Форум » Будущее » It's a masquerade [Crystal & Element] » Ответить

It's a masquerade [Crystal & Element]

Element: «Иногда прошлое хочет, чтобы мы его вспомнили.» © название отыгрыша: It's a masquerade | Это маскарад. время событий: Недалекое будущее. место событий: Италия. участники: Crystal & Element. музыка: Pandora. описание ситуации: В Италии существует прекрасная традиция: каждый год в Венеции проводится двенадцатидневный знаменитый венецианский маскарад, сопровождающийся множеством разнообразных красочных мероприятий, и заканчивающийся грандиозным Балом, где публика делится на туристов, граждан Венеции, и особых гостей, приглашенных властями Италии, и не только. В этом году спонсорами и главными устроителям этого шествия стали члены КАПа, точнее его европейское представительство, в лице Красной Ветки, и в частности её Красной Миледи - синьоры Кристаллии Амакелин. Все было распланировано четко и правильно, список гостей, еда, прием, всё. Это идеальный способ, чтобы вовремя финального мероприятия, карнавала, устроить особую вечеринку, с особыми развлечениями. Многие из венценосных и высокопоставленных особ желают поразвлечься так, чтобы об этом никто не узнал, а КАП с удовольствием готов это обеспечить. И вот, среди прочих гостей, внезапно решающих посетить Карнавал и Италию, сначала в Милан прибывает её величество Королева Англии со своей свитой, на деловые переговоры. Кристаллия тут же включает её в список гостей, и добивается присутствия, а как же, такая особа, и на таком мероприятии! Отличные рейтинги и репутация им обеспечена, а если Крис ещё сумеет узнать желания этой особы, и удовлетворить их, то всё и вовсе пойдет прекрасно. Но Амакели не учла одного - её прошлое всегда её найдет и больно ударит под дых. Бойся Кристаллия, Морган тебя помнит.

Ответов - 7

Crystal: Кристаллия нервно постукивала алыми ногтями по ручке кресла: она слишком долго ждала ответа от посольства Англии. Прибыв сюда уже почти девять дней назад, а может и больше, Кристаллия занималась тем, что удавалось ей всегда – организацией масштабных мероприятий. Она выступала от закрытой организации, и почти никто не видел её в лицо, все были знакомы с её помощницей, которая уже порядком устала от постоянных поручений своего рыжего шефа. В данный момент, а точнее последние несколько дней КАП в лице Красной Миледи занимался устроением ежегодного Венецианского маскарада, большая часть пути уже была проделана, и власти Италии, обласканные туристами, жителями Венеции и прочими гражданами, купались в лучах слава, подгребая под себя денюжки, надеясь таким образом расплатиться с некоторыми внешними долгами, висящими над ними, как Дамоклов меч. Крис уперлась локтями в стол, уткнувшись лбом в ладони, и нервно покусывая нижнюю губу. Через три дня должен был состояться главный Бал, и не где-то, а Кристаллии с её связями, точнее КАПа и Красной Ветки в частности, удалось выбить под проведение столь грандиозного события Дворец Дожей, и стоило это не мало сил, нервов и, конечно же, денег. Но это с лихвой окупиться, уже окупилось. В кармане у Кристаллии уже сейчас была добрая половина правящей верхушки Италии, Испании, Скандинавии, да почти вся Европа. Они как мухи слетаются на мед, на подобные вещи, как дети радуются подаркам и сюрпризам, Европа, хоть и считается умнейшей, но одурить её проще простого, с учетом данной нестабильной ситуации, когда половина стран вот-вот разорится. Сама Амакелин уже начинала всерьез подумывать о том, чтобы оплатить долги Греции, и собственно, купить её себе. Ну, а что? Своя страна, свои законы, очень удобно, и в конце концов, можно туда и штаб-квартиру перенести, а то в Милане все дорого, да и постоянные итальянцы эти, Папа, надоедают со своей религиозностью. Кристаллия закатила глаза, откидываясь на спинку кресла, и продолжая барабанить пальцами по подлокотнику. Время тянулось, как гуталин, и это было смерти подобно, но оно того стоило, она всё равно достанет Английскую Королеву и притащит её на этот чертов бал. Неважно, даже если она не захочет продолжить вечеринку в более интересной атмосфере, не суть, главное – это пиар. Влетевшая в кабинет помощница заставила Кристаллию подпрыгнуть на месте, и та впиявилась в неё пристальным взглядом ярко-зеленых глаз, приподнимая изящную бровь. - Ну? - Соглашение получено. Через пару дней мы можем встречать венценосную особу во Дворце Дожей. Сейчас у неё проходят переговоры с премьер-министром Италии, они обсуждают какие-то внешнеполитические проблемы, но она согласилась, точнее её пресс-секретарь, дали добро на посещение нашего мероприятия. - Слава тебе Боже! – Кристаллия поднялась из кресла, крепко обнимая Марту, расцеловывая эту знойную итальянку в обе щеки, и едва ли не пританцовывая от счастья. – Собирайся, сегодня они устраивают обед, как я помню, на котором мы будем присутствовать. Точнее, ты будешь, как мое доверенное лицо. Ты помнишь, как меня зовут? - Эмбер Болт, - Марта нахмурилась, но вспомнила странное имя, выбранное своей Миледи. Но Кристаллия не стала объяснять всех тонкостей подобного выбора, чтобы не забивать голову девушки разными ненужными вещами. - Умница. Прикажи, чтобы подали машину к черному ходу, я поеду следом за тобой, не хочу, чтобы меня кто-то случайно узнал. Я буду в том же отеле, но в другом номере, как всегда, при тебе наушник и мои инструкции. Поехали, что стоим! – Кристаллия подхватила большую широкополую шляпу темно-бежевого цвета, и сумку в тон, и они вместе с Мартой вышли из её кабинета, и разошлись по разным сторонам. Кристаллия собиралась делать всё, как обычно. В отеле, где должен был проходить прием Английской Королевы, уже был снят номер Красной Веткой, где и собиралась сидеть Красная Миледи, дабы наставлять на путь истинный свою помощницу, а заодно не светиться раньше времени. Всему своё время. Крис ещё пока опасалась некоторых нападок и того, что может встретить кого-то из прошлой жизни, кого она не будет помнить, и это ей не надо было совсем. Прошлое осталось в прошлом, его нельзя вытягивать на поверхность. - Миледи? – Водитель посмотрел на Кристаллию пристальным взглядом. – Ты знаешь маршрут. Не отвлекай меня, пока я буду изучать документы. Впереди два самых сложных и катастрофичных дня. Черные на месте? - Да, Миледи. Они ожидают знака. Вы же понимаете, в чем состоит сложность… - Конечно, но меня это мало волнует. Это их работа. Так что будь добр, к вечеру попроси предоставить мне отчет о том, как продвигаются наши дела. Спасибо.

