Форум » Остальные страны и другие миры » Египет [Аравийская пустыня] 0.2 » Ответить

Египет [Аравийская пустыня] 0.2

Cassie Hack: Пустыня, находящаяся на территории Египта, северо-восточная часть Сахары, переходит в Нубийскую пустыню, расположена между Нилом и Красным морем. Обширные пространства Аравийской пустыни заняты движущимися барханами, песчаными массивами, а в центральной её части наблюдаются выходы коренных пород. Большая часть территории абсолютно необитаема из-за частых песчаных и пыльных бурь, а также сильных ветров, малого количества осадков, высоких температур.

Ответов - 25

Herbert West: Продвигаться по тоннелю было более приятно, нежели сидеть в сыром каземате. Вот такая ирония судьбы получилась и обрушилась на голову всех попавших в этот мир, одаренных и простых смертных. Хотя по поводу наличия простых смертных Уэст мог и поспорить, разве что только Саммерс, но и тот даст фору любому мутанту или экстраординарному человеку, такова уж она армия США, вот только потом мутант нагонит и вернет все сполна лейтенанту. Как бы то ни было никаких препятствий на своем пути они не обнаружили, значит ход был действительно путем на свободу, пусть только и половиной общего плана, а не очередной ловушкой, на которые как правило изобиловали новые миры – того и гляди с потолка к ногам упадет чей-то скелет, одного из неудачных «искателей приключений», а потом по списку почти всех казней Египетских, недаром библию писали те, кто жил в то время, когда все знакомые человечеству ловушки в позднее археологических объектах строились. Блуждать долго не пришлось и это радовало, так как болтовня паренька начинала утомлять, а постоянно находиться в замкнутом пространстве на неизвестной глубине, или скорее в неизвестном направлении идти, - не самое приятное чувство. Потому когда они вышли на солнечный свет почти арабского города, слишком много параллелей проводилось между этой культурой и той, которую он прекрасно знал, Уэст в некоторой степени вздохнул с облегчением. Оглядывая своих спутников и оборачиваясь на шум приближающегося, следующего за ним Мозенрата. Очки были потеряны в схватке со стражей и это немного раздражало. Блага цивилизации они такие – привыкаешь и трудно отвыкнуть, потому создавалось ощущение будто яркое солнце буквально слепит глаза. С другой стороны, если по плану их нового знакомого они должны были слиться с толпой, то такой аксессуар будет только мешать, - маленькая жертва по сравнению с тем, что приходилось делать и выбирать раньше, а далее наверняка их ждет не слишком счастливое возвращение домой, точнее туда, где они привыкли находиться. Ибо, как гласит народная поговорка, она же почти риторический вопрос, - что дом? Мозенрат вышел первым и вскоре вернулся с кипой одежды. Надеть ее не составляло труда, обычная и ничем не примечательная, и как уже упоминалось весьма и весьма похожая на то, что носят арабы или бедуины пустынь, по иронии судьбы первыми и нашедшие злосчастную аномалию. Надев рубашку и подвязав ее кушаком, Уэст перекинул через плечо ткань и уже надевая на голову гутру уточнил у их провожатого, который пока оказывал безвозмездные услуги им, тем что помог выбраться и помогал слиться с толпой: - Значит следующая остановка караван? – это было скорее утверждение, нежели вопрос, однако что-то не нравилось Герберту в этом плане, больно все было гладко и хорошо для всех собравшихся. Либо что-то должно было, по закону жанра произойти до их предполагаемого отправления, либо потом этот человек выставит счет за свою услуги, оплатить который будет крайне сложно. Взгляд скользнул по остальным одевающим одежду, по парню, который сноровисто превратился в настоящего восточного пацаненка, вот только бледный был если только, Саммерсу тоже помощь не требовалось, хотя по выражению лица было видно – лейтенант не одобряет их действий и продолжает одним глазом следить за Мозенратом, ожидая в любую минуту от того либо подвоха, либо ошибки. – Я так полагаю, что и причину присоединения к нему ты продумал, так как просто так и на своих двоих мы далеко не уйдет из Аграбы. А нашу пропажу, если уже не заметили, то заметят в скором времени. Это не было паникой, только логическое умозаключение с учетом того, что все оружие у них изъяли и чтобы обзавестись новым, пусть даже местным, понадобиться время и удобный случай. Вряд ли здесь для таких как они есть магазин «спецпредложения по саблям».

Lensh: Сначала я лишилась байка, потом катаны Масамуне, а теперь еще и должна лишиться своей одежды, ох... забавная перспектива, что же будет дальше, может я лишусь своих способностей, хотя что там мелочиться, лучше сразу разума. - размышляла Лара, с отвращения смотря на гору арабского шматья. Здесь находилась пожалуй большая часть всевозможных одеяний - привычная одежда бедуинов, стандартная паранджа мусульманских дам, и даже одежда одалисок, которую, кстати говоря, Лара всегда хотела на себя прикинуть, но все как-то не представлялось возможности примерить её. Хм, в этой одежде я бы вызвала огромный интерес у Ан... - Ленш мотнула головой пытаясь вытряхнуть подобные мысли из головы, - ааааа, да хватит уже, сколько можно, Лара, соберись. Но все же первое о чем задумалась Леншер, это куда деть водяные крылья?Конечно, найти воду в пустыне можно, при хорошем раскладе, но и лишаться своего пока единственного оружия она не очень то хотела. Девушка склонила голову и уставилась в редеющую кучу шматья, совсем скоро в ней не останется "нормальной" одежды, то есть не женской. Одежда мусульманок, хоть и была довольно привлекательной, с разнообразными золотыми нашивками, но все же она не подходила для быстрых передвижений, к тому же женщины в караванах встречались крайне редко, да и относились к ним...точнее, отношение, конечно же, было почтительное, но с их мнением никогда не считались, а с дерзостью Лары она могла бы с легкостью заработать восемьдесят ударов плетями. Уродовать свое тело новыми шрамами, так же не очень хотелось и вот взор девушки остановился на довольно приличной галабее (тунике), а так же на куфие, стандартного красного цвета с черным обрамлением. Проблема был лишь в том, что галабея была размера на четыре больше, проблема...которая стала решением сразу двух задач - спрятать водяные крылья, и одеться в мужскую одежду так, чтоб действительно походить фигурой на мужчину. Лара выпрямилась, крылья распахнулись и понемногу стали уменьшаться, вода с этих так называемых крыльях теперь перетекала на тело девушки, образуя вторые мышцы и преобразуя хрупкую фигуру девушки в грубую широкоплечую фигуру мужчины. О, как здорово и даже не пришлось снимать собственной одежды, правда нужно не терять самообладания, иначе весь мой маскарад пойдет прахом...Эх, раздобыть бы еще палаша...Было бы просто чудесно. - Хей, Мозенрат, а ты случаем не видел, нет ли поблизости рынка оружия?Я думаю мы с парнишкой могли бы слегка ограбить его, - с усмешкой сказала Лара, повернувшись к Тому и слегка подмигнув ему, - я все таки, как никак, одина из членов Лиги Воров и отлично справляюсь с этим "ремеслом". От палаша или хотя бы обыкновенной сабли я бы не отказалась.

Cub: Том не стал стоять спокойно, когда они выбрались на поверхность. Брезгливо осмотрев мусорник рядом, он подвинул носком кеды корку арбуза, и решил, что ждать в таком месте точно не стоит. - Пойду-ка осмотрюсь. Кому принести что-нибудь? После этого он сделал короткую разбежку в три шага, прыгнул боком на стенку, оттолкнулся от дома и перепрыгнул на противоположную вертикальную поверхность. Сделав ещё похожий прыжок в обратном направлении, он зацепился за поперечную балку, прокрутился на ней, и исчез из виду, оказавшись на крыше строения, нависавшего над тупиком. Вернулся Томми тем же путём. Он уже был в ярких красных шароварах, зелёной жилетке, и повязанном, как бандана, платке, ослепительно жёлтого цвета. Рюкзак и солнцезащитные очки всё ещё были при нём. - Хелло, вы тут не скучали? Кто хочет лепёшек? – Щенок прыгнул на стенку соседнего дома, немного съехал вниз и приземлился на две ноги. Открыл рюкзак, доставая перевязанную верёвочкой промасленную ткань, аппетитно пахнущую углями и тестом. - Кстати, познакомьтесь с Баксом, - из рюкзака выглянула любопытная заострённая мордочка, с глазами бусинками, маленькими рожками, ушками и шмыгающим пятачком. Что-то тихо пища, создание вылезло полностью и уселось Тому на плечо. Тощее тельце, едва ли больше маленькой обезьянки, маленькие перепончатые крылышки, длинный гибкий хвост, обвивший шею Щенка и маленькие же пальчики с острыми когтиками на пальчиках. Типичный ракшас, из того вида, который никогда не был особо выделяющимся в размерах. Что-то приговаривая, Бакс стал рассматривать всех собравшихся, принюхиваясь к воздуху. - Ну, как вам? - После я проведу вас мимо стражи, и мы присоединимся к каравану, следуя с ним по его пути, который совпадает с нашими целями. –А куда двигаем, собственно? Там Диснейленд будет? - Хей, Мозенрат, а ты случаем не видел, нет ли поблизости рынка оружия?Я думаю мы с парнишкой могли бы слегка ограбить его... - Вообще-то есть, но...там уже шныряет охрана, и заставляет закрывать лавки. Видимо нас нашли, - пожал Том плечами. - Всё, что мне удалось унести - вот этот ножик. - продемонстрировал свою находку. - Хотя если мы им скормим Джеки, - кивнул в сторону Саммерса. При слове "скормим" Бaкс оживлённо завозился на плече. - То что-нибудь и вынесем.

Mosenrat: Тело Эдварда Лори не отреагировало ни на одно из слов, сказанных Гербертом. Мозенрат даже не сочтел нужным проследить за тем, как его спутники облачаются в привычную для арабского глаза одежду. Вместо этого он, стоя ко всем троим спиной, принялся поправлять на себе грязного бежевого цвета галабею, после чего легкой тканью куфии прикрыл нижнюю половину лица так, что на виду у него остались лишь глаза пронзительно-голубого цвета - глаза, которые ему не принадлежали по праву, но являлись неотъемлемой частью тела порабощенного чернокнижником солдата, подброшенного волей случая. Хотя, кто знает. Укутав свою голову в ткань, мужчина обернулся и оглядел сначала Уэста, после чего, с явно проявившейся усмешкой полного разочарования на лице, взглянул на Лару и Тома. Если первый был одет более-менее так, как и предполагалось, то последняя парочка выглядела со стороны весьма и весьма странно. Покачав головой и отметив тот факт, что Ленш предпочла воспользоваться мужским амплуа, он склонился над оставшимися и нетронутыми тряпками, вытягивая оттуда три легких плаща грязно-светлых цветов. Протянув их «современникам», Мозенрат пояснил: - Нам лучше не выделяться. Не отличаться от караванщиков. Сейчас лето, мужчины одевают одежду светлых оттенков, женщины же, будучи «тенями» мужчин, в кочевое время одевают черное одеяние. Эй, - Мозенрат указал на зверюшку, что устроилась на плече у Тома. - Тебе лучше спрятать своего друга в рюкзак, а тот скрыть под тканью плаща. Горбу на спине никто не удивиться, а вот вид и то, каким образом сшита твоя сумка может привлечь любопытных, в том числе и стражу. Лара, - обратился маг к девушке после того, как закончил с Томом, - прикрой лицо, нам не нужен за спиною шепот, да и опять же стража может заинтересоваться, а пестрая одежда - лучше так же скрыть, повторю, нам не нужно выделяться, нам нужно быть такими, как и они - серой массой. Ведите себя, как можно спокойней, я уже обо всем договорился, нам остается только примкнуть. Вам обоим лучше хранить молчание, ваш язык, на котором вы говорите, тоже может сослужить нам плохую службу, - обернувшись, вновь к ним спиной и лицом к длинной и узкой улочке, которая и вела в сторону городского базара. - Об оружии даже не думайте, здесь нет никаких лавок, которые могли бы в открытую торговать им, не знаю, как в вашем мире, но в нашем - одежда, ткань, драгоценности, посуда, ковры и продовольствие - вот главные и самые востребованные товары среди жителей Аграбы. Особенно продовольствие, здесь полно бедняков. И воров. Так что кольца, браслеты и все, что у вас находится на виду лучше убрать, нам не нужны неприятности. А теперь, - мельком взглянув на свой небольшой отряд и осознав, что они уже готовы выдвигаться в путь, Мозенрат произнес, напоследок, - помните, ни слова лишнего, ни взгляда в сторону, кочевники находятся недалеко отсюда - наполняют кушаки водой, мы должны успеть за ними, - он вздохнул, ему начинало надоедать то, что постоянно приходится пояснять что и как нужно делать, но группа - лучше, чем путешествие в одиночку, особенно учитывая способности девчонки, которая могла бы их защитить. Что касается оплаты караванщикам, тут маг приврал, прекрасно понимая, что девушка не даст их в обиду, если те, в свою очередь, додумаются разделаться с обманщиками. Так или иначе, двинувшись в путь, они вышли из узких закоулочек на шумный и людный базар - отовсюду крики, шум, гам, дети стайкой проносятся мимо, высокие и тучные стражники проходят мимо, следя за порядком, юные чаровницы, примеряющие к телу легкие, практически прозрачные ткани и мужчины, спорившие о чем-то за прилавками, много мужчин, но среди них отчетливо выделялась небольшая группа, одетая совсем как они - кочевники, приобретающие продовольствие в путь. Кивком указав на них, Мозенрат нырнул в толпу, минуя одного араба за другим, спеша поровняться со "своими". Но, когда он обернулся, то застыл в нерешительности - дорогу его спутникам преградила высокая фигура одного из стражников...

