Форум » Будущее » Say Hello To Your Past [Morgana Le Fay & Doctor Doom] » Ответить

Say Hello To Your Past [Morgana Le Fay & Doctor Doom]

Doctor Doom: Место действия: Латверия; Думштадт; Замок Виктора фон Дума; Время действия: Ближайшее будущее. Участники: Morgana Le Fay; Doctor Doom; Описание ситуации: Как известно, человек волен самостоятельно выбирать свой путь в течение жизни, оказывая то или иное влияние на собственною судьбу и судьбы других людей. Проблема лишь в том, что порой встречаются люди, которые убеждены в том, что течение их жизни находится под их полным контролем, и они вольны сами избирать свою судьбу. Виктор фон Дум относится к именно таким людям, привыкшим доводить каждое дело до конца и обрубать ненужные ему связи, отправляя оные в вечности. Так было до тех пор, пока одна его знакомая из прошлого не соизволила почтить монарха своим присутствием, прознав о том, с кем довелось связаться её обожаемому сыночку. Прекрасно понимая, к чему все идет, Ле Фей решает пообщаться со своим старым знакомым, оставившим в её душе целый букет эмоций и воспоминаний...

Ответов - 7

Doctor Doom: Судьба крайне забавная штука. Особенно, когда речь идет о судьбе по истине великих людей, на чьем роду написано достичь в этой жизни только самого лучшего, без какого-либо преувеличения - изменить мир и саму суть его существование. Однако, при всем желании людей подобного склада характера контролировать хитросплетения собственной жизни, всегда на поверхности появится один процент случаев, которые нельзя было скалькулировать ни при каких-либо обстоятельствах. В случае же Дума, подобных случаев на его долю выпало превеликое множество, основным из которых было, разумеется, прибытие его дочери из одной из параллельных временных петлей, что привнесло в деятельность Виктора новый, не виданный ранее опыт, что в высшей степени своеобразно для такого человека как Дум. Не сказать, что он в полной мере проникся отцовскими чувствами или нечто подобным, в конце концов, несмотря на признание талантов Софи и безусловную отметку черт её характера и воспитания, присущих только самому фон Думу, Виктор не занимался её воспитанием, тренировками, обучением. Не наблюдал за течением времени, в ходе которого происходило становление её характера, личности, формировалась воля. Тем не менее, когда Софи смогла пройти определенного рода испытания и доказать свою приверженность идеям Доктора Дума, Виктор, что бывает крайне редко, без какого-либо преувеличения - начал оберегать юную фон Дум, внимательно наблюдая за каждым её действием, вмешиваясь в редких ситуациях, когда результат действа юной девушки может, потенциально, пагубно сказаться на планах отца. Одним таким действом стало решение Софи завязать отношение с неким Десмондом Трентоном, о принадлежности которого к, скажем так, не совсем человеческой расе, Виктору более чем известно, однако это было малой частью проблемы. Думу нужно было узнать гораздо больше об этом мальчике, в виду того, что подобный союз его дочери с сие существом - может быть как удачным стечением обстоятельств, так и играть отрицательную роль в дальнейшем. Находясь в подвальном помещении, в центре которого был расположен котел, практически до верху наполненный субстанцией непонятного типа, Дум, одновременно с тем, как совершал жестовые манипуляции руками и произнося набор заклинаний на древних языках, был погружен в мысли: Крайне необдуманно со стороны Софи поступать подобным образом, как следует не проанализировав свою возможную пассию, дабы точно определить для себя причины более конкретно, впрочем меня слабо волнуют мотивы и желания этой девчонки до тех пор, пока она исправно вписывается в планы Дума. Много важнее сейчас узнать как можно больше о сие индивиде, дабы в полной мере иметь возможность оценить его полезность в ближайшем будущем, хоть в чем-то. Сомнителен тот факт, что умственные возможности его способны хотя бы близко сравниться c таковыми у Софи, не стоит и мгновения, чтобы даже попытаться сравнить его интеллект с Моим, - пурпурное свечение, берущее свое начало от кистей рук монарха, плавно расходилось по краям котла, очерчивая круги вокруг оного, постепенно набирая скорость. Когда же Дум в ходе манипуляций поднял обе руки над головой, скрестив кисти у запястий, а ладони устремив к потолку, энергетический поток, во мгновений создав обильное количество фиолетового дыма, заполонившего все небольшое пространство комнаты, вырвавшегося из котла, устремился в воздух, создавая энергетический столб, так же заполнив всю комнату и ярким светом. Дум начал плавно разводить руки в стороны, напоминая при этом дирижера, искусно сводящему громкий акцент оркестра на более плавный и спокойный, что заставило столб начать постепенно развеиваться, а дым в основном скапливаться вокруг Дума. В дальнейшем этот дым должен был начать приобретать определенные очертания, тем самым открывая определенные факты биографии этого мальчика, однако... -Невозможно, - Дум резко повернул голову вправо, затем влево, после чего, повернувшись уже корпусом, посмотрел позади себя. Пурпурные стены из дыма, которые должны были показать ему все, что было угодно, так и остались бесформенным скоплением частиц, не более того, на что Дум, махнув рукой перед собой, что вызвало слабую воздушную волну, развеял чары, после чего произнес: -Кто-то хорошо позаботился о защитных мероприятиях. Мне понадобиться больше времени, чтобы пробиться через заклинания подобного склада и направления. Однако не многие из колдунов и ведьм способны на чары такой силы, впрочем, это не столь значимая проблема, кто бы не был на стороне этого юноши, ему не предоставится возможности скрываться вечно, - закончив ритуал, Виктор покинул подвальное помещение, поднявшись в тронный зал. Там он, желая немного отдохнуть, вышел на балкон, откуда открывались виды на Латверию. Следя за лучами солнца, плавно заходящими за горизонт, он, скрестив руки на груди, наблюдал как его город скоро погрузится в ночной сон.

