нахмурившись Маркс опустила взгляд на записку и аккуратно развернув ее своими тонкими пальцами, прошлась по содержанию. С каждым новым словом ее выражение лица приобретало все больше и больше удивление: «… в центре Лондона, Ваше Величество. С уважением и почтением ваш слуга, Уильямс». В комнате повисла тишина, Морган была словно заточена в тугие цепи. Ей стало трудно дышать, она схватилась одной рукой за руку Себастьяна и медленно, как будто боясь чего то, подняла на него свой взгляд – Здесь? В Лондоне? И даже… - В панике она начала хватать воздух ртом, взгляд метался из стороны в сторону, а на лице было написано волнение – Живо. Отправить туда стражу и найти его! – Наконец собравшись с силами, она сжала записку в кулак и выровняв свою осанку, повернулась к Изабелле – Если что то потребуется, обращайся к Себастьяну, он тебя проводит ко мне – С этими словами, которые с эхом ударились об стены, женщина вышла из комнаты и направилась по коридорам в сад, надеясь хотя бы немного прийти в себя. И пока она внутри себя злилась, рвала и метала от неожиданного известия, погода в Лондоне и над всем островом Великобритании в целом, начала меняться, ухудшаться.

Holocaust: >>Лондон, Сохо Подобное путешествие могло занять несколько часов у простого смертного, для Холокоста и Александра, что был, подобно кукле, перекинут через плечо чудовища, оно обернулось в пару минут. И это отнюдь не преувеличение. Медленно опустившись на землю, рядом с воротами Генри 8, Холокост опустил парня на землю, ставя на ноги и смотря на того сверху вниз. Александра чуть пошатывало в стороны, но то скорее мог бы быть эффект истощения, парень ничего не пил, не ел, и пусть свою роль играла регенерация, не очень просто проснуться сразу полным сил после того, как тебя использовали как батарейку «энерджайзер». Парня наклонило вперед, и его за плечо поддержала уже человеческая рука отца. Светлые волосы были коротко острижены, на лице красовалась двухдневная щетина, костюм темно-синего, почти черного цвета подчеркивал некую бледность кожи и изменчивый цвет глаз мужчины, предавая больше лоска и элегантности его виду. Таким, пожалуй, должен был бы выглядеть Джеймс Бонд, собирающийся…чтобы он там ни делал в таких костюмах – соблазнял женщин, крал государственные секреты, убивал преступников и архи злодеев. - Возьми себя в руки, - Немезис улыбнулся, похлопав сына по спине. – В конце концов, я не так много взял, да и времени прошло достаточно. Скоро сможешь отдохнуть. На землю упали первые капли дождя. Небо было покрыто свинцовыми тучами, которые только сгущались, а вдалеке уже можно было расслышать раскаты приближающегося грома. За какие-то минуты и без того не слишком приятная английская зимняя погода испортилась окончательно. Холокост усмехнулся. - У нее плохое настроение, - он направился вперед, однако ему пришлось обернутся, сын стоял на месте и пока не собирался следовать за ним. – Лекс, прошу тебя, - Немезис протянул руку, в приглашающем жесте. Позади он уже слышал звук шагов, как под подошвой ботинок слуги сминается гравий. Внимание, как бы то ни было, все было обращено только к сыну. Взгляд серо-зеленых глаз обращался к глазам Александра. – Я никого никогда не прошу, так что… Было что-то странное, какое-то ощущение, чувство, появившееся еще тогда, когда он узнал, что на свете существует его потомок. Может это и называется отцовской гордостью, честью? Только чем гордится – сыном-наркоманом, что прожигает свою почти бессмертную жизнь в безрезультатных попытках понять себя или обратить весь мир в пепел путем погружения в нигилистический террор и хаос? И это, и нечто другое, подобное тому, как Апокалипсис доверял ему, как его отец, его создатель, относился к нему, по-своему любил. Странно применять это понятие к подобным существам, впрочем язык скуден на определения. Особенно на те, что понять другим не под силу. Дождь пока только накрапывал, но еще немного и должен был начаться настоящий ливень. Почему-то Немезис в этом не сомневался. Он обернулся в тот момент, когда уже рядом с ним возникло знакомое лицо одного из поверенных слуг. - А, Себастьян, - прервал он, вот-вот было начавшуюся речь человека. - Ваше Величество, - тот поклонился, хотя от взгляда Немезиса не ускользнуло любопытство слуги относительно подошедшего ближе Александра. Сам Холокост редко обращал внимание на подобные проявления человеческой природы – любопытные взгляды, взгляды полные страха, ненависти, непонимания. – Ее… - Расскажешь по дороге, - он направился вперед, ведя за собой Тьерри. Как только они переступили порог замка, за ними предшествуя двери возникла уже стена дождя. Холокост улыбнулся, первый шаг в этом доме, точнее в этом дворце власти, означал и еще то, что об их присутствии тотчас доложат Морган. И, если он сам был готов к встрече с рассерженной супругой, то встречу матери и блудного брошенного сына следовало отложить на как можно большее время. В просторных коридорах замка уже был зажжен везде свет, из-за наступивших сумерек от непогоды, потому создавалось обманчивое впечатление некоего уюта каждого из помещений, нарушавшегося лишь излишней помпезностью и торжественностью внутренней обстановки. Время от времени, Холокост поглядывал на шедшего рядом сына, который впрочем не проявлял к месту своего пребывания того заядлого и естественного любопытства, что можно было бы ожидать от него. Словно молодой человек был все еще погружен в свой собственный мир взвешивания за и против, принятия и непринятия того факта, что шедший рядом сукин сын его родной отец. Они направлялись в гостиную. По дороге встреченная прислуга по этикету кланялась, а охрана, расставленная почти у каждой двери в каждую комнату замка, становилась постойке смирно. - Советник Волси вчера был на аудиенции с Ее Величеством, - не надо было задавать вопросов, не нужно было допытываться, шедший рядом поверенный словно предчувствовал то, что нужно было доносить до слуха монаршей особы, а что нет. К последнему, относилось лишь то, о чем сама Морган просила не распространяться. К примеру, юная гостья. - Догадываюсь, о чем шла речь, но довольно, - они вошли в богато обставленную гостиную. Красный бархат драпировки мебели и гардин гармонично сочетался со светлым деревом, из коего были сделаны кресла и небольшие столы. С потолка в середине помещения свешивалась хрустальная люстра, свет от которой отражался в каждой грани хрустального узора и создавал некое ощущение путешествия в иную страну. Подобное чувство подчеркивал едва уловимый запах каштана. Высокие окна, противопоставленные занятой произведениями художественного искусства английского романтизма стене, выходили на самую высокую башню ансамбля дворца. – Найди Королеву и передай, что я сам явлюсь к ней на встречу и прошу ее пока меня и нашего гостя не беспокоить это…моя личная просьба, - Немезис улыбнулся, уже предвидя реакцию супруги. Внешне она останется равнодушной, холодной, спокойной, внутри же – подобного рода огонь потом обрушится на него, едва стены одной из комнат закроются, слугам надоест стоять под дверью и выслушивать, и они уйдут по своим рабочим делам. – Скажи…скажи, что я поговорю с ней позже в..библиотеке, - Себастьян коротко кивнул, поклонился и уже было собирался уйти, когда Холокост развернулся и остановил его. Мужчина, будто бы к чему-то прислушивался. – У нас есть другие гости? – испытующий взгляд обратился к человеку, соврать означало не лишиться жизни, но серьезно пострадать. Несмотря на недовольство Морган, свой статус, Холокост, прежде всего, оставался самим собой – чудовищем, зверем. - Королева просила не говорить…, - поверенный сам удивился с какой легкостью Король отпустил его. - Ну, раз, моя дорогая супруга просила, то не будем перечить ее воле. Ты свободен, - да, он улыбался, но от этой улыбки у Себастьяна по спине пробежали мурашки, и захотелось помолиться всем святым сию же минуту. Как только двери за слугой закрылись, мужчина обернулся и прошел к одному из кресел. Сев в него, он закинул ногу на ногу и заинтересованно посмотрел на Тьерри. - Считай, что ты дома, почти, - он улыбался и говорил так, словно бы говорил о погоде, новом результате чемпионата мира по футболу или мужских шляпах. – Гребанный принц, - Холокост оскалился. – Только не слишком привыкай, хотя, - он прищурился, - ты не привыкнешь, но попользуешься на славу своим положением. Всем нам время от времени нужно пристанище, а это, - он развел руками, - идеальное место. Пусть и закончится когда-то даже оно, верно? – резко поднявшись он подошел к окну и взглянул на высившуюся чуть поодаль Круглую башню. – К сожалению, ты пошел в меня слишком во многом, хотя не подвергался никаким изменениям, каким подвергся я в твоем возрасте. Или…да, это было даже раньше. Двадцать четыре? Двадцать два? Черт вспомнит, когда не стареешь. Тем не менее, все имеет основу, и твоя, хах, «лучевая болезнь», можешь сказать спасибо дедушке, - запрокинув голову Холокост громко рассмеялся. – Послушать только, дедушка Апокалипсис! – смех разливался по комнате и заполнял ее, проникал в тело, заставлял подниматься из спячки страх, опасение перед неизвестностью. – Превращаемся в семейку Леншеров, отец!

Bombist: -----------Лондон, Сохо Уперев руки в колени, француз переводил дух. В желудке давно не было ни воды, ни еды, но парня так и норовило вырвать. Борясь с подступающей рвотой, он постоял немного согнувшись и распрямился, когда понял, что стоит рядом с отцом и тот что-то говорит ему. Осознав, что теперь обзавелся не званным родственником, француз прижал кулак к губам. От одной мысли снова появлялось желание выблевать все внутренности и обильно полить их кровью. Пропустив все сказанное мимо ушей, француз расправил плечи и стал всматриваться перед собой. Паршивое зрение давало о себе знать и какое-то время перед глазами парня плясали только расплывчатые образы, не желающие складываться в полноценную картину. Прищурившись, сфокусировав взгляд, француз присвистнул. Они стояли перед известным на весь мир Виндзорским замком и это что-то должно было значить. - Что за срань, - не понимая, какого черта они притащились в английский замок, принадлежащий правящей семье, француз посмотрел на Холокоста. Качнул головой, выметая из черепа все соображения по поводу этой новой сраной новости. - C’est une baffe pour tous les chômeurs et une gifle au principe de solidarité fédérale. Сдвинувшись с места, он шел за Холокостом не оглядываясь по сторонам. Приобщение к великому сопровождалось неразборчивым бормотанием. Проходя по коридорам монаршей истории и припоминая, что им рассказывали обо всем этом в школьные годы, француз крепко сжимал челюсти и только пару раз не смог сдержаться, чтобы не выругаться. Ему было начхать на то, что подумает о нем вся дворцовая прислуга - в том, что вести о присутствии в замке матерящегося француза разлетятся в мгновении ока, можно было быть уверенным. Следуя за Холокостом, француз машинально прикидывал, сколько бы потребовалось взрывчатки, чтобы разнести все это великолепие к чертовой матери. Достаточное скопление горючих веществ привело бы к пожару века, с которым - при должной подготовке - не сможет вовремя справиться ни одна пожарная команда. Пойти по стопам Гая Фокса и других заговорщиков, чтобы посадить Виндзор и всех его обитателей на пороховую бочку. Одна искра - и ты, со своей больной фантазией и неуемной жаждой сопротивления, войдешь в историю с фейерверком. Очертания коридоров стирались и француз переставал их видеть. Кое-как добравшись до гостиной, куда его привел Холокост, француз отошел к окну и отвернулся. Силы в самом деле постепенно возвращались к нему и скоро мир должен был снова засветиться красными оттенками исходящего от предметов тепла. Сколько бы способов уничтожения замков не придумали люди, он один знал самый лучший - пробраться в самое сердце Виндзора и взорвать его вместе с собой. - Tu connais un mec plus balèze que lui? Fais moi signe...- пожав плечами, француз добавил: - Сильные всегда могли позволить себе быть эксцентричными, даже если их зовут Апокалипсис и им поклоняются религиозные фанатики. Он помолчал, прежде чем снова заговорить: - Значит, я наполовину англичанин, наполовину... - пытаясь дать определение тому гребаному существу, что сидело перед ним, француз шумно выдохнул, - хрен без рожи в броне. Это делает мою скучную жизнь намного ярче, да. Мой план простой. Я восстанавливаюсь и валю отсюда с пожеланием всем оставшимся гореть в аду и жрать дерьмо грешников. Не знаю, о чем ты думал, когда приперся в Аркам, но мне насрать на это. Желай я встретиться с тобой, то только чтобы прирезать и плюнуть после на могилу. Это, по ходу, не входило в твои планы? Ты был со мной честным, когда сказал кто ты есть. Дерьмовое откровение, которое ты можешь засунуть себе в жопу, но все-таки это было честно. Говоря напрямую, я отвечаю тебе тем же.

