Форум » Наши дома и квартиры » Дом Камю 0.1 » Ответить

Дом Камю 0.1

Pain: [quote]Дом находится на окраине Нью-Йорка, в одном из котеджных районов, куда люди приезжают отдохнуть на выходных. Поэтому по будням, на Сассафрас Стрит (так называется улица, на которой находится дом) довольно тихо и безлюдно. До города от дома около 50 км. Преодолев ограду, вы попадаете в небольшой уютный дворик, в котором растут несколько карликовых елей и одно дерево сассафраса. На заднем дворе ничего, кроме небольшой лужайки нет. Когда то давно, там стояла качель и проходили празднования. Внутри дом выполнен в стиле российского и английского дворянства 17 и 19 веков: качественная, крепкая мебель, множество комнат различного назначения. Дом был просто насыщен духом той эпохи, и духом своих хозяев - семьи Камю.[/quote]

Ответов - 12

Sylar: ------------------Заброшенный дом Люди, долбящие ваш мозг условностями и правилами, часто повторяют, что подслушивать неправильно, не этично и так далее и тому подобное по длинному списку подходящих под случай определений. Я не говорю, что они не правы. Наоборот - я с ними полностью согласен и сам выступаю ярым противником вмешательства в чужие дела, разговоры и вообще, в чужую жизнь, однако речь не обо мне и не о людях, долбящих ваш мозг условностями и правилами. Сайлар - для него не существует понятия этики. Если он может, то делает все, что только захочет. Я и люди - ясно какие - охрененно ему в этом завидуем. - Закрой пасть, - негромко рявкнул Сайлар, бросив на подростка злой взгляд. Предупреждение Мары о том, что ее игрушка должна оставаться целой и невредимой в любом случае, иначе сделке конец, не смогло избавить Пэна от сковывающего запястья ремня, но зато развязало язык и буквально вручило красное знамя коммунизма, идеи которого чертов засранец стал пропагандировать Сайлару, мешая ему прислушиваться к разговору между Марой и Мишель. Словесный понос не прекращался даже под прицелом опасно горящих карих глаз. - Да-брось-ты-я-тебя-развлечь-пытаюсь-а-ты-неблагодарная-скотина-как-сидел-с-тупо-заумной-миной-так-и-продолжаешь-сидеть, - не делая пауз между словами и, скорей всего, даже не дыша во время произнесения длиннющей тирады, протараторил Пэн. На секунду заткнувшись, не моргая глядя на опасного убийцу - Питер молил всех власть имущих на небесах и под землей, чтобы Директор Кэл отправил по следу Сайлара собак позубастее и позлее, чтобы те сукину сыну задницу откусили, когда найдут - подросток сложил губы трубочкой и стал шумно набирать воздух в легкие. Глядя в потолок - уже решив, что пленник наконец угомонился и больше не будет ему мешать, при этом даже не догадываясь о коварном плане мести, в котором мелькали клыкастые, натренированные на откусывание, псы - Грей воспользовался способностью к яснослышанию, не упуская ни единого слова. На подростка он больше не обращал внимания, и потому не видел, что тот до сих пор набирает в легкие воздух, уже изрядно посинев от упрямого желания проглотить запасы кислорода города Нью-Йорк. О каких шрамах не хотим мне рассказывать, мм? - мысленно поинтересовался Сайлар у потрескавшейся штукатурки. Несколько человек, зашедших в это время в один из сортиров одного из небоскребов, дружно потеряли сознание, причем нереально повезло тем, кто решил сходить по большому. Еще около десятка американцев свалились в обморок от кислородной недостаточности, стоя под светофором, так и не дождавшись нужного им света. Миссис Кларк - дама, достигшая почтенного возраста, когда можно безнаказанно огреть любого человека зонтиком или сумкой, из которой торчат вязальные спицы - сидела на автобусной остановке. Она также готовилась к обмороку от нехватки кислорода, дефицит которого произошел совершенно внезапно. Икнув от усердия, она закатила глаза, но спасительная потеря сознания так и не пришла. Как раз в этот момент Пэн, решив, что забит воздухом под завязку, перестал красть у Нью-Йорка драгоценный кислород и, выдержав драматическую паузу, громко заорал: - Я-ПОТРАТИЛ-НА-ТЕБЯ-ЛУЧШИЕ-ГОДЫ-СВОЕЙ-ЖИЗНИ! Сайлар, для которого резкий переход от адекватного, но малосодержательного разговора, к совершенно неадекватному - и не справедливому! - крику стал настоящим потрясением, увидел промелькнувшую перед глазами всю свою жизнь. Поседев ровно на три волоска, один из которых торчал белой вороной в правой брови, мутант пребывал в полном смятении, переваривая предъявленное ему обвинение. На другом конце города Миссис Кларк, так и не дождавшись никаких изменений в своей скучной жизни, решила взять инициативу в свои руки и кончиком зонта тыкнула в ботинок проходящего мимо продавца. В том, что свалившийся на асфальт американец был именно продавцом в каком-нибудь супермаркете, сомнений не было, так как он - не сказав миссис Клаур ни единого ругательного слова - поднялся на ноги и с выражением лица "клиент всегда прав" поспешил свернуть направо, к дверям большого магазина. - Че-то долго соображаешь, - недовольный произведенным эффектом, обиженно проворчал Питер. Эти слова послужили красной тряпкой, которая на быков вовсе не действует, но зато приятно щекочет нервы. Сайлар, не способный простить обрушившуюся на него клевету, сорвался с места и рванулся к подростку. - Хей-хей, про сделку не забываем! - выставив перед собой ногу - единственно доступное оружие самообороны - напомнил Пэн, смеющимися глазами глядя в лицо мутанту. - Я могу сделать так, что никто и не заметит... - прошипел Сайлар. Его глаза, превратившиеся в черные глубины заготовленного для Пэна гроба, злобно буравили подростка. - Ну... эээ...а че мне помешает тупо наябедничать? Аргумент был железный. Питер победоносно улыбнулся лыбой, расплывшейся от уха и до уха. От сеппуку Сайлара спасли вовремя спустившиеся Мишель и Мара. - Мое имя Сайлар!- наплевав на весь мир и провозгласив себя непризнанным гением, поправил Мару мутант. Пока Мишель излагала свои мысли, мужчина прошел к окну и выглянул на улицу, всем своим видом давая понять, что ненавидит всех, кто находится в этой комнате. Кассандра к их числу не относилась, но она, в какой-то степени, и не присутствовала в комнате. - Попробуй самовнушение - говорят, это помогает приобрести уверенность, - бесцветным голосом отозвался Сайлар. У него всегда был запасной план - махнуть на все рукой и сбежать куда-нибудь на острова, где также можно найти и одаренных, и их мозги - поэтому он не переживал, если вдруг идея с артефактом прогорит и правительство начнет свои преследования. Взглянув на Мару, он жестом указал на прикованного к трубе подростка, мол, тебе он нужен - ты с ним и возись -, после чего подошел к двери и открыл ее, приглашая Мишель пройти вперед, сесть в автомобиль и начать активно показывать дорогу.