Element: Править всегда тяжело, особенно если ты ощущаешь, как в спину дышат твои враги. Да, пусть говорят что Англия сейчас могла спасть спокойно, что сейчас не те времена великих королей прошлого, но на самом деле Англия никогда не сможет спать спокойно. Новая Королева, новые законы и правила, полностью возвращение в старый свет, когда в моде были пышные платья из дорогих тканей. Когда преступников отправляли на смертельную казнь, а не в тюрьму на испытательный срок. Англия, которую знали прежде уже давным-давно не было, так как Морган перевернула все, оставив за исключением только технику, к которой англичане привыкли и не смогли бы отказаться. Была ли Тюдор тираном или же наоборот спасителем? Кто знает, ведь ее народ называл освободительницей, в то время как другие народы из других стран называли монстром. Поэтому да, править тяжело, так как теперь вновь начала зарождаться вражда Италии и Испании с Англией. И дабы избежать войны, Морган готова была пойти даже на такие жертвы, как встретится с Итальянской верхушкой и заключить мир через заключение брака ее младшей дочери. Прибыв в Италию ранним утром, Морган сразу же собрала своих фрейлин и объяснила им, что нужно делать. Затем прихватив с собой Ральфа Мура, верного Архиепископа, работающего с Королевой уже долгие столетия, направились в зал совещания. Конечно залом назвать это было трудно, так как в новом свете все совещания проходят в просторном и пустом кабинете. Женщина вошла внутрь, гордо держа осанку прямо и смотря на всех так, словно они самые настоящие отбросы общества, не смеющие даже смотреть в глаза Тюдор – Наше почтение, Ваше Величество – Проговорил глава Италии и чуть склонил голову, предлагая женщине сесть на ее стул. – Ральф Мур, приятно видеть такую выдающуюся и историческую личность – На устах мужчины появилась какая то ядовитая ухмылка, но и Мур ответил такой же, наигранной любезностью. Представители Англии сели на свои места, даже не проронив и слова. Они пристально смотрели на итальянцев и во взгляде что Морган, что Ральфа было лишь презрение и недовольство. – Итак, мы предлагая мир, Миледи. Ведь зачем двум, таким прекрасным и старым странам воевать? – Хитрые глазки итальянца внимательно смотрели на каменное лицо Морган – Да, вы правы. Зачем нам воевать, когда вы можете просто оставить нашу страну в покое и не посылать своих псов следить за нами – Она вскинула бровью и на лице наконец появилась холодная улыбка – Ведь от вас был Сэр Пауло, который докладывал абсолютно обо всем, что творится в Виндзоре – Она перевела взгляд на своего Архиепископа и тот уловив тайный знак в ее глазах, кивнул – Сэр Пизапиа, по нашим сведениям мистер Пауло был вашим тайным шпионом, который в конечном итоге был казнен на площади Тайберн, по приказу нашей Королевы… – Ральф встал с места и держа в руках какие то документы, принялся внимательно их зачитывать. Пункт за пунктом, причина за причиной, по которой был убит итальянский гражданин - …Итак, посему вы нарушили договор, который был принят еще за долго до вашего рождения. Вы вынудили именно нас первыми сделать ход в этой войне, а теперь же вы говорите что нам незачем воевать? – Закончив читать огромную кипу бумаг, мужчина медленно приподнял свой взгляд на мэра и ядовито ухмыльнулся – Я уверяю вас, что был не в курсе того, что делал Пауло, Ваше Величество – Не обращая внимания на Мура, мэр посмотрел в глаза Королевы и нахмурился – Для нас его действия так же были неожиданным ударами, как и для вас. Поэтому я и предлагаю заключить мир, и коль вы сторонники старых времен, то предлагаем заключить брак вашей младшей дочери Анны Маркс-Тюдор с сыном* президента Италии – Все представители Италии внимательно посмотрели на Морган и Архиепископа, которые не торопились со своим ответом. – Мы подумаем о вашем предложении – Наконец отозвался Мур и подал руку Королеве – Просим вас поторопится с решением Ваше Величество – Холодно, но в тот же момент уважительно проговорил Джулиано Пизапиа чуть склонив голову – Я буду думать столько, сколько мне и Англии потребуется. Она моя дочь и наследница моего трона, поэтому – Брезгливо осмотрев присутствующих, женщина вместе с Ральфом направились к выходу и покинули совещание. Стоило лишь выйти за двери кабинета, как Морган облегченно вздохнула, а это ведь было только первое совещание, дальше следовала встреча с самим президентом – Мне кажется, было бы куда проще просто сравнять Италию с землей и все – Тихо и устало проговорила Тюдор обращаясь к Муру – Да Миледи, это было бы проще, но сначала нам надо попробовать решить все проблемы переговорами, и только если эти итальянцы не поймут, тогда уже действовать силой – Ральф был лучшим другом, верным советником и просто преданным человеком, поэтому Морган каждый раз благодарит судьбу, что та даровала этому удивительному мужчине долголетие. Вернувшись обратно в свой номер, где Морган тут же встретили фрейлины, она почувствовала себя как дома – Встреча прошла удачно, Ваше Величество? – Проговорила Джейн Смит, подавая женщине стул – Где Мэри? – Не отвечая на вопрос, спросила блондинка закрывая свои глаза – Сейчас позову, Госпожа – Джейн миловидно улыбнулась и направилась в соседнюю комнату, где возле окна сидела Мэри и углубленно читала книгу – Мэри, тебя зовет Королева – Брюнетка оторвалась от своего чтения и встав с место, поблагодарила свою «напарницу», после чего вышла к Морган – Звали, моя Госпожа? – Она присела возле ног женщины на колени и любяще посмотрела в ее глаза. Мэри любила Морган, уважала и чтила ее законы, что не оставалось равнодушным и со стороны Элемент, которая так же испытывала к своей фрейлине заботу и в каком то смысле материнскую любовь. Ведь Мэри так же как и Ральф, были уже не первый год, столетие, подле Английской Королевы, и именно эта девушка являлась для Маркс лучшей подругой. – Напиши Королю письмо. Расскажи в нем о том, что итальянцы предлагаю мир через заключение брака сына президента Италии с