Holocaust: Маленькие люди. Странные люди. Смешные люди. Смертные люди. Именно смертность отличала его от остального человечества. Именно смертность отличала человечество и его избранницу. Именно смертность отличала человечество и его отпрыска, друг от друга. Нет, мы не беремся утверждать будто он окончательно бессмертен. Никто в этом не грешен. Даже боги умирают, просто их угасание длиться намного дольше. Скорее – это попытка подчеркнуть ту общность, ту похожесть, практическое отсутствие различие, от чего отказывался Александр. Он даже не мог представить, чего лишался, чего удостоился. Он не мог понять и ему не с чем было сравнить, а будь сравнение – вряд ли бы он отказался от собственных слов. В конце концов, порода – сильная вещь, кровь, душа, наследственность. Если этому парню суждено быть бунтарем, пожалуйста. Только он не учел факт – откуда у него это, желание наплевать на всех, желание не знать себя и своего происхождение, отрицания простой истины родственной связи. Холокост огляделся. Медленно поднялся с кресла, параллельно слушая тираду сына. Подошел к одному из столов и пододвинул ближе хрустальную пепельницу. Морган запрещала курить в пределах замка, но гостям не откажешь, иначе прослывешь плохим хозяином. Будь ты королевой, будь ты самим мессией, но правила этика и приличия соблюдать стоит, потому лишь тут стояли пепельницы, лишь тут комнаты проветривались по три раза на дню, лишь здесь можно было ответить тем, чего так ожидал этот молокосос, не представляющий еще до конца с кем и как он разговаривает, не осознающий единственной мысли – будь на его месте кто другой, монстр не стал бы так долго терпеть подобное обращение. - Как много слов, - развернувшись и вертя в руках пепельницу, мужчина медленно начал приближаться к Тьерри. – Как много, - он поднял взгляд на парня и как-то странно улыбнулся. – Ты еще не понял, верно? А, может, не хочешь понять, что ж – это объяснение мне больше нравится и дает меньше повода сделать из тебя на недельку живую мишень, но нет, постой, - он остановился, - ты зол не на меня, нет. Ни на чертового кабеля, который обрюхатил твою мамашу, а потом смылся в неизвестном направлении. О нет. И даже еще меньше, ты зол на нее. Ведь ты рос среди людей, ты отрицаешь, но любишь их. Скажи, у тебя есть друзья? У тебя есть кто-то кого ты любишь? – Немезис чуть оскалился, делая еще пару шагов навстречу сыну. – Есть. По глазам вижу, что есть. Ты не умеешь скрывать свои мысли, страх и одержимость. Доза героина выбила из тебя все очарование, а незнание своих возможностей повергла в шок. Ты кого потерял, ведь так? Успел потерять. Не по своей воле. Отнюдь. Но…, - он остановился, их разделял какой-то жалкий метр. – Пустое бахвальство. Держи, - руки раскололи пепельницу пополам, всучили одну половину с острыми, как бритва, краями в руки парня. – Держи! Ты ведь хочешь это! Давай! Ну? Тебе так сложно? Всего один удар, смотри, отсюда до сюда, - указательный палец провел от уха до уха, в глазах словно бы полыхало уже пламя безумия. – Сопляк! – Холокост отступил на полшага и сам располосовал горло, оставшейся половиной пепельницу. Резкое и быстрое движение, рассекло гортань. Струя темно-красной, почти черной крови, окропила Александра. Словно кислота кровь начала дымиться и прожигать ткань и кожу, на которую попала. Мужчина сначала привалился на одну ногу, сжимая горло свободной рукой, но затем по всей гостиной раздался его смех. Странный, страшный и безумный. Он поднял взгляд, выпрямляясь. Из горла текла кровь, но он будто не обращал на это никакого внимания. И только приглядевшись можно было понять, как быстро одно сменяется другим. Как быстро вместо пораженного участка кожи проступает чистая, белая. Как рана исчезает. Как кровь словно бы впитывается. Он не улыбался, смотря на парня. Удар рукой отбросил Тьерри на пол. Немезис смотрел сверху вниз на сына холодным взглядом. – Сопляк. Умеешь лишь жалеть себя. Хочешь, чтобы другие жалели тебя. Здесь ты этого не получишь. Я жалею лишь об одном, что ты стал таким ничтожеством. Тебе дается шанс – меня даже не спрашивали о нем, никто не говорил мне – не хочу ли я снова жить. А тебе? И ты… мальчишка, - Холокост ухмыльнулся. – Наполовину ты Тюдор. Гордись, мать твою. Ты сранный отпрыск этих королей, которые трахались с кем попало, которые не пренебрегали инцестом. Так что – тебе еще очень повезло, не стать собственным дедушкой, - он подошел к Тьерри, острый нос туфли надавил на горло лежащего. – Что ты умеешь? Это все? Жалкая пародия и неумение совладать с собственной мощью? Пусто бахвальство и треп! Вставай! Отойдя в сторону, Немезис взглянул на окровавленную дымящуюся пепельницу у себя в руках. Отбросил ее в сторону и вновь обернулся к сыну. - Ты останешься здесь ровно столько, сколько потребуется, - облик Немезиса начал медленно изменятся. Костюм приобрел черный цвет, волосы стали зачесаны назад, открывая точенное лицо с прямым профилем. От шеи к подбородку пополз рисунок сделанный черной тушью. Зелено-голубые глаза смотрели на Тьерри, чуть более тепло, однако со спокойствием и строгостью, словно каждое слово, произнесенное Холокостом, было налито свинцом, ему нельзя было прекословить или не подчиниться. – Ты волен уходить, когда вздумается, но возвращаться. Я не потерплю, чтобы мой сын был паскудной тварью, не способным во время прибегнуть к тому, чем одарила его природа и наследие моего отца! – прошло не больше минуты. Мужчина будто бы заметно успокоился. – К тому же, здесь свихнуться можно от тупости людей. И…, - он взглянул на Александра. – Какое у тебя второе имя? – обходя парня и подходя к нему со спины, Холокост не торопился, пока тот поднимался, кипел от злости и размышлял, наброситься ли на вновь обретенного отца с голыми руками или же просто разнести половину замка. Мягкая поступь мужских туфель сменилась звонким постукиванием каблучков. Рядом с Тьерри опустилась на колени девушка, тонкая фигурка, темные волосы, аккуратные черты лица. Сара протянулся руку и провела тоненькими пальчиками по щеке Александра. – Так как тебя зовут, Лекс? – в ее глазах можно было прочесть доброту и заботу, переживание за любимого, дорогого, родного человека, догадаться сразу, что это всего лишь обман и начинка далеко не соответствует содержанию, не представлялось возможным сразу. Копия была идентична оригиналу. Не во всем. Но во многом. Девушка вздохнула. – Брат и сестра. Ты ведь любимый братик. Дикий, но добрый в душе. Родной. По крови.

Wolfling: Когда же, наконец, модистка и ее несколько помощниц возглавляемые Джейн оставили Иззи в покое и унесли платье, блондинка смогла спокойно вздохнуть. И сейчас сидела на кровати, разглядывая подаренные ей драгоценности, которые по счастливой случайности никто никуда не унес и Волчонок могла вдоволь насладиться тюдоровской розой, в форме которой и были выполнены серьги. Все было слишком хорошо, чтобы быть правдой и Изабелла имела все причины, чтобы ожидать какой-нибудь ложки дегтя в этой бочке меда. Пока все ее подозрения были направлены на то, что платье, о котором так восторженно говорила модистка, будет похоже скорее на пирожное. Подозрения усилились, когда речь зашла о рукавах, больше всего ее беспокоили именно они. Да и кажется просьбы Иззи о том, чтобы все было в меру никто не услышал. Оставалось надеяться только на случай и вмешательство Всевышнего. Хотя, если бы девушка пожила здесь подольше, то возможно она бы привыкла к такой моде, но пока единственное чего она хотела это поскорее влезть в любимые джинсы и почувствовать себя прикрытой со всех сторон. Когда же желание Криг было исполнено и ее стройные ножки вновь были закрыты джинсами, то девушка осознала свое второе желание. Такое сильное и жгучее на пути у которого не смогло бы выстоять никто, все бы были сметены в сторону и прижаты к стене. Да, это было безумно сильное чувство голода. Признаться честно Криг уже не помнила, когда она в последний раз нормально ела, это наверняка было еще до ее поездки в Бангладеш. Кажется тогда на кухне покоилась одинокая курица гриль, а все куда-то уехали. Только брат дрых где-то наверху, но так как между этими двумя никогда не было мира и гармонии, разве что когда братец выпивал лишнего, то всю курицу Иззи съела сама. Мотивировав это тем, что питается она за двоих и в образе волка она гораздо больше Джейка и соответственно ей надо питаться лучше. А через неделю Иззи убежала в Бангладеш. Облизнувшись сладким воспоминаниям о вкусной курице с золотистой и хрустящей корочкой, Криг поняла, что больше не может находиться в этой комнате и если она не утолит свой голод в ближайшее время, то в следующий раз, когда королева навестит ее, то найдет труп. Выскользнув из комнаты и отсалютовав стражникам Иззи направилась туда куда вела ее путеводная нить Ариандны, в роли которой выступал ее нос, который, если быть честными не улавливал ничего, но идти куда-нибудь ей все равно надо было. В общем неизвестно куда бы забрела Изабелла, если бы не наткнулась на прислугу и не пошла в след за ними, наверное, если бы она продолжила идти за одной из служанок, то обязательно вышла бы на кухню, но внезапно, что-то заставило ее остановиться и посмотреть в бойницу: -А погода то в конец испортилась…. Англичане и их английский климат. Хотя, говорят в Шотландии еще хуже… Пробурчав это себе под нос, блондинка опустила глаза и увидела внизу знакомую фигуру. Будь на месте Иззи кто поумнее и помудрее, он бы наверняка не стал бы сейчас спускаться вниз и тем более не стал бы выходить в сад, где сейчас Морган выпускала свой гнев наружу. Но нет Иззи всегда всех брала храбростью и хитростью. Мудростью пока брать не получалось. Так что сбежав вниз по лестнице, девушка выбежала в сад, который был прекрасен, огромен и в котором на взгляд блондинки было слишком холодно. Так что, когда Волчонок наконец приблизилась к королеве, то так смогла отчетливо услышать громки чих: -Апчхи! Простите, Ваше Величество. Я не хотела потревожить ваш покой своим чихом... Немного помолчав и вконец смутившись собственной наглости, которой почему то раньше она совершенно не стеснялась, Изабелла продолжила: -Я так и не успела сказать вам спасибо за то, что помогаете мне и за ваши подарки… А потом уже Изабелла плохо понимала что делает, но внезапно она подошла ближе к королеве и крепко обняла ее. Не настолько крепко, чтобы у монаршей особы затрещали ребра, но этого хватило для того чтобы Морган не смогла вырваться при желании. На счастье Изабеллы никто никуда не вырывался и не грозил смертной казнью через повешенье, если она немедленно не перестанет обнимать королеву. Наконец, придя в себя, Иззи отступила и опустила глаза, не смея взглянуть на королеву: -Простите, Ваше Величество…