Morgana Le Fay: Жаркое солнце нежно ласкало уже бронзовую от загара кожу брюнетки, боясь обжечь, а от того все чаще скрываясь за тучами. Ветер несмело касался черных, как смоль волос, принося с собой немного прохлады. Моргана же возлежала на белоснежном лежаке, на небольшой терассе загородного дома на Сицилии, потягивала мохито и думать не хотела о том, что она какая-то там ведьма, и что-то там должна делать. Все её мысли были заняты исключительно созерцанием крепкого, смуглого тела молодого итальянца, который скорее напоминал профессионального стриптизера, умело обращаясь не только с ножницами, для подстрижки деревьев, но и с лопатой, обвиваясь вокруг оной. Его многозначительные взгляды и подергивания аккуратно выщипанными бровями, натолкнули Мори на мысль о том, что он может оказаться геем. Хотя, какая разница, её силы хватит на то, чтобы и из него сделать нормального мужика, ну, ладно, не совсем нормального, но мужика же. Отведя взгляд от тела, что больше подошло бы Богу, ну, например, Аполлону, Моргана внимательно посмотрела на свою помощницу, миловидную девочку неопределенного возраста, с очень выразительными глазами, и быстрыми движениями. Та стремительно шла по дорожке, что-то судорожно сжимая в руках, и судя по тому, как напряжено было её лицо, девушка очень сильно волновалась, точнее даже, она была почти в панике. Её хозяйка сказала о том, что некоторое время она не хочет иметь ничего общего с реальным миром, она в отпуске, и даже отказывается пользоваться магией, а тут катастрофа! Ужас!.. И кажется, именно её, как гонца с плохими новостями, будут бить. И больно. Лола, а именно так звали эту бедную крошку, которая жарилась в белом костюме-тройки, потому что даже на отдыхе не могла позволить себе расслабиться, остановилась перед своей госпожой, нервно сглатывая, и отмечая про себя, что если бы она была мужиком, то точно пала бы на колени перед этим совершенством. Белое бикини подчеркивал приятный для глаза загар, открывало все прелести, большая, широкополая шляпа скрывала лицо от палящего солнца, и очень шла волшебнице. - Нравлюсь? – Игривым тоном поинтересовалась Моргана, допивая мохито с характером звуком, и отдавая стакан служанке. - Очень, - Лола согласно закивала головой, как китайский болванчик, зная о характере мадемуазель Ле Фей, и понимая, что сейчас будет плохо всем. – У меня есть новости о вашем сыне. Младшем. - Аполлон? – Моргана сняла большие темные очки и воззрилась на Лолу внимательным взглядом, чуть приподняв бровь в удивлении. – Что не так? Надеюсь, он ещё не в курсе того факта, что его мать – это я? - О, нет-нет, не узнал. Но в общем, он же знает Вас, и поэтому вот, да, - тонкие и маленькие пальчики кудрявой Лолиты протянули ведьме белый конверт с вензелями, и печатью одного общего знакомого Морганы и одной милой личности. Подозревая, что сейчас будет что-то очень взрывоопасное, помощница Морганы отошла назад и замерла. Будучи в прекрасном, немного игривом настроении, Моргана с хихиканьем приняла конверт, тут же его вскрыв. По мере прочтения лицо Морганы менялось, а Лоле хотелось сбежать в Антарктиду. Лежак, на котором лежала Моргана разлетелся в щепки, стакана в этом мире уже не существовало. Шляпу сорвало резким порывом ветра. Сжимая в руках, уже почти испепеленный конверт и письмо, Ле Фей находилась в таком бешенстве, в каком не была с того момента, как участник этого письма, не бросил её и не попытался убить. - Что?! Жениться?! Этот маленький демон совсем сошел с ума?! – Моргана не бежала, она летела в дом, на ходу срывая с себя одежду. – Ладно! С ним-то я ещё разберусь, если даже придется рассказать правду. Но на ком?! На дочери этого ублюдка, засранца, разбивателя сердец, Мистера Я-Железная-Задницу-Которую-Вам-Не-Надрать?! ЛОЛА! – Моргана застыла посреди комнаты в полном обнажении, Лоле пришлось прикрыть глаза. – Собирайся. Мы едем в Латверию. - Ку-куда? - Я что невнятно сказала? В ЛАТВЕРИЮ! – Голос Морганы наверное слышали уже все, кто только можно и нельзя. Ведьма же стояла уже полностью одетая, оправляя прическу и платье. – Будь так добра, не задавай мне вопросов, иначе я превращу тебя в хорька, и буду водить с собой на поводке. Я ясно выражаюсь? – Получив согласный кивок от помощницы, Ле Фей уселась на краешек кровати, стараясь взять себя в руки. Она поедет в Латверию, она встретится впервые за последние несколько лет с Думом, и скажет ему, что скорее сдохнет, чем позволит своему любимому сыну жениться на его…дочери. - Отошлите господину Думу, или на его имя, что его хочет посетить с официальным визитом приемная мать Десмонда, дабы выразить свое уважение и почтение дому фон Думов. И даже если он будет отказывать, сделай всё, чтобы согласился. Носом землю рой, дави на жалость, на что угодно, но чтобы всё прошло. А теперь, пошли вон, мне надо кое-что сделать. Она дала себе зарок, что не будет колдовать в отпуске, но это невозможно сделать, когда тебе говорят о таком. Ей не надо было применять колдовство, чтобы узнать по фамилии избранницы Деса, кто она такая. Моргана прикрыла глаза, едва слышно произнося заклинание, которое спасало её много раз, черпая свои силы из воздуха и воды, море придавало ей уверенности в себе, и было почти неиссякаемым источником. Совершая легкие, почти неуловимые пасы руками, Морганы ощущала, как меняется её тело, цвет волос, глаз, и она превратилась в совсем иную женщину. Дочитав заклинание, и чувствуя, как постепенно процесс завершается, Мори тут же окружила себя и на физическом, и на астральном плане защитой. А в голове тут же, откуда ни возьмись, появились красочные воспоминания. Сразу Дум её не узнает, пусть хоть в лепешку расшибется. А если полезет к двойнику, шибанется током, сукин сын. - А тут неплохо. Виктор устроился весьма неплохо, - брюнетка повела плечами, откидываясь на спинку удобного кресла, и нервно постукивая по подлокотникам длинными ноготками. Она находилась позади всех, стараясь не особо выделяться, но это получалось слабо, при такой-то внешности. Да и крайняя степень раздражения тоже давала о себе знать. Моргана волновалась и психовала от предстоящей встречи с Виктором, и старалась сохранять спокойствие, хотя бы внешнее. Она не позволит этой свадьбе состояться. Только не с дочерью своего кровного врага.

