Форум » Остальные страны и другие миры » Лес (Канада) 0.1 » Ответить

Лес (Канада) 0.1

Native: Густая, труднопроходимая и вечно-зелёная тайга. Растительность преимущественно хвойная, северная, лиственные деревья встречаются в значительно меньшем количестве. Атмосфера в лесу приятная: тишину нарушает лишь пение птиц, журчание многочисленных ручьев и редких крупных рек. Эхом звучат голоса обитающих здесь животных - как общеизвестных, так и не очень. Мало кто из людей выбирался в эту глубинку. Можно даже сказать, что большая её часть человеком нетронута.

Ответов - 49, стр: 1 2 All

Native: первый пост Абориген лежала на шкуре, в своей пещере. Хотелось есть, и нужно было подниматься. Рыба, да, ее проще всего поймать. Девушка предпочитала, есть ее сырой. Когда то, возможно на и разводила огонь, но того времени уже почти не помнила. Жизнь в лесу, каждый день такой же, как и предыдущий, все сливается в одну картину. Каждое утро нужно вставать, ловить рыбу, поесть, после пробежаться по лесу, что бы узнать ничего ли не изменилось, снова поймать что-нибудь на обед… Но, определенно кое что изменилось. После событий связанных с Оружием Икс, а точнее с его отдельной ветвью. Саблезубый, Росомаха, ее связь с последним, и во что это вылилось. Она ведь спокойно жила в лесу, никого не трогала. Ну, за исключением животных и слишком любопытных туристов. И почему Оружие Икс вспомнило о ней, спустя столько лет? А ребенок…нет, об этом не стоит даже думать. После того, как она «умерла», и Логан ушел – Абориген вернулась к своей обычной жизни. А точнее, она постаралась забыть все человеческое, что этот мужчина ей напомнил. И у девушки получилось. Вот, она снова зверь, питается сырым мясом, живет в пещере и ходит в обносках из шкуры. Больше никаких человеческих слов, желаний, и мечтаний. Просто, борьба за свое выживание. Девушка поднялась со шкуры и потянулась. Замерев на миг, и втянув носом воздух, принюхиваясь, она убедилась, что поблизости никого нет. Абориген откинула упавшие на лицо волосы, которые уже успели спутаться, и пошла к выходу из пещеры. Так спокойно, хорошо… Быстрый прыжок вниз, еще несколько. Деревья проносятся по бокам с бешеной скоростью. Ладошка и ступнями ощущаешь холодную землю. Она становиться чуть влажной, ухи улавливают шум воды. Вот, еще несколько метров, и прямо перед девушкой открылась речка. Абориген поднялась на ноги, и медленно вошла в воду. Пусть она и прохладная, но куда лучше кипятка, которым ее мыли в «Оружии». Из правой руки медленно выехали три когтя. Девушка замерла и принюхалась…быстрый взмах когтей, всплеск воды. Абориген подняла руку на уровень своего лица. На ее когти была нанизана довольно большая рыба. Очень удачно, для первого раза на сегодня. На лице появилась улыбка. Девушка не спеша, направилась обратно к пещере.

Cyber: Боевой вертолет медленно летел высоко в воздухе. Усовершенствованная версия американского вертолета Блэк Хок. Многоцелевой армейский вертолет с ракетами, пулетами и всем необходимым. Два немолодых и опытных пилота иногда переговаривались, координируя свои действия, хотя куда чаще понимали друг друга без слов. Видно, летали они далеко не первый год. А может им просто не хотелось привлекать к внимание третьего участника, сидевшего на полу и прислонившегося спиной с стене. Он с каким-то отрешенным лицом смотрел на свой длинный армейский нож, имевший двухстороннюю заточку, и иногда проводил по нему точильным станком, хотя нож в заточке не нуждался. Еще бы, модель была сделана на заказ, адамантин, практически уникальная вещь. Но государство могло себе позволить давать такие игрушки своим работникам. Особенно тем, о деятельности которых знать желало меньше всего. Нож не тупился, не ломался, на нем не было зазубрин. А еще он резал все подряд. Может поэтому пилоты иногда посматривали на своего гостя с опаской? Их работа была проста, прилететь на место, высадить, отлететь на запасную площадку, заправить топливо и по первому сигналу вернуться за объектами. И никакие странные типы, особенно с ножами и кучей оружия, им не нравились. А еще им не нравилось, зачем они повезли с собой такое количество различных транквилизаторов. Но их дело было летать. А пассажир уж сам разберется. Как всегда, в черном камуфляже, в черных армейских ботинках, в ухе маленький наушник, соединенный проводком с шеей, разгрузочный жилет с одним пистолетом, двумя обоймами и тройкой гранат, а так же тяжелый автомат ХМ29 OICW с кучей прибамбасов, как лазерный целеуказатель и мощная оптика. Ну и конечно, на человеке были надеты черные полуперчатки. Все же бы ничего, если бы еще его глаз не светился красным светом. Лениво убрав нож на специально подготовленное для него отделение на штанах, боец подтянул к себе автомат и принялся заряжать его. Обойма, гранаты для подствольника. Он покосился на красную ленту на обойме. Боевые. Не пойдет. Надо взять живьем. Приказали. И хорошо платят. Вздох, доставая из подсумка обойму с зеленой лентой. В этих дротиках был транквилизатор, которого хватит на 10 быков. Кибер усмехнулся, когда в вертолете загорелась красная лампочка. Прицепив себя тросом к вертолету, Сайлас лишь заметил, что пилоты не желают ему удачной охоты. Мгновенное желание достать пистолет и убить их было подавлено в зародыше. Своих убивать было нельзя. Всех остальных - можно. Раз, два, три, четыре, пять - я иду искать. Он знал, где находится цель. Галлюционаген усилил его ментальные способности и даже позволил переродиться. И теперь он мог выследить любого мутанта на Земле. И одного он уже выследил. Прыжок вниз, используя трос как страховку. Останавливаясь лишь метрах в семи от земли и отцепляясь. Адамантиновая кожа поглатила весь удар. А Кибер лишь оскалился, готовясь к охоте.

Native: Нет, сегодня везение было не на стороне Абориген. Девушка остановилась и выпустила рыбу из рук. Такой знакомый запах, и так близко. Черт, этого же не может быть! Что они тут делают?! Неужели снова?! Сжав руки в кулаки, она резко обернулась. На лице застыл оскал, а в глазах немая злоба. Она же никого не трогает, никто о ней не знает, почему они появляются снова и снова? Сколько их не уничтожай, приходят новые. Это когда-нибудь кончится?! Когда, наконец, то существование организации «Оружие икс» придет к своему концу? Сколько лет должно пройти? Рыкнув на невидимого противника, Абориген так же резко повернулась, и побежала обратно к своей пещере. Там все равно слишком много ее запаха, это уже нет времени исправлять. Добежав до той, девушка резко взяла чуть вправо и запрыгнула на выступ над входом. Дальше, не хуже профессионального скалолаза, Абориген начала взбираться на гору, в которой собственно и была пещера. От туда обзор был куда лучше. Пусть на верх не занял особо много времени. Сейчас была не та ситуация, при которой можно было медлить. Последние несколько рывков, прыжок вверх, осталось только подтянутся. Сделав необходимое, Абориген забралась на выступ и перевернулась на живот. Уперевшись руками о землю, девушка медленно поднялась и замерла. Ее ноги были полусогнуты в коленях, руки сжаты в кулаки. Несколько раз втянув носом воздух, что бы убедится, что она не ошиблась. Конечно, ошибки быть не может. Спутать этот запах с другим – невозможно. Девушка чуть прищурилась, всматриваясь вдаль. Уши улавливали звук отдаляющегося вертолета, он был уже вне зоны ее видимости, где-то далеко за деревьями. И этот звук медленно стихал, уступая естественным звукам леса. В голове мелькнула мысль, что лучше бы вертолет остался. Эта тишина была куда хуже. Так, хотя бы знаешь где противник, его намного легче найти… Абориген быстро спрыгнула вниз, ухватившись за край скалы. После, отпустив руку, девушка начала спускаться вниз. Это заняло не больше времени, чем подъем на гору. Лучше было найти противника первой, чем ждать, пока он найдет ее и займет более выгодную позицию.

