Форум » Остальные страны и другие миры » Трискелион (Triskelion) 0.1 » Ответить

Трискелион (Triskelion) 0.1

Bombist: Расположен у побережья Нью-Йорка. Является штаб-квартирой организации ЩИТ и команды героев, известной как Алтимейтс. Кроме того, выполняет функции изолятора для суперзлодеев.

Ответов - 6

Doctor Octopus: Человек-Паук. Человек-Паук. Человек-Паук повсюду: то он там, то он здесь, то он спасает старушку, то он арестовывает бандитов, ограбивших банк... И эта членистоногая тварь отправила его сюда! - Вставай, Октавиус! - раздалось откуда-то сбоку и Отто открыл глаза, пробуждаясь от кошмара. Кошмара, где чертов Человек-Паук, мутировав в огромную тварь, гоняется за ним. Что ж, по-крайней мере это не его бывшая. Или отец. - Иди к черту, Денверс. - бросил Осьминог, медленно вставая с нар. Да уж, милая у него камерка: шесть квадратных метров с кушеткой, унитазом и раковиной, окруженные с трех сторон толстой каменной стеной, а с одной - энергетическим барьером. Но не это было главным: главным было то, что при нем не было его манипуляторов, а без них он чувствовал себя каким-то неполноценным. Чертова зависимость. - Давай, Осьминожек, пришло время вопросов. - блондинка, одетая как человек в черном, нажала на пару кнопок, убирая барьер. Обычно мисс Кэрол Денверс, заместитель этого черномазого Ника Фьюри, ходит смурнее тучи, и сегодня себе не изменяла. Сопровождавшие её два агента З.А.Щ.И.Т.ы направили в сторону Доктора свое оружие, которое состояло из пластика, ибо чертовы ублюдки знали о мутации Отто. - Можешь засунуть их себе в свою симпатичную задницу. - ответил ей Октопус, с меланхоличным видом разглядывая свои ботинки. Черт, как же он хотел их разорвать на части и сбежать из этой чертовой тюрьмы! Но вместо этого ему приходится отвечать на вопросы тупой блондинки... Господи, пожалуйста, пошли ему хоть малейший шанс свалить отсюда!

Captain America: - Уводите его, - сказала по рации агент Денверс и покинула компанию Октавиуса. Как только она вышла из помещения с камерами, туда вошли пять агентов ЗАЩИТЫ, чтобы проводить Отто в купол допросов. Среди них был агент Коулсен, он отключил энергетический барьер, а остальные агенты приготовили оружие со снатворным. - Дёрнетесь и проспите не менее суток, - сказал Коулсен заключённому, и дав отчётливый приказ «руки за спину», который Отто выполнил, одел на него наручники. На очередь был второй преступник, находящийся в камере напротив известный как Норман Озборн. Коулсен провёл совершенно такую же процедуру и приказал остальным отвести их. Агенты повели опасных преступников в комнату допросов, приготовив оружие, ведь от таких преступников можно ждать худшего. Заключённых и привели в большое помещение, и приковали короткой цепью к полу в её середине. Вокруг Октавиуса и Озборна возникло энергетическое поле, сдерживающее их. В комнату зашёл Стив Роджерс, лидер группы Альтимейт. Именно ему Ник Фьюри поручил допросить Доктора Осьминога и Зелёного гоблина. После двух месяцев отдыха это было единственное стоящее задание. - Вы задержаны по приказу Правительства Соединённых Штатов, как противоестественные нелегальные генетические мутанты и содержитесь в тюремном корпусе Трискелиона, штаб-квартиры З.А.Щ.И.Т.Ы. Вы противопоставили себя обществу, злонамеренно изменив структуру своих генов. Президент Соединённых Штатов санкционировал любые действия в отношении вас. Но, у вас есть шанс реабилитироваться. Каждый из вас может принести пользу своей стране. Служить родине и получить возможность жить или сгинуть здесь – выбор за вами. Ах, да… Попытаетесь освободиться от ошейников – умрёте на месте. В этой комнате лояльные, обученные и вооруженные агенты, так что попытки к бегству будут устранены вместе с вами. Итак, вы предупреждены. Вам есть что сказать?

