Форум » Будущее » Not Alone [Wolfling & Werewolf] » Ответить

Not Alone [Wolfling & Werewolf]

Werewolf: «Ты не одна, я всегда рядом с тобой, пусть даже если ты не видишь.» © название отыгрыша: Not Alone | Не одна. время событий: Недалекое будущее | Сумерки. место событий: Глубь леса | Поляна | Не далеко от дома. участники: Wolfling & Werewolf. музыка: You go, giving up your home описание ситуации: Мы сами губим себя и своих детей, даже если сами этого не замечаем. Шелли и Изабелла, у них сильно расходятся мнения, они словно чужие друг для друга, но несмотря на это мать волнуется и любит свою дочь. Покинутая всеми Изи убегает в очередной раз из дома в лес, надеясь побыть там одна с собой, слушая тишину, пока сзади нее не появляется родная мать, протягивающая руку помощи и обещающая вместе с ней пройти все невзгоды.

Ответов - 8

Wolfling: Интересно на что она надеялась, когда пришла сюда. Помощь? Поддержка? Она, наверное, упала ночью с кровати и сильно ударилась головой, если считала, что, придя сюда, найдет все это. Видимо за тот год, что она отсутствовала в родном доме она успела позабыть, что ее семья далека от идеала тех семей, который пропагандирует нам телевидение, особенно всякие мыльные оперы. Где матери всегда понимающие, отцы всегда души не чают в своих детях, а братья и сестры всегда поддержат друг друга в беде. В действительности же все было с точностью наоборот. С матерью они никогда не могли найти общего языка, они были совершенно разными и то, что одобряла Шелли, младшая Криг просто ненавидела или презирала. А материнские планы вообще заставляли шерсть на холке вставать дыбом. Отца было сложно назвать любящим, хотя с ним единственным у девушки было больше взаимопонимания, чем со всеми остальными членами семьи. Наверное, всему было виной, то, что характером девушка все же пошла в него, а не в мать. Хотя порой Изи была просто уверена, что в душе у нее живет маленький диктатор, который когда повелевал многими народами, объединенными в один великий народ, курил трубку и носил усы, был другом детей и военных. Отношения же с братцем вообще отдельная песня, которая не подлежит пересказу, ибо таковому не поддается. Это надо видеть. Но поддержки здесь ждать не приходилось. И спрашивается, чего она ждала, возвращаясь в этот дом спустя год, а может даже чуть больше, когда она полностью обрубила все концы и избегала любых встреч с родителями особенно с отцом. Что она здесь хотела найти? Этим вопросом девушка задавалась всю ночь проведенную в доме. Нет, она здесь не останется только поговорит. Но с кем? Может для нее лучше прямо сейчас уйти отсюда и вновь забыть о своем семействе. Может кто-то и знает ответ на этот вопрос, но только Изи. Признаться она была очень удивлена, что ее комната до сих пор существует и Шелли не разнесла ее по кирпичика в отместку за то как поступила Криг младшая. Почему-то именно этого она и ждала, но нет все вещи которые остались после ее ухода в комнате были здесь в целости и порядке. Тут даже пыли не было, что очень удивило Волчонка. Но комната это одно, а ей нужно было поговорить хоть с кем-то, выговориться, чтобы ее поняли. Но вот с кем. Ломать и над этим голову ей совершенно не хотелось, так что когда она подошла к двери в свою комнату и взялась за ручку, то тихо пробормотала: -Говорю с первым кого увижу. Если никого не увижу, ухожу. Покинув комнату, Изи посмотрела по сторонам чем-то в этот момент, напоминая приличного пешехода переходящего дорогу, но никого не заметив, пошла дальше. Спустившись по лестнице и не заметив никого в холле, Криг уже подумала, что судьба все-таки ясно дала понять, что ей пора выметаться из этого домой и идти, куда глаза глядят, но она рано так подумала. Когда девушка зашла на кухню, чтобы напоследок покопаться в холодильнике и найти там что-нибудь съедобное, то наткнулась на вышеупомянутую мать. Внимательно посмотрев на занятую своими делами Шелл, Криг кашлянула, привлекая свою внимание: -Мам, мне надо с тобой поговорить… Начало положено, но как ей об этом рассказать Изи не знала. Да это вообще сложно для человека, который никогда не изливал свою душу начать такой откровенный разговор, финал которого может, не понравится ни ей, ни Шелли. Но пока девушка набиралась храбрости или чего-то в этом духе, случилось непоправимое на кухню пришли ее дорогой брат с отцом. Эти двое, похоже, что-то не поделили между собой и теперь решили обратиться к Шелли, дабы назначить ту третейским судьей и взвалить ей на шею груз их спора. -Накрылся разговор… Тихо пробормотав себе под нос Криг, возвела очи к потолку и пока эти трое были заняты устранением конфликта, выскользнула из дома во двор, но на этом она не остановилась. Бредя по знакомому еще с детства лесу, Изи уже знала куда идет, вернее ноги вели ее туда сами по себе. Любимое место, где можно побыть наедине с самим собой и не надо отдавать огромные суммы денег, чтобы слетать в Тибет к монахам. Вытянувшись на спине и наблюдая за тем, как солнце вновь уходит за горизонт, девушка тихо хмыкнула: -И опять двадцать пять. Помоги себе сама, Изи... Услышав как где-то у нее за спиной хрустнула ветка, резко обернувшись Криг увидела того кого меньше всего ожидала здесь увидеть. Маму.