Element: Новый мир. Новая жизнь. Новые правила. Новая эпоха. Люди стали жить по другому. Они уже забыли о том, что было до них, с каким трудом все давалось, как тяжело было быть счастливым, любить, верить. Ведь по сути сейчас любовь заключалась в деньгах, вера заключалась в самих себя или же так называемых звездах мира, кумирах, которых крутят по различным каналам. Мы не верим больше в Бога, для нас это стало старомодно и глупо, мы стали атеистами, мы предали самих же себя, приняв этот путь. Новые правила совершенно изменили нашу жизнь, наше будущее, а от прошлого даже и следа не осталось. Спросите любого студента, ученика или просто человека, знает ли он историю своей страны, гордится ли он ею, вам ничего не ответят. Не ответят потому, что не знают, что было до них. Не ответят потому, что уже не гордятся своей родиной, а все потому что людям свойственно перевирать события. Им свойственно лгать, приукрашивать или умалчивать, и это несомненно влияет на развитие человека. Нет уже принцев на белом коне, есть только идиоты помешанные на себе. Нет уже женственных дам, есть только опошленные умы и похабное поведение. Ты смотришь на все это, тебе уже за несколько сотен лет и ты буквально наблюдал, как люди деградировали из леди и джентльменов в отброс общества. Никто этого не замечает, лишь Морган не однократно ловила себя на мысли, что мир катится к черту под хвост. Всем плевать, что с ними становится, все считают времена Королев и Королей устаревшими, вышедшими из моды, но.. Но что сейчас модно? Девушкам ходить в штанах, курить, пить и ругаться матом как сапожник? Нет, Элемент этого никогда не поймет. Она навсегда останется в том времени, в котором родилась и смотря на все это, вы увидите в Англии новые правила, новое правление, которое было возвращено из прошлого. Да, кто то посчитал это ужасным, кто то попросту сбежал из страны к так называемой цивилизации, но большая часть приняли новый закон и надо сказать, что эта страна снова стала процветать. Морган делала все, чтобы люди здесь были счастливы по настоящему, не из за денег, и хоть с новым законом вернулись старые казни, старая мода на одежду, люди вновь возгордились Великобританией. Злясь на Короля, блондинка пусто смотрела в небо, сквозь серые тучи сгустившиеся над замком. Внутри взыграло жгучее желание устроить всемирный потоп, хотелось уничтожить все и всех, но с момента как она взошла на трон, приходилось держать свои чувства и эмоции под контролем. Она понимала, что ее сила до добра никогда не доведет, посему в последние годы своей жизни в замке, Маркс напрочь отреклась от дара. Нет, конечно, порой она мельком его показывала, дарила Англии солнце или же наоборот проливные дожди, но на этом дело и заканчивалось. Хотя в связи с последними событиями в Америке, где на горизонте вот-вот появится гражданская война, и наверняка она затронет все страны мира, Морган придется применить свои способности, дабы защитить свой народ, свою страну, свой дом. Внезапно ее раздумья и мысли прервал детский чих доносящийся за спиной. Королева опустила взгляд и обернулась, увидев перед собой дочку Кригов. Конечно ее сейчас меньше всего хотелось видеть, и не потому что она раздражала Морган – нет, просто не хотелось вымещать на ней свою злобу за мужа. – Что ты здесь делаешь? – Холодно произнесла она, но в тот же момент заглянув в глаза девочки, как на лице появился просвет тепла и заботы. Изи была милой девочкой, вне зависимости оттого кто были ее родители. Да, может она была немного склонна к негативным сторонам как ее мать и отец, но в целом Морган любила этого зверька. Да, именно зверька, ведь одной из способностью Криг была возможность превращаться в волка. – Да не за что Изи – Уже спокойно ответила она без тени холода и презрения. – Ты единственная радость, которой хочется сделать что то доброе и хорошее – Но Королева не успела и закончить свою фразу, как почувствовала что ее обнимают детские и хрупкие ручки. Первой реакцией конечно сначала было возмущение, но затем все сошло на милосердие и понимание. Она ласково прижала девочку к себе и изредка поглаживала своей ладошкой по золотистым волосам ребенка. В этот момент Морган вспомнила печальные события из своего прошлого, когда ей пришлось разлучится с родным ребенком. И нет, сейчас мы говорим не о сыне Холокоста, которого женщина отдала каким то французам. Она вспомнила о маленькой девочке с темными волосами и карими глазами, прям как у ее родного отца. Морган до сих пор вспоминала как она держала хрупкое тельце на своих руках, как пела колыбельные, как дарила свою любовь и до сих пор она помнила как жестокие события разлучили мать и дочь. Как Элемент пришлось принять трудный выбор и посадить девочку на теплоход, дабы уберечь от неминуемой гибели. Вспоминая это сейчас, когда Королева обнимала Изабеллу, Морган слегка прослезилась. Она скучала по потерянной дочке. Она никогда не говорила об этом Немезису. И она до сих пор мечтает встретить свое сокровище, прижать к себе и больше никогда не отпускать. Иззи отступила, опустила глаза, и явно по ее поведению можно было заметить смущение и негодование. Улыбнувшись на это, Королева лишь склонила голову и положила свою ладошку на хрупкое плечико девочки – Ничего страшного Изабелла, я понимаю твои чувства – Мягко ответила женщина предлагая ребенку сесть на одну из скамеек в саду. – Ты мне чем то напоминаешь мою дочь – Призналась та закусывая свою нижнюю губу и переводя взгляд на замок – Когда то, в очень далеком прошлом мне пришлось расстаться с ней, чтобы спасти ей жизнь и теперь… Теперь я не знаю где она и как она, знаю лишь что она должна быть в Америке – Грустно вздохнув Королева присела на край скамейке и посмотрела на девочку убирая несколько ее золотых локонов за ушко. – Ты что то хотела? – На лице Морган появилась добрая и нежная улыбка, настроение словно начало подниматься, отгоняя весь негатив который был до момента прихода Иззи сюда. Тучи над замком начали рассеиваться, постепенно проглядывало солнышко и надо сказать, что сейчас именно Криг спасла страну от недельного ливня, потому что глядя на этого ребенка, Морган чувствовала тепло на душе.

Bombist: Тьерри сжимал в руках половину пепельницы, пальцы подрагивали от напряжения, но делать шаг вперед парень не торопился. Сцепив челюсти, он смотрел не моргая на человека, который был его отцом. В голове вертелся и скрежетал механизм мысли, прокручивая все возможные варианты развития событий и то, что каждый из эпизодов может ему дать. Располосовать глотку и оборвать красноречие Немезиса. Заставить его подавиться своей болтовней. Остаться в гостиной и смотреть, как по ковру растекается кровавое пятно. Как тело бьется в предсмертных судорогах и постепенно затихает после остановки сердца. Тьерри мог стоять и смотреть, как отец умирает от его руки или сбежать из замка, развив скорость звука за доли секунды. Когда бежишь так быстро, брошенные в спину слова не долетают до слуха. Рефлексы и инстинкты направлены на то, чтобы не врезаться в препятствия, огибать их, не затрачивая на это слишком много драгоценного времени. Еще один расклад, о котором он думал не так давно. Яркая вспышка света и на месте Виндорского замка образуется гриб гигантских размеров, убивающий все живое в радиусе километров. Поражающие факторы внесут свои изменения в ландшафт, сотрут с лица земли все великолепие и чопорность английских монархов, воздвигнутое многие столетия назад. Брызнувшая кровь вернула француза в реальность. Сощурившись, он пытался увидеть, что происходит, но все расплывалось перед глазами. Немезис казался неуловимым бойцом на ринге, хорошо работал ногами и был в лучшей форме, чем француз. Ноздри раздражала вонь жженной кожи. Судорожно проведя рукой по месту жжения, Тьерри поджал губы. Вещество, разъедающее одежду, вызывало покалывающую боль. Жжение перекинулось на ладонь, попытки стереть с себя кровь Немезиса приводили к тому, что француз начинал терять контроль над собой. Нужно было успокоиться, взять себя в руки и переключиться на что-то другое. Не думать о гребаном жжении, сводящем с ума. О вони, исходящей от дымящейся кожи. Руки Тьерри начали светиться изнутри. Как под рентгеновскими лучами, в этот момент можно было рассмотреть строение кистей. Француз сжал кулаки и поднял голову. В последний момент увидел размытый резкий жест рукой, после чего его оторвало от пола и он отлетел назад. Удар спиной добавил проблем, контролировать способность становилось сложнее с каждой минутой и француз справлялся с этим из последних сил. - Как много слов, - прохрипел он, передразнивая Немезиса. - Ты бьешь мои рекорды. Унижение было самой малой бедой из всех, что на него навалились. Вспоминая разговоры с доктором Суррешем, он приноровился мысленно считать удары сердца, чтобы привести нервы в порядок и вернуться в норму. Сейчас оно стучало как бешеное, француз сбивался со счета и начинал с начала, пытаясь замедлить пульс. Приподнявшись на локте, Тьерри смотрел на узор ковра не поднимая головы. Дыхание восстанавливалось, сердцебиение замедлялось. Слова Немезиса больше не волновали его. По крайней мере, так было до того момента, как он не услышал знакомый голос девушки. Обернувшись, француз видел только расплывчатый силуэт, но этого было достаточно, чтобы понять, кто перед ним. Вздрогнув от прикосновения, он шарахнулся назад и с минуты сидел не шевелясь. - Что ты с ней сделал? В горле пересохло. Резко поднявшись на ноги и забыв о себе, он стоял с вытянутой вперед рукой, инстинктивно предупреждая, что к нему лучше не приближаться. Гул в голове замолк, блокирующие препараты в крови полностью прекратили свое действие и он начал видеть все окружающее его пространство в красных тонах. - Ты угрожаешь нам? Ты угрожаешь ей? Если с Сарой что-то случится, я достану тебя из-под земли. Мне плевать, что ты о себе возомнил и кто ты есть на самом деле. Плевать, что ты думаешь обо мне, но если ты сделаешь больно Саре, я сдохну, но убью тебя.

Holocaust: Эффект был таким, на который сам Немезис не рассчитывал. Сын отпрянул, смотрел на него, конечно, точнее, на Сару в недоумении. Слабости. В последнее время, сын самого Апокалипсиса понял, что и они у него есть. Семья. Да, они не были идиллией, но были его. Сын, кого он потерял, кого не оберегал, но просто не смог, если бы отпрыск его понял так, как понял Холокост своего отца; возлюбленная, кою он дорожил и не хотел терять, отпускать, делить, она была его, Богиня, непризнанная, но такова и есть; дочери – одна, полукровка, и все-таки в этом крылась тайна, вторая – его, балованная, излюбленная, оберегаемая, она только стремилась к совершенству, как и он, в ее возрасте. - Ничего, - «Сара» поднялась на ноги. Она была прекрасная, как никогда. Тонкую фигуру подчеркивало платье, оно спадало до пола, струилось, будто волны обвивали девушку. – Как ты все-таки жалок, - несмотря на любовь и привязанность, Немезис понимал, осознавал, что чувства не играют роли в том, что предназначено его наследию. – Я люблю тебя, - «Сара» протянула руку к Александру, затем опустила и улыбнулась. – Она любит тебя, - голос девушки изменился, стал грубее, жестче. – Ты не хочешь понять, но она – твоя сестра по крови, и лишь любовь к ее матери, мешает мне убить ее! – брови девушки изогнулись. – Впрочем, я знаю и кое-что еще, ты не помнишь его уже. Прошло слишком много времени, но он знал того, кого ты оберегаешь, - Холокост прошел к окну, тело изменилось его буквально за секунду. Недалеко от Александра стоял Айрекс. – Когда я только проснулся, - юноша говорил голос отца, - Ксавьер воспользовался этим. Он стер все, что мне напоминало о том, к чему я стремился. Мое наследие! – рука сдвинулась и стол у окна превратился в пепел. – Я стал подобием тебя. Человеком, - он выплюнул это из глотки. – Ты ведь не запомнил его, просто профессора, с выдуманной легендой. Он обучал Эмпата, он был вторым отцом Айрексу, и все же, - Холокост обернулся к сыну лицом и принял человеческую форму, более всего милей. – Он понимал, что этого недостаточно. Немезис подошел к сыну, уже поднявшемуся, и притянул за плечо. - Тебе следует все обдумать, я вижу это в твоих глазах, - он улыбнулся, похлопал сына по плечу и повел за собой, попутно говоря: Я не врал на счет перерождения. Эрик Леншер убил меня. Почти. Но мой отец… Как жаль, что ты не можешь его увидеть и поговорить, он более силен, даже духом, чем я.. Он бы направил тебя. Как он заставил одного ученого вернуть и меня. И твоя мать, - они остановились у двери, - она более всех любила тебя, но тогда ненависть ко мне играла большую роль. Холокост открыл дверь в покои сына. - Тебе следует отдохнуть и все обдумать. И да, - уходя он обернулся, - Сара твоя сестра и по духу. Она – моя дочь. Вы знаете определение слову «сад»? Нет. - Мессир, на счет политики, - один из советников застал его в общем зале. - Я буду это обсуждать только с Королевой. Мы спустимся позже, - реакция Немезиса была более резкой, чем Королевы. Он обернулся на человека, словно хищник на жертву. - Да, конечно. Немезис и сам понимал, что не был идеальным Королем, но, все таки, он был несколько лучше прежних. Сад и парк были такими, каким их сотворила Морган. Прекрасными. Закат был близок, и последние лучи солнца освещали кроны пересаженных дерев и кустарника, они играли в зелени листвы, словно шаловливые эльфы. Мужчина медленно спускался к саду, он выглядывал супругу, и был раньше ее, но все-таки не спешил подойти. Немезис остановился у розового куста, чтобы одними руками сорвать то великолепие, что породила природа. Белая роза. Лепестки которой начали загнивать, но приобрели очаровательный багровый оттенок. Мужчина подошел к Королеве и девушке незаметно. - Значит, это она, - он смотрел на Изабеллу так, словно она была помехой, которую он готов был решить. – Прекрасная и … видимо ее родители не смотрели за ней, - он опустил взгляд к Морган. – Прошу нас оставить, - он обратился к девушке, в его голосе послышалась строгость и твердость.

