Форум » Остальные организации » Компания "Primatech" 0.1 » Ответить

Компания "Primatech" 0.1

Bombist: Компания "Прайматек" была основано в 1962 году и с тех пор является лидером в производстве и распространении высококачественной бумажной продукции. Являясь сторонником экологически чистого производства, Компания зарекомендовала себя как борца за использование передовых технологий, не вредящих окружающей среде и защищающих тропические леса. http://www.primatechpaper.com/index.shtml Однако, все вышесказанное - лишь верхушка айсберга. С виду безобидная организация является частью правительственных структур, выступающих против людей со сверхспособностями, относящимися к разряду особо опасных.

Ответов - 102, стр: 1 2 3 4 All

Dr. Lightman: ------------------------Квартира Кассандры На улице разразилась гроза. Ты слышишь раскаты грома? Небеса разрывают землю, пичкая ее своими водами и электричеством. Смертоносная смесь, гремучая смесь, способная прокатиться по всему телу планеты и заставить ее судорожно вздрагивать. Разряд - все начинает сотрясаться. Разряд - ссохшиеся руки мертвецов рефлекторно сжимаются в кулаки. Разряд - привычный мир разрывается на кровоточащие кусочки. В тебе все еще живет уверенность в том, что все так, как и должно быть? Ты не замечаешь перемен? Каждое движение не отдается тупой болью? Твой мир на грани падения, исчезновения, гибели. И за всем этим стоят африканские мотивы, разносящиеся по округе. Они опьяняют, подчиняют сознание, вызывают галлюцинации. Ты не замечаешь перемен? Попробуй еще раз, отдайся тупой боли, внимательнее взгляни в его глаза - они широко открыты. В этом повинна ты, в этом стоит благодарить тебя. Он бы не стал таким, если бы ты не перевернула его мир. Разряд - словно ожив, воздух покрывается волнами. Разряд - он стоит за твоей спиной. Разряд - в его руках твоя кукла и он дергает за веревочки. Что ты чувствуешь, когда заставляешь своего новоявленного возлюбленного корчиться от боли, сжимая в ладони глиняную фигурку? Что ты чувствуешь, когда у самого твоего уха чей-то хриплый шепот читает заклинания? Тело человека в черном все еще лежит на полу неподалеку от извивающегося убийцы. Тело человека в черном начинает мерцать, уменьшаясь в размерах и обретая нечеловеческие очертания. Что ты чувствуешь, когда на месте человека в черном на полу видишь одного из котов своей соседки Хоу, который сбежал несколькими днями ранее? Это его месть за свою хозяйку. Это ее прощальный поклон с того света. Это последнее, что ты увидишь перед тем, как окунуться в свой персональный ад. - Сжимай крепче, ему должно понравиться. Мне, когда-то, это понравилось... Его глаза горят от желания. Его губы расплылись в самодовольной улыбке. Ты чувствуешь, как дорогой одеколон смешивается с выступившим потом возбуждения, но все, что можешь сделать - это подчиниться. Твой новоявленный возлюбленный не кричит, потому что шнурок снова стягивает глотку его куклы. Твой новоявленный возлюбленный больше не извивается у твоих ног, потому что силы стали покидать его. Ты не видишь взгляда своего любовника, но слышишь дыхание того, чей мир перевернула. Из-за тебя он снял со стенки трофейное ружье и застрелил пса, обрисовав все это так, будто тот заразился бешенством. Из-за тебя он облил бензином все документы, напоминающие ему об имени Джереми, и сжег свое прошлое одной лишь спичкой. Из-за тебя он стоит сейчас в этом коридоре и нараспев читает заклинание, которое повторяется снова и снова, словно заевшая пластинка. - Не знал, что сучки, навроде тебя, способны плакать, - скользнув рукой по твоей спине и ладонью погладив ягодицы, он прерывает заклинание. О чем это он? Его рука беспардонно забирается под футболку - он чувствует, что имеет на это право. Ты стала его первой в той, новой жизни, поэтому он тянет удовольствие, мучая тебя и твоего новоявленного возлюбленного. - Тебе понравится. Мне ведь понравилось... - его шепот становится последним, что ты слышишь. Свет меркнет, занавес закрывается, камеры выключаются. Неделю спустя - Ну ты и ублюдок. Новое действующее лицо - молодой мужчина, которому не исполнилось и тридцати лет. На его лице трехдневная щетина, зеленые глаза опущены, во рту горит сигарета дешевой марки. На пальцах рук содрана кожа, ранки кровоточат, однако судя по перепачканным манжетам рубашки, кровь принадлежит не только ему. Короткий взгляд в сторону кресла - там сидит подросток лет пятнадцати-шестнадцати. С его юного лица не сходит самодовольная улыбка, губы разбиты от ударов, бровь рассечена. Порванный воротник футболки и синяк на левом локте - по всему становится ясно, что именно его кровь испачкала манжеты рубашки нового действующего лица. - Такого сукина сына, как ты, я еще не видел, Джеремая, - глубоко вдохнув сигаретный дым, снова обращается к подростку Кэл. На сей раз он попал в точку - парень ненавидит свое старое имя. Оно напоминает ему о ненаглядной Виоле, которая делала отвратительную яичницу; любимых детей, чьи поцелуи и объятия он не выносил; пса, которого Джей тайком подкармливал любимым лакомством - черносливом. - Не называй меня так! - резко убрав ноги со стола и подавшись вперед всем телом, прошипел подросток. - Я - Питер Пэн! - Ты ебаный выродок - вот ты кто, - стараясь не повышать голоса, поправил Кэл. Он ненавидел то, что ему приходится иметь дело с вудуистом, однако иного варианта не видел. Если Оружие Х не приберет этого психопата к рукам, это сделает кто-то другой. - Ну, и это тоже, - снова довольно улыбнувшись, вудуист откинулся на спинку кожаного кресла и пальцем нажал на ранку на губе. Стало больнее, по телу прокатились мелкие иголочки, отчего подросток тихо застонал от удовольствия. - Надо будет почаще тебя злить, босс. Мне нравятся твои методы... - Замолкни, она приходит в себя. Если откроешь пасть - я тебе ее в клочья разорву. Тебе понравится, уверен. Потушив сигарету о лежащую на столе пепельницу, Кэл подошел к дивану и присел на корточки. На кожаной мебели лежала худенькая, с виду очень хрупкая, девушка. Так и не решившись снова дотронуться до нее, Кэл ждал пробуждения мисс Хэк. Конечно, стоило бы промыть ей мозги за то, что она связалась с Сайларом, однако после того, что с ней сделал/делал Режиссер за ту неделю, в течении которой директор Оружия Х даже не подозревал о ее существовании... Бросив на вудуиста взгляд, полный ненависти, Кэл полностью переключился на свою гостью. - Вы уже проснулись..?

Cassie Hack: Девочка вытерла испачканное грязью лицо рукавом куртки и всхлипнула. Разбитые очки лежали в паре метрах от нее, уже наполовину утопая в луже, и все же, преодолевая брезгливость и позыв разрыдаться опять, она протянула к ним руку, хотела всего лишь надеть, встать, перехватить за порванный ремень рюкзак и скрыться в здании школы, не обращая внимания на смех, который будет преследовать ее, слова обиды и множество прозвищ, на кои дети богаты своей выдумкой. И почему именно она? Точнее за что? Только потому что растет без отца? Так таких много. И очки не только она носит, пусть и одевается старомодно и форму приходиться перешивать так как денег на новую не хватает, разве это повод для оскорблений? Подчас дети бывают жестоки до крайней степени, один автор как то выразил мысль – это связано с их ростом. В ребенке, маленьком существе, не может одновременно умещаться сразу несколько эмоций, и потому дурные сменяются хорошими в тельце и наоборот. Она протянула руку к разбитым очкам и кто-то более сильный наступил на нее, прижимая запястье к земле и заставляя упасть всем телом на мокрый песок двора. Очередная волна смеха прокатилась по толпе. Как же она их всех ненавидит. За что? Почему? Просто так, на пустом месте зародилось чувство превосходства у многих над ней, и они пользуются этим каждый день. Персональный Ад для того, кто еще не совершил ни одного греха в этой жизни. Глотая слезы, она все же поднялась на ноги, взяла очки, рюкзак, полуслепыми глазами медленно направилась к школе, из дверей которой уже бежала ей навстречу мать. Мама, - пронеслось в голове у Кассандры, когда глаза открылись, и взгляд встретился с кромешной тьмой. Странное спокойствие овладело ею, хотя проснуться посреди неизвестности наверняка из ряда вон выходящее явление даже для нее. Кругом только тьма, а над ней свет, слишком теплый чтобы быть искусственным, свет солнца. Кейси огляделась. Она сидели на постели, мягкой и теплой, где-то в самом углу к спинке были прикреплены наручники, простыни еще хранили запах духов и мужского одеколона. Девушка нахмурилась, не понимая, что происходит, следовало запаниковать, и все же здесь было куда приятнее находится, чем… где-то еще. Она провела пальцами по щекам и смахнула застывшие дорожки слез. Она плакала? Когда? Как? Память не желала проявлять последние события и причину, по которой она оказалась здесь. Последнее воспоминание было приятным и чарующим. - Ты, - Кэс чуть улыбнулась, прикрывая глаза. Да, наверняка она просто спит, и ей это сниться, на самом же деле Сайлар продолжает обнимать ее, он рядом, его дыхание греет, голос о чем-то говорит. - Нет, все немного по-другому, - знакомый голос заставил обернуться, рядом девушкой на кровати лежала Мара и, насколько это было возможно, несколько сочувствующе смотрела на Хэк. - Погоди, что ты здесь делаешь? Это же сон, ты ..ты можешь мне сниться, но как воспоминание. - Да, это и есть часть воспоминания, только ты не помнишь этого, - пожала плечами суккуб усаживаясь поудобнее и переводя взгляд в сторону. –Видишь ли, мне следовало рассказать тебе кое о чем, ведь когда я полностью контролирую тебя, ты не запоминаешь происходящего… Кассандра прижала к себе ноги. Из уютного тихого места эта постель вдруг превратилась в настоящую адскую жаровню, колющую кожу и заставляющую ежиться от холода. - Это что-то меня не обрадует верно? – спросила она. - Нет, я думаю, нет. Хотя меня забавляет, - улыбнулась демон, но, посмотрев на девушку, сразу пресекла дальнейшие попытки к зубоскальству. – В конце концов, я демон, Хэк, что ты ожидала от меня, когда оставила дверцу открытой… - Говори уж, демон. - Я заключила своего рода соглашение, которое спасло твою милую психику и… В общем, есть один человек… Вы когда-нибудь просыпались с похмелья? Если нет, то вы и представить не можете как сейчас у нее раскалывалась голова, будто надели железное ведро и отбивают чечетку деревянными ложками сверху. Еще немного и сосуды взорвутся, но этого не произойдет, и потому приходится молча страдать, надеясь на помощь аспирина и банки трехнедельного рассола. Факт номер один – у нее дома нет кожаного дивана. Факт номер два – этот голос ей абсолютно не знаком. Чуть простонав, подымаясь на локтях и обхватывая руками голову у висков, Хэк только и успела подумать об этой нестерпимой боли, да о том, что ей в последнее время чертовски везет проваливаться в забытье, параллельно находясь между жизнь и смертью, такими темпами она скоро сможет по достоинству оценить свое тело снаружи как бывает при клинической смерти. К моменту окончательного пробуждения, мозг обработал два поступивших к нему в базу факта, соединил их, а потом воспроизвел хаотическую картинку странных событий, друг с другом не связанных. Кассандра распахнула глаза посмотрела на мужчину рядом с собой. - Вы кто?– приподнимая бровь и чуть отстраняясь спросила она. – Где я и где С…Габриэль? Полиция, или что там у нас еще есть? Не слишком ли много вопросов, учитывая что рядом с тобой находиться ответ на них. Кэс перевела взгляд на мальчишку, ухмылка которого заставляла мурашки пробегать по спине и в то же время закипать от злости демона.

Dr. Lightman: - Ты хотела сказать, Сайлар? Серийный убийца, который вскрыл черепа по меньшей мере десятку людей, - Кэл нахмурился. Снова потянувшись к пачке, он достал сигарету, щелкнул зажигалкой и закурил. Он не понимал того беспокойства, что читалось в глазах девушки при воспоминании о чертовом ублюдке, который безжалостно истреблял себе подобных. Едва сдерживаясь, чтобы не начать орать и читать нотации о том, с кем следует спать, а кого стоит избегать, директор Оружия Х поспешно поднялся на ноги и отошел чуть в сторону. Воспользовавшись тем, что мужчина отвлекся, подросток снова закинул ноги на стол и, с улыбкой глядя на Кассандру, послал в ее сторону воздушный поцелуй. Пожалуй, в этом кабинете он был единственным, кто в полной мере довольствовался своей жизнью. - Мое имя Кэл, - делая глубокую затяжку, снова заговорил одаренный. В отличие от вудуиста, он стоял к Кэсси полубоком и предпочитал смотреть в стену, а не на девушку. Слишком хорошо он себя знал, чтобы быть уверенным, что не сорвется. - А та сука, которую ты так любовно назвала Габриэлем, сейчас находится в изоляции. Он у нас уже неделю и все это время мы пичкаем его экспериментальными таблетками, которые подавляют волю и превращают человека в дерьмо. Где твой любовник? Валяется, прикованный к койке, смотрит в потолок и считает овец, которых успел перерезать за время своей свободы. Теперь он не будет коптить небо своими погаными мыслями... Удивительная вещь - звук. Волнами он распространяется в пространстве, стрелой долетая до того, кто еще способен слышать. Как и сказал Директор Оружия Х, Сайлар был крепко привязан к холодной койке. Его тело было напряженно и в тоже время абсолютно расслабленно. Расширенные зрачки остекленевшим взглядом смотрели в потолок, словно пытаясь там что-то увидеть. Это было небольшая комната, лишенная элементарных удобств. Единственное, чего здесь было в избытке - так это свет. Из-за белых стен, потолка и пола, свет, казалось, был повсюду, сжигая глаза и проникая в душу. Сайлар никого не видел, но он чувствовал, что видят его. Чувствовал, что кто-то стоит по ту сторону большого зеркала, которое было прямо напротив него, и глумится над его беспомощностью. Его волосы были коротко стрижены, на затылке ощущалось какое-то напряжение, вены на руках взбухли он многочисленных уколов. Удивительная вещь - звук. Волнами он распространяется в пространстве, стрелой долетая до того, кто еще способен слышать. Сайлар слышал их дыхание, на подсознательном уровне улавливал их слова и пытался их понять, но ничего не выходило. Вот и сейчас, когда из кабинета Кэла, который в очередной раз приехал в Прайматек на проверку, стали доноситься голоса, одаренный напрягся и постарался вникнуть в смысл. По венам вместе с кровью растекался препарат, который ему ввели всего час назад - он мешал сосредоточиться, переварить услышанное, но кое-что все-таки дошло до сознания Сайлара. Знакомый женский голос заставил широко распахнуть глаза и безмолвно заорать от беспомощности и страха. Он боялся, что она попала им в руки. Боялся, что они сделают с ней то же, что и с ним. - У вас темное прошлое, мисс Хэк, но я не хочу пришивать вам дело, - подойдя к столу, Кэл взял пепельницу и стряхнул на него пепел. - Ваша соседка, миссис Хоу, мертва. В квартире найдены ваши отпечатки пальцев... у вас закончилась соль и хотели одолжить немного? Кэл не улыбался и не пытался шутить. Каждое его слово выходило сухим, сдержанным, относящимся исключительно к делу. Он не собирался оправдывать девушку, потому что видел ее вину, однако памятуя о том, что она достаточно натерпелась за прошедшую неделю, директор Оружия Х старался не давить на нее. - У нас уже есть виновный по всем статьям. Это Сайлар - особо опасный мутант, которого следовало изолировать от общества. Мы сделали это, больше нам ничего не нужно. Ты свободна, можешь валить на все четыре стороны... точнее, тебе помогут это сделать. Наденут на глаза повязку и вывезут куда подальше. Вреда не причинят, это всего лишь предосторожности, так что можешь не бояться.

Cassie Hack: Кассандра выпрямилась, разворачиваясь к этому мистеру Кэлу лицом и усаживаясь на диван удобнее. Она его не знала, да и вряд ли бы узнала, спустя…время. В памяти будто кто-то пролил большой ушат серной кислоты и последние кадры одной декорации никак не совмещались с кадрами кабинета, в котором она сейчас находилась. Как она сюда попала и каким образом, - хороший вопрос, если учитывать еще и то в голове творилась не просто пустота, а сплошной кавардак, как обрывки сгоревшего фильма, то тут, то там, можно найти кусочек, а вот составить картину единого целого невозможно. Отводя взгляд от парня, на которого Мара почему внутренне шипела, почему и отчего демон не удосужился говорить, ссылаясь на шестое чувство, да еще и это нахальство, с каким он водрузил ноги на стол и послал воздушный поцелуй, невольно девушка вздрогнула и нахмурилась, избавляясь от неприятных ощущений возникших при этом. Пресловутое шестое чувство, что б его, предупреждающее постоянно, но не говорящее ни о чем конкретно, то ли это такая шутка Бога над всеми людьми, то ли его последнее извращение перед выдворением из Рая. Хэк перевела взгляд на мужчину, закуривавшего. Произвольно руки сжались в кулаки. Соответственно зачесались. Мне кажется кто-то всерьез увлекся кем-то… Заткнись! Кэс поднялась с дивана медленно, однако быстро преодолела расстояние разделявшее ее и Кэла. Сил у девушки было немного, в конце концов, не была же она чемпионом по уличным боям, но и этого хватило чтобы развернуть мужчину и въехать правым хуком прямо в его небритую челюсть. Какой эффект этот удар произвел на него – черт знает, у нее – заболела рука, челюсть оказалась тяжелой, впрочем на сей факт Кассандра решила не обращать внимания, беря мужчину за грудки и приближая его лицо к своему. - Слушай ты, Кэл или как там тебя, оставь свои ласковые слова для себя родимого, и… Неделю? – все еще продолжая держать его в руках, Кэс удивленно вскинула брови, гнев остался, как и беспокойство, но временное уточнение просто сбивало с толку. Ну, наконец, дошло, мы ухватились своей глухотой за главное! Заткнись! Семь дней, сто шестьдесят восемь часов жизни вылетели в трубу беспамятства или просто сгорели по пути в мозг. Где, когда, - девушка отпустила мужчину, делая пару шагов назад и пытаясь сосредоточится на том, что хотя обрывками выдавало сознание. Нет, действительно, пролили кислоту и все изничтожили. - Дело? – она вновь подняла взгляд на Кэла, ухмыляясь будто сейчас они говорили о чем угодно, о розовых слониках, о новинках кинематографа и вопросах бытия и небытия, отнюдь не о совершенном фактически ею преступлении; сказать по-честному по-другому Кэс себя вести и не могла, загнанная и испуганная девочка осталась в детстве и во сне, а та Кассандра Хэк, которую она знала всегда была наглой и изворотливой стервой, лезущей на рожон будто сама себя уговаривает стать камикадзе, а не кого-то другого. – Я прекрасно знакома с нашей юридической системой, мистер Кэл, и пришить мне дело будет не так просто как вам кажется. Хватит лыбиться, Питер Педюгрю, - не выдержав, огрызнулась она на сидящего парня. Раздражение от его присутствия возрастало пропорционально беспокойству за произошедшее и мнимой самоуверенности. – Отлично, нашли козла отпущения и отыгрываетесь? Как смело – сделать из человека овощ. Так вот, мистер Кэл, я с места не сдвинусь пока, во-первых, вы мне не объясните какого черта я здесь делаю и почему это неделя промелькнула у меня за секунду, и во-вторых… Что будешь отвоевывать свою подстилку? Заткнись! Оригинально, третий раз у тебя больше злости в голосе.

Dr. Lightman: Морщинки у глаз. Сдвинутые на переносице брови. Опущенные уголки рта. Непроизвольно сжатые кулаки. Расширенные зрачки. Плотно сжатые губы. Взгляд. Умение читать людей по их лицам, по их телам и мельчайшим движением - это настоящее искусство, которое постигается только после многолетних тренировок. Азиаты, афроамериканцы, европейцы - на каком бы континенте не жил человек, он не может скрыть того, что выдают его телодвижения, его настоящие помыслы и обуревающие им инстинкты. Под масками, под чешуей цивилизованности, живут первобытные дикари, чьи ноздри вздуваются одинаково угрожающе, когда в кровь впрыскан яд ярости. Кэл видел каждое ее движение, взгляды, сжатые кулаки и по всему этому догадывался, что она обязательно сорвется и попытается... применить силу? Как и всегда Кэл поступал в таких ситуациях, он позволил ей преодолеть разделяющее их расстояние и кулаком пройтись по небритой челюсти. Это не был удар, скорее легкое поглаживание, реагировать на которое мужчина не мог без улыбки. Однако, оставшись абсолютно бесстрастным, он терпеливо ждал, когда девушке надоест играть в Коммандос и она отпустит воротник его рубашки. Ждать пришлось относительно долго, поэтому, чтобы выдохнуть сигаретный дым, Кэлу пришлось повернуть голову в сторону. - Твоя правая оставляет желать лучшего. Запишись на курсы самообороны, что ли, а то твоя агрессия больше на шутку похожа. И, кстати, еще раз руки распустишь и притронешься ко мне - забуду нахер, что ты девушка и пристрелю к чертям собачьим, - сделав очередную глубокую затяжку и выдыхая дым через ноздри, вполне серьезно произнес Кэл. Оглянувшись на подростка, к которому раздраженно обратилась Кассандра, мужчина помотал головой, как бы говоря, чтобы вудуист не смел раскрывать рта, на то Питер улыбнулся еще шире и быстро поднял руки вверх, символизируя тем самым свою полную и безоговорочную капитуляцию. - Пришить дело не проблема, поверь. Я уже сказал, что в квартире обнаружены твои отпечатки пальцев. На теле старушенции, кстати, они также наблюдаются - современная криминалистика творит чудеса. Или ты хочешь сказать, что вы с ней были тайными любовницами? Тогда тема другая. Найдем для тебя судью-лесбиянку, которая посочувствует такому неслыханному горю... - приглядываясь к лицу Кассандру, Кэл продолжал курить. Улавливая малейшие изменения ее настроения, он с удивлением понимал, что в ней что-то не то. Будто она с кем-то спорит. С кем-то, кто не вызывает в ней добрых чувств. - ... и есть еще свидетель - Фидель Мори. Во время задержания особо опасного преступника, он подвергся нападению с твоей стороны. Сказал, что ты из квартиры старухи выходила - странно, да? Это первое. Второе - не заливай мне тут баки про козла отпущения. Может тебя и штырит от траха с убийцей, но американских граждан это не особо греет. И не надо про смелость говорить - Сайлара твоего тоже храбрецом не назовешь, потому что он нападал только на тех, кто слабее. Достойный противник его уложил - все честно. Разве нет? Кэл был полностью уверен в своих словах, по крайней мере, до тех пор, пока не пришло время отвечать на главный и самый сложный вопрос - что было на протяжении той недели, что вычеркнута у нее из памяти? Вудуист, сидящий за столом и внимательно слушающий весь разговор от начала и до конца, загорелся от любопытства, ожидая отличного представления, в котором директор Оружия Х будет выкручиваться из сложной ситуации. Однако видя, что вояка не торопится открывать рот, Питер театрально вздохнул и с сожалением в глазах посмотрел на Хэк. - Эту неделю вы провели без сознания. Босс все боится сказать об этом, потому что все это время безропотно сидел у вашей постели и следил за самочувствием. Видите ли, если он признается, что на миг перестал материться и строить грозную физиономию, а вместо этого пускал скупые мужские слезы и кормил вас лекарствами с ложечки, его имидж будет безвозвратно испорчен. Вы просто будьте в следующий раз осторожнее и не падайте с лестницы...

Cassie Hack: Поддельную браваду девушки и наглость как ветром сдуло. Кэл был чертовски прав в своих рассуждениях и аргументах, и самое неприятное было то, что Кэс не могла с ним поспорить. Да, она беспардонно наследила в квартире, в которую зашла всего один раз и то ради праздного любопытства, а не необходимости. Зашла и оставила свои отпечатки, при детальном рассмотрении еще и множество других улик, начиная с кошачьей шерсти на одежде, заканчивая пресловутой вазой. Как там говорил Шерлок Холмс, всю жизнь расследовал преступления и ловил негодяев, а из самого вышел весьма скверный взломщик. В пору было вспомнить про несчастный ботинок догорающий в камине синим пламенем. Кстати, о ботинке, точнее о вазе, точнее о вудуисте – ведь это последнее, что можно было вспомнить, куколка у нее в руках с натянутым на шею шнурком, грязная и отвратительная подделка на магию, она и раньше сталкивалась с ней, с ее более страшными проявлениями, только обнаружить вудуиста посреди Нью-Йорка приравнивалось к шансу нахождения священника в болотах Луизианы, практически равны нулю, не то место, не та обстановка, никакого интереса, никакой стоящей практики. - Фидель Мори, - пробуя имя на вкус повторила девушка, в полуха слушая Кэла. Что она могла, собственно говоря, добавить. Да, угораздило влюбится отнюдь не в рыцаря в сияющих доспехах, эталон честности и доблести, вперемешку с человеколюбием и слащавостью, ну и пусть – вопреки старой поговорке любовь не зла, она просто несколько близорука, и даже когда знаешь какой подонок перед тобой есть риск оступится и вляпаться в эту близорукую дуру. Относительные понятия – если и кабы – а на деле, ей начхать было на мнение этого небритого хама, и по поводу ее правой, которая не была такой уж сильной (просто потому что бейсболисты, несмотря на расхожее мнение, не сильны в рукопашной), и на счет того с кем ей можно спать, а с кем нельзя, и кто тут играет в смелость и силу. Фидель Мори – и почему имя так знакомо, будто перед тобой тыкают в паспорт человека и ты почти его узнаешь, но все-таки упускаешь из виду и забываешь, несмотря на висящий за тобой фотопортрет с подписью «Особо опасен». Кассандра медленно вернулась к дивану, садясь на него и сжимая голову в висках пальцами. От лишней ложечки аспирина она бы точно сейчас не отказалась, Мара замолчала в кои-то веки, по каким-то своим причинам, явно не из-за попыток Хэк заткнуть демону рот со своими едкими саркастическими замечаниями. Пока знакомый голос не послышался вновь. Фидель, Фидель, и откуда я его знаю, интересно… Мара замолчала, а Кейси устав ждать ответа на вопрос от Кэла получила его от парня, который продолжал ухмыляться несмотря на замечание. Все-таки неприятный тип, что-то с ним не так, и атмосфера вокруг него напряженная, ждешь что всадит нож если не спину, то прямо в лоб, не таясь и продолжая улыбаться. Откуда такая уверенность? И еще – лестница? Конечно, Фортуна не выделяла ее из списка остального человечества, и частенько Кэс доставалось больше остальных потому что девушка все-таки хрупкая, каким бы сильным не был дух и прочее о чем вещают проповедники в телевизоре и церковных брошюрах, вспомнить сколько раз она падал с высоты, ей ломали руки, ноги, бросали о стену, припечатывали дверьми, список можно продолжать, немало синяков и крови в нем будет уж точно, но чтобы потерять на неделю сознание от элементарного падения с лестницы? Вам не кажется что здесь либо чудовищная ирония имеет право на жизнь, либо кто-то что-то недоговаривает. Сладкий вкус греха, - продолжала размышлять вслух Мара, Хэк продолжала терять терпение, все трое – Кэл, парень и демон, как сговорились вывести из себя ее, каждый своим оружием. – Ты не забудешь этот день, не забудешь меня, боль и наслаждение, когда… М, Джереми? - Джереми? – вырвалось вслух, хотя вопрос должен был бы прозвучать мысленно. Просчет. Да, Джереми. Кто? Ты глухая или прикидываешься? Нет, я в смысле кто это? Что это? Причем здесь этот Мори. Ну, дорогая моя, я же не буду запоминать всех жертвы, за столько лет как ты думаешь сколько их было? Правильно не мало… Девушка шумно выдохнула. Похоже сейчас из Мары не вытянешь и слова по делу. Поняв, что выглядит сейчас несколько глупо, ведь по существу разговаривала сама с собой, Хэк, упершись локтями в колени, посмотрела на Кэла снизу вверх и скептическим тоном задала вопрос: - С лестницы упала? Может еще меня дверь сама ударила? – девушка криво усмехнулась. – Хорошо, вы такие правильные герои поймали Сайлара и превратили в брокколи, теперь что – может и меня заодно за секс с убийцей в морковку преобразите, раз вам так противна мысль об этом? Или действительно пристрелите? Так как без него я отсюда не уйду, и вы отлично это знаете.

