Форум » Наши дома и квартиры » Квартира Хадсона Хоулетта 0.1 » Ответить

Квартира Хадсона Хоулетта 0.1

Sabreclaw: [more] [/more] Квартира в самом центре Нью-Йорка, располагается на 18-том этаже одной из высоток. Вполне устраивающая заядлого холостяка по площади, она выполнена в теплых тонах, пусть их не так уж и просто рассмотреть за холмами живописного беспорядка. При входе а апартаменты сразу же попадаешь в кухню, соединенную с гостиной, а уже оттуда двери ведут в спальню и ванную комнату. Дальше - куда душа пожелает, в каждом помещении окно занимает большую часть одной из стен, шторы, разумеется, Хоулетту ни к чему, как и все меры безопасности.

Ответов - 13

Wild Thing: Убийственно тяжелое утро свалилось тонной цемента и блуждание по царству морфея прервалось до следующего раза. Дикая с трудом продрала глаза, перевернулась на бок и дотянулась до заветной пачки сигарет. Одаренная прикурила и от всей души затянулась дымом. Часы на стене добродушно сказали, что время – половина девятого утра. Рина сладко зевнула, потянулась и опрокинулась на подушки, застонав от огромной проблемы. Утро раннее, а не спится. Пепел упал на простынь, Дикая стряхнула его. Ну как стряхнула. Часть размазалась по ладони, а вторая часть по белой простыни. Махнув рукой на неприятность, Рина еще раз зевнула, потушила бычок в пепельнице и пошла собираться. Уже пора сделать то, о чем она много раз думала, да все никак не получалось. Работа, угнетающая атмосфера вокруг. Всегда были причины. У нее такое странное чувство было, что жизнь не зебра больше, с черными и белыми полосками, а беспородистый черный скакун без единого белого пятнышка. Да что уж там, так вот сложилось. А сейчас есть свободное время, а главное – есть желание повидаться с братом. Рина слышала, что он тоже не обделен Хоулеттским везением. Надо зайти. Дикая быстро привела себя в божеский вид и задумчиво встала перед шкафом с горой одежды. Что надеть? Минут наверное десять Рина, прищурившись, смотрела на одежду, а потом ее осенила гениальная мысль: она же едет к брату, а не на званый ужин. Можно надеть то, в чем удобно. Свободно выдохнув воздух, Дикая вытащила из недр гардероба старенькие джинсы в облипку и не менее обтягивающую футболку с названием группы «Sex Pistols». Никаких каблуков в выходной! На одной из нижних полок нашлись черные балетки. Напоследок младшая Хоулетт собрала волосы в хвост, схватила со столика ключи от машины и спустилась на лифте вниз. На парковке ее уже ждал старый, но любимый мустанг. Сначала старый друг попривередничал, за его руль месяц никто не садился, но потом завелся как миленький и ревом оглушил всю парковку. Выхлопная труба выстрелила пару раз, но больше не шалила, однако по дороге случилась другая неприятность: сломанный светофор создал пробку в пару километров, вызвав бурную реакцию у всех водителей, включая саму Рину, которая скурила четыре сигареты и вспомнила такие ругательства в семь этажей. В общем до брата Дикая добралась к трем часам дня, злая как цербер с нечеловеческим желанием выпить что-то покрепче кофе. Она припарковалась по диагонали, заняв целых два места и поднялась на нужный этаж. Достигнув заветной двери, Хоулетт перевела дух и, проигнорировав звонок, постучала. - Хадсон! Открой дверь, я знаю, что ты дома! – может надо было позвонить, но почему-то Рине в голову такая идея не пришла.

Sabreclaw: - Кто-нибудь. Выключите. Чертовы. Часы. Хадсон лежал среди целой горы подушек, умудрившись при этом сползти с каждой из них, оказавшись на ровной поверхности матраса. Взгляд парень не сводил с потолка, будто по нему транслировали очередной чемпионат мира по теннису, но теннисистки оказались на редкость непривлекательными, потому и следить за ними не было ни желания, ни смысла – их же нет. Странно состояние, когда ничего на свете тебя не трогает, но раздражает любая мелочь. Цоканье дурацких часов, разговоры соседей за стенами, шум Нью-Йорка, не смотря на всю звукоизоляцию стеклопакетов, в конце концов, гневная революция в собственном желудке, требующая съесть что-то немедленно. Еще бы, в таком состоянии парень был не первый день. И если еще вчера он заставлял себя делать какие-то банальные вещи, вроде душа и пачки чипсов внутрижелудочно, то сегодня тяжело было даже часы разбить. Казалось, что руки весят тонну каждая, не меньше. И что если их поднять – они попросту отваляться, как ни смешно бы звучало. Мышцы ныли, а чего еще ждать, если столько времени провел в образе овоща, а тут такие нагрузки – солдатов на салат порубить, до дома добраться, еще и еду себе готовить! Ужас, как он вообще был жив, парень не представлял. Он вообще себе ничего не представлял в данный момент. О присутствии в здании Рины, Логан узнал задолго до появления девушки за дверью его квартиры. Надо бы подняться, привести себя в приличный вид, но так сильно не хотелось, так сильно. Ага, так сильно, но не настолько, чтобы открыть дверь сестре, даже зубы не почистив. Тяжело вдохнув, парень слез с кровати и направился в ванну, желая по ускоренной программе провести необходимые процедуры. Никогда не думал, что так тяжело держать зубную щетку. Ранее, с такими же когтями, он как-то умудрялся держать ее в руках, но теперь все было как-то непривычно, и дико неудобно. Как результат, под конец процедуры бедная находка стоматологов осталась без половины своей щетины, так как с клыками он тоже не рассчитал. Это еще более странно, ведь зубы были с ним всю жизнь. Видимо от своего тела действительно можно отвыкнуть, в мире мутантов – возможно все. Хорошенько умывшись, Хоулетт небрежно откинул волосы с лица и пошел на поиски джинсов, кои впоследствии натянул, для приличия. Забавно, большую часть жизни Хадсона никакое приличие не трогало, учитывая несчетное количество самых безумных его романов, но когда выяснилось, что у него есть сестры, девушки, с которыми он и сам бы непрочь что-то иметь, не будь они родственниками – многое переменилось. Одна мысль, что где-то ходит еще один такой гад, как он сам, и собирается кем-то из них воспользоваться – приводила мутанта в истинно Хоулеттское бешенство. Растерзал бы на месте. И девчонке бы прочел лекцию, как-никак, возраст уже позволяет. Возраст, чтоб его. Когда все вокруг считают тебя двадцатилетним улыбающимся простаком, и, в общем-то, ты так привык к такому образу и ничего не имеешь против – сложно быть собой, даже для самого себя. А ведь чувствуешь, что уже пора. Кризис среднего возраста подкрался незаметно, даже Хоулетты не застрахованы. Хотя в данном случае, он, скорее, незаметно смотался, пока хозяин беззаботно коротал вечность. - Иду, мелкая, иду… Отрыв дверь, даже не задумываясь, что будет говорить дальше и, как девушка отреагирует на его обновленную внешность, Хадсон замер в проеме, внимательно вглядываясь в родные черты лица одаренной. Как-то даже на душе стало легче, отпустило, стоило увидеть это разгневанное личико. Пусть они не были очень близки, родственная связь заменяла дружеские отношения сполна. - Да, малышка, это я. Теперь почетный Хоулетт на все 100 процентов. А тебе кто настроение испортил? Логану с трудом удалось подавить в себе новую волну отвращения к себе такому, чудовищу, не способному даже к человеку прикоснуться, и даже не потому, что он себя не контролирует, а потому что другие бояться, или им противно. Не сдержавшись, он фыркнул, отступив чуть назад, чтобы сестра могла войти в квартиру, и закрыл следом дверь, мысленно благодаря производителей за то, что замок сам захлопывался. - Есть хочешь? Если да, то и меня покорми заодно, - Постаравшись изобразить свою фирменную ухмылку, Хадсон практически сразу сдался, понимая, что этот человек его раскусит в считанные секунды и даже не надо пытаться. – Ладно, пока ты меня не растерзала, я пошутил. И не смейся, я, правда, кое-что умею. Открыв холодильник, одаренный облегченно вдохнул: занимаясь чем-то, ему будет легче говорить, да и есть хотелось жутко. На этот раз Логан решил не мелочиться, достав сразу два неплохих, упакованных стейка, и принялся распаковывать их, чтобы натереть специями.

