Форум » Остальные страны и другие миры » Замок Дракулы 0.1 » Ответить

Замок Дракулы 0.1

Sabreclaw: Когда замок пустует, он больше походит на заброшенное строение, где не ступала нога живого человека, по меньшей мере, пару сотен лет. Но, когда хозяин возвращается домой, от его дворца начинает исходить сильнейшая энергетика, оказывающая на смертных странное влияние. Кого-то это место пугает, кого-то манит, но пройти мимо просто так - не под силу никому. Внутри замка, время от времени перестают действовать законы физики, каждая вещь живет своей жизнь, а большинство комнат заперты на замок, и даже прислуге неизвестно, что скрывается за дверью. Прислуга, в свою очередь, состоит из местных крестьян: граф постоянно держит их под властью своего разума, внушая полное повиновение, поэтому они больше походят на заведенных кукол, которых не волнует ничего, кроме их работы. На всех окнах плотные шторы, свет всегда приглушен, что создает особую атмосферу. Где находится спальня графа – не знает никто.

Ответов - 8

Lonely Shepherd: Осення пора нынче выстелила трансильванские дороги мелким снежком и тонкими изморозями на облысевших ветках. В этих местах редко бывало тепло, и потому нынешнюю погоду, местные считали оттепелью. Народ здесь, к слову, был подозрительный и странный. Здесь везде бродили вшивые дворняги, а смерть от ножа за переулком грозила практически всегда. Даже не стоило дожидатся сумерек. Впрочем, само настроение города было серым и тоскливым. Его даже нельзя было назвать мрачным. Казалось, словно живущие здесь люди являли собой ожившие статуи из крови, плоти и плохой одежды. Оно не было похоже даже на поселки близ Парижа: грязные улицы, наполненые смрадом скотины и нечистот. Здесь же, в Трансильвании, вы редко увидите на улице весело беседующих людей. Да вы вообще вряд ли встретите здесь веселых людей и веселье в общем. Здесь если и говорят друг с другом, то лишь родственники или по делу. Да и темнеет здесь на несколько часов раньше, чем в Париже зимой. Однако, это черствое и полуживое место имеет одну достопримечательность. На окраине города, практически в самых горах, стоит древний замок, построенный ещё в незапамятные времена. Однако не сам замок являлся причиной, а тот, кто в нём обитал - некий граф Владислав Дракула. Вокруг этой личности ходило столько слухов и легенд, что если упомнить хотя бы о некоторой их толике, придется потратить на это весь вечер. Однако о нём говорили, что мужчиной он был несравненной красоты и харизмы, имел внушительное состояние и всё же был овеян тайной. Некоторые молвили, что вечно молодой граф был знаком ещё с их прадедушками. Однако верить этому или нет - удел вас самих. Именно граф Дракула и стал причиной для приезда молодой маркизы де Лакруа в мрачную Трансильванию. Эта особа была известна в Париже, как любительница светских вечеров, балов и различных мероприятий, а так же авантюр и различных малопопулярных затей, таких как афёры. Разумеется, из-за её титула мало кто говорил об этом в открытую, ведь и каких либо доказательств на неё собрать было сложно. Но как было известно многим при королевском дворе, маркиза владела шпагой столь прелестно, как и своим языком. О любвиобильности мадмуазель де Лакруа так же ходили слухи и различные низкие шутки. Увидеть её где либо без сопровождения любовника - было нонсенсом. Даже в Трансильванию она отправилась со своим новым кавалером - датским графом Юлем. Маркиза сама расчитала поездку, не доверив это смазливому графу, и вышло так, что перед въездом в Трансильванию, им пришлось останавливатся в близлежайшем поселке. Именно это и позволило дворянам с дороги отправится к замку Дракулы, не тратя лишнюю ночь на отдых в изъеденом термитами и молью постоялом дворе. Хватило и тех мест для ночлега, в которых они побывали по пути сюда. - Взгляни, Вилфред. Точь в точь, как говорят во дворе. - Мишель выглядывала из-за багровой занавески на окне кареты, осматривая узкие и нелюдимые улочки. Вилфред что то промычал в ответ, однако маркизу даже не интересовал его ответ. Её ухажеру сильно не нравилась затея своенравной пассии: отправлятся в такую глушь, не зная языка, ночуя в непристойных заведениях, ради встречи с неизвестным дворянином, пускай и окутанного легендами и различной мистикой. Мишель знала о недовольстве Гилфреда, которое он, впрочем, не сильно то скрывал, однако жажда очередных новшеств была слишком сильной, что бы прислушиватся к мнению кого-либо. Теснясь и трясясь на узких немощеных дорогах, карета всё же добралась до мрачных ворот замка. Весь пейзаж и вправду был старинным и зловещим, однако это лишь подогревало чувство необъяснимой опасности. А она, в свою очередь, подогревала желание поскорее во всё это ввязатся. Кучер пронзительно засвистел, хотя в этом не было никакой нужды. Ворота, казалось, сами отворились и раздвинулись перед шестеркой запряженных лошадей. Карета двинулась внутрь, а Мишель лишь завороженно-приятно улыбалась, созерцая через окошко архитектуру строения. Некое странное чувство она стала испытывать, лишь въехали они на территорию городка, однако маркиза решила для себя, что причиной этому является смена климата и долгое путешествие. Привратника ни кучер, ни пассажиры завидеть так и не смогли, и Мишель заметила, как занервничал её кавалер, чьи костяшки пальцев побелели словно мел. Остановив карету, незваные гости тут же покинули её. Первым вышел граф, облаченный в тёмносиний мундир с серебрянными пуговицами, черными брюками с белыми тонкими полосочками по бокам. Граф так же являлся офицером, однако почему то маркиза всегда забывала об этом. Его аккуратные черные усики смотрелись изыскано и приятно, а волосы были уложены назад. Перед выходом из кареты, датчанин одел белые перчатки. Он подал руку своей даме, которая так же поспешила покинуть надоевшую за время путешествия карету. Маркиза была одета в меховое пальто, которое скрывало платье, чьи алые полы выглядывали из под полов верхней одежды, и скрывали собой обувь маркизы. Она так же была в перчатках, однако черного цвета, и более тонких. Настолько, что надетые поверх них кольца не создавали складочек на ткани. Её золотистые волосы с медным отливом были распущены, и мягкой волной спадали ниже лопаток. Никакой косметики на её лице не было, и никакие диадемы не красили её чела. Из замка тут же вышел лакей, который сообщил гостям принеприятнейшую новость. - Граф нынче в городе, и прибудет не скоро. Однако гостям, пусть и незваным, было предложено пройти внутрь, и даждатся хозяина.

