Форум » Наши дома и квартиры » Квартира Тони и Сары 0.1 » Ответить

Квартира Тони и Сары 0.1

Dante: Трёхкомнатная квартира в тихом районе Нью-Йорка, расположенная на 28 этаже обыкновенной высотки. Обставлена со вкусом, в светлых тонах Спальня Гостиная Кухня Спортзал

Ответов - 7

Dante: - Ты уже заканчиваешь? - В дверь кабинета протиснулась лысая мужская голова. Мужчина с интересом смотрел на сидящего за столом детектива, погруженного в чтение очередного дела. Нехотя оторвав взгляд от документов, Рэдгрейв с легким раздражением взглянул сначала на физиономию, а затем на часы. - Да, закончил. - Детектив захлопнул папкой, и потянулся, сдерживая зевок. Сумасшедший день. Одна только погоня за сбежавшим прямо из департамента клиентом Рэдгрейва вымотала так, что к концу дня он не испытывал ничего, кроме желания подстрелить или и вовсе прикончить не в меру болтливого наркобарона. Впрочем, знай Тони, что больше двух лет ему за это не дадут - как пить-дать бы убил, а так лишь пару раз по-дружески приложил головой об стол. Закончив с приятными воспоминаниями, Рэдгрейв сгреб папки со стола и сунул их напарнику. - Раз уж зашел - занеси в архив, хоть какая-то польза. - Хлопнув коллегу по плечу, Энтони подхватил с вешалки пальто и вышел из кабинета. Время уже перевалило за полночь, дома ждала потрясающей красоты девушка, но отчего-то Энтони не хотелось вызывать такси - ночной Нью-Йорк прекрасно располагает к размышлениям. Выйдя из департамента, мужчина поднял воротник пальто и спрятав руки поглубже в карманы, нырнул в какой-то переулок. В последнее время Тони беспокоили какие-то кошмары, но стоило ему пробудиться и картинки утекали как вода сквозь пальцы. Обрывочные видения его самого, одетого в красный плащ и с белоснежными волосами сбивали с толку - с чего ему сниться какой-то непонятной херне? Двигаясь чуть прикрыв глаза, полностью положившись на то, что его ноги прекрасно знали дорогу, Тони тщетно старался собрать мысли воедино. - Да, приятель, тебе отпуск нужен. - Фыркнув, Тони огляделся, но не найдя за что бы зацепиться взглядом, Тони направился к подъезду. В квартире царила абсолютная тьма, за исключением мягкого голубоватого света доносящегося из спальни. Бросив на комод пальто и разувшись, Тони, стараясь не шуметь, заглянул в комнат и залип над соблазнительной картиной - сексапильная, предусмотрительно не прикрывшаяся Вэйл в нижнем белье растянулась на кровати и спала с самым мирным видом. Рядом с девушкой покоился включенный ноутбук - судя по всему она всячески крепилась в ожидании своего парня, но в итоге не сдержалась и уснула. Усмехнувшись, Рэгрейв обоснованно задумался о том, что всё-таки в жизни ему иногда здорово везёт. Стянув с себя ремни с кобурами, он положил оружие на прикроватный столик, то и дело бросая на девушку недвусмысленные взгляды. Впрочем, нарушить её милый сон было бы свинством. С ней он познакомился сравнительно недавно - около двух месяцев назад в ночном клубе. Так уж выпала карта, что девушка проходила свидетельницей по одному делу. Нехорошо конечно мешать работу и личную жизнь, но девушка влияла на него странным образом - на втором допросе он еле сдерживался от того, чтобы не наброситься на Вэйл и не заняться сексом прямо в той пустой комнате на полу. Не будь за стеклом его коллег, он бы наверное не был столь благоразумен. Как оказалось, девушка разделяет и одобряет его к ней отношение. Помнится, ему тогда пришлось взять два отгула - даже природная выносливость не спасла от усталости после двух дней и ночей сплошного секса. Девушка была в буквальном смысле нимфоманкой, что кстати здорово укрепляло их союз. В последствии это оказалось не романом на недельку, как тогда казалось, а переросло в полноценные отношения - через месяц она уже переехала к нему. Приятные воспоминания! Долго и нудно расстегивать пуговицы рубашки было чрезвычайно лень, поэтому Тони просто закрыл ноутбук, поставил его на пол и аккуратно рухнул на кровать прямо в одежде. Покосившись на спящую Вэйл, детектив прикрыл глаза, моля известных ему богов о том, чтобы они дали ему сил не нарушать её сон. Не вышло - минуты две спустя он осторожно приподнялся и оказался сверху, аккуратно целуя ключицу девушки. Когда та распахнула глаза, Рэдгрейв косо усмехнулся. - Извини, не сдержался. - Тони прижался к девушке всем телом, переходя к поцелуям шеи. Девушка умудрялась пробуждать в нем чертовщину даже ничего не предпринимая - одно её присутствие деструктивно влияло на его способности соображать. Мысли о том, что он хочет её прямо сейчас нередко мешали, так как приходили нередко в самый неподходящий момент, вне зависимости от того где они находились - в парке, кафе, кино, в гостях у соседей и так далее. Что тут говорить, когда она лежит в прозрачном нижнем белье? Просунув ей под спину руки, Тони нащупал пальцами застежку лифчика. - Руки непременно будут наказаны. - Заметил он, ловко расстегивая застежку и с удовольствием впиваясь в пухлые мягкие губы Нетворк.