Doctor Doom: -Озборн в очередной раз демонстрирует очевидную ограниченность ума, если рассчитывает, что этот проект принесет какую-либо пользу в дальнейшем помимо наличия в его рядах лжебожества с куда более ограниченным интеллектом и возможностями, нежели чем у оригинала. Никакие технологии в активах Озборна не способны и близко воссоздать весь потенциальный спектр сверхспособностей данного субъекта, особенно, если брать во внимание всю комплексность общего процесса клонирования и целую вариативность рисков, связанных с калибровкой, настройкой, программированием. И в этом отношении стоит отметить, что Норман наконец соизволил задействовать мозговые процессы в своей голове и прибегнуть к помощи настоящего гения, который так же извлечет для себя ряд положительных моментов во избежании будущих эксцессов. Подготовить оборудование к погрузке, я не собираюсь отправляться на десятилетие в прошлое, взаимодействуя с устаревшими технологиями, кои Норман считает последними достижениями его, так называемых, ученых и инженеров, патетично, не более, - стоя где-то в подвальных помещениях Замка, Дум контролировал процесс сбора и подготовки всех необходимых материалов, устройств и технологий для транспортировки в Оскорп для реализации проекта "Рагнарок" - крайне любопытная и весьма и весьма интересная попытка заполучить в свои ряды что-то существеннее нежели бывших преступников, а участие Дума во всем это так же носило определенный смысл и выгоду для правителя Латверии. -Хозяин, - обратился к Думу один из роботов, -Мы получили письмо. Вас желает навестить приемная мать мистера Трэнтона, возлюбленного Вашей дочери, дабы отдать должное уважение и почтение Вам и юной фон Дум. Стоит ли возразить её желанию ввиду Вашей занятости и невозможность принять на текущий момент времени? - не отвлекаясь от манипуляции с портативной консолью, Дум ответил спокойно, размеренно: -Признаться, у Дума существуют куда более значимые дела, нежели заниматься столь низменными вещами, как общение с кем-либо, имеющим интеллект ниже, нежели мой собственный, но, на сколько бы мне не внушала положительные эмоции данная затея, возможность подобного союза может оказаться весьма и весьма перспективной в дальнейшем. Прикажите поварам незамедлительно приступить к приготовлению яств, Латверия окажет достойный прием сие особе и её сопровождению. Передайте моё согласие и искреннее ожидание встречи, - уже несколько позднее, когда настала дата прибытия достопочтенной семьи мистера Трэнтона, Виктор распорядился о подготовке одного из залов для званого ужина. Выполненный в исконно средневековой манере с легкими налетом модернизма, зал представлял из себя настоящий букет из художественных произведений, на ряду с шедеврами фарфорового искусства. Все это, разумеется, носило чисто эстетический характер, лишний раз подчеркивая любовь Дума к красоте и эстетической составляющей минувших столетий. Когда гости прибыли к воротам на территорию замка, минув мост, а затем уже остановившись у непосредственно лестницы, ведущей ко входу в сие произведение архитектурного дела, их встретила прислуга - миловидная девушка лет тридцати, произнеся: -Добро пожаловать. Господин уже ожидает Вас, прошу за мной, - чуть склонив голову в знак приветствия достопочтенных гостей, девушка затем развернулась, приглашая их проследовать за ней. Идя по слабо освещенным коридорам замка, которые, признаться, отображали всю красоту таинственности и мрака. Ведь неизвестно, сколько интересных рассказов и историй хранят в себе стены и каменные статуи и декоративные предметы данного места. Двери зала отворились и служанка, встав подле них, вытянула руку перед собой, приглашая гостей пройти внутрь. Сам Дум уже находился внутри, сидя во главе стола, но плавно поднявшись, когда в зал прошли гости, приглашая их занять наиболее удобные для них места, желательно ближе к правителю, разумеется. -Добро пожаловать в Латверию. Надеюсь, путь был более чем благоприятен и легок? - с весьма открытым радушием, без каких-либо скрытых и завуалированных подтекстов произнес Дум, заняв своё место, когда все гости окончательно расселись. -Вы верно голодны? - не дожидаясь ответа, фон Дум лишь взмахнул рукой и в следующее же мгновение на стол были поданы изысканнейшие блюда Латверийской кухни, приготовление которых, пожалуй, то немногое, что не доверяется автоматизированным компьютерным системам, так как подход здесь нужен тончайший. Однако фон Дума не покидало чувство некоторой неопределенности в ком-то из присутствующих. Кто-то здесь ему был явно знаком, но кто - предстояло ещё выяснить. Помимо этого, вечер протекал более чем размеренно и спокойно и, на текущей стадии, не предвещал беды.

