Форум » Школа Ксавьера » Комната Джона и Николь 0.2 » Ответить

Комната Джона и Николь 0.2

Wanderer: Среднего размера аккуратная комнатка, просто, но не без вкуса обставленная. Оформленная в светлых, спокойных тонах. С другой её стороны, напротив двери находится шкаф, шириной аж до стенки. Справа от него рабочий стол с кучкой ящиков в нём, стулом, такого же оформления тумбочка с простенькой магнитолой. В стороне от двери - кровать, неподалёку от неё стоит штатив с гитарой, рядом с ней же - небольшой усилитель... Всё это дело освещает одно-единственное "двойное" окно с широким подоконником... Если, конечно не считать обычного вида лампы на потолке, "ночного светильника" у кровати на стенке, и настольной лампы.

Ответов - 7

Wanderer: Ворон, не прерываясь, полуобернулся к девушке, взглядом вопрошая "а чем тогда?", впрочем, ему самому в самом деле не очень-то хотелось вынуждать подругу объяснять или вспоминать этот ужас. Пока что его волновали преимущественно последствия, на ней сказавшиеся и требующие хоть какой-либо помощи и ухода. Что до завтрака, то в роли надзирателя он не выступал, хотя задним умом вознамерился её тут откормить, а то ему она и раньше со стороны казалась особой пусть и крепкой, но худой и хрупкой, а тут что-то как-то совсем ослабела и отощала, приобретя не совсем здоровый вид... - Чарльз на подобное не всегда соглашается, - припомнил Джон, задумавшись. Точнее, закопавшись в памяти. - Хотя кто его знает... надо будет спросить... Память в данном случае как раз-таки отказывала. Может, потому что довольно немногих парень знал настолько близко, что дело доходило до обсуждения подобных вещей. Он помнил только, что Феникс не раз предлагала ему память стереть, когда из-за своего срыва на базе чувствовал себя откровенно хреново и безнадёжно, но и тогда на неё взъелись все, кто в тот момент там был, а после уже Джон отказывался наотрез - хуже же было бы во всех смыслах... - Ото ж... - довольно хмыкнул парень, поначалу рефлекторно, но несильно дёрнув крылом - слишком уж многие в последнее время на его перья покушаются, хотя в случае с Николь он на это не особо обижался. Да и проделки Ирекса можно было стерпеть (это Ацидум уже все грани перешла). Гитару пришлось снова отложить. - Я это в самом начале и имел в виду, говоря про осмотр, просто ты не совсем так поняла и заупрямилась. Давай сюда... - Айрен чуть поудобнее устроился на кровати рядом с девушкой и принялся внимательно изучать нормально показанное, наконец, ранение. Мда... чтобы подобная рана сама полностью зажила, для этого рукой двигать нужно было по максимально возможному минимуму не одну неделю, а возможно, и месяц. Сколько она уже промучилась с ней, при нежелании задавать подобные вопросы, опять же - оставалось только гадать. Парень, что-то нашептав про себя, неспешно и бережно провёл вдоль свежего шрама кончиками пальцев. Сопровождалось это слабоватым, едва заметным подсвечиванием самого повреждения - что чувствовала при этом девушка, парень наверняка сказать не мог, но самому подобная процедура почему-то напоминала менее болезненный вариант прижигания; похожим образом он залечивал собственную руку, терпимо. По истечении какой-то минуты от "болячки" остался только сам шрам - с виду застарелый, цветом почти сливающийся с кожей. - Говорила, что напоминания оставить хочешь... хотя я и не уверен, что в моих силах его.. и их убрать, но могу попробовать. Если еще что-то - говори... Но девушка уже сменила тему и, как следствие - тон вместе с настроением. В ответ на так называемый настойчивый "дёрг" Айрен всё-таки высвободил попавшее под гнёт любопытства крыло и, полурасправив и отведя его чуть в сторону, тем самым попытался уберечь от дальнейшего ощипывания за собственные провинности. Одно, левое, уже было на треть лысое, второе (к сожалению, подруге и подвернувшееся), пока еще целое, уже хотелось всё же поберечь, а то возможность летать вернётся точно не скоро. Да и отрастают они в большом количестве проблемно, эти перья, словно заострёнными стеблями-иглами из под кожи - вернее, сам по себе процесс этот не самый приятный. Пока что левое крыло только жалобно ныло в ответ на выдернутое Айреном же количество выгорелых перышек, что будет потом, через недельку-другую - парню думать не хотелось. Надеялся, что все дальнейшие мучения только зудом ограничатся. - Прежде всего утешу тебя заранее - меня и не подстреливали, промазали. А если с самого начала, то, кхм... в общем, да, виноват и в самом начале я. В общем... общем... - Ворон неловко замолчал, пытаясь подобрать или с ходу придумать адекватное объяснение тому, какой леший понёс его в город ледяным вечером и завёл в "алкоголенаправленное" заведение, но истинную причину ей называть не хотел, чтобы не наваливать лишний раз упрёков на Николь. Напился он тогда в самом деле от тоски. По ней. И из-за ощущения собственного бессилия в данной ситуации. О том, что можно было параллельно еще и друга отпевать, он узнал уже будучи пьяным, позже, лично от Чарльза. - В общем, слегка прогулялся по городу и перебрал я. В баре. Можно и сказать, что немного довели обстоятельства... - теперь он запнулся уже и потому, что не знал, как упорядочить и толково объяснить словами только в уме складывающуюся картину. Решил по порядку. - Помнишь, я вкратце рассказывал, как мы одного знакомого всем скопом кинулись с "того света" вытаскивать? Я еще после этого путешествия с крыльями остался... В общем, в баре меня каким-то чёртом встретила его сестра, Аманда, девушка друга моего. Точнее, я принял эту "даму" за неё, потому что она выглядела почти один-в-один и откуда-то меня знала. Впрочем, нахально врать в лицо не стала, прикинулась только близняшкой Ами, Сью... Попросила помощи... по делу, от которого меня на трезвую голову сейчас воротит. Со стыда. - парень иронично и кисло хмыкнул. - В музей влезть - в тот же, откуда её брат нахватался этих сведений про параллельные миры, хорошо хоть она всерьёз ничего не унесла оттуда, просто хотела что-то уточнить и по тому поводу откровенной лапши навешала, как я сейчас понимаю. Только логика у меня тогда работала на "раз сестра знакомой, значит - своя". Я это оправданием себе не считаю, но можно и сказать, что она воспользовалась моим придурковатым состоянием - алкоголь в таком количестве мне не только мозг выносит, но и начисто глушит эмпатию... - Ворон грустно вздохнул и хотел было откинутся на спину, но вовремя спохватился - иначе оказался бы на полу вверх ногами. Эту свою способность он и раньше, бывало, приглушал "рюмочкой-другой", но в последнее время редко. Когда в самом деле хотелось побыть в независимой тишине, которой для него обычно не существовало. - Что к чему на самом деле, я стал соображать уже позже - понемногу отходя от хмеля, но ума хватило только свалить вовремя. Аманда может генерировать кислоту и сама ею становиться, эта её "копия" наделена тем же даром. Она мне крыло с рукой и подпалила, да и перенёсся я в последний момент буквально. Наверное, думая, что там же меня и прикончит, Сью кинула пару фраз о реальной Ами, которые меня откровенно в еще больший шок вогнали... ну и, далее следует