Wild Thing: Рина прекрасно слышала перемещения брата по квартире и нервно стучала ноготками по стенке, в томительном ожидании открытия двери. Наконец Хадсон соизволил отпереть дверь и предстал перед ней во всей красе. До Кена ему далековато, но хоть зубы почистил, значит не все еще потеряно. - Во-первых, не называй меня мелкой. Ты знаешь как сильно мне это не нравится. А во-вторых, почему ты похож на Джорджа из джунглей?, - девушка умолкла, продолжив серьезным тоном, - Хадсон, чисто по семейным соображениям мне надо сказать тебе очень важную вещь. Послушай внимательно, ладно? Побрейся и подстрегись! – рявкнула Дикая, входя в квартиру брата. Уже знакомый запах его жилья остудил ее пыл и одаренная расслабилась. Настроение с минуса поднялось до нолика, а это значит, что все не так уж и плохо. - Не кто, а что. Светофор решил, что застрять на красном это круто и я четыре часа простояла в пробке. Престарелый хиппи на Шевроле впереди пытался познакомиться и раз сто предлагал затянуться косяком, а «Галстук» на Ровере сзади сигналил так, будто от звука его гудка пробка рассосется сама собой. Жалкое зрелище. Куплю себе велосипед, так быстрее передвигатья по городу. Фффуууххх, я выговорилась, мне полегчало. – одаренная после такого бурного монолога совсем успокоилась и пришла в свое нормальное состояние. - Ты невыносимый, на все двести процентов, - простонала Рина и проследовала вслед за братом на кухню, - стейки? Вау, это сильно. Я думала ты возьмешь в руки телефон и закажешь пиццу, или позвониш в Макдональдс. Ты превзошел мои ожидания и так уж и быть, устраивать тебе экзекуцию сегодня я не буду. Считай, что ты помилован! До поры до времени... Ладно, я тоже шучу. Как можно злиться на такого Тарзана как ты? – Рина рассмеялась впервые за последнее время и даже дышать стало легче. Вот что творит присутствие кого-либо рядом. Образ затворницы привлекателен, но он не оправдал ожиданий, а образ чокнутой карьеристки уж точно не для Рины. Быть собой намного сложнее, но и приятнее. - Как дела на личном? Уже нашел себе Джейн? – одаренная села прямо на подоконник, открыла нараспашку окно и с легкостью вдохнула загрязненный выхлопными газами воздух родного Нью-Йорка. Дикая посмотрела через плечо на город, повернула улыбающееся лицо обратно к члену клана Хоулеттов и поправила растрепавшиеся волосы. Депрессовать при ком-либо совсем не в ее стиле, в чьей-либо компании Рина всегда на волне позитива. Она настолько привыкла так делать, что уже и сама начала верить в то, что жизнь прекрасна, все будет очешуенно, а черный скакун снова превратился в зебру, которая все-таки белая в черную полоску, а не наоборот. - И чем же Ваше Высочество занималось последние дни, кроме очевидного ничегонеделания? – явив миру свою белозубую улыбку, Рина скрестила ноги в лодыжках и запустила пальцы в волосы, убирая их назад. Вот в чем прелесть быть девушкой – стричься можно намного реже, но ежедневные ритуалы придавания себе человеческого вида отнимают от часа и больше, в зависимости от важности предстоящего дня. А что делать то? Надо соответствовать окружающим и по возможности превосходить их!

