Форум » Школа Ксавьера » Кухня 0.4 » Ответить

Кухня 0.4

Magneto: Просторное помещение, в котором одновременно может находиться до 20 мутантов. Здесь каждый может найти все на свой вкус, может приготовить себе самое затейливое блюдо и почувствовать себя настоящим шефповаром. Посуду все моют за себя, никто не оставляет пустые тарелки потомкам!

Ответов - 77, стр: 1 2 3 All

Amun: Вся эта ситуация и оправдания немного подняли Джону настроение и уже у него получалось улыбнутся. Услышав что чай готов, а главное увидев что к чаю поданы довольно неплохие вкусности, он подскочил к столику и в нерешительности его рука зависла над пакетиками. Джон пил только черный чай за всю свою жизнь и только слышал что зеленый чай - это невообразимо вкусная и полезная вещ. Наконец выбрав парень бросил в кружку пакетик с зеленым чаем и начал его усердно макать в кипяток. Все усердие даже отобразилось на его лице когда Джон начал делать это быстрее и быстрее уже начиная злится на этот дурайкий пакетик который не хотел размокать. - Вот за что я ненавижу чай в пакетиках, так из-за того что... это слишком интелелктульная задача - размачивать его.- выпалил Амун и пакетик долгожданно начал испускать из себя "сок" в горячую воду. Вскоре вода окрасилась в зеленый цвет и начала пахнуть как зеленый чай. Нагнувшись к кружке и потянув носом аромат зеленого чая, Джон аж причмокнул. Потом посмотрев на Ирен парень ей улыбнулся и сделав слащавое выражение лица сказал: - Спасибо тебе прекрасное создание-

Stepford Cuckoos: /Начало игры/ Люди часто и сами не подозревают о том, как громко они думают. Причем не тогда, когда, казалось бы, сила чувств, вкладываемых в мысли, обостряется до предела - в минуты радости, страха гнева или горя, а в самых банальных ситуациях. Когда человек грустит или радуется, мысли во многом заменяются эмоциями и затихают, уступая место образам и ощущениям. А вот когда чувствовать или переживать особенно не от чего, этот внутренний, звучащий в голове у каждого голос словно в разы увеличивает громкость. Все это прекрасно знали Кукушки, которые, однако, отнюдь не собирались с кем-то делиться своими наблюдениями. Еще стоя за дверью, они знали, что на кухне находятся четверо. Два парня, девушка и кто-то еще, кого уловить не удавалось, но чей образ постоянно мелькал в мыслях остальных трех студентов. "Это Шельма, - Фиби протянула руку к двери и оглянулась на сестер. - Если только кто-то здесь не начал косить под нее". Минди кивнула: ни у кого в институте больше не было такой выбеленной челки. Опередив Фиби, она толкнула дверь и замерла на пороге. Две Кукушки заглянули ей через плечо и приподняли брови, созерцая устроенный на кухне фирменный бардак. В этом жесте не было ужаса или удивления, как могло бы показаться со стороны. Просто привычное движение мышц, то, чем люди едва ли не с детства начинают отвечать на неожиданные или странные вещи. Привычка - вторая натура. - Добрый вечер, - три голоса, как и обычно, слились в один, и произнесенные хором слова почти ощутимо повисли в наступившей тишине. "Кто это такой? Вон тот, рядом с Ирен?". "Новенький?.. Я не буду лезть к нему в голову. Хотя он не телепат", - Селеста безо всякого любопытства окинула присутствующих взглядом и отодвинула сестер, чтобы пройти внутрь. Поколебавшись, он добавила уже в одиночку: - Всем привет, еще раз. Ксо. Непросто, оказывается, отыгрывать персонажа "три в одном"))

Insight: / Медпункт / Элизабет до последнего момента не хотела покидать Джона и Николь, она даже была готова к бесконечным спорам со Зверем, но одна-единственная фраза, произнесенная Вороном чуть ли не просительно, заставила девушку мгновенно изменить свое решение. - Да, конечно, - Инсайт через силу улыбнулась, - я понимаю, - она надеялась на то, что Айрен, обеспокоенный судьбой своей подруги, не заметит того, что в ее голосе прозвучала едва прикрытая ирония. "Вот и все, - строго сообщила себе Элизабет, - кончилась война, кончилась и дружба, - она легонько усмехнулась, - можно подумать, что со мной такое впервые происходит", - в какой момент грусть, смешанная со странным разочарованием, сменилась все тем же страхом, Стреттон не поняла. "Нужно что-то делать, нельзя сидеть на месте", - вновь решила Инсайт, бестолково расхаживая по коридору. Подумать о том, что эти чувства ей самой принадлежать никак не могли, Лиз не успела - слишком непривычным было для нее ощущение бесконтрольного ужаса. "Мне не о чем сейчас беспокоиться! - если бы одаренная могла, она с огромным удовольствием залепила бы себе звонкую пощечину - ее состояние начинало напоминать истерику, и Бетти это отчетливо понимала, хотя справиться с собой не могла. Продолжая настойчиво повторять себе, что все то, чем она бесконечно дорожила, находилось в данный момент вне опасности, Лиз дошла до своей комнаты и обессилено улеглась на кровать. "Сейчас ничего", - машинально отметила девушка, когда поняла, что в ее сознании вновь воцарилось относительное спокойствие. Недавние события отступили на второй план, и мысли Инсайт были заняты только лишь странными чувствами, которые она, сама того не желая, испытывала. "Что изменилось? Чем моя комната отличается от кабинета Зверя?" - испуганная девчонка уступила место хладнокровному аналитику, который вскоре выдал вполне однозначный ответ. "Здесь нет никого, кроме тебя, а в медпункте находились Хэнк, Джон и Николь", - Лиз резко поднялась со своего места. Разве она могла читать не только будущие мысли, но и эмоции других людей? "Раньше для этого мне был необходим предмет, связывающий меня с посторонним человеком", - строить предположения можно было долго, но Бетти все же решила проверить свою первую догадку. "Где с утра можно найти мутантов? - рассеянно подумала девушка. - Правильно, на кухне, - выходить из спальни в настолько помятом виде Элизабет не желала, потому и решила переодеться. "Но где же рана? - внезапно спросила у себя Инсайт, когда поняла, что порез на боку ее ничуть не беспокоил. - Джон", - с бесконечной благодарностью Стреттон вспомнила колдуна, не пожалевшего и без того истощенных сил на ее лечение. "А я еще думала, что он избавиться от меня решил", - одаренная, наконец, осознала, что Айрен не стал бы выталкивать ее из кабинета без веской на то причины. Выкинув бинт, ставший ненужным, Бетти привела себя в порядок, после чего решительным шагом направилась в кухню. Смущение, любопытство, радость, легкая грусть - едва девушка открыла дверь, ею овладели на редкость противоречивые чувства. - Привет, Мари, - машинально пробормотала Лиз, усаживаясь в самый дальний угол комнаты - она искренне надеялась на то, что расстояние помешает чужим эмоциям полностью захватить ее разум. - Привет всем, - исправилась Бетти - с ее стороны было невежливо здороваться только со знакомой одаренной, а всех остальных игнорировать. "Я не смогу", - Стреттон обхватила руками виски и закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться. Стоило признать, что ее попытки успехом не увенчались.

Rogue: Постепенно просторное помещение кухни стало заполняться мутантами. Да, именно мутантами; а разве могут в этой школе быть не одаренные, а обычные, простые люди? Вряд ли. Им сюда дорога закрыта. И даже не потому, что ученики и учителя данной школы не любят их, скорее, наоборот, они, как никто другой, заботятся об их безопасности и спокойной жизни, дело в том, что люди сами опасаются мутантов и стараются обходить их стороной. В общем-то, так даже лучше. Лучше для Шельмы, не способной совладать со своей крайне опасной способностью - не зачем подвергать особенно беззащитных, слабых и хрупких людей опасности, выйдет себе дороже. Анна Мари время от времени лишь тихо усмехалась и улыбалась самой себе, наблюдая за шутливой, дружеской перебранкой Фауны и Резонанса. «Хм, дубль два? Надеюсь, на этот раз выйдет лучше», - усмехнулась Роуг, слегка склонив голову набок и наблюдая за довольно ловкими движениями Михаила. Впрочем, в прошлый раз его движения были не менее ловкими, и чем это все закончилось? Небольшим фруктово-молочным фонтаном, только и всего. - О, привет, сестрички, - искренне обрадовалась Анна, когда увидела сестер-Кукушек. Абсолютно одинаковые платиновые блондинки с ярко-голубыми глазами, ну, чем не копии своей "матери" Эммы Фрост-Белой Королевы? Да и способности у них жутко похожи. Однако, если к мисс Фрост Шельма относилась с глубоким уважением и даже некоторой боязнью ее супер-сильной телепатии, то Минди, Фиби и Селесте девушка симпатизировала, относилась к ним с особенной теплотой и дружелюбием. Три совершенно одинаковые сестры... Казалось бы, разве можно их различить? И, тем не менее, если пообщаться с Кукушками ближе, то сумеешь их различать: вон та, что поближе - это Селеста, слева - Минди, а справа - Фиби. Да, они одинаковые внешне, но они очень разные, каждая из них - отдельная личность. Не успела Мари порадоваться приходу сестер и еще раз поразиться их похожести, как на кухне появилась еще одна подруга - Инсайт, но что это с ней? Она выглядела, мягко говоря, странно. - Что с тобой, милая? - серьезно разволновавшись воскликнула девушка и, вспорхнув со стула, на котором сидела все это время, подскочила к Элизабет. Шельма осторожно опустилась на корточки рядом с подругой, пытаясь понять, что же все-таки произошло. Конечно, может быть, многие на этой кухне и не заметили странного поведения Стреттон, но только не Анна Мари. Она медленно положила свои руки в перчатках на колени Лиз, отчаянно всматриваясь в ее ясные глаза своими ярко-зелеными.

Blink: Вступление в игру. Утро – весьма неплохое время, что бы осмотреть особняк и разведать обстановку. Когда большая часть жильцов еще спит, а с остальными можно пока познакомиться. Блинк не любила большие скопища народу, поэтому шанс упускать не собиралась. И как она тогда училась в школе? Девушка и сама не понимала этого парадокса. Она только помнила, что было довольно интересно. И сейчас такое ощущение, будто бродишь по коридорам во время учебы – опасно попасться, но все равно жутко интересно. Блинк спустилась по лестнице, оказавшись в просторном коридоре, устланном красивым ковром. Оглянувшись, она заметила приоткрытые двери, откуда доносились голоса. Вот и первое знакомство состоится. Девушка открыла двери и остановилась на пороге. - Эм.. Всем привет, я новенькая... – Блинк окинула взглядом комнату. Она оказалась кухней, что было весьма кстати – Кларис и не помнила, когда она последний раз ела нормальную еду. На столе она даже приметила свежую выпечку.