Dr. Lightman: Это все одна большая компьютерная игрушка. Громкие саундтреки, разнообразные локации, плохо или хорошо прорисованные боты - ты живешь посреди всего этого, пытаясь следовать предоставленной тебе карте и делать правильные шаги. Ты оступаешься, ты всегда оступаешься, даже если перед тобой прямая дорога без ответвлений и обросших травой тропинок. Оступаешься, потому что рядом слишком много ботов и они влияют на твое движение точно также, как ты влияешь на них. Оступаешься, потому что всегда найдется кто-то - более хитрый, более тонкий и продуманный - кто успел пройти несколько уровней вперед и досконально изучить правила игры. Этот кто-то знает свою цель и свою миссию. Этот кто-то вырвался из общей массы и готов направить джостик против нее, лишь бы достичь своей цели. Этот кто-то собирается поставить ботов на колени и получить от них то, в чем всегда нуждался. Это все одна большая компьютерная игрушка. Ты не заметишь, когда окажешься на одной дороге с кем-то, в чьих руках джостик. Ты не заметишь, как блестят его глаза и как губы растягиваются в улыбке. Ты не заметишь, но почувствуешь, когда этот кто-то потянет джостик на себя и заставит тебя встать на колени. Ты почувствуешь, когда простая игра в стрелялки превратится в нечто большее. В нечто, что приносит нездоровое удовольствие лишь одному из игроку, который плевать хотел на изученные им правила и кружащих вокруг ботов. Ты почувствуешь, когда он потянет джостик на себя и заставит твое тело вздрагивать от его невидимых манипуляций. Вудуисту пришлось приложить усилие, чтобы удержать на лице широкую самодовольную улыбку испорченного подростка. Имя, его настоящее имя, произнесенное из уст его палача, его благодетельницы, его родительницы и его проклятия - это оказалось сильно, это оказалось больно и в тоже время хорошо. Сглотнув слюну, едва уловимо вздрогнув, вудуист незаметно достал из кармана куртки небольшую глиняную фигурку и опустил руки под стол. Это была она - маленькая ее копия, дающая власть над живой, человеческой плотью. В глазах полыхнул озорной огонек, который невозможно было приписать ребенку, но без сомнений можно было бы отдать на вооружение чертей. - Все вопросы относительно падения с лестниц и борьбы с мебелью обращай непосредственно к Фиделю Мори. Это он тебя застиг за этим интимным занятием, так что ко мне без претензий на эту тему, окей? - раздражено обрисовав недокуренной сигаретой в воздухе полукруг, Кэл громко фыркнул, но свои мысли предпочел оставить при себе. К большому сожалению, он не мог открыто вступить в спор с хамовитым Джеремаей и поставить вруна на место, хотя бы потому, что для Оружия Х этот вудуист был выгоден в качестве союзника и верного последователя, а не в роли неуловимого мстителя. Выходило отличное приложение к общей игре. Несколько флэш-предложений, которые сковывали возможности игроков и насильно обрамляли их в рамки "не могу". Кассандра не могла вырвать Сайлара из лап директора Кэла. Кэл не мог разоблачить ублюдка-вудуиста. Ублюдок-вудуист не мог разоблачить Мару. А Мара... демоны - невероятно везучие боты, которые могут, но ни черта не хотят. - Я отлично знаю, что если ты сама не поднимешь свою жопу прелестную, я тебя за шкирку возьму и выкину из своего кабинета. Ты че думаешь, с тобой тут кто-то церемониться будет? К твоему сведению, я... - договорить свою мысль Кэлу было не суждено - кто-то, из разряда "не слабых", напал на него со спины и обхватил горло руками. Это был Сайлар - мертвецки бледный, с черными кругами под глазами. Напоминая призрака, являясь призраком, он производил устращающее впечатление. Вудуист, собиравшийся было немного поиграть с Кассандрой в куколки, удивленно посмотрел на появившегося мужчину и на то, как он душит директора Кэла. Не проявив желания помочь своему боссу, Фидель быстро заинтересовался происходящим и, засунув фигурку девушки обратно в карман куртки, стал следить за происходящим. - Отвали, сука! - прохрипел Кэл, ослабив хватку Сайлара и локтем со всей силы ударив его по ребрам. Не утруждая себя бросками через плечо или чем-то в этом роде, директор сильнее ухватился за руки мутанта и вместе с ним попятился назад, быстро ускоряя темп. Сайлар шумно выдохнул, когда, ударившись спиной о стену, Кэл придавил его еще и весом своего тела. Резко высвободившись из ослабшей хватки убийцы и отскочив в сторону, одаренный оставил Сайлара без опоры и тот рухнул на колени, обхватывая руками ребра и силясь поднять голову. Встретившись взглядом потухших глаз со взглядом Кассандры, мужчина поморщился и исчез в красноватом свечении. В комнате повисла напряженная тишина, в течение которой никто из присутствующих не знал, как реагировать на происходящее. Тишину нарушил ворвавшийся минуту спустя сотрудник Прайматек, который, распахнув дверь и задыхаясь после быстрого бега, стал сбивчиво говорить о том, что с пациентом №10758 происходит что-то не то. - Он... он дергаться начал.... мы ниче... ничего не успели ему вколоть - он забился в судорогах... док... доктор боится внутрь зайти.... там без вас никак... Этого было достаточно, чтобы Кэл - ни на кого не глядя - сорвался с места и, посторонив прибежавшего работника, помчался к камере, где находился Сайлар.

Cassie Hack: Что дальше? Хороший вопрос, который она задавала себе часто, но не во время. Да, история с падением была чистой воды выдумкой, уж слишком все комично и просто получалось, будто вы прочитали книгу о другом мире и решили реализовать все в жизнь, только не знали за какой край ухватится, бум, бах, и вы уже не тот человек, что раньше, с вами буду происходить самые разные случаи, а вы не сможете толком научится себя защищать, словно в голове что-то застряло большое и непонятное и мешает свободному потоку информации. Но вернемся к вопросу, ведь главным сейчас был ответ на него, коего, какая жестокая иронии и снова, увы не было. Вот она сидит в кабинете этого странного небритого мужлана, тем не менее поведение которого есть чистой воды игра, она насквозь его видит и понимает что такой человек само собой порядочная скотина та еще, и все же есть в нем нечто человеческое; рядом парень, от которого мурашки по коже и хочется просто размазать эту наглую ухмылочку по лицу, чтобы она больше походила на улыбку самого Джокера и не мозолила глаза, к тому же нечто странное и непонятное, она не может прямо посмотреть на него, внутри словно все сжимается и противится этому, возникает то ли чувство стыда, то ли досады, совесть неожиданно просыпается в кои то веки и начинает читать нотации, к чему? Она одна, непонятно где, непонятно каким образом очутилась здесь, помощи можно не ждать, точнее было бы сказать помощь будет, вполне такая себе прозаическая и краткая – пинок под зад подальше отсюда и забудь, что видела до этого. Что дальше? Она набросится на Кэла с кулаками истерично крича о том, чтобы этот сукин сын отпустил Сайлара под честное слово о хорошем поведении, и она обещает исправно ходить на родительские собрания и следить, чтобы ее любимый мужчины больше вскрывал консервные банки и соленья, чем черепа других? Смешно до слез, только смеяться не хочется. Кэс тяжело вздохнула, опуская взгляд и словно безмолвно сдаваясь, посудите сами – действительно ли устроить тут сцену, может тогда он пристрелит ее и все быстро закончится, однако шестое чувство говорило совсем о другом, наставить оружие сможет, нажать на курок – будет колебаться, а вот она по старой привычке колебаться не будет. Она? Или она? Девушка потерла виски, собираясь с мыслями. Да, с пустыми руками да крепким словцом она далеко здесь продвинется. Убить нецензурной бранью настоящего грузчика, просто супероружие. Не могу я и остаться, и уйти, надо что-то придумать, надо как-то. В любом случае, сейчас, ты ничего не сделаешь. Не лучше ли покинуть это место. Как я его потом то найду? Да, здравствуйте, вы не знаете где здесь в этом районе держат под стражей опасных одаренных-убийц, что, второй поворот налево, спасибо. Хэк тяжело вздохнула, собираясь что-то ответить Кэлу, когда тот прервался сам, неожиданно и на полуслове. Девушка подняла взгляд и тут же вскочила со своего места, наблюдая за происходящем со стороны. Вмешаться или не вмешаться и кого от кого оттаскивать, и как вообще это приведение возникло, словно… О, какая интересная особенность у этого человечка, надо будет выяснить поподробнее что твоя милая игрушечка еще умеет. Заткнись! Ровно две с половиной минуты длилось молчание в кабинете стоило призраку растворится также как он и появился здесь. Не было никакого отсчета и часов перед глазам, она просто могла сказать интуитивно или как там это еще называется – прошло ровно две с половиной минуты, между началом тишины и моментом когда в кабинет влетел человек, откашливаясь и кряхтя с непривычки быстро бегать, кашель, сбивчивое дыхание, он курил и много, и будто сейчас запах именно его дешевых сигарет ударил в нос; дым дешевого табака, отравление для легких, сальные взгляды таких мужчин провожают тебя, будто вместо глаз у них руки и тебе неприятно, приторный аромат хлороформа одного из них, вкус еще остался на губах, слышны чьи-то голоса и звук переключателей множества оборудований, кто-то попросил прощения. За что? Кэс пару раз моргнула, не сразу соображая, что Мара зовет ее по имени. Девушка будто пришла в себя, бросая короткий взгляд на парня и чуть хмурясь. Неприятно, совсем неприятно, будто он держит удавку у нее на шее, когда так улыбается. Руки непроизвольно потянулись к горлу, но затем девушка резко дернулась и направилась следом за Кэлом. Ты мне поможешь. Что? О, только не говори что… Нет, и не надейся. Паскуда. - Э…куда.., - все еще задыхаясь, преградил ей путь, влетевший в кабинет сотрудник. Хэк молча с силой оттолкнула его в сторону, будто он был частью мебели, а не человеком. Кожу стало неприятно пощипывать, прекрасное ощущение, если ты знаешь, что оно означает, когда внутри тебя сам черт пирует. Направление было выбрано одно – следом за Кэлом, а вот все остальное было не столь ясным – потому как ощущение что в груди бьется два сердца возрастало.

Dr. Lightman: Поверни голову, присмотрись внимательнее - вокруг тебя нечто, что не соответствует образу. Судя по словам, по намекам и действиям, это должна была быть военная лаборатория с чисто белыми стенами и оборудованием, созданным по последним технологиям. Должны быть люди в белых халатах, в костюмах, защищающих от радиации, а в руках у них скальпели, шприцы, автоматы - все, что угодно, но только не кипы бумаги. Это странно, словно тебя пытаются разыграть. Это не вяжется с образом, который ты успела создать в своей голове. Нет ни камер, ни операционных, ни людей в белых халатах. Есть только станки, занятые работники, снующие по этажам и по кабинетам с озабоченными лицами, и бумага, бумага, бумага. Несмотря на это, они продолжали бежать. Словно пересекая разные отсеки киностудии, совсем не вписываясь в общий ритм и тематику, они продолжали бежать. - Прочь с дороги! - сквозь зубы прошипел Кэл, не вписавшись в поворот и столкнувшись с неожиданно появившимися прямо перед ним людьми. Оттолкнув одного из работников Прайматека в сторону, при этом даже не озаботившись, не сломал ли ему руку, директор Оружия Х резко дернул на себя ручку двери и вышел на лестничную площадку. Образ здания быстро сменился, и если раньше он совсем не был похож на то страшилище, какое обычно описывают в фантастических романах о секретных организациях с уклоном в экспериментальные исследования возможностей человеческого организма, то теперь все становилось на свои места. Больше не было наваленных друг на друга кучек только что напечатанной бумаги, не было грузовых машин и станков - спустившись на несколько этажей вниз, в подвальные помещения, Кэл открыл еще одну дверь и глазам мутантов предстал коридор, вдоль которого виднелись камеры, внутрь которых можно было заглянуть через большие стеклянные проемы, с другой стороны являющиеся зеркалами. - Директор Кэл! Это бесконтрольный выброс энергии. Мы пытались выстрелить в него транквилизаторами, но он создал вокруг себя защитное поле. Там остался охранник Билли Грейджер, он следит за ним, но... - едва завидев в коридоре одаренного, быстро затараторил мужчина в белом халате. Он не успел пойти навстречу Кэлу, так как тот уже поравнялся с ним и теперь решительно, не останавливаясь для разговоров, продолжал следовать к камере Сайлара. Ученый в халате хотел сказать что-то еще, но физически явно не был подготовлен к быстрой ходьбе и параллельной выдаче информации - быстро запыхавшись из-за тщетной попытки не отставать от директора, он замолчал. Время имеет отвратительную привычку менять свою скорость в той или иной ситуации. Всем известно, что когда куда-нибудь торопишься, время становится будто резиновым и ты не можешь вырваться из этого его состояния, только смирится и терпеливо ждать, когда все вернется на круги своя. Сейчас, когда обстановка становилась по-настоящему опасной, Кэл в полной мере почувствовал резиновость времени. Прислушиваясь к происходящему вокруг, он попытался перейти на бег, но ничего не выходило. Мужские стоны, всхлипы становились очень отчетливыми, громкими, но камера Сайлара, казалось, не приближается, а отдаляется от Кэла. Он слышал, как тяжелое тело рухнуло на колени, прислоняясь к стене. Слышал даже то, как капельки крови падают на пол, словно тяжелые кирпичи были сброшены с крыши. Несложно было представить картинку, которая могла сопровождаться подобными звуками. Кто-то убит. Кто-то убил. Зная, что действующими лицами могли быть лишь охранник Грейджер и Сайлар, образ был обрисован полностью и подтвержден, когда Кэл, добравшись до места, увидел привалившегося к стене Билла, изо рта которого тянулась узкая кровавая полоска, добирающаяся до подборка. Взглянув на Сайлара, которому частично удалось вырваться из пут, удерживающих его, одаренный первым делом увидел, что убийца зажимает в руке окровавленное сердце. Кэлу показалось, что оно все еще бьется. - Здорово, новый пират! - остановившись за спиной директора, восторженно воскликнул Питер Пэн, с нездоровым любопытством гладя на труп чернокожего охранника. Кэл его слов не слышал - не сводя взгляда с руки Сайлара, в которой он крепко сжимал сердце, директор Оружия Х неожиданно выставил кулак вперед и быстро его разжал. В тот же момент, когда он сделал это, руку Сайлара разорвало на мелкие куски, кровь брызнула во все стороны, пачкая собой и одежду директора. - Я блокировал его способности, Роузен, принимайтесь за свою работу. Живо! - обращаясь к мужчине в белом халате, рявкнул Кэл. Пропустив его вперед, одаренный вышел из камеру и, доставая из кармана куртки смятую пачку сигарет, уже более спокойно добавил, обращаясь на этот раз к вудуисту: - Надеюсь, ты крепко ее держись? Только истерик тут не хватало. Необязательно было уточнять, потому что Питер, воспользовавшись удобным случаем, притеснил Кассандру к стене и крепко удерживал, не позволяя броситься к ее ненаглядному Сайлару. При этом, видя реакцию девушки, вудуист испытывал нечто, отдаленно напоминающее ревность. Жгучую ревность, которая доводила его до гнева.

Cassie Hack: Жизнь преподносит сюрприз за сюрпризом порой настолько часто, что не успеваешь уворачиваться от них, того и гляди то одно, то другое, собьет тебя с ног, повалит на землю, добьет ударом в затылок или лоб и твоя обитель станет на вечной зеленой улице с другими такими же неудачниками как ты, а украшением твоего нового дома будет гранитная плита с именем и годами жизни. Такие сюрпризы преследует всех без исключения, разница очевидна – кто-то принимает эти дары, кто-то отказывается и не обращает внимания. Кассандра принадлежала к первому типу людей, потому как по другому не могла, с самого своего рождения до текущего момента, жизнь одаривала то приятными, то неприятными подарками и заставляла думать, выживать, становится сильнее, жизнь не просто так расщедрилась на нее и многих других, это своего рода уроки, привязанные намертво к практике, если ты переживешь этот урок – станешь по другому смотреть на мир, увидишь то, чего никогда не увидят другие, испытаешь многое и умрешь по-настоящему счастливым человеком, ну а если нет – то не нет и суда нет, тебе просто не повезло, следовало проигнорировать, но любопытство взяло свое. Следуя за Кэлом она чувствовала, что еще минуту и сердце выпрыгнет из груди, ведь толком она ничем не могла помочь, ни ему, ни себе, если не сказать того, что из-за этого, всего минутного инцидента в кабинете, могло стать только хуже, чувство вины и волнение росли как трава после дождя, ослепляя своим насыщенным оттенком все остальное, мысли, чувства, воспоминания, даже голос Мары, что-то уже буквально кричавшей в голове, был где-то далеко. Она буквально не успела минуту, может половину минуты, время не играло роли, и отсчитывать его для собственного успокоения она не могла, каждый раз сбиваясь и начиная заново. Раз, два, опять сбилась, в самом начале, как малолетняя школьница, только-только начавшая учить числа, дроби и прочее, Кэс взглянула на Лайтмена, взгляд успел проникнуть в камеру Сайлара и зацепить взглядом всего лишь стену, одежда Кэла, стена, все в крови. Только в чей? Играет ли это роль, когда в голову лезет один единственный ответ, начисто отбрасывая все здравомысленные доводы. - Что ты сделал? Что ты сделал? – она уже хотел вцепиться в Кэла руками, плевать что будет, что он сделает, может прострелить ей коленные чашечки если хочет, может вообще застрелить на месте, однако кто-то, более мелкий, кто-то на кого внимание не было выделено сейчас оттеснил ее. Хэк смотрела на Кэла, слова застревали в горле, слова обвинения, пустые и глупые, кого она защищает – убийцу, а что делать – это уже за гранью понимания, он мог быть еще более худшим человеком, он мог желать и ее смерти, он мог пытаться убить ее, хотя такое было, пусть и до того, и все-таки – мы безумны в своем желаниях защитить того, кого любим, мы безумны, когда находим единственный свет в нашем непроглядном царстве и можем сказать, что нашли упавшую звезду. Безумие и любовь, - это одно и то же. Почувствовав как по щекам потекли слезы, Кэс закрыла глаза. Нет, не сейчас, не будет этому ублюдку такого удовольствия. Взгляд опустился к Питеру. Отрезвление, странное и непонятное, будто вспышка, этот щенок ухмылялся, от веселился от картины крови, еще был слышен его крик в коридоре, или это эхо в ее собственной голове. Мара замолкла, то ли сдавшись, то ли что-то обдумывая, на душе стало пусто, будто демона там и не было, будто она покинула девушку равно также, как и появилась. И все же, вскоре, раздался ее голос. Не трогай меня. - Не трогай меня, - Кэс сделала шаг в сторону от мальчишки, смотря на того не моргающим взглядом.

Dr. Lightman: Только дай добраться до тебя... развяжи ремни.. изобрази из себя смелого парня и я вырву твое сердце... не прикасайтесь к ней! Из груди Сайлара вырывался то ли хриплый крик, то ли звериное рычание, переплетаясь в причудливые формы и оглашая коридоры душераздирающими звуками. Рука горела, словно одаренный опустил ее в жерло извергающегося вулкана, однако стоило понять - это лишь иллюзия, руки больше нет. Роузен - чертов ублюдок в белом халате - свое дело знал отлично и стоило ему услышать команду Кэла, как он тут же принялся ее выполнять. В его руках появился шприц с лошадиной дозой успокоительного, иглу которого он без промедления всадил в вену Сайлара. Никакой дезинфекции или "вам не больно?", только грубые движения человека, который хочет как можно быстрее обезвредить разбушевавшегося убийцу. Вколов раствор, убрав использованный шприц в сторону, Роузен обошел железную койку, к которой был прикован мутант, и резким движением повернул его голову в сторону, чтобы проверить устройство, по идеи блокирующее способности. Как и следовало ожидать, оно было испорчено. - Директор, он каким-то образом смог повредить блокиратор. Я попытаюсь... - севшим от пережитого испуга голосом заговорил Роузен, но Кэл поторопился его перебить, так как не обладал должным настроением, чтобы вслушиваться в подробности. - Все в порядке. Делайте свое дело, я пока тут и слежу за его способностями. Не дожидаясь, когда Роузен снова откроет рот, чтобы сказать что-то в ответ, Кэл захлопнул дверь в камеру и прислонился к ней спиной. Не зажженная сигарета просто так болталась у него во рту, пока он, наконец, не опомнился и не потянулся рукой в карман за зажигалкой. - Какая ты резвая! - начиная выходить из себя, пробормотал Питер. Оглянувшись в его сторону, Кэл вытащил сигарету изо рта и нахмурился. Ему совсем не нравилось, что подросток, получив свое, не торопится оставить девушку в покое. Хотя... какая ему разница? Люди - скот, и пора бы уже привыкнуть к этому. - Питер, какие-то проблемы? - наконец отыскав зажигалку, директор Оружия Х щелкнул ею и поднес огонек к сигарете. - Ах, да, мисс... как вас там? - Шлюшка Сайлара... - едва слышно пробурчал обиженный подросток, отойдя от взрослых на несколько шагов и прислонившись к стене. Всем своим видом выражая отсутствие какой-либо заинтересованности, он все же внимательно прислушивался к разговору, боясь пропустить что-нибудь интересное. - ... хотя, без разницы, - проигнорировав реплику своего сотрудника, продолжил Кэл. - Я не вижу никакого смысла в том, чтобы вы остались тут. Понимаю, у вас весна, лямур и все дела, но придется подыскать другого партнера. Этот из заключения выйдет ой как нескоро... Проследив за взглядом Кассандры, Кэл обернулся и увидел Роузена, который продолжал возиться у тела убийцы. Сайлар, который еще несколько минут пытался оказывать сопротивление и даже смог убить человека, теперь лежал совершенно размякший, словно распаренный на пару овощ. Хмыкнув, делая в уме заметку, Кэл покачал головой и еще раз повторил, медленно и четко, чтобы не оставлять для девушки никаких глупых надежд: - Он отсюда только вперед ногами выйдет. Серийный убийца - таких приговаривают к смертной казни без лишних разговоров. Не думайте даже побег из Шоушенка тут устраивать - из любого дерьма достанем, отмоем и обратно засунем. В коридоре заметно прибавилось людей, когда появились еще и уборщики в спец костюмах и с многочисленными моющими средствами. Им сообщили, что нужно отмыть камеру одного из заключенных - вооружившись всем необходимым для отмывки мозгов со стены, они поторопились придти и сделать свое дело. Меланхолично наблюдая за тружениками, Питер продолжал стоять чуть в стороне от Кэла и Кассандры. Словно размышляя о чем-то своем, он лениво следил взглядом за одним из уборщиков, который, достав щетку, старательно скреб пятно засохшее пятнышко крови. - Я тут подумал... - издалека начал подросток, оборачиваясь к взрослым. Сложив руки на груди, нахмурившись, он смотрелся гораздо старше своих лет. - Новая программа, Кэл. Если он так ... хочет его, - буквально выплюнул слово Пэн, подчеркивая его, - пусть становится частью программы. У обоих будет стимул вкалывать на Правительство и свои грехи замаливать. Я, если что, без проблем прослежу за ними... На лице Питера появилась обычная для него широкая улыбка, которая почему-то отталкивала от себя. Словно убийца из триллеров - подросток идеально смотрелся бы с топором в руках.

Cassie Hack: Тяжело признавать, но Кэл был прав, прав, черт его дери, курильщик и пьяница, хам в последнем поколении, идиот, который думает, будто однажды посреди улицы его не хватит удар и сердце будет работать как отлаженное до конца самой Вселенной. Она ничего не могла сделать для Сайлара, биться кулаками о грудь директора, пока тебя за ноги вытаскивают из здания? Да, отличная идея, проще будет тебя просто пристрелить и конец всему делу, все счастливы, все довольны, нет человека – нет проблемы. Но так просто сдаваться – нет, это не в ее стиле. Сколько безвыходных ситуация уже было, сколько раз ты думала, что вот он последний миг жизни переступив который ты умрешь, больше не будет постоянных чашек кофе, скапливающихся на рабочем столе, больше не будет перебирания старых фотографий и обещаний звонков по выходным, чтобы поговорить с единственным человеком в этом мире, который еще понимал тебя, хоть вы и не могли больше быть вместе. А сейчас – она просто сдалась, смотря на то, что когда то было живым человеком, теперь его превращали в подобие существа в коме, овощ, тело живет, а вот разум где-то далеко, все замедленно и такое наказание является следствием всего свершенного. И что, вот так и будешь глазеть как твой ненаглядный подыхает в этой камере, как ему меняют катетер люди в белых халатах или хуже того разбирают по частям как дорогую игрушку? А что я могу сделать, Кэл блокирует способности, а тебя предъявлять… Но ведь это самый лучший выход. Кэл просто ничего не сможет сделать, я буду сама собой, а это уже совершенно другое. К тому же, мне не нравится этот мальчишка, он.. не тот, кем кажется и мне хотелось бы выяснить кто он, а находясь в том положении, в котором я пребываю сейчас это сделать очень сложно. Мне плевать на него, хотя поведение конечно оставляется желать лучшего, но раз он работает на этого хама, то понятно откуда такие манеры. Кассандра вздохнула отводя взгляд в сторону и протирая глаза от усталости. Забавно, она была без сознания по их версии неделю, при этом сказать, что ее тело пребывало в отдыхе на метафорических Багамах было нельзя, наоборот, можно было предположить что ее использовали в качестве манекена на испытаниях различной степени тяжести. Знаете, такие забавные видеоролики, которые демонстрируют вам на примере кукол посаженных в машину, что с вами будет в случае той или иной аварии. - Программа? Что за программа? – скрестив руки на груди, она посмотрела вопросительно на Кэла, хотя ответ итак был изложен в предложении этого странного мальчишки. Замаливать грехи работая на…, далее следовали варианты, каждый интереснее другого, в этот раз выпал вариант - Правительство, хотя для чего могла пригодиться ее жалкая жизнь и способность, о которой всем и каждому не расскажешь, Кэсс не представляла. Да и вообще, не самые лучшие воспоминания у нее были о всех этих организациях и структурах, которые вербовали честных (хорошо, не очень честных) граждан для тех или иных целей, но рассматривать это как вариант спасательной соломинки для нее и Грея было весьма разумно.

Dr. Lightman: Кэл сомневался и потому не торопился ответить на реплику своего сотрудника. Словно никого не замечая, он выкуривал сигарету, время от времени меланхолично стряхивая пепел прямо на пол. Уборщики в любом случае рядом - уберут. - Соглашайтесь, шеф, в этом одни только плюсы. И его не придется превращать в овощ, чтобы удерживать под присмотром, и она станет еще одним ценным сотрудником, - чувствуя настроение одаренного, Питер поспешил привести в пользу своего замысла весомые аргументы. Подросток так хотел, чтобы Кассандра стала частью Программы и всегда была у него под рукой, что неосознанно сделал несколько шагов ближе к Кэлу и вытянул голову в его сторону. Большие, горящие постоянным любопытством глаза пытались поймать взгляд директора Оружия Х и загипнотизировать его своим обаянием. К его большому сожалению, Кэл не только не любил детей, но и терпеть не мог вудуистов-врунов, насилующих женщин и позже приводящих их в кабинет начальства. Окинув Кассандру внимательным взглядом, мужчина выдохнул сигаретный дым и обратился к Пэну: - У нее хоть способности есть полноценные? Я ничего не чувствую. - Конечно! - в голосе подростка послышались нотки радости. Он был доволен, что директор стал подробнее расспрашивать его о девушке - значит, заинтересовался. - Она видит призраков, может довести людей до сумасшествия и желания покончить жизнь самоубийством, а еще... - закашлявшись от взгляда Кассандры, коим она награждала обоих мужчин, подросток пробормотал что-то вроде "пусть сама расскажет" и тут же отвернулся к стене, снова вернувшись к образу полнейшего равнодушия и незаинтересованности. Кэл нахмурился, но промолчал, прикусив кончик сигареты зубами. Ему никогда не нравились всплески эмоций и быстрая смена настроений, хотя поймав на себе взгляд рассерженной девушки, которая явно не была в восторге от манеры двух одаренных разговаривать о ней так, будто ее поблизости нет, он вполне мог понять реакцию вудуиста. - Хех, - неопределенно хмыкнув, Кэл полностью переключился на Кассандру. - Речь идет о программе по наблюдению за мутантами. Выслеживаем, отлавливаем ублюдков на вроде вашего любовника, сажаем за решетку. Обеспечивать безопасность от неконтролируемого использования сверхвозможностей, изучение всего паранормального - вот наши основные задачи. За это Правительство платит нам наши зарплаты.

Cassie Hack: Молча стоять в сторонке и мириться с судьбой – одно дело, но совершенно другое, когда эта судьба в лице небритого хама только-только, кажется, избавившегося от жуткого похмелья и нагловатого подростка с улыбкой не хуже, чем у Джокера, обсуждает тебя с ног до головы и твое присутствие рядом отнюдь никого не беспокоит. Кассандра недаром одаривала обоих взглядом если не возмущенным, то уж точно говорящим на лицо все, что девушка думала на данный момент об этой сладкой парочке ворвавшейся в жизнь подобно урагану, сказавшим «доброе утро» и сразу сталкивающим тебя в пропасть. От подобного хамства даже демон промолчала, только пару раз будто цокнула языком в знак неодобрения и выражения своего крайнего недовольства, что ж, спасибо, а то сама Хэк была на седьмом небе от счастья лицезрев картину в общей перспективе. - Какая осведомленность, - проводив Питера взглядом не выражающим ничего кроме жуткого желания все же размазать эту ухмылочку по ближайшей стене иронично заметила девушка. Они все тут обо всех знают, сомневаюсь, что твоя милая персона осталась незамеченной, дорогая моя девочка. Какую часть из слова «заткнись» ты не поняла? Вообще, с парнем следовало потолковать на чистоту, с чего это вдруг он так резко выступил с этим предложением, да и с энтузиазмом, которому могли позавидовать лидеры коммунистической партии СССР в своих давних выступлениях, во всем чувствовался подвох, сделаешь шаг и все – петля на шее, ни шаг влево, ни вправо, даже отойти назад не получится или просто сбежать, кто-то натянет веревку потуже пока кислород окончательно не перестанет поступать в легкие и мозг не умрет. Весьма неприятная ассоциация, тем не менее, была очень к месту. Молча выслушав Кэла, Кэс скрестила руки на груди, обдумывая все сказанное мужчиной. Отлично, из огня да в полымя, пусть и не такое жаркое как могло бы быть. - Если я соглашусь…точнее, предложу свои услуги, вы его отпустите? Та-дам! Вопрос века, может лучше следовало спросить, не падают ли они сотрудникам комплексные обеды, или какова оплата – для нас это более важно, поверь, в конце концов ты не дух и воздухом питаться не умеешь, да и сил понадобиться много…это если еще они решат, что мы и правда им полезны, а если нет – что тогда ты будешь делать, милочка? Устроишь спектакль из первой книги Дюма про Монте-Кристо? - Ваш…эм…вам уже сказали, что я могу, судя по всему у меня это на лбу было написано, - она вновь подозрительно покосилась на подростка. – Помимо этого есть еще кое-что, что однако не следует так афишировать в присутствии толпы, - под толпой подразумевались все, кроме самой Кассандры и Лайтмена непосредственно. О, замечательно, ты поведаешь ему о своей хорошей особенности, может он тебе бесплатно проведет сеанс экзорцизма и случайно мы подцепим еще какого-нибудь духа, инфернального или нет, мне все равно, но с тобой наедине порой становится скучно, а власти ты мне совсем не выделяешь, так хоть поговорить будет с кем о вечности и грехах… Хэк выдохнула, словно внутренне успокаивая себя, дабы не сорваться и не устроить показательное выступление шизофрении прямо здесь. Все-таки что-то было не так, раз Мару буквально прорвало на словесный поток, она и без того отличалась ехидством, а сейчас - словно боялась или опасалась чего-то и пыталась за словами скрыть собственные соображения и ощущения.

Dr. Lightman: - Отпустить - слишком громкое слово, которое совсем не подходит для серийного убийцы, - Кэл покачал головой, явно давая понять, что полного и безоговорочного освобождения быть не может. Может быть ему и приходиться иметь дело с преступниками, в силу своих новых обязанностей перевоспитывать их и ставить в один ряд с другими правительственными агентами, но все же красную ковровую дорожку он стелить никому не собирается. В особенности Сайлару. Мужчина на подсознательном уровне чувствовал непреодолимое отвращение и ненависть к этому одаренному, при этом даже не отдавая себе отчета, почему. Сайлар был ничуть не лучше, но и не хуже всех тех, с кем Кэл имел дело до этого, но, тем не менее, отталкивал сильнее остальных. Выдохнув очередную порцию сигаретного дыма, зажав сигарету двумя пальцами, директор Оружия Х облокотился спиной о стену и задумчиво уставился в противоположную стену. В словах вудуиста было нечто, что заставляло с ним согласиться, однако использовать Сайлара и его подружку в качестве оружия было делом достаточно рискованным. У них были все шансы на то, чтобы переиграть Программу и сбежать, нанеся ей немалый урон. - Я позабочусь о них, никаких проблем. Вы ж доверяете мне, босс? Стрельнув в сторону несмолкаемого подростка раздраженным взглядом, Кэл буквально процедил сквозь зубы, уже не трудясь сдерживать свои эмоции: - Тупой вопрос, Питер. Нет, я не доверяю тебе. Казалось, что подросток не на шутку обиделся, услышав столь нелестный отзыв в свой адрес, однако комментировать его не стал. Еще больше надувшись, он отвернулся от взрослых и подошел ближе к камере Сайлара, где убийца лежал абсолютно обездвиженный, не моргающим взглядом смотрящий в потолок. - И что же это, мисс? - проследив взглядом за Питером, поинтересовался Кэл. Ему нужно было время подумать, однако, видя состояние девушки, он понимал, что сказать хоть что-то нужно уже сейчас. - Вы не знаете, на что подписываетесь. Уверены, что он стоит того, чтобы ради него свою жизнь так менять? Это не детский сад, мисс, это уже серьезно. Дело связано с Правительством, секретными операциями, знать о которых никто не должен. Молчание гарантируется... кхм, я думаю, вы и сами понимаете, чем гарантируется молчание и лояльность. Прежде чем делать поспешные предложения и нырять в это дерьмо с головой, подумайте хорошенько головой, а не своей прелестной жопой. Прозвучало грубо, однако делать исключение из своих правил и начать подбирать выражения только ради одной случайной знакомой Кэл не собирался. Поднеся дымящуюся сигарет к губам, затянувшись, он продолжал смотреть куда-то перед собой.

