Форум » Остальные страны и другие миры » Пуэрто-Рико 0.1 » Ответить

Пуэрто-Рико 0.1

Dusk: Пуэрто-Рико состоит из основного острова Пуэрто-Рико и множества более мелких островов и рифов, включая Мона (Isla de Mona), Вьекес (Vieques), Кулебра (Culebra), Десечео (Desecheo) и Каха-де-Муэртос (Caja de Muertos). Из последних пяти островов, только Вьекес и Кулебра населены в течение всего года. Основной остров имеет 170 км в длину и 60 км в ширину, по большей части гористый с большими прибрежными территориями в северной и южной части. Основной горный хребет острова называется «La Cordillera Central», что означает «центральный хребет», в нём также находится самая высокая точка Пуэрто-Рико — гора Серро-де-Пунта (Cerro de Punta), высота 1 338 м над уровнем моря. Другой важный пик, гора Эль-Юнке (El Yunque), 1 065 м над уровнем моря, находится в Карибском Национальном Лесу в муниципалитете Сьерра де Лукильо (Sierra de Luquillo). Столица острова город Сан-Хуан находится на северном побережье острова.

Ответов - 7

Dusk: |Штаб-квартира КАПа 0.2| По сравнению с другими городами Гуаника является чуть ли не посёлком у побережья Карибского моря. В целом глушь, но по сравнению со столицей по выходным именно здесь происходили самые сумасшедшие праздники чего попала. Маскарады, парады, дни чего-нибудь – всё, что приходило на ум. В целом это не были официальными праздниками, которые кстати здесь тоже отмечались. В целом, май считался затишьем, но это не было помехой к тому, чтобы провести шестидневный карнавал, который был отменён в феврале месяце, сейчас. Надо сказать здесь было куда теплее, чем в Мэне. Но, честно говоря, Сумрак не планировала оказаться здесь, вышло как-то спонтанно. Может потому что достаточно давно тут не была, а может быть и по другой причине. В любом случаи, сейчас она об этом мало думала, хотя бы из-за того, что неудачно приземлилась. Она рухнула прямо на Десмонда, который в отличии от неё, кажется, удержал равновесии при телепортации, но теперь уже нет. - Извини, - закрыв глаза сказала девушка, приподнимаясь на руках, а затем и вовсе вставая. Учитывая, тот факт, что оказались они в каких-то зарослях, Коммонс не сразу додумалась, куда ей взбрело перенестись, что было печально на несколько минут. Единственное, что заметилось сразу, что местность намного теплее предыдущего места. Она помогла ему встать, что в целом было не нужным, наверное, затем же пошла прямо, словно что-то услышала. Игнорируя вопросы по типу «где мы?», она шла дальше, и как только они оказались на берегу моря, она усмехнулась и сказала следующее: - Как ты относишься к карнавалам, примерно на юге Пуэрто-Рико, примерно в Гуанике? – улыбнувшись сказала Коммонс. Честно говоря, ходить по песку возле воды в высоких ботфортах не очень то и весело, да и вообще в том виде, в каком была Кесси. Это уж точно было странно среди пуэрториканок, которые щеголяли в майках и шортиках, которые сейчас проходили по пристани, и кажется собирались сюда, чтобы покупаться. - Намного теплее, - пробурчала Кесси, потирая руки, которые успели замёрзнуть. Надо сказать, что Коммонс в принципе очень быстро могла замёрзнуть, точнее могли замёрзнуть руки, ноги и нос. Причём она иногда даже не замечала этого, до того момента, когда становилось совсем не выносимо. - В целом, здесь почти всё тоже самое, кроме фокусника, - заметила она. Вместо фокусников здесь было фаершоу, что тоже было весьма увлекательно. - И… Теплее. Честно говоря, чем больше они здесь находились, тем больше хотелось раздеться. В сапогах стало жарко, да и в джинсах тоже. И уж очень хотелось выдвинуть предложение переодеться, ибо если для Десмонда это не было проблемой, то вот для Кесси это было необходимостью. Рабочий день у многих уже закончился, но только не для него, Хави, которому предстояло здесь торчать ещё час, в то время как все его знакомые уже точно будут где-нибудь в баре или на пристани. Парень