Insight: "Закон подлости, - Элизабет окинула возмущенным взглядом мутантов, расположившихся на кухне, - закон подлости в действии", - стоило признать, что обычно большинство одаренных утром либо присутствовали на лекциях, либо спокойно дремали в своих комнатах, а не спешили в столовую. "Можно подумать, что кухня превратилась в зал собраний", - язвительно отметила Лиз, с видимой неприязнью рассматривая незнакомцев. "Было бы интересно узнать, кто они такие", - подумала вдруг Бетти, которую отчего-то начало интересовать и даже забавлять все происходящее. В конце концов, эмпатия - это на редкость необычное явление, с которым она должна разобраться. Любопытство, впрочем, исчезло довольно быстро, и вскоре на его место пришло странное беспокойство - Инсайт казалось, что с кем-то из ее друзей что-то случилось. - Я..., - Элизабет подняла затравленный взгляд на Анну Мари, - я в порядке, - интуиция подсказывала Лиз, что то волнение, которое она испытывала, принадлежало как раз-таки Шельме, и девушка неожиданно почувствовала легкий укол совести - вместо того, чтобы остаться в своей комнате или обратиться к профессору, она решила проводить эксперименты с собственными способностями, и теперь заставляла своих знакомых переживать. - Просто выдалась на редкость неспокойная ночь, - пояснила Элизабет, виновато вздохнув - рассказать про пережитое она не смогла бы при всем желании, ведь слишком яркими были воспоминания об оживших мертвецах, драках и травмах. - Кстати, рада видеть тебя, - улыбнулась Инсайт, на какое-то время освободившаяся от чужих эмоций. - Помнится..., - договорить Стреттон так и не смогла - в помещение вошла еще одна девушка, и на Лиз мгновенно обрушилось чувство легкой неуверенности в себе и сильное желание узнать как можно больше о том месте, в которое она попала. - Привет, - Бетти подняла голову и смерила незнакомку недовольным взглядом. "Еще немного, и я начну ненавидеть людей", - решила одаренная, ведь причиной своих страданий она считала своих знакомых, так не вовремя явившихся туда, где находилась она сама. "Как мне от этого избавиться?" - отчаянно подумала девушка, резко опуская глаза - она не хотела, чтобы новенькая решила, что она по каким-то причинам не нравится Элизабет. "Анна Мари", - казалось, Бетти только сейчас вспомнила о даре Шельмы. - Я знаю, что делаю, - пробормотала Лиз, быстро касаясь участка кожи Шельмы, не защищенного перчаткой. На какое-то мгновение чужие эмоции исчезли, но Бетти, несмотря на то, что ощущение абсолютного спокойствия ей довольно понравилось, все же убрала руку - она слишком хорошо понимала, что способности ее подруги были невероятно опасны. Да и передавать свои силы человеку, абсолютно к ним не приспособленному, было бы глупо. - Зато теперь ты понимаешь, что случилось, - Элизабет вздохнула, виновато глядя на Роуг. / Япония /

Rogue: - В порядке? – скептически переспросила Шельма, слегка сузив глаза. Не нужно было быть эмпатом или телепатом, чтобы понять, что с Элизабет что-то произошло, как бы она ни отрицала данный факт. Анна Мари, по крайней мере, очень явно чувствовала эту ложь. Ложь во благо, скорее всего, иначе Инсайт не стала бы врать подруге, а Роуг считала себя именно подругой Стреттон и таковой и являлась. Кажется, в помещение зашел еще кто-то, еще один мутант, но девушка была слишком сильно увлечена Бетти и тем, что же произошло на самом деле, поэтому незнакомый приятный женский голос слышала, словно сквозь вату и никак не отреагировала на приветствие, адресованное всем присутствующим. Нет, Шельма никогда не отличалась нездоровым любопытством, как многие женщины, она никогда, что называется, не «лезла в душу», если только человек сам не просил у нее совета или помощи, но сейчас... «Ну, уж нет, милая, не мытьем, так катаньем, но ты...», - мысленно воскликнула Роуг, пообещав самой себе, что обязательно выяснит, что же произошло на самом деле и сделает все возможное для того, чтобы хоть чем-то помочь Инсайт. Однако, делать самой что-либо Анне уже не пришлось, не успела она даже додумать свою мысль, как Элизабет стремительно схватила Мари за непокрытый одеждой участок кожи, так, что Роуг даже отбежать не успела – слишком уж неожиданным все это было. Совершенно новые, незнакомые доселе чувства и эмоции... Страх, удивление, стеснительность, веселье, задор, угнетенность, радость, неловкость – чего только не было сейчас в кухне, чего только не ощущали сейчас многочисленные мутанты в помещении. На несколько мгновений разум девушки буквально затуманился, неспособный трезво думать и размышлять, изумрудно-зеленые глаза стали какими-то неосмысленными, пустыми. Впрочем, Инсайт – слава богу – довольно быстро отпустила руку Шельмы, за что ей спасибо. Еще около минуты-полторы она будет ощущать все эмоции и чувства, находящихся здесь сейчас, еще полторы минуты будет пытаться хоть как-то совладать с новой, незнакомой способностью, которая вскоре исчезнет также резко, как и появилась. - Черт возьми, это же... эмпатия? Или что-то вроде того? Но я явственно ощутила эмоции и чувства... Много эмоций и чувств, - словно разговаривая сама с собой, прошептала Роуг. – Но как?.. Как это возможно, ведь совсем недавно у тебя не было этой способности? – довольно глупый вопрос, ведь все мутанты наслышаны о таком явлении, как вторичная мутация, но именно сейчас Анна не смогла удержаться от него. Мари немного отошла от подруги и прислонилась к столешнице, скрестив руки на груди. С одной стороны, она была очень рада за Лиз – новые способности это всегда очень здорово и весело, но с другой... Шельма видела как тяжело эти способности даются Инсайт.

Resonance: Чет я увлекся))) Давно не писал... Нужно было отдать должное тому, кто проектировал особняк. Именно место кухни было большим. Точнее достаточно большим. Мало кто спорил бы о популярности этого места. Редко зайдешь и не встретишь тут очередного любителя шоколада или мармелада или… не будем об этом. Парнишка, которого привела Фауна, был скромным, и казалось, что порой ему нечего сказать. Резонанс мало оценил его юмор, который тот бросил в сторону пакетика, но ведь парня можно понять. Один среди незнакомцев, не в своей тарелке. Тут на кухню забежал доберман Ирен. Михаил не любил собак. Но этот пес был таким забавным и всегда приветливым к своим. – Ух ты, дружок, ты пришел! – с восторгом, произнес Резонанс и присел на корточки. – Я тоже рад тебя видеть, малыш – пес приветливо подбежал к парню и начал облизывать его и без того сладкое лицо, а Миша тем временем все пытался отворачиваться и со смехом отпирался от пса. – Ладно, ладно, малыш, все, хватит, сейчас я тебе дам вкусность – умывшись в раковине, Рез достал с холодильника кусочек колбасы и покормил пса, тот был доволен. В помещенье вошли Кукушки. Резонансу всегда казалось, что они слегка с приветом. По крайней мере они выглядели так, хотя к одной из них он даже симпатизировал, но порой понять не мог, к какой именно. Одинаковые, но в тоже время все разные. Да, Белая Королева постаралась. – Привет, сестренки, присоединяйтесь к нашей фруктовой реконструкции звездных войн, и будьте осторожны, перед тем, как решите присесть. – нет, после того, как они поздоровались все хором, мысль о том, что они с приветом стала все больше и больше. В то время, как неугомонный русский продолжал все делать и делать второй заход причем безопасный заход. В комнату вошла Бет, старая подруга. Жаль, что порой они мало общаются, но это ведь не мешает оставаться хорошими друзьями. Как то раз Лиза даже выступала в роли учителя Реза, повезло же тогда ему. – Привет, Лиз, надеюсь ты смотришь под ноги – предупредил ее парень. Не прошло и нескольких минут, как комнату озарила девушка с розовой кожей. Не заметить ее было не возможно, потому что Миша никогда ее раньше не видел в институте. Явно ее окраска привлекала к себе внимание и на несколько секунд Рез даже остановил на ней взгляд в котором перемешалось любопытство и удивление. – День добрый, проходи. – парень подошел к девушке и взяв ее за предплечье усадил за чистый стул – Чувствуй себя, как дома. Новенькая? Ха! Новеньким у нас положены свежие напитки! – с оптимизмом сказал Рез и ловким движением рук стал разливать наделанный коктейль по стаканам. – Так, как тебя зовут? Расскажи о себе, что нибудь - Чтобы хватило на всех, пришлось разлить только по пол стакана, но главное, что хватило. – Вот, вот вам всем, только осторожнее, в прошлый раз эта штука меня чуть не убила. – с улыбкой говорил Резонанс, отдавая последний стакан Лизе, которая сидела в углу. Парень заметил, что его хорошая подруга грустит или напряжена. Лезть в душу он ей не собирался, но характер не позволял оставить девушку с поникшим лицом. – Лиз, а тебе я вижу нужны положительные эмоции, а это… горячий шоколад! – действие сейчас больше напоминало сюжет для фильма «Пираты Карибской Кухни», а Резонанс был в роли Михи Воробья, потому что холодильник значительно пустел. Достав пакетик с молочным шоколадом, парень поставил его в микроволновку на несколько минут, вместе одной… Видимо снова ошибся, только ноликом или нажатием… Но при этом ничего не подозревая стал дальше ждать, когда же шоколад приготовиться для повышения настроения подруги. Попивая спокойно холодный напиток, он задумался, и услышал снова громкий хлопок, а за его спиной по стенкам микроволновки и всему стеклу разлетелась черная жидкость и микроволновка сама отключилась. Парень застыл… Снова война… - Чтож, тогда горячий шоколад отменяется, но будучи холодным он так же поднимает настроение – сказал Резонанс, как будто он ни в чем не виноват и ничего не происходило. Залез снова в холодильник, достал от туда очередной пакетик шоколада и вставив туда трубочку передал Лизе в руки. Война войной, а обед по расписанию. Миша поймал себя на мысли, что нужно поскорее свалить от сюда, пока не заставили убираться…