Herbert West: Ни слова ни говоря, Уэст последовал за Мозенратом. Что еще от него требовалось, как более проявлять себя при таких условиях было попросту бессмысленно, да и не нужно, у каждого имелся и свой голос, и свой гонор, и похоже темперамент у всех был не из легких, так что лучше лишний раз промолчать, улыбнуться своим мыслям и быть умнее, ведь порой такую информацию или точнее говоря, слабость всегда можно использовать в свою пользу, уж простите за сумбурность самовыражения. Они шли молча, как и было велено их провожатым, каждый накинул на себя плащ и постарался придать облику именно тот вид, который привыкли видеть жители Аграбы. Все шло пока что как по маслу. А что еще требовалось? Просто шла группа кочевников через город к своим, чтобы снова выдвинуться в путь, трое мужчин и женщина, ничего не обычного и примечательного, за что можно было бы поднять палец и воскликнув проклятие призвать на помощь стражу. Помяни черта, он и сам явится. Первое, что пришло в голову – искать причину, с какой стати стража остановила их. Проверка документов внеплановая, в этом царстве средневековья? Вряд ли. И не ради прекрасных глаз Лары он также встал у них на пути, харам – сам себя посрамит. Причины в голову не приходили, потому как даже мальчишка убрал своего зверька в рюкзак от греха подальше, следовательно требовалось вести себя непосредственно. Стражник оскалил желтый, смердящие вонью двадцати верблюдов зубы, улыбаясь так, словно поймал на удочку хорошую акулу, посреди пустыни, без намека на воду, что уж говорить о целом море. - As Salaam Alaykoum, - чуть склонив голову поспешил поздороваться Герберт, отводя взгляд и показывая свое уважение к власти, а затем пытаясь просто обойти стражника стороной и моля только, чтобы парень ничего не ляпнул. Щенок промолчал, вот только стражник не дал им пройти выставив руку и продолжая скалиться, будто потешаясь над всеми тремя, инцидент начала привлекать лишнее внимание, люди стали останавливаться и обращаться внимание не на товары или разговор друг с другом, а на эту странную компанию. И что тебе не нравится, то, что я по соляриям не ходил и потому бледен как смерть? - Уважаемый, - первое слово от стражника уже было воспринято как добрый знак, однако интонация не давала усомниться в серьезности его намерений, а также в степени угрозы для их маленького, но очень опасного обмана. – Не видели ли вы здесь подозрительных людей? – он сделал шаг навстречу Уэсту. – Они ведут себя очень странно и думаю не заметить их не составит труда. - Боюсь, что не видели, друг мой, - одним глазом смотря на спину стражника и видя застывшего на месте Мозенрата, ответил Уэст. – Мы прибыли с караваном не так давно, и скоро дальше двинемся в путь. Страж перевел взгляд на Ленш и Тома, внимательно изучая каждого, словно пытаясь взглядом прожечь одежду и взглянуть на них. Уэст в свою очередь смотрел на стража и как только заметил, что глаза того округлились сам непроизвольно обернулся. Неведомо как, но забавный зверек мальчишки, который в иное время мог и его порадовать, сейчас сыграл плохую службу выглянул любопытства ради из-под одежду хозяина и уставившись на человека. - Мой друг, - Герберт быстро взял стражника под руку, - не желаешь ли приобрести бесценный товар, зверька из дальних земель, экзотическую игрушку, - чуть повышая голос быстро сориентировался он, привлекая специально внимание не только человека рядом, но и проходящих мимо людей, которые пусть и не видели Бакса, но вполне могли заинтересоваться чем-то подобным лишь по слуху. - Да ты, наверное…, - договорить стражник не успел, нажав на определенные точки на шеи того, Уэст отключил человека, подхватывая на руки и изображая удивление, будто тот сам ни с того, ни с сего упал в обморок. Спектакль был разыгран поминутно, чтобы дать проход через сгущавшуюся толпу девушке и парню, а затем и самому в суматохе раствориться в ней, направляясь к Мозенрату.

Lensh: После того, как Герберт лихо и без привлечения особого внимания к их группе смог обойти стражника, Лара, на долю секунды, было прониклась уважением к этому человеку, но все же, её дрянное "я", что сопровождало девушку повсюду и везде, быстро обернуло прошлые чувства к Уэсту в прежнее русло. Как это ни странно, но маскарад Ленш удался, мало кто косился на неё, её водяная фигура мужчины, покрывающая её собственную, была идеальна. К тому же благодаря одежде арабов-кочевников, сказать что этот мужчина на самом деле девушка, мало кто осмелился бы, ведь парень из Лары получился довольно громоздкий, что не могло ни радовать Ленш. Она приблизительно понимала о чем говорят, окружающие её, люди, но все же решила прикинуться немой на все вопросы, если таковые последуют в её адрес, тупо мычать или качать головой. Как бы то ни было, первое испытание, так сказать, слияния с общей серой массой, компания товарищей по неволе, прошла успешно. Оставалось лишь дойти до места, про которое говорил Мозенрат, место где он якобы является повелителем, в чем сама девушка ооочень сомневалась. Вот только теперь в её голове уже было два вопроса, первый остался таим же - Кто привел её сюда?Ну а второй - Что им всем ожидать от сделки с Мозенратом? Вечные вопросы... Всю жизнь Лара гоняется за ответами, но никак не может их достигнуть, если бы она только знала, что её вторая половинка, её сестра-близнец, её второе воплощение обладает даром знаний, то... То неизвестно что бы еще было. Пока, точнее уже больше семи веков, каждая из клана ненавидела свою сестру, или из зависти убивала, или вообще не знала о существовании второй, вариантов было много, но вот что точно нельзя было изменить, такими способами, это остановить проклятие их, когда-то Святого Клана. И все же вернемся к реальному времени. И так, после того, как Уэст показал знания арабского и акупунктуры на бедном стражнике, компания, легко смогла укрыться, точнее затеряться, а после присоединиться к своим новым спутникам. Теперь можно было слегка расслабиться? Вовсе нет, по крайней мере Лара не теряла свою сосредоточенность ни на минуту, ведь её водяной костюм требовал именно сосредоточенности. К тому же Леншер с нетерпением ждала когда кочевники решат остановиться на ночлег. Она уже решила для себя, что буде делать, пока остальные погрузятся в сладостное царствие Морфея, который с недавних пор, а точнее с тех самых, когда она сама могла управлять сознанием людей, так же наделил её этим даром-проклятием, Ленш пойдет на охоту, охоту на Щенка. Близилась ночь, кочевники понемногу стали обсуждать место расположения ночного лагеря. Четырем, вновь прибывшим, выделили одну небольшую трехместную палатку, Ленш, сперва, недовольно покосилась, на ЭТО, но вспомнив, что избрала путь немого громилы, решила промолчать. И вот когда гул в лагере затих, стало ясно, что большинство уже спят. Уэст и Мозенрат, все время находились рядом, поэтому начать спрашивать у Щенка, как тот сам оказался в пустыне, учитывая настрой, что к Доктору, что к Чернокнижнику, было бы глупо. Поэтому девушка и решила подождать нужного момента. Хех, она ждала весь день подождет еще пару часиков. В палатке, наконец, можно было расслабиться, Лара сняла с себя водное прикрытие, а затем и саму одежду бедуинов. Вода, была надежно укрыта девушкой, как можно глубже, к более низким, температурам, хотя по ночам в пустыне и так, бывает довольно холодно, но все же это ни та температура, в которой водная валькирия хотела бы сохранить свое, пока единственное оружие, другим-то и самым мощным в её арсенале, она пользовалась в крайних случаях. После еще пары часов, выжидания нужного момента, Лара стала прислушиваться к тишине, многие ошибочно считают, что тишина это ни что, но Леншер уж точно знала, что в тишине ночи многое скрывается. Она даже медитировала в основном в ночное время суток. А тишина пустыни, была поистине великолепна, сильный, но ласковый ветерок, песчинки перелетающие и царапающие друг друга, скорпион,что быстро перебирая конечностями бежит в свою норку и... тишина. Честно сказать, Лара давно искала такую безмятежную тишину, для раскрытия семи чакр духовной энергии ЦИ. Когда-то давно её мастер, а по совместительству Гуру рассказал ей о семи чакрах и о том чего с их открытием можно добиться, а в нынешнем положении вещей открытие этих пресловутых чакр, помогли бы девушке забыть, ту любовь, что вспыхнула так нежданно негаданно и начать уже исправлять ошибки предков. Какого черта, почему бы и нет, все спят, а даже если кто-то ко мне приблизиться в такой тишине и с моими способностями я смогу быстро и незаметно ускользнуть от лишних глаз. Кто-то бы счет такое решение девушки глупость, кто-то смелостью, а вот Ларе было плевать, она хотела совместить приятное с полезным. Леншер еле слышно выбралась из палатки, в пустыне было довольно холодно, но для Лары холод - благодать, к тому же если он все же надоест девушке, та легко сможет разогнать свою кровь в теле до такого уровня, чтоб заново согреться. Затем девушка обошла палатку и сев в позу для медитаций, погрузилась в свои личные переживания... Сколько именно прошло времени, точно сказать нельзя, но все же, спустя энное количество минут, Лара услышала как кто-то в их палатке суетиться. Это был тот кто необходим ей, тот ради которого она решила пропустить свежую порцию снов от Морфея, это был Щенок. Он её не заметил, зато она смогла проследить его маршрут. Судя потому, как он вел себя, а еще по количеству жидкости в его мочевом пузыре, можно было понять, что парень ищет где бы отлить. А пока тот был погружен этими мыслями, Лара призвала воду и потихоньку стала протягивать щупальца к Щенку, убедившись перед этим, что весь лагерь спит, это, кстати, довольно легко, ведь у спящего человека и кровь ведет себя иначе. И вот когда Том обрел физический покой, его резко спутали водяные щупальца, быстро закрыв рот, чтоб и писка не было. Лара придвинула руки и вот уже водяной кокон с Томом внутри был перед ней. Лара развернула парнишку лицом к себе и поднесла указательный палец к губам, только полный глупец мог не понять этого жеста, но как выяснилось милашка Томас, был не таким уж и глупым., поэтому когда водяные оковы спали с него он молча смотрел на Лару. - Нам пришло время поговорить... Скажи ка мой хороший, как и почему ты оказался в пустыне?Только не вздумай мне врать, у меня есть еще один дар, я, так сказать, узнаю когда человек врет, пусть так. Поэтому лучше расскажи мне правду. Я описала некоторые действия со-игроков, если кто-то не согласен, жду гневных сообщений в ЛС

Cub: - Горбу на спине никто не удивиться, а вот вид и то, каким образом сшита твоя сумка, может привлечь любопытных, в том числе и стражу. - Ну да, а восставшему из мёртвых, мутантке, Доку и солдатику никто удивляться не будет. Подумаешь, тут их шайками шастает, - ворча про себя, принялся совершать все обговорённые операции, не забывая откусывать от пирожка. - ваш язык, на котором вы говорите, тоже может сослужить нам плохую службу, - Окей, лодочник, как тут кефарить и в какую сторону полировать торпеду ясно. Главное скажи, когда батон крошить. - Так что кольца, браслеты и все, что у вас находится на виду лучше убрать, нам не нужны неприятности - Эм...свои, или взятые из чувства приобщения к метсной культуре? – как бы ненароком позвякивая чем-то в рюкзаке поинтересовался Томми. На базаре Щенок вовсю вертел головой вокруг. О, чё тут только не было! Чернокожие рабы, женщины-рабы, изделия из красного золота, танцовщицы, вон та лавочка с ракшасами, откуда за Томом увязался Бакс, ещё танцовщицы, ковры, опять женщины рабы... Бац...Щенок отшатнулся и поднял взгляд вверх. Здоровый детина преградил путь. Открыв было рот, чтобы отпустить очередное витееватое послание, Том решил промолчать и обойти стороной. Но опять бац – рука преградила путь. Нет, ну что такое! Обернулся, скорбными глазами уставившись на Дока. Поймав взгляд стражника, и чувствуя, что Бакс отчаянно рвётся вдохнуть воздуха Щенок улыбнулся своей самой очаровательной улыбкой, и вступил в неравную борьбу с внутренними поползновениями. Но наглое создание...меньшее из двух наглых созданий рвалось наружу, и удержать его становилось всё сложнее. И вот мордочка оказалась снаружи. Переглянулась со Щенком. Том круглыми глазами посмотрел на стражника, и стараясь за хвост убрать ракшаса обратно, отрицательно закачал головой. Вроде, не, не, это не то, чем это кажется... А потом Док таки взял дело в руки, и пока он говорил, Том всё ещё возился со зверьком. Лишь настоятельное дёрганье Лары за плащ Тома, сорвавшее, паршивца...кхм...обоих паршивцев с места, заставило Щенка буквально улететь вслед за ней. Весь путь из Аграбы воришка радостно восседал на верблюде, перебирая всё, непонятно когда натыренное на рынке, и бурно обсуждая это с Баксом. За не имением более сговорчивых субъектов. Поэтому верблюд был старым и хромым, и тащился в хвосте каравана. Что не мешало бурности обсуждений и дискуссий, в духе – «Отдай, тебе оно не нужно! Док! Док, скажите ему!» А ночью началось самое интересное. Тому выдудлил несколько фляг, чем вызвал неудовольствие кочевников, хотя и молчаливое. Затем, естественно, пошёл пройтись и размяться...и тут его опять схватили и потащили. - Нам пришло время поговорить... Скажи ка мой хороший, как и почему ты оказался в пустыне? Только не вздумай мне врать, у меня есть еще один дар, я, так сказать, узнаю когда человек врет, пусть так. Поэтому лучше расскажи мне правду. - Ам...эм...- ещё сонный и не совсем правильно соображающий, заморгал Том. Но тут он заметил как Бакс тоже выбрался из палатки. И побежал в другую. К вожаку каравана. Томми быстро оценил что к чему, и как это может закончится, поэтому предпочёл не выразительно заглядывать Ларе за плечо, а начать что-то говорить. - Ну...если ты у нас читаешь мысли, то про какой размер женской груди я сейчас думаю? – поднял брови и ухмыльнулся Томми. Попутно озабочено выглядывая, что там шарудит в палатке. - Ну как оказался...эм...шёл-шёл...а тут пустыня...ну я подумал...а пойду как я пройдусь...давно мечтал обзавестись собственным гаремом восточных красавиц, - Бакс уже вернулся, что-то волоча по песку. Том облегчённо вздохнул. Ракшас взобрался на плечо Щенку и принялся возиться с подзорной трубой. – Да так же, как и ты. Прыгнул в тот несчастный портал и вот...я здесь...ай, чего? – Бакс раздвинул трубу. И теперь отчаянно дёргал за ухо Щенка, что-то показывая в сторону. Том недовольно взял оптический прибор, и посмотрел в сторону. - Ого...ага..., - отзываясь на все последующие реплики Лары, сказал Щенок, что-то разглядывая в лучах восходящего солнца. – Слушай а скажи как мне вот что...ты физику учила в детстве? Так вот дано...двадцать...нет, тридцать таких мужиков...мм...в броне...такие крестики там нарисованы на тряпках на груди...и ещё на щитах...и все на лошадях...и скорость км 50 в час... Бакс опять что-то завозился и уже перепрыгнул на другое плечо. Том развернулся. - О...и там похожая картина. Только эти не настолько в железе...и вообще на верблюдах...хм...и дают км на десять больше...с саблями такие... Щенок завертелся на месте, глядя в трубу то в одну, то в другую сторону. И очень спокойно и медленно растягивая буквы: - И ты знаешь...по-моему они про нас не знают, но как-то не очень любят друг друга...да так вот, вопрос такой – хватит их скорости, чтобы сделать из нас отбивную, - Щенок картинно сложил трубу, зажав её между ладонями, - или это так, местный рок-фестивль, и все будет ок ? Я, пожалуй, пойду, расскажу нашим, - титаническим усилием сдерживая себя до сих пор, теперь Том сорвался с места дико вопя: -Док! Док! Встаём, или из нас сделают хот-дог по местному! Попросту раздавив между собой! Док! Да подъём же! Я сам этих наших верблюдов не поведу!