уже логически: я, какой был, попёрся сначала к Чарльзу, но он ничего насчёт этого не подсказал, потом кинулся уже домой к этому семейству, где её брата и застал. Он же немного привёл меня в чувство, - снова подавленный ироничный смешок. Впрочем, как бы ни серьёзна была ситуация, графин с водой Джон ему точно не скоро забудет. - Выяснилось, что эта гадина прикидывалась Амандой еще при нём, а настоящую сдала властям вместо себя. Вместе мы разобрались, где находится Ами и что вообще с ней случилось - собственно, в тюрьму с подпольной лабораторией мы за ней полезли сразу же после этого. Аманду вытащили, живую и более-менее здоровую, только её брат немного пострадал. Так что я в самом деле легко отделался - только кучкой перьев... - парень грустно глянул на подругу. - Но осталась проблема. Сью. Не сестра Ами, скорее, какая-то злая её копия... Да, она ничего не взяла из музейной библиотеки, но что-то было у неё на уме и она нашла, что хотела. И это что-то связано с магией... причём мощной. А раз я такой наивный дурак, раз купился на такую откровенную ложь... то и взял обязательство её найти на себя. Пока она чего не натворила. Ворон неловко почесал затылок, взлохматив волосы, в очередной раз покосился на стол и добавил: - Но есть несколько возможных вариантов помимо успешного. Во-первых, эта смазливая блондинка по всем параметрам соответствует анекдотам (в отличие от своего более доброго оригинала), и есть надежда, что с чем бы она ни связалась, без магического дара и понимания таких вещей она в деле, эмм, конкретно так погорит. С тем, что хранит та библиотека, как тогда же и выяснилось и как я сейчас помню, я сам связываться не очень хочу. "Мир потерянных душ" даже просто вспоминать не хочется, да и на примере Джейсона - вляпался в ту историю он так же, "поэкспериментировав" с этим всем, и сам бы оттуда не выбрался. Второй возможный вариант, не самый утешительный, мне подкинула ты. Точнее, твой амулет. - Айрен всё так же беззастенчиво вытянул его за цепочку из-за ворота и положил себе на ладонь, как и вчера. - Если она всё-таки не дура, или ею кто-то поумнее ведёт, она может прикрыться от магического поиска, и искать мне её будет точно так же бесполезно, как и тебя, вздумай ты снова куда-то деться. Она меня зацепила напоследок, конечно, но всё-таки знает, что я жив и вряд ли так это оставил бы. - Айрен поглядел немного на нехитрое антикварное изделие, и, пока помнил, решил уже высказать заодно и догадки о нём. - И почему я не стал вчера с тобой спорить... возможно, что большая часть "заряда" ушла на твоё оживление, когда ты была на грани между мирами, и повторно он такого "чуда" уже не сотворит, но остаточная магия всё равно магия. Достаточно ощутимая. Он тебя прикрывает, покрывает, защищает, а возможно, что и поддерживает... И если тебе в самом деле без него даже так неуютно - не расставайся с этим артефактом ни при каких обстоятельствах. Я и сам его с тебя снять тогда не решился, не зная, можно ли вообще после такого.. - Джон немного запнулся, возвращая амулет обратно Звёздной. Точнее, плавно отпустив цепочку. - Я, конечно, сомневаюсь, что в случае чего что-то такое страшное произойдёт, но душевного покоя тебе без него не будет почти наверняка. В каком-то смысле ты с этим амулетом с тех пор связана. Думаю, сама догадываешься, по какой причине, зная историю этой вещи... Но мыслить стоит больше в оптимистичном направлении: этот амулет действует именно как артефакт, т.е., предмет, могущий не только временно, но и постоянно хранить в себе какие-то особенности и наложенные на него чары - то, как он действует сейчас, скрывая тебя от того же поиска - скорее всего, уже стабильное его состояние, постоянное. То есть, ты можешь пробовать пользоваться скрытыми его возможностями, как хочешь, если это будет очень нужно. Может, меня как заклинателя он еще послушается, если мне в голову придёт что-то с ним проделать, но из простых людей - даже знающих - этой "остаточной" магией пользоваться можешь почти наверняка только ты. Ворон кинул еще один многозначительный взгляд на подругу, но внезапно в висках знакомо кольнуло, вынудив дёрнуться и перевести взгляд на стенку. Безнахальные телепаты, блин... "Джон? А чем это ты там занимаешься?" "Ну как бы музицирую... музицировал... и с девушкой разговариваю. Тебе чего?" - ответом на просквозившую иронию в "голосе" Феникса стало лёгкое раздражение, слышимое уже в Джонином мысленном ответе. Просто так получалось, что ему всё никак не давали побыть с Николь наедине, да договорить хотябы, а тут не только своих проблем хватало, но и Джина подобным образом обратилась к нему впервые - после воодушевляющей "беседы" в меде Странник сам с ней старался вообще не контактировать, а рыжая не очень с этой его позицией спорила. "Ну что ты, я просто так спросила. Соскучилась." "Ага, вот только я что-то в это не верю." Феникс решила перейти в прямое наступление. "У нас проблемы. Профессор слег с какой-то странной болезнью, а Церебро просто растворилось в неизвестности. Нам одним не справиться. Поэтому прошу, как можно скорее появись в школе! Мы собираемся в кабинете профессора. Как скоро ты будешь?.." "Ну, долго ждать не понадобится, с тем лишь дополнением, что я почти наверняка буду не один, - парень неуверенно покосился на подругу. - я у себя в комнате сижу, внимательная ты наша. Почему мне раньше ничего об этом не сказали?" "Ну.. Не удивительно, что со всеми этими проблемами я не заметила твоего присутствия в школе. А ты побольше забывай о том, что ты все таки заместитель в школе. И почаще появляйся в учительской и кабинете профессора. А то все мне приходится решать.." Немного недовольно, но мирно сказала она. "На самом деле не до шуток... Пожалуйста, приходи. Сейчас никому не легко.." "Не так уж давно я там был, поверь мне, - уже более спокойно отозвался парень, сменив тон на серьёзный. Представляя, как сейчас фигеет сидящая рядом Никс, потому как взгляд у него при такой "беседе" почти наверняка остекленел. - Да я понимаю, что нелегко и серьёзно всё, не дурак. Скоро придём, соберёмся только. А то у самого были проблемы вперемешку с невесёлыми приключениями и вернулся я только под утро, соответственно мы лишь недавно встали. Постараюсь не копаться.." По правде говоря, моментное ошеломление смешалось с замешательством. Но если уже Феня голос подала... - Чёрт возьми-и... - после секундной заминки простонал Джон, предпринимая очередную попытку откинуться на спину. На сей раз всё-таки не рассчитал и почти приземлился на пол - рукой в него упёрся. - Никки, наверное, с Чарльзом ты не скоро поговоришь, что-то не то с ним... не знаю, что за каша опять приключилась... Феникс сейчас передала, созывает собрание старших... собирайся, думаю, тебе тоже там поприсутствовать надо бы... "И не хочу я тебя оставлять без присмотра, уж прости..." - сам Ворон кинулся к шкафу, после чего принялся возиться с очередной майкой и крыльями - почти ежедневный ритуал, иногда попутно сопровождающийся сдержанной (и несдержанной) руганью, особенно когда копаться с этим было некогда. Хоть реально в одних брюках и иди. Уже буквально у порога парень вдруг перехватил девушку и обнял. Крепко, как-то неожиданно даже для себя слившись с ней в поцелуе. Вина добила давно сдерживаемую тоску, смешанную с радостью от одной только мысли, что жива подруга. Чуть отпрянув, парень прислонился лбом к её лбу и торопливо виновато зашептал: - Вправду не совсем знаю, что на этот раз, прости, что я тебя постоянно во что-то ввязываю, втягиваю.. "- Просто будь рядом... и я глаз не спущу. - сказал он ей уже мысленно. Прежний разрыв их ментальной нити дался ему тяжко, но надеялся, что на сей раз его не будет. Потому что не отпустит её одну никуда. Да и, поднаторел он в плане своих способностей с тех пор. - Надеюсь, что всё будет хорошо" /Кабинет Профессора/ О.о Ё... В общем, жду тебя и в кабинете пишу. Дописала на ясную голову. =\