Fauna: События на кухне стали развиваться просто с невероятной скоростью Во-первых Джон немного развеселился попробовав чая. Ирен позабавило то с каким убитым видом парень размачивал чай. Конечно, по хорошему стоило бы приготовить нормальный, но в школе, где всегда было полно народу, иногда сложно было отыскать обычную заварку. На слова парня она лишь улыбнулась. - Не за что, угощайся, и чувствуй себя как дома. Дюк быстро нагнал хозяйку и тут же привлёк к себе внимания неугомонного Михаила. Получив угощение, он ещё немного походил за парнем, но когда Ирен причмокнула губами, улёгся у её ног. Резонанс носился по кухне, как заведённый встречая всё новых и новых гостей. А гостей надо сказать было прилично, во первых появились кукушки. Это трио представляло собой весьма интересное зрелище. Их привычка двигаться и говорить в унисон, для человека не привычного была несколько подавляющей. Порой казалось, что у тебя начались глюки. - Привет девочки! Как жизнь! Поздоровалась Ирен, подмигивая сёстрам. Заметив взгляд Джона, Ирен ему улыбнулась. Она прекрасно понимала какое впечатление оказывают сёстры, при первом появлении. Вскоре на кухне появились ещё двое Элизабет, и какая-то девушка с розовой кожей. Пожалуй школа Ксавье, была одним из тех немногих мест, где такие вот необычные личности свободно перемещались и общались и это никого не уделяло. Ирен лишь несколько мгновений рассматривала незнакомую мутантку, а затем улыбнулась. - Привет, рады тебя видеть. Я Ирен не стесняйся, проходи. Пригласила она и махнула Элизабет. - День добрый! Чего Грустим золотце поинтересовалась Ирен. Тем временем неугомонный Михаил уже успел не только угостить всех коктейлем, но и заснуть пакет молочного шоколада в микроволновку. Вскоре раздалось зловещее "Брумс" и пакет взорвался прямо в микроволновки. Система безопасности тут же вырубил прибор. Ирин приложила руку глазам и запрокинула голову. - О Господи Миша! Ты что решил разнести все кухонные приборы? Мы не в стане врага забыл? Проворчала она, приподняв одну бровь и лукаво глядя н друга. - Нет от тебя не каких доходов! Только расходы одни(с) Хихикнула девушка, и запустила в Михаила полотенцем. Пёс негромко тявкнул привлекая её внимание и Ирен улыбнувшись почесала его за ухом. Затем дошла до холодильника и достав колбасу Хлеб и сыр сделал несколько бутербродов. Вернувшись она села возле Джона. И угостила Пса одним из бутербродов. Остальные поставила на стол. - Извини! Стоило тебя предупредить, что у нас тут обычно довольно людно! Кухня с"святая святых" тут собираются жаждущие поесть и пообщаться. Торжественно доложила она. Осмотревшись девушка сделал глубокий вздох. - Так ребята! А точнее девушки и Михаил! Позвольте представить вам Джона, он решил зайти в гости. А мы им всегда рады! Представила парня Ирен, и поняв что исполнила долг вежливости снова повернулась к мутанту. - Ты как ещё что нибудь хочешь? Тут полно всего, главное хорошо поискать! Предложила она, кивая на холодильник. Фауне хотелось, чтобы парень перестал, быть таим зажатым и тихим, однако она не собиралась на него давить.

Blink: Итак, Блинк засветилась. Кому-то понравилась, кому-то не очень – у всех характеры разные. Правда, выделился один паренек, который неожиданно для самой Блинки, проявил заботу в виде довольно вкусного коктейля. - Спасибо, - девушка расположилась на стуле поудобнее, с наслаждением попробовав свежий напиток. «Интересно… И очень вкусно!» - пронеслась мысль, прежде чем парень отпустил шуточку про прошлый раз. Блинк долго пыталась понять, каким боком это относится к коктейлю, пока ее не спугнул громкий хлопок. Вздрогнув, девушка уставилась на микроволновку. И не удержалась от смеха. Вправду, ситуация казалась довольно забавной. Вот только убирать кому-то придется. Интересно, в этом особняке есть уборщики? Могут они тоже быть мутантами? Но, всего хорошего понемногу, вот и стакан опустошился, вызвав легкое чувство голода. Блинки оставила стакан и пошла рыться в холодильнике в поисках чего-нибудь путного. Но, похоже, ее опередили. Девушка, что назвала себя Ирен, уже умудрилась сделать бутерброды. - М.. Спасибо, - снова поблагодарила Блинк,с удовольствием наполняя желудок. – Да, меня зовут Блинк. Можно просто Блинки.

Amun: В помещение кухну начало приходить все больше и больше существ. Джон, незаметно для многих, плавно переместился в угол около двери прихватив с собой чашку с чаем и пил из нее там. Чай был слегка горьковат и делал во рту ощущение "наждачки". Допив наконец злосчастную чашку и бесшумно поставив ее на стол парень начал изучать присутствующих. Сейчас, видимо, доминировали по численности девушки, девочки и прочие создания противоположного ему пола. Множество слов, фраз, формулировок слышались со всех концов кухни но большее внимание Амуна сосредоточилось на бегающем парне. Этот "Михаил" наверное был барменом или официантом, хотя казалось что все вместе - он хотел услужить всем и понравится всем, но так уж заведено что на всех не угодишь. Джон ощущал к нему какую-то странную неприязнь, вернее это скорее было духом соперничества. "Михаил" постоянно что-то говорил, улыбался, делал. В другой обстановке он-бы понравился Джону но сейчас Амуну было как-то не по себе в его компании. Однако Джон старался мило улыбаться и не показывать что он испытывает какие-то противоположные чувства к кому-либо. В углу совсем не было стула и потому приходилось стоять, но не долго. Парень не любил таких людных мест тем более на нем никто не акцентировал внимания. Тихонько, маленькими шажками Джон подобрался к косяку дверного проема и вскоре скрылся за ним. Стараясь как можно тише ступать парень пошел по коридору прочь от кухни и вскоре уперся в окно. Окно было большим и витражным. Оконная ручка была темно-желтого цвета и потому можно было подумать что она сделана из меди. Аккуратно взявшись за ручку и нажав ее Джон потянул ее на себя. Раздался тихий и жалобный скрип петель и окно поддалось открыванию. В лицо сразу ударил прохладный воздух. Солнце светило слабо но было видно все очень отчетливо. Выбравшись на карниз парень посмотрел вниз и увидел что от земли его разделяет примерно два метра. Прикрывая за собой окно он сиганул вниз и приземлился довольно удачно. Осмотревшись и потянув воздух носом стало ясно что сейчас утро. По косуху начал задувать слабый но холодный воздух и все тело пробила небольшая дрожь. Застегнув молнию на косухе Джон пошел в сторону парка. Надо было немного погулять, заодно и подумать о том что может быть с ним в этой школе. ---Парк---

Stepford Cuckoos: В кухне, наверное, было уже почти невыносимо - скользко, душно, излишне людно. Только вот трех очаровательных белокурых девушек, застывших у плиты, это ни капли не волновало. Кажется, это место, единственное во всем Институте, сегодня словно служило магнитом для одаренных подростков. Едва добравшись до чайника, Кукушки вынужденно оглянулись, чтобы поздороваться с еще одной вошедшей. - Привет, Элизабет, - снова хором, как и всегда. "Ей плохо?" Минди окинула Стреттон безразличным взглядом. "Она не понимает, что с ней происходит", - Селеста пожала плечами и опустила в чашку пакетик чая. Минди облокотилась о столешницу и кивнула Ирен. - Как обычно. Хотя, - по губам девушки скользнула усмешка, - количество присутствующих здесь людей для этого места не очень обычно, да? Селеста тем временем уже поднесла чашку к губам, но даже глотка селать не успела: в стороне что-то глухо "бамкнуло" и затрещало, и Кукушка ойкнула, облив себя кипятком. - Нет от тебя не каких доходов! Только расходы одни. Мимо просвистело брошенное Фауной полотенце. Фиби поморщилась, на лету поймав его и протянув Михаилу. - Человек - тридцать три несчастья, - девушка вздернула идеально выщипанную бровь и решительно отодвинула вынутую было из шкафа чашку. "Пойдем отсюда. А то кое-кто еще, чего доброго, взорвет всю кухню и нас вместе с ней". Обижать дружелюбного Резонанса не хотелось, иначе последняя фраза непременно прозвучала бы вслух. - Погоди минутку, - Селеста отряхнула забрызганную водой футболку. В глазах ее читалось что-то похожее на тоску. "С каких пор даже попытка попить чаю превращается в опасное для здоровья предприятие?" - на этот раз тройняшки даже думали в унисон. Так же синхронно пожав плечами, они рассмеялись, но смех этот был больше похож на доносящуюся из динамиков запись - пустой, лишенный всяких эмоций. - Пойдем, - повторила Фиби, когда Селеста наконец бросила чашку в раковину. - До свидания. Фраза эта была адресована всем одновременно и никому конкретно. "Пойдем... куда?". "Прогуляемся? Сколько можно сидеть в четырех стенах". "Я ничего не имею против сидения в четырех стенах. Впрочем,против прогулки тоже". "Мы давно ничего не имеем против чего бы то ни было вообще", - Фиби нахмурилась. "Да, прогуляемся...". Хлопнула дверь: Кукушки вышли, сильно сомневающиеся, что кто-то вообще заметил, что на переполненной кухне стало тремя людьми меньше. /Нью-Йорк - Парк/