Werewolf: У вас было такое чувство, как будто все происходящие – это сон, что вы сейчас проснетесь и ваша жизнь вновь превратится в кошмар? Бывало ли такое, что вы не можете поверить своим глазам в творящуюся ситуацию, которая буквально выбивает вас из колеи? Поздравляю, значит вы сейчас попали в дом Читы Криг и в центре событий находилась бедная Шелли. Муж стал немного иным, словно его действительно стало заботить благополучие собственной семьи. Джейки кажется смирился с тем фактом что Джейсен его отчим и уже стал реже задираться и устраивать сцены. Изабелла, которая когда то сбежала из дома вернулась обратно, под крыло родителей. Ну прям типичная американская семья, но нет. Шелли проснулась в холодном поту. Ей снился кошмар, что их дочь вновь собрала вещи и ушла из дома с концами. Перевернувшись на бок она посмотрела на еще спящего супруга, а затем на время которое показывало ровно семь утра. Откинув одеяло в сторону блондинка встала с постели, накинула на себя халат и вышла из спальни. Тихо двигаясь по коридору Оборотень сначала заглянула к спящему сыну, постояла минуты три в дверях наблюдая за сном своего сокровища, улыбнулась и закрыв за собой дверь подошла к комнате Изи. Девочка наверно была шокирована тем, что ее комната осталась в целости и сохранности, что в ней было чисто и светло, словно дожидаясь свою хозяйку обратно. Шелли приоткрыла дверь и заметила, что ее маленькое чудо тоже еще спало, улыбнувшись она закрыла за собой дверь и направилась в ванную, а затем на кухню готовить завтрак этим обжорам. Больше всего она пыталась откормить мужа, потому что глядя на это худощавое тело, ничего кроме желание подбавить ему немного весе, не возникало. Она спустилась на кухню, залезла в холодильник и достав продукты принялась за готовку, заварив свежего кофе, Шелли присела на стул и кинув взгляд на часы, обратила что время стремительно пролетело и уже показывало половину девятого. Вот послышались на верху шаги супруга, который ничего не сказав налил себе кофе и направился в кабинет, затем топот Джейка, который опять съехав с перил, чуть не разбил стоявшую вазу возле лестницы. Закатив глаза вверх она устало вздохнула и обхватив свое кофе обеими ладошками, сделала глоток – Я говорила не катайся на перилах, Джейк! – Слегка повысив тон проговорила она вставая с места и ставя чашку в раковину. Мальчишка только улыбнулся, взял свою порцию завтрака и направился в гостиную. После недолгого раздумья Оборотень достала из холодильника овощи и принялась нарезать их для салата, как в кухню вошла Изабелла. Обернувшись к ней она улыбнулась и чуть вскинула бровью, заметив в юной леди решительность и серьезность – О чем дорогая? – Спокойно спросила она вновь возвращая внимание к резке овощей, как в кухню вошли Джейсен и сын, усердно и громко о чем то спорящие. Они подошли к Шелли и начали что то доказывать свою, а она лишь держа в руках нож пыталась выровнять дыхание и не заорать на них, изредко косясь на дочь, словно говоря: «Ну что стоишь, помогай». Наконец когда Шелли высказала свое мнение по поводу спора мужа и сына, она перевела взгляд на место где стояла дочь, и обнаружила что ее уже и след простыл, лишь послышался хлопок входной двери. – Слушайте, разбирайтесь сами, вы меня достали! – Она кинула нож в мойку и уйдя с кухни, быстро поднялась к себе в комнату, чтобы надеть джинсы и какой нибудь топ. Собравшись Нельсон быстрым шагов направилась к входной двери и даже не обратив внимание на то, что сын хотел что то сказать, она направилась по следам Изабеллы. На пол пути перевоплотившись в волка Оборотень нагнала дочь и когда убедилась, что та не собирается никуда уходить с места приняла обратно человеческий облик. – Изи – Любящи проговорила она подходя к своему ребенку ближе – Ты хотела поговорить, что случилось? – Мать села рядом с Изабеллой на какое то поваленное дерево и положила свою ладошку на ее плечо – Я вижу, что тебя что то тревожит – Она чуть склонила голову и заглянула дочери в глаза. – Ну, рассказывай, что стряслось?