скучал, что-то щёлкал в допотопном Nokia, и уж точно не ждал посетителей. Желание закрыть лавочку одолевало его ещё больше, да так, что она уже порядком начинал ругаться. Ну что тут можно ещё делать целый час? Менита, наверняка, будет порядком зла. Хотя чего греха таить? Она всегда зла! Закрой он магазин и приди вовремя, будет недовольна, ибо лавочка принадлежит её отцу, а проторчи он здесь час, будет недовольна, что опоздал на 20 минут. Во время его бурных рассуждений, в магазине показалась девушка, которую он приметил только тогда, когда она к нему обратилась с вопросом, где висели майки. Хави указал в сторону, а сам всё больше удивился. Девушка была не из местных и даже не туристкой, судя по «наряду» и фарфоровому оттенку кожи. Хави долго смотрел ей вслед, наблюдая то, как она выбирает вещи, и только затем обратил внимание на вошедшего парня. Собственно ничего интересно, и именно поэтому продавец вновь уткнулся в телефон, начиная печать ответ на смс. Через некоторое время, раздался голос, тот же что спросил про майки. Хави быстренько осмотрел уже надетое и начал пробивать по кассе. - А как насчёт бесплатно? – спросила девушка, на что Хави начал реагировать агрессивно, но посмотрев на девушку, а точнее в её голубые глаза, переменился в лице, и просто поблагодарил за покупку.

Apollon: /Штаб-квартира КАПа/ Телепортация подчиняется законам физики. Если ты сам, то это соответствующие, вполне определенные, значения скорости, силы и затрат энергии. Поэтому, внося в формулу перемещения свой рост и вес, ты можешь без боязни перемещаться, в новой точке ты точно так же появишься стоя, сидя или, например, висящим вниз головой. Но если ты берешь с собой кого-то еще... Векторная скорость уже не та, масса увеличена, но не внесена корректировками в расчеты... Неудивительно, что в итоге они упали, а так же и то, что Кесси оказалась сверху более тяжелого Денсмонда. В любой другой ситуации он не упустил бы повода как-нибудь прокомментировать это положение их тел, но не сегодня. Слишком пристально он был занят своими мыслями о странном фокуснике, что встретился им на самой обычной сельской ярмарке, каких множество. .. Значит, следили. Значит, я кому-то понадобился. Кому-то из Высших, но не слишком разборчивому в средствах, ведь можно было просто позвонить.. Быть может, хотели просто напугать? Черт, мне самому хочется позвонить отцу, но.. А вдруг это просто стечение обстоятельств? Какой-нибудь демон из вольноотпущенных, учуял в толпе собрата и решил поиграть, припугнуть... Стоит понаблюдать, собрать каких-то улик, доказательств, а после уж звонить, а то прямо курам на смех: «Папа, меня напугал фокусник в парке!».. Десмонд усмехнулся и, наконец, обратил внимание на окружающий его мир. Упав где-то в мангровых зарослях, теперь они с Кесси вышли на залитый солнцем белоснежный пляж, который, изгибаясь дугой, тянулся до самого горизонта. Первым упал на песок черный, купленный на весеннем показе в Милане, пиджак. За ним полетел галстук, а белоснежную рубашку, с монограммами в уголках манжет, постигла участь быть полурасстегнутой и с закатанными рукавами. Разувшись и присев возле самой воды, Десмонд ласково, едва касаясь, провел рукой по голубой, с золотыми пятнышками солнечных зайчиков шкуре огромного зверя по имени - океан. Тот, в ответ лизнул его босые ноги своим теплым соленым языком и тихо прошептал слова приветствия… - Нормально отношусь, но предпочитаю Коста-Рику. И в частности западное ее побережье, заповедник Кабо Бланко. - Десмонд вынул из воздуха очки с красными стеклами и, надев их, превратил для себя полдень в приближающийся закат. Белозубо заулыбался Кассандре и пояснил — у меня есть там небольшое, но довольно уютное бунгало, так что, если есть желание... Он вновь повернулся к воде, окунул в нее руки, поднял со дна горсть мелкого, серого, из-за вулканического происхождения, песка. Вздохнул умиротворенно, волны и солнце всегда