нашей дочерью Анной – Переведя свой взгляд на вошедшую в комнату Джоана Сэрвент, на лице которой был некий восторг – Что случилось Джоана? – Спросила Морган вставая со своего места и подходя к окну – Миледи, бал, который устраивается в честь предстоящего карнавала. – Запнувшись на минуту и словив на себе подозрительный взгляд Ральфа и Мэри, она отступила на шаг назад – И что? – Устало проговорила Королева, оборачиваясь к фрейлине – Вас пригласили и очень сильно хотят там видеть, Миледи. Я осмелилась сказать, что вы согласны придти – Опустив голову и сжав свои руки в «замок», она приготовилась выслушать тираду о том, как она вообще посмела дать согласие от лица Ее Величества, но была глубоко поражена, когда Морган кивнула и спокойно проговорила «Хорошо». Внезапно вмешавшийся Мур, подошел к Королеве и нахмурившись, посмотрел в ее глаза – Это безрассудно, Миледи. Итальянцы специально делают так, чтобы победа была в их руке, мы не должны посещать это мероприятие. Они только хотят разрекламировать себя, чтобы люди подумали якобы это мы главные враги и мы хотим войны, а не они – В каждом слове Мура была правда и Морган это прекрасно понимала, но с другой стороны она почувствовала что именно таким образом можно будет разоблачить тайный заговор Италии против Англии – Дорогой мой друг, так мы же можем играть по своим правилам – На лице появилась странная улыбка, в глазах промелькнул некий огонек хитрости и предательства – Я явлюсь на это мероприятие, а ты отправишься следить за мэром и президентом – Женщина обернулась к четырем стоявшим девушкам напротив нее и Мура – А вы девушки, мои любимые фрейлины, будете следить за остальными представителями Италии, и обо всем, что покажется вам подозрительно, сообщать Ральфу. – Закончив, она повернулась лицом к окну и прикрыла слегка глаза, в легком предвкушении победы – Италия думает, что Англия слаба, так посмотрим, кто же на самом деле слаб. Мэри, расскажи Королю обо всем, пусть готовит на всякий случай армию и наших граждан… Пометка: сыном* - я просто понятия не имею, кто у президента Италии сын или дочь и есть ли вообще дети.. Поэтому будем считать что сын.

Crystal: Планы пришлось резко поменять, когда автомобиль Амакелин уже почти подъезжал к миланской Плазе. Девушка внимательно смотрела на дисплей телефона, мучаясь сомнениями: брать или не стоит? И все-таки здравый смысл победил. То, что сообщили ей на том конце провода, совсем не обрадовало рыжую, она коротко ответила, что будет через несколько минут. - Планы меняются, Антонио. Сворачивай, мы едем к президенту. Пожалуй, господин Пизапиа, был одним из немногих, кто был в курсе деятельности КАПа в Италии, а в частности Красной Ветки, к которой он и сам относился, попросившись туда сравнительно недавно. Кристаллия искренне переживала за страну, где была расположена штаб-квартира Красных, но не потому что её прямо вот беспокоило-беспокоило состояние, а потому что были вложены большие деньги в этих макароников, и если они решатся похерить это всё так быстро, то Амакелин просто взбеситься. Огромные силы и средства были вложено в то, чтобы спокойно работать, чтобы наладить в Италии правильный оборот каповских средств, проводя их через национальные банки, и распределяя по Европе в равной степени. Почему именно Италия, а не та же Англия, Швейцария – Кристаллия никогда не объясняла. Хотя всё достаточно просто: мафия. Как это ни прозаично, но именно она являлась оплотом надежности и защиты Красной Ветки. Сама Кристаллия не гнушалась оказывать знаки внимания их Дону, который с огромным уважением отнесся к их деятельности. Впрочем, в его семье это было нормально, он сам, и его сын старший состояли теперь на служении у Красной Ветки, покорно согласившись на эти роли. - Пизапиа! - Красная Миледи! – Советник побледнел, промокая лысоватый лоб белым платком с вензелем на краешке. – Какими судьбами? Что-нибудь выпить не желаете? - О, давайте оставим в стороне прелюдию. Вы совсем сошли с ума? Кто так ведет переговоры? Вы повели себя, как неопытный мальчишка. Сразу соглашаться на брак? – Кристаллия стояла перед мужчиной, упираясь ладонями в стол, и яростно сверкая глазами. – Вы идиот. Это всё, что я могу сказать. Вас взяли на крючок. Почему не было произведено расследование? По каким причинам и пунктам они лишили Пауло жизни, почему не присутствовало при этом ни одного официально представителя Италии? И, да, каким образом, в конце концов была доказана причастность итальянского правительства к тому, что делал Пауло! – Крис рухнула в кресло напротив, устало потирая переносицу, и понимая, что криком и подобными разносами проблемы не решить. - Но я… - Вы политик, не я. Вы испугались войны с Англией, но почему? Она лишь только и ищет повод, чтобы начать эту войну, сплошные провокации в Вашу сторону, которые Вы, кстати говоря, охотно поддерживаете. Вы сами роете себе могилу, молите Бога, чтобы эта приверженка старых законов, которые она вернула в свою страну, наравне с кринолином и показательной смертной казнью, всё-таки согласилась на заключение брака с сыном президента. И чтобы президент согласился на подобный союз. Сейчас не восемнадцатый век, и не все хотят жить так, как раньше. Поэтому Вас ожидает более, чем сложная неделя. - А что мне было делать? - Думать! А не пороть чушь и соглашаться на всё, что они говорят. Пизапиа, ради всего святого, кто Вас назначил на эту должность? Вы же испугались женщины. Хотя, она определенно вас сделала. Думайте. - Я и Вас боюсь, Миледи, - с легкой улыбкой ответил Пизапиа, немного успокаиваясь. - Я и не человек вовсе, так что правильно делаете. Теперь, я буду разгребать Ваши дела. В конце концов, политика – это чем, мы привыкли заниматься, - Кристаллия развернулась на каблуках, направляясь к выходу из кабинета. - Если бы мы были во Франции, то звание Миледи носило бы определенный смысл. Вам не хватает Кардинала, моя Миледи! - Я и без него неплохо справляюсь. Работайте, Пизапиа, но так, чтобы