Network: Это семинар по самоконтролю в школе Ксавьера, дамы и господа. Большая аудитория с возвышающимися рядами для учащихся, как в университете, стол учителя, интерактивная доска и прочие атрибуты учебного класса. Сара Вэйл собственной персоной и ее младшая сестра Джессика стоят перед учениками и читают им лекцию по управлению мутантскими способностями. Говорит преимущественно сестра Сети, потому как сама Сара уже давно потонула в своих мыслях и воспоминаниях, превратившись в спящий силуэт время от времени кивающий на ту или иную услышанную фразу. Девушке с самого утра хочется лезть на стенку, скрести оную когтями и тихо рычать на окружающих. Из головы Вэйл никак не уходит желание выбежать из аудитории, и максимально быстро примчатся к Энтони Рэдгрейву на работу, чтобы заняться с ним там необузданным сексом несколько раз, без перерывов и прямо у него на столе среди папок с нераскрытыми делами. Собственно, Тони, да. Сей человек буквально перевернул внутренний мир Вэйл с ног на голову, поддержав ее пристрастие к жизнелюбию и активному времяпрепровождению в самых разных местах. Их весьма продуктивная встреча в ночном клубе и дальнейшее расследование действительно обернулось в отношения, которые хотелось каждый день и ночь поддерживать. Сара просыпается от легкого толчка в бок, нехотя открывает замечтавшиеся глаза и видит, что нудная бессмысленная лекция подошла к концу, студенты уходят за дверь, по пути прощаясь с преподавательницами. По идее Вэйл еще три часа нужно отработать перед отправкой домой, и посему она обращает свой умоляющий взгляд на сестру, которая стоит перед Сарой и откровенно над ней ржет во весь голос. Сара тоже улыбается ей и непринужденно пожимает плечами. - Прикроешь меня? – со слабой ухмылкой спрашивает девушка у своей сестры, и та согласно кивает ей в ответ, мгновение спустя принявшись выпихивать Сару из аудитории. Чувствуя, что сейчас захочется мурчать от удовольствия, Вэйл быстренько собирает свои вещи в сравнительно небольшую сумку, хватает оную со стула, поправляет свое легкое черное платье и быстро покидает аудиторию, а затем и школу. Даже если обалденный и самый лучший на Земле бойфренд сдержит свое слово, придет пораньше и будет ждать Сару дома, ей все равно нет никакого смысла ехать туда на машине. Времени еще вагон, есть время пройтись и позавидовать самой себе. Странно было уже то, что они познакомились, когда она проходила свидетельницей по совершенно идиотскому делу о краже чего-то там у кого-то с очень толстым кошельком. Разумеется, прежде чем Тони удалось затащить свидетельницу в участок, Сара жестко объявила свою позицию и оставила рослого красавца с собой в клубе на весь вечер. Как они пережили уединенные допросы в тесных комнатках участка – одному Богу известно. Что они делали после расследования – вообще отдельная тема, не поддающаяся описанию. Сара, порой, до сих пор прокручивает пикантные воспоминания и хищно улыбается. Как говорится, таким девушкам, как она, и целого мира мало! Квартира у Энтони была зачетная, без преувеличения. Девушка сначала здорово испугалась, очутившись в обители парня первый раз: там было так уютно, чисто и красиво, - а вдруг сейчас из-за угла выскочит жена с детьми? Черт возьми, вот это был бы номер! Здравствуйте, я ваша горничная! Ну да ладно, все подозрения были паранойей, ибо девушка отказывалась поверить в свое новоявленное счастье. Как же ей все-таки повезло оказаться в нужный день, в нужный час у неподражаемого Рэдгрейва в объятиях. Сеть без лишней спешки достает из сумки ключи, находит нужный и открывает им дверь, немножко надеясь, что Тони сбежал с работы. В их квартире очень тихо и спокойно, умиротворяющая атмосфера буквально обволакивает девушку, напоминает ей о прекрасных ночах, без вылазки проведенных в этих комнатах вместе с Тони. Сара мило улыбается воспоминаниям, всплывающим в ее голове яркими картинками, стаскивает с себя туфли, прыгает на месте, разминая уставшие ноги, и проходит в гостиную, попутно озаряясь по сторонам в надежде услышать чьи-то шаги, дабы потом на этого кого-то наброситься с разбега. Увы, тишина продолжается, вынуждая Вэйл разочарованно вздохнуть, и вспомнить о работе ее парня, которому еще никогда не удавалось выполнить обещание придти домой пораньше. Сара минует гостиную, зевая на ходу, приходит на кухню и хватает из пиалы с фруктами большое такое сочное зеленое яблоко; девушка облокачивается на кухонную тумбу и принимается медленно грызть фрукт, о чем-то напряженно размышляя. - Тони, одними яблоками ты не отделаешься. Весь оставшийся вечер все-таки превращается в пытку. Рэдгрейв не просто задерживается, он капитально опаздывает! За окном стремительно темнеет, Нью-Йорк погружается в прохладные сумерки, и девушка, окончательно раздевшаяся и снявшая с себя все украшения, приходит из кухни, где она