действовали на него именно так, будто после долгого и изнуряющего путешествия он снова вернулся домой. - Но можно и на карнавал, я не против. – Десмонд поднялся и медленно побрел по мелководью в сторону цивилизации, чуть в стороне, недалеко были видны разноцветные крыши мелких лавочек и небольших кафе. - Ибо карнавал на самом деле очень близок демонам по духу, а уж характер проведения и вовсе относит нас к язычеству, так что где не быть так попранным моральным устоям, где так не поколебаться вере как не на карнавале? Я буду там, словно сыр в масле кататься. Дес засмеялся и, подойдя ближе к девушке, взял ее тоненькие ладошки в свои, слегка сжал и улыбнулся, глядя прямо в темные глаза своей избавительницы: - Не бойся, я согрею тебя… Решив сменить свой, несколько не по сезону подобранный, гардероб они прошли мимо нескольких магазинчиков с одеждой пока, наконец, не остановили свой выбор на одном из них. Аполлон, который еще на пляже с помощью нескольких не сложных заклинаний превратил свои брюки в шорты, а рубашку - в футболку, просто остановился на пороге магазина и, с любопытством разглядывая все вокруг, стал ждать свою Кассандру. Его ожидание было вознаграждено целым ворохом небольших цветных тряпочек, которые впоследствии, на девушке, должны были превратиться в умопомрачительные наряды, которые по существу своему не одевали, а скорее раздевали свою хозяйку, что Десу, несомненно, не могло, не нравится. Он привычно полез за кредиткой в карман, чтобы оплатить все покупки, но Кесс решила проблему по-своему – она утерла нос этому мелочному нытику продавцу, оставив его не только без чаевых, но даже и без законного заработка. - Кесси, ты уверена, что в твоем роду не было демонов? Ну, или хотя бы ведьм… - приобняв девушку за талию демон притянул ее к себе и коснулся губами виска – ведешь ты себя очень по-нашему, да.. молодец, так держать.. Определенно, она нравилась ему все больше и больше.

Dusk: Вечер уже медленно раскинулся красивым закатом над большим городом. Оказаться в такой темноте не было не привычно, скорее напротив – обычно в такое время она и появлялась дома. Сейчас же, держа в руках кофту, ботфорты и джинсы, она быстро нашла кресло, чтобы это всё аккуратно положить и поставить. Мол уберу потом. Сама же она была дета в короткие джинсовые шорты, интересную футболку, так сказать с запахом (одевается как обычная кофта на пуговицах, но разница в том, что на самом конце были ленточки, и одна дырочка в кофте, так сказать, чтобы завязать), и с милым бантиком сзади. Обувь же она надела уже дома, а точнее те балетки, которые стояли ближе всего. Собственно не суть, правда учитывая тот факт, что ей удалось переместиться, это было здорово. Тени в примерочной были крайне слабенькие, но… Продавец надо сказать ещё тот «красавец», впрочем, это её не волновало ни сколько. Лишний раз прихватила шляпу. Заманчивая улыбка обещала появиться на этом лице, но что-то мешало, даже не что-то , а она сама. Обычное состояние не было обычным. Было непривычно находиться на этом острове, в этом городе с кем-то. Так уж сложилось за последние несколько лет, что «путешествовала» она одна, да и вообще, большую часть своего времени, а занимала не друзьями, которые в принципе есть у всех, а чем-то интересным для себя. Даже если и были знакомства, приятели, друзья, то обычно они оставались в привычном месте, то есть по сути никуда не передвигались. Тот же город, та же улица, то же кафе, те же окружающие лица. Резкое повышение интереса и внимания выбило её из привычной колеи, заставляя лишний раз задуматься о том, что происходит и обратить на это внимание. Но надо признать, если сначала её сковал холод, то сейчас она сковывалась благодаря себе, явно этого не показывая и ведя себя как обычно. - Если и были, то я видимо не в курсе, да и к тому же ещё не вечер… - под понятием вечер в её понимании входила ночь, до которой было ещё достаточно времени. Она