Wolfling: Порой бывает так хорошо сидеть на мягкой травке не думая ни о чем и только следя за тем как тень от деревьев растет. В такие моменты даже одиночество становится сносным и кажется что все на свете легко и просто и душа твоя израненная и измученная проблемами бытия и потерями может больше не болеть и не кровоточить, а смирившись просто продолжить свое существование в этом суровом и грубом мире в котором тебе невольно приходится ощетиниваться чтобы выжить и не страдать в будущем. Волчонок честно не знала как ей реагировать на присутствие матери на поляне. Ведь она только смирилась с тем, что груз ее огорчений и проблем это лишь ее груз, как вдруг ей говорят, что это не так что в этой семье ее проблемы тоже кого-то волнуют. Невольно почувствовав, как защипало в носу, Изи отвернулась от матери. Вот только не хватало сейчас расклеиться и начать плакать. Нет, надо держать себя в руках до последнего чего бы это не стоило ей. Пусть даже перед родной матерью, но не стоит расклеиваться, стоит тренировать свой характер на будущее, ведь там будут неприятности и посильнее. Порой Криг очень жалела что так быстро выросла и у нее нет возможности вернуться в свое детство, которое пусть и было тяжелым, но там все было гораздо легче. Да и она было гораздо добрее к окружающим, да и не только добрее она была более открытая милая, нежная, а главное искреннее любящая своих близких, даже братца. А сейчас… Да она их любила, но это уже было не то. Сейчас все было совершенно иначе. Ей было гораздо легче любить их на расстоянии. Ведь за одну ночь, которую она провела в родном доме она уже поняла, что просто задыхается здесь и ее тут ничего не держит больше. А значит надо двигаться дальше. Порой она сильно жалела о том, что она больше не ребенок, а уже взрослая молодая девушка и проблемы были у нее более серьезными и более взрослыми. Хотя вряд ли это можно было сейчас назвать проблемой, сейчас это, скорее всего, просто дыра в душе где-то под сердцем. О которой она бы никому и никогда не рассказала, особенно японцу. Но вот может, если рассказать об этом маме то это не будет признаком слабости, и ты сможешь и дальше гордо нести свою голову на плечах, усердно доказывая всем, что никто и ничто не сможет поколебать твоего боевого духа. И все-таки больше это уже не проблема, это было проблемой пару недель назад, а сейчас… Сейчас это лишь горькие воспоминания, которые со временем забудутся. Но сколько должно пройти для этого времени. Она не знала. -Присядь… Внимательно посмотрев на Шелли, словно изучая и одновременно взвешивая все «за» и «против» такого разговора, Криг все-таки решилась дать матери шанс и, набрав побольше в воздуха в грудь заговорила практически на одном дыхании: -Ты чуть было не стала бабушкой! Заметив как лицо матери начало меняться, Изи выдохнула и продолжила говорить быстрее, словно боясь что та ее перебьет или еще чего хуже сорвется с места и побежит убивать самурая так и не дослушав до конца: -Чуть не стала. Но не стала и не станешь… Арисава об этом не знал… и не узнает... Об этом вообще никто не знал, кроме что доктора, который меня осматривал. Больше никто. А самое отвратительное, мама, знаешь в чем? Что пока я решалась оставлять этого ребенка или нет. Говорить об этом Саве или нет. Я его потеряла. Случился банальный выкидыш. И вроде бы ведь ничего не изменилось. Но…как-то пусто стало. Хотя скорее всего оно к лучшему ведь все равно у него бы не было будущего. Да и у меня из-за него его не было бы… В общем.. Так... Лучше,… но для кого… Закусив губу, Изи опустила голову прямо на материнские колени и крепко зажмурилась. Меньше всего ей хотелось сейчас плакать. Она позволила уже себе оплакать ребенка, которого по началу и не хотела. Так что сейчас слезы бы были лишними и были ни чем иным как признаком слабости, который себе она просто не могла позволить. -Не вини во всем японца. Я знаю, что ты его ненавидишь. Но я сама виновата, хоть и предохранялась. Насмешка судьбы какая-то. Не надо меня утешать, просто побудь рядом. Сильнее закусив губу, девушка поджала под себя ноги и словив пальчиками одну из травинок, сконцентрировала все свое внимание на ней. И следующее скорее говорила ей, а не матери. Ибо просить она хоть, и умела, но давалось ей это тяжело, так что она сказала это очень тихо: -Только не говори никому об этом. Даже отцу. Да и сомневаюсь, что это его встревожит…