готовила всякие вкусности, в спальню. Она достает из тумбочки свой ноутбук, включает его силой мысли и падает вместе с ним на кровать. Эх, вот ее мужчина на последующий вечер. Занимается Сеть по сути несущественной ерундой, заходит на всякие закрытые правительством странички, периодически потягивается на кровати и снова возвращается в скитания по просторам интернета. Время медленно ползет к полуночи, и у Вэйл уже не остается сил на потупленные гляделки с часами. Решив ненадолго передохнуть от легких нарушений закона, она закрывает все правительственные ячейки, ножкой отодвигает компьютер и падает на спину, закрывая глаза. В коридоре слышится весьма деликатный для парня шорох, чуткая Сара приоткрывает глаза ненадолго и после хитро улыбается, довольно потягиваясь на месте. Девушка вновь уходит в дремоту и притворяется спящей. Разумеется, Энтони далеко до бесшумного проникновения в спальню, но Вэйл по достоинству оценила его джентльменскую попытку не разбудить ненасытную девушку. В комнате запахло любимым адеколоном, и Сара еле сдерживается от довольной ухмылки. Она ждет пока Рэдгрейв походит туда-сюда, снимет с себя оружие и после осторожно плюхнется рядом с ней. Осторожно, заметьте. Вэйл принимается молиться всем известным ей Богам, чтобы Тони перестал лежать тюленем, и ее просьбы к счастью оказываются услышанными, потому как шли они от чистого сердца и по существу. От незабываемых прикосновений Тони по всему телу девушки разливаются приятные покалывания, она сладко вздыхает и открывает глаза, в которых сверкают недобрые дьявольские огонечки, передающие весь заводной настрой хозяйки. - За такое не извиняются, - шепчет Сара ухмыляющимися губами и закидывает руки на Тони, чувствуя его тепло на своей шее, вздымающейся груди. Она прогибается, стоило парню дотронуться до застежки ее лифчика и проводит по лицу Рэдгрейва, продолжая неистово улыбаться. С верхним атрибутом нижнего белья покончено, Вэйл с радостью снимает его с себя и отбрасывает куда-то далеко к двери. В разуме мешаются мысли, по телу пробегают невидимые искры, ощущаемые потоками кайфа. Целуясь с Тони, обнимая его, девушка решает, что это не должно заканчиваться. - Рэдгрейв, - говорит Сара сладко, ненадолго отрываясь от поцелуя, - Ты на месяц под домашним арестом. Девушка вновь обращается к губам парня со страстными поцелуями, притягивается к нему ближе, и попутно ловко расстегивает пуговицы его рубашки, последние из них вовсе срывает, она уже просто не может ждать. Рубашку Вэйл стаскивает умело, отправляет ее куда-то к своему лифчику и крепко обвивает торс Рэдгрейва цепкими ручками, впившись в его спину самым неприличным образом.

Dante: - Я думал здоровый сон важнее,- иронично ухмыляется Тони, на секунду отрываясь от тщательного исследования губами груди девушки. Рэдгрейв медленно перешел от стадии легкого издевательства в не менее интересную стадию глубочайшего недоумения – отчего это его ненасытная Вэйл так медлит да изворачивается. В былые времена – пару недель назад – его рубашки и брюки лишались дополнительных ачивок в виде пуговиц и замков в мгновение ока, стоило ему лишь порог переступить да сказать «милая, я верну…». Тут же налетал черноволосый ураган, сметающий все на своем пути – мелкие предметы интерьера, домашних животных и массу прочего ненужного барахла – и место действия то ли переносилось на мягкую кровать спальни, то ли останавливалось на том же полу около входной двери. Незапертой. Но сейчас не об этом речь – Тони, собственно, уже собирался прожечь Сару насквозь своим негодующим взглядом, как тут в поле его зрения оказалась уже свободная от всяческих оков и пут грудь девушки, которая, естественно, имела неограниченную власть над сознанием парня. Любые бунтарские мысли, остатки которых, возможно, еще старались удержаться в голове Рэдгрейва, тут же с воплем ее покинули, сдавшись без боя прелестям Вэйл. Поэтому парень прекратил заниматься ненужными в данный момент внутренними самокопаниями да поисками жизненных смыслов и приступил к более приятному занятию – поцелуям. Он осторожно и в то же время умело касался языком гладкой кожи Сары, через каждые несколько секунд меняя место дислокации. Сперва это были ключицы, затем яремная выемка, ложбинка между грудей – губы Тони в прямом смысле успели побродить по всем более или менее эрогенным зонам исключительно сексуальной Нетворк. С каждым новым касанием Рэдгрейв все больше заводился сам, чувствуя, как по телу одна за другой прокатываются самые настоящие разряды тока – адекватных мыслей уже попросту не осталось, как и, собственно, неадекватных. Была лишь одна данность – Вэйл в неглиже, обхватившая его спину руками, впиваясь в нее ногтями. И девушка наконец-то стащила с его торса рубашку, что было чревато весьма и весьма интересными последствиями. - Я согласен на пожизненное, - невнятно