Star Dust: Я лукаво сощурила серебристые глаза и сказала: - Мне почему-то кажется, что мои доводы убедят отца, - спокойно, но не до конца уверенно. Были случаи, когда Чарльз отказывался мне помогать, как бы я его не просила. Так, например, он категорически отказался мне помогать в поиске Натаниэля, когда тот ушел к Мстителям. Я ругалась с ним, топала ногами, кричала, пела монгольский гимн у себя в голове, зная, как сильно его это раздражает, но ничего не помогло. Я искренне надеялась, что просить покопаться у меня в голове будет не так унизительно... - Я все так поняла! - вновь вспыхнула я, заливаясь новой порцией краски. Да сколько уже можно? Когда это прекратится? Это просто беспредел какой-то! Не дай Бог на людях случайно покраснеть, не поймут. Хотя... Смогу ли я вновь надеть свою маску в присутствии других после такого долгого отдыха от внешнего высокомерия и агрессивности? Захочу ли я, чтобы люди боялись и ненавидели меня как раньше теперь, когда все чего я желаю - это Джона. Что о нем будут говорить другие, будут ли осуждать за такой сомнительный выбор? Впервые в жизни меня заволновало чужое мнение. Но стоило ли это считать нормальным волнением, ведь я волновалась не за свою репутацию, которая в стенах школы установилась довольно давно. Мне не хотелось, чтобы о Джоне думали плохо. Наружности я была неплохой, но характером для всех, кто меня не знал, просто ужасным. Об Айрене могут говорить, что он крутит со мной романы только из-за красивой внешности или еще чего похуже придумают... Знаю я эту общественность, испорченный телефон. Им только дай какую-нибудь тему для обсуждения, они из чего угодно раздуют неприличный скандал. Размышляя на подобную тему, абсолютно новую и непонятно откуда прилетевшую в мою голову, я потрясла волосами, словно выгоняя ее обратно. Что за чушь? Однако при всей абсурдности идеи, я сделала окончательный вывод, что надо вести себя терпимее с людьми, тем более, что за время общения с Джоном моя внешняя оболочка несколько размякла и даже кое-где треснула. Да, такими шагами я скоро совсем нормальной стану и даже... заурядной. Я на секунду представила себя обычной симпатичной дурочкой, которая радостно соблазняет парней и ведет себя со всеми дружелюбнее некуда и меня передернуло от отвращения. Да, наверное такой бы я и была ввиду своей приличной внешности, но жизнь сформировала во мне далеко не ангельский, да что уж далеко ходить, далеко не женский характер. Я была слишком сурова для этого, и полна бесконечных принципов и предрассудков. От подобных мыслей меня отвлекло неприятное жжение в районе итак уже настрадавшегося плеча, но я была этому благодарна. Мне не хотелось сейчас заниматься самокопанием и формированием новых принципов, в связи с заметной переменой характера. Я вообще не хотела сейчас думать о себе. Хоть жжение меня и раздражало и даже призывало дернуть плечом, чтобы как-то убежать от боли, я все равно упрямо сидела молча кусая губы. По сравнению с болью, которую я испытывала в жизни, эта была комариным укусом. Но вот, все закончилось. Плечо немного саднило и оно было явно теплее, чем все остальное. Я повернула голову направо, подбородком касаясь своей ключицы, и указательным пальцем левой руки задумчиво провела по свежему шраму. - Говорила, что напоминания оставить хочешь... - Не то что бы напоминание... Это не особо важно. У меня их итак полно, одним больше - одним меньше, - равнодушно сказала я, но в глазах была грусть. Еще один шрам, еще одно уродство на моем и так изувеченном теле. Мало мне спины и костяшек пальцев, теперь еще плечи и ноги пошли... Ну чтож, видимо такова моя Судьба... Когда Джон начал свой рассказ, я гневно нахмурилась и скрестила на груди руки, оставив наконец его несчастное крыло в покое. Мне не особо верилось, что в него не попали, когда его одежда говорила совершенно об обратном. Скорее всего он успел себя вылечить, я видела на что способна его магия. И все равно, меня тревожил тот факт, что с ним что-то приключилось и кого еще больше тревожат плохие события, происходившие с нами, его или меня, я готова была поспорить. - Можно и сказать, что немного довели обстоятельства... На этом я перестала хмуриться. Более того, мои брови выгнулись в совершенно противоположном направлении. Я не была дурочкой и прекрасно поняла, что за причины могли его довести. Разумеется, его довел мой отъезд. Внезапно я совершенно перестала злиться. Гнет собственной вины навалился на меня с небывалой тяжестью. Я снова тысячу, нет, миллион раз пожалела, что ушла, ничего не объяснив. Конечно, как я могу теперь его обвинять в том, что он ввязался в передрягу, когда я сама фактически толкнула его на это? Как в тот раз, когда бросила его на небоскребе, решив, что так для нас обоих будет лучше. А он едва не погиб... Пусть мой уход и повлиял лишь косвенно, но мне и этого было достаточно, чтобы посыпать голову пеплом. С огромным трудом я отложила самобичевание, чтобы выслушать до конца рассказ о приключениях Николаса. Когда он потянул амулет, я, как всегда, вздрогнула. В ответ на его слова я лишь кивнула. Мой дух был несколько подавлен внезапно обрушившейся виной, но я старалась держаться и не сильно расстраивать его этим, хотя и знала, что он все итак чувствует. - Я знаю... Ведь в нем силы Максимы, оставленные в благодарность за мою преданность, - тихо кивнула я, запнувшись на имени воина. Я не произносила его вслух с момента нашего расставания, с момента его исчезновения, и вот теперь, озвученное, оно болью отозвалось в загрубевшей душевной ране. Внезапно глаза Джона стали будто стеклянными, что поначалу всерьез меня заволновало. Я беззастенчиво коснулась его щеки, которая была прохладной и шершавой, но он лишь перевел взгляд на меня и все. Я, наконец, вспомнила, что мы находимся в школе, которой заведует сильнейший телепат и успокоилась. Ждать пришлось недолго, очень скоро Джон пришел в себя, однако то, что он при этом сказал меня совершенно не порадовало. При упоминании отца мои глаза расширились в непонимании и зарождающемся ужасе, который я не могла объяснить. Я больше чувствовала, что это что-то очень серьезное, чем понимала до конца. - Чарльз... Грей созывает? Ну-ну, - холодно отозвалась я. Феникс я откровенно недолюбливала, как и Ороро, так же как и всю команду иксменов. Когда-то я с успехом завоевала среди них репутацию агрессивной, но