Wolfling: В присутствии Холокоста вся открытость и желание нести в этот мир доброе, ясное светлое мгновенно растворились. А Иззи почувствовала себя застигнутой на месте преступления, хотя как она помнила, то с момента как оказалась в Англии она еще ничего не успела натворить, ну только если поцапаться с какой-то старухой, чья столь же древняя болонка успела облаять Криг, когда она выходила из здания аэропорта. После этого она ни где и никуда не встревала в облике волка во время сна не разгуливала, никому не хамила и вообще старалась держать свой язык при себе и общаться со всеми с помощью жестов, а лучше вообще прикидываться баобабом, если от тебя чего-то хотят. Тогда все сразу все списывают на твою недалекость и идут себе дальше не нарушая твоего покоя. Если подвести итог, тем нескольким дням, которые блондинка успела провести в резиденции королевы, то ничего за чтобы она могла получить по мягкой попе она не совершала, а значит и переживать ей сейчас не было. Но вот в присутствии Немезиса, Волчонок сразу растеряла все свое душевное спокойствие и захотела к папе на ручки, и чтобы этот большой и злой дядька не смотрел на нее так как сейчас. Признаться сейчас себя девушка почувствовала чем-то таким жалким, обо что этот человек смог бы легко вытереть свои ботинки и пойти дальше. Но было еще что-то в нем такое из-за чего Иззи очень хотела, чтобы Холокост как можно меньше обращал на нее свое внимание. Так что Криг не начала качать права, что главный этом доме отнюдь не он, а предоставив такое удовольствие его супруге, извинилась перед оной и поторопилась скрыться в ближайших кустах роз. - Прошу меня простить… Хоть блондинка и стремилась побыстрее скрыться с глаз Немезиса, но уходила она медленно и по тропинке, еще не дай бог на нее накричат за то, что она поломала ветки или того хуже потоптала саженцы тюльпанов или любого другого цветка, который можно было найти в саде. В прочем на флору девушке было все равно, так как цветы она не любила. Уже заворачивая за угол блондинка отметила, что Морган совершенно не обрадовалась тому, что Изабелла послушалась приказа или просьбы Немезиса, для кого это как прозвучало. Да и ко всему прочему кажется сейчас между двумя монаршими особами развернется скандал не на жизнь, а на смерть. Свидетельницей, которого Изз не смотря на все свое любопытство стать не хотела. Мало ли что им взбредет под горячую руку. Вдруг еще решат запереть ее в темнице, а так как с храбрыми принцами, которые вызволяли юных дев из башен при этом было туго, то пожалуй в этой постановке она участвовать не будет. Хотя Холокост идеально бы подошел на роль злодей, да вот только прекрасного, храброго принца не было и это просто ставило на всех фантазиях большой и жирный красный крест. Но вернемся к наболевшему, а именно к тому что Изабелла по-прежнему хотела есть и чем дальше она оставалась на свежем воздухе, тем сильнее в ней разгорался аппетит. Так что блондинка поторопилась вернуться внутрь и отправилась на поиски кухни и добрых самаритян, которые смогут накормить бедного ребенка. Ну, или пусть запустят в нее курицей с такой золотистой корочкой, еще горячей, ведь ее только недавно сняли с вертела. Чуть не захлебнувшись слюной, Криг чуть сама себя не убила за такое яркое воображение. Свернув пару раз, девушка убедилась в том, что в свое время замки строили по такой системе, чтобы уж наверняка запутать недоброжелателя, который посмеет проникнуть внутрь или того хуже решит захватить замок. Только все порывы таких негодяев обречены на провал, так как, если ты не прожил в этом месте уже несколько лет, то без путеводителя тебе здесь разобраться трудно, гораздо проще здесь заблудиться, а потом долго бегать по коридорам с воплями о что ты здесь. Наугад открыв пару дверей Иззи убедилась в двух вещах, что кухню она так и не нашла, зато смогла заблудиться. Дверь в первую комнату, скрывала за собой чулан, швабра из которой упала прямо на девушку и больно огрела ее по лбу: - А с виду ведь приличные люди… А инвентарь складывают абы как.. Вернув швабру на ее законное место, Иззи пошла дальше и следующая дверь которую она рискнула открыть, вела в библиотеку, не рискнув войти, а, только засунув голову внутрь и осмотревшись, блондиночка тяжело вздохнула и закусила губу: - Так… И это явно не кухня. Вновь разочарованно вздохнув, Изабелла закрыла дверь и пошла дальше. Когда она была голодно, ей становилось все равно на тех кто находился рядом с ней.

Element: Когда мы злимся, мы злимся в первую очередь на самих себя, потому что виноватым видим только свое отражение. Но за частую люди научились перебрасывать свою обиду и ярость на других, винить именно их в своих бедах, а порой даже заставлять тех поверить в свою виновность. Поэтому когда Королева злилась на своего Короля, винила она только его, хотя возможно была и сама виновата. Возможно, постоянное отсутствие Немезиса в замке говорило о том, что супруга не выполняет свой долг, не дарит своему мужу нужной любви и внимания? Да, все это вполне вероятно, потому что за последние годы Морган только и занималась политическими делами, выпуская новые законы, устраняя предыдущие. Она уже забыла напрочь, что такое пышные пиршества, громкие приемы и многое другое, но появление Изабеллы, девочки которая стала чуть ли не родной дочкой Королевы, заставило вспомнить о праздниках. Ведь устроить в ее честь большой прием говорит лишь о том, как сильно Морган любила дочку четы Кригов. Увы, как по закону подлости этой милой беседе пришел конец, когда внезапно появился супруг Королевы. Она резко обернулась и посмотрела на него, в глазах заиграли нотки злобы и обиды, а затем она вновь отвела взгляд в сторону Иззи, которая словно по волшебству успокаивала женщину. – Да, это Изабелла – Спокойно отозвалась блондинка беря девочку за руку и слегка заслоняя ее собою. Уж кому, как не Морган знать какой был Немезис на самом деле. Ведь пройдя с ним не одну сотню лет, Элемент научилась читать своего супруга лишь по одним жестам и поведению и в данный момент она могла с уверенность сказать, что Холокост отнесся к этой встречи негативно. Господи, порой его заносчивость просто выводила из себя. – Я устраиваю в ее честь бал через три дня – Холодно отозвалась Маркс на замечание супруга по поводу родителей девочки – Поэтому относитесь к ней как положено, по статусу – Прищурившись, Морган выпустила руку Иззи из своей и встала напротив супруга, полностью заграждая собою девочку. Она уже хотела возразить приказу своего супруга, но видимо Изабелла и сама напугалась такого строгого обращения к своей персоне, что посчитала правильным отклониться от дальнейшей беседы и уйти. Обернувшись к ней, Маркс кивнула, понимая сложившуюся ситуацию, и отпустила Криг обратно в замок, оставаясь один на один со своим Королем. Теперь, после того как Холокост и Элемент остались один на один в саду Виндзор, женщина почувствовала новый прилив злости, но постаралась сдержать себя. – Прошу меня простить, но где Вы были, Ваше Величество? – Прищурившись, она подняла свой взгляд и посмотрела пристально Немезису в глаза – Спешу сообщить, что в США намечается гражданская война и эта война может перерасти в большее, затронув нашу страну – Морган посчитала правильнее всего сразу перейти к делу, чем долгое выяснение отношений, который собственно говоря ни к чему не приведут – Правительство США просит нашей поддержки, Немезис.. И нам нужно решить эту проблему, так как я не хочу чтобы королевство попало под удар – Сделав вдох она отошла на несколько шагов назад и присела на край лавочки, которая стояла неподалеку. – Я устала Немезис – Выдохнула блондинка – Всеми государственными вопросами занимаюсь только я, в то время как ты занимаешься своими делами – Обреченно подняв свой взгляд на супруга, она поджала губы и покачала головой. Генри Браун, Лорд-хранитель Малой печати, медленно прохлаждался в коридорах замка, попутно беседуя с кем то из прислуги. На его лице как всегда красовалась беззаботная улыбка, глаза сверкали каким то азартом, а в походке была легкость. Он направлялся как раз из зала совещаний к себе в кабинет, пока внезапно не набрел на какую то женскую фигуру. – Оставь меня, Джонатан – Спокойно и тихо проговорил Генри склонив голову на бок и рассматривая девушку, которая заглядывала в каждую комнату, словно что то ища. Он сделала пару шагов нагоняя блондинку и откашлявшись, спросил – Леди, вам нужна помощь? – На лице появилась легкая улыбка, он слегка склонил голову в знак уважения и затем вновь выровнял осанку – Позвольте представится, Лорд Браун, хранитель Малой печати.

Holocaust: Мужчина молчал, девушка его интересовала не больше, чем пыль на подошве ботинок, если он попросил ее удалиться, или желает этого, значит она должна просто молча подчиниться, ведь никакой угрозы он для нее не представляет, пока. Если Морган решила приютить эту мнимую сиротку, пока ее глупые и бездарные родители гробят свою жизнь снова и снова, то ссорясь, то сходясь, то пребывая на стадии войны, то утопая в наркотиках и разврате, - это дело Морган; будь Холокост чуть-чуть человечнее, он бы пожалел Изабеллу, однако мутант не испытывал подобного чувства к собственному сыну, почему он должен испытывать нечто похожее к чужой дочери? - Бал? – Немезис усмехнулся, отворачиваясь и оглядывая парк (много с годами здесь изменили, какие-то деревья пересадили, изменили лужайку, сделали ее в более французском стиле – ровные клумбы цветов, ровно постриженные деревья, однако он знал здесь каждый метр, это было глупо и романтично, ведь те времена давно прошли, но в какой-то мере он тосковал по ним, прошлое ведь всегда нам кажется чуточку проще, поскольку мы уже изучили свои ошибки, сделанные в те времена, в отличие от будущего, которое только сулит испытания души и тела). – Как будет угодно вам, - тихо проговорил он. Приемы не слишком радовали Короля. Скажем проще, он не любил их. Все это сборище приглашенных гостей, которые целуют твои лишь потому что так положено им по статусу, лишь потому что они ниже тебя, они обязаны пресмыкаться. Не стоит скрывать, это воодушевляло, и порой мужчина получал от этого удовольствия, но еще большее удовольствие он получил бы видя, как все они горят заживо, как кричат надрывно и молят, просят, - вот настоящая музыка для его души. Девушка присела в легком реверансе и поспешила скрыться, подгоняемая скорее нетерпением Немезиса, нежели собственным желанием. О да, нынешний Король мог заставить вас почувствовать себя не в своей тарелке, он мог побудить у вас даже желание слиться со стеной, раствориться на полу, осев зловонной жидкостью. Это был и его характер, и нрав, и некая аура, как любят говорить современные люди; атмосфера в помещении, куда входил этот не человек, но существо, монстр, чудовище, становилась непереносимой, температура повышалась, дышать становилось трудно, а стоило ему заговорить, как вы начинали думать – простой этот вопрос или же с подвохом. Итак Немезис и Морган остались одни. Он чувствовал ее злость, он читал в глазах, как ярость медленно пожирает ее душу, как негодование просится наружу, как Королеве необходимо сделать всего один шаг, чтобы тучи над Виндзором сгустились, чтобы гром и молнии сотрясали землю, чтобы ветер вырывал с корнями деревья. Однажды он уже столкнулся с этой силой. Тогда он был ошеломлен, не испуган, но шокирован, впрочем, время сглаживает, а опыт учит, и порой Холокосту просто хотелось вновь увидеть бушующую стихию, огонь в глазах жены. Все-таки сын, который сейчас пребывал наедине со своими демонами и мыслями, нравом пошел не только в него. - Я вас прощаю, - усмехнулся Немезис, подходя ближе к Морган. – Я…скажем так, сначала меня задержали дела, а потом – я встретил очень важного человека. Для вас и для меня, - она прервала его сразу же, будто опасаясь, что слово за слово и ссоры не избежать, хотя что их ссора им, вот окружающему миру явно придется плохо. Мужчин закатил глаза. Отец Всемогущий, этого вопроса нельзя было избежать, как и разговора. Сам он вполне хорошо относился и к акту регистрации, и к гражданской войне, проще говоря – потому что никак. Акт был для него чем-то мифическим, сказочным, принятый закон, который никак не касается его, Холокоста, потому что все знают – он есть, будет, и он будет также наблюдать, как бывшие союзники перегрызают друг другу глотку, а выживших он добьет. Однако его мнение не могло относится к мнению важному для Британии, оно никак не подходило, и приходилось, оставаясь самим собой, играть в те игры, в которые он играть не любил. И все же назвать нынешнего короля недальновидным, глупым и эгоистичным монархом, просто так устроившимся на мягких подушках трона, нельзя было. Холокост проводил жену взглядом, только потом подошел к ней, присаживаясь подле. На лице мужчины появилась легкая улыбка, когда Маркс подняла на него, наконец, взгляд. Уже не полный гнева и негодования, а усталости, обреченности души от мысли того, что на хрупкие плечи подчас сваливается слишком тяжелая ноша и приходиться ее выдерживать, ради себя, ради любимой земли. - Это не только мои дела, любовь моя, - вкрадчивым голосом ответил он. – Это дела и твоей страны, и мира, как бы пафосно и глупо это не прозвучало, - мужчина вложил в тонкие руки жену цветок, поднимаясь. – Я знаю, что творится в Америке, и что творится на другом конце света, и если ты спросишь меня, - пальцы провели по щеке женщины, - это их дело. Выпрямившись, мужчина сделал шаг назад. - Оглянись, Морган, это твое Королевство. Оно тянется на много миль, а может быть еще больше, может вернуть себе то, что когда-то растратили те, кто не сумел удержать земли в своих руках. США? Ха! Пусть они грызутся меж друг другом, пусть уничтожают друг друга, это их выбор, это их судьба. Они приняли закон, который в былые времена приравнялся бы к инквизиторским мерам, и нас с тобой, милая, сожгли бы на костре, как первых еретиков, сперва подвесив и надругавшись над телами. Но сейчас – Америка просто не желает смириться с процессом эволюции, с развитием, которое не остановить. А мы - можем, - он приблизился к Маркс, опускаясь перед ней на колено, беря за руки. – Не принимая глупой политики испуганных людишек, что тени своей бояться, отказать в помощи, взять нейтралитет, указав, что поданные твоей короны равны между собой, вне зависимости от того, кем они являются, простой ли человек, или же одаренный. А пока жалкая страна эмигрантов гниет изнутри и пожирает сама себя, пока она не станет достаточно слабой, чтобы не представлять угрозы нам, мы вернем Короне то, что ей принадлежало, найдем тех союзников, что помогут уничтожить последних врагов и обезопасить твою страну.

