Форум » Будущее » Don't let go [Volchek & Werewolf] » Ответить

Don't let go [Volchek & Werewolf]

Werewolf: «Я не дам тебе утонуть, когда тебя затянет в водоворот, я буду бороться, чтобы спасти тебя.» © название отыгрыша: Don't let go | Не отпускай... время событий: Далекое будущее. | Действие развивается в течение трех месяцев. | Зима. место событий: Граница США и Канады. | Военная база в Канаде. участники: Volchek & Werewolf. музыка: I will try to save you... описание ситуации: В будущем нас, мутантов, ничего хорошего не ждет. Люди нашли выход, как подавить силы мутации и как подчинить высшую степень эволюции себе – они начали отлавливать мутантов и добрых и плохих. Тех кто боролся за спасение человечества и тех, кто наоборот пытался уничтожить их. Теперь для людей нет героев и злодеев, для них есть цель, опасная цель, которую надо отловить и засадить в клетку, как подопытных кроликов. И вот, в один день Чарли Росс случайно попадается отряду военных. Попытавшись сопротивляться и вырваться, он был ранен и повязав мутанта, его отправляют на одну из военно-лабораторных баз, находящуюся в Канаде. Оборотень, которая продолжала бороться за свободу мутантов и их право на жизнь, учуяла беду с Чарли, и применив образ волка направилась на поиски своего собрата. Выйдя по следам к границе США и Канады, а там и не далеко до базы, Шелли решается спасти Волчека из лап людей, даже ценой собственной жизни.

Ответов - 23

Volchek: Будущее обернулось кошмаром. За последний год обладатели гена икс сдали позиции, люди отлавливали мутантов как бродячих собак и отправляли в неизвестном направлении. Больше никто не видел их. Чарли всегда считал себя везучим засранцем. Кто бы мог подумать, что этого везения будет слишком мало. Пару месяцев назад ему сели на хвост. Парня конкретно прижали по всем параметрам, так что пришлось уйти на дно. Он не настолько идиот, чтобы в одиночку переть против своих преследователей и тем самым позволить им схватить себя. Только мышка бежит в мышеловку, волк поступает умнее. Чак затаился на окраине небольшого городка, названия которого даже не помнил. Скопленных денег хватило на домик, продуваемый ледяным ветром во все щели. Хоть не в лесу жить, там труднее затеряться, а так, есть крыша над головой и уединение. Последние пару недель Чарли обитал там, стараясь походить на местных. Он бы там и на подольше остался, но в один прекрасный день Чез проснулся от стука двери о соседнюю стенку. Ветер ворвался в прихожую, а вместе с ним и снег. Ругнувшись, Росс с горем пополам втиснул ноги в джинсы. Было бы быстрее, если бы он предварительно снял кеды, но не судьба. Ткань штанов настолько замерзла, что даже гнулась с хрустом. В спешке парень сиганул в окно, свалился в углярку, выбил ногой дверь и бросился наутек, аж пятки сверкали. В волка он перекинется уже в лесу, в городе человеческие следы проще не заметить, да и проще спрятаться человеку, чем огромному черному волку. Далеко сзади едеи эскорт, чтобы схватить. Черта с два, Чак так просто им не сдастся! Пусть побегают, сволочи! Изо рта вырывались клубы пара, Росс бежал так быстро, как только мог, даже не оглядывался. Мутант перебежал улицу, из переулка выскочил местный полицейский. Отлично, фараонов тоже приплели. Брюнет бросился вперед, намереваясь просто оттолкнуть человека в сторону, но у человека были другие планы, он выстрелил. Чарли взбесился. Чез со всех сил сбил человека с ног и они вместе упали на замерзший асфальт. Он начал бить его кулаками по лицу, полицейский хватался за его плечи, пытаясь оттолкнуть от себя, но не тут то было. Чарли приподнял мужчину за ворот полицейской куртки и с силой удалил о землю. Раздался треск. Либо черепа, либо ледовой корки. Внутренний голос орал, что пора сматываться, визг шин уже в двух кварталах. Росс поднялся на ноги и рванул прочь, перебежал через дворы, перемахнул через двухметровый забор, огораживающий парковку торгового центра. Засада. Наряд, вооруженный до зубов наставил на Чака автоматы, он, глубоко дыша, наконец остановился и взмахнул руками, чтобы не упасть на скользком льду. Только теперь он обратил внимание на жар под ребрами. Горячая кровь струйкой текла по обнаженному торсу, пачкая джинсы. Но сейчас ему было посрать на это. Правда обрушилась на него тонной цементного раствора, мир сжался до клочка земли метр на метр, а волчье сердце забилось быстрее. Все, это конец. Прощай свобода. К черту! Пусть убьют сейчас, чем сдохнуть в клетке. Яростно зарычав, он ринулся вперед, намереваясь обратиться, но не смог. Почему? Ааааа! Приклад обрушился на его голову и Чарли Росс упал на землю. Один из мундиров, тот самый, что ударил по голове, стал надевать на Чеза наручники, его колено упиралось между лопаток и прижимало тело к земле. Жизнь стала запахом этой парковки, этого асфальта и этого зимнего дня. Из вредности Чак отказался самостоятельно вытащать свою руку из кармана джинс и пустил все силы на то, чтобы так просто браслеты на сковали его запястья. - Что ты там от меня прячешь? – противно спросил человек. Чарли оторвал щеку от асфальта и посмотрел на мундира. - Я от тебя прячу только две вещи, скотина: мой рот и мой зад, - за остроумность ему дали приз – ботинком по морде. Приятного мало, зато сказанул этом представителям легавых гадость, чем не прекрасная эпитафия? - Научись молчать, иначе можешь поплатиться, – шепотом сказал мундир и сплюнул в нескольких сантиметров от лица Волчека, еще раз обрушил приклад на многострадальные ребра парня и все же надел браслеты. Чарли начал рвать руки в разные стороны, но браслеты не поддавались. Адреналин бодрил получше энергетиков и заглушал боль, хотя бы на время. - Поднимайте, увозим. Дайте ему снотворного, а то если снова откроет свой рот я его пристрелю. – Двое мужчин в форме подняли Чака на ноги и волоком потащили к фургону. Когда делегация проходила мимо главного мундира, Волчек улыбнулся кровавой улыбкой и подмигнул. Парня швырнули в кузов, на падение ребра отозвались болью, а потом ничего не стало, только темнота и никаких мыслей.

Werewolf: На Земле царил полный хаос. Все было похоже как при второй мировой, но в этот раз у людей было более мощное оружие и в этот раз они были более поглощены яростью, нежели спасением своей страны. Они словно скот забивали мутантов, загоняя каждого в угол. Целая свора, гнала одиночку в тупик и потом как мамонта забивали либо насмерть, либо до полусмерти. Жить стало страшно, мутанты не знали куда уже прятаться, где скрыться, так как их все равно находили, били, одевали эти чертовы ошейники, сажали в надежные клетки и делали черт знает что еще. Мир был окутан тьмой, а земля покрыта кровью, все исчезало. Люди как саранча сносили все на своем пути, и даже те герои, которые когда то в прошлом яро защищали их, стали такой же жертвой как и их собраться. Будущего у мутантов нет, и Оборотень это знала еще тогда, но никто не слушал. Все считали ее монстром, бездушной убийцей, а теперь выходит что, бездушная убийца выручает своих друзей, врагов и даже тех кого не знала. Она спасала мутантов, пыталась как то помочь нуждающимся, не потому что возомнила себя спасительницей или святой, а потому что она знала, что она была всегда права и что сейчас не надо выпускать гордыню, она неуместна в этом случаи. Некоторые мутанты бежали на необитаемые острова, в надеясь найти там покой, некоторые отправились в другие галактики на поиски неизвестного, некоторые прятались как крысы в канализации живя рядом с дерьмом и отбросами, некоторые делали туннели под землей далеко за городом. Мутанты скрывались и даже наши супер силачи либо дали деру, либо были схвачены. Их истребляли как животных, на них ставили опыты как на лабораторных кроликах – жизнь мутантов превратилась в ад, а это ведь только начало. Сейчас задачей Шелли было лишь то, как спасти своих детей от смерти. Она жила ради них и ради них была готова умереть, поэтому последние месяцы блондинка прожила с Джейком и Изабеллой в лесу, глубоко в пещере. Чтобы прокормится, нимфе приходилось превращаться в волка и пробираться в ближайшие деревушки, воровать, даже убивать, лишь бы выжить. Она ощущала себя как в исторические дни, когда человек был охотником, а зверь всего лишь на всего добычей, вне зависимости хищник ты или нет. Пещера в которой укрывалось семейство Оборотня была большой и могла вместить в себя еще с дюжину мутантов, что в конечном блондинка и сделала. Она начала спасать одаренных, которые попадались в ловушки или были на грани смерти, приводила их сюда, помогала лечиться и набраться сил, и так теперь эта пещера стала убежищем для беглецов. К сожалению, эта пещера не сможет долго находиться незамеченной или не обследованной, рано или поздно сюда заявятся люди, поэтому следует искать новое, и так пока они не спасутся к чертовой матери. В одно зимнее утро Оборотень выбралась наружу в поисках нового места укрытия и заодно просмотреть деревушки по близости на количество пищи. Она в образе волка скиталась так целый день, пока внезапно не почувствовала приступ тревоги, который нахлынул неожиданно и со всей мощью. Волк остановился где то посреди заснеженного леса и замер, внюхиваясь в запах доносящийся с ближайшего городка. Навострив уши и чуть пригнувшись зверь медленно и аккуратно запрятался среди огромных камней и начал прислушиваться к различным звукам. Мертвая тишина в лесу позволяла уловить мельчайшее, и едва заметное движение, крик, звук со сторон где находились деревеньки и небольшие города. Внезапно где то в нескольких милях отсюда послышались выстрелы и крики о помощи, Оборотень молча стоял и слушал, пока в конечном итоге не ринулся на звуки доносящиеся откуда то с севера. Резко затормозив в нескольких метрах от места происшествия, волк увидел на снегу раненую девочку, лет одиннадцати или может тринадцати, а сзади нее бежала свора военных – А-ну стой чудовище – Орали они вызывая в Оборотне приступ гнева. Наверное она бы еще постояла и посмотрела бы, если бы мутант был старше, но бросать ребенка – это было не в ее стиле. Зверь выбежал на обозреваемую местность, показываясь перед всеми и не боясь, что его тоже могут подстрелить, и ринулся к девочке. Подбежав ближе, белый волк увидел лицо напуганного ребенка, который был укутан в старую и явно большую по размеру одежду. Лицо малышки было испачкано грязью, кровью, и когда зверь подбежал ближе, то смог разглядеть на оголенной части ее шеи, жабры. Закрыв ребенка собой, волк накинулся на двух ближайших и уже плотно подбежавших военных, не жалея их разодрав двум тварям горло, после чего вернулся к девочке и дождался пока та сядет на спину зверя. Почувствовав как ребенок крепко вцепился своими ручонками в шкуру волка, тот дернулся с места и молниеносно рванул куда то в чащу. Сбив преследователей с пути, Оборотень вернулась к пещере и превратившись обратно в человека, посмотрела на девочку – Ты в порядке? Как тебя зовут? – Тяжело дыша спросила нимфа крепко хватая нового «поселенца» за плечи – Мэри.. Меня зовут Мэри, но обычно меня называют Водяная – Напугано пропищала девочка, после чего Шелли улыбнулась и повела ее в пещеру – Тут ты пока в безопасности… - Отдав ребенка на попечение другим мутантам, Шелли вновь преобразилась в волка и направилась к выходу. Ее попытался остановить сын, но Оборотень лишь злобно зарычала на мальчика, а потом удалилась. Бродя по лесу и ближайшим городам несколько дней и ночей, Шелли присмотрела еще одно неплохое укрытие, но и оно долго не продержится. Город осадили, а это значит что в нем присутствуют мутанты или мутант, и блондинка не ошибалась. Она учуяла знакомый запах, но вмешиваться сейчас в грядущую потасовку было не разумно, поэтому Нельсон просто-напросто сбежала в лес. Затаившись там, Оборотень слышала абсолютно все: крики, выстрелы, даже учуяла запах крови, и после того как все успокоилось, она решила пройти на разведку. Уткнувшись мордой чуть ли не в сам снег, волк вышел на след, запах принадлежал Чарли Россу и это уже заставило зверя перепугаться за своего брата по крови. И наконец выйдя на место, где по всему видимому Волчека повязали, Шелли злобно зарычала, села на задние лапы и завыла, созывая свою стаю обычных волков. Вот кого-кого она в обиду не даст, так это своих. Через несколько часов с разных сторон вышли волки разного окраса, собираясь постепенно возле Оборотня. После чего стая во главе с Оборотнем рванула по запаху, который вскоре привел к границе США и Канады.