надежной сокомандницы, которую можно брать в бой, но нельзя потом поздравлять с победой и приглашать на дружеские чаепития. С которой не стоит сталкиваться в коридорах школы и просить передать соль за завтраком, потому что она непременно ответит гадостью или съязвит, в общем, разойдется нематериальным ядом, как я это умела делать автоматически. Джон уже развел бурную деятельность, а я медленно в одной только его майке подошла к окну. Он не видел, что в глазах теперь уже у меня помутнело. Мне не хотелось спускаться в гараж за своими вещами, а это означало только одно: придется пользоваться частицами. Небольшое серебристое облако вылетело у меня из груди и руководимое моим сознанием прошло через стены прямо к моему мотоциклу. Я видела его, я видела свой рюкзак и спокойно подхватила его, отвернувшись при этом от окна и прямиком направилась к двери. За порогом стоял мой рюкзак и радостное облако частиц, которые немедленно втянулись обратно в мое тело, сделав сосущую боль в грудной клетке еще острее. Вещей в рюкзаке было не так-то много, но достаточно, чтобы одеться. Я нашла обычную черную майку, темно-синие джинсы, а кеды напялила те, в которых и пришла. Трудиться и надевать еще и куртку я не стала: какой смысл? Неожиданная буря, вызванная порывом Джона, захлестнула меня с головой, позволив на секунду забыть свою вину, так сильно теперь тянущую меня. Я так и не прокомментировала его рассказ, но скорее от того, что времени не было. Да и не знала я, что сказать. А то, что я собралась ему помогать во всем и везде и сама никуда не денусь, он и так знал. - Я люблю тебя! - после нежного поцелуя, прямо ему в лицо сладко прошептала я, позволяя счастью всего на миг унести чувство вины. "Я рада, что ты вернулся..." - мысленно улыбаясь, я млела от возможности снова слышать его голос у себя в голове. Да, я любила его всем сердцем и эта любовь делала меня чище, невинеее... И я готова была ради этого идти с ним хоть на край света... /Кабинет Профессора/

Wanderer: \Медпункт\ Джон молча брёл по коридорам и всё думал, думал, думал... переваривал последние события, и все эти нервотрёпки, страхи, опасения, переживания... Начиная от встречи с этой кислотной гадиной и заканчивая воспоминаниями Хоулетта. И хоть парня это всё не касалось в принципе, известие о столь жестокой гибели его семьи стало финишной новостью. Стольких они за последние недели потеряли... Сначала Костик, потом неизвестный чуть не добил Чарльза, теперь, оказывается, еще и это... Странник мельком глянул на подругу и внутренне поёжился, не представляя, что с ним будет, если снова потеряет её, если и с ней приключится что-нибудь подобное... По дороге мельком заходил к Чарльзу, и лишь убедившись, что всё в порядке, направился к себе. Он не знал наверняка, собирается Норвильт ложиться спать или снова будет лунатничать, но всё равно не сдержался и порог переступил уже не как человек, а как большой мохнатый волкодав. Причин тому было две - хотелось сейчас побыть вообще наедине с самим собой, даже немного в стороне от Николь; он был весь перепачкан чужой кровью, но мыться сил уже не было, ждать, пока там досохнут эти пусть и поредевшие, но перья - тоже не хотелось. В общем-то это была уже достаточно давняя его привычка, но при девушке проявила себя впервые. Пёс печально поглядел на неё вдумчивым взором, понимая, что девушка не знает всех причин его нынешнего настроения и вряд ли понимает, что происходит. И хоть он сегодня не думал больше прибегать к своим силам, мысленно всё же попытался её от всего этого отвлечь. Правда, предварительно забрался под кровать, всецело уступая ложе подруге. Ему же нужно было просто побыть в темноте и тишине. Надеялся, что поймёт.. "- Кстати... вот то, что ты сегодня делала... ощущения ведь были иначе на сей раз, верно? - пространство было тесноватое, но Айрен всё же попытался устроится поудобнее. - У меня есть одна догадка на сей счёт... но лучше отложим это до завтра, хорошо?.." * * * Следующее утро (вернее, день) началось с ленивого приведения себя в порядок. Настроение почему-то так и осталось немногим лучше вчерашнего - всё такое же изнурённое, апатичное. Церебро в накладе не осталось - после подобной подборки ужасов наяву вернулись забытые вроде бы кошмары. Похоже, не к нему одному - большая часть школы словно вымерла и явно еще только оклёмывалась после вчерашнего. Когда все более менее проснулись, Ворон попробовал объяснить Николь ту самую разницу в её способностях, почти как в сравнении "до пропажи и после". Но тот момент был слишком короток, чтобы говорить что-либо наверняка, а ему хотелось эту свою догадку как-то обосновать, потому, как бы Николь поначалу не сопротивлялась проведению подобного опыта, Айрен сам сотворил нож и совершенно безбоязненно полоснул им себя по руке, затем предложил ей попробовать проделать с частицами то же самое, что и вчера. На счёт раны он не особо беспокоился - не получится ничего, так залечит сам, и следа не останется. По правде говоря, он даже внимания не обратил на то, что от десятков мелких царапин, которые вчера нанесла её же взбунтовавшаяся в момент истерики "пыльца", еще вечером не осталось в помине. Как стёрлись и всё, хотя он всего навсего забыл о них. Результаты опыта же вряд ли можно было назвать однозначными, но по крайней мере прислушавшемуся к себе Джону стало ясно, что тогда ему это не померещилось, хотя Николь вряд ли осознавала, что именно она делала и как. Пришлось заявить напрямик: "Похоже, что ты тоже колдунья, Никки.." Правда, Айрену стало интересно уже другое - это с ней в Торонто что-то сделали, или же амулет на это повлиял, или силы, как и в его случае, просто дремали до определённого момента? Всю следующую неделю можно было назвать только одним словом - отходняк. От стресса и шока. Вечерами Джон еще долечивал Чарльза, потому без дела ему даже так не сиделось. Беспокойства насчёт Сьюзен оказались напрасными - "пропавшие" из медпункта друзья потом ему сообщили, что всё-таки её нашли и "слегка привели в чувства". Хоть эти новости порадовали... Еще неделя прошла за мелочными заботами, делами, задуманной изначально перестановкой. Отпраздновали день рождения Николь. Джон понемногу учил Звёздочку обращаться с её новообретённой силой, хот дело и шло мелкими шажками. Попутно Айрен вспоминал свои мучения, относящиеся еще к тому времени, когда Агата ему только сообщила насчёт того, что он маг. Но ему было проще: может, в Мире Потерянных Душ он чуть не лишился рассудка, но опыт нахождения в этом месте довольно сильно на нём сказался - не только проклятием, как Странник повёлся это называть, но еще и подложенной базой, подкинутой пищей для размышлений. Если бы Агата не вытащила его оттуда вовремя, кто знает, чем могло бы всё обернуться, а так, он успел перенять какую-то часть знаний, присущую, по видимому, тамошним существам, которые были вовсе не так глупы и примитивны, как изначально казалось... А быть может, это просто был такой мир. Такая его природа. Магия - просто её часть. Примерно тогда же и восстановил ментальную связь, хотя по прежнему многое ей не рассказывал, что-то и вовсе попрятал наглухо - в первую очередь всё то, что относилось к произошедшему в медпункте. Всё-таки обещание и есть обещание, его надо выполнять... Потом, в один "прекрасный" день, Ворон, похоже, навсегда зарёкся вылезать в город в одиночку, тем более, если причин веских на то нет, и принципиально не важно - днём ли, вечером ли. Просто без приключений эти вылазки не обходятся. Сначала какие-то охотники, потом бар, потом тюрьма... на сей раз и вовсе что-то совершенно из ряда вон выходящее. Его настиг какой-то странный мужчина, который представился Люцием Трэнтоном и выдал умопомрачительную историю о том, что является его отцом, что не человек (и Джон, надо понимать, тоже), что Ворон полжизни прожил не со своей семьей, что у него есть родной брат, которого он долгое время считал хорошим другом, что его и не Джоном-то звать вовсе... Как эмпат парень чувствовал, что на всё сказанное реакцию атомного типа странный дядька предвидел и пытался подавить, хотя и не гипнотизировал, не внушал ничего, просто говорил, приводя факты и конкретные примеры... Как бы то ни было, по сути своей новопоименованный Карлайл вернулся в школу лишь к ночи и сам не свой, совершенно потерянный и растерянный. Несколько последующих дней откровенно шарахался от Николь, так как опасался и её реакции, и её возможных слов... потом, когда сам немного успокоился, всё же набрался смелости и пересказал ей всё, что поведал Люций, заодно вернувший некоторые утерянные воспоминания из прошлого. Оказывается, когда-то они уже пересекались - когда и познакомились с Десмондом, но тогда Люций... отец ничего об этом не сказал... не до того было. В общем-то Ворон помнил, что Николь ему обещала и что сам ей обещал, но один раз пришлось этим всё же пренебречь, когда Зверь как-то тайком собрал команду неведомо для чего, а он поймал его на этом. Странник мог бы сослаться на то, что выловил их в последний момент, но всё же не стал обманывать - он как зам по обязательству должен был лететь с командой, а Николь не сообщил об этом просто потому, что знал: она за ним обязательно увяжется. А опасности подвергать её не хотел, тем более, помня то... когда возвращался, надеялся, что поймёт и не станет сильно на него злиться... * * * - А у меня хорошие новости. - сказал он как-то днём. До этого ненадолго отлучался пару раз - куда, упрямо не говорил, но по крайней мере предупреждал о своих исчезновениях заранее. А сейчас влетел в комнату чуть ли не жонглируя яблоками, уселся на кровати, развесив по сторонам крылья. Бросил одно из яблок Николь и, звучно хрупая своим, воодушевлённо сообщил: - Собирайся, Никки, не сегодня, так завтра поедем отдыхать! В общем-то, об этом он ей уже как-то говорил - еще аж на следующий день от возвращения, но теперешняя реакция всё равно была очень интересна. Обрадуется ли отъезду отсюда или, наоборот, теперь уже откажется надолго покидать стены Школы? Вряд ли, но, как ему пока виделось, как минимум суета обеспечена.

Star Dust: /Медпункт/ Все закончилось... Церебро больше нет, Чарльз жив и здоров... Все... Все.  Казалось, я убеждала саму себя. Говорить ничего не хотелось, до нашей с Джоном комнаты я добралась словно в тумане, совершенно ничего не соображая, молча глядя перед собой и не видя ровным счетом ничего. Наверное, стоило плясать от радости, но, если ответить на мой же вопрос, то я и сама не могла еще понять, что все благополучно закончилось... Это так, Николь, это так. Спасибо тебе и Джону. - прозвучал в голове такой привычный и такой желанный голос моего названного отца. Но у меня не было сил отвечать, хоть и было приятно услышать слова благодарности. Пожалуй, это все, что мне было сейчас нужно. Помимо отдыха, разумеется. Я едва ли обратила внимание на превращение Джона. Прожив некоторое время с Натаниэлем, я привыкла спать в комнате, на подоконнике которой вечно валялся черный, как смоль, с глазами словно бездна, кот. Страуд менял форму чуть ли не постоянно, да и вообще мне везло на своеобразных анимагов, Натаниэля мучила боль материальной оболочки, которую притупляло только превращение в кого-нибудь другого. Я это знала, еще из ныне живущих об этом знал Чарльз, да и все. Даже от Джона я ухитрилась утаить большинство тайн Натаниэля Страуда, но это было вовсе не потому, что я не доверяла Ворону, просто это было опасно для Духа.  Хоть я этого не знала, но наше с Джоном желание побыть наедине с собой совпадало. Я не волновалась за Айрена, зная, что он восстановится, а потому ничего ему и не сказала и больше не тревожила. Хоть мне и хотелось спать, но ночь была безоблачной, а потому, подчиняясь своему инстинкту, я вяло взобралась на подоконник, скрестила по-турецки ноги, закрыла глаза и позволила себе уйти в никуда... *** Очнулась я как всегда на рассвете. Зимние солнечные лучи неприятно утепляли кожу от чего я невольно поморщилась. Тело саднило, ноги как обычно затекло и в этой такой знакомой и приятной ноющей боли я почувствовала небывалое спокойствие. Однако оставаться на солнце я не собиралась. Джон все еще спал, издавая мирное сонное рычание. Я послала ему воздушный поцелуй, хорошенько потянулась, зашторила окно и, прихватив чистые вещи из так и не распакованного рюкзака, направилась в душ. Под струями теплой воды я проснулась окончательно, но почему-то вместе с сонливостью ушло то приятное умиротворенное настроение. Я невольно вспомнила прошедшие события, Церебро, Чарльза, кровь... Я едва не поскользнулась, чудом успев ухватиться за душевую шторку, но та меня естественно не выдержала. Я шумно рухнула в ванну, больно ударившись и без того покалеченным плечом. В лицо мне брызгала вода, а я ничего не хотела с этим делать - сил не было. Мне стало дурно, живот бурно заурчал, на голову свалились все неприятные факты недавнего прошлого, и меня стошнило. Было неприятно, но стало полегче...  После душа я еще долго бродила по школе. Здание словно опустело, все отходили от прошедших событий, а я всегда была ранней пташкой, особенно когда удавалось набраться лунной энергии. Сама не знаю почему, но я заглянула к Чарльзу. Он мирно спал, а я не стала его будить. С ним все в порядке и славно. И зачем я только пошла? Ответ был очевиден - хотела убедиться, что мои опасения не обоснованы и что это все - лишь прошедшие страхи, навеянные еще вчера адской машиной. Вспомнив про опасения, я поспешила обратно к нам в комнату, но там ничего не изменилось. Айрен по-прежнему мирно посапывал в уголке. Чтобы не смущать его, я решила расстелить постель, хотя это вряд ли могло его обмануть, но мало ли... Он раньше сильно тревожился, что я не сплю ночами, пытался со мной поговорить, даже укладывал спать, но очень скоро понял, что это бесполезно, когда луна звала меня. Это была моя природа, моя стихия, моя связь... Когда он наконец проснулся, то был сам не свой. Усталый, изрядно потрепанный... И хотя я его не чувствовала так как раньше, но все равно как-то ощущала, что его мучает мигрень. Бедный, он столько сделал вчера для профессора, для Джеймса, для меня... Он заслуживал хорошего отдыха и покоя. Несмотря на некую отвлеченность, я все равно не переставала вспоминать о том, что я почувствовала, когда вытаскивала обломки Церебро из организма Росомахи. Это было странное не поддающееся моему рациональному уму чувство, которое я не могла или попросту не хотела точно определить.  