Форум » Будущее » Голос пустыни [Desolator, White, Speaker, Omega Red] » Ответить

Голос пустыни [Desolator, White, Speaker, Omega Red]

Desolator: Время действия: Не определено, возможно недалекое будущее Место действия: Пустыня Мало кто из них желал или мечтал оказаться в этом богом проклятом забытом месте. Однако судьба решила распорядиться иначе.

Ответов - 7

Desolator: …Ему казалось, он никогда не уснет. Когда так устаешь, организм словно во вред самому себе отказывается засыпать. Мол, помучайся, помучайся, будешь знать, как измываться над собственным телом. Эд понимал, что это всего-навсего чрезмерный уровень адреналина и эндорфинов, повышенный ток ионных каналов и слишком активная перекачка синаптических пузырьков, — однако понимал как-то умом. А другая половина сознания отчего-то талдычила — это судьба тебя предупреждает, не спи в эту ночь, не спи, не спи, не спи-и-и!.. Уснув однажды, Эд даже и не думал, что очнется совсем не там, где засыпал. Почувствовав сквозь сон неумолимую жару, Когановиц открыл глаза, но вместо потолка увидел перед собой идеально-голубое небо, без единого облачка и чуть правее – палящее солнце, практически в зените. Шевельнув рукой, мужчина осознал, что лежит на песке. Сухом, горячем песке. Приподнявшись на локте, он увидел слева от себя три караванных деревянных фургона с округлой крышей и украшенных красивой витиеватой резьбой, однако покрытых желтой и зеленой краской, которая, очевидно то ли от перепада температур, то ли вообще от пустынной жары начала облетать. Фургоны стояли полукругом, в центре – остатки бывшего бивачного костра, очевидно с ночи. Неподалеку от костра стояла деревянная лавка. И всё это посреди пустыни. Пустыни? Какого черта? В это время за фургонами послышалась ругань. - Черт тебя побери, Бахти, ну кто так нож точит? Да чтоб у тебя руки отсохли! Пусть сумасшедший маг превратит тебя в вонючую жабу! Затейливость выражений лишила Когановица возможности хоть на пару минут закрыть глаза и ощутить себя дома. Нет, он по-прежнему тут, в раскаленной пустыне. - Так, напои лошадей и двинемся дальше, дьявол тебя побери… Чем раньше доберемся до скал, про которые говорит Зидан, тем лучше, - звучал женский серьезный голос. Мужчина видел лишь подол её длинного платья вишневого цвета и кожаные туфли на плоской подошве. Но через секунду вишневый подол и кожаные туфли задвигались влево, обходя фургон. Из-за варго вышла среднего роста девушка с темной, загорелой кожей и черными вьющимися волосами по плечи. В руках она держала нож, очевидно тот, про который говорила только что некому Бахти. Обойдя фургон и заметив, что мужчина очнулся, девушка заметно оживилась. - Ну наконец то ты очнулся! Мы нашли тебя и еще двоих посреди пустыни, вы лежали там без сознания. Чудом наткнулись, повезло вам, а то съели бы шакалы или птицы какие… Я Катриана, хозяйка этого торгового каравана. А ты вообще как в пустыне то оказался? А, в прочем не сейчас, скоро нужно начинать двигаться дальше, и так проспали черт знает сколько. Бахти совсем мозги пропил, смотри, всю заточку испортил! Ох… давай, хватит лежать тут, а то того и гляди, скорпионы в штаны забегут! – рассмеялась девушка и очевидно, на этом закончив свой монолог, поднялась по небольшой деревянной лестнице в один из фургонов и скрылась в нем. Поднявшись на ноги, мужчина отряхнулся и оглядел себя. На нем были его любимые темно-коричневые брюки и белая майка, уже мокрая от пота и покрытая прилипшим песком. Вспомнив про вопрос Катрианы, Эдуард попытался вспомнить, как же он все таки оказался тут, однако последнее что он помнил было то, что он лег у себя дома спать, выпив перед сном пару бокалов виски. И всё. Тем временем ход мыслей