Cyber: Лес. Куда не повернись - везде одно и тоже. Деревья, деревья, деревья. Где-то вдалеке бегал олень. Многие птицы покидали свои места из-за появления вертолета и неожиданного гостя. Лес словно напрягся. Ему определенно не нравился этот незнакомец, в черном, с оружием, от него шла какая-то опасность, которую могли почувствовать лишь некоторые. Быстро оглядевшись, Кибер только усмехнулся. Кибернетический глаз был чем-то особенным. Столько режимов зрения. Тепловой, рентген, обычный, в темноте. Ученые Управления иногда всерьез его удивляли, подбрасывая своим сотрудникам такие игрушки. Правда и взамен они порой требовали странные вещи. Например, части тела какое-нибудь необычного мутанта, образцы крови и тканей. В общем, чтобы получить хорошие игрушки требовалось поработать. Еще раз быстро осмотревшись и определив для себя направление, Сайлас сорвался с места, двигаясь по направлению к водопаду. Направление - северо-восток. Уходит. Почуяла, стерва. Придется побегать. В чем-чем, а в скорости у Кибера не было никаких преимуществ. Да, он был отлично натренирован бегать длинные расстояния, но многие мутанты были в разы его. И часто разбивались о кожу Бурра, не успев посмотреть, куда летят. Мысленно корректируя свое направление, Сайлас в течение четырех минут добрался до высокой точки, с которой открывался отличный взор на водопад. Мокнуть крайне не хотелось, потому он начал спускаться, двигаясь в обход. Еще две минуты преимущества соперника. Остановилась, да. Ждет, принюхивается. Ну жди, крошка, я скоро буду. Очередной звериный оскал. Краем глаза Бурр заметил рыбу с тремя широкими ранами. Еще не забыла старые приемы. Усмешка, переводя дыхание и вновь срываясь с места. Цель двигалась, это насторожило Бурра. Двигалась вертикально. Скала? Для лучшего обзора. Возможна. Она ведь не знает, что ее хрупкое тело словно подсвечивалось на всей этой местности. Сайлас остановился, лишь найдя пещеру. Соперник все еще был наверху. Что ж, пусть думает, что победила. Кибер для вида зашел в пещеру, постоял там, с презрением оглядывая весь тот хлам, который сейчас видел. Шкуры. Подобие кровати. Он презирал такой образ жизни, считая, что если человеку дан потенциал, то надо его использовать. Через минуту он вышел из пещеры и снова пошел в лес. Отойдя буквально на десять метров, Кибер использовал свои когти, не такие как ее и Росомахи, чтобы забраться на дерево, достал автомат и переключил режим стрельбы на стрельбу гранатами. Вид сквозь листья был не лучший. Если ты не обладаешь рентгеновским зрением. А Абориген как раз начала спускаться. Что же, Кибер оскалился, выпуская маленькую осколочную 20мм гранату в полуметре слева от нее. И вторую следом, метром ниже.

Native: И, конечно же, Абориген опоздала. Да, начался такой период в жизни, когда все стали опаздывать. Она опоздала, Логан опоздал, снова Логан опоздал, они опоздали. За то, Виктор Крид успел везде. А Абориген – просто выжила. Это шестое чувство? Нет, это элементарная логика и глаза. Вот, что то странное попало в скалу слева от нее, а теперь еще и снизу. Инстинкт орет - «беги». Но куда? Осталось два пути, вверх или вправо. Вверх – это слишком тяжело, пока развернешься, найдешь, от чего оттолкнутся, прыгнешь. В сторону, конечно проще. И как раз следа небольшой выступ, можно оттолкнуться от него. Это девушка и сделала. Быстро оттолкнувшись ногой от того же выступа, Абориген отпрыгнула вправо. Но, как уже было сказано – опоздала. Стоило только проделать операцию, как те самые «штуки», оказавшиеся гранатами – взорвались. И, получив дополнительное ускорение, девушка отлетела в сторону. Появилась идея, затормозить когтями. Благо, выпустить те не составило труда. Только сразу же возникла проблема. Будь они, конечно, покрыты адамантием, то не было бы проблем. Но, так как когти были просто из кости, они сломались, не выдержав напора. Вскрикнув, от боли, девчонка совсем потеряла ориентацию в пространстве, и полетела вниз. Благо, хотя не столь уж и в благо, лететь пришлось не долго. В скале был небольшой выступ, на который Абориген и упала. Не совсем благополучно приземлившись, она сразу же перевернулась на бок, чуть не свалившись при этом дальше. Втянув в руки остатки костей, девушка стала ждать, когда же регенерация сделает свое. Благо, хоть с регенерацией ее природа не «обделила». Прошло несколько минут, и девчонка снова вскочила, принюхавшись. Нужно было найти его. И теперь, это не заняло много места. Запах, приблизительное понятие где искать, острое зрение. Абориген спрыгнула с выступа, так как до земли не много оставалось. Приземлившись, она по инерции кувыркнулась, и на всех 4 побежала в сторону, где предполагаемо был нападающий.

Cyber: Неплохо, девочка, совсем неплохо. Но ты забыла, что мы не так-то просты. А зря. Маленькие гранаты были совсем обычные. То есть не просто взрывались. Нет, они еще при взрыве разбрасывали такие маленькие, но крайне неприятные иголки, предназначенные для поражения пехоты. Часто такие гранаты называли противопехотные, в честь мин, которые устанавливались в направлениях, где пройдет пехота и своими осколками раняли, а зачастую и убивали солдат, даже защищенных. Так и сейчас. При взрыве снаряда слева, два небольших осколка впились в кожу девушки. Но, возможно из-за резкого выброса адреналина в кровь, а может и из-за регенеративного фактора, она никак не реагировала на эти мелочи. Кибер с каким-то упоительным выражением на лице смотрел, как она спасала свою жизнь, прыгая в сторону, срываясь, ломая свои когти. Он поморщился, это должно было быть больно. Кости вообще материал очень непрочный. Адамантин ему нравился куда больше. Она спряталась. Кибер улыбнулся. Конечно, он понимал, что ей нужно время, чтобы залечить свои когти. Любезно спустившись с дерева и стоя на открытом пространстве, он наблюдал за девушкой с автоматом на перевес без всякой оптики. Едва она спустилась полностью и побежала на него, Кибер поднес автомат к плечу и открыл автоматический прицельный огонь короткими очередями, целясь в основном в грудь девушки и ее голову. Да и стрелял он не боевыми патронами, а всего лишь дротиками. Пара которых подкосила бы и ее.

Native: Боль, где то в боку начала нарастать. Наверно адреналин, помноженный на регенерацию сумел обезопасить свою хозяйку, но не на долго. Теперь, ощущения стали восстанавливаться, и боль была весьма ощутимой. Но, Абориген привыкла к трудностям, и она знала, нужно бежать. Если она остановится - это конец. И будет куда больнее. Это уже давно не игра, а ее жизнь. Как же тяжело, больно. Хочется остановится, передохнуть, лечь. Но нет, нельзя этого делать. Нужно вытащить осколки и бежать дальше. Легко сказать. Это тебе не пуля и не нож, и тем более сделать это на ходу. Поэтому, Аб, решила положится на регенерацию и продолжила свой путь. Стоит отметить, скорость ее стала меньше, дыхание сбилось. Радовало то, что теперь она точно знала место положение врага. Тем более, когда она приблизилась к предполагаемому место, противник открыл огонь, стреляя очередями. Теперь, сомнений не было. Вон то дерево. Уворачиваться от пуль для девушки было привычным делом. И с этой задачей она вполне справилась. Приблизившись ближе, она резко сменила курс, взяв чуть влево, и скрылась в кустах. Ее идеей было обогнуть дерево, и прыгнуть на противника сзади. По пути, запрыгнув, на приближенные к земле ветки, она начала подниматься выше, направляясь в сторону дерева. Адреналин все еще бушевал, давая возможность продвигаться дальше. Вот, ветка за веткой, еще немного. Сердце бешено бьется, когти снова выехали из рук. Радовало то, что они уже успели восстановиться. Пробегая мимо необходимого дерева, передвигаясь по веткам соседних деревьев, она зацепилась когтями за ствол дерева, тем самым, помогая себе развернутся, и направилась прямо на противника. Несколько прыжков, звериный рык, вырвавшийся из глотки. И вот, оттолкнувшись от ветки, Абориген прыгнула на того.

Cyber: Бурр продолжал стрелять по движущейся мишени. Иногда дротики пролетали в опасной близости ее тела, а двигалась она, к слову, весьма хорошо. Если бы еще не ее звериное поведение и не движение на четырех конечностях, из нее можно было бы сделать отличного солдата. Но что-то подсказывало полковнику, что дело – дрянь, и никогда из нее хорошего солдата не получится. Не потому, что не смогут приручить – а потому, что не станут. Какой смысл вкладывать огромные средства в программу, в которой не уверены сами разработчики? Хотя.. Сайлас уже видел на базу пару подобных мутантов. Диких, злых, когтистых. И у всех была одна отличительная черта: все имели огромный целебный фактор. Словно какой-то злой гений нарочно в разных частях света давал мутантам эти необычные качества. Но исследования показывали, что все они просто рождались такими, а со временем их Фактор Икс просыпался, и они начинали убивать. Одних удавалось изолировать от общества и становились подобно Росомахе, безумными монстрами с одним желанием – остаться в покое. А других просто убивали: чаще всего сжигали до пыли. Сайлас неожиданно для самого себя сбился с ритма стрельбы по три патрона, дав длинную очередь и почему-то вспомнив эпизод из своей жизни, когда он встретил Росомаху, что случилось почти сто лет назад. Тогда они были почти друзьями. А сейчас ненавидели друг друга. А Кибер ненавидел много кого. Девушка, между тем резко рванула в кусты, будто надеясь спрятаться от красного глаза. Странный маневр. Правда Кибер усмехнулся, когда она быстро лезла по дереву, чтобы потом прыгнуть на него. Она была животным, которое надо было приручить. Расстояния – его конек. Ведь он был вооружен, а у нее были лишь когти. Она прыгнула. И еще пока летела две маленькие гранаты устремились в ее грудь. Говорят, бывают моменты, когда время движется очень медленно. Так и сейчас. Сайлас видел вращение гранат, их полет, и уже знал, как будет атаковать ее, если вдруг его маленькие металлические друзья не выполнят поставленную перед ними задачу.