Green Goblin: Сильная головная боль. Тусклый свет. Неудобное положение. Вот первое, что почувствовал Норман Озборн, очнувшись в одной из камер Трискелиона. Ноющая боль во всем теле не давала покоя. Он был подвешен, руки его были прикованы к потолку, в то время, как ноги разведены в стороны и прикованы к полу. Он был не одет. За пуленепробиваемым стеклом маячили люди, которых Гоблин ни разу в жизни не видел. Но это его сейчас не волновало. Более интересный вопрос, почему он здесь? Ясное дело, его изучают. Но почему он жив? Последнее, что помнил Норман, это то, что он убил своего собственного сына и попросил Денверс о смерти. И до этого момента он был уверен, что она выполнила просьбу. Но сейчас все сводилось к тому, что эта стерва оставила его в живых. Для того, чтобы разобрать его на органы, но докопаться до истины. Всем им, Фьюри, Денверс и остальным, нужен его секрет. Им нужен Гоблин. Но Озборн не позволит какой-то кучке жалких ученых безнаказанно разбирать его на запчасти. Он вырвется и накажет их. За свою дерзость и высокомерие. А потом, он накажет Человека-Паука. Питера Паркера. О да, он найдет этого щенка, уничтожит его, сначала морально, а потом и физически. Он будет выбирать, между своей любимой теткой и этой рыжеволосой девчонкой. Одну из них он убьет своими руками. Ну а потом милосердный Зеленый Гоблин закончит его страдания. Да... Этот щенок обязан всем Норману, но вместо того, чтобы целовать ему ноги и носить ему тапочки, он решил пойти против своего создателя. Какая поразительная глупость... Норман поднял голову и посмотрел в упор на одного из ученых. - Позовите... Денверс... Немедленно. Я знаю, что она здесь! - Не надрывайся ты так. Один из агентов подошел поближе к камере Озборна и открыл ее. Со всех сторон на него направили оружие. Они освободили Озборна, но держали его на прицеле. Посчитав, что сейчас он слишком слаб, для того, чтобы сбежать, он последовал за ними. Его завели в комнату для допросов. Там же был и Отто Октавиус. Предатель. Но как не странно, сейчас, Норман не испытывал к нему ненависти. - Вы задержаны по приказу Правительства Соединённых Штатов, как противоестественные нелегальные генетические мутанты и содержитесь в тюремном корпусе Трискелиона, штаб-квартиры З.А.Щ.И.Т.Ы. Вы противопоставили себя обществу, злонамеренно изменив структуру своих генов. Президент Соединённых Штатов санкционировал любые действия в отношении вас. Но, у вас есть шанс реабилитироваться. Каждый из вас может принести пользу своей стране. Служить родине и получить возможность жить или сгинуть здесь – выбор за вами. Ах, да… Попытаетесь освободиться от ошейников – умрёте на месте. В этой комнате лояльные, обученные и вооруженные агенты, так что попытки к бегству будут устранены вместе с вами. Итак, вы предупреждены. Вам есть что сказать? - Тебя понизили, Капитан? Защитник людей и демократии опустился до допроса нас с Отто? Как ты сам себя не презираешь, разноцветный ты павлин? После этой фразы, Норман получил сильный удар прикладом по лицу. Отплюнув выступившую кровь, он посмотрел на агента, сделавшего это, таким взглядом, что можно быть уверенным, сейчас он напряженно зовет мамочку. - А тебя, молокосос, я порву на две части. Одну, оставлю Фьюри, а другую, отправлю твоей мамаше. Ты меня понял?

Doctor Octopus: - Дёрнетесь и проспите не менее суток. - Лучше уж это, чем тупо пялиться на стенку. Хоть бы книжки давали, гады! - огрызнулся Октавиус, но подчинился приказам и его повели по бесконечным коридорам Трискелиона, пока не привели в в купол допроса. Где его ожидал Капитан Америка и куда чуточку позже привели... Нормана Осборна. Черт. Может, Гоблин не помнит того, что Отто воровал его секреты? - Вы задержаны по приказу Правительства Соединённых Штатов, как противоестественные нелегальные генетические мутанты и содержитесь... - Я не виноват в том, что родился мутантом, Кэп. - сделав оскорбленное лицо, проговорил Октопус. Впрочем, он и вправду оскорбился, и, будь у него хоть малейшая возможность, попытался бы убить Роджерса или, на худой конец, хотя бы хорошенько врезать. Но, поскольку у него не было такой возможности, то придется потерпеть. - Именно родился, а не менял структуру своих генов. - стоит ли говорить о том, что в данный момент он пытался воспользоваться своей мутацией, пытаясь отыскать в помещении мало-мальски металлический объект? - Кстати, о изменении генов: ваши гены ведь тоже изменены, дорогой мистер Роджерс. И Ника Фьюри - начальника З.А.Щ.И.Т.ы. И Человека-Паука. - произнеся последнее предложение, он немного покоробился. - Но вы почему-то не сидите в клетке, как мы. Несправедливо получается, не так ли? Док замолчал, обдумывая свои следующие слова. - А насчет сотрудничества... Я отлично знаю, что вы ни при каким условиях не позволите нам нормально жить, и все, что вам нужно - так это получить наши секреты. И поэтому класть я хотел на свою страну, потому что она, в свою очередь, хорошенько меня имеет. Вам все ясно?