войны не было. Красная Миледи прибыла на место с получасовым опозданием, наблюдая свою помощницу, что почти пребывала в страшной истерике от этого факта, Крис лишь тихонько посмеивалась, сидя в огромном номере, и глядя периодически в один из десятков мониторов, расположенных в ряд. Как и всегда, подобные меры предпринималась в первую очередь для того, чтобы обеспечить безопасность всех присутствующих членов ветки на данном мероприятии, потому что сама Кристаллия ни капли не доверяла охране президента и отеля, слишком итальянцы они были для неё. Именно поэтому большая часть официантов и официанток являлись её агентами, с маленькими камерами в нагрудных карманах. Несколько камер было расположено в каждой из зале, где должен был проходить прием. Амакелин принципиально не являлась туда лично, не желая светиться, Марта же за неё скользила между гостями, вежливо улыбаясь, и представляя интересы богатой вдовы известного мецената, и прочее, прочее. В принципе, лжи тут почти не было, хотя бы потому, что мецената не существовало, но умелый пиар и сфабрикованные факты создали человека из ничего, и Крис этим пользовалась на все сто процентов. - Миледи, я чувствую себя неуютно. - Как угодно себя чувствуй, а за порядком следи. Ты умная девочка, со всем справишься, у меня помимо тебя ещё есть куча дел. А теперь иди и делай так, чтобы не было войны, это может испортить нам все дело, ты же не хочешь этого? – Амакелин отключилась прежде, чем её помощница смогла что-то возразить. Рыжая закинула ноги на стол, лениво потягиваясь. На её коленках лежала папка с документами, посвященная Короле Англии, и именно её и собиралась прочесть сейчас Кристаллия. Замужем, дети есть, кем-то считается узурпаторшей, тираншей, больной на голову. Хотя Кристаллия так явно не считала, да, методы Морган Маркс может и были жесткими, но они, как оказалось – действовали. Это право каждого делать то, что они считают нужным. Не это волновало Амакелин, а совсем другое – Морган Маркс была непреодолима знакома Крис, но она никак не могла вспомнить её. Прошлые недуги всё ещё давали о себе знать. Кристалл искусала все губы, скурила все свои сигареты, но так и не поняла, как и каким образом она и королева Англии в принципе могли быть знакомы, это почти невозможно. Хотя в её жизни сейчас возможно всё. - Королева появилась в зале, - прошептала Марта, напугав Кристаллию. – Стой там, я сейчас спущусь. - Но! Миледи! Кристаллия её уже не слышала, она быстро собрала волосы в низкий хвост, надела на кончик носа затемненные очки, юбку до колена, наглухо закрытый пиджак черного цвета. Конечно, это мало похоже на маскировку, но как правило на простых служащих редко, кто обращает внимание, посему подобный вид лучше всего. Кристаллия подхватила несколько папок с ненужными документами, спускаясь вниз, она должна была узнать, кто ей Морган Маркс, иначе всё грозит пойти прахом.

Element: Когда беда стучит в двери, надо быть к этому готовым. А когда на тебя еще возлагают большие надежды, то волей неволей тебе надо не ударить в грязь лицом. Ты обязан выстоять, обмануть своего неприятеля, заставить людей верить и вселять в их сердца надежду. Ты должен защитить свой народ, любой ценой, даже собственной жизнью. Морган была готова на все, даже одеть доспехи, оседлать коня и ринуться в бой в первых рядах, как когда то поступила ее кузина. Ее идеал, ее кумир – Елизавета. Да, блондинка никогда не скрывала того, что Великая девственница была примером для подражания, она была ее личным лидером. И пусть в прошлом Елизавета обрекла Морган на муки, изгнав ее возлюбленного и устроив на того самую настоящую охоту, Тюдор все равно любила родственницу, уважала и почитала. В какой то степени именно Великая Королева вдохновила Элемент на то, чтобы вернуть в родную страну порядок и покой. Даже не смотря на то, что были возвращены старые традиции и обычая. Женщина уже сидела за письменным столом, над пустым листком и задумалась о прошлом. Когда вы бессмертны, то все произошедшие события раньше, казались вам, словно они были только вчера. Она вспомнила лица своего дяди – Великого Короля Карла второго, вспомнила свою тетку, своих родителей и родных сестре. Она увидела свое детство, такое беззаботное и спокойное. Увидела предательства, которые случились с Морган позже, воспитав в ней сильный дух и уверенность. Вспомнила самую первую встречу с Немезисом, будущим Королем Англии, человека, который проявил себя в тот день неуважительно и дерзко с ней. Она вспомнила все свои моменты из жизни. Вспомнила великую испанскую армаду, которая потерпела в тот день крах. Видя это все перед своими глазами, блондинка прикрыла глаза, приложила ладони к своему лицу и громко вздохнула. Все эти события, которые сейчас изучали школьники в своих школах, были тяжелы для Морган. Никто даже не мог себе представить, какого это, оказываться всегда в центре проблем, видит собственными глазами, как верные подданные солдаты отдают свои жизни за родину. – Я не могу допустить новую войну… - Подумала блондинка открывая свои глаза и вновь устремляя взгляд на пустой лист бумаги. Внезапно перед глазами появилось очертание лица Анны, любимой дочери названной в честь Анны Болейн, самой любимой родственницы Морган. Самой великой женщины, которых когда либо знала блондинка. – Ох Анна… - Безнадежно выдохнув, Маркс склонилась над листом бумаги и принялась писать своему мужу письмо, в котором рассказала от безысходности ситуации. Да, пусть Мэри уже написала свое письмо, о котором Морган попросила прежде, но сейчас Королеве хотелось не просто написать эдакий отчет о своем визите в Италию, но и выплакать душу. С виду она могла казаться каменной стеной, неприступной и ледяной, но на самом деле Морган, как и любая другая женщина, была уязвима и слаба. Она не хотела отдавать свою младшую дочь замуж за напыщенного итальянушку. Закончив с письмом, женщина аккуратно вложила его в конверт и запечатала королевской печатью, после чего