Sabreclaw: - Мне скучно, Григор. Чудовищно скучно. Граф сидел в гостиной, лениво следя взглядом за языками пламени, причудливо танцующими в камине. Порой игра со смертью может быть очень увлекательна. Сколько раз его пытались сжечь? - Мой господин желает выйти на охоту? Скрипучий голос слуги нещадно портит любые размышления, сколько бы Влад ни пытался к этому привыкнуть. Это существо раздражало его, но оно было полезным, в силу своей примитивности. Мужчина устало вздохнул, так, будто бы тяжко трудился весь день, и поднял со столика свой, наполовину опустошенный, бокал, с интересом вглядываясь в красную жидкость. - Разве я сказал, что голоден? За спиной началась какая-то слишком шумная активность, видимо, оставшиеся в живых мозговые клетки этого существа решили о себе напомнить. Шевеление неопознанного продолжалось до тех пор, пока терпение хозяина не подошло к концу, и он поднялся на ноги, желая узреть лично причину. Не ожидая такого хода, Григор резко ослабил хватку, от чего огромный портрет на стене резко ушел в сторону, покачиваясь, после неудачной попытки его повесить на место. Со стены на них смотрела настоящая красавица, Красная Луна, как ее называла прислуга, одна из его погибших невест. Рыжая бестия, коих сейчас осталось так мало, она была просто прекрасна, когда смела, ослушиваться его слова. Стоило быть сговорчивее, ведь кол в груди мало кого красит. Рядом с ней было еще, по меньшей мере, шесть портретов, запечатлевших прекрасных юных дев, в последние дни их человеческой жизни. Стоит признать, редко, кому из них удавалось надолго задержаться в этом замке. Все, как она, были абсолютно уверенны, что если господин даровал им вечную жизнь, то у них впереди вечность с ним. Глупое заблуждение. Эта уверенность лишала их всякой изюминки, они более не старались заинтересовать графа, и быстро ему надоедали. Ну, или их жизнь забирал какой-нибудь искусный охотник. Очень жаль. - Скажи мне, Григор, как давно ты был в деревне? - Сегодня утром, мой господин. Дракула выразительно приподнял брови, в ответ на паузу, со стороны слуги. Тот быстро встрепенулся, спускаясь со стремянки, судорожно забегал своими глазками по помещению. Учитывая косоглазость последнего, это выглядело забавно. - Крестьяне только и говорят, что к нам едут люди, мой господин! Григор их не видел, но они уже должны быть тут, вон, как огни горят! – Прислужник махнул рукой в сторону окон, и Дракула, чуть помедлив, перевел туда взгляд. – А еще, селяне говорят, что зерно… - Ох, умоляю тебя, меня не интересуют их зерно, как и бессмысленные жизни! – Мужчина вскинул руки, сдерживая немую злобу. – Но свежая кровь в наших краях.… Это должно быть увлекательно. Пускай готовят комнаты и кареты, сегодня у нас будут гости. - Но мой господин, а вдруг это… - Охотники? – Влад не сдержался, вдруг залившись звонким смехом. Смеялся мужчина долго, с чувством, истинно потешаясь над сказанным, будто и не было никакого Ван Хельсинга на его землях. Григор так и не дождался ответа, граф просто покинул помещение, оставив вопрос открытым. Действительно, а что, если это охотники? Тогда они в полной мере оправдают его ожидания, избавив вампира от скуки. Приготовления не потребовали много времени, и вскоре недалеко от местной таверны остановилось несколько карет. Сам граф, будто появился из тьмы, из неоткуда, и неспешно направился на праздник людского безрассудства. Казалось, дверь сама распахнулась пред ним, и на миг в заведении воспарила тишина. Несколько местных, суеверных баб усердно начали креститься, кто-то сделал вид, что и вовсе не заметил мужчину, остальные же, после минутной заминки, начали усердно делать вид, что все в порядке, вновь заведя былой разговор. Сам же Влад ослепительно улыбнулся, пуская в ход максимум своего обаяния, и снял шляпу, затем плащ, и с ними в руках направился к своей цели, с явным намерением познакомится. Одет мужчина был в черный костюм, с неизменной белой рубашкой, что, с его репутацией, по меньшей мере, было дерзко. Да, пускай брюнет и отличался от местных жителей не только своей аристократичностью, а и неестественной бледностью, кто посмеет заявить об этом, встретившись с холодным взглядом его голубых глаз? - Приветствую вас! Позвольте представиться, - Дракула учтиво поклонился, хотя на деле это был всего лишь кивок головой. - Владислав Дракула, более известен здесь, как ужасный граф Дракула, – Мужчина не сдержал улыбки, стараясь во всем походить на обычных людей. – Я, к сожалению, уже запутался в том, что, если верить местным байкам, сотворил, поэтому опровергнуть ничего не могу. В любом случае, я очень рад приветствовать вас здесь. Гости наших краев – мои гости. Сергей, будь добр, подай чего покрепче, где твое гостеприимство?