Mosenrat: [pre2]Персональная программа Мозенрата на текущие сутки - ночь/рассвет: part I;[/pre2] ... что вызвало незамедлительную реакцию тела молодого и крепкого солдата - рука Эдварда дрогнула, тут же некрепко сжимаясь в кулак, голубые глаза цепко и хищно очертили широкоплечую фигуру араба, после чего поймали на себе взгляд Герберта, пришедшийся из-за плеча охранника и расслабился, вновь поддаваясь той душе, что напрочь вытеснила родную. Если ее можно было назвать душой, учитывая как ее внутреннюю структуру, так и качество. В конце-концов, он обещал вернуть их в свой мир, а вот о целости и сохранности его спутников никто и речи не заводил. Ни внутри, ни снаружи. - مشكلة يا صديقي العزيز - بداية سيئة وجود أي تعاون1 - заметил Гейдар, завидевший своего нового приятеля, обещающего щедро вознаградить его за помощь, поравнявшись с мужчиной и мягко прикоснувшись к его плечу. Глаза старого араба были устремлены на всю честную компанию, однако он нашел в своих наблюдениях время для того, чтобы мельком взглянуть на Мозенрата, чьи глаза сейчас сосредоточенно ловили каждое движение, происходящее перед глазами обоих, но принимали их с полнейшим отстранением. Он не Эдвард, а значит - ему все равно, что случится с этими людьми, они лишь помогают ему тем, что создают массовку, которая, в свою очередь, привлекает к себе все внимание, уводя все взгляды в свою сторону, делая его собственную фигуру рядом с ними одной только, даже не тенью, а дымкой, просто сопровождающей их приход, но ни к чему не притрагивающейся. В какой-то степени, сейчас все было именно так. Покуда он не доберется до своей конечной цели, он - просто дымка. Их мираж, иллюзия, фантазия. Желающих выскребстись ногтями из глубокого колодца. Он - никто и все, одновременно. Почти, как Бог, - эта мысль заставила его улыбнутся. Она подводила под всем жирную черту, разрешая перевернуть страницу. Начать новую в новом качестве: - لا تقلق ، حيدر. لا يزال قليلا ، ولقد خلد اسمك. كما وعد2 - тихо произнес он, по-арабски, и ухмыльнулся, но это выражение скрыла куфия, что так любовно была натянута еще в переулке. Он даже не собирался приближаться к ним и пытаться уладить возникший конфликт, хотя это было в его силах, необходимо было всего два-три ловких слова, но зачем, если перед тобой вот-вот готово развернутся маленькое представление? Зачем лишать удовольствия себя, кочевников за спиной, стражника и случайных зрителей, которые не каждый день встречают нечто подобное, тем более не на слух, а собственными глазами. - سأذهب إلى جانب الجمال الخاص ، حيدر.3 - обернувшись спиной к своим спутникам в тот момент, когда, благодаря ловким движениям Уэста, стражник обмяк прямиком у него в руках, Мозенрат направился прямиком к еще оставшимся у колодца арабам, что наполняли водой свои кушаки и бочки. Их путь должен был быть неблизким, но только в теории. На практике за них давно уже все решено и если не Гейдаром, чей кошелек был не так отягощен золотом, как бы ему хотелось, зато тщеславия хватило бы на троих персидских шейхов, то никем, кроме него. Он - тот, кто знаком, на данный момент, с обеими сторонами медали, но так же всегда учитывает возможность "ребра". - كما يحلو لك,4 - кивнул Гейдар, после чего, одним движением руки показав Уэсту, Ларе и Томасу, что необходимо следовать за ним, добавил, встретившись издалека со взглядом Ленш, что сейчас играла роль крепкого телосложения араба, - غريب المسافرين.4 Жаркое, но вечернее арабское солнце было невероятно благосклонно к всем тем, кто сегодня рискнул пересечь пустынные земли до первого оазиса, который не был бы иллюзией. Мозенрату удалось договориться с Гейдаром и выручить у него взаймы двух верблюдов, которых отдал в распоряжение путешественников, пришельцев из другого мира, а сам же, как и было сказано арабу, которому принадлежала большая большая часть каравана, следовал рядом с его верблюдом впереди, держась за узду одной рукой и смотря далеко вперед, будто бы и вовсе заглядывая за горизонт. Ни разу он не притронулся к своему кушаку. В горле уже давно наглухо пересохло, но слегка потрескавшиеся сухие губы даже не дрогнули. Ему хотелось чувствовать эту жажду, которая в любую минуту сможет быть утолена. Только потому, что это - доказательство того, что он жив. Или, все же, мертв и сейчас он - это тот самый Эдвард Лори, которому снится сон, лишенный всяческих даже приближенных к реалии вещей? Но хочет ли он просыпаться и вновь видеть темную и грубую ткань палатки перед глазами, заменяющую обычный и привычный, белоснежный потолок его калифорнийской квартирки? Нет, ему хотелось променять его на эту жажду, горячие пески и солнце, заливающееся нежным розоватым оттенком, открывая закат и предвещая ночь. Последнее спустя какое-то время пути, когда уже стало смеркаться, вызвало определенного рода споры, но арабы согласились с тем, что им лучше остановиться только после того, как Гейдар, взобравшись на холм вместе с Мозенратом, сообщил караванщикам, что впереди разгулялась песчаная буря, способная накрыть их с головой, если они вовремя не разобьют лагерь. Но легкие шатры и костер из тех поленьев, что были приготовлены заранее, посреди пустыни - разве это лагерь? Мозенрат продолжал хранить молчание, помогая Герберту установить шатер средних размеров, которого должно было хватить на троих-четверых человек. Довольно скудно перекусив заготовленными фруктами, мужчина, сидя напротив Гейдара не раз ловил на себе его ожидающий взгляд. Старый араб ждал, когда его желание исполнит этот падший ангел, так сладко поющий о том, что сможет найти очищение и силы только в песках, черных, как смоль. Его песках. Что так дивно убаюкивали путников, замертво. Никаких слов, даже от того, кто владеет чистым языком здешнего народа. Он лишь поблагодарил их "хозяина" за ужин и пожелал всем приятных сновидений, после чего скрылся в шатре. Сбросив с себя плащ и накрывшись им, Мозенрат миролюбиво повернулся к "стене" и прикрыл глаза, позволяя себе заснуть, что было гарантией спокойствия и Герберта, и Ленш, а уж Тома и подавно. Однако, его сну было предначертано быть короче сна профессора, что спустя какое-то время присоединился к спящему. -Док! Док! Встаём, или из нас сделают хот-дог по местному! Попросту раздавив между собой! Док! Да подъём же! Я сам этих наших верблюдов не поведу! Крик ворвался в палатку к Герберту, пробуждая его ото сна слишком внезапно, но даже мутные глаза ученого с легкостью могли понять с самой первой секунды, как только распахнулись, что Мозенрата рядом нет. «Что эти люди - ничто и если сумеют продержаться, то получат свою, обещанную им награду». - Я знал, что я уже близко, я знал! - шаг за шагом, его ноги утопали в черном песке, жаждущем затянуть одинокого путника, сражающегося с песчаным вихрем, но он знал, что нужно идти до конца. Всегда и во всем, иначе ты не достигнешь совершенства. Иначе ты сгинешь, как сгинул твой предшественник, но уже не от рук того, кто мог бы тебя превзойти, а от рук любого, кому бы ты пришелся под ногами. _____________ 1 - «Неприятности, мой дорогой друг - плохое начало любого сотрудничества»; 2 - «Не волнуйся, Гейдар. Еще немного и я увековечу твое имя. Как и было обещано»; 3 - «Я пойду рядом с твоим верблюдом, Гейдар»; 4 - «Как вам будет угодно. Странные путники». Большая просьба не следовать за мной; предположительно те, кто сейчас приближаются к вам - знаменитые «сорок разбойников», с ними не так-то просто справиться своими силами и очень опытному воину. Рисованные тряпки и щиты с крестами - иллюзия или вероятно у Тома хорошее воображение. Большая просьба никого не убивать, подумайте о том, что баланс может изменится и в вашем мире. Ну... мало ли.) Часть арабов может погибнуть, за исключением Гейдара.

Herbert West: Сколько песен воспевают красоту арабской ночи, ее умиротворение и спокойный сон, когда отношения переходят на новый уровень – хищник-жертва, а порой один с другим не может поделить намеченную территорию, так змея, ужаленная скорпионом продолжает глотать его, пока оба не погибнут в этой неравной схватке абсолютно разных сторон. Описывать путешествие, или точнее путь, который они проделывали бессмысленно. Внимание Уэста было сосредоточено не столько на спутниках, сколько на одном лишь человеке, продолжавшем вызывать подозрения, о коем шестое чувство кричало и билось в конвульсиях, но коему следовало доверять, ведь иначе – они застрянут здесь надолго, и как бы не был умен Герберт, решительна и сильна Лара, напорист и хитер Щенок, выбраться из этих бескрайних песков у них не получиться, ведь если этот мир параллелен их привычному, кто знает в какой части света они вообще находятся и все ли здесь столь же похоже на их дом. Сон то немного, что мог себе позволить как поблажку, ведь даже он не был крепким и безмятежным, уже давно и причиной тому не было это странное путешествие. Хотя, что уж говорить, странным оно как раз таки и не было, вполне обычная прогулка с риском для жизни, тайнами, сделками с самим Дьяволом и прочим. Не притрагиваясь к еде, а лишь отпив воды, чтобы промочить пересохшее горло, Уэст лег на спину, какое-то время смотря на заснувшего раньше Мозенрата, а затем и сам закрыл глаза, погружаясь в мир собственных размышлений и выводов, самое время было взвесить все сейчас, в короткий промежуток спокойствия, когда единственный доносившийся до слуха шум, звук ветра, играющего с песком и перемещавшего барханы подобно шахматным фигурам на доске. Еще немного и он объявит «шах-и-мат». Цель их пути была обозначена, они приближались к ней и в то же время они были как никогда далеко от результата своего путешествия, ведь доверять тому, кто выбрался из заточения можно настолько же, насколько богач доверяет бедняку, даешь золотой, потом еще один и у того просыпается несвойственная раннее жадность, он изворачивается, просит еще, и так за несколько минут они меняются ролями. Аллегория не вполне корректная, лишь подходящая под их случай, изрекающая единственную истину, о коей он похоже забыл, открыв глаза и видя перед собой обеспокоенного паренька. Переведя взгляд на лежак рядом будто убедился в своей догадке (а может опасениях?) – Мозенрата рядом не было. Выбравшись из палатки, Герберт перехватил подзорную трубу из рук Тома и взглянул на приближающихся всадников. Сабли были подняты в воздух и ветер уже доносил их победный клич, с каким разбойники нападают на караван, набрасываясь подобно урагану и, буквально, сметая все. - Нашего друга не заметил, когда выходил из палатки? - сворачивая трубу и совсем не торопясь, как если бы это было просто театральным представлением, поинтересовался Уэст у Щенка. – Хорошо, бери пару верблюдов и уходите с Ларой как можно дальше, - кто-то из бедуинов также заметил приближающихся разбойников и в лагере началась суматоха, люди хватали то оружие, что раньше было надежно спрятано от посторонних глаз, однако догадаться о том, кто выиграет эту схватку не приходилось – как говорят, воля Аллаха решила все заранее. Уэст было направился к верблюдам, когда заметил нечеткие и уже почти сметенные ветром следы, ведущие от палатки в сторону. «Куда он направился?». Можно было последовать за Мозенратом, преследовать, но тогда каковы бы были их шансы, они бы привели за собой бандитов, и все – конец этого романа был печален. Столкнувшись с девушкой, Герберт не церемонясь, перехватил ее за руку, ведя за собой. - Уж простите, мисс, не до нежностей, берите паренька и валите отсюда, даже с вашими силами их слишком много, тем более… потом объясню законы физики, но желательно просто скрыться,- уже переводя взгляд на Тома, который похоже спелся с Ларой дуэтом, настойчиво заметил мужчина. – Мозенрат, - короткого взгляда в сторону хватило, чтобы убедиться – след стерся окончательно и преследование не удастся, - решил взять перерыв в нашем милом спектакле. Часть разбойников уже ворвалась в лагерь, саблями на ходу разрубая попадавшихся под руку людей. мало, но полная свобода действий для тех, кто ее любит. Со мной можете делать все, что хотите, кроме конечно убийства, в крайнем случае, можете сказать, что разбойники пригласили меня на аперитив.

