Форум » Будущее » Interception [Lonely Shepherd & Flying Finn] » Ответить

Interception [Lonely Shepherd & Flying Finn]

Flying Finn: Время: недалекое будущее Место: съемная квартира Т. Айрикайнена Сюжет: иногда прошлое возвращается тогда, когда его не ждут.

Ответов - 3

Lonely Shepherd: Оранжевое небо с алым, палящим солнцем. Земля такая же бордовая, как запекшаяся кровь, однако вокруг нет ни одного убитого. Это место напоминало пустыню, но в тоже время не было ею. Земля, или песок под ногами, казался живым, пропитанным какой-то необыкновенной, держущей всё мироздание этог омира энергией. Да, это был иной мир, где солнце не уходило никогда, и вместо того, что бы даровать жизнь - отбирало её, поражая радиацией всё живое. Вдалеке видны руины старинных городов - почерневших от времени и солнечных лучей. Не следовало быть археологом, что бы понять - эти города мертвы уже несколько тысячелетий, а вокруг, казалось, всё вымерло так же. Мишель подняла голову, и в лицо подул жаркий ветер, врезаясь в глаза. Девушка прикрылась рукой, запачканой в рыжей то ли пыли, то ли грязи, и поднялась с колен. Вдалеке она видела блеск. Этот блеск манил. Не так, как манит красивая безделушка любительницу украшений или драгоценностей, а так, как зовет своего хозяина потерянный питомец. Он шептал неуловимым сказом в сознание магессы, и она могла лишь чувствовать его желание, стремление быть вновь найденным. Мишель двинулась вперед, прикрывая как могла глаза от дующего ветра, который усиливался с каждым новым её шагом. Но сколько бы она не шла вперед, камень, торчащий из черного шеста, не приближался ближе, а ветер становился всё злее и злее, поднимая рыжие бури, которые сбивали порывами с ног. Мишель падала, вставала и шла вновь, силясь верой в то, что она достигнет своей цели - добравшись до камня, и в тоже время обдумывая - что стоит сделать, что бы он стал двигатся к ней? Однако очередной порыв ветра снес её, относя на несколько метров назад. Вокруг поднялась мощная песчаная буря, сквозь которую не было видно абсолютно ничего. Лишь рыжые песочные стены, несущиеся в стремительной воронке. Они словно окружили Пастушку, что находилась в оке шторма, и ничгео нельзя было с этим сделать. Красные стены надвигались, но Мишель знала, что боятся ей нечего. Она закрыла глаза, пока красный песок царапал ей лицо, и раскрыла их. Вокруг была темнота. Бури или даже свиста ветра не было. Мишель приподнялась на локтях и откинула одеяло в сторону. Включив свет в комнате, она прошлась к зеркалу, и, уперевшись в комод руками, долго всматривалась себе в глаза, словно пытаясь понять - что значил этот сон. Впрочем, ответ был довольно очевиден. Француженка отошла от зеркала, и посмотрела на свою развороченную постель. Проведя рукой по лицу, она села на её край, и закрыла глаза. Короткий всплеск! Камю сосредоточилась, и перед ней возник знакомый светловолосый образ. Что ж, гадать было больше нечего. Спустя два с половиной часа. Ночь. 