Форум » Школа Ксавьера » Кабинет Профессора 0.7 » Ответить

Кабинет Профессора 0.7

Lady Deathstrike: Сердце школы – кабинет профессора Ксавье. Здесь мутанты могут получить самый ценный совет, задать интересующие их вопросы и получить на них ответы. Кабинет открыт для каждого, кому необходимо поделиться своими проблемами, найти решение и выход из самых трудных ситуаций. Профессор никогда не оставит ни одного мутанта без помощи, если тот в ней нуждается, всегда поможет найти правильный путь.

Ответов - 66, стр: 1 2 3 All

Wanderer: \Комната Джона и Николь\ Ворон сумел лишь улыбнуться на заявление Николь касательно того, что он "вернулся". В принципе, ему самому эта ментальная связь к обыденной зоркости мало что добавляла, разве что возможность чувствовать девушку на расстоянии, острее в общем смысле, и мысленно с ней разговаривать. С учётом, что своё собственное подобие "телепатии" у него по крайней мере наличествовало и он пытался его по возможности развивать, то, скорее, это для неё она в какой-то степени мир переворачивала. Пусть и не целиком, но давая возможность видеть одного человека почти насквозь... А ведь он вновь её не предупредил и она даже не стала возражать, наоборот... По правде говоря, Джон не хотел сейчас уже заострять на этом внимание, но по пути к кабинету постарался успокоить, чтобы себя не винила и не изводила - хотябы из-за того, в чём в самом деле была не виновата. Это скорее уж ему надо было извиняться, что, не подумав, вынудил её собственную силу применить... Голову сейчас занимало всякое. Заявление Джины его очень обеспокоило и где-то даже напугало. Это как же получается?.. Ворон еще вчера вечером видел Чарльза, более того - случайно вогнал того в донельзя удивленное состояние, когда ни с того, ни с сего ввалился в кабинет абсолютно пьяный, что-то второпях запинаясь рассказал и спросил и, не услышав в ответ нужной информации, зато отменно получив по голове ненужной, даже до конца не дослушав последние напутствия, перенёсся к Кридам, где уже и окончательно свалился общими усилиями виски и перенапряжения, напугав позже самого вернувшегося Крида с Лин. Сейчас Страннику было откровенно стыдно за своё недостойное заместителя "вечернее явление" директору, с другой же стороны он отлично понимал, что и не додумался бы справиться о настроении и самочувствии оного, когда голову занимали преимущественно мысли "что случилось с настоящей Амандой?" и хмельной туман. Сейчас же стало ясно, почему и Хенк в три часа ночи не спал. Джон в какой-то момент дёрнулся и чуть не споткнулся на месте, потому как на душе вдруг похолодело. Он не хотел думать, что накануне сам стал той причиной, которая Ксавьера и добила... В кабинет Джон незаметно так вошел примерно в тот момент, когда один из уже находящихся тут начал рассказ о себе. Парень, не проходя дальше, пропустил вперёд подругу и прикрыл следом дверь, а сам встал у шкафа, чуть поведя здоровым крылом. Слушая. Судя по несколько вытянутым лицам немногочисленных пришедших (из которых он сам знал только Джину, остальных от силы мог видеть в коридорах школы пару раз), этот одарённый, на первый взгляд довольно странно одетый и не совсем опрятно выглядевший, для всех стал довольно-таки большой неожиданностью - уже хотябы тем, что явился "на приём" не совсем вовремя. В глаза музыканта бросилась гитара, которой пришедший тоже уделял в течении разговора определённое значение, но всё же, Ворон основное внимание обратил конкретно на самого пришедшего, оценивая и прислушиваясь к себе, даже от Николь в какой-то момент словно оградившись. Раз уж так приключилось, он хотел всё понять чётко. Ворон не был телепатом в прямом смысле слова, но он, как и Феникс, мог видеть людей насквозь. Просто несколько иначе, возможно, даже чётче - если от телепатии можно было оградиться, то эмпатию было довольно сложно как-либо обмануть. Он почти сразу безошибочно опознал в нём в каком-то смысле собрата - и в плане одной-конкретной способности, и по духу, даже без рассказа самого одарённого. Настроение и общее состояние - словно бы весьма усталое, вымотанное - Странника не порадовали, но по крайней мере