Werewolf: Сюрпризы, они бывают и хорошими и плохими, но в большинстве случаев шокирующие. Один сюрприз от любой дочери своим родителям: «Я беременна», уже заставит ваши волосы поседеть, особенно если ребенку только восемнадцать и даже совершеннолетия еще нет. В такой ситуации ребенок будет ждать с вашей стороны хоть какую то поддержку, но а вы, вы просто будете с широко открытым ртом смотреть на него и пытаться переварить свалившуюся новость на ваши головы. Мир жесток и любому родителю надо воспринимать его серьезно, быть готовым ко всему, но чего лукавить, глядя сейчас на Изабеллу Шелли овладело дурное предчувствие. Внимательно глядя на дочь, блондинка была готова принять любой удар судьбы и когда малышка заговорила, ее взгляд резко расширился. – Бабушка? – Переспросила она, понимая что вот это дурное чувство, и вот эта ситуация когда ребенок говорит тебе про залет. Теперь то она понимала, что чувствуют ошарашенные родители такими новостями, злость, отчаянье и, беспокойство за свое сокровище. Изи, она же еще была совсем ребенком для Оборотня, она навсегда останется ее маленьким ангелком, как в тот день, когда родила. Наконец взяв себя в руки, дабы не сорваться и не устроить здесь сцену, Шелли выдавила из себя улыбку и провела ладошкой по волосом дочери, слушая пересказ Изи дальше. – Изи – Спокойно проговорила блондинка перебирая прядки светлых волос дочери, изредка касаясь кончиками пальцев ее щеки. Оборотень смотрела на сжавшиеся комочек у себя на коленях и это взыграло в ней все ту нежность, любовь и заботу на которую миссис Криг была способна. Она убрала прядки ее волос за ушко и чуть наклонилась вперед, приобнимая дочь за плечико – Да, я не одобряю выходку этой шестерки, но сейчас речь не о нем Изи, а о тебе и твоем не родившимся ребенке. Ты не должна винить себя в том, что случился выкидыш, как ты сама заметила – так было решено судьбой – Шелли усмехнулась и выпрямив осанку посмотрела куда то в глубь леса – Я никому не скажу золото мое, обещаю – Ласково проговорила она чмокнув ребенка в макушку головы и прикрыв глаза, Шелли мысленно подумала, что теперь им обеим делать. – Забирать детей и уезжать подальше от этого идиота – Проговорил монстр и нимфетка ухмыльнулась в слух. – Это не выход – Мысленно ответила она продолжая водить кончиками пальцев по руке Изабеллы – Выход, потому что он узнает и тогда тебе придется прятать от него дочь, а так как он ее не найдет, то будет срываться на твоем сыне – Не успокаивался Король и Шейлс действительно задумалась над его словами. Пусть Джейсен бьет ее, пусть душит и угрожает, но прикоснуться к своим детям она не позволит. Пусть он любил свою дочь, даже не смотря на это, от такой новости ему могло снести крышу к чертовой матери. Аккуратно приподняв девочку за плечи Шелли встала с места и присев перед ней на корточки, взяла своими ладошками Изабеллу за личиком, заглядывая глубоко в глаза – Почему ты мне не сказала, когда ходила к врачу, Изи? Боялась? Знаешь милая, не смотря на то, что у нас с тобой разный взгляд на мир – ты все равно моя дочь. Да, у нас часто проходят перепалки, мы ссоримся, но это нормально. Ты же знаешь, что всегда можешь положиться на меня, всегда можешь придти ко мне за советом или помощью. Я здесь, всегда рядом с тобой – Она улыбнулась краем губ и слегка щелкнула Криг младшую по кончику носа – Я живу на свете уже очень давно, я многое прошла и повидала и могу поделиться с тобой своим опытном. Мне жаль, что ты родилась не в счастливой семье, где царит гармония и любовь, но Изи, мы твои родители. Мы твоя семья, и мы все любим тебя, ты просто закрылась от нас, не замечаешь того, что нам не плевать на твою судьбу – Оборотень опустила взгляд и посмотрела куда то в сторону, сдерживая слезы на глазах. – Когда ты ушла, ты думала что нам плевать на твое отсутствие, но это было не так. Я все равно продолжала за тобой следить на расстоянии и всегда готова была придти на помощь – Блондинка выпрямилась в свой небольшой рост и опустив руки, посмотрела на дочь сверху-вниз – От чего случился выкидыш? – Резко вернувшись на прежнюю тему, спросила нимфа в уме прикидывая, как теперь ей вести себя при муже. Она обещала дочери не говорить ему о сегодняшнем разговоре, так она не будет говорить, лишь бы глаза не выдали. – И ходила ты к врачу после этого?