мужчины прервал тот самый Бахти, вывернувший из за фургона с ведрами, в которых, очевидно, была вода для лошадей. Это оказался парень двадцати пяти лет на вид, в рабочих льняных штанах светло-коричневого цвета, которые были так же по-рабочему растянуты в коленях. У него были темно-русые волосы и такая же загорелая кожа как у хозяйки каравана. Бахти прошагал широкими шагами к небольшой открытой повозке и поставил туда ведра. Затем, прошагал обратно мимо Когановица, прихватил лавку, стоявшую у костра и запихнул её в открытую дверь одного из фургонов. В последнем, третьем фургоне послышался шум. Бум-бум-бряк! Из варго буквально вывалился потирая глаза молодой парень, с черными прямыми волосами по шею длинной, белой рубахе с закатанными по локоть рукавами и черных штанах. На шее болталось куча амулетов, а на руках сверкало пара-тройка больших перстней. Следом за ним из фургона вывалилась его точная копия в прямом смысле, но разве что в рубашке иного, синего цвета. - О, подобранец проснулся! – воскликнул парень в белой рубахе, завидев Когановица. В ответ ему парень в синей что-то пробурчал себе под нос. Очевидно, услышав их голоса, из первого фургона выглянула, сверкая глазами, Катриана. - Так, проснулись? Замечательно. Запрягайте лошадей и отправляемся! – скомандовала она. Очередь: White, Speaker – Desolator – Omega Red Далее пост Уайт, описываешь как очнулась том фургоне, в который зашла хозяйка каравана. Затем пост Спикера, ты очнулся в третьем фургоне, из которого вышли близнецы. Омегу мы подберем позже в пустыне.

Speaker: Мелкий дождь тихо барабанил в окно. Напоминая о своеобразной погоде Нью-Йорка. Юноша сидел на кожаном, белоснежном кресле. Держа в руках стакан с кофе. Из которого медленно поднимался пар, растворяясь в несколько сантиметрах над стаканом. Он смотрел нетто на город, не то на стекло. По которому, стекали капли дождя, образовывая маленькие ручейки. Взяв стакан и отхлебнув немного, горячего кофе юноша стал с дивана и прошёл к стеклу. Теперь уже точно можно было сказать, что он смотрит на город. Изредка отхлёбывая кофе юноша смотрел в даль. Туда, за горизонт. Будто пытаясь что-то разглядеть, а может кого-то… « Это всё сон. Такого не бывает! » Подумал юноша, снова отхлёбывая кофе. « Может я что-то упустил? Может, кто-то сделал не так?... » Юноша даже не заметил, как в комнату вошёл молодой человек. Лет двадцати пяти, высокий, коротко стриженный и одетый в форму портье. - Сэр? – тихо проговорил он, пытаясь привлечь к себе внимание – Сэр? – снова переспросил юноша. Пейн отхлебнул немного кофе и слегка повернул голову. Таким образом он показал что знает он присутствии портье к квартире. - Вам пришла корреспонденция. Велено передать лично в руки – юноша достал из кармана одежды письмо и положил его на комод, который стоял прямо перед ним. - Хорошо – произнёс юноша, выпивая ещё немного кофе – я посмотрю. Можете быть свободны.– Портье тихо удалился из квартиры. Юноша одним глотком допил кофе и прошел к комод. Взял в руки письмо которое оставил юноша. Повертел его в руках, рассматривая знаки, печати и подписи. Потом положил обратно на комод. « Не буду сейчас вскрывать. Посмотрю утром за чашкой кофе. » Юноша прошёл в спальню и просто лёг на большую кровать. - Быстрей! Быстрей! Мать твою чего копаешься? Давай быстрее… - У тебя есть кранаты? - Нам нужна поддержка с воздуха! - Высадка через две минуту! - Чёрт! Мы под обстрелом! - Быстрей! Быстрее! Мы теряем его! Пуля застряла в кости. Готовьте реанимацию. Томас вскочил в холодном поту, не понимая, что происходит вокруг. Перед ним стоял высокий парень в чём-то белом. Пейн быстро, словно кошка, поднялся на ноги. Незнакомец успел только слегка повернуться. Томас быстрым ударом в челюсть, оглушил незнакомца и пинком ноги выставил его, и ещё одного парня из помещения. Только в тот момент Пейн начал осознавать, что он жив и все прошло…