Sabreclaw: - Мой маленький, злой Шумахер. Не злись, по крайней мере, теперь у хиппи есть чем похвастаться перед друзьями, а может даже и внуками. Я рад, что тебе легче. Поверь, такие ситуации не стоят твоих нервных клеток. Намеренно пропустив мимо ушей, изначальный вопрос Рины, Хадсон увлеченно продолжал бороться с мясом. Да, всю свою сознательную жизнь, на кухне он всегда строил из себя фокусника-неудачника, не способного даже яичницу пожарить, чтоб потом не пришлось отдирать ее от пола или есть со сковородкой. Это была та же история, что и с двадцатилетним мальчиком, у которого в голове одни лишь девочки, пиво, и снова девочки. Так было удобнее жить, легче избегать не нужных вопросов и нагло пользоваться добротой окружающих его людей. На самом же деле, Хадсон был тем еще гурманом. Даже не так, блюда высокой кухни были явно не для его желудка, но, учитывая его сверхчеловеческую чувствительность, парень, к примеру, не переносил полуфабрикаты и все тому подобное. Должно же в нем быть хоть что-то правильное, для баланса вселенной? Да-да, тот самый Хоулетт всегда предпочитал лаконичную простоту с натуральностью, и с радостью мог променять гамбургер на кусок обычного жареного мяса с солью, так как от последнего чувствовал себя куда более сытым и счастливым. Не говоря уже о прочих дарах добряка огорода, которые на такого зверя действовали лучше устриц-афродизиаков. Сейчас он еще даже не понял, как сильно прокололся перед Риной. Точнее понял, когда та подметила его выбор, и даже замер на какой-то миг с таким видом, будто он шпион и его теперь ждет вражеский плен. А если не расстрел от своих после – то звание семейного повара минимум. Впрочем, пусть заставят сначала, ага. Ухмыльнувшись своей последней мысли, парень открыл шкафчик со специями, и чуть наклонившись вперед, принюхался. Нужные приправы найти не составило труда, и уже вскоре они составили компанию стандартным соли и перцу, а по кухне стал разноситься соблазнительный пряной аромат. Следующим шагом была сковородка, на которую несчастные жертвы адамантьевого произвола отправились, составив компанию растительному маслу. Пока красота жарилась, Когтистый решил идти до конца, читай, добить Рину окончательно, и принялся готовить салат. - Джейн? Ты в своем уме? Ох, ме…сестренка… - Одаренный покачал головой. – Я еще совсем не привык к семье, где тебя принимают таким, как есть, и все такое, извини. На этот раз, Хадсон, напротив, стал активнее нарезать овощи, сам поражаясь, что нож – это один из тех предметов, которые ему держать легче всего. Видимо, в военных целях было запланировано. Снова помотав головой, чтобы отогнать все возможные мысли на данную тематику, Логан достал блюдо и принялся складывать туда нарезанные помидоры. Ему нужно было какое-то время помолчать, решая, стоит ли начать привычную песню, на тему «Все отлично, детка, просто оговорился» или же сказать, как есть. Для начала парень перевернул мясо, а после, отложив лопатку, оперся руками о столешницу, стараясь не налегать особо, ведь с легкостью мог ее сломать. - Знаешь, я устал. Устал быть вечно улыбающимся Тарзаном, с которым можно делать все, что душе угодно. Героем, черт его побери, это же смешно. Всю жизнь был одним из сотен гадов, который нашел себе одну из сотен таких же команд, и горя не знал. Нет же, захотелось мне стать героем, чтобы не позорить фамилию Джеймса. И что? Благодаря этому попал в лапы Оружия Икс, и, видимо слыл уродом семьи Хоулеттов, так как даже операцию не пережил. Ходил, значит, с полгода, в левом теле и даже не знаю, о чем думал, пока снова не умер, так нет же – благодаря этому вышел из комы. И теперь, бинго! Вот награда за весь мой жизненный путь: теперь я железное чудовище, которое даже к человеку прикоснуться не может. Да, какой там прикоснуться, как будто кто-то рискнет ко мне подойти. У всех когти в руках, а у Хадсона все наоборот, и никуда не втягивается, а гарантии нет, видать, металл по скидке закупили. Чем занимался… Добирался сюда, из Канады, вспоминал, как двигать руками и думал, какой вообще во всем этом смысл? Зачем мне что-то делать? Мир прекрасно обходился без меня, и обойдется. Я уже ничего не хочу. Утробно зарычав, Хоулетт ели сдержался, чтобы не выплеснуть всю свою злость и не сломать что-нибудь. Вместо этого он вдруг вспомнил о мясе, которое, как в самых комичных ситуациях из сериалов, невозмутимо перевернул и закрыл крышкой. В этот момент, он осознал, насколько жалок после все вышесказанного, а тем более того, что посмел своими откровениями испортить настроение сестре. Оно и так было не важным, а он лишь усугубил. Идиот. Хадсон тяжело вздохнул и обхватил голову руками. Ладонями он еще что-то ощущал, вот тебе хоть один плюс во всей ситуации. Нервно улыбнувшись, он перевел взгляд с пола, сначала на противоположную стену, а после на девушку и заставил себя не отводить глаз от ее лица, как бы ни хотелось под тяжестью стыда, что ли. - Прости, я не хотел все это выплескивать на тебя. Просто, правда, устал. Видимо начался кризис среднего возраста, как бы ни смешно звучало. Черт, мне уже за сорок и я ною. Убей меня, пока я не пал еще ниже. Не уверенно, он медленно отстранился от стола и направился к младшей сестренке, а когда настиг ее, не особо размышляя о том, как это будет выглядеть со стороны, опустился на корточки и прижался к ее телу лбом. Вряд ли Логану еще есть, куда падать, все и так уже рухнуло. Можно только добавить музыки. - Моя Джейн где-то в далеком прошлом, в котором я ее не ценил, потому и не встретил. А как у тебя с принцем? Не только не говори, что никак – хорошеешь просто на глазах, такое нельзя не заметить. Чем занималась? Рассказывай все и больше меня не слушай, пожалуйста.

Wild Thing: Спалился голубчик! Брат пока не догадывается, куда Рина периодически будет наведываться на обед. Она могла бы и сама приготовить, но лень поработила этот мир и максимум, что юная Хоулетт могла сделать – это разогреть пиццу в микроволновке. Она не любила готовить. Это требует времени, терпения и, что самое худшее – уборки после. Сейчас у одаренной начался такой этап, что она с головой ушла в работу, чтобы не оставалось времени на все остальное. Так проще жить, и всегда есть рабочая отговорка. «Прости, я не могу придти сегодня, я работаю», «Мне так жаль, но День Благодарения придется провести на работе». Благо выносливость позволяла такой бешеный темп жизни. - Не беспокойся о моих нервах, они железные! До первого нервного срыва разумеется, - Дикая усмехнулась. Ей то не знать как быстро она может выйти из себя и чем это чревато для всего в радиусе нескольких метров. Брат принялся шинковать овощи, заставив Рина подбирать свою челюсть с пола. Такие навыки, а он скрывал! Непростительно! Хоулетт опустила глаза, Хадсон и не догадывался, насколько хорошо она понимала то, что он только что сказал. - Не извиняйся, ты привыкнешь со временем, - может и ты тоже, - проворчал зверь. Как будто без внутренего я, озвучившего эту фразу, Рина и не знала. С детства будучи одиночкой, она попросту понятия не имела каково это – быть частью семьи. Поэтому совершала кучу ошибок, именно поэтому каждое рождество заказывала себе ужин из китайского ресторана, несколько бутылок текилы и смотрела «Завтрак у Тиффани» на DVD, потягивая алкоголь прямо из бутылки, чередуя глоткти с затягами сигареты. Ежегодная праздничная традиция, которую одаренная не нарушала уже несколько лет. Монолог Хадсона заставил Рину прикусить щеку и внимательно слушать. Ей все это было до жути знакомо. А она, наивная, полагала, что ее чувства индивидуальны. Но он прав, в плане мутации ей проще, дар не виден снаружи, а вот внутри... Зверь, как его назвала Хоулетт, часто сбивает ход мыслей, влияет на настроение и постоянно норовит взять контроль на себя. Это не отдельная личность, это та дикая часть девушки, которую она все время старается подавить. Она была в ней с самого детства и сознание ребенка придумало себе Зверя, чтобы разделять себя и неконтролируемую часть себя. Что это, воображение, или же фантазия маленькой девочки сформировалась в самостоятельную личность, которая разговаривает внутри, чувствует и порой вмешивается, ведет с Риной долгие диалоги, подсказывает как лучше и иногда даже поддерживает. Дикая не знает, но боится, что сошла с ума и место ей в дурке, а отделении буйных мутантов. Но это личное, Рина никогда не делилась этим и наверное не сможет. Скрытность – ее черта, девушка всегда предпочитала свои проблемы оставлять при себе. Наверное зря. Брат правильно делает, что выговаривается. Внезапно Хадсон прильнул к сестре, она сначала растерялась, а потом по-семейному похлопала его по спине, чувствуя себя глупой. Замечательно, блин, море слов начинает подступать, этот поток невозможно прекратить. - Это не кризис, Хадсон, это депрессия, повлекшая за собой апатию. Не знаю, может мне не стоит этого говорить, я младше и какое у меня право давать тебе подобные советы, но когда это меня останавливало? Так что просто послушай. Ты такой не один. Каждый мутант чувствует нечто подобное. Это расстраивает и рушит характер. Ты можешь просидеть вечность в этой квартире и развлекать себя просмотром дискавери, выпивкой и порнухой. А еще ты можешь принять свои когти такими, какие они есть, стоять за свои принципы и доказать, что ты Хоулетт. Да, Хадсон, засранцем быть проще. Завоевать чужой страх быстрее и проще, чем уважение. Беспределить так приятно, нет правил и прочей брехни. А вот завоевать уважение, это надо постараться, и то не факт, что получится. Дело не в том, позорить фамилию выбором или нет. Дело только в тебе самом. Если ты хочешь быть негодяем, потому-что не способен принять себя самого, ладно. Лично я не сделаю из тебя врага народа. Но я это я, у меня свои тараканы в голове, есть еще Джеймс, для которого ты много значишь. Ты уже столько сделал, чтобы исправиться, а сейчас застрял. Знаешь, у Хоулеттов есть одна черта. Мы упрямые как стадо баранов. Хадс, просто выбери цель, и добивайся. Не по своей воле, но я тоже связалась с Оружием. Это дерьмоеды сильно подпортили меня, и мне до ужаса стыдно смотреть в глаза семье. Сейчас ты – единственный, с кем я поддерживаю контакт. Если ты продолжишь в том же духе, то станешь овощем. И в этом случае, ты действительно запятнаешь фамилию. Я... Прости, словесный понос был неостановим. – Одаренная виновато потупила взгляд, внезапно собственная обувь стала такой интересной, что заслужила тщательного осмотра. Наверное не следовало всего этого говорить, это же только ее мнение, а навязывать свое мнение другим некрасиво. - Принца нет. Они все оказались придурками с раздутым самомнением. Не знаю в общем... Как думаешь, из меня выйдет хорошая лесбиянка? Это будет непривычно, но барменша из клуба Репаблик в принципе ничего так. – Она остановилась, просто пауза была как раз в тему, - Ладно, я пошутила. Когда-нибудь, если к тому времени не буду старухой, погуляю на твоей свадьбе, устрою танцы на столе и буду рассказывать твоим детям про этот чумовой день! У тебя мясо подгорает. Может, мне уде позвонить в пиццерию, или ты меня не отравишь? - чисто ради проверки, Рина достала свой мобильный и, напевая мелодию из какого-то фильма, начала искать в телефонной книге номер доставки, зная, что его та нет, - Тебе пепперони или есть другие предпочтения? - Дикая подняла на брата наигранно-наивный взгляд.