Native: Ну вот, так всегда. Пора бы и себе оружием запастись, что ли? А то что то все резко стали сильней. Не то что, когда она сбежала из «Оружия». Тогда, Абориген со своей мутацией была отличным оружием. Вот, она летит на него…а в ее грудь уже летят две маленькие блестящие вещички. Инстинктивно, девчонка поняла, что нужно бежать. А что же это? Гранаты?! Девушка резко широко распахнула глаза, а рукой зацепилась за ближайшую ветку. Скорость с которой она летела на противника была огромной, и зацепившись, она резко дернулась в сторону. Жаль только, этого было не достаточно. Гранаты взорвались, Абориген в который раз откинуло в сторону. Благо, отклонившись от намеченного курса, она получила «меньше». Пролетев метров 5, девушка ударилась спиной о створ дерева и полетела вниз. Теперь то, в голове начали вспоминаться человеческие слова. - Че…черт! Дорога вниз была куда быстрее. Вот, еще немного…но, удара не последовало. Потому что, снова благодаря инстинктам, она сумела зацепится за одну из последних веток рукой. А дальше, она отцепилась от ветки и приземлилась на землю. Теперь, боль в боку была куда более ощутимой. Из уголка рта текла струйка крови, да и все тело было в царапинах. Стоять на ногах было сложно, поэтому девушка опустилась на одно колено. Регенерация делала свое, и Абориген нужно было всего лишь немного времени.

Cyber: Да, это были гранаты. Абсолютно такие же, как и те, что взорвались у стен пещеры, когда девушка спускалась. Современные технологии порой творили чудеса. Помимо того, что винтовка была штурмовой и весьма безотказной в использовании при грамотной эксплуатации, в нее был встроен маленький подствольный гранатомет, рассчитанный на шесть гранат калибра 20мм. И это было мелочью, что винтовка весила почти семь килограмм. Кибер использовал бы ее, весь она хоть все двадцать. Для него практически не было разницы между столь малыми весовыми категориями. Разница начиналась, когда вес превышал пятьсот килограмм. Вот тогда приходилось задумываться, как переносить предмет, но, как показывает практика, такое случалось крайне редко. Кибер прекрасно видел, что как девушка увернулась от гранат и мысленно ее похвалил. Все же в Оружии Икс всегда делали отличных бойцов. Взять хоть их с Зеро. Хотя.. Кибер предложил им свои услуги, а Зеро всегда работал на них. Чуть мотнув головой, Сайлас лишь усмехнулся бегом двинувшись к той полянке, где сейчас оказалась девушка. Она была ранена. Это радовало. Проблема была только в том, что, как назло, ее раны быстро восстанавливались, а значит надо было ее вырубить - выключить сознание. Короткая очередь дротиками в недвижимую цель и автомат, надоев владельцу, полетел в траву. Кибер разогнался, резко набрав скорость, и двинулся зигзагами. Право, лево, снова право, подшаг к девушке, находясь на расстоянии удары, скручивание на правую сторону всем корпусом, раскручивание и нанесение сильного удара правым кулаком в челюсть и тут же новое раскручивание левый кулак устремился ниже ребер - туда, где у людей располагалась печень.

Native: Все не могло быть так просто. Он уже был рядом, и Абориген это чувствовала. Только вот, она не могла сейчас среагировать так быстро. Боль, рана, усталость которая появилась как будто ни от куда. Так всегда бывало, когда что-нибудь болит. А тут рана в боку, да еще и спиной приложилась. Вот, оно уже совсем рядом. Девушка подняла голову, вглядываясь в сторону, где предположительно должен быть противник. И он не заставил себя долго ждать. И последнее что видела Аб – кулак. И еще какой кулак! Кожа этого человека явно не была обычно. И единственное что Абориген успела сделать – упасть на землю. От одного из ударов увернулась, уже плюс. И рана в боку почти затянулась. Теперь уж не до нее было, как и до боли. Противник в каких то нескольких шагах! Кувырок назад, девушка снова на ногах. Рука прижата к боку. Только пот зря она поднялась – следом за первым ударом, последовал другой. От него девчонка уже не успела увернутся. Только отшатнутся немного назад, автоматически. Глаза широко распахнулись, с губ сорвался стон. Девушка снова упала на спину, и закашлялась, согнувшись почти пополам. Это явно был не человек! Теперь это отчетливо чувствовалось. Но, Абориген не собиралась так просто сдаваться. Довольно быстро поднявшись, оттолкнувшись второй рукой от земли, она развела руки в стороны и выпустила когти. Из-за стиснутых зубов вырвался рык. Нет, это уже давно не девушка, у которой было имя, семья, мечты. Это зверь, этот зверь будет стоять до конца.

Cyber: -Ну покажи мне, девочка, чему мы тебя научили. – Сайлас скрестил руки на груди, из каждого пальца выходило по одному недлинному, но смертельно опасному когтю. К сожалению, при рождении выдвижные когти ему не достались, а эти представляли собой скорее хирургическое вмешательство в его организм. Конечно, добровольное. Он только жалел, что врач не смог вживить ему хотя бы два прямых лезвия в кисти рук. Теперь это уже точно было невозможно, ведь кожа была покрыта адамантием и разрезать ее не представлялось возможным. Разве что следующее тело, которое он найдет, будет обладать такими когтями. Бурр об этом уже думал. Но и его небольшие лезвия на руках, а когтями это назвать просто язык не поворачивался, были смертельно опасны. Особенно для мутантов вроде Росомахи. Потому что Кибер делал их специально против него. Левые лезвия были покрыты сильным галлюционагеном, правые же – быстродействующим ядом, который убивал обычный организм за тридцать секунд. Логану удавалось держаться шесть минут. А девушка, тем временем, не теряла силу понапрасну и уже залечила прежние раны. Будь она не врагом, Сайлас бы похвалил ее. Но сейчас у него была задача привести ее на базу. Живой. Потому откручивать голову было запрещено. Как и несколько других способов убийства подобных мутантов. Солдат медленно коснулся пальцем кнопки на шее, вызывая вертолет. Жду вас на месте через десять минут. Возьмите с собой медика. Сайлас выключил рацию и вновь оскалился, ожидая начало схватки. Как он и предполагал, атаковать вновь придется ему. Что ж, можно и поиграть несколько минут. Рывок вперед, зигзагами, вновь рывок вправо, скручивание на правую сторону, удар правой сбоку и сразу же, не сбавляя скорости, правой ногой с разворота, целясь в лицо. Левая рука все время у лица, пальцы сжаты.

Native: -Ну покажи мне, девочка, чему мы тебя научили. Нет, на эту провокацию Абориген не отреагировала. Как же хорошо порой, не помнить языка человеческого. Или в данном случае, стараясь его не вспоминать. Просто, какие то звуки, странное существо. Разведя руки в стороны, девушка чуть разжала пальцы, и снова сжала их, дав чуть отдохнуть. Он снова будет атаковать? Ожидать долго не пришлось. Вот, он уже в нескольких шагах, удар. Абориген пыталась сосредоточится, но драться с равным тебе по силе, или даже более, человеком – не то, что со зверем. Удар справа, девушка стиснула зубы стараясь стерпеть боль. А дальше, не теряя времени, попыталась нанести удар в шею противника. Но, во-первых не попала, во вторых…когти сломались. Да что же это такое?! К ней уже стремилась нога противника, и нужно было уклоняться. Прыжок в сторону, а после на ветку. Рука болела, но под действием адреналина Абориген снова не замечала боли. Регенерация делала свое, и это радовало. Что делать дальше? Шансы Аб на победу были явно небольшими. У него и оружие, и что-то странное с кожей, и когти, которых нужно было опасаться, об этом кричали все инстинкты. Ах да, у него еще и опыт, познания о ней и ее способностях, и куча-куча всего. Было бы идеей столкнуть его с обрыва, но они не на обрыве. Когтями тут не поможешь, нужно думать. Может стащить что-то из его оружия и задействовать против него самого? Тоже идея. Забравшись повыше на дерево, она ухмыльнулась. Интересно, что он будет делать? Снова начнет стрелять, или все же предпочтет рукопашный бой? Если да, то на деревьях у Абориген будет больше шансов. Точнее, будут хоть какие то шансы.

Cyber: Удар рукой – попадание. Нога совсем немного не дошла до цели, иначе бы девушка уже точно лежала в нокауте. Одна из ее рук устремилась к горлу врага. Будь Сайлас обычным врагом – рана была бы для него смертельная. Перебитая трахея, а может она дошла бы и до позвоночника, что гарантировало бы ему смерть на все двести процентов. В отличие от Росомахи ему не достался еще и позвоночник с адамантиевым напылением. А вот кожа прекрасно выдержала удар. Хруст. Ее когти просто сломались. Вот за что он любил программу и одновременно немного побаивался ее: ученые делали из солдат настоящих монстров, которые могли справиться с любой угрозой. И если бы она сейчас прошла обработку – то стала бы таким же совершенным оружием, как и Логан. Абориген отпрыгнула, разрывая дистанцию, и, видимо понимая, что простым оружием с ним не справиться. Еще один прыжок и она уже весит на ветке. Три выстрела из крупнокалиберного пистолета на этот раз уже вполне боевыми патронами и звуковая граната рванула в полуметре от того места, где она находилась. Кибер понимал, что если она уйдет в леса, то за ней долго придется бегать. Кроме того, у нее будет преимущество: ведь она легкая и любит перемещаться по деревьям, а Кибер тяжелый, он будет уступать ей в скорости. В то же он мог найти ее в любом месте. А это значит, что процесс поимки просто затянется. В руке возникла еще одна звуковая граната, а он стоял на земле, ожидая, как себя поведет девушка после взрыва и выстрелов. Может, до нее дойдет, что проще сдаться..