White: Запах. Необычный, резкий и пряный. Возможно, это сон, но разве бывают во сне столь отчетливые запахи? Быть может, и бывает... Гомон, казалось, из соседней комнаты, разбудил Ян. Она открыла глаза, и её взгляд уперся в деревянную стену. - Что за?.. Это не моя квартира! - С ужасом подумала она, тут же поднимаясь на локтях и осматриваясь. Маленькое помещение, полностью заставленное незнакомыми ей вещами. Нет, это точно была не её квартира, однако что она тут делает? И как сюда попала? Ян осмотрела себя. Всё было впорядке, она даже была в своем ночном белье. Однако как её сюда занесло и... куда это - сюда? Сербка выглянула в маленькое окошко над кроватью, на которой она очнулась. Было довольно тепло. Значит - она не в промерзлом Нью-Йорке. Воздух был сухим и заполенным неясными запахами. Через мутное стекло, Ян увидела бродящие по улице силуэты, а пейзаж, открывавшийся за ними - напоминал пляж или степь. Или...пустыню. В комнату кто то вошел, и Ян тут же вскочила с кровати, переводя взгляд на вошедшую. Она была одета в пестрое платье, у неё была смуглая кожа и судя по чертам лица - принадлежала к неизвестной Ян этнической группе. Возможно арабка. - Как по часам. Вы все очнулись одновременно! - Бодро воскликнула неизвестная, подходя к небольшому комоду. - Не стоит боятся, мы подобрали тебя посреди пустыни, потому зла тебе точно не желаем. - Заметив агрессивную настроенность гостьи, произнесла цыганка, доставая из комода пеструю одежду. - Кто ты, и почему я здесь? - Серьезным и требующим ответа тоном произнесла Ян. Было странно, что они разговаривали на одном языке, однако эта странность была сейчас не главной для девушки, ведь она до сих пор не понимала происходящего. - Ты здесь потому, что мы не бросили тебя под жгучим солнцем. - Ответила незнакомка, бросив на кровать платье из красной ткани с золотыми вышивками и узорами. - На! Оденься. - Скомандовала она, но как то по дружески. - Иначе сгоришь к чертям. - Добродушно усмехнулась цыганка. - Мы скоро тронемся, и потому хотелось бы знать - откуда ты, и куда направляешься. Ах да! Я постараюсь найти тебе обувь, однако с ней у нас не так как с моими платьями. Довезем тебя до ближайшего города, там ты и отмоешься. Она звонко рассмеялась, и вышла из фургона. Цыганка намекнула на то, что рука ян от кончиков ногтей и до верхней части плеча была черной, словно в мазуте, а ногти на этой руке сливового цвета. Побочные эффекты мутации. Странно, что не пошутила насчет белоснежных волос. Ян ничего не оставалось, кроме как задаватся вопросами, вспоминая всё произошедшее вчера, и всё таки одеть цыганское платье, дабы не щеголять по пустыне в одном белье. Сказать, что подобные одеяния были непривычны - это ничего не сказать. Ян чувствовала себя не только нагой, но и нелепой. Ведь даже одеть эти сшитые лоскута ткани ей удалось далеко не сразу. Она никогда не носила подобных вещей, и потому чувствовала себя в них крайне некомфортно. Да и на её высокой сухопарой фигуре просторное платье, явно не по размеру, сидело нелепо. Девушка вышла из фургона, щурясь от сильного света. Внутри ведь царил приятный полумрак, а через мутное окошко пробивалось лишь несколкьо лучиков. Став на раскаленный песок одной ногой, глаза Ян стали круглыми как монеты, и лишь её самообладание позволило ей не вскрикнуть. Сербка тут же заскочила обратно на деревянную ступеньку, которая была не настолько горячей, и решила остатся там, привыкая к солнцу и осматривая всё, что происходило снаружи. Это и правда была пустыня...