бормочет Тони, не особо задумываясь над смыслом произнесенных слов, занимаясь тем, что перемещается выше названными губами вниз, вдоль линии живота и натыкаясь на совершенно ненужную в данной ситуации еще оставшуюся деталь белья – кружевных трусиков. Но, спустя несколько секунд неравной схватки они таки были побеждены и отправились в сторону вслед за бюстгальтером и его рубашкой в один из темных углов спальни. Рэдгрейв вновь возобновляет свое путешествие по телу Сары и довольно улыбается, слыша ее приглушенные стоны и ощущая ее пальцы, впившиеся в его шевелюру. Кажется, если парень сию же секунду не приступит к основной части, она просто-напросто перегорит и превратиться в горстку несомненно сексуального пепла. И так было всегда – детектив не мог не нарадоваться на Вэйл и ее склонностью желать секса всегда, везде и при любой погоде. Тони всю жизнь считал, что секс – если умеючи – высшее наслаждение и главное предназначение человечества на Земле, а посему был рад обрести в лице девушки надежного единомышленника. Приятно, когда твои взгляды разделяет особа с потрясающими ножками – именно им, кстати, парень сейчас уделял основное свое внимание, активно выводя разнообразные узоры пальцами на внутренней стороне бедра Сары, а губами вновь завладев чудным и сладким ротиком Нетворк. Однако его тело уже начало подсказывать ему – а точнее громко вопить – что оно уже не может терпеть, гореть в одиночестве и просто должно уже приступить непосредственно к делу, иначе это самое дело способно обернуться эпикфейлом. Хотя такого, конечно же, еще ни разу не случалось. Фирма двухминутного акта, как говорится, не вяжет. Тони устраивается удобней между ног Сары, опираясь руками по обе стороны от нее, прямо нависая над миниатюрной девушкой. Затем лукаво улыбается, в очередной раз впивается губами в губы Вэйл и одновременно с этим входит в нее. Сперва медленно настраивается и подбирает необходимый такт, часто выдыхает, и, наконец, входит в ритм. Излюбленный ритм Вэйл, как он помнил – и, судя по тому, как девушка с силой сжимает пальцами белоснежную простыню, ему в очередной раз нет равных!

Network: Теплые поцелуи по молодой мягкой коже проходятся россыпью легкой дрожи. Она будоражит, окутывает сознание сладостным дурманом наслаждения и погружает в состояние благоговейного трепета. Приятное ощущение на этапе прелюдии, ничем не заменимое, и при умелом исполнении Тони, - лучше любого наркотика на свете. Желание же растет, оставляя трепет далеко позади, ускоряя кровь по возбужденному телу, усиливая забвение и позволяя с легкостью позабыть обо всех насущных проблемах. Только здесь и сейчас. Они вдвоем наедине в полумраке просторной спальни. Дикое влечение потихонечку вырывается из-под хрупкого контроля, Сара пока держится и неистово ловит каждое прикосновение Рэдгрейва к заметно нагревшемуся телу, получая такую дозу непередаваемых ощущений, что спинка ее по наитию выгибается, а губы немо стонут и хватают воздух короткими потоками. Жутко хочется. Хочется его ловкое, сильное тело; хочется его глаза, которые заводят с пол-оборота; хочется его дерзкую ухмылку, губы, целующие по-неземному, - Тони вызывает в девушке неутолимый голод, природную ненасытность самым красивым деянием на свете. Пульс Сары предательски учащается, злит ее самым зловещим образом и вынуждает требовать от Тони большего. Желание секса всегда и везде по определению неутолимо; это как впасть в героиновую зависимость, только куда глубже и много лучше. Рэдгрейв безусловно дает ей многое, заставляет ее темпераментную душу носиться из стороны в сторону, но подобное счастье лишь усиливает платонические инстинкты и сводит все повседневные потребности только к одному – безудержному продолжению по нарастающей. Упругая грудь с затвердевшими от вожделения сосками ритмично вздымается на пару с неровным дыханием. Каждый раз, соприкасаясь с кожей Рэдгрейва самыми волнительными точками своего тела, девушка ощущает прилив энергии, бодрящей и подгоняющей желание от кончиков пальцев ног до самой макушки головы. Парень переходит ниже, и Сара еще крепче сжимает его спину, оставляя на ней тройку неровных порезов от игривых коготков. Трусики весьма вовремя слетают прочь по красивым ножкам, Вэйл широко ухмыляется, и пальчики ее с удовольствием забираются в шевелюру Тони. Стоны, тихие вздохи и едва уловимые шептания вырываются из уст девушки, вознаграждая парня за его усердие. Устремляя свой разбушевавшийся взор на Рэдгрейва, Сара с неподдельным возмущением замечает, что на нем все еще остались совсем ненужные ему штаны. И в этот раз осторожность беспардонным образом посылается к черту. Заведенная, горячая Нетворк, совершив лишь один щелчок дрожащими пальцами, нокаутирует пуговицу с лязгом в один из дальних углов комнаты, а после с помощью того же невидимого веления с радостью прощается