Wolfling: Изабелла уже давным-давно смирилась с тем, что ее семья на дух не переносила ее самурая, ну по крайне мере родители его точно были готовы убить за то, что тот свел их кровинушку из дома. Хотя Криг сама ушла ибо папа был все-таки псих и негативно влиял на дочь, а Изи хоть и была стервой, но она была хорошей стервой на сколько хорошими они могут быть. Мысленно девушка рассуждала, что даже после того как она раскрыла душу, матери не стоит об этом говорить японцу, зачем его зря печалить. Ведь он не знал об этом и ничего не изменилось и зачем чему-то меняться, ведь она все равно не хотела детей в таком раннем возрасте, да и в будущем как-то не горела ярым желанием их заводить. Но почему теперь так сожалеет об этом не родившемся. Тяжело вздохнув, Изи прикрыла глаза. Она редко кому позволяла вот так гладить себя и мучить ее бедные волосы, но сейчас прикосновения матери даже успокаивали и не давали сойти с ума. Иначе бы бедная Шелли точно бы сошла с ума, что теперь и ее милая маленькая Изи пошла по стопам отца и прямая ей дорога в Аркам. До этого находившаяся в некой прострации Изабелла, села и вытянула свои ноги, при этом задумчиво глядя на мать. Нет она не игнорировала ее, она как всегда все внимательно слышала. Пускай о окружающих ее людей и создается впечатление, что порой девушке плевать что ей говорят и она их совершенно не слушает, но это не так. Никогда не было и никогда не будет. Наконец, решив, что просто отмалчиваться слушая мать это слишком легко. Криг сама начала говорить. К ее огромному удивлению это обоюдно изливание душ давалось ей очень легко, гораздо легче чем с каким-либо другим человеком: -Почему не пришла и не рассказала, когда собиралась идти к врачу в первый раз? Может быть боялась, но не тебя, скорее реакции возможного дедушки. Хотя может быть его бы схватил инфаркт и все бы обошлось.. Хотя нет.. только не папочку.. Скорее я состарю, чем случится такое чудо.. Тяжело вздохнув, Изи прислушалась, на миг ей показалось, что кто-то бродит недалеко от них, но нет, они были здесь одни. Но на всякий случай, выдержав паузу, она вновь продолжила: -А может… просто привыкла, что надо решать свои проблемы самостоятельно. Ведь на кого я еще могу так положиться, кроме как на себя.…А может, мне просто не хотелось говорить кому-либо об этом пока я не решу для самой себя, что я буду дальше с ним делать. Да, мам ты права мы с тобой совершенно разные и это уже никогда не изменится. И да я догадывалась, что за мной следят, ведь это было бы слишком просто начать жить своей жизнью и чтобы в нее никто не вмешивался. В это мгновение она практически возненавидела родителей за то, что те все никак не могут понять, что ей так жить гораздо легче и что там ее никто не обидит, и что там она королева. Если бы Изи не сдержалась в этот момент, то разговор бы закончился прямо сейчас и на очень печальной ноте. Но все-таки влияние самурая на девушку не прошло даром и она таки смогла сдержаться и не нагрубив матери, уйти как можно дальше от нее. При этом совершенно не жалея об этом. Возможно, когда-нибудь она и поймет мать, но не сейчас: -Да… ходила… Сразу же, как увидела… Скорая.. Врачи... Причина. Неправильное генетическое развитие плода. То есть я даже ничего поделать в этой ситуации не могла, выкидыш все равно бы произошел. Хотела бы я того или нет. Но меня успокоили сказали, что в будущем у меня вполне могут быть здоровые дети… Не хочу я никаких детей. Закрыв лицо ладонями, Криг прикрыла глаза при этом, стараясь глубоко дышать, чтобы сохранять спокойствие и самоконтроль. В голову начали лезть смутные картины того, какой мог быть бы поворот событий, если бы она все это рассказала не матери, а отцу или Джейку. Результат был не утешителен. Наконец, отняв ладони от лица и сморгнув, привыкая к свету, Изи внимательно посмотрела на мать: -Я рада, что первой для разговора попалась мне именно ты… Тяжело вздохнув, Криг посмотрела на тени деревьев, которые вновь немного выросли, а это означало лишь одно, что скоро ей придется отсюда уходить и возвращаться домой, но не родителям, а к себе домой. И придется вновь держать все в себя, делая вид, что с ней ничего не произошло и ничего не заботит и не отравляет ей душу. Ведь впервые ей не хотелось причинять кому-то душевную боль, такую же какую она перенесла сама тогда в больнице. Хотя может быть, Токодзима воспринял бы все более стойко, ну сломал бы он пару столов и стульев, разбил бы руки в кровь. Ведь именно так мужчины обычно показывают, что им не все равно на то, что происходит с их детьми или возлюбленными. -Что на сей раз Джейк не поделил с папой?