3:54. - Надеюсь, он не переехал. - Негромко произнесла магесса, стоя в тени от стены в подъезде одного из домов спального района Нью-Йорка. Через миг, француженка пропала, а через очередной миг, она появилась внутри скромной по её мнению квартиры. Впрочем, Мишель никогда не судила по людям - глядя на их внешний вид, материальное состояние и их дом. Эти показатели были второстепенны, и если касалось тех, кто был ей хоть как то по хорошему близок, абсолютно неважны. В комнате было темно, однако зрение девушки после длительных гуляний в треннировках по теням, было привыкшим к темноте. Точнее - ей требовалось совсем немного, что бы зрение адаптировалось к тьме. Мишель прошла по теням внутрь квартиры своего старого товарища, пусть и совсем не знала - живет ли он здесь ещё, и будет ли вообще рад её видеть. И как бы Мишель не чтила манеры вежливого гостя и хозяина дома, в силу своего воспитания и цыганских корней, она всё же проникла без спросу и разрешения. За всё это время, что она была не в Нью-Йорке, многие приоритеты пошатнулись и взболтались внутри неё, и не первый день, Мишель напоминала себе о том, что следует уделить время и разобратся с этим. Но лишь после полного окончания обучения. Камю стояла возле кровати, в которой сейчас мирно, или не очень, спал её старый знакомый, которого она запомнила навсегда - Тааветти Айрикайнен. С ним она прошла два кошмара, устроенных Аркадой, и это связывало их незримой нитью. По крайней мере - Мишель отчетливо ощущала эту связь. Француженка осмотрелась, и, найдя светильник, включила его, после чего села на край кровати, и сосредоточилась на Тааветти. Мишель сейчас собиралась применить свои навыки в телепатии. Магесса проникла в голову Таа, в сон, который он сейчас видел, а если и не видел до этого, то узрел бы. Она воссоздала свой образ в его голове, который должен был разбудить финна. И когда это случилось, то Мишель продолжала сидеть на краю кровати, в ногах Айрикайнена, и смотреть на него. Телепатическое вторжение должно было бы слегка пробудить Тааветти, словно теплой водой в лицо. Однако Мишель не подумала о том, к чему может привести созерцание с просонья на своей кровати девушки, чья кожа была белой словно мел, волосы черны как воронье крыло, а глаза насыщенно фиолетовыми, словно два густых аметиста. Особенно учитывая, что подобный образ, Таа мог только что видеть во сне. - Здравствуй, Тааветти. - Мишель улыбнулась, однако её улыбка вышла малоприятной, и могло показатся, что через секунду, Мишель набросится на своего товарища. Она ещё не обрела вновь той мягкости и дружелюбия, которых её лишила сущность Эклипсо. Да и незачем было пока что её возвращать. Она вообще не была уверена, что у неё остался хоть один друг. - Не бойся, я не причиню тебе вреда. Правда. - Тааветти мог слышать по телевизору, что я стала убийцей. - Прости, что я разбудила тебя посреди ночи, и ворвалась к тебе в дом, без твоего позволения. Однако мне нужна твоя помощь.