Cub: - Нашего друга не заметил, когда выходил из палатки? Тома хватило только на отчаянное мотание головой и тыканье в сторону предполагаемых атакующих. - Хорошо, бери пару верблюдов и уходите с Ларой как можно дальше, - А как же Бакс? – демонёнок с денежным именем тоже как-то пропал. Буквально и неожиданно. Щенка сдуло ветром. «Бери Лару» он что-то пропустил мимо ушей. К моменту, когда на него обратили внимание, он уже успел собрать пару увесистых мешков из всего, чтоб было полезным в плане обогащения в лагере, и сейчас отчаянно тянул верблюда. Но тут его окрикнул подъехавший разбойник. Этот налётчик оставался в стороне от боя, наблюдая за всем. И его внимание привлёк суетившийся парнишка Том отпустил верёвку и поднял руки вверх. - О...опять по новой...который раз по счёту меня уже задерживают? Араб слез с коня, и медленно подошёл к Щенку, требуя, чтобы он повернулся. Естественно на своём родном наречии. Томми только зажмурил глаза и прижал руки к груди. - Абонент вне зоны доступа, и поэтому не может вам ответить. Попробуйте убить его позже. Араб повторил уже требовательней. Не получив никакой реакции, кроме бормотания, он решительно подошёл, обнажил саблю и развернул Щенка за плечо. Том отчасти от страха, отчасти потому что подготовился, швырнул в араба скорпиона. Разбойник отпрянул, выронив клинок. Щенок быстро подхватил падающее оружие, и развернул острием, прицелившись в горло. Налётчик теперь сам поднял руки. Томми повезло. Трясясь от страха, обеими руками сжимая оружие, он неуверенно держала на расстоянии смертельного тычка главаря бандитов. Поэтому все остальные разбойники остановились, видимо задумавшись. - А...что, съели? Да? Теперь я главный, да? – немого заплетаясь языком в словах, но уверенно говорил Томми. – Значит требую улучшений условий работы! Чёрт побери, постройте тут трассу, ездить совершенно невозможно! И док? Док, давайте вы переговоры поведетё, а? Насадите им демократию по самую хурму! – Щенок чувствовал, как у него дрожали руки, и как глаза уже заливало потом от волнения. Офф: Вообще-то тяжёлая броня, щиты и символика крестов явно не иллюзия, если вторая группа нападавших была другой внешне...ну да ладно

Lensh: Что ж, вполне ожидаемо, рано или поздно, но это должно было случиться. - Господи, ну почему я всегда ввязываюсь в какую-то херню! - тяжело вздохнула Лара. - Кажется маскараду пришел капец...эээ...конец. Щенок побежал в палатку предупредить Уэста о приближающейся опасности, Лара последовала за ним, скорее всего их путешествие с этим караваном подошло к концу, а значит скрывать себя уже нет смысла, единственно Ленш все же решила надеть куфу, стихия разыгралась и стало ясно, что сражаться в песчаной буре, без защиты будет проблематично. Вообще, девушка не отказалась бы еще и от очков, но пришлось довольствоваться тем, что есть. Собрав, оставленную воду, из которой сейчас можно было сделать два хлыста, девушка уже было приготовилась к схватке, как Уэст, приказал им с Томом уходить подальше. - Что!? Уэст, вы бредите, я не оставлю вас здесь, у меня хоть есть какие-то способности в отличии от вас. Лучше последуйте за Мозенратом, куда скрылся этот...хм...зла не хватает, - сквозь зубы прошипела Ленш, - я сама вас найду, главное...бойтесь, ну...увеличивайте темп сердцебиения, так я смогу без труда вас отыскать в этой миске песка. Что дальше был намерен делать Уэст, более не заботило Лару, теперь вся её забота была сконцентрирована на дюжине "архаровцев" окруживших её и с язвительной улыбкой уставившихся на девушку. - Твою ж ты мать.... Да водяные щупальца в такой ситуации подошли бы больше, чем два хлыста, но что бы почувствовать воду, из запасов кочевников и призвать её, необходимо время, а его то как раз и не было. Нужно было что-то делать. Не придумав ничего лучше, девушка решила сдаться, на время, разумеется. Силы были не ровны и вступать в бой было по меньшей степени глупо и не разумно. Конечно, такие ребятки обычно не берут в плен, но сняв с Лары куфу и увидев, что перед ними стоит белокурая, голубоглазая красавица, выбор был очевиден - её можно будет продать в рабство, при чем за очень не плохие деньги. Лару отвели к тем двум разбойникам, что были что-то типа охраны награбленного имущества. Наконец, оставшись наедине с разбойниками-охранниками, Ленш решила действовать. Сидя на коленях и опустив голову, девушка начала мелено раскачиваться из стороны в сторону, она пыталась почувствовать, как бежит кровь в жилах её охранников, и вот наконец обнаружив нужный участок, участок шеи, пожалуй самое уязвимое в теле человека. Она резко изогнула свою шею, будто кто-то свернул её и стража пала. Нет, вовсе нет, она их не убила, просто вырубила на пару минут. Быстро подсев к одному из них, она разрезала его саблей веревки на руках. - О, палаш, хм...и почему я в свое время так мало внимание уделила владению палашатой, ай ладно, все равно ничего лучше нет. - с досадой признала Ленш. Да уж, наличие хоть какого-то оружие в данной ситуации было бы не плохо, но все же для подстраховки она обездвижила своих охранников, один резкий удар в область позвонков Си2 Си3 и твой противник обездвижен минимум на полчаса, примерно столько времени бы и потребовалось, что скрыться от этих разбойников. Лара, как можно бесшумнее передвигалась по лагерю, наблюдая за схваткой разбойников и кочевников, но внезапно все затихло, и все люди уставились в одну точку. - Это еще че за хе...Щенок!Том, только не вырони саблю,боже, как ты её держишь, он же сейчас выбьет её из твоих рук. - размышляла Лара в слух, собственно она оказалась права, один удар рукой и сабля была выбита, одна подножка и Томас уже лежал на песке. - Том! - закричала девушка подбегая к недавнему пленнику Щенка, она ударила палашатой по сабле предводителя разбойников и тот теперь переключился на неё. Лара сражалась со многими противниками, сильными и слабыми, ловкими и мудрыми, молодыми и более старшие, но пока был лишь один человек, который побеждал её в схватке - ей Мастер. Конечно, назвать мастером этого разбойника нельзя, но дрался он с огнем в сердце, яростно и умело, но он был старше девушки, поэтому Ленш выбрала технику измора, она измотает его, а в нужный момент, просто свергнет с так называемого поста предводителя. К сожалению не обошлось и без увечий, благо, что Ленш была довольно ловкой, поэтому вовремя уворачивалась от клинка, но все же пара царапин на ребрах, украсили пресс девушки кровоподтеками. Как бы то ни было два, лучше одного, хотя Леншер и не так хорошо владела палашатой, но она все же смогла отразить не один смертельный удар. Их схватка уже затянулась и тут предводитель резко развернулся и девушка увидела за его спиной свою катану Масамунэ, она застыла, а после получила сильный удар в живот, удар был такой силы, что она отлетела на пару метров назад. Скрючившись от боли, Лара лежала на песке и не могла пошевелиться. Предводитель разбойников подошел к ней и схватив за волосы куда-то потащил, боль в животе возрастала с каждой минутой, будто кто-то просверливал в нем дыру. Он закинул девушку в какую-то палатку, а сам ушел, видимо расправляться с остальными. Пока Лара лежала и корчилась от боли, она...да ничего она, ей просто было невыносимо больно.

Herbert West: - Невыносимая женщина, - не без тени улыбки, покачала головой Уэст смотря вслед Ларе, которая решила взять ситуацию в свои руки, а не становится сторонним наблюдателем, да и к методу отступления, как понял Герберт, она относилась скептически, хоть отчасти и была права, с ее силами можно было одолеть небольшую армию, но одно дело армия – другое дело банда разбойников, которая держится принципа – все кто сопротивляются должны умереть, так или иначе, вне зависимости от возраста и пола. Оставалось только решить самому, попытаться дать отпор этим налетчика или же реквизировав одного из верблюдов отправиться вслед за Мозенратом, руководствуясь отпечатками следов на песке, которые исчезали с каждой минутой все больше и больше. Решать надо было немедленно, так как еще пара мгновение и выбирать будет не из чего. Руководствуясь все же, своим опытом и тем, что было увидено ранее, Уэст решил выбрать второй вариант. Вы можете назвать это трусостью, можете назвать это мудрым выбором, но на самом деле такового поступка нет названия и характеристики, все решается из того, что происходит в сию секунду, а происходило довольно обнадеживающее явление, несмотря на неуверенность Тома, Лара была на конец¸ образно выражаясь, в этой схватке. Следовательно, Герберт здесь мог стать лишь лишней помехой, пусть с саблей он справиться, от случайного ранения, которое тебе грозит быть присланным одним из людей взращенных буквально с оружием в руках, спасения нет. Стать обузой – не лучший расклад для всей партии. Боги в помощь, - не оглядываясь и направляя верблюда по следам пропавшего проводника, последний раз мысленно бросил он обоим сотоварищам по странному приключению. Именно приключением все это можно было назвать, так как не каждый день ты попадаешь в пустыню срисованную с иллюстраций книги «Тысяча и одной ночи», в надежде, что сказительница Шахеризада прервет свой рассказ или принципом «бога из машины» подведет историю к счастливому финалу для ее героев. Сказка обожжена, вымочена в крови, подвешена на сухожилия самой иррациональной истории из всех существующих, а ты одна из cкрепок, сделанная из кости незадачливого путника, попавшего в капкан иллюзорного блаженства с именованием гашиш. Несмотря на скорость верблюда, в скором времени Уэст спешился и направился по едва различимым следам пешком, но чем дальше он шел, тем все менее отчетливыми становились отпечатки ступней Мозенрата, пока, наконец, след не оборвался. Имея при себе совсем немного воды и находясь посреди неизвестной пустыни, погнавшись за кем-то ушедшем в направлении более неопределенном, ты рискуешь погибнуть. Так стало бы с каждым, только не с ним, поведавшем и жаркие пустыни Африки, и ледяные пустоши Антарктиды, которые смертельнее медленной пытки палящего солнца. Позади послышалось громкое ржание лошади, а затем из-за одного из барханов показался наездник с поднятым вверх оружием. Похоже было, один из разбойников, решил последовать за странным беглецом и если не привести его обратно живым как раба, так хотя бы убить. - Ни минуты покоя, - Уэст увернулся от первого взмаха саблей, отскочив в сторону и быстро оборачиваясь лицом к приготовившемуся совершить еще один заход разбойнику. На этот раз мысленно прикинул с какой скоростью едет противник, и, когда тот был уже близко, чтобы снести ученому голову, перехватил араба за руку и свалил с коня на песок. Не ожидавший и ошеломленный и от реакции беглеца, и от удара, разбойник выронил из рук, чем Герберт не преминул воспользоваться, схватит ее и поднося к горлу нападавшего. - Ты не посмеешь убить меня, наш лидер захватил вашу женщину, - начал смеяться тот. - О, я и не собираюсь тебя убивать, - ударом головы вырубил араба, подымаясь и смотря на лежащего неподвижного теперь в блаженной расслабленности. – Боги, из чего у него череп, - прикладывая руку ко лбу усмехнулся Уэст. Как бы то ни было, что-то нужно было делать. Во-первых, с пленником, либо убить, либо оставить умирать в пустыне; во-вторых, с дальнейшим планом действий – вернуться в лагерь и все-таки постараться вытащить оттуда Лару и Щенка, либо… Запасной вариант существовал всегда. У остановившегося коня в седле взял веревку и связал разбойника, чтобы тот не смог особо помешать, а сам наклонился к еще пребывающему в бессознательном состоянии арабу и кончиком сабли, подняв рукав стал вести вдоль вены, собирая кровь в руку. Капли начинали выплескиваться из ладони на песок, пока губы шептали строки из хорошо знакомой книги, наконец, оставив связанного пленника истекать кровью, он швырнул остатки крови с руки в сторону востока и замер. Поначалу не происходило ничего, от этого бездействия самой пустыни у нормального человека пошли бы мурашки по коже, не было ветра, обитатели замерли, ни змеи, ни скорпиона, будто кто-то остановил проигрыватель на единственном кадре и детально рассматривал его. Позади Уэста раздалось что-то сродни вздоху, песок стал осыпаться во внутрь, пока на поверхности не показалась сначала костистая рука с ошметками плоти еще кое-где, а затем и все остальное тело, медленно выползающее из цепкой хватки пустыни. Создание кое-как поднялось на ноги и огляделось. - Я умер? – после этого вопроса, у создания отвалилась челюсть и ему пришлось наклониться чтобы поднять ее и вставить обратно. - Уже давно судя по степени разложения, - подходя ближе к поднявшемуся мертвецу, заметил Уэст. Существо посмотрело на него, а затем зашлось в неприятном, прерывающемся кашлем, смехе. - Так и думал, плоть и кровь, - челюсть снова с угрозой повисла, однако на этот раз умерший решил придержать ее рукой. – Ну, говори, что нужно, зачем тревожить мертвое? - Ты знаешь что дальше за этой пустыней? - Пустыня, но другая, - мертвец опять рассмеялся. – Я шел оттуда, бежал, хотел сбежать от смерти… - Другая? В каком смысле? – Уэст насторожено посмотрел на мертвеца. - Тебе не понять, живой. Не понять. Герберт вздохнул. Минусом общения с мертвым всегда была их зависть или недовольство, они желали быть живыми и потому либо начинали нести ахинею загадками, чтобы запутать собеседника, либо вообще отказывались говорить. Исключение составляли немногие, да и те, даже при жизни были отнюдь не мелкими рыбешками в этом аквариуме мироздания. - Тебе знакомо имя Мозенрат? Мертвеца будто передернуло, он уставился единственно сохранившемся глазом на человека пристально, будто смотрел сквозь нет. - Много кого так зовут, много о ком не следует говорить. - И? Тебе знаком человек по имени Мозенрат? – более настойчиво повторил вопрос Герберт. - Знаком, но не человек. Не человек. Нет. И я жалею, что слышал его имя не единожды, - мертвец затрясся, словно в любую минуту готов был развалиться на части. - Полагаю, говорить о нем ты не будешь? - Проницательность твое хорошее качество. Нет. Демонов вспомни они явятся и пожрут твою душу. А это все, что осталось от Ахмеда-слуги. Уэст кивнул. Приложил окровавленную ладонь к черепу поднятого мертвого, и тот развалился мигом на безжизненные останки. Взглянув сначала на останки, потом на связанного человека, который пришел в себя, но пребывал в полуобморочном состоянии из-за потери крови, а затем на лошадь, Уэст принял единственно верное сейчас решение – вернуться в лагерь.