Cassie Hack: Хороший вопрос о жизни и смерти, особенно когда находишься в компании двух весьма специфических угроз. Причем, к этим двоим Мара не имеет никакого отношения, демоны довольно-таки подверженным минутным порывам, страстям, эмоциям, так что симпатия ее была на стороне Мишель. Такого не скажешь о Питере и Сайларе, которым и следовало задавать вопрос о дальнейших планах на судьбу Камю. Однако, пожав плечами, Мара неопределенно улыбнулась, переводя взгляд на Грея и давая всем понять, то, что будет после, ее беспокоит ровно настолько, насколько может беспокоить землетрясение в Бирме. Подойдя к трубе, к которой был прикован Питер, она провела ладонью по лицу мальчика, наклоняясь и отвязывая его так, что ловкие руки ни на секунду не оставили ремень свободным, лишь покрепче взяли, тем самым затягивая запястья даже болезненнее, чем это сделал Грей, и рывком подымая Пэна на ноги. Тонкие руки обхватили мальчика и прижали к себе. - О как мило, вы только посмотрите, можно подумать что у нас милая семейка Адамсов, - Мара очаровательно улыбнулась Сайлару, затем Мишель. Для девушки она излагала шутку, для убийцы – просто издевалась. Словно играть с огнем, заведомо зная, что ты не сможешь обжечься, а если такое и произойдет, то пострадает само пламя – погаснет. Тем не менее, подобные любовно-семейные объятия долго не продлились, минуту назад голова Питера спокойно была прижата к груди девушки, а руки перебирали прядки светлых волос, успокаивающе поглаживая парня по голове, а следующую – Мара двинулась с места ремнями, будто поводком, ведя за собой Питера. Сайлар взял на себя роль водителя в этот раз, Камю она пропустила на переднее сиденье, чтобы той было легче показывать дорогу, да и по соображениям собственной безопасности. Толкнув Питера на заднее сиденье, устроилась рядом, мигом теряя интерес к происходящему. Самое интересное будет впереди, так какой смысл тратить свое драгоценное внимание сейчас на шайку этих несчастных смертных созданий, которые через лет двадцать передохнут, а ты будешь еще жива и здорово, если можно так выразиться, и вполне в силах продолжить водить за нос и играть в древнюю как сам мир игру с их потомками. Хотя, об этом стоило подумать, какие потомки могут быть у этой троицы дегенератов. Может они по-своему и уникальны, один стал мальчишкой, другая только что проснулась после смертного сна, третий сейчас олицетворяет собой шашку динамита, подносить к открытому огню крайне опасно и противопоказано, однако все люди, люди, таракашки, паразиты на теле планеты, пьющие соки и живущие за счет жизни других. Сняв кеды, Мара вальяжно закинула ноги на спинку водительского кресла, спиной опираясь в дверь и рассматривая свои ногти с педантичной внимательностью. Всем видом она давала понять насколько ей неинтересно чье-либо мнение сейчас, потому на взгляд Сайлара, секундный и изничтожающий, она коротко улыбнулась: - Брось, тебе же нравится, когда она ножки на тебя закидывает, - легкий смешок, короткий взгляд на Питера, сидящего на другом конце сидения. Можно подумать она дразнит только Грея. О нет, скорее, все ее козыри и крапленые карты из оторванного рукава мертвого гусара предназначены отнюдь не для него. - Je vais, je vais et je viens. Entre tes reins. Je vais et je viens. Entre tes reins.Et je me retiens. Мишель, знаешь эту песню? – продолжая заниматься ногтями, только для поддержания разговора осведомилась Мара. Быть может именно эта скандальная песня и крутилась в ее голове, быть может – нет, кто знает. Время от времени, когда янтарные глаза смотрела на Питера и будто сквозь него, мелодия и вправду прерывалась на короткие взвешивания всех за и против, стоил ли этот человек, которого она знала под другим именем таких усилий, а если стоил – то какую из египетских казней ему можно прописать в качестве лечащего средства. Маленький ублюдок, пользующийся сейчас своей неприкосновенностью, даже не подозревал, как легко может лишиться данного иммунитета, по простой прихоти одного существа. Мара убрала ноги, так как машина стала сбрасывать скорость и свернула на дорожку, ведущую сквозь некую аллею. Пейзаж был более красочным, чем до того. Наверняка по выходным сотни, но скорее просто десятки, если не единицы, приезжают сюда, дабы отдохнуть от суеты большого города и насладиться дарами природы – прекрасными и умиротворяющими. - Антон Павлович, вот вы и дома, - выходя из машины вслух заметила Мара. – Очень мило, - адресуя комплимент Камю, улыбнулась она. Впрочем, эффект был несколько подпорчен выпавшем вслед из салона Пэном, когда Мара дернула за ремни, связывающие руки. Было что-то пошлое во всем этом, если не ужасающее, не приглядываясь, само собой.

Pain: - Всё понятно. - Подумала девушка после того как получила ответы на свой вопрос от каждого из похитителей. Теперь Мишель была абсолютно уверена в том, что они действуют порознь. И возможно, это из-за обладательницы демонических янтарных глаз, которых ранее при ней не было. И судя по всему, по известной лишь похитительнице причине, Мишель была ей симпатична. Это выражалось в её поведении, речи, а когда ты балансируешь на лезвии ножа, то все твои чувства, и работа мозга обостряются, и ты в состоянии заметить самые незначительные мелочи. Расслабленное и вроде как мирное поведение Мары расслабляло Камю, но поднятие вопроса, который она задала, подняло уровень адреналина снова. Мишель теперь окончательно не рассчитывала, что её отпустят живой даже тогда, когда она во всём посодействует своим похитителям. Оставалось лишь два выхода: действовать каким-то образом через Снегурочку, либо же просто убить Сайлара. "Просто". Это слово казалось лишним в данной ситуации. Мишель ещё не забыла, на что был способен герр Грау, и знала, что это далеко не лимит его способностей. Девушка уже не реагировала на вечный лай Грея на Рудольфа. Как и толком не реагировала на самого мальчишку. У Камю вдруг резко пропал аппетит, что казалось странным, учитывая тот дикий голод который она испытывала всего несколько секунд назад. Мишель догадывалась, что это лишь игра химических реакций в её организме, поэтому дальше пришлось просто давится фасолью, что длилось, впрочем, не слишком долго. Ровно столько, сколько Мара отвязывала парня от трубы. - О как мило, вы только посмотрите, можно подумать что у нас милая семейка Адамсов. - Какая милая... - С сарказмом подумала Мишель, не слишком то тепло и искренне улыбнувшись в ответ, отставляя банку с фасолью обратно на стол. - Начнём с моего дома. - Уверенно произнесла Мишель, глядя сначала на Мару, затем на герра Грау. Сайлар, попросивший отныне называть его именно так, вежливо, словно палач, приглашающий заключённую в комнату с гильотиной, открыл дверь, жестом указывая Мишель, что бы та выходила. Бросив взгляд на Мару, которая сейчас напоминала работорговца со своим товаром на привязи, Мишель послушно вышла из дома, пройдя мимо Грея с ледяным достоинством. Быть может это могло выглядеть горделиво или попросту пафосно, но не показать своего холодного отношения к мужчине, Камю не могла. - А почему за колдуньей стали охотится злые духи? - Хм... Понимаешь, солнышко, в мире, к сожалению, не все люди являются такими, как та маленькая колдунья. Не все люди являются добрыми, честными, отзывчивыми, чистыми душой. Встречаются и злые завистники, как в случае с нашей сказочкой. Просто существовали люди, которые очень завидовали тайной силе маленькой колдуньи, и хотели заполучить её волшебство для своих личных, чёрных дел и помыслов. Именно эта бесконечная зависть и нашла своё воплощение в тех злых духах, о которых я рассказал. Это монстры, которых следует опасаться. И знаешь, что нужно делать в первую очередь, если встречаешься с ними? Не воспринимать их всерьёз. Если ты не веришь в свой страх, то он исчезнет. Но самое главное - никогда не дать родится чудовищу внутри себя. По указанию Сайлара, Мишель села на переднее сидения автомобиля, ведь так легче было указывать дорогу, которую, она до сих пор помнила. Выехав на главную трассу, Мишель, хоть и не сразу, но сориентировалась, и автомобиль поехал в нужном на данный момент направлении. - Неужели он до сих пор стоит? Сколько времени меня не было... Но это всё неважно до тех пор, пока я не освобожусь. Подловить момент и убить одним точным ударом? Или заговорить со Снегурочкой? И тот и тот планы кажутся сверхсложными... - Здесь на право. - Быть может, если я пойму что за артефакт я должна им найти, то может мне им воспользоваться что бы спастись..? Неужели мне нужно доказать, что я вернулась к жизни не случайно? Неужели мне придётся это доказать, выжив в этой идиотской ситуации? Ничего не бывает просто так. - Брось, тебе же нравится, когда она ножки на тебя закидывает. - Мишель краем глаза посмотрела на действия Снегурочки, которая явно показывала всем присутствующим в машине, кто является главным. Девушка улыбнулась краем губ, оценивая развязанность поведения янтарной Снегурочки, и снова начала глядеть в окно. - Je vais, je vais et je viens. Entre tes reins. Je vais et je viens. Entre tes reins.Et je me retiens. Мишель, знаешь эту песню? - Стала напевать демоница обращаясь к своей заложнице. Что ей ответить? - Знакомый мотив. - Не играя жизнерадостностью в голосе ответила заложница, продолжая глядеть в окно. До боли знакомая дорога... Въезд в поселение... Мишель жадно, но в тоже время сдержанно осматривалась по сторонам, узнавая каждый кирпичик каждого дома, каждую доску каждой оградки. Разумеется, это был не Леон, где она провела всё детство, но всё же на Сассафрас Стрит прошла немалая часть её жизни, и поэтому видеть эти улицы, дома, почтовые ящики и заборы, было очень захватывающе. Словно что-то просто перевернуло там, в районе солнечного сплетения, заставляя читать каждый памятник прошлых мгновений, затаив дыхание. Мишель и думать забыла о том, что сейчас они должны были попасть к ней домой, пока кое-кто её не окликнул, вырывая из до боли в горле сладких воспоминаний. Мишель сухо назвала адрес, оставляя дальнейшую дорогу только на герра Грау. Спустя буквально две минуты, они уже были на месте. Всё было так же как она и помнила. Даже немного обидно .что ничего не поменялось. Когда их автомобиль остановился у тяжёлых металлических ворот, Камю не дожидаясь никаких указаний от Грея или Мары, вышла из машины, глядя сквозь решётку ворот на отчий дом. - Антон Павлович, вот вы и дома. Очень мило. - Меня не было здесь несколько лет. Я это чувствую. И всё же... И всё же всё как и прежде. - Мишель подошла к воротам, и положила на них ладонь. Она чувствовала, что дом, словно заждавшийся, гордый и верный пёс, рад своей хозяйке, вернувшейся после долгого отсутствия. Вдруг раздался скрип открывающегося замка, и ворота отворил человек среднего роста, с лысой головой и бородкой аля goatee. На вид ему было около тридцати пяти лет, а чёрные, как две маслины глаза, выдавали трудную жизнь, прожитую этим человеком, и так же его доброту. Впрочем, лишь самые внимательные смогли бы рассмотреть её в глазах мужчины, который сейчас выражал собой абсолютное хладнокровие. - Вальтер. - Негромко произнесла Мишель, глядя на своего лучшего друга, который так же являлся начальником охраны самой Мишель. Её правой рукой в прошлом. - Не... Не может... - Всё хладнокровие и суровость на лице Вальтера словно ветром снесло, обнажая колоссальное удивление и радость. - Позже. - Ещё тише произнесла Камю, оглядываясь на своих спутников. - Где ты..? - Я хочу попасть в дом. - Не дала договорить Мишель, уверенным шагом отправившись ко входу в дом. Вальтер окинул Мару и Сайлара взглядом, по сравнению с которым рентгеновский аппарат - казался слепым, и поспешил за Мишель. Камю осматривала свой двор, и не могла найти ни одного отличия от того двора, который она помнила до смерти. Вальтер все эти года ухаживал за домом и двором, будто готовя его к приезду пропавшей Мишель. Будто специально хотел добиться того, что бы дом был точно таким же, как и в последний день её пребывания в нём. Мишель открыла дверь дома, входя внутрь. Запах её очага она бы не забыла никогда. Дух её дома был прежним. Как и несколько лет назад. Внутри всё было так же как и снаружи. Абсолютно неизменно. - Так ты объяснишь что происходит? - Негромко, что бы слышала лишь Мишель, спросил Вальтер, заходя в дом, оставляя дверь открытой, что бы "гости" могли свободно войти. - Я сама не всё понимаю... Чёрт... - Камю грустно улыбнулась, невесело вздохнув. Ей жутко хотелось просто забыть о наличии двух субъектов с их дурацким пёсиком Рудольфом, и зажить по новой. Но ещё больше ей хотелось обнять друга, по которому сильно соскучилась, осознав это лишь тогда, когда увидела его. - Сейчас... - Произнесла девушка, разворачиваясь к подошедшим Маре с Пэном и Сайларом. - Устраивайтесь поудобнее. Вальтер, расположи гостей. Я сейчас вернусь. - Мишель развернулась, и пошла на второй этаж, тем временем, как Вальтер окинул подозрительным взглядом уже всех троих, а не только Мару и Сайлара. Решив не задавать лишних вопросов, мужчина указал жестом пройти в гостиную, в которой помимо нескольких больших старинных кресел, небольшого камина и большого мягкого ковра на полу, находилось с десяток старинных саблей, пистолей и мушкетов, висящих на стенах. - Попрошу оставить обувь в прихожей. - Голосом не терпящим неповиновения произнёс Вальтер, умудряясь в это же время сделать его вежливым. В присутствии Вальтера многие чувствовали себя беспомощными, потому что он умел... блокировать сверхспособности. - Всё как и прежде... Даже не верится. - Мишель провела ладонью по застеленной простыне на кровати в её комнате, и присела на неё, отдаваясь привычным ощущениям, забытым на четыре года... Вальтер принёс в гостиную четыре кружки с горячим чаем и поставил на журнальный столик, после чего, деловито сел в кресло, стоящее в углу гостиной, и не сводил взгляда с троицы. Его пальто уже давно висело на вешалке в прихожей, и из-за пояса брюк была видна рукоять пистолета. Взгляд Вальтера хоть и был пристальным, но никаким образом не назойливым или навязчивым. - Вальтер, почему ты не предложил гостям пироженные? - Улыбаясь просила Мишель, заходя в гостиную. На ней была новая одежда, явно принадлежавшая ей. Тёмно-фиолетовые джинсы и чёрная кофта с капюшоном, под которой был белый гольф. А в руках у Камю была средних размеров тонкая книга с золотистым твёрдым переплётом, на котором нигде и ничего не было ни написано, ни изображено. Вальтер встал и молча направился на кухню, будучи с абсолютно невозмутимым выражением на лице. - Итак, добро пожаловать ко мне домой. Быть может, учитывая уютную обстановку, познакомимся ближе? К примеру представимся друг другу. - С лёгкой улыбкой произнесла Мишель, усаживаясь в одно из кресел, кладя себе на колени золотистую книгу, и беря со столика кружку с чаем. Гостеприимство - было важной традицией в семье Камю, и было не важно кто являлся гостями. Если ты сама их привела в дом, то должна быть с ними обходительна.