Desolator: Саундтрек к посту: Yansimalar – Sizi Жаркое солнце. Настолько жаркое, что казалось бы в этой пустыне не должно быть жизни. Однако факт зноя не мешал спокойно существовать в этой местности мелким грызунам, скорпионам, змеям, ящерицам и даже койотам, но последние держались днем вблизи оазисов, лишь ночью выбираясь на охоту за юркими грызунами. Именно ночью. В темное время суток жизнь среди песков просто казалось бы кипела и стоило быть осторожным, чтобы не наступить в непроглядной тьме на скорпиона, растопырившего свои клешни. Эти ребята не поскупятся своей жизнью отомстить обидчику. Сегодня по словам Катрианы им идти через пустыню от рассвета до заката и даже немного в ночь. Видимо, у них заканчивалась вода и они спешили в ближайший оазис, как подумал русский. Неудивительно, себя поить, лошадей, а тут еще три нахлебника. Кстати о нахлебниках. Когановиц старался не отходить от той мысли, что он в этом караване гость и только по милости этих цыган он еще жив и не съеден койотами или еще кем, хотя бы только из-за этого стоило относится уважительно к ним, или даже чуток в почтением, но главное не переборщить с последним. Из варго тем временем вылетела бабенка в белом платье. Маленькая, худенькая, сразу видно, что не местная. Очевидно её тоже подобрали. Или её кожа такая белая от того, что она вечно сидит в фургоне. Хотя на цыганку девушка походила очень слабо и первый вариант имел больше шансов на жизнь. Обойдя навозную кучу, он ладонью прикрыл от солнца глаза и, подойдя к девушке заговорил с ней: - Как вас зовут?... Черт побери… - выдохнул Когановиц. - Я полагал… Я думал, что мне одному так "повезло" оказаться здесь, среди этой, твою мать, пустыни. Девушка щурилась от солнца, а ветер играл подолом её белоснежного платья. Тем временем близнецы, подготавливая фургоны, согнали её со ступенек, вынуждая все таки спуститься на песок. Караван двинулся. Сквозь пески. Сквозь горячий воздух, который как-будто бы нависал камнем. И со временем начало казаться, что и сквозь время. Но кому много кажется, тому стоило или креститься при случае или носить с собой здоровенную английскую булавку, ибо в таком загадочном месте даже иллюзии - нормальное явление. И если что показалось - бдыщ себя булавкой, бдыщ-бдыщ. А еще буря. Она застала их к полудню и не собиралась утихать. Катриана всех заставила выйти из фургонов, чтобы лошадям было легче идти, так как то, что цыганка называла дорогой, заметало песком, хотя Когановиц не заметил кардинальных изменений. Эдуард шел скорчившись, укутав голову какой-то местами дырявой тканью, и бормотал себе под нос технические характеристики истребителя СУ-37. Просто так, чтобы не спятить. Чуть поодаль измотавшиеся лошади тащили фургоны, а матерившийся на них цыган с силой тянул за узду, идя впереди каравана. Эдуард частенько видел его крутящимся вокруг хозяйки каравана, но к сожалению или может, счастью, так и не узнал как его зовут. Для человека, проведшего в пустыне бог весть сколько времени, мужчина выглядел вполне сносно. Он даже брился, всухую, с проклятиями скобля щетину все еще острым десантным ножом. Одет он был истрепанную британскую форму времен Второй мировой и кутался в изодранное одеяло, одну из немногих вещей, что был в силах вытащить из фургона в такую бурю. Пару раз им встречались люди на лошадях и верблюдах. Они не трогали караван, наоборот, давали им воду, вяленое мясо, лепешки. Мужчина благодарил и кланялся, а когда один из всадников, угрюмый бородач, ткнул пальцем в трофейный стэн, он тут же отдал ему автомат. У него оставался небольшой маузер с двумя магазинами, и этого было достаточно. Маузер, стен... откуда они тут? Русский уже ничему не удивлялся. Перестал удивляться с того момента, как очнулся в пустыне с цыганами. Всё складывалось в общем, как и обещала цыганка. От рассвета в закат и через ночь. Радовало то, что