Volchek: Чарли снился чудесный сон, будто он бежит по лесу волком и нет ничего, кроме инстинктов хищника. Волком быть проще. Надо только укромное местечко, чтобы там обитать, источник воды и охотиться ради пропитания. Во сне Чарли просто бежал. Не убегал, никто не гнался за одаренным, он просто бежал вперед, чувствуя опавшие листья под мягкими лапами. - Твою мать, надо было не тянуть, а с самого начала уйти подальше в леса или горы. – простонал Росс и попытался поднять голову. Перед глазами стояла сцена на парковке, и чудился запах морозного асфальта. То чувство безысходности накатило ураганом Катрина, опять ускоряя сердцебиение. Паника усилилась от того, что не было важной части его самого, как будто ампутировали его инстинкты, связывающие Чеза с Волком, и теперь есть только Чак и волк, в строгом ошейнике где-то внутри. - Все кончено, признай. На этот раз ты облажался по-крупному, парень, - сам себе сказал Волчек. Открывать глаза совсем не хотелось, как будто правда окажется дурным сном, если навсегда зажмуриться. Глупо. Признав этот факт, Чарли открыл глаза. Яркий свет ослепил мутанта и парень прикрылся от него ладонью. Постепенно привыкнув к тому, что в помещении светло, Росс сумел рассмотреть обитель. Маленькая комната, все белое, вместо передней стены – стекло. Можно разбить и смыться. Волчек сел на полу, даже такое не значащее движение отозвалось волной боли по всему телу с эпицентрами в районе ребер. На лодыжке красовалась неизвестная штуковина, сорвать которую не получилось. Одежда на нем была новая. Серые штаны из плотной ткани и такая-же рубашка. На ней был номер – 72. Парень приподнял ее. На ребрах красовался багровый синяк, скорее всего парочка костей треснула, а чуть выше – дырка от пули, скрытая марлевой повязкой. Он подумал бы, что в больнице, но этому предположению препятствовали факты: А) Мутантов в больницах не обслуживают Б) В больницах не дают номеров В) Не очень-то похоже на палату Так-что это – нечто иное. Парень обреченно вздохнул, рухнувшие надежды пеплом разлетелись по ветру. Вот и миленько он закончил, а все так хорошо начиналось. Придерживаясь за стенку, он поднялся, смотря на стекло как на врага номер один. Может можно его разбить в волчьей форме. Чарли собрался с силами, потер руки и начал трансформироваться. Удар тока мамонтом потоптался по телу, растер волю в порошок и убежал, оставив одаренного корчиться на полу от боли и бессилия. Строгий ошейник волчьей сущности также имел функцию шоковой терапии. По ту сторону стекла: - Образец номер семьдесят два, Чарли Росс. Возраст неизвестен. Способности – оборотничество, ускоренный метаболизм, звериные инстинкты. Уровень опасности – выше среднего. В настоящее время уровень опасности – ноль. Электричество активируется, когда мозгу дается команда задействовать ген икс, ток блокирует такую возможность, замыкая цепь. Если сказать проще, то команда не доходит до мозга. – работник заведения сунул папку с данными в специальный кармашек возле двери. Он поправил очки на носу и встал перед другим человеком в дорогом костюме. - Он жив? – у костюма скрипучий голос, как ножом по стеклу. Он подошел к стене и приложил к ней руку как раз в тот момент, когда семьдесят второй поднялся на ноги. – Он может нас видеть или слышать? – человек отдернул руку, как будто его ошпарило утюгом. - Исключено. Образец полностью изолирован. Он под нашим контролем. – работник в белом халате ушел. Его шаги гулко отдавались в пустоте коридора. Почти за каждой стеклянной стеной было по мутанту. Все изолированы и лишены шанса использовать способности или контактировать. Костюм на этот раз уверенно подошел вплотную к стене и смотрел как образец поднимается на ноги, все время падая обратно на пол. Он противно улыбнулся и пошел вслед за Халатом. Ноги его не слушались, конечности как будто онемели. Теперь болели не только ребра, но и все остальное. Чак даже не знал, что столько всего может болеть. Пока он решил не вставать и просто поваляться на полу с закрытыми глазами, представить себе ночное небо с полной луной и посчитать звезды. Вместо сияющих огоньков небо было усыпано россыпью банок и бутылок. Рэд Булл, Гаторад, кола со льдом, холодная бутылка будвайзера. Столько приятных вещей. Разряд тока усилил жажду в несколько раз. Волчек простонал, облизнул губы и с пятой попытки поднялся на ноги. Дотопал до стекла и, прислонившись к прохладной поверхности левой рукой, правым кулаком ударил. Все, чего парень достиг – это покрасневший кулак и даже не дрогнувшее стекло. Паршиво. Одаренный взревел от переполняющих эмоций. Чарли давно не испытывал подобной ярости. Сейчас гнев помогал справиться и ему не было конца и края. Волчек зарычал, отошел на метр и с силой познакомил свое плечо с твердой поверхностью. Тот же эффект. Жизнь сузилась до одной цели – сломать преграду. В брюнете проснулось нечто, что спало до сих пор. Он оскалился и с ревом обрушил на стекло серию ударов. Комбо состояло из мощных пинков, ударами рук и плеча. Голову он решил поберечь. Второе комбо, хук справа, апперкот, удар ногой, плечом. K.O. Fatality! Да, да, да, Чарли оказался на полу с разбитыми кулаками, ноющими ребрами, кровоточащей раной и с нечеловеческой яростью. От злости Росс ударил ладонью по полу, тряханул головой и встал. Крохотные остатки инстинктов вопили, что за ним наблюдают. По ту сторону целый мир. - Зассали, засранцы? Слабо зайти и доказать, что вы не кучка очкастых невростеников? – крикнул он в пустоту и сразу почувствовал себя психом, разговаривающим с вымышленными персонажами. Наплевать. Одаренный размял шею и потер руки. Round two. Fight! Раунд два, повтор предыдущих событий и позорный проигрыш. Game Over. - Твою мать, я как щенок в на привязи! – он сидел на полу, поджав колени к груди и запустив пятерню во влажные от пота волосы. Укол в лодыжку, Чак посмотрел на свой браслет на ноге и моментально вырубился. Проснувшись, он нашел возле себя пластиковый стакан с водой и странного вида еду, которая смердела хуже общественного туалета. Воду одаренный выпил в два глотка, предварительно понюхав, а к еде и не притронулся, просто отодвинул ее в другой угол комнаты, чтобы воняло не так сильно. Еще один укол, снова темнота, а потом в комнатке опять стало пусто. Чез безразлично смотрел в стену. Ежу понятно, что сбежать не выйдет, сотрудничать он не станет, а влачить такое существование унизительно. Можно разбить себе голову о стенку, прокусить язык и захлебнуться кровью, или пробовать перекидываться в волка до тех пор, пока ток не остановит сердце. А чтобы наверняка, то сначала первое, а потом третье. Но это попозже, когда станет совсем невтерпеж. Парень безразлично доковылял до противоположной стены и рухнул, в процессе приземлился на пятую точку и прислонился спиной к поверхности. Номер семьдесят два устал, он измучен, покоцан, но спать по своей воли не может. Находиться взаперти омерзительно, а освобождение не принесет свободы. Неизвестно чем тут промышляют люди, но точно не обычным содержанием, как в исправительных учреждениях. Пока не совсем ясно что к чему, да и знать Волчек не горит желанием. Чарли стукнул затылком стену, стиснул зубы и ударил снова. Гнев безысходности горел адским пламенем в венах, перед глазами все плыло, хотелось ломать, крушить, разбить все вокруг и не останавливаться, пока вся злось не выйдет наружу. Это пламя сжигает изнутри, но сделать ничего нельзя. Волчек с горем пополам взял себя в руки и решил просто ждать. Пусть допустят лишь одну ошибку и это будет стоить жизней. Терпение вознаграждается, надо просто ждать случая.

Werewolf: Волк – это не только символ свободы, это так же символ преданности, отваги, самопожертвования и уверенности. Конечно к этим удивительным животным можно так же приписать и жестокость, жажду и лучше вам не попадаться им на пути, тем более в зимнее время года, когда питания едва хватает, чтобы прокормить стаю. Они разносторонние, но главная их черта всегда была преданность и семья. Они всегда придут на помощь своему, готовы пожертвовать собственной жизнью, ибо они ценят дружбу, которая образовывается между ними в стае. Волки единственные животные, которые никогда не изменяют своей второй половинке, они один раз в жизни выбирают ее и будут рядом, пока смерть их не разлучит, прям в прямом смысле. О них можно рассказывать часами, за ними можно наблюдать веками и они не перестанут вас удивлять. И не смотря на то, что ветер сильно поднялся, устраивая вьюгу на открытой местности, создавая трудности пройти к нужному месту положению, стая вместе с Шелли продолжали свой путь. Дикие звери остановились, и Оборотень обернулась, чтобы убедится все ли на месте. Взглядом белый волк дал сигнал, после чего пролез под оградой на территорию базы. Тенью двигаясь вперед, волк осматривался по сторонам, в уме подсчитывая сколько потребуется затратить сил и сколько необходимо будет устранить народу. По левую сторону от Оборотня точно так же двигались пять волков, все ближе и ближе подбираюсь к одному из корпусов, по правую в засаде сидели еще пара волков, дожидаясь сигнала Нельсон. Настоящая «армия» пришла спасать одного из своих, а это значит, что в этой битве они будут биться до последнего, пока их тела не падут на снег и не окрасят его, а это случится вряд ли. Конечно у людей было преимущество – оружие, но у стаи была – сила, ум и проворность. Шелли знала, что без жертв не обойтись и пусть эта стая ей стала семьей, она была готова пойти на любые жертвы, точно как и они, чтобы вызволить своего. Наконец добравшись до нужного Оборотню места, а это была довольно открытая местность и находилась она по центру четырех корпусов, зверь сел на задние лапы и ужасающе завыл, давая сигнал своим и привлекая внимание людей. Как работники базы услышали пронзительный вой, то тут же на осмотрительных площадках появились солдаты, вооруженные автоматами и снайперками. – Хей, здесь волк – Крикнул один и махнул в сторону белого зверя – Пристрелите его! – Раздались выстрелы, Оборотень резко вскочила на лапы и начала извиваться как змея, уходя от пуль. Затем в одном из корпусов открылась дверь, появился человек с автоматом целившийся в зверя. И зря он вышел вообще. Шелли устремилась туда, за ней из засады выскочило еще несколько волков. Жуткий вой разносился во круге, создавая на телах людей ряд мурашек. Животные словно озверели, они были похожи на мчащуюся смерть, которая сносит и уничтожает все на своем пути. Оборотень резко затормозила, позволяя своей «команде» напасть на человека и затем уже забраться на осмотрительную площадку, что в следствии так и произошло. Было лишь слышно жадное и агрессивное рычание, да выстрелы из автоматов и пистолетов, кто то на соседнем корпусе пытался попасть со снайперки в Шелли, но все было бесполезно. Зверь словно танцевал со смертью в обнимку, показывая людям свою ловкость. Наконец когда они поняли, что дело тут сложное, то раздался сигнал тревоги. На улицу выбежал отряд солдат, выстроившись в ровную линейку напротив диких зверей. Атмосфера накалилась, в воздухе запахло смертью и страхом, будоража в животных кровь. – По моему сигналу! – Крикнул один из старших, в момент когда Нельсон прижала уши и злобно зарычала, давая точно такой же знак своим. Минуты затянулись, все было как в замедленной видеосъемке, командир поднял руку, Оборотень пригнулась к земле и… Раздались выстрелы, звери рассредоточились в разные стороны, начали нападать на людей, валить их на снег, грызть их глотки. Раздавались визги боли, несколько волков пали на землю и этим самым еще больше разжигая огонь в Нельсон. Настоящая каша начала происходить во круге и сквозь всю эту какафонию Оборотень пробиралась к командиру. Накинувшись на него, пока тот не ожидал, она повалила его на землю и надавила мощной лапой на горло. Человек внимательно посмотрел в глаза животного и разглядел в них нечто человеческое, после чего с хрипотой заорал – Мутант! Убейте.. Этот волк – мутант – Шелли еще агрессивнее зарычала и оскалившись посмотрела на человеческую шею, на большую вену. Выстрел, белый волк резко отскочил в сторону, позволяя командиру отползти в сторону и схватится за пистолет. – Твою мать, живучие ублюдки! – Подумала она тяжело дыша и вновь несясь в бой. Человек наставил на зверя дуло пистолета, готов был уже нажать на спусковой крючок, как сзади его схватил другой волк за плечо. Мужчина вскрикнул от боли и пользуясь моментом, Оборотень накинулась на него, смыкая свои челюсти на глотке человеческого-урода. После того, как закончив с главнокомандующим, белый волк рванул в главный корпус, чувствуя запах Волчека. Незамеченно добравшись до входа, зверь обернулся и заметил значительное число жертв с людской стороны – Идиоты, думают что волка легко убить… - Зная что все будет в порядке со стаей, Шелли вошла внутрь здания и медленно, бесшумно начала продвигаться вперед, пытаясь уловить среди вони сырости и плесени запах Чарли. Таким образом волк добрался до камер, где держали мутантов, и увидев количество заключенных ввергло животное в шок. Тут были многие и сильные и слабые, вид у них был как у смертельно-больны. Шелли хотела бы вытащить их всех, но не могла – время не хватит. Она сюда пришла лишь за одним, значит и будет держаться этой позиции. Добравшись до камеры с номером семьдесят два, Оборотень остановилась и увидела знакомое лицо. Прижав уши и хвост, она подошла ближе к камере и просунула часть морды через решетки – Чарли – Мысленно передала она ему сообщение, чтобы как то привлечь внимания к себе – Ты в порядке? – Зверь жалостно смотрел на раскрывшуюся перед ним картину, и от этого хотелось выть. Через мгновение волк трансформировался и перед камерой уже сидела девушка, тянувшая свою руку к тому, за кем пришла.

Volchek: Волчек сидел в углу камеры, весь притихший и угнетенный. Недавний пыл пропал до поры до времени. Все, что оставалось – это томительное мерзкое ожидание неизвестного. Боль не давала заснуть. Такое ощущение, как будто кто-то поместил дрель внутрь парня и она нещадно сверлила плоть во всех направлениях сразу. Чарли сжал зубы и закрыл глаза. Боль вырисовывалась красными вспышками за закрытыми веками. Бесит. Парень скрипнул зубами и отвернулся к стенке. Тем временем по ту сторону стекла к Чаку шел Белый Халат в сопровождении одного Мундира. Халат насвистывал странную мелодию и протирал белым краем подола очки в металлической оправе. Мундир вышагивал четко и одну руку дежал на пистолете. Делегация подошла к обители мутанта и Халат вытащил папку. Бегло пролистав содержимое, он сунул ее подмышку и, нажав на несколько кнопок, открыл вход. В стекле образовался проход, но Чарли не обратил на это внимания. - Семьдесят Второй, пора на процедуры, - пропел Халат, но Чак и ухом не повел, продолжая сидеть в том же положении. Ученый нацепил очки и жестом дал знать Мундиру, чтобы подошел и исправил ситуацию. Человек кивнул и рывком поднял Чеза на ноги. Такое резкое движение вызвало потемнение в глазах и резкую боль. Кажется, это уже не дрель, а бензопила, превращающая внутренности в фарш. Ноги предательски подкосились и парень всем весом навалился на Мундира. Он сморщился, за шкирку поднял мутанта и, уперев пистолет в спину, вывел из камеры. Волчек следовал, еле переставляя свинцовые ноги и одной рукой прижимая ребра. - Все очень просто. Несколько тестов, потом пара вопросов. Через пол часа сможешь вернуться к себе, - он говорил так, будто они с Чаком лучшие друзья с пеленок и идут сдавать кровь на анализ. Парень остановился и посмотрел на Халата с явным презрением, за что получил толкок в спину и в результате чуть не поцеловался с полом. Мысленно обласкав их обоих пятиэтажным ругательством, Чарли потопал вперед. Его провели по тускло освещенному коридору, прокатила на лифте до следующего этажа, они несколько раз повернули и оказались в лаборатории. Волчека усадила в кресло и пристегнули одну из рук кожаным ремнем. Парень дернулся и поднял глаза на Халата. - Док, я уколов до смерти боюсь, - наврал Чак, но его честные глаза во всю заявляли, что это – чистейшая правда. - Правда? – его глаза округлились от удивления. - Ничего, ты даже не... - А вы? - Что? Парень свободной рукой схватил со столика с инструментами шприц, всобачил его Халату в шею и нажал на поршень. Что было там, он и понятия не имел, да и какое ему дело? Врач осел на пол, смотря на Волчека испуганными глазами загнанного грызуна. Чарли быстро отвязался, вооружился скальпелем и рванул к выходу, снес по дороге какие-то приборы, вылетел из лаборатории и рванул по коридору. Его остановил удар тока, тело парня выгнулось в спине, рука, сжимающая скальпель, разомкнулась и желазяка упала на пол. Следом за ней свалился и Росс. К нему подбежала кучка Мундиров. Одного он узнал. Именно ему парень нахамил на парковке. Жаль только, что сейчас он не в состоянии сказать пару ласковых. - В клетку его. Утром возьмут образцы, а потом...Расстрелять этого ублюдка, он с самого начала напрашивался. – Он резко развернулся и зашагал прочь. Короткие разряды все еще пробегались по телу. Два солдата взяли одаренного под руки и потащили куда-то. Волчек периодически отключался. Потемневший мир кружился как карусель и тошнта подступала к горлу. Чак опустил голову и закрыл глаза. Но и так оставалось ощущение, что мир вертится с неимоверной скоростью. Его спустили вниз и швырнули в клетку, прямо на цементный пол. Все таки поцеловался с полом. Это определенно судьба! Росс пришел в себя только через несколько минут. Он чувствовал слабость и холод. Ухватившись за прутья решетки, он поднял себя на ноги. Ради пробы потянул железки в разные стороны. Такие прутья ему не согнуть. По крайней мере не сейчас, не в таком состоянии. Вот сейчас сюда бы ключик от волшебного браслетика, хилера и еще пару парней, вот тогда задумка бы удалась. Все еще держась за решетку, Чез сполз обратно на пол. В сидячем положении мутит меньше и мир почти стоит на месте. Пробегавший мимо паук залез на его штанину и пополз вверх. Волчек посадил его на ладонь и с отсутствующим взглядом смотрел, как насекомое в панике ползает, но не может убежать, потому-что Чак не позволяет, подставляя ему на пути свободную руку. В голове звучало одно единственное слово: «Расстрелять». Факир погиб, фокус не удался. Раз все кончено, хоть прощальный ужин бы дали, жмоты. Умирать жалко, но были хорошие моменты, за которые не жаль расстаться с жизнью. Врубившаяся сирена не вызвала у мутанта эмоций. Наверное какие-то умники решили смыться, или учебная тревога. Парень так и продолжал играть с пауком, мучая бедное насекомое. От игры его отвлекли два горящих в темноте глаза. Сначала ему показалось, что электрический удар вышиб ему остатки мозга и начались зрительные и слуховые галлюцинации, но когда вместо волка появилась до боли знакомая девушка, Чарли дрогнул. Паук воспользовался моментом и сбежал от мучителя в темный угол. Чтобы не выглядеть тряпкой, мутант поднялся на ноги и подошел к ней, ступив в круг желтоватого света от лампы. Их разделяли только прутья клетки. Волчек взял протянутую руку в свою и опустил глаза. Значит стая здесь. Он не мог, не имел права позволять им рисковать ради себя. На их месте он первый ринулся бы выручать своего, но он на своем месте. - Шелли... – хриплым шепотом произнес Волчек. Ему показалось, что он сто лет не разговаривал и забыл свой собственный голос. Он звучал так странно и неправильно в этом месте. – Шелли, зачем? Уводи стаю. Спасайте тех, кого еще можно спасти. Не позволяй стае подставлять шкуры под пули из-за меня. Послушай, я рад, что смог тебя увидеть и бескрайне благодарен за то, что вы пришли сюда, но... Не надо, я сам виноват, что оказался в этой дыре. Уходите, пока не прибыло подкрепление. Уверен, ты найдешь дорогу назад, - Чарли сделал шаг назад и его поглотила тень. С этим браслетом он лишен сил. Парень был почти уверен, что попытка снять его подарит еще одну шоковую терапию. Первые две ему не понравились и он не горел желанием получить добавку. Как бы сильно волк в нем не желал свободы, человек не хотел платить за нее жизнями сородичей. - Уходи, я сказал! – рыкнул Волчек из темноты. Прежние приступы злости вернулись, хотя способности были заперты где-то внутри. Видимо, волчий темперамент оставил свой след на характере Чарли. Ему стало не по себе от того, что он так грубо рявкнул, поэтому Росс повторил, но уже спокойно и ровно: - Не заставляй меня повторять в третий раз. – попрсил он. Из тени Чак видел фигуру Шелли в круге света. Он был несказанно рад, что смог мысленно попрощаться, но честно, лучше бы это было только лишь галлюцинацией. И как только ей удалось его найти?