Cassie Hack: На языке Питера вертелась старая славянская песня о падшем богатыре, чей конь пал жертвой вражеского копья и вокруг него уже слетелись вороны, чтобы склевать глазные яблоки. Песню подобного рода вудуист никогда не слышал и о славянском народе, как и о старинных богатырях, мало что знал, однако это ничуть не мешало былине, положенной на тоскливую мелодию, вертеться на языке. Уткнувшись носом и лбом в стекло таким образом, что пассажиры проезжающих мимо машин шарахались, приняв его за вампира с обрубленными ноздрями, Пэн с готовностью религиозного мученика предался тоскливым мыслям о вечном. Даже былая язвительность, с которой он обязательно прокомментировал бы закинутые на водительское сидение ножки Мары, покинула его. Покинула ровно до тех пор, пока демонша не выволокла его из остановившегося автомобиля. - Полегче, ты...! - начал было Пэн, но подходящие ругательства словно ушли в отпуск. Исчерпав весь лимит на тормознутось реакции, подросток без энтузиазма завершил фразу: - .. толстожопик. Еще раз, на всякий случай, заценив формы Кассандры, вудуист мысленно дал себе подзатыльник за клевету. Мара, казалось, поглощена творением возникшим в черте пригорода Нью-Йорка, более чем своими спутниками, какими бы они интересными не были. Дом навевал воспоминания, настолько старые, насколько же и приятные – длинные летние вечера на веранде, в обществе обворожительно элегантного брюнета, с усами на бельгийский манер и небольшой козлиной бородкой как у Мефистофела, на носу маленькие очки круглой формы, в руках блокнот и карандаш и каждая зарисовка посвящена ей. Еще одна удача и, для разнообразия, чисто духовная пища. Подобному удивлялась и сама демон, так как полностью игнорируя свою природу в те дни довольствовалась малым, может поэтому все было настолько приятным и настолько к месту было вспомнить то время, неторопливое, умиротворенное. Едва они переступили порог дома, как рука отпустила ремень удерживающий Пэна, чтобы девушка могла пройти дальше в гостиную, рукой касаясь развешанного оружия. - Bel lavoro, - чуть шепотом произнесла она, прежде чем взглянуть на принесшего чай слугу. Или он был кем-то большим, чем просто слугой? Наверняка. Скользнув по фигуре Вальтера, Мара вскинула бровь едва взгляд скользнул по рукояти оружия. Отлично, гостеприимство здесь на уровне, на самом высоком уровне. Необходимости в чае Сайлар не чувствовал, потому не обратил внимания на гостеприимность мужчины, которого их заложница называла Вальтером. Собственно, само понятие "заложница" потеряло всякий смысл, стоило одаренному увидеть оружие у слуги/дворецкого/личного телохранителя. С учетом того, что в себе он сил с каждой секундой ощущал все меньше, уровень опасности Вальтера возрастал в геометрической прогрессии. - Да, Вальтер, мы хотим пирожных. И еще шипучки - будет вообще красота, - пытаясь избавиться полностью от ремней, сковывающих руки, звенящим голосом отозвался Питер. В отличие от Сайлара, которому дом и царящая в нем обстановка не приглянулись, подросток пребывал в достаточно хорошем расположении духа. Мара вскинула глаза к небу, она оказалась как раз там, где меньше всего хотелось пребывать в обществе напоминающем психиатрическую лечебницу на гастролях, и вы не подумайте ничего такого, просто противоречивость разношерстность всей честной компании говорила о многом, например о том, что лучше бы им было не встречаться. Лишь немного положение могла спасти личная заинтересованность, но стоило демону потерять таковую, и все трое, точнее двое (несомненно Джереми она так просто не оставит), могли разбираться со своими проблемами тет-а-тет самостоятельно. - Чудесный дом, - улыбаясь и садясь в кресло напротив Мишель, закидывая ногу на ногу, отозвалась девушка. – И правда, мы были слишком неучтивы там, в больнице, когда так резко выхватили тебя из уютной палаты, наполненной развратным персоналом. Что ж, это, - она указала пальчиком на сжимавшего чашку чая Питера, который при всем еще пытался освободиться от туго затянутых ремней, - в бывшем менеджер среднего звена, с семьей-паразитом на шее и мизерной зарплатой, а сейчас, как я вижу преуспевающий вудуист, Джереми Стемпл, а вон тот, угрюмый чернобровый тип – серийный убийца Сайлар, которого на самом деле зовут Габриэл Грей, полагаю так как ты была определенное время мертва, ты не слышала что он убил свою собственную мамочку. Да, вот такая печальная история, - демон пожала плечами. – Ну, а ты наш камень преткновения, на которой сошлись интересы всех и сразу. - Ты забыла добавить, что раньше я носил семейные трусы с паровозиками, а теперь стал брутальным и ношу исключительно с эмблемой супермена, - громко, с характерным прихлюпом, отпив чая из чашки, дополнил информацию о себе Питер Пэн, на деле оказавшийся, как было сказано выше - преуспевающим пожилым пердуном, избавившимся от своей семьи ради карьеры вудуиста. Сайлар, которому вся эта хренотень с правительственными агентами, демонами и артефактами была, по сути, до фени, отвернулся в сторону окна, сделав при этом вид, будто обнаружил нечто очень интересное. - О, ты крут. Буду молиться за тебя каждое воскресенье и четверг, - обрадовавшись приходу Вальтера, который принес и пирожные, и шипучку, Пэн быстро сграбастал в ладонь одну порцию и стал с довольным видом уминать. - Все это очень интересно, - оторвавшись от окна, Сайлар обвел взглядом всех одаренных, - но может наконец потолкуем насчет нашего дела? Меня не радует перспектива провести тут оставшуюся часть жизни. Звонко рассмеявшись на реплику Питера, Мара послала тому воздушный поцелуй. - Кажется кто-то приобрел еще и чувство юмора в кое-то веки, - переводя снова взгляд на Камю и улыбаясь, пояснила демон свои действия. Хотя стоило ли удивляться подобному поведению и искать оправдания, или пояснения, тот еще вопрос. В целом все было именно так, как описала Мара – кроме себя любимой, конечно, а ее персона на интересовала никого или интересовала всех, либо – либо, в данном случае пояснения о своей судьбе были лишними и, как правильно, заметил Грей, следовало переходить непосредственно к делу, пока они все пылью не покрылись да сединой, обсуждая кто кем является, кто кому приходиться кем или чем, да и вообще какая замечательная осенняя погода за окном. - Тебя не учили, что в сказке черепаха обгоняет кролика? – откинувшись на спинку, коротко заметила девушка. – Впрочем, мистер Грей прав, мы приехали сюда потому что думали тут легче будет понять, что же всех объединило в такую недружественную и крайне неустойчивую компанию, что приходиться смотреть за спину как бы там нож не оказался.