Ms.Marvel: Атмосфера в Трансильвании творит чудеса, самый сдержанный человек не может скрыть эмоции, управлять мимикой, постоянно оглядывается. А Сюзан сдержанной на эмоции не была, она боялась каждого шороха, а больше всего маленьких паучков. Кроткий характер, покладистая и скромная юная особа, её легко смутить и заставить покраснеть. Такой тип девушек ну очень сильно пользуется спросом в дороге, а если добавить к этому красочную историю о жестоком нападении на экипаж до зубов вооруженных бандитов, чуть подорвать полы платья и идти в одиночестве по дороге с заплаканным ангельским личиком. Надо быть бессердечной сволочью, чтобы отказать бедняжку подвезти и даровать что-нибудь, чтобы уменьшить внутренние муки девушки. Сюзан просыпалась, когда речь шла о афере маленького масштаба, о лёгкой краже скажем. Сегодня Кэрол повезло, на слезливую историю купилась проезжающая мимо знатная пара. Тётушка со своим племянником, такой тип мужчин всегда лишь только раздражал. Где же стать, где мужское начало в этом подюбочнике с заострённым подбородком? А вот пышногрудые миссис в возрасте радовали, они всегда склоны к сопереживанию и щедрым жестам. Вместе они провели достаточно времени, чтобы Кэрол оценила весомого вида брошь у женщины и голубые глазки обнаружили столь небрежно лежащий на крусной подушке ларец. Да, тот самый ларец, о котором девушке поведал её компаньон. Всё просто, он добывает информацию, а Кэрол делает своё дело, естественно и награда за труды делится соответствующим образом. А в своём деле девушка была хороша, годы практики, даже пару нехитрых гаджетов для облегчения труда. - Я живу тут, - негромко объявила блондинка и похлопала ресницами для знатного племянника, - Спасибо, что подвезли. Она буквально выпорхнула из кареты и огляделась в поисках желанного места встречи. Места тёмные и приводящие в тихий ужас. Люди серые и нелюдимые, исподлобья впиваются хмурым взглядом в чужестранцев. Тут, мягко говоря, становится не по себе, по спине периодически пробегают мурашки. Может именно поэтому, карета весьма резво тронулась с места, путники не пожелали задерживаться в этом городке. А зря. Проводив экипаж взглядом, девушка расплылась в улыбке. Когда заметят пропажу, они с Моисеем будут уже далеко от сюда. А вот кстати и та самая таверна, в которой её дорогой друг должен ожидать её. Одно из их правил, никогда не оставаться на одном месте более, чем на неделю. От недавней Сюзан не осталось и следа, бразды правления полностью перешли к настоящей Кэроол, той, которая в обиду себя не даст. Оставленной сиротке и воспитанной тем самым информатором. Моисей не подходил на роль отца или примера для подражания, но всё же сыграл значительную роль в судьбе девушки. Стоило ей шагнуть за порог, как мужчина с залысинами поднялся со стула и усиленно замахал руками. -С тебя наиогромнейший кусок сочного мяса, - примостившись прямо напротив мужчины, Кэрол сладко потянулась, всем своим видом демонстрируя усталось. -Ну как? – собственно он уже знал ответ, ведь её сюда не в кандалах привели и не с отрубленными ручками, но полагается спросить, показать, что он волновался за неё. Получив лёгкий кивок, мужчина расслабился и принялся расспрашивать о деталях. Она отвечала с неохотой, забывая о любого рода этикете и размахивая куском мяса на вилке. Удовлетворив любопытство, соратник пододвинул к девушке стакан и хитро прищурился. - Я тут послушал. Люди, знаешь ли тут не особо разговорчивые, даже заядлые пьяницы, - Моисей подался вперёд, чтобы приблизиться к Кэрол, говорить тише, словно кругом одни уши, - Не суть важно. Значится тут есть местная достопримечательность или как ты это называешь, - разглядев в глазах блондинки интерес, он продолжил, - Ты любишь такие дела, зашёл и вышел с добром, да… -Давай без прелюдий, - терпение не её черта характера - Ладно-ладно, в общем тут целая плитка шоколада в лице графа одинокого, - у девушки загорелись глаза, давно она жаждала чего-то подобного,- Только слушок о нём ходит нехороший, да не в единственном экземпляре. Говорят, будто бы он…- а тут и граф собственной персоной посетил злачное местечко, коротко представившись, - А вот и он. Оглядев вошедшего с ног до головы несколько раз, аферистка подмигнула Моисею. Надо отдать должное, он действительно нашел стоящее дело. А самое главное, что долго тут и задерживаться не захочется, даже с таким красавцем мужчиной. А ведь и до ушей Кэрол доходил слушок о ужасном графе Дракуле, а так и не скажешь. - Мы в деле, - девушка облизнула губы и подняла стакан над головой, опережая тормоза со стороны своего друга, привлекая к себе внимание - За гостеприимство, граф, - Кэрол невинно улыбнулась. Слухи ведь для слабаков, верно?