Flying Finn: Этот день начинался для Айрикайнена так же, как и всегда – он едва продрал глаза в 4 часа дня, когда все нормальные люди или учились, или работали, и снова запустил компьютер, сиротливо стоящий в углу в окружении кучки моделей автомобилей. В воздухе стоял едва ощутимый запах чего-то горелого, перемежающийся с ароматом тухлятины из мусорного ведра. Дух упадка царил и в разбросанных по квартире книгах и комиксах, и в валяющихся на паркете грязных футболках, в немытой посуде и пачках из-под лекарств. Когда финна никто не контролировал, он пускал свою жизнь на самотек. Он привычным движением широкой ладони сбросил со стола банки из-под энергетиков, какие-то бумаги, фантики, упаковки из-под чипсов… Фигурки полетели на пол вслед за мусором, но парень их тут же поймал и водрузил на место, среди мусора, который еще оставался на столе. Тааветти недовольно побурчал и тут же уткнулся носом в монитор, запустил Steam и открыл очередную игру, чтобы убить свое время. Прошлое часто не давало ему покоя, всплывая в виде мерзких кошмаров с участием Аркады и каких-то слизней, охотящихся за ним, вообще, в последнее время его сон был все более и более беспокойным, его преследовал постоянный страх за свою шкуру, хотя никому он и даром не сдался. Парень боялся мести со стороны старых врагов, и тот факт, что он не знал, живы они или мертвы, растеряли они свое могущество или наоборот, сильны как никогда раньше, только усиливал его нарастающую с каждым часом неуверенность в завтрашнем дне. Но скандинав, как всегда, предпочел постараться не думать о своем унылом будущем и нажал на кнопку «Начать игру». Время за игрой текло незаметно, и дело уже подходило к вечеру. Он разогрел себе остатки пиццы, валяющейся в холодильнике еще с субботы, налил кофе в грязную кружку с символикой какого-то клуба, и вновь уселся за экран монитора. По виртуальному мосту бегали одетые в синее люди, мельтеша перед глазами финна. Он заулыбался, тряхнул не мытой неделю головой и кинул своего персонажа в атаку. На тарелке остывала пицца, но инвалид и думать забыл про еду – он был погружен в процесс. Правда, на фоне всего этого было одно обстоятельство, портящее бездельничающему Тату весь процесс – он все чаще стал вспоминать Мишель и ругать себя за то, что даже не спросил ее номер телефона. Судьба уже сводила их два раза, а он даже не удосужился узнать ее телефон или почту, на худой конец. Он не видел свою союзницу уже год. Интересно, что с ней произошло за такое время? Скучный день закончился, за ним потянулся такой же унылый вечер, наполненный руганью школьников в чате, ожиданием чего-то лучшего и пустопорожней болтовней с очередным случайным собеседником. Для финна такое общение было сродни жевачке – пожевал, пока вкус есть, да и выплюнул. У его очередного виртуального друга была абсолютно такая же цель – просто скоротать вечер более приятно за игрой и беседой… Но тем не менее, Айрикайнена что-то насторожило. Вместо привычного “see ya” он узрел напутствие «будь осторожен». Это еще зачем? Мнительный парень уже заподозрил, что этот приятель с именем Джон – на самом деле марионетка какого-нибудь злодея, или наоборот, посланный ему в помощь друг супергероя. Но финн не учел одного – что этот человек просто привык так говорить. Переворошив всю его переписку с друзьями в Фейсбуке, он убедился в этом и наконец-то успокоился. Инвалида потянуло в сон, и он, не мудрствуя долго, завалился на свой продавленный красный диван. От старости этот предмет мебели уже не мог раскладываться, поэтому он так и рухнул на неразложенный, накрылся одеялом, свернулся в позе эмбриона и достаточно быстро провалился в сон. Сон Тааветти был таким же беспокойным и тревожным, как и всегда. В этот раз ему снова снился парк, и там была Мишель, о которой он так часто сегодня вспоминал. Но ее внешний вид претерпел некоторые изменения по сравнению с прошлыми снами, и особенно сильно изменились ее глаза – их цвет стал ярко-фиолетовым. Этот сон резко прервался, когда парень почувствовал какой-то раздражитель и задергал культей, словно пытаясь ударить того, кто мешает ему спать. В глаза ударил яркий свет, и Таа был вынужден проснуться. -Какого черта… - недовольно заныл одаренный и повернулся как раз к тому месту, где сидела Мишель. Наличие необычной девушки в комнате явно не обрадовало мутанта, он подскочил на кровати так, словно ему воткнули иглу в мягкое место. Тишину разрядил тихий шепот Айрикайнена о том, что он все отдаст, и что он, разумеется, ничего не знает. Его мольбы о пощаде закончились, когда он узнал в этой темной фигуре Мишель Камю, его товарища сразу по двум несчастьям, человека, который вытаскивал его в достаточно неприятных ситуациях. Это одновременно и обрадовало, и огорчило его. Да, ему не придется отдавать свои деньги, но появление мисс Камю в Нью-Йорке явно указывало на то, что произошло что-то не очень приятное. -Как ты меня напугала! – выдохнул Тату и пополз к выключателю, пытаясь зажечь свет дрожащими конечностями. Как только вспыхнула лампочка, взгляду девушки предстал ужасный свинарник и ведро с мусором, опрокинутое и валяющееся прямо у ее ног. -Да это так… Депрессия. – деланно беззаботным тоном отозвался мутант, пытаясь отпихнуть кучу мятых салфеток, вымазанных в чем-то подозрительном, - Так да… В чем же дело? – Сразу же приступил к делу финн, стараясь отвлечь внимание подруги от груды мусора.