Werewolf: Быть матерью труднее, чем быть отцом и вы наверно спросите в чем разница. Ответ прост тем, что именно мать носит ребенка под сердцем, именно у матери с ним тесная эмоциональная связь, именно мать чувствуете все то, что чувствует ее ребенок. Она всегда волнуется за свое чадо, всегда старается оказать помощь и поддержку и главное, именно она несет ответственность за все поступки ребенка. А теперь просто сядьте и подумаете, каковы волки-матери, когда их чутье и материнство развито лучше, чем у обычного человека. Да, может в чем то Шелли было ужасная мать, она могла пропадать на недели, забывать про дом и развлекаться, но стоило только что нибудь случится с ее малышом, как блондинка сломя голову неслась на помощь. Ну а так же всем нам, и людям и мутантам и животным, всегда трудно расставаться со своей кровинкой, которая выросла и заявляет на свои права жить самостоятельно. Против закона природы не попрешь и поэтому миссис Криг ничего не оставалось, как смирится с уходом дочери, хотя ни Король ни Джейк не одобряли такого поступка. Что касалось насчет Джейки, он не был избалован, а может и был, но именно в своем первенце Оборотень видела силу, мощь и признаки лидерства, поэтому только ему она уделяла своего внимания больше чем Изи, возможно это и стало первой причиной для раскола отношений между матерью и дочерью, но такова была реальность, судьба – жестока. Шелли посмотрела на дочь, которая начала говорить и едва заметно покачала головой. Глядя на нее блондинка видела своего супруга и с одной стороны ее это радовало, а с другой нет, так как с Джейсеном было весьма тяжело в отношениях. Она даже пыталась уйти, оставить его в покое после Аркама. В тот период ей вообще было тяжело, так как Изабелла убежала из дома, Шелли бежала из психиатрической больницы, а муж, он просто заявил что просто так не отпустит супругу. А ведь она честно хотела поставить точку в этих отношениях, дать волю и одной и второму, уехав со своим единственным любящим сыном заграницу. – Я думаю тебе следует поговорить с отцом, Изи – Спокойно и уже без каких либо эмоций проговорила она, глядя на ребенка сверху-вниз – Он не лучший папочка, согласна, но он имеет право знать хоть часть истории. Я говорить не буду, но ты сама ему все расскажешь как есть, и если будешь получать от него, то защищать я тебя уже не стану – Легким холодом повеяло в ее голосе, а все потому что нимфа взяла себя в руки и решила наконец поставить все точки и в этих отношениях. – Решения не всегда надо принимать только самой. В этом мы с тобой конечно похожи, но даже со временем я стала обращаться за помощью и советами к друзьям или к твоему отцу. Но, это твое дело Изи. Это твоя жизнь и губи и делай с ней что тебе заблагоразумиться, я не буду больше вставать на твоем пути. – Блондинка пожала плечами и перевела взгляд куда то поверх дочери, где на горизонте появился черный волк. Улыбнувшись ему и слегка кивнув в знак приветствия после чего опустив взгляд обратно на Криг младшую. Устало вздохнув она прикрыла глаза и приподняв обе руки к шеи, сняла с нее тонкую цепочку на которой весел маленький амулет волка. Сжав амулет в руке, а затем раскрыв его Шелли посмотрела безнадежным взглядом на безделушку, а потом протянула амулет дочери – Пришло мое время перестать тебя насильно держать рядом с домом и твоими членами семьи – Заговорила она, когда на поляну вышел черный волк и еще трое, окружившие Оборотня и Волчонка – Мы больше не будем наблюдать за тобой, просто возьми вот это. Будет как небольшое напоминание о нас и о том, что ты не одна – Выпустив амулет на ладонь Изабеллы блондинка отошла на шаг назад и положила свою ладошку на морду одного из волков. Под словами «о нас», она вовсе не имела веду отца и брата, а тех, кто был Изи ближе по крове, кто был ее семьей. На губах скользнула тень улыбки, когда девочка задала вопрос про Джейка и ее отца, но Шелли лишь пожала плечами и отвела от Волчонка взгляд – Как обычно, Изи, как обычно – Такие перебранки между ее мужем и сыном стали уже обыденным делом в этой семье, поэтому Оборотень старалась не запоминать все эти стычки, считая так: сегодня поругались – завтра уже будут говорить на задушевные темы. – Ты отправишься сегодня домой, к нам домой – Резко заговорила нимфа вновь посмотрев на Изабеллу – Тебе надо неделю побыть вдали от города и от этого – Шелли запнулась не зная как назвать этого японца, после продолжила – Отдохнешь, придешь в себя и иди куда хочешь Из. В доме тебя никто не тронет, я скажу сыну чтобы не беспокоил тебя, отец – вряд ли он будет надоедать тебе своим вниманием, я тоже не буду вторгаться в твое пространство. А когда ты почувствуешь, что пришла в норму, иди. Уходи! – Как бы больно говорить это не было, и даже можно сказать она только что, перед своей стаей подписала Волчонку приговор «Изгнание», Шелли не жалела. Нет больше сил воевать с ней, нет больше сил доказывать, что им не плевать на младшую, нет больше сил. Впервые в жизни Оборотень опустила руки и отошла в сторону и не потому, что считала так лучше для ребенка, а потому что начала считать его мертвым для себя. Это можно назвать как угодно: предательство, переходный возраст, непокорный характер, да как угодно. Просто страдать и мучится из за такого миссис Криг была не намерена. Пришло время и пора подводить черту, иначе в скором времени Уэст вновь повстречается с блондинкой и только в этот раз она сама лично будет умолять его положить ее в Аркам, так как ей осточертело все это. Ей надоело видеть, как с каждым своим действием Изабелла загоняла нож глубже в сердце, как муж закрывал на страдание жены глаза, и только Джейки, родной и самый близкий, был всегда рядом. Даже тогда, когда Оборотень чуть не убила себя, он был рядом и пытался остановить со слезами на глазах родную мать. Только ради него и стоит обречь Изабеллу на изгнание, дабы больше не повторить прежних ошибок.