он был убеждён в том, что этот человек говорит правду, хотя помощь ему в самом деле нужна. В первую очередь моральная. В целом же, отношение Айрена к нему за какие-то секунды сменилось с удивлённо-настороженного на доверительно-уважительные. Человек явно не всё сказал, но своим способностям и интуиции крылатый доверял зачастую больше, чем чужим словам. - Место под небом определённо найдётся. - вполне добродушно отозвался парень, откинув пока что серьёзность. Только с Фениксом бегло переглянулся, как бы говоря - погоди-ка встревать, доверять ему можно. Услышать его она должна была. Он же надеялся, что после они не разругаются с ней за его болтливость и "открытость", но что-то утаивать он сейчас не видел смысла. А этот одарённый, мало ли, мог в чём-то помочь? Но за открытость и доверие отвечают в первую очередь тем же, а этот незнакомец чуть ли не с поднятыми руками пришел, показывая своё собственное отношение и расположение. - В любом случае, никто не станет вас отсюда выгонять или прогонять, или что-то требовать взамен за оказанную помощь, предоставленный кров. Но, как вы сами и просили, буду с вами честен - в Школе сейчас не самые радужные времена и вы попали прямиком на собрание по этому поводу. - грустно усмехнувшись, парень оглядел помещение и, не найдя более свободных кресел, решил нахально занять попавшийся на глаза диван, куда и потянул следом подругу - он понимал, что ей в многолюдных местах не очень-то уютно чувствуется, но придётся немного потерпеть. А так хоть никто довести её не сумеет, да и сама никуда от него не денется. А диван... ну не стоять же у шкафа всё собрание, ожидая, пока, мало ли, кто-то второпях вошедший случайно прихлопнет тебя дверью?! Парень еще какой-то момент поизучал проницательным взглядом сотоварища-гитариста и спокойно спросил, пытаясь разрядить обстановку. - Как ваше имя? Давайте уж знакомиться, посидите с нами, послушаете, может, тоже чего-нибудь подскажете или выскажете какие-то догадки. Моё имя - Джон Айрен, или просто Ворон. Я здесь преподаватель музыки и заместитель командира команды. О последней тоже почти наверняка чуть позже речь пойдёт... - еще один косой вопросительный взгляд на Феникса, которая являлась заместителем Чарльза: "Я прав ведь, да?" - ...так что, вот. Крылатый чуть подался вперёд, сложив руки на коленях, и обратился уже напрямик к Фениксу. Негусто, конечно, преподавателей и "старших" собралось - выходные все разом взяли, чтоли? И Роса, как назло, не было... - но что-то ему подсказывало, что в ближайшем часу количество находившихся здесь не сильно увеличится. - Джин, что произошло? Подробно и по порядку. - и хоть между двумя замами в обычное, спокойное время шла неприметная холодная война, спросил уже напрямик Джон, обеспокоенно сверкнув ясно-голубыми глазами, вдруг резко став серьёзным и отбросив всякие глупости на последний план. Поорать друг на друга и после собрания успеют. Про себя он добавил: - Просто мне тоже есть, что рассказать, но пока не знаю, как сильно это затрагивает вопросы, которые ты сама хотела затронуть сейчас." "- Забавно, конечно, получилось. - мысленно сказал Джон уже Звёздной, заранее оградившись от телепатии Феникса. Не из-за того, что что-то особо секретное, просто самому не нравилось, когда копались в голове и подслушивали разговоры. А имел в виду он "новичка" - по первому впечатлению, тот ненамного старше его самого был. - Грустно. По правде говоря, если это и можно назвать собранием, то присутствовать на нём он не должен, да и вряд ли ему это приятно. Но мне почему-то кажется, что он тут всё-таки не лишний, раз уж на том сошлась судьба. Ты сама-то как?" - осторожно поинтересовался парень, чувствуя, что её способности ей в последнее время немного докучают примерно так же, как та залеченная рана, и их применение в этом плане лучше ситуацию не сделало. * По просьбе наблюдающих и играющих прописываю очерёдность. Phoenix, Cable, Mirage, Crow, Wanderer, Star Dust. Следующая пишет Star Dust. Iceman - пиши вне очереди, как будет возможность. Долго "молчащих" без объяснений игроков будем пропускать, чтобы не тянуть (ибо уже немного затянули).