подозвала к себе Ральфа и попросила его отправить Немезису, как можно скорее. Пусть муж знает, что на самом деле творится в этой убогой и враждебной стране. Если же он посчитает нужным, то приедет, если нет, то сделает так, как его попросила Элемент в письме. Война – пусть будет война, она знала, что в данный момент побеждать будет всегда Англия, благодаря силам, которых одарил Господь Морган, Немезиса и их детей. Ближе к вечеру, Морган и ее верные фрейлины принялись собираться на бал, где абсолютно всем предстояла нелегкая работа. Женщина стояла перед огромным зеркалом и задумчиво смотрела на себя, пока Мэри и Джейн помогали одеть своей Госпоже платье. – Если бы здесь и сейчас был Король, интересно, чтобы он сказал насчет всего этого?! – Спокойно проговорила блондинка расправляя свои руки в разные стороны, тем самым давая возможность Мэри утянуть бордовую ткань платья – Честно Миледи? Я считаю, что Его Величество не позволил бы случиться этим переговорам. Мы все знаем, что Король очень могуществен – Спокойно проговорила брюнетка натягивая на себя ткань и закрепляя ее. – Да, я с тобой в чем то согласна – Таким же спокойным тоном проговорила Тюдор слегка косясь на свою фрейлину. – Я боюсь, что нам не избежать натиска со стороны Италии, поэтому выход будет только один, Ваше Величество – Закончив с натягиванием ткани, Мэри попросила Джейн утянуть корсет, пока начала заниматься подолом платья – Миледи, письмо было отправлено. – Внезапно раздался голос Мура, зашедшего в комнату – Как скоро его прочтет мой Господин? – Маркс аккуратно повернулась к нему лицом, стараясь не мешать девочкам заниматься своей работой, и посмотрела в его глаза – Думаю, через дня три Король его прочтет. Я отправил Уильяма, моего верного подчиненного, поэтому можете не беспокоиться о перехвате. – Вежливо улыбнувшись, тем самым давая Морган надежду, он поклонился ей и с разрешения покинул номер, направляясь прямиком на бал, где Муру предстояло следить за послом и президентом. К середине торжества, Королева Англии наконец соизволила придти на бал в сопровождение своих фрейлин. Когда двери перед ней открылись в пышно украшенное помещении, люди и музыка на мгновение затихли, смотря на пришедшую гостью. Морган же обвела присутствующих холодным взглядом и выпрямив свою осанку грациозно и величественно направилась в центр зала, где находился Ральф разговаривающий с президентом. По пути фрейлины разошлись по своим местам, принявшись флиртовать и кокетничать с другими представителями Италии, музыка заиграла и гости снова вернулись к своим занятиям – Сэр Джорджо Наполитано - Проговорила Морган слегка склоняя свою голову в знак уважения – Королева – Спокойно проговорил глава страны и тоже склонил голову – Полагаю нам есть о чем поговорить – Тюдор приподняла гордо голову вверх и посмотрела на мужчину сверхну-вниз – Думаю что да, позвольте – Он предложил Моргна руку и те направились в дальнюю часть зала, где была дверь, ведущая в небольшую комнатку переговоров. В комнате приемов, представители двух стран сели напротив друг друга и принялись вести деловой разговор, надеясь избежать плачевного результата. Мур же стоял подле, наблюдал за развернувшейся ситуации, которая явно с каждым словом или вопросом накалялась все больше и больше – Посол вам сказал, да, насчет договора? – Наконец заговорил Наполитано и внимательно посмотрел в глаза Маркс – Да, мирный договор и союз, заключается через брак моей младшей дочери и вашего сына, что дает нам надежность быть уверенным, что ничья сторона не предаст. – Сухо и спокойно проговорила она – Но как я уже сказала вашему послу, я подумаю об этом предложении ровно столько, сколько потребуется – Морган встала со своего места и едва заметно кивнула – Понимаете Сэр Наполитано, в наше время нельзя верить никому, особенно странам, которые с нами воевали и не один раз. Я ни в коем случаи не хочу оскорбить вас или Италию, но думаю даже вы, подсознательно думаете как я – Отойдя от кресла, в котором она недавно сидела, Маркс взяла под руку Ральфа и улыбнулась, как то наигранно и подозрительно – В любом случаи надо дождаться ответа от Короля, узнать что он думает по всему этому поводу. А сейчас, я думаю нам нужно вернутся на ваш праздник, а то как то некрасиво получается – Вновь надменная улыбка и после того как президент Италии согласно кивнул, верхушка двух стран вышли из кабинета. – Продолжайте следить за ними, Сэр Ральф – После этого Морган отошла в сторону и завязав разговор с каким то чиновником, она заметила краем глаза знакомое лицо. Нахмурившись и проследив за появившейся гостьей, одетой чуть ли не как служащий сего мероприятия, Морган извинилась перед французом и повернувшись в сторону где только что промелькнула рыжеволосая женщина – Мне показалось или это…

Crystal: Кристаллия искренне недоумевала, почему все вдруг решили, что война в современном мире - единственный выход из положения. Создавалось стойкое ощущение, что Европа-матушка выжила из ума, окончательно и бесповоротно, и теперь стремится сожрать саму себя. Такими темпами её съедят совсем другие страны и континенты. В конце концов, Европа всегда считалась наиболее цивилизованной страной, и войны там закончились ещё в двадцатом веке, казалось, что закончились. Как выяснилось - нет. Кристаллия считала Моргану Маркс умной, умудренной женщиной, а его мужа - прекрасным дипломатом, но то, что происходило в Италии, ставило под сомнение большинство мыслей Амакелин. Устало помассировав переносицу, рыжая допивала вторую чашку кофе, сидя за небольшой барной стойкой, рядом с другим обслуживающим персоналом, который весело что-то обсуждала. Крис рисовала на бумаге незамысловатые рисунки, помогающие ей отвлечься от проблем, которые возникали перед ней. Упускать Италию, как прекрасную возможность развиваться тут и дальше - не хотелось вовсе. Сотрудничество с Латверией, которое происходило опять же проще через Италию, только-только наладилось, они только открыли