Wolfling: -Хорошо, я приду переночевать, а сейчас… Хочу побыть в одиночестве… Поднявшись на ноги, девушка спрятала цепочку с амулетом в карман и быстрым, но уверенным шагом отправилась к деревья, которые отделяли эту некогда любимую девушкой поляну от остального леса. В принципе это когда-нибудь должно было случится, о чем девушке было прекрасно известно. Да и такого она вполне могла ожидать. Ведь рано или поздно все ее поступки, все ее желание жить самостоятельной жизнью без родительского вмешательства в ее жизнь и опеки над ней грозили привести именно к этому. И что она чувствует, когда ее изгнала ее волчья семья. Радость? Счастье? Боль? Тоску? Гнев? Нет, вроде бы случилось что-то значимое в ее жизни, она наверняка должна была забиться в истерике и запроситься обратно, чтобы ее простили и слезно уверять на коленях, что она отныне будет самой преданной. Но нет, в нутрии было как-то пусто, сердце может болезненно и сжалось, но только на миг и то когда заглянула в глаза матери. Нет опускаться до мольбы было бы непозволительной роскошью для нее, нет, она стойко примет это изгнание, тем более ведь именно за это она, наверное, и боролась. Оглянувшись назад, девушка поняла, что достаточно далеко ушла от поляны, да в принципе беспокоиться, что за ней кто-то сейчас пойдет было глупо. Так что сейчас она смогла спокойно идти к своему второму любимому месту. Огромное дерево, на чьих ветках можно спокойно сидеть и не опасаться, что тебя кто-нибудь найдет. Хотя кому она сейчас нужна. Устроившись на одной из таких веток, девушка прижалась белобрысой макушкой к стволу и прикрыла глаза. А сейчас? Что же она чувствует в данный момент. Острое желание убраться куда-нибудь подальше. Глубже в лес. Но там что-то не то… Трава, земля, мох, это все не то. Сжав в изящных пальчиках отданный матерью амулет, Криг прикрыла глаза. Сейчас хотелось совершенно другого. Не открывая глаз, девушка расслабилась. Воображение, а может быть память нарисовала чудный зимний пейзаж. Горные хребты, а у подножия лес укрытый снегом. Да именно вот это ей сейчас и подошло больше всего. Белый снег с виду такой мягкий и пушистый, но на проверку оказывается колючим и холодным. И холод, пронизывающий до костей. То, что нужно, только добираться туда придется очень долго. Но разве она куда-то торопиться? Нет, так что может потратить столько времени, сколько от этого у нее потребует. Лапы есть, хвост есть, а там уже ноги не подведите. За полторы недели она потеряла еще не успевшего заявить о своих правах ребенка, а следом потеряла и семью. Так что не удивительно, что сейчас она не чувствовала ровным счетом ничего. Ее даже не волновало, то, что японец будет переживать о том, что она вновь не скоро вернется к нему. И вернется ли. В принципе она никогда не думала о нем, когда жаждала одиночества. И сейчас… Когда же Криг, наконец, открыла глаза, то вокруг нее уже было довольно темно. Так что можно было только догадываться о том, сколько девушка просидела на этой ветка. Спрыгнув с нее, Изи задумчиво посмотрела в ту сторону, где находился ее дом. С одной стороны ей совершенно не хотелось туда возвращаться, да и не видела она в этом больше смысла. А с другой стороны она ведь обещала, а обещания свои надо исполнять. Да и верный рюкзак с вещами стоит забрать, все равно он здесь никому пользы не окажет. Так что повернув к дому Криг практически побежала к нему, не обращая внимания на то, что порой ветви деревьев хлестали девушку по лицу. Но ей на это было все равно, ибо есть за что. Пробравшись в дом, и таким же варварским методом пробравшись к себе в комнату, Криг вытянулась на кровати, смотря в окно. Красться пришлось по тому, что сейчас она меньше всего горела желанием встретиться с кем-нибудь из своих родных. Смотря в окно, где виднелось ночное небо, на котором начали появляться первые звезды ,Изи подумала, что ей уже не впервой прибегать к побегу через окно. И сейчас она обязательно тряхнет стариной, но не сейчас. Сейчас ей надо выспаться перед дорогой.