растянулась в улыбке и хитро взглянула. Карнавал в латинских странах помимо парада предполагал в себе ряд интересных мероприятий в кафе, клубах и барах, ну атак же море экзотических девушек в бикини, или стразах по всему телу, но в определённых местах образовав скопления заменяли эти самые бикини. Так же уйма перьев, блеска, грима, танцев и многого другого. Сегодня был как раз последний завершающий день сего представления, а по сему всего этого только в два раза больше. Музыка раздавалась откуда не возьмись. На главной улице, параллельной пристани, шёл сам парад. На самой пристани была доля всего того, что происходило в центре города, и большое количество кафе и баров. В одном из них, приметном Коммонс, сейчас происходило предварительное шоу, после которого начиналась дискотека, перед которой всех предварительно выгоняли смотреть салют, пока сами в то время убирали столы. Честно говоря, это было одним из самых больших кафе и достаточно популярным. И именно поэтому сейчас здесь было очень много народу. Но старый знакомый бармен нашёл место и для этой парочки, при этом странно посмотрев на Аполлона, по тому поводу, что Коммонс по большей часто всегда отдыхала одна и очень часто общалась именно с барменом. Заключительная часть как была в разгаре, именно сейчас вышли горячие девушки и начали танцевать какой-то национальный танец. По традиции, после определённой части девушки спускались в зал и заставляли танцевать всех и по большей части мужчин. Но в этот раз Кесси долго держала метку именно на одной яркой особе, дожидаясь пока та на неё посмотрит. Так и вышло, и в этот самый момент глаза Сумрак блеснули. И вот в тот самый кому-то противный, а кому-то радостный момент, когда девушки пошли по залу, та самая танцовщица чуть ли не подбежала к их столику и начала уговаривать Десмонда пойти танцевать. Кесс пожала плечами и растянулась в улыбке. - Это традиция, - только и добавила кучеряшка Кей. Сама же спокойно сидела и попивала ром. Подбежала вторая и ещё больше начала уговаривать уже на родном испанском. Чем закончилось она не узнала, хотя была уверена, что узнает. На это и был расчет. Её позвал бармен. Она быстро подошла и забрала выпивку, и уже начала аккуратно добираться до столика, как всех не танцующих начали сгонять на улицу. Что ж, без слов она, пританцовывая направилась в сторону выхода. Она встала сбоку чуть поодаль. Два бокала стояли на бортике. Один не спешно опустошался. - У меня был спортивный интерес: уйдёшь ли ты с ними или останешься со мной. – сказала она подходящему Десмонду. – Собственно решать тебе… - Её голубые глаза снова блеснули. – Какая прекрасная ночь. Так хочется плавать… - расправив плечи и изогнув спину, добавила она.

Apollon: Карнавал выплеснулся на улицы словно молодое вино, он шипел и пенился, и лился рекой, и пьянил, и будоражил кровь. Десмонд с интересом смотрел по сторонам и, потягивая через соломинку вынутый прямо из воздуха дайкири, пытался охватить всю картинку сразу. Красивые молодые пуэрториканки с кожей цвета кофе с молоком и бархатным взглядом карих глаз, почти без одежды, они заменили ее яркими костюмами из перьев и стразов. Куклы, разукрашенные машины, медленно ползущие по мостовой, шум, музыка, песни и смех. Почти потерявшись в этой жизнерадостной толпе, Дес, где взглядом, а где и руками касался кожи множества бедер, округлых плеч, соблазнительных грудей, едва-едва прикрытых карнавальными украшеньями.. Кассандра нашла и вывела его к какому-то кафе на берегу, бармен, как-то странно покосившись на Десмонда, налил им рому. Аполлон провел ладонью над бокалом, вновь превращая его содержимое в один из своих любимых коктейлей, и продолжил потихоньку набираться силами внешних эмоций. Вокруг них с Кесси было великое множество людей, которые смеялись и веселились, что говорится, от души. Забрать, пропитать, усилить себя подобной энергетикой, да об этом мечтает любой из демонов! Энергия