Werewolf: Когда судьба нас ставит в трудное положение, нам необходимо принять правильный выбор, принять трудное решение, даже если оно будет стоить кому то жизни. Без смерти – нет побед, по этому принципу жил любой волк, любая стая. Взять тех же волков, что сейчас находились на улице и принимали весь огонь на себя, они были бы согласны с мыслями Нельсон. Их никто не заставлял идти на самопожертвование, они сами избрали такой путь. Даже Шелли, была готова сейчас сесть за решетку, не боялась этого, только лишь бы вытащить Волчека из клетки. В любом случаи, он еще молод и у него вся жизнь впереди, а Шелли.. Она уже прожила не один век на этой планете и поэтому терять собственно говоря нечего. Она готова была опять подставить себя под пулю, если это потребуется, но Чарли.. Чарли она не бросит, как бы он не возражал. С улыбкой смотря на то, как Росс поднялся, гордо как настоящий волк, и подошел к решетке вызвало у нимфы некую долю радости и слез. – Чарли, спокойно – Проговорила она, видя в глазах молодого мутанта что то необузданное, то ли страх – то ли злость. – Не глупи, дурак – Девушка сжала своими пальцами решетки и оскалилась. – Ты знаешь правила стаи, своих не бросать – Она медленно выпрямилась во весь свой небольшой рост и мрачно взглянула в глаза парня. – Они пришли сюда не потому что их заставили, а потому что это их долг – Он отступил, углубился во тьму и блондинка начала внутренне паниковать. – Я не уйду! – Твердо проговорила нимфетка еще сильнее сжимая прутья клетки. Но молодой человек лишь еще сильнее и громче рыкнул на нее, заставляя Оборотня слегка подпрыгнуть на места. Закрыв глаза, она прижалась лбом к решетке и сделала несколько глубоких вдохов, после чего не сказав и слова превратилась в волка и убежала. В голове до сих пор крутились его слова «Уходи», они как волна накатывали снова и снова, с каждым разом становясь громче. Несясь в образе волка по коридорам, Шелли приняла решение взять удар на себя, главное было сейчас достать два ключа, от клетки и ошейника. Она подбежала к выходу и завыла, так громко, как только могла, привлекая внимание солдат на себя. Глаза зверя увидели трех падших собратьев и еще десяток пришедших на подкрепление. – Хотите играть по крупному, хорошо… - Волк ринулся обратно на улицу, его белая шкура позволяла сливаться с местностью, что давало фору в избежание оказаться застреленным. – Снайпера сюда, черт бы вас побрал. Стреляйте в белого волка, он главный тут – Крикнул солдат указывая рукой в сторону зверя, который несся прямо на них. – Я не могу прицелиться, вьюга мешает – Проговорил снайпер по рации, целясь в Шелли – Стреляй, стреляй – Раздался выстрел, затем откуда то из вьюги визг. Белый волк повалился на землю, тяжело дыша он смотрел куда то перед собой – Вставай Шелли, подымайся же… - Монстр начал подбадривать девушку, и буквально через минут десять может меньше, пуля сама по себе выскочила из тела, а рана затянулась. – Пока я не вытащу своего – я не могу умереть – Подумала Нельсон с трудом подымаясь на свои лапы. В глазах все плыло, но не от недавнего шока от выстрела, а скорее от опьяненной ярости. Вновь вой, которой оповестил стаю о немедленном нападении, и поиске человека с ключами. – Твою мать, у белого волка регенерация – Проговорил кто то из военных и тут из белой тьму раздался утробный рык, после появился и сам его обладатель, накинувшись сразу на трех мужчин в форме, с такой яростью и жаждой, которая редко появлялась в Оборотне. Она буквально превратилась в машину убийства, снося и уничтожая все на своем пути. Жадно вгрызаясь острой челюстью в глотки своих жертв, волк упивался их кровью набираясь сил. Наконец когда ряды военных начали редеть, а стая наоборот казалась больше, Шелли подбежала к двум своим собратьям и взглядом словно сказала «За мной». Через пять минут они вновь оказались в корпусе где держали Чарли, отправив одного волка к его клетке, Шелли приказала следить за ним и никого не подпускать близко, второго волка она поставила на входе, чтобы если что тот предупредил их, а сама рванула в главную часть корпуса. На пути ей попалась охрана, с которой волк опять же расправился без всякого сожаления. У нее осталось в запасе еще десять минут, после чего сюда прибудет вся военная служба, в том числе наверно и плененные супер-герои наши. Силы будут уже не равны, если только не выпускать монстра, а Нельсон этого не хотела. Спустя несколько минут она пробралась в главную комнату, превратилась обратно в девушку и начала впопыхах искать запасные ключи. – Они должны быть здесь.. Должны мать вашу – Открыв какой то ящик, девушка увидела там досье и первая строка которая упала на глаза, ошеломила – Джейк Аллердис? – Нервно начав перебирать досье, девушка обнаружила там так же и свою дочь и себя и своих друзей. Всех кого она знала и кто был рядом с ней долгие годы, находились сейчас под наблюдением правительства и в очереди на отлов. – Ну вот моих детей то я хрен им дам… - Ударив кулаком по столу блондинка медленно опустилась на колени и попыталась усмирить ярость, как на глаза попался потайной ящик. Нащупав на столе какие то примочки, девушка вскрыла его и к великому счастью там оказались два, уже старых-ржавых ключа. Схватив их Нельсон выбежала из комнаты и побежала прямиком к Волчеку. Оказавшись у его клетки, Оборотень вскрыла замок и вошла внутрь – Я сказала, что мы не бросим тебя – Подойдя к молодому человеку и сев перед ним на колено, она вставила странно-образной формы ключ в ошейник и повернула его. Красные лампочки на ошейнике потухли, раздался щелчок и шея Росса вновь была свободна. – А теперь пора, у нас осталось максимум шесть минут – Рывком схватив Чарли за руку, девушка подняла его на ноги и потянула за собой, одновременно кивнув волкам, чтобы те шли впереди.

Volchek: Сколько волка не корми, он будет жаждать свободы, даже если запереть его в золотой клетке и нацепить на шею платиновый ошейник со стразами от сваровски. Ничто не приручит его. Волчек готов был ждать помощи, но вот помощь прибыла, и он так просто от нее отказывается. Гордость - часть волчьей натуры. Чарли не может дать другим страдать за него. - Я спокоен, Шелли. – бесстрастно сказал он, с нерушимой решительностью смотря ей в глаза сквозь прутья клетки. Вроде просто железная решетка, но для Чарли эти трубки стали преградой между ним и жизнью. – Может я и дурак, раз попался им, но я упертый дурак. Так что нет. Ты уйдешь, а я останусь тут. Ты уведешь стаю, хотя бы ту ее часть, что еще осталась. - Он говорил уверенно, отчеканивая каждое слово. У нее есть семья, о которой надо заботиться, тем более в нынешнее время. А у него есть только дядя, который наверное сейчас курит гашиш где-нибудь в Бангладеше, или поит водой детей в Нигерии. - Я знаю законы стаи. Но сейчас я протестую. Уведи их, пока они живы, - Чак прильнул к решетке, снова ступив в круг света. Его глаза странно блестели, игра света и тени на лице. Он внушительно посмотрел на Оборотня и прошептал: - Сейчас там, снаружи, их убивают. И это – самое лучшее, что могут сделать эти люди. А если их схватят? Опомнись, лучше пусть попаду я один, чем десяток наших. А вдруг поймают тебя? Как же тогда твоя семья? Ты оставишь детей без матери из-за меня? Шеллс, ты знаешь насколько я принципиален. Я же себе этого не прощу. – Чез тяжело выпустил воздух из легких, - Подумай и выбери меньшее из двух зол. Уходи! Разворачивайся и беги! Я сам выберусь. - Парень закрыл глаза, чтобы не видеть как она уходит. Внутри жажда свободы вопила, что он законченный придурок, ангел на левом плече подбадривал и говорил, что Чак поступил правильно, а вот дьявольское отродье на левом шептало, что надо позвать Шелли и выбраться во что бы то ни стало. Когда ее шаги затухли, он опустился обратно на пол и стал рыскать руками в поисках паука, с которым они так чудесно играли, но этого проказника и след простыл. Обидно, черт подери, хоть какая-то компания была. Не так уж и страшно, заведет себе других питомцев. Волчек был почти уверен, что тут водятся мыши. Чарли лег прямо на пол и сложил руки на груди. Он стал рассматривать трещинки на потолке и узоры тончайшей паутины в углах. Ему подумалось, что примерно в такой позе его и похоронят завтра. Прямо в деревянном ящике. Расстреляют и закопают в лесу. На свободе он окажется только ногами вперед, а может и назад, смотря какой стороной вынесут. Шелли не надо об этом знать, как говорится, чем меньше знаешь, тем крепче спишь. Парень похлопал себя по пустому животу. В этом жесте было столько сожаления о последнем ужине. Его последней едой был бигмак, а так жаль, что не стейк с кровью. Что уж там, это не поможет и не улучшит настроения. А на казнь Чарли решил пойти с улыбкой на морде. Думая о всем этом Чак не заметил, как содрал чудом державшийся бинт с раны и теперь водил пальцем по краю дырки от пули. Кровь сочилась и впитывалась в ткань футболки. Больно, но не так, чтобы совсем. Вставать, ходить и дышать намного больнее. Одаренный закрыл глаза и представил себе как стоит, не в силах ничего поделать, а на него направлено дуло винтовки. Как раздастся выстрел и он упадет на землю, мертвый, или не совсем. Но все равно умрет от потери крови. Наверное будет не так страшно, как ждать смерти. Больно наверное не будет. Впервые Чарли по-настоящему задумался о том, что будет там. Он склонялся к идее, что там будет просто ничто. Чак умрет, но мир из-за этого не перевернется. Мутант начал мысленно со всеми прощаться, прокручивая самые хорошие моменты своей жизни, подобно киноленте. От этого стало тоскливо. Скольких людей он не ценил, сколько раз все портил. Фильм жизни Чарли Росса остановился в самом начале. Это Шелли нажала на паузу своим появлением. Чак даже глаз не открыл, просто застонал и сжал челюсти, - Просто уйди, я буду в полном порядке, - бесчувственно проворчал Чез, зная, что даже с такого расстояния его услышат. Глаза он продрал только когда в замке повернулся ключ. Росс непонимающе открыл сначала один глаз, бровь моментально сползла наверх. Не успел он открыть второй, как с него уже сняли ошейник. Свободен! Да! Да! Он чувствовал, как дар струйкой пополз из своей собственной клетки. Сил пока-что было маловато, боль сковывала все тело, но никто не спросил его. Парня просто вытащили силком и потащили к выходу. Бежать еще больнее. Противные сгустки темноты то и дело плясали перед глазами. - Я тебя ненавижу! Ты невыносимо упряма и безрассудна! Но... Спасибо. – сквозь хриплую отдышку протараторил Росс, одной рукой держась за пострадавший бок. От такого темпа рана расшевелилась и пыталась дать о себе знать – кровь поднималась по глотке вверх, но Чарли сглатывал ее снова и снова. Его на ногах держала только сама мысль, что если он и умрет, то не тут и не сейчас. Шанс снова попасть на волю пьянил похлеще водки. На пути одаренных встретились два мундира. Волчек взял на себя того, что слева. Он просто сбил его с ног, быстро вырвал оружие и застрелил. На большее пока-что силенок не было. Мутант зашелся кровавым кашлем и вытер рот рукой. Надо бежать, пока есть силы. Чак оставил себе винтовку и побежал вслед за Оборотнем. Ноги заплетались и Росс чудом не падал на пол. Он понимал, что надо уйти, пока сюда не подтянулись все силы противника. Они вместе выскочили на улицу и глазам Волчека открылся вид на снег, окрашенный кровью его сородичей. Чарли резко остановился и застыл, не в силах пошевелиться. Несколько тел лежали на снегу. Еще никто и никогда не умирал за Чарли. Он сглотнул и с долей вины посмотрел на Шелли. Все они пришли ради него, и вот теперь некоторые уже не вернутся. - Надо их забрать. Нельзя оставить их тут, - мрачно проговорил Чез слабым голосом. Он не хотел смотреть на их тела, но заставлял себя. Ему было наплевать, что люди приближаются, что вокруг свистят пули, и что, даже выбравшись наружу, он может навсегда остаться здесь, напичканный свинцом под завязку. Росс сплюнул немного крови на белый снег, вытер ладонью губы и стал кашлять, согнувшись пополам и уперевшись руками в колени. Винтовка упала из рук и валялась на снегу, слегка припорошенная белыми хлопьями.