Game Master: Пост за Native от Game Master Девушка сидела на корточках, удобно «устроившись» на прочной ветке дерева, облокотившись на ствол. Глядя сверху вниз на Сайласа, Абориген невольно была готова практически к любым действиям мужчины. В руке мужчины показался какой-то круглый предмет, и девушка не сразу поняла, что бомба уже летит в ее сторону! Что-что, а надо признать, бросал мужчина ооочень неплохо! Абориген быстро развернулась и уже оттолкнулась ногами, чтобы «перескочить» на другую ветку, но не успела – бомба с оглушительным хлопком взорвалась, обдав своей волной приличное расстояние вокруг, под которое так же попала и сама Абориген! Она не успела… От звука самого взрыва, заложило уши. На какой-то момент она решила, что совсем оглохла; голова гудела, но через какое-то время вновь стали слышны звуки, но боль в голове осталась. Девушка неумолимо сбилась со своей «траектории» и начала стремительно приближаться к земле. Ветки цеплялись за одежду, волосы, причиняя неудобства. Абориген быстро сориентировалась и, крепко зацепившись за одну из прочных веток, повисла. Регенерация уже сделала свое дело, раны затянулись и девушка, подтянувшись на руках и снова сев на корточки на ветку ближе к стволу дерева, посмотрела вниз. Мужчина, просто какой-то неуязвимый, уже тем временем достал вторую бомбу! Уже зная что может быть дальше, Абориген, используя всю свою легкость и проворность, ринулась на другой сук, легко перепрыгнув и держа равновесие. Затем снова, стараясь скрыться как можно быстрее! Зверь не сдается! Он может скрыться и нанести удар уже по-другому! Но сейчас задачей Абориген было – скрыться! Девушка вновь перескакивала а потом, выбрав удачный момент, не останавливаясь, приземлилась на землю. Коснувшись еще и ладонями земли, девушка бесшумно, чувствуя себя наиболее комфортно в лесу, скрылась за множеством стволов деревьев. Но нет... Она сама не поняла, что произошло, но тем не менее, она оказалась на земле. Оглянувшись назад, девушка вновь увидела мужчину, что ее никак не оставлял в покое и преследовал. - Вот черт... - пронеслось в мыслях. Бежать уже не было смысла...

Cyber: Взрыв гранаты. На пару секунд заложило уши. Практически все звуки пропали, но цель оставалась по-прежнему на месте. Увидев, что Кибер что-то кинул в ее сторону, девочка снова отпрыгнула. – Я на твоей могиле сделаю надпись «Кузнечик». Очередной злостный оскал, и вторая граната полетела в цель. И вновь прыжок. Девушка начала падать, но зацепилась за ветку. Сайлас отчетливо видел кровь на ее ушах: от двух взрывов лопнули перепонки. Но с ее уровнем регенерации было сложно сказать, восстановились ли они уже сейчас или будут в полном порядке через пару секунд. Сайлас злился. Зверь убежал в лес. Бурр подхватил автомат и бегом кинулся за нес, оставляя отчетливые следы на земле. На ходу он нажал на небольшую кнопку указательным пальцем и обойма выпала. На ее места сразу пошла новая. Бежать и работать с оптикой было откровенно говоря сложновато, поскольку Абориген все больше и больше отдалялась, но теперь, как оптика была настроена на нее, дротики превратятся в «умные пули», которые могут несильно, но менять свое траекторию, чтобы поразить цель. Порой человечество все же делало что-то полезное. Добегалась. Девушка была на земле. Бурр выстрелил тремя дротиками и краем глаза отметил, как один точно впился ей в ногу и уже выплескивал огромную порцию транквилизаторов в кровь. Высоко в воздухе уже завис вертолет. Бежать было просто некуда. Закинув автомат за спину, Сайлас вновь выпустил когти, смотря прямо на свою противницу. Либо ты идешь по-хорошему, либо я ломаю тебе все кости и поддерживаю жизнь в таком состоянии. Кибер был уверен, что она его понимает. Не могла не понимать.

Native: обнажая клыки. Почему так всегда? Примерно, расклад дальнейших действий она уже знала. Сейчас победит он, ее доставят в Оружие икс, снова будет душ кипятком, далее какие то эксперименты. Только вот, кто теперь поможет ей бежать? Где был Росомаха, она понятия не имела, а на то, что это удастся сделать ей самой, было мало шансов. Но, попытки все равно будут. Перед глазами все начало расплываться, дыхание сбилось. Транквилизатор? Странно, но она помнила подобные вещи. Обидно, но и результат их действия она тоже помнила. Ноги подкашивались, она медленно сползала на землю. Кожа дерева была шершавой, жесткой, на спине оставались царапины. Чаще заморгав, девушка как могла противилась сну. - Н…нена….ненави…жу…в…ва…ас. Да, в такие моменты и человеческий язык вспомнишь. Осознание того, что ты проиграл, и что это конец – что может быть хуже? Дальше будет боль, много боли, и призрачная надежда на спасение. Почему именно она? В чем ее ценность? Абориген не могла этого понять, и больше не пыталась. Вспоминалось странное слово «судьба», которое так часто говорили люди… Но, зверь есть зверь, так просто не сдастся. Вот, девушка кладет руки на дерево. Согнувшись, часто моргая ,чтобы глаза не закрылись окончательно, она оттолкнулась от земли в прыжке. Последний прыжок, выпустив когти. Вот, когти снова ломаются о его кожу. Чуть отлетя в сторону, девушка упала на бок и замерла. Все, больше сопротивляться не было сил, да и желания. Прошло не больше минуты, пока длились все эти действия, веки Аб сомкнулись, а когти вернулись в руки.

Cyber: Усмешка. Дротик все же попал в жертву. Бурр стоял и смотрел, как она себя поведет. Секунды тянулись. Девушка прислонилась к дереву. Сайлас медленно поставил свой крупногабаритный автомат на предохранитель, после чего чуть присел, ожидая дальнейших действий девушки. В каждой дротике было огромное количество транквилизаторов, которое должно было свалить не только быка, но и всю его семью. Девушка выглядела уставшей, но все еще готовой к сражению. Сайлас это оценил. Ему было даже немного жаль, что она не хочет, а может и не может, принять программу. Такой потенциал пропадал напрасно. Но вся семья Хоулеттов была, мягко говоря странной: Джеймс, Дакен, Х-23, все они они получили огромную силу, но никто не хотел использовать ее для своего государства. Или для себя. -Ненавижу вас.. – Девушка произнесла эти слова крайне отрывочно, но в целом Кибер понял, что она сказала. Бурр лишь улыбнулся. Сколько раз на своей жизни он слышал такие слова, а так же проклятия и обещания убить, но пока что никому сделать это не удавалось. Резкий прыжок, рассчитанный на неожиданность, но уже вялый, значительно слабее предыдущих, хруст, когти ударились о стальную грудь Бурр, разрезав лишь верхний слой кожи и майку, и сломались об металл. Сайлас подхватил уже недвижимое тело девушки одной рукой, а второй нажал на передатчик. -Принимай объект. – Вертолет опустился на поляну, и Кибер положил девушку в салон на некое подобие кровати, чуть более мягкое, чем все остальное. К ней сразу же были присоединены пара медицинских приборов, которые показывали ее состоянии. В кабине помимо пилота присутствовал один медик, который и проводил все эти хитрые операции, действуя весьма осторожно, но быстро: свою работу он знал отлично. Без лишних слов вертолет набрал высоту и полетел в сторону основной базы. Бурр поставил ноги на подножку вертолета и смотрел на эти бесконечные леса, частично понимая, почему она пряталась в такой красоте в одиночестве. >>Основная База Оружия Х

Lensh: События после Собора св. Патрика. Дорога по направлению в Лес. Лара мчала на своем байке, подальше от этого ужасного Нью-Йорка, ужасен был не сам город, а события, которые с ней не так давно произошли в нем. Ей нужно было прийти в себя, утихомирить хаос в своей душе, а Lensh не знала лучшего места чем лес, и чем он безлюдней, тем было бы лучше. В пору своей юности ей приходилось скитаться, в городах она не могла появиться, её бы сразу обнаружили, поэтому пристанищем Лары были леса. Она частенько появлялась в одном Канадском лесу, ей нравилась густая,труднопроходимая и вечно-зелёная тайга,многочисленные ручьи, на них она практиковала свои мутантские способности. К тому же здесь было много диких зверей, на которых, так же можно было попрактиковаться в развитии контроля крови, или как называла этот свой дар Лара - магией крови. В этом лесу время будто остановилось на месте, ну что может быть лучше для девушки, которая ищет душевного успокоения. И вот девушка доехала до места, откуда нужно было идти пешком, она стащила свой байк в кувейт, накрыла его хвойными ветками, взяла все необходимое и отправилась, как можно глубже в лес. Лара все шла и шла, она уже почти перестала понимать где находиться, и вот вышла на отлично освещенную полянку. -Отличное место для медитации. - сказала Lensh,она достала из своего рюкзака небольшой коврик,кинула рюкзак возле дерева, туда же полетел и её длинный темно-синий плащ. Она подошла на полянку, расстелила коврик, потом из-за спины достала свой новый меч, который купила на аукционе за бешеные деньги, ей просто хотелось восстановить потерю таким образом. Присела. Достала меч из ножен, сжала рукоятку двумы руками, руки опустила вниз, ноги были сложены ступнями друг к другу, колени разведены в сторону.Она сидела в позе, в которой ей было максимально удобно, хотя сперва может показаться, что это не так, к медитации в данной позиции её приучил Мастер Пион Дао, который не только обучал Лару боевому искусству, владению мечом, но так же помог девушке отлить свой собственный, который сейчас находился у Изумруда. И вот наконец, тишина... Лара глубоко вздохнула и начала...обновляться...