Joystick: - Он... - прошептала Янис, не отрывая взгляда от остановившейся кареты, из которой выходил виновник торжества - как всегда импозантный со своей приятной восточноевропейской внешностью и безупречными манерами. Глядя на такого мужчину, разговаривая с ним, даже просто находясь рядом, почти физически ощущаешь ауру власти и необъяснимой привлекательности. Как легко, будучи рядом с Дракулой, забыть про его лживый язык и натуру монстра... но как трудно вместе с тем забыть про людей, которых это чудовище обрекло на смерть. Тех, кто когда-то подобно тебе смотрел в его глубокие глаза и сомневался - в том, что слышал об этом человеке, и в том, о чем кричали инстинкты. Но история Церкви насчитывала не один век притворства и коварной алчности, и одного холодного усилия воли хватило, чтобы подавить едва дрогнувшее в душе сомнение. Дрожащие пальцы нащупали висевший на шее серебрянный крестик и крепко сжали его, в то время как губы зашептали священные слова. - Sit autem sermo vester, est, est: non, non: quod autem his abundantius est, a malo est*. Янис Андерс была польской католичкой. Эта характеристика не совсем верно выражала ее личность: в этой необычной по всем меркам девушке было куда больше от католички, чем от польки. Единственное, что досталось нынешнему агенту Ватикана в наследство от ее происхождения - слабый акцент, который она старательно прятала и который просачивался наружу в те - не скроем - отнюдь не редкие моменты, когда эмоции брали контроль над разумом. Большую часть заданий, которые сделали ей имя в церковных кулуарах, она выполняла на южных территориях, в результате уничтожив дотла небольшой, но весьма агрессивный клан, действовавший на Апеннинах. Назначение в земли, столь близкие к давно забытой родине, всколыхнули в ней нечто, что девушка постаралась сразу погасить. Еще в юности она выделялась среди сверстников фанатизмом и какой-то жестокой нетерпимостью, закономерно отталкивая от себя родных и всех, кто мог стать ее друзьями, однако ни разу не оступилась в своих убеждениях, без малейших колебаний изобличая то, в чем она видела грех и предательство веры. И в конце концов была замечена одним из агентов Церкви, рыскавших по тем землям в поисках нового поколения охотников на вампиров. Вопрос решился быстро. Кто знает, какие аргументы привел Лучиано ее родителям, да и вообще было ли это мало-мальски сложно, учитывая, что к тому времени Янис уж точно не светило выиграть конкурс популярности, однако с тех пор ее настоящим домом был Ватикан. Янис выглядела младше своего возраста, из-за чего производила стойкое впечатление девчушки, сбежавшей из родительского дома на поиски приключений: короткие волосы цвета гречишного меда беспорядочно спадали ей на лоб, из-за чего девушке приходилось время от времени их сдувать, хорошо сложенное атлетически тело напоминало натянутую струну, готовую в любую секунду нанести страшный удар или разорваться, а светло-карие глаза были воспалены от количества ночей, проведенных в бодрствовании. Это впечатление подкреплялось ее одеждой, более чем нехарактерной для девушки по нынешним временам. Свободные темные брюки, из тех, на которых трудно заметить кровь и грязь, прочные мужские сапоги и свободного покроя рубашка - впрочем, длинный серый плащ хорошо скрывал большую часть одежды, включая браслеты с прикрепленными к ним крестиками на обеих руках. К кожаному поясу с одной стороны крепился арбалет, с другой - пистоль, патроны и смазанные чесночным соком болты были рассованы по карманам, как и многочисленные предметы веры - железные, деревянные и серебряные кресты и карманная Библия. В одном из карманов лежало несколько головок чеснока, снабжая девушку орелом специфического запаха. Потертая шляпа валялась на одной из кроватей. - Он пришел за новыми жертвами, - все еще шепотом произнесла Андерс и, опустив занавеску, обернулась к своей соседке. Она несколько раз энергично пересекла комнату, пытаясь оценить ситуацию со всех сторон. Первоначальным планом охотницы было идти на штурм: появление во всей красе перед своими подданными графа, который не страдал всеми этими новомодными социалистическими штучками, было более чем неожиданным и в первую очередь говорило об одном: голод Лорда Вампиров дал о себе знать сильнее, чем когда бы то ни было. Наконец она остановилась. Единственно возможное решение пугало своей опасностью, и охотница замерла, в который раз оценивая другие варианты. Если затея провалится, на ее совести будет христианская душа, погубленная кровожадным монстром, и речь вовсе не шла о смерти... Будем откровенны, Флореску сильно повезет, если граф всего лишь убьет ее. Янис перевела взгляд на недавнюю подругу. - Такую возможность нельзя упускать, Марина. Ты же знаешь, в обычной ситуации я никогда не попросила бы тебя остаться наедине с этим... чудовищем хотя бы на секунду. Но это наш единственный шанс покончить с наследием