к вечеру буря стихла, становилось прохладнее и темнее. - Всяко лучше чем жара, - утешал себя Бахти, тот цыган, что испортил с утра заточку у лезвия. - И в правду. Главное не наступить в дерьмо или на скорпиона, - подумал в слух русский. Посередине дороги лежал грязный и оборванный человек. На голове его была кое-как намотанная окровавленная повязка. Чуть поодаль Когановиц увидел еще одного человека, то ли солдата, то ли офицера, с автоматом в руке. - Останови лошадей, - сказала Катриана мужчине в британской форме. Не доехав до валявшихся тел несколько метров, лошади с фургонами остановились, так что их даже немного развернуло на песке. - Уберите их дороги, ребят! – крикнула хозяйка Катриана, сложив руки на груди. Практически одновременно с ней закричали близнецы: - Надо убрать его, опасно останавливаться в такой час в таком месте! Нужно добраться до ущелья хотя бы! - Нельзя задерживаться! Бахти и мужчина в британской форме подошли к лежащим телам. Последний поочередно подошел к первому и второму, Бахти же, остался стоять у первого, проверяя жив ли тот. - Второй мертв, - заключил мужчина в форме, поднимая автомат с земли. - А с этим что делать? Этот то жив вроде как... - спросил Бахти у хозяйки каравана. - О Бог всемогущий, ты издеваешься надо мной... - взмолилась та, возведя глаза к небу. - Ладно бросьте его в телегу, - вздохнула она, ответив. Русский поспешил помочь им. Мужчины молча перенесли мертвое тело на обочину и забросив живое в телегу продолжили движение. Вскоре они достигли скал, о которых говорил один из близнецов и Катриана объявила стоянку на ночь. Далее жду посты Спикера и Уайт в любом порядке, Омегу по техническим причинам пока пропускаем, он лежит в телеге без сознания..

Omega Red: Наше общество тонет в волнах преступности. Мы - общество убийц. В первый же день я сказал студентам, что убийство — это окно в американскую культуру. © Место: КНР, тюрьма города Цзилинь, полночь. Убийство - это тот самый сад, который так тщательно и отборно выращивает такое существо, как Красный Омега. Проведя около месяца в тюрьме Цзилинь, Аркадий стал криминальным авторитетом не только для всего города, но и для всей республики в частности. Тёмные коридоры, ржавые решётки, казалось бы даже эти дикие беспощадные стены и влажные потолки от вечно протекающих труб; всё это так боится и дрожит, когда глаза кровожадного Антихриста открываются, а ногти царапают пол и сотрясают стены камеры. Вопрос был лишь в том, что лучший козырь Правительства США, работающий на корпорацию Оружия Икс, делает в этом богом забытом месте? Аркадий сам себя посадил в это место, он давно перестал бороться с голосами демонов, внутри своей головы. Теперь же он просто он слушал их, и превозмогая тяжёлые физические усилия, удовлетворял свои психически и возбуждённые потребности, внушая страх самым опасным преступникам и лучших охраняемым крепостям. Это существо никогда не любило, оно всегда грешит, оно отнимает жизнь или дарует смерть - грехи его, подобны тому легендарному снайперу, который переложил свыше пятьсот человек в войне, имея на руках лишь свою винтовку и который в результате стал героем. Убей одного - и ты убийца, убей тысячи - и ты герой. Повернувшись лицом к стене камеры и спиной к решётки, он расчёсывал до крови своими когтями свою белую ладонь. Его глаза горели, как рождественская ёлка и это было неудивительно, учитывая что двое охранников, чьи смены начались ещё вчера, сейчас оказались в его камере. Омега издевался над своими жертвами, как паук, который заматывает медленно муху в кокон, выжидая пока та задохнётся. Используя свой богатый опыт, который убийца поимел во время военных и несанкционированных операциях, он знал, что бамбук является одним из самых быстрорастущих растений на Земле. Один из его китайских сортов за день вырос прямо на целый метр в этой камере. Такое практиковали