Lunatic: [Первый пост] Пушистый, здоровый, большой, живой лес . Он совершенно не тронут человеком, с его индустриализацией и глупой жадностью. Те, кто ходили сюда на отдых, ценили чистоту и витавшее в воздухе могущество этого коричнево-зелёного организма, поэтому не оставляли за собой мусора. Никакого, который бы не могла переварить мать-земля. Вообще удивительно то, что этот лес ещё стоит в таком состоянии. Состоянии чистоты и спокойствия. Хотя в этот солнечный, приветливо тёплый день, спокойствие гиганта будет слегка нарушено. Что парень-мутант шестнадцати лет отроду мог забыть один в дикой чаще, куда не ступала до него нога человека? Турист? Исследователь? Турист-исследователь? Нет. Икс-Мен. Этим можно объяснить многое. Икс-мены часто бывают там, где меньше всего ожидалось бы, и хотели они сами. Но всё равно, у каждого находились причины делать то, что они делали. Ради школы, ради Профессора, ради человечества, ради себя в конце концов. А учитывая то, что парень был, скажем, немного не от мира сего, то его присутствие в этом лесу оправдывалось сполна. Или точнее будет сказать - не вызывало вопросов. Истинной же причиной его нахождения здесь, являлась мутантка, которую выследил по Церебро Чарльз Ксавьер. Эта мутантка привлекла его внимание, и Профессор Икс попросил Лунатика, так как тот был единственным свободным мутантом, отправится к ней, и поговорить о вступлении в школу Ксавьера. Он знал, что её эмоциональное состояние было не самым лучшим, поэтому отправлять мутанта, который смог бы ей внушить спокойствие, хоть на какое-то время, было правильным решением. Хотя на то, что Мортимер нашёл бы с ней общий язык, Профессору оставалось лишь надеятся. Он дал её координаты парню, и попросил Зверя подбросить Лунатика как можно ближе к девушке, сообщая телепатическим путём её новые координаты. Чёрная Птица заходила на посадку на просторную полянку, прижимая гравитационными полями к земле траву и полевые цветы. - Я выбрал это место, что бы не привлекать внимания твоей цели, малыш. - Сообщил Зверь, нажимая на кнопку на пульте управления, что бы опустить двери самолёта. - Пройдёшь немного в ту сторону. - Хэнк повернулся к Мортимеру, и указал рукой влево. Почему-то он думал, что парень не поймёт куда идти, если тот скажет идти на север. - Надеюсь у тебя получится. Удачи, чудик. - Немного по отечески произнёс учёный, и улыбнулся, помахав сошедшему мутанту. Выход закрылся, и Птица взлетела на пару метров от земли, растрёпывая волосы Морти. Когда самолёт взлетел выше сосновых верхушек, то Хэнк активировал режим невидимости, и Чёрную Птицу было практически невозможно заприметить в небе. Ломясь через кусты, Морти шагал в направление, указанное Зверем. Голоса, его неизменные помощники, лишь давали намёки на то, сколько ещё идти до незнакомки. Мортимеру тут нравилось, хотя сейчас он больше думал о предстоящей беседе. В его голове за пару мгновений прокрутилось окола полутора миллиона вариантов диалога, и половина из них была успешной. Вторая половина - наоборот. И вот, сквозь высокие кусты Морти завидел полянку. - Это... Это... - Шептали безликие и всеголосые помощники, обращаясь к мутанту из глубин подсознания. Лунатик приблизился к кустам, и затаился, высматривая девушку. ЗАметить её оказалось нетрудно. Она медитировала, и была вооружена. Но это не пугало студента школы одарённых. Потрескивая кустами, Граут вышел на поляну, и подняв руку вверх, ладонью к девушке, направился к ней. Он улыбался, и всем своим видом показывал, что он пришёл с миром. - Снежная Королева, донесу ли я мысли других в твою коробку?

Lensh: Лара начала медитацию, она думала про себя - "Спокойствие, умиротворение, спокойствие.... самоуверенность, серебристые волосы, изумрудные глаза...." -АААААААА - закричала Lensh откинув бесполезный меч в сторону и ударив кулаками в Землю - боже, да когда ж ты оставишь меня в покое - спрокричала Лара, - когда, когда - повторяла она, и вдруг в её голове прозвучала фраза, которую она очень страшилась - "когда ты признаешься сама себе, что любишь его." - Нет, не бывать этому, никогда, слышишь, - прокричала Лара в некуда - НИКОГДА. Девушка еще около минуты была в растерянных чувствах, но позже снова приняла исходную позицию и продолжила медитацию. И только она начала успокаиваться, как услышала чьи то небрежно шаркающие шаги, но она пыталась не обращать на это внимания, "наверно туристы" - думала она, девушка вновь попыталась настроиться, как услышала шум ломающихся веток, терпение её было отнюдь не ангельским и Лара потихоньку начала входить в состояние гнева. Тут из-за кустов послышался чей-то голос: - Снежная Королева, донесу ли я мысли других в твою коробку? Это был мальчик подросток, "боже - подумала Лара - что подросток забыл в лесу, тем более на моей поляне". Лара была большой собственницей, поэтому все места где бы она не была девушка без всякого зазрения совести называла - мое. Как бы смешно это не казалось, но это было именно так. -Что? - чуть ли не прокричала Лара, - ты кто такой для начала, и что здесь делаешь? - Лара была в шаге от того чтобы не сорваться на бедного мальчика, но все же её разум понимал, что это всего лишь мальчик и он ни в чем не виноват.

Lunatic: Почему незнакомка кричит, Мортимер не хотел понимать, в отличии от голосов. Они то знали всё. Абсолютно. Вот только делились своими познаниями в микроскопически малых дозах. Мортимер глядел на девушку своими жёлтым и фиолетовым глазами, которые оставались неизменными. Они словно две замаскированные чёрные дыры, через которые проглядывается абсолютно всё, кторое является абсолютным ничем. Смотреть в глаза Лунатика - себе дороже. Люди с психикой не более среднего просто отводят взгляд с глаз Граута, так как чувствуют какую-то неясную, вселенскую тяжесть, которая их душит, угнетает, давит. Но если пытатся боротся с собой, и продолжать смотреть в эти бездонные колодцы, то человек просто-напросто может помешатся, и в итоге сойти с ума. В чём ещё была отличительная особенность глаз Лунатика, так это то, что они словно отсутствовали. Они не выражали абсолютно ничего, но если посмотреть внимательнее (если конечно раньше не свихнёшся), то можно увидеть выражение абсолютно всех эмоций одновременно. И когда мимика Мортимера выражает его эмоции, глаза остаются неизменно пустыми, чем могут пугать слабонервных, и делать его ещё чудоковатей. Он с полным непониманием уставился на девушку, которая сидела перед ним буквально в семи шагах. Этот вариант развития событий в голове мутанта промелькал, пока он шёл на поляну, но он не готовился к нему. Впрочем как и к остальным миллионам иных вариантов. - Королева, прости за неспособность. - Ответил Морти извиняющимся тоном. - Но я слышу - Морти. А что ты скрываешь под титулом? Одарённый уже привык ко всевозможным реакциям на его речь, и мог определить - как относится к нему человек с которым он заговорил практически сразу. Когда Лунатик пришёл в школу, то его сначала сочли за сумасшедшего мутанта, но вскоре ему удалось доказать, что психушка это не для него, как бы неестественно это звучало для тех, кто недолюбливал за всё это Мортимера.

Lensh: Мальчик стоял где-то в шести-семи шагах, но Лара смогла разглядеть его глаза, они были такими отреченными, почти как у изумруда..."хотя, нет - подумала Лара - глаза моего дорогого изумруда не сравнить ни с чьими-то, ведь он такой один, загадочный, самоуверенный, и ко всему прочему полная скотина..." Ларе было очень тяжело в данный момент, так тяжело ей было только однажды, поэтому она бежала от всего, от мира, от города, как когда-то, от того самого изумруда и от себя в первую очередь. Она бежала от себя т.к. не хотела признавать один не маловажный факт - то, что произошло у Собора Святого Патрика - вернуло к жизни ей чувства. Ей больше не хотелось плотских или других утех, что мог предложить ей мир, ей хотелось жить и любить, как все, ну или точнее сказать, как большинство, спокойно и не принужденно, а главное взаимно. Но в отношениях с изумрудом не могло быть никакой взаимности, разве что, она притягивала его как сексуальный объект, но не больше. Лара будто заблокировала эту информацию и удерживала её, именно поэтому бедная девушка приехала сюда, дабы забыть все, что произошло там в Нью-Йорке, возле Собора, забыть, стереть, удалить, но лишь бы не думать, не вспоминать, не бояться, не любить, больше никогда не любить. Когда-то около 7 лет назад она уже говорила себе подобные слова, тогда она поклялась, но сейчас нарушала свою клятву и пыталась вернуть все так, как было. А тут этот парень, уставился на неё еще и какой-то бред несет. - Королева, прости за неспособность. - "за какую еще не способность"- размышляла про себя девушка. - Но я слышу - Морти. А что ты скрываешь под титулом? - а эти слова насторожили Лару. Она всегда что-то скрывала от всего мира. Она скрывала кто она, что она, хотя по правде сказать, Lensh никогда не знала даже своего настоящего имени - Лара - это то, что девочка произнесла очнувшись в лиге у королевы на руках. С тех пор её естественно звали Лара, королева хотела дать ей свою фамилию, но упрямый ребенок был против: -Что не достаточно просто Лара, - с надутым выражением лица говорила пятилетняя девочка, от этого становилось еще смешнее, - мама может я буду как Мадонна или Шер, зачем мне фамилия, я и так себе нравлюсь. Тем более Мастер Пион дао сказал, что имена это иллюзия и они не имеют смысла. -Ох уж мне этот Мастер, наверно зря я разрешила тебе заниматься боевыми искусствами, ты слишком мала для этого - добрыми глазами смотрела на ней приемная мать. "Мама.... - вспомнила Лара и в груди стало болеть еще сильнее. - А все этот мальчишка, если бы он не появился здесь, то я бы всего в два дня беспрерывных медитаций выбила из себя всю дурь" - думала девушка и глаза ей наполнялись яростью, но тем не менее она пыталась удержать её в себе т.к. понимала, что скорее всего убьет этого беспардонного мальчишку если даст волю чувствам. Лара снова сложила ноги в форме вытянутого ромба, взяла меч, так же сжала его руками, глубоко вдохнула и на выдохе сказала: -Я не королева и ничего не скрываю - абсолютно хладнокровно сказала Лара, - а теперь проваливай - уже сквозь зубы фыркнула девушка.