Mosenrat: [center]«Арабская ночь, волшебный восток. Здесь чары и месть, отвага и честь, Дворцы и песок» ©[/center] Не сказать, что эта Египетская ночь была воистину прекрасной - значит не сказать ничего. Объятые мраком далекие темные пески, по своей природе напоминающие морские дали, и многочисленные барханы, рябью рассекающие их идеально ровную гладь - это еще не все, чем могла гордиться сказочная пустыня. Всем остальным стала россыпь ярких и мерцающих на ночном небе звезд, что наводило на мысль, будто кто-то там, наверху, под самым небом, рассыпал чашу с дорогими, но мельчайшими алмазами, ставшими теперь проводниками для многих заблудших путников, кочевников или попросту разбойников, а может влюбленных с большим с добрым сердцем. Удивительно только, как небо не прогибается под тяжестью такого прекрасного полотна за которое, в свое время, продал бы душу каждый, знающий цену настоящему искусству, художник. Песок не щадил одинокого путника, покинувшего свой лагерь доверившись одному только инстинкту. Он проникал в сапоги, закрадывался под одежду, забивался в волосы и не забывал при всем этом так же ослеплять дерзкого мага, решившегося вторично посягнуть на то, что не являлось исконно его собственностью. Выставив одну руку перед своими глазами, чтобы иметь возможность хотя бы частично видеть свой путь, мужчина продолжал идти вперед, даже не смотря на бушующий ветер, готовый в любую секунду обратиться в настоящий ураган. Что ему до урагана, если ему подвластны даже самые стихийные торнадо? Пустое, но прежде, чем заполучить эту власть, необходимо доказать природе, богам и самому себе, что ты на самом деле достоин ее. Мозенрата это мало волновала, так как ради своей цели он был готов на все. Даже отречься от всевозможных божеств, если бы конечно не был атеистом. Кто же на самом деле верит во все это и по ночам молиться во благо грядущего дня просто ленивые и самонадеянные глупцы. В религию ударяются только те, кто слеп или кто слишком отчаян. Чернокнижник был отчаянным арабом, но прекрасно видел все то, что даже обычному глазу было не под силу увидеть. Он слишком умен, чтобы верить там, где правды нет. А вот там, где она есть, стоит покопаться. Даже если это будет грязное белье. Не для этого ли люди придумали перчатки? То-то же. Внезапной и неожиданной опорой для его левого ботинка оказалась твердая каменная платформа, он предугадал ее форму сквозь песок, но когда его правая нога оказалась на точно такой же платформе, его губ коснулась дерзкая улыбка. Охваченный песок, он все же выпрямился и сделал еще один шаг, не без усилия, но проваливаясь вперед, сквозь песчаную стену, едва удерживая равновесие при всем прочем. Черный песок под его ногами наводил на мысли, но когда мужчина поднял голубые глаза, то все сомнения ушли сами собой - перед ним предстали многочисленные заброшенные дома, сиротливо чернеющие на фоне друг друга. Со всех сторон до волшебника донесся смердящий трупный запах и только после этого он мог со всей уверенность сказать - вот я и дома. Незаметной тихой тенью, он ступал шаг за шагом по главной дороге, ведущей к возвышающемуся над всеми окружающими постройками дворцу, так же не подающему никаких признаков жизни. Все вокруг здесь было даже слишком мертво - ни скарабея, ни скорпиона, лишь тихий гремящий звук, будто кто-то старательно перемешивает обглоданные кем-то дочиста кости в огромном грязном мешке. Пожалуй, это самое точное определение тому, что сейчас вывалилось из дверей одного из домов, попутно спотыкаясь и роняя голову с застывшей на лице мерзкой гримасой. Видимо, до этого мертвец любовно, но абсолютно неловко прижимал ее к своему боку, стараясь пальцами не раздавить тусклые и выпученные глаза, зрачки которых бегали по кругу, пытаясь оглядеться по сторонам. Поморщившись от резкого запаха гнили, Мозенрат решил не обращать никакого внимания на жителя Темной страны и двинулся вперед, пытаясь миновать зомби, но стоило ему поравняться с ним, как существо ухватило его за штанину резко позабыв о собственной голове и потянуло к себе, ощутив присутствие живого тела из плоти и крови. Кажется, он рассчитывал сегодня обновить свою черепушку. - Пошел вон! Ты забыл своего создателя? - взвизгнул Мозенрат и с силой наступил на руку зомби, чья кость с громким хрустом переломилась, но вот кисть продолжила крепко держать кусок ткани левой штанины волшебника, что спиною подался назад, но тот час обернулся в сторону, чувствуя явный подвох в очередном шорохе. Внутренние стороны ладоней чернокнижника нервно вспотели, когда из-за окон, дверей и темных закоулков принялись выползать мертвецы, чья жажда разорвать живую человеческую плоть была сильнее, нежели признание души своего хозяина, заключенной в чужой для них оболочке. - Поймайте, если сможете! - прокричал лже Эдвард прекрасно осознавая, что его тело, а точнее тело отличника военной подготовки находится в идеальной форме. Пустившись наутек, на ходу путаясь в собственной мантии из-за длинной ткани, достигающей самого пола, мужчина вбежал в ворота замка, но останавливаться для того, чтобы запереть их у него не было времени. Поднявшись по многочисленным ступеням вверх, Мозенрат взволнованно потянул ручку большой двери и, распахнув ее, тут же захлопнул за своей спиной, погружая помещение в легкий полумрак. Тихо, словно вор, он скользнул в сторону одной из башен, где находилась магическая библиотека бывшего владельца перчатки и где он хранил ее до того, как ее заполучил в свое пользование черный маг. Странно было бежать вверх по лестнице и вновь, как и когда-то, чувствовать поток свежего воздуха, чувствовать, как по коже стекают мелкие капельки пота, как дыхание становится сбивчивым, а ноги начинают сами по себе уставать. Неужели, он смог забыть это и теперь подобное проявление чувств стало большим и приятным сюрпризом? Почему-то о том, что он сможет вновь чувствовать мир, араб не думал, лежа в саркофаге и вынашивая планы мести где-то там, глубоко внутри сожранной скарабеями мумии. Шаг, второй, третий, его рука уже сжимает дверную ручку, он закрывает глаза и делает глубокий вдох. Он уже чувствует, как его левая рука начинает гореть, он знает, что она горит от нетерпения и начинает осознавать, что от заветной цели его отделяет лишь эта дверь. Которая, под действием его легкого толчка, раскрывается с тихим скрипом... Еще минута, сопровождающаяся тихим шипением, и безумный смех эхом разноситься по печальному, но величественному замку. Ветер усиливался. Это смогли почувствовать на себе все те, кто остался в живых и теперь находились в плену сорока разбойников, продолжающих рыскать по бочонкам и мешкам в поисках дорогих вещиц. Через минуту он уже начинал срывать с них капюшоны и путать плащи, играясь с ними, а песчаная буря, в которой некогда прямиком на глазах у Уэста исчез Мозенрат, сдвинулась со своего места и, продолжая свою практически бесшумную пляску, с легкостью настигла их, обращая золотистый песок под их ногами в темный и тусклый, будто бы и вовсе мертвый, сопровождая неспешно поднимающихся убитых разбойниками арабов, наравне с теми, кто уже подолгу гнил в глубоком песке. Что забавно, свежеубиенные не стали медлить и схватив кто-что бросились на разбойников и наших путешественников, явно желая учинить расправу как над теми, так и над другими. Буря вокруг лагеря продолжала кружится, показывая зрителям свое превосходство и расступаясь перед темной фигурой, следующей сквозь нее напрямик к шатрам. Мозенрат улыбался, наблюдая за расправой над его зомби, ведь они для него - всего лишь марионетки, и крепко сжимал левую руку в кулак, облаченную в вышитую золотом дорогую магическую перчатку. Жду реакций и завершаю квест.

Cub: - И всё-таки, нужно было забирать верблюда и сматываться...а ведь Док предлагал. Так нет же, кому-то да вздумалось погеройствовать, - недовольным тоном оглашал ночь Щенок, сидя со связанными руками за спиной на верблюде. Том самом, которого он пытался угнать. – Смотрите, я владею водой. Плюх-плюх, - продолжалось громкое издевательство, сдобренное живой мимикой и направленное в спину сидящей впереди Ленш. – А ещё я мастер меча, дзинь-дзинь...о, замечательно. Браво. И что теперь? Опять в тюрьму? Класс, ни Дока, ни того прибитого на голову мага...а теперь эти придурки откуда-то взялись... Проходивший мимо разбойник ударил Тома рукояткой плётки по спине, чтобы тот замолчал. В ответ, дождавшись момента, Щенок сплюнул в спину. И отвернулся в сторону, как бы это не я. Разбойник вернулся и ударил в бок сильнее, отчего Том повалился на песок. И вот теперь наружу из осыпающейся дюны показалась костлявая рука. Щенок заполз обратно под верблюда, пока перед ним поднималось посмертное создание, вырываясь из вечной могилы. - Мама! Теперь то что ещё?! Кто вообще тут за спецэффекты? Спилберг, нафиг?Выбравшись наружу, мертвец выхватил свою уже порядком проржавшею саблю, и кинулся на разбойника, быстро его убив и завалив в песок. Том огляделся и решил, что лучше снова попытаться сбежать. Подскочив, он отбежал немного подальше. Потом вспомнил про надёжно связанную Ленш. - А чёрт...а Хантер давно бы удрал, и был прав... Паренёк вернулся и повалил с верблюда вниз одарённую. - Мораль такая- драпаем, или нам конец! Сзади поднялся ещё один мертвец. Том вовремя услышал осыпающийся песок, и развернулся, подняв руки, отчего связанная девушка опять упала в песок. - Я пленный! Международные конвенции и всё такое! Клинок рассёк верёвки, освободив Щенка. - Опа..., - посмотрел на свои руки. Сначала быстро на одну, потом на другую. Зомби повторил его движения. – А ты лошарик...при том даже после жизненного опыта. Томми, сделав козу пальцами одной руки, уколов мертвеца в ещё бывшими живые глаза, заставив того отшатнуться, после чего прыгнул сальто вбок, на ходу превращаясь в свою форму оборотня. Приземлился за верблюдом уже в совсем ином обличии. И сразу же упал на четыре лапы. Зомби рассёк воздух над седлом, чуть не снесся ретивую голову. Зато Том, со всей своей силы оборотня толкнул двум лапами снизу противника, отбив кости ног от туловища. Скелет упал в песок, сильно осыпавшись. Том снова оказался одним прыжком на верблюде, и оттуда приземлился на голову мертвеца, окончательно раздробив его на мелкие фрагменты. - Ничего личного...но крематорий как-то практичнее, тебе разве не говорили? - похлопал верблюа по боку.А потом снова оказался возле Леншер, поднимая её и когтями рвя ей верёвки. - Ну, ходу, ходу, ходу, - потом поднял на неё свою остроконечную морду и заметил направление её взгляда. - Что? Сзади меня снова зомби? Два? Президент Эйзенхаур? Так может мне не оглядываться, чтобы не портить сюрприза? Эй? – затараторил Томми.

Herbert West: До лагеря оставалось всего ничего, когда ветер усилился, и Уэст мог своими глазами наблюдать прекращение сверкающего белоснежного под луной песка в черное месиво, вызывавшее не самые положительные ассоциации, не говоря о простом инстинкте самосохранения – когда реки Египта окрасятся в кровь, тогда произойдет нечто ужасающее, - здесь примерно тот же принцип, за одним исключением – уже по первым проявляющимся из земли фалангам пальцев, Герберт догадался, что это отнюдь не розовые кусты решили неожиданно вырасти посреди пустыни и построить оазис для утомленных путников. Конь нервно заржал и встал на дыбы, явно протестуя против дальнейшего продвижения по области не располагающей к сохранности его жизни, и был чертовски прав, замедлившись он дал возможность первым вылезшим под аккомпанемент ветра мертвецам всеми руками и душой, если у них была, приникнуть к седлу, на котором восседал всадник со своей полуживой ношей. Теперь ясно почему тот мертвец решил не говорить о Мозенрата, наверняка это его рук дело или можете звать меня Мэри Сью Роббинс. Быстро смекнув что к чему, Уэст крутанул в руке отнятую у разбойника саблю, обрубая руки слишком ретивым реинкарнатам из могил, и сбрасывая с седла самого разбойника. Хоть на какое-то время, но это смогло отвлечь этих тварей, чтобы пришпорить коня и направить прямиком в лагерь, со стороны которого уже раздавалась самая прекрасная музыка и услада для слуха в мире – крики, мольбы и прочие инструменты этого замечательного оркестра. Ворваться в самую гущу событий и бури чистое безумие, какие еще гениальные идеи мне придут на ум пока я нахожусь здесь, может я вдруг сделаюсь рьяным гуманистом и стану проповедовать слово Божье? Какими бы не были мысли самого Уэста, намерения уже были воплощены в жизнь, едва конь ворвался в лагерь, галопом проносясь мимо пытающихся отбиться и умертвить уже мертвых нападающих разбойников. Эффект неожиданности сработал ровно доли секунды, прежде чем внимание некоторых привлек всадник, однако и этого времени вряд ли хватило бы на произнесение и подготовку хоть какого-то отвода от этой взбесившейся мертвечины, плюс никто не говорил о том, что получится такое сделать и обезопасить себя. Говорило шестое чувство не спускать глаз с этого Мозенрата, теперь расплачивайся по полной, Герберт, ты знаешь какова цена за собственные ошибки. Единственно правильный путь был – бегство, как ни прискорбно, однако если желаешь выжить следовало подчиниться подобной тактике отступления. Однако уходить без своих спутников Уэст не намеревался и отбиваясь саблей от зомби, по путно пытался выловить взглядом хоть какие-то намеки на присутствие Лары и Тома. Звать было бесполезно, ветер и крики умирающих, которые почему-то не желали спокойно отходить в мир иной, заглушали все и вся, и даже если бы рядом вдруг проходил фестиваль христианского рока главной звездой которого был бы сам Христос, слово его не было услышано паствой. Наконец, то ли по той же воле богов, то ли просто с ссылкой на удачу, взгляд зацепил странную картину борьбы оборотня, или скорее минутной потасовки, язвящего не хуже паренька. - Паренек? – вот это был настоящий сюрприз, который сумел отвлечь Уэста настолько, чтобы его стянули с седла крепкие руки, затем заносящие сабли. Продолжая отбиваться, но теперь стараясь не упускать из виду парочку - оборотень, девушка, - Уэст стал медленно продвигаться к ним, пока внимание полностью не переключилось на выживание и сохранение собственной жизни. Взгляд скользнул в сторону, чтобы выхватить фигуру давнего знакомого, приближающегося к шатрам и наблюдавшего за картиной с нескрываемым злорадством. Или просто оценка Уэста была слишком критичной для Мозенрата, поскольку единственным желанием мужчины осталось всадить уставшими руками, сжимавшими саблю, оружие в сердце мага.