Blink: Блинки задумчиво следила за Амуном. Видимо он испытывал дискомфорт из-за такого количества голосящих мутантов. Девушка почему-то сразу подумала, что он не местный, что незамедлительно подтвердила Ирен. Мутант поспешно отвернулась, когда взгляд парня упал на нее. Снова посмотреть на мутанта она решилась только тогда, когда услышала тихий звон от поставленной на стол чашки. Амуна уже не было на кухне. Блинк тоже решила покинуть это шумное место, она еще успеет разузнать все необходимое. - Извините, мне пора, - виноватым тоном сказала девушка, стремительно покидая комнату. В коридоре она притормозила. Терзавшее ее чувство голода никуда не пропало. «Ну что ж, поступим самым банальным способом – позавтракаем в кафе. Благо, что времени на дорогу совсем не уйдет. И обстановка привычней». Блинк поднялась наверх, где в комнате она оставила свое единственное имущество – небольшой спортивный рюкзак. В этой вещичке она и хранила свое богатство: блокнот с белыми страницами для зарисовок и парочку мягких карандашей. К слову сказать, большая часть страниц уже была изрисована эскизами из жизни и небольшими комиксами событий. Блинк получала наслаждение от того, что любимые вещи можно запечатлеть на бумаге и носить с собой. Хотя раньше она таким талантом не обладала... Девушка мельком заглянула в окно, что бы проверить состояние погоды. Хоть солнце и светило, на улице было все же прохладно. Блинк не очень то хотелось снова одевать то тряпье, в котором она сюда попала. Поэтому мутантка открыла шкаф и скептически окинула взглядом одежду. - Я верну, - немного виновато пробормотала девушка, доставая из шкафа осенний плащ снежного оттенка. Без разницы, кто хозяин, к обеду она вернет вещь. Одевшись, Блинк припомнила те кафе, куда она могла бы безопасно переместиться. Вроде бы одно недорогое кофе называлось «Акация», девушка уже давно хотела там побывать. «Тогда не будем медлить. Изучение особняка можно отложить и до обеда». Блинк круговым движением руки открыла портал. Еще разок окинув взглядом комнату и надев рюкзак, она уверенно нырнула в воронку, после чего портал должен был закрыться. Перемещение (Кафе "Акация" 0.7)

Resonance: Видимо у Резонанса получилось угодить своим друзьям, судя по их довольным лицам. А это была самая лучшая благодарность, пусть даже за такой пустяк. Всегда приятно когда ценят то, что ты пытаешься сделать для других людей. Хоть и Ирен была не сильно довольна взрывами, даже запустила в Реза полотенце. Тот уже собрался ловить его, как оно попало в руки одной из Кукушек. – Спасибо Фиби, а у тебя реакция, как у джедая… - похвалил он девушку и взял у нее полотенце, все таки вытерев все пострадавшие от взрыва места. – Я не тридцать три несчастья, я просто жуткое везение – посмеялся он. Чтож, сам себя не похвалишь – никто не похвалит. Новоприбывший мутант ушел, вскоре скрылись и забавные Кукушки. А парень решил снова поиграться чуть-чуть с Дюком и почесать у него за ушком. Странно, это была единственная собака, которая нравилась Михаилу. Он с детства недолюбливал собак, а тут даже чувства то были взаимны. Тут мутант вспомнил, что на кухне есть еще одна новенькая и хотел познакомиться с ней, но даже заметить не успел, как она вышла. – Наша новенькая ушла? Нехорошо будет, если она первый день проведет одна… Чтож, пойду создавать хорошее впечатление о нас… Еще увидимся, девочки. – улыбнувшись парень подмигнул оставшимся на кухне и вышел, как будто забыв, что оставил на кухне погром, но ничего ему сказать так и не успели. Резонанс почти бегом понесся искать розовую девушку, боясь что упустит ее. Порой казалось, что он ищет розовую кошку в розовой комнате. Но тут мельком чуть было не пробежал мимо ее силуэта в комнате, прыгающего в воронку. Парень остановился, зашел в комнату, воронка еще держалась. Она была интересной. Никогда он раньше еще не видел подобного рода порталы. Конечно ему доводилось пару раз перемещаться вместе с Куртом в Опасной Комнате, но не так. Из любопытства он просунул сначала руку, чтобы убедиться что ничего опасного нет. Любопытство дало свое. Улыбнувшись и набравшись смелости он быстро прыгнул в воронку, пока та не закрылась. \ Перемещение (Кафе "Акация" 0.7)\

Fauna: Люди на кухне исчезали так же быстро, как и появлялись. И едва хватало времени, что-бы поздороваться с вновь прибывшими, как они исчезали. Ирен усмехнулась, она и забыла, насколько оживлённым бывает это место. Постепенно из кухни исчезли почти все, в том числе и ей новый знакомы. Девушка, поправившись с ребятами, задумчиво уставилась на лежавшего у её ног пса и вздохнула. - Надо бы тебя хорошенько покормить дружок. Верно? Дюк радостно тявкнул и вильнул обрубком хвоста, а Ирен полезла в холодильник. Она нашла несколько кусочков нежирного мяса, и мелко порезав его, кинула в миску. Пёс рядом сглотнул и сделал голодные глаза, девушка усмехнулась. - Нет дружок это ещё не всё. Ирен вбила в мясо пару яиц, и потёрла морковку, а сама залила кипятком овсяные хлопья. Когда хлопья достаточно. разбухли она тщательно всё перемешала и поставила миску перед собакой. Доберман набросился на угощение, а Ирен занялась мытьё и посуды и уборкой кухни. Если мы будем постоянно оставлять такой свинарник, нас всех выгонят к Чёртовой бабушке. Хотя с нашими студентами это всё мелочи. Наконец с уборкой было покончено, и Дюк как раз поел. Ирен потрепала довольного пса по голове и быстро вымыв миску, убрала её на место. - Ну вот и отлично! Теперь есть шанс, что нас примут за людей! Усмехнулась Ирен, отыскав в холодильнике, банку колу и пачку крекеров направилась прочь. /куда-то/

Star Dust: /Медпункт/ Я не помню как дошла вместе с Джоном до кухни. Помню только, что стоило увидеть его лицо и разумная часть моего сознания благополучно отключилась. Бах, и все, и нету здравого смысла, сплошные эмоции. Но даже эти самые эмоции захлестнули меня настолько, что я просто не в состоянии была прыгать от радости или вешаться Джону на шею. Я просто позволила себя обнять и утащить вниз. Двигалась я как зомби. Плакать больше не хотелось, истеричные рыдания прекратились, но слезы все равно почему-то капали у меня с подбородка. Я их даже не чувствовала, они просто ктаились сплошным потоком из глаз и я была не в состоянии их остановить. Сколько времени прошло я не знала. Очнулась, упираясь взглядом в металлический стол и дрожа всем телом от перенапряжения. В голове была только одна ясная мысль, которая перекрывала все мои метания: уже слишком поздно. Я слышала, как Джон что-то делает на кухне, но оторвать взгляд от блестящей холодной поверхности в цвет моих глаз попросту не могла. На мое мокрое лицо налипли волосы, которые меня безумно раздражали. Их было слишком много и они были слишком длинными, аж до поясницы. - Наверное теперь уже все, - тихо сказала я, - И я опять никуда не денусь. Разлука далась мне нелегко. Ворон не выходил у меня из головы ни на минуту. Довольно часто это едва не становилась причиной моей гибели. Дважды во время вождения на меня накатывали видения и призраки его лица, дважды я едва не разбилась из-за этого. А один раз после особенно тяжелого сна меня едва не прибило люстрой, потому что повинуясь моим эмоциям из тела вышли частицы и принялись дробить потолок. Теперь, когда я подняла глаза и взглянула в усталое лицо Джона, мне снова показалось, что я вижу очень реалистичный сон. Последний раз, когда я проснулась после такого сна мне было очень больно, почти как в первый день расставания. А я ведь даже не объяснила Джону зачем ухожу и почему. Просто собрала все необходимое и убежала, велев не следовать за мной, но обещала вернуться гораздо раньше. Интересно, узнав полную историю, он меня простит или наоборот осудит? Скорее второе, скорее он уже знает и уже осудил. Ворону никогда особенно не нравился Натаниэль, более того, его даже настораживало то, как на меня смотрел названный брат. Я не разделяла с Айреном этого мнения, упорно считая Натаниэля лишь братом и ничего более. Как тут считать, когда оставшаяся половинка сердца давно отдана Джону?.. - Я боялась, что больше тебя не увижу, - еще тише молвила я, решаясь, наконец, поднять на Джона глаза. Несмотря на размытость изображения из-за слез, цепкость взгляда патологической отличницы у меня присутствовала. Я всегда замечала то, на что не особенно обращали внимание другие. Сейчас, несмотря на свое состояние я заметила, что с крыльями Джона что-то не то. - Что с тобой? Твое крыло... - мой голос показался мне безумно слабым, а рука, которую я протянула, чтобы коснуться черных перьев, ватной и слабой. Расскажет ли мне Джон где он был и что делал? Простит ли вообще, примет ли обратно? Или он привел меня сюда для решающего разговора? Мысль о том, что я вижу его лицо возможно в последний раз противным ужом прокралась ко мне в голову, сводя все мои попытки остановить потоки слез к нулю. Так, стоп, я опять себя накручиваю раньше времени. Я моляще уперлась красными глазами в глаза Джона, боясь думать что он может сказать.