Lunatic: С Мортимером разговаривали по разному: и ласково, как с больным, как с фриком или как с психом, как с бездомным попрошайкой, как с чумой. И угрожали тоже. Но у того, кто обладает столь серьёзным даром, или проклятием, страха ко всему этогму может просто не быть. Точнее парень знал, что сможет себя без труда защитить, если дело дойдёт до рукоприкладства, поэтому не боялся. По крайней мере так считала та часть его сознания, тот маленький, но в тоже время очень используемый кусочек сознания, что был именно его, а не принадлежал его дару. Профессор предупреждал Морти, о возможных трудностях, и даже пояснил, что связаны они будут с эмоциональным перегрузом девушки, поэтому Лунатик решил продолжать, ни капельки не смутившись грубому, и можно даже сказать, незаслуженному ответу, так как мальчик лишь хотел пригласить одарённую в школу. - Твои слуги не опасны а титул равен моему. Я белый посланник того, кто жаждет добра, иногда творя зло. Моя медаль - двуногий крест. - Морти оттянул нашивку слева на груди рубашки. На нашивке был изображён икс в круге. Одарённый надеялся, что Лара узнает этот знак, и проявит больше энтузиазма к мирному разговору. Но одновременно с этим, Граут понимал, что своими бредовыми речами просто больше выведет незнакомку из себя. Разумеется, он мог бы внушить что либо, например то, что она пятилетний ребёнок, а стоящий перед ней шестнадцатилетний мутант её старший брат, которого она безгранично любит, и выполнит всё, что он попросит. Это не только бы избавило мутанта от неприятной беседы и уговоров, но и обезопасило бы его от спонтанного нападения мутантки. Но Лунатик знал, что должен лишь предложить, и может, слегка настоять, но не заставлять. Всё должно быть добровольно.

Lensh: Лара отвернулась от мальчика и вновь села в позу для медитации,но катану убрала в сторону, этот меч был кончно бесполезен и его не савнить с тем, что Ленш оставила Изумруду, но тем не менее это было оружие убийств, она не решалась его брать, пока этот беспордонный мальчишка не оставит её в покое, иначе, находясь на практическе пике своих эмоций, она могла бы не сдержать себя и наброситься на ни в чем, толком, не повинного подростка. Девушка закрыла глаза и попыталась сконцентрироваться, как снова услышала на первый взгляд абсолютно не связные слова: - Твои слуги не опасны а титул равен моему. Я белый посланник того, кто жаждет добра, иногда творя зло. Моя медаль - двуногий крест. "Ну все, достал" - подумала Лара. Она поднялась, катана по прежнему лежал на земле, она так же не решалась поднять его, т.к. считала его наиболее смертельным оружием в данный момент. Девушка потянула руки в сторону близ стоящего дерева, пальцы её рук были напряжены, в воздухе она сделал что-то, что-то не понятное, будто она хотела расчесать воздух. И вдруг дерево, к которому были направлены руки Лары, стало крутиться, а из центра появилась вода, которая перетикала в руки девушки образуя шар. Вода вытекала из него до тех пор, пока само дерево не разлетелось в щепки. И вот в руках Лары появились 2 шара воды. -Ты что жираф?С первого раза не понял? Мне никто не нужен, я не в том эмоциональном настрое, чтоб выслушивать бредни какого-то заблудившегося подростка. Если тебе нужна помощь, чтоб выбраться из леса, ты обратился не по адресу, я ненавижу людей. Мерзкие Homo Sapiens. - с отвращением сказала Лара. Она была готова нападать, как вдруг слова мальчика вновь прозвучали в её голове: "Твои слуги не опасны, а титул равен моему..." Когда-то она уже слышала такой манер разговора, её Учитель Пион Дао иногда говорил такими же загадками.Лара остановилась и решила пару секунд подумать, при этом водяные шары по прежнему находились в её руках. "Что значит - твои слуги не опасны, а титул равен моему - это что-то типа метафор," - размышляла про себя Лара - "титул равен моему, хм... поняла, он не человек, а мутант. Твои слуги не опасны, а в слово слуги он похоже вложил смысл способности. Ха, этот юнец даже не знает, в чем мои способности, но так самоуверенно говорит о том, что они не опасны, он смешон. Ладно, что он там дальше сказал, что-то типа "белый посланник", белый - наверно он настроен дружелюбно, а посланник - значит за ним кто-то стоит, а он лишь выполняет приказ. А что он там говорил про медаль, а не важно." Лара поняла о чем говорит мальчик, но дабы не оказаться в дурачком положении решила все же уточнить: -Значит ты говоришь, что тоже мутант, и что не боишься моих способностей?Кем ты послан и чего ты хочешь от меня? - спросила Лара, уже в более спокойной форме. Она сделал из шаров воды, подобие ледяного стула. Присела, положила ногу на ногу, теперь она была готова дальше слушать, что её скажет мальчик.

Lunatic: Видимо, всё таки цель разговора всё дальше и дальше уходила от своего воплощения. И вот дошло до того, что мутантка всё же решила атаковать. Лара вытянула руки, и дерево, что находились неподалёку, разлетелось в щепки. Мортимер это только услышал, вместе с журчанием выкачанной из дерева воды. - Неопасно... Мортимер решил доверится голосу, и выжидать более опасных действий, будучи наготове окунуть мутантку в свою безграничную фантазию, что бы остудить пыл. Граут думал, что это он ещё ведёт себя неадекватно, как показалось бы непросвещённому в особенностях Лунатика наблюдателю. Но заявление девушки по поводу своей ненависти к людям было по его мнению не к месту. Хотя возможно она пыталась говорить с ним "на одной волне", но смысл в её словах не казался двусмысленным, и одарённый даже не хотел разбиратся и в этом, приняв всё же её слова за обыкновенное человеческое обращение. - Неужели в твоём меню есть время для физкультуры? - Слегка изумлённым тоном поинтересовался мальчик. Но вдруг Граут почувствовал, что агрессия по отношению к нему спадает, и как показалось, буйная мутантка о чём то раздумывала пару секунд, после чего опустила руки, от чего Граут всё равно не расслабился, и наконец пошла ему на встречу. Она сотворила из водяных шаров себе стул, который, казалось, был сделан из льда. -Значит ты говоришь, что тоже мутант, и что не боишься моих способностей?Кем ты послан и чего ты хочешь от меня? Что бы не путать девушку ещё больше, Морти решил говорить сразу о деле, не объясняя, что значили на самом деле его слова. Точнее они были поняты правильно, за исключением одной фразы, на которую мутант решил не тратить время. - Я зову тебя в мою огромноую норку. Там будут ещё множество кроликов с часами и гусениц. - Мальчик дружелюбно улыбнулся.