Cassie Hack: Кэс одарил Лайтмена, милой улыбочкой на последнюю реплику, именно улыбочкой, так как по-другому этот жест выражался словами нецензурного содержания, произносить которые не было нужды, казалось информационное пространство данного помещения и так ежедневно заполняется подобным мусором, и наверняка половина его на душе этого милого мужика, который чередует какой-то намек на интерес в чем-то с бесцеремонностью бульдозера. Не сводя взгляда с Питера, словно боясь, что он что-то вытворит вот прямо сейчас, когда никто не ждет (и с чего такие подозрения?), девушка вздохнула. - Я понимаю всю ответственность и тем более последствия, которые несет собой ваша так называемая Программа. У вас она называется так, у кого-то имеет более броское или пестрое название, скажу одно на фантазию все вы слабы. И мне бы следовало сразу отказаться, развернуться и уйти отсюда, куда глаза глядят, настолько хорошо я знаю, как вы выразились? Цену молчания, - он перевела взгляд на Кэла. – Поверьте, скелеты в шкафу правительственных или каких-либо еще организаций меня не пугают, один такой скелет уже похоронил заживо моих родителей, образно выражаясь. Это будет семейной традицией, если я последую их примеру? – она саркастически улыбнулась, может чуть нагловато, но скорее чтобы скрыть собственный спор, с самой собой и главным образом с той, что тащила ее назад всеми силами, приводя доводы порой глупые, но резонные. Хэк взглянула на подростка, удостоверилась что его внимание сейчас скорее поглощено заключенным, нежели их с Кэлом разговором, и подошла ближе к Лайтмену. Только осторожнее, он все слышит… - Давайте ограничимся пока тем, что я скажу, что вы говорите не только со мной, или можете так делать, - она отвела взгляд, убирая руки за спину. – Знаете есть такие люди, которые как ваза для цветов, вроде с виду красивы и полны, а все же чего то не хватает, не то, чтобы это их портило, но с водой и цветами смотрится куда приятнее. Можно сказать, я ваза, сосуд, если выражаться пафосно, как любят некоторые люди, и букет может меняться, но время от времени он постоянен, то розы, то лилии…несколько…, - рука девушки неожиданно оправила ворот одежды Кэла, с нарочитой деловитостью. Коротко улыбнувшись, Мара посмотрела на Лайтмена, бросая короткий взгляд на Питера, да, с этой точки зрения он выглядел иначе, и все же что-то неуловимо знакомое, следовало познакомиться поближе, а не так заочно через вторые руки. Кассандра одернула руку. - Эм, без комментарий только, - делая шаг назад предупредила она. – И, отвечая на ваш вопрос, да он стоит того, мистер Кэл, чтобы вы ни думали обо мне или о нем.

Dr. Lightman: Что и требовалось доказать - в этой девушке что-то было, причем в буквальном смысле этого слова. Отсюда и странные не состыковки в мимике, словно постоянный внутренний спор с кем-то враждебным, едва уловимая нервозность в движениях. Выдыхая сигаретный дым, Кэлу оставалось только гадать, кто или что именно находится в ней, раз она говорит об этом так загадочно. Какой-нибудь инопланетный паразит, поглощающий ее изнутри и приказывающий в определенные моменты, что делать? Или какой-нибудь злой дух, изгнание которого достойно экранизации и Кеану Ривза в главной роли? Директор Кэл еще успеет узнать все в подробностях, выяснить, чем все это может обернуться, ну а пока его интерес к девушке явно возрос, что свидетельствовал долгий, задумчивый взгляд, сверлящий фигуру и лицо собеседницы. В очередной раз бессовестно стряхнув пепел с кончика сигареты, Кэл провел рукой по подбородку, почесал небритую щеку и хотел было затянуться, когда услышал последнюю фразу Кассандры. Столь романтичную и сентиментальную, что хотелось отвернуться и блевануть в сторонку, чтобы прибавить уборщикам работы. - Это был риторический вопрос, так что, умоляю, избавьте меня от мерзопакостных подробностей, - скривившись, будто ему под ногти засунули сразу несколько иголок и приготовили вдобавок к этому еще какое-то изощренное орудие пыток, Кэл отвернулся. Вот уж чего он совсем не хотел знать, так это отчет об интимной жизни своего заключенного, который за стенами Прайматека являлся опасным серийным убийцей. Ему хватило и того, что от прикосновения Кассандры к воротнику одежды не смог совладать с собой и вздрогнул всем телом. Увидеть прошлое этой девушки он был совсем не готов, потому и к контакту не стремился. - Питер, - наконец надумав, позвал вудуиста Кэл. Тот, все еще надуто-обиженный, лениво выглянул из-за угла, как бы говоря, что бежать по первому зову никуда не собирается. - Хватит комедию ломать, иди сюда. Все еще не говоря ни слова, вудуист, вложив руки в карманы, медленно, будто в замедленной съемке, предстал перед взрослыми и больше не продвинулся ни на шаг ближе к начальнику. - Ты головой отвечаешь за эту парочку, понял? И чтобы без глупостей, иначе яйца оторву! - сделав акцент на последних словах, угрожающе сдвинул брови Кэл. Подросток, как и ожидалось, совсем не испугался. Даже наоборот - издав победное "есссс", начал активно пританцовывать на месте, время от времени бросая в сторону Кэсс хитрые взгляды и подмигивая. - Дурдом сплошной, - подытожил увиденное директор, и уже более равнодушно добавил: - Позаботься о том, чтобы его привели в себя. Пусть ослабят чуть хватку, дадут восстановить руку, а там дальше... ну, ты знаешь. Чтоб со способностями не шалил. Подросток, не останавливая свой незамысловатый танец, согласно кивнул. Кэл, махнув на него рукой, прошел мимо Кассандры и не оборачиваясь пробормотал: - Пошли, в кабинете у меня посидишь.

Cassie Hack: - О, я еще и в картинках показать могу, - насмешливо отозвалась девушка, явно предчувствуя реакцию Кэла на последние свои слова. Да, знаем мы таких вот бесчувственных циников и негодяев, настоящий мачо, который ни черта не может чувствовать и от любой сентиментальности его сразу бросает в морскую болезнь, остается только посочувствовать слабости желудка и нервов, а в остальном – тренироваться надо, товарищ, вокруг вас слишком много людей и они все настолько разные, что, поверьте, вы еще найдете того, кто будет покруче вас, вот у него и спросите как не сблевануть при первых признаках проявления сантиментов. Интересно, что он почувствовал когда на малую долю одного мгновения Мара решила поиграть с ним? А что было бы, если бы она оставила их одних? Думать об этом не хотелось, пришлось даже отвести взгляд в сторону и с поддельным любопытством начать осматривать этот коридор, в котором они застряли на н-ное количество времени со своими разборками и постоянным вопросом любого спектакля «что же делать, как же быть». Ассоциации приходили в голову неприятные, основная заслуга таких мыслей естественно лежала на совести демона, если у таких представителей вообще имеется совесть, в чем Хэк очень и очень сомневалась. Нет, даже пытаться и пробовать не стоит, иначе потом будешь расхлебывать эту кашу половником и давиться от собственной мерзости и чувство отвращения к собственному телу, а там недалеко и до чего похуже, не до смерти конечно, но мало ли в мире уродства. Ох, это нечто! Ты представляешь, я кончиками пальцев почувствовала его волнение, а представь что будет если я коснусь не ткани одежды, а ткани кожи, ты только подумай! Просто прекрасно, он может быть честен с самим собой, но держу пари за этой маской невежества и наплевательского отношения ко всем представителям мира земного, что живым, что мертвым, одушевленным и нет, скрывается просто ангельская душа…образно выражаясь, черти есть у каждого. Да, и похоже своих он на привязи не держит. Удивления не было, скорее раздражение, ведь теперь у кого-то появился лишний повод вставлять колкие замечания в еще один адрес, а вот реакция парня заставила окончательно впасть в ступор и буквально уставится на этот ритуальный танец непонятно какого народа отрыв рот в немом – что за? И все-таки забавный парнишка, мне он не нравится, но мне он нравится. Ты сама поняла, что только что сказала? Милая моя, я демон, мы просто корень противоречия этого мира. Возьми к примеру этого мужлана, он строит из себя просто таки крутость гор, как выражаются у вас элементы низшей прослойки общества, невозмутимый, плюющий на всех и на себя в том числе, и все же – он не так плох, коль не пустил тебе пулю в лоб сразу или не стал лечить тем же, чем и твою обожаемую подстилку. На этом, я как раз и играю, пора привыкнуть. Молча кивнув, не отрывая несколько шокированного взгляда от Питера, Кейси направилась вслед за Кэлом, возвращаясь в кабинет тем же путем, каким они и попали к камере. Стоило бы расслабиться, но даже перешагнув порог знакомого помещения девушка не смогла вздохнуть спокойно, то ли это уже чиста психология и стены этого здания ассоциируются с давлением, то ли пресловутый стресс, который впору испытывать впечатлительным барышням, отнюдь не ей.

Cassie Hack: - Присаживайся, - приглашающе кивнув на стул, стоящий напротив, Кэл затушил в пепельнице недокуренную сигарету. Он уже решил для себя, что именно будет делать и что говорить, и потому внешне оставался совершенно бесстрастным. Раз Кассандра решила подписаться под своим приговором, пусть будет так - мешать ей или отговаривать директор Оружия Х не собирался. - Я дам вам... кхм, подожди минутку. К нам идут. Шаги, доносящиеся из коридора, быстро приближались, подсказывая острому слуху одаренного, что скоро к ним заявится гость. Нахмурившись, мужчина обернулся к двери - он узнал в чуть прихрамывающей походке одного из своих тайных агентов, которого подослал следить за своим старым врагом и соперником, генералом Лазарем. Раз информатор осведомлялся о том, где находится директор и решил приехать к нему на засекреченную фабрику Прайматек, значит, дело по-настоящему важное. Тот же кабинет, правила те же – слушай что тебе говорят и не умничай, все равно не время и не место остротам, собранным на протяжении всей жизни, да и положение все еще остается весьма шатким, кто мешает Кэлу в любой момент передумать, сказать – нет, девочка, так дело не пойдет, вали ка ты отсюда, а дружок твой и так прекрасно смориться, как Хэн Соло в карбоните. Она прошла к стулу, села, закинув ногу на ногу и выжидающе посмотрела на директора Оружия Х. Впрочем, не только она, в молчании прибывала и Мара, хотя будь возможность ей находиться здесь, наверняка демон бы улыбалась, предчувствуя определенную реакцию и развитие событий в пользу девушки, обратного пути не было, но и впереди была масса интересных возможностей. Кэл прервался на полуслове, вперив взгляд в дверь, за которой по коридору раздавались едва слышимые, но быстрые шаги, периодический звук пошаркивания говорил о хромоногости, лишняя информация, просто чтобы разнообразить мысленно возникшее в кабинете молчания, до того момента как кто-то постучал в дверь и не дождавшись отворил ее. - Директор, я только что от генерала... кхм, прошу прощения, я не знал, что вы заняты... - начав чересчур импульсивно, прямо с порога, агент замялся при взгляде на незнакомую девушку. У него не было привычки пристально разглядывать представительниц женского пола, так как времени на ухаживания практически не оставалось, однако сейчас он позволил себе задержать внимательный, цепкий взгляд на стройной фигурке Кассандры. Со стороны могло показаться, что он ею не на шутку заинтересовался, однако, профессионал до мозга костей, он всего лишь пытался понять, какова цель ее здесь присутствия и на что она способна - умение оценивать возможности окружающих нередко спасало его от смертельных ошибок. - Все в норме, она наш новый агент, - махнув рукой, будто говоря, не обращай на нее внимание, Кэл нетерпеливо шагнул навстречу своему информатору. - Какие есть новости о козле? Не говоря ни слова, информатор молча протянул директору Программы руку, чтобы тот смог увидеть все "своими глазами". Кэл не любил этот способ обмена информацией, однако зачастую доверять можно было только ему. Сняв перчатку, одаренный дотронулся руки подчиненного и едва заметно вздрогнул, после чего замер словно статуя. Только чуть подрагивающие веки говорили о том, что с ним что-то происходит. Как же хотелось выпалить на этого, только что вошедшего бедолагу, весь свой не очень праведный гнев, накопившей за весь день и собранный в единственную фразу – что уставился, пришлось сдержаться, никто не начинает знакомство пусть и секундное с незнакомцем с такой грубости, тем более причиной раздражения были двое личностей никак не связанные с этим несчастным. Терпение, стойкость, самообладание. Упершись рукой о спинку стула и наблюдая за разговором и действия Кэла, Кассандра словно в импровизированном блокноте помечала у себя в голове напротив имени этого субъекты отметки. Еще пара минут побыть предметом интерьера, на который никому не стоит обращать внимания – не великая потеря и оскорбление, наоборот порой весьма полезное свойство, чтобы оценить собственно кто перед тобой стоит и кого ты будешь за глаза называть шефом и ненавидеть просто потому что это предусмотрено природой и всеми неофициальными трудовыми кодексами всего мира. «Интересно, интересно, значит вот какие мы особые», - цокнула языком Мара, - « а я все удивлялась, что это он так переполошился тогда в коридоре». Первое, что увидел Кэл - это монитор. Монитор обычного компьютера, каких в Нью-Йорке миллионы, однако этот все же был особенным, потому что с него не сводил глаз высокий, тощий мужчина, чьи впалые щеки и желтоватый цвет лица вызывали ассоциации с тяжелой болезнью. Квадратные очки с затемненными стеклами съехали на кончик носа, но он этого будто не замечал, так как был поглощен тем действом, которое разворачивалось перед ним. Генерал Лазарь - его ехидную улыбку сложно с чем-то спутать. Зайдя за спину высокопоставленного чиновника, Кэл заглянул в монитор компьютера и удивленно прищурился, не веря своим глазам. Это было не кино, снятое Голливудом, и даже не сводка новостей с территории военных действий - скорее любительская съемка того, как мутанты расправляются с людьми. - Вы не понимаете, что это было! Они словно обезумели, - неожиданно заговорил парень, стоящий в стороне от стола Лазаря. Его бил крупный озноб, явно свидетельствующий о том, что он пережил сильное эмоциональное потрясение. - Их контролировали - я говорю вам, кто-то из этих тварей контролировал их, чтобы остальные могли убивать! Резня, понимаете? Это была резня... Генерал Лазарь окинул парня внимательным взглядом поверх очков и коротко кивнул. Он уже слышал этот рассказ, в повторении совсем не нуждался. - Я позабочусь о том, чтобы их прикрыли. Не волнуйся, Билл, лучше отправляйся к своим товарищам.... Картинка, окружающая Кэла, стала быстро расплываться, человеческие фигуры неестественно растягиваться, а голоса походили на обрывки из испорченных аудио записей. Выдох и тут же глубокий вдох - директору не хватало воздуха. От волнения он неосознанно крепче вцепился в запястье своего информатора и, очнувшись и придя в себя, поспешил его отпустить. - Значит, Люди Х.. Агент кивнул. Проведя ладонью по волосам, отворачиваясь от подчиненного, Кэл прошел к своему столу и сел в мягкое кожаное кресло. Намного бледнее, чем был до этого, он пытался собраться с мыслями и решить, что делать дальше. Из задумчивости его вывела отворяющаяся дверь и показавшаяся в кабинете белокурая голова Пэна. - Ну она как, согласилась..? Кэл несколько мгновений смотрел на подростка, затем на информатора и Кассандру, прежде чем понял, что именно от него хотят. - Мисс, идите за этим белым кроликом, он вам расскажет, что и как нужно сделать. Это была его миссия, но раз теперь он за вас отвечает, то и выполнять ее будете вместе. За то время пока Кэл был…пребывал…в общем, пока его не было, можно было свершить многое, рискнуть, если бы судьба не сложилась иначе, а пока – оставалось молча наблюдать за тем как происходит, пожалуй, стандартное общение, обмен информации и прочее, что теперь с лихвой называлось серыми буднями. Собственно, основная часть веселья и хорошего настроения как всегда досталась демону, пребывающей в благостном расположении духа для едких комментарий и размышлений вслух, все это Кассандра, если можно так выразиться, уже не автоматизме пропускала мимо ушей, ожидая того, что же будет дальше. А далее из-за двери показалась макушка белобрысой головы подростка, с неизменной улыбкой и заискивающим взглядом. Впрочем, шутку на счет белого кролика девушка оценила, по-другому выразиться нельзя было лучше, учитывая чье-то желание придушить сорванца как оную несчастную зверушку. «Отлично, за меня…за нас в ответе какой-то мальчишка, у которого и молоко на губах не обсохло. Интересно он хоть уже курит или только вот избавился от подростковых прыщей?», - не унималась Мара, пока Кэс кивнула и молча подошла к Питеру. - Быстро находите как избавиться от людей, - не без сарказма, улыбнулась она Кэлу. И все же, пресловутая интуиция ничего хорошего не предвещала в компании этого вечно улыбающегося малолетнего хиппи. Пропустив Кассандру вперед себя, Питер улыбнулся хмурому директору Программы и многозначительно подмигнул, словно принимая его в свои соучастники. Кэлу было сейчас не до извращенных причуд подростка, и потому он достал из кармана пачку сигарет, вытянул одну губами и тут же прикурил. - Границы не переходи, - последнее наставление/благословение, которое услышал Питер от своего начальника перед тем, как закрыть дверь. Оказавшись с Кассандрой один на один, он довольно хмыкнул и развязной походкой направился дальше по коридору. - Тебе понравится, вот увидишь. Это будет весело! Свернув за угол и оказавшись в просторном зале, где были кучами навалены коробки с бумагой, Питер перепрыгнул через одну из них и без лишних слов стал идти в сторону выхода. Даже не оборачиваясь, просто услышав, что девушка нерешительно замедлила шаг, вудуист, уже без особой радости, равнодушно пояснил: - Мы его подождем на улице. «Весело? О, я не сомневаюсь, зайчонок!» Хэк молча усмехнулась, все-таки порой иметь в себе такое дополнение бывает приятно, даже когда совсем все паршиво, остроумие спасает ситуацию, пусть и приправлено долей сарказма и недовольства ситуацией. Не то чтобы она была совсем уж недовольна раскладом событий, наоборот – смотреть в общей перспективе, так ей еще повезло, как повезло и Маре, но мы никогда ничем не бывает довольны до конца, верно? Коротко замешкавшись, она все же продолжила идти за Питером после по достоинству оцененной смены настроения. Вот так сюрприз, который порождает массу вопросом и заставляет серые клеточки наконец то активизироваться в области головного мозга. - Позволь спросить, - «да, меня это тоже волнует», - с чего такой энтузиазм относительно моей судьбы? – «кто знает может он юный Македонский, с очень интересной характеристикой». – Не все ли равно тебе, что будет с двумя преступниками, вполне обыкновенными для этого мира? - Мм, - обернувшись, посмотрев на Кассандру задумчивым взглядом, подросток пожал плечами и, широко улыбнувшись, коротко ответил: - Да. Что именно "да" он пояснять не стал, как бы говоря - "Думай, что хочешь. Твоя собственная версия все равно будет интереснее". Выйдя на улицу, полной грудью вдохнув воздух и похлопав себя кулаками по груди, на манер Кинг Конга, подросток прислонился к стене и прикрыл глаза, подставляя улыбающееся лицо лучам солнца. Вложив руки в карманы, он больше никак не реагировал на обращения и реплики стоящей рядом девушки. Обстановка изменилась, когда минут через десять их ожидания в дверях показался тот самый мужчина в белом халате, что вертелся вокруг Сайлара. За его спиной виднелся незнакомец, упрямо сверлящий взглядом асфальт. На вид ему было никак не меньше сорока и на Габриэля Грея он был совсем не похож, однако, увидев его, Питер отстранился от стены и одобрительно похлопал медика по плечу. - Теперь можно и ехать. Кассандра закатила глаза, мол, избавьте меня от подробностей, конечно, было сказано. Но больше в расспросы вдаваться девушка не стала, поняв – ответы она не получит, а если и получит, то такие на вроде этого – думай сама, догадывайся сама, строй гипотезы, а мне плевать, я смотрю на солнышко, наслаждаюсь летним ветерком и жизнь прекрасна. «Знаешь, а он мне все больше нравится. Обычно такими я вижу своих детей» «Кого?!» «Нет, не буквально, но понимаешь, когда мужчина встречает женщину, или не совсем женщину, и она даже готова не выпивать его досуха, настолько он хорош…» «Избавь меня от подробностей и ты тоже» Вздохнув, Хэк попыталась отвлечься хотя бы на пару секунд ото всего, что сейчас происходило вокруг, подальше от Кэла, от Питера, даже от себя самой – наслаждайся погодой, детка, потом будет уже некогда ловить момент прекрасного сезона лета. Дверь заскрипела (и почему все двери скрепят, видимо это какой то заговор дверных петель) и на улице вышел ученый, старательно до того обхаживающей Сайлара, за ним вышел другой мужчина, на вид чуть больше сорока, светлые волосы, а в остальном – непримечательный тип. Появление обоих вывело мальчишку из состояния пофигизма ко всему и вернуло в состояние наигранного добродушия к каждому. Последовавшая же реплика резко вернула уже саму девушку с небес на землю. - Стой, стой, стой, торопыга, - Хэк на секунду отвела взгляд, торопыга? Это явно не ею сказано. «Явно не тобой» - «Черт, отвянь!». – Ты ничего не забыл? – «или ты хочешь спросить никого?» - Мм, - изображая задумчивость, Питер почесал затылок, после чего посмотрел на удаляющегося медика, на сорокалетнего мужчину и затем снова на Кассандру. - Нет. Широкая улыбка, смеющиеся глаза, в глубине которых читалась неприкрытая издевка. Развернувшись, подросток направился к стоянке, а незнакомец, воспользовавшись моментом, подошел к девушке и крепко сжал перебинтованной ладонью ее локоть. - Не делай глупостей. /Далее Кассандра, Сайлар, Питер Пэн – Главный госпиталь Нью-Йорка/ Доктор Лайтмен в Полицейское управление

Dragon Keeper: /Бывшая База "Оружие Х"/ В распечатанном листе сводки важных происшествий с участием мутантов, за вчерашний день не было ничего интересного и Влад, бегло просмотрев его, отложил в сторону. Ни в одном из множества полицейских участков многомиллионного города за минувшие сутки, не стряслось ничего примечательного, что потребовало бы вмешательства Оружия. Сидя в приемной, на вид самой обычной конторы, на самом обычном стуле, которые входят в комплект всех дешевых обстановок офисных помещений, Долохов от скуки гадал хорошо ли то, что за минувшие сутки ни один агент не отправился на место происшествия или это говорит о потеплении в отношениях люди - одаренные. Отдав в аналитический отдел флэшку с добытыми сведениями с бывшей базы Брента Джексона, они теперь ожидали ее обработки и потом либо пожатия рук и - ...всем спасибо, все свободны, или же наоборот – ...ребятушки, а теперь вы отправляетесь…. Владек сначала сходил выпил кофе, потом, получив допуск, ознакомился с делом Мистера Большая Шляпа и узнал что зовут его Аркадий Россович, и что он правильно опасался поворачиваться к нему лишний раз спиной - безумцы в принципе непредсказуемы, а тут еще и способностей каких хочешь и в таком количестве, что ой-ой… Теперь сидя в конторе по производству и распространению высококачественной бумажной продукции, Влад ждал руководителя программы и своего близкого друга Кэла Лайтмена. Владек терпеливо рассматривал простенькую акварель на противоположной стене и думал о том, что быть членом какой-либо, пусть даже и несколько военизированной структуры весьма непросто. Ведь чем они занимаются сейчас? Правильно – ищут бывшего руководителя, чье место теперь занял Кэл. А через десяток лет, не случится ли повтора? Влад достаточно уже пожил на свете, чтобы научиться замечать в ней некую цикличность и спиралевидные свойства. .. Надо спросить об этом Андреша.. что он думает… Андреш, а я опять в другой, отличной от твоей организации, снова… Чуть более года минуло с того момента, как Долохов вошел в грязно-желтый двухэтажный особняк Прайматека, предъявил в подъезде пропуск, поднялся на второй этаж, разыскал комнату c необходимым номером и постучал в дверь. – Открыто! – крикнули тонким женским голосом из кабинета. Владек вошел и представился: – Долохов. Владислав. Хозяин кабинета, симпатичная, молоденькая совсем еще девушка, сидела за письменным столом, заваленным папками и какими-то распечатками. Влада несколько удивило, что у такого довольно своеобразного и довольно грозного начальника Кэла на ресепшене сидит такое белокурое чудо, но ничего не сказал и лишь кивнул в знак приветствия. - Вы знаете, чем мы занимаемся? Влад опять кивнул и на этот раз улыбнулся – это мы, эта легкая снисходительность в голосе… А ведь Владу уже более двухсот лет, он таких девочек столько.. гмм.. - Да, я знаком Директором. - Отлично, тогда вы знаете, что мы занимаемся производством бумажной продукции, присаживайтесь, пожалуйста. Секретность, надо было признать, была в Оружии на высоте. Вернее даже не секретность, а скорее некая скрытность, которая означала – занимайся своим делом и не мешай делать дело другим. Не лезь, куда не звали. Лишь много позже Влад узнал, что непримечательное на вид здание на целых три этажа уходит вниз, под землю, что там есть камеры для заключенных и медицинский центр для их исследований. Что в организации колоссальная база данных, и неизвестно какое количество агентов, настолько в непредсказуемых слоях общества они порой встречались.

Abomination: --- Заброшенная стройка --- Хлопок и унылая, успевшая изрядно надоесть картинка уничтоженного и недостроенного здания сменилась более-менее сносной картинкой внутренностей компании по производству бумаги. Правда это было не совсем то - Эмиль и двое его спутников с гигантским уродом покрытым адамантием появились в специализированных нижних этажах здания. если считать от первого этажа, то это был где-то минус десятый. Камеры слежения мгновенно зафиксировали появление и идентифицировав где-то там появившихся никто тревогу поднимать не стал. Спустя минуту к появившимся подошло где-то с десяток крепких парней на бедрах у которых были кобуры со специальными шоковыми дубинками. - Принесли нам подарочек на новый год?- шутливо обратился один из них к Эмилю. - Да, дети мои. А теперь тащите его на упаковку.- не менее шутливо ответил Блонски и с большого размаха пнул Бурра прямо в нос, разбив его. Тот был в отключке и даже не почувствовал такого повреждения. Здоровые парни из охраны поволокли здоровяка в свободную камеру, а потом к ним присоединились несколько техников с ящиком инструментов - видимо для того чтобы вывести из строя когтистые лапы преступника. Далее это их работа, а Эмилю надо отдохнуть. - Я вынужден с вами раскланяться парни - мне нужно отдохнуть.- дружелюбно попрощался со своими спутниками Эмиль и побрел в сторону лифта, чтоб подняться повыше, к раздевалке и душевой, а то ведь пасет как от клоаки ходящей. Лифт был довольно милым - железным с некоторыми частями аллюминия. В грузовой Блонски не тянуло - там были вмятины, следы крови и борозды непонятно от чего. Много зверей в эти клетки запирали, а потом вводили в несознательное состояние. Поднявшись куда нужно Эмилю открылся вид на белоснежный и продезинфицированный кафель которым были покрыты стены, пол и иногда даже потолок. Рядом с лифтом была будка с мужиком внутри - видимо баньщик или еще какой обслуживающий персонал. Подойдя к окну Эмиль постучал в него и бодро запросил: - Привет Эрни! Дай-ка мне ключики от 101.- Работник видимо большой доброжелательностью не отличался, или просто сейчас у него было плохое настроение, так что он киданул в Эмиля нужными ключами. Не будь у бравого солдата хорошей нечеловеческой реакции, то не поймал-бы он ключей и те зафиндилили Блонски прямо в глаз. Открыв шкафчик, сняв с себя трепье вонючее Эмиль кинул его в мусорный бак в углу, а пистолет с обоймами положил в шкафчик. Отойдя к душу Блонски отлично вымылся, да причем так что весь скрипел и пах ромашками - мыло хорошее. В шкафчике у Эмиля были голубые джинсы, цветастые носки, черные ботинки и черная рубашка. Ко всей одежде прилагался небольшой серебряный крестик. Спрятав под рубашкой многочисленные хорошо выполненные татуировки и вообще одевшись, причем перед этим побрызгавшись дорогущим антиперспирантом, Эмиль снова нырнул в лифт сдав ключи от шкафчика. Лифт поднял его еще выше - на седьмой этаж где располагался вистибюль для сборища агентов чтоб потом отвезти их на бриффинг. Подойдя к столику регистрации Блонски распросил дежурного насчет того когда можно будет заявится к боссу и предоставить полный отчет о работе и только после этого он спокойно сел на стул и стал ожидать нужного времени.