Sabreclaw: Хадсон слушал сестру, молча, с каждой секундой понимая, насколько она мудрее него. Как умело открывает ему глаза. Как не прискорбно, он настолько заигрался в безответственного парня, который сделал выводы после совершенного лишь раз в своей жизни, что это стало реальностью. Шумно выдохнув, одаренный лишь сильнее прижался к Рине, впервые, за долгое время, ощущая себя в безопасности. Не потому, что девушка могла его защитить или что-то вроде того. Просто он чувствовал, что не один. Такое же чувство Логан испытывал с отцом, но в их случае было куда сложнее. Все-таки родители – это самые близкие люди, но если у тебя есть брат или сестра, то в любом случае, они понимают тебя лучше, ведь общего у вас больше хотя бы на одну вещь. Теперь ему было невероятно стыдно, и Хоулетт не хотел этого показывать. Он, сорокалетний, причем с хвостом, мужчина, расклеился как маленький мальчик, и прикрыв это каким-то псевдо-выводами и сутью. Когтистый ведь уже привык жить с этими когтями, какого черта расклеился сейчас? Конечно, неприятно осознавать, что это все происходит на самом деле, с ЕГО телом, с которыми делали все, что им угодно, ученые, на протяжении стольких месяцев. Но это же Хадсон. С пеленок оптимист. Который, еще, будучи карапузом, угорал с приемных родителей, когда те вызывали скорую по причине его очередной простуды и температуры под сорок. Ему же жить целую вечность, не меньше, по тем же оптимистичным предположениям, какого черта он ноет уже сейчас? - Спасибо. Чуть слышно проговорив это, зная, что сестра услышит, парень поднял на нее глаза. Когтистый был просто безмерно благодарен этой юной девушке, которая сумела сделать для него так много, за какие-то несколько минут. Рина, тем временем, начала говорить уже более забавные вещи, и одаренный выжидающе наблюдал за ней, даже не дернувшись, когда речь зашла о мясе. В этот момент в нем вновь проснулся хищник, та дикая часть его, которая руководила Логаном большую часть жизни, после чего будто исчезла, время от времени проявляясь во вспышках ярости. Теперь он как никогда ощущал себя зверем, будто очнувшимся от затяжного сна и вновь начав не просто чувствовать окружающий мир, он стал чувствовать его как никогда обостренно, попросту потому, что забыл, какие его инстинкты на самом деле. О, в этом теле он был настоящим собой, что естественно в любом случае. Поэтому, стоило сестренке завести речь о пицце, как резко он подорвался с места, подхватив девушку на руки. Вспомнив сейчас, каких успехов он добился в деле со своими когтями, Хадсон ловко прижал хрупкую одаренную к себе, и отпустил ее, только когда ее милая попа коснулась кухонного стола посреди комнаты. Ответом на ее негодование была коварная ухмылка на лице Логана, и нехороший огонек в глазах. - Э нет, красотка, даже не думай. Поверь мне на слово, ты еще найдешь себе такого восхищенного тобою гада, как я, и теперь я более чем уверен, что ты сможешь его перевоспитать. А там уже не будет времени жаловаться, - Подмигнув Рине, одаренный ловко схватил со стола нож. – О, не волнуйся за мясо, сгорит – так сгорит. У меня тут есть два не менее аппетитных биточка в обтягивающих джинсах, на крайний случай. Тихо рассмеявшись, и так же тихо радуясь тому, что в смехе стали проскальзывать рычащие нотки, парень вернулся к готовке и мастерски перевернул стейки. Что же, подрумянились, но не сгорели, не получилось у ребят. Разобравшись с этим, одаренный вернулся к салату, теперь куда быстрее нарезая овощи, незамедлительно отправляя их в миску - Нет уж, милая, это я на твое свадьбе погуляю первым, а потом сожру весь торт и совращу парочку подружек невесты. Надо же тебе будет кем-то детишек пугать, а? Ты мне лучше расскажи, чем занимаешься, пока я штаны просиживаю? Мне надо знать, на что я могу напроситься в ближайшем будущем, ага. Хм, клуб Микки Мауса уже не катит, да? У тебя нет, случайно, симпатичных, неуязвимых подружек? Теперь уже Хадсона понесло, и останавливаться он не собирался. Ведь это было замечательно, что после стольких дней полнейшей апатии, его начало что-то интересовать. Я знаю, что я бяка, простиииии Х_Х