Captain America: - Нет, - сказал Стив, ответив на вопрос Озборна, - Просто в Нью-Йорке таких тварей как ты больше не осталось. А вот презирать должен себя ты, что ты и делаешь. Так низко себя ставишь. Ты был бизнесменом. У тебя было всё – любящая жена и ребёнок, деньги. Но ты лишился всего это и знаешь почему? Потому что ты грязь, которую вытирают с обуви. Ты зараза, против которой люди создают лекарства. А вот со словами ты осторожней, видишь этих парней? Каждый из них желает расправиться с тобой и единственное, что их сдерживает – это я. А вот то, что говорил Отто – полный бред. Ну он ведь учёный, а иногда кажется таким идиотом… - Вы забыли Отто, что я и Фьюри законно изменили структуру генов, при этом участвовав в законном проекте. А Человек Паук использует изменённую структуру генов, чтобы бороться с такими, как вы. Вы же показали себя как опасный преступник, Отто. Или мне называть вас как маленькие дети, увидев вас по телевизору – Доктор Осминог. Стив посмотрел на двух идиотов, словно они враги народа. Да, именно идиотов. А как их ещё называть? У них было всё, о чём они мечтали. Норман – успешный бизнесмен, семьянин. Отто – выдающийся учённый. Сейчас это всего лишь обычные преступники и своими фразами они усугубляют отношение к ним. - Ох, боже… Два месяца никакой работы и первое задание после отпуска – опросить этих двоих. - Мистер Уест, отведите заключённых обратно в камеры, - обратился Роджерс к главному агенту. Оффтоп: Далее думаю следует отписаться Герберту Уесту.

Herbert West: У каждого есть своя мечта – у Уэста тоже была мечта, и она, отнюдь, не заключалась в том, чтобы провести остаток своей только начавшейся карьеры, если можно так это назвать, рука об руку с психологией преступников, наделенных такими силами, о которых в своем далеком детстве он слышал лишь от бабушки, рассказывающей внуку сказки. Но что поделать, самоутверждение, что всегда следует с чего-то начать, прежде чем добиться своих целей, действовало и, порой, отрезвляло мужчину, до того момента, как рука возьмет в руки ручку и листок бумаги и напишет записку об увольнение по собственной инициативе. Ко всему прочему не следовало забывать и о нелегальной деятельности доктора. Эксперименты приносили слишком мало денег и были обращены на чистый любознательный интерес, нежели на прибыль, как таковую, однако он не желал останавливаться на таких мелочах, следовательно – бросаться в омут с головой и лишаться твердой почвы под ногами было еще рановато. Так что вот он, здесь и сейчас, что-то пишет в своем блокноте, наблюдая за двумя уже состоявшимися по всем статьям преступниками. Пусть его и не видно сразу, зато сам он прекрасно видит все и всех. Некое пиршество для мозговых клеток в этом присутствует. Ведь после стороннего наблюдения не только за заключенными, но также и за теми, кто их ловит и кто за ними надзирает, можно написать целую книгу о психологии поведения….скажем так, психическое состояние людей, пораженных определенного рода мутациями на генетическом уровне, порой проявляющейся внешне, а порой не видимой сразу, заметно отличается от того же состояния обычного человека – простого гражданина, преступника или служителя закона. Пусть они говорят, что угодно, однако факты на лицо – они осознают собственную силу и преимущество, и даже с благими намерениями, тщеславием не обделены и некоей гордыней за себя любимого и положение в обществе. Сегодня несколько иное, чем те же десять лет назад. И на этом точка… Герберт оторвал взгляд от небольшого блокнота, который с легкостью уместился в нагрудный карман костюма, едва запись была приостановлена за неимением пока большей практики и материала для наблюдений. Коротко взглянув на Роджерса, Уэст едва заметно улыбнулся и кивнул головой. - Слушаюсь, сэр, - его несколько пробивало на дрожь и волнение, как, впрочем, и всех обычных агентов, пусть они и не показывают некоего страха перед неординарными заключенными. Под «обычными» он подразумевал тех, кто, собственно говоря, был вполне обычным человеком. Логично. Хотя и смахивает не некий каламбур. Жестом Герберт указал охране, до того сопровождавшей преступников в комнату допроса, следовать вместе с ним. Само собой, как и по дороге сюда, не отвлекаясь ни на что и внимательно следя за Осборном и Октавиусом. Конечно, это было только его мнение, но на месте правительства и ЩИТа Уэст не давал бы этим двоим шанса на дальнейшее существование, пока сохраняется хоть какая-то вероятность их побега. В том числе, обрамленного в «рамки закона».



полная версия страницы