Когда Джон сел со мной "серьезно поговорить", я почему-то поначалу решила, что ждать беды. Так и получилось... Он намекнул на случай с Логаном, а затем, совершенно неожиданно, после предложения провести эксперимент, пырнул себе руку ножом, даже не поморщившись! Я невольно вскрикнула и чуть было не кинулась сначала на повязкой, а потом на него с кулаками, но Джон не дал мне этого сделать. И мое любопытство, до этого мирно дремавшее в уголке моего сознания, нервно проснулось и принялось активно извиваться в моей голове. Пришлось делать так, как говорил Джон. И вновь я почувствовала, что могу исцелить покалеченные клетки. Я могу заставить их восстанавливаться быстрее, тем самым ускоряя природную регенерацию организма, правда давалось это с трудом и я очень быстро устала, так и не достигнув поставленной цели. Стоило частицам вернуться, как мне был вынесен вердикт, которого я совершенно не ожидала. Я - колдунья? Как такое может быть? И что самое ужасное - я никогда особенно не верила магии. Мой мозг был не способен понять это хаотичное искусство, не подчиняющееся законам физики. Как же получилось, что накануне моего 24-летия я обзавелась очередным подарком Судьбы? Почему-то вариант с амулетом для меня отпадал сразу, и я хотя я мало что помнила о событиях в Торонто, но почему-то чувствовала, что и это тут ни при чем. Я почти на целую неделю ушла в себя, молчала и все думала-думала-думала... Джон меня не трогал и не отвлекал, за что я его любила еще больше. Вечерами он ходил к Чарльзу, и я оставалась одна. Названного отца я тоже посещала, но ранним утром, пока вся школа и он тоже спали - убедиться, что с ним все хорошо. Изредка Ксавье пытался ко мне обратиться мысленно, чувствуя, что со мной что-то не так, но я не отвечала.  Наконец, на исходе этой вялой недели, я впервые за долгое время искренне и облегченно улыбнулась Джону и о своей магии сказала только одно: "Это очередной подарок Судьбы на мой День Рождения." А про себя вспомнила, что в эту ночь Новогоднюю и Мою со мной всегда случалось что-то необычное...  Дальше пошли обычные дни обычной жизни, которые мы с Джоном так долго ждали. Мы доделали дела, которые так давно откладывали, устроили в комнате перестановку, заимев двуспальную кровать, и хоть я и обижалась, что Джон не сделал этого раньше, но все же я была рада, что ментальная связь была восстановлена. Так было проще и приятнее, хоть Джон и скрывал от Меня многое... Я это чувствовала, но ничего не говорила и не лезла. Пускай, если ему так проще.  Мы отпраздновали мой день рождения вместе с новым годом, и как я и ожидала, буквально на утро 1 января мои магические способности обострились. У меня то болела голова, то на кухне мигали лампочки, то взрывалась тарелка в руках, в общем мне было совсем не по себе, и хоть Джон учил меня контролировать свои возможности и развиваться, все равно мне это давалось с большим трудом. Обычно науки я впитывала как губка, я умела учиться и всегда делала это на отлично, но магия такая иррациональная и непонятная совсем мне не давалась. Как у такой как я могла возникнуть подобная способность? Но после малого затишья снова наступила буря. Ну не можем мы с Айреном жить спокойно, ну вот никак! Днем он ушел в город, и буквально через час я почувствовала, что что-то не так... Сначала меня настигла неприятная картинка погони, какого-то помещения... Так или иначе я совсем извелась, прибежала к Чарльзу, растормошила его, но толку о этого не было. Джон пропал и никакой связи с ним не было. В отчаянии я бросилась в город, нашла бар, но Джона там не было. От злости я едва не разнесла заведение и успокоилась только когда на улице заверещали полицейские сирены и голос Чарльза потребовал меня обратно. Около полуночи я вернулась в школу совершенно разбитая, подавленная и измученная. Мне хотелось продолжать поиски, но я даже не знала с чего начать. Впервые я пожалела, что Церебро уничтожено, и даже подумала, что возможно Ворона убил или похитил тот самый маг, который устроил нам "счастливую" ночь. В нашей комнате меня ждал сюрприз в виде весьма отстраненного и шуганого Джона. Он отказывался со мной говорить, сбегал и тем самым моя ярость и отчаяние не находили выхода. Я не могла понять что случилось, а он мне не объяснял... Только через несколько дней я добилась нормального объяснения и была весьма шокирована. Мой любимый - демон... Смотря на Джона, я никогда в жизни не могла бы такого о нем подумать. Демоны и прочие нелюди представлялись мне существами злыми и могущественными. То, что Джон обладал внушительной силой было очевидно, но злым он не был никогда... Я представила как же ему тяжело после такой правды и постаралась поддерживать его как могла, не злилась на него, не кричала, даже несколько лунных ночей пролежала в кровати, чтобы ему спокойнее было. И все вроде устаканилось... Он словно принял правду, да и что тут можно поделать?  Время шло. Однажды, прогуливаясь по саду школы, я вновь почувствовала неладное. Почему-то наша связь с Джоном оказалась приглушена, но полностью не пропала, хоть я и потеряла доступ к ощущениям Ворона. Естественно я побежала к Чарльзу, ощущая неладное и когда правда была раскрыта, чуть не взорвалась от злости. Профессор меня несколько успокоил и отправил спать, но разве я могла уснуть, когда творилось такое? Как он мог! Ведь он знает, каково это, ведь он обещал! Почему не предупредил, почему не сказал мне?  Когда Джон соизволил вернуться целым и невредимым, я ждала его словно ревнивая жена пьяного мужа. Мне для пущей убедительности не хватало только скалки в руке. Естественно я устроила ему бурю, правда, мы быстро помирились, но я еще долго ходила злая и раздражительная. *** На этот раз Айрен предупредил заранее, но все равно я сильно беспокоилась. Ментальная связь мне не помогала, так что сильно раздраженная, я осталась в комнате, уселась в кресло по-турецки и принялась тренироваться. Я пыталась создать в руках сферу, наполненную энергией, но она каждый раз то взрывалась, то таяла. Постоянные неудачи меня злили, но я была упертая. Когда влетел Джон, мне как раз удалось создать более-менее приличную сферу, кривоватую и неравномерную, но она хотя бы не таяла. Яблоко я едва не уронила, выходя из подобия транса, схожего с тем, что я использовала для частиц. Так было проще сосредоточится. Поморгав пару раз и помотав головой, я подняла несколько скептический взгляд на Джона.  - Отдыхать? - в каком бы плохом состоянии духа я не пребывала, возможность сменить обстановку меня привлекала. А отдых меня даже как-то воодушевил. Поднимаясь с кресла, я постояла пару секунд, позволяя ногам привыкнуть к новому положению, а затем откопала в шкафу свой старый добрый походный рюкзак.  - А куда мы поедем? А как поедем? Может на мотоцикле? - хоть я и знала, что Айрен не одобрял мой байк, я все равно по нему скучала. Я любила своего старого доброго железного коня, но последнее время покататься на нем не было повода и времени...