не только древние китайцы, а также и японские военные во время Второй мировой войны. Аркадий подвесил свою жертву горизонтально, так чтобы она поместилась между узкими стенами. Сейчас тело мужчины весело большим животом над грядкой молодого заостренного бамбука, так что его ростки представляли собой самые настоящие заострённые колья. В течение всего вечера, эти опасные бамбуковые ростки начали прорастать так быстро, что достигли плоти мужчины. Они стали входит, как нож в масло, проникая сквозь брюшную полость, в результате чего всё крыло тюрьмы затихло и вжавшись в свои кровати, особо опасные заключённые слушали, как кричит на протяжении уже нескольких часов один из охранников. По стволам растения стекал алые линии, пока просто не стали одной сплошной лужой на полу маленькой камеры. Омега же заключил, что мужчина всё ещё продолжает дышать, а значит, это шоу ещё будет продолжаться, где-то до утра. Переводя взгляд и садясь на свою койку, продолжая при этом чесать ладонь, он пристально стал наблюдать за второй жертвой. На его лице не было ничего: ни улыбки, никаких эмоций, он просто смотрел и его глаза словно пожирали остатки плоти второй жертвы, стараясь добраться до ещё нетронутой души. - Я называю, это "кроватью мертвеца", - спокойно начал русский, языком слизывая кровь исходящую из его руки. Руки и ноги раздетого догола охранника были привязаны к углам холодной и ржавой решётки, в отличии от своего напарника по смене, он был в вертикальном положении. Самого мужчину туго привязал Аркадий верёвками, которые соорудил из постельного белья, так чтобы тело человека вообще не могло пошевелиться. В таком положении этот охранник прибывал непрерывно около двадцати четырёх часов. Под спину своей жертвы, Омега привязал также деревянную доску, чтобы его кости и спина не могли прогнуться и он был впритык привязан к предмету. Все конечности жертвы были растянуты до предела, а зубы и язык ликвидированы варварским способом. Чтобы охранник не отключился, убийца через самодельную трубку, проходящую в его ноздри, передавал ему кусочки еды. Омега добился того, чего хотел. Тот что жирный истекал кровью и не прожил бы и до завтрашнего утра, а тот что по меньше, выжил бы, но навсегда остался бы калекой. За день альбинос обеспечил ему смещение позвонков, суставов рук и ног, а также онемение и почернение большинства конечностей, что привело бы, как минимум к инвалидности, не говоря о потери языка и зубов. - Я честно говоря не знаю, что лучше в твоём случаем... Умереть или выжить?! Хотя подумай... Ну, разве не прекрасна сама пытка, как искусство и способ достигнут блаженной смерти?! Что может быть прекрасней смерти?! - после этих слов, Омега улыбнулся и прикрыл глаза, облокачиваясь затылком на холодную стену китайской тюрьмы, погружаясь в сон от того, как ласкал его слух, усиленный хрип, что исходил от первого охранника, из-за рта которого стала сочиться ещё струя крови, перекрывая ему кислород. Место: Пустыня, место расположение неизвестно, утро. Аркадий открыл глаза и тут же тяжело вздохнул, словно ему пробили металлическим стержнем от штанги грудную клетку. Белые руки машинально сжали чью-то шею. Слух тут же уловил, как кто-то задыхается. Глаза поймали чей-то взгляд. Мгновение и русский понял, что он сейчас точно не в тюрьме. Мысли тут же прояснились и он вспомнил, всё что было "до" и ничего, что "после". - Где я?! - сам собой вопрос вышел из уст альбиноса, когда он увидел себя в чьём-то деревянном фургоне. Руки перестали душить мужчину и он понял, что он не в Цзилинь и уж точно не в тюрьме. - Ты в безопасности, ненормальный! - ответил незнакомец, который пытался восстановить своё дыхание. - В безопасности?! - усмехнулся русский. - Ты кто такой?! - Омега тут же спокойно рукой оттолкнул мужчину спиной к деревянной стене фургона не дожидаясь даже ответа, а сам вышел из