Star Dust: /Комната Джона и Николь/ Шла я в сторону кабинета Ксавье как на казнь. С каждым шагом я становилась все угрюмее. Внутри меня боролись противоречивые чувства, но рефлексы и выработанные годами привычки брали свое, хоть я и активно сопротивлялась ради Ворона. В итоге, когда мы вошли, лицо у меня было угрюмо-свирепым и от меня волнами исходил негатив. Я сурово зыркнула на присутствующих в кабинете профессора и с тяжестью на сердце отметила, что Чарльза и впрямь нет. Мне было больно осознавать, что с человеком, заменившим мне отца, что-то случилось. Захотелось развернуться и уйти туда, куда его положили, да так там и остаться, но я прекрасно осознавала, что от меня куда больше пользы здесь рядом с Вороном. Но, черт возьми, как же я ненавидела все эти совещания! От восстановившейся связи между мной и Джоном у меня с непривычки на миг закружилась голова. Мне стоило огромного труда разделить свои мысли и его. Только сейчас я поняла насколько это было легко раньше, с опытом. Я даже когда-то жалела, что природа не одарила меня дарами телепатов и эмпатов. Хотя... Нет уж. Сходить с ума не самое приятное, теряться и копаться в чужих головах - тоже. Мои способности тоже могли свести с ума кого угодно - попробуй уследи за миллиардами микроскопических частиц, да еще и смотри сквозь них на мир на микро уровне - но я все равно их обожала. Возможно на это как-то влияла генетика или особенность моего гена-икс, но у меня совершенно не кружилась голова от мельтешения "звездной пыли", не болели глаза, их свет меня завораживал так, как ни завораживал никого другого. Порой я совершенно не ощущала себя человеком с обычными человеческими потребностями, такими как, например, сон и еда. Все что мне было нужно - это лунный свет. Даже необходимости в тепле совершенно не было. Но, наверное, такие странности нормальны для мутанта... Состояние и мысли Джона (когда я наконец-то разобралась в них) меня несколько тревожили. Пришлось ободряще взять его за руку и направить все душевное тепло, какое у меня только было в запасе. Да, он как и я, многое пережил. Это очередное доказательство того, что нам нельзя расставаться. Просто категорически, это опасно для наших же жизней. Мы оба слишком склонны к драматизму и максимализму, наверное это все наш возраст... "Даже не думай на себя вину вешать." Мы вошли как раз, чтобы услышать "трагичную" речь незнакомца, ищущего убежища. Я даже задержалась на пороге, чтобы послушать его. Слава Богу, он стоял ко мне спиной, слишком занятый своими пылкими речами, чтобы заметить как в моих глазах рождались искры насмешки. Меня откровенно забавляло с каким театральным трагизмом все было изложено, а главное, публики было более, чем достаточно. Но Ворону, к моему удивлению (Хотя чему тут удивляться? Эмпаты...) он явно пришелся по душе. Я тихо фыркнула, поборов желание подцепить парня парой едких фраз. Мне никогда не понять таких вот открытых экземпляров, которые с порога не разобравшись ктотут главный спешат излить душу и сообщить о том, как им хреново. Обычно таким и вполовину не хреново, а они сами себя так же пылко и театрально накручивают. Но это было мое сугубо личное мнение, которым я волей не волей поделилась сейчас с Джоном и, возможно, Феникс, хотя с последней категорически не хотела. Телепаты, эмпаты... Кошмар! Интересно, а остальные тоже какие-нибудь -паты? Я нахмурилась. Мне безумно захотелось воздвигнуть ментальный щит из частиц, но он бы, увы, немедленно обрубил бы связь с Джоном, да и зудящая боль в грудной клетке обещала, что использование собственных способностей без подзарядки сейчас может довести до крови. Я в очередной раз поразилась добродушию и открытости Ворона по отношению к людям посторонним, да что там, вообще к любым людям. Как я ни старалась, я не могла. От меня волнами исходила неприязнь ко всему, что движется, которыми когда-то я задевала и Джона. Но я ничего не могла с собой поделать. На диван я так и не села: сочла картину сидящих в креслах по кругу и так достаточно комичной, чтобы присоединяться к ним. Мне это все напомнило круглый стол короля Артура и его верных рыцарей, что в наше время тоже было весьма комично. И пускай тема сбора и ситуация вообще была далека от веселой, мое сознание упорно прикрывало боль, связанную с Ксавье и с Джоном, а так же все те ужасы, с которыми я вернулась из своей "поездки", иронией и насмешкой над окружающими. Однако, я их не знала, а повода кидаться на них мне пока не дали. Да и на диване теперь сидел один большой крылатый антиповод кидаться на незнакомых, так что я попросту подошла к окну, но, вопреки своему горячему