Wanderer: Ворон с какой-то момент изучающе глядел на подругу, впрочем, не переставая догрызать попавшееся на глаза яблоко, которому не посчастливилось сохранно пролежать в кухонной вазе еще денек-другой. Николь явно не скучала и пришел он, похоже, не совсем вовремя для её опытов, но счёл, что для этого еще будет время. интересная вообще была тема для размышлений - то, что в её случае это именно магия, Айрен чувствовал, как тогда почувствовал присутствие в школе еще одного колдуна, но если сравнивать это всё с самим собой, с собственным примером, то у него способности никогда так не капризничали. Да, поначалу их было сложно контролировать - и до сих пор порой - но самопроизвольно они чудес в округе почти не творили. У Звёздной же всё было наоборот - поначалу, да и сейчас иногда, пробудившуюся силу ей оставалось только пытаться сдерживать. - Ну да. - кивнул парень, на миг уйдя в свои мысли. Всё еще были некоторые сомнения насчёт правильности выбора места отдыха, с другой же стороны - спокойно пожить там какое-то время совершенно ничего не мешало. Отлучался-то специально для того, чтобы всё проверить, со всеми договориться, так как и у самого сталкиваться нос к носу со своей "бывшей" роднёй не было абсолютно никакого желания. Николь вроде бы оживилась, и то, что от идеи не отказалась с ходу, стало бы ясно и без ментальной связи. Да и обрадовало это его, в общем. Очень. Дальше же ему стало весело. - Ты собралась на тот край США на мотоцикле ехать? Ну, флаг тебе в руки! - хохотнул он, впрочем, безо всяких левых мыслей или издевок. Представилась даже картина такая, несколько забавная, в духе "автостопом по Америке"... Нет, дороги там определённо были, но он сомневался, что тащить с собой мопед имело бы смысл. Всё-таки не совсем в город направляются. Твёрдые каменистые тропы еще ладно, но вот ведущие в горы дороги из песчаных насыпей её железный конь вряд ли одолел бы без потерь. - А куда... Парень отложил огрызок, от души потянулся и, сползя с кровати, подошел к девушке, обнял ту со спины. Негромко сказал на ушко: - Не такой уж и большой, но всё же пока секрет. Думаю, тебе там понравится. Тишина, спокойствие, лес... Наикрасивейшая, почти нетронутая природа... В каком-то дне пути от города, а то и меньше, известный заповедник. В самом деле замечательное место. "Как бы только в ностальгию не удариться..." Впрочем, Джон сомневался, что ему это грозило. Как раз-таки бОльшую часть тех воспоминаний детства он так и не вернул после аварии. Так, помнил что-то, урывками, но в данном случае былое воистину быльем поросло. - Я нас перемещу. Любым наземным транспортом отсюда туда слишком долго добираться, а в аэропорт мне не то, что нельзя - ну, меня.. понимаешь.. заржут.. - Джон смущенно потупился, отпустил подругу и чуть повёл огромными тёмными крыльями. Реакцию людей в аэропорте ему представлять и вовсе делалось страшно. Наверняка ведь с округлившимися глазами скажут, что он мог бы запросто и своим ходом долететь. - В общем, что брать. Там сейчас почти такая же снежная зима, хотя нынче вроде и не очень холодно. - и пусть прошлой зимой Николь вышеупомянутый мороз помехой совсем не стал, Джон всё равно решил о нём напомнить, ровно как и о существовании сугробов. - Так что, хоть какая-то тёплая одежда должна быть на всякий крайний. Бытовые мелочи типа зубной щетки, а остальное в целом не проблема... - вещал парень, попутно откопавший свою походную сумку. - Не считая каких-нибудь продуктов на первый вечер. В целом же, выходит всё сравнительно налегке.

Star Dust: "Мысли" Джона натолкнули меня на размышления на ту же тему - моя магия. Я уже успела понять, что у меня магия пробудилась несколько иначе, чем у него, но по мне, если честно, был предпочтительнее его вариант. Я бы отдала что угодно, лишь бы вещи не разлетались в руках, голова постоянно не болела, а тело не ломило, а зрение не прыгало, ведь из-за неполадок с одной силой у меня частично начались проблемы с другой, в частности, у меня периодически скакало зрение, стоило только использовать частицы, а это было неправильно. Теперь мне приходилось концентрироваться, чтобы, к примеру, играя с частицами видеть их снаружи, а не смотреть "изнутри" моей звездной пыли. Это сильно сбивало и напрягало, разрушало всякое удовольствие! А я ведь так любила иногда ночами особенно не напрягаясь формировать потоки частиц, которые обязательно появлялись стоило только уйти в медитацию для подпитки. Я страшно мучилась от этого, ведь еще в юности звездная пыль стала мне другой. Стоило мне открыть свой дар в 18 лет, как с тех пор почти каждую ночь я "играла" со своими силами. Это улучшало контроль, отвлекало меня от житейских проблем и, наконец, просто радовало и значительно поднимало настроение. А теперь что? Теперь я жутко страдала... Звездная пыль всегда была святым для меня, чем-то необыкновенным и единственно прекрасным, что произошло со мной за восемнадцать лет моей никчемной жизни. А теперь из-за этой ненавистной мне магии... О, я отдала бы что угодно, лишь бы скорее научиться контролировать новопроявившиеся способности. Я бы заперла их на замок и больше никогда не использовала! И хоть у меня не было никаких доказательств того, что получив желанный контроль мои частицы вновь начнут меня слушаться как положено, я все равно верила и надеялась на лучшее. Но хотела бы я окончательно запереть магические силы? Нет... Мне понравилось лечить, мне хотелось лечить. Наверное отчасти потому, что магией лечения я пользовалась через частицы... Я не была уверена, что это правильно, точнее я думаю, что существуют и другие техники лечения с помощью магии, но коль уж я называлась Зведной Пылью, и мои частицы были одушевленными частями моего тела (хотя я всегда больше представляла их как жильцов), то так было проще конкретно мне... Размышляя об этом, я не забывала засовывать майки и джинсы в черный походный рюкзак, который вечно болтался у меня пониже лопаток, при ходьбе шлепая по заднице. - Ты собралась на тот край США на мотоцикле ехать? Ну, флаг тебе в руки! Я швырнула в него кедом, второй отправился в рюкзак. Пожалуй, впервые за долгое время на моем лице появилась улыбка. - Ехидна! - показав язык, заявила я. Затем я снова глянула в рюкзак, о чем-то напряженно размышляя. Наконец, на всякий случай, я подошла к шкафу и достала из внутреннего кармана своей кожаной куртки паспорт, прихватив заодно с полки серую на вид теплую тостовку. Брать эту бесполезную книжецу или не брать? Кинув кофту поверх рюкзака, я раскрыла темно-синюю с золотым канадским гербом книжечку. Она открылась на странице, где стоял штамп вида на жительство в США. Я задумчиво посмотрела сквозь страницу. На меня вдруг нахлынули воспоминания из первых дней в школе Ксавье, как я говорила, что не смогу жить в Америке нелегально, а он обещал уладить вопрос с визой. Через несколько лет после истечения срока визы, Чарльз смог добиться для меня вида на жительство, а его мутантам давали ой как неохотно. И