Lensh: Этого мальчика было тяжело понять, но все же Лара сконцентрировалась и вспомнила уроки Учителя Пион Дао, именно в те моменты когда он говорил так же, естественно, слова 16-ти летнего мальчишки не сравняться с мудростью настоящего Учителя, но волна мыслей была та же. Мастер Пион Дао был очень дорог Ларе, настолько на сколько и она была дорога ему, он считал её почти нареченной дочерью - умная, ловкая, дотошная, остроумная, находчивая, легко обучаемая, при всем этом упрямая и невыносимо взрывная. Но именно за свой характер Лара была больше для него, чем просто ученица. После смерти её приемной матери, Пион Дао был единственным человеком, которому она смогла открыться, он ей очень помог тогда, успокоив нарастающий хаос в душе девушки. Сейчас она пыталась сделать, то же, но уже одна, она не знала где сейчас находиться её старый Учитель, хотя если честно она даже не пыталась найти его, ей было стыдно за свой побег из лиги, тем самым она закрыла четвертую чакру своей энергии, которая впоследствии могла бы полость лишить её силы. Лара, конечно, же пыталась медитировать и снова разблокировать свои чакры, но это представилось бы возможным, если она полностью отказалась от человеческих чувств, а именно сейчас она не могла от них отказаться, поэтому и решила отстраниться, на время, от всего мира, разобраться в себе, а так же вновь возобновить водоворот своей энергии ци, чтобы её сила только росла и множилась и кончно из-за боли, боли, которую может испытывать лишь слабый человек, Лара не могла позволить себе стать слабой. Ей с детства твердили, что она сильная, и это понимание надолго въелось в её сознание. Но вернемся все же к мальчику, видимо он понял, что загадки могут вывести девушку из себя, поэтому перешел сразу к делу: - Я зову тебя в мою огромноую норку. Там будут ещё множество кроликов с часами и гусениц. - сказал он и попытался улыбнуться. Улыбка совсем не шла тому человеку, который пытается размышлять не стандартно, хотя Лара, конечно, до конца не изучила его, как можно, она видит его только пару минут, и все же ей казалось, что его слова были не искренними и чересчур наигранными. -Я не думаю, что знакомство с той группой мутантов, в которой ты состоишь именно то, что сейчас мне нужно на самом деле. - невозмутимо сказала Лара. - передай своему наставнику, учителю или, кто там у вас он по рангу, что я не согласна с этим, к тому же я не хочу состоять в банде мутантов, я сама по себе, - девушка понимала, что найти её в глухой чаще леса, мальчику мог помочь только мощный телепат, который видимо почувствовав бурю страстей и переживаний происходящие внутри девушки. Очевидно было так же, что этот предводитель рассчитывал на то, что в таком эмоциональном состоянии, она будет подвластна "дрессировки", но в каком бы не была состоянии душа Лары, она никогда не позволит собой командовать. -А еще передай ему, что я терпеть не могу, когда влезают в мою голову, не спросив при этом разрешения, и что на такое задание нужно было бы посылать более опытного противника. - почти с насмешкой сказала Лара. Что поделать, в этом была она вся. Она не любила поучать, но так же понимала, что для такого тяжелого задания мальчик был слишком не опытен и наивен. Ей даже стало казаться, что она начала жалеть этого мальчика, сама бы она не позовидовала бы настолько трудному заданию, но так же быстро, как эта мысль промелькнула в её голове, так же быстро она и рассеялась. Стоп... Меня смог найти бы здесь только телепат, причем, очень мощный, может стоит принять предложение этого мальчика и отправиться в его "лагерь". - Думала Лара, естественн она не хотела никогму подчиняться, но тот кто смог найти её, скорее всего сможет найти и её Учителя. Она конечно понимала, что для встречи со своим Старым Учителем ей нужно забыть о своем стыде, иначе она не сможет его видеть, но это того стоило, ведь только Пион Дао может помочь ей утехомириться и стать еще сильнее. Мальчишка было уже начал уходить и тут Лара закричала: -Постой!!!Возможно мне стоит пойти с тобой, отведи меня к тому телепату, что направил тебя сюда.-мальчик кивнул и они отправились туда, где "захоронила" свой байк девушка. ---Кабинет профессора Ксавье-----

Torrent: / Окраины города / Происходящее напоминало кошмарный сон, нелепый и отвратительный. Мрачная фигура Крида, поверженный Росомаха и она - наивная девчонка, которая решила, что сможет спасти отца от необдуманных поступков и неминуемой смерти. Впрочем, что значили физические увечья для того, кто только что потерял любимую женщину и единственного сына? Она нисколько не сомневалась в том, что Джеймс ожидал нападения и наделся таким образом избавиться от боли и последовать за членами своей семьи. Виктор же, по всей видимости, не спешил дарить врагу избавление - Торрент не видела выражения его лица, но она прекрасно знала, что он наслаждался собственным триумфом, считал себя гением, способным вершить чужие судьбы. Пожалуй, она могла бы воспользоваться кратковременным преимуществом и напасть на Охотника со спины - она не привыкла поступать бесчестно, но сейчас моральная сторона ее поступков ее нисколько не волновала. "Нет смысла, - она вновь посмотрела на Росомаху. Стоящий перед ней мужчина казался лишь бледной тенью того человека, которого она знала - ясные голубые глаза потемнели, а на лице застыло отсутствующее выражение. - Гибель Крида не вернет ее", - напряженным взглядом она проследила за тем, как Джеймс подошел к своему врагу. Стараясь двигаться бесшумно, девушка сделала едва уловимый шаг вперед и сконцентрировалась - отец был слишком уязвимой мишенью, и она всеми силами старалась защитить его. Немая сцена, казалось, длилась целую вечность - наконец Хоулетт обогнул Виктора и подошел к ней. - Ты..., - Кендалл осеклась. Росомаха не обратил на нее ни малейшего внимания - впрочем, то же самое можно было сказать и об окружающем мире. Случайные прохожие, летящие автомобили, мотоцикл Охотника, она сама, в конце концов, - она была абсолютно уверена в том, что все это для него уже не существовало. Точно так же, как не существовала теперь его жена. Не говоря ни слова, она прошла вслед за Джеймсом - слова, красивые и пафосные, сочувственные и проникновенные - ничем не могли ей помочь. Ей пришлось оставить отца наедине с его горем, похожим на бурный поток, ведь она не могла воскресить его супругу и вернуть тем самым то единственное, что составляло смысл его жизни. "Забавно, - она заняла свое место в автомобиле и благодарно - пожалуй, ее улыбка напоминала болезненную гримасу - кивнула таксисту, ведь тот не уехал, не поспешил домой. - Еще вчера я ее недолюбливала, - разумеется, Кендалл совершенно не нравилось то, что место ее матери заняла незнакомая женщина. - Теперь же я готова отдать все, что у меня есть, чтобы предотвратить катастрофу", - стоило признать, что супруга Джеймса в сознании Торрент не существовала отдельно, она была неразрывно связана с ним самим. "Канада, - она растерянно посмотрела на Росомаху - кажется, он говорил о том, что потерял семью в Китае. - Что он собирается делать?" - к сожалению, озвучить свой вопрос она при всем желании не смогла бы - мутант обессиленно привалился к холодному стеклу. Она сомневалась в том, что он уснул - скорее всего, подсознание решило пощадить измученное сознание и позволило тому провалиться в спасительное небытие. - Устал, - кратко пояснила она, проследив за взглядом водителя - мужчина удовлетворенно кивнул и постарался завязать разговор. Тот, впрочем, прекратился, не успев начаться - Кендалл отрешенно пожимала плечами в ответ на фразы общительного таксиста. Мысли ее были заняты лишь отцом. "Нет ничего хуже бессилия, - она, не отдавая себе в этом отчета, выводила незатейливый узор на джинсах. - Наблюдать за тем, как он мучается. Быть лишь пассивным свидетелем", - она прерывисто вздохнула и спрятала лицо в ладонях.