Wanderer: От медпункта до кухни дорога была не так уж и далека, как могло показаться. Всего пара поворотов, и обычно светлое и яркое, многолюдное помещение предстало перед ними во мраке и необычной пустоте. Что, в общем-то, легко объяснялось третьим или четвёртым часом ночи. Включатель Ворону и без ночного зрения нашарить труда не составило, потому помещение вскоре осветилось, но осталось почти таким же пустым. Николь, кажется, очнулась только после того, как её усадили за стол. Ворон её слова никак не прокомментировал, продолжая молча греметь чайником и чашками, ровно как и спешно копаться по полкам в поисках ингредиентов для заварки - авось местные жители еще не все Джиновы запасы перевели. Подобное появление давно "в без вести " пропавшей девушки само по себе в тупик ставило, а её состояние его мало по малу начинало всерьёз беспокоить и даже пугать - тут уже не только нервным срывом попахивало, вообще напрашивались в голову мысли о необходимости в психологической помощи. Надо было её как-то успокоить, но Джон слов не находил, боясь, что она в таком состоянии что угодно воспримет "по своему" и только расстроится еще больше. Хотя куда уж больше... - Я боялась, что больше тебя не увижу. Эта фраза вынудила Айрена ненадолго прекратить перебор полок и банок, но ответной реакции тоже не вызвала. Внешне. Если он ей сейчас выскажет всё, как есть, даже при том, что мысли в общем-то сходились со сказанной ею фразой, то бедняга в любом случае почти наверняка сползёт со стула и сама уже не встанет. Не желая еще более затягивать её моральные самобичевания, парень выложил в тарелку найденное печенье и параллельно поставил у подруги перед носом пылающую паром чашку успокаивающего травяного чая - валерьяна, корвалол и всё тому подобное здесь не наличествовало и надо было спрашивать у Хенка, а алкоголь хоть и пришелся бы сейчас кстати, в школе был запрещён в принципе. Себе Айрен тоже налил чашечку... подозревая, что без этого уже точно не уснёт. Изначально он думал сесть на против и просто поговорить, но... хоть он так и не научился с ходу читать чужие мысли, эмоция эту самую мысль порождала, и нетрудно было догадаться, о чём примерно девушка думает, да и по состоянию её ему показалось, что подобный жест добьет её окончательно. Потому придвинул стул и примостился рядышком, не желая даже намёков давать на неприязнь. Хотя мысли у Николь, кажется, всё равно работали в своём направлении. Такой напуганной он её тоже не видел уже давненько... и даже не представлял, что настолько подавленной она может быть. - Крыло?.. - по правде говоря, при нынешнем состоянии вещей такому вопросу Ворон искренне удивился и опешил. Это она пока еще молчит про "пулевые" царапины, потрёпанную рубаху с намёками на прострелы, с прожженным до локтя рукавом и повязкой примерно там же (совсем, кстати, ненужной - Линдси проявила излишнюю заботу о болячке, с которой он благополучно справился сам почти сразу после появления этого ожога). - Э-э-э... Это долгая история, которую лучше отложить на потом. С крылом всё в порядке, просто часть перьев сожгла одна вопиющая зараза. Джон потянулся к другому столику и взял оттуда отложенное перо - которое, в общем-то, как выдернул, так с собой и донёс до кухни, не зная, куда еще деть. Единственное уцелевшее из длинных после кислотного обстрела, но в данном случае, одно-одинокое, ставшее таким же бесполезным, как и сожженные. Шириной с его руку, руки же и длиннее раза в полтора. Джон с наигранным сожалением поглядел на него, но куда девать так и не придумал. Какая разница, всё равно новые отрастут, но это выкидывать оказалось почему-то жалко. - Уходяще-приходящая вещь. Можно заточить и будет эдакая ручка под чернила. Парень хмыкнул и протянул девушке. Хочет, может и себе забрать, или выкинуть при первой же возможности. Вообще же, хватит отвлекаться на ничего не значащие вещи, надо Николь в чувство привести первым делом, как-нибудь. Хотя ей явно было не до шуток и приколов, он же своё настроение старался ими прикрывать. Сейчас постарался это своё спокойствие с безразличием с лица стереть, потому как правде они противоречили. - Никки... - как-то резко сменив тон, куда мягче промолвил парень, внимательно глядя на неё. - Пожалуйста, успокойся и не доводи себя до откровенного невроза, его сложно лечить потом. Не знаю я, что ты там себе навнушала, но догадываюсь... - Странник, не сдержавшись, тыльной стороной ладони стёр стекающие слёзы с её щеки, поправил влажные волосы. - Я столько времени был убеждён в том, что тебя больше не увижу никогда, истосковался и соскучился, пару раз напивался даже - думая, что потерял тебя навсегда, и на те: посреди ночи ты вдруг появляешься на пороге вся заплаканная и извёдшаяся, какая-то... изнеможенная, чтоли, и при том сама же соскучившаяся, чего-то боящаяся. Я же чувствую. - вообще-то ему хотелось как-то обнять, приласкать её, видя, что так просто нервничать она не перестанет, но не был уверен насчёт своих выводов, потому решил пока держать дистанцию. Главное самому со стула не свалиться от усталости посреди разговора. Впрочем, голос дрогнул уже у него. От волнения. - Что с тобой случилось, ты где была всё это время? Я пробовал искать, как-то связаться, тщетно.. тоже же переживаю, особенно видя тебя... такой...

Star Dust: Мне становилось совсем дурно и горько. В горле уже давно сформировался тугой и очень противный комок, который я была не в силах проглотить. Все тело изнемогало от нервной слабости, которая подобно яду не давала мне толком ничего нормально делать. Жестикуляция и без того слабо у меня развитая пропала сейчас окончательно, оставив меня в каком-то непонятном тумане. Голова уже начинала побаливать, гарантируя сильную мигрень. У меня перед носом задымилась кружка, обещая приятное тепло и живительную влагу. Дрожащими руками я взялась за нее, не обращая внимая на температуру - моя собственная была едва ли ниже, бонус к моим способностям. Чтобы говорить мне нужно было избавиться от этого противного кома в горле, да и слезы, как мне показалось, высосали из меня всю влагу. Так или иначе, только увидев кружку с чаем я поняла насколько сильно мне хотелось пить. Горячая жидкость не обожгла мне горло, хотя должна была, зато приятно разошлась по всему телу. Несмотря на жажду, больше пить мне не хотелось, потому что рядом со мной приземлился Айрен. Я сидела сгорбившись, под тяжестью навалившихся эмоций. Он сел рядом со мной, рядом. Эта мысль буквально кричала у меня в голове, сквозь весь тот беспорядок и сумбур, страх и боль, которые сейчас там господствовали, сладкая мысль о том, что он сел рядом была как луч света, озаривший темную ночь. Теперь я разглядывала его полностью, заостряя внимание на лице. Такой знакомый и такой любимый Айрен сидел живой передо мной. Я окончательно убедилась, что это не сон и не мираж, хотя во время отсутствия мое сознание довольно реалистично рисовало облик Ворона, но в сравнение с оригиналом он не шел. Я пригляделась получше к его одежде, которая выглядела... Мягко говоря, кхм, стоп. Так, я не поняла, это что, следы от пуль? Отлично, просто отлично! Я в очередной раз довела его и он отправился превращать себя в дуршлаг для вермишели, потрясающе! От этой агрессивной и более похожей на привычную меня мысли я даже перестала плакать. Мне внезапно захотелось как прежде отчитать его за столь пренебрежительно отношение к его жизни, которая, между прочим, принадлежала мне, или уже не принадлежала? Я так больше не могу, не могу сидеть с мыслью о том, что он забыл меня и решил двигаться дальше. Но его лицо, такое спокойное, безразличное... В руке он держал перо, на которое я обратила внимание только после того, как он протянул его мне. Дрожащими пальцами я забрала длинное черное перо с его крыла, решив, что никогда не буду использовать его как ручку. Оно будет куда полезнее как символ, как напоминание о Джоне, как будто он подарил мне кусочек себя, который я всегда могу носить с собой, раз уж наша связь оборвалась и носить его с собой я не могу. Его голос изменился, а я вздрогнула, стоило ему позвать меня по имени. Господи, я все готова отдать, чтобы только он меня так и звал каждый раз... Никки, Никки, Никки... От прикосновения его руки по телу прошли мурашки, и не смогла больше себя сдерживать. Я поймала его ладонь, мокрую от моих слез, и сильно сжала в своей пылающей руке, отказываясь отпускать. Вот он, настал момент. Я должна все ему объяснить так, чтобы после этого он не встал и не ушел навсегда. Должна оправдаться, я поступила очень нехорошо, бросив его одного, не дав ему ни единого ключа к тому, что я все еще жива. Но у меня было серьезное оправдание. - Я не уверена, что тебе понравится причина, по которой я ушла, - что это за мямля говорит моим голосом? Мне хотелось говорить слова четче и не такими измучанными и дрожащими от волнения нотками, но разве у меня получалось? - Я хотела тебе сказать, но мне пришлось убежать слишком быстро. Натанэль, он... - при имени моего брата, я подняла глаза на Айрена, мои брови умоляюще изогнулись дугу раскаяния, - Его поймали, я единственная, кто у него есть. Мне пришлось взять вещи и уйти. Дрозда взять я не могла, а потому пришлось очень долго пользоваться частицами. Была ночь, так что мне повезло и я черпала энергию. Я осторожно отпустила руку Джон, боясь даже представить себе как он отреагирует, услышав про Натаниэля. Слезы перестали течь, я надеялась, что мне не придется объяснять как так получилось, что наша ментальная связь резко прервалась, учитывая, что я уже сказала про частицы. Джон знал, что они блокируют эмпатию такого рода. Мне почему-то захотелось его обнять, поцеловать и больше никуда не отпускать, но я кое-как сдержалась, ограничившись лишь тем, что вновь схватилась за его руку, как утопающий за соломинку. Слезы больше не текли, но под покровом взъерошенных, влажных и прилипших к щекам волос я все равно выглядела жалко. - Я надеялась быстро высвободить его и вернуться назад, но все оказалось куда хуже... Я до сих пор не знаю куда он влез и как его схватили. Я даже не знаю кто его схватил, я знаю только, что я провалила все попытки высвободить его. Там было что-то вроде лабиринта, подземного лабиринта и... я не могу вспомнить как, сколько было врагов... они победили меня довольно быстро. Я почти ничего не помню дальше, только через некоторое время мы с Натаниэлем смогли сговориться и бежать. Я сглотнула, вспоминая все ужасы нашего побега. Натаниэлю повезло больше, у него регенерация, а вот я приобрела кучу новых шрамов и ранений, некоторые из которых до сих пор не зажили до конца, как, например, розовый шрам на правом плече. Но самое пугающее было то, что я даже не знала своего врага. И я не знала зачем меня держали, почему не убили сразу. Единственное, что я осознавала, так это то, что всю дорогу я была близка к кончине. Смерть маячила на Горизонте моего ослабевающего сознания каждый день, пока Дух не собрался с силами, не дернул меня и мы вместе не сбежали из жуткого места. - А затем я прогнала его, разругавшись с ним в очередной раз. Он тоже разозлился и бросил меня одну в Канаде. А я упоминала, что все произошло в моем родном городе, в Торонто? - это странное совпадение несколько пугало меня, но я очень быстро выбросила его из головы. Слишком много навалилось: боль от потери Натаниэля, боль от осознания того, что меня не было достаточно долго, чтобы дать Ворону повод считать меня умершей. Я отпустила его руку и, поддавшись внезапно нахлынувшим чувствам, едва не свалилась в его объятия, оказавшись на самом краюшке своего стула. - Я видела тебя каждый день, как мираж, как иллюзию, но так и не смогла вырваться и связаться. Прости что ушла за Духом ни сказав ни слова, прости, я просто не успела. И я не хотела ввязывать в это еще и тебя, Джон... - я уткнулась ему в плечо, обхватив руками за талию, чувствуя как к горлу опять подступают противные слезы, - Я пойму, если ты не захочешь меня больше видеть, если я уже умерла для тебя, но я... И тут я замолчала, потому что совершенно не знала что будет, если он и вправду не захочет меня видеть. Куда я пойду? Что буду делать? Наверное жить такой же пустой жизнью, какой жила до него. Но смогу ли? Вкусив счастье однажды можно ли жить дальше, как жил до этого?