Morgana Le Fay: - Госпожа, может быть немного вина? В Латверии жарко, - служанка стояла перед Морганой, держа в руках бутыль с ледяным легким вином, которое приятно охлаждало в столь мучительный день. Брюнетка молча взмахнула рукой, повелевая, чтобы ей наполнили хрустальный бокал, и спустя мгновение уже полностью осушила его. Человеку, незнавшему Моргану Ле Фей, сей жест вряд ли показался бы необычным, но люди, прекрасно знающие натуру старой ведьмы, сразу распознали бы в девушке, вальяжно расположившейся на мягком сидение самозванку. Истинная Ле Фей никогда не пила холодного вина, она отказалась от этой привычки ещё во времена Средневековья, когда вино перестало быть столь же вкусным, как во времена её бурной молодости. Ле Фей же настоящая, скромно сидящая в уголке, рассматривала внимательно своего двойника, чуть склонив голову набок. Управлять этой девчонкой было несложно, она оказалась податлива, глупа, но главное – верна до мозга костей, желая стать одной из адепток Авалона. Впрочем, ей это не грозило точно, Моргана предпочитала либо рыжих, либо брюнеток, блондинки напоминали ей об арийской расе и северных землях, а это всегда вызывало зубной скрежет и искры в глазах, проклятые асгардианцы, к ним у неё была особенно пламенная любовь. Ле Фей откинулась на спинку сиденья, чуть прикрыв глаза, медленно копошась в собственных воспоминаниях, пытаясь понять, в какой именно момент, она перестала желать Думу смерти, во всяком случае, медленной и мучительной точно. - Мы подъезжаем, госпожа! – крикнул впереди скачущий всадник, равняясь с экипажем ведьмы. Двойник кивнул, все больше предаваясь унынию, но Моргана мысленно дала ей пощечину, и девица тут же пришла в себя. Выбор перемещаться на лошадях принадлежал ей, Мори почему-то остро захотелось почувствовать себя вновь, хотя бы на чуть-чуть приближенной к тому времени, когда она была в своей тарелке. Подъемный мост плавно опустился, и Моргана присвистнула от восторга – всё-таки у Дума был вкус, деньги и возможности. Впрочем, отдать ей должное, замок в Аду, и на Авалоне не уступали в роскоши латверийскому произведению искусству. Приняв руку одного из слуг, Моргана вслед за остальными вышла из кареты, расправляя темно-фиолетовое платье, с высокой талией, с россыпью маленьких камушков по глубокому вырезу, к сожалению, от высоких разрезов до бедер пришлось отказаться, ибо это было бы чересчур подозрительно. Свита графини Трентон должна быть идеальна, скромна и очень учтива, но это не отменяет того факта, что вместе с тем и чертовски привлекательна. - Жаль, что мы не можем отдохнуть с дороги. Но для меня великая честь, сразу же познакомиться с будущим родственникам, пусть не по крови, но я верю, что мыслям и душе, - Моргана чуть кивнула головой, посылая служанке быструю и едва заметную на алых губах улыбку, и медленно двинулась за ней. Сама ведьма двигалась чуть поодаль, плавно, бесшумно, незаметно разглядывая замок, подмечая то, с какой тонкостью и изяществом были наложены охранные заклинания, как они плотной стеной окружали все вокруг, не давая опасности даже на миллиметр проникнуть внутрь. Но это вызывало лишь легкую усмешку на губах Морганы, кажется, как-то раз она тут же вдоволь повеселилась, устроив Думу роскошное представление с участием экзотических животных, фаер-шоу, а также с некоторыми летальными исходами. В общем, да, Моргана умела устраивать феерические представления, оставаясь в памяти своих зрителей на всю жизнь. А господин фон Дум уже восседал во главе стола, упираясь обеими ладонями в массивные подлокотники своего великолепного кресла, облаченный в сияющую броню и мягкую ткань изумрудного цвета. Сквозь прорези маски сверкали воинственным, почти никогда не гаснущим блеском, глаза, и губы сжатую в тонкую нить, на мгновение выдавали некоторое раздражение хозяина дома. Ничего, ему придется потерпеть и смириться, с этой участью – принимать у себя столь многочисленное посольство, холить его и лелеять, если он надеется на благополучной исход помолвки, которая почему-то состоялась без её ведома. - Добрый вечер, милорд! – Двойник, а следом и все дамы, вошедшие в залы, присели в легком книксене, чуть склонив непокрытые головы, пред доблестным правителем Латверии. – Благодарим за беспокойство, а также за то, что вы так любезно нас встретили. Путь был достаточно легок, чтобы мы чувствовали себя хорошо, встречаясь с Вами сразу же после дороги, - Мишель, а именно так звали двойника, выпрямилась, одаривая Дума легкой улыбкой, и присаживаясь на заранее отведенное ей место. – С огромным удовольствием попробую блюда вашей кухни. Я и мои люди и впрямь голодны с дороги, думаю, что мы не откажемся от вашего предложения, - Миша снова улыбнулась, пригубив бокал вина. Ле Фей сидела так близко к Думу, что вполне могла рассмотреть его ауру во всех подробностях, лениво покачивая снятой на половину туфлей, что скрывалась под длинной скатертью. Мишель болтала без умолку, что-то периодически говоря о Десмонде, и о Софии, кажется, именно так звали дочь Дума. Вообще, тот факт, что у него есть дочь, приводил волшебницу в ужас, и внутри копошились червячки уязвленного самолюбия. Ведь девчонка молода ещё, а значит, была зачата в то время, когда сама она предавалась любви с этим засранцем. Моргана всегда была несдержанна в своих