Werewolf: Гордость такая вещь, которая может загнать вас в тупик. Она может загнать вас к пропасти, из которой будет вести лишь одна дорога – смерть. Порой мы сами не замечаем как подгоняем часы свой кончины, всякий раз выставляю свою невозмутимость перед лицом опасности. Нам всегда кажется, что мы лучше справимся с заданием, чем кто либо другой, но поверьте не всегда так. Порой просто необходимо звать на помощь, порой нужно уметь принимать протянутую вам руку товарища, который готов вместе с вами преодолеть все преграды. Так же и Шелли, так же и стая находящаяся на улице, они готовы были протянуть свою руку помощи, свои жизни для того чтобы вытащить своего собрата. Она тянула его за собой, словно маленького ребенка, спасая от нависшей их головами угрозы. Его слова, которые эхом ударялись об стены заставляли блондинку надменно улыбнуться – Я тебя тоже люблю, Чарли – Сарказмом проговорила она на его «ненавижу» и неожиданно на них вышло двое человек, одетые в униформу и наводя прицел готовы были уже открыть огонь. Выпустив руку Росса девушка пригнулась и ловко обогнув одного из солдат остановилась позади. Резким движением руки она схватила парня за голову и без колебаний свернула шею, после чего посмотрела на Чака. Прищурившись она обратила внимание на его кашель, а затем взгляд сам собой упал на рану – Болван! Ты ранен и ничего мне не сказал – Завопила блондинка подходя к молодому человеку и прикусывая свою нижнюю губу, она сняла с плеч кофту – Держи и прижми сильнее. Протяни до леса, там я обработаю тебя – Она не дожидаясь ответа двинулась вперед вслед за двумя волками, которые остановились на следующем повороте и обернувшись выглядывали своих. Когда нимфетка показалась, те вновь дернулись вперед, а Нельсон то и дело постоянно оборачивалась назад, в надежде что Чарли не отстает – Я не рассчитывала на то, что он будет ранен – Подумала она закатывая глаза к верху и стараясь не сбивать дыхание при беге – Ну не рассчитала такую маленькую деталь, подумаешь – С издевкой проговорил монстр и Оборотень невольно зарычала. Вот только приколов со стороны Короля ей то и не хватало для полного счастья. Наконец добежав до железной двери нимфа ударилась в нее ладонями и силой отодвинула в сторону давая проход свету. От яркого свечения Нельсон прищурилась и выйдя на улицу осмотрелась по сторонам, как глаза начали привыкать к свету она увидела несколько трупов своих собратьев. Это вызвало внутри бешенство и отчаянье, она обернулась к Чарли и уверенно посмотрела на него. Что же, он ранен и не сможет сейчас превратится в волка, а значит его сил будет маловато против армии солдат. – Заберем Чарли – Резко ответила она превращаясь в волка. Злобно зарычав зверь помчался к стае, которая с трудом справлялась с подоспевшей подмогой людей. Она накинулась сзади на какого то молодого паренька, который явно еще не умел правильно держать оружие, перегрызая ему сонную артерию, Оборотень метнулась в другую сторону. Силы были на исходе, дыхание начало сбиваться и она понимала, что все может сейчас закончиться. Завыв, зверь подал сигнал своим чтобы те рассредоточились и кто отступил от боя направились к телам своих, чтобы забрать их. Один волк подошел к Чарли и уткнулся своим мокрым носом в его щеку, заставляя молодого человека обратить на себя внимание. Пока одна часть стаи оттаскивала раненных и убитых за границу базы, Шелли и оставшаяся половина пыталась противостоять врагам. – Лучше убегать Шелли, вы не справитесь. Вас осталось десять, а их тут человек тридцать – Проговорил Король и был прав, пора отступать. Оборотень метнулась в сторону Чарли и волка, который служил сейчас опорой для молодого паренька. Она агрессивно схватило его за ворот рубашки и потянула на себя, заставляя Росса сесть сверху. Утробно зарычав давая понять молодому человеку, что отказы она не принимает, поэтому как только почувствовав на себе вес человека, зверь сломя голову понесся вперед к сетчатому забору – Держись за шкуру только крепче, будем прыгать – Подала она телепатическую мысль Чарли в голову и прижав уши, старалась увернуться от выстрелов солдат. Рядом с белым волком вровень бежали еще двое, прикрывая вожака от пуль, которые всякий раз так и норовили попасть в Оборотня. – Вы совсем ослепли? Стреляйте в парня! – Орал командир во все горло и его слова смешивались со снежным вихрем. Взгляд животного был устремлен наверх, дыхание было обрывистым и уставшим, но Шелли собрала в себе все силы, чтобы перепрыгнуть преграду. – Держись! – Телепатически крикнула она и мощным толчком задних лап, зверь взмыл вверх. Внезапно все словно остановилось, и Нельсон почувствовала как над головой, всего в паре миллиметров пролетела пуля, вторая пуля пролетела прямо под брюхом, задев заднюю лапу, зверь невольно взвизгнул. Когда лапы почувствовали снег, Оборотень свалилась на бок и тем самым скинула с себя Чарли. Повернув морду и посмотрев в глаза молодого человека, которого тут же подловили с обеих сторон двое волков, тянущие за собой в чащу леса – Иди, я вас догоню – Смотрела она ему в глаза лежа неподвижно – Проваливай сказала – И Злобно зарычав она кинула взгляд на стаю, которая поняв намек углубились в лес. Превратившись обратно в человека, Шелли резко схватилась за голень и сжала ее, морщась от боли. Послышался щелчок открывающихся ворот и она моментально устремила туда взгляд. – Пора убираться Шелли – Проговорил Король и девушка с трудом поднялась на ноги, рана уже начинала медленно заживать выталкивая из плоти свинец, но боль по прежнему продолжала проходить вдоль ноги и подавая болевые импульсы в мозг. – Давай – И резко рванув куда то в кусты, она притаилась и дождалась пока несколько вояк пройдут вдоль забора, и пока они не скрылись из вида Нельсон отгоняя боль подальше рванула в лес.

Volchek: Внутри начал разгораться настоящий пожар, с очагом в месте дырки от пули, прямо за сломанными ребрами. Жар поднимался вверх по пищеводу и Чарли зашелся кашлем, выплевывая алые искры. Он утерся рукой и вытер выпачканную ладонь о свою одежду. Дар просыпался, но медленно, как будто из комы выходил. Что же, так наверное и было на самом деле. Волчек передернулся, чувствуя, что ненавидит этих людей. Все, в чем он был виновен, так это в том, что отец наградил его своим генофондом. Папа не виноват. Чак плохо помнил его, и не чувствовал ничего по отношению к родителям, но винить их в своих неприятностях глупо. Сам виноват. Говорили ему - беги в леса, спрячься в скалистых пещерах и не высовывай носа. Он так и сделал бы, да помнил, как жил волком. Чарли почти что стал зверем и забыл, каково это - быть человеком. Слишком приятно бегать в чаще, охотиться и поддаваться инстинктам. Не катит, нельзя склоняться к какой-то стороне, надо быть на грани. Чез непонятно усмехнулся и посмотрел на рану.  - Царапина, только и всего. Нахамил не тому человеку. - нахамил, еще не то слово. Между этими двумя моментально возникла неприязнь. И все, чего хотел Волчек - это разодрать этого урода в клочья как паршивую овцу. Парень пытался держаться в стороне от войны, но настало время выбирать - либо он со своими, либо нет. Гуманность не вариант. Есть поступки, которые порождают цепную реакцию. Знакомьтесь, Чарли Росс, цепная реакция. Если бы только перекинуться, тогда силенок бы прибавилось, да и боль не была бы такой сильной. Парень скрипнул зубами и отвернулся. Шелли открыла дверь и волны прохладного воздуха наварили на Чарли, возвращая желание оказаться на свободе. За свободу надо платить, и в данном случае плата слишком высока. Любой опытный вор скажет, что если цена расплаты больше выручки, дело гнилое, не стоит даже браться за него. В стае свои понятия и законы. Своих не бросать, что бы ни случилось. Это наверное, самое важное правило. Ни один волк его не нарушит. По крайней мере ни один из тех, кого Росс знает лично. Парень сглотнул пригоршню собственной крови и скривился так, будто таракана проглотил.  Темнота перед глазами рассеялась, в основном благодаря подошедшему волку. Оказалось, что мутант сполз вниз и принял сидячее положение. Он ткнулся мордой в щеку Чарли и парень улыбнулся. Он тоже хотел превратиться в зверя, чтобы не быть бесполезным ковриком.  - Спасибо. - всех в лице одного поблагодарил брюнет и заглянул в волчьи глаза. Чарли попытался найти способ перекинуться, но не смог. также он не мог смотреть туда, где его сородичи сражались с людьми. Отвернуться просто, а вот слух выключить никак. Волчек плотно сжал челюсть, но подоспевшая порция кровавых капель заставила его сплюнуть алую массу на снег. Приступ кашля свернул внутренности в плотный морской узел и накрыл мутанта волной боли. Так и привыкнуть можно. Взгляд парня впился в белого волка, который приближался все ближе. Чак оказался на спине волчицы. Он честно хотел бы найти другой способ передвижения, но Шелли слишком упряма, да и он в безвыходном положении.  - Ладно, но если что-то пойдет не так, то брось меня и уноси ноги. - сказал Волчек таким голосом, что было ясно, спорить бесполезно. Чез сжал шкуру белой волчицы и закрыл глаза. Ветер бил в лицо и можно было представить, что это  он сам бежит. Открыть глаза его заставил голос знакомого мундира. Парень издал утробное рычание и сузил глаза, подумывая, а не спрыгнуть ли ему сейчас, чтобы как следует надрать этому кретину его тощий зад? Пока он думал, произошло сразу несколько вещей: пуля задела Шелли и они скалились в снег, пока Чарли пытался понять что случилось, его уже подхватили два других волка.- Нихрена! Моя очередь быть упрямым! - Злость накатила такой сильной волной, что Росс забыл про то, что харкается кровью, ей же истекает, да еще ребра по-идее болят.  - Отпустите, я сказал! Всем хвосты купирую, если не отпустите! - рыкнул он и с горем пополам вырвался из хватки волков. Действуя на приливе адреналина, злобы и еще неизвестно чего, Волчек стрелой метнулся назад. Он прыгнул вперед и в воздухе перекинулся в очень крупного черного волка. В два больших прыжка он оказался рядом с Шелли. С грустью в золотисто-желтых глазах Чак ткнулся носом ей в плечо, но потом учуял приближение мундиров и зарычал. Боль отошла на задний план, сейчас Волчек видел перед собой лишь отряд своих мучителей во главе с главным отморозком. Вот ему точно надо башку купировать. Волк прижал уши и встал в стойку, готовый кинуться на них. Чарли не любил оставаться в долгу, тем более в таком неоплатном, как перед стаей. Быть ковриком сейчас не вариант. Сейчас надо собраться и что-нибудь предпринять. Самое разумное - забрать Шелли и убежать со стаей, но нет гарантий, что летящие во все стороны пули не попадут в кого-нибудь из своих. И оставлять безнаказанным главного мундира не хотелось. На решение было несколько секунд. Чарли бросил взгляд на Шелли, потом посмотрел на мундира, затем снова на Шелли. Волк взвыл от негодования, пригнулся, подхватил Оборотня на загривок и бросился в лес, пока не закончился адреналиновый драйв. Биться с людьми было слишком рискованно и опасно, преимущество на их стороне, но Чак пообещал себе, что найдет урода, который переломал ему ребра и отплатит ему сполна. 

Werewolf: Война – это когда каждому дан шанс проявить себя и доказать, что он должен выжить в этом чертовом мире. Именно борясь за собственную жизнь, люди раскрывают в себе удивительные таланты, способны приспособится к любой атмосфере жития. Именно война закаляет в нас дух, но иногда она же и губит нас, превращая из людей монстров, подталкивая тех на безумные и кровавые поступки, где солдат без эмоций в глазах может застрелить ребенка, где озабоченные отряды вояк могут пустить по кругу невинную девушку. Война это и полезно и вредно, потому что никто не может предугадать исходное действие события. Можно проиграть и кануть в бездну, можно победить и остаться в живых, тут все зависит от красавицы-судьбы. Шелли была натренирована, она была солдатом еще с малых лет, когда напуганную и дикую девочку нашел Страйкер. Он тогда обещал благополучие и кров ей, взял к себе и сделал бойца, но в итоге эта лживая скотина оказался не таким хорошим как казался на первый взгляд. Он подобрал Нельсон не потому что она была ребенком и была напугана происходящим вокруг, а потому что она была полезной «вещью» на цепи у правительства. Блондинка до сих пор помнила весь то ужас и кошмар, который был уже в далеком прошлом. Она не могла сообразить, как же она повелась на удочку обычного человека, когда прожила на свете не одну сотню лет. Но что вспоминать прошлое, Шелли подсознательно уже всегда знала, что от мира людей ничего хорошего не стоит ждать. Что эти жадные скоты будет только травить таких как она, будут затаптывать в грязь и делать рабов на свое удовлетворение, а тех кто не поддастся им – будут мгновенно убиты на месте. Недалеко от места происшествия блондинка услышала голос Чарли, который упрямился и пытался рвануть обратно, где находилась Шелли. Она слегка прихрамывая бежала сквозь кусты, ветви которого то и дело нещадно ударяли по лицу, цепляясь за волосы и одежду. Она остановилась, уже видя их, как Росс вырвался из хватки волков и рванул в ее сторону. Обернувшись назад и заметив, что солдаты услышали шум и уже шли в их сторону, нимфетка закатила глаза и невольно простонала – Упрямый идиот – Прошипела она сквозь свои зубы и сжала руки в кулаки. Весь ее план был провален коту под хвост и теперь впереди ее и стаю ждало что то неизвестное. Было лишь два варианта, либо они будут все мертвы – чего Оборотень потом себе не простит, либо они сумеют сбежать, но погоня уже продолжиться по их следам и отправляться в пещеру будет опасно для тех, кто сейчас находился там. - Тебе следовало учесть характер паренька – Проговорил Король и Шелли невольно хмыкнула. Она действительно как то позабыла про этот факт, хотя прекрасно понимала, что абсолютно все волки обладали упрямством. Чарли превратился в волка и через мгновение оказался подле Нельсон. Она недовольно посмотрела в его глаза и ее губы превратились в тонкую линейку. – Ты сейчас подставляешь под удар нас всех. Ты должен был бежать Чарли с ними – Кивнув головой вперед, она тем самым дала понять Волчеку, что стая вернулась и была готова к любым испытаниям, которые стояли впереди. Она могла рявкнуть, могла угрожающе зарычать на них, давая приказ к отступлению, но разве их сможешь прогнать, когда они готовы отдать за тебя собственные жизни? Шелли любила свою стаю больше всех на свете, они ее семья, ее дом, и именно им она должна быть благодарна, за то что те не один раз вытаскивали нимфетку из различного рода передряг, но сейчас. Сейчас она их сама затащила сюда и что теперь получается, она будет виновата – нет. Сильно сжав руки в кулаки и слыша как Чарли злобно зарычал, что означало приближение солдат, блондинка почувствовала как ее тело началось содрогаться и из груди вырвался недовольный рык. Стая послушно попятились назад и раздался многочисленный вой, а затем звери скрылись в чаще леса оставляя Оборотня и Волчека одних – Правильно, подмога нам пригодится в случаи чего – Вой зверей разносился по всему лесу и если люди не могут понять что он значил, Шелли понимала отчетливо – стая звала на подмогу всех волков во круге, одиночек и других стай. Сейчас некогда бывшие чужаки объединялись с Шелли и ее родней, потому что честь волка – она всегда при выше всего остального и вражды в том числе. Девушка медленно обернулась к идущим в их сторону военным, ее тело с каждым разом все сильнее и сильнее содрогалось, глаза превратились в волчьи, ногти превратились в острые, как ножи, когти, но не тут то было. Росс схватил девушку и бросился в лес, все дальше и дальше отдаляясь от врагов. – Умный мальчик, правильное решение принял – Проговорил монстр в голове и нимфетку это вывело из себя. Она вырвалась из хватки зверя на волю и резко затормозив посмотрела на Чарли. Ее взгляд по прежнему оставался волчьим, диким и необузданным, после чего ее тело начало трансформироваться и в мгновения ока перед черным волком оказалась белая волчица. Она недовольно оскалилась и напряглась в теле, при этом не сводя своего пристального и кровожадного взгляда – Уходи Чарли. Иди за стаей. Убирайтесь отсюда, а я их хотя бы задержу. И не смей мне противиться, мой приказ есть приказ – Мысленно передала Нельсон Россу и повернулась к нему спиной. Через несколько минут, когда военные были уже на горизонте и спокойно могли разглядеть перед собой двух волков, Шелли почувствовала как земля под лапами начала чуть ли не содрогаться, а затем с разных сторон на солдат напало полчище диких охотников леса, среди которых даже были полукровки, помесь волков и собак. Их было чуть меньше чем военных, но зато на их стороне присутствовала сила, ловкость, проворность. Все они накинулись на людей, застав тех врасплох, разрывая их одежду в клочья, разгрызая их глотки и проливая литры крови на белый и бархатный снег. Началось самое натуральное месиво, и люди и звери теряли своих, но внезапно кто то из человеческих созданий закричал «отступаем», и солдаты начали двигаться обратно к базе. Недовольная происшедшим белый волк рванул к «армии» волков и пробежав их, направился к главной цели – командир. Убив его, все остальные останутся без лидера, и их будет проще уничтожить. Сейчас Оборотнем овладела жажда, гнев и ярость, которые представляли собой смертельное оружие для обычных людей.