канал поставки определенного оборудования, которое, несомненно, могло пригодиться, и закрыть этот канал - значило уничтожить годы работы, не только её на КАП, но и многих других людей. А война в Италии именно это и означало. Кристаллии со злости хотелось кого-нибудь убить, потому что как можно быть такими идиотом. Если ты посылаешь шпиона, то будь добр действуй так, чтобы тебя не открыли, чтобы у людей не было причины сомневаться в твоей верности и в твоей честности. Почему большая часть политиков, что встречались ей на пути, такие идиоты? Ведь подобная оплошность сыграла на руку правительству Англии, и в том числе Моргане Маркс. Нетерпеливо отбросив с глаз рыжую челку, Амакелин попросила закурить у официанта, коротко расспросив его о том, что происходит в зале. - Ну, Королева Английская, пожалуй, является главной изюминкой вечера. - Серьезно? А что в ней такого? - Ну, уже хотя бы то, что она просто приехала сюда – что-то, да говорит. Хотя в толпе ходят слухи о том, что она грозится войной Италии, - парень нервно выдохнул, усаживаясь напротив Кристаллии, и старательно понижая голос. – Не мое это дело о политики рассуждать, но пока они будут драться, убивать, сидеть на своих теплых местах, то кто будет гибнуть за них? Простые смертные. А ты думаешь, что нам это надо? Италия находится в кризисе, ещё немного, и с нами случится то же самое, что произошло с Испанией. - Здраво рассуждаешь, а главное – чертовски верно, - пробормотала Амакелин, на мгновение, замерев, и буквально слыша, как поднимается дым от сигареты. – И с этим явно надо что-то делать, - в её голове не было определенного плана, но была задача сохранить жизни своих людей. Кристаллия достала из кармана телефон, и, отходя в сторону, позвонила своим ребятам: - Ну, что, как там обстоят дела? - В целом, непонятно, если говорить честно. Её Величество упрямо, и настроено весьма агрессивно, хотя никто не может понять почему. У Италии и в мыслях не было начинать войну, учитывая их достаточно бедное положение. Переговоры зашли в тупик, она полагается на мнение своего мужа, а тут ничего конкретного сказать нельзя. Что будем делать? - Предупреди заранее всех, что в любой момент может поступить сигнал от меня, по которому вы собираете, уничтожаете все бумаги, и быстрым ходом перебираетесь в США, самолеты пусть всегда находят в готовности. Каналы связи и поставки с другими странами держать под контролем, проверять каждые десять минут границы, и предупредить своих же по Красной, что в любой момент мы можем сменить место дислокации, - Кристаллия торопливо шла через весь зал в поисках своей любимой помощницы, которая ей была необходима сейчас явно не здесь, а в офисе, занимающаяся, иными делами. – Я тем временем приму на себя иную роль, пора выходить из тени, и показать истинное лицо, устроителей этой самой вечеринки и последующего маскарада. Что-то мне подсказывает, что это может сыграть нам на руку, - Кристаллия свернула за угол, снимая очки, распуская волосы. Одежду она оставила нетронутой, потому что Миуччи Прада, вообще любима в Италии, а её последняя коллекция тем паче. На шею легла изящная цепочка из платины, с россыпью бриллиантов на небольшом кулоне, как очередной штрих в богатом и деловом образе. Амакелин вышла с другой стороны, тут же подхваченная охранниками с обеих сторон, и принялась очаровательно улыбаться камерам. Все и каждый знал, кто эта женщина, и что она из себя представляет. Невеста старшего сына премьера-министра Италии, истинного правителя этой страны. Богатая, властная и непонятно откуда взявшаяся. Никто не знал об истинных доходах этой женщины, но никто этому не удивлялся. Она появлялась из ниоткуда, и туда же пропадала. Злые языки обвиняли её в связи с Сицилийской мафией, со многими кланами, а кто-то винил в том, что… Да, вообще во всем. А она представлялась фамилией своего бывшего мужа, и даже не думала что-то скрывать, просто никто и не смог бы подобраться к её прошлому, она все отрицала. Абсолютно. Кристаллия скользила по залу, любезничая с каждым из присутствующих, но, не задерживаясь возле кого-то из них на долгое время, Крис точно знала желание каждого из них, потому что они уже лежали у неё в папке на столе в офисе, перевязанные тонкой лентой, и заклеенные сургучом, для большей безопасности. Амакелин проникла в голову каждого, вытащила оттуда все нужное, а затем с ласковой улыбкой предоставила им право на дальнейшую жизнь. Ощущая приятную тяжесть не только кармана, но и банковских счетов, складов с оружием и оборудованием. Единственно недоступной для неё оставалась Королева, которая хоть и прислала своё согласие, но так и не была до конца в курсе того, что происходит на самом деле. КАП редко выдает свои тайны, это не в его интересах. Кристаллия потягивала прохладное шампанское, которое приятно лопалось на языке тысячью пузыриков, и осматривала помещение быстрым, но очень внимательным взглядом. И внезапно её взгляд столкнулся с той, о которой она думала весь этот вечер, с той самой королевой. Амакелин чуть склонила голову в поклоне, растягивая пухлые губы в легкой, но ничего не значащей улыбке. В висках отчаянно стучало и пульсировало, головная боль возникала всякий раз, когда Кристаллия силилась вспомнить человека, на которого смотрела. Где-то в глубине сознания яркими вспышками возникали образы, совершенно непонятные, необъяснимые. Крис опиралась на руку сына премьера-министра, крепко сжимая зубы. - Cara, ты в порядке? – Заботливо спросил мужчина, пристально глядя на рыжую. Та отрицательно покачала головой. – Отведите её в вип-комнату, принесите воды и таблеток. Быстро, - мужчина, придерживая, Кристаллию за талию, отвел девушку в комнату, куда вход был только для высокопоставленных лиц, и в данный момент тут не было никого. Кроме Кристаллии, которую оставили в полном одиночестве, чтобы отдохнуть. Она силилась вспомнить, кто же такая для неё Моргана Маркс, но голова буквально разрывалась на части, не давая даже думать.