эмоциях, но сейчас почему-то особенно сильно хотелось вылить на голову Виктора чашу с пуншем, и разбавить супом из морепродуктов. Но ведьма сдержала себя, продолжая вести свою маленькую игру в угадайку. - Мисс, а вы подруга госпожи Трентон? – Мори повернула голову, окидывая сидящую рядом девушку ничего не значащим взглядом, и почти сразу отвернулась, едва ли не зевнув от скуки. Делая очередной глоток прекрасного французского, Мори потянула носом свежий воздух, наслаждаясь приятным ароматом свежесрезанных роз из розария, кое-где витал запах белых лилий, и маячил невдалеке отголосок женских, до боли знакомых духов. Моргана поперхнулась, выплюнула вино на белоснежную, как щека юной аристократки, скатерть, дрожащей рукой вытирая рот и лицо, и покрываясь пунцово-красным цветом. - Прошу меня простить, - прохрипела ведьма, порывисто поднимаясь с места, и широким шагом направляясь к выходу из залы. Ох, как же сейчас колотило Моргану от злости. Сжимая и разжимая кулаки, ведьма едва контролировала свою силу. Вспыльчивая и чересчур страстная натура брала верх над той рациональностью, что взращивала в себе Ле Фей так много лет. Захотелось вернуться в залу в своем реальном обличии, и как следует сказать Думу о том, что она о нем думает. Эта маленькая ведьма теперь греет ему постель, после того, как ОНА, Моргана Ле Фей, урожденная Горлой, крутила эту выскочку на мече так, что та и пальцем пошевелить не могла. А сейчас Дум с ней в одном доме?! Не заметить ауру Алой было просто невозможно. Особенно, когда ты не ждешь гостей, ты не будешь ничего прятать или скрывать, а у Мори была привычка все проверять по нескольку раз. Сделав парочку вдохов-выдохов, и уйдя на несколько минут вглубь своего сознания, концентрируясь на чем-то спокойном, что помогло бы восстановить равновесие, Ле Фей привела не только себя, но и свои мысли и силы в состояние покоя и равновесия, вернувшись в зал, со скромно опущенной головой, но по-прежнему, алыми щеками. - Простите покорно, мне что-то стало нехорошо, - Мори опустилась на прежнее место, понимая, что теперь ей и кусок в горло не полезет. А Мишель тем временем, пьяненная вином и едой, что-то мурлыкала невозмутимому Думу, чуть пьяновато поводя плечиками. – Наша семья гордится тем, что будет связана узами с вашей. Это огромная честь. Мой муж, - вот тут Моргана скривилась, ибо все-таки Люций был мужем Инанны, а не её, - шлет вам свою признательность, и небольшие подарки. Он наслышан о вашей любви ко всякого рода искусствам, хотя я не понимаю, о чем он, и просил передать вот этот сундучок. Мишель лично передала Виктору небольшой сундук, с расписной крышкой и маленьким золотым замочком, куда уже был вставлен ключик. Моргана знала, что там внутри, сама ведь собирала из своей оранжерее. Взрощенные из редких семян, некоторые из предоставленных растений казались вовсе утраченными, и давно их заменили на другие в зельях, а некоторые были просто редки. Моргана сознательно сделала подобный подарок, ведь Думу было известно, что она, пожалуй, единственная из всех магов, кто по-прежнему использовал большое количество зелий, и предпочитал свои ингрендиенты покупным или замененным. Любимым же растением Морганы была лаванда и аконит. Прекрасные в одном, и убийственным в другом. После того, как сундук был открыт, по комнате поплыл тот самых, терпкий запах лаванды, который был сложно чем-то убрать. Мори вдохнула его поглубже, чувствуя, как тепло растекается по её телу, даря минутное забытье, и раскрывая силу в полной мере… Кажется, кто-то снова потеряла над собой контроль…

Doctor Doom: C течением времени в Замке вечер растягивался все больше и больше. Под воздействием вина, не перестававшего, без преувеличения, течь рекой в ходе общения Правителя Латверии и слуг самого фон Дума c гостями. Сам Дум, полностью контролируя реакции своего организма, следил за уровнем потребляемого алкоголя, что было, скорее, на уровне пассивных автоматических привычек Виктора и не обременяло его когда-либо. Все то время, что достопочтенные гости находились в зале, Дум внимательно изучал каждого из них. В привычной манере сложив кисти в "замок" и подведя их до уровня глаз, Виктор изучал манеру поведения каждого присутствующего здесь чужеземца: как человек двигается, говорит, какие жесты использует, - обладая превосходными аналитическими навыками, ровно как и знаниями психологии, Виктор мог многое узнать о каком-либо индивиде лишь взглянув на него. Однако ещё одна мысль не покидала правителя Латверии. Этот мальчик, с которым имела неосторожность связаться дочь Дума, был демоном. Разумеется, данный факт автоматически рождает череду определенных вопросов, связанных, прежде всего, с происхождением данного паренька. И разумеется факт того, что сейчас пред величием фон Дума находились, казалось бы, обычные люди, несколько смущал и наводил на мысли, что истинные родители мистера Трэнтона предпочли остаться в стороне из-за нежелания прибыть лично. О причинах подобного можно было только догадываться, а строить иллюзорных гипотез крайне не хотелось, да и не имело смысла. Тем не менее, Дум чувствовал, что среди всех гостей имеется один особенный, от которого исходила сама эссенция магии, идущая из глубины времен. Умело скрытая, но, тем не менее, выдающая себя, она не позволяла точно понять, от