желанию развернуться ко всем, пардон, задними карманами джинс, я встала лицом и нахмурила темные брови. Несмотря ни на что, представляться я не собиралась. Не в моих правилах сообщать собственное имя, не зная имен незнакомцев, так что я молчала. А может мне вообще не стоит представляться? Грей меня знает, Джонатан и подавно ("Еще бы!" - мысленно хихикнула я, сдерживаясь от внешней улыбки), а остальным знать не обязательно. Если они, конечно, не спросят... "Ты хочешь рассказать Грей о своих "приключениях"?" - несколько изумленно, в ответ на реплику посланную даже не мне, мысленно поинтересовалась я. "Ты знаешь мое мнение. Он слишком ненатуральный на мой взгляд. Хотя, тебе виднее... лично я считаю его подозрительным и делиться с ним не собираюсь, хоть он тут исповедь прочтет," - несколько сурово поделилась я, зная, что Ворону такой ответ, да и все мои мысли не понравятся. Они ему никогда не нравились... Но я ничего не могла с собой поделать. Люди мне не нравились. "Боль терпимая... И лимит еще не достигнут, но если такая погода и дальше будет сохраняться, то мне придется съездить за пределы города, поискать не такие затуманенные места," - осторожно добавила я, ощущая, как неприятный зуд в грудной клетке напомнил о себе. Интересно, Джон говорил об амулете и его возможностях, но я никогда толком им не пользовалась... Амулет Максимы - моего первого возлюбленного - висел у меня на шее все это время, содержа в себе силы великого воина, а, если вспомнить каким он был, то можно понять, что силы там не маленькие... Ворон упомянул еще и то, что ввиду моей с амулетом связи, пользоваться его возможностями могу только я, но вопрос теперь состоял в том, могу ли я пользоваться ими намеренно? Смогу ли я привести в действие амулет самостоятельно? Это было интересно и этим стоило заняться, но только не сейчас. Я выжидательно, с неприкрытым раздражением, уставилась на Феникс, сверля ее серебрянными глазами, в ожидании пояснений. Передаю эстафету Phoenix =)

White Queen: Возможно, это был немного неуместный и эгоистичный поступок, но Эмма просто устала от педагогической деятельности, и ей было необходимо хорошенько отдохнуть, понежиться под теплыми лучами солнца на далеких островах, выпить десятки (если не сотни) бокалов "Маргариты", пофлиртовать с загорелыми красавцами, в общем, провести неделю-другую в своеобразном отпуске. Да, мисс Фрост понимала, что кто-то из ее коллег или учеников мог решить, что она подлейшим образом сбежала, сбросив всю ответственность на других... Но ей было, по большому счету, все равно, потому что для Эммы, несмотря на все изменения, произошедшие с ней в года, проведенные в гнездышке Ксавье, собственное удовольствие было превыше всего. Да, спасение мира было чрезвычайно важным, как и борьба за права мутантов, но в светлой головке Белой Королевы оно занимало только второе место. Но все же, согласитесь, даже сия позиция очень и очень почетна. ''Надеюсь, что Чарльз будет не сильно возмущаться, когда я заявлюсь к нему после своего импровизированного отпуска. В конце концов, тварь я дрожащая или право имею? И никак иначе, как бы жестоко это не звучало!'' Поэтому, направляясь прямо в кабинет начальства (если честно, Эмма считала Ксавье в большей степени равным себе, нежели кем-то привилегированным, но у нее просто не было выбора, так как лишние конфликты были нежелательны, отчего приходилась пускать пыль в глаза своим коллегам, показывая, что она такая же послушная как и они), Эмма уже точно знала, что именно она будет говорить, если у Чарльза возникнут вопросы. Однако мисс Фрост не сомневалась, что все пройдет тихо и мирно: вопросов не будет, а значит и ответы не потребуются. Но все же, вышагивая модельной походкой по коридору, Эмма чувствовала, что что-то было не так. Атмосфера, некогда беззаботная и уютная, буквально удручала, давила, нагоняла тревогу и заставляла насторожиться. Телепатия, как ни крути, откладывала отпечаток на мировосприятии, и Эмма готова была поклясться своей грудью (поверьте, эта клятва для нее была серьезнее всякой другой), что ничего хорошего ей ждать не стоит. И дело было не в претензиях по поводу ее отсутствия, нет. Очагом этого дискомфорта было нечто более страшное, необычное и непредсказуемое. И почему Фрост совсем не хотелось разбираться в этом, но выбора у нее не было. "Ненавижу, когда у меня так гудит голова. Не могу заглушить этот чертов фон... Что же здесь случилось? Или что случится?!" Отворив дверь кабинета профессора, Эмма застала довольно интересную картину. Джина, Даниэль, Николь и еще некоторое количество личностей что-то обсуждали. Это