повозки, осматриваясь и видя вокруг одну лишь пустыню. - Что чёрт возьми творится?! - сам себя спросил Омега, понимая, что что-то пошло не так и он определённо, где-то на другом краю земли. Чтобы быть уверенным, что это не галлюцинация и не морок, он взял песок в руку и тут же раскрыл её, наблюдая как хрупкая материя рассыпется вниз. - Телепортация? Аномальное явление? Порталы?! - Омега сгибал пальцы и пытался вспомнить последнее, что он помнил в тюрьме. Камера и окружающая среда не подавала никаких признаков того, что могло случиться с ним. Никаких вспышек, исчезновений людей, погода даже не менялась. - Тогда что? Магия?! Демоны? Колдуны?! - пока Омега старался понять, причину того почему он тут, он уяснил сразу основное и главное правило: они не знают кто ты. Но это правило говорило и об обратном: ты не знаешь кто они. - Моё имя Аркадий! Я бывший военный, - спокойно представился русский. Одно из особенных качеств психопатов, так это то что они способны выглядеть и общаться, как вполне нормальные люди, если ты конечно не остаёшься с ними один на один. - Я могу узнать, где мы?! - обращаясь к остальным из каравана, спросил Россович, перебить можно было всех и сразу, но что-то подсказывало, что эти субъекты могут оказаться полезными сейчас.

Speaker: Голова начала гудеть, а в ушах появился звон. Оперевшись на какую-то стойку, стоявшую рядом, Томас прислонил холодные руки ко лбу. « Что произошло? » подумал он, проводя рукой сначала по лбу, а после и по волосам. Прошло несколько секунд. Звон почти исчез, а голова болела намного меньше. Но теперь появился остаточный эффект в виде тошноты и показывания в пальцах. - Какого чёрта тут происходит? – проговорил юноша, понимая что его никто не услышит. - Вот чёрт! Томас быстрым шагом направился в сторону выхода из вагона. Когда он открыл дверь. Яркий солнечный свет ворвался во внутрь, освещая всё вокруг. Его глаза быстро адаптировались к солнечному свету, собственно как и кожа к жаркой пустыне. Пейн спустился по лестнице вниз, на раскалённые песок первый шаг дался тяжело, но второй уже намного проще. Оба близнеца посмотрели на юношу. Тот, что получил удар от Томаса, лежал на песке потирая место удара. Второй же помогал подняться своему брату. Томас улыбнулся, ловко сымитировав извинения. - Простите, - проговорил Томас, протягивая руку лежащему на земле близнецу - ,я раньше воевал и вот, голову напекло. Ну вы сами понимаете… - Да конечно – подхватывая руку Томаса, близнец поднялся на ноги. Томас помог отряхнулся и посмотрел в сторону. Там стояла молодая девушка вместе с каким-то молодым человеком. Переведя взгляд на близнецов юноша поинтересовался – Они такие же как я? - Близнецы улыбнулись и в один голос ответили – Да! – - Ну, - похлопывая по плечу одного – я пойду к ним тогда. Юноша быстрым шагом направился к тем самым людям. Солнце сильно пекло, но за годы тренировок тело юноши уже привыкло перебарывать такие сложности. И поэтому эта маленькая прогулка была совсем простой для него. «Ну вот кажется мы все тут попали в переделку. А ещё эти двое, будь они неладны. » - Твою мать, пустыни – Это было первое, что услышал Томас от новых «друзей» по несчастию. - Привет, - сухо проговорил он - ,меня зовут Пейн. И я так понимаю, что вы тут не по своей воле… Девушка сильно щурилась из-за солнца. А вот мужчина держался более уверенно. - Так никогда к солнцу не привыкнешь – заметил Томас – видимо слишком быстро ты вышла из фургона. Двое близнецов прошли мимо Томаса, и зашли в фургон. Внутри послышался какой то грохот. «По всей видимости, они стали подготавливают вагон. И скоро бы уже должны, двинутся в путь. » Юноша засунул руки в карманы. «Интересно, а в какой пустыни мы находимся? » По какой-то причине именно это вопрос заинтересовал юношу, именно в этот момент. В обеду началась пыльная буря. Как нельзя кстати анна пришлась именно в тот