чужого счастья отлично питает всевозможные заклинания и формулы, а уж о частичках души содержащихся в нем.. оо, да не стоит и упоминать об этом божественном эликсире… Поэтому, когда к их столику подбежала одна из танцовщиц демон просто замер и внимательно посмотрел, буквально впился в бедняжку взглядом. Навел тоненькую связь и словно вампир - кровь, потянул из девушки энергетическую составляющую счастья… То, что сперва можно было принять за неуверенность парня перед напором полуголой девицы было ничем иным как «сеансом питания», Дес перегнал, перекачал на себя порцию чужого веселья и тихо засмеялся, увидев, что на подмогу подруге, к ним подскочила еще одна девушка. - ¿Bailaré claro, por qué no existe? И обнимая и прижимаясь сам, пошел в центр круга в ритмичном реггетоне. - Da, la chiquitina, nosotros será bueno juntos… Энергия вокруг них била ключом и вторя движениям танца, Десмонд буквально видел как яркие, разноцветные хвосты аур каждого танцующего здесь, рядом с ним, тянуться к телу демона, притягиваемые заклинанием силы. ...Да, детка, давай. Покружись со мной в танце, и я покружусь с тобой.. что с того, что позже ты будешь плакать в подушку, оттого что будешь чувствовать, что душа твоя пуста и все то, что было в прошлом уже не доставляет тебе той радости.. Танцуй, паренек, пока не взошло солнце, у тебя еще есть несколько минут, хотя позже ты, возможно, захочешь прыгнуть вон с того моста, ведь счастье уже не будет переполнять твою душу, танцуй, парнишка, танцуй… Десмонд выплеснулся на улицу вместе со всеми, ему было жарко и хотелось пить, и потому он позволил Кесси отвести его чуть в сторону, в уютный уголок на веранде. Глотнув ледяного напитка, он лукаво взглянул на девушку: - Конечно бы, я пошел, просто чту традиции принимающей стороны, ничего более.. Услыхав комплементы ночи он опять улыбнулся, правда уже себе, своим собственным мыслям. Ему очень нравилось восхищение и восхваление людьми этого темного времени суток ибо это было очень на руку им, детям той самой ночи. Не сказать, чтобы дневной свет так уж останавливал демонов, но именно ночь была тем временем, когда силы зла властвовали безраздельно. - Купаться? А что, отличная мысль, пойдем… Одежда небрежной кучкой сброшена на песок…. Вода оказалась теплой, ласковой, нежной и заключающей в объятия. Размашисто, сильно отплыв подальше от берега, Трэнтон остановился и стал поджидать девушку. Лунные блики небрежными мазками разукрасили поверхность воды. А снизу ей подражали отголосками легкие вспышки светящегося планктона. Десмонду казалось, что он завис среди самих звезд, и там внизу и на едва покачивающейся глади воды, и в бархатном черном небе над головой – отовсюду следи ли за ними звезды, отовсюду согревали своими лучами их тела… - Поцелуй меня, - шепчет Дес, он уже рядом, чертовски близко, всего в паре сантиметров от ее губ. – Поцелуй и дай выпить себя.. Всю себя, без остатка…

Dusk: Ночь была бесшумной здесь, на этом берегу, немного вдали от города. Небо раскинулось шатром далёких сияющих звёзд. Ветер тихо насвистывает что-то. Кроме этого дуновения ничего и не чувствуешь, только бархатный песок под ногами. Как же всё-таки такие моменты прекрасны. Они рискуют остаться в памяти на долгое время, если только память не подведёт. Она долго тянула, была очарована красотой ночи. Непонятно почему на её лице сейчас была улыбка, лёгкая, чистая, искренняя. Именно в такие минуты, когда не может увидеть или наблюдать твоего лица можно побыть честной с самой собой и тихо порадоваться таким мелочам как красота природы. Она не спеша разделась, аккуратно оставив вещи на ветке дерева, и только затем вошла в воду, медленными шагами погружаясь в неё. Надо признать температура была куда ниже, чем днём, но это её не смущало ни капли. Она думала о своём, да так глубоко, что даже на какой-то момент упустила из виду Десмонда, который зашёл раньше неё. Ей вспоминались самые разные