и с самими штанами. По телу отголосками распространяются ощущения от незримых узоров, с таким пристрастием рисуемых пальцами Рэдгрейва на нежных бедрах. Сара вот-вот сойдет с ума от бешенных барабанных пульсаций, что стучали по ее мыслям настойчивым молотком. Ненароком Вэйл начнет тихо рычать и предусмотрительно хлестать Рэдгрейва молниями. Влечение у брюнетки необузданное, желания неконтролируемые, и держать такую девушку рядом с собой очень и очень опасно, если не можешь с ней правильно обращаться. Тони может и может, надо сказать, бесподобно. Рэдгрейв входит в нее, и Сара, не скрывая всего задора и энтузиазма, ощущает в себе волну совершенно новых эмоций и чувств. Она захлестывает ее с головой, открывает скрытые возможности и позволяет чутко воспринимать все происходящее вокруг. Слышать свое сердцебиение, слышать сердце Тони. Девушка стремительно подается парню навстречу и ловит его губы своими губами, жадно в них впиваясь. Руки Вэйл оставляет у Рэдгрейва за спиной, острыми ногтями весьма неосторожно водит по его коже, продолжая неистово царапаться. На сей раз даже не думая отрываться от поцелуев ради бессмысленных слов, которые вполне можно высказать позже, девушка напористо покусывает губы Тони и время от времени проходится по ним кончиком своего язычка. Этот ритм окончательно сносит башню. Все треклятые требования летят в далекий ящик, и Сара выбрасывает прочь все противоречия, потому что улавливает сладкий протяжный стон, слетающий с ее губ, затем еще один и еще. Каждое движение, каждый толчок Рэдгрейва погружают Вэйл в особое состояние, от которого кровь закипает в жилах, а все нервные окончания сливаются в единую струну, имеющую свойство натягиваться и объединять все мыслимые и немыслимые ощущения воедино. Волна тепла носится по всему телу и вынуждает мышцы внизу живота неумолимо сокращаться. Яркий взгляд девушки горит похотливым пламенем, руки резко отрываются от спины Тони и припадают к простыне, безжалостно сжимая ту пальцами. Стоны просят еще, дыхание ловит заданный такт, и инстинктивно раскрепощенное нутро сообщает своей обладательнице о том, что собственно и называется нимфоманией. - Еще, давай же, - не выдерживает Сара вызывающим шепотом и глядит в глаза Тони своим пылающим от удовольствия взором.

Dante: - Еще, давай же, - не выдерживает Сара вызывающим шепотом и глядит в глаза Тони своим пылающим от удовольствия взором. И просить дважды его не пришлось. Его руки, - одна скользнула ей под спину, а пальцы второй путались где-то в чёрных волосах, - знали её тело как ничьи другие, они словно жили своей жизнью, понимая, где прикосновения должны быть жесткими, чувственными, а где наоборот - нежными, едва ощутимыми и от того ещё более приятными. Губы, с которых срывалось разорванное на части хриплое, частое дыхание - он старался надышаться на две жизни вперёд. Близость с этой девушкой для Тони было словно наркотик, вызывавший сильнейшую психическую зависимость, она проникала прямо в мозги, проходясь приятной дрожью по всему телу. Казалось бы ещё несколько минут и он просто не выдержит - взорвется от охватывающих его эмоций и ощущений, и это было бы идеальной смертью. Внезапно Тони остановился, приподнимаясь над Сарой и с оттенком насмешки в лице заглядывая ей в глаза. - Иди сюда. - Рэдгрейв поднялся на кровати на коленках и потянул девушку к себе,, всё ещё насмешливо ухмыляясь. Рывком развернув потрясающее тело к себе сначала боком, а затем и спиной, мужчина ласково прошелся губами по нежной, бархатной коже шеи, позвонкам, к плечу. Обычно грубые пальцы с нежностью прошлись по её бедру, поднимаясь вверх, на секунды задерживаясь на упругой груди и снова путаясь где-то в её шикарной чёрной гриве. Мужчина ещё раз поцеловал девушку вшею, не забыв при этом слегка прикусить мочку уха, и чуть толкнул Вэйл вперед, тем самым заставляя облокотиться её на спинку кровати. Тони прижался к ней сзади, прошли самые долгие две секунды в их жизни и он снова вошел в неё. Протяжный и звонкий стон Сары заставляет внутри всё переворачиваться. Пальцы стискивают бедро, и пожар, постепенно разгорающийся в его груди можно затушить лишь этими резкими движениями, заставляющих вздрагивать не только тела, но и сердца, да что там - души. Движения Тони становились всё быстрее, его буквально рвёт на куски от смешанного чувства, желания продолжить и того, чтобы это никогда не кончалось. Он знает, что будет в конце, стремится к этому внутреннему взрыву, жгучим огнём блаженства проходящим по каждому нерву, заполняя и в то же время опустошая каждую клетку. Стоны, срывающиеся с её губ становятся всё чаще, им вторят его - глухие, прерывающиеся. Каждое движение подводит их к той запредельной черте и вот она, ознаменованная особенно громким стоном, почти криком Сары, рывком выпрямляющейся, выгибающей мокрую спинку в желании