явно походило на какое-то собрание, причем, далеко не самое приятное. Фрост была уверена, что речь шла именно о том, что так встревожило ее сразу после возвращения. Но если Эмма не могла понять в чем именно причина и найти хоть какое-то логическое объяснение своему предчувствию, то у находящихся здесь мутантов, по всей видимости, были какие-то догадки или даже факты. И Фрост решила, что не стоит дальше мучить себя любопытством, нужно было действовать, и чем быстрее, тем лучше. - Добрый день, - учтиво произнесла Белая Королева, проходя практически в центр комнаты. Да, самовлюбленность Эммы проявлялась во всех ее поступках без исключения: мисс Фрост предпочитала всегда быть в центре внимания, и сейчас, не отдавая себе отчета, она вновь заняла такое место в кабинете, чтобы абсолютно каждый обратил на нее внимание. Конечно, никакого злого или коварного умысла в этом не было, просто привычка, пусть и в какой-то мере вредная. - Я смотрю, у вас тут вечеринка наметилась, а меня не пригласили. Джина, я от тебя такого не ожидала и всегда считала своей подругой. Эмма улыбнулась, как бы намекая, что это была шутка, хотя, крайне неуместная. Даже Фрост почувствовала, что в такой накаленной обстановке каждое лишнее слово становится во много раз тяжелее, отчего даже легкая ирония в мгновение обратилась в какую-то вязкую неосязаемую субстанцию, повисшую в воздухе. - Ладно, не буду дурачиться, лучше спрошу в лоб, - Эмма заглянула в глаза мисс Грей, подчеркивая всю серьезность своего вопроса. - Здесь воздух гудит, как будто только что в этом комнате расстреляли толпу детей. Я же чувствую, что что-то не так, случилось нечто неприятное, это очевидное. Да и головы у вас забиты какими-то проблемами, причем они так сильно заботят вас, что я даже не проникая в них чувствую дискомфорт. Не думала я, что мое возвращение будет таким... неприятным для меня. Но все же, я заинтригована. Белая Королева направилась к столу, а затем по-кошачьему ловко и грациозно разместилась на его поверхности, свесив ноги. Эмму действительно заботило все, что случилось в ее отсутствие, особенно если учесть тот факт, что произошедшее было крайне неприятным.

Phoenix: Папка с документами подлетела к девушке, стоило той только о ней подумать. Открыв ее, Джина принялась капаться в документах, стараясь разобраться в происшествиях последнего месяца. Вроде бы и ничего особенного, но если обратить внимание на детали, узнаешь, что не все так просто. И эти внезапные поломки, пропажи, болезни. Все это тогда не выглядело столь ужасно, но сейчас…Найти себе место от переживаний девушка уже не могла. Слишком уж все явно, слишком запутанно. Стоило лишь отвлечься на свои проблемы, как сразу же выплывают такие мелочи, которые приводят к непоправимым ошибкам. Если бы..Да уж, не стоит думать, что могло бы быть, если бы они раньше среагировали. Ну что поделать, время назад не вернешь. К сожалению это было не возможно, да и смысла особого не было. Все равно без доказательств они ничего бы не заметили. Джина покачала головой, раскладывая на журнальном столике папки с бумагами, вдруг кто захочет почитать. Впрочем, скоро все соберутся, и можно будет обсудить. Она устала облокотилась на спинку кресла, прикрывая на мгновение глаза. Ее мучило.. Не только проблемы школы, но беспокоили еще и свои внезапные «вспышки» чужого «я». Все чаще и чаще ее разум погружался в стояние сна, а на поверхность выныривала другая она… Совсем чужая и опасная. Оставалось лишь гадать, что она может сделать. Но все это было второстепенно, сейчас другие проблемы. И уж как с ними разберутся, можно будет устроить себе небольшой отпуск. Только..Только бы с Профессором было бы все хорошо. -Натан, Здравствуй. Я рада, что ты откликнулся так быстро, - Джина попыталась улыбнуться, но это выходило у нее из рук вон плохо. Девушка показала рукой на кресло рядом, куда мужчина после небольшой заминки и опустился.- Скоро все подойдут, надеюсь, мы сможем быстро сориентироваться. Натан..Как странно. Если оглядываться назад, куда-нибудь в другую альтернативную реальность, именно она бы стала его мачехой. Но жизнь сделала другой виток, и сейчас они просто сидят рядом и улыбаются друг другу как два совершенно чужих друг другу человека. Наверное, матушка судьба специально все это сделала, давая Фениксу прожить другую жизнь. Познать себя, попробовать что-то новое…Джина ободряюще посмотрела на Даниэль, что вошла практически следом за Натаном, и обратила свой взгляд на парня. Новенький? Сейчас он не понимал, насколько не вовремя пришел. Хотя здесь всегда были рады мутантам, но прямо из огня да в полымя…Та еще радость. Лишь задал он свой вопрос про Ксавьера, как сердце Грей сжалось в болезненный комок, а глаза заблестели. Все же все до конца не понимали, насколько сложно все это было для нее. Теперь вся ответственность ложилась на ее хрупкие плечи. И точно уж не знали, как она устала..