Volchek: Чарли всегда был пацифистом. Он наивно верил, что люди не так уж и плохи, поэтому убить ему было сложнее всего. Проще вырубить, сломать что-нибудь или заставить убежать. Есть же хорошие люди, которые не горят желанием расчленить всех мутантов до единого. Но сейчас он стал более жестоким. Его миролюбивость потускнела, а именно из-за нее он оставался больше одиночкой, чем членом той или иной стороны. Оставаться в стороне уже никак не выйдет. Волк тряхнул головой и рыкнул, это следовало расценивать как: «Прошу меня извинить, бежать не собираюсь». Злость закипала внутри. Та самая животная злоба, от которой Чарли думал, что давно избавился. Эта волчья ярость была в нем в самом начале, а потом он посадил ее под замок. Самоконтролем, микстурой из валиума и водки, самовнушением. Наверное жестокость людей, которых он всегда пытался оправдывать, сломала замок и выпустила все то, что Волчек так долго прятал. Он убеждал себя, что не все они такие. Парень гулял по парку и видел детей, которые, весело заливаясь смехом, играли на качелях, молодых людей, полных веры, что все будет хорошо и пожилые пары, счастливо доживающие свой отведенный срок. Он видел это так давно, но цеплялся всеми силами за такие вот воспоминания. В том парке больше нет ни детей, ни кого бы то ни было еще, там давно уже пустырь. Одно из мест, где военные устроили кровавую бойню с мутантами. По новостям показали только то, как одаренные бьются с людьми, никто не пустил в эфир то, как военные стреляли им в затылок без предупреждения, предварительно прижав ногой к сырой земле. Либо бегут все, либо он остается. Ему отчаянно хотелось остаться. У Росса свои счеты с этими людьми, особенно с одним из них. Он не знал, кем теперь станет и что теперь будет. Каким же наивным идиотом он был. Хотел мира, хотел просто жить как все, иметь обычные проблемы и решать их. Пора признать, что я не смогу жить как все. Нейтралитет – в высшей степени тупизм, - Росса оторвала от мыслей вырвавшаяся Шелли. Она же сама что-то говорила и в этом чем-то точно было слово «бежать», а теперь Чарли замер и непонимающе уставился на вожака. Ладно, в план побега входил Чарли и стая, но Волчек подправил указания по своему усмотрению. Не любил он в долгу оставаться, а тем более в таком неоплатном. Свободомыслие Шелли не понравилось и Чак в нерешительности смотрел то назад, на стаю, то на белую волчицу. В волке уже заложено слушаться приказа вожака, но когда-то давно парень решил уйти в сторону, чтобы не перечить своим принципам упрямого пацифиста. Но я не могу, я... Он уже столько времени сам себе приказывал, что сейчас не мог решить, что делать. Пока Чез царапал когтями промерзшую землю под снегом, прибыла подмога. Оставаться в стороне теперь уже было глупо и бессмысленно. Росс рванул следом за Шелли и прибавил ходу, как только понял, на кого она пошла. По закону волк не бежит впереди вожака. Что-то внутри не позволило Чарли обогнать ее, он лишь поравнялся с ней. Отдай его мне. Этот мудила мне ребро сломал, за ним должок, - гневно подумал Волчек, прекрасно зная, что Шелли услышит. В волчьем обличье он сильнее и выносливее, да и боль не так досаждает. Так-что, он в силах поквитаться. А главное, он хочет этого. Старый Чарли Росс остался там, в клетке, он остался умирать на грязном полу в окружении пауков, плесени и сырости. Из клетки выбрался новый Чак. Чез больше не горит желанием стоять в сторонке, потому-что не хочет убивать. Та глупая неопределенность испарилась, теперь Волчек выбрал свою сторону.

Werewolf: Когда вы злитесь. Когда вы обижаетесь. Когда мечтаете о чьей либо смерти, то в этом обязательно кто то виноват. Это можете быть вы, может быть ваш муж/жена, или ваш сосед, факт останется фактом. Вы злитесь и гнев взявший над вами контроль делает из вас зверя, но длится это не вечно, потом все стихает и остается обида, обида перерастает в депрессию, а на смену ей появляется желание кого нибудь убить. Ведь не всегда люди совершают самоубийства/убийства потому, что они злятся, полны ярости и гнева, чаще все происходит как раз от упадка. От резкого нежелания жить, мы подсознательно выстаиваем клетку вокруг себя, в которую вскоре и загоняем сами себя. Будь то ваша собственная смерть или смерть невинного, за которого потом придет правосудие и отправит вас в тюрьму. Это круговорот, бесконечная гонка, бросивший вызов самому себе. Шелли была полна ярости внутри, она пыталась ее раньше усмирить, изгнать из себя, но все заканчивалось провалом. Обязательно на пути попадется кто нибудь, кто разожжет огонь, заставит девушку звереть и в конечном итоге рассудок отключается и на смену ему приходят животные инстинкты. Ты начинаешь бросаться на всех, жажде вцепится в горло обидчику, потому что это принцип природы. Когда нас загоняют в угол, подобно зверь, мы начинаем нападать в цели защитить себя. Шелли себя и защищала, она выплескивала эту ярость, тем самым оберегая самое дорогое, что есть в ее жизни – это ее дети. Она не желала причинять им вред, ни физический ни моральный, поэтому под руку всегда попадались невинные (или виновные по мнению самой девушки) люди. Что касалось стаи, животной сущности Оборотня, то она всегда старалась принимать здравые решения. Она могла смело кинуться в бой, если кто то из своих был в опасности. Она жила своей стаей. Она была с ними одним целым, и только поэтому стаю Шелли можно было назвать неуязвимой. Здесь каждый волк имел свое значение, свою должность и долг перед другими. Они были не просто братьями и сестрами по крови, они были чем то большим. Чем то, что человеку не дано было понять. Поэтому Криг и пришла за Чарли, отбросив все дурные предчувствия и мольбу родных детей остаться. Она сделала то, что должна была сделать, любой бы другой на ее месте поступил бы так же. Своих- не бросать. Упрямство Чарли так же можно было отнести к тому, что он был таким же как те, кто бился за него сейчас, отдавая свои жизни и окрашивая снег в красный цвет. Он был частью стаи, частью Шелли и других волков, так же как они были частью его самого. Поэтому белая волчица не стала останавливать Волчека, даже не решалась встать у него на пути, не смотря на то, что тот был ранен и еще не сильно окреп после перенесенного испытания в той прогнившей клетке. Оборотень просто неслась напрямую, она была в паре футов от командира отряда. Еще чуть-чуть и ее лапы ударят в грудь мужчине, повалят его на снег. Возможно он достанет запасной пистолет, постарается выстрелить, и возможно даже попадет в грудь, но будет поздно, клыки вцепятся в шею бедолаги и умертвят его. Конечно после выстрела и девушка сама навряд ли выживет, но это если только у командира в стволе не простые пули, а те, что смогут убить Оборотня ее века. Да, Криг была неуязвима, вроде бы как. Стоило всадить в нее весь «магазин», как через какое то время регенерация вытолкнет пули из тела, а затем и все органы начнут постепенно работать – вуаля, Шелли опять жива. Или например если всадить в нее серебряные пули, как монстр сидящий внутри блондинки вернет ее к жизни – опять же вуаля, Шелли жива. Неуязвима, но это только кажется. Есть один способ навсегда убить ее, безвозвратно, скажем так, но этот способ известен лишь самым древним людям на этой планете. Его знают единицы и нимфетка не собирается делиться с вами этим секретом, который на самом деле является для нее кошмаром. Белый волк все бежал, командир становился все ближе и ближе. Он не видит белое чудовище, потому что был занят другими хищниками. Шелли приняла для себя решение, один резкий прыжок и резкое движение челюстью, мужчина даже наверно не поймет что произошло, но внезапно в ее голову влез чей то голос. Оборотень слегка притормозила, но ход не сбавляла, продолжая бежать. Косо посмотрев в сторону, хищник увидел рядом бегущего Чарли в шкуре волка. В его глазах был гнев, ярость, которая была так знакома блондинке. – Хорошо, бери его. Но я буду сзади, чтобы прикрыть – Резко обогнув Чарли зверь побежал в другую сторону, как раз туда, где сейчас в ней нуждался один молодой собрат. По возрасту этот волк, волчонок, был еще подростком, но уже был храбрым воином. Один из солдат прижал бедного зверя к земле и наставил у морды свой пистолет, курок вот-вот будет спущен, как внезапно, из неоткуда, раздался злобный рык и в мгновение ока челюсти белого волка впились в руку солдата сжимавшего пистолет. Молодой парень взвыл от острой боли, резко развернулся позволяя «пленнику» вырваться из его лап и отскочить в сторону. Свободной и здоровой рукой он размахнулся и с силой ударил кулаком в морду зверя. Взвизгнув Шелли отпрыгнула назад, слегка пригнувшись к земле и злобно сверля вояку взглядом, ждала. Чего ждала? Пока молодой человек был занят белым волком, напрочь позабыв про того, кто был позади него – он допустил ошибку. Невнимательность – это одно из слабых мест у всех людей, насколько бы они не были натренированы, рано или поздно это слабое звено выскочит наружу. Волк-подросток накинулся на солдата со спины, повалив человека лицом на землю, и в этот момент Шелли подбежала, чтобы сделать последний и смертельный удар. Она с остервенением вцепилась своими челюстями в шею парня и рывком вырвала кусок плоти. Закончив с одним, белый волк обернулся к Чарли, чтобы убедится все ли в порядке.

Volchek: Больно бывает всем, и причины разные: растоптали, пукнув в самую душу. Да да, просто сняли штаны, подставили гудок и на тебе! Вот что думают на самом деле. Или бывает так, что бьют, режут, стреляют, ломают кости, выдирают куски плоти. Ерунда ведь, надо только разозлиться настолько, чтобы забыть обо всем этом и не вспоминать. Чарли должно быть больно, и сильно. Все его глупое миротворческое мировоззрение недоделанного хиппи разом развалилось, а Чак за этим прятался, да он за свои убеждения горой стоял, а теперь то что? Адьос, уверенный в завтра Чарли, привет новому ему. Физической боли он почти не чувствовал, ну как, почти, волк слышал как сломанные косточки с мерзким скрежетом трутся друг о друга где-то внутри него, и с каждым трением перед глазами вырастал сноп красных искр. Фейерверк, мать то вашу! Было бы до мерзости красиво, если не было бы так до мерзости ужасно из-за вспышек боли и заплывающей красным пеленой перед глазами. Росс бежал, отвлекая измученный мозг от болезненных ощущений тем, что мысленно вспоминал слова песни "хайвей ту хелл". Livin easy, leavin free... Дальше он уже подзабыл. Нечасто теперь удавалось послушать музыку, мутанты теперь изгои общества, как евреи у фашистов. Пар вырывался из пасти, так как дышал волк ртом, хватая пастью освежающий морозный воздух. Season ticket to the one way ride... А как символично то, а! Чарли Росс, довольный; можно поспорить, что его оскал - это на самом деле счастливая ухмылочка. Шелли дала ему зеленый свет. Он собирается порвать в клочья человека, хотя себе то обещал, что не станет убивать. Урок: нельзя ничего себе обещать, все равно не сдержишь обещания, так зачем вообще париться? Он кивнул вожаку, типа, спасибо за разрешение. Askin nothin, let me be... Вроде так, а может и не так. Росс в словах не уверен, но это здорово снимает малоприятные ощущения, когда вспомнить пытаешься и не можешь. Волк рычит и ускоряется, ему в кайф чувствовать холодный снег под мягкими подушечками на лапах. Цель прямо перед глазами, мундир начал стрелять, на это Волчек только фыркнул и остаток пути пробежал зигзагами, стараясь не схлопотать пулю. Остаток песни он напрочь забыл, помнил только... I'm on a highway to hell!!! Черный волк поднырнул под руку мундира и навалился на врага всем своим весом, даже вцепился зубами в его плечо. Он почувствовал ствол пистолета, прижавшегося к его груди, прямо туда, где билось сердце. Чак увидел улыбку своего мучителя, и приготовился схлопотать пулю, которая убьет его раз и навсегда. Паршиво, что еще сказать. Все, что он мог сделать - это посильнее сжать челюсть, чтобы этот мешок дерьма больше никогда не смог пользоваться этой конечностью. Чез ощущал вкус теплой крови на языке, густая жидкость стекала по его пасти. Волк не глотал, чтобы не дай бог разжать хватку. Секунда длилась дольше минуты, волк смотрел в глаза человека с решимостью бороться до конца и готовностью умереть за это. Волчек сжал челюсти сильнее и плечевая кость хрустнула. Если бы только Чарли не был уставшим и изможденным, он был бы гораздо сильнее сейчас, он легко оторвал бы мундиру его лапень, благо, не просто же волк, а человек с геном икс. Упс, не выйдет. Он устал, он ранен, все силы уходят на то, чтобы оставаться в сознании, стоять твердо на лапах и сгрызть руку человека как можно сильнее. Слабак сегодня Чак, от простого серого волка отличается только цветом шкуры и габаритами. Волчек покрупнее будет, а толку? Чего мундир мешкает? Не то, чтобы Росс хотел поскорее коньки отбросить, и вовсе нет! Просто любопытно, чего он возится, наверное прошло уже несколько секунд с момента встречи зубов Чарли с плечевым суставом мундира. Чез закрыл глаза и по слушался к своему телу, там, под болью, было движение, недалеко от дула. Этот кусок идиотины пытается найти курок указательным пальцем. Ноша то не легкая на нем. Волк зарычал и кровь, скопившаяся во рту брызнула на снег. Чудесное зрелище, не находите? Вот, человек нащупал куда надо положить указательный палец, Росс со всех сил впился в плечо мучителя, а тот нажал-таки на курок аж три раза. А пуль в магазине не было. Какая жалость для него, какое счастье для Чарли. В очередной раз его задница останется целой и невредимой, даже не верится. Он разомкнул пасть и встал над человеком, смотря прямо в его отвратные глаза, в которых смешались в единую массу мохито из страха, обреченности и ненависти. Волк рыкнул и вцепился в глотку мундира и вырвал целый кусок мяса, который потом выплюнул. И какой дебил сказал, что месть не приносит покоя. Вот Волчек сейчас доволен, месть так сладка на вкус, что забыть невозможно. Он сейчас убил человека, он даже хотел его убить, и теперь, никаких мук совести не последовало, земля не пошла под ним трещинами и молния с неба по башке не звезданула. Некоторые люди заслуживают смерти, а мутанты не заслуживают полного истребления. Уравнение вроде как не сложное, и решение простое: в борьбе за выживание мораль начинает сдыхать самой первой, ну и пусть себе подыхает, только главное, чтобы совсем не померла, а то можно поприветствовать анархию собственной персоной.