Element: Ты думаешь, что знаешь человека. Знаешь все его плюсы и минусы, знаешь, на что он способен и на что нет. Ты считаешь его открытой книгой для себя, но это все обман, ложь, которую мы создаем в своем подсознании. Нельзя знать того, кто не до конца с тобой откровенен, кто скрывает что то от твоих глаз и твоих ушей. Тот, кто отдал свое сердце, но забыл додать с ним ключ, поэтому сказать, что Морган знала Холокоста как облупленного, было бы ложью. Она до сих пор иногда открывала для себя новые грани, новые новости и порой поражалась тому, как оказалась с ним рядом, как делила с ним ложе и как вообще вышла замуж. Постепенно эти мысли ее все чаще и чаще навещали, а там и появилось недоверие, она перестала ему договаривать о чем то действительно важным для них обоих. Она постепенно стала закрываться, как бутон розы, выпуская наружу лишь одни шипы, но иного выхода Королева не видела. Она не может жить спокойно, говоря, что все нормально и он хороший правитель, когда на деле все далеко не так. Стоит только послушать тайный совет или просто придворных, которые не особо были расположены к Королю, а что касалось Кардинала Волси, то тот вообще был категорически против коронации Немезиса и не раз убеждал Королеву в ее роковой ошибке. Но это все были крики разума, которые твердили блондинке отступить, закрыть, свергнуть Короля Англии, заставить его бежать из этой страны или казнить. Сердце же твердило обратное, оно все еще верило, все еще поддерживало Тюдор в момент, когда дурные мысли атаковали. Может еще и по этой причине женщина чувствовала усталость и обреченность, а может потому, что Волси с каждым днем делает все больше и больше шаг к тому, чтобы Немезиса больше не было в Виндзоре. Ее взгляд был устремлен в глаза супруга, когда тот заговорил и заставил сердце сильнее забиться, путь хоть разом и заставлял ее покинуть сад – Не только ваши, но и мои? О чем вы говорите? – Спросила она чуть хмуря свои светлые брови, пытаясь разобраться в подтексте Холокоста, найти там какую то уловку или подвох. – Я не понимаю – Проморгавшись она опустила голову и взгляд, смотря на бутон которую муж вложил в ее руки. Аккуратно проведя по его лепесткам своими кончиками пальцев, блондинка слабо улыбнулась, но улыбка не воодушевляла ничего, кроме горче и страданий, которые испытывала та находясь рядом со своим Королем. – Их дело, любимый мой, но и наше тоже – Наконец подняв свой взгляд, проговорила Элемент аккуратно кладя свою руку поверх ладони супруга – Сейчас это их война, но рано или поздно она может затронуть и нас. – Тяжело вздохнув Морган положила цветок на скамью рядом с собой и взяла Немезиса за лицо обеими своими ладошками. Да, пусть она страда и мучилась рядом с ним. Пусть злые языки говорят что он никудышный правитель и что ему плевать на свой народ, Тюдор искренне старалась верить что это не так. Что какая то частичка Холокоста все же привязана к этому народу. Какая то его частичка свято борется за благополучие их. Он выпрямился и отошел от нее, а Королева лишь слабо покачала головой и отвела взгляд в сторону. В последнее время в их отношениях царил хаос, постоянно обвиняя друг друга в чем то. Да и большую часть времени блондинка стала проводить вне королевского ложе, а больше в своем собственном да и в залах совещаний, на различных деловых встречах и другой рутине, которая буквально поедала Морган с головой. Она снова посмотрела на него, укратко, словно боясь или стесняясь, а затем осмотрелась по сторонам – Как ты не понимаешь – Резко проговорила она, вставая со своего места – Мой народ, он есть и там, в США. Да, пусть они уже не живут на территории Великобритании, но они все равно остается ее детьми. Это их дом, земля, родина, Немезис – Сжав свои ручки в кулаки, она сделала пару шагов и оказалась почти вплотную к мужу – Я не могу сидеть и смотреть, как это неопытное и эгоистичное правительство штатов мучают моих людей. Если бы тебе хотя бы чуточку было не плевать на свой народ, ты бы понял меня, но кажется Волси прав – Она нахмурилась, в глазах затаилась обида и злоба, к горлу подступил ком, и ей ужасно хотелось убежать отсюда, покинуть Холокоста и вернуться к своим делам, пытаясь как то спасти своих. Когда же муж заговорил про казнь и еретиков, Морган невольно приложила руку к своей шеи и на мгновение в глазах появился страх. Она сделала шаг назад, память словно вернулась в прошлое, когда будучи еще девочкой, она видела казнь своих близких, как ее саму едва однажды чуть не казнили. – Этого не будет – Тихо пробормотала она, скорее себе чем супругу, потому что вспоминая те дни, ей действительно становилось страшно. Страшно оттого, что она могла повторить судьбу Анны или же одной из своих сестре. Ноги слегка подкосило, и Морган пришлось обратно сесть на скамью. Теперь он приблизился к ней, опустившись на одно колено. Она почувствовала тепло его рук и закусив губу посмотрела на супруга, прямо в глаза, пытаясь заглянуть прямо в его душу. – О чем ты говоришь? – Нахмурилась она чуть поддавшись вперед – Ты хочешь развязать войну с Америкой? – Иногда Маркс действительно не понимала своего возлюбленного, может потому что она привыкла вести войну только в крайних случаях, если другого выхода просто не остается. – Я все таки считаю Вам необходимым встретится с послом штатов и присутствовать сегодня вечером на тайном совете, а так же поговорить с Кардиналом, потому что он так же волнуется за нашу страну – В конец сказала она, произнеся все свои слова сухо и холодно, как обычно она разговаривала во время деловых встреч. Резко вырвав свои руки из рук возлюбленного, Морган встала со своего места и направилась в сторону замка.

Holocaust: Голос Морган резал слух. Она поднялась, ни резко, ни медленно. Стан был прям, голова поднята, взгляд был направлен в сторону дворца. Всем своим видом она показала Немезису, что разговор окончен. Вот только для него это не было окончанием разговора. Вы можете судить поспешно о нем. В большинстве своем, вы будете правы. Ни на что другое, кроме как на уничтожение всего и вся Холокост не был способен. Возможно когда-то, давным-давно он бы и мог стать более великодушным, более терпеливым, более…к черту, даже добрым. Но нельзя ждать доброты от того, кого сама судьба заставила страдать не просто плотью, а буквально каждою его клеткой. Нет, он не стремился к чьей-либо жалости и сочувствию. Он их просто уничтожал. - Мы не закончили, - прошептал он, поднимаясь и делая краткое движение рукой. Морган словно бы перестали слушаться ноги, или же земной шар решил поменять свои привычки и закрутился в обратной её сторону. Шелковые носочки туфель Маркс оставили на гравиевой дорожке сада следы, а само тело вдруг заключило сговор с руками супруга. – Неужели ты не видишь, что нас хотят поссорить? - прошептал ей на ухо Немезис, сжимая девушку сильнее. Ее аромат, ее тело, волос, ее прерывистое дыхание. Мужчина уткнулся носом в изящный изгиб шеи Королевы. – Твои драгоценные министры, советники, политики, они все сидят в своих роскошных комнатах и усадьбах. Они принимают с достоинством твои пожелания, качают головой, когда им что-то не нравятся, манипулируют тобой, ровно столько же, сколь манипулировали твоей очаровательной Елизаветой, - пальцы скользнули по груди Морган и чуть сжали шею. – От плахи ее отделяла лишь ее целомудренность. Если бы она позволила себе малейшую слабость и уступила бы открыто, хоть одному из них, неважно кому – Габсбурги, Лотарингии, жалкие остатки Плантагенетов или же какой-нибудь восточный принц для диковины и разбавления крови, дабы никто не повторил судьбу Ричарда-Горбуна, - все бы закончилось куда плачевнее. И для тебя. И даже для меня. А может – так оно было бы и лучше? Как ты считаешь, моя любовь, - он прижал ее к себе и выдохнул, обдав открытую плоть жарким вздохом. – Я так соскучился по тебе, - его губы скользнули к плечу девушки, еще больше обжигая, чем прикосновения рук. Открыв на мгновение глаза, он заметил неясный силуэт у дальнего выхода. Силуэт скрылся. Немезис улыбнулся. – Я поговорю сегодня со всеми. На собрании. Ты ведь его хотела устроить? – он выпустил Морган из объятий, продолжая чуть кривить губы в наглой улыбке. – Особенно, я хотел бы услышать, что скажет твой драгоценный Волси, - при упоминании имени из уст Холокоста словно бы раздался едва слышимый рык. – Я надеюсь навестить тебя после… Он сделал галантный жест, но когда Морган на него не обратила внимания, в молчании направился в сторону дворца. В глазах все еще тлел огонь ярости и страсти, или же это давал себе знать голод? Кем на самом деле был Холокост до обретения своего имени не известно до сих пор. Где он родился, кем был воспитан, - известно лишь, что когда-то он был человеком, или – антроморфическим существом, как любят высказываться слишком занудные представители рода человеческого. Затем произошло удивительное событие приравненное к смерти, и Немезис стал Холокостом. Тем, кто он есть сейчас. Тем, кем он будет являться потом. Даже когда ваши жалкие детишки обуглятся в пламени Судного Дня. Один из тех, кто стал бы Всадником Смерти. Один из тех, кто предан Отцу до конца. И даже если тот потребует предать Морган, Холокост беспрекословно подчиниться воле своего Бога. Впрочем, следует отдать должное и зачаткам чувств Холокоста, если ему придется убить единственную женщину во вселенной, которая любит его таким, каков он есть, это убьет последнее человеческое, оставшееся в нем навсегда. - Вы опаздываете, ваше… - Я знаю, - холодно произнес Немезис Себастьяну, который выходил из дверей зала. Под рукой Валентайна были документы в черной кожаной папке, листы которых рассыпались при небольшом телекинетичском толчке со стороны Короля по полу. – Кстати, - Немезис остановился у двери и обернулся к поднимающемуся с колен лорду. – Еще раз посмотришь на нее «так», - он не договорил, лишь улыбнулся, а затем шагнул за порог. - … Все, о чем я говорю, Ваше Величество, что ваш супруг!.. - Что ее супруг? – Немезис прервал речь кардинала на самом пике ее пафосного величия и пристрастности. – Опаздывает? Так, мне хотелось увидеть всех акул в сборе. Нет, постой, Волси, ты хотел сказать нечто другое, b- Холокост прошел к Морган и сел в кресло рядом с ней. Голод не утих. Он не был утален. Даже немного приглушен. Находясь рядом можно было почувствовать как воздух начинает накаливаться, но почему-то Холокост не стал утруждать себя тем, чтобы исправить положение. Наоборот, он удерживал человеческий облик и полным недоброго огня взглядом смотрел на кардинала. - Ваше Величество, я продолжу, - Уильям Волси поклонился Королеве, смерил сидящего рядом Немезиса суровым старческим взглядом и откашлялся. – Америка разделена на множество партий, которые имеют равную силу в правительстве и в мировом сообществе. По сути, их…пф…демократия не значит ничего, кроме как олицетворения воплощения анархии. Их президент никак себя не показывает и не рекомендует, а появляясь на собраниях Лиги Наций, он словно читает какой-то заученный текст. Но я думаю, что нам не следует так сурово судить о нашей «дочери», если вы позволите мне сказать так. Нам следует тоже предпринять какие-то меры по, выражаясь кратко, урегулированию вопроса населения нашей страны – одаренного и нет. Дабы предотвратить дальнейшее ухудшение положения, моя королева, само собой. Вы прекрасно знаете, что не предприняв достаточных мер, мы столкнемся с тем, что было, когда англиканская церковь отделилась от папского престола. И я считаю… - Вы можете считать все, что угодно, - Холокост поднялся со своего места и окинул взглядом советников. Кто-то из них был предан им обоим, кто-то, действительно, был предан ему, но большинство жаждало «воткнуть нож в спину». Метафорически, конечно. Ведь буквально скорее бы от них остался лишь прах. Методы Брутова решения в наше время недействительны и безнадежно стары. – Можете предполагать, строить гипотезы, высказывать предположения, и даже делиться ими с Ее Величеством и тратить, таким образом, ее бесценное время, которое бы она с большей охотой потратила на то, чтобы помочь своему народу, помочь своей стране, а не думать о том, что происходит на том берегу океана. - Позвольте, я, - Волси сжал в руках листок с докладом, который был принесен ему не далее как за час до собрания. - Нет, не позволю, - голос Немезиса эхом отразился от стен. – Пока вы тут уже делили страну на части и отхватывали себе каждый по кусочку, я видел то, что действительно стоило бы увидеть – страх, смятение, раздробленность и неопределенность. Именно они правят бал в США. Их герои собачатся друг с другом. Их правительство старается воскресить мертвых. А вы? Я знаю, что вы пробовали сделать то же, что и они, - Холокост оперся руками о стол, поддавшись чуть вперед, - как по вашему выглядит то, что вы хотите сделать? Регистрация мутантов, когда на троне сидят сами сверхлюди, которым вы завидуете? – мужчина поднял взгляд, вскинул бровью, ожидая получить ответ хоть от кого-то. – Глупо, очень глупо. Я советую вам прикрыть все эти лавочки до рассвета, пока народ спит, пока никто не видит вашего позора. А вместо этого – хотите поймать преступника, который быстрее или сильнее вас? Сделайте, чтобы они работали на нас, - кулак короля опустился на стол, по которому прошла трещина. – Ваша Королева тоже мутант! Ваша королева Нелюдь! И, между тем, - он ухмыльнулся, - самая терпеливая женщина в мире, раз еще слушает ваш бред. - Но как же…, - было поднялся со своего места Бреннан. - Мы нейтральны по отношению к Америке, - Холокост смерил его равнодушным взглядом, и только сидящей рядом Морган было видно как сжались в кулак руки мужа. – Мы не поддерживаем ни их, ни их врагов, ни их друзей. Если они сами не предложат нам то, что будет нам выгодно. А пока …мы вернем себе то, что сможет помочь нам в будущем. - О чем вы, Ваше Величество? – поинтересовался Грей. - Мы вернем себе весь Ирландский остров, - улыбнулся Немезис. По залу раздались шепот и вздохи. – Конечно, это будет не просто. Но…это подарок Ее Величеству, - он на миг обернулся к Морган, затем продолжил. – Тем более, когда возникают вопросы природы человека, религия уходит …на второй план. Собрание закончилось быстро. Точнее говоря, как обычно – споры и негодования, с другой стороны – поддержка и заверения в помощи, - все было перенесено на после следующий день, когда будет проведено голосование, когда будут подсчитаны ресурсы, когда будут найдены пути обхода. Немезис застал Морган в кабинете. Королева с «золотом вместо волос» проставляла изящные росписи на представленных документах. Не столь важным, но необходимых. - Ты не рада,- констатировал мужчина, подходя к окну, за которым природа решила сыграть в одну из поэм Гете. – Я-то думал… Изумруд тебе всегда нравился.