Сколько уже девушка дней не спала? Под глазами залегли темные круги, а волосы были немного растрепаны, показывая на сколько девушка на самом деле умоталась. Да, было желание прям сейчас прилечь, забыться спасительным сном. Но не будем об этом, в любом случае было не время, да и не место. Да и компания подобралась на диво разношерстная. - Профессора сейчас нет на месте. За него я. Джина Грей, очень приятно, - кивнув ему, она стала всматриваться в черты лица мутанта. По мере рассказа парня, девушка становилась все задумчивее и задумчивее, она ненавязчиво читала его мысли, стараясь не быть обнаруженной, но и не показывая своего расположения. Сейчас она относилась ко всем настороженно. Но все же, этот малый вызывал в ней пока только положительные эмоции. Хотя девушка была весьма удивлена и поражена открытости парня. Она бы не смогла вот так прийти к незнакомым мутантам, не спросив, что тут собственно происходит и с порога начать повествование о своей жизни и волнующих ее душу проблемах. Но в любом случае здесь ему помогут и примут таким, какой он есть. Ведь эта школа создана для всех, какими бы эти «все» не были бы. В самый пик истории как раз и пришел еще один заместитель. Становится весьма интересно? Два заместителя в одном месте, вечная война двух фронтов. Только уж в этот раз не хотелось вести никаких военный действий, а заключить мирный договор. Пакт о ненападении. Усмехнувшись своим мыслям, девушка глубоко вздохнула. Феникс лишь кивнула Джону, показывая, что не против этого малого. И сама уже поняла, что тут все в порядке. Так же и не стала комментировать и влезать в разговор Ворона и..Эрика? Так, кажется. В мыслях сквозило это имя, значит скорее всего так его и звали. И все же, все же Джина не дотягивала до уровня Чарльза, тот мог бы это определить за считанные секунды, а ей же теперь потребуется подтверждение своих догадок. Я готова тебя выслушать после, думаю, нам есть о чем поговорить. Сейчас же..Остался еще один человек..И Джон..Знал бы ты, как я устала.. По ее взгляду он и сам бы все понял. Джина немного поморщилась, чувствуя негатив направленный на нее. С сожалению, есть некоторые моменты ее сил, которые она просто не могла отодвинуть на задний план и они вечно лезли не в свое дело. Девушка старалась не слышать лишнего, и уж тем более не подслушивая. Но столь открытый негатив…Пришлось пропустить все через себя, сейчас уже не столь важно. А вот мадам, что явилась самой последней, удивила ее просто до глубины души и заставила улыбнуться, не смотря на трагичность момента. -Эмма, милая. Ты как всегда вовремя. Уж и не думала, что ты притащишь сюда свою за.. себя так быстро, - наконец, девушка поднялась из кресла, подходя к столу, который уже подпирала Фрост. Она положила ладонь на ее плечо, слегка сжав. –Да, я собрала вас здесь не просто так,- Джина встала за стол, пока что не садясь. Так она лучше всех видела. Вот же жизнь ей подкинула..Как на зло, или на радость? Тут собрались почти одни телепаты. Давно она не видела на таком маленьком клочке земли столько мутантов телепатов. -Итак, в школе возникли проблемы. Начнем с самого начала,- она обвела взглядом собравшихся, задерживая ненадолго свой взгляд на Джоне, словно отвечая на возникшие сразу же вопросы.- Неделю назад Профессор начал жаловаться на головные боли и общую усталость. Тогда все списывали на огромное количество работы и личных бесед с новичками. Мутантов за прошедший месяц действительно прибавилось. По мере моих сил я помогала Ксавьеру, заменяя его где-то, а где-то и проводя беседы с ним. Но вчера ночью ему стало плохо, и мне пришлось провести всю ночь с ним рядом, чтобы фиксировать изменения его здоровья. А сегодня с утра..Пропал Церебро. Как это произошло, не спрашивайте, я не знаю. Просто он исчез. А Чарльзу стало в это ночь совсем плохо, он так и не смог ответить мне на вопрос о том, куда пропал наш ценный аппарат. Он еще и не пускает меня в свою голову, так что с этой стороны тоже глухо… Джина вновь и вновь переживала прошедшую неделю, стараясь зацепиться за малейшие нюансы, которые могли бы навести ее на мысли о странностях или иных моментах. Но тщетно. Разум не подкидывал никаких идеей. – Нам необходимо срочно что-то решить и делать, сидеть сложа руки времени нет. Скорее всего в школе завелся чужой. Не мог никто прийти из вне.