Lonely Shepherd: Не обратив ровным счетом никакого внимания на бормотание блондина, Мишель пронизывала его взглядом, пока тот не пришел в себя. Пронизывала потому, что только так можно было назвать этот взгляд. Многие его не выдерживали, и винить их было не в чем, ведь за ним кроется огромное множество. Направляясь в дом Финна, Мишель предполагала две вещи - либо он станет параноиком, после всего пережитого, либо же пойдет по пути более сильного человека. Это не играло важной роли для Мишель, ибо не она выбирала Тааветти. Быть может, ей удастся помочь ему. Но для начала - он должен был помочь ей. В чем? - Собирайся, Таа. Без кофе и ванной. Мы должны отправлятся как можно скорее. - Произнесла Камю, осматривая грязную комнату. Однако ни взгляд ни голос ни даже эмоции на лице не менялись, оставаясь спокойными и флегматичными. - Советую начать собиратся немедленно, если ты не хочешь красоватся нижним бельем перед толпами людей. Людей... Будут ли там эти люди? Хотя мертвые планеты всегда перед гибелью имели на себе то, что её и убило. Ведь ничто не умирает просто так. Кого то природа с рождения обделила здоровыми органами, кто то сам сделал их такими, ведя не слишком рассудительный образ жизни. Некоторых убивают паразиты, а другим не везет на дорогах. С планетами всё так же. Стоит ли сказать ему, куда они отправляются, или же играть на его сонном состоянии и легком стрессе от испуга? Ведь в таком состоянии люди имеют меньше желания сопротивлятся уверенному голосу, говорящему делать определенные вещи. Это не означало, что проснувшийся незамедлительно выполнит, словно под гипнозом, все заявленные действия, но по крайней мере будет считать, что это надо сделать. Пока не обдумает происходящее. Но в любом случае, Мишель не хотелось, что бы Тааветти щеголял в трусах и футболке по пустыне. Пустыня... Точно. - Одевайся так, что бы было удобно передвигатся по песку в жаркий климат. - Произнесла Мишель, рассматривая монитор его компьютера. Она нажала на кнопку включения, но тот не засветился. Тогда француженка выпрямилась, и повернулась лицом к Таа. - Тебе стоит научится уважать себя. - Произнесла она, наблюдая как тот переодевается. Ведь на самом деле, было сложно посчитать её слова о нижнем белье шуткой. Интонация, голос и взгляд, казалось, были не способны сыграть в тандем, вызывающий хотя бы улыбку. Мишель прошла к стене, наступая на пустые бело-синие банки, и оперлась на неё спиной, сложив руки под грудью и глядя перед собой. - Тогда, быть может, найдешь смысл для всего этого. Подождав ещё пару минут, Мишель резво отошла от стены и повернувшись к ней в пол оборота, вскинула в локте левую руку. Глаза засияли фиолетовым светом и стали источать тонкую эфериальную дымку, а вскинутая вверх ладонь покрылась тёмно-фиолетовой энергией. Мишель негромко произнесла на древнем магическом языке целое предложение, и подняла вторую руку, указав ею на стену от которой только что отошла. Через две секунды, в ней начала открыватся черная воронка, которая разрасталась до тех пор, пока не стала занимать в диаметре всю высоту стены. Мишель знала, что вложила достаточно энергии в портал, что бы открыть его именно в тот мир, к которому её тянуло во снах. Мишель перевела взгляд на Таа, и потушила сияние глаз и руки. - Ты готов? Я не могу заставить тебя идти со мной против твоей воли, но мне нужна твоя помощь, Тааветти. Я не смею предлагать тебе мотивы для того, что бы идти со мной, однако я уверена - что они есть. Если мы окажемся там, за этой дверью, - Мишель имела ввиду черную воронку в стене. - То не вернемся пока не окончим то, ради чего мы идем. Однако с тобой, или без тебя, я буду отправлятся. А ты решай - пойти следом, или же остатся здесь. - Она обвела рукой этот свинарник, что служил финну спальней. Француженка подошла вплотную к воронке, и произнесла, повернув голову к Айрикайнену. - Портал будет открыт ещё одну минуту. - И шагнула в него. Это место было сырым и в нем пахло гнилой плотью. Позади каменная стена, под ногами застывшая кровь и кости, над головой истекающие влагой сталактиты. Здесь было темно, но вдали пробивался тусклый красный свет. А поблизости слышалось жуткое урчание и слизкое движение.



полная версия страницы