Wanderer: - Так, только не смотри на меня таким сверлящим взглядом! - спохватившись, парень чуть руками не замахал, состроив виноватую физиономию. Не стоило ей напоминать о взаимном обещании, которое они явно уже нарушили оба. - Цел, жив и здоров я, потом расскажу, если интересно, из-за чего сейчас такой вид имею, не это на данный момент главное. Что бы там Николь ни говорила, а истерика и какая-то внутренняя борьба продолжились с новой силой. Проведя столько времени чёрте где, можно было сказать, что вернулась она откуда-то не из очень хорошего места и словно немного одичавшая, но при этом осталась в своём же уме. И горячая вся была... свою руку Джон вырывать не стал, просто продолжал выжидательно глядеть на неё, не зная, что делать. Кажется, только сейчас парень начал сполна понимать, насколько ей плохо - и было, и есть сейчас... Парень, облокотившись свободной рукой о стол и подперев ею подбородок, внимательно слушал повествование Звёздной, не перебивая. При имени Натаниэля лишь нахмурился - он не относился к нему ни хорошо, ни плохо, скорее просто терпеливо и с уважением, как к товарищу и "старшему", но не более. Для него слишком явно было, что косился на Николь он порой совсем не по-братски, но всё это было настолько тонко и едва заметно, что девушка "увидеть" этого, умело скрытого, не могла - твёрдо веря в него как в человека. Странник про всё это молчал и не оспаривал, ничего не говоря и даже не намекая, но собственную ревность с настороженностью подавить почему-то получалось не всегда. Последняя фраза Николь Ворона добила. Не в прямом смысле - внешне это никак не выказал, только брови за чёлкой скрылись, зато душа пробурчала что-то в духе "она не изменилась, нисколечко". Всё та же Николь, только настрадавшаяся и измучившаяся едва ли не до предела; вот только если она в ближайшее время не перестанет так сильно доводиться и накручивать себя, то точно доведёт свою истерику до какой-нибудь болезни. Нервная система всё терпит и выносит до поры до времени, потом же, когда чаша терпения наполняется до краев, заявляет, что пора и честь знать. И рушит на голову человека самые разные причуды - от просто стабильно-плохого, апатичного самочувствия до непроходящих комов в горле, причём это всё было еще сущей ерундой и ужастиков по этому поводу можно было бы нарассказывать очень много - чтобы заставить человека задуматься о вреде сильного продолжительного стресса. Джон немножко начал жалеть, что отвёл её сюда, а не к Хенку первым делом - травки травками, этот отвар и самого выручал частенько, но тут наверняка уже что-то посильнее нужно. Больно было видеть её такой... - Ну и что ты хочешь от меня сейчас услышать? - после минутной заминки растерянно буркнул Джон, ответно обняв девушку, а затем и без особых усилий пересадив её к себе на колени. Может, ей и вправду надо было выплакаться по всём накопившемся, а вот ему стоило большого труда слова подбирать, потому что в голове теперь была каша. Из того, что сказать вроде и надо было, но не хотелось. - Ты совершила только одну серьёзную ошибку - что ничего мне не сказала и решила, что справишься со всем одна, сколь серьёзно бы ни было дело. Ввязывать меня не хотела... Я понимаю это, да, но ты не задумывалась о том, что я сильно переживал за тебя и чего только не передумал и перебрал тут в твоё отсутствие? Что, вообще-то, мог и тебе, и ему помочь не вляпаться в такую историю и выбраться оттуда без каких-либо потерь в кратчайшие сроки? - Айрен высвободил одну руку и опять осторожно смахнул с её лица длинные волосы, параллельно вынудив поглядеть ему в глаза. - И что ты сейчас говоришь такое? Выкинь вообще из головы мысли про "умерла" и "видеть не хочу", и не вспоминай о них! А то рассержусь уже по-настоящему. - парень, не сдержавшись, хихикнул и улыбнулся. - Я правда счастлив тебя видеть сейчас живой и здоровой... ээ, - Джон немного запнулся, прекрасно видя и то, что она заметно осунулась. - ну, более-менее здоровой. Отдохнёшь, придёшь в себя, тогда сама же поймёшь, что думала сейчас глупости. И я не хочу, чтобы ты куда-то снова уходила. Всё хорошо будет, Никки, обещаю. Просто успокойся и ничего не бойся.. - парень, пресекая всяческие возмущения, беззастенчиво сунул руку ей за воротник и вытянул оттуда знакомую цепочку. - А найти тебя магически я не мог, скорее всего, из-за этого. Кажется, старина Воин до сих пор меня поминает недобрым словом, или же тот ведун просто не делал разницы на заклинателей, когда наложил на него чары. Если он всё время был при тебе, то я понимаю, почему не мог тебя найти на расстоянии, ровно как и понять, жива ли ты вообще. Я же не шаман, чтобы в тот мир заглядывать. Или ты всерьёз думаешь, что я бы тебя развернул с порога и отправил искать лучшей жизни где-нибудь еще? В его голосе прозвучали некоторые нотки укора - будто Николь и любила его, и в него в то же время не верила. Пожалуй, это была единственная серьёзная причина, из-за которой вообще можно было на что-то обижаться. - Давай, допивай чай и пойдём спать, а? Создаётся впечатление, что ты на ногах еле держишься, тебе надо дух перевести. Да и у меня день непростой был... Или тут еще посидим, поговорим о чём-нибудь... a?

Star Dust: Как маленькую девочку... Он успокаивал меня как маленькую девочку, хотя ему и самому явно было не легче. Совесть угрожающей кольнула меня, заставляя краснеть от стыда. Он посадил меня к себе на колени, нежно обняв и даже не пришел в ярость от того, что я ушла просто так ничего не говоря. Наоборот, он вновь принял меня, успокоил, приласкал, понял и... Я покорно посмотрела Ворону в глаза, жалобно шмыгнув носом. Но то, что я в них увидела вновь зажгло во мне, казалось, утерянный свет. Он любил меня, все еще любил и никогда не забывал. Я снова шмыгнула самым несчастнейшим образом, но уже не так убедительно и искренне как раньше. Мне показалось, что с души у меня только что свалился тяжеленный груз и стало так легко и свободно, что захотелось оторваться от земли и полететь. - Я просто не думала, что ты захочешь ему помогать... В конце-концов, они ничего хорошего мне не сделал. - тихонько сказала я. И зачем я только побежала помогать неродивому братцу? Почему я вообще до сих пор не оборвала все связи с ним? Но я знала ответ, Натаниэль был для меня как Джон. Я не могла без него жить, но и видеть его каждый день тоже не могла, как и не могла быть с ним счастлива. Если Джон оберегал меня и обогревал, помогая избавиться от ненависти и нелюдимости, то с Натаниэлем я вспоминала все заново, потому что он вообще людей не ценил. Да, он защищал их, спасал, но если задуматься, то можно понять, что до людей ему было слишком далеко. Он делал это все для себя, потому что ненавидел свою сущность, хотел быть человеком и делал все для тех, кто тоже мог этого лишиться. С Вороном я становилась лучше, мне становилось лучше. С Духом мои перепады настроения обострялись, меня бросало то в жар, то в холод. С Вороном мне всегда было тепло и я никогда этого не забывала. Особенно сейчас, когда снова оказалась в его объятиях. Это не сон... - И я опять полностью положилась на себя... Прости, - я слабо улыбнулась, но уже скорее от того, что на душе все оттаяло. Меня захлестнули радостные и самые нежные чувства к Ворону. Какая же я была дура, чтобы думать, что он меня не примет, бросит или еще что-нибудь подобное. Вся грусть куда-то отступила, а слезы высохли, оставив только липкие соленые дорожки и мокрые волосы в напоминание о себе. Что-то тихо звякнуло, а по телу поползли мурашки от цепочки, которая сдвинулась со своего привычного места. Она всегда была ледяной для меня, как любой металл. Я опустила полные радости и надежды глаза вниз, чтобы обнаружить руку Джона и амулет Максимы, болтающийся под его пальцами. Мои брови удивленно поползли вверх. Я никогда до конца не знала свойств этого амулета. Все что мне было известно, так это то, что он содержал силы и любовь Максимы по отношению ко мне, и что однажды эта цепочка уже вернула меня с того света. И что я могла на это сказать? Хоть я давно уже пережила боль от потери воина, с цепочкой я расстаться не могла. Вот и сейчас, когда амулет оказался так далеко от грудной клетки сердце неприятно заныло, будто потеряв что-то важное. Да, видимо у амулета и впрям куда больше силы и влияния на меня, чем я предполагала. - И что же мне делать? Избавиться от него? - растерянно спросила я, и подняла глаза на Джона. В миг все мысли выветрились у меня из головы. Я и сама не заметила, как быстро сократила расстояние между нашими лицами и запечатлила не очень долгий поцелуй у него на губах. Как же сильно я скучала по нему... Сейчас сама идея куда-то от него уйти показалась мне вопиющей и смертельной для нас обоих. В ответ на предложение я лишь кивнула, не в силах перестать слабо улыбаться. Чай уже подостыл и я осушила его буквально в три глотка. Не в силах усидеть на месте, но все равно ощущая неприятную ватность и вялость во всем теле, я встала и отобрала у него пустую кружку, захватив и свою заодно. Мне понадобилась всего минута, чтобы помыть обе кружки и мокрыми поставить рядом с раковиной. Уберет кто-нибудь другой, главное, что они чистые. Развернувшись, я одарила Ворона ясной улыбкой успокоившегося, но переутомившегося человека. Голова начинала болеть все сильнее и сильнее, и я знала, что единственное действенное лекарство от этого - здоровый, крепкий сон. А потому я попросту подхватила Джона под руку и целенаправленно пошла на второй этаж. /Комната Джона и Николь/