Pain: Всё протекало очень плавно, тихо, спокойно, мило. Прям светский раут. Молодые отшучивались, демоны игрались, убийцы подливали дёготь. Благодарю. - Учтиво и слегка наигранно улыбнувшись, ответила Мишель на восхищение Мары. Благо, она до сих пор игралась, и это облегчало жизнь не только Мишель, н ои всем остальным, как бы ни пародаксально это звучало. При упоминании о больнице, Мишель слегка прищурилась, улыбнувшись уголками губ. Воспоминание хоть и было сильно, но уже успело превратится в воспоминание. - И разумеется, стоит умолчать о себе. Хитро или умно? Не важно. Теперь я могу делать выводы о двоих из трёх и хоть как-то предугадывать их возможные действия. - Скорее то, что вы хотите от меня получить. - Подчеркнула Камю, ненавязчиво поглаживая переплёт журнала, лежащего на коленях. Шуточку Джереми, Мишель не оценила, и лишь молча посмотрела на Вальтера, который, слегка с раздражённым видом, принёс "заказ", и с лёгкой недовольной гримасой, сел в тоже кресло в углу, открыавшее обзор на всю комнату, и в то же время бывшее довольно ненавязчивым. Мужчина, не сводящий глаз с каждого из них, умудряясь держать во внимании любое их движение, так как годы работы телохранителем и начальником персональной защиты, дают свои плоды, медленно моргнул Мишель, слегка кивая. Поняв, что всё в порядке, Мишель снова развернулась к собеседникам. - Забавно ты играешь в ребёнка, Стэмпл. Но я слыхала, что вудуисты и не на такое способны. - Мишель расчитывала, что Джереми поймёт, о чём именно она говорит, ибо всё было довольно не сложно сообразить. Но возможный ответ вудуиста прервала мрачное замечание со стороны окна. - По крайней мере, эту ночь мы проведём здесь. Мне следует разобратся со многими записями, что бы понять, что именно мы ищем, и что бы взять след. - Сухо ответила Сайлару Мишель, рссматривая висящую на противоположной стене, казацкую саблю семьнадцатого века. - Тебя не учили, что в сказке черепаха обгоняет кролика? Впрочем, мистер Грей прав, мы приехали сюда потому что думали тут легче будет понять, что же всех объединило в такую недружественную и крайне неустойчивую компанию, что приходиться смотреть за спину как бы там нож не оказался. - Я догадываюсь, о чём идёт речь. Это... Это некий артефакт, который влияет на удачу своего обладателя. Может это смешно, но в детстве, отец рассказывал мне некую глупую сказку, которую я не понимала. Впрочем, это скорее было сборником моралей, объединённых одним персонажем, что в принципе, не суть. В этой сказке присутствовал предмет, который, скорее всего и является тем, что вы ищете. Поразительно... Я до сих пор помню об этом... Вот только я не помню, что в этой сказке, да как. Поэтому, мне нужен хотя бы один день, что бы подготовить информацию. - Говоря всё это, Камю смотрела поочередно на каждого из своих, возможно уже, компаньонов. На самом же деле, Мишель просто хотела хоть денёк побыть в родном доме, привести себя в порядок, поесть нормально, в конце-то концов. Мишель старалсь не поворачиватся в сторону Вальтера, которого сейчас разрывало бесчислеенное множество рождавшихся вопросов. - Надеюсь, мои апартаменты будут для вас достаточно комфортными, что бы провести здесь всего одну ночь. А утром, я уверена, что к этому времени я уже буду знать что нам делать дальше, мы отправимся на поиски. Ах да, у меня есть ещё один очень волнующий меня вопрос - на кого вы работаете? Давайте по небольшому постику с ответами, так как не могу писать дальнейшие действия не зная вашей реакции, и начнём уже двигаться)

Sylar: - Сказка, значит. Закатив глаза, Сайлар снова отвернулся к окну. Что еще он ожидал? Чего-то более адекватного, например. Заинтересованность Правительства в девчонке достигла высшего значения необъяснимости: неужели высоким чинам настолько нечего делать, что они занялись похищениями людей из-за нелепых басней о каком-то артефакте удачи? Удача - настолько нестабильное понятие, что Грей предпочитал в нее не верить, руководствуясь только силой, проверенной в деле. В отличии от него, Питер больше заинтересовался полученной информацией, но показывать свой интерес не стал. Прислушиваясь к словам Мишель, подросток изображал полное безразличие и все свое внимание уделял принесенным пирожным. Это было несложно сделать, так как за время выполнения поручений Директора Кэла успел порядком проголодаться. Сделав несколько больших глотков шипучки, Пэн вылил часть содержимого стеклянной бутылки на пирожное, от чего то зашипело. Облизнув пальцы, вудуист поднес размокшее пирожное ко рту и, откусывая, стал задумчиво его жевать. Будучи связанным с мистикой, Пэн прекрасно понимал, что девчонка может оказаться права и артефакт им удастся найти с помощью каких-то поверий ее народа, о которых ей в детстве рассказывал отец. Он уже сталкивался с подобным, и потому с нетерпением ждал момента, когда подвернется возможность ознакомиться с информацией о том артефакте, за которым охотится не только Правительство, но и крупные криминальные авторитеты Нью-Йорка. Для самого Питера удача была знакомой материей, которая не раз его выручала в трудную минуту и в то же переворачивала жизнь с ног на голову, что, впрочем, всегда было в лучшую сторону. Обзавестись гарантом того, что удача тебя никогда не покинет и будет сопутствовать в любых делах - именно тебе, а не кому-то другому, кто может иметь зуб на тебя - это могло стать серьезным оружием в руках человека, обладающего достаточным умом и фантазией. Размышления Питера были прерваны вопросом Мишель. На кого они работают? Странно, разве за весь день ни разу не прозвучало слово "правительственный агент"? - Мы - такого просто нет, - отозвался Сайлар, кидая в сторону Вальтера недовольный взгляд. Присутствие мутанта, способного блокировать способности, лишь усиливало желание убийцы убраться из этого дома как можно скорее, наплевав на все рассказы о магических артефактах. - Я ни на кого не работаю.

Cassie Hack: Мара улыбнулась. В отличие от мистера Грея, который неопределенно прокомментировал ответ Мишель, демон то прекрасно знала, что сказки не настолько являются неправдой, насколько просто скрытно повествуют о том, что было или что существует. Вы думаете что все они – и про несчастное яйца снесенное курицей, и про мальчика-с-пальчика, и дюймовочку, и все остальные, созданы для детей? Отнюдь, каждая сказка олицетворяла собой что-то, идею, атмосферу, передавала тему, хотела сказать собой то, что не мог высказать в слух ее автор, а что уж говорить более древних народных, которые передаются из уст в уста с того времени, когда человек только спустился с дерева и начал ходить на двух ногах. - Ты совсем не помнишь эту, - она пыталась подобрать слово, более подходящее и менее детское, чтобы скептики присутствующие в комнате не зацикливались на ярлыках, - этот рассказ? – она внимательно посмотрела на девушке, словно пытаясь понять, врет та или нет, действительно ли ей необходимо то самое время, или же Мишель решила просто обвести их вокруг пальца, закрыть здесь в компании своего телохранителя-дворецкого, недобро и холодно смотрящего на каждого из гостей, в особенности, конечно, по его мнению на самую явную угрозу в этой комнате – на Сайлара. Люди людишки, глупые создания, какими бы сильными вы не были, вы всегда забываете Первое Правило этой Вселенной. – Что ж, если он где-то записан или есть приблизительное описание, то мы можем подождать. Ведь можем же, господин Грей? – не дожидаясь ответа, Мара продолжила. – Мне только интересно как ты хочешь освежить свою память, - демон мило улыбнулась, в конце концов, ее право знать степень умолчания или вранья в этом доме, а каждый из них врет друг другу и самому себе так или иначе. Короткий смешок на ответ Сайлара. Мара покачала головой: - Здесь каждый работает на себя, милая, даже этот уплетающий пирожные пятидесятилетний щенок, - она едва кивнула в сторону Питера, ни капли не соврав. Да, каждый в этой комнате работал на себя, искал личную выгоду, кого-то заинтересовала возможность придержать госпожу Фортуну на коротком поводке, кто-то пытался вспомнить прошлое и понять что вообще происходит и почему вдруг резко и ни с того ни с сего ее персоной заинтересовалось столько людей, кто-то просто вклинился в этот рассказ, как заноза в заднице для многих, ну а что касается оставшегося – возможность обрести мнимую, но свободу, пытаясь одновременно прихватить с собой еще один объект, сейчас формально отсутствующий. - А вот отдохнуть всем немного не помешает, - с условием, что под подушкой можно будет спрятать нож, - а то напряжение растет с каждым часом и кто-то может не выдержать и взорваться, в буквальном смысле этого слова, - улыбаясь, она смотрела на Камю, как будто все шутка.