момент когда её меньше всего ждали и меньше всего она была нужна. Теперь же добраться до обещанного места – было ещё труднее. Буря – может длится несколько чалов, а может и несколько дней. Пока буря не стала совсем сильной все люди вышли из своих повозок для того, что бы лошадям было легче идти. А теперь к невыносимой жаре добавилась ещё и раздражающая дробь песка. Что бы хоть как-то спастись Томас закрыл все лицо тряпками. Это хоть как-то спасало от этой безумной пытки. Ели шедшие лошади всё ещё повиновались цыгану, который выглядел достаточно не плохо. В таких-то условиях. Несколько раз на пути каравана встречались жители пустыни. Видимо тоже куда-то идущие. Они переговаривали с женщиной или с мужчиной. Что-то им передавали и мы шли дальше. И вот прошла жуткий день. Буря почти стихла и потихоньку начала наспупать ночь. Полностью вступая в свои права, только после захода ночи. Томас снял с себя тряпки, так как в них было не удобно, да и свою функцию они уже не исполняли. Стало более прохладно и казалось, что ночь вот-вот наступит. Вдруг лошади остановились фыркая и тяжело дыша они стояли на месте как вкопанные. Не двигаясь вовсе. Через несколько минут мимо Томаса прошли двое мужчин. Они бросили чье-то тело в фургон. - На стоянку – послушалось откуда-то женский голос. «У нас ещё один живой?» Подумал Томас разминая затёкшую шею. Лошади стали заворачиваться в небольшой кружок, а вместе с ними и телеги. Так что бы они образовали круг.

White: [Извините за задержку и слабый пост] Тряпок было вдоволь. В отличии от обуви. Потому пришлось импровизировать и делать обмотки, поскольку идти босиком по раскаленному песку было сумасшествием. Пока Ян занималась своим делом, а занялась она им как только согнавший её цыган не подсказал ей что делать, выдав ненужную ткань которой было вдоволь, к ней подошел неизвестный мужчина в майке, и завел разговор. Сербка лишь назвала своё имя, ответив на поставленный вопрос, и судя по всему не хотела пока идти на контакт. Следовало для начала осмотреться как следует и уж затем... Постойте, этот человек так же оказался здесь по неизвестной причине? Что ж, в любом случае, рано ещё заводить беседы. Так беловолосая не отреагировала кроме как ничего не выражающим взглядом на появление ещё одного "потерянного" и его реплики. Не лучший способ заводить знакомства, но сначала агент Оружия Икс хотела понаблюдать за ситуацией, что бы было о чем говорить. Этот небольшой табор двинулся по пустыне, согласившись подбросить их до ближайшего населенного пункта, и ничего не оставалось делать, как следовать за ними. Такая непосильная жара не слишком хорошо сказывалась на привыкшей к умеренному климату Китая Ян, а так же учитывая, что проживала она в Нью-Йорке целый год. Однако девушка держалась без особого труда, будучи закаленной во многих смыслах, и боролась с жаждой а так же обжигающим песком, от которого не целиком спасали обмотки на ногах. Когда началась песчаная буря, то Ян выдали ещё один лоскут ткани что бы прикрыть им нос и рот, что она собственно и сделала. По пути они встретили несколько караванов, которые дарили небольшую надежду на нечто светлое, однако ничего особенного не происходило. До того момента, когда они не встретили два трупа лежащие на тропе. Как оказалось впоследствии, один из покойников был жив. Цыгане-благодеятели подобрали его, и они двинулись дальше. Ян не чувствовала особой усталости, да и вскоре они добрались до скал, в которых и устроили ночную стоянку. И совсем вскоре, Ян узнала в этом новом подобранном Аркадия Россовича - сотрудника её же организации Оружия Икс. Неужели оно приложило руку к этому всему делу? Что ж, пока-что не стоит снимать платка с лица и головы. Ян подошла к тому что был в майке, и негромко спросила у него о том, что он думает о сложившейся ситуации, выдавая свой китайский акцент.



полная версия страницы