Дракулы. В любое другое время я не смогла бы подобраться к нему незамеченной - по правде говоря мой план с самого начала предполагал встретиться с его карманными монстрами, возможно, умереть, так и не добравшись до цели. Но он жаждет крови, а значит, его бдительность безнадежно утрачена. Пока Дракула тешит себя мыслями о будущем пиршестве, его внимание будет поглощено предвкушением кровавой жатвы... Я смогу проникнуть в замок, если ты задержишь его. И мир... Мир вздохнет с облегчением, - в глазах девушки, наполненных пугающим фанатизмом, появилось еще более пугающее умиротворение. Она понимала, что мир никогда не будет в безопасности настолько, чтобы не нуждаться более в ее услугах, мыслить иное означало самообман, однако если одним из самых жутких чудовищ на этой планете станет меньше, то ее жизнь и, вполне вероятно, смерть не будут напрасными. (лат.) Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого.

Sabreclaw: Граф не терял времени зря. Быстрым, не знающим никакого понятия о приличии или скромности, взглядом, он изучал всех прибывших. И сиюминутно же выносил каждому свой вердикт. Мужчины его ни капли не интересовали, как бы аппетитно они не пахли, а вот девушки… Ох, не те нынче девушки. Да и вообще это были не девушки, скорее уж женщины, неопределенного возраста. Такова уж была психология этого мужчины, увы. Когда-то очень давно, еще, будучи человеком, о, чудное было время, Владислав любил, и это была далеко не идеальная женщина, и красота ее была не вечна. Только это осталось в далеком прошлом. Настолько давно, что даже черты ее лица стерлись из памяти. А ведь это было не рядовое воспоминание, а самое, что ни есть, важное и ценное в его жизни. Бессмертным стать не так уж сложно, куда сложнее стать самым могущественным из них, пожертвовав куда большим. Все ощущения Дракулы были сведены к примитивным, к ярости, страсти, порой и боли, но в остальном он оставался холодным, абсолютно бесчувственным. Он забыл, как это, ощущать что-либо, любовь, жалость, радость. И ему было хорошо. Поэтому он и искал то, что было нужно его каменному сердцу. И ни одна из этих чужестранок, с ног до головы завернутых в какие-то тряпки, что нельзя было разглядеть ни лица, ни фигуры, никто его даже не задел. Они все слились в серую массу, подобную их одеяниям, лишенную всякой ценности. Глупые люди. Из столетия в столетие они продолжают глупо тратить свою жизнь, придерживаясь все новых и новых предрассудков, которые сами же и выдумывают. Бессмыслица. Неожиданно, Владислава привлек один девичий голосок, резко отличающийся от всех прочих, столь мелодичный, привлекательный, он затмил все. Всего одна фраза, но этого было достаточно. Дракула резко прервал начатый ним же разговор, учтиво извинившись, и поднялся на ноги, еще даже не зная, к кому направляется. Подняв взор вверх, он вдохнул полной грудью, и медленно перевел взгляд в сторону, ощущая столь желанный запах. Только теперь он увидел эту девушку, в сотый раз, убедившись, что обладает практически совершенным чутьем. И не терпит никаких преград. Всего секунда, красавица обратилась к своему собеседнику, потеряв графа из вида. Черная тень, неуловимая для человеческого глаза, она мгновенно скользнула по помещению, и мужчина оказался за спиной своей новой жертвы. Самой желанной, из всех. Его рука ловко скользнула по запястью блондинки, будто случайно задевая кожу, и остановилась на стакане. Чертовы белые перчатки, на миг Дракула забылся, думая, что без них сумел бы ощутить приятный бархат ее кожи. Но нет, все было совершенно иначе. Небольшое тканевое препятствие, оно удачно скрывало ледяной холод его тела, а он выдавал всю суть, и граф должен быть благодарен. В противном случае, пришлось бы прервать эту хрупкую жизнь прямо здесь, напоить ее своей кровью на этом безвкусном столе, а после убить всех, кто стал невольным свидетелем. Впрочем, тогда бы не пришлось тратить время на убеждение, просто внушив малышке любовь к себе. Слишком просто и неинтересно. Он уже делал так. - Позвольте мне? Мужчина впился взглядом в глаза Моисея, от чего мужчина резко изменился в лице, и, пробормотав что-то неразборчивое побледневшими губами, поднялся, направившись к трактирщику. Вынужденные, но незначительные детали. Владислав невозмутимо взял со стола бутылку, наполнив стакан дамы, и учтиво протянул его хозяйке. Черт, это звучало ужасающе. Аристократ поджал губы, занимая одно из свободных мест, но так и не сумел сдержать свое возмущение. - Нет, прощу Вас, я не в силах это видеть. Такой прекрасной девушке, как Вы, просто находится в этом ужасном заведении – сущее преступление, – Вампир мельком взглянул на спутника Кэрол, ничуть не изменившись в лице, хотя увиденное - заслуживало усмешки. – Кажется, это не только преступно, но и под угрозой. Судя по лицу Вашего спутника, возникли какие-то проблемы. Как ни странно, но предположения графа оправдались