Pain: - Я ведь сказала, - Вежливо ответила Маре Мишель. - Что мне нужно полистать дневники и различные записи. - Мишель не стала говорить о библиотеке, так как что-то ей подсказывало, что любопытная Снегурочка захочет взглянуть на неё. Если записи могут показаться ей неинтересными, а Мишель сможет выставить их в нужном для этого свете, то полистать кинги того, кто обладал серьёзным артефактом и сумел его спрятать так, что сыскать было практически невозможно, демонесса вряд ли откажется. - Что-то в этом роде я и ожидала. - Подумала Мишель после ответа Сайлара. - Странно, "малыш" затих. - Мишель посмотрела на Джереми, но её взгляд не задержался на гадкой физиономии и трёх секунд, сразу же перейдя на Мару. - Тогда мне уже ничего не помешает вас просто убить, и скормить сторожевым псам. - Злобно подумала Мишель, но решила не озвучивать свои мысли, так как вряд ли они понравились бы кому либо из здесь сидящих. И тут возникает намёк на возможные, м, ухудшения отношений. Если выражаться помягче. Впрочем, эта мысль была лишь воплощением той злости, которую она испытывала к, уже выходит, напросившимся за артефактом компаньонов. - Я рада, что мы общаемся на одном языке, м... - Мишель запнулась, показывая, что не знает как обращаться к Снегурочке. - Итак, прошу меня простить, но я вас покину на время. Просьба, не беспокоить меня на втором этаже. Но прежде, я хочу толком привести себя в порядок. - Как глупо это выглядит... И унизительно, быть может... Оправдываться и будто просить разрешения у трёх незнакомцев, в своём же доме... Мишель встала с кресла, беря в руки золотистую книжицу, захваченную по пути в гостиную. - Вальтер, предоставь гостям всё, что они попросят, а затем, зайди ко мне. - Мишель говорила это глядя на друга, после чего повернулась к "гостям". - Прошу не скучать и отдохнуть как следует. - Чуть натянуто улыбнувшись, произнесла, и вышла из гостиной, направляясь обратно, на второй этаж. Закрыв за собой дверь в комнату, Мишель закрыла глаза, и, выдыхая через ноздри воздух, прислонилась затылком к двери. Что ж. Ночь в родном лоне самое лучшее, что возможно в моей ситуации. Боже, отец, за что ты обрёк меня на это всё? Ладно. Не время киснуть. Мишель кинула на постель золотистую книжечку, и принялась осматривать свои вещи в шкафу. Они были чистыми и свежими, и сложены именно так, как оставляла их Мишель четыре года назад. Почему-то, она помнила как лежала её одежда, и даже сейчас могла без труда достать пурпурное полотенце, которое лежало на третьей полке, за бирюзовой кофтой. Внутри стойко продолжало стоять ощущение, словно отсутствия длиной в четыре года и не было в помине. Будто дом, с момента её смерти, замер на пороге будущего, и застыл во времени, прекратив жить до момента её возращения. И вот теперь, будто в каменное недвижимое тело вернулось сердце, заставляя его снова воскреснуть. Дом воскрес вместе с ней? Домыслы… - Если ещё чего-нибудь пожелаете… - Вальтер указал взглядом на неприметный колокольчик, стоявший на журнальном столике. – Просьба не злоупотреблять им. Мужчина развернулся, и вышел из комнаты, оставляя троицу наедине с собой. Дальше, Вальтер бесшумно поднялся по лестнице на второй этаж, и постучался в комнату Мишель. - Входи, мой друг сердечный. – Радостно улыбаясь, произнесла Мишель, держа в руке большое пурпурное полотенце, и закрывая шкаф. Вальтер вошёл в комнату, и закрыв дверь, прислонился к ней, заложив руки за спину, и молча следя за ней. - Ты, конечно, не отпустишь меня в ванную, пока я не расскажу, что происходит? – С горькой иронией спросила Мишель, присаживаясь на край постели. Вальтер, продолжал молча смотреть на девушку из под бровей, ожидая её слов. Мишель знала, что он хочет слышать, и что ей нужно сказать. Поэтому, слова были лишними. - Я сама не до конца понимаю, что происходит. Я помню звук выстрела, а дальше… - Вдруг в голове возник до боли родной образ, заставив её застынуть в реальности на несколько незримых мгновений. Возник, но она ничего не успела рассмотреть. Странно. Будто этого просто не осталось в её памяти, и лишь отдельные отголоски открыто заявляли о наличии чего-то бесконечно важного и потерянного… - Мишель. – Вкрадчиво позвал Вальтер. Несколько мгновений переросли в несколько секунд. – Ты в порядке? – Внимательно глядя на девушку, спросил мужчина. - Да. Просто… Как же это непросто всё. Скажи, сколько меня не было? - Четыре года. - Твёрдым тоном ответил Вальтер. – Четыре года я не мог тебя найти. - Да… Кто-то постарался на славу со всем этим. Я не знаю, как я снова здесь. Я точно знаю, что умерла… - Опять вспышка из последних мигов жизни, но ничего рассмотреть и разобрать не удалось. - …Но как воскресла… Я не знаю. - Кто те люди внизу? Они ищут то, что оставил твой отец? - Да. Несколько часов назад, они работали на правительство, но теперь, решили работать на себя. Это очень странная компания. - Постой. Правительство? - Именно. Быть может, это было прикрытием, но сейчас это неважно. Те трое лишь счастливчики, которым удалось схватить меня раньше остальных. - Мишель быстро продолжила, видя новую волну непонимания в глазах друга. – Откуда-то, практически все важные фишки города, знают о наследии моего отца. И ведут за ним охоту. Правительство, Фиск, ещё кто-то… Я уверена, если такие лица заинтересованы, то и рыбёшка помельче так же подсуетится… Поэтому я не могу оставаться дома надолго. Ты слышал. - Я убью тех, внизу, и мы уедем в другую страну. Я обеспечу тебе прикрытие, маскировку. Я могу… - Я не могу всю жизнь бегать. – Мишель многозначительно посмотрела на друга. – Да и не по мне это – убегать. Я хочу покончить со всем этим. Камю встала с кровати, подбирая полотенце и золотистый журнальчик. - Всё. Я больше так не могу. Я… в ванную! И принесёшь мне чего-нибудь поесть, сюда? Да, знаю, это не этично, но те трое, а скорей двое, что-то вроде моих надзирателей. И разделять с ними пищу за одним столом, я бы не хотела. - Идите за мной, я покажу вам ваши комнаты. – Вальтер вернулся в гостиную через двадцать минут после своего ухода. Дождавшись, пока все соберутся, мужчина, ненавязчиво «блеснув» рукоятью пистолета, повернулся спиной, и повёл гостей на второй этаж. Они вышли в длинный коридор, с парой поворотов и несколькими дверями. Всего в доме было три спальни для гостей, так что хватило бы для каждого из искателей сокровищ, но мужчина предположил, что им вполне может хватить и одной комнаты. Но выбор всё же оставил на самих гостей. - Ночевать будете раздельно, или..? – Вальтер сделал многозначительную паузу без намёка на пошлости. В итоге, показав комнаты в конце коридора, и пообещав принести постель, мужчина вышел в коридор. - Хозяйка просила передать, что бы в её комнату никто не заходил. Вы можете передвигаться по всему дому, кроме её, и моей спальни. В восемь, ужин, если пожелаете. Через один час и двадцать три минуты. Прогремело несколько пистолетных выстрелов. - Вальтер! – Встревожено воскликнула Мишель, откидывая на подушку ветхий дневник и вскакивая с кровати. Она выбежала в коридор, оглянувшись по сторонам. В коридоре никого не было. Да и выстрелы раздавались со стороны гостиной. Вдруг, во всём доме погас свет. - Проклятье… Благо, Мишель знала свой дом достаточно хорошо, что бы ориентироваться в темноте. Девушка спустилась по лестнице на первый этаж, где слышались звуки борьбы. Вдруг, что-то впереди неё возникло чёрным силуэтом. Мишель не могла рассмотреть, кому принадлежал этот силуэт, но внутренний голос подсказал, что это явно не друг. Мишель пригнулась, проскальзывая к силуэту, который явно её заметил, да вот поспеть за ней не мог, и поэтому, был нейтрализован точным ударом ребром ладони по сонной артерии на шее. Мишель быстро достигла гостиной, но застала там лишь погром, освещённый падающим сквозь окна светом луны. На полу лежал труп человека, одетого в чёрный обтягивающий костюм, напоминавший костюм водолаза. У него на голове находилось оптическое устройство – зелёная оптическая линза на ремне. Не долго думая, девушка сняла с головы покойника прибор, и надела его на себя. Это было устройство ночного видения, также оснащённого тепловым сенсором. Сквозь него, Мишель видела угасающий тепловой след, витавший в воздухе. Он тонким шлейфом тянулся к выходу на улицу. Камю поспешила было выбежать вслед за теплом, но остановилась, сделав лишь пару шагов. Она развернулась, и направилась к нетронутому шкафу у стены, открывая дверцы и раздвигая сервиз, стоящий на полках. За сервизом, в стенке шкафа, виднелась едва заметная щель. Мишель надавила пальцами на неё, и она раздвинулась, открывая потайной отдел, в котором находилось два длинноствольных револьвера в кобурах, и несколько аккуратно сложенных восьмизарядных барабана. Тем временем, весь дом заполонили люди в чёрных костюмах с зелёной линзой на глазу. Они были вооружены шокерными дубинками и сюрикенами с газовым детонатором, который взрывался при попадании в любую цель, распространяя сильнодействующий снотворный газ. Вальтер до сих пор не прекратил блокировать все способности гостей, в мерах безопасности. Но в пылу сражения, он напрочь забыл о том, что возможно, те трое подвергнуты опасности. Единственное, что его сейчас волновало, так это безопасность Мишель. Глаза распахнулись. Чёрное небо и карниз крыши дома перед глазами. Рядом мёртвое тело в чёрном. Мужчина резко поднялся. Теперь, перед ним стояло разбитое окно. Окно из кухни. Вальтер влез обратно через осколки, сбивая остатки стекла на подоконник. Вдруг, не успел он ступить на пол кухни, как над головой что-то просвистело, и послышался стук врезаемого в деревянное покрытие стен чего-то острого, а затем звук распыляемого газа. Вальтер быстро спохватился, и закрылся в силовой кокон, ограждая себя от снотворного газа. Мужчина вскинул руку с пистолетом, который всё это время, вместе с мелкими осколками, впивался в ладонь Вальтера, и сделал пару выстрелов в сторону выхода, откуда и залетели на кухню газовые сюрикены. Судя по всему, промахнулся. Не важно. Нужно найти Мишель. Вальтер вышел из кухни, и тут же получил несколько ударов по силовому кокону небольшой дубинкой, горящей на конце, словно ультрасоверменный факел, голубыми электрическими дугами. От ударов по труднопробиваемому силовому полю, искры с конца дубинки снопами разлетались в разные стороны. Вальтер мигом вскинул пистолет снова, и выпустил патрон прямо в грудь наёмника, после чего, заменил обойму, продвигаясь к лестнице. Рукояти мягко легли в ладони, словно именно там им было и место. Мишель ловко зарядила оба револьвера, буквально за несколько секунд, и поспешила на улицу, один сунув в кобуру, что системой ремней крепилась на пояснице, а второй держа наготове. На ходу обувшись в туфли без каблука, что стояли в прихожей, Камю вышла на улицу, осторожно приоткрывая дверь, и высовываясь на улицу не менее аккуратно. Вроде чисто. Но теплового шлейфа больше не было… Мишель быстро возвратилась обратно в дом, и столкнулась с Вальтером. Лишь счастливый случай уберёг её от рокового выстрела по другу. - Ты в порядке? Этот вопрос прозвучал одновременно с уст обоих. - Где троица? – Не тратя время на смех или дальнейшие ненужные обсуждения, спросила Мишель. - Я не видел. Если и были захвачены, то это к лучшему. - Нет. Они мне нужны. Вдруг, на лестнице возник чей-то силуэт. По очертаниям он не напоминал никого из троицы, хотя Мишель была бы не прочь «случайно» пристрелить Сайлара. Но с другой стороны, его способности очень пригодятся в поисках. Мишель моментально как только завидела скользящий силуэт, вскинула руку. Попасть в цель, горящую жёлтым с красным цветами, было абсолютно не трудно. - М… Ни капли не изменились. – Вслух произнесла Мишель, глядя на пистолет. По лестнице скатилось тело одного из наёмников. – Вальтер! Нам нужно уходить. Неизвестно сколько их ещё здесь. - Хорошо. Беги за автомобилем, а я скажу тем троим, если найду их живыми, что бы бежали наружу. - Ты отправишься с нами! - Не теряй время. – Вальтер скользнул к лестнице, держа наготове пистолет. Мишель проследила за тем, как он скроется на втором этаже. Ей очень не хотелось оставлять Вальтера. Но она привыкла доверять ему, и на сей раз, исключения не было. Мишель вернулась к шкафу, в котором были спрятаны револьверы, и достала из всё той же ниши поддельные документы, после чего, всунула их за пояс джинс. Кинув последний взгляд в сторону лестницы, Мишель поспешила на улицу. Через несколько секунд, она уже была возле автомобиля, на котором они и приехали. Оставалось надеяться, что Вальтер сможет прикрыть троицу, и сам останется цел. Хотя, он всегда оставался цел. В любых передрягах. - Быстро на улицу! Я их задержу! У вас есть десять секунд, что бы выскочить из дома! Вальтер уже был на втором этаже, и успел вступить в рукопашный бой с наёмником, который умудрился его обезоружить, сам не зная того, отвлёкши Вальтера вспышкой фонаря от создания поля, которым он себя покрыл. Мужчина только сейчас, когда запер в силовом коконе нападавшего, снял с троицы блокировку способностей. Но судя по валяющимся телам, они и без них неплохо справились. - Ну же! – Вальтер оглушил пойманного наёмника, ударив того в лицо с такой силой, что тот ударился о стену затылком. – Пять секунд! Четыре. Три. Две. Одна. Что происходило в доме дальше, не было видно никому. Но из него ещё длительное время никто не мог выйти и войти также. - Скорей в авто. Надеюсь, вы взяли паспорта, потому что мы отправляемся в Украину.