времена её жизни, но в основном, когда она уже была «вольной» птицей и очень многое ей вспоминалось именно из её путешествий по Германии. Продолжительные разговоры, споры, диалоги именно с определённым человеком, дорогим ей человеком. Почему это всплыло именно сейчас? Один разговор уж очень запомнился. - В каждой женщине есть своя изюминка, но для того, чтобы ее найти, не нужно крошить весь пирог. - Верная мысль, и поэтому ты никого не подпускаешь к себе? - Нет… Просто вокруг меня потрошители, а не ценители, того что есть во мне. И это тоже верно, ибо в наше время проще сломать, чем обдумать, или же уже сделать, а потом подумать. Она вздрогнула, когда он оказался перед ней. Слегка улыбнулась, бровь вздёрнулась. - Поцелуй меня, - Она жадно ловит воздух, словно ей сделалось дурно, - Поцелуй и дай выпить себя… Всю себя, без остатка… Она чувствует его дыхание и понимает, как что-то внутри неё на миг замирает. По спине проходит холодок. Выдохнула. Слегка прикрыв глаза, она медленно тянется вперёд, хотя этого совсем не нужно. Аккуратно её губы касаются уголка его губ, затем же нежно прикосается к верхней губе, начиная слегка раскрываться. И неожиданно она отстраняется. - Так просто? – шепчет, растягиваясь в лучезарной улыбке, чуть-чуть смеясь. – Нет… Чувствуя, как его руки только сильнее сжали её фигуру, она медленно растворяется в темноте и глубине воды, закрыв глаза. В следующий миг, она уже находилась под водой, нырнув уплывая куда-то вдаль, почему-то зная, что это ей ничем не грозит. Через некоторое время она вынырнула толи чтобы глотнуть воздуха, толи чтобы посмотреть на берег. Улыбка не сходила с её губ. Но эта не была та искренняя, скорее довольная, ведь злость и азарт сияли на её лице в тот миг. Любопытство преобладало, обжигало её, но главное в подобные моменты не потерять голову, не так ли?

Apollon: Тихий смех рассыпался над волнами, словно бриллианты по бархату… - Ты хочешь поиграть со мной, ma chere? Девушка темной русалкой плескалась уже в нескольких метрах от него. - Я могу поддержать тебя и поиграть в догонялки, несомненно, но… Десмонд лег на спину и неспешно, почти не шевелясь, поплыл в никуда – наступившая ночь стерла границы и краски. … Мы могли бы быть красивой парой, шери. Ты и я. Мы хорошо смотрелись бы вместе, но такие как мы не могут быть кому-то парой... Такие как мы самодостаточны сами по себе и потому - всегда одиноки. Я вызывающе красив. Дьявольски. Мне не составляет труда выглядеть для каждой девушки таким, каким она видит своего избранника. Я могу быть брюнетом, блондином, рыжим, если это станет необходимо, высоким, низким, широкоплечим и изящным, любым.… Но всегда я буду именно тем принцем, о котором девочка мечтала еще в детстве, засыпая в обнимку с куклой. Тебя можно было бы назвать вульгарной, хотя в тебе, несомненно, есть задатки истинной леди: у тебя ровная прямая спина, ты спокойна, горда, лаконична в беседе… Ты смотришь на мир интересно, но… безразлично. А еще, даже не зная твоего прошлого, я почему-то уверен, что ты бываешь другой... Резкой, не по-женски жестокой, бескомпромиссной… возможно, в своей жизни ты совершила убийство, а, скорее всего, и не одно. И судя по той легкой улыбке что, вспыхивает порой в твоих глазах, впоследствии ты даже не сожалела об этом. И если бы сейчас я не был столь занят собственным благополучием, если бы я прекратил быть таким эгоистом, таким утонченным засранцем, то, возможно, смог узнать тебя именно такой, иной, живой. Увлекающейся, нежной, страстной, истинно преданной... Ведь в твоих глубоких темных глазах может гореть огонь жизни, огонь желания... Сегодня я видел это... Глядя лишь на звезды у себя над головой, прислушиваясь лишь к шепоту волн и песням ветра, демон плыл все дальше и дальше. Здесь и сейчас он решил сдать эту партию. Хотя, скорее было уместнее определение - свести в ничью. Ведь там, на празднике он получил что хотел, чужие счастье и эмоции наполнили его тело горячей, обжигающей энергией, а то что он не насладился этой девочкой Кесси в полной мере… но, ведь она все еще член Клуба и значит, в будущем, возможно продолжение? ...