прижаться к его напряженному покрытому потом торсу. Тони жадно припал губами к горячим губам Вэйл, повернувшей к нему в голову, он качнулся вперед и они рухнули на белые простыни, своим холодом ещё больше подчеркивающие постепенно схлынувшие ощущения. Мужчина обнял руками её тонкую талию и с необычайной нежностью прижав к себе хрупкое тело, поцеловал Сеть в губы - единственный известный ему способ передать всё, что он чувствует, то, что слишком ёмко для того, чтобы наполнить им слова и все иные жесты. - Неплохо, а? - Он тихо рассмеялся своим странным лающим смехом, все ещё крепко сжимая свою девушку в объятиях, словно боясь что она вот-вот исчезнет. Осторожно погладив её по груди, детектив зарылся носом куда-то в её волосы, с удовольствием вдыхая запах пряностей и духов. Басы буквально рвали барабанные перепонки. Такое чувство, будто барабанят не в колонках, а по его мозгам, нещадно, желая свести и без того уставшего детектива с ума. Расположившись на диванчике и закинув ногу на ногу, он потягивал пиво из высокого стакана, устремив взгляд в толпу, туда, где в танце извивалась его подопечная. Словно почувствовав его взгляд, Сара Вэйл выскользнула из толпы танцующих и походкой от бедра подошла к месту уединения хмурого детектива. - Не хотите присоединиться, мистер Рэдгрейв? - Ему сразу понравилось, как она говорит «мистер» - необычайно смакуя, с уважением и в то же время оценивая - подходит ли оно ему? Тони невесело усмехнулся и отрицательно дернул головой. - Я не танцую. - Слова роняет как обычно скупо, нехотя. Цедит. Энтузиазма девушки это не убавило - плюнув на все правила приличия, она уселась ему на колени, кладя руки на плечи и сжимая могучий торс коленками. - Ну же. Совсем нет? - Служитель закона хрипло вздохнул и наконец встретился с ней глазами. Девушка словно наткнулась на невидимую преграду, - это был взгляд не полицейского, - убийцы. Вроде бы и голубой, но настолько яркий, что отдавал в белизну, при этом совершенно холодный, словно изо льда сотканный. Не в пример её, тёмным, но это темнота была тёплой, призывной. - Разве что левой ногой. Слезь, я не люблю мешать удовольствие с работой. - На его губах мелькнула улыбка. Казалось, Нетворк было приятно - всё-таки этот суровый детектив был способен на дружелюбные жесты вроде этого. - То есть всё-таки удовольствие? - Склонившись к нему, якобы из-за громкой музыки буквально выдыхая ему это на ухо. Видение растаяло также внезапно, как и появилось, но оставив после себя вопрос. Прижавшись к теплому телу Сары ещё теснее, на сколько это было возможно, Рэдгрейв задумчиво уставился ей в затылок. - Чем я тебя зацепил? Когда мы познакомились, я явно не отвечал твоим вкусам,теперь-то я в них разбираюсь. Да я вообще не отвечал ничьим вкусам. Давай же, чем тебя заинтересовал хмурый грубый детектив?

Network: Умелым рукам девушка отдается вся и без остатка, прогибаясь с учащенными до бесовства вздохами, и уже с головой погружается в инстинкты, что на поводу у слившихся эмоций и желаний. Безумные прикосновения бьют по взбудораженным вожделением нервам, молодое разгоряченное тело разрывают неумолимые пульсации, руки же тщетно ищут за что бы зацепиться, простыни уже не хватает, ее просто мало. Глубокие сладкие стоны гонятся за неуловимым ритмом сердца, девушка не боится задохнуться, воздух глотает с упоением, и все равно ей на несущественную духоту: не кислород сейчас главное. Эта его дерзкая насмешка проникает в душу самым чувствительным образом, через мрачные глаза, оставляя там коктейль из искр, которые так и плещутся за радужкой. Чуткий разборчивый слух поглощает все дыхания, вздохи, даже мимолетные усмешки. Сара телом своим идет за движениями Рэдгрейва, подается к нему ближе, поднимается к его торсу, и ее спинка буквально заливается обжигающими кожу прикосновениями, не такими трепещущими, что были ранее – теперь оставляющими в ее возбужденных клетках въедающиеся следы, словно сотни приятных ожогов. И на лице уже не скрыть рвущегося наружу наслаждения. Тони безоговорочно знал, чего Саре хочется, и той даже в голову не приходило постичь его проницательность, и точно по карме у него написано быть детективом и допытываться до самых чутких уголков тела Вэйл, отчего та буквально сходила с ума в его хватке, давно уже оставив свою безнадежно потерянную крышу далеко позади. Вокруг становится все жарче, и скоро воздух будет жечь перегруженные до предела легкие. Толчком нехотя отпрянув от Тони, пусть и всего на пару мучительных секунд, девушка крепко хватается пальчиками за спинку кровати, лукаво улыбаясь, ощущая, как сбившиеся волосы мокрой россыпью скатываются по ее плечам, на которых еще не остыли следы от убийственных поцелуев. Громкий стон прорывает девичье горло, и с небывалой силой Вэйл стискивает деревянный элемент мебели, доводит тот до скрежета когтями, и