Wanderer: Ворон с пару секунд глупо хлопал глазами и далее возмущенно фыркнул, не сдержавшись. Нет, вот на это уже точно обижаться можно! - Никки, а какая разница? Может, я не питаю к нему таких уж братски-дружеских чувств, но это не значит, что он не заслуживает ни внимания, ни хоть какого-то уважения в принципе. Даже с моей стороны. Многое уже было сказано и написано касательно темы "давайте быть дружными друг к другу", взаимопомощи это тоже касалось в первую очередь. Чувства Николь на данный момент он не совсем понимал - получалось, она кинулась на выручку человека, с которым в любом случае часто ругается и который со мнениями многих окружающих часто считаться не желает. На сколько он знал Ната. А в итоге бросила терзаться беспокойством и волнением того, кто её любил и в принципе никому зла не желал. Несколько парадоксальная и не очень приятная складывалась картина. Но, как известно, по пролитому молоку не плачут - что случилось, то случилось, времени назад не воротишь. Всякому человеку надо давать второй шанс, особенно когда он сам от своей ошибки настрадался. А тут вообще... можно сказать, своё сполна получила, куда еще ему тут сердиться и давить тем самым на неё... - Ладно, на ошибках учатся... - пожал плечами парень. - Что случилось, то случилось. Забыли. Только помни, что мы на равных правах и обязательствах ставить друг друга в известность насчёт таких вещей. У Айрена отлегло от сердца, когда подметил, что и Николь уже не нервничает так сильно и понемногу начинает успокаиваться, но переживать о её здоровье он меньше всё равно не стал. Слишком уж затяжным был этот её стрессовый период. А самому... собственная грусть вдруг улетучилась, словно её и не бывало - осталась лишь тоненькая нотка того груза, который навалился в последние дни. Но всё то напряжение, постоянное ожидание чего-то исчезло без следа. Даже усталость и эта опустошенность из-за переусердствования с магией не могли заглушить это чувство лёгкости, да и медальон он держал будто невесомой рукой... - Не, ни в коем случае! - Джон поразглядывал его еще секунду-другую, затем сжал небольшой прохладный предмет в кулаке и глянул на подругу. - Это же первоклассный оберег..! Я с твоего позволения завтра поизучаю его повнимательнее, хорошо? Может, и добавлю что-то от себя... Признаться, моментом отвлёкшийся на другое парень подобного не ожидал, но к губам девушки охотно прильнул, ощутив неожиданный прилив тепла, родного такого, живого и ничем не передаваемого, растёкшегося приятной волной по всему телу. Вернулся такой приятный светлый лучик, как-то подкрасивший окружающую серость и вклинившийся добрым знаком в череду невесёлых событий. Только Нику показалось, что он так уже совсем размяк и еще немного, и со стула своими силами уже не поднимется. Лишь отпустил цепочку и прислонился лбом к макушке девушки, когда та отпрянула, не в силах сдержать улыбку. - И я скучал... "Даже не представляешь, как..." Когда Николь соскользнула с его колен, Джон вспомнил о своей нетронутой чашке, полной, а потому не такой уж и остывшей, чуть подул на неё и понемногу выпил горьковатый отвар, догадываясь, что поутру горло жечь будет всё равно. Но да ладно, ерунда полнейшая... Вымыть посуду подумывал и сам, но коли девушка опередила - спорить не стал, только прихватил со стола вазочку с печением. - Перекус. У меня есть кое-какие неотложные планы на утро... - смущенно пояснил он. - и я даже не берусь предполагать, во сколько после всего сегодняшнего встану, но сразу в библиотеку за картами сгонять надо будет, сейчас уже голова совершенно не варит. Да и ты, наверное, тоже не три часа проспишь... По дороге к лестнице оценивающим взглядом он её не смерял, итак прекрасно понимая, насколько она сейчас измотана. Может, несведущему и не ясно было бы, а Ворон и без того видел, что подпиткой от одного только лунного света она до конца не оклемается. Что с ней в плену происходило он и вовсе спрашивать пока не решался - не хотел ворошить наверняка нажитые болячки... Если и есть таковые, позже всё само ясно станет. /Комната Джона и Николь/ P.S. Прошу прощения, что раскомандовалась, но в личку дальнейший план отправила и надо как-то в него уложиться. =\

Nihilist: Напивая незатейливою мелодию Микки, зашел на кухню с надеждой чем-то подкрепиться. Не обращая внимание на все что происходит вокруг он быстро направился к кастрюлям стоящим на плите. Грохот кастрюль пронзил тишину, царившую на кухне до сих пор. Открывая кастрюлю за кастрюлей, он не переставал удивляться их чистоте и расстраиваться по той же причине. Оставался ещё один шанс, Микки резко кинул взгляд на холодильник, и желудок поддержал его тихим урчанием. Его разочарованию не было придела, когда в холодильнике оказались только сырые ингредиенты. «Делать нечего. Будем импровизировать» - Таак! Что тут у нас есть? – Приободряя самого себя, пробурчал Nihilist, практически засовывая голову в холодильник. Некоторое время спустя, продолжая что-то бурчать, он достал из холодильника: шампиньоны, лук и уже почищенную картошку (что очень потешило его). Немного постояв на месте, он поставил все на стол и принялся лазить по тумбочкам в поисках кухонной принадлежности. – А вот и мясорубка…. Где же можно взять нож? – Уже более бодрым голосом разговаривал сам с собой. Спустя несколько секунд он уже с помощью мясорубки превращал картошку в кашу. После мелко нарезал грибы и лук. Перемешал это все, решив для крепости добавить пару яиц. Из получившегося слепил некое подобие котлет, быстро пожарил и щедро полив котлеты соусом сел есть. Его трапезу прервала внезапно появившаяся девушка. Микки вскочил и чуть не подавился от неожиданности, потом проглотил кусок застрявший в горле и слегка напугано произнес. – Здрасьте. А я тут… - Немного помявшись, он продолжил более решительно. – Может, тоже будите? – Спросил он, у девушки указывая взглядом на оставшиеся котлеты на сковородке. – По-моему нормально вышло. – Такое поведение удивило самого Nihilistа. Его не покидало ощущение, что его застали за чем-то неприличным.

Victoria Lennon: <<<<Израиль (Параллельная игра с разрешения Wanderer) После того, как Виктория вернулась из Израиля, она, наконец, сделала то, что давно собиралась - примкнула к Людям-Х. Там она ощутила своё одиночество ещё сильнее, ведь она даже не могла ни с кем поделиться своими опасениями по поводу Пойзон, которые возникли чуть ли не с начала расследования. теперь, находясь в команде, Виктория надеялась на то, что у неё с этими людьми будет прочное взаимопонимание и детектив уже не будет так одинока в своих стремлениях. И пока, надо сказать, ей здесь нравилось, хотя она пока даже не знала многих в лицо, кроме Джин Грей и то лишь потому что временами её лицо мелькало в криминальной хронике. Из аэропорта Виктория ненадолго заехала в квартиру, где было по прежнему пусто и неуютно. Не желая там задерживаться надолго, детектив Леннон решила отправиться в школу Ксавье, даже не смотря на вечер и сильный дождь. Сначала она хотела поехать на своей машине, но взглянув на "старушку", которая сиротливо стояла на парковке, Виктории стало её жаль заводить в такую ненастную погоду (тем более, что что-то могло сломаться посреди дороги) и поехала на метро. Перед входом в школу, Виктория встряхнула мокрой головой и зашла внутрь. Поскольку, гуляя по мокрым улицам, детектив порядком промокла, она решила для начала зайти на кухню, чтобы выпить горячего кофе. Там она увидела парня, по видимому одного из учеников-мутантов. Похоже он удивился её появлению, потому что Виктория почувствовала его смятение и неловкость. Затем он поздоровался и Виктория улыбнулась в ответ: - Привет. Ничего страшного, прости, что застала врасплох. Я просто выпить кофе. - Детектив, сняв мокрую куртку, бросила ту на свободный стул и включила кофеварку, - Спасибо, - ответила Виктория на предложение парня поесть, но к сожалению, не уловила, что он взглядом указал на сковородку. Поэтому она села на стул неподалёку и взяла одну из котлет из тарелки.

Arana: /Профессор Ксавье/ Все страшное, по мнению Араны, уже произошло. В школу пришла, с профессором поговорила - вроде не выгнал, последнее не может ни радовать. Осталось только познакомиться с ровесниками, надеясь, что они нормальные ребята. Не смотря на то, что это была школа, царила какая-то непривычная тишина. Или все были на уроках? В животе заурчало. "Я ведь ничего не ела. Только мороженое", - спохватилась девушка и отправилась разыскивать кухню. Обитель для создания еды Аня обнаружила быстро. И не одной ей в голову пришла идея подкрепиться. - Привет, - Арана обвела взглядом присутствующих: юношу и девушку. – Меня зовут Аня, я здесь первый день, - поспешно выпалила она. «Интересно, а здесь все мутанты? Совсем обычных людей нет?», - подумала девушка. – «Хм, если же верно мое первое предположение, то какие у них есть силы? Надеюсь, ни как у Мисс Фрост. А то никаких секретов не убережешь», - не дожидаясь приглашения Арана села за стол. Запоздало к ней пришла мысль о том, как здесь кормят. Если это школа, то готовит должна столовая…Или нет? Каждый сам за себя? Как назло, котлеты на тарелке выглядели, да и пахли, весьма аппетитно. "Коразон, ты явно не вовремя пришла. Вдруг у них романтический перекус?" - Мне можно с вами перекусить? - Аня широко улыбнулась и не дожидаясь приглашения, села за стол.

Nihilist: Сперва Микки сильно возмутил поступок девушки и в памяти всплыли воспоминания, когда его самого добротно колотили в детдоме за подобные поступки. Но те времена были уже давно в прошлом, и на этот раз он просто улыбнулся и сел обратно за стол. – На здоровье – Быстро выговорил он, немного покраснев, из-за того, что забыл о приличие. Через минуту напрягающего молчания Микки решил таки познакомится и немного с наигранной самоуверенностью начел. – Меня зовут Микки, ну или Nihilist. Хотя луче Микки. – Потом он глянул на насквозь мокрую куртку, брошенную на стул и проникся некой жалостью, вспомнив про то, что сам недавно боялся дождя. – А… - Он резко замолчал, думая как луче обратится к собеседнице. - … Вы ученица? Просто я здесь новенький и ещё некого не знаю. – В этот момент на кухню зашла ещё одна девушка и быстро представилась. Повторив те же фразы и кивком приглашая новенькую за стол, мутант вспомнил с чего началось предыдущий знакомство, и взял большую тарелку и выложил туда все оставшиеся на сковородке, после чего поставил на стол сахарницу, несколько чешек и пакет молока. – Как я понимаю мы все тут мута... – «Неверное не всем будет приятно» - …одаренные. – Кофеварка запищала как нельзя вовремя. Из-за некой неловкости Микки резко направился к ней и решил первым начать откровенничать. - Я могу покрывать тело сталью! Ну или что-то похожее на сталь. – С нескрываемой гордостью произнес он. Остальные свои возможности он решил оставить пока в секрете. Наливая кофе, он подумывал о том, чтоб специально пролить на себя кипяток для демонстрации своей способности, но вспомнил про татуировку на левой руке, вернее причину, по которой он ее сделал и отказался от данной мысли. – Ну а чем одарены вы?