Omega Red: /Заброшенная база "Оружия Икс"/ Аркадий долгое время молчал, ибо линять надо было после того, как он понял, что генерала ему не найти. Однако почему убийца до сих пор не оставил вампиров, предстоит ещё узнать. Рэд не славился никогда заинтересованностью во всякие дела с коррупцией, если это не вредило его бизнесу. Бизнес Омеги был весьма интересным, это был кокаин и героин. Наркотики первые поставщики в мире бизнеса. Проливается кровь - покупай недвижимость и земли, как и дела Офра Индастриз. Однако есть путь куда проще - наркотики, таблетки, лекарства, экстези и другие превосходные коктейли. "Аптечная лавка", так назывались старые заброшенные склады, где парни Омеги делали свой нелегальный грязный бизнес. Бизнесом Омега никогда не увлекался, но наркотики давали доход, и причём стабильный или более того - прибыльный. Вскоре русская мафия обосновалась в Нью-Йорке, как сеть фэйсбука среди умов студентов в престижных колледжах. Омега стал контролировать все поставки, а под ними имелись в виду: наркотики переправляющиеся через силикон, наркотики переправляющиеся в организме людей в специальных мешочках, в одежде, в старом антиквариате, в животных, в трупах животных, в трупах людей и во многом другом. Красная мафия созданная Кровавым Омегой стала первым поставщиком любого вида наркотиков и эмигранток на чёрных рынках. Людей резали, резали как животных, извлекали из их оболочек куча всякой дряни, которая стоила не меньше трёх нулей за сто грамм свежего товара. И сейчас когда Аркадий стал деловым индивидуальным предпринимателем местной проституции, наркобороном тёмных улиц Нью-Йорка, то деловой интерес заставлял его остаться ещё подольше с вампирами, чтобы узнать одно: кто заказчик? Первое правило наёмного убийцы гласит следующее: не спрашивай имени заказчика! Второе правило наёмного убийцы гласило же другое: всегда знай имя своего заказчика! Если Омега достал флешку, данные, рисковал жизнью и терял время с двумя легкомысленными кровососами, то он хотел знать ответы на все проводимые им действия. Ответ на единственный вопрос его интересовал больше всего: где прячется Брент Джексон? Где этот сукин сын пережидает свой последний срок, перед тем как Рэд до него доберётся и утопит его в собственной крови. Омега смотрел на улицы города, когда они стали разворачиваться на перекрёстке дорог, чтобы заехать с другой стороны в сторону какого работающего предприятия. Когда машина остановилась на парковке, Аркадий вышел из машины и встал в полный рост, обе руки зажимая в замок и выставляя вниз выпрямляя в локтях, прямо перед собой. Ноги убийцы стояли на ширине плеч, он спокойно, как статуя осматривал парковку и само здание. Тонкий запах работающих двигателей над каким-то изделием дошёл до носа убийцы. Аркадий принюхался вбирая большими ноздрями воздух, а потом понял, что это вонь, только что вышедшая в печать бумаги. - Прайматек... - усмехнулся Омега, и зашагал вдруг вперёд. Омега много слышал о правительственных операциях, качал данные, воровал, продавал информацию и дезинформацию. Аркадий начинал, как русский шпион, поэтому компания Прайматек фигурировала, как минимум в трёх опасных заданиях, в которых приходилось попотеть Рэду. Омега не помнил, чем именно занимался Прайматек, какое соглашение и обязанности связывали бумажную фабрику и государственные структуры США, однако знал, что все три задания, где упоминалось их наименование, говорили о мутантах. О мутантах, которые могли надрать зад даже такому, как Рэду. То что это компания, прикрытие сомневаться не приходилось, на парковочной стоянке стоял запах двигателя нового Вольцфагена Туарега. Запах краски новый, толстые шины и новые диски, на земле даже был отпечаток, но машины не было видно на стоянке. На парковке стояли обычные старые легковушки. Омега мог бы с уверенностью сказать, что эти машины тут стоят чисто для показухи. Оболочка лжеца прячет внутри себя ужасную тюрьму созданную правительством. Появления здесь Аркадия и двух вампиров уже говорило, что они пришли не для того чтобы проверять наличие бумаг всех форматов и их качество. Омега Рэд спокойно пошёл вперёд, сжимая кулаки и улыбаясь, смотря на это обычное здание аля фабрики кукол. - Вам помочь сэр? Вы откуда? - спереди тут же появился откуда ни возьмись охранник. - Налоговый инспектор, у вас не зарегистрировано двадцать кассовых аппаратов!! - Рэд спокойно схватил за горло охранника, поднял и метнул его словно мячик для пинг-понга прямо в парадную дверь. Дверь тут же открылась и в коридор здания полетел скользя по полу служащий во дворе. Омега зашёл вовнутрь и посмотрел на работающих людей в белых халатах с белыми масках на рту, у станков с бумагой, а потом улыбнулся клыками и вытаскивая медленно со скрежетом металлические щупальца, прошептал, чтобы все слышали: - А4 в наличии имеется? Сотрудники тут же перепугались, русский же вращая щупальцами над своей головой пошёл по коридору вперёд, осматривая станки, которые печатала бумага. Омега стоял и думал, в чём же собственно подвох, где скрыта сама секретная государственная база. - Сэр бросьте оружие! - охрана тут же подбежала и наставила пистолеты в сторону убийцы. Однако Омега мало уделял внимание окружившим его людям, он скорее пытался понять, где здесь потайной вход или где тут проводятся опыты или секретные задания. Чутьё не редко ему подсказывало, где искать истину среди лживых масок, которыми прикрывается правительство. - Менеджера не позовёте нам? - спокойно сказал Омега, вращая массивными щупальцами. - Бросьте оружия, я сказал! Бросай кнуты!!! - повторил начальник охраны. - НЕ МОГУ! - повернулся и красными глазами посмотрел на него Омега Рэд. Один из охранников перепугался и открыл огонь прямо по русскому. Омега посмотрел на три пули, которыми попали ему в грудь, а потом улыбнулся и переводя взгляд на вошедших вампиров и снова на охранников, ответил: - Это было не очень вежливо! - показались белые клыки из-за рта и руки сильнее сжали щупальца, готовясь нанести сокрушающий удар по группе людей в одежде охраны.

Dr. Lightman: -----------снова в игре Тишина. Гудок. Тишина. Гудок. Мать твою, возьми трубку! Тишина. Гудок. Тишина. Гудок. Новый директор Оружия Х, мистер Кэл, никогда не отличался умением терпеливо ждать. Он хотел всего и сразу, без промедлений и глупых оправданий, которые только больше нервировали, вызывая желание скорейшей смерти тому, кто имел неосторожность заставить Кэла ждать. Тот факт, что сообщений о ходе операции под кодовым названием "артефакт" до сих пор не поступало, выводил из себя. Поглядывая на часы, Кэл уже не надеялся услышать голос своего агента - было ошибкой отправлять его одного сразу с двумя неуравновешенными преступниками. Сайлар и его пассия могли сделать с вудуистом все, что угодно. Надеюсь, они его сначала помучают, - постукивая пальцами о поверхность стола, раздраженно подумал Кэл. Он уже собирался отключить мобильный и швырнуть его в открытое окно, когда вместо гудков наконец послышалось нормальное, человеческое сопение. - Где ты, чертов засранец? В ответ послышался насмешливый голос Сайлара - сюрпризом это не стало, только подтвердило ранее промелькнувшие в мыслях догадки. Разговор резко оборвался, последнее слово осталось за гребаным психопатом, с которым нужно было оставаться настороже вопреки всем заверениям мед работников Оружия Х, чьи "усовершенствованные модели контроля над разумом, способные подчинить даже мутанта с уровнем развития способностей омега", на деле не сработали, обеспечив проводимой операции полный провал. Чертыхнувшись, Кэл хотел снова набрать номер мобильного вудуиста, но загорелась красная кнопка внутренней связи. По пустякам в кабинет директора никто бы звонить не стал - подняв трубку, Кэл полностью в этом убедился. - Сэр, мутант. У него щупальца... Еще один больной на голову. Почему Брент его с собой не утащил? - Сообщите охране, чтобы ни при каких условиях не нападали. Слышите? Ни при каких. Я сейчас буду. Охранник на другом конце провода хотел что-то еще добавить, но Кэл уже положил трубку, услышав лишь обрывки слов "вынуждены" и "стреляли". Снова загорелась кнопка внутренней связи, на сей раз это была явно секретарша, поэтому отвечать одаренный не стал. Все равно, выходя из своего кабинета, он неминуемо с ней столкнется и если она успеет что-то сообщить ему, то будет просто отлично. Если нет - значит нет, не судьба и черт с ним. Говорить секретарше не пришлось. Выйдя из кабинета, проходя через приемную, Кэл увидел двух агентов Оружия Х, прибывших каждый со своего задания. Блонски и Долохов - те бравые солдаты, чью психику, к счастью, не нужно было проверять по двадцать раз на дню. - Какие новости? Докладывайте, - махнув им рукой, чтобы следовали за ним, Кэл направился к лифту. сейчас отписываются Блонски и Долохов. Затем снова я и уже в игру вступает Омега Рэд. Ганнибала Кинга также нужно привести в Прайматек, для него будет задание касающееся мини-сюжета и участия в нем Оружия Х напоминаю: Доктор Коул Лайтмен и Директор Кэл разные люди. В своих постах упоминаем только Директора Кэла.

Abomination: Особо уж долго ждать не пришлось чтоб увидеть своего начальника. Правда тот куда-то спешил, а еще перед его приходом в приемную мимо пробежали несколько охранников. Явно что-то случилось и причем довольно весомое что это случившееся заставило беспокоится Директора Кэла. По правде говоря Эмиль не любил разговаривать с людьми которые чем-то обеспокоены, потому что они думают о раздражителе и не уделяют должного внимания словам собеседника, рассеяны и могут даже споткнутся и нос себе разбить. Ну и еще Блонски был любопытен и его раздражало незнание самой причины беспокойства. Раздражало - еще слабо сказано. Он бесился до жути и был готов любого разовать только чтоб узнать. Директор Кэл пронесся мимо буркнув что-то вроде о докладе. Эмиль резко вскочил и на жест рукой отреагировал мгновенным эскортом позади правого плеча. - Сэр, преступник задержанный мною под именем Сайлас Бурр доставлен в специальные помещения и сейчас им занимаются. - доклад короткий и вполне понятный, поскольку как не Директору знать кто и где должен заниматься с мутантами в их предварительном заключении. Больше Эмиль не говорил ни слова чтоб не отвлекать директора и возможно не доставлять ему лишних раздражителей. Блонски проследовал в лифт и встал у задней стенки также позади директора. Сейчас вояка рассматривал второго агента с которым, как бы это не было очевидно, был не знаком и потому очень интересовался его личностью. Не то чтобы Эмиль на него пялился, а поглядывал с осторожностью, как из-за угла при перестрелке и постоянно отводил взгляд на створчатые двери лифта. Чем ближе лифт опускался, тем лучше были слышны хлопки и даже крики. Хлопки слышались редко, в основном крики, а потом начало пахнуть порохом. Горелым порохом. Пожалуй Блонски понял в общих чертах что могло произойти и потому потянулся к крестцу где обхватил рукоять пистолета заткнутого за пояс.

Hannibal King: --- Бывшая база Оружия X --- Генри прибыл обратно с остальными. Он не представлял себе куда и как он должен был приехать, но как увидел что это здоровенный небоскреб, то где-то минуту смотрел на него задрав голову вверх. Он не верил что в этом здании он будет работать, получать задания и возможно делать что-то еще... что-то забавное... Чертовски хотелось курить, аж во рту сохло, а в груди было очень неприятное ощущение, будто кто-то шевелился и грел всю кровь внутри. Жажда курения была сродни ломки - привычка того что в легкие постоянно поступает смольный дым и никотин была просто ужасной, но от нее просто невозможно было отделаться. Оторвавшись от своих напарников Генри перебежал дорогу, пусть и грязный немного, но зато в ближайшем магазине он купил целых две пачки сигарет. Выйдя из магазина Генри сразу вставил сигарету в рот, немного сжал ее зубами и закурив несколько раз глубоко затянулся несколько раз с удовольствием выдыхая дым. Больше всего Кингу нравилось то что он выдыхает дым, а не само курение. Такое вот пристрастие - дым выдыхать. Снова перебежав дорогу Ганнибал встал около входа и быстренько до конца докурил две сигареты прежде чем от души отлегло желание курить. Осталось только желание выпить крови. Серьезно - сейчас Генри чувствовал кровь каждого из прохожих кто проходил мимо и такое было искушение вонзить им клыки в шею и насладится их медным вкусом крови. Останавливало только великое самообладание которое выработал в себе Генри и потому к таким вещам вампир относился спокойно и особо не напрягался, но вдруг в нос резко и очень уж в большом количестве пахнуло запахом крови, как на свинобойне. Принюхавшись Кинг безошибочно определил что запах валит из дверей небоскреба и он быстро влетел туда с весьма плохими предчувствиями. Оказавшись внутри Генри даже глазам своим не поверил. Мистер "Большая шляпа" стоял в окружении охранников превосходя их как мышечной массой и ростом, так и вооружением и броней. С начало Кинг даже не поверил в то что он видить - дескать херня какая-то, но потом понял что все вполне реально. Сам Генри стоял в луже крови, а потом пришел в бешенство от замешательства. Увлекательно путешествие. Как только "Большая шляпа" отвернулся к очередному или даже точнее сказать последнему оставшемуся охраннику то Генри в один прыжок, преодолев каких-то метров пять оказался на шее гиганта и используя всю прыжковую инерцию, и богатый опыт бесшумного "вырубания" человека, врезал локтем в ямку на затылке маньяка. Такой удар был мощнейшим и обычного человека убил-бы, но учитывая размеры гиганта, то такой удар способен был вырубить его часа на два точно - спинной мозг шуток не любит, а особенно этот отдел. Нанеся удар Кинг оттолкнулся и отпрыгнул назад, приземлился на ноги и снова увидел лужи крови. Больше он вынести не мог и с воплем: - Не могу видеть!- бросился на улицу и очень-очень быстро убежал вдаль, в городские джунгли, обгоняя машины и настолько быстро что прохожие его даже не замечали. --- Парк---

Dragon Keeper: Пока Владек сидя в приемной, дожидался аудиенции, подошел еще какой-то мужчина, но видимо тоже из агентов, потому что Миленькая Блондиночка ему не удивилась и лишь кивнула на ряд стульев вдоль стены. Он сел, а Долохов, от нечего делать решил пойти и познакомиться с девушкой поближе, так, что-нибудь несерьезное, выпить кофе, погулять по городу… Может съездить куда-то.. провести вместе вечер, или несколько, не больше. Владислав улыбнулся, и внимательно посмотрел на белокурое создание. По всем правилам через несколько мгновений она должна была поднять голову от бумаг, которые разбирала, и отозваться на очарование вампира, но вместо этого девица потянулась вдруг к селектору и нажала несколько кнопок. Замерла, ожидая ответа и хмуря аккуратно очерченные бровки на его полное отсутствие. Но Владек решил не отступать и не напрасно – девушка действительно взглянула на него, робко улыбнулась еще не совсем понимая что происходит, а Долохов уже решил подойти к ней, даже привстал, но в этот момент стукнула распахнулась дверь кабинета и из нее стремительно вышел сам господин Директор. - И тебе здравствуй, Кэл. – Под нос себе бормотнул приветствие Влад, усмехнулся, покачал головой, как бы говоря – а вот мы и дома! Но все-таки встал и последовал за непосредственным начальником. Дождался коротенького доклада более резвого сослуживца, и уже зайдя вслед за всеми в лифт, сказал коротко: - Мы никого не нашли кроме нескольких роботов, но скачали их базы данных, они сейчас изучаются в аналитическом отделе… И замолчал. Встал, прислонившись к стене кабины, и просто ждал, когда лифт опустится вниз. Тонкий слух вампира уже улавливал отзвуки какой-то мышиной возни там внизу, но голос, превалирующий над шумовой завесой из выстрелов и чьих-то окриков-приказов: «Не стрелять! Вашу мать, я сказал всем заткнуться!» Владу был очень знаком: - Там Шляпа разбушевался, кажется.. – Влад безучастно рассматривал светильник на потолке кабины и старался не обращать внимания на то, что его самого в это время пристально изучает другой агент – ну один из тех с кем я ездил на.. – быстрый взгляд на агента Правое Плечо - скажем так – на вылазку. Могу сказать, что некоторым здешним ребятам он может не понравится. Долохов невольно потер собственные ребра, они конечно уже не болели, спасибо регенерации, но впечатления от объятий Россовича остались самые яркие. - Он здоровый как черт и сам по себе, а еще и эти его щупальца, мда.. Негромкий звонок, шелест дверей и они оказались в холле первого этажа.

Dr. Lightman: Лифты придумали садисты - Кэл мог поклясться в этом на суде, положив руку на библию и глядя на всех собравшихся честными глазами. Куда быстрее было открыть окно, встать на подоконник и спрыгнуть вниз, долететь до асфальта... Проблема заключалась в том, что не каждый человек обладал способностью выживать при таком тесном общении с асфальтом, отлепляться от его жарких объятий и шагать дальше, как ни в чем не бывало. Кэл вполне мог бы попробовать сделать это, пройти весь путь от начала и до конца, даже выжить, но сила старой привычки пользоваться лифтами мешала, заставляя мужчину снова и снова прибегать к услугам железной коробки. Смотреть на мерцающие цифры, обозначающие этажи. Подавлять непрошенное зевание. - Да, молодцы, - почесав нос, похвалил Директор. - О дальнейших планах сообщу, когда со Шляпой увидимся. Если этот... - Кэл замялся, подбирая подходящий под фото в досье эпитет, но кроме неприличных слов в голову ничего не лезло. Пришлось заменять правду нейтральным .. - человек не разнесет нам здание, будет здорово. Если разнесет - будет дополнительная работенка со швабрами в обнимку. Представив своих агентов в костюмах уборщиков, вооруженных моющими средствами, Директор Кэл снова почесал нос. Еще немного, и он воспримет этот зуд как принуждение к пьянке. Впереди выходные - есть возможность поддаться суеверию. Наконец, двери лифта разъехались. Первым выйдя в просторный коридор, Кэл уверенной походкой направился в сторону главного холла, откуда доносились шум, возня, звуки выстрелов и клацанье механизмов. С каждым шагов шум становился все громче, необходимость в сверхчувствительном слухе отпадала, позволяя одаренному немного расслабиться, перестать прислушиваться к каждому подозрительному шороху. Он знал, как угомонить мутанта - отключить его способности. Однако при виде Омеги Рэда появлялись сомнения, способна ли отключка гена Х утихомирить его нрав и длинные щупальца. Директор и следующие за ним агенты успели как раз вовремя, чтобы застать душераздирающую своим драматизмом картину: Генри Кейгл, рискуя своей жизнью и жизнями окруживших Омегу охранников, бросился на мутанта со спины. Последнее, что услышал Кэл от героя дня, это бормотание - "Не могу видеть!" - Влад, отправь за ним парочку агентов. Пусть проследят, чтобы он не натворил чего в городе, - не оборачиваясь на вампира, будничным тоном приказал директор. Сам он, испытывая небывалое любопытство, подошел к Омеге Рэду, который вовсе не вырубился, потеряв сознание, но просто рухнул на одно колено, мотая головой совсем как бык. - Щупальца до кучи собери. Здесь тебе не монастырь благородных девиц, могут накачать наркотой и превратить в овощ. Кому это надо? - жестом давая понять охранникам, что им лучше убрать оружие и отступить, обратился к мутанту Кэл и тут же сам ответил на свой вопрос. - Никому не надо. К ним подошли Блонски и Долохов, успевший, судя по всему, выполнить приказ. Смерив их взглядом, что-то прикидывая в уме, Директор начал делиться своими планами на дальнейший досуг агентов: - Рэд, ты сейчас берешь себя в руки и идешь за агентом Роуди. Видишь того коротышку, который сейчас на нас смотрит как оловянный солдатик? Это он и есть. Тебя осмотрят, малек поговорят и все, дальше отдых. Долохов, ты можешь побродить пока по зданию, подремать где-нибудь в уголке, но далеко не уходи. Можешь пригодиться. Блонски - поступил сигнал из Нэшвила, штат Тенесси. Что-то там не то, надо проверить. Как только доберешься до места, сразу же отчитайся. Все нужное для миссии тебе выдадут. п.с. Рэд, как и обещал, даю отпуск. Агента Роуди, осмотр и разговоры самостоятельно описываешь в своем посту. Влад, как и обещал, пойдешь с Кэлом в Аркам, но там что-то тормозится, так что ждем Эмиль, ты вместе с Деро от Оружия Х отправляешься в Нэшвил. сюжет №5, точка опоры - земля. в теме сюжетов можешь ознакомиться. записываю тебя

Abomination: Как только двери лифта открылись то Эмиль мгновенно выхватил пистолет и также быстро поймал на мушку лобешник здоровенного существа с извивающимися щупальцами из предплечий. Попутно Блонски видел всю картину перед ним и это даже в какой-то мере его напугало, но только отличие настоящего солдата от штатского в том что первый может контролировать свои эмоции и правильно выполнять приказ. Видя что громила был немного выведен из строя Эмиль короткой перебежкой приблизился к нему, а потом по жесту Директора опустил оружие, снял с боевого положения и поставил на предохранитель. Блонски стоял очередной луже крови и брезгливо поднял один ботинок наблюдая за тем как полу-запекшаяся кровь срывается с подошвы и падает на пол. - Не, я это убирать не буду.- подумал солдат и сделал пару шагов назад выйдя из лужи крови и вытирая подошвы ботинок о пол простыми скользящими движениями. - Рэд, ты сейчас берешь себя в руки и идешь за агентом Роуди. Видишь того коротышку, который сейчас на нас смотрит как оловянный солдатик? Это он и есть. Тебя осмотрят, малек поговорят и все, дальше отдых. Долохов, ты можешь побродить пока по зданию, подремать где-нибудь в уголке, но далеко не уходи. Можешь пригодиться. Блонски - поступил сигнал из Нэшвила, штат Тенесси. Что-то там не то, надо проверить. Как только доберешься до места, сразу же отчитайся. Все нужное для миссии тебе выдадут. - услышал уже распоряжения Директора Эмиль и спрятал обратно за пояс оружие сказав короткое: - Есть- и спокойным шагом пошел обратно к лифту чтоб спустится вниз, в обеспечение, где получит необходимое снаряжение и возможный транспорт для достижения места работы. Опустившись на лифте вниз, Эмиль получил несколько увесистых сумок. В первой была форма и защитные приспособления в виде нового бронижелета, а во второй вооружение. Там же его уже ждала "служебная" машина которая должна была отвести Блонски в аэропорт, усадить на вертолет, а тот доставить к месту. --- Нешвилл---

Omega Red: Омега Рэд свалился на одно колено словно камень свалили со скалы. Не то чтобы вампир проявил крайнее не уважение и нажил себе опасного врага, да и вообще укоротил себе жизнь минимум, как вдвое. Теперь же вампирская сила бы не спасла Ганнибала Кинга ни в одном из случаев нападений, который уже мысленно крутил у себя в мозгу убийца. И всё это за то что он сделал, вернее за то чтобы он мог даже и не делать. Выбор есть у каждого, кто-то бывает порой не в том месте и ни в то время, но Ганнибал Кинг знал на что идёт, и теперь стоит надеется, что он знает что будущего, у него теперь не будет, в данном случае, пока жив Красный Омега. Верзила тронул ладонью шею и увидел внизу подступающую тень нескольких солдат, он улыбнулся, так что аж клыки вышли. Когда над головой послышался голос, какого-то мужчины, Омега тут же в нём узнал, заказчика, который звонил ему, а потом подняв голову, встретился глазами со взглядом хозяина данного поместья. - Ты плохо лжёшь барин... - сплюнул кровь Аркадий и встал в полный рост, смотря на знакомого вампира и ещё одного верзилу рядом с ними, что убрал только что от него оружие. Омега двумя руками дотронулся до своей шеи и крепко обхватив её хрустнул ей так что, любому другому живому существу это движение сорвало бы голову. Однако шейный позвонок опылённый карбонадиумом, сдвинулся, словно большой металлический шкаф двигали десять человек по паркету. Омега не вырубился даже потому что наполовину его тело это металл и он очень пластичный и вырубить и навредить Рэду один ударом было легко, наверное только Халку или подобному ему существу. - Хотел бы меня остановить, уже сделал бы это! Я обычно чувствую, когда люди лгут! Мне проблемы не нужны... - посмотрел на окружающих его фриков и нелюдей, которых было в численности больше чем он один. Однако Омега вёл себя более чем разумно, своё он получил, понял, что и где тут есть. Догадки о хорошо замаскированной военной базе, всё же подтвердились и его опасения тоже. - Вам я полагаю тоже! - Рэд ничего уже не говорил более, только выплёвывал кровь по сторонам и не обращая внимание дальше, пошёл за агентом, который пытался держать себя в руках, понимая, что он один на один остаётся с большим белым великаном. - Добро пожаловать сэр на территорию базы США! - постарался мужчина сохранять в своём голосе полное спокойствие и самоконтроль. - Я ввиду вас в курс дело! - Не стоит, не первый раз попадаю в такие учреждения! - спокойно сказал Рэд наступая с небольшой сейсмической активностью в полу и осматривая потаённые коридоры, которые перестали больше быть частью здания, а теперь покрывались металлическими плитами и титановыми дверьми. - Вы уже раньше тут бывали? - Проект "Красный Омега", я детализированная модель созданная в России, на основе ваших разработок "Оружия X" и "Оружия XI"! Вы в представлении не нуждаетесь, я многое слышал об "Оружии Икс" и много раз работал на него! Уильям Страйкер, Брент Джексон, я многих пережил, сейчас смотрю у вас опять смазливая мордашка поменялась! Не прельщает! - улыбнулся Омега, смотря красными глазами в сторону агента Роуди. - Вы знаете кто мы? Раз знали, зачем пришли? - Скажем так у меня есть определённая цель! Меня ищут в двадцати четырёх странах и это только в Европе! Я враг общества номер один, мою внешность даже автозагар не берёт! По вашему я далеко пойду?! Поэтому мне нужен покровитель, у которого будет достаточно полномочий и средств, чтобы за мной перестали охотится многочисленные спецслужбы! Было бы не разумно, искать Оружие Икс в центре города! Когда мне подвернулась работёнка о деле Брента Джексона, я сразу просёк, что тут завязано правительство и это мой шанс, выйти из тени! А там где политики и власть, там и одержимые военные манией запереть мутантов по клеткам, с целью контроля над ними! - сделал итоговый вывод великан, останавливаясь около одного из помещения. - Оружие Икс давно интересовала ваша персона! Не хотите ли присоединиться в наш клуб? Мистер Россович? Мы можем помочь друг другу, ваша история и личность будут под опекой правительства США, а в замен вы будете служить на благо правительству Америки! Что скажете? - улыбнулся агент деликатно, приглашая войти в комнату, где остановился Омега. - Лучший способ заставить крота выползти из норы, это привлечь его внимание! Не долго мне пришлось стараться, чтобы показался сам хозяин торжества! Думаю мы поладим! - Омега вошёл в большое помещение, это была тренировочная комната, где агенты Оружия Икс, стреляли по мишеням, но увидев огромное существо с белой кожей, они насторожились, стараясь отойти, чтобы он не задел их. - Если вы задумали убить хозяина, то это самоубийство! Вам уже говорили о участи овоща? Поверьте мне, у нас самые надёжные камеры! - взял пистолет агент Роуди и прицелившись попал прямо в лоб мишени, стоящей на огромном расстоянии. - Я далеко не такой предсказуемый, как некоторые... - Омега взял второй пистолет и продолжая смотреть в глаза маленького агента Роуди, поднял пистолет в сторону и не смотря на свою цель, выстрелил пятью пулями, прямо в туже голову мишени. И спустя мгновение, картонная голова упала на пол. - Мне нужен не ваш хозяин! Сейчас у меня иная цель... - улыбнулся Омега, осматривая другое современное оружие. - Серебряный арбалет! Модель прототип, сделана в стиле 18 века! Лёгкая рукоятка, идеальный баланс в кисти и запястье аж до самого локтя, титановое опыление. Имеется металлическое крепление на руке, автоматический режим обстрела цели! Само перезаряжается, идеальная машина смерти, хороший выбор. Собираетесь на охоту мистер Россович? - улыбнулся агент Роуди. - Если вы не собираетесь покушаться на нашего хозяина, то кто же ваша цель тогда? Омега Рэд улыбнулся, оценивая смелое чувство юмора агента этой правительственной компании. Он раскрыл один из ящиков с оружием, а потом зарядил полный арбалет и начал выпускать острые колья в сторону появлявшихся и быстро перемещавшихся мишеней. Агент Роуди тут же надел наушники, чтобы не оглохнуть, и начал смотреть, как одна цель за другой целью не успела перемещаться и получала серебряный кол в сердце. Россович стоял и даже не дрогнул ни разу: ни рукой, ни выдал себя ни одной какой-либо эмоцией. Полминуты кончилось и Рэд выбил все показания счётчиков по максимуму, убив всех возможных врагов. На счётчике стояла цифра "10 из 10" и тип режима боя стоял "режим битвы с вампирами". Колья торчали в грудях, а потом их лезвия на конце начали раскрываться, выпуская чесночный яд в виде кислоты, разъедая все мишени, пока от них ничего не осталось. Агент Роуди медленно снял наушники и все агенты окружили великана и его куратора, не веря тому что показывал счётчик. - На крупную летучую мышь охотитесь, мистер Россович? - Очень крупную! - дунул в сторону дуло арбалета Омега Рэд. /Неизвестно/

Dragon Keeper: - Да, Кэл, хорошо… - Влад отправился в оперативный отдел, где в буквальном смысле сел на стол к какому-то умнику пытающемуся напечатать отчет. У парня дело совершенно не спорилось, видимо, будучи именно что называется «полевым» работником все, что касалось компьютеров, а в частности быстрого набора текста, построения графиков и различных таблиц вызывало у него панику и однозначный протест. - Есть дело. Только быстро… Агент поднял голову и воззрился на Влада как на смесь своего спасителя и того чертового сукиного сына, у которого молоко еще на губах не обсохло, а тоже, туда же – командовать! Что-то слишком много таких умников развелось в последнее время. Горазды приказы только раздавать! А вот попробовали бы он и как он помотаться по городу целый день, я бы посмотрел на них тогда! - Так вы идете или мне обратится к кому-то другому? – Влад нахмурил брови, он сам только с задания, он голоден, а этот - быстрый взгляд на небольшой бейдж пристегнутый к карману на рубашке агента – Додстон испытывает его силу воли и терпения. - Конечно идем, сэр. Миловски, за мной! – видимо все же решив, что любая беготня по городу все же лучше корпения над этим трижды будь проклятым отчетом, Додстон подождал, когда к нему подойдет его собрат по оружию, и они оба бегом направились в сторону подземного гаража. Влад удовлетворенно кивнул и вернулся на исходную позицию, то есть к Кэлу Лайтмену. Обрадовался, улыбнулся, когда получил разрешение на небольшой отдых, и благодарно ткнув кулаком в плечо непосредственного начальника, Долохов прямиком направился на нижние этажи – там, в небольшой палате собственной медицинской части Оружия-Х он собирался провести ближайшие несколько дней. В обнимку с пакетами донорской крови и никак не иначе. /Психиатрическая клиника "Аркам"/

Phase: *Бруклин* Гремлин появился в «Прайматеке» совершенно неожиданно, сопровождаемый Владиславом Долоховым. Маленьккая живая игрушка слишком выделялась среди всеобщей суматохи людей в здании. Но, снова таки, благодаря той же суматохе, гремлин прошёл почти незамеченным. Пока Долохов вёл его к лифту, и пока они спускались вниз, проходили КПП, вёл себя маленький ушан вполне прилично, просто постоянно вертя головой по сторонам, и периодически протяжно задерживая дыхание при виде очередной вожделённой игрушки. Но как только Фазу завели в какое-то помещение, и посадили за стол, а после высыпали перед ним шурупиков, гремлин заскучал. То есть, внешне не было видно, что он грустит. Грустить он не умел в принципе. И даже тихий уход Владислава гремлин не заметил, занятый созерцанием и переборкой драгоценных шурупиков. Но если вампир думал, что он так легко отделался от маленького проказника, он очень ошибался. Посидев минуты три возле мёртвого системного блока, и слушая как двигается секундная стрелка на часах, Фаза слез, и отправился в соседнее помещение. Учёный, или кто там работал, по неосторожности оставил на столе свой КПК. Бывший свой, естественно ибо Фаза. - Именем революции, то, что нам нужно, да-да, - забрал его со стола, и вернулся «к себе». Там он сразу же разбил дисплей, и принялся разбирать, удаляя лишние элементы. После чего стал заменять их более мощными из трофейного системника, и спаивать, используя свои механические конечности-щупы, налаживая в микросхемах какие-то ему одному известные связи и соединения. Наконец, добившись нужного, Фаза подсоединил проводок прямо к своему рюкзачку. Конец провода утонул внутри, и гремлин включил новую игрушку, сразу же про неё забыв, и занявшись своими вещами. Теперь Фаза вышел в сеть, и занялся налаживанием своего персонального канала связи.