сполна. Вскоре Моисей вернулся к ним, расстроено оповестив, что свободных комнат действительно нет. Пусть Владислав и слышал собственными ушами, как Сергей предложил ему три варианта, на любой вкус. Гипноз, что может быть приятнее, чем власть над людским разумом? Лишь настоящий кукловод способен познать истинное удовольствие этого занятия. - Какая жалость, - Стараясь искренне сокрушаться, Дракула сделал небольшой глоток предложенного ему напитка. Стараться делать вид, что это пойло можно взять в рот, было куда сложнее. – Но не расстраиваюсь, прошу Вас. Я бы мог предложить Вам, с Вашим спутником, остановиться в моем замке. Возможно, это, то малое, что я могу сделать, чтобы хотя бы узнать Ваше имя, о, прекрасная незнакомка?

Scarlet Witch: После прекрасного и пышного Рима, румынская глубинка казалась богом забытым местечком. Хотя, как отмечала про себя Марина, ее пусть и несколько мрачная природа привлекала взгляд своей таинственностью, которая также и пугала девушку. В другие моменты, если бы она просто путешествовала бы, она, как натура в глубине души своей очень романтичная, любовалась бы пейзажами, предаваясь раздумьям о вечном. Но это было крайне трудно сделать, когда с тобой едет ярая католичка, беспрерывно читающая молитвы на латыни, а также рассказывающая про то, как вампиры кусают своих жертв, как выбирают, а также способы усекновения этих упырей, по выражению Янис. Ближе к вечеру они подъехали к гостинице. В этой маленькой деревеньке было удивительно немного народу, и весь он был какой-то несколько сонный, странный и пугливый., и взгляд был у них какой-то… обреченный. Когда карета Янис и Марины ехала к единственной во всем городе гостинице, по совместительству имевшей статус местного питейного заведения, в их взгляде мелькнул какой-то интерес, но он сразу же угас. «Интересно» - подумала Марина, когда краем уха услышала что-то о том, что слишком много приезжих в последнее время и что это-де не к добру. Как коренная итальянка, девушка с трудом понимала румынский, но муж когда-то учил ее немного этому языку. При воспоминания о муже, Флореску очень грустно вздохнула, но потом взяла себя в руки и утешила себя мыслью о том, что ее муж скоро будет отомщен. Марина Флореску не относилась к разряду заурядных женщин. Она стала первой представительницей прекрасного пола, которая поступила на медицинский факультет университета Ла Сапиенца и окончила его с успехом и стала доктором в одной римской больнице и видела смысл своей жизни только в лечении людей. Такая ее жизнь продолжалась до того момента, пока Марина не встретила «любовь своей жизни» охотника на вампиров, агента католической церкви Арно Флореску, итальянца с румынским происхождением, за которого впоследствии вышла замуж. Но семейное счастье продлилось очень недолго: Арно был постоянно в разъездах, стремясь найти и уничтожить всех исчадий тьмы, а вместе с собой свою жену на такие рискованные путешествия и миссии никогда не брал. И однажды пропал без вести где-то в Трансильвании, как очень многие охотники на вампиров до него, а вскоре его объявили погибшим. Безутешная вдова выплакала все свои глаза, ни в чем не могла найти покоя. До последнего не верила… Марине казалось, что она потеряла смысл всей своей жизни, пока ей не рассказали легенду о Владе Цепеше, по прозвищу Дракула, который, по слухам, после своей смерти стал вампиром, питающимся человеческой кровью. И Флореску, уцепившись за это связующее с ее мужем звено, твердо решила выяснить, является ли правдой то, что Дракула убил ее мужа. Новым смыслом ее жизни стала месть. Номер Янис и Марине дали окнами, выходящими прямо на главную улицу. Когда Андерс указала ей на мужчину, который появился прямо у дверей гостиного дома, у доктора первая мысль возникла о его демонической привлекательности, которая притягивает и мужчин и женщин, словно свет мотыльков. А исход один – это смерть, либо физическая от потери крови, либо - продажа души это Дьявола, чтобы в обмен получить телесное бессмертие. - Подсадного донора хочешь из меня сделать? Ну что … Я согласна. Я все же больше подхожу на эту роль, - и мельком взглянула на себя в зеркало и на ее лица скользнула легкая улыбка. Вскоре Марина спустилась в обеденную залу. Влад сразу привлекал к себе внимание, как, впрочем, и девица, которая сейчас стояла рядом с ним. Немного вызывающая, а так ничего, но Марине сейчас нужно было перенести внимание на себя. Она взяла бокал красного вина и лишь продолжила тост: - За вас, граф! Как за гостеприимного хозяина, - если бы Дракула перевел бы сейчас взгляд на нее, то он увидел бы темно-рыжую девушку с очень мягкими чертами лица, с чуть смуглым цветом кожи, одетую в платье в черно-белую клетку привычного тогда фасона, но со слишком открытым для того времени вырезом, а тонкую талию плотно облегала ткань платья, а не корсет. "Попробуем использовать то, чем меня наградила природа?"