Wild Thing: Рина чувствовала себя немного дискомфортно. По сравнению с братом она просто малявка, еще толком не увидевшая жизнь по сравнению с остальными Хоулеттами. Да, это фамильное везение не передряги затронуло и ее, но все же это даже несравнимо. Дикая строго смотрела на Хадсона. Порой ее словесные бравады доводили до очередной неприятности, но это ведь ее брат! Она ему какой-угодно монолог может преподнести, все равно не огребется. И все же было не по себе. Это ощущение покинуло одаренную, только когда Хадс поблагодарил ее. Рина облегченно улыбнулась. - Всегда не за что. Самопровозглашенный доктор мозговравительных наук Рина Хоулетт принимает каждый четверг в палате местной психушки. Предварительная запись не требуется. – объявила Дикая, нервно засмеявшись. Да, эта особа считала, что тараканов в ее голове слишком много, и специальный мелок от вредителей не поможет – это бормоглоты не будут таким рисовать. После ее речи тараканы апплодировали стоя. Хоулетт и не думала, что сможет выплеснуть все свои мысли в такой связной форме. Что же, получилось. Еще одну звездочку на погоны и памятник из гранита в гостиную. Этот подвиг несомненно заслуживает наград и почестей. Стейка вполне достаточно. Дикую уже так задрало питаться в макдональдсе, что она начинает ненавидеть клоунов лютой ненавистью. Макдональдс – зло. И Рина целенаправленно уничтожает его продукцию, пытаясь вызвать кризис путем несоответствия потребления и поставок ингредиентов. Младшая представительница клана смотрела в глаза брата, даже не моргая, стараясь прочесть в них то, что сейчас происходило с ним. Перемены на лицо. Безразличие куда-то испарилось и пред ней предстал старый добрый всегда счастливый Хадсон. Прощай, Гендальф серый. Гендальф потратился на новый балахон и заменил скучную серую деревяшку на чудненькую беленькую трость. Что-то забурлило в брате, это была жизнь. - С возвращением, Хадс. – тихо сказала Рина, искренно улыбнувшись брату, - выбрасывай свою порнушку, отключай дискавери и сдай обратно в прокат депрессивные фильмы. Завтра мы пойдем тебя стричь, чтобы ты не был похож на обросшего деревенщину. Возражения не принимаются, - твердо сказала Дикая и взвизгнула, когда Хадсон подхватил ее. Девушка не сильно ударила его в плечо и грозно стрельнула глазами. - Быстро поставь меня на пол, а то укушу! Ты еще не знаешь как больно я кусаюсь! – Брат не внял ее угрозам, но исполнение приговора Рина решила оставить на попозже. Все таки он сжалился и приземлил одаренную на стол. Добрый то какой! Потискал как плюшегого мишку, отдавил все внутренние органы и бросил! - Нет уж, я хочу всего и сразу. На белого коня уже и не надеюсь, рыцари давно перевелись, но на засранца на черном BMW еще могу согласиться, - заявила Дикая и, схватив из под ножа Хадсона наполовину порезанный помидор, быстренько приговорила беднягу к немедленному съедению. - Эх нет, притормози коней. Надеюсь это ты так любовно не о своей заднице отзываешься? Хотя свою я тоже отказываюсь есть! Не порть мне аппетит, хотя тебе ни за что не удастся это сделать! Постой ка, я разгадала твой коварный план. Ты хочешь, чтобы я чувствовала отвращение к еде и тогда тебе достатось бы больше! Мечтай, братец, я голодна как Том Хэнкс в фильме Изгой, так что увы, ты обречен на провал! – прищурившись, заговорщецки прошептала одаренная. Заряд брата как-то странно влиял на нее саму и настроение моментально взлетело на несколько пунктов вверх. Рина втянула носом ароматный воздух и уже для себя решила, что если брату не повезет с работой, она возьмет его к себе, чтобы готовил обед. - Закатай ка ты губы, Хадсон. Ты старше, ты женишься первым, пока еще у тебя презентабельный вид. Я сначала поиздеваюсь над твоими детьми, чтобы потом знать, как воспитывать собственных! Мне же нужно тренироваться на ком-то! А ты старший брат, ты обязан быть мне опорой и так далее по списку! – выдала Рина и стащила со стола лист салата. Трава – это то, чем закусывают еду, но пока еда готовится, можно занять себя и этим. – Прости, Хадс, с этим товаром у меня напряг! Не сезон! Но могу отдать тебе барменшу из Репаблика, тебе понравится. Я взяла бы себе, но раз мы оба решили, что пока стоит проявить вселенское терпение и подождать принца, я тебе ее уступаю! – показав на брата покусанным лисом салата, одаренная зажевала овощ целиком. - Да ничем толком. Посвящаю всю себя работе по причине безделья в свободное время. Заняться нечем, а там хоть есть на что отвлечься и все такое. Да ты, думаю, и сам понимаешь как оно бывает. – уклончиво ответили Дикая, смотря, что же еще можно спереть со стола.

Sabreclaw: - Спасибо, мой маленький ёжик. Но, раз уж ты пришла и расшевелила меня, то придется доводить дело до конца. Поэтому пойдем меня стричь сегодня же. О, а еще мне не плохо бы сменить гардероб. И ты правильно понимаешь, что в магазин меня затащить можно только под предлогом секса в кабинке или твоего промывания мозга. Так что, начинай агитацию, и я тебе еще и вафельку дам. Усмехаясь, Хоулетт перевернул стейки и внес последние коррективы в рецепт, с нетерпением дожидаясь, когда же мясо достигнет идеальной степени прожарки. В этом одаренному помогали обостренные чувства, небольшое жульничество, ну да ладно, кто сдаст-то? Если регулярно подкармливать сестренку правильной пищей, то скоро ее организм перестанет воспринимать фаст-фуд как таковой, и все, попалась на пожизненной основе. Логан даже представил Рину с кулинарной книгой и мобильником в руках, в который она, что есть силы, орет, какой мудак этот биток, и почему на нее ополчился миксер. Тем временем девушка начала промышлять мелким грабежом, прямо с его стола. Вот любую другую за это бы придушил. Хотя нет, зачем душить, если в руке соблазнительно поблескивает нож. Дамские пальчики на ужин, блюдо для настоящих гурманов. Стоп-стоп-стоп, не те мысли. Нельзя уж настолько становиться прежним, чревато ополчением главных зрителей. И вот, стейки соизволили приготовиться, и в честь этого плита была торжественно выключена, после чего Хоулетт принялся за салат с двойной силой. Мужчина нарочно не прикасался к сковороде, будто и вовсе забыл о ней, то и дело, поглядывая на реакцию младшей Хоулетт. Из чистой вредности он собирался подать мясо вместе с салатом и только так, чем не идеальный план, чтобы свести ее червячка с ума? - Проголодалась, что ли? Хм, я думал с твоим весом – ты солнечной энергией питаешься, никак иначе. Сэкономил бы… - Как бы невзначай подняв крышку со сковороды, одаренный проверил мясо, без причины, а просто из вредности, и вновь ее опустил ее. – Окей, милая. Тогда условия ставлю я: если уж такое произойдет, и я решу жениться, то букет даже не разыгрывается. И никакие отмашки не принимаются – принц будет, гарантирую! Лукаво глянув на сестру, Когтистый высыпал нарезанные овощи в миску, поспешив заправить будущий салат. Посыпав кулинарный шедевр всеми необходимыми приправами, пряной запах которых быстро разошелся по кухне, Хоулетт незамедлительно отнес блюдо на стол. - Спасибо, учту. Девушка, которая спаивала бы меня грамотно, какой соблазн! – Смеясь, Хадсон вернулся к рабочему месту, чтобы доставить на стол приборы, стаканы для воды, и все такое прочее. – Да, понимаю. Хм, ну, если все так плохо, что ты решила стать трудоголичкой, то надо начинать тебя лечить. Я что, приключений на две задницы не найду? И вообще, совместим приятное с полезным – ты меня расшевелишь, и тебе скучно не будет. Мой опыт, да на твою энергию… Мужчина ели сдержал себя в порыве погладить Рину по голове, в результате чего на голове одаренной образовалось бы симпатичное гнездо, и отсрочка в его приговоре была бы отменена. Вовремя одумался, ведь в его теперешнем положении, гнездо осталось бы в руках. Конечно, хотелось бы разузнать побольше, чтобы быть в курсе, в случае чего, ведь Хоулеттская карма на всех распространяется, но Хадсон не стал более поднимать эту тему. У Хоулеттов особенная не только карма, но и работа, и в большинстве своем, о ней нельзя распространяться. А подставлять девушку – не в его планах. Вместо этого, он напористо вытеснил сестру со стола, отправив прямо на стул, дожидаться главного блюда. Это самое блюдо, Логан и принялся выкладывать на тарелки, после чего захватил несколько соусов из холодильника и направился я к столу. Но принес он только порцию Рины, отдав ей, наконец-то, предмет вожделения и снова вернулся на кухню. А там уже, взяв хороший разделочный нож, с зубцами, предусмотрительно разрезал свой стейк на подобающие куски. Парадокс, после практики с такими когтями, но в другом теле, сейчас он достаточно уверено мог проводить весьма сложные манипуляции, а вот самые простые вещи давались весьма тяжело. Ну да ладно, еще не хватало, чтобы сестра его с ложечки кормила. Наконец, заняв свое место за столом, устроившись рядом с младшей Хоулетт, Когтистый, словно ребенок, сжал вилку в кулаке и выразительно взглянул на девушку, прежде чем тишина за столом нарушиться. - Э, нет, даже не думай. Еще один комментарий про Тарзана, и тебя оболью кетчупом, так и знай! – Погрозив Дикой вилкой, он мило улыбнулся. – Приятного аппетита, дорогая.