Phase: Впрочем, даже наладив связь и немного пообщавшись со своей жертвой, Фаза не успокоился. Ибо ему было просто скучно. Поэтому он успел уже попутешествовать по вентиляции, залезть в чей-то кабинет, поджечь шкаф с документами, и покататься на офисном стуле по коридору, пользуясь устроенной им суматохой. Но даже и это вскоре надоело, и душонка ушастого потребовала чего-то более конструктивного. Поэтому он подкатил кресло к лестнице вниз, на подземные уровни, и мерзко похихикивая, столкнул и запрыгнул. Путешествие было громким, полным залихватского смеха гремлина и визга напуганной лаборантки. В конечном итоге, Фаза оказался в отделах прототипов. Слезая со своего средства передвижения, он отправился побродить по коридорам, заглядывая во все окна. - О...попался! – ушастый диктатор размагнитил кодовый замок, и пробрался внутрь. Там уже стоял почти собранный будущий боевой робот. Вот только весь персонал по пожарной тревоге покинул помещение. А зря. Жадные лапчонки полезли внутрь, выискивая необходимые детали. Тут же, не отходя далеко, Фаза принялся собирать и спаивать какие-то микрочипы, железные мышцы, суставы и процессоры, прямо на броне. Постепенно, по мере разбрасывания деталек вокруг, и всовывания особенно ценных (с ушастой точки зрения) в свой дитё, начал вырисовываться небольшой робот на трёх лапах. Под конец, перемазанный маслом, Фаза потёр мордочку, и довольно оглядел то, что получилось. После чего щёлкнул робота. Синий глаз загорелся, и техническое создание мелко перебирая лапами уставилось на Фаза. Гремлин зааплодировал сам себе и засмеялся. - А тебя я назову...ммм..., - пошевелил ушами, и пришёл к выводу. - Ты будешь Моль! Да-да. Робот повернул голову набок, и снова немного потоптался на месте, выражая готовность и озадаченность. Гремлин тем временем вытянулся в свой полній рост и поставил кулачки на пояс. - Вперёд, мои орды! Захватим всю власть! И пончики! – раздалось визгливое грозное завывание по пустому этажу.

Venom: [Все отыгрываемые персонажи боты] >>>> Секретные недра компании "Primatech" 0.1 - Что это было? - Шкаф с бумагой загорелся. Все потушено, продолжайте работать. Сирена замолчала. Хотелось бы узнать, как долго эта тишина будет продолжаться. Не всегда она вещает спокойствие, обычно предвестница катаклизма, как штиль перед бурей. Работники возвращались по своим местам, вспоминая озадаченные, чем они трудили свой мозг, перед тем как вокруг все заверещало. А не лучше ли взять и налить себе горячего кофею из аппарата выдачи? За ним и думается безмятежно, авось вспомнишь, а нет – так и нет. Оставалось дождаться конца рабочего дня, чтобы упереться в свои апартаменты и забыть обо всем на ближайшие семь-девять часов. - Алекс, надеюсь, ты запер лабораторию, перед тем как убежать? Александар Саша Ристовски. Научный советник Брайана Винера. 48 лет, женат. Родился в Югославии. Окончил польский институт естественных наук, после обучения остался преподавать биофизику. Замещал декана университета биологических наук, получил докторскую степень. Получил несколько приглашений на работу. Университет Одессы и в несколько институтов США. Недолго думая уехал в Америку, где смог реализовать себя как блестящий инженер биофизической и генетической комбинаторики. На одной из научных конференций познакомился с Брайаном Винером, став в дальнейшем его помощником по основной специальности. - Это всё было так внезапно, что я даже и растерялся,…но кажется, хлопнул магнитом, потом нажал на ИПР и был таков. На улицу, все побежали и я побежал. - Стадный инстинкт дедуля, а я жалею, что сарделек не взял, мне мама приготовила да я забыл.… Вот ведь неудача.… Теперь нечего будет вспомнить. Ха – ха – ха! – Доминик залихватски засмеялся, заставив коллег улыбнуться и махнуть на всё рукой. – Если честно, я, когда услышал сирену, даже забыл свой ноут, ну ты прикинь! Военный объект, вдруг кислоту какую дикую разлили или еще какую херню, я слышал тут однажды двадцать научников сгорели изнутри, раз вдохнули – спазм и смерть, такой вот эпилог.... Доминик Коронис (Николас Хэнк). Научный советник Брайана Винера. 28 лет, не женат. Родился в США. С отличием окончил институт новых информационных технологий. Инженер-программист, специалист сетевых технологий. Хакер, находящийся под программой защиты свидетелей. Для защиты диплома разработал и создал импульсную установку. После завершения обучения взломал два банка с помощью своих изобретений и пытался скрыться из страны. Попал под федеральную разработку, где вскоре согласился сотрудничать и работать на одну из правительственных структур, официально считается погибшим в авиакатастрофе. Они прошли весь коридор, несколько лестничных маршей, продолжая слушать трель молодого специалиста, которая вскоре перешла на сплошной поток из анекдотов и хохота. Завидев гремлина, они встали как вкопанные в проеме тяжелых дверей. - Бардак… - Заметил Брайан, - Что скажешь Алекс? - Опять ученые что-то перемудрили с альфа-генами, но я ничего не слышал и не видел, может позвать охрану? - Нихрена себе! Робот на гидропневматике, чувак, ты где такого собрал? Доминик махом подлетел к роботу Фазы и с созерцанием начал разглядывать сие творение, показывая на какие-то тонкости изобретения. - Ну, теперь охрана нам не понадобится…мм.. чува-а-ак. Брайан протянул последнее слово и ухмыльнулся Александару. Проработав кучу времени на секретных проектах, Брайан обзавелся некоторыми премудростями личной безопасности. Оружие нельзя было здесь носить и тем более применять, а тревожная кнопка для вызова охраны всегда находилась в его руке. Правила нельзя было нарушать, потом отпуска лишали на три года вперед или еще какие-нибудь административные меры. Сейчас же можно было слегка повременить, рассмотреть существо. Не делая пока никаких шагов вперед он остановил Александара: - Алекс, хочешь пари? - А почему бы и нет. - Определи, что это за существо, пока охрана не утащила его в мешке. Определишь, с меня банка малинового джема. - Не-е-ет, лучше черешни, и не джема, а компот. А если его не утащат, то я буду думать столько, сколько захочу. На том и порешили ученые. Каждый из них уже облизывался, представляя себя с большой ложкой у банки с лакомством.

Phase: Заслышав людей, гремлин сразу отскочил в сторону, спрятал ручки за спину и вытаращился, не мигая своими глазищами. - Это не я. Сразу же он заметил. Потом оглядел трёх учёных, и, видимо, вспомнил, что он великий Сеятель Хаоса и Поработитель гвоздиков и шурупиков. - Опять ученые что-то перемудрили с альфа-генами, но я ничего не слышал и не видел, может позвать охрану? - А тебя, лысый, не спрашивали, - тоненько отозвалось чудо природы. После чего грозно отпихнул лапкой прятавшегося за ним от Доминика робота. – Ну, чего стал? Марш арбайтен! Бистро-бистро! Робот немного попереминался на своих лапках, нелепо козырнул, отдав честь манипулятором, и побежал обратно на своего бывшего большого собрата. Там он сразу же залез внутрь, и, судя по звукам, принялся разбирать творение Приматеха, продолжая деятельность гремлина. Он вытаскивал те же запчасти, из которых был собран сам, и складывал их сверху на обшивке. - Не-е-ет, лучше черешни, и не джема, а компот. А если его не утащат, то я буду думать столько, сколько захочу. - И мне, и мне, - Брайана уже дёргали настырно за штанину. – И нам тоже, - просительно заглядывая в глаза. Робот Фазы, тем временем, уже насобирал нужных ему деталей, и принялся собирать самого себя уже во втором экземпляре. А гремлин тем временем смешно мотнул головой, как будто ударенный током, и полез на ближайший стол, спихивая на пол всё, что ему мешало. - А ещё нам нужно новое оборудование прямого подключения к мозгу, построенное «Скорпио», артикул НО-75, и привезённое сегодня в 14:05, - тут же выдал он только что найденную в локальной сети информацию, не прекращая громко освобождать стол. Робот тем временем, подключился через проводочек в манипуляторе к своей точной копии, и вскоре их уже было двое. Смешно пожестикулировав и немного попищав, как будто они и вправду разговаривали, вернулись к своей деятельности. Теперь первый опять отвинчивал новые детали, а второй сразу же из них собирал, создавая уже третью копию. Гремлин же, не угоманиваясь, вытащил манипуляторы, и ловко ими изгибая, запустил в ящик стола, похихикивая, и роясь там. - Скорпио...где же новое оборудование от Скорпио? М? Может здесь?

Venom: [Все отыгрываемые персонажи боты] Брайан после произнесенной фразы про «Скорпио» глянул на своего приятеля. Тот был в не меньшем удивлении, даже отложил кликать стилусом в экран громадного коммуникатора. На экране уже скакали картинки, изображающие разнообразные виды животных. - Наверное, я чего-то не знаю. Лучше бы тебе объясниться прямо сейчас, кто ты и чего хочешь здесь! Доминик, хватит глупить. Будешь посажен на двухнедельный карантин за контакт с…. – Пока ученый раскидывал слова, существо подкралось и к нему, молебно выпрашивая сладости, - Черт…. Теперь и мне придется на карантин сесть. Тебе кстати тоже Алекс. Недовольно посмотрев на совершение святотатства по отношению к его любимой лаборатории, Винер прошел к столу с роботами. Такими штуками его вряд ли можно удивить, особенно в этих местах. Сейчас даже дети для своих школьных выставок дома с помощью паяльника способны сделать роботизированный механизм. Брайан глянул на Доминика Корониса, ассоциируя свои мысли. - Может это новая военная разработка? - Алекс, может это банка малинового джема? - Пардон, Брайан…. - Эй, пародия на чебурашку! Сегодня ночуешь в изоляторе, если не перестанешь громить мою лабораторию! - Дьявол… забыл про чебурашку…. Расстроено проговорил Александар и выключил коммуникатор. Брайан глянул на друга, нервно скривился и демонстративно нажал на вызов охраны через брелок. Ожидать долго не пришлось, и вооруженные десантники ворвались через десять секунд. - Никому не двигаться! Предъявить пропуска! – заорали ворвавшиеся вооруженные люди. - Шшш…. Группа доложите обстановку. Шшш… Прием. Шшш…. Отозвалась в рациях приятным голосом женщина оператор. Люди быстро пробежали по лаборатории. Ученых они знали в лицо, но и возле гремлина долго не задержались. Перекинувшись несколькими фразами, они подошли к Брайану Винеру. - Код ноль один четыреста тридцать. Прием. – Проговорил один из людей охраны в рацию, не сводя взгляда с руководителя Винера. – Ложный вызов, запишите в сменный журнал. - Шшшш…. Вас понял. Код 01430 принят. Шшш…. Отбой. Шшш…. - Всегда на чеку, мистер Винер? Походатайствую о лишних двух днях к отпуску для вашей команды. - Потрудитесь объяснить, что тут происходит. Почему посторонние находятся в моей лаборатории? Черт знает что! Как я могу работать в таких условиях? - С сегодняшнего дня он в вашей исследовательской команде. Приказ управляющего компанией, вас с ним ознакомят, после подписания всех необходимых резолюций. - «Он»? - Хотелось бы немного точнее, видите ли, у нас тут спор вышел…. - Алекс! - Пардон, Брайан…. - Разберетесь сами, Винер, язык до Киева доведет. Отбрехавшись на скорую руку, охрана вышла в двери, и магнитный замок клацнул за ними. Поцыкав недовольно языком, Брайан поднял с пола несколько кип бумаг, дорогущий и редкий прибор и еще что-то. - Какого черта я узнаю в последний момент обо всем. Доминик, открой сейф и достань имплантат. Устало плюхнувшись в кресло, Брайан проследил, как Доменик ни без помощи Алекса открыли сейф-стеллаж. Там же находилось еще множество всяких приборов, аккуратно подписанных и пронумерованных согласно нумерации изготовителя.

Phase: Наверное, я чего-то не знаю. Лучше бы тебе объясниться прямо сейчас, кто ты и чего хочешь здесь! - Мы? Мы хотим власти! Могущества, власти и поклонения! – гремлин грозно выпрямился, уперев ручки в бока и победоносно осматривая жалких людишек. – О, и скрепок! Много-много! – Фаза мгновенно соскочил вниз, под стол, к тому, за что зацепился его взгляд. После этого он выпустил свои механические конечности, и взобрался на потолок, сжимая корзину для мусора. А затем, щедрым жестом сеятеля, принялся разбрасывать бумагу, карандашные опилки и гнутые скрепки вниз, засоряя пространство. - Эй, пародия на чебурашку! Сегодня ночуешь в изоляторе, если не перестанешь громить мою лабораторию! - Это не я, - отозвались сверху и сев вечного, доброго, разумного прекратился. – Это всё Лысый! – и Фаза указал на Ристовски. Появление охраны сопровождалось весёлым смехом и аплодисментами. - Потрудитесь объяснить, что тут происходит. Почему посторонние находятся в моей лаборатории? - Да?, - отозвался гремлин, в точности копируя голос Виннера, - Почему в Фазиной лаборатории посторонние? Почему Фазе мешают захватывать мир? Открытие сейфа и доступ к новым предметамд л исследования произвели на гремлина неисгладимое впечатление. Выпустив корзину для бумаг, он сбежал с потолка, и оказался между Алексом и Брайаном, пытаясь их оттолкнуть. - Ууу...сколько всякой-всячины? Это что? А это? А это зачем? Но тут на свет был извлечён тот самый прибор Скорпио. Зрачки Фазы оркуглились до предела, ушки задрожали, и он стал подпрыгивать, стараясь достать вожделённое приспособление. - Мне...мне! А как оно работает? А зачем оно? А оно внешнее, или его нужно внутрь организма? А там есть программные оболочки? А своя память? О, я знаю! Давайте напишем к нему искусственный интеллект? Чтобы он сам регулировал подключение? Мне нужны сервера. Много-много серверов! Ты, ты и ты, - быстро подозвал Фаза к себе роботов, к этому времени уже достигших количества 7. – Быстро, нашли мне нужное. Бегом! Роботы подбежали, посмотрели друга на друга, потом на людей, после чего дружно полезли по стенке к вентиляции, открутили удерживавшие её шурупы, и отправились внутрь. - И больше подданных, больше! – оставшиеся 4 активно продолжали собирать новые копии. Готовый робот обменивался информацией с уже собранными, после чего отправлялся следом за ушедшими в вентиляцию. В соседней лаборатории послышались недовольные крики, и по коридору опять побежала охрана. - А что такое – чебурашка? – как бы между делом обратился Фаза к Виннеру.

Venom: [Все отыгрываемые персонажи боты] Брайан Винер сложил руки на груди. Маразм крепчал. - Чебурашка гуглится на ура. Сервера не имеют к имплантату отношения. Изделие имеет IP привязку, чтобы иметь доступ к сети, но на данный момент модуль подключения к сети отделен, чтобы избежать утечки информации или порче изделия различными средствами самой сети. Если ты напишешь к имплантату A.I. то можешь собирать чемодан и ехать получать премию Нобеля. Закрытая архитектура изделия не позволяет закрепить в теле еще какие-то схемы. Ко всему прочему, если имплантат начнет мыслить сам по себе, подключенный к мозгу возникнет межфазовый конфликт, мозг воспримет изделие либо как третье полушарие, либо как злокачественную опухоль. В первом случае, человек заболевает афазией и станет неконтролируемым, во втором – лимфома. Развитие аутоиммунного заболевания головного мозга. Открытая архитектура так же не позволяет ничего глобального. К тому же это экспериментальный вариант. Микропорты имплантата позволяют подключить к себе два определенных штекера. В паспорте есть их номерные данные, чтобы не перепутать и не сломать очень дорогой приборчик. Имплантат, подключаемый к области мозга, отвечающего за моментальную память, имеет максимально большой объем собственной памяти. Так человек может выборочно запомнить всё, что наблюдает или слышит. Кажется, ведутся разработки по идентификации так же других видов чувств. Доминик? - Да. Что-то такое, хотя не представляю как такое возможно. Подключение к серверам без сетевого модуля автоматически заполняет память имплантата всякой чушью и блокирует его дальнейшую работу. Это вроде как пломба неприкосновенности. За счет автоматического определения собственного адреса перед началом работы. Я думал, как обойти это, но видимо никак. Получим просто физическое повреждение внутренней памяти и чтобы очистить её, придется приглашать представителя компании «Скорпио», чтобы он с помощью электронного ключа смог разблокировать нужный отдел. Короче лучше следовать инструкции. - Данный вид подключается внутренне, с помощью титановой вшивки. – Читая по бумаге, сказал Алекс биолог. – Имплантат использует микротоки, после того как тонкие нити из хитрого полимера будут вживлены к нужным зонам мозга. Чтобы не возникло афазии восприятия, изделие определяется как очередной узел восприятия. Третий глаз или ухо. Поэтому его можно удалить без дальнейшего затрагивания мозга. Удаляется только открытая архитектура. Закрытая остается подключенной к мозгу, продолжает работать, используя естественные биоэнергетические запасы. Таким образом, мы обеспечиваем мозг тремя миллиардами искусственных нервных волокон, которые в свою очередь образуют синоптические связи… - Это много, Алекс. - Ага. Там еще перекрестная адресация… - Это много, Алекс! - С точки зрения математики не имеет никакого значения. – Усмехнулся Доминик, почесывая заросший подбородок. – Прибор не имеет в себе металлокерамики, и поэтому мы можем посмотреть его работу на МРТ и компьютерной томографии. Объем полученной памяти определяется с помощью прописанной программы. Их здесь много. Комбинирующие, корневые, корректирующие, контроля, вспомогательные программные группы. К каждой группе написано минимум тридцать программ. Получаем вроде компьютера, только маленького размера. Все языки программирования новые, но, в общем, не критично. Кто изучал «Энигму» тот разберется.

Phase: - Кто такое Нобель? Он лысый, как наш Лысый? – крутясь вокруг, и периодически косясь на Ристовски, верещал Фаза не умолкая. - В первом случае, человек заболевает афазией и станет неконтролируемым, во втором – лимфома. Развитие аутоиммунного заболевания головного мозга. – Пф, - вот и всё, что ответил маленький гремлин, в своём полном презрения фырканье. С виду, он всё так же бесился, как обычно. Но на самом деле он уже начал обрабатывать идею. Где-то там, в его полушариях мозга между проигрыванием заглавной темки Черепашек Ниндзя (которую он тут же напевал, забираясь в кресло Брайана), и чтением новостной ленты про Корею, уже что-то писалось, в 0-х и 1-х, совмещаясь и комбинируясь, пока что без каких-то видимых признаков логики и целесообразности. Хотя, что удивляться – своё новое творение Фаза начал создавать как обычно – с середины, ближе к концу. А тем временем, количество робот-помощников Фазы, ушедших вовне, уже перевалило за первую дюжину. Подходящие детали для них закончились, поэтому текущие работники импровизированного конвейера принялись уже развинчивать всё подряд из опытного образца Оружия Х, на ходу меняя атомы, и подгоняя полученные детали, под конкретно нужные для сборки роботов. Каждое вмешательство в строение молекул сопровождалось яркой, холодного оттенка, маленькой вспышкой на концах манипуляторов Молей. Более того, новая построенная модель уже разминулась с несколькими, вернувшимися из вентиляции, несущими жёсткий диск. С волочащимся за ним шиной. - Сервер нам не нужен...а где будет жить Фазин аи, а? – оповестил гремлин, раскручиваясь на стуле, и задумчиво глядя в потолок. - Фазе нужен новый порт. Фаза подключит через него сервер, а сервер мы отдельно выведем в интернет, - грызя от неожиданно пришедшей в голову идеи подлокотник, и между делом отплёвывая кусочки обшивки и сообщая новые подробности, углубился гремлин в детали, - нам нужен новый порт. Обязательно! Энигма-Шменигма...че-пу-ха! – Фаза подпрыгнул на стуле, и забрался на его спинку, усевшиьс там, и оставив истёрзанный подлокотник. – Вы что не понимаете? Совсем, совсем не понимаете? Мы не будем подключать аи Фазы к мозгу! – и гремлин не мигая развернул голову на 180, подобно сове, и посмотрел на Ристовски а Алекса, - мы подлючим сервер с Фазиным аи к скорпио-чего-то-там, а чего-то-там - к мозгу! А все проблемы подключения аи обойдёт сам. Фаза продумал, Фаза знает! Ему только нужен новый порт! Роботы, которые всё увеличивались в количестве, ужt стали выделять из себя третью группу. Одна пополняла число, вторая что-то притаскивала в лабораторию, а вот третья – третья собирала сервер прямо на месте. Не ожиданно в лабораторию зашёл взлохмаченный коллега Брайна из соседнего помещения. И с порога безапелляционно заявил. - Виннер! Немедленно верните мне мои жёсткие диски! И оперативную память! Что за варварство? Опять ваши штучки? Вы не могли просто новый себе попросить? Зачем воровать, да ещё своими...этими..., - небрежный жест в сторону копошащихся молей. – Штучек!!!

Phase: Постепенно, всего за пару дней, но требования маленького члена научного отдела, касательно – «а мне подавай целый подземный этаж» было выполнено. Сначала Фаза начал свою активную экспансию самостоятельно. Просто растаскивая из соседних лабораторий то, что ему было нужно. Дальше – больше. Вскоре его моли* были уже везде, попытки уничтожать их, прогонять прочь и закрываться приводили лишь к ещё большему их появлению. Попытки жалоб на Фазу начальство либо заворачивало, либо в ответ получало вагон и тележку собственно гремленовских претензий, касательно «а биологи не приятно пахнут» и «чего это физики опять забивают свои Фазины севрера всякой дрянью”? Тогда научники стали переезжать в другие помещения. Кто-то панически бежал, не выдержав такого напряжения. Кто-то просто молча и гордо старался спасти свои научные разработки. Но, так, или иначе, вскоре Фаза завладел всем этажом. Теперь, после того, как двери лифта открывались, то сначала представал картина темноты. Потому что лампочки над входом, Фаза нашёл решением не рациональным. Под ногами хрустело что-то. Толи стекло, толи кафель. Уточнять было страшно А дальше, за поворотом, уже начиналось подземное царство мелкого тиранчика. Всё было захламлено до невозможности. Отдельные помещения были полны какого-то мусора, деталей, запчастей. Через окна из коридора было видно, что лаборатории были заполонены под потолок, и их содержимое даже немного вываливалось наружу. Собрание всевозможных вещей было просто бессистемным и хаотичным. Повсюду сновали моли. Тысячи маленьких роботов бесперебойно носились туда-сюда. Что-то унося, принося. В отдельных углах что-то собирая и разбирая. Паяя, пиля, сверля. А целое помещение был отведено по сборку новых и новых молей. Пожалуй, будь эти безумные творения наделены боевыми протоколами – это было бы страшно. А так...это просто докучало, хотя моли и ни на что не обращали внимания, обходя незваных посетителей, и двигаясь в постоянном потоке по стенкам, полу, потолке. Самого Фазы пока что ни где видно не было, что означало, что великий мыслитель мог быть где угодно в своей свалке и занят чем-то важным. Моль - см. Досье, раздел - Изобретения

Red Sun: Шаги идущего мужчины гулко отражались в коридоре. В каждом шаге чувствовалась полная уверенность в своих силах. Словно идущий знал – он будет идти по этой земле, его земле, всегда. Тяжелый взгляд, спокойное выражение лица, катана за спиной. Как всегда спокойный, Арисава Токодзима мерно вышагивал по коридорам Прайматэка. Это был он и не он одновременно. Можно сильно запутаться, когда тебя много, и каждая твоя копия – отдельная личность, пусть и с коллективным разумом. Но с другой стороны, наличие такой способности несомненный плюс. В данный момент один Арисава был на задание, второй был тут, ну а третий спокойно доделывал бумажную работу в отделе. И все знания полученные сегодня перейдут и им. Прайматэк не так прост. Да, они выпускали изумительную бумажную продукцию и прочее, но только на первый взгляд. Стоит узнать об Оружие Х чуть больше, и вот перед нами настоящая тюрьма и исследовательский центр организации. Многих тайн этого места не знал даже он, и это не смотря на то, что он глава одного из самых засекреченных отделов. Конечно такая секретность была в целях безопасности, безопасности тех, кто мог бы случайно встретить один из их «секретов». Пройдя через весь цех, Сан подошел к двери, ведущей в комнату охраны. Охранник, который до сих пор со скучающим видом перелистывал страницы журнала, вскочил. - Конитева.... – Рэд всмотрелся в бэйджик на груди мужчины – Джереми-сан! На нижний уровень, пожалуйста. - Документы – простая процедура. Арисава достал заламенированное в пленку-хамелеон удостоверение работника Оружия Х. Джереми набрал что-то в компьютере, провел карточкой пару раз через специально устройство, и с пожеланиями удачного дня открыл дверь в стене. Поездка на лифте заняла несколько секунд. Дверь с характерным «диньк!» открылась. Коридоры подземного уровня. Серые и давящие. Он ещё раз посмотрел на часы. Всё как он и рассчитывал, прибыть на пять минут раньше. Осталось лишь найти кабинет в котором обитал знаменитый Фаза. Красное Солнце много раз слышал о нем, и вот наконец сможет его увидеть. После нескольких минут блужданий по пустым коридорам, он нашел нужную дверь и толкнул её. - Конитева, Фаза-сан. Мы, Рэд Сан, по вашей просьбе прибыли. – он поклонился так. Что его спина и ноги чуть не образовали прямой угол. Но когда он разогнулся, его удивлению не было предела

Phase: Вокруг Токодзимы всё так же копошились моли, не проявляя к нему особого интереса, и занятые своей постоянной броуновской деятельностью. Хотя нет, двое подбежали и принялись вынимать шнурок из ботинка, тихо между собой перепискиваясь. И вдруг позади затылка Арисавы раздалось громкое фырканье и шебуршение. Но при попытке обернуться, неизвестный источник звука всё так же оставался за головой. Только по потолку что-то громко проклацало. - Конитева, Фаза-сан. Мы, Рэд Сан, по вашей просьбе прибыли - Ходют тут всякие...Во-первых, не –сан, а как минимум – Тэнно! – громко возвестил тоненький голосок с потолка. При этом старательно кривляя серьёзную японскую интонацию Токодзимы. – А во-вторых – почему несанкционированно в моей лаборатории? М? Мы не довольны! Гремлин висел позади Арисавы, вниз головой, зацепившись за потолок своими щупальцами. Его лобастая голова была на уровне глаз Токодзимы. - Мы требуем объяснений, - грозно прижав уши, сощурив глазки, и сложив ручки на груди, возвестил тёмный повелитель местного подземелья.

Red Sun: Вокруг Арисавы роем суетились какие-то странные роботы, вероятно изобретения Фазы. Послышался странный шум, словно металлический паук карабкался по стене. Прямо перед ним появилась пушистая мордочка этого…существа? Японец постарался сдержаться и не вспылить на слова ученого. - Глубочайше прошу меня простить, Фаза-сан, но я не могу называть вас тэнно. Данное обращение лишь для членов монаршей семьи Японии. И мы скорее сделаем харакири, чем станем оскорблять кровь монархов, подобных использованием этого слова. Ещё раз прошу вас, простить нас. – всё это время он находился в глубоком поклоне. Когда он разогнулся, то внимательно посмотрел в большие глаза гремлина, которого ему безумно напоминал Фаза. - Что касается моего пребывание в вашей лаборатории, то готов вам возразить. В первую очередь вами не было обговорено где именно мы должны вас встретить. Во вторых я не получал инструкций не заходить в вашу лабораторию. В подобных случая принято вывешивать некие опознавательные знаки на дверь, предупреждающие, что запрещено беспокоить хозяина покоев. Ещё один поклон, на этот раз короче. Как думал сам Сан, он дал вполне исчерпывающий ответ на странный вопрос ученого. В любом случае он не желал ни оскорбить существо, ни поставить себя в неловкое положение. Всё это лишь издержки японского воспитания. - Но мы прибыли не для выяснения отношения, а для проверки моих навыков программой тренировок составленной вами.

Phase: - Ещё раз прошу вас, простить нас... - Нет, ты слышал? – наклонив голову вбок, и сместившись по потолку чуть левее, известил гремлин. И тут же сам себе ответил. - Пф...тэнно...то ж мне. - Это ваши там, японские тенно. А мы тут – Тэнно! С большой буквы! - Ага. И нечего нам тут путать с теми. Сравнил. Пф, пф, пхф - обиженно принялся фыркать Фаза, и повернулся спиной, выражая крайнюю степень пренебрежения. - в подобных случаях принято вывешивать некие опознавательные знаки на дверь - Там же ясно написано – «Никаких людиков!» – перебил, не поворачиваясь, гремлин, и гневно вытянул лапку, указывая к лифту. С одной стороны, действительно, там был листок, исписанный фломастером. Там так же было дописано, что «кроме разносчика пиццы и пончиков». Но этого было достаточно с точки зрения гремлина. Отсутствие света возле лифта, он воспринимал как...экономию. Хотя с другой стороны, гонять портативный ядерный реактор, чтобы поиграть в тетрис, было нормой. Фаза, окончательно обидевшись, слез на ближайший стол, уже полностью игнорирую Арисаву, и собираясь вернутся к своей чепухе. - Но мы прибыли не для выяснения отношения, - одно ухо заинтересованно вздёрнулось вверх. - а для проверки моих навыков программой тренировок – второе ухо. – составленной вами. – гремлин подскочил, мгновенно поменявшись в лице...эм...мордочке. - Правда!? Фазе наконец-то прислали фарш, который он так долго просил! Ну, тогда сюда, сюда! Фаза соскочил на пол, и, схватив своим металлически щупом Арисаву за штанину, потащил вглубь лаборатории. Там, среди залежей хлама, стояло несколько стомалогических кресел. Не стоило спрашивать, как они сюда попали. Просто факт – гремлин их таки достал. Судя по битой обшивке, и налёту ржавчины – здесь был не один пациент задолго до вездесущего Фазариуса. Возле кресла стоял холодильник, из-за открытой дверцы которого тянулись множество проводов к креслу. Как обычно, дизайн гремлина был замечателен только с точки зрения самого гремлина. - Сюда, сюда! – дрожа от нетерпения, стал тянуть в кресло Фаза своего...будем надеяться, коллегу, а не подопытного, или тем более – мясной фарш. Уложив Арисаву в кресло, она стал расстёгивать ему рубашку, после чего подсоединять провода на липучках к груди, животу, предплечьям рук. Действовал он быстро. – Сейчас...сейчас..., - перемежая слова напеванием мотивчика, «Чёрный ворон, ты н вейся», гремлин стал что-то клацать на клавиатуре, припаенной к стенке холодильника. – Вот. Наркоз нужен? – подтягивая щупальцем увесистую кувалду, поинтересовался Фаза с самой невинной мордочкой? – Ну, тогда поехали, - не отпуская инструмента, гремлин надел на голову Арисавы шлем, плотно лёгший на глаза, уши, нос, фактически, накрывший верхнюю часть головы. После чего несколько тоненьких игл вошли в поры кожи на затылке, яркая короткая вспышка боли, и Токодзима мгновенно погрузился в сон, в котором было весьма ощутимое чувство падения. Последнее, что он мог ощущать – как навсегда его рука расставалась с его часами, и довольное причмокивание гремлина. *Токодзима переносится во Вне времени - Царство A.I.D.а *

Phase: Когда Арисав проснулся, то обнаружил себя всего облитым кока-колой, обсыпанным попкорном и с хот-догом на лбу. Вокруг царил всё такой же бедлам, и всё так же сновали тысячи маленьких роботов. Лязг их лапок был первым слышимым звуком, после пробуждения. Некоторые так же сновали и по самому Сану - двое несли ещё полную бутылку колы, вторая пара разливала, наклонив тару. С десяток, собственно, облепливали Токодзиму поп-корном, руководствуясь жестами гремлина, в стиле "туда, туда, и ещё чуть-чуть тут". Фаза сидел напротив, со здоровенным ведром классического американского корма, и шумно чавкал, не мигая смотря на Сана. Из рюкзачка гремлина тянулось одно щупальце к гудящему серверу. Минут пять гремлин следил за Саном, всё так же не мигая широкими глазищами и шумно чавкая. Потом изрёк. - Ну, ты что-нибудь привёз? А Пикачу ты видел? Фаза сам его написал. Правда здорово? Эй, ты куда? А ну стоять! Фаза хочет ещё шоу! – гремлин встал на столе, уперев ручки в бока, угрожающе прижав уши и гневно сузив глазки и топнув лапкой. – Так не пойдёт! А как же хот-дог-зилла? И холодильник-конг? Ты что, не будешь с ними драться?