Victoria Lennon: Когда ещё одна девушка зашла в кухню Виктория лишь кивнула. Выглядела она очень молодо и скорее всего была ученицей, а затем она ещё сказала, что тут первый день. Продолжая жевать котлету, приготовленную новым знакомым Виктория молчала, поборов желание что-то сказать или поздороваться с набитым ртом, ведь сколько раз за это в Бронксе ругали. "Неловкость.... Ну почему опять? Сначала возмущение, далее жалость.... Как часто и резко эмоции сменяют друг друга...." - Леннон тряхнула головой. Она поймала себя на мысли, что последнее время встречает очень много новых людей, причём каждый раз это компании, состоящие в основном из людей, моложе её. Ну доктор Лайтмен исключение.... Когда пискнула кофеварка детектив вздрогнула от неожиданности. И тут вдруг Микки соскочил с места и сам принялся разливать кофе. Несколько секунд Виктория сидела не двигаясь и не отрываясь наблюдала за действиями мутанта. Тронутая таким действием женщина была сильно удивлена, ведь работая всё время в полицейском участке она не видела со стороны противоположного пола заботы или помощи, если только за редким исключением. - Спасибо.... - Сказала детектив и искренне улыбнулась, но помолчав ещё чуть-чуть она вспомнила, что всё-таки надо представиться. - Виктория. - Вытерев руку о футболку она протянула её Микки. - Я тут... учитель. - Было странно произносить "учитель", потому что всю жизнь она представлялась как "детектив Леннон". - ОБЖ и ещё я тут механик. Тоже работаю недавно и провела пока только пару уроков. - Тем временем любимое кофе было уже в кружке. Отложив котлету в сторону Виктория двумя руками взялась за кружку. Тепло слегка обжигало холодные руки и порядком озябшая Виктория сделала несколько глотков. - У меня всё проще и скучнее: телепатия и эмпатия... Ни одной активной способности... - Ещё несколько глотков. Казалось, кофе придавал сил, а ещё, конечно, осознание того, что она сидит в легендарной школе. - Теперь ты... - Детектив посмотрела на девочку. То что та, тоже испытывала неловкость Виктория почувствовала сразу. Это было так странно ведь, Леннон сама никогда не была душой компании.

Arana: Появление Араны было воспринято вполне радушно. Девушка с удовольствием принялась за еду, а Микки всем налил кофе. Казалось,юноша чем-то смущен, но для поддержания разговора, Микки спросил о силах. Было непривычно находиться…среди мутантов, не таясь и ничего не боясь. - Я могу покрывать свое тело броней. Не сталь, конечно, но я пока не жалуюсь, - поделилась своими возможностями Аня. – И так, по мелочи кое-что умею. По стенам ползаю, поднимать тяжелые предметы могу. А телепатия, ммм, не сказала бы, что она сильно пассивна. По крайне мере свои мысли тут никак не защитишь, - как и большинство подростков, Арана порой считала себя знатоком всего и вся. Было немного непривычно от того, что учитель, да просто человек старше Микки и Ани – спокойно разговаривала с ними, будто все они ровесники. Обычно взрослые стараются держать дистанцию, тем более с учениками. «А я ведь не спросила у профессора Ксавье, что мне делать с отцом. Он же мне не разрешит тут жить. Сразу начнутся расспросы, что за школа, зачем она тебе, а как же «ВебКорпс»...Может сказать, что я тут тоже могу работать? Интересно, в роли кого? Горничной?», - богатое воображение сразу же нарисовало картину, в которой Аня была в традиционной одежде горничной (черное платье, белый передник и чепчик), расхаживает по комнате, обмахивая пыль. – «Нет. Отец ни за что в это не поверит. Может стоит рассказать ему правду?». - А ты мне потом покажешь школу? – неожиданно спросила Арана у Микки.

Nihilist: «Скромность? Знание чужых мыслей достаточно полезная способность. Идеальная для бизнеса. Хотя деньги ее видимо не интересуют раз она здесь. В школу попадают те, кто не смог нормально жить в мире гомо сапиенс, ну или те, кто хочет бороться с несправедливостью. Нет внешних признаков мутации, в школе недавно и на миллионерку не похожа хотя…» Микки тщательно обсмотрел собеседницу, что-то не давало ему спокойствия. «…Бог её знает. Кем мог работать человек с телепатией, не интересующийся деньгами и желающий бороться со злом. Врач? Благотворительность? Бесплатный адвокат? Гадалка в цирке?» После этой мысли мутант тихонько захихикал, и дабы скрыть улыбку начел пить кофе. «Нет. С цирком это я перегнул, тут что-то из государственной службы. Учитель? Тогда бы она вела не ОБЖ. Бросила старую практику. Только ради более выгодных возможностей. Все понятно, она коп» От размышлений Микки отвлек красивый и нежный голос молодой девочки. Мутант пропустил всю информацию мимо ушей он просто сидел и, делая глоток за глотком горячего кофе любовался красотой Ани. В тот момент в голове всплыли давно прочитанный стих. «Как роза майская свежа, Прекрасна, словно луч рассвета, Мила, красива и нежна, Так написали бы поэты. Сравнили б с утренней зарёй, Нашли бы сотни слов, наверно, Но оставайся ты такой, Какая есть - будь несравненна!» Будто во сне он услышал просьбу об экскурсии и при всем своем желании ответить нормально все, что он смог это кивнуть головой, вздохнуть и уставится в почти пустую чашку. «Погодь. Два новичка практически одновременно со мной пришли в школу» Эта мысль отрезвила его. Микки положил на колено маленький нож, с которым он никогда не расставался после снял реглан и положил его на тоже колено и немного отодвинулся от стола. «Они пришли за мной?! Навряд ли. С профессором был договор, а если он хотел меня сдать, то зачем было приглашать и ставить условия. Лучше быть готовым ко всему» Нигилист положил руку на реглан и, прощупывая нож, решил ждать дальнейшего развития событий.

Victoria Lennon: Виктория бросила взгляд на Микки, который подобно своим мыслям был осторожен. Детектив не могла не почувствовать той осторожности, которой веяло от молодого человека. Леннон подняла глаза на парня в тот самый момент когда он немного отодвинулся от стола, словно собирался встать, хотя делать этого не спешит. "Может он решил сделать так на тот случай, если вдруг начнётся потасовка, чтобы успеть убежать и не тратить время на отодвигание стула?... Он ведь, действительно думает о таком развитии событий... При его-то осторожности, которое относится ко мне, потому, что к Ане он испытывает только нежные чувства." - Виктория не уловила, что же испытывает молодая девушка к Микки, но очевидным было то, что нежное чувство молодого человека не безответно, и даже, скорее всего взаимно. - Красивые татуировки, - сказала Леннон Микки, чтобы разбавить затянувшуюся тишину. Именно по ним Виктория и догадалась, что перед ней сейчас Микки О'Нил, чьё имя и особая примета, множество татуировок на руках, не раз мелькало в криминальной хронике. И Виктория сама пыталась расследовать это дело, когда ещё была вместе с напарником, но этот вор постоянно от них ускользал. Конечно же у Найджела, её напарника, имеющего огромную антипатию к мутантам, к этому парню отношение было особое. Он приравнивал его чуть ли не к самому опасному преступнику Соединённых Штатов. Виктория, конечно же, была с этим не согласна ведь даже обычные люди совершают преступления и по хуже, чем Микки. Но и одобрить его действия она тоже не могла. Виктория знала, что парень сирота и бездомен, но даже это не должно быть причиной пользоваться своими способностями. Она же смогла найти выход, когда приехала в Манхэттон с одной сумкой и почти без денег. - Я, надеюсь, ты здесь для того, чтобы раз и навсегда расстаться со своим прошлым? - спросила детектив после нескольких минут молчания. Между тем, она вынула из внутреннего кармана мокрой куртки блестящий значок и положила его перед парнем на стол, - Детектив Леннон, отдел по борьбе с преступностью.

Arana: Аня смутилась, когда поймала на себе взгляд Микки. Чуть отрешенный, но с искоркой интереса , он смотрел на девушку. В нем не было ни грамма пошлости, чем обычно грешили сверстники Араны. Непривычно было чувствовать внимание со стороны противоположного пола. Она никогда не была среди первых красавиц школы, но и не сильно страдала от отсутствия внимания со стороны мужчин, но иногда, в мечтах, она представляла… - Детектив Леннон, отдел по борьбе с преступностью. На какое-то мгновение на кухне воцарилась тишина. Арана недоуменно переводила взгляд с юноши на девушку. Все происходящее напоминало театр абсурда. Микки сидел с каким-то обреченным видом. Чуть расслабленный, но в его движениях была какая-то разочарованность. «Черт бы тебя подрал, парень. Кто ты? Убийца? Вор? Мошенник?», - хаотично думала Аня. Она не могла поверить в то, что этот обаятельный, молодой человек мог переступить закон. Правда, как говорил ее отец: «если бы все преступники походили на преступников, то полиция осталась бы без работы». - Детективы теперь работают культурно? А я думала, что вы врываетесь в дом ночью, размахивая пистолетом и громко ругаясь, заламываете руки и волочете в отделение, - Арана понимала, что говорит откровенную глупость, но ей хотелось как-то потянуть время. Зачем? Она не знала. Возможно, надеялась на манну небесную. «Я, надеюсь, что ты всего лишь мелкий воришка или мошенник», - думала девушка, буравя Микки взглядом. Ее взгляд привлекли татуировки, которые в изобилие покрывали руки юноши. "Блин, тебе не все ли равно, заберет ли она этого парня или нет? Ты здесь от силы час и уже нашла приключения на свой зад. Добьешься же ты одного:тебя пинком под зад выгонят отсюда", - бушевала разумная часть Ани, неразумная же часть явно побеждала.



полная версия страницы