Werewolf: Держа свою мощную лапу на груди трупа, некогда бывшего солдата, который не по своей воле был направлен на эту точку и которому не по своей воле сказали «убивать». Он ведь молод, он просто так же как и стая Шелли, сражался за свою жизнь, когда подросток-волк пытался его прикончить. Зверь смотрел сквозь поднявшуюся метель, на черного волка, который достиг своей цели и предался соблазну, вцепится зубами в плоть смертного. В воздухе пахло кровью и людской и звериной, снег полностью окрасился в алый цвет, повсюду лежали бездыханные тела сородичей и людей, словно вы оказались на поле боя. Война, которая была не на жизнь, а насмерть и все равно кто потерпит поражение, ушедших уже не вернешь и Шелли это прекрасно осознавала. Она хотела выть, хотела жалобно пропеть серенаду в упокой своих братьев и сестер, но внезапно чутье подсказало о приближении опасности и уши животного навострились. И не зря, стоило Оборотню отвлечься и посмотреть за тем, как Чарли разделывался со своей жертвой, сзади раздался выстрел и зверь почувствовал как передняя лапа сама по себе начинает подкашиваться, а из груди вырвался пронзительный вой. Шелли повалилась на землю, прижала уши к затылку и начала зализывать свою рану, как в ее сторону начал подходить человек с автоматом в руках. Казалось бы, вот, твой час и пришел, а ты даже не успел со всеми попрощаться, как внезапно откуда то со стороны появилось пятеро волков. Двое из них встали возле Оборотня, прикрывая собой вожака, а трое других кинулись в сторону шедшего солдата – Ох, да сколько же вас тут, черт вас дери! – Взмолился мужчина, заорав так, что его голос эхом разошелся по всему полю, звонко и отчетливо ударяя по барабанным перепонкам волчицу. Белый зверь злобно зарычал, животное готово было дальше биться, пусть и с раной в лапе, но двое волков, который прикрывали собой вожака, не позволили, они аккуратно прижимая Шелли к земле, посмотрели в ее глаза и словно сказали «Все будет хорошо». Да черт вас дери, будет, только вот регенерация работала плохо из за того, что было много израсходовано сил. – Ты слаба Шелли. Вам нужно уходить – Проговорил Король и волчица недовольно зарычала. Боль по лапе шла вверх, стало невыносимо холодно и хотелось лишь одного – умиротворения. В кой то веки, Нельсон его заслуживала. Тем временем трое волков подступив ближе к стреляющему солдату, замерли в ожидании. Они то и дело переглядывались друг с другом, постепенно окружая человека и готовясь накинуться, разорвать в мелкие клочья за всю то боль, что они, люди, причинили им, королям леса. Мужчина долго не мешкался, он достал из кармана новый магазин и вставил его в автомат, нацелился на волка напротив, мощного с серой шкурой. Палец плавно скользнул на курок и произошел выстрел, но вверх, потому что сзади на него накинулось другие, повалив человека на землю. Разъяренные животные впились своими челюстями в руки, ноги, спину, разрывая того на части. Кровь лилась в буквальном смысле ручьем. Другие солдаты наконец обратили внимание, что несут большие потери, что хищников становится все больше и больше, а их главного только что задрали – Отходим! На базу! – Крикнул кто то стоя на горизонте и смотря на то месиво, что они здесь устроили – Господи – Ошарашено пробормотал он, как его взгляд остановился на белой волчице лежащей на снегу, в окружении двух волков. Их взгляды встретились, оба наполненные уверенностью, гордостью и решимостью. – Я сказал на базу! Прекратить огонь! – Он махнул рукой, чтобы взвод направился за ним, затем кивнул Оборотню и развернувшись скрылся за горизонтом. Солдаты моментально бросив свое дело, кинулись вслед за ушедшим, оставляя зверей позади себя и вскоре, после их ухода воцарила тишина. Некоторые хищники все еще продолжали держаться на стороже, готовясь к внезапной новой атаке, но Шелли знала, что этого не будет, по крайне мере сегодня. Она знала этот взгляд, она работала с военными не один год и надо сказать, что не всегда среди них были куски дерьма, бывали и хорошие люди, которые могли с достоинством принять поражение, если враг действительно силен. В нашем же случаи, стая была сильна, они были как одно целое и действовали так же, пусть многие из них теперь никогда не смогут разделить совместную охоту, пение под луной и просто радоваться жизнью, но они могут знать одно – они отдали свои жизни с честью, их будут помнить как героев. Шелли с трудом приподнялась на лапы, плоть наконец начала выталкивать пулю из лапы, но острая боль все равно не проходила, в глазах постепенно темнело, сознание готово было отключится, но волчица держалась. Она подошла к недалеко лежащему волку, который был смертельно ранен. Он посмотрел на приближающего вожака и взглядом словно улыбнулся. Не думайте, что эти хищники безжалостные убийцы, отнюдь, они куда благороднее людей и куда более чувствительны. Белый зверь присел подле умирающего волка и его тело начало трансформироваться в человеческое, пока в итоге Шелли не приняла свой «настоящий» облик. Она крепко прижимала правую руку, пытаясь остановить кровь. Раненой рукой коснулась морды животного – Прости меня, что не успела спасти тебя – Она поджала губы и нежно погладила зверя, пока его глаза сами не сомкнулись и тело не перестало дышать – Прости – Мысленно повторилась она закрывая глаза и делая глубокий вдох. – Вы многих потеряли, но вы смогли одержать победу, Шелли – Проговорил Король и девушка открыв глаза, осмотрелась по сторонам. Действительно, мертвых людей было больше чем животных, но даже один человек не стоил жизни одного из члена стаи, уж поверьте. – Да – Слабо выдохнула она поднимая свои голубые и грустные глаза на Чарли – Нам надо уходить, пока не стемнело – Ее голос был тихим, спокойным, даже в какой то степени мертвым. Она наклонилась к телу мертвого животного, коснулась своими губами его холки и после медленно поднялась на ноги. Звери завыли свою прощальную песню, посвящая ее тем, кто ушел сегодня от них, а затем двинулись в чащу леса, оставляя позади себя Шелли и Чарли одних. Плавно и тихо подойдя к Россу, девушка натянуто улыбнулась и склонила голову на бок – Пойдем, надо обработать твою рану – Она слегка поморщилась, потому что острая боль опять ударила вверх, вытесненная пуля упала на снег, оставляя после себя маленький, кровавый и тяжелый след. Ноги слегка подкосили, и блондинка чуть не упала, но вовремя удержалась за стоящее рядом дерево. – Чтобы я еще так рисковала их жизнями… Никогда – Подумала она озираясь по сторонам, смотря на кровавую картину, которую они же сами и нарисовали.

Volchek: Кровь мундира казалась на вкус горькой, через череду рвотных рефлексов, брюнет сильнее сжал мощную челюсть и отчетливо расслышал очень мелодичный хруст шейных позвонков. С рыком он рванулся вбок, и тело последовало по траектории, словно тряпичная кукла. Мундир с хлюпом шлепнулся у лап волка, а в пасти его остался шматок красного мяса и кусок кости. Башка мундира держалась только благодаря полоске кожи и жалких остатков мяса. Волк брезгливо выплюнул свой трофей, красная перена перед глазами никак не хотела уходить. Что-то непонятное заставляло Волчека стоять на месте и смотреть на труп, кровь из которого аккуратненькой лужицей пропитывала снег. Нечто неведомое держало его за шкирку и чуть ли не тыкало носом в тело. Кажется, это был первый человек, которого Чарли убил. Всмысле, не просто убил, а маниакально преследовал и желал прикончить. Остальные были так, в целях самозащиты, и то, большая часть отправленных им на тот свет, получила свои билетики только во время именно этого происшествия. Сегодня тот Чарли Росс, которого все знали, умер. Подох в клетке, на этом поле, или еще где, это не имеет значения. Чарли Росс, который всегда защищал людей, несмотря на плевки с их стороны, испарился. Не было его больше. Вот так "раз", и все, принципы рушатся и больше уже не знаешь, кто ты, или что ты тут делаешь. Волк складывает губы, набирает побольше воздуха в грудь и дует так, что дома поросят ураганом уносит из Канзаса в страну Оз, в зазеркалье, да без разницы. Волк взял вверх. Люди попытались забрать у волка самое дорогое, что у него есть - свободу. Без свободы волк - ничто, озлобленная шавка с ошейником. Но есть у волка еще одна ценность, повыше даже свободы. Чарли отпустил бездыханное тело мундира. Теперь это - мешок мяса в униформе с узором в кровавое пятнышко. Мешок с костями и без шеи. Он клацнул зубами и издал приглушенный рык. Тот, кто говорил, что месть того не стоит - просто идиот. Месть сладка, только вот одна беда, сладость эта длится не более секунды. Чарли отступил на шаг от тела и почувствовал, как сладость мести уходит, оставляя странноватый привкус. За что вообще он мстил то? За пытки над собой или за каждого члена стаи в отдельности? По приказу этого мертвого мундира люди подняли оружие. Кретин. Зато хоть мертвый кретин. Выстрел заставил Волчека резко развернуться, прижаться к земле и зарычать, но это был сигнал к отступлению. Мундиры поспешили убраться прочь и Чез перекинулся в человека. Человеческими глазами он осмотрел поле битвы и рухнул на снег, как подкошенный. Чарли Росс лучше стал бы шавкой на поводке за любого погибшего члена стаи. Стая для волка - это даже не семья, это важнее и гораздо ценнее. Мутант сидел на холодном снегу у еще не остывшего мешка с костями. Взгляд его был темным и мрачным. Если бы он только не противился природе из-за своих принципов, если бы он остался членом стаи, а не ушел, чтобы только не убивать людей. Да чего уж там, он был наивным придурком и сполна заплатил за это. Жаль, что не своей жизнью. Дебил. Стая - вот, что важно. Росс вцепился руками в красный снег. Он еще чувствовал неостывшую кровь на лице, ощущал боль при каждом вдохе и выдохе. Идиота кусок. Он не должен был быть настолько беспечным и уверенным в людской доброте. Он не должен быть предавать своего волка и занимать нейтральную позицию. Но он ведь не знал, чем все это обернется в итоге! Чарли придумал себе тысячу оправданий, и все они звучали убого и слабо. Урок выучен: стая - мир, а ее законы нерушимы по существу. Чак зачерпнул горсть чистого снега и умылся, он слепил из своего "полотенца" кровавый снежок и швырнул комок снега как можно дальше от себя. Он смотрел на горы, еще несколько часов назад Волчек был уверен, что больше их не увидит. Чарли как-то особенно горько усмехнулся и встал со снега. Это наипростейшее движение потребовало неимоверных усилий. Все произошедшее не казалось каким-нибудь сном, даже совсем наоборот, это было единственным, что представлялось в особенности реальным. Чарли Росс помнил каждую чертову секунду, которая снимала с его глаз розовые очки. Впервые в своей жизни он смотрел и по-настоящему видел. Волчек посмотрел вслед убегающей в лес стаи, и почувствовал, что он именно там, где должен быть. - Да, - черные глаза остановились на Шелли. Они были полны коктейлем из благодарности, вины и чего-то совершенно нового, теперь Чарли на все смотрел иначе. С глупыми забавами наконец-то покончено, он снова волк. Браво! Апплодисменты! - Лучше уйти, пока на это еще есть силы. Он оглянулся, чтобы еще разок взглянуть на место, видеть которое больше не захочет никогда в своей жизни. Повреждения напомнили о себе кровавым кашлем, как будто им не понравилось, что о них так быстро забыли. Теперь каждый вдох и выдох отдавал кровавым хрипом. Не ясно, что назило сильнее: боль по нарастающей или монотонные хрипы. Ему надо убраться отсюда и зализать эти раны, чтобы потом получить новые. Эта битва, быть может, и закончилась, но Волчек больше не станет тариться по углам в заднице этого мира и бегать от мундиров. Нет, друзья мои, с этим образом существования покончено, можно смело откланяться и перейти к следующему акту пьесы.

Werewolf: Новое время, которое перечеркнуло абсолютно все. Судьбу каждого мутанта и доброго и злого. Время, когда теперь не было супергероев и не было суперзлодеев, были лишь трофеи для человека. Люди гонялись за мутантами, как за добычей, применяя силу, оружие, насилие. Где же теперь наши эти Люди-Х, где? Когда в защите теперь нуждался каждый одаренный не умевший за себя постоять. Где те, которые напрасно защищали в свое время, так называемое, мирное население? Оно там же, откуда бежал Волчек. Оно там же, откуда в свое время бежала Оборотень и другие, кто сумели выбраться из лап смерти. Конечно среди людей и правда были безобидные, которые боялись мутантов как чуму, но большая половина населения перебороли свои страхи и пошли против тех, кого раньше считали высшей степеней эволюции, кого раньше считали героями или злодеями. Теперь все мутанты были на одно лицо, и они не могли скрыться среди толпы серой массы. Те дни, давно канули в прошлое, и теперь на Земле велась война, такая, в которой гибли и те и другие. Шелли была готова к такому повороту событий. Она чувствовала, что это будет неизбежным, нужно было только дождаться, выждать подходящее время. Она никогда не подавляла свое звериную сущность, потому что только благодаря ей, девушка еще была жива и боролась за этот несчастный глоток жизни. Она всю свою жизнь готовилась к войне, всю жизнь готовила своих детей к этому и только поэтому она могла быть спокойна, с этими чудами ничего не случится. Мать их натаскала, научила различать где свой, а где враг и пусть порой ее методы были жестоки и совсем не подходящие для воспитания ребенка, она все таки добилась нужных результатов. Джейк, первенец и гордость Оборотня, теперь мог и сам за себя постоять и помочь своим. Он занял свое место в стае и теперь вел борьбу на юге Америке, и Шелли осталось лишь одно – ждать. Ждать когда на горизонте появится «армия» Воробья, со взглядом полной гордости, отваги и бесстрашия. Мать гордилась своим сыном, но и дочерью тоже. Пусть с ней было труднее всего, было много скандалов и ссор, в конечном итоге они все равно оказались вместе, и теперь же Изабелла могла увидеть то, о чем все ее детство говорила мать. Она посмотрела на Волчека, легкая улыбка коснулась ее губ, когда в глазах молодого хищника появился новый блеск. Блеск настоящего животного, опасного и непредсказуемого. Когда то он был хорошим мальчиком, сражался вместе с Людьми-Х за жизни смертных, за жизни этого редкостного дерьма, а сейчас только что сам убил одного из них. Он изменился, он как то возвысился в глазах Оборотня, и именно это вызывало в ней улыбку. Девушка подошла ближе, положила свою здоровую руку на его плечо и кивнула, словно даря какую то невидимую надежду, после чего вновь превратилась в волка и рванула к лесу, в котором скоро и исчезла из виду – Поляна слез, там и встретимся. – Проникая своим голосом с помощью сил Короля, в голову Чарли, давая ему наводку на следующий пункт, где они и смогут прийти в себя и набраться сил, ведь до пещеры пять дней ходу и по пути наверняка еще встретится отряд до зубов вооруженных охотников на мутантов. Белый волк мчался вперед огибая деревья, поваленные массивные ветви от рук человека, кусты. Тяжело дыша, чувствуя, как боль постепенно начинает отступать, рана на лапе заживать с помощью регенерации. Где то вдали раздавались голоса человека, явно к востоку отсюда они устроили пункт отдыха, а возможно там была какая то деревня. Кто знает, ведь с течением времени все вокруг изменилось: города превратились в тюрьмы, маленькие поселения в руины или же логово охотников, куда путь мутантам был заказан. Единственное где могли скрыться одаренные – это и были леса, заброшенные строения, подземка, все, куда падала тень и затрудняло проход человеку. Уже начало темнеть, белый зверь начал уставать, как впереди показался один из своих. Невысокий паренек взобравшись на гору заметил перед собой в дали бегущего белого волка и замахал, давая наводку где находится лагерь. Поляна слез, до нее осталось всего несколько метров, в глазах темнело, усталость брала свое. Паренек заметил что ход зверя сбавляется и поэтому бегом сбежав с горки подбежал к Шелли, которая резко затормозив посмотрела на него своими волчьими глазами – Мы волновались о вас, где остальные? – Спросил парень и зверь присев на задние лапы начал трансформироваться в человека, а затем уже и раздался ответ девушки – Половину мы потеряли, половина разбежалась по лесу, думаю скоро будут. Но – Она встревожено взглянула в глаза мутанта и прищурилась – Черный волк, новенький, за которым мы ходили, он прибыл? – Идя вровень с Эдди, так звали этого молодого волка, она посмотрела прямо в его глаза. – Нет, никто кроме тебя еще не пришел – С досадой проговорил он помогая блондинке взобраться на заснеженную гору. – Что же, ждем. Если через час не появится, отправляемся назад – Без энтузиазма проговорила она вдыхая свежий воздух полной грудью и опуская взгляд на открывшейся перед глазами маленький «лагерь». Да, именно здесь и именно так они обустроили свою жизнь. По мимо Оборотней здесь были и другие одаренные, но им редко позволяли идти со стаей, скорее потому, что они были неспособны мыслить и действовать заодно, как волки. Никто же не знает, что творится у этих животных в голове. Они спустились вниз, идя вдоль небольших шалашей и палаток, каждый, кто попадался на пути, занимался своими делами: кто то готовил еду, кто то исцелял раненых (ибо не все Оборотни имели способность к регенерации), в общем кто чем занимался, у кого какая была обязанность. Теперь это были не просто мутанты, морлоки и так далее, это была семья. Они боролись за свою жизнь вместе и защищали таких же, как они – Тебе нужно набраться сил – Проговорил паренек заводя девушку в небольшую палатку – Да, но ничего, на мне заживает все как на собаке – Усмехнулась она садясь на небольшой поваленный сук укрытый какими то тряпками – Ты и есть собака, точнее из их рода – Слегка засмеялся он осматривая затягивающуюся рану Оборотня – Кого вы потеряли? – От этих слов девушка нахмурилась и потемнела в лице. Ей было крайне больно думать о тех, кто остался там, на поляне недалеко от базы – Около восьми – десяти волков и пятерых Оборотней – С досадой сказала она не решаясь смотреть Эдду в глаза – С Алисой все в порядке, я видела как она убежала с остальными – Резко добавила блондинка заметив на лице молодого волка беспокойство, а затем встав с места вышла из палатки и уверенно направилась к горе – Я еще не успел обработать твою рану – Резко раздался крик за спиной, но девушка его даже не слушала. - Плевать! - Ей было все равно сейчас на то, что ее рана еще была не обработана и слегка кровоточила. Так уж сорвав с ближайшей ветки лоскуток тряпки, она перевязала им руку и взобравшись на гору, принялась ждать Чарли. Единственного, кто сейчас ее волновал больше собственного здоровья и жизни. Прости за бред. В голове просто все перемешалось о_О