Red Sun: Когда тренировка закончилась, Сан наконец смог пошевелить руками. По крайней мере пальцами. Их кончиками – точно. Чувствовал он себя мокро. И все из-за вылитой на него жидкости и всего съестного, что в него кидал Фаза. С чувством собственного достоинства он отряхнулся, скинул объедки и очень быстро сгустком пламени просушил одежду. Результатом он остался не очень доволен. Допустить такие ошибки…Но можно было утешить себя тем, что испытание было полно неожиданностей, устроенных инопланетным разумом. - Сожалею, но Пикачу я не видел. И честно признаться никогда не хотел увидеть. Японский народ имеет более…интересные народные легенды, которые не высосаны из пальца и не призваны зомбировать. И вновь прошу простить нас Фаза-сан, но мы вынуждены откланяться в виду неотложных дел. Сан искренне уже хотел сбежать, лишь бы больше не быть залитым или закиданным лакомствами Фазы. Поспешно собрав свои вещи, он выскочил за дверь. Секунда передышки и бегом до лифта. И как можно дальше! Конечно Фаза заслуживал внимания, но сейчас Арисава не желал чтобы это внимание было привлечено к его персоне со стороны гремлина. И в частности к внутренним органам. --->К остальным клонам

Dragon Keeper: /Бруклинский мост/ - Мне нужен медицинский бокс и камера. А, да, еще коронер. И крови мне принесите кто-нибудь! Я буду у руководства… Кажется, он порядком устал даже для вампира. День выдался на редкость долгим и кропотливым и потому, хотелось побыстрее закончить с делами в нем начатыми, да и отправиться, куда глаза глядят, на отдых. ….Может даже попросить у Кэла неделю на привести себя в чувство? Рвануть куда-нибудь на побережье, где масса туристов, где девушки такие заманчиво раздетые, а жизнь ни на минуту не прекращается ни днем, ни ночью…. - Этого под капельницу, покой и все необходимое медицинское сопровождение, он сегодня заслужил этого, не каждый может заткнуть собой межпространственную дыру.. Долохов вручил подоспевшей медбригаде все еще бездыханного, но, тем не менее, до сих пор живого ирландца. - Мори, эй, Фидель! - смерив взглядом притихшего вудуиста, вампир прекратил попытки до него докричаться - Дайте ему кофе и заберите, наконец, у него тело. – Влад задумался и, поморщившись от воспоминаний, негромко добавил - кремируйте, за урной я заеду позже… ….не знаю, может здесь у него есть кто-то из сородичей.. или уж тогда просто развею где-то над рекой, а если и правда выберусь на побережье, то можно там… Устроив, в надежные руки в перчатках и тела в халатах, пострадавших товарищей, вампир спустился на несколько этажей вниз, туда, где в камерах с самыми разными условиями содержались заключенные. - Его лучше все время держать в коме, я думаю. Мощное влияние на коллективный разум в том числе, смена внешности, подчинение воли окружающих.. Он из Аркхема. Хотел сразу вернуть им, но думаю, им может заинтересоваться Кэл. Поэтому – запирайте… Опять лифт, опять больничное крыло, но на сей раз повод оказался более приятным – молоденькая девочка-медсестричка, морща аккуратненький носик, но с нескрываемым любопытством разглядывая Влада, вручила ему большой запотевший стакан с кровью. - Третья, отрицательная…. - Спасибо, кудряшка, напишешь свой номер? – Долохов протянул ей салфетку и, улыбнувшись, пригубил темно-рубиновую жидкость. Девушку неотрывно смотрела не него ровно три секунды, после чего подобрала со стола карандаш и, отчаянно царапая им бумагу, написала несколько цифр - П-п-пожалуйста… - ее улыбка будто завянув, стала стеклянной. Глаза подернулись поволокой обожания и жертвенности. - Не бойся, я не ем там же, где работаю… Прежде чем идти с докладом к директору, Владек сходил в душ, где долго и с наслаждением фыркал под ледяными струями, смывая с себя грязь, пот и усталость. После допил кровь, довольно облизнулся и к кабинету начальника поднялся уже вполне удовлетворенный собой, своей жизнью и предстоящими мечтами об отпуске… Счастье оказалось недолгим. Уже через полчаса, злой и потому крайне молчаливый Долохов, ехал на новое задание. /Мэрия/

Cheshire Cat: первый пост Солнышко светит, птички поют и нашу Чешрику куда-то везут. Хоть и в рифму, но не совсем верно. О том, что творится снаружи здания Алиса совершенно не помнила, ибо сейчас все ее мысли были сконцентрированы на том, что ей надо навестить... мутанта. Который, скорее всего меньше всего на свете хотел ее видеть и был бы более счастливым, если бы находился не в камере в Праймтеке, а где-нибудь в далеком месте под солнышком, с бокалом виски, зажатым в своей правой ладони. Вот обычно когда вы идете кого-нибудь навестить, то обязательно несете что-нибудь вкусненькое с собой, если вы идете к больному другу, то обязательно несете фрукты, свято веря, что эти давно начиненными всякими препаратами фрукты помогут ему поправиться. Если вы идете к соседям, которые лишь недавно въехали в соседний с вами дом, то вы по закону жанра тащитесь к ним с пирогом. При этом вы свято верите, что они будут вам рады и еще больше рады вашему пирогу, в то время как замученные соседи хотят лишь одного отдохнуть после тяжелого переезда и не менее тяжелого дня проведенного в расстановке мебели по все дому. Сейчас же Чеишрская шла почти налегке, если не считать того что в кармане брюк у нее хранилось небольшое зеркальце, с виду безобидная вещица, но только не в руках этой девушки. Пирогов как вы уже догадались при ней не было. Не было по двум причинам первая из которых заключалась в том, что она просто ужасно пекла эти самые пироги. Но даже не смотря на это она могла прийти сюда с пирогом на блюдечке, ведь кто ей мешает приобрести все это в ближайшей кондитерской. Но вдруг тот, кого ей надо проведать не любит пироги, тогда получается, что она зря отдала свои деньги. В общем, пирогов при ней не было. Да и все равно она бы не смогла передать ему пирог, ибо запрещено. Отметившись в журнале дежурного, Чеширка прошла первый этап решеток, замков и людей, которые только своим видом уже пугали нормальных людей. И это она еще только мимо охранников прошла, а что будет когда дойдет очередь до заключенных. Невольно промелькнула мысль о то, как она здесь оказалась. Не напротив входа в блок с заключенными. Нет. В самой организации. Почему? Может просто захотелось делать что-то более значительное, чем фотографировать для Дэйли плэнет. Возможно, но при работе в Оружии она не бросила своей работы в газете. Да уж. Чужая душа потемки, а своя вообще беспроглядный мрак. Ведь сейчас в ее жизни было практически все то от чего она в свое врем убежала из Лас Вегаса. Все. Но вот только в этот раз ей это все нравилось гораздо сильнее. Это было нечто лучшее, более захватывающее и с таким образом она наверняка никогда не заскучает, как это могло с ней случиться при ее старом образе жизни. Одни только поручения начальника чего стоят. Джонс тяжело вздохнула, подходя к очередному уровню защищающий внешний мир от заключенного или заключенного от внешнего мира еще неизвестно. Посмотрев на очередного охранника Алиса очаровательно улыбнулась. -Вам сказали что вам запрещено передавать любые предметы заключенному? -Да, мне уже двадцать пять раз об этом напомнили пока я сюда дошла. -Проходите, мисс Джонс, не бойтесь, если что мы за вами наблюдаем. Спокойно пройдя мимо остальных комнат и услышав как за ее спиной закрылась вход в блок, Чеширка все-таки не удержалась и поежилась. Здесь ей не нравилось. Совершенно не нравилось, но что не сделаешь для начальника. Ответа на этот вопрос лучше не знать. Наконец дойдя до нужной камеры перед которой уже был услужливо поставлен стульчик.. -Добрый день.

Holocaust: [на правах иллюзии] Однажды ко мне пришёл агент по переписи населения. Я съел его печень с бобами и хорошим кьянти. Конечно, камеры предварительного и временного заключения Оружия Икс никогда не сравняться с тюрьмами. Слишком они непрочны. Слишком хлипки. Слишком многие вырывались отсюда самостоятельно, или же заключив сделку с руководством. И все-таки это прекрасное исправительное, а точнее – закрытое учреждение, где тебя держат подобно зверьку в четырех стенных из полипластика. Прозрачные стены, прозрачные пол и потолок, хотя нет, постойте, пол хотя бы твердый. Спасибо и на этом. А чего еще желать заключенному, который считается одним из самых опасных представителей своего поколения, да и определить к какому поколению он принадлежит крайне проблематично. Заключенный в одну из таких «камер» преступник, а точнее говоря существо – было человеческой формы. Точнее, оно хотело казаться человеком, ведь в противном случае ему обещали жизнь в контейнере пять сантиметров в диаметре. Снова попасть в такую крайне неприятную ситуацию существу не хотелось. Все время своей неволи он анализировал то, что произошло в далеких сейчас джунглях Амазонии. Как, несмотря на его волю, на его силу, на его беспринципность, этим агентам удалось схватить его, связать по рукам и ногам, фигурально выражаясь, победить? Позор за позором? Этого разве ожидал от него отец? Нет, великий бог и диктатор вообще ничего не ожидал от сына, только преданности, готовности служить, готовности отдать жизнь за ту идею, которая была привита мальчику с малого… Хотя своего детства, настоящего, нормального детства, Холокост уже не помнил. Только лишь обрывки воспоминаний, когда он еще был человеком, когда мог по праву называться таковым. Но и они – были ли они истинной? Слишком много времени прошло, слишком многое изменилось, изменился и он, став чудовищем не только внешне, но и внутренне. -Добрый день… Слова были произнесены ему. Полюбившейся форме. Полюбившемуся облику. Чем-то напоминавшего его прежнего. Его живого. Его – человека. Мужчина, сидевший на полу и перелистывающий книгу, поднял медленно взгляд зелено-голубых глаз на подошедшую девушку, которая постояла какое-то время, внимательно наблюдая за ним, затем села на приготовленной для нее стул. Он думал, что придет мужчина. Странно. Неужели в Оружие решили доверить подобное дело женщине? Наивные. Медленно отложив книгу в сторону, Холокост поднялся на ноги, убрал руки за спину, скрещивая их. Улыбнулся. Шумно вдохнув, он прикрыл глаза. Она пользовалась духами с ароматом восточных пряностей – сладкий запах мускуса нейтрализовал запах тела и перемешивался с ним, создавая ни с чем неповторимую гамму. Мужчина сделал еще один шаг вперед, приближаясь к стеклу вплотную, чуть опустил голову, смотря на девушку исподлобья. Рука ударила по пластиковой поверхности окна, раскрывая ладонь. Мужчина ухмыльнулся. Она нервничала. Она боялась его. Она предполагала к кому идет, но не знала наверняка. И даже подумать не могла о том, какой сюрприз ее ожидает. - И кто же к нам пришел? – вскинул он брови. – Сам директор побоялся придти сюда и потому прислал пока еще неопытную помощницу себе на замену? Патетично, - последнее слово он буквально выплюнул. Разворачиваясь к девушке спиной и словно бы собираясь уйти, вновь присесть на пол, погрузиться с головой в чтение и не обращать на весь остальной мир внимания. Но он обернулся. – Хотя, мне все же любопытно, что вам понадобилось? Раньше вниманием меня не удостаивали, даже книга, которую я читаю, я ее знаю наизусть.

Cheshire Cat: Чеширку больше напрягала обстановка созданная архитекторами инженерами и прочими людьми, которые создали, спланировали этот блок где содержались преступники, или как их там называли в Праймтеке. Факт был фактом, что они здесь находились под охраной не хуже чем в самых лучших тюрьмах страны, хотя на взгляд девушки были упущения и там и тут. Ведь даже из самой на первый взгляд идеальной тюрьмы можно найти выход. Если где-то просто невозможно взять хитростью, то наверняка можно подойти со стороны силы, проделать пару дырок в стене и вот вы уже на свободе. Она нервничала находясь перед этим … мужчиной, но старалась сдерживать все свои чувства. Страха же уже у нее давным-давно ни перед кем не было. Возможно это глупо, возможно это даже нелепо просто не испытывать этого чувства. Но если бы девушка боялась его, то сейчас бы она просто напросто не спустилась вниз и вообще не пришла работать в эту организацию, а продолжила бы работать на Дэйли плэнет ежедневно выслушивая недовольство главного вредины качеством ее фотографий для выпуска. Порой терпеть его становилось все тяжелее и тяжелее, вся чаще и чаще у девушки появлялась мысль о том, как ее легкий и изящный маленький кулачок оставляет синяк под глазом у редактора. А затем коленкой она наносит ему удар прямо под дых, затем пах и финальный удар был коленом прямо в лицо негодяю. Правда после такого девушке пришлось бы долго и упорно скрываться по ту сторону зеркала, но в этом были даже свои преимущества, ведь там был Чешир по которому она безумно соскучилась. Ибо в последнее время ей очень сложно было выбить для себя час свободного времени. Совсем немного и она поверит, что она это обычный человек и вся ее жизнь заключается в том, что бы облегчать жизнь своему властелину и повелителю, а точнее начальнику. Если задуматься то идея выйти замуж была не такой уж и плохой весь вопрос заключался лишь в том… За кого? Но вернемся к камере, где заключенный в нее мужчина, наконец обратил свое внимание на девушку: -Алиса Джонс. Секретарь или личный помощник господина Кэла. Как вам будет удобнее, хотя я сомневаюсь, что это вас волнует. Слегка усмехнувшись на замечание мужчины, Алиса аристократично вздернула левую бровь и очаровательно улыбнувшись, поинтересовалась: -Наверное, мистер Кэл считал, что женская компания будет для вас более приятной, чем его. Если вам интереснее коротать ваше время в компании мужчин, то я могу прямо сейчас уйти, и в следующий раз к вам пришлют уже представителя вашего пола. Закинув ногу на ногу, благо брючный костюм позволял ей чувствовать себя куда комфортнее, чем, если бы она была в юбке, Джонс уже думала что ее собеседник потерял к ней весь интерес и теперь он вернется к прочтению своей книги, но нет. Сдержавшись от того чтобы пожать плечами, Алиса задумалась над тем, за чем ее сюда отправили, особых указаний не было, наверное, ее сюда отправили, чтобы она проверила, а не умер ли он здесь от скуки, ведь осмотрев камеру, девушка пришла к выводу, что здесь совершенно нечего делать. Но зато можно было бы всыпаться. Хотя высыпаться лучше дома в своей родной и уютной кровати. -Зачем меня к вам послали? Наверное, решили, что здесь вам очень одиноко и скучно и надо, чтобы кто-то составил вам компанию и узнал, живы ли вы или умерли от скуки. Хотя есть хотите, я могу провести с вами опрос на тему что вас не устраивает в работе… этого всего.. Правда сомневаюсь, что от этого вопроса будет хоть какая-нибудь польза, но может быть будет легче. Хотя, сомневаюсь… Выдержав паузу, девушка внимательно посмотрела на мужчину: -У вас есть еще какие-нибудь вопросы ко мне? Разглядывая его Алиса пришла к выводу что если бы он был помоложе и не был бы преступником может быть он бы ей даже понравился, конечно никаких сильных чувств, но что ей мешало бы просто проявить к нему некую симпатию. Ничего. А что мешает сейчас? Камера, дело и работа на Оружие.

Holocaust: Он стоял к ней полубоком, глядя с некоторым интересом на нее, наблюдая за каждым движением, за каждым подергиванием мышц лиц – нахмурилась ли он, улыбнулась, как улыбнулась, а может, она скрывала за маской непроницаемой холодной железной леди неподдельную страсть, или страх, ужас. Нет. Она даже не понимала кто он. Холокост оскалился, разворачиваясь к ней и вновь делая пару шагов навстречу, чуть ближе к сидящей девушке, к стеклу, сквозь расщелины между ним и рамой котором проникал сладковато-удушливый запах ее духов и коридора, отмытого совсем недавно уборщиком, полуслепым и глухим пенсионером, которому было наплевать, кто здесь сидит, за что, почему, ведь человек крайне ограниченное создание. - Мужчина? Определенно, я приверженец некоей теории о доминанте мужского пола, о том, что мужчины умнее, сильнее, лучше, что они более приспособлены к выживанию в этом жестоком мире, нежели женщины, однако я не исключаю того факта, насколько женщина может быть хитрее, насколько женский пол в целом более красив, более приятен глазу и в то же время более уродлив, чудовищен, - размышляя об этом, он словно бы отвлекся от своего внимание к Алисе. Какое забавное имя. Милая маленькая девочка, путешествующая сквозь зеркала и по кроличьим норам, страдающая раздвоением личности, шизофренией, фобией шахмат и карт, а также скрытая зоофилка, любящая кошек, любящая спать с ними, их шершавые языки, скользящие по телу и вылизывающие досуха все. Мужчина повел головой в сторону, провел пальцами по щеке. – Как все просто у вас получается. Нет, я не педераст, милая мисс Джонс. Алиса. Вы ведь позволите называть вас по имени? В конце концов, я стою перед вами практически в пижаме и времени и такта на формальности уже не остается, - в очередной раз улыбнувшись, он быстро, с намерением явно поиздеваться над посетительницей, отправил ей воздушный поцелуй. – Киска. Еще пара шагов вперед. Дальше – тонкое пространство, тем не менее, прочного стекла, не дающего и не позволяющая даже руку протянуть, схватить проходящего мимо охранника за шиворот, ударить о решетку, снова и снова, и снова, пока кровь не потечет по железу, пока Он не удовлетворит свои инстинкты. - М, не думаю, - он подмигнул ей, взгляд скользил по бедрам, облаченным в ткань брюк, по рукам, сжимающим папку, по губам, сомкнутым в тонкую полоску полуулыбки. – Это было бы слишком просто, не находите? К тому же, - он на мгновение обернулся назад, - мне нравится эта книга. Вы знаете, что это? «De Profundis» Уайльда. Он писал письмо своей любви, или как он думал – любви всей своей жизни, а в итоге – это бесподобно. Если бы мне дали ручку и бумагу, я бы тоже написал нечто подобное. Есть кому. А вы, Алиса, у вас есть, кому писать? – он смотрел девушке прямо в глаза. – Нет. Так кому из нас более всего одиноко? Кто может умереть от скуки и одиночества, вы или я? – ни тени улыбки, ни тени насмешки, он ждал ответа, ждал ее реакции, будто не он, а она сидит в клетке, в камере, будто она ждет решения о своей дальнейшей судьбе, а он, даже не какой-то специальный агент, так проходил мимо и наткнулся на вольер с забавным существом внутри. Мужчина прошел от одного конца камеры к другому, не сводя глаз с Джонс. Будто что-то обдумывая. Будто хищник, запертый в клетке и решающий, что же он сделает вон с тем нахальным типом, который издевается над ним. Подойди, протяни руку, заступи за ограждение, сделай ошибку. Поздно, ошибка уже совершенна. Но пока об этом говорить рано. - Да, Алиса, милая Алиса, милая девочка, гуляющая по сказочной стране, у меня есть вопросы, - положив ладони на стекло, он приблизил к нему и лицо, несмотря на такое расстояние на поверхности не образовалось должного следа пара от дыхания. – Например, такой – как вы собираетесь удерживать того, о ком знаете столь мало? А может, сразу перейдем ко второму, он вам, наверняка, понравится – почему система вентиляции и подачи паров не работает, а я еще не умер от голода? – Холокост оскалился.

Cheshire Cat: Алиса просто чувствовала как с каждой новой минутой мужчина находящий за стеклом вызывает у не все больший интерес, нет не платонический, как мужчина он ее мало интересовал. Скорее этот интерес был сродни интересу когда вы сидите на лекции и слушаете лектора, он читает вам лекцию, большинство студентов находят ее безумно скучно, но вам как человеку, которому это все очень интересно, вы понимаете что вас это затягивает и вы хотите слушать и дальше слова этого на первый взгляд ненормального человека. Вы прекрасно осознаете что при других обстоятельствах в другой ситуации вы бы с удовольствием послушали этого человека ибо ему есть что вам рассказать и почему стоит отказывать себе в удовольствии послушать другого, когда вам это интересно. Любознательный интерес, он всегда заставлял девушку нести свой зад на подвиги, когда голова было категорически против этих подвигов. Продолжая наблюдать за мужчиной, Алиса чуть прищурилась, пытаясь разобраться в том, что же ее смущает, но пока все не могла понять: -Я не против, чтобы вы называли меня по имени до тех пор, пока мне это удобно. И все-таки в глубине души она сама поражалась своему самообладанию, ибо сама от себя не ожидала такой выдержки, ведь приложив все усилия, чтобы не подать виду она лишь усмехнулась, когда ее обозвали киской. За выдержку она бы поставила себе пять баллов. Главное, что бы не было как в поговорке, когда начали за здравие, а закончили за упокой. Задумавшись над вопросом про то, если человек кому она бы могла написать любовное письмо. Возможно что человек и есть, да вот только вряд ли бы он понял всю душевность такого порыва. Нет. Чеширка усмехнулась, скорее бы опять уговорил свою секретаршу прислать букет со стандартным набором букв, сложенных в слова и не несущих в себе особой смысловой нагрузки. Так что зачем напрягаться, если этого порыва все равно никто не оценит. -Если подумать то есть человек, которому можно было бы отправить такое любовное письмо. Но боюсь он бы не понял всей глубины такого письма. Так что зачем напрягаться и тратить свою энергии. В пустую, когда ее с тем же успехом можно потратить на более интересные и жизненно необходимые вещи. Что же касается одиночества. То это понятие весьма растяжимое. Ведь одиночество никак нельзя связать с любовью, о которой вы говорили ранее. Так что… Одиночество это когда до тебя совершенно никому нет дела и ты ничего не можешь с этим поделать. А до этого времени ты не одинок. Внимательно наблюдая за мужчиной и стараясь не пропустить ни единого его слова. Хотя про Алису ей уже начало и надоедать. Мало кому будет приятно, когда вас постоянно связывают с персонажем из книги, даже не предполагая, насколько они близки к истине. Но вот мужчина приблизился к стеклу и продолжил говорить, но глаза Алисы чуть расширились и она просто больше не смогла сидеть. Подскочив и совершенно не обращая внимание на то, что папка с громким стуком упала на пол, девушка забыв про все запреты подошла практически в плотную к стеклу. Сейчас ей было все равно совершает она глупость или нет. -Наверное, потому что я вообще не знаю, как вас здесь держать… и не собираюсь удерживать.. Не умерли от голода потому, что может быть в должны были бы умереть от нехватки кислорода. И как давно уже не работает система вентиляции в этой камере? Дыхнув на стекло со своей стороны, девушка отметила, как на нем остался отпечаток ее дыхания: -Вы не настоящий? Ну что она говорила. Скучать ей на этой работе точно не придется, так что можно смело, было начинать бегать по камере и вопить от счастья, что вот они приключения, явились, не запылились. Да вот только она почему-то не радовалась, хотя на губах отчего-то и заиграла улыбка. Неужели Оружие надули… И ведь она бы этому ни чуть не удивилась, ведь всегда даже из самых надежных тюрем убегали заключенные. Теперь она начала медленно соображать, что наверное сейчас ей придется сообщить охране об этом, а затем и начальнику. Он будет зол. Ужасно зол. Что его вот так вот провели. Единственный вопрос, который сейчас интересовал Чеширку, был...: -И как давно?

Holocaust: Оскал казался стал более довольным, мужчина чуть опустил плечи и расставил ноги. Он словно бы играл с Алисой в игру. Да, в ту самую давнюю игру, в которую любит играть любой психопат. - Сама догадалась? – вскинул он бровями, придав голосу как можно больше ироничности. Выпрямился и глянул вверх. – Да, зазоры есть, но слишком маленькие, чтобы можно было дышать полной грудью, да и в вакууме не каждое существо способно обитать. Скажи мне, милая детка, - он снова наклонился к ней, если бы не стекло, то его руки давно бы схватили девушку за плечи, а взгляду не мешала прозрачная преграда, - ты ведь не знаешь кто я? Верно? Папочка начальник послал свою милую девочку на побегушках проверить, а как там тот тип, которого с таким трудом поймали. Ну что ты, будь умницей подними папку с пола, пролистай получше, отметь для себя кто и с кем я общался. Может и ответишь на все свои вопросы самостоятельно. Он ни капли не скрывался. Он просто насмехался над ней. Холокост, или что бы это ни было, откровенно не придавал значения волнение Джонс или чему-то еще, какой-то эмоции, которую сейчас агент переживала. Ей будет трудно рассказать подобное Кэлу. Это он предвидит наверняка. Здесь и гадать не нужно. Каждый начальник, каждый руководитель какой-либо службы, борющейся за спокойствие и мир, считает своим долгом удерживать на цепи его, Немезиса, и каково их разочарование, когда этот пес, этот хищник, прикованный на потеху публике к своему месту, к четырем стенам, каково оно горько. О, директор Оружия Икс будет рвать и метать. - Знаешь, если бы я был прежним, если бы всего того не произошло, я бы позабавился с тобой. Содрал бы с живой кожу, а потом изнасиловал, тебе бы это тоже очень, очень понравилось, - он облизнулся. – А еще лучше, я бы подвесил тебя за волосы на изгородь этого здания, в котором мы находимся. И отправил замечательную фотографию твоему начальнику, - по камере и коридору раздался его смех. – О, настолько давно, что я уже успел кое-что сделать, но ты не волнуйся, для тебя будет особое приглашение на праздник, киска. Улыбаясь и смеясь, он сделал пару шагов назад. - Вам нужно лучше проверять, кого вы берете к себе на службу. Одних держат идеалы, но вторые – о, это моя любимая группа, - вторые преследуют корыстную цель. Материалисты. Которых можно подкупить всего-то с помощью какой-то безделицы. Он громко рассмеялся. Свет лампы уже проходил сквозь его тело, начавшее медленно растворятся в воздухе. - Беги, мой маленький котеночек, беги к своему папочке. Он будет рад услышать о том, что скоро будет. Фигура мужчины просто исчезла. Исчезла книга. Исчезла кровать. Все исчезло. Камера была также девственно чиста, как свеженькая лысина призывника. Раздался сигнал, что кто-то еще зашел в эту своеобразную тюрьму. К Джонс подбежал парень, лет двадцати, в общем, явно не старшее ее. В строгом костюме, с хорошей стрижкой. - Мисс Джонс, вам следует посмотреть новости,- запыхавшись протараторил он. – Там…там… , - видимо разъяснения Алисе не потребовались.

Cheshire Cat: Странным образом и наверное в глубине души этот маньяк не сколько пугал, сколько восхищал. Хотя все-таки девушка была не настолько безумно, чтобы обрадоваться его возможным планам на ее счет. Кожа Чеширки нравилась ей самой и она как-то очень сильно сомневалась, что она получит удовольствие будучи с содранной кожей. А уж картина где она была подвешенной за волосы, совершенно не вызывала у нее радостного желания похлопать в ладоши, при этом еще и припрыгивая на месте. Нет она отнюдь была не рада этому, но где-то в глубине души она испытывала тайное восхищение, но его следовало держать при себе и сразу расставить по местам, что в такой ситуации такое отношение к уже, как выяснилось, давно сбежавшему заключенному… просто недопустимо. А значит надо собраться и делать то, что от нее требую обстоятельства. А обстоятельства требуют от нее сообщить об этом начальству. Причем чем быстрее тем лучше. От чего-то Алиса случайно вспомнила выражение, что к ноге гонца с плохими вестями привязана колбаса. Наверное, чтобы натравленным на него барбосам было удобно ему откусывать эту самую ногу, что бы впредь не осмеливался нарушать покой своего падишаха столь грозными и печальными новостями. Вот сейчас Чеширка чувствовала себя прямо вот как этот посланник с дурными вестями. Но долг есть долг. И не все коту Масленица, а значит надо доставать телефон и набирать шефа. Направляясь к выходу из этой своеобразной тюрьмы, она скользнув ладонью в карман брюк, и когда Чеширка уже занесла палец над сенсорной панелью чтобы дозвониться до мужчины, на встречу ей фактически выбежал один из агентов Праймтека. В лицо девушка еще плохо знала ее коллег там, что как зовут парнишку она вспомнить не смогла. А его слова совершенно не обрадовали Алису: - Мисс Джонс, вам следует посмотреть новости,- запыхавшись протараторил он. – Там…там… , Но почему-то Джонс уже догадывалась о том, что ее ждет в продолжении этой фразы, так что кивнув, Алиса прибавила ходу попутно набирая номер начальника. Скучать ей здесь точно не придется: -Идем! Иначе сама запру в камеру! В трубке раздавались длинные гудки, которые лишь больше нервировали девушку, она бы гораздо больше обрадовалась, если бы Кэл ответил ей с первыми же гудками. Мысленно Чеширка уже обругала начальника за нерасторопность. Но когда на том конце провода ей ответили, она неожиданно растеряла всю смелость, но постаралась говорить как можно более спокойно и не выдавать, своего желания пробить головой цемент и закопаться ею в песок: -Кэл! Простите, мистер Кэл... – Чеширка на мгновение запнулась, подбирая нужные слова, но так ничего не подобрав, решила ляпнуть то, что давно уже вертелось на языке и о чем хотелось просто кричать, но на удивление голос ее звучал спокойно - … у нас небо… вернее очень большое ЧП. Заключенный Холокост сбежал. Вернее сбежал он уже давным-давно, а все это время в камере вместо него находилась его копия, хотя это больше похоже на иллюзию. И… это еще не все… Наконец добравшись до приемной, где она смогла просмотреть экстренный выпуск новостей. Девушка тихо охнула, ибо то, что она увидела, повергло ее в шок, как в принципе и любого нормального и психически здорового человека. Параллельно она слушала то, что ей сообщал агент и чем дальше он говорил, тем сильнее сжималось серлце у девушки, при этом она старалась донести эту информацию и до начальника : -На улицах беспорядки… Мутанты. Они… в открытую их устраивают.. Кэл.. Холокост.. он в телевизоре... Чеширка понимала, что ее заявление звучит абсурдно, но по-другому она просто не могла говорить. Хотелось ущипнуть себя, а вдруг это сон и она сейчас проснется, но это был не сон. Это была реальность в которую она сама на свою голову ввязалась и теперь должна была бы радоваться, и бо сегодня ей точно не будет скучно.