спинка девушки словно грозится сломаться пополам. Каждое резкое движение, подача вперед – все отражается пульсациями, что обволакивают выносливые сердца и подпитывают гармонию слившихся тел. Момент хочется заморозить, это неописуемое метание от одного начала к другому, так и заорать бы проклятое «постой» равнодушному времени, но бурные клетки хором бунтуют и требуют продолжения, к которому уже просто невозможно не стремиться. Один последний сильный толчок и все. Унеслась в рай. Моментом прилетела к торсу Тони своим дрожащим от не стихающего тепла телом, с уст уже срывается не вздох, не натянутое потягивание голоса, а самый настоящий крик, без преувеличения выражающий весь спектр полученного наслаждения. Тони вовремя хватает Сару в свои крепкие объятия, что доводят одаренную до затуманенного состояния восторга и она, падая на изрядно помятую простынь, ловит жадный поцелуй, прижимаясь к Рэдгрейву, покрывая его своим сбивчивым дыханием и мягкими прикосновениями. Нутро вдоволь набесилось, даже посмеялось звоночками в унисон парню и теперь может перевести свой беспокойный дух, пока Вэйл лежит рядом с Тони, чувствуя его нос на своей шее и сжимая его руки, так нежно обхватившие ее за бедра. Не отпустит никуда. И не мечтая даже погружаться в плавную дремоту, Вэйл выслушивает вопрос с хитрющей миной на лице и тихонько усмехается над Тони и над тем, как же ему все-таки подходит профессия детектива – каверзные темки поднимает в самый удачный момент. Нисколько не смущаясь и уж тем более не копаясь на задворках своего довольного сознания, девушка ясно понимает, что ответ на поставленный вопрос уже лежит, готовый, где-то на поверхности. Мысли катаются по голове тягуче, медленно, такое непередаваемое ощущение беззаботной легкости, когда хочется только смеяться от счастья и ничего более. Эйфория. Девушка чувствует тяжелую руку Тони на своей точеной талии, другую где-то под грудью, она все нежно водит по трепещущей коже – трудно разобраться, комната холодная, даже простыни предательски обдали тело волной прохлады, и только тела, в тесной близости прижатые друг к другу, остаются горячими. Нежась в объятиях Рэдгрейва и сладостно потягиваясь, Сара медленно переворачивается к Тони лицом, водя одной рукой по его плечам и крепко их сжимая теплыми, дрожащими пальчиками; другой же с наслаждением проходится по четкому рельефу грудных мышц, после же задерживается в районе солнечного сплетения и плотнее прижимается к коже. - Твое умение совмещать удовольствие с работой сразило меня наповал, - игриво мурчит Сара не в меру любопытному Тони и слегка улыбается приоткрытыми губами, мысленно воспевая бравады судьбе за такой вот подарочек. Своими большими карими глазами с необычайно сочной радужкой Вэйл в упор смотрит в его светлые, казалось бы такие ледяные, но живые и вынуждающие нутро девушки нещадно колотиться. Не выдерживает и вновь начинает тихо смеяться тысячей колокольчиков, чуть напирает на Тони и обрушивает его голову на подушку, закрепив в его глазах свой озорной взгляд. - Ты меня так усердно допрашивал, - бормочет девушка ласково, склоняясь к Рэдгрейву ближе и целуя его в шею. - Надо будет это повторить как-нибудь, и что греха таить, - она ухмыляется мыслям, подняв светящийся взгляд к глазам Тони. - По-моему, ты просто знаешь, чего хочешь. А остальное я уже выяснила потом… Идеальной памяти ровни нет. Будучи опытным иллюстратором, она реалистичными картинками заполняет видение Сары забавным моментом из прошлого, который вызывает искреннюю улыбку от души и пополнение чувства собственного достоинства. Как Вэйл, решившись в концы перекроить формальные отношения с Тони, затащила того в его же кабинет сразу после второго допроса и заперлась там с ним чуть ли не до самого рассвета. А все один вечер в клубе. - И сначала хотелось убить тебя за твою выдержку, - призналась одаренная с задором, стряхнув с себя воспоминания. Это чувства. Самые настоящие, дикие и насыщенные. Столько эмоций девушка еще ни с кем не испытывала. Только Тони перейдет порог – Сара сразу же несется к нему, с бешеной улыбкой на сияющем от радости лице, темные глазища горят, ножки ловко отталкиваются от скользкого пола, и цепкие руки делают свое дело, обхватывая парня за шею. Всегда хотелось его так встречать, и подобное желание в Вэйл никогда не потухнет. И плевала она на нередкую хмурость Рэдгрейва, он сам ведь не понимает, какой милый, когда ворчит. Вообще Сара ощущала себя котом. Пушистым таким и ежесекундно мурчащим от удовольствия котом. - Раз у нас тут место преступления, мой черед с вопросами, - девушка опускает голову на плечо Тони и, прильнув к нему обнаженной грудью, закидывает на него сверху ножку и прислушивается к сердцебиению. – Что же хмурому грубому детективу приглянулось во мне? Помимо очевидного. И вообще… Ты хочешь есть? Я могу тебя покормить.