Я делаю тебе больно, шери? Что ж, я всегда умел и любил причинять боль. Более того, мое происхождение и воспитание позволяет мне делать это искусно, порой даже изящно… Я говорил вам слова любви? О, я говорю их всем: и юным девочкам, что следуют за мной стоит лишь поманить их, равно как и светским леди, которых я в избытке встречаю на различных балах и приемах.… С одними я играю рыцаря, с другими – пирата.…И никогда не скуплюсь на красивые слова и поступки, ведь я знаю, чего ты хочешь, шери… и это всегда помогает мне достичь своей цели. Беги от меня, petite. Беги, пока есть такая возможность… /… /

Dusk: Свет луны ярко освещал это побережье, выделяя рельеф слегка волнующихся волн. Слышно было чётко всё, до последнего слова, после которого наступила тишина, которую сложно прервать каким-либо звуком. Её усталые глаза следили за движениями фигуры вдали. Следили вплоть до того момента пока она не растворилась в морских волнах. Что пришло ей на ум? Что ж, оставим это при ней. Не отбирать же у неё все мысли, кроткие фразы? Вздохнув, она с улыбкой погрузилась вниз. Есть ряд людей, которые пытаются проявлять равнодушие ко всему. Если судить по факту, те, кто действительно проявляют равнодушие, являются душевно больными, а следовательно, либо живут отшельниками, либо в специальных больницах. Все остальные пытаются приблизиться к тому, чтобы быть независимым, свободным… А кому нужна эта свобода? Что она в себе несёт? Разве что, себялюбие и сохранение своей чести, не более, но что тоже является главным. По сути, свобода должна быть внутри человека, так как внешне она никому не нужна, и тогда сам человек делается ненужным. И кто же сейчас готов не продать себя, свою душу, за последние деньги? Чёрные люди, ей богу… Её мнение на этот счёт было двояким. С одной стороны, Коммонс искренне верила, что она сохранила «свою свободу»; с другой стороны, понимала, что подобный способ купли/продажи был единственным решением для многих, и возможно когда-нибудь подобное случится и с ней, чего она очень сильно противилась и в какой-то степени боялась. Но это были лишь глупые мысли. Пока её жизнь по ходила на жизнь какого-нибудь волка, что живёт где-то в глубине степени совершенно один. И собственно подобное даже можно было бы изменить – было бы желание бороться с суровой привычкой. Да и был ли тот человек, способный её удержать? Возможно. Сколько бы не бродила по миру, ещё не встречался, а если и встретился, то уж точно ушёл, эдак резко и быстро, обещая вернуться. - People always leave, - отдалённо проносится в голове, заставляя улыбнуться. Сейчас, здесь, под водой, её фигура растворилась ближе к глубине морской. А оказалась она дома, где-то возле окна. Устало посмотрела на спящий город. Простояла так минут 20, и ушла по направлению к ванной. В квартире было темно и слегка холодно. Именно такой она и останется, даже после землетрясения, смерча или ещё какого-нибудь бедствия. Лишь солнце порой может её осветить, как-нибудь в мае, или ещё когда. Коммонс ещё долго «переваривала» этот вечер в Гуанике. Уж очень был он странным именно для неё. Она была не похожа на себя сегодня. Что-то задело, и засело толи в памяти, толи ещё где... Что ж, скоро справится. Скоро придёт привычное состояние «удава», безразличия, ибо равнодушие это самое худшие, что может случиться с человеком. Через 2 часа, она, слегка покемарив, приоделась, и снова отправилась гулять по сему миру. По край не мере, теперь её целью являлся поиск нового чёрного пальто, ибо старое было очень дорого. Тени медленно плыли по стенам, окружая её, молчали… А затем пропали, как только ушла, оставив помещение во мраке и холоде. Скоро его озарит солнце, по расписанию. |somewhere|



полная версия страницы