Element: Прошлое нас никогда не отпустит, как бы мы не старались от него сбежать или закрыться за надежными стенами, все равно, рано или поздно оно найдет лазейку и будет сделана первая атака. Оно будет преследовать тебя всю оставшуюся жизнь, а уж у Морган жизнь очень длинна и кажется ей нет даже конца. Даже если в какой то миг мы пытаемся начать жить с чистого листа, у нас это не получится, потому что прошлое – это часть нас, пытаясь стереть его – мы пытаемся стереть себя. И вот, к великому удивлению, Королеву настигло то, от чего она когда то давно бежала. Эта история началась очень давно, Морган даже тогда не знала кто она такая на самом деле. Она даже не знала своего настоящего имени и представлялась всегда как Анастасия Фелтон, девушка, потерявшая родителей в раннем возрасте и незнающая откуда вообще она, собственно говоря, родом. Да, был такой период в жизни Тюдор, когда ее настоящая жизнь осталась позади. Ведь по сути, наша память очень хрупкая и странная вещь, которую до сих пор не смогли полностью постичь ученые всего мира. Это произошло тогда, когда Морган заключила сделку с Богом, божественная сила в обмен на ее настоящую жизнь, и если бы не Немезис, то возможно бы женщина никогда бы не узнала о своей истинной сущности и своих обязанностях. Потерянная Королева, единственная оставшаяся из великого рода, наконец была найдена и возвращена. Но эта история не о том, как она вернулась в родной дом и вернула свою настоящую жизнь, а о том, что когда то, будучи еще Анастасией, блондинка познакомилась с одной девушкой – Кристалл. Две девушки сразу нашли общий язык, их дружба завязалась тугим узлом, сделав из них чуть ли не сестер. Морган очень любила Кристалл, она всегда готова была ей помочь, выслушать и поддержать в любых проблемах, пока однажды лучшая подруга-сестра, не погибла. Злость и ненависть тогда охватили блондинку, ведь потерять настолько близкого человека всегда равносильно собственной смерти. Узнав это от их общего друга, Элемент была подавлена, она готова была рвать и метать все, проклиная Амакелин и виня ее абсолютно во всем. Именно та новость о смерти, была виной тому, что девушка радикально изменилась, превратившись из хрупкого и доброго ангелочка в разгневанную стихию, жаждущую мщения и правды. Она обрушила на многочисленные города и страны потопы, ливни и землетрясения. Морган не была готова к такому скорому расставанию, которое ее чуть и не погубило саму. Лишь спустя несколько лет, блондинка смирилась с потерей, попыталась встать на ноги, но впереди ее ждало новое испытание, а затем перерождение и вуаля, она вспомнила. Вспомнила все, кто она такая, что ей было предназначено судьбою, но даже не смотря на все это. На то, что она была теперь в ответе за огромную страну и на ее плечах была теперь тяжелая ноша, Тюдор до сих пор вспоминала свою лучшую подругу. Иногда она просыпалась посреди ночи в холодном поту, лихорадочно бегая взглядом по своей комнате, надеясь увидеть Амакелин, безмятежно улыбающаяся и говорящей «Что все хорошо, это просто сон». Иногда девушке даже казалось, что она слышала, как подруга звала ее, но в итоге ничего. Кристалл была мертва, ее уже не вернуть и боль, которая находилась внутри, никогда не уйдет. Подойдя к одной из колон, держащей потолок огромного зала, Морган облокотилась на нее плечом и задумалась. Неужели ей снова показалось, что она видела Кристалл? Неужели воображение снова стало играть с Королевой, заставляя сходить с ума. – Этого не может быть. Она умерла, это не может быть она – Закрыв глаза, блондинка сделала глубокий вдох и на какой то момент отделила весь шум торжества от своего сознания и ушей, пока в конечном итоге не послышался отдаленный женский голос. – Миледи? Миледи, с вами все хорошо? – Маркс открыла глаза и увидела перед собой свою фрейлину – Да... Да, со мной все хорошо – Отойдя от колоны, блондинка внимательно посмотрела куда то вдаль, где растворилась недавно рыжеволосая фигура и снова сделала глубокий вдох – Миледи, Господин Ральф просил передать вам вот это – Девушка аккуратно вложила в руку Королевы маленькую записку и склонив голову, отошла в сторону – Благодарю, Джейн – Переведя свой взгляд на клочок бумажки в руке, женщина аккуратно раскрыла послание и пробежав взглядом, улыбнулась – Продолжай заниматься своим делом, Джейн – Спокойно проговорив, Королева обошла свою фрейлину и направилась куда то в глубь зала, где вскоре столкнулась с Муром, победно улыбающегося – Они согласны на любые наши условия, моя Королева – Мужчина учтиво склонил голову и затем пристально посмотрел Морган в глаза – Я рада это слышать, но я пока ничего не могу сказать, не узнав ответа от своего мужа. Это все таки и его дочь тоже, Ральф – Слегка пожав плечами, она обвела взглядом всех присутствующих и поморщила носиком – В любом случаи я хочу поскорее вернуться в Англию, надоели мне эти итальянцы, но для начала у меня есть к тебе маленькая просьба – Начала женщина, вспоминая снова рыжеволосый образ перед глазами, который все никак не хотел дать покоя – Мне надо, чтобы ты нашел одну женщину, Ральф. Кристаллия Амакелин – узнай, жива ли она на самом деле или нет. – Внимательно взглянув в глаза архиепископа, блондинка слегка закусила нижнюю губу – Миледи, Вы до сих пор надеетесь на то, что ваша старая подруга жива? – Мужчина устало вздохнул, так как они уже искали долгие годы эту Кристаллию, но все поиски обрывались на дате смерти. – Я понимаю Ральф, это звучит глупо, мы ищем ее уже несколько лет, но я не могу просто до сих пор поверить, что моя подруга тогда умерла. И сейчас я увидела в зале женщину, очень похожую на Кристалл, поэтому найди мне ее – Ральф кивнул в знак понимания и с позволения Морган развернулся и направился на так называемые поиски мифической фигуры. Казалось бы прошла целая вечность с момента, как Мур покинул Морган. Она успела за это время побеседовать с некоторыми представителями Италии, обсудить важные договоры с Испанией и даже встретила на этом маскараде Лорда Грея, одного из военачальников Англии. – Миледи, прошу за мной – Проговорил тихий голос внезапно появившегося Ральфа за спиной. Маркс долго не думала, она услышала в голосе своего верного подданного нотки беспокойства и удивления, словно он что то нашел, поэтому сразу же последовала за ним. Они покинули зал, выйдя в один из коридоров, а затем подошли к какой то двери – Думаю вы найдете тут ответы на свои вопросы – Проговорил он отходя от двери – Хорошо иметь своих шпионов в Италии – В знак уверенности добавил он улыбаясь слегка надменной ухмылкой. Для Морган в принципе это была не новость, она прекрасно знала что у Мура имелись шпионы чуть ли не во всех странах, и хоть в Италии у него был человек из одного аристократичного итальянского рода, что не особо внушало доверие, она полностью все же доверяла своему архиепископу и поэтому набравшись сил, распахнула двери в комнату и тихо вошла внутрь, закрывая за собой дверь. Медленно ступая, словно боясь увидеть перед собой саму смерть, Морган двигалась вперед. К горлу подступил ком, внутри все сжималось, а сердце билось как сумасшедшее, так и жажде выпрыгнуть из грудной клетки. Наконец дойдя до ширмы, блондинка медленно обошла ее и тело словно оцепенело. Она внимательно смотрела на сидящую к ней спиной рыжеволосую женщину. Руки начали трястись, ноги чуть ли не подкашивались и если бы не пышное платье с каркасом, то Маркс бы точно рухнула бы на пол. Лицо побелело, словно она действительно увидела призрака. – Кристалл?! – Тихо проговорила она, боясь ошибиться, хотя внутри, в подсознании, четко проглатывались картинки запомнившегося образа подруги.