Sylar: Если чему-то и научили Питера пять десятков прожитых лет, так это умению выживать даже в самых сложных ситуациях, при этом умудряясь сохранять непробиваемость слона и нейтральность отношения ко всему происходящему, чем славился ленивый толстозадый бегемот. Подцепив перепачканными пальцами еще одно пирожное, отпив немного газировки, подросток, близкий к достижению пенсионного возраста, громко рыгнул, после чего продолжил свою трапезу. Миссия - миссией, а жрать надо всегда по четкому расписанию, чтобы потом желудок не отозвался тебе неприятными неожиданностями. Кассандра и Сайлар, похоже, этой философии не придерживались. Находясь каждый в своем углу, словно готовые к драке боксеры, они избегали пересекания взглядов. По крайней мере, взгляда девушки точно избегал темноволосый убийца, старательно сверля глазами какую-то одну ему известную точку в пространстве, обозначенную таинственной буквой "А". Мара, может, была бы очень даже не против поглазеть на мужчину, чтобы лишний раз подразнить его симпатию к Кассандре, давая понять, что его возлюбленная совсем близко - только протяни руку и дотронься - и в тоже время слишком далеко, чтобы достучаться. Глядя на демоническую улыбочку Мары, вудуист демонстративно запихнул в рот большую часть пирожного, старательно пережевывая его и упрямо отказываясь давиться под насмешливым взглядом девушки. Снова смочив все съеденное газировкой, подросток потянулся к оставленному Вальтером колокольчику, но воспользоваться им не успел: дворецкий и верный телохранитель похищенной ими хозяйки дома уже вернулся. Не торопясь огорчаться, что ему не дали опробовать новую игрушку, Питер посмотрел прямо в глаза Вальтера и позвонил в колокольчик. - Мне бы в сортир, - кивнув в сторону тарелки, на которой осталось лишь одно пирожное, и то уже надкусанное, подросток широко улыбнулся, показывая все свои тридцать два зуба: - Сами понимаете. Никак не прокомментировав пожелание гостя, Вальтер повел всех гостей на этаж, где находились спальни. Распрощавшись с дворецким, Питер хотел было по-тихому укрыться в одной из комнат, но не успел сделать и пару шагов: тяжелая рука Сайлара опустилась ему на плечо и крепко сжала, причиняя боль. - Ай, да че такое? Пребывая в состоянии завидного хладнокровия, Грей молча толкнул Питера вбок, к одной из дверей, припечатывая к ней тщедушное пятнадцатилетнее тело вудуиста. Упускать из вида этого хитреца Сайлар не собирался, в особенности сейчас, когда временно лишился своих способностей. С трудом отнекиваясь от желания убраться из дома как можно скорее, мутант вошел в комнату вслед за Пэном, подталкивая не торопящегося подростка к комоду. - Тут посидишь, у меня на виду, - пробормотал Сайлар, сняв ремень и намереваясь обвязать им запястья Пэна, но тот шуганулся в сторону и встал в боевую стойку. - А вообще-то посрать хотел! Имею право, блин. Сложно было спорить с этим утверждением. Пропустив подростка вперед, в уборную, убийца отказался от идеи следить за ним и там. Вальтер блокирует способности, что парень сможет сделать? Взяв из мыльницы кусок мыла, достав из кармана складной нож, Питер уселся на унитаз и, разрезав кусок мыла на две равные части, стал что-то на них вырезать. Это была нормальная причуда - кто-то читает в сортире книгу, газету, кто-то учит уроки или слушает музыку. Тех, кто брал мыло и начинал вырезать на них смешные рожицы было несомненно меньше, но они все же были. Оторвав кусок туалетной бумаги, Пэн свернул в нее куски мыла и убрал в карман куртки, после чего, завершив свои дела, подошел к раковине и, включив холодную воду, стал долго и с удовольствием лить ее себе на лицо. - Живее, - послышался голос Сайлара из-за двери, в конвульсиях забилась дверная ручка. Закатив глаза, Пэн выключил воду и направился к выходу: - Да иду я, бляха муха. И.... - завершить последнее слово подросток не успел, так как Сайлар схватил его за шиворот и швырнул к комоду. Силы хоть и были заблокированы, однако физически - это было понятно с первого взгляда - он намного превосходил парня, коим прикинулся Джереми Стэмптон. Повалившись на спину, он не успел среагировать, а Грей уже привязывал его руки ремнем к ножке мебели. - Эй, ну как я.. Ладно-ладно, молчу!- заорал Пэн, увидев прямо перед собой занесенный для удара кулак. Поза, в которой застыл Питер, была на вид очень неудобной, однако подросток спал как убитый, чему-то улыбаясь. В отличие от него, Сайлар не мог сомкнуть глаз, постоянно ворочаясь на постели и сминая простыни. Наконец отчаявшись, мужчина уселся, облокотившись о спинку кровати, и устало потер глаза. Ему казалось, что он совершил самую глупую штуку на свете, ввязавшись во все это дело. Вальтер и его дар блокировать способности - это вершина всей истории, которая могла закончиться крайне плачевно. Потеряв возможность пользоваться своими способностями, Сайлар чувствовал себя отвратительно, последним ничтожеством. Таким, как все, что было самым страшным для него. В доме послышался шум. Это можно было списать на бессонницу хозяев дома или домашнего питомца, решившего вернуться домой с прогулки, однако с каждым новым шорохом становилось понятно, что это никакой не питомец и не хозяин дома - возня напоминала драку. Услышав выстрелы, Сайлар вскочил на ноги и, схватив стоящую на тумбочке лампу, поспешил в коридор. Ему нужно было как можно скорее добраться до комнаты Кассандры, убедиться, что с ней - точнее, с ее телом - все в порядке. Открыв дверь, мутант на пороге столкнулся с человеком, одетым во все черное. Среагировав на доли секунд быстрее него, Грей размахнулся и обрушил лампу на голову незнакомца. Переступив через его тело, мужчина поспешил к двери, за которой находилась его возлюбленная. Питер, которого невозможно было оторвать ото сна и взрывом ядерной боеголовки, похрапывал, когда над его спящим телом навис пришедший в себя боец. На его голове с трудом, но все же можно было различить запекшуюся кровь. Он вытащил из кобуры пистолет и уже собирался пристрелить подростка, когда тот, неожиданно распахнув глаза, выставил ногу вперед и со всей силы ударил нападавшего в пах. Раненный заматерился, в то время как Питер стал громко шипеть, совсем как рассерженная змея. Будто подчиняясь его голосу, узлы ремня стали сами собой развязываться и, завершив процесс освобождения подростка, ремень потянулся к мужчине в черном, извиваясь как пресмыкающееся. Выбив из рук человека пистолет, ремень прополз по его телу вверх и обмотался вокруг шеи. Подхватив оружие, Пэн вышел из комнаты и заозирался по сторонам, выбирая направление, куда стоит бежать.