Ms.Marvel: -Твоя нетерпимость когда-нибудь выйдет нам боком! – недовольно отозвался её верный друг, - Ты даже не дослушала меня, у нас слишком мало сведений. Она махнула рукой, стараясь прервать речь старого зануды, разглядывая с ног до головы графа, но Моисей никак не успокаивался, всё причитал и начинал переходить на требовательный тон, который свойственен родителям. Как же ей не нравилось, когда мужчина начинал вести себя словно суровый воспитатель и мудрый учитель. Она обернулась лицом к компаньону, одаривая его суровым взглядом, на пальцах объясняя, что стоит быть чуть более лёгким по жизни и не бояться каждой тени за углом. Стараясь не обращать внимание на нарастающее с новой силой ворчание, Кэрол стала искать глазами графа, а тот словно сквозь землю провалился или спрятался за какого толстячка. Как можно было пропустить свою удачу сквозь пальцы? Прищурившись в недобрых намерениях, она собиралась рассказать Моисею, что он виноват во всех земных бедах, но прикосновение заставило её вздрогнуть. Девушка посмотрела на свою руку, медленно перебегая взглядом с белой перчатки вверх по руке в поисках лица аристократа. Аристократ. Как много спрятано в этом глупом слове, сколько ненавистного Кэрол скрыто в этих условных титулах, передаваемых из поколения в поколение. Вычурные, надменные, эгоистичные и самовлюблённые люди, считающие себя на голову выше других. Извечно соревнующиеся между друг другом количеством антикварных ценностей в домах, драгоценных камнях и прочих вещиц. За какие заслуги к ним можно относиться с уважением, коего они требуют к своим персонам? Она подавила в себе эмоции, стараясь казаться искренней в своей улыбке. -Просто, к сожалению, ни я, ни мой друг не знаем, где располагается «подходящее» место. Мы просто слишком устали с дороги, чтобы бродить по улицам в поисках более приемлемого крова, - она развела руками, украдкой разглядывая Дракулу, - Но может Вы могли бы подсказать куда нам стоит отправиться, а если у Вас на завтрашний день не запланировано чего-то важного, то маленькая экскурсия была бы очень кстати, - чуть смущенно попросила девушка. Ну что тут можно было сказать? Статный и уверенный, с такими типажами тяжелее всего, но давно разработанная система победит. Сначала, как полагается, довольствовать ложем в таверне, договориться завтра о мимолётной встречи и далее по плану. Но в один момент всё стало рушиться с самого начала. Неужели именно сегодня прибыло так много людей, что моментально разобрали все номера и чем, чёрт подери, думал Моисей, когда преспокойненько пьянствовал и пробовал местную кухню в ожидании кормилицы их маленькой банды из двух человек?! Неужели болван не смог догадаться сразу взять номер, не собирался же он пускаться в путь в ночь. Ладно, никто ведь не отменял небольшие импровизации на ходу. Кэрол щенячьими глазами, полными благодарности, посмотрела на Владислава и кивнула. - Это так великодушно с Вашей стороны. Ох, простите мне мою невежливость, - она протянула графу руку, - Екатерина Удинова, а это, - мужчина перебил блондинку, сам рассказывая о том, что он старый друг семьи и сопровождает девушку в её капризном путешествии по соседним странам. Милая Катенька родилась когда-то давно, когда девушку неведомыми ветрами занесло в неприятности, именно тогда она встретилась со своим компаньоном. Биография русской девушки была гораздо ближе к настоящей жизни Кэрол. Просто потому, что авантюристка поняла одну простую истину, ложь под которой есть правдивый фундамент – самая лучшая, еле уловимая ложь, даже для проницательных людей. А признаться один из раздражающих в аристократах факторов, это излишняя осторожность. Даже с небольшим отступлением от плана, всё шло неплохо, пока на горизонте не появилась самая настоящая угроза. Милая девушка, которая в мгновенье превратилась в своеобразную соперницу, ведь хозяйка медного цвета волос, так нагло претендовала на внимание Дракулы и в самый неподходящий момент. Кэрол метнула быстрый взгляд на своего соратника, который к слову, был сам не свой и поняла, что сейчас ожидать от него какой-то подмоги не стоит. Что же, действовать придётся самой. - Граф, если Вы не возражаете, - начала она нежным голосом, дотронувшись до руки мужчины, облачённой в эту глупую перчатку, - Я бы была очень рада покинуть это место. Кажется моему другу плохо, а я так устала. Не сочтите меня капризной, но всё же… Убрать угрозу с глаз долой пока ещё не поздно.