Werewolf: Изгнание в мире животных – это равносильно смерти. Для изгнанника тут же появляется ряд новых правил, которые он обязан соблюдать и если случайно оступится, забудется, то его будет ждать лишь один выход. Нет никакого прощения, нет никакого милосердия, раз ты избрал свой путь то и отвечать за него придется сполна. Правильно ли Шелли поступила или нет, не нам ведь судить. Изи уже сама себе подписала такой приговор, просто мать тянула и надеялась на лучшее, но как правило с такими как она лучшее никогда не происходит. Она пыталась найти оправдания такому поведению родной дочери, но и их тоже к сожалению не нашлось. Выход один – изгнать, затоптать родственную кровь в грязь, мысленно убить и больше не вспоминать об этом кошмаре. Оборотню и так хватает просыпаться по ночам с криками, боясь что Джейки попадет в беду, хотя он уже и без матеренной опеки мог постоять за себя. Ничего не ответив на слова дочери блондинка отошла еще на один шаг назад, и мрачно проследила за уходом Криг младшей. Волки утробно зарычали, словно этим рыком они подгоняли беглянку, а затем когда девочка скрылась за деревьями, Шелли облегченно вздохнула и подняв гордо голову, холодно проговорила – Схватить ее – Волки тут же сорвались с места и побежали за девчонкой, но буквально у подножья огромного дерева они оставили ее в покое и развернувшись скрылись в гуще леса. Шелли же так и осталась стоять на прежнем месте, пока в конечном итоге не превратилась в волка и не побежала к дому, где с северной части дома ее встретил сын. Превратившись обратно в человека нимфа подошла к мальчику и заглянула ему в глаза, словно говоря «ее больше нет», не в прямом конечно смысле, но все же. Мать и сын вошли в дом, там Джейк отправился в свою комнату, а девушка направилась в спальню, проходя мимо гостиной она кинула недовольный взгляд на мужа, а потом скрылась. Ей сейчас не хотелось разговаривать, уж за сегодня она вдоволь наболталась, поэтому завалившись на постель нимфетка моментально заснула. Тем временем в лесу, когда Изи уже бегом направлялась к дому, за ней опять устремилась свора озлобленных волков, которые утробно рычали, иногда выравниваясь бегом с изгнанницей, пытаясь ее укусить. Они гнали ее, давали понять, что она теперь здесь чужая и ей тут больше не место. И когда девушка уже оказалась возле дома стая остановилась и вперед вышел черный волк. Он сверкающим в темноте взглядом посмотрел на девчонку и зарычав углубился в темноту леса, а за ним и остальные братья и сестры по стае. Теперь они были кошмаром дочери Шелли, и все по приказу самой миссис Криг. А вы думали, все просто так, с рук сойдет Изабелле, ошибаетесь. Посреди ночи Шелли резко поднялась с кровати, тяжело дыша словно воздух не желал пробиваться в легкие. Она приложила ладошку к своему горлу и попыталась перевести дыхание. Посмотрев на спящего рядом мужа, она покачала головой и накинув на себя халат вышла из комнаты. Заглянув по пути к своему сыну, девушка заботливо улыбнулась и вошла в его комнату, подходя к кровати. Джейк, первенец и единственный член семьи который вообще заботился о собственной матери, и этого Шелли никак не могла игнорировать. Она смотрела в его глаза и видела в них любовь, преданность и понимание. Наверно только поэтому блондинка и приняла решение, что ей необходимо как можно чаще находиться рядом со своим чадом. Она любила его и была готова ради малыша пойти абсолютно на все. Присев сейчас перед спящим сыном на корточки и едва касаясь своими кончиками пальцев, она провела ими по его волосам, убирая челку с волос. – Что же Шелли, в каждой семье появляется заноза и эта заноза Изабелла – Проговорил монстр, который так же привязался к Джейку и не потому что он его полюбил и считал родным, а потому что именно Воробей в будущем, когда Шелли не сможет уже носить в себе монстра, перейдет в этого избранного. Она вздохнула и выпрямившись вышла из комнаты, направляясь на кухню где собрала небольшую сумку с едой для дочери. Пусть она теперь мертва для Оборотня, пусть изгнана, но выгонять ребенка голодным на произвол судьбы, было не в стиле нимфы. После сбора еды она просидела на кухне до шести утра, а затем взяв сумку в руки направилась в спальню девчонки. В глазах вновь появился холод и лед, словно эта процедура была обыденным делом для миссис Криг. Открыв дверь, блондинка подошла к кровати Изабеллы и кинула на нее сумку с едой, тем самым будя девочку. – Здесь еда – Спокойно проговорила она смотря на сонную дочь сверху-вниз – Забирай и убирайся, чтобы я больше тебя не видела на территориях нашей стаи – Развернувшись к двери, проговорила она и буквально у выхода остановилась. Не оборачиваясь и не желая даже на последок взглянуть в глаза изгнанной, Шелли проговорила – Я не хочу чтобы тебя убили, поэтому и предупредила не соваться на нашу территорию. Уходи в горы, живи в городе, но к лесам и близко не подходи – С этими словами блондинка вышла из комнаты и захлопнула за собой дверь.



полная версия страницы