Cassie Hack: Становилось скучно. Откровенно говоря. Что еще можно было сделать, когда девочка не желала говорить что-либо лишнего, один индивид старательно избегал встречаться с ней даже взглядом, ну а Питер. Ах, Питер, Питер. Сверля пожирающего пирожные подростки весьма неоднозначным взглядом, Мара улыбалась своим мыслям о том, как наверное изменилось тело ее славной игрушки, помолодело, окрепло, стало более чувствительным и более приятным на ощупь. - Мара, детка, - подсказала демон запнувшейся девушке свое имя, при этом с губ не слетала легкая улыбка. Точнее это было, конечно, только одно из имен, но так уж повелось с тех самых пор как первый идиот увидел то ли реальную, то ли воображаемую девушку однажды ночью у себя в постели, где быть ей не полагалось. История умалчивает о том, что было далее, догадаться, полагаю не трудно, труднее представить как мир обходился без них до того мгновения, ведь порой все мечтают о красотках или красавцах, сжимающих в объятьях вас и готовых исполнить любой каприз. Собственно говоря, стоило задумать, а сколько ей лет. Да разве это имеет значение? Нет. Подобные существа жили и живут мгновением, оглядываясь назад лишь с одной целью и одним страхом – никогда не забывать Его и установленные правила. А ведь именно небольшой обход этих правил и помог в свое время маленькому поросенку, сейчас вольготно устроившемуся на диване и уминающего сладости. Пожав плечами и всем своим видом выражая равнодушие к происходящему до поры до времени, она поднялась первой с кресла и направилась следом за Вальтером, уже на него смотря с большим вниманием и оценкой. Этот экземпляр был из другой коллекции, значит следовало наметанным глазом окинуть его, прикинуть возможности, ощутить как простейшие фокусы мигом растворяются в неизвестности под его контролем. Очень познавательно было ощущать себя одновременно никчемной букашкой, не способной сотворить что-либо из ряда вон выходящее для реальности, и в то же время понимать, насколько глупы в своих предрассудках люди, перестраховываясь при первой удобной возможности. О нет, она не винила подобную осторожность. Просто насмехалась над ней. Прекрасно видя как неуютно чувствует себя Сайлар, и осознавая, что даже лишенная простейших козырей, способна на простейший ход на этой шахматной доске в случае, скажем так, чрезвычайной ситуации. Не удостоив дворецкого и взгляда, когда им показали комнаты, Мара было положила руку на ручку двери, но обернулась, чтобы посмотреть через плечо на сдавленный комментарий со стороны подростка. - Эй, красавчик, не попорти мне товар, - улыбнулась она, когда тело Пэна с легкостью было откинуто к одной из дверей. Значит мальчики ночуют вместе. Умно, хотя сама Мара предпочла бы не выпускать вудуиста с поля зрения ни на минуту, может способностей сейчас никаких и нет, да вот только Вуду – это вам не простейшая манипуляция сознанием и потоками воздуха, оно не прописывается в крови, оно не дается по рождению, его как правило дарят тебе и ты не имеешь права отказаться, даже если очень хочешь. В противном случае ты просто труп, вот и все. А кто желает постоянно опасаться некрофилов и червей? Секунду, две, простояв у двери и проследив за действиями Сайлара, демон вскинула бровь и улыбнулась как-то по-особенному гадко. Заметил ли Грей этот взгляд или нет, однако сама Мара вошла в спальню с настроением более чем хорошим. Скинула куртку на постель, оставаясь в одной футболке, и посмотрела на собственное отражение в зеркале в ванне, дверь в которую была открыта. - В самом деле, Кэс, могла бы надеть что-то более подчеркивающее фигуру, вечно тебя учить надо, - проводя руками по телу и оценивая формы, обреченно вздохнула она. – А он знает, м? Может мне ему сказать? – тонкие пальцы поднялись к губам, взгляд обратился вверх, руки были скрещены на груди. Театральные движения, как танец, каждое выверено, каждое заученно на зубок, даже тогда, когда говоришь с внутренним голосом. – Интересно только одно, это как-то отразиться на мне? Или наоборот? – девушка легла поперек кровати, продолжая размышлять вслух. Скорее всего, говоря таким образом, Мара просто пыталась отогнать собственные мысли, наполненные не беспокойством, но странным чувством предопределенности и тревоги. Надо было пацана к себе затащить, что Грей, простой маменькин сыночек, никогда не сталкивался с такими как Стэмл, с подобными типами, уж если вызвался быть его тюремщиком, даже в сортир ходить вместе надо. Демоны не спят. Никогда. Общеизвестный факт. Или не настолько известный. Смотря, кем вы являетесь, читали ли вы определенного рода книги или же случалось ли вам встречаться с представителями Нижних миров лично хоть раз в жизни. Тогда – спросите вы – что они делают, ведь отдых человеческому телу крайне не обходим, и будь ты хоть архангелом Михаилом, воплотившемся вдруг ни с того ни с сего на земле, пара часов на состояние полукомы тебе понадобятся. Все очень просто – там, где для людей царство Морфея, для демона – легкая медитация с переходом в более комфортабельное и пригодное для них место, давайте назовем его Тенью, емко и отражает суть места. Тень – это как огромный пансионат-зал ожидания, аэропорт, железнодорожный вокзал и отель «Ритц» вместе взятые. Учитывая твой статус, ты соответственно и чувствуешь себя ровно на столько звездочек, сколько заслужил, и что самое полезное – здесь ты вправе некое «сообщение», не в том виде, в каком мы привыкли видеть записки и прочее, а скорее уровень эмпатический, но предназначенный все же для конкретного существа. В данном случае, этим конкретным существом был другой демон, чуть повыше рангом, не старше, скорее более независимый. А вот вторым получателем была она сама, точнее девушка, которой было когда-то это тело. Неудивительно, что первый же выстрел, чей звук долетел до места расположения гостей, заставил Мару открыть глаза и подняться с постели. Мигом беря в руки лампу и становясь возле двери, она прислушалась к шуму в соседней комнате. Когда же сама дверь начала открываться, демон среагировала быстро – потом разберется, кто там на самом деле. Прекрасная ваза, под которую был сделан светильник, с росписью, какой обычно покрывают самый дорогой фарфор, разбилась о голову мужчины, точнее сказать, о голову Грея. Держа в руке оставшуюся половинку светильника, демон коротко хохотнула и только и улыбаясь, отбросив осколок, лишь заметила короткое – упс. Чудом Сайлар не упал на пол и не отключился на пару минут. Или же это та самая перестраховка хозяев дома более не действовало на них. А значит… Мара в два шага вышла в коридор, тонкой, но уверенной рукой, мигом оттягивая к себе Пэна за плечо и перехватывая из его рук оружие, чтобы не раздумывая долго пристрелить показавшегося в коридоре второго налетчика. Оставалось гадать, кому принадлежат сие бравые орлы, мафии или Оружию. Для них оба варианта были не лучшими. Вскоре в коридоре показался и Вальтер, который принял на себя очередного наемника. И судя по тону голоса, о десяти секундах он не шутил. Толкнув Питера в сторону лестницы и прекрасно сознавая, что Грей не будь дураком поспешит также выбраться из дома следом за ним, Мара поторопилась последовать совету-приказу дворецкого, на всякий пожарный все же таща подростка за собой за шкирку. Уже на улице, ставя оружие на предохранитель и убирая за ремень брюк, Мара оглянулась на дом. И почему такие интересные люди проходят мимо ее внимания? Все очень просто, они слишком сильны характером, а когда ей понадобятся трудности, она просто пойдет против правил. - Отлично, мисс Хэк, срочно нужно набирать в весе, - насмешливо улыбнулась она Мишель, хотя обращалась отнюдь не к девушке. Впрочем, шутка была слишком интернациональной. Переход поставлю позже.