Wolverine: Друзья, отписывайтесь пока в ответ на сообщение Феникс в произвольном порядке по 1 посту. Не задерживайте сюжет. И постарайтесь прийти к какому-то решению.

Crow: Эрик между тем напоминал того самого человека которому не пристало удивляться тому, что у вошедшего были крылья, да нет, почему же надо кричать и орать что-то очень непонятное. Вот только его слова дают эффект такой, что Кроу улыбается и прикрывает тонкими пальцами улыбку. Когда крылатый закончил говорить, то он приподнялся и заметил, что помимо странного человека от которого веяло чем-то знакомым, тут были ещё две девушки. Не укрылось от пернатого теневика и то, что одна из них явно не была рада ему, ещё одну он изменил, таким образом, что соль упавшая на язык. Горько и противно видеть, как ты меняешь мир этих людей одним лишь упоминанием, но уже из слов он понимает, что попал не тогда, когда следовало бы, чтобы найти, то самое успокоение. Он ждал, когда все закончат. Перебивать или мешать говорить он не мог, попросту вежливость, вбитая ещё отцом, который уже много лет как покоился в могиле и ждал, что когда-нибудь на его могилу придут. Драйвен-младший был там и принёс с собой тихий запах кладбища сюда в этот дом, где и без него хватало проблем. На какой-то миг, Эрику даже показалось, что взяться за ручку и уйти было бы легче, но он уже не мог сойти с места. - Джон Айрен. – спокойное выделение его из ряда находившихся тут мутантов. – Я вижу, что мы родичи, и кажется по далёкой птичьей линии. Наши гнёзда возможно были по соседству. Я также прозываюсь Вороном, но у меня нету таких крыл, я попросту взял себе это прозвище в честь питомца который вёл меня одно время. Я рад, что место под небесами будет и для меня. – улыбка и склоняет голову в лёгком и вежливом кивке-поклоне. Чёрные глаза находят глаза Джины, и он встречает её взгляд, чувствуя от всех в комнате тонкую ауру чувств и гамму настроений. – Джина Грей, исходя из того, что я слышу я пришёл не в добрый час, но я думаю, что я могу быть полезным вам. Простите мне мою грубость, совсем одичал на своей крыше. Меня зовут Эрик Драйвен, я не стану в очередной раз говорить слышали вы моё имя или нет, ибо там хватало шума, я просто протяну вам руку помощи. – говорил он спокойно и улыбался, даже глядя в глаза Звёздной от которой тянуло лёгким запахом похожим на недоверие или по крайней мере не понимание его мотивов. Это ничего, от половины людей чувствами тянет такими, что порой жалеешь, что никто не изобрел душа для эмпатов. Специальный такой душ, помылся там и никаких тебе осязаний подобно нити паука, который вечно в тревожном сне на паутине осел. Ах, каким был бы прекрасным мир, если бы все чувствовали, лишь тепло и добро, но, увы, это была суровая реальность. Эрик составлял себе картину происходящего. Профессор Ксавье был очень болен и, по всей видимости, его болезнь не из тех, что лечат по принципу, чай с малинкой, горчичник на спину и встал. Плюс упомянули какой-то Церебро, что это такое Драйвен не смог бы понял, но мог бы понять только по грусти и печали в голосе Джины, что это очень важная вещь и что найти её было бы очень необходимо. Плюс он с трудом понимал ещё, что значит, не пускает в голову. Мысль о том, что эта девушка спокойно и запросто читает его мысли, копается в архивах его мозга и попросту смотрит, что он делал во времена всей своей жизни, немного насторожила. Как страшно осознавать, что ты не можешь помогать всегда, и способности Эрика тут не могли помочь никаким образом. Всё что он умел, немного философствовать, ведь он был когда-то очень начитанным и образованным в университете студентом, который он закончил и составлял при этом достаточно серьёзную оппозицию преподавателям. Также он умел очень хорошо играть на гитаре от детских