Hannibal King: --- Психиатрическая лечебница "Аркам" --- Выслушав безинтересную ему нотацию о том, что "каждого человека можно заменить", Генри ответил просто и незатейливо: Напоминайте себе это почаще. Как только Генри вышел из парадного входа в лечебницу, то ему на мобильник поступило SMS о том, что необходимо явится в компанию для бриффинга. Собственно пока Генри был не занят и вполне мог явится. Сев в свой Фольксваген он направился в "Прайматек". По пути ему даже захотелось взять там немного бумажных платочков "чисто на всякий случай". По радио передавали срочные новости о том, что творится на знаменитой улице Нью-Йорка. Возможно для всяких сердобольных мутантов такие новости будут шоком и мотивацией к немедленным действием, но не для Генри. Ему не надо было вмешиваться в лишний мордобой, а в его работе было и так достаточно мордобоя. Стоит только вспомнить как ему по башке заехали недавно бейсбольной битой или другим предметом очень напоминающим ее. Спустя пол часа Генри уже подъехал к Прайматеку и поставил машину на автостоянку компании. Войдя внутрь он поднялся на нужные этажи, где его поджидала вполне себе хищная работница сидевшая на ресепшене. - Роузи, сегодня ты невероятно прекрасна!- громко отпустил комплимент Генри с радостной улыбкой на лице. Все равно что этой самой Роузи было под шестьдясят лет и она сильно старалась скрасить свой морщинистый облик. Во всяком случае Генри ценил сексуальность вне зависимости от пола или от возраста. - Милая Роузи, мне пришло сообщение чтоб я явился сюда для бриффинга. Где он?- не снимая с лица улыбки проговорил Генри навалившись всем телом на стойку. Засмущав даму в конец, да так что у той щеки покраснели, а на губах появилась невольная улыбка, Генри остался собой доволен. -Подожди тут Генри.- - Хорошо, дорогая.- Генри прошелся до специально отведенных стульев и уселся на один из них. Стулья были спаренные по три штуки и подлокотники были только в начале и в конце и потому Кейгл быстро сменил положение с сидячего на лежачее, подложив руку под голову, а ноги задрав на подлокотник.

Malice: [откуда - Бруклинский мост - какое-то время спустя] Это было ударом по, и без того, не слишком крепкому организму. Да, мутанты гораздо быстрее вылечиваются, что от ранений, что от болезни, нежели обычные люди, но приплюсуйте к этому годы потребления наркотиков, алкоголя и не слишком разборчивую половую жизнь – получится смесь водородной бомбы, подносить спичку к которой не рекомендуется, однако именно это произошло на Бруклинском мосту. Так что при прибытие в Прайматек, Джейсен скорее напоминал мертвый груз, чем ценного агента. Мэлис тоже не подавала признаков своего существования в данном мире или измерении. Не каждый день ты сливаешься в единое целое с весьма сложным существом, способным нарезать реальность за реальностью на праздничное конфетти. В общем, тело молодого человека положили на носилки, подсоединили к какой-то аппаратуре и капельнице и заперли в одной из комнат, так называемого, медицинского обслуживания на неопределенное время. Точно сказать, когда Криг придет в себя и кто вообще проснется, он или Мэлис, да и проснется ли в ближайшее время, - ответить на подобный вопрос никто не решался. А поначалу ему, Джейсену, даже снились сны. И они были даже приятными, хорошими, не очередной психоделический бред или кошмар реальности, махающий ручкой из прошлого сквозь года и года забытья. Вряд ли, конечно, он вспомнит что-то, когда откроет глаза, ведь к такому уж порядку вещей он себя приучил. Все-таки помнить досконально весь маразм, провидящийся ночью, и так раз за разом, не слишком приятное ощущение. Сначала это было просто небо. Именно того кроваво-красного оттенка, который он запомнил на мосту, едва тело сковала боль, и по коже поползли искрящиеся синим трещины. Тучи, свинцовые, тяжелые, вот-вот кажется пойдет дождь, но нет. В какой-то миг ему почудилось, что он перестал дышать, закрыл глаза, сделал глубокий вдох, а когда открыл глаза, то увидел над собой приятное женское лицо. Голова его лежала на коленях незнакомки, ее темные длинные волосы спадали по плечам и кончиками щекотали ему щеки. Незнакомка смотрела на него и улыбалась. Улыбка отражалась и в ее невероятно синих глазах. Тонкие пальцы покоились на груди ирландца и перебирали ткань черной майки. Джейсен улыбнулся в ответ – поскольку в тот самый миг почувствовал некое спокойствие, равновесие, гармонию в собственном теле и мыслях, словно эта незнакомка была не человеком, а неким символом, существом, призванным уравновесить все в его жизни. Едва он потянулся к ней рукой, почти коснулся пальцами ее щеки, до слуха донесся какой-то неприятный звук. То ли стук, то ли звонок телефона или будильника, или сигнализации. Мигом память начала расставлять все по своим места – мост, дорога в машине, офис «Прайматека». Ирландец открыл глаза и выдохнул. Только сейчас он понял, что все это время не дышал. Голова была перевязана, руки кое-где тоже, а тело было одето в одну из тех самых уродливых больничных рубашек, которые своей бесформенностью превращают тебя в мешок картошки на ножках и с ушками. Приподнимаясь на локтях, Джейсен резко вынул из вены иглу капельницы, потянул за проводки, подсоединенные мягкими подушечками к его телу. Приборы… да, хрен его знает, что это были за приборы, они не шумели, не пыхтели, не дымились, просто монотонно работали, а, следовательно, показывали, что с ним все в полном порядке. Ирландец поднял взгляд к двери, которая в тот самый миг отворилась, и в проход вошел то ли ученый, то ли врач, фиг поймешь, кто работает на Кэла, наверняка где-то в подвале во всю пашут гномы, ремонтируя обувь всем агентам и зашивая дыры на форме. Мысленно парень окрестил вошедшего Доком, на манер Багза Банни, не забудьте уголком рта еще кончик морковки погрызть. - О, вы уже пришли в себя, - бодрым голосом обратился к агенту врач, скрещивая руки на груди. - Да, док, - Джейсен сел на кушетке, прокрутил головой, размял шею, посмотрел на стоящего слишком близко, как ему показалось, врача исподлобья. – Здесь есть нормальная одежда или мне так с голой задницей и ходить? Врач ухмыльнулся и кивнул в сторону стула, который парень не заметил сразу по пробуждению. На нем покоилась вся одежда Джейсен, выстиранная, поглаженная. Даже ботинки были начищены до блеска. Точно, в подвале Кэл прячет гномов. Джейсен встал на ноги, потянулся и направился к стулу. Врач, ни слова не говоря, проследил за ним, а потом предпочел удалиться, не задавая лишних вопросов. Он уже привык к тому, что даже покалеченный до полусмерти агенты рвутся выбраться из четырех стен Прайматека, как можно скорее. Одевшись, Криг задержался в палате еще лишь на миг. Заглянул в туалет и посмотрел на себя в зеркало. Бледная кожа, бездонные пустые глаза, пусть и яркие, а самое главное… Нет, мы все еще вместе. Улыбнувшись, парень вышел из палаты. Автоматически похлопал по кармана. Возблагодарил небо за то, что в отличие от городских больниц, все вещи остались при нем, а следовательно, можно перекурить тем, что еще осталось в измятой сигаретной пачке. Уже с сигаретой в губах, он шел по коридору, время от времени заглядывая в открытые двери разных кабинетов. Скорее для того, чтобы удостовериться – никто не помешает ему тихо слинять и не наградит очередным дельцем.

X-23: [закрытый сюжет :(] Память. Память сложная штука. Вещи, о которых стоят забыть, всегда запоминаются. Чаще это что-то неприятное, стыдливое, непростительное. Как запах лаборатории в тот момент, когда её очищают от крови или сухое прикосновение латексных перчаток, перед тем как холодная игла шприца войдёт под кожу. И это лишь щепотка её воспоминаний. Воспоминания. Воспоминания не должны ничего значить. Воспоминания – это сказки, которые люди рассказывают сами себе о своей жизни, а наши жизни ничего не стоят. Они тратятся впустую, они не имеют смысла. Ни одна. На каждом шагу нелепости, ошеломляющие действия. Она идёт по коридору организации, одно из подразделений которой, создало и воспитало монстра. Организации, которую мечтала уничтожить, а может и мечтает до сих пор. Всё это может показаться иллюзией, глупой и жестокой иронией. Название организации осталось нетронуто, а всё внутри изменено. Так не бывает, таких кардинальных перемен не случается. Правительственное «Оружие Икс» имеет хорошее крылышко, считается улеем с кучей маленьких пчёлок, который защищает людей, даёт им спать по ночам спокойно, но… Икс всё равно. Ей безразлично, как люди проводят свои ночи, она не ответит на вопрос «А что же важно?». Нет ничего важного, нет ничего нужного. Весь мир одна большая глупая и жестокая ирония. Но она хочет быть частью этой иронии, искренне хочет этого. Она идёт вперёд по коридору, осторожно обходя людей, сотрудников бумажной корпорации. Ха! Как же, бумажная корпорация, это очередная мастерски замаскированная иллюзия, чтобы любопытные не совали свои носы в здание, обходили стороной. Тут так много звуков, ни намёка на тишину и спокойствие, но она прислушивается лишь к своим шагам, ровным и уверенным. Странно, что у девушки, не знающей саму себя, столь уверенный шаг. Она никогда не была на этом этаже, он более пустынный. Наверно это должно радовать, раз на этаже с кучей медицинского оборудования столь малое количество людей. Лаура знала об этом этаже, он просто был обязан быть, но она обходила его стороной. Виной тому ненавистный запах медикаментов и люди в белых халатах. Но кое-кто очень важный сказал, что со своими демонами бороться надо и как можно чаще. Стоило начать с маленького, обидно, что до конца коридора девушка так и не дошла, девушка вдохнула воздух и сразу подняла глаза с пола. Прямо на неё шёл Криг, словно с контейнера только что сошёл. Она остановилась, дождалась пока мужчина не окажется на расстоянии вытянутой руки. - Тебя тоже вызвали? – изумрудные глаза бегали по Джейсену, ей приходить быть с ним на миссии, - Детали известны? Хотел ли мужчина броситься с головой в работу или собирался взять отгул, неважно. Лаура бы хотела, чтобы он тоже был в списке приглашённых агентов. С ним будет спокойней. Не потому, что он какой-то особенный или великолепный, просто к новому коллеге придётся присматриваться. А Криг, он не стеснял действий девушки при прошлом разе, что способствовало работе Икс. До нужного этажа пару пролётов по лестнице и взору откроется кабинет для брифингов, а там и столь любопытная информация. Она не знала точный список участников нового боевого построения и куда их отправят. Может что-то стоящее, может что-то абсолютно не нужное, но это то, что она сделает лучше всех. Осталось лишь зайти в кабинет и сесть за свободный стул, бросив короткий взгляд на Кинга.

Director: -------правительственные коммуникации 0.1 Глаза Мори постепенно сужались по мере того, как Токодзима продолжал развивать тему и поливать его грязью. В его голове, за много лет натренированной на придумывание сюжетов для фильмов - документальных и анимационных - стало прокручиваться изображение, как японец достает изо рта ведро полное помоев и окатывает содержимым вудуиста. Достает еще ведро и снова выливает содержимое на вудуиста. С каждым новым ведром Мори все больше щурился. Его глаза теперь напоминали щелочки, сквозь которые он метал гром и молнии ненависти и ярости, способные убить человека наповал. Имя Долли стало последней каплей в чаше терпения вудуиста, но он сделал вид, что все в порядке. Ничего особенного не произошло, всего лишь какой-то тупоголовый япошка нарвался на неприятности своими претензиями в адрес вудуиста, чьи познания и силы он не знал до конца. Мори пожал плечами, сложил руки на груди и повернул голову в сторону. Стал сверлить взглядом темноту, в которой мог как раз таиться какой-нибудь зомби. Когда Токодзима закончил брызгать слюной и развернулся, чтобы уйти, Мори сложил пальцы в виде заряженного пистолета и с тихим "пффу" изобразил выстрел в спину японца. Это означало, что еще немного и одним начальником для вудуиста станет меньше. Нехватка кислорода обрушилась на Мори мгновенно, не дав времени на подготовку. Крепкие пальцы вампира сжимали глотку, перекрывали доступ воздуха. Вытаращив глаза, вудуист не шевелился. Он не мог понять, что случилось с этим недоубитым мертвецом, что он набросился на него. Началось телешоу "Все против Фиделя Мори"? - Иди к черту, опилки вместо мозгов! Пальцы разжались, вампир исчез. Пробормотав ругательства в адрес Долохова, Мори потер горло рукой. - Ума не приложу, как он от сеппуки воздержался. Такой момент был. А этот - что с ними со всеми? Может решил напороться в темноте на осиновый кол, - пробормотал Мори, отстав от остальных. Немного пораскинув мозгами, он решил достать свою необыкновенную камеру-глаз, чтобы она была у него под рукой в случае чего. Европейцу или американцу не предугадать, когда японец решит вскрыть себе брюхо, а вампир - поэкспериментировать с самоубийствами. Глаз оказался присыпан какой-то дрянью, которую Мори держал отдельно в мешочке. Дрянь была сбором трав, собранных в странных лесах Украины и предназначенных для подробного изучения. Вудуист успел забыть, что все это время таскает эти травы с собой. Приятно удивившись, он вытряхнул содержимое мешочка на землю, отряхнул глаз и прилепил его к рукаву рубашки. Постучал пальцем, чтобы разбудить ленивую камеру. - Режим ночной съемки. Не забудь убрать рамки свои дурацкие - в прошлый раз было не смешно снимать чудище из фантазий Лавкрафта в шаблонном костюме ковбоя с Запада. Да просыпайся же ты! - вудуист снова постучал по глазу пальцем, только в этот раз попал прямо в открывшееся глазное яблоко. Камера часто заморгала. - Приходи в себя, пока я приготовления делаю. Вудуист достал короткий ритуальный нож, которым в последний раз резал лягушек для обеда одному из своих чудаковатых питомцев. Прикрыв глаза и вытянув левую руку, полоснул по ней острым лезвием. Гримаса боли на лице появилась за доли секунд до того, как нож коснулся кожи. - Пока не снимай. Сначала я активизирую заклинание призыва. Выполнив комбинацию замысловатых движений руками, Мори прижал ладонь к твердой поверхности и произнес заклинание так тихо, как это только было возможно. В стене, куда была прижата его ладонь, проявилась черным свечением кругообразная схема, исписанная символами и знаками. Мори убрал руку и из того места, куда припечаталась его кровь, стала появляться тварь с длинными кривым клыками. Отлепив от рукава глаз, вудуист засунул его в лоб призванному существу. - Фас! - махнув вслед японцу, приказал монстру Мори. Тот с рычанием вырвал из портала свои задние лапы и скрылся в темноте. Когда Сан только начинал свои разговоры, вудуист задумался о том, чтобы насрать ему большую кучу перед дверьми кабинета. И еще на пороге квартиры, где он живет. Но японец зашел слишком далеко и призыв был единственной вещью, которая могла отомстить сейчас за Мори. Не торопясь догонять японца и Долохова, вудуист провел по ране клеем, чтобы она перестала кровоточить. - Да, жив. Что случилось? - Мори выглядел запыхавшимся. - Там кажется зомби, которого мы ищем, так что надо вер... это что за нахрен? Вудуист шарахнулся в сторону, поняв, что залез ботинками на кровь японца. Машинально взял из рук вампира дробовик, стал озираться по сторонам, прижимая к себе оружие. - Что это было? Выбираться на поверхность оказалось быстрее, чем спускаться черт знает куда. Снаружи ждали полицейские, продолжающие дежурить у оцепления. Фургон был на месте, поджидал агентов. - Ну как, нашли своего..? А, понятно, - коп тронул пальцами козырек своей фуражки и отвернулся. Увидев окровавленного агента он решил, что продолжать расспросы не нужно. - Давай по газам, валим отсюда! - вудуист ударил рукой по дверце водителя. Забрался в кузов. До Прайматека ехали молча. Японец не приходил в сознание. Оказавшись на месте, Мори первым выскочил из фургона и направился к зданию. Мед служба была предупреждена, они дежурили на улице и ринулись к Токодзиме сразу, как увидели его. Мори волновал только один вопрос - где он мог получить свой обед.

Dragon Keeper: /Правительственные коммуникации/ Токодзима медленно умирал у него на руках. Влад буквально чувствовал как жизнь японца горячими вязкими каплями утекает сквозь пальцы. И запах. Повсюду, укутывая и обнимая, вокруг и везде, витал запах смерти и крови. Долохов открыл рот и постарался дышать только так. Посильнее сжал пальцами неподвижное тело Арисавы. Крепко зажмурился и вновь открыл глаза. Он пытался держать себя в руках. Раз за разом, напоминая себе, что он сегодня уже «питался» и что Фидель, в вечно брюзжащей и недовольной своей ипостаси, явно невкусен и горек. Кровь пьянила. У Влада, шедшего скорее на автомате чем разумно выбирая дорогу, начала кружиться голова. Японец, еще живой, еще весь в горячей крови лежал у него на руках. И от этой невозможности воспользоваться случаем, от чувства слабости, возникшего и засосавшего где-то под ложечкой, Владек начал злится. Злится на самого Сана - тоже мне, нашелся специалист! Пошел ловить зомби и дал себя убить первому же из них! Мори, бодро вышагивающий где-то позади, вызывал жгучую ненависть уже только тем, что сейчас он сам невольно, конечно, но превратился-таки в эдакий раздражитель для вампира. Живой, наполненный вкусной, теплой кровью, он шел сзади, словно видение аппетитного бутерброда, преследующее мучимого голодом человека. Мори был не виноват в том что Владек хотел бросить тело японца и всерьез заняться самим вудуистом. Он был не виноват, но, тем не менее, Влад отчетливо понимал, еще совсем немного и он не удержится. Он отбросит от себя несчастного Арисаву, черной тенью налетит, нападет на Фиделя и одним сильным движением вырвет ему горло. После подхватит все еще дергающееся в конвульсиях тело и, умоется в обильно льющейся из него, крови. И грань эта, граница, отделяющая вудуиста от разбушевавшегося вампира, была слишком тонка. Влад знал это, и это не могло не раздражать. Но все-таки они выбрались. Долохов смог, наконец, сморгнуть зажмуриться от яркого солнца и, в который раз уже, задался вопросом, а не использовал ли Фидель какую-то свою вуду-шмуду, чтобы обезопасить себя, а заодно и ввести его, Владека, в некое полуобморочное состояние, находясь в котором идти-то он сможет, а вот нападать на людей и вырывать им глотки, нет? Но, определенно, на воздухе вампиру стало полегче. Он смог, наконец, устроить тело Токодзимы на скамье в фургоне, а сам, на ходу стаскивая с себя окровавленную куртку, пошел к переднему сиденью. Встал там, привалился плечом к дверце с изображением эмблемы компании. Чуть подрагивающими, от пережитой схватки с самим собой, руками, Влад достал из заднего кармана джинс измятую пачку сигарет и закурил. Вместе с первой порцией горячего и таким вкусного дыма, в голове Владека просветлело настолько, что он даже смог спокойно посмотреть на свои залитые чужой кровью руки. Некоторое время он их просто рассматривал, а потом не выдержал, поднес одну к лицу. Принюхался и вдруг лизнул собственную ладонь. Через секунду поморщился, кровь оказалась нелюбимой первой группы. Успокоено кивнул, ничего не упустил, что не вылакал японца, прямо там, в подземельях и забрался, сел в машину рядом с водителем. Хлопнул рукой по стенке, отделявшей кабину от внутренностей фургона: - Эй, Фидель, у тебя какая группа крови? А резус? Это я так, думаю точить на тебя зуб или нет… - Владек тихо хохотнул, представив вытаращенные глаза вудуиста и продолжая меланхолично курить, устало откинулся на спинку сиденья. В Прайматеке их пути с Мори разошлись. Уставший и посеревший от бесконечности прошедшего дня, Долохов пошел к начальству докладывать о провале операции, спина же Фиделя мелькнула в направлении буфета. « А ведь сам мог сыграть роль обеда…» - Влад усмехнулся и мысленно пожелал вудуисту приятного аппетита.

Hit-Monkey: /Две недели после покушения на Камю/ - С вас двадцать долларов, сэр. - произнес таксист, когда они подъехали к зданию компании "Прайматек" - Скриич. - коротко ответил макак и протянул шоферу ту сумму, которую он запросил, а потом вышел из автомобиля и последовал ко входу в здание. Итак, теперь он ещё работает на организацию под названием "Оружие Икс". Нееет, это не та организация, что вживила Росомахе адамантий в скелет и похищающая мутантов для жестоких экспериментов над ними. (А может и та, кто знает). По-крайней мере это "Оружие Икс" представило информацию о том, что жестокость они проявляют лишь к преступникам, причем сверходаренным, к которым не проявить жестокость редко получается. А если речь идет о преступниках, да ещё о убийцах, то Хит-Монки тут как тут. Конечно, он больше всего привык к работе в одиночку, но в последнее время стало ощущаться нехватка... нет, не товарища, который прикроет тебя, а оборудования и оружия. Поскольку не у всех убиваемых им ублюдков при себе имеются деньги, а он сам был любителем хорошего оружия и клубных тусовок (водился за ним такой грешок), а ещё как-то надо было путешествовать по миру (макаке это ох как не просто), то Убизьяна решил найти спонсора, чьи задания он время от времени будет делать и получать от него экипировку. Вот так вот. Ну и, конечно же, ещё бороться с несправедливостью, куда же без этого. Никто на проходной не обратил внимания на японскую макаку в пиджаке и солнцезащитных очках, которая спокойно прогуливалась по помещению. Ведомый своими инстинктами, а также Ассассином, который указывал путь (ох уж эти призраки), Хит-Монки вскоре нашел Икс-23 и Крига, которых он должен сопровождать. А ещё должны быть Ганнибал Кинг, Директор и Долохов. - Иик! - он дернул за рукав Лауру, протягивая ей конверт, в котором находились приказы насчет него: он должен был быть одним из трех сопровождающих.

Mister Sinister: /Египет/ Синистер с большой охотой покинул Египет. Группа у них была не очень выдающаяся. Лара Крофт со своим упрямством, Элемент с постоянной показательностью, что она королева и все должны думать о ней, как о влиятельной особе и наконец, главное лицо их прошлой экспедиции – Часовщик, личность скрытная и довольно влиятельная, он обладал большими знаниями, действительно умный человек, но его самооценка слишком высока, чтобы ввести с ним нормальную адекватную речь. Натаниэль подвёл итог незавершившийся экспедиции: «Кроме потраченного в пустую времени ничего это мне не дало, а мог же за это время что-то полезное и важное сделать… В плане моей работы разумеется»,- рассуждал Эссекс идя по комплексу. Везде был шум. Злыдень не привык к шуму, ему более подходит мёртвая тишина. Так сосредотачиваться легче. Эссекс зашёл в лифт и нажал нужный этаж. Здание было очень солидным и даже вычурным, можно было бы со стороны подумать, что здесь находилась крупная нефтяная или газовая компания. Никто бы не подумал, что это просто маскировка. Довольно-таки солидное здание являлось базой Оружия Икс. Лифт остановился и уверенной, но в тоже время медленной походкой Натаниэль двинулся по коридору. На этом этаже было не мало докторов, которые ходили по парам и постоянно обсуждали между собой какие-то новости, довольно тихим, спокойным голосом. На Злыдня не обращали внимание не какого. «Надо подумать о предстоящей работе… С ожившими мертвецами мне предстояло работать, хоть и давно. Тогда их воскресли, небось с этим также. Мертвецы это не главное моё хобби, но тоже интересный материал предстоит изучению. И очень интересующий вопрос, будут ли у меня напарники в этом деле, или я наконец останусь один… наедине с живым трупом. Ммм... Скоро будут эксперименты». Злобный оскал появился у Синистра на лице, после такой замечательной мысли. Увлечённый своими мыслями он подошёл к лаборатории. У входа сидела симпатичная девочка-мутант, которая мило улыбнулась и вежливо произнесла: - Добрый день, доктор Роберт Виндзор, лаборатория в вашем полном распоряжении.

Malice: Как начинается хороший день? Нет, так – как начинается новый хороший день? Точно не так, как предполагал Джейсен, поскольку видимо кто-то на небесах или во всей вселенной решил не давать ему и секунды расслабленной неги и лени в распоряжение. Парень шел по коридору Прайматека, уже прикидывая в уме, куда направится, чего купит и где проведет остаток вечера, а главное – с кем. В полном одиночестве, в своей квартире, с музыкой крайне жестких ритмов и парой косяков, если денег хватит, то прикупит и чего-то крепкого, вроде дешевого виски, который на поверку – разбавленный самогон. Вот как все должно было произойти, вот как все планировал он, пока не столкнулся нос к носу с Лаурой. Девушку он был рад видеть, если эта радость выражается в том, что вам было бы куда легче просто принимать существование человека, а не отрицать его. Жива здорова, продолжает работать на Оружие, ну и молодец, счастливо… Рот Джейсена приоткрылся и он выронил на пол сигарету. Хорошо еще хоть глаза были за очками, а то Кинней бы могла подумать, что у парня сейчас приступ эпилепсии начнется. Ничего кроме мата на ум не приходило. - Вызвали? Куда вызвали? – неуверенным голосом, но с улыбкой поинтересовался он, залезая в карман за новой порцией никотина, которую, как он надеялся, на сей раз не постигнет участь предшественницы. Мысли бились в клетке и лихорадочно молились всем богам, чтобы кто-то прояснил ситуацию. Кто-то. Кто-нибудь. Ну, хоть кто-нибудь. Шея от подобного микро волнения неприятно зачесалась, словно энергия пройдя по всем нервам решила, что ей тоже немного не по себе. Вот ведь весело быть им. К обоим, словно фантом-ниндзя из ниоткуда появившийся, подошел один из младших агентов. Костюмчик не дорогой, но достаточно строгий, чтобы сказать насколько этот тип ценит свою работу и насколько готов отдаться любимому делу и выполнить поручение без сучка без задоринки, дабы начальство не могло не найти. - Агент Кинней, агент Криг, - Джейсен в голове переварил обращение, звучало то ли слишком пафосно, то ли слишком глупо, то ли по киношному, что означает – одно и то же, - прошу следовать за мной в зал совещаний. Там вас проинструктируй по поводу текущего задания, - агент взглянул на стоящего рядом…ему было трудно определить кто это. – Хотя, смотрю, наш новый сотрудник вам все передал? Что ж, тем лучше. Прошу за мной, господа. В душе Джейсен застонал подобно Сизифу. Hannibal King Беспокоить, так вальяжно устроившегося агента, Роузи не хотела. Потому лишь подошла к отдыхающему Кейглу на почтительное расстояние и откашлялась, привлекая внимание мужчины. - Девятая комната, зал совещаний, это туда, прямо и направо, - улыбнулась она ему. В душе порхали бабочки. Ну, или это ей только показалось, что порхали. Dragon Keeper Дверь кабинета Кэла оказалась запертой. Однако долго вампиру ждать не пришлось. Проходивший мимо агент, который должен был проводить подоспевшую Кинней и старающегося удрать поскорее Крига в зал совещаний, остановился возле Долохова и передал, что того уже ждут для брифинга по новому заданию. Уже собираясь уйти, он все же оглянулся и добавил, что по своей предыдущей миссии Владислав может составить отчет в письменно виде позже. Director Столовая «Прайматека» могла бы сойти за любую другую столовую, любой другой компании, или даже школы, или университета, да что там – тюрьмы. Как правило, строятся они по общему принципу – берешь, что хочешь и сколько хочешь, но рано или поздно, как за грехи, придется в конце расплачиваться сполна. К сидящему за одним из столов и поглощавшему вполне сносное блюдо Фиделю подошла девушка, закутанная в классический деловой костюм настолько плотно, что, казалось, он составляет всю ее суть и вес. Тощие ноги торчали из-под короткой юбки, а тощее строгое лицо было обращено к обедавшему агенту. - Мистер Мори, вас просят пройти в зал совещаний для брифинга по новому заданию. Комната девять. Вместе с Лаурой и агентом провожатым, они пришли в зал первыми. Сев за первый свободный стул, Криг пошарил по кармана, достал зажигалку и уже собирался было закурить, когда поймал на себе взгляд агента и его жест, тот самый жест пальцем, который объяснял непослушному мальчишке – так делать нельзя, здесь не курят. В мыслях опять ничего не было кроме грубого мата и стона тысячи заключенных душ Стикса. Что ж, подумал, Джейсен, если нельзя – так нельзя, но давить на нервы никто не запретит. Потому парень стал просто играться с зажигалкой. Вытянув ногу, а вторую закинув сверху и согнув в колене, он максимально удобно устроился на стуле. В конце концов, он совсем недавно вышел из комы или состояния подобного этому, так что сам себе разрешил множество вещей с разных точек зрения некультурных, неэтичных, да и вообще – не принятых в приличном обществе. И еще скажите спасибо, что не разделся и не сидит голышом. Хотя вполне бы мог. Здесь у нас свободная страна. Каждый делает то, что считает необходимым. Медленно, но верно, все искомые сотрудники были собраны в одном помещении. Кейгла Криг видел впервые, а может видел и до этого (только не помнил, случайные встречи в коридоре не в счет, как правило), с Мори уже успел «подружиться» и теперь до конца своих дней будет поднимать себе настроение воспоминанием о закутанном подобно полярнику вудуисте, ну а Долохов… - Владислав, может, ты мне позвонки перебьешь, любовь моя, чтобы я еще денька два на больничной кушетке повалялся? Агент, который отвечал за курирование миссии, по крайней мере, той ее части, что относилась к полному информированию сотрудников о текущем задании, бросил гневный взгляд в сторону ирландца. - Добрый день, господа, - откашлявшись, обратился он ко всем. Встав рядом экраном, он кивнул и второй сопровождающий, та тощая женщина, приведшая в зал Мори, притушила свет. На белоснежной поверхности экрана высветилась фотография некоего объекта, по всей видимости – тюрьмы. – Это исправительное учреждение, построенное совсем недавно латиноамериканскими инвесторами, без какой-либо помощи со стороны США. Это, господа, наш объект. Тюрьма располагается на территории нашей страны, хотя контингент заключенных там весьма разнообразен, все совершили особо тяжкие преступления. Администрация не подчиняется руководству страны и нашим законам. Я думаю, не стоит акцентировать внимание на данной детали, поскольку именно она с самого начала привлекла наше внимание. Коррупция в стране на прежнем уровне, однако, наша с вами задача заключается не в раскрытии и разоблачении продажных чиновников. Несмотря на переполненность тюрем, и этой в том числе, туда продолжают перевозиться заключенные. С какой целью? Нам неизвестно. И вот именно это и должны будут выяснить внедренные в тюрьму агенты, - свет в помещении вновь стал ярким. – Трое наших агентов, под видом преступников, будут направлены в данное исправительное учреждение. Там, они должны будут выявить всю возможную информацию, в том числе и о руководстве тюрьмы, которое также остается для нас инкогнито. Трое остальных – будут сопровождать их по пути туда, под видом конвоя. Как только агенты попадут за стены, связь с ними будет прервана на неопределенное время, потому инструктаж о поведении и плане действий будет проведен по дороге в исправительное учреждение. Вместе с руководством, с вашего позволения, мы уже распределили между вами соответствующие роли в данной операции. Агенты Кинней, Кейгл и Криг – будут играть роли заключенных, для этого на каждого создана отдельная легенда, не сильно отличающаяся от вашей реальной жизни, то есть на время проведения миссии – вы трое будете вне закона. Учитывая фактор риска и вероятность провала операции, мы подбирали агентов исходя из их личных характеристик и способности к выживанию в экстремальных условиях. Агенты Мори, Долохов и.., - мужчина посмотрел на Хит-Монки, - вы – конвой. Вашей задачей будет доставить заключенных, включая наших агентов, в тюрьму. Дальнейшие инструкции будут переданы после выполнения данного задания. Если есть вопросы – задавайте их здесь и сейчас. После совещания, задание вступит в силу и мы немедленно приступим к нему.