Element: Что такое вера, как она ощущается, как она видна? По-сути вера это что-то невидимое, недосягаемо, как взгляду так и прикосновению, но мы все поголовно твердим, что вера есть, она существует. Так же такое вера, кто сможет дать точное определение? Папа Римский? Президент или ваш Король? Священник в католической церкви или простой люд? Честно говоря, не один из них не сможет вам точно объяснить, что же такое вера, существует ли Бог или Дьявол?! Хотя если посмотреть по сторонам, то вы увидите мутантов, людей со сверхспособностями. Вы увидите демоном, даже Богов из других культур, поэтому вполне возможно где-то и есть наш, общий Бог. Возможно он где-то сидит и наблюдает за нами, подпитывается верой, по крайне мере той, что осталась еще в людях населяющую эту планету. Но все-таки, что же по сути такое вера? Морган часто задавалась этим вопросом в последние годы, когда вся ее семья, вся династия, была давным-давно погребена в каменные гробы, хранясь в семейной усыпальнице. Она до сих пор помнила слова матери и отца на тему «веры», она помнила последние слова Генриха восьмого, перед самой его смертью, помнила слова Анны, Елизаветы, она помнила каждое их слово, потому что к великой печали пережила их всех. Была ли ее способность даром Божьим или же наоборот проклятьем, наблюдать, как все твои близкие и любимые умирают?! Думайте что хотите, но Тюдор бы отдала бы все на свете, чтобы только почувствовать вкус смерти, ощутить ее прикосновение на своей шее. Но она так же отчетливо понимала, что этому не суждено быть, ведь теперь она в ответе не только за себя и свои помыслы, она теперь так же была в ответе за свой народ, свою страну. Может именно к этому и вел ее Господь, а может и нет, но факт остается фактом, Морган готова на все, чтобы только защитить Англию от врагов, коих кстати не мало. Наблюдая в последние минуты за своим супругом, который позволял себе вести открыто и грубо, Морган еще сильнее задумалась над словами Кардинала. Да, она порой подумывала о том, что он просто-напросто хочет свергнуть Короля с трона, но с другой стороны в его словах была истина – Немезис был непредсказуем. Он может быть милым и покладистым, а в следующую секунду нанести нож в спину и что, если следующей жертвой станет как раз сама Элемент? Она посмотрела в глаза супруга, ее тело держалось стойко и непоколебимо от прикосновений Короля. Женщина вела себя так, словно была мраморной статуей, неспособна к любви и нежности, а главное к слабости. – Не смей при мне говорить о ней! – Прищурившись, блондинка сжала одну руку в кулак и едва удержалась, чтобы не ударить Холокоста по щеке – Благодаря Елизавете, которая открыла мне глаза на мир, я стала сильной, Немезис – Сделав небольшую паузу, чуть прикрывая свои глаза, она сделала вдох – И возможно в твоих словах есть доля правды, но я так же могу уверить тебя, что не все так падки и грязны в моем кругу. Есть те, кто все еще верен Короне. Есть те, кто и помог мне получить трон, без всякого кровопролития и подлостей. Чисто по закону – Она вновь открыла глаза, ее тело снова напряглось, а выражение лица опять приобрело каменный вид. В последний раз посмотрев на Немезиса, Морган развернулась к нему спиной и уверенной походкой направилась к замку. Слишком многое свалилось на ее хрупкие плечи за последние годы, а уж что говорить про последние месяцы. Она уже не знала что делать, как поступать и куда деваться, ведь за ней пристально наблюдают как при дворе, так и вне него. Все смотрели на нее, словно ожидая чего-то, вопрос лишь вставал «Чего?». Поднявшись по ступеням, когда туфли женщины коснулись каменистой поверхности, ее тут же отвлек мимо проходящий Лорд Валентайн. Он поклонился перед Элемент, подал ей руку и они вместе вошли во внутренний двор замка. – Есть какие-то вести от совета? – Спокойно спросила женщина, стараясь сдерживать все свои внутренние переживания глубоко внутри. Она конечно знала и видела то, как муж смотрел на этого Лорда, как он одним лишь взглядом готов был убить молодого человека, поэтому за последний месяц Маркс старалась вести себя с Себастьяном так же холодно и расчетливо, как и с другими своими советниками и придворными. Лишь где-то в душе себя она любила Валентайна, и нет, любила не так как вы наверное поняли. Она любила его, как друга или брата. – Если вы о том, готово ли все к собранию, то да, моя Королева – Уловив ее взгляд на себе, молодой человек, хотя кого мы будем обманывать, живет он на свете примерно столько же, сколько и Морган. Наверно отсюда и шла крепкая и преданная дружба между ними. – И что, разве больше нет никаких вестей? – Остановившись в одном из коридоров, она повернулась лицом к Себастьяну и пристально заглянула в его глаза – Ох, вы о различного рода интриг при дворе, Миледи – Улыбнувшись, Лорд осмотрелся по сторонам, а потом чуть приблизился к женщине и склонился над ее ухом – Граф Блэквуд ведет личные переговоры с Италией и Испанией, играя на два фронта. Смею заверить, что он явно задумывает что-то масштабное, особенно если учитывать его расположение как к вам, Королева, так и к вашему супругу, Королю – Отступив на пару шагов назад, молодой человек скрестил руки за спиной и выпрямив осанку, посмотрел на блондинку – Я уже два года присматриваю за ним, по вашему же поручению, и боюсь если мы еще немного помедлим, то он нанесет свой удар по королевству – Поджав губы, Валентайн заметил как в другом конце коридора проскользнула тень и откашлявшись, он поклонился перед Морган и получив разрешение покинуть ее, направился в сторону незваного гостя. Проведя почти весь оставшийся день в стенах своих покоев, позабыв о том, что в гостях у Морган находилась дочь четы Кригов, позабыв про недавнюю ссору с супругом, позабыв о том, что в замке находится американский посол, она думала только об одном – во дворе снова начали играть в жестокие игры. И это игры не как в других странах, в других городах или еще что, тут куда все кровавее и ужаснее, чем может показаться на первый взгляд. Но затем, ближе к вечеру в покои вошла Мэри с Архиепископом Муром, оповестить Элемент о том, что собрание начинается. Одев на себя темно-фиолетовое платье, туфли в его тон и сделав высокую, старинную прическу, Тюдор была готова посетить тайный совет своим присутствием. Она вошла в зал, села в свое кресло и… Началось. Милорды вели себя как голодные псы, готовый каждый вцепиться друг другу в глотку. Кто-то протестовал о помощи штатам, кто-то наоборот выявлял ярое желание помочь им, лишь Мур сидел тихо и спокойно, с каким-то интересом в глазах наблюдая за развитием событий, всякий раз поглядывая на Королеву, по виду которой можно было понять, что еще чуть-чуть и у нее начнется мигрень. – Ваше Высочество, Вы понимаете что этим отказом Вы поставите под удар наше Государство? Неужели вам хочется снова начать войну с Америкой, как когда-то это было? – Проговорил Ричард Грей - Лорд-хранитель Большой печати. Он смирил Элемент своим взглядом, затем осмотрел всех вокруг и хотел продолжить, когда его перебил внезапно Кардинал. Морган лишь прикрыла лицо своей ладонью, ощущая как попала прямиком в логово голодных волков, но внезапно раздался другой голос, более властный и громкий. Это был Немезис, который соизволил почтить всех своим присутствием и одновременно запугать Волси своим голодным взглядом. Элемент медленно подняла на супруга взгляд, вежливо кивнула ему и покосилась в сторону Ральфа Мура, который в так же в ответ кивнул и показал всем своим видом, что теперь собрание можно смело открывать, ибо все были в сборе. Стоит отметить то, что Тюдор так же заметила во взгляде своего мужа голод, а она то знала, что это значит. Напрягаясь всем своим телом, она покосилась на Немезиса, который сел на свое место и сама того не замечая, едва отстранилась от него. Увидев эту маленькую, пусть и не совсем заметную деталь, Волси довольно улыбнулся. – Почему Вы так считаете, Кардинал? Вы до сих пор считаете ошибкой то, что когда-то, Великий Генрих восьмой принял решение отказаться от провокационного Папы, желающего только властвовать, а не сеять мир и добро, даря простому люду надежду? Я считаю, что этот раскол лучшее, что могло произойти с нашей Великой страной, Сэр Волси. Не случилось бы того, то кто знает, какая бы мы была сейчас страна и была бы вообще. Может нас продал бы Римский Папа за кучу золота и власть – Рассмеявшись, совершенно спокойно проговорила Морган уступая затем слово своему супругу, который явно не будет таким же милым и спокойным, как Элемент. – Немезис, спокойно – Пересилив себя, она положила свою руку на руку супруга и попыталась таким образом уговорить его сесть. – Кардинал, в отличии от Америки, я доверяю своим людям находящимся там, за стенами. В нашей стране нет двух лагерей: люди и мутанты, у нас все равны, в то время как в штатах царит настоящая вакханалия. Правительство пытается приструнить мутантов, пытается ими манипулировать, управлять и в тот же момент делая из них посмешище, показывая какие они плохие и что их надо сжечь на костре, как каких-то ведьм. Поэтому у них там война, у нас же ее нет. Да, я не отрицаю что в каждой стране свой изъян и свои преступники, но мы… - Резко встав со своего места, Морган посмотрела пристально в глаза Волси - … Мы никогда не будем делить людей и мутантов. Пока я держу все под контролем, так тому и будет, Кардинал. Это их война, а не наша – Сев обратно на свое место, Морган сразу же посмотрела в сторону Архиепископа, который одобрительно кивнул ей. Да, может Маркс и была где-то еще наивна, может где-то еще глупа, но она была живым человеком, она была как и все, кто находится за стенами этого замка, а значит ей тоже свойственно иногда ошибаться. Взяв со стола бокал с вином, женщина сделала пару глотков, но едва не подавилась, когда Немезис заговорил про Ирландию. Резко поставив сосуд на стол, она ошарашенным видом посмотрела на него и сглотнула ком в горле. – Ваше Величество, позвольте – Слегка устало и медленно проговорил Мур, вставая из-за своего места и поворачиваясь к Королевской паре – Конечно вернуть Ирландию дело хорошее, но как бы из-за этой идеи не развязалась новая война. Я полагаю, что для начала надо все взвесить и решить, а не делать поспешные выводы. Ходят слухи, что там не особо рады тому, что творится сейчас у нас, здесь. То что мы вернули из прошлого в настоящее, тамошний народ пугает и отталкивает. Их надо брать хитростью – Сделав паузу, Ральф посмотрел на Королеву, которая до сих пор прибывала в глубоком шоке от слов своего супруга, а затем снова посмотрел на Короля – Но я вас все равно поддерживаю в этом разумном решение, чем поддерживать глупое и проигрышное решение Кардинала Волси – Сделав ударение на последнем слове, Архиепископ посмотрел на мужчину в красном и затем сел на свое место. Когда все закончилось, а точнее все только начинается, Морган продолжала сидеть на своем месте, пусто смотря куда-то перед собой. Ее голову разом посетили миллионы мыслей, идей, она ощущала как от этого всего, начинала болеть голова. Она предчувствовала, что сегодняшний проигрыш Кардинала повлечет за собой множество событий и воин, поэтому первым же делом Тюдор отдала распоряжение Муру, чтобы тот тщательно следил за Уильямом. Затем блондинка сделала глубокий вдох-выдох и собравшись уже направится в свои покои, как в помещение вошла темная фигура. Она подняла на гостя взгляд и увидела стоящего в дверях Джеймса Уайта. – Вы вернулись – В радостях произнесла та, выходя из-за стола и подходя к мужчине – Как? Как поиски? Вы нашли ее? – Внутри внезапно зародилась легкая надежда и одновременно страх, затем заглянув в темные глаза Лорда, она почувствовала легкую колику в области груди, словно туда всадили нож. Мужчина резко опустился на колено и склонил голову, стараясь больше не встречаться взглядом с Морган, которая уже поняла ответ – Прошу простить меня, Ваше Величество, но к глубокому сожалению я не смог встретится с ней и не смог найти. Я понимаю насколько это важно для вас и клянусь собственной жизнью, что буду продолжать поиски вашей дочери – На эти слова блондинка лишь грустно улыбнулась касаясь своими кончиками пальцев Уайта за подбородок и приподнимая его голову – Я верю Вам, Лорд-канцлер… И я Вам очень благодарна за эту работу. – После этих слов Морган покинула зал в полной растерянности и горечи. Сидя в своем кабинете, подписывая какие-то бумаги, то и дело поглядывая на старинное фото где она со своей пропавшей дочерью. Она так была погружена в свои мысли, что поначалу даже не услышала как в кабинет кто-то вошел. В реальный мир ее вернуться заставил лишь раздавшийся голос супруга, стоящего возле окна. Женщина медленно повернулась к нему лицом, откладывая бумаги в сторону и слабо улыбнулась – Рада ли я? А чему радоваться, Немезис? Твою идею поддержал Архиепископ, а это значит, что теперь Волси будет либо мстить, либо искать другие лазейки, а это говорит об очередной игре, которая меня уже порядком вымотала. – Совершенно спокойным тоном проговорила она, снова поворачиваясь к документам – И позволь поинтересоваться… С чего бы такой подарок, в честь чего? У нас какой-то праздник? – Попутно спрятав старинную фотография под кипой каких-то очередных бумаг, дабы скрыть от Немезиса то, чем в принципе Морган занималась все свободное время, она опять повернулась к супругу лицом и встала с места. – Боюсь что не просто так это все делается. Да и эта гражданская война в штатах, этот их посол – не дают мне покоя, а тут еще ты с таким сюрпризом. Немезис, наши с тобой проблемы не скрыть за фальшивыми масками и дорогими подарками – Пожав плечами, женщина покосилась куда-то в сторону и задумалась.