кого исходит столь сильный источник энергии. Не сильно обращая внимания на бесконечный треп со стороны Мишель, перебрасываясь с оной особой парочкой фраз сугубо в угоду поддержания какого-либо диалога, Виктор позднее обратил внимание на девушку, служанку, столь бесцеремонно позволившую себе покинуть стол без разрешения на то от принимающей стороны в лице Дума. Проводив девушку взглядом, Дум, продолжая смотреть на дверь, в которую моментом ранее вышла служанка, обратился к Мишель: -Полагаю Вам прекрасно известно, что Я за человек и каким могуществом обладаю, мисс Трэнтон. Я говорю это к тому, чтобы Ваше семейство, ровно как и Ваша скромная персона не тешили себя иллюзорными планами на тему того, насколько выгодным может оказаться подобный союз, и, разумеется, мысль об одностороннем сотрудничестве по любым вопросам, важным сугубо для Вас, абсурдна, - мельком бросив взгляд на Мишель, Дум, накрыв небольшой сундучок сверху и снизу металлическими перчатками, едва заметно кивнул головой в знак мнимой признательности за такой дар. Поставив небольшой ларец перед собой на стол и отворив оный, Виктор, ещё не ощутив аромат, обратил внимание на содержимое, которое особенно заострило на себе внимание монарха. Редкие представители ботанического класса, которые можно раздобыть в одном хорошо защищенном месте, доступном лишь представителям более чем конкретного вида, и их особое сочетание, известное ограниченному числу лиц, заставили фон Дума, ранее смотревшего на цветущее великолепие, пройтись взглядом на каждом отдельном госте, на чуть более длительное мгновение остановившись на той девушке служанке, что ранее выходила из зала. Приглушенно хмыкнув, вновь переведя взгляд на сундук, одновременно положив кончики пальцев на приоткрытую крышку, Дум плавно опустил её. -Латверия благодарит Вас за столь щедрый дар, который займет своё подобающее место в моей сокровищнице,- размеренно и коротко произнес Дум, подозвав к себе одну из служанок Замка. Приняв сундучок из рук Правителя, слегка склонившись перед последним, миловидная девушка покинула зал, дабы скорее позаботиться о преподнесенном подарке. К моменту, когда трапеза была окончена, наступил вечер. Не за долго до того, как в зал вновь вошла служанка Дума и оповестила гостей, что всем были приготовлены отдельные комнаты в дальнем крыле Замка и что все будут сопровождены туда как только гости сочтут нужным, сам Виктор покинул обеденный зал, аргументировав свой уход необходимостью урегулирования ряда вопросов, связанных с администрированием. -Милорд приносит свои извинения, что не может сопроводить Вас в Ваши покои ввиду ряда срочных и неотложных дел и желает Вам крепкого сна, - мягким бархатным голосом произнесла девушка уже после того, как гости, пройдя по темным коридорам, освещенным лишь светом горящих факелом, были сопровождены каждый в отдельную комнату, куда так же были доставлены и вещи гостей. Каждая комната, несмотря на весь классицизм, которым были наполнены стены этого замка, была оборудована всеми необходимыми современными бытовыми принадлежностями, ровно как и рядом скрытых камер, ровно как и весь замок, о последнем, разумеется, жителям знать было необязательно. -Интересно, - эхом донесся голос Дума, когда тот, будучи находясь в тронном зале, просматривал данные, полученные с камер видеонаблюдения из комнат гостей, а так же запись поведения девушки служанки, когда та покидала обеденный зал. Мишель была отведена в свои апартаменты позднее всех, что было объяснено ей, как временная задержка, связанная с распределением прибывших гостей, которых так же нужно было подвергнуть минимальным процедурам регистрации. Поэтому, когда все остальные уже были сопровождены в свои покои и, скорее всего, видели n-ый сон, Мишель только тогда была допущена в свою комнату, посреди которой находилась небольшая стойка, на которой стоял тот самый подаренный фон Думу сундук. -Крайней степенью проявления невежества, бестактства и, без сомнения, высокого о себе мнения выражается Ваше появление здесь после всего произошедшего, - по темной, освещенной лишь лунным светом комнате раздался громогласный голос монарха, после того как отворенная дверь, через которую прошла Мишель, с шумом закрылась за её спиной. Кончиками указательного и безымянного пальцев Виктор, появившись рядом со шкатулкой, провел по крышке этого небольшого сундучка с характерным металлическим звуком, при этом не сводя взгляда с девушки. -И куда большим проявлением безрассудства и неуважения к интеллекту величайшего гения на Земле, является малейшая допущенная мысль о том, что подобное останется незамеченным и не понесет за собой каких-либо последствий. Пред тем, как мы продолжим наш наинтереснейший дискусс, будьте так любезны, избавьте Дума от возможности лицезреть эту совершенно не соответствующую Вашему образу оболочку, мисс Ле Фей, - со свойственной своему нраву и голосу жестокостью в среднем темпе произнес фон Дум, скрестив руки на груди в ожидании, что не слишком желанная гостья проявит чуть больше уважения к правителю Латверии, будучи, разумеется, готовым к самым разным сценарным развитиям событий, предварительно позаботившись о том, чтобы запереть все комнаты побочных персонажей, прибывших сюда, дабы их вмешательство не омрачило столь ностальгическую встречу.