Lensh: Порой, что бы выиграть войну, нужно проиграть одно сражение, так сказать в дар Аресу. Так и случилось, Лара проиграла схватку с главарем, и вовсе не потому что она хуже или лучше его, а потому что не время еще было, да и драться на палашатах когда твое плечо прострелено не совсем удобно. Хотя...Будь бы сейчас катана девушки при ней, возможно исход боя был иным, но не об этом, случилось то, что случилось и точка! Боль в животе не проходила и Ленш начала обшаривать палатку в поисках драгоценной воды. Найдя то что искала, девушка слегка подлечила себя, боль утихла, но все же продолжала присутствовавший. В этот момент в палатку вбежала два амбала с потрясающей гниющей улыбкой. - Я знаю одного отличного дантиста, телефон дать? - на родном английском спросила девушка, за что и поплатилась, один из арабов ударил её кулаком в лицо повредив нижнею губу, кровь из вертикальной красной полоски начала медленно стекая по подбородку, падая маленькими каплями на тело и одежду хозяйки. Разбойники схватили девушку и связав руки и ноги, поволокли обратно к награбленному. Там её ждал еще один член их так называемой "команды" - парнишка с глупыми шуточками. Но сейчас Ленш никак не реагировала на колкие замечания парня, она его вообще не слушала, да и собственно не услышала бы. Лара решила сосредоточиться на поиске Мозенрата. Кровь каждого человека уникальна, хотя наши дорогие светилы наук разделили её по группам и резус-факторам, но все же кровь каждого настолько же уникальна, как и ДНК. Почувствовав однажды кровь человека или иного существа, его некий код откладывался воспоминанием чувств в голове водной валькирии. И вот сейчас, закрыв глаза, она пыталась уловить кровь одного черного мага, что захватил тело солдата или кто он там был по званию? Не суть важна. Всевозможные манипуляции Щенка с телом водной валькирии так же проходили мимо Леншер, сейчас она была будто вне своего тела и ничего не чувствовала. Но что это, кровь, кровь того самого Эдварда, ефрейтора, она чувствовалась в довольной близости от компании заложников. Ленш очнулась от транса и поняла, что её руки и ноги теперь были развязаны. Резко поднявшись с песка, девушка судорожна стала всматриваться в происходящее представление с зомби, но тут её внимание отвлек один из разбойников, что держал катану Масамунэ, ту самую, которую отняли у девушки стражи Султана. Сейчас этот "владелец катаны" был занят расправой над одним из трупов, что напал на него и не заметил приближающеюся к нему заключенную. Сперва ударив зомби, чтоб тот не мешал, а после выбив катану из рук разбойника, Лара вступила с ним в схватку, ну как в схватку, если тот сердечный приступ, что устроила она этому бедолаги, от которого он пал к ногам повелительницы крови, можно назвать схваткой, то да. А вообще, хоть и Леншер потратила довольно много сил на эти манипуляции, сперва разогнав кровь разбойника, а после резко затормозив ее, все же Лара испытала некое наслаждение от того, что её любимое оружие снова при ней. Водная валькирия еще раз окинула всех взглядом, разумеется её обзору мешали те самые зомби, но пара ударов катаной и она уже могла наблюдать, как забавно зомби пытается найти свою голову. Увидив вдалеке Уэста, Лара незамедлительно решила отправиться к нему, все же в группе быть безопаснее чем одной. По дороге ей встретился Щенок, который так же отбивался от нападок зомби. Схватив его за шкирку... - Умоляю, хотя бы сейчас, ЗАТКНИСЬ! - закричала валькирия и продолжила свой путь. Дойдя, наконец, до третьего участника... - Уэст, ты уже успел заметить, что тут Мозенрат, как думаешь, пришел все же нас отблагодарить или тупо повеселиться? Лично мне бы хотелось вспороть ему брюхо. - с усмешкой говорила Ленш, продолжая сносить головы своим мертвым противникам.

Mosenrat: Мертвецы все поднимались и поднимались по повиновению объятой сиянием магического артефакта, что навеки теперь нашел свое место в руке мужчины, кто отдал в жертву на этот раз не часть своей плоти, а безалаберно взятой в займы без особого спроса и, что бы не говорил он во время своего знакомства со своими случайными спутниками, тело Эдварда Лори он отдавать не собирался в любом случае. Благодаря воздействию перчатки оно уже никогда не станет прежнем, как сильно не хотелось бы им вернуть своего приятеля. Он давно уже покинул гнилое и умирающее тело Мозенрата и предался душою небесам. Возможно, ночью на нем даже появилась бы еще одна сверхновая звезда, как дань уважения погибшему, отважному солдату Соединенных Штатов Америки, будь они не в этом мире, где все здесь порядком относительно и непостоянно, где окружение можно взять и раздавить, словно мягкий пластилин, придумывая для него новый образ, новые свойства и новые функции. Здесь могло быть все и ничего, здесь не действовали все существующие на земле законы физики, даже их можно было ловко обмануть, главное знать на что надавить и где лучше всего переступить черту, чтобы достигнуть желаемого эффекта. Но не всем под силу подобные эксперименты, однако они не исключают случайностей, неожиданностей, волшебных исключений и магических воздействий со стороны самого мира, где все не так просто, как может показаться на первый взгляд. Что касается Мозенрата, то теперь ему было под силу многое. Даже победа в битве над самим знаменитым джином самого Алладина. Ловкость, сноровка, необходимые знания и ты можешь радоваться своему заслуженному, а порой и не очень триумфу. Здесь и сейчас был именно его триумф. И уходить так и не расплатившись по долгам, созданным в процессе небольшого путешествия, он не собирался - не тот случай. Тем более, что его больше не привлекал его мир. Он испытывал потребность в чем-то большем, нежели постоянное соперничество с каким-то отребьем. Что эта пустыня и эти вечные пески извечного Египта, если тебе подворачивается возможность заполучить даже больше, чем ты этого заслуживаешь? Ни за что. Это было бы слишком большая цена за свободу со стороны наших друзей. Это была бы чистая победа, но заточение в этой параллели навеки веков или пока они не найдут погибель на свою голову. И не только на нее. С дерзкой улыбкой чернокнижник наблюдал за тем, как все новые и новые мертвецы заменяют друг друга на этом поле битвы. Он нарочно не запрещал им не трогать никого из сложившейся на данный момент группы - Уэста, Ленш, Тома, нескольких выживших арабов в схватке с разбойниками и самих разбойников, которых и убивать то не было нужно, лишь отвлечь до его прихода с чем они, к слову, весьма успешно справились и мужчина больше не нуждался в их услугах. Одного взмаха руки для Мозенрата стало достаточно, чтобы песчаный вихрь, кружившийся вокруг лагеря и отрезавший всякий путь к отступлению, ринулся в сторону разбойников, легко подхватывая их, ожесточенно царапая ткань и кожу песком, унося с криками куда-то в глубину бури, скрывая от посторонних; зомби хватило только одного хлопка в ладоши, что было частью театрального представления, чтобы остановиться и замереть кто в какой позе, озираясь на своего господина, рядом с которым в воздухе находился черный электрический угорь, злобно скалившись в сторону присутствующих, что-то шипя при этом чуть тише, вероятно Мозенрату, но тот только отмахнулся, заводя свои руки за спину и делая шаг вперед, чтобы окончательно покинуть бурю и предстать на всеобщее обозрение с широкой и довольно гадкой ухмылкой. Обведя глазами присутствующих, он начал, в то время как зомби последовали к нему, словно к родной матери, обступая со всех сторон, но не закрывая обзора остальным участникам данного спектакля: - Браво, браво! - он все же удостоил их своими сухими аплодисментами, после чего продолжил, чуть подняв руку - давая понять, что комментарии здесь абсолютно излишни. - Я крикнул бы бис, пролейся тут чья-нибудь кровь и одари эти земли одним из ваших трупов, мои друзья, - было ясно, что его не очень волновали погибшие арабы, что ему до них, согласитесь, когда такая рыбка изначально попала к нему в сети, подкинув большую возможность возродиться и вновь стать частью одной большой истории, возможно даже сказки. Или же просто стать ее продолжением. - Думаю, вы решили, что я как и подобает отрицательному персонажу не исполню того, что обещал вам - Ленш, Уэст, Том, - он скосил свой взгляд на одного из арабов, что смотрел на него испод капюшона своей темно-синей робы в жадном ожидании, - حيدر, - ухмылка на лице Мозенрата стала намного шире прежнего, ему нравилась эта жадность в глазах старого араба и одновременно с этим он испытывал к нему особое отвращение, но это теперь не имеет никакого значения. Повелительно приказав своим зомби расступиться перед Гейдаром, который с вопрошением и благоговеющим страхом смотрел в глаза волшебника, но увидел в них только странных блеск. Чернокнижник даже не намеревался обманывать араба, он действительно хотел исполнить свое желание. - Укажи перстом на запад и ты получишь то, чего так сильно желал заполучить, - склонившись над арабом прошептал ему Мозенрат и отстранился, кивнув одному из зомби, что коснулся рукоятки своей сабли, но даже при всем своем желании наши путешественники не успели бы предупредить Гейдара - тот мгновенно указал на запад и один из зомби вонзил ему в грудь свою саблю поглубже, а волшебник же только коснулся его плеча. Араб не успел сменить своей позы даже с лезвием в груди, он на глазах моментально оканемел в прямом смысле этого слова. Все его тело обратилось в твердый темный камень в то время, как буря понемногу принялась утихать, раскрывая то место, на которое и указывала теперь статуя. Этим местом был темный и грузный дворец, огражденный большими высокими стенами, неподалеку от самого лагеря. - Вот я и увековечил тебя, мой друг. Ты хотел, чтобы память о тебе была вечной - я исполнил твою маленькую прихоть. Теперь ты станешь отличным предостерегающим указателем в мое царство, а что до вас... - чернокнижник обернулся к остальным и обвел своей дланью не всех присутствующих, а только нашу знаменитую троицу. - То я хочу поблагодарит вам за оказанные вами услуги. Вы помогли смешаться с толпой, сумели навести меня на нужные мысли и прекрасно отвлекли от меня внимание окружающих. Я готов исполнить ваше желание. То желание, которое я могу исполнить, а именно - вернуть вас в ваш мир. Однако, - его тон изменился на издевательский, переполненный самой что ни на есть чистейшей воды иронией, - я не смогу вернуть вам вашего друга, иначе вам попросту не вернутся, но кто знает... может оно и к лучшему, и вы зря не простились с этим пареньком окончательно? В любом случае, вы уже упустили эту возможность, - ловко накинул обеими руками капюшон на свою голову, - что же, можете поблагодарить этот мир за маленькое и сумбурное приключение, пожелать ему много новых успехов, попрощаться с этими милыми арабами и, - скептически взглянув на морду стоящего рядом зомби, Мозенрат поморщился, - и, пожалуй, достаточно. Настала пора вернуть все на круги своя, у нас же сделка, да, Уэст? - улыбнувшись одним лишь взглядом, не подкрепляя эту улыбку мимикой губ, чернокнижник развел руки по разным сторонам, одну из которых, что была без перчатки, тут же обвил угорь и громким голосом принялся наспех произносить древнее заклятье, чувствуя, как его стопы медленно отрываются от земли, вознося его не только над песком, но и над путешественниками, что так же взмыли в вверх, зависая в воздухе над шатрами и шокированными происходящим арабами. Но, что примечательно, вместе с ними в воздух поднялась и статуя Гейдара, вместе с многочисленными зомби, что обратились навесу в кости. Магическая перчатка хлестала языками пламени и обхватила всю руку Мозенрата, но тот и не поморщился, и не думал прекращать начатое. Слово за словом, наспех, будто поэт во время пришествия музы записывая на скорую руку все то, что возникло внезапно, но стало чем-то гениальным. Последние три слова - их ослепила яркая вспышка, которая так же исчезла вкупе с невесомостью, уступая всем известным законам физики. Они упали лицами в песок одновременно с возникшими вокруг выкриками американских солдат на их родном и привычном языке. Служащие обхватили их, помогая подняться, где-то в стороне уже маячили медики, спеша на помощь тем, кто исчез и вновь вернулся, но даже не пользуясь парадным входом, предусмотренным для этого. Чей-то громкий голос и грубые пихи заставили солдат потиснуться, а перед Гербертом возникло лицо командующего этой экспедицией и не сказать, чтобы он был спокоен. Скорее его лицо было не то, чтобы тревожным, оно было охвачено паникой. Ухватив Герберта за ворот одежды, не сразу сообразив, что она на порядок отличается от той, в которой он входил в аномалию и затряс его в порыве отчаяния: - Какого черта?! Что, мать вашу, происходит и где вы были все эти три минуты?!! Я требую объяснений, какого хера вы полезли в эту дрянь без разрешения??? Что вы сделали, что?! - с дюженной силой и красным лицом продолжал трясти его командующий и, казалось бы, он готов вытрясти из профессора всю душу, но вовремя понявшие это рекруты ухватили его за руки, оттаскивая от исследователя. - Три минуты, Уэст!! Три грёбанные минуты вашей троицы и этой дряни и мне сообщают, что Монтана просто стерта с лица земли и превратилась в одну сплошную черную пустыню!!! - не в силах справится со своими эмоциями, мужчина буквально плевался направо и налево, пытаясь вырваться из тисков своих подчиненных, намереваясь набить Герберту морду. - Вы понимаете, чем это нам всем светит??! Вы осознаете, что там был целый штат, там жили люди!! Где это все теперь и куда оно делось именно перед тем, как вы вывалились тут как ни в чем не бывало!! Чёрта с два, вы за это ответите! Я умываю руки, но вы за это ответите, попомните мои слова! [квест завершен]