Holocaust: Он шел к ее кабинету прямо и улыбаясь, скалясь, скорее, чем выказывая дружелюбие. Слуги приседали и трепетали, а он, меж тем, старался держать себя в руках, до двери кабинета Маркс оставались считанные метры, когда голод взял верх, еще немного и он станет тем, кем должен быть, а не тем, кто является всем. Мужчина ударил кулаком о стену и шумно выдохнул. Еще немного потерпеть. Еще чуть-чуть. Он сможет удалить голод позже, ведь он всегда терпел…но только с ней - Ваше Высочество, - голос раздался в ушах, отразился эхом, вызвал гнев. Он тоже был здесь, и это злило Его, это повергало в неистовство, ведь будучи собственником, Немезис понимал, Она может увидеть в Себастьяне то, что увидела в нем когда-то. Человек был прижат к стене рукой и только понимание того, что смерть его лишь все усложнит не давало Холокосту насытиться чуть этой плотью. - Я, кажется, предупреждал, - прорычал Немезис. - то лишь документы. Или вы не разрешите мне заниматься и делами «вашей» страны дальше? – в голосе Валентайна не было и намека на страх. И, быть может, это или же другое, заставили Короля отступить, отпустить советника. - Передай мне, - он протянул руку, Себастьян смотрел ему в глаза и не понимал – почему Королева, его королева, его богиня так боялась и благовлела к этому чудовищу. Немезис получил документы, Себастьян коротко склонился и отправился прочь. Холокост сглотнул. Будь только его воля, он бы не думал, он бы просто взял, как брал всегда, как обманывал, как давал ложную надежду. Отец однажды сказал ему, что люди лишь расходный материал. И чем больше Холокост существовал, тем больше убеждался в этом. Немезис отвернулся. Он все понимал. Она все больше сомневалась в нем, она все больше не доверяла ему, все больше ненавидела его, а он все больше хотел только ее, присягал на верность, отрицал свою природу, ограничивал себя, даже сына она привел в замок ради нее, но видя какой тот наркоман и ничтожная личность, он бы просто убил его. Апокалипсис поступил бы так же. Может быть, именно это ее и злило, может это ее повергало в уныние? Он обернулся. Она склонилась над документами, едва заметное движение, он решил не придавать ему значения. - А разве должен быть повод, - прохрипел Король, снова оборачиваясь в унылой английской погоде лицом к лицу. – Это мой подарок, - сам себе улыбнулся он. – Тебе подарок. Я знаю, как долго ты хотела получить остров, пусть и без смены религий в этом веке, - он развернулся и взглянул на супругу. Она была прекрасна в своей грусти и угнетении, она была той, кого он выбрал давным-давно и ни на кого бы не променял. Да, у них были и могли быть сторонние увлечения, но дальше взглядов дело не доходило никогда, ибо когда заходила речь о них, земля разверзалась, небо клокотало свой зов грома, они были тем исключением, что требует и чувств, и выдержки. – О каких проблемах речь идет, любовь моя, - он подошел к ней и склонился на колено, смотря в глаза. – Ты о политике? До завтра об этом можно забыть. Тем более, если архиепископ не подумает как следует число его родственников не только сократиться, но и убудет, - глаза Холокоста словно бы блеснули пламенем, затем, будто бы взяв себя в руки, он мотнул головой: Я, само собой, говорю о его политике. Он идет против страны, в своем ..радикальном решении идти против Короны. Мужчина поднялся, обошел Морган со спины и наклонился к ней, поцеловав в шею. Рука опустилась на грудь, он жарко выдохнул. - О каких проблемах еще речь? Наследники? Мой нрав? Или сам…я?! – он резко повернул кресло с Маркс и склонился над ней. – Ты видишь сейчас, как и все, во мне лишь монстра и чудовище, но разве не об этом я тебя предупреждал много лет назад? Разве не вперекор этому ты разделила со мной судьбу мою, даже после того, как отец сотворил из меня не человека, но нечто большее?! – схватив Морган за горло он поднял ее на ноги, но затем отпустил, заключив в объятия и прижав к себе. – Я зверь, а зверь порой требует жертвы. Если на это не согласны твои министры, то ты должна быть согласна, иначе бы меня не было здесь, иначе бы…мне было все равно на этот жалкий клочок земли. Эта страна, ее народ, - они для меня ничего не значат. Значишь лишь ты, твоя плоть, твоя душа, - Немезис посмотрел в глаза Морган. – Америка, хах! Они увязнут в своей грязи, а потом не вылезут из нее, а мы – мы будем велики! Мы заключим союзы, которых не было до того! Мы сделаем свою страну великой! Мы выиграем! – он провел пальцем по губам супруги. – Ты спрашиваешь, к чему подарок? – Немезис ухмыльнулся. – Ты скоро узнаешь. Моя любовь. Моя жизнь. Моя плоть. Мужчина отпустил ее и отступил на шаг. Затем провел ладонью по лицу, которое словно бы осунулось. Стало более походить на череп. - Я приду к тебе сегодня, или ты ко мне, но я тебя найду, - попытался улыбнуться он, прежде чем резко выйти из кабинета, оставив Морган одну. - Ваше величество…., - Альберт аккуратно начал подходить к Немезису. - Утром положи эти документы на стол королевы, - человек взял из рук Короля документы и не сумел сдержать того, что дрогнул. Пальцы Немезиса обожгли руку. - Вам необходим отдых и… - Я знаю! – человеческий облик рассеялся, и перед лордом-казначеем предстало нечто, облаченное в броню и видимое лишь в кошмарах. – Я знаю, - повторил Холокост, смотря пустыми огненными глазницами на Альберта. – И потому – ты передашь документы Королеве и скажешь, …точнее, напомнишь ей, что я приду к ней ночью, - в глазах лорда, пусть и верного слуги короля, можно было прочесть сейчас лишь ужас. – Или ты думаешь, что Она не знала, кто Я, - Холокост гулко ухмыльнулся. – Иди, пока я не подумал, что проще будет напитаться тобой…таким дохляком. Холокост. Другого имени ему не дано. Он именно тот, кто он есть. Уничтожитель целого рода людского. Какая ирония, что он выбирает тех, кто отправлял остальных в газовые камеры. Какая несправедливость в том, что оружие обернулось против создателей данного термина. Был бы он человек – его можно было бы судить. Но он не человек и давно уже. Он – Нечто, порожденное собственным «отцом», который вернул к жизни, который дал второй шанс, и сын воспользовался им сполна. Да, он сохраняет остатки чувств, но в остальном другом, он просто чудовище. И не так уж неправы советники Королевы, когда говорят, что ее решение сделать Немезиса королем было неудачным. Холокост знает цену победы, и равно этой цене он готов жертвовать жизнями без колебаний. Он многое потратил на то, чтобы сохранить человеческий облик подле нее хотя бы, а потому – оно требовало больших жертв. Холокост видел их, как хищник видит жертву. Они были молоды, полны жизни, и завтра все спросят: куда же подевались их дети. Однако, если эта страна хочет существовать, она должна платить налог. Не деньги и драгоценности, а жизни. Он взял первую из них. Красивую, соблазнительную и выпил без остатка, даже пепла не осталось, затем же последовали другие… Когда Она вошла в свои покои, объятая гневом и готовая убить всех и вся, он просто заставил ее замереть, обнял со спины и прошептав на ухо лишь одно: - Это мой подарок тебе.