Wolverine: Слабонервным просьба не читать. Все в себе. Ни слова никому. Как взрывы в теле рвутся капилляры. Сил нет, займу У смерти, чтоб хватило нам напару. Все в себе. Минуты тишины. Молчание приобретает форму. Форму войны, запах войны. Нельзя молчать, так ты хотя бы пой мне... Все в себе. Все рушится прямо сейчас... (Торба-на-Круче, Все в себе.) /Окраины города/ Автомобиль затормозил, и чувствуя снижение скорости, Хоулетт медленно приходил в себя. Он все еще пребывал вне реальности, потеряв себя где-то три часа назад, до встречи с Торрент. От него ничего не осталось, только оболочка в виде внешне крепкого тела, и разбитые в мелкую крошку осколки души. Уже не было четкого осознания своих действий, не было мыслей – Джеймс существовал сейчас на одних инстинктах, им руководила интуиция, и именно она подсказала ему, какой будет цель его путешествия. Граница США и Канады. Точнее канадские леса, вот куда направлялся мужчина. Почему? По многим причинам, которые смог связать в единый клубок его мозг, пусть даже затуманенный горечью утраты. Во-первых, автомобильный номер их канадской общей машины, во-вторых, сюда прибывало больше авиарейсов из Китая, чем в Америку. И в-третьих, Крид если бы где и залегал на дно на столько лет, то именно здесь, на их родной земле. - Приехали! – бодро прокомментировал таксист, но Джеймс даже не посмотрел в его сторону. Он механическим движением вытащил из кармана куртки несколько купюр, которых было более чем достаточно для оплаты поездки, и молча вышел из автомобиля. Они оказались у разграничительных столбиков и протянувшегося на десятки километров забора, явно указывавшего на то, что далее находится Канада. Не интересуясь тем, уехал ли шофер или нет, Росомаха без колебаний вытащил когти и вырезал проход в металлической сетке. Так они с Торрент попали в безбрежные леса его родины, где ему предстояло совершить настоящий подвиг – найти доказательства слов Крида. И здесь, отойдя на приличное расстояние от дороги, оказавшись в самом сердце своего первого и самого привычного дома, Хоулетт втянул носом воздух, прикрыв глаза и обратив все свои чувства на поиск следов. Сознание полностью отключилось, и на одних инстинктах он рысью направился сквозь деревья вперед, уверенно заворачивая в таких местах, где, казалось, вообще невозможно пройти. Он буквально парил над землей, так по-звериному мягко ступая на неровную поверхность. В нем сейчас преобладала темная сторона его сущности, и так было всегда, когда мутанту приходилось особенно тяжело. Он не оборачивался, не останавливался, не дожидался Кендалл, казалось, он совершенно забыл ней. Это было ее заботой – не потеряться, у него же была гораздо более серьезная и важная задача, от которой зависела его дальнейшая судьба. Умрет ли сегодня его надежда окончательно или нет. Так прошло несколько часов. Не было сделано ни одного перерыва, и одаренные преодолели значительное расстояние, пока Хоулетт не остановился наконец на лесной развилке. Три тропы вели в разные стороны, и было заметно, что Джеймс нервничает – он сильнее втягивал носом воздух, что-то нечленораздельное ворча про себя. Выражение лица потеряло человеческие черты – он вел себя, как и подобало зверю, принюхивался, рычал, скалился, резко и быстро реагировал на любой шорох листьев. Затем, наконец определившись, впервые обернулся, убедился, что Торрент рядом и отрицательно покачал головой, словно предупреждая, что дальше она может не идти. Не дождавшись ответа, мужчина исчез за поворотом слева. И через секунду послышался полный боли и отчаяния вой… Росомаха сидел на земле, уперевшись коленями в сырую почву, и когтями разгребал ее на участке с небольшим холмиком, слабо поросшим травой в отличие от всей поверхности поляны. Он работал неистово, копал с яростью, продолжая тихо подвывать, так как с каждым извлеченным наружу комком земли все острее бил в нос запах гниющего, разлагающегося мяса, отдававший близкими ему людьми. Мутант знал, что увидит дальше, но разум отказывался работать, он не мог защитить хозяина от того кошмара, на который тот себя обрекал, раскапывая могилу посреди леса. Прошло меньше минуты, и вдруг Росомаха вскрикнул, громко, отрывисто, словно получил смертельный удар в сердце. Посреди сырой рыхлой земли показалась потемневшая от грязи и до боли знакомая одежда его сына, клочьями висевшая на самих его останках… Одного вида ручки пятилетнего ребенка, который совсем недавно обнимал отца за шею и хватал его широкую ладонь своими крохотными пальчиками, этого зрелища было достаточно, чтобы Джеймс окончательно тронулся рассудком. Он пятясь, отполз от своей находки, пока не уперся спиной в крепкий ствол дерева, и подтянув колени к груди, абсолютно безумным взглядом впился в ту страшную, неглубокую яму. Дальше копать он был не в состоянии, так же как и искать тело своей супруги. Вся поляна сейчас казалась ему пропитанной их с сыном запахами. И от этого Хоулетту было еще хуже. Он не мог больше выносить их: в сочетании с трупным тлением они приводили его в ужас и настоящее бешенство. Еще никогда Джеймс так кошмарно не терял близких ему людей. Он и не представлял, что может быть настолько чудовищным находиться рядом, вдыхать этот запах, видеть, как черви разъедают тело, бывшее когда-то твоей плотью и кровью. Он снова взвыл, вытянув шею и закинув голову, широко раскрытыми черными глазами, переполненными слезами, уставившись на Кендалл, которую по-прежнему не видел. Он смотрел сквозь нее, и словно отдельно от воли Росомахи, его перепачканные землею когти сами по себе направлялись к собственной шее, а на другой руке – к сердцу. *** Адамантиевые лезвия замерли в нескольких миллиметрах от кожи. Мужчину как будто свела судорога, он неестественно выгнулся в спине дугой, прижимаясь головой к стволу дерева, издал хриплый стон, и подскочил с такой странной позы на ноги, как будто его кто-то с силой притянул к себе. Дико озираясь по сторонам, зверь оскалился, прерывисто втянул носом воздух и пустым взглядом впился в лицо девушки, стоявшей неподалеку. Он не узнавал ее. Для него она сейчас была врагом, окруженная запахами, терзавшими и злившими его. Прорычав что-то нечленораздельное, он на мгновение приблизился к ней почти вплотную, коротким сильным вдохом зафиксировал ее запах, секунду поколебался и бросился прочь. Кендалл повезло, что у нее имелись его нотки, иначе бы она была распотрошена здесь же, на этой самой поляне, где сейчас осталась одна. Росомаха исчез так быстро, словно вовсе не появлялся в лесу. На самом деле он бежал, бежал без оглядки и не отдавая себе отчета, куда, зачем, от чего. Инстинкты влекли его за собой. Крупицы самосохранения спасали мутанта от самого себя. Ему жизненно необходимо было убраться подальше от того места, вымотать себя до предела, чтобы даже непроизвольных попыток к суициду у него не возникало. Найти Хоулетта в безбрежном океане деревьев было невозможно, и следов он не оставлял. Что ждало его дальше – оставалось загадкой для всех, и тем более для самого одаренного, большая часть души которого погибла на лесной поляне в тот самый миг, когда главный страх подтвердился. Страх потерять всякий смысл дальнейшего существования. Теперь он был абсолютно свободен, в том числе и от жизни: больше ничто и не привязывало его к ней. Судьба подвела Росомаху к обрыву. /Неизвестное направление/

Native: ---> Гонконг Паршивая вещь, эта цивилизация. Стремление упростить людям жизнь привело к абсолютно противоположному результату, по крайней мере, в этом была уверена Эсми. Она провела среди людей совсем немного времени, но была сыта по горло. Как она добралась из Гонконга до Канады - девушка затруднялась объяснить, и даже не хотела попытаться сосредоточится на этом эпизоде своей жизни. Ей противно было признавать, что она зависима. Здесь, на просторах леса, одаренная принадлежала только себе, она была свободна и, не было такого, что бы могло одолеть ее. На той территории, где дикарка поселилась, больше пятнадцати лет назад, не было такого зверя, который бы посягал на ее дом и не закончил свою жизнь на полу в ее пещере. Люди боялись ходить сюда. Иными словами, тут девушка была в своей тарелке, была лучшей и сильнейшей. Но стоило ей оказаться за просторами леса, как ситуация кардинально менялась. Ей был необходим кто-то, кто бы попросту помог ей выжить среди каменных джунглей, променявших инстинкты на технологии. Подобно чужестранцу, она, может и понимала человеческий язык, некоторые обычаи людей, привычки, но не могла ничего сказать в ответ, не успевала повторить или запомнить, попросту терялась в непрекращающейся суете. Но ведь Эсми была человеком, могла стать ним снова, но это было никому не нужно, а она не имела стимула бороться против обстоятельств. Зачем, если можно вернуться сюда, где ее никто не ждет, но в то же время ждет все? Кутаясь в порванный плащ, заменяющий ей всю одежду, Уайт неспешно пробиралась через заросли родного леса. На улице давно стемнело, сейчас эта местность преобразилась до неузнаваемости и невероятно радовала душу. Насекомые вытесняли тишину своим пением, вместе с обитателями реки создавая основной тон симфонии. Время от времени отзывались совы, оповещая о своем присутствии, иногда их перебивали другие птицы, которым так же не спалось. Каждый раз неожиданно, вдалеке зарождался вой волков, моментально разносимый по всему лесу, казалось, в эти моменты все прочие звуки испуганно стихали, а довершением к реву хищников завывал ветер, нещадно терзая ветви деревьев и хрупкое тело, пытающееся укрыться за ними. Эсми могла видеть в темноте, что позволяло ей не упустить ни единой детали. Ночь была своего рода рассветом для множества живых существ, которые сейчас по праву правили лесом. Ступая по холодной земле, которая была весьма влажной и рыхлой, дикарка лишь сильнее пыталась укутаться в тонкую ткань халата. Температура заметно упала, а значит, вскоре нагрянет дождь. Была еще масса признаков, которые указывали на это, но Эсми привыкла доверять в первую очередь себе. Она оказалась права, когда Уайт оставалось до ее родного дома метров двадцать, от силы, небо озарили первые молнии, в сопровождении раскатов грома, и, не теряя времени, первые капли упали на листву, подчиняя голос природы себе. Девушка попыталась идти быстрее, но слишком устала. Шаг за шагом, дождь все яростнее преграждал ей путь, и вскоре даже самые смелые птицы стихли, уступив ему в решительности. Теперь взобраться на гору было задачей, практически непосильной, ведь поверхность камней была скользкой, а руки одаренная частично не ощущала из-за холода, как и ноги, отказывались повиноваться по причине усталости. Теперь она была на открытой местности, пытаясь побороть последнюю преграду, и капли воды безжалостно нападали со всех сторон, преграждая путь. На эту часть путешествия ушло больше всего времени и сил, но стоило Эсми оказаться на ровной поверхности перед входом в свой дом, она замерла и сделала глубокий вдох, наслаждаясь этим моментом. Все мышцы ее тела имели возможность расслабиться в эту минуту, пока дикарка стояла неподвижно под покровительством стихии. Но, когда очередная молния нашла свою цель неподалеку от скалы, попав точно в одно из деревьев, девушка, наконец, очнулась от оцепенения и первым делом сняла с себя мокрый халат, неприятно липнувший к телу. Дождь казался лучше альтернативой душу, и теперь, чувствуя себя чистой, обнаженная дикарка отправилась в пещеру, укрывший там от внешнего мира. В углу ее ждали многочисленные шкуры, разных размеров, которые отдаленно напоминали одежду. Облачится в них, оказалось совсем не просто, ведь такой вещи как полотенце в ее жизни не было. Кое-как справившись с этой задачей, Уайт внесла все недостающие детали в свой новый наряд, подогнав его точно по фигуре. Ничего, она быстро привыкнет к холоду, всего лишь пару недель нежилась в помещении с обогревателем и человеческой одеждой. Теперь, дикарка медленно опустилась на свою кровать, представленную огромной шкурой, поверженного медведя, и натянула на себя другую штуку, похоже, волка. Та лишь частично скрыла полуобнаженное тело смуглой одаренной, но стало как-то комфортнее. Эсми лежала как раз напротив входа, но достаточно далеко, под самой естественной стеной этого каменного убежища, чтобы дождь ее не достал. Сейчас девушка умиротворенно повернулась на бок, прижавшись щекой к приятному и такому родному меху, приятно ласкающему кожу, и окинула открывшийся пейзаж немного грустным взглядом. Давным-давно она ждала кого-то, только это ощущение было практически стерто временем. Лишь отголоски в легкой ностальгии порой возвращались к ней. А за пределами ее убежища стихия набирала обороты, превратившись в настоящий ливень, который мешал уснуть.



полная версия страницы