Cub: Когда градус страстей перешёл уже к категории абсурда, Щенок упустил из виду Ленш, так ничего от неё и не добившись. Хотя бы потому, что ему на плечо любвеобильно легла лапка зомби. - Мадама, вообще-то я не то, чтобы однолюб, - Том ловко подпрыгнул, сделав сальто, и оказавшись за спиной мертвяка, - но, простите, – я люблю более..., - оглядел полуразложившийся труп. – Я предпочитаю более смуглых, - Щенок хотел дать драпу, но его задние лапы схватили конечности новой партии мертвечины, и стали утаскивать под песок. Том стал загребать руками осыпающуюся поверхность, старясь хоть за что-то зацепится. - Хелп! Хелп! Человек за бортом...тьфу ты, оборотень сейчас утонет в наполнителе кошачьего туалета! Боже, что я несу...Хелп! Зомби был нечеловечески силён, но Щенок от страха был не мене упорён. Поднимая тучи песка, он всячески старался затормозить своё погружение, отдавая лишь сантиметр за сантиметром каждую минуту. Но тут твёрдая рука Ленш выдернула его. - Уф, спасибо, а то я уже... - Умоляю, хотя бы сейчас, ЗАТКНИСЬ! - и потащила прочь. Том не был против, если бы над его головой так часто не клацали чьи-то зубы и не звенело железо. - Паренек? - Уэст, ты уже успел заметить, что тут Мозенрат, как думаешь, пришел все же нас отблагодарить или тупо повеселиться? Лично мне бы хотелось вспороть ему брюхо - Привет, Док – все ещё находясь в положении кулька с цементом, снизу сообщил Том. – А я тут катаюсь, - кивнул на Ленш, державшую его за футболку, - блохи замучили, знаете ли. А говорят, песок помогает. А потом всё как-то стихло. Ушла буря, звуки сражения и методичное клацанье костей. И раздалось харизматичное: - Браво, браво! – с парочкой аплодисментов. Том поднялся, отряхиваясь. - Хм...наметился антракт? – всё-таки успел он шёпотом вставить колючку. - Думаю, вы решили, что я как и подобает отрицательному персонажу не исполню того... - Да ладно, чего уж там. Мы и сами тоже хотели сделать подобное - ...что обещал вам - Ленш, Уэст, Том, - А откуда он знаёт моё..., - потом Томми закатил глаза, - а, ну да...магия... После чего произошла короткая расправа над Гейдаром. - Док...пс...док...как думаете...он нас всех, того...а я успею принять соблазняющую позу? - превращаясь обычно в человека, поинтересовался Томми, недовольно поёживаясь. - Теперь ты станешь отличным предостерегающим указателем в мое царство, а что до вас.... На песок со звоном упало зеркало в золотой оправе. Том посмотрел прямо себе под ноги, куда приземлился предмет, и пожал плечами, опять-таки шёпотом отпуская комментарий: - Это не совсем то, чем это кажется. Просто...я подумал, что кому-то это дорого...ну... как память..., - виновато оглянулся. - О я хочу поблагодарит вам за оказанные вами услуги. - Пожалуйста. - Я готов исполнить ваше желание. - Стань скунсом...и мороженого. - Я не смогу вернуть вам вашего друга, - Подумаешь...бери себе, я сегодня добрый, - все ещё шёпотом огрызался Томми. - Настала пора вернуть все на круги своя, у нас же сделка, да, Уэст? - Э, э, минуточку... Но Томми уже ничего не успел. Могущественная сила подняла его в воздух, и лишила возможности двигаться. Песок вновь стал крутиться вокруг, после чего последовала короткая вспышка, и Том упал вниз. Ему повезло – он оказался за толпой солдат, окруживших сейчас Герберта. - Вставайте, молодой человек. Вставайте. Щенок приоткрыл один глаз, и увидел единственного человека, стоявшего рядом с ним, но смотревшего на то, что происходило в центре. Сухенький старичок в форме времён колониальной Британии и в пробковом шлеме поправил увесистые тёмные очки в роговой оправе, и вновь постучал тросточкой по лбу Тома. - Вставайте. Вы своё дело сделали... Щенок поднялся, и ошарашено посмотрел назад, на толпу солдат позади, что-то сейчас активно обсуждавших. А потом вновь вниз на маленького старичка. - Ну что ж, я доволен. Спонтанно, сумбурно. Но то, что и требовалось сделать. Полностью вне подрозрений Мозенрата. А теперь пора, пойдём, - и беря под локоть, стал уводить Тома прочь, пока все были заняты своими делами. - А, это, Док...и та...которая взрывная, как банка с содовой? - О, не волнуйся. У неё свои пути, а Уэст, если нужно будет – он тебя разыщет ещё раз...лучше скажи – Мозенрат добрался до перчатки? - Ну, там столько всего было...и, э...вообще, кажется...да, - почесал затылок, вытряхивая из волос песок, признался Томми. - Отлично. Отлично и превосходно, - старичок просто лучился от радости. – Значит, он здесь. Прекрасно, ещё один ход туда, куда нужно...а вместе с ним, скоро двинутся и другие фигуры. Замечательно...хотя минуточку...кольцо. - Что? – Том замер, уставившись на требовательно протянутую ладонь. - Кольцо. Том ли Джеферсон, я слишком хорошо тебя знаю. Там было столько соблазнов...Кольцо. - Да какое... Последовал удар тросточкой по мягкому месту. - А...это, - и Том послушно вытащил из карман прикарманенное у зомби колечко. – Такая мелочь... - Отнюдь не мелочь. Отнюдь. Это носил слуга Мозенрата, и эта вещь имеет прямую связь с ним самим..., - сверкнув стёклами очков, лучезарно улыбнулся старикашка. – Ну что ж, пока что предоставим чёрного мага своим заботам, а вот у тебя появились свои. Во-первых, тебя ждёт наказание за кражу этого ценного артефакта, а во-вторых... - Но я не кра...ай! – ещё один удар по филейной части, после чего парочка стала отходить от места скопления людей, и её диалог стал теряться на расстоянии. *Дальнейшее местоположение неизвестно* Всем спасибо за игру.

Clock King: ---> Фуггейт Мэнор 0.1 Самолет плавно коснулся взлетной полосы аэродрома Александрии. Вскоре около него оказался трапп. У подножия траппа путешественников ожидал араб средних лет, чуть больше тридцати, но державший себя в форме. - Мистер Фуггейт, рад что вы так быстро добрались! Темпл улыбнулся мужчине и пожал ему руку, спустившись с траппа. - Али! Как хорошо, что нас встречаешь именно ты. – часовщик повернулся к остальным, представляя араба – Это Али Магид, мой старый друг, с которым я многое пережил. Именно он станет нашим провожатым. Вы спросите куда? То что нам нужно находиться в знаменитой Александрийской библиотеке! Важная информация - главой вашей группы становиться Лара Крофт во время отсутствия вашего покорного слуги до середины августа. Али- НПС, можете описывать его действия. Вам нужно проникнуть в библиотеку на подземные, руинные уровни. Там вас ждут песочные часы. Все подробности - у Лары Крофт. Искренне ваш - Темпл Фуггейт

Lara Croft: Фуггейт Мэнор ---> - Надо было взять что-то тяжелее. И встретить его затылок с прикладом. Крофт мужественно терпела избранную Фуггейтом линию поведения, вплоть до того момента, как самолет выпустил шасси и коснулся посадочной полосы. После этого терпение Лары подошло к концу, и лимит хорошего отношения к себе, мужчина исчерпал. Если он столь опытен в проведении подобных экспедиций – мог бы нанять только «мозг» операции, Синистера, и исполнителя – Морган. Но, если уж он, гений, обратился к такому же гению, но с огромным опытом именно в данной сфере, за помощью, то мог бы потрудиться, хотя бы слышать то, что она говорит. Поэтому расхитительница и не любила работать с кем-то в паре, в частности, это казалось мужчин. В женском обществе проще прийти к взаимопониманию, нет того чудовищного мужского эго и желания всячески его продемонстрировать. Только лишь Лара покинула салон самолета, она тут же направилась к их новому проводнику. Сумки при ней уже не было, так как все необходимое переложить в рюкзак, и закрепить на поясе, она успела во время полета, так что ничто не мешало археологу достигнуть своей цели. Только лишь поравнявшись с мужчинами, она обратилась к ним, не прекращая своего движения к ожидающему их автомобилю. - Меньше шоу. Мое имя Лара Крофт, и мы отправляемся немедленно. Даже не собираясь слушать ничего более, она занята свое место в салоне автомобиля, и стала дожидаться водителя. Когда же Али соизволил завести мотор, англичанка проверила обоймы в пистолетах, и повернулась к Морган, уже примерно видя пред собою дальнейший план действий. - Когда-то в ходе экспедиции, я нашла здесь вход в подобную утерянную библиотеку, поэтому приблизительно знаю, с чем нам придется столкнуться. Так что, лучше начать верить в мумий и прочих милых существ из египетских мифов, прямо сейчас. Они, конечно, бывают, забавны, но не стоит их недооценивать, просто потому, что существу, которое готово умереть ради своей цели, терять нечего. Откинувшись на спинку сидения, графиня закрыла глаза, пытаясь привести мысли в порядок. Не самое лучшее присутствие настойчиво штурмовало ее, требуя принять себя во внимание, и противиться этому Крофт не была настроена. Инстинкты, им девушка всегда доверяла больше, чем кому-либо еще. Впрочем, об этом потом. Вскоре, они прибыли к месту назначения, и пока все покидали автомобиль, Лара задержалась на какой-то миг, любуясь живописным видом. Глупо отрицать, англичанка скучала по этому месту, и неважно, какие воспоминания у нее были с ним связаны. Помотав головой, расхитительница вышла, и сразу же направилась к проводнику, желая получить как можно больше информации, связанной с первой частью их задачи. Нужно было найти вход, и способ пройти сквозь него. Первое – полностью ложилось на плечи Али, о чем он и был оповещен. - Я думаю, в данном случае Вы не будете против, если я буду назвать Вас Морган? – Вновь, нарочно делая вид, что мужчин и не существует, Крофт обратилась к блондинке. – Мне бы было очень интересно узнать о ваших способностях, пока мы не вошли вовнутрь. Прошу прощения заранее, но в большинстве случаев я настолько увлекаюсь делом, что для меня не существует ничего, кроме этого. Иными словами, хочу знать, чем мы можем друг другу помочь в случае чего. Шаг за шагом, они приближались к полуразрушенному храму на берегу реки, что вполне соответствовало представлению расхитительницы о начале пути к библиотеке. Было бы глупо делать вход в столь важное место чем-то грандиозным и броским, ведь в таком случае, его бы давным-давно нашли.

Element: [Фуггейт Мэнор] Все дорогу, которая заняла на перелет, Морган поглядывала в иллюминатор и думала о чем то своем. Ее голова буквально готова была разорваться на мелкие кусочки, когда она пыталась осознать насколько все серьезно с этим временем. Раньше она как то не задумывалась по этому поводу, да и поводов волноваться собственно не было, но сейчас. Как вообще отреагируют в замке на ее отсутствие, предупредит ли Себастьян о важности дела, точнее послушают ли его или нет. Женщина знала, что этому старику, который прошел с ней и огонь и воду, можно доверять даже собственную жизнь. Стоит так же не исключать те мысли, которые были посвящены супругу, но они занимали настолько малую часть в последние годы из за правления страной, что она удивлялась, как вообще Немезис еще находится рядом и терпит это все. Хотя что скрывать, у муженька тоже были свои заботы, он до сих пор не изменился в своих пристрастиях творить хаос в мире, благо он Англию не трогает по приказу супруге, а то… Ну вы сами понимаете, что может случится с ним, так как Маркс была серьезно настроена на защиту своего дома, ибо это ее территория. Самолет приземлился в Египетском аэропорту, и когда на табло появилась табличка о возможности уже расстегнуть ремни безопасности, Морган встала с места и вышла следом за другими своими «союзниками». Вскинув бровью она посмотрела на молодого человека который поджидал четверку у трапа, она вздохнула – Доверяя, но проверяй – Пронеслось в голове женщины слова своего дяди Карла второго, который постоянно учил еще будучи маленькую принцессу различным философским словам, цитатам. После все они направились к автомобилю и уже сидя в нем Морган продолжала скептически поглядывать на «товарищей», словно по неволе ее затащили сюда. Хотя какая может быть воля, когда речь шла о благе твоего народа, тут ты уже действуешь не для себя, а для них. Иронично и муж вряд ли одобрит, но плевать. Внезапно к ней повернулась Лара и начала рассказывать о своих походах, которые ровным счетом не вызвали в Морган никаких эмоций. Живые мумии – да пожалуйста, и не с таким сталкиваешься, когда живешь рядом с сыном Апокалипсиса. Все эти египетские мистические твари – хорошо, никто и не собирался визжать, от страха наделывая в штаны. Это все таки черт вас дери работа, а значит надо стойко выдержать любое испытание, любые сюрпризы, которые приготовила для них эта пустыня. Машина остановилась у назначенного места, первый вышел Али, за ним вышла Лара, а уж после вышла Морган, которая огляделась по сторонам, думая о том, как ее способности тут могут помочь. Конечно если солнце не начнет сильно парить, тогда она может окатить их водой, навести шторм в Египте, но это противоречило всем законам природы, нарушать среду к которой привыкла эта местность. Обращение к Элемент заставило ее вернуться из своих небольших раздумий и устремить свой взгляд на молодую девушку. – Хорошо мисс Крофт, я думаю потерплю – Спокойно и холодно проговорила она оглядывая других путешественников сие «замечательной» экспедиции, после опять посмотрела на Лару и ухмыльнулась краем губ, когда та поинтересовалась насчет способностей. Что же, рассказывать было лениво, тем более блондинка привыкла всегда показывать, действовать скажем так. – Хорошо – Она отошла в сторону, чтобы не задеть своих «союзников» и прикрыв глаза расправила руки в разные стороны. Ее тело едва заметно напряглось, в воздухе поднялся сильный ветер и когда она открыла свой взгляд, то он чуть ли не сверкнул странным огоньком. На губах скользнула странная улыбка, усилившийся ветер подхватил Элемент на своем порыве и приподнял над землей, после чего девушка сжала руки в кулаки и земная кора начала биться в судорогах, пока в итоге не пошла трещина и не образовалась глубокая щель. Чуть приподняв свою руку вверх, Морган тем самым заставила лаву подняться на поверхность и она медленно ползя через щель расходилась в стороны. Прогремел гром и над головой Маркс сверкнула молния, усилившийся ветер устроил песчаную бурю и надо сказать, что Элемент сильно увлеклась, такое бывает, когда ты сливаешься с природой и слушаешь ее жалобы на человечество. Но все моментально исчезло: лава вновь уползла в недра земли, щель сошлась и оставила после себя только едва заметную трещину, тучи начали расходиться и вскоре все смогли вновь увидеть солнце, песчаная буря стихла. И когда порыв ветра опустил Морган, дав ей возможность почувствовать ступнями песок, она посмотрела на Лару и улыбнулась.