Sabreclaw: - Как это мило. Дракула прекрасно знал о своей привлекательности, а уж тем более, щедро приправленной вампирским сверхъестественным обаянием. Но что-то в этой девушке было не так, и мужчина с интересом изучал ее лицо, любое изменение в мимике, мимолетные взгляды. Конечно, можно повлиять на ее разум, заставить рассказать все, или еще лучше, ворваться в ее мысли и собственноручно выудить необходимую информацию. Даже проще – выведать необходимую информацию у ее соратника, разум которого вампир уже подчинил себе. По закону жанра – слишком просто. В любом случае, что эта малышка может с ним сделать? Разве что собственноручно повесить свой портрет в их спальне, наперекор, вместо гостиной, когда обращение завершится. - О, поверьте мне, все, на что здесь стоит посмотреть – можно узреть из башен моего замка. Который, не бывать мне сегодня скромным, и является главной достопримечательностью этого края. Владислав старался вглядываться в этот щенячий взгляд с должным трепетом и вдруг заигравшей мужской гордыней, но что важнее – не выдать при этом свое истинное настроение. Единственное, за что можно было уцепиться – это бокал вина, который мужчина лениво раскачивал кистью руки, и что не совсем вязалось с полными восторга глазами. Порой бесчувственным быть не совсем удобно. В любом случае, эта белокурая дева пришлась ему по вкусу, пока еще в переносном смысле, пусть граф и не мог точно сказать, чем именно. Может, ангельской внешностью, или милейшим манерам, но скорее всего ощущением того, что за этой красивой картинкой стоит какой-то милейший, пусть и коварнейший, замысел. - Приятно познакомится, Екатерина. Ну что Вы, это с Вашей стороны великодушно потешить меня столь приятным обществом. Тихо, даже в какой-то чуть возбужденной манере, вампир отозвался и осторожно взял протянутую руку, чтобы со всей своей возможной нежностью коснувшись ее губами, но сделав это максимально быстро, чтоб и вновь, Кэрол не успела отвлечься на холод его тела. Да и ему самому это было просто необходимо. Так близко, столь тонкая и нежная кожа, под которой хищник столь отчетливо видел вены. По ним текла соблазнительная, настолько желанная, свежая кровь, ее запах просто сводил с ума. И на миг, что заставило Дракулу резко зажмуриться, его глаза обрели истинный цвет, подобный его главной страсти. Но граф быстро совладал с собой, в силу своего возраста и опыта, переключившись на Моисея. Еще один взгляд зверя заставил того оборвать свою речь, и резко переключить свое внимание на что-либо постороннее. И не зря. Что-то заставило мужчину последовать примеру нерадивого наставника, и полуобернутся, услышав чьи-то шаги, явно не свойственные никому из местной публики. Только после он услышал голос незнакомки, на миг, обратив на нее все свое внимание и сдержанно улыбнувшись. Вместо одной он нашел двух. Что за чудный день! А вот что началось дальше, о, такого он предвидеть не мог. И эта неожиданность доставила Дракуле столько удовольствия, что он с трудом сдержался, чтобы не расхохотаться. Красивые девушки – это хорошо, их заигрывания, с виду невинные действия – это прекрасно, но когда две прекрасные охотницы затевают бой – это просто восхитительно! Владислав учтиво накрыл руку Екатерины свой ладонью, с наигранным пониманием заглянув той в глаза, и ловко поднялся, подавая ей руку. - Разумеется, моя карета ждет у входа в таверну, мы можем отправиться немедленно. Как по волшебству в заведение вдруг вошел один из кучеров, который тенью проскользнул к хозяину, чтобы получить приказ. Не дожидаясь разрешения, в привычном уже порыве нетерпеливости, пусть это и абсурдно для его сущности, Влад распорядился, чтобы багаж Кэрол был доставлен. Сам же, взяв девушку под руку, направился следом, сломя голову кинувшись исполнять ее прихоть, как и было, задумано. Но, стоило им поравняться с таинственной незнакомкой, как Владислав замедлил шаг, даже остановился, чуть склонив голову набок и внимательно изучая лицо рыжеволосой красавицы. - Кажется, сама судьба привела меня в это заведение сегодня. О, я вижу, Вы весьма смелы, но скажите на милость, что же и Вы забыли в этом ужасном месте? – Дракула прекрасно знал, что провоцирует сейчас, и единственное, что терзало мужчину, так это нетерпение узреть сию бурю страстей. – Представляете, какое совпадение, сегодня я взял на себя миссию по спасению красоты из этого ужасающего места. Как я могу уйти, не спася Вас? Коварно, цинично, но для всех так галантно и властно, он протянул руку девушке, при этом, не отпуская Кэрол. Интересно, суждено ли ему будет доехать до замка целым? И каков предел скрытых намеков в словесных перебранках? Что поделать. Мужчины, они все одинаковы перед женщинами, которыми восхищаются. То ли дело Дракула, для которого норма – восхищаться тремя сразу, не меньше? - Катенька, милая, Вы ведь не против? click here



полная версия страницы