Morgana Le Fay: Мишель уже порядком набралась, и это грозило испортить Моргане все представление, что вовсе её не радовало. Ведьма сидела на своем месте, понимая, что Дум безжалостно сканирует каждого из гостей, и что рано или поздно он доберется и до неё, и что при таком расслабленном состоянии, он сможет раскрыть её в считанные мгновения. Но все равно, Мишель бесила, да так сильно, что Мори хотелось поднять со своего места и приложить эту девицу головой об стол, а потом об стену. Подавив в себе сильнейшую волну гневу, волшебница пригубила отменного вина, облизывая губы, и медленно выдыхая. Она с довольной улыбкой смотрела на то, как Дум раздраженно отвечает Мишель. На кончике языка у Мори вертелась парочка особенно емких и язвительных фраз, которые бы она с удовольствием сказала Виктору, даже не думая о последствиях. О, да, ей очень понравилось с динозаврами, весело так, задорно. Особенно с тираннозаврами, такие душки, сдать бы его им на съедение. Для того, чтобы Мишель не натворила глупостей, Моргане все-таки пришлось прибегнуть к определенного рода магии, завязанной на крови. Здесь было недостаточно только ментального плана, Дум тут же понял, каким образом производится контроль над Мишель, и тут же вычислил Мори, и шоу быстро закончилось бы. Поэтому Мори заранее перестраховалась, связав себя и свою служанку на время заклинанием, созданном на крови простой смертной. Оно было достаточно простым, но эффективным, позволяющим ведьме проникать в сознание, в голову служанки и контролировать то, что та должна была произнести. Глубоко вздохнув, Моргана пристально стала вглядываться в Мишель, постепенно погружаясь в неё, сливаясь с её сознанием, выталкивая его, и завладевая разумом. - Месье Дум, как Вы могли подумать о том, что сотрудничество будет распространяться только с одной стороны? Таким высказыванием Вы оскорбляете не только меня, но и всю мою семью в целом. Я никогда не питаю иллюзорных надежд относительно того, что знаю наверняка, - Мишель растянула губы в вежливой улыбке, чуть склонив голову набок, в характерном для Морганы жесте. – Мы рады, что смогли угодить Вам, хотя бы в этом. Хотя отрицать того факта, что Ваша прелестная дочь – Софии и мой любимый сын составят превосходную пару – нельзя. Ужин продолжался, но уже без милорда Дума, который почему-то их покинул. Моргана давно ушла из сознания Мишель, продолжая наслаждаться вкусной едой, питьем, и мысленно готовя себя к тому, что скоро ей все-таки предстоит встреча с Виктором, он уже должно быть догадался, что к чему, кто есть кто и теперь только и ждет, момента, чтобы дать хорошего пинка под её прекрасную попу, чтобы выгнать из Латверии. Вот только не все так просто, и он должен будет это понять. Иначе придется плохо. Всем. Моргана занервничала лишь самую малость в тот момент, когда Мишель задержали в тронном зале, а остальных гостей уже распредилили. Но и это не оказалось большой проблемой для волшебницы. Незаметно для всех, она тенью скользнула к девушке, создав иллюзию, и поменявшись с ней местами. И теперь совершенно спокойно шествовала в номер, не думая о последствиях. А из её апартаментов уже тянуло тягучим запахом хвои, свежего утра и железа. Дум уже был там, заставляя Моргану довольно улыбаться, растягивая губы, то и дело, в улыбке, и едва ли не мурлыча себе под нос. Двери комнаты приветливо распахнулись, иллюзия рассеялась, и Моргана прошла внутрь комнаты, даже не удивляясь темноте, которая по её мнению была очень даже интимной, хотя, видимо, Виктор был иного мнения. Снимая с себя золотые украшения, ведьма, ни капли не смутившись прошла вперед, совершенно игнорируя тот факт, что господин фон Дум с великим пафосом обращался к ней, стремясь произвести впечатление. - О, Боги, Виктор. Оставь этот пафосный тон, - раздраженно заметила Моргана, которая поняла, что сопротивляться и тянуть интригу не имеет смысла. Гораздо интереснее раскрыть все карты сразу, обескуражив противника, вот таким вот непонятным совершенно ходом. Мори обернулась к Думу, она стояла спиной к столу, упираясь в него руками, и оценивающе оглядывала бывшего любовника с ног до головы. Когда ведьма заговорила, её голос привычным темным бархатом ложился в комнате, укутывая и убаюкивая, но пробуждая что-то темное в голове, в сердцах. - Крайней степенью проявления невежества и бестактности было мыслью, а затем и её исполнением, воспользоваться мною, моими чувствами, мыслями, - Моргана плавно оттолкнулась от стола, делая шаг навстречу Дума, чуть разводя руками. – Ты же понимаешь, что если я приму свой истинный облик, то буду в неглиже? Впрочем, это твоё решение, - Моргана прикрыла глаза. Её тут же окутало мягкое фиолетовое сияние, постепенно растворяющиеся в идеальном теле. Моргана обманула – на ней была одежда. Хотя полупрозрачное, едва скрывающее формы, с двумя огромными разрезами по бокам, и вырезом открывающим грудь, платье было трудно назвать одеждой. Черные волосы с фиолетовым оттенком струились по спине и пышной груди, которая не потеряла былой привлекательности и аппетитности, и заканчивались в районе поясницы. - Доволен? – Мори лениво приподняла бровь, обходя Дума стороной, и останавливаясь рядом со шкатулкой. – Ну, так что, господин фон Дум, Вы все ещё жаждете продолжить дискурс, или сойдемся на мнение, что вы отъявленный мерзавец, а я невинная жертва обстоятельств? К тому же, я не могла бросить родную кровь, узнав, что она собирается стать Вашим родственником, мессир, - Моргана отвесила шутливый поклон, отчего грудь всколыхнула тонкую ткань платья, едва ли не ослепив своей манящей белизной. Острые зубки Морганы впились в красное яблоко. Она не была настроена на пафосные речи, впрочем, как и всегда. Это вообще было проблематично, такое общение, с человеком, который тебя когда-то… - Ты запер все двери? Боишься, что наш с тобой интим могут нарушить? – Моргана в два счета оказалась в опасной близости к Думу, едва касаясь пальцами его зеленого плаща, и понимая, что этот мужчина не в состоянии испытывать к ней никаких чувств. Стало почти даже обидно. – Хотя, какой с тобой может быть интим, - Моргана отошла снова от Дума, и уселась на огромную кровать. – Итак. Дум. Я тут. Ты недоволен. Я не уйду. Что будешь делать?