Lara Croft: - Как я и думала. Было бы странно, если бы мне облегчили задачу. Крофт стояла с каменным выражением лица, хотя внутри стало нарастать напряжение. Тут даже дело было не в собравшейся компании, и ничего против Морган она, по-прежнему, не имела. Но сам факт, что это не ее экспедиция, что придется считать с мнениями других в ситуациях, где никто лучше нее самой знать не может… Вся ситуация, целиком и полностью вдруг начала бесить. Наверное, спусковой механизм крылся в поведении блондинки, ведь Лара привыкла, что если кто и сопровождает ее в подобных делах, то это друзья или враги, никак иначе, а сейчас перед ней была неопределенная личность, которая и на контакт идти не хотела, и отдаляться, вроде бы, тоже. Графиня на дух не переносила выяснение отношений, которое лишь отнимает время, поэтому предпочла учтиво промолчать, сдержав себя от комментариев к увиденному. Конечно, это впечатляло, но вряд ли будет столь полезно под землей, как на ее поверхности. Честно говоря, будь воля самой расхитительницы, то она давно бы была у цели, оставив своих компаньонов на этом самом месте, и сделала бы все в одиночку. Так же, как и, скорее всего, Морган было далеко не в радость спускаться в подземелье, так что придется наступить на горло своим амбициям и действовать. - Впечатляет, признаю. Показывать, как метко я стреляю, пожалуй, не буду, предлагаю сразу перейти к делу. Точнее, спуститься к зданию. С этими словами девушка резко повернулась, и направилась к прибережной полосе, имея за цель только одно – избавиться от мужчин. Кажется, те что-то столь оживленно обсуждали, что даже и не заметили бы исчезновения столь важной части их группы. Впрочем, их проблемы. Крофт уже вполне отчетливо видела дальнейший план действий, и в ее сценарии было место, максимум, для двух человек. Поэтому, ловко спрыгнув со склона, графиня стремительно направилась к входу в небольшое строение, которое с виду было заброшенным и не представляло более никакого интереса для рядового археолога – явно, его исследовали вдоль и поперек, но вряд ли что-либо нашли. Ловко пробираясь по узкой дорожке, прямо под которой шумели волны, Лара не отрывала взгляда от намеченной цели, пока, наконец, не добралась до нее. Стоило графине ступить на пол, и направиться вглубь строения, она включила свой фонарик, стараясь разглядеть что-либо. - Это было предсказуемо. С виду помещение напоминало самый обыкновенный уголок, щедро облюбованный туристами. Мусор, полуразрушенные стены, граффити, Лара скривилась, в недовольной гримасе, мысленно выругавшись. Эти термиты уничтожают все на своем пути. Благо, здесь остались уголки не тронутые в такой уж степени. В самом углу виднелись ступеньки, по окончанию коих путь преграждала решетка. Именно туда ноги сами повели расхитительницу, и уже вскоре прогремел выстрел, оповещающий, что одним замком на свете стало меньше. Теперь глазам расхитителей открылся весьма узкий коридор, где света не было вовсе. Благо, фонарь, прикрепленный на уровне груди Крофт, хоть немного спасал положение. Шаг за шагом, она продвигалась вглубь подземного помещения, в надежде увидеть хоть что-то стоящее внимания. Но, видимо, не суждено было. На первый взгляд. Коридор привел девушек в достаточно просторное помещение, в потолке которого была небольшая дыра, и это служило главным источником света. В которых местах виднелись полуразрушенные колоны, осколки глиняных кувшинов, песок, вполне обычный интерьер, но самое интересное оставалось прямо перед глазами. Заметно выделяющаяся на фоне других плита, размерами напоминающая дверь, надписи на которой вряд ли подлежали расшифровке, они слишком пострадали под рукой безжалостного времени. Оглядевшись по сторонам, Крофт приметила еще один проход, слева от их главной цели, и повернулась к Морган. - Знаете, а я передумала. Ухмыльнувшись, Крофт резко повернулась и направилась к выходу. Не в ее правилах объяснять причину любых своих решений, даже самых неожиданных. ---> Поместье Крофт

Mister Sinister: Полёт протекал исключительно скучно, не смотря на хорошее обслуживание, Злыдень скучал и не знал, чем себя занять. Только он начал погружаться в ленивые раздумья о создание нового модифицированного мутанта с возможностями присутствующих здесь персонажей, как заговорил мистер Фуггейт. Внимательно выслушав его, Натаниэль заметно оживился. «Боже, какие возможности открываются перед человеком при владениями данными артефактами. Я пообещал помочь спасти человечество. Хе-хе. Но при этом никто не запретит мне прикарманить парочку артефактов себе. И интересно возможности первого артефакта помогут ли мне в работе. Будет интересно, если скрестить Джину Грей с первобытным человеком….». Эссекс даже не заметил, как самолет приземлился, настолько новые идеи и грандиозные планы захватили его извращенный мозг. Спускаясь по трапу и вдохнув жаркий, обжигающий воздух Африки, он бегло оглянулся по сторонам. Ничего достойного его внимания не нашлось. Темпл представил молодого араба, как проводника. Али Магид оказался довольно-таки смышлёным и проворным, он не стал мучать англичан привыкшим к сырости и промозглости, яркими лучами солнца, и быстро организовал переезд к месту назначения. Добравшись до места и выйдя из машины, Синистер сладко потянулся и оскалившись в подобие улыбки буркнул проводнику: - Охлаждающего напитка у вас не найдётся? Араб услужливо протянул банку колы. Натаниэль жадно припав губами к банке, выпил её в три глотка и усмехнувшись снова обратился к Али: - Вы всегда такой услужливый или ваша любезность распространяется только к Фуггейту и его спутникам? - Во-первых, арабское милое гостеприимство никто не отменял. Во-вторых, я отношусь к Темплу с искренним уважением. - Хех,- презрительно скривился Злыдень. Я так и знал, что чем-то вы ему должны. Араб не успел ничего ему ответить, как Натаниэль резко от него отвернулся. Краем глаза он видел беседу двух дам. Но потеряв их из виду, он заметно напрягся. В один прыжок он переместился в то место где видел их в последний раз. Бегло осмотревшись, он заметил неприметное, заброшенное здание и сразу смекнул, что хитрые особы скрылись именно там. Он телепатически проник в мозг Крофт и без труда определил ее местонахождение. В тот же миг, он переместился к ним, и гневно сверкнув глазами, ехидно произнёс: - Милые дамы, как это ни печально, но мы пытаемся работать в одной команде, если Вы это не забыли. После своих слов, Натаниэль резко, не дожидаясь от них объяснений, отвернулся и начал с интересом осматривать комнату. «Нда... Не очень уж освещенное и приятное помещение. Здесь не помешало бы провести хорошую сануборку... Хотя это все мелочи... Меня больше настораживает тот факт, что мистер Фуггейт остался около араба, не пошёл с нами. Может быть, он нам хочет сделать какую-то проверку, либо боится темноты». Единственный факел был у Лары, и Синистру исключительно из-за этого пришлось следовать за ней. «Надо было взять способности Человека-Факела, сейчас бы вообще я не от кого не зависел». С этими мыслями Натаниэль двинулся по коридору вслед за мисс Крофт.

Element: Нам часто приходится делать то, чего бы мы не хотели, но вынуждены. Мы слушаем голоса миллионов, но никогда не прислушиваемся к своему, словно так оно и должно быть. Мы будем издавать новые указы, куда хуже предыдущих. И пусть нам будет не нравится это, мы будем все равно выполнять так как скажет начальник, президент, командир… Бог в конце концов. Мы всегда выполняем чью то волю, но про свою напрочь забываем, либо просто стараемся показывать, что нам ничего не надо. Морган была сильная, была справедливая в какой то степени, и пусть она потихоньку возрождала в Англии старые позиции, правила. Пусть она вернула смертельные казни, вернула устаревшие законы, она была все таки справедливой и старалась всегда прислушиваться к тому, что ей говорили. Ох, Себастьян, верный поданный и советник, который помог Маркс пройти и огонь и воду. Ох, Немезис, преданны и любимый супруг с котором Элемент предстояло пройти путь от начала до конца. Они были оба предателя, были изгнаны, были чуть не убиты, но они справились со все этим. И не смотря на то, что сейчас Морган была далеко от своего дома, от своего народа, она прекрасно осознавала, что это было необходимо. Раз проблема пришла к тебе в дом, то ты должен ее решить, как говорится. Глядя сейчас в глаза Лары, Морган мысленно задавала себе вопрос: «Почему мы обязательно должны работать в команде?» Ведь если рассуждать как Маркс, то логичнее было рассредоточится и каждый бы из них взял бы то, что умеет лучше всего. Лара была превосходным «солдатом», провела большую часть времени в различных древних экспедициях. Натаниэль, как бы Морган не любила его, был настоящим гением. Что же касалось самой Королевы, то ей было куда проще прикрывать этих двух снаружи, так как под землей особо не разгуляешься в управлении стихий, надо будет всегда держать себя под контролем, дабы не похоронить их всех заживо. – Что же, под землю так под землю – Закатив глаза Морган направилась вслед за Ларой к зданию. Сжав одну руку в кулак, она искоса поглядывала по сторонам, то на Злыдня, так как чувствовала, что этому типу доверять все таки чревато. – Что мы конкретно ищем? – Спокойно спросила Морган осматривая темное помещение, и когда она выровнялась с Ларой шагом, то заглянула в ее лицо. Она заметила, что девушка была чем то недовольна – Что же, хорошо – Пронеслось в ее голове и она вновь стала отставать позволяя брюнетке вести «группу» вперед. Послышался выстрел и Маркс вновь закатила глаза – Как же глупо – Подумала она, не понимая почему люди так любят стрелять. Блондинка коснулась ладошкой решетки, и по телу пробежал легкий холодок. Мрачное и мерзкое место. Они остановились и Элемент внимательно посмотрела вперед себя, заметив одну из плит. С виду она особо ничем не отличалась, точнее незнающий бы сказал что она похожа и на все остальные, но если приглядеться то можно было увидеть что она отличается размером и слегка выпуклая, словно ее вставили туда. Нахмурившись Морган подошла к плите и обернулась к Ларе, которая в этот момент посмотрела на нее – Такие древние сооружения трудно пройти просто так – Проговорила она вновь поворачиваясь к плите и аккуратно кладя ладонь на холодную поверхность – Далеко тут не все так просто и очевидно, как кажется на первый взгляд – Подумала она щурясь и пытаясь рассмотреть надписи на плите. Тем временем Лара ушла на разведку и оставила Морган наедине с Натаниэлем, не лучший вариант, но все же. Марк обернулась к мужчине и улыбнулась – Мистер Эссекс – Позвала его блондинка склоняя голову на бок – Может быть вы сможете расшифровать то что на плите? - Она кивнула в сторону преграды и отошла в сторону. Морган в принципе догадывалась что там могло быть написано, но лучше спросить у кого нибудь, чем самой рваться в бой, тем более без Лары все равно им не следовало двигаться с места. Это здание было старинным, таило в себе кучу ловушек и черт знает что еще, если исходя из истории. – Ох как бы было бы замечательно, если бы здесь был муж.. Уж он то без проблем дал мне нужный совет – Подумала она скрещивая руки на груди и вновь поворачиваясь к плите. Вся эта экспедиция не говорила о хорошем исходе, а уж тем более для такой, как Морган. Сейчас она здесь, в Египте, а ее родная страна находилась без королевы и была уязвима. Нет. Морган не может прохлаждаться здесь, ей куда проще будет отправить своего человека сюда, а самой находится на защите дома и только после недолгих раздумий Маркс развернулась ко всем спиной и направилась к выходу, толком ничего не сказав, лишь - Я не намерена оставлять свой народ без их Королевы - Ее голос эхом ударялся о стены помещения в тот момент, когда фигура блондинки начала исчезать и.. Морган вышла наружу, не сказав ничего Часовому и его другу. Пройдя мимо них, блондинка прикрыла глаза, сосредоточилась и усилившийся ветер подхватил ее на своем порыве, взмыв в воздух, Маркс исчезла среди облаков. [Англия.]

Mister Sinister: Одна мысль на протяжение всей экспедиции крутилась в голове у Натаниэля. Он конечно пытался сейчас быть благородным и готовым, спасать мир от гибели. Он даже старался слушаться приказаний самодура, у которого самомнение превышает все рекорды. На данный момент он остался около машины и дал полное право руководства мисс Крофт, хотя она не являлась человеком, который подлежит уважению со стороны доктора. «Мда… Компания раздражающая. И так не кстати, надо человечество спасать. Нужно внимательно слушать указания двух неприятных личностей. И тут у меня вопрос: Причём тут я? Я не один их тех добропорядочных иксменов. Меня позвали сюда, как гения. Но я работаю в области генетики. Разве в этой экспедиции появятся мумии-мутанты, бессмертные шестирукие чудовища? Это просто экспедиция, где надо изучать надписи на стенах, использовать артефакты ради добра и слушаться Темпла и Лару. Нет, это путешествие не по мне»,- размышлял Злыдень. Проходя мимо, он рассматривал эти расписанные, украшенные, находящиеся в великолепном состоянии стены. К какой эпохе относились эти надписи, было к сожалению неизвестно Натаниэлю. Он хоть и был полиглотом, но больше специализировался на существующих языках. Только два-три древних языка были ему известны, которые были нужны при исследовании данных нужных для его работы. Египетский язык тут был не при чём. Ему бы сейчас реальное дело, где он мог показать свои способности великолепного генетика, великолепного эксперта. Для него интересная работа для ума, была равноценной как Саблезубому разорвать в клочья жертву. Глядя на Лару Крофт в голову Злыдня пришла идея. Соединить силы Агента Зеро, Соколиного глаза, Дэдпула, и наконец Лары Крофт, какой бы стрелок получился. Надо в будущем подумать об этом эксперименте, сейчас не когда. В его мечты вписалась реплика Элемент: - Мистер Эссекс, может быть вы сможете расшифровать то что на плите?,- проговорила Морган обращая внимание на старинную плиту. Только Синистер открыл рот, пытаясь произнести отрицательный ответ, но в голову генетика пришло телепатическое сообщение: «Натаниэль Эссекс, вам надо прибыть в компанию Прайматек. Туда скоро подвезут живых мертвецов, вам надо исследовать их и выяснить причины воскрешения». Дослушав до конца Злыдень произнёс громким голосом: - Мне нужно отправиться по делам, спасайте мир сами. Надоело… Это не моя забота! - после произнесения последнего слова Синистер сразу испарился и появился около входа в компанию Прайматек. /Компания “Primatech”/



полная версия страницы