Mr.Immortal: ---> Кафе "Акация" Автомобиль несся по трассе, превышая все допустимые пределы скорости. Им ещё повезло, что им не попались полицейские. Крейг уже даже не смотрел на дорогу. Он просто гнал, гнал изо всех сил, гнал так, что движок просто надрывался. - Когда человек зол – он уязвим. Тогда он ищет свою крепость. И у Мишель это её старый особняк. Я был там пару раз. И готов спорить – она там будет в эту минуту. Они уже подъезжали к городской черт. Стрелка спидометра показывала недопустимую скорость, но Бессмертный вжал педаль газа ещё сильнее. Автомобиль резко подскочил на лежачем полицейском и несколько секунд был фактически в свободном полете. Стоило колесам коснуться асфальта, вместе с диким скрежетом металла зазвучала полицейская сирена. Многие за подобные выходки назвали бы Крейга самоубийцей. В ответ на это он лишь улыбнется, пожмет плечами и продолжит творить безумства. Нужно же как-то показать, что твои способности даны тебе не просто так. Именно поэтому он обезвреживал мины, именно поэтому он чинил реактор вручную. И именно поэтому сейчас рискует разбиться на своей машине, спасая будущую супругу. Покрышки взвизгнули и он с Хоукаем резко дернулись на своих местах. - Хорошо что пристегнулся. А теперь продолжим нарушать закон и срежем через поля. Полиция не отставала, желая остановить. В принципе у Крейга были все нужные документы, которые заставили бы их отстать, извиниться и даже сбегать за чашкой кофе. Но тогда придется остановиться – а это потерянные секунды, от которых все и зависит. Автомобиль стал оставлять полосы от шин на старом поле, через которое они и поехали. Пришлось немного сбавить скорость, но совсем немного. Он вновь переключил передачу и поехал напрямик, к возвышающейся, как маяк, силосной башне. Проселочная дорога, свет фар выхватываю эту колею в ночи. А полиция не отстает. И вновь бешеная погоня. Столб пыли поднимается под колесами его черного автомобиля. Сейчас важна лишь скорость, успеть вовремя…Как же это похоже на дешевый американский боевик! Гнать, гнать и гнать! Вот что было важно там и что важно тут. Когда он резко свернул на трассу, полиция вроде отстала. А он вновь продолжи гнать. Пятьдесят километров от города – вот к какой точке они приближались. Столб на дороге услужливо подсказал, что сейчас тридцатый километр. Но нужно было ехать ещё быстрее! Вскоре показался столб с отметок пятьдесят. Вот и нужный поворот. Войдя в ужасный занос, Крейг выкрутил руль в его сторону и понесся в сторону дома. Вот и старый особняк Камю. Как и ранее он выглядел гордо, но как-то пусто. Резко затормозив, он попытался выскочить. Грязно выругавшись на ремень безопасности, он вышел из машины. Бессмертный подскочил к двери и дернул ручку. Закрыто. - Черт…ЧЕРТ, ЧЕРТ, ЧЕРТ! – он пнул со злостью дверь и бессильно сел на крыльцо – Её тут нет…

Hawkeye: Кафе "Акация" ---> Клинт смотрел в окно на проносящиеся мимо автомобили, быстро сменявшие друг друга улицы и пешеходов. Отчего-то ему вдруг стало не по себе. Скорее, причиной тому была новая головоломка, которую он не мог решить: почему Мишель около кафе попыталась убить его? Нет, тут, конечно, ясно, что с ней что-то не так и так далее, но почему она резко так изменилась? В кафе её настроение тоже менялось то в одну, то в другую сторону, но на улице... Это было внезапно, неожиданно. Именно эта резкая смена поведения волновала Клинта на данный момент. - Когда человек зол – он уязвим. Тогда он ищет свою крепость. И у Мишель это её старый особняк. Я был там пару раз. И готов спорить – она там будет в эту минуту. - Надеюсь, что ты прав, приятель, потому что нам нет времени ещё колесить по городу, если ты ошибаешься. Хотя мне от всего этого не легче. Вдруг она попытается снова меня грохнуть? Не подумайте, я не боюсь, но меньше всего на свете она хочет видеть сейчас меня, а если ещё учесть все её странности... Добавьте к этому то, что я человек, а она мутант, и вы получите вполне закономерный итог: она от меня и мокрого места не оставит. Машина ускорила ход, и Клинта глубже вдавило к сиденье. Соколиный Глаз привык к бешеным гонкам за то время, как он был в Мстителях. Он привык к адреналину и к опасностям вообще, но сейчас... Они с Крейгом ехали в самом обычном автомобильчике, а не в супербронированной какой-нибудь машине Старка, которая умеет не только ездить, но и летать. Очень, очень жаль, что у таких машин нет кры-ы-ы-ы-ыльев! - промелькнуло в голове у Бартона, когда они наткнулись на лежачий полицейский. Да ты псих, Крейг. Впрочем, такие трюки мне нравятся... Стоп, что это? Сирены? Нееет, только копов здесь не хватало... Клинт выглянул в окно, дабы убедиться, что ему не чудится. Убедившись, что полиция действительно висит у них на хвосте, он глухо что-то сам себе прорычал. - Браво, лихач. Только смотри уж не врежься куда-нибудь... Полиция, гори в Аду! Когда ты нужна - фиг тебя дождёшься, а когда ты не нужна - на, пожалуйста, сразу целый конвой!.. - Гони, гони, гони, они никак не хотят отрываться! - злобно ворчал водителю Клинт, постоянно оглядываясь назад. Вскоре им удалось оторваться от погони. Спасибо, полиция, что ты, как всегда, теряешь след. Хех. И они стоят на защите нашей страны? Может быть поэтому и нужны супергерои?.. - Приехали? - спросил Бартон, когда машина, развернувшись после заноса, наконец остановилась. Н, видимо, Крейг его не слушал: он нервно отстёгивал ремень, а в следующий миг он уже отчаянно пинал дверь ногами. Провал. Промах. Ошибка. Чёрт, не может же вот так всё быть напрасно... - Есть ещё светлые идеи? - не то грустно, не то с насмешкой спросил Клинт. Он так устал за день от всего... Злость кипела в нём, собираясь вырваться наружу: он приехал сюда не за тем, чтобы увидеть пустой дом. Они ошиблись. Ко им скажет, чего стоит их ошибка? - Мише-е-е-е-е-е-е-ель!!! - вдруг проорал Клинт на всю окрестность. Он знал, что её здесь нет, но у него не был сил уже держать всё в себе.



полная версия страницы