Dante: - Повторить? Это будет расцениваться как использование служебного положения в личных целях и меня уволят. - Рэдгрейв усмехнулся, развернувшись к Саре так, что касался её кончика носа своим. В общем-то это было здорово - вот так вот лежать с ней и обсуждать какую-нибудь фигню, не заботясь ни о чем в принципе, и порой казалось что судьба скоро предъявит ему счёт за такую роскошь. Однако чем дальше, тем становилось только лучше и ничто и никто не собирался предъявлять ему счёт - лежи и радуйся. И он действительно радовался, хотя и так редко это демонстрировал. От избытка чувств Рэдгрейв не нашел ничего лучше, чем уткнуться носом куда-то в шею Нетти, вдыхая любимый запах чего-то фруктового. - Вообще-то детектив тут я. - Он нехотя поднимает голову, глядя куда-то в потолок и раздумывая о вопросе. Хотелось сказать что-то так, чтобы звучало сильно и красиво, но чем-чем, а даром красноречия Бог парня обделил - изъяснялся Тони всегда точно, четко, без лишней воды. - Это было такое, мм, особенное чувство. - Рэдгрейв повернул к ней голову, пальцами убирая с её лица спавшую прядь волос и улыбаясь. Несколько долгих секунд он просто глядел в это родное лицо, собираясь с мыслями. - Просто понял, что так должно быть. Помнишь, тебя привели в отдел? Когда мы первый раз увиделись, я повернулся, почувствовав твой взгляд у себя на затылке, а потом сидел как громом пораженный. Я наверное немного фаталист, но уверен - пинка в отдел тебе дало не что-нибудь, а фатум. - Тони фыркнул, припоминая тогдашние ощущения. - Детектив, там вашего клиента ведут. - Тони, сидевший за столом уткнувшись в дело, раздраженно поморщился. Смысл слов в сознании не отпечатался. Сбросив в пепельницу пепел, Рэдгрейв отодвинул от себя папку и сжал пальцами ноющие виски. От лопаток, вниз по позвоночнику пробежал холодок, заставивший Рэдгрейва повести плечами, стряхивая с себя оцепенение. Детектив обернулся, посмотрел на девушку, которую ввел патрульный и завис на несколько секунд. Странное ощущение - будто с ней уже было связано что-то важное, просто он это забыл. И обязан вспомнить, иначе что-то страшное случится. - Мм. - Энтони с трудом оторвал взгляд от лица незнакомки, закрыл глаза и надавил на веки пальцами, мысленным усилием заставляя себя не думать ни о чём, кроме работы. - Спасибо, ты свободен. Присаживайтесь. - Тони кивнул на стул, всё ещё глядя куда-то в сторону. - Детектив Энтони Рэдгрейв. - Он принял из рук папку по делу Нетворк, положил на стол и принялся вдумчиво читать напечатанный текст. - Так что тут мне тебя удивить нечем. - Мужчина потянулся к ней и поцеловал любимую в краешек губ. - Есть? - Рэдгрейв, уже начавший покрывать поцелуями шею и грудь девушки, оторвался от своего занятия, насмешливо взглянув в лицо Нетти. - Мм. Хочу курить, тебя, тебя и курить. Есть не хочу точно. - Пальцами детектив подцепил одеяло и накрыл обоих с головой. Через секунду он уже вновь был сверху, ловя её тонике запястья, сцепляя их в замок у неё за головой. - Сотрудничать со следствием в ваших же интересах. - Найти её горячие губы своими, даже в темноте, было несложной задачей. Переключить внимание на шею, зная, как её это дразнит - тоже. И снова почувствовать, как её кожа буквально раскаляется там, где её коснулись его губы. Под одеялом становится жарко, для сбившегося дыхания слишком мало воздуха, но прерывать такие моменты было бы преступлением. Тони медленно опускается ниже, покрывая поцелуями уже упругую грудь, чувствуя как Сара сжимает своими ручками его пальцы, издаёт тихие стоны, чудом минующие уши и проникающие прямо в мозг, электричеством проходящие по всему телу, заставляя его двигаться. Внезапно он останавливается, стряхивая с них одеяло, поднимается, нависая над ней и с удовольствием вдыхая холодный воздух. Улыбается, понимая как это её бесит. - И дольше удерживать я вас не могу. - Тони фыркает, встаёт с кровати и подходит к окну, распахивая форточку. Холодный ветер мгновенно находит путь в комнату, загоняя Сару под одеяло. Тони не сдержался и негромко рассмеялся, глядя на эту милую картину. Взяв с прикроватной тумбы сигареты, он прикурил две и вернулся на кровать, вставляя одну в губы Вэйл. Тишину нарушил тихо тренькнувший телефон. От звука, разорвавшего царившую тишину, Тони нервно дернул головой. - Угадай кто? - Вопрос был риторическим, так как не надо быть гением, чтобы понять откуда могут звонить единственному на весь полицейский участок детективу. Прочитав сообщение, Тони некоторое время хмуро глядел в дисплей. - Ты вроде хотела посмотреть, как я работаю? Поехали. Только пострелять не проси.



полная версия страницы