Element: Все мы склонны совершать ошибки, только мало кто готов в этом признаться. Все мы склонны совершать необдуманные действия или решения, говорить первые попавшиеся слова в голову, только потому, что это наша природа. Морган была склонна к этой погрешности и не раз ловила себя на мысли, что если бы она еще немного бы помедлила и тщательно все решила, может был бы другой исход, более выгоден для нее. Совершила ли она ошибку выбрав себе в мужья этого монстра и совершила ли она еще большую ошибку, когда короновала Немезиса, когда в тот момент все королевство было против? Возможно да, а возможно и нет, тут зависит оттого, под каким углом смотреть. С одной стороны у Англии теперь был сильный и мощный Король, который при желании может стереть любую другую страну с лица земли, если та только посмеет погрозить войной, но с другой… С более темной, можно было увидеть и монстра, который с трудом умеет себя контролировать и не дай Бог он сорвется с цепи, тогда и этой стране не позавидуешь. Так же Морган прекрасно догадывалась о том, что Холокосту безразлична судьба этой державы, безразлично, что творится вокруг, что Королем он стал только потому, что так захотела она, Элемент. Может именно по этой причине она и стала задумываться о том, что правильно ли она сделала выбор? Правильно ли она поступила в этой ситуации и не наступят ли времена, когда Англию придется защищать от их Короля? Возможно стоит действительно над этим серьезно задуматься и принять одно из решений: лишение Немезиса короны и изгнанием из страны или же …. Смотря в спину супруга, Маркс словила себя на мысли, почему все счастливые любовные истории должны заканчиваться трагедией? В который раз она понимала, насколько все эти литературные произведения несут в себе истину и правду. Каждая история начиналась ненавязчиво, легко, затем переходила в бурный поток страсти, а затем все сменялось разрывом, болью и смертью. Ведь если вспомнить, как все начиналось у Морган и Немезиса, а как теперь все заканчивается?! Может виной тому еще служил тот инцидент из прошлого, когда Елизавета обвинила возлюбленного Морган в измене?! Все может быть, ничего никогда не стоит отрицать, потому что прошлое.. Его нельзя стереть, оно с нами на всю оставшуюся жизнь. Опустив голову, она сглотнула нарастающий ком в горле, а затем ответила на слова мужа протяжным вздохом. – Мало ли чего я хотело, Немезис.. Это было давно, я тогда не была еще даже Королевой. Сейчас я хочу совершенно другого – Вернувшись обратно в свое кресло, блондинка склонилась над кипой бумаг и снова принялась заниматься своей работой. Внезапно она почувствовала легкий ветерок, а затем она почувствовала на себе его пронзительный взгляд. Оторвавшись от своих дел, Морган лишь слабо вздохнула и посмотрела на молодого человека. Что ей ответить, как она может объяснить, какие между ними возникли проблемы? Она же не может просто так встать и сказать «Я больше не люблю тебя», ведь это была бы не правда. Она любила его, хоть и остыли эти отношения уже как год назад. Пусть она и вела себя расчетливо с ним и больше внимание уделяла своей стране и своему народу, но она все равно любила его. И эти чувства не назовешь даже привычкой, потому что когда человек привыкает к другому, то он вообще уже ничего не чувствует к своей пассии, а воспринимает ее как постоянный предмет декора, который вроде бы старый, а выбрасывать жалко. – Не думать о серьезных вещах просто невозможно, Немезис. Это моя страна и народ живущий в ней нуждается во мне. Я не могу взять все и бросить, даже на один день.. Тем более сейчас, когда стоит такой серьезный вопрос. А насчет Ральфа, ты знаешь, что я и близко тебя к нему не подпущу. – Сделав паузу, она отвела взгляд на стену, где весел портрет Морган и ее усопшего отца, а затем перевела взгляд обратно на Холокоста – Я дочь своего отца, Немезис. Я такая, какая есть. И я занимаюсь тем, что у меня лучше всего выходит. – Он встал, обошел ее и оказался за спиной. Морган чувствовала его дыхание на своей коже, горячее, словно паля ткани платья, прожигая их. Затем резкий разворот и вот теперь она видит его снова перед глазами, но уже не того Немезиса, которого она знала все эти годы, а другого – монстра, чудовища – Холокоста. Эта тварь словно смотрела сквозь глаза Немезиса на него и на мгновение Маркс почувствовала легкий приступ паники. Перед глазами сразу вспомнила картина несколько лет назад, когда он объявился в поместье Марксов и убил ее. Он схватил ее за горло и женщина машинально положила свои руки по верх его, пытаясь отстранить от себя обезумевшего голодом мужа. – Ты причиняешь мне боль – Слегка хрипящим голосом проговорила Королева, как в этот момент он выпустил ее из хватки и моментально обнял, прижимая к своему телу. Упираясь своими ладонями, она старалась больше не сталкиваться с глазами молодого человека, страх до сих пор метался где-то внутри нее, и это давало еще несколько поводов задуматься над своим решением. – Да Немезис, ты чудовище – Твердо сказала она, сжимая свои ручки в кулаки и пытаясь высвободиться – Но ты мое чудовище – Заставив себя поднять взгляд, она столкнулась им со взглядом супруга и слабо улыбнулась, немного наигранно, немного искренне. Он запутал блондинку. Он запутал ее разум и сердце, поэтому Маркс оставалось лишь надеяться на помощь и поддержку своих приближенных и то, не всех. – Я знаю твои принципы и твою натуру, но Немезис.. – Аккуратно положив свою ладонь на грудь мужчины в области сердца, она сделала вдох и снова посмотрела на него, продолжая держать руку на месте. – Но ты должен хотя бы капелькой своей человечности любить этот народ. Это и твоя страна и твой народ, как бы ты не отрицал этого. Ты Король Немезис и люди нуждаются в тебе – Закусив нижнюю губу, Маркс старалась говорить каждое слово тихо, шепотом, словно бормоча молитву. – Да, я хочу чтобы мы стали великой страной, но прошу, без фанатизма и кровопролития, пока оно не потребуется. Ты знаешь, что я не люблю войны. – Когда он ее отпустил, женщина снова села на свое место и склонила голову, задумываясь над всем, что происходит в последнее время. Много изменений, много проблем, которые она, казалось бы, никогда не решит. А далее, он ушел. Оставил девушку один на один с собой, и когда только дверь за Немезисом захлопнулась, она вздохнула полной грудью. Оставшиеся пару часов Морган помнила смутно, потому что они пролетели для нее незаметно, все лишь изменилось тогда, когда в дверь раздался приглушенный стук и получив разрешение, в комнату вошла Мэри Балмер и Себастьян Вальмонт. Увидев свою Королеву слегка потрепанную и с безжизненным лицом, Мэри тут же сорвавшись с места подскочила к Морган и упав перед ней на колени, взяла руки блондинки в свои ладони – Моя Госпожа, что случилось? Вы словно смерть увидели – Она беглым взглядом пробежалась по внешнему виду Маркс, затем перевела взгляд на Себастьяна и кивнула ему, тем самым попросила позвать помощь. Молодой человек не мешкал, он сам был в шоке от увиденного и быстро выйдя из кабинета попросил стражу позвать Архиепископа, единственного человека в замке, которому Королева доверяла абсолютно все. – Мэри, пожалуйста, сделай так, чтобы никто не узнал о том, что ты и Себастьян увидели тут, хорошо? – Спокойно проговорила Маркс смотря пристально в глаза своей фрейлины – Конечно Госпожа – Ответила она, когда в кабинет вошел Себастьян и Архиепископ Мур. – Ваше Величество – Ральф стремительно преодолел разделяющую его дистанцию от Морган и аккуратно взяв женщину за локоть, помог приподняться с места – Вы словно выжатый лимон – Прошептала Мэри попутно кивая Себастьяну в сторону боковой двери, которая являлась запасной для того, чтобы никто не смог увидеть покидающего кабинет человека. Валентайн открыл дверь и пропустил вперед Морган и Архиепископа, задержавшись позади них, он схватил Мэри за кусочек юбки и потянул на себя – Я заметил, что в последнее время Ее Величество всегда такая, особенно после встреч со своим мужем – Тихо прошептал Валентайн, медленно идя с Мэри позади Королевы – Тссс, не смей так говорить – Шикнула на него девушка и слегка ударила подзатыльник – Ауч! Я просто говорю то, что вижу. Нашей Королеве плохо и мы должны ей помочь, так как являемся самым приближенными к ней, особенно ты Мэри и Сэр Мур. – Молодой человек серьезно посмотрел в глаза своей собеседнице, выявляя этим самым взглядом все свои намерения – Не вздумал ли ты пойти против Короля, Себастьян? – Она удивленно, но в тот же момент с каким-то интересом посмотрела на брюнета, а затем слегка ухмыльнулась – Нет. Открыто идти против Короля это значит сразу приписать себе смертельный приговор, а я еще молод расставаться со своей головой. – Ухмыльнувшись, они все четверо завернули за угол и вошли в просторное помещение отведенное для отдыхов. – Тогда зачем говорить такое? – Надменно проговорила Балмер и готова была уже двинуться к садившей в удобную кушетку Королеве, когда Валентайно снова ее одернул – Я знаю, кто против Короля в этом замке. Действовать надо через них, тем более я слышал, что Волси почти удалось убедить Королеву в том, что Сэр Немезис не подходит более на должность Короля и роль мужа – Брюнет как-то странно улыбнулся, словив в ответ такую же странную ухмылку фрейлины, а затем с разрешения Королевы отправился по своим делам. Откинувшись на мягкие подушки, Морган сделала глубокий вдох и закрыла свои глаза. Она была разбита случившимся, а это знаете ли, сильно сказывается на самочувствии. Мэри преподнесла поднос с водой, Архиепископ сел рядом, напротив и сложив руки на груди, посмотрел на сидящую перед ним женщину. – Когда в браке образуется разлом не следует сразу же выкидывать его в сточную канаву, следует попытаться склеить этот раскол – Внезапно начал Ральф обращаясь к Королеве, которая доже носом не повела на слова и на то, что Мэри предложила воды. – Знаете, у меня с моей первой женой, да храни ее Господь, тоже были небольшие конфликты. Иногда эти конфликты перерастали в ссоры, скандалы. Она очень злилась, что я подолгу задерживаюсь на работе, что отдаю себя всецело на служение стране. Но вместо того чтобы разойтись жить по отдельности, каждый своей жизнью, мы всякий раз склеивали наши отношения. Осколок за осколком. И так каждый раз, на протяжении нескольких лет, пока она не умерла от старости. – Наконец Морган открыла свои глаза и посмотрела на Архиепископа. На его лице ничего нельзя было прочесть, только то, что он был очень мудрым, очень скрытным. – Я уже устала. Я уже устала все склеивать, потому что он всякий раз это разбивает. Я теперь понимаю почему многие были против его коронации, потому что Ваш Король, только недавно мне сам сказал – ему плевать на эту страну – Спокойным и безразличным тоном проговорила женщина беря наконец-то бокал с водой. – Мэри, попроси девочек приготовить мне постель, я сегодня рано лягу спать – Между тем сказала она снова возвращая свое внимание на Архиепископа – Моя Госпожа, а никто не говорил, что все будет так легко. Может Королю удобнее думать, что ему все равно на эту страну, но мы то знаем, что где-то в душе он так же яро сражается за нее, как вы, Ваше Высочество – Доброжелательно и даже как-то заботливо улыбнувшись, Ральф немного склонил свою голову, а затем снова выпрямил осанку. – Надейся что так оно и есть, иначе мне действительно придется прибегнуть к советам Кардинала – Поставив бокал на маленький круглый столик возле кушетки, она встала и хотела уже отправится в свои покои, как внезапно за дверью помещения, в коридорах, послышался крик, а затем топот многочисленной стражи. Нахмурившись, Элемент посмотрела на дверь. Мур сразу понял немую просьбу Королевы и встав с места, подошел к двери, открыл ее и словив одного из своих стражников, поинтересовался что случилось. Затем старик медленно обернулся к Морган и с хмурым видом произнес – Какие-то «крестьяне» сообщили страже двора, что видели как Король кого-то… Кхем.. Высасывает – Нахмурив брови он посмотрел куда-то в сторону, пытаясь подобрать правильные объяснение к слову «высасывает», но ничего путного, кроме как «убивает». – Что? – Повысила тон блондинка и преодолев расстояние, посмотрела гневным взглядом на своего духовника – Судя по всему Король был на столько голоден, что не смог сдержать себя. Я постараюсь снять весь этот шум и сослаться на то, что этим людям просто привиделось, дабы защитить ваше имя, Моя Госпожа – После этого Архиепископ быстро покинул помещение и отправился по делам, которые должен был кровь из носы выполнить сегодня, дабы эти слухи про Короля не распространились на всю королевство. Разгневанная, и то это еще легко сказано, Морган ворвалась в свои покои, в мыслях проклиная Немезиса целиком и полностью. Она предупреждала его об этом, говорила чтобы он питался за пределами этой страны. Да, она знала, что это трудно, что ему приходилось не сладко сдерживать себя, но он так же знал, что выбрав ее в свои жены, должен и смириться с ее выбором и указами. Раз он ей напоминает всякий раз о том, что она сама избрала свою судьбу связав ее с ним, то и он должен помнить об этом. Но стоило ей только войти к покои, стоило только подумать о том, что она сделает с ним, когда увидит, как ее сзади кто-то обнял. Еле сдерживая свой гнев и разочарование одновременно, блондинка прикрыла глаза и попыталась маленькими вдохами успокоить себя. Она без сомнения поняла, что это был Холокост, но ей так хотелось сейчас отправить его восвояси, что мама не горюй. Морган высвободилась из объятий, медленно повернулась к супругу лицом и склонив голову набок, покачала ею – Подарок? Убивать на моей земле – это мой подарок!? – Ее тон повысился, руки сжались в кулаки, и можно было заметить, как тело Королевы напряглось. – Я тебе говорила! Говорила чтобы ты питался за пределами нашего королевства, говорила? А ты что? Почему моему Архиепископу всегда приходится прибираться за тобой, Немезис? Почему я должна слышать от моего народа то, что их Король чудовище и убивает их? Да, они знают что ты обладаешь сверхспособностями, но при этом они должны знать, что могут спокойно засыпать по ночам, не боясь что к ним заявится Его Величество и пожелает их сожрать! – Блондинка в порыве злости ударила Немезиса по щеке и развернувшись на своих каблуках, она подошла к другому концу комнаты и села в кресло, сдерживаясь, чтобы еще раз его не ударить. – Я люблю тебя и принимаю тебя таким, какой ты есть, тогда почему ты плюешь на мои условия? Я сделала тебя королем, подарила тебе эту страну, а ты ее топчешь как насекомое. Я больше так не могу Немезис. Что ты хочешь от меня? – Даже не смотря в его сторону, едва лишь касаясь кончиками пальцев своих щек, она всхлипнула, но старалась тихо, чтобы супруг не застал ее плачущий.



полная версия страницы