Wild Thing: Дикой было комфортно в обществе брата. С ним просто разговаривать, темы для бесед находятся моментально. Можно просто болтать, не следя за языком. Обычно Рине приходится сначала думать, а потом уже открывать свой рот, так как некоторые из ее язвительных комментариев влекли за собой проблемы. А с ним не так. Наверное так и должно быть, все же семья. - Я хотя бы ежик, а ты... Даже не знаю на кого ты похож в своем нынешнем виде. Оброс, как будто семидесятые вернулись. – Она притворно поежилась, - Я огорчу тебя, братишка. Пока ты у нас смотришься как любой персонаж из фильма Апокалипсис, на секс без денег можешь даже не расчитывать. А на мою фирменную головомойку... Так уж и быть, промывание мозгов доступно в любое время дня и ночи. Почти в любое, у меня тоже иногда дела бывают. Предлога об отсутствии плотских утех должно быть достаточно, поэтому сегодня мы тебя подстрижем и приоденем. Готовься, шоппинг в компании девушки – это экзекуция мужчины. Я постараюсь быть паинькой, но критика тебе обеспечена! – одаренная рассмеялась, обмакивая огурец в чашку с солью. Запах стейков заставлял желудок просить, чтобы его покормили и Рина то и дело поглядывала на мясо, прикрытое крышкой. Воровать со стола – это одно дело, а тырить еду со сковородки, тут даже Рина сначала подумает, а стоит ли это делать. Нормальная еда для Хоулетт – редкость. Ресторанные блюда вкусные, спору нет, но все равно совсем не то. Хадсон – прирожденный кулинар, в отличии от сестры. Даже при обостренных чувствах она умудряется превратить яичницу в жителя Африки, что уж говорить об остальных блюдах? Все уже молчат про распарившиеся бичпакеты, которые становятся похожими на кашу из лапши. Дойти до такого – это талант! Уметь надо! Стейки умоляли, чтобы их съели, вопили, что не хотят больше на сковороде томиться. - Хадс, ты решил их не черный день оставить? Я тебе спешу сообщить: он уже настал! Хватит меня мучить, а то я отомщу на шоппинге! – попыталась взять его угрозой Дикая, но кажется не получилось. Не круто. Но свою месть она может и исполнит по полной программе. Можно еще и себе гардероб обновить. Три часа выбирать обувь, такого ее брат не вынесет. А если девушка начнет усиленно выбирать между белым голубым и синим, он вообще свихнется на месте. - Брейся, я же Хоулетт. Мы любим покушать. – отозвалась одаренная, принюхиваясь к мясу. Она посмотрела на огурец как на врага народа и доела бедный овощ. Больше уничтожать овощи не было желания. В конце концов это не еда, а закуска к еде. - А ты хочешь найти мне принца? – со странной улыбкой поинтересовалась Дикая. Брат-сводник? Вот это не смешно уже! Неужели до такой степени все плохо? Она же не виновата, что все самцы такие идиоты? – Она споила бы тебя. На ней весь клуб держится. Эта особа впарит даже теплое выдохшееся пиво, - тоже талант. Рина умеет вынуждать других делать то, что ей надо, но до нее ей еще далеко. Настолько заговаривать зубы, это дар. У кого-то когти, а вот у некоторых язык без костей. - Я не трудоголичка, просто затишье у меня. Но если ты найдешь нам проблемы, было бы весело. Жаль, ты не знал меня несколько лет раньше. Тормозов не было, а мозги в другую сторону были повернуты. Весело было! Жаль, что детство закончилось. – тем временем ее выгнали на стул, невзерая на протесты. А так удобно сидела! Хадсон сунул Рине ее порцию и смылся. Улыбка на лице Дикой растянулась. Она покусывала пустую вилку, раздумывая, уместен ли ее комментарий. Да к черту, это же Хадс! - Братишка, я слышу что ты там делаешь. Зачем уходил то? Иди сюда, я тебе помогу! – он справился и сам. Хадсон уселся за стол, но с лица Дикой так и не смыло улыбочку. - Ну что же ты, какой Тарзан! В детстве у него наверное человеческое имя было. Ну что, маленький ты наш, давай я тебя покормлю? – предложила одаренная, заранее забрав со стола кетчуп в мерах собственной безопасности.