Doctor Doom: -Что же, мисс Ле Фей, могу лишь отметить, что Ваша неспособность предвидеть и впоследствии пережить столь неблагоприятный исход событий, результатом которых стал полумрак слабо освещенной комнаты, в центре которой стояла кровать с Вашим нагим телом, бренно и безвольно ожидающим прибытия своего повелителя в лице Дума, дабы утолить истому жара Вашего собственного тела, никогда ранее не испытывавшим столь дурманящего тумана удовольствия и наслаждения, - Дум, не меняя интонаций в голосе, однако к концу фразы делая его, возможно, чуть более томным и приглушенным, по-прежнему звучал в высшей степени надменно и высокомерно, ровно так и как всегда, особенно в общении с теми, чей интеллект явным образом уступает его собственную. Сделав небольшую паузу, попеременно растягиваясь в широкой улыбке, что можно было видеть сквозь вырезы в металлической маске, Виктор продолжил: -Ваша столь предсказуемая и легко контролируемая зависимость от простых плотских утех, особенно после тысячелетий пресыщения от жалких подобий мужчин, коими Вы пытались ублажить себя, ввели вас в бездну бессознательной жажды того, одна лишь тень кого может затмить все Ваше существо, чье величие и амбиции много превосходят всех, с кем Вы когда-либо сталкивались ранее и столкнетесь впоследствии, несмотря на свой богатейший опыт и знания. Ваш характер маленькой девочки, выражающимся в легко читаемых эмоциях, желаниях, порывах..., - на трех последних словах Виктор, до этого по-прежнему стояв в величественной позе, выпрямив спину и скрестив руки на груди, чуть-чуть наклонился вперед и чуть опустил голову, будто глубже заглядывая в глаза Моргане: -..заставили Вас, на первый взгляд могущественную женщину, строящую из себя героиню стервозную мыльной оперы, а по факту - лишь эгоистичного ребенка оказаться в положении, в котором Ты и оказалась, Моргана, - к моменту как Дум произнес последнее слово, мисс Ле Фей уже обнажилась, выставляя на показ всё, что восхваляли древние рыцари и о чем слагали песни античные певцы пред тем, как попасть в заточение к обладательнице этого тела. И не стоит путать прозаичные метафоры пленного красотой сердца из книжных произведений различных столетий с фактом порабощения души и уничтожения человеческой оболочки без возможности возвыситься до небес или же пасть в пламя ада. Нет, участь тех, кто с завидной легкостью подался на красоту тела Ле Фей, куда и куда менее завидна, нежели можно представить. Виктор же, в свою очередь, даже не повел взглядом ниже уровня глаз Морганы. Когда же он обошла его стороной, оказавшись рядом со шкатулкой, он лишь чуть повернул голову вслед её движениям лишь в угоду того, чтобы видеть, чем занимается Моргана, столь фривольно расхаживая по его замку. -Впрочем Ваше появление расставило все на свои места и теперь мне более чем понятно, почему мои попытки разузнать подробнее об этом мальчике не увенчались особым успехом. Его историю стерегут отнюдь не ангелы-хранители, удовлетвори моё любопытство и поведай: как ты нашла этого сосунка? Очередной любовник, который показался тебе особенно перспективным, Моргана? Чрезмерно активно ухаживал, надоедал балладами под окном? Забавно и старо, - издав надменный смешок, Виктор отвел взгляд от Морганы, полностью в этот момент стоя к ней широкой спиной, которая олицетворяла в тот момент всю ту уверенность и мощь правителя Латверии, не боящегося становиться столь уязвимым пред лицом потенциальной угрозы. Однако не существует в этом мире существа, которого бы Дум счел по-настоящему опасным для себя. Когда ведьма вновь оказался перед его глазами, он "проводил" её взглядом до того самого момента, как она села на кровать пред ним. -Отнюдь, мисс Ле Фей, - начал Дум, отвечая на реплику Морганы касательно запертых дверей, одновременно с этим он наконец двинулся с места и направился медленным шагом в ее сторону, на этот раз заведя руки за спину -Полагаю, что весь ансамбль, с которым Вы прибыли сегодня представляет из себя лишь кучку простых рабов, которые невольны распоряжаться собственными судьбами, оказавшись в вашем персональном аду, а значит они не представляют какой-либо угрозы, а лишь наоборот - являются теми, кого Доктор Дум может раздавить лишь по велению собственной мысли, а это значит, Моргана, - ближе к концу произносимой фразы, Виктор уже стоял практически вплотную к сидящей ведьме, величественно смотря на нее сверху вниз. Когда же он закончил свою фразу, он резким движением, скорость которого была увеличена за счет брони схватил Моргану за горло и на вытянутой левой руке, в то время как правая была по-прежнему заведена за спину, немного приподнял её над землей, с силой сжимая горло волшебницы: -Что я не собираюсь рисковать невинным жизнями, оказавшимися здесь отнюдь не по-своей воле. Отвечая же на Ваш последний вопрос о том, что я собираюсь делать: я могу попросить тебя пойти прочь из моих владений вежливо или, - Дум чуть с большей силой начал сжимать горло колдуньи, чуть при этом опустив голову из-за чего его взгляд смотрелся куда более угрожающим, а тон голоса, по своему звучанию напоминавшим низкие ноты органа, заставлял задуматься о серьезности действий Виктора: -...или не очень, - растянувшись в широкой улыбке, сквозь которую слышался сдавленный смех правителя Латверии, фон Дум дал Моргане шанс уйти без особых увечий для её хрупкого тела.



полная версия страницы