Volchek: Чарли Росс не стал ничего говорить Оборотню, он просто кивнул и смотрел, как она убегает в лес. Вот теперь он остался один, среди трупов. Он прошелся по полю, а точнее сказать, проковылял по нему, и резко перекинулся в волка. На черной шерсти пятна крови были только необычным блеском. Волчек в виде зверя все ощущал иначе, он видел лучше, слышал лучше, чувствовал острее. Нет, все его ощущения были обострены и в человеческом образе, но волком они умножались в несколько раз. Он мотнул головой, как будто норовил сбросить нечто непонятное, сидевшее прямо между ушей. Ничего там конечно не было, но этот жест помог немного прочистить голову и привести мысли в подобие порядка. Чарли неспеша похромал в лес, адреналин быстренько выветрился, и теперь боль взялась грызть волка с новыми силами. Зверь издал непонятный звук, что-то среднее между хриплым рыком и кашлем. Почувствовав на языке вкус собственной крови, мутант пастью зачерпнул снега, чтобы утолить жажду и немножко убрать мерзкий привкус металла. Волк без труда нашел нужное ему направление и прибавил темп настолько, насколько смог. В лесу он чувствовал себя как дома, снег приятно холодил большие лапы. Пробежав часть пути, Чарли уже человеком рухнул на снег. Уперевшись ободранными кулаками в сугроб под елью, он выплюнул примерно столовую ложку крови. Издав протяжный стон, он испустил серию кашля. Кровь окропила его губы. Чарли Росс просто оперся спиной о ствол дерева и прикрыл глаза. Отдельные снежинки падали вниз и оседали на волосах и руках парня. Он открыл глаза и уставился на свою ладонь. На пятно высохшей крови приземлилась снежинка. Говорят, что двух одинаковых снежинок в природе не существует. Почему? Кто-то посмотрел под микроскопом каждую отдельную снежинку на планете? Ну что за бред, а? А вдруг, в этот самый момент, кто-нибудь тоже ждет, когда на его или ее ладони превратится в каплю влаги точно такая же снежинка? Волчек хмыкнул и зачерпнул двумя руками снегу. Особо холодно не было, холод даже не обжигал. Брюнет вытер лицо и задрал голову вверх. Пора бы уже начать шевелиться, перекур окончен. На этот раз Чак перекинулся в волка без резких движений. Вот сидит Чарли, а в следующий момент - это уже крупный зверь с желтыми глазами. Волчара побежал в нужную сторону, выбрав себе самый подходящий темп: и не так уж быстро, чтобы не сжалиться без сил, но и не медленно. Чтобы отвлечься от пульсирующей боли, он сосредоточился на запахах, гуляющих по лесу. Волк держал темп, но понял, что все равно сильно задержался. До места осталось не так уж и много, он уже чуял нотки знакомого запаха. Волчек прибавил шагу и перешел на быстрый бег, лапы едва казались земли. Он честно старался дышать ровно, но то и дело сбивался с ритма. Последний рывок, и из последних сил Чарли выскочил на поляну, а если поточнее, его будто из пушки туда запустили. За тормозив при помощи когтей, Чарли припал на передние лапы и, наверное, впервые в жизни понял выражение "смертельно уставший". Зверь увидел фигуру Шелли на горе. Чарли перекинулся в человека и потопал наверх. Путь наверх был намного спокойнее недавней пробежки. Чак кайфовал от того, что не нужно было куда-то бежать, быстро реагировать, можно было просто расслабиться. Чарли Росс доковылял до верха и улыбнулся. - Извини, рекорда по бегу сегодня не получилось. - Чез запустил руки в волосы, и они от этого действа приняли почти вертикальное положение. Искупаться бы не помешало конечно. Парень посмотрел вниз, на лагерь, и понял, как сильно скучал по стае. Ну да, он мутант, но прежде всего он оборотень, волк. - Так это и есть ваше логово. - он уселся поудобнее и уперся руками в землю для пущего равновесия. Многое поменялось, но в лучшую сторону. Через полную жопу, конечно, но все равно в лучшую сторону. бред, полный брееед, я кароль бреда!!!!

Werewolf: Переживания самое поглотительное чувство на земле, оно схоже с яростью и с любовью, но имеет такое свойство, которое зарождает в человеке депрессию, чувство тревоги, чувство, что мир против вас. А теперь представьте какого было сейчас Шелли, стоящей одинокой фигурой на высоком холме и смотрящей в даль, ожидающей что вот-вот на горизонте появится черный волк, что появятся и другие, которые успели убежать с поля боя. Она как мать, как хранительница, как настоящий вожак переживала за своих больше, чем за себя саму. Обхватив себя за плечи и поджав губы, девушка присела на корточки и продолжала смотреть в одну точку, не видя и не слыша ничего, что творилось во круге. – Шелли – Раздался голос откуда то со стороны, вырвавший ее из раздумий. Девушка проморгалась и повернулась вправо, откуда из за деревьев вышло трое своих, тяжело дыша они взобрались на холм и улыбнулись. Двое парней и одна девушка, все перемазанные кровью, в глазах все еще стоял тот азарт и ярость, с которой они разрывали тела напавших солдат – С вами все в порядке? – Блондинка резко встала и посмотрела на высокого, темнокожего парня. – Ой, расслабься, со мной все в порядке, с Алисой тоже, а вот Тэд сломал себе руку – Молодой человек потрепал подростка по волосам и схватив Алису за руку, направился в лагерь, оставляя Оборотня и Тэди один на один – Спасибо, что ты спасла меня – Смущенно проговорил юнец, опуская свой взгляд в землю и прижимая сломанную руку к груди – Это моя работа, иди к Эдди, он поможет тебе – Сказала девушка улыбаясь отзывчивой улыбкой и вновь поворачиваясь в сторону леса – А тот, черный, он еще не появился? – Спросил паренек ступая одной ногой уже на спуск – Пока еще нет – Обеспокоенно проговорила Нельсон сжав свои губы. Какое то смутное чувство охватило ее, она винила себя, что оставила Волчека одного, когда тот был ранен сильнее чем она сама. – Он появится Шелли, я это чувствую – Проговорил монстр, даря девушке надежду на лучшее, но. Но плохие мысли все равно продолжали лезть в голову, не смотря на эти слова. – Я его оставила там, одного. Я должна была идти вместе с ним – Проговорила нимфа сжимая руки в кулаки – Шелли, ты его не оставила. Он жив, я это чувствую – Девушка усмехнулась на слова Короля и едва заметно покачала головой. Ну да, с кем она спорит, ведь этот монстр знает куда лучше Оборотня, кто из его детей жив, а кто мертв. Уже успело стемнеть, над кронами деревьев поднялась красивая, серебристая луна, но еще не полная. Тишина, погрузившая лес в полную тишину, говорила о том, что все обитатели этих прекрасных земель были в своих домиках и ждали следующего дня. Легкий шум доносился лишь за спиной, где «семья» праздновала свою новую победу. Казалось бы прошла целая вечность с того момента, как Шелли видела глаза Чарли на той поляне, где сейчас покоились их собратья. – Все равно нервничаю – Пронеслось в ее голове и уже готовясь идти в лагерь, чтобы собрать новую команду на поиски Волчека, она случайно обернулась и увидела его среди деревьев. – Я же говорил, он жив и доберется – Звонко раздался голос монстра в голове, но девушка его не слышала, так ее переполняло смешанное чувство радость и грусти. – Чарли – Тепло проговорила она беря молодого человека под руку, когда тот взобрался на горку – Шутки оставь на потом, тебе нужна помощь – Прищурившись проговорила она и улыбнулась уголком губ, переводя взгляд на лагерь – На сегодня да, это наше логово – Пожав плечом она позволила молодому человеку сесть на землю, а сама тем временем крикнув и позвав Эдди, попросила его принести все самое необходимое для обработки раны – Ну ты и попал парень – Усмехнулся молодой волк принося горячую воду и несколько тряпок – Тебе помочь Шелли? – Эд посмотрел на девушку, которая покачала головой – Хорошо.. Ну, удачи брат, и добро пожаловать домой – Эдди выпрямился, как то странно подмигнул Чарли кивая в сторону Шелли и развернувшись, ушел. – Молодняк – Выдохнула девушка обмакивая тряпку в горячую воду – Я все слышу Шелли – Крикнул Эдди взмахивая рукой вверх и бегом спускаясь со склона – Он самый веселый у нас, на пару с Тэдди – Проговорила нимфа отжимая тряпку и с ожиданием посмотрела на Росса – Ну, может ты сам разденешься или мне тебя еще раздевать надо будет? – Она улыбнулась краем губ и легкий румянец выступил на ее щеках, но на лице все равно продолжала держаться серьезность и сосредоточенность.

Volchek: Луна для Чарли Росса значила много, а если полнолуние, так он вообще всю ночь напролет бегал по лесам и задирал оленей. У волков свои способы поймать кайф. Нафиг нужны наркотики, когда есть волк, который будет покруче любого лсд? Он, сидя на земле, уставился на ночное светило. Свет его отражался блеском в черных глазах Волчека, придавая парню в разы больше задумчивости, чем было на самом деле. Он протяжно зевнул, и вообще завалился на спину, как будто лежал не на земле, а в теплой кровати, в доме, которого никогда особо и не было. Лес - его дом. Брюнет расслабленно вздохнул и заложил руки за голову. Лес, конечно, лесом, а без подушки под головой не всегда удобно. Выкашляв часть легких, парень повернулся к Оборотню. - А что шутки? Я, может, серьезно говорил? - Росс нарочито посерьезнел, - Да, ты права. Помощь мне пригодится. Психологическая. Ты так кровожадно спасала мою задницу, что мне теперь кошмары сниться будут до конца жизни. Серьезно. Волчек немного скис в мыслях, что-то подсказывало ему, что отшучиваться от всего - не лучший метод ведения беседы. Росс, пытаясь сдержать кашель, превратил его в бухыканье. Ну а что еще он мог делать? Он слишком выдохся от очередной передряги, да и к тому же, не так-то просто с ходу разобраться в собственных переменах. Брюнет прикрыл глаза и непонятным жестом коснулся шеи, проверяя, нет ли там этого ужасного ошейника. - А знаешь, я вроде даже рад, что мундиры меня сцапали. Если бы не они, я бы не вернулся в стаю. - распахнув глаза, выпалил Волчек, а потом нахмурился и хмыкнул: - А вообще, не слушай меня. Я бред несу. Он сморщился и пытался дышать размеренно. Ему до сих пор не верилось, что он выбрался оттуда живым. Это похоже на второе дыхание, Чарли теперь еще сильнее чувствовал перемены в себе, только пока что не понял их суть. Не хотелось ему пока что копаться в этом, он просто решил оставить психоанализ на более подходящее время. Шелли позвала кого-то, и Чак воспользовался этим моментом, чтобы перевести дух. Спокойный ветерок обдавал его холодом. Вот бы взять, и заморозить нахрен все болевые ощущения. Волчек честно пытался не думать о них, но чем больше он тужился, тем больше думал о боли. Тогда он начал думать в другом направлении, что боль не так уж и плоха. Болит, значит живой. Тем более, это не надолго, а значит, можно поплотнее сжать челюсть, и потерпеть. Волк как бы должен терпеть, да. И от этих мыслей ему стало попроще. Кашель, конечно, никуда не делся, но теперь Чарли Росс воспринимал всю эту белиберду в совсем другом свете. Услышав шаги, он открыл глаза и приподнялся на ладонях. - Ну ты и попал, парень, - Чарли улыбнулся и выдавил хриплый смешок. - Что, голос собственного опыта? - выпалил Росс, смотря вслед новому знакомому. - Ага, увидимся. Если нет, то я реально попал. - Волчек тихо засмеялся и, с натянутой лыбой, покачал головой. - Забавный малый. Сколько всего здесь волков? - парень с громким матом в собственных мыслях поднял себя на ноги и, чуток пошатнувшись, все же устоял на своих двоих. Почти что подвиг, да? Брюнет хрипло выдул воздух из легких и не спешил вдыхать кислород по новой. Короткая передышка дарила несколько почти безболезненных секунд. - Хочешь помочь мне с этим? Не, Шеллс, серьезно, я сегодня не в лучшей форме, но снять с себя рубашку могу. - Чак схватился за низ рубашки и стянул ее через голову. Только теперь он мог разглядеть собственный торс, разукрашенный похлеще любого полотна известного импрессиониста. Сине-багровый синяк расползался по месту, где ребра дали трещину, а дырень от пули текла вниз бордовым подтеком ссохшейся крови. Остальное пространство заполняли не столь опасные синяки, ссадины и царапины, оставшиеся от несправедливого поединка со стекленной преградой. Ну и последним штрихом служил ожог на шее от неоднократной шоковой терапии. Красотень, да и только. - Ты только глянь, да я просто симпатяга. - Чарли Росс попробовал выдать шутку, но вышло не смешно. - Ладно, лечи меня. Только не переусердствуй. - Он бросил рубашку куда-то в сторону, все равно, она теперь и за полковую тряпку не сойдет.