песенок, до самого тяжелого металла про адского террориста, который восстал из ада и зарезал своих родителей. Шутка конечно, но было время, когда Драйвен играл и такое, ради денег и гонорара. Он даже не знал, как надо обращаться с тем или иным прибором, а если в этой школе есть ещё и дети и надо будет помогать с ними, управляться, то это боюсь, для Эрика было самым близким. В том понимании, что касалось опыта жизненного и обучения нормальным нормам жизни, это он мог хорошо. Но вот если бы его поставили преподавать какой-то определённый предмет, в котором он плохо понимал, он бы его выучил и рассказал бы детям, беда в том, что дети бы этого не поняли. Такова была черта Эрика, он отлично умел многие вещи, но вот много осталось в пробелах. Если говорить о том, что Драйвен ещё неплохо готовил, то, пожалуй, он мог бы заикнуться об этом или о музыке, но от них все ещё веяло каким-то чувством похожим на нейтральный ветер. Надо было сделать первый шаг в их сторону и нормально показать себя. - Если общество позволит, то я как сторона, пришедшая только что, возьму право голоса первым. Можете не стараться мне говорит о том, что я все равно не понимаю, что вы имеете ввиду, я чувствую, что от вас разит осенней печалью, как от листьев, которые доживают свой срок осенью. Я не так хорошо понимаю, что у вас произошло, кроме того, что похищена очень ценная вещь Церебро и профессор Чарльз Ксавье очень болен, даже крайне, но я могу предложить вам свою руку и свою гитару, поскольку шпаги уже лет сто с лишним вышли из моды. Я предложил бы вам начать поиски среди не только недавно пришедших студентов, это было бы слишком просто чтобы найти того, кто может быть причастен, но и проверить тех, кто у вас так сказать, долгий срок. Я не знаю мотива, но логика подсказывает мне, что это может быть кто угодно из старших студентов, которых вы хорошо знаете. – Драйвен замолчал и вздохнул. – Я говорю слишком много, да? Я просто излагаю свои мысли так, как им было бы легче себя найти. - тихий и застенчивый вопрос скромного молодого мужчины. Он стоял посреди них, странный, разукрашенный вообще непонятно из каких соображений, но предлагающий дельные идеи. Он хотел помочь этим людям, которые уже помогли многим таким, как он и помогли бы ему. В частности с Крылатым он был уверен в единодушии, а остальные, не все в мире владеют даром эмпатии и не каждому дано видеть шестым чувством. Поющие ноты не давали покоя и он подняв гитару, закинул ремень за спину, отправляя её по скользящей на своё место у бёдер. Как интересно было стоять так посреди людей и слушать их состояние. В голове играла старая добрая музыка, которая так была уместна к ситуации. - There in the middle of the people. He stands seeing, feeling. With just a wave of a strong right hand he's gone to the temple of the king. – и правда посреди людей он стоял и ждал когда же, он сможет войти в Храм Короля, правда он был аллегорией, но был и существовал. - Я не знаю, поверите ли вы мне или нет, но я хочу сказать вам одно. Маленькие вещи в нашей жизни обычно не сразу заметны для тех, кто смотрит на них с высоты нашего роста. Но они так, же важны, как и большие. Поверьте тому, кто испытал эту поговорку в худшем её смысле, на себе. Поверьте, мелочей нет. – спокойный голос и говорит он нормально, так как говорил бы это кому-то ещё из своих школьных друзей. Если бы те не ушли или не сказали фразы «Эрик, кончай гнуть пафос.» может быть его слова бы как-то повлияли на них, но он остался один и эти люди, не родные по крови, быть может, будут готовы принять его к себе. В мире есть те случаи, когда родные узы не дают такой любви, какую дают узы двух людей связавших себя не кровью, а духовными узами любви и заботами. Кровь – ничто, сила духа – всё.



полная версия страницы