Sabreclaw: - О, ну все, - Хоулетт демонстративно отложил вилку. – Кетчуп где?! Будто ощутив внезапный прилив сил, Логан подорвался с места и настиг свою жертву, кою незамедлительно подняв в воздух, прямо на стуле. Было забавно поднимать юную Хоулетт над своей головой, учитывая всю комичность ситуации со стороны, а с другой стороны окно во всю стену, открывающее вид с восемнадцатого этажа. Впрочем, это же Хадсон, что нормальному человек – слишком, ему поднимает настроение. Собственно, тем и отличался он от остальных своих родственников, будучи весьма добродушным и веселым существом. А Хоулеттская серьезность? Не, не слышал. Был занят тем, что поставил стул с сестрой на весьма высокий комод у соседней стены, и, оставив ее там, с самодовольной ухмылкой отправился на поиски заветного кетчупа, делая вид, что на полном серьезе готов ее превратить в закуску. - Когда решусь на детей, слово тебе даю, буду стараться до тех пор, пока не родиться девочка твоих характерных данных и быть тебе нянькой каждые выходные, сестренка. Дико интересно, кто кого! Парень рассмеялся, в лучших традициях фильмов ужасов, и, схватив, наконец, припрятанную бутылку, стал медленно, но верно возвращаться к своей жертве, на ходу снимая крышку. В голове крутились соблазнительные образы ее ручек-крылышек в румяной панировке, так что настроение было просто запредельным, не смотря на не самую приятную для него ситуацию за столом. Все же, мужскую гордость и самоуважение никто не отменял, и, увы, с этой девчонкой они связаны кровными узами, тут не до эротического белья и томных взглядов, иначе бы с радостью позволил себя покормить, он такой. Какое счастье, что это юное чудо не добралось до него в детстве, иначе бы пить ему воображаемый чай в компании куколок пришлось бы, по сей день, была такая уверенность. А Рина, тем временем, была все ближе и ближе, как и кетчуп был все ближе и ближе к Рине. Но, стоило бутылочке быть занесенной над головой, Хоулетт с горечью потери осознал, что, собственно, эта потеря и произошла. Судя по ощущениям, первая порция коварной красной жидкости, предназначенной для расстрела цели, попала на его собственную, очень уж обремененную интеллектом голову, и теперь ее мыть придется в любом случае. Потому Хадс так и завис, не зная, что делать: метнуть снаряд в виновника торжества, или побыстрее убрать противную штуковину с волос. Противоречия мучили Когтистого не долго, и вот, Дикая уже могла лицезреть, как ее милый братец активно трясет головой, по звериной привычке, а потом не менее активно хватает со стола салфетки и пытается вытереть гадость с роскошной шевелюры. - Ладно! Ты победила, остаешься целой… - Пробурчав это себе под нос, парень направился к спрятанной от конкурентов сестре, и с легкостью подхватив ее стул, спустил свою ношу на пол. В голове продолжали вертеться незамысловатые мысли на тему, как же такое с ним произошло. И тут появилась маленькая идейка, ради которой Хоулетт резко повернулся к столу и оказался абсолютно прав: видимо, когда брал снаряд, умудрился чиркнуть по пластмассовой банке когтем, так как из узкой полоски на боку штуковины продолжал вытекать ненавистный красный соус. – Это не смешно. Это трагично и вообще диагноз. Фыркнув, Логан еще раз растрепал свои волосы, пытаясь смахнуть мнимые запасы кетчупа на голове, после чего направился обратно к столу, чтобы съесть, наконец-то, этот подлый стейк и все к нему прилагающееся. А потом его ждала ванна и война с сестрой, которая, с уверенностью в 100%, это происшествие так просто не оставит, и будет припоминать ему еще пару лет, как минимум. Уж тем более до конца этого дня, что там говорить о ржаче, который раздастся, стоит двери в ванной комнате за ним захлопнуться. - Еще пара таких случаев, и мне придется тебя убить. Слишком много знаешь…

Wild Thing: - А можно чили? Он мне больше по душе. Кетчуп не достаточно острый, - с непонятными нотками в голосе ответила Рина, растянув губы в дерзкой ухмылке, на какую способны только обладательницы женского пола. Такая милая, ровная ухмылочка, но сразу чувствуется дерзость и коварство. Да, девушки многое умеют получше мужчин. – Стой! Если тебе хватит выбросить меня в окно, Хадсон Хоулетт, я поднимусь обратно, даже если сломаю себе все кости, и надеру тебе твою наглую задницу, а трусы дотяну до ушей и завяжу бантиком. Я не шучу! Вот ты черт, - брат поставил ее на комод и Рина сложила руки на груди, строго смотря на мужину. Спрыгнуть в два счета она могла не хуже гимнастки, но зачем брату знать все ее способности. Так будет совсем не интересно. - Хадс! Будь человеком, я голодная до невозможности! А ты знаешь чем чреваты голодные Хоулетты! – брат был непреклонен и Дикая прищурилась, думая, чем бы запульнуть в него или как бы вообще отомстить ему, чтобы неповадно было. - С твоей дочкой мы подружимся против тебя и тогда смело можешь бронировать одноместный номер в дурке. Потому-что две меня – это уже всемирная трагедия. – сказала в ответ девушка, раскачивая стул. Этот деревянный предмет мебели стал под ее попкой креслом-качалкой. Рина ловко балансировала на нем. Иногда казалось, что вот-вот она свалится вниз прямо на брата, но стул замирал на секунду и накренялся назад. Одаренная представляла себе Хадсона в роли папы и одна только мысль об этом вызывала желание рассмеяться. В голове возникали кадры из «Лысого Няньки», а улыбка растягивалась все шире. - Знаешь, из тебя вышел бы прикольный папа. Я бы на это посмотрела. Нет, серьезно, зрелище было бы шикарное. Убери от меня соус! Хадсон! Не смей портить мне прическу, иначе я слезу и надеру тебе задницу! - она видела как красная тягучая пакость выливается на голову Хадсону, но по Рине плакал актерский факультет, а настроение поднялось на несколько пунктов, так что она умело подыгрывала братцу, с замиранием сердца ожидая, когда же он обнаружит, что щедро прирправил свои волосы кетчупом. И вот оно произошло. Хадс замер и Рина как-будто бы даже слышала, как конфликтуют процессы в его голове. Мстить не пришлось, он сам все сделал в лучшем виде. - Может майонезу добавим? Там красивее будет... – вставила свое слово одаренная, с трудом сдерживая смех. Недолго у нее это получалось, но все-таки Рина рассмеялась до слез и чуть не навернулась со стула. Благо дар спас ее от смачного поцелуя с полом и одаренная удержалась на четырехногом коне. Бро начал трясти головой во все стороны, пачкая все вокруг шмотками красного соуса. Это еще сильнее рассмешило юную Хоулетт, вынудив схватиться за живот. Зачем качать пресс, если неделька с таким чудилой как Хадсон обеспечит нескончаемый приступ смеха до боли в животе. Море позитива! - Как и всегда! Хадсон, я всегда выигрываю, это талант! – сквозь смех проговорила Дикая, вытирая слезы. С горем пополам ей удалось успокоиться. Брат спустил ее на пол и Рина встала со стула, грациозно потянувшись. Она выудила из салата кусок огурца, обмакнула его в слой кетчупа на голове брата и закинула в рот. – А знаешь, чили и вправду вкуснее. Может выльешь себе на голову его? – он начал вытираться салфетками, - Душ практичнее на мой взгляд, но, кажется, каждому свое, - озвучив свое умозаключение, она вернулась к стейку, который, хвала всем Богам, не успел остыть. - Это смешно, а твой диагноз вообще один большой прикол. Не хочешь в сериале сняться? Люди бы это схавали! – улыбнулась девушка и засунула в рот кусок мяса. Вкусно, теперь есть где обедать. - Еще пара таких случаев и я сама ласты откину от смеха. – о да, этот случай станет семейным приколам. Когда-нибудь его дети узнают, каким был их папаня в молодые годы. И все благодаря Рине и ее хорошей памяти.