Werewolf: Семья. Дом. Свобода. Эти три слова. Всего три слова, которыми можно описать душу любого волка. Три слова, которые у вас первыми ассоциируются, увидев лесного короля перед собой. Три слова, маленьких и незначительных, будут являться для волка всем. Смыслом жизни. Смыслом радости и беззаботности. Три слова, которые предано пленили дикое сердце и которые помогают зверю выжить в любую погоду. Три слова, которые греют душу, заставляют мечтать о хорошим, любить, жить и чувствовать этот вкус жизни. Глядя на Чарли девушка не могла сдержать улыбки на своем лице, и хотя произошедшее пару часами ранее не могло радовать душу, в глазах нимфы все таки промелькнула какая то надежда, какая то частичка счастья. Да, они потеряли многих близких ей, но эта потеря была не безрассудной, они спасали такого же важного «зверя» для них. Их жизнь, была отдана не в пустоту, а за дело и сейчас погибшие могли спокойно вздохнуть, видя, как Росс находился в безопасности. В их лагере, доме. – Это моя работа – Усмехнулась девушка на слова молодого человека разрывая новую тряпку на мелкие лоскутки – Если бы кто то другой из наших попал в такую же проблему, я бы так же спасала его, Чарли. Мы своих не бросаем – Пожав плечами спокойно проговорила она, макая последнюю порцию повязок в горячую воду. – Рано или поздно, даже без помощи этих вояк, я думаю ты бы вернулся – Как то странно проговорила Шелли нахмурив брови – Я когда то тоже отказалась от стаи, пыталась жить нормальной жизнью, но в один день мое сердце все равно взяло вверх и я вернулась – Виновато улыбнувшись она достала лоскутки ткани из воды и слегка отжала их – Будет немного щипать – Чуть поморщив носиком, зная насколько все таки это больно, она приложила несколько лоскутков к ране, а затем потянулась за большой тряпкой – В общей сложности около пятнадцати Оборотней и сорока обычных волков. Так же еще марлоки и несколько мутантов, но это только в этом лагере. На самом деле нас больше – Она внимательно рассматривала ссадины и синяки Чарли и от всей этой картины ей хотелось одного, поскорее подлатать его и потом вернуться с остальными домой – Я даже в какой то степени благодарна этой войне – Ухмыльнулась она аккуратно вытирая запекшуюся кровь возле раны – Если бы не она, то вряд ли бы мы все встретились. По сути, когда мы ходим по одиночке нас проще поймать, а когда стаей.. – Губ коснулась довольная и слегка заговорщическая улыбка. – Ммм.. Так, думаю одна я тут не справлюсь все таки – Она подняла голову и посмотрела на Росса – Придется тебе доверится нашему целителю – Чуть тряхнув головой девушка посмотрела в сторону лагеря – Джошуа, мне нужна твоя помощь – Крикнула блондинка и через пару минут из одного шалаша вышел молодой человек со светлыми волосами и золотистой кожей. Он спокойной походкой взобрался на пригорок, где были Шелли и Волчек и присел на колено – Думаю знакомить вас не надо – Прищурившись проговорила она глядя на двух ребят – Нет Шелли, я знаю его – Усмехнулся он растирая свои руки – Это он получил там, на базе? – Сосредоточенно проговорил Эликсир касаясь своими руками тела Чарли – Да, ты его сможешь подлатать? – Обеспокоенно проговорила нимфа наблюдая как самые легкие ссадины и раны начали заживать сами собой – Конечно, ты же знаешь. Но лучше принеси ему поесть, чтобы набраться сил – Раньше люди икс и Шелли враждовали, а теперь что, держаться друг друга. Иногда блондинка сама поражалась этому, но видать такие времена, что если не объединить силы, то можно смело сгинуть с лица земли к чертовой матери. Пока Джошуа занимался Чарли, Шелли встала с места и спустившись с пригорка направилась в лагерь, где вскоре дым от небольшого костра охватил силуэт нимфы и она исчезла за многочисленными палатками. – Тебе повезло, что тебя пришли спасать. Я слышал что мало кто выживает на той базе – Проговорил паренек аккуратно направляя свет на рану от пули – Ты видел кого нибудь из наших, из школы Ксавье? – Голубоглазый паренек поднял взгляд на Волчека и слегка нахмурился. Он был здесь единственным из школы, потому что его точно так же пять месяцев назад схватили солдаты и если бы не Шелли со своей стаей и другими мутантами, то вряд ли бы Фоули сейчас сидел здесь и исцелял Росса. Взяв тарелку с едой, точнее если это можно было так назвать, ибо глядя на один только вид каши тебя сразу тянет наизнанку, она направилась обратно, пока сзади ее не остановили криком – Шелли – Раздался голос позади и нимфа обернулась – Да Сэм? – Вскинув бровью, она посмотрела на высокого парня, с голым торсом и в одних штанах. Он спокойно шел босыми ногами по снегу, ветер слегка взъерошивал его темные волосы, а на лице была милая и слегка ребяческая улыбка. – Ну как наш новенький? – Он подошел к девушке и взгляд пал на тарелку с едой, от чего лицо молодого человека слегка исказилось гримасой отвращения – Жить будет. Его сейчас исцеляет Эликсир – Подавив смешок она вместе с «волком» направилась к пригорке – Ясно. Слушай, нам долго тут задерживаться нельзя. Пусть новенький поест, и завтра утром нам уже надо выдвигаться – В миг посерьезнев в лице, Сэм довел Шелли до подступа и положил свою горячую руку на ее хрупкое плечо – Разведчик доложил нам, что люди собираются идти к югу, где находится наша пещера. Нам надо опередить их Шелли, чтобы с теми, кто там сейчас остался ничего не случилось. – Тихо проговорил он и после этого направился обратно к своим, оставляя девушку один на один со своими мыслями. – Он прав Шелли. Нужно возвращаться – Наконец проснулся Король и девушка сжав руками сильнее тарелку, направилась вверх, на горку – Я знаю, но сначала надо чтобы Чарли набрался сил – Пытаясь натянуть на себя улыбку и придать лицу беззаботность, она подошла к парочке и протянула Волчеку еду – Извини, другого у нас нет – Слегка с холодом проговорила она и посмотрела Джошуа в глаза – Я все сделал – Ответил паренек поднимаясь и подходя к девушке, понимая, что означал ее немой взгляд. – Хорошо – Взяв мутанта за локоть блондинка отвела его немного в сторону и приподнявшись на мыски прошептала на ухо – Собирай всех и начинайте сворачивать лагерь. Утром выступаем в пещеру – После этих слов Джошуа кивнул и бегом спустившись вниз, направился в лагерь, а Шелли тем временем повернулась к Волчеку и склонив голову на бок, принялась ждать пока тот поест – Как это случилось? Как они вообще тебя поймали? – С интересом проговорила она присаживаясь на корточки рядом.

Volchek: С самого детства всех людей и мутантов делят на категории. Человек, одеренный, будущий мажорный мудак, отброс общества, гений, дебил. Зачем клеить столько никому не нужных ярлыков, если на самом деле их только два? Есть хищник, и есть жертва. Чарли Росс всегда относил себя к разряду хищников. Вот только одно «но», нельзя называть себя им, не побыв при этом жертвой. Чак испытал участь жертв на собственной шкуре, и это ему не понравилось. Зато теперь он точно прочухал разницу, и с полной уверенностью может заявить, положив одну руку на свод волчьих законов, что он волк. Чез немного виновато сжал губы и склонил лохматую голову набок. Он подумал, что наверное, сейчас смахивает на хоббита из Возвращения Короля. Такой-же грязный, лохматый и босой. Только ростом повыше. Парень бы даже улыбнулся, если не был бы так вымотан. - Вернулся бы, рано или поздно. Я всегда был частью стаи, даже если и ушел. Не знаю. – Волчек безучастно смотрел, как Оборотень прикладывает ткань к ранам. Ощущения, будто паяльником поджаривают, а потом еще солью заправляют для улучшения вкуса. Росс было подумал, что стейк из него вышел бы неплохой, но отмахнул эти мысли и переключился на запахи, царящие вокруг. Он всегда уходил от боли, врубая обаняние на полную катушку. Тут пахло сыростью, зимним холодом, Шелли и его кровью. - Все равно, Шелли, слишком много нас поступили как я. Просто ушли на дно и стараются не высовываться. Честно, каковы наши шаны выиграть эту войну? – для себя он уже решил, что будет бороться против диктатуры людей до последнего. Они совсем оборзели, устроили геноцид огромных масштабов, и думают, что правы. – Согласен. Стаю не так-то просто уничтожить. Люди прежде всего думают только о себе. Эгоистичные кретины, а стая думает только о стае. – Росс пожал плечами, прикидывая в уме, сколько мутантов нужно, чтобы дать сильный отпор. Пока что, этот отпор смотрится как небольшие диверсии. По мнению Волчека, масштабность тоже важна. - Чегооо? Ты мучила меня целых десять минут, зная, что у вас там целитель гуляет? Шелли, это самый настоящий садизм! – Чарли Росс даже почти рассмеялся. Он посмотрел на пулевое отверстие и провел пальцем вокруг него. На том месте кожа была воспаленная. Волчек смотрел на приближающуюся фигуру. Он узнал запах и улыбнулся, увидев старого знакомого по школе Ксавье. Это было так давно, что, казалось, уже целая жизнь прошла. Джош был первым, кого он встретил из своих. Мутанты, которые скрывались, редко подходили друг к другу, чтобы не дай бог, кто-нибудь бы заметил их рядом. Чарли пару раз чуял знакомые запахи, пока бегал от хвоста, но их обладатели предпочитали, чтобы Чез к ним не подходил. Вот он и перестал. Даже принюхиваться перестал. - Не знаю, Джош. На базе, на том этаже, где держали меня... Там никого не было. Даже запаха не было. Думаю, долго они нас не держат. Убивают, как щенков. – Росс закрыл глаза, чувствуя, как раны затягиваются и дышать становится заметно легче. Волны тепла прокатывались по телу, и Росс смог наконец-то вдохнуть полной грудью, не глотая при этом стопарик собственной крови. Что может быть лучше, а? Элексир закончил, и Волчек открыл глаза. - Спасибо, ты спас мою задницу от медицинских навыков Шелли. Не хочу сказать ничего плохого, но твои методы безболезненнее. – Росс поднялся на ноги и потянулся. Совсем как новенький. Шелли вернулась. Сначала Чарли унюхал запах еды, а потом уже ее запах. - Не страшно, люди не были особо щедры на обеды. Да и я брезговал их стряпней. – Он налетел на еду, будто вообще никогда прежде ничего не ел. Быстро прикончив тарелку, он облегченно вздохнул и поудобнее развалился на снегу. Довольная улыбка постепенно вырисовывалась на его лице. - Кто-то на меня настучал и мне сели на хвост. А я идиот, думал, что если затеряюсь в толпе людей, то обойдется. Я уехал из города и бегал с места на место, не задерживался нигде надолго. Не подумал, что в маленьких городках к новеньким относятся настороженно. И меня нашли. Я нахамил, получил по морде, потом еще нахамил, а потом проснулся уже в клетке. Вот и вся история. А вы чем были заняты, пока я бегал? И как вообще ты узнала, что меня сцапали? – Брюнет только теперь смог по-настоящему осознать, что на свободе. Он дотронулся рукой до шеи, но там уже не было ошейника.

Werewolf: Мир, превратившийся в поле боя, напоминал блондинке о далеком прошлом, когда она только-только была принята в «Оружие Икс». Она вспомнила усердные тренировки, подготовки и другую ерунду, которая оказалась полезной для дальнейшего будущего этой нимфы. Отец военный и дочь пошла по его же стопам, пусть и против воли, но стала неотъемлемой частью военных будней. Правда если бы ее глаза вовремя не открылись перед картиной, которую она старалась не замечать во время заданий, то тогда бы миссис Криг до сих пор осталась на службе у правительства. Хотя чего винить обычных солдат, ведь по сути они просто выполняют приказы с верхушки, делают то, на что их «запрограммировали» с первых дней пребывания в армии. Поэтому всякий раз убивает какого нибудь мальчишку в форме, блондинка его жалеет в своих мыслях. Ведь у него возможно тоже есть семья, которая ждет своего сына/отца с войны, точно так же как Шелли ждали ее дети, находясь в убежище. Печально. Они не виноваты, но выбора иного нет, так как здесь, на поле боя, правило одно: «либо ты убиваешь, либо ты будешь убит». – Чарли… - Наконец проговорила нимфа вернувшись из своих недолгих раздумий. – Первое что ты должен знать – это то, что спрятаться на время можно только в очень людном месте и то, это опасно – Нахмурившись, она отвела свой взгляд в сторону и прикрыла глаза – В наше время сейчас лучше держаться вместе, так как по одиночке нас поймать куда гораздо проще, ты сам это ощутил на своей шкуре – Спокойно ответила она снова переводя свой взгляд на молодого человека – Джошуа тоже думал, что сможет спастись в небольшом городке на юге штатов, но буквально через три дня на него вышел отряд и его могли схватить, благо наша стая была недалеко – Она улыбнулась краем губ и вспомнила этот день, словно он был только вчера, не смотря на то что прошло уже больше трех месяцев. – Интересно, разве Чарльз вас не учил, что одиночек схватить проще?! – Недоумевая, она посмотрела в глаза Росса и пожала плечами – Когда я родила сына, то первое что вбила в его голову, это необходимость всегда путешествовать с кем то, либо вообще не высовываться – Поправив прядь волос она продолжила слушать рассказ молодого волка, который наконец затронул тему как его схватили. – Там много клеток? – Нахмурившись спросила она внимательно глядя на него, а затем усевшись поудобнее на снегу, опустила взгляд в землю покрытую снегом – Мы занимались выживанием, Чарли. Помогали тем, кто как ты попал в передрягу, и принимали к себе. Я со стаей нашли хорошее убежище и теперь в принципе прячемся там – Она пожала плечами и зачерпнула в ладонь небольшую горсть снега - Вообще тебя почувствовал Сэм – Закусив губу ответила девушка – Он с ребятами находился недалеко, в момент когда видимо тебя схватили и после этого Сэм сообщил мне о том, что волк попал в беду. – Вздохнув она пристально засмотрелась на снег в своей руке и после стряхнув его со своей руки встала. – У нас есть особенность, мы чувствуем друг друга за несколько миль, Чарли. Если бы ты раньше принял свою породу, то понял бы это – Мило улыбнувшись ему девушка перевела взгляд на сворачивающийся лагерь – Обращайся чаще к своему сердцу, внутренний зверь не даст тебе пропасть – С этими словами она спустилась немного с пригорка и подозвала Эда, который с довольный улыбкой подошел к ним и коротко посмотрев на Росса, улыбнулся – Он готов? – Обратился молодой человек к блондинке, и она кивнула – Тогда думаю можно сказать Сэму, чтобы всех подгонял. Люди будут здесь через пять часов, нам надо быстрее скрыть свои следы – Оборотень обернулась к Волчеку и нахмурилась – Ты с нами Чарли? – Две пары глаз посмотрели в сторону молодого человека, затем Эдди оставил этих двоих опять одних и направился прямиком к Сэму, которому сообщил об уходе. И уже где то через минут пять послышался голос нескольких парней, подгоняющих остальных одаренных и волков, которые с неохотой принялись покидать поляну, углубляясь дальше в лес – Дорога долгая, нам еще предстоит сделать две или три остановки, после чего мы попадем в дремучий лес, где человеку нет прохода. Там наша пещера – Попутно добавила Нельсон протягивая руку молодому волку.

Volchek: В каждом живет своего рода что-то вроде личного демона. Чарли Росс всегда это знал, но до этого момента он думал, что этот демон – корень всех зол. А оказалось то, что жто совсем не так. Он теперь виделся Волчеку чем-то наподобие странной формы самозащиты, чуток эгоистичной и радикальной. Этот демон предпочитает убить, нежели валяться потом на холодной земле с дыркой в башке, в лужице красной жижи с серыми кусочками вынесенных мозгов. Прям клубничный коктейль с кусочками банана. Чез мысленно удивился своим мыслям. Его демон – это его волк, к которому брюнет не часто прислушивался, а стоило бы! Сколько неприятностей он мог бы избежать, если не был бы упертым ослом в волчьей шкуре. У него была идиотская привычка делать все наперекор всем, включая себя самого. - Да понял я, что ступил, - выдохнул Росс, зачерпнув горсть снега. Мутант слепил увесистый снежок и сжимал его, кайфуя от того, что снег превращался в воду, а ледяная вода стекала по рукам. Мелочь-то какая, а зато как приятно снова понимать, что такие мелочи снова доступны, - ты же меня как облупленного знаешь. Если бы мне сказали, что идти надо направо, я с умным видом пошел бы налево. Зато теперь буду умнее, сам виноват, что попался. – Чаку уже надоело страдать фигней и он торопливо выбросил снежок куда-то назад. Парень вытер руки об себя и улыбнулся. - Ксавьер много чего говорил, в этом и заключается вся проблема. Запомнить все просто невозможно. Он, как бы это сказать, слишком умный, чтобы вникать во все его изречения. Как Конфуций, только лысый и с колесами. Хотя может, Конфуций тоже был лысым, не важно, я бред несу. – Чез вспомнил, что когда-то любил читать, и вообще он много чего любил делать. Теперь ко всем этим вещам доступа нет, но Волчеку плевать. Он отдал почти все, что имел, зато нашел своего волка, и наконец-то принял его в полной мере. Так что, можно сказать, что он потерял многое, но приобрел все, что на самом деле имеет цену. - Я не уверен, честно. Но там, где был я, никого не было, или я просто не видел. Мундиры не устроили мне экскурсию, у них совсем нет уважения к постояльцам. Может, они держат всех подальше друг от друга, чтобы психологически сломить одиночеством, или я там был вип персоной и мне выделили весь этаж. Какой бы схеме они не следовали, у этих мудозвонов все получается, я думал, что подохну там, и уже даже смирился с этим. Охраны там довольно много. Скорее всего там есть другие. С рвением людей выиграть эту войну, они вряд ли испытывают нехватку в пойманных мутантах.– Чаку не нравилось вспоминать все то, что было там. Он хотел забыть это, но в то же время понимал, что не сможет этого сделать. Такие события не сотрутся из памяти даже через десять лет. Все, что он мог сделать – это изменить свое отношение к тем событиям. Как бы начать воспринимать их по-другому для себя. Если бы он не попался, то так и бегал бы от них, пока окончательно не лишился бы терпения. И вот тогда он бы сорвался. Чарли просто сел бы на месте и стал ждать их, чтобы покончить со всем раз и навсегда. А теперь он снова стал частью стаи, это хорошо. Логика, конечно, чуток извращенная, но так проще. Чарли Росс смотрел, как все начинают собираться. Он улыбнулся и сжал предложенную Шелли руку. Встав на ноги, Волчек стряхнул остатки снега с волос и одежды. - Куда я теперь денусь, - парень начал спусе с холма вместе с Оборотнем, и даже не оглянулся назад.



полная версия страницы