Crystal: Кристаллии дали обезболивающего, когда она об этом попросила, возле дверей уже дежурили её люди из КАПа, внимательно за всем наблюдая, и передав Крис, что за ней ведется наблюдение, которое вряд ли кто-то собирался снимать. Она была кому-то нужна, причем срочно. Но зачем? Амакелин до сих пор не восстановила память полностью, большая часть её знакомых давно уже покоились с миром в её пустых воспоминаниях, и никак не хотели восставать из мертвых, а Крис и не спешила их воскрешать. К чему они ей? Ведь у неё есть все, что она хотела, или могла мечтать. Роман с Пьетро, закончившийся её беременностью, привел к тому, что на Аттилане у неё растет прелестная дочурка, вылитая она, один в один, растет и даже не думает печалится. Воспоминания о малышке Луне, нежно привязанной к своему шабутному отцу вызвало у Кристаллии мягкую улыбку, и даже боль начала потихоньку уходить, словно Лу мягкими ладошками касалась висков, стараясь убрать всю боль у своей любимой мамочки. Как странно, что она давно уже не получала новостей из Аттилана… Сон мягко коснулся Кристаллии, укладывая её на бархатные подушки дивана, обезболивающее оказало внезапное воздействие на рыжую. Ведь только сны доставляли ей тот покой, которого она так жаждала, а за последние несколько недель, Кристаллия забыла, когда нормально спала. Кристаллия отбросила за спину тяжелую копну ярко-рыжих волос, щурясь от яркого солнца, что било по глазам, совершенно их не жалея. Находясь на отдаленном островке, вместе со своей семьей, Кристаллия сидела на берегу океана, пропуская через пальцы белоснежный песок, наслаждаясь его мягкостью и теплом. Девушка внимательно смотрела перед собой, периодически приставляя ладонь козырьком ко лбу, чтобы лучше разглядеть блондинку, плавающую в голубых и спокойных водах океана. - Морган, заканчивай плескаться. Нам уже пора идти, - Кристаллия собрала волосы в высокий хвост, хотя это было бесполезным занятием, волосы по-прежнему вились мелкими кудряшками, и отказывались ложиться нормально. Все-таки повышенная влажность была явно не на её стороне. Крис поднялась с песка, одним взмахом ладони очищая свою кожу от мелких преобразований камушков и прочей мелочи. Морган. Элемент. Блонда. Как только она не называла эту девушку, забыв уже, когда они впервые познакомились. Именно Крис притащила Маркс на этот остров, уговорив отдохнуть, привести мысли в порядок, ещё не подозревая, что это будет их последняя встреча. И ничто не омрачало ситуации, никаких предчувствий, совсем ничего. Кристаллия показала язык Морган, при этом приобняв девушку одной рукой, и вальяжно повиснув на ней. – Предлагаю вернуться в бунгало и выпить по Маргарите, или Мохито, в такую жару, самое оно. Получив утвердительный ответ, Кристаллия направилась вместе с подругой в домик, периодически касаясь её руки, с каждым мгновением странное предчувствие стало наступать на неё, дотрагиваясь до разума, пугая его, и словно издеваясь. Стоя возле раскрытой сумки, Крис потянулась за небольшой красной коробочкой, в которой лежал браслет из белого золота, с незамысловатой фразой: «Рождена такой, какая есть». - У меня кое-что есть для тебя, - Кристалл вышла из комнаты, держа в руках этот браслет, и протягивая её Морган. – Ты несносная, невыносимая, порой просто хочется тебя убить. И мне тяжело с тобой, но… Это всё ты, - девушка вложила браслет в ладонь Морган. – А у меня никого и нет. Амакелин медленно открыла глаза, чувствуя блаженное облегчение, и то, как боль отошла от висков, совершенно успокоившись. Но кто была эта девушка, так сильно похожая на королеву Англии, которая сейчас кстати говоря стояла за спиной у Кристаллии. Рыжая медленно обернулась, положив ладонь на спинку дивана, и чуть нахмурила темные брови, совершенно ничего не понимая. - Прошу меня простить, Ваше Величество, - Амакелин поднялась с дивана, вежливо улыбаясь, но совершенно не понимая, откуда королеве известно её имя. – Мы с Вами, кажется, не знакомы. Только заочно. Но тем не менее Вы знаете моё имя, - пробормотала рыжая, потирая переносицу, и закрывая глаза. Она понимала, что Тюдор что-то значит в её жизни, но не могла понять что. Боль снова пронзила Кристаллию, до такой степени, что рыжая вскрикнула, оседая на пол, и обхватывая виски ладонями. Боль не унималась, воспоминания вспышками заполняли её полностью, она буквально захлебывалась в них. - Морган… - Кристаллия закрыла глаза, чувствуя, что ещё немного и она снова упадет в обморок, ей нужно было уйти, нужно было скрыться. Она не могла и не хотела тут находиться. – Мне надо выйти. Нам с Вами надо поговорить, - не церемонясь более, Кристаллия схватила королеву за запястье, потащив к потайному выходу, где её уже ожидали помощники, с любовью накинувшие на плечи обеих женщин темные плащи с глубокими капюшонами. Машина поджидала возле выхода. Крис остановилась около неё, внимательно глядя на Морган. - Я не знаю, почему Вы назвали мое имя, но я хочу это узнать. В моей жизни многое изменилось, и я привыкла доверять своей интуиции, а в данный момент она просто истерически орет о том, что я должна поговорить именно с Вами. Мы направимся в Дворец Дожей, Ваша свита будет предупреждена обо всем. Вам решать, со мной Вы или нет, - Кристаллия протянула ладонь, стоя рядом с открытой дверцей машины, заглядывая в глаза Морган, в ожидании, с немой мольбой и мучением. Сильная и смелая, снова стала маленькой и беззащитной, в собственных дебрях воспоминаний и истерических эмоций.



полная версия страницы