Sabreclaw: - Я чувствую себя Томом, из «Том и Джерри». Коварная мышь. Зло глядя на стейк, Хоулетт отправлял в рот кусок за куском, пытаясь заесть порывы придушить сестренку. Удавалось с трудом, так как мышонок продолжал комментировать произошедшее, получая от этого истинное удовольствие. Как тяжело быть Хадсоном Хоулеттом, новым Хадсоном Хоулеттом, старый бы, ей уже устроил веселую жизнь, а у нового рука не поднимется. - Рина… - Хадсон нахмурил свои лохматые брови, и грозно глянув на сестру. – Я же тебя накажу… А будешь потешаться, засниму все это на видео и выложу в интернет. Выдержав зловещую паузу, одаренный молча, продолжил жевать мясо, наблюдая за реакцией одаренной. Издеваться над ним, бедным и прикольным, это да, но чтоб он за это наказывал – впервые. Коварный план уже вызрел в его лохматой, приправленной голове, и парень с нетерпением ожидал окончания трапезы, на все реплики младшей Хоулетт отвечая лишь зловещим молчанием. Когда же тарелки опустели, Хоулетт рывком поднялся, и, натянув на лицо коварную ухмылку, идеально подходящую к глазам с раскаленным угольком вместо зрачков, ловко перекинул Рину через плечо. Крепко держа девушку, он уверенным шагом направился в ванную, где пассажир был высажен, двери заперты, а сам Хадсон открыл кран и напустил в белую емкость пены, откровенно намекая на дальнейшее развитие событий. - Значит так, дорогая. Из-за тебя я стал похож на Рональда Макдональда, а значит, именно ты и будешь мне мыть голову. Иначе я сам еще и постригусь заодно. Так что давай, милая, устраивайся удобнее, ищи здесь шампунь и приступай. Лучезарно улыбнувшись, одаренный без всякого стыда стал стягивать с себя одежду, особо не утруждая себя мерами приличия. Он же пену напустил, чего уж более? В нее, собственно, парень и опустил свою многострадальную натуру, раскинувшись в ванной, словно лев, пока его самки ловят очередную жертву, или любовницу, или мышь, в общем, не суть. А после недовольно откинул голову назад и требовательно взглянул на одаренную, ожидая, когда же его волосами займутся. Вода стремительно прибывала, укрывая тело этого подкованного не в том месте Аполлона, и всякий Хоулетт сейчас бы пожалел о своем родстве с ним. По крайней мере, проснувшийся в голове Логана лихой Хадсон думал именно так. Можно хоть на минуту вновь представить себя неотразимым? Все равно при первой же возможности опустят на землю, и без посторонней помощи. - Ну что ты, детка? Чего ждешь? Я должен быть чистый и красивый, чтоб пойти с тобой по магазинам, вынести все муки и тем самым обеспечить себе иммунитет на 2012 год! Не будь так жестока, позаботься о будущем своего любимого братца! Мне еще детей делать, деревья садить, кстати, у Школы неплохой дуб растет, надо бы его сюда перетащить назло консьержам, а, ну еще дом построить. Хотя нет, дом подождет, мне и тут не плохо, а там столько комнат, кому они нужны? Парень вытянул руки из воды, раскинув их по краям ванной, и злополучная пена принялась быстро стекать по его гладким когтям. Блаженная улыбка не сходила с лица, пока он ожидал требуемых действий со стороны прекрасных ручек Рины, кои, почему-то не спешили взяться за его гриву. Как бы там ни было, им придется это сделать, иначе под угрозу попадут все прочие части тела, и придется Рине гулять по городу в его старой футболке. У меня нет совести, знаю, но обещаю исправляться постепенно Х_Х

Wild Thing: Рина изобразила на своем личике странную ухмылочку. Прекратить издеваться над братцем? С какой стати? Она же не виновата, что он такой забавный и неуклюжий. - А мне всегда Том больше нравился. Нет, честно, я в детстве просто ненавидела эту мерзкую мышь! – честно призналась девушка, по ходу расправляясь со стейком. Честно признаться, оно того стоило, это ожидание обеда. Хадди сам себе подписал приговор пожизненно кормить свою сестру. – Иш ты, нашел чем пугать! Значит стану знаменитостью Ютюба. Хоть так прославлюсь! – воскликнула одаренная. У этой особы не было ни стыда ни совести, так что, какое-то там видео попросту не могло стать стоящим шантажом. С братом ей было легко общаться, наверное они на одной волне были. Не «Дебил ФМ» конечно, но тоже ничего так, веселенько. Рина бросила еще несколько подколок в огород Хадсона, но брат все не выходил из себя. С каких это, интересно, пор, он обзавелся вселенским терпением? Ведь все Хоулетты были обделены им при раздаче. Значит братишка не просто так терпит. Но Рина у нас не телепатка и о планах Хадса могла только догадываться. Девушка понятия не имела насколько у него извращенная фантазия, но искренне молилась воображаемому персонажу на небесах, что с окна ее не выкинут и в духовку не засунут. И все равно Рина методично испытывала брата на выносливость, ожидая, когда уже последует наказание. Не оставит же он ее выходки безнаказанными? Это же Хадсон Хоулетт, конечно-же он не оставит! Наконец с ужином было покончено. Рина была искренне рада, что не заказала пиццу, как предлагала вначале. И Хадди вроде повеселел, а это достижение вообще должно награждаться медалью или памятником. Брат с хитрющей ухмылкой легко закинул сестру себе на плечо. Он сделал это с такой изящной грацией, как будто поднимал тюк сена. В общем, голова Рины болталась в опасной близости от пятой точки Хадсона, а волосы чуть ли пол не подметали. Вот уж нет, если его коварный план – это превратить собственную родную сестру в веник, то она уж точно ему сполна отомстит, подписав под вантуза. - И только посмей пукнуть, а то я тебя так одену, что Кеном станешь, или Барби. Это уж как получится. – проворчала Дикая, уклоняясь от косяков и стен. И так, пункт назначения – ванная комната. Такого поворота событий Рина не ожидала, а уж от слов Хадсона у нее вообще чуть челюсть не отвисла. Пару минут она молча смотрела на брата, залазящего в ванную, полную пены. Да он совсем, что-ли с дуба рухнул? Ну да ладно, хочет играть так, значит будут играть так. - Хадсон, а не боишься, что я в процессе тебе последние волосы вырву? – Дикая состряпала обреченную мину и даже надулась для пущего эффекта. Одаренная подошла к полке с ванными пренадлежностями. Да, выбор у братишки не густ. Взяв первую попавшуюся на глаза банку с шампунем, Рина щедро вылила все содержимое на шевелюру Хадсона. - Ничего, потерпи, если глаза щиплет. Кетчупа много было, ты извозюкался в нем, а теперь надо всю эту гадость смыть к чертям собачьим, - театрально приговаривая, Хоулетт довыдавливала остатки шампуня на голову брата и сняла душ с держателя. - Я тебя ненавижу! – прошипела Дикая и включила ледяную воду полным напором. Направив струю в лицо Хадсона, одаренная резко надавила на его мыльную голову, погружая брата в воду под слоем пены. Так же резко отпустив, она неряшливо кинула ему полотенце: - Теперь ты чист и сияешь. Вытирайся и пошли по магазинам, Тарзан. Джейн на тебя не посмотрит, пока не купишь новую набедренную повязку! – прокричала Дикая, крутя неподдающуюся ручку. Силенки Рина-то не расчитала и замок насильно провернулся. Теперь врял ли вообще закроется. - Эммм... Все равно с твоей неуклюжестью иметь двери необязательно, - съязвила Дикая, выходя из ванной и на ходу напевая что-то из Металлики. офф: а это - моя месть под названием "быстрый пост", чтобы исправлялся скорее:)



полная версия страницы