все же я была канадка, но моя родина, хоть и была прекрасна, хоть я и скучала по прекрасному контрасту природы, озер и небоскребов, с Канадой у меня было связано слишком много неприятного... Я вздрогнула, но уже не от воспоминаний. Просто Джон оказался рядом, и я блаженно улыбнулась, положив ладонь на его запястье. - Природа, говоришь? Чтож, я давно не была не природе... - с улыбкой в голосе, ответила я, параллельно попытавшись покопаться у него в голове на предмет места, но Айрен умел хранить тайны и устраивать сюрпризы. Каков нахал! Надо его за это наказать... И с этой мыслью я мягко извернулась в его руках, оказавшись лицом к лицу с вышеупомянутым "нахалом" и сама улыбаясь куда нахальнее, в наглую поцеловала Джона, стукнув по голове своим паспортом. - Перемещай-перемещай, - не удержавшись от очередной улыбки, заявила я, дернув его за несколько восстановившееся крыло. Да, реакцию людей в аэропорту я тоже могла себе представить. Глупые людишки, как им понять, что даже самый выносливый мутант не в состоянии с багажом лететь так далеко. Даже мне понадобился отдых во время своего путешествия из Канады в США, а я уж молчу о том, что мышцы в моем путешествии задействованы не были... - Ну, еду мы возьмем на кухне по дороге... - задумчиво сказала я, разворачиваясь в след отошедшему Джону. Настроение у меня и впрямь поползло вврех, несмотря на продолжающуюся зудящую головную боль. Я надеялась, что хоть на свежем воздухе мне будет полегче. Одеваться тепло, несмотря на погоду, я не собиралась. Разве что на ноги нужны были теплые сапоги, которые у меня как раз имелись и были чем-то похожи на русские валенки. Обувь на каблуке я не носила принципиально, потому что начинала ходить как корова на льду, а это не очень-то удобно, поверьте. Стоило Айрену найти свою сумку, как я, ужасно коварно ухмыльнувшись, решила, что теперь моя очередь обниматься, так что очень скоро он оказался в моих объятиях. Признаться честно, картина была смешная. С его спины я почти скрылась из вида за крыльями, а из-за разницы в росте я чувствовала себя просто мелкой козявкой, но это было так забавно, что я не выдержав тихонько захихикала ему в лопатки. Да, поездка обещает быть отличной...

Wanderer: - Грабить школьную столовую втихаря..? Ы-ы-ы... - Ворон так и представил себе эту картину, даже перестав на миг перебирать вещи. Обозлённая Джин, застукавшая его за сим наидостойнейшим занятием, как главная кухарка школы гневно отправляет ему вслед если не попавшуюся под руку сковороду, так по крайней мере добротную кастрюлю. В довершение еще вопль на пол школы: "Спасите, убива-ают!" И не кто иная, как сама заместительница Чарльза. Нет, что-то настроение с трудом поддавалось определению "серьёзного" (или это Николь случайно заразила), и парня выдавало не столько воображение, сколько сдавленное гыгыканье и подрагивающие из-за смеха плечи. Вот не мог он воспринимать эту рыжую нормально, слишком уж часто она при нём выдавала что-то такое, что адекватно комментировать удавалось далеко не всегда. Да и их отношения в рамки дружеских по прежнему совсем не попадали, так что ничто им не мешало с лёгкой совестью подкалывать друг друга. В пределах разумного, естественно. Так что та же утварь, скорее всего, на пол пути развернулась бы обратно, так и не достигнув изначально поставленной перед ней цели. Впрочем, если говорить уже без шуток, то вариантов было не так уж много - либо они совершают сей подвиг, либо кто-то из них предварительно идёт в магазин, либо закупаются уже на месте... но последний вариант под рассмотрение попадал в последнюю очередь. Слишком мало закоулков родного города Айрен помнил "в глаза", многое наверняка поменялось за столько-то лет. Столь дальняя телепортация, да еще и не в одиночку, сама по себе забирала много сил на себя, а из города дотуда пешком они не доберутся. Прыгать куда-то еще после первого скачка может оказаться уже нереально... По сему список автоматически сокращался до двух самых реализуемых пунктов, а так как в магазин идти обоим явно и банально было лень, остался последний - самый простой и, соответственно, занятный. - А паспорт возьми, мало ли, пригодится. Вряд ли, конечно, спросят, но лучше иметь при себе. - вспомнил Ворон о книжечке, которой его мстительно и так безнахально шлёпнули по макушке, стоило только наивно отвлечься на что-то молниеносное и приятное. Парень через плечо глянул на хихикающую девушку, тепло улыбнулся. Боги, она не представляет, как приятно видеть её вновь улыбающейся, смеющейся! В последнее время она была такая хмурая, грустная, еще и внесённый в способности дисбаланс приносил ей явные дискомфорт и мучения... с другой стороны, время для всех выдалось какое-то тяжелое. Выборочно складывая в сумку брюки, рубахи, кофты, кое-какие личные вещи, Джон вдруг припомнил и предложение вновь обретённого отца как-нибудь прибыть в гости в Трэнтон Мэнор, родовой замок в Ирландии... Но нет. Карлайл пока не представлял, как вообще этим людям в глаза смотреть, потому лучше это не ворошить. Может, в ближайшем времени всё разрядится и устаканится, да и отношения наладятся и ясны станут, а пока... пока нет. Не сейчас. Мысли привести в порядок всё же надо, но лучше не устраивать из этого проверок на "сдружатся-не сдружатся". А там, в мирной атмосфере, может, и Николь удастся наконец обуздать свою силу. Всё-таки свежий воздух и трели птиц не сравнить с городскими смогом и гомоном, редко утихающим и в пределах школы, разве что на ночь - и то, короткий перерыв получается. Может, по крайней мере головную боль реально объяснить и без вины в том всякой магии, да и унять, в общем-то, так же без её помощи. Сравнительно лёгкая одёжка и то, что Николь с собой взяла, парня так или иначе настораживало, но, похоже, с этой её особенностью придётся смириться. Пусть он даже со связывающей их нитью не представлял, как это - в мороз да не холодно. Как теплолюбивое создание и не поверил бы, если б не узрел своими глазами сие не поддающееся логическому объяснению чудо еще в прошлой зимой. Но ладно, главное, чтобы ей в самом деле так было хорошо. Джон мысленно перебрал в уме взятое, решил, что всё, застегнул молнию дорожной сумки. Не переступая с места глянул в угол, на свою добрую подругу-гитару, подумал... решил, что и не первой важности вещь, и старую родня вряд ли просто так выкинула... зачем тогда?.. - Ну-с.. пойдём на прощальный штурм? - заговорщическим голосом сказал Джон, как можно более осторожнее вывернувшись и обернувшись, чтобы и случайно не лишить Николь равновесия. А не сбить что-то или кого-то крылом, в общем-то, было порой крайне трудно. Всё-таки сильно преображалась она, когда на её личике играла лучезарная улыбка, а сама была весёлая. Айрен не удержался, ласково поцеловав ту, негромко сказал: - Сияешь как звезда предрассветная. Почаще улыбайся, тебе очень даже идёт. И, закинув сумку на плечо, кивнул на дверь, в направлении которой и пошел. /кухня/



полная версия страницы