Dragon Keeper: Вампиры обладают обаянием. Оно нужно им чтобы привлекать к себе жертв, иначе говоря – пищу. Как цветок привлекает пчелу яркой окраской и ароматом, так же и вампиры – стоит им заинтересованно посмотреть вам в глаза, и вы тут же хотите стать если не его лучшим другом, то хотя бы приблизиться, ласково улыбнуться, пожать протянутую руку, наклонить по просьбе голову… Влад не собирался «есть» секретаршу боса, даже в мыслях подобного не держал, ибо им давно было выработано правило – никаких интрижек и никаких «перекусов» на работе. Как не крути, служебные романы, а так же превращение сотрудников в пищевую базу, не слишком хорошо влияют на ваш дальнейший карьерный рост, не правда ли? Поэтому, когда, зайдя в приемную к Кэлу, Владек обнаружил там запертую дверь, он просто устроился на кожаном диване, поставленном здесь для посетителей, и приготовился ждать. Это занятие оказалось и приятным и тоскливым одновременно. Тоскливым, ибо ожидание всегда нервировало его пустой тратой времени, а приятным потому, что, во-первых, он, наконец, смог сесть и перевести дух от всей этой беготни, что неуклонно сопровождала его в течение последних нескольких дней-недель. Во-вторых, диван был удобным, в кабинете тепло и уютно, а девушка сидящая на страже желаний шефа – приятна глазу и слуху – в данный момент она как раз отвечала на очередной телефонный звонок. Влад не удержался и зевнул. Подобные удобства обстановки побуждали в нем непреодолимое желание поспать, но зевать в присутствии такой девушки… Долохов сделал это аккуратно, отчего на его глазах выступили слезы, а на лице заныли мышцы отчаянно сжимаемой челюсти. От этого видимо что-то случилось с его лицом, то ли выражение, возникшее на нем, то ли слезы, выступившие на светло-коричневых, чайного оттенка глазах.. но, как бы то ни было, девушка-секретарь вдруг положила трубку телефона, поднялась и, улыбнувшись, проследовала в сторону Влада. Остановилась перед ним. Высокая, стройная, в строгой серой юбке длинной чуть выше колен, в ослепительно-белой блузке, с безупречным маникюром и макияжем, она положила руки себе на колени и наклонилась к Долохову. Вампир ощутил, как погружается в облако ароматов - сладкие нотки духов, свежий запах от ее молодого живого тела и холодный яркий вкус недозволенности создал тот неповторимый коктейль, оторваться от которого сейчас значило повергнуть самого себя в уныние и тоску. - Мистер Долохов… - голос у нее оказался немного низким и звучал до того бархатно, что казалось был приправлен патокой. - Да? - Мне только что позвонили из лаборатории, там ожидает мистер Виндзор… - Да? – у Влада, смотрящего прямо в вырез блузки наклонившейся секретарши, промелькнула мысль о том, что иногда, пожалуй, можно и наплевать на все запреты и правила. - Мистер Виндзор ждет некие трупы-зомби… - И? – Бастионы добродетели вампира без боя сдавались один за другим, эта девушка видимо также обладала какими-то способностями, или просто Владислав давно не заводил себе подружек. - Вы только что вернулись с похожего задания, так быть может вы поможете мне? - Что я могу для вас сделать? – Влад подумал о том, насколько Кэлу нужна секретарша. Такая секретарша. - Сходите туда, мм? Выясните, что там хочет Визбор и чем ему можно помочь, а то они звонят и звонят мне сюда, а чем лично я могу им помочь? – она вновь распрямилась и растерянно пожала плечами, отчего грудь ее под тонкой тканью блузки аппетитно качнулась. - Аа, ладно.. Я схожу.. Владек поднялся с дивана и пошел в сторону двери. Там не выдержал и обернулся: - Могу я вечером зайти за вами? Сходим куда-нибудь поужинать… - Заходите, если у вас получится… - секретарь улыбнулась ему, а Долохов наоборот посерьезнел, где-то внутри него возникло и, стало стремительно расти, чувство предопределенности. Сегодня ему вряд ли придется поужинать в компании с такой привлекательной девушкой, сегодня ему вообще вряд ли придется поужинать. Mister Sinister Возле одной из лабораторий Влад обнаружил еще одну девочку-указатель, но на этот раз он уже был серьезен и хмур и потому довольно бесцеремонно спросил: - Виндзор уже здесь? - Да, мистер Долохов.. – его, как заместителя, в лицо знали многие сотрудники Прайматека, и как вампиру, привыкшему к жизни в тени, Владу это не слишком нравилось. Досадливо поморщившись, он толкнул стеклянную дверь и уже через несколько минут попал в мир светло-зеленых халатов и стерильного инструмента. - Добрый день, доктор Виндзор, боюсь вас разочаровать, но вместо того чтобы ждать здесь, вы уже сейчас могли бы заниматься весьма интересным случаем. Завоевав подобным выпадом внимание к собственной персоне, Влад принялся сухо объяснять: - Наш сотрудник. Арисава Токодзима. Глава одного из отделов. Был атакован в подземных коммуникациях какой-то тварью, которая в буквальном смысле чуть не оторвала ему голову. Отгрызла, скорее. Большая потеря крови, сюда был доставлен уже в состоянии клинической смерти. Существо его укусившее, не походит на человека и несколькими признаками. Это уродец, мутант, исчадие ада, называйте как хотите, но может все же взглянете на нашего японца? Вдруг мы вместе с укусом еще и заразу какую-то сюда принесли. Мне-то не очень страшно, а вот что касается остальных… Чтобы не вышло как в рядовом ужастике – один кусает другого, тот становиться зомби, после, уже тот кусает и понеслась. Хоть продолжение «28 дней» снимай… Если надумаете, тело повезли в сторону медкомплекса.. сюжет Выйдя из лаборатории, Влад вновь направился в сторону директорской приемной, но, как и предсказала его новая знакомая, больше им встретиться было не суждено – один из глав департамента перехватил Долохова в коридоре и отправил на совещание в зал заседаний. Обозленный на глупость предсказаний, и особенно тех, что имели свойство сбываться, Владислав повернул в один из коридоров. Сильно толкнул тяжелые представительского вида двери в его конце, и вошел в зал, в котором уже присутствовали многие из его коллег. Пожал руку Кингу, дежурно кивнул другим, Фиделю протянул взятую из секретариата конфетку, а Кригу несильно ткнул пальцем в выпирающие позвонки на шее. - Не соблазняй меня, а то ведь и правда.… Сломаю, тем самым обездвижу тебя, а после наведаюсь как-нибудь темной ночью… Их болтовню прервал властный голос одного из стратегов аналитического отдела. Владек прошел дальше, опустился на свободное кресло и принялся слушать. И чем больше говорил агент, тем темнее становились глаза у Владислава. Это история с самого начала начинала ему сильно не нравиться.

X-23: Вопреки всему своему щедрому на алый цвет прошлому, да чего уж таить настоящее тоже недалеко ушло а окрасе, ей никогда не приходилось бывать в настоящей тюрьме в роли заключённой. Маленькую преемницу Дональда Гаскинса никогда не ловили офицеры полиции или какой другой правоохранительной конторы, поэтому для Лауры было в новинку оказаться в населённом себеподобных монстрах здании. Девушка прекрасно представляла себе тюрьму, это серое здание, на первый взгляд кажущееся монолитным, с кучей вооружённых до зубов охранников, с высоченным забором, на самой вершине которого в несколько слоёв закреплённая колючая проволока, под высоким напряжением. По краней мере именно такой должна быть клетка для опасных для общества людей, максимум защиты, минимум шансов на побег. Кинней понимала, что атмосфера так будет не самой приятной для неё, да и контингент собственно тоже, не потому, что она милая впечатлительная девочка, коей никогда и не являлась, а просто эти камеры…Возможно у неё такими темпами разовьётся фобия, но если поразмыслить, она итак уже имеется в арсенале девушки, просто не столь ярко выражена. Вряд ли здравомыслящий отдающий себе отчет в своих действиях человек по собственной воле позволит запихнуть себя в фургон со столь тёплой компанией нечистых на душу преступников. А разве преступившие закон бывают иными? Дослушав до конца короткий инструктаж, она выдержала паузу, позволив себе поразглядывать лица своих коллег. Сразу после распределения ролей, у девушки возник лишь один вопрос, который немного не вписывался в её общее представление о тюрьмах: - Это исправительное учреждение, оно для мужчин и женщин одновременно? – весьма интересный был бы подход, а коли нет, то возникает небольшая проблемка с внедрением, вряд ли руководство и местные обитатели не признают в Кинней особь женского пола. Естественно существуют тюрьмы с разделением на мужские и женские блоки, но в таком случае Кинней будет абсолютно отрезана от своих коллег-заключенных. Нет, страхом тут и не пахло. Девушка была абсолютно спокойна за свою шкуру, она способна постоять за себя и не допустить посягательств на свою персону со стороны «соседок». Но как же командная игра? Неужели Лаура действительно позволит своему новому руководству засунуть её за решётку, отрезав от свободной жизни, пусть и на время? Она не из тех кто кричит «За благое дело» и кидается с головой в омут, она не патриот и уж тем более не желает быть вновь запертой в четырёх стенах, одна из которых являет собой стену из железных прутьев. Почему же тогда Икс согласна на подобное действо? Хочет получить медальку от начальства или звание «лучший сотрудник месяца»? А может в ней проснулся азарт к побегам? В любом случае ответ на этот вопрос беглянка получит лишь уже будучи внедрённой. А ведь девушке не пойдёт ярко-рыжий цвет, впрочем, как и в черно-белую полоску.

Director: - Это что? - Это съедобно. - А что это? - Это тоже съедобно. Общение Фиделя Мори и женщины, ответственной за снабжение обитателей Прайматека едой на завтрак, обед и иногда на ужин, сводилось к кислой физиономии недоверчиво принюхивающего вудуиста и раздраженным заверениям, что все из предложенного вполне можно есть. - Я бы мог с этим поспорить, - сказал Мори с вызовом, глядя оппоненту прямо в глаза. Не настроенная на долгие уговоры, женщина уперла руки в бока. Ее большие груди подрагивали вместе с тем, как она стала дышать громче и ожесточеннее. Во всем ее немалом теле чувствовалась агрессия, готовая вырваться и сожрать Мори вместе с ботинками. - .. но не буду. Вы смотрите на меня так, будто вот-вот.. - Не задерживайте очередь! Не закончив предложение, Мори замолк. Оглянулся в поисках тех, кого может задерживать своей болтовней, но никого и ничего поблизости не было. Очередь состояла из него одного. - Невидимки из отдела паранормальных исследований? - откашлявшись, Мори похлопал ладонью по воздуху, изображая будто хлопает по плечу знакомого невидимку. - Как дела, Билл? Паршиво выглядишь. Женщина покидала все, на что до этого, тыкая пальцем, показывал Мори, в тарелки и кинула ему на поднос. Ей было совсем не смешно. - И все-таки, вы в этом уверены? - вудуист кивком головы указал на странную зеленную массу, которая выдавалась под слоганом "полезная для кишечника каша". - Следующий. Мори снова оглянулся. Никого не было, но женщина упрямо на кого-то таращилась. Иными словами, делала все, чтобы не обращать на вудуиста внимания. - Ясно. Что ж, ммм, это выглядит охренеть как аппетитно! Я так голоден, что готов съесть хоть лошадь, макая ее в это... соус. Выбрать стол было следующим делом первой важности. Все было свободно и Мори, подчиняясь инстинктам, пошел к тому, который был в самом центре. Уселся на стул и стал ковырять вилкой в тарелке, проверяя содержимое на наличие какой-нибудь дряни. Вытащил из кармана глаз и установил его напротив себя. - Видишь там за моей спиной стоит Биг Бен местного производства? Сними крупным планом, вечером поэкспериментирую над этим, - сказал Мори, пробуя на вкус выбранные блюда. Тут же вывернул все обратно и стал отплевываться. Схватил стакан и опрокинул содержимое в себя. - Вот ведь блямбергерство! Такую подставу за личное оскорбление могу принять! - Мистер Мори. - Что? - Вас просят пройти в зал совещаний для брифинга по новому заданию. Комната девять. Мори кинул вилку на стол и схватил глаз, убрал его обратно в карман. Лицо у него было перекошено как при параличе. - Вы мне своими брифингами весь аппетит изгадили, - пробурчал себе под нос, хотя принесший сообщение агент уже скрылся из виду. Мори успел только окинуть взглядом напоследок ее ягодицы, скрытые строгим костюмом. Надо было догадаться, что раз дело с Токодзимой не прокатило, значит придумают что-то другое, взамен. Нужно было идти не в столовую, а через коридор в окно и бежать до дома, но здравая мысль всегда приходит с опозданием. Всю дорогу до комнаты №9 Мори обливался ядовитой слюной, бормоча, как всех ненавидит и куда всем стоит идти. Адрес варьировался от жирной задницы до бани чертовой бабушки. Добравшись до места, Мори уселся на свободный стул. Когда Долохов протянул ему конфету, он машинально взял ее и не глядя перекинул через плечо. - Тюрьма разделена на корпуса. Мужчины и женщины отбывают свои сроки по соседству, но не контактируют между собой. По крайней мере, мы так предполагаем. Что происходит на самом деле в стенах тюрьмы и за ее пределами предстоит выяснить вам. - Конвоиры могут скинуть заключенных за решетку и валить по своим делам, верно? - Нет, не верно. Конвоиры должны быть поблизости, чтобы оказать помощь внедренным агентам в случае необходимости. Технический отдел обеспечит, чтобы между вами сохранялась связь даже после заключения. - Да мать вашу. - Какие-то возражения, агент Мори? - Во имя Брата Вуду, конечно нет! Всегда мечтал увидеть коллег в тюряге.

Hannibal King: От отдыха Генри оторвала Роузи, которая, видимо, получила распоряжение о том чтоб пригласить наконец Кинга в зал брифинга. - Спасибо, Роузи.- сухо сказал Генри быстро вставая со своего лежачего места и идя в указанном направлении.Да, эта манера поведения резко отличалась от той что была до этого, но Генри еще тот трудоголик, поэтому не разменивался на комплементы когда спешил. Зайдя в зал он прошел к стулу напротив Лауры и ее спутника и сел на него. Ноги на стол он задирать не стал. Ненужный фарс. Вскоре появился несколько нежданный гость. Хотя, скорее всего, жданный, ведь он тут работает. Владислав Долохов. Тот с кем Генри проник на полу-разрушенную базу Оружия. Слава богу что не появился тут тот человекоподобный "осьминог", а то у него зуб на Генри и, похоже, весьма серьезный. – Это исправительное учреждение, построенное совсем недавно латиноамериканскими инвесторами, без какой-либо помощи со стороны США. Это, господа, наш объект. Тюрьма располагается на территории нашей страны, хотя контингент заключенных там весьма разнообразен, все совершили особо тяжкие преступления. Администрация не подчиняется руководству страны и нашим законам. Я думаю, не стоит акцентировать внимание на данной детали, поскольку именно она с самого начала привлекла наше внимание. Коррупция в стране на прежнем уровне, однако, наша с вами задача заключается не в раскрытии и разоблачении продажных чиновников. Несмотря на переполненность тюрем, и этой в том числе, туда продолжают перевозиться заключенные. С какой целью? Нам неизвестно. И вот именно это и должны будут выяснить внедренные в тюрьму агенты, - свет в помещении вновь стал ярким. – Трое наших агентов, под видом преступников, будут направлены в данное исправительное учреждение. Там, они должны будут выявить всю возможную информацию, в том числе и о руководстве тюрьмы, которое также остается для нас инкогнито. Трое остальных – будут сопровождать их по пути туда, под видом конвоя. Как только агенты попадут за стены, связь с ними будет прервана на неопределенное время, потому инструктаж о поведении и плане действий будет проведен по дороге в исправительное учреждение. Вместе с руководством, с вашего позволения, мы уже распределили между вами соответствующие роли в данной операции. Агенты Кинней, Кейгл и Криг – будут играть роли заключенных, для этого на каждого создана отдельная легенда, не сильно отличающаяся от вашей реальной жизни, то есть на время проведения миссии – вы трое будете вне закона. Учитывая фактор риска и вероятность провала операции, мы подбирали агентов исходя из их личных характеристик и способности к выживанию в экстремальных условиях. Агенты Мори, Долохов и.., - мужчина посмотрел на Хит-Монки, - вы – конвой. Вашей задачей будет доставить заключенных, включая наших агентов, в тюрьму. Дальнейшие инструкции будут переданы после выполнения данного задания. Если есть вопросы – задавайте их здесь и сейчас. После совещания, задание вступит в силу и мы немедленно приступим к нему. Вполне такой неплохой бриффинг. Генри не рвался в тюрьму. Снова. Хотя, тот способ каким его заманили в эту организацию, вполне вел его по этой дорожке за решетчатую стальную калитку. Сейчас выдался случай побывать в весьма неплохой тюрьме заполненной теми, кого Генри большую часть своей жизни засаживал по самые ягодицы в тюрягу. - А можно взглянуть на список заключенный которые там содержаться?- подняв руку на манеру ученика из средней школы спросил Генри. Нет, он их не боялся, просто лишний раз сидеть в карцере за драку и, скорее всего, понажовщину, как-то не очень хотелось. А если ты заранее знаешь кого там встретишь, то можно придумать какую-то забавную историю или как-то выкрутится.

Hit-Monkey: Интересный здесь контингент собрался. Вампиры, мутанты, прочие суперлюди... Хех, пожалуй, сам Убизьяна не особенно выделяется среди всей этой толпы. Хотя... японская макака в смокинге и с оружием везде выделяется, где бы она не была: среди суперлюдей, охотников за нечистью, енотов... - Ек. - Хит-Монки, в ожидании начала совещания, достал из кобуры пистолет и, вытащив из него обойму, стал пересчитывать пули. Вставил, вложил обратно в кобуру, достал второй пистолет, проверил его также, как и первый, положил обратно в кобуру, достал нож, больше походивший на огромный тесак... И как только весь его инвентарь умещался под небольшой смокинг? - Добрый день, господа, - голос курировавшего эту миссию агента вывел макака из увлекательного процесса подрезания ногтей охотничьим ножом. Убизьяна медленно убрал тесак обратно и обратился вслух. – Это исправительное учреждение, построенное совсем недавно латиноамериканскими инвесторами, без какой-либо помощи со... - Иик. - значит, половина агентов притворяется заключенными, а другая половина агентов (среди которых будет и макак, ведь, ей-богу, навряд ли он сойдет за заключенного) везет их в тюрьму, а потом ждут инструкций. Пока что нет никаких сложностей и обещанных убийств преступников. Однако здесь наверняка все не так уж и просто, ведь не зря "Оружие" заинтересовалось этим, а значит, как говорил Ассассин, "натерпись терпения, маленький избранный". Что ж, придется набраться терпения, наверняка ему достанется больше веселья, чем тем агентам, что будут корпеть за решеткой. \Хогвартс Хоксфорд\

Malice: Джейсен на какой-то период времени и речи координатора отвлекся и посмотрел на сосредоточенные лица других агентов. Они и правда готовы на все это? Нет, конечно, сам он ничего против веселой поездки в Кэндиленд не имел. Действительно, разве не может быть чего-то более забавного, чем быть изнасилованным в … кхм, в общем, вы поняли. Парень уже почти стер сигарету в руке в пыль, когда координатор закончил свою крайне насыщенную фактами речь и, потому, такую скучную. - Это исправительное учреждение, оно для мужчин и женщин одновременно? - Тюрьма разделена на корпуса. Мужчины и женщины отбывают свои сроки по соседству, но не контактируют между собой. По крайней мере, мы так предполагаем. Что происходит на самом деле в стенах тюрьмы и за ее пределами предстоит выяснить вам. Криг вздохнул и тихим голосом для себя отметил: - То есть неопределенное время, я буду в компании незнакомых мужиков, которые не видели женское тело годами. Прекрасно, - бывать в тюрьме ему не приходилось, да и как-то начинать традицию не особенно хотелось, учитывая то, как выглядел ирландец, и какая репутация была у него в мире маргиналов и отбросов не общества, но социального института. - А можно взглянуть на список заключенных, которые там содержаться? Координатор открыл папку и, подойдя к Кингу, протянул ему листок, на котором было напечатано лишь несколько имен. - Это список тех, кого мы отвезем в учреждение вместе с вами. К сожалению, полного списка арестантов у нас не имеется, как на мужской, так и на женский корпус. По непонятным для нас причинам, правительство отказалось содействовать нам в данном вопросе, а руководство тюрьмы отказало в запросе, который мы посылали им под видом деловой альтернативы и помещения в их зону многих наших заключенных, так сказать. Преступления, как вы можете видеть, тяжкие – изнасилование, убийства, там где прописаны кражи, они также сопровождались членовредительством и случаями убийств заложников. Скажем так, это не сумасшедшие, иначе бы их поместили в психиатрическое отделение сродни Аркаму, а полностью деградировавшие индивиды. Агент Криг, пожалуйста, не курите в помещении, - координатор тяжело вздохнул. – У вас буду вопросы? Джейсен проигнорировал просьбу мужчины и затянулся с благоговейным трепетом. - Чарли, брось, за стенами подобных учреждений сигареты валюта, а не удовольствие, так что дай напоследок затянуться, прежде чем моя задница окажется за решеткой и мне придется выяснять то, каким образом не стоит нагибаться за мылом в душе. Ирландец подмигнул Лауре и усмехнулся. Координатор в очередной раз тяжело вздохнул, но все же продолжил прерванную речь. - Если больше вопросов не имеется, то я прошу названных заключенных пройти в комнату на первом этаже и переодеться. Желательно оставить все личные вещи здесь, так как повторный обыск у стен тюрьмы будет более строгим, чем вы привыкли. Остальным агентам будет выдана униформа охраны, после чего вы займете свои места в тюремном фургоне. По дороге мы заберем еще несколько заключенных, переданных на объект. С того момента, как они сядут рядом с вами, вы – не являетесь нашими агентами. Каждый из вас преступник. Само собой отсюда следует обращение с вами, даже наших агентов. Однако, я прошу вас, воздержаться от вольностей. Также – за стенами тюрьмы, вы ни в коем случае не должны пользоваться своими… особыми талантами, дабы не скомпрометировать себя или товарища. Лишнее напоминание об этом не повредит. Координатор кивнул кому-то стоящему за спинами присутствующих агентов. - И, последнее, касается, как раз упомянутой связи между внедренными агентами и поддержкой вне стен тюрьмы, о которой спросил мистер Мори, - координатор подошел к человеку и взял у того небольших размеров чемоданчик. Он положил его на стол, открыл. Внутри в мягкой обивке находилась одна средних размеров рация и два микрофона не больше ушного канала в диаметре. Рацию он передал Долохову, затем взял по микрофону. – Это передатчики связи с агентами вне стен тюрьмы. Их минус состоит в одном – сигнал, поступающий в микрофон, передается на рацию без эффекта обратной связи. Крепятся они, как вы могли догадаться к уху, точнее в ушной канал, чтобы их не обнаружили при обыске. Один микрофон вам, мисс Кинней, и один на вас двоих – мистер Криг и Кейгл, - он протянул пинцет. – Вынимается также с помощью пинцета с крайней осторожностью, чтобы не повредить барабанную перепонку. Еще один минус, небольшая глухота на то ухо, в которое он вставлен. В связи с крайней спешкой в данном вопросе, вам выданы испытательные образцы. Считайте, что еще потрудитесь на благо технического отдела, - попытался отшутиться координатор, но не найдя отклика откашлялся и замолк. – Что ж, не смею вас более задерживать. Жду у тюремного фургона в парке компании через полчаса. С этими словами он направился к выходу. Неодобрительно посмотрев на микрофон и положенный на стол пинцет, Джейсен поднял взгляд на Генри. - Думаю, будет лучше, если эта штука будет в твоем ухе, - улыбнулся он, поднимаясь со стула. далее – отписываемся в произвольном порядке и делаем переход в Хоксфорд. Как только будет создана тема, после поста Мэлиса, также, в произвольном порядке будет идти отыгрыш. ---> Тюрьма Хоксфорд

Dragon Keeper: «Стук, стук, стук...» - стучит карандаш о полированную поверхность стола для брифинга. «Стук, стук, стук...» - в такт ему бьется сердце Джейсена, сидящего рядом. Для Влада эти звуки почти идентичны. И стук карандаша, которым он чуть нервно барабанит о стол, и живое сердцебиение Крига звучат одинаково громко и почти так же успокаивающе. Дым сигарет, лениво наползающий на него со стороны все от того же Джея, немного раздражает, но не настолько, чтобы пытаться что либо изменить. Тем более это, стремясь напомнить о своей важности, старается сделать пришедший аналитик. Владислав поднимает глаза и начинает пристально рассматривать чужака. Кто он? Откуда взялся в их тесном мирке мальчиков для битья? Прислан как провинившийся или же действительно не понимает где он сейчас находится? А ведь сейчас, перед ним, пусть и высокого чина и сомнительных умственных способностей, сидит не просто оперсостав, а скорее уж свора диких собак, шакалов. И это именно одного из них он просит не курить? Долохов не обманывался на счет того, кем они все, здесь собравшиеся, являются на самом деле. Все такие разные, наделенные крайне отличающимися знаниями и умениями они, даже спасая в очередной раз Землю, все равно оставались лишь фриками, нелюдями, изгоями.. Теми, кого подобно собакам, человек смог приручить и поставить на страже своих интересов. Кто такой Владек Долохов, наконец? В силу сложившихся жизненных обстоятельств — вампир. Вампир-одиночка, отбившийся от стаи и не признающий ее законов и способа жизни. Лично для себя сделавший какие-то выводы о собственной выгоде и безопасности, и однажды согласившийся на уговоры, вряд ли психически нормального, Кэла. Он стал выполнять для него некие поручения, кое-какую работу для организации, скрывающейся под вывеской писчебумажной компании... Все они, здесь присутствующие, тем или иным способом, оказались в стенах этого заведения, все уже взрослые, давно прошедшие свое становление как личности... И, в итоге, добившиеся лишь того, чтобы как-то раз, погожим осенним днем к ним явился вот такой вот сытый и довольный жизнью хлыщ и начал качать права, при этом, и будто это было само собой разумеющиеся, посылая половину из них на почти верную смерть. Влад полуобернулся и посмотрел на Крига, задумчиво пускавшего в потолок колечки дыма. Перевел взгляд на девушку, единственную сейчас среди них. Генри, который невозмутимостью так же как и бледностью был обязан своему обратному к жизни состоянию, его интересовал мало. Он и так давно уже был мертв, и то что двигало им сейчас, могло быть как поиск новых ощущений/развлечений, так и попыткой покончить со всем этим, и на этот раз уже навсегда. Но эти двое пока являли для Владислава загадку и потому следовало-таки, временно, конечно, стерпеть этого лощеного аналитика и посмотреть чем же все закончится. Но опять отправляться на задание с Мори... Долохов опять крутанулся на кресле, и посмотрел на будущих «подельников». Человекоподобного примата он в деле еще не разу не видел, но раз кто-то там наверху посчитал что он будет полезен.. Прибывая сейчас на той стадии умеренной сытости, что пришла к нему после нескольких пинт донорской крови, Влад мог пока лишь задумчиво наблюдать за происходящим вокруг, оставив все выяснения отношений на голодное потом. Коротко объявив о «крайне радостной» поездке до тюрьмы и обратно, и, ответив на несколько вялых вопросов, этот многословный гений стратегической мысли, наконец, удалился. Еще несколько мгновений в комнате висела полная тишина, а потом, все будто по команде, начали вставать, двигаться, загремели отодвигаемые стулья, послышались смешки и ругань.. Влад подошел и тронул Фиделя за локоть. Подождал пока вечно недовольная физиономия повернется к нему и, не дав ему возразить с самого начала, сказал: - Мы - охрана, которая сопровождает их до места. Ты сколько угодно можешь орать на Крига и Генри, ты можешь даже поиграть с дубинкой и пару раз крепко врезать им, что они сделают с тобой после, когда и если они вернуться, меня интересует мало, но мы с тобой и вот тем Макаком, играем роль охраны и потому, если ты начнешь играть против меня/нас, то подставишь под удар всю эту чертову миссию. Мне-то опять же все равно, но начальство тебя явно за это по головке не погладит.. Так что, давай, потерпи нас, Мори, и хоть некоторое время побудь пай-мальчиком, ладно? Влад не стал дожидаться язвительных и наверняка крикливых возмущений вудуиста и, развернувшись, отправился сразу к месту встречи. К пресловутому автобусу, который на ближайшее время станет для них и передвижной тюрьмой и домом одновременно. /Тюрьма Хоксфорд/

X-23: Да, её ждёт весьма интересное времяпрепровождение. Хорошо, что Кинней не привередлива к еде и абсолютно равнодушна к нарядам. С каждым словом куратора к ней приходило осознание всей серьёзности миссии. Не в плане, что: О ужас, там столько страшных людей, а то, что она по собственной воли садиться в клетку. Пробежавшись глазами по коротенькому списку, Лаура подметила, что о, по крайней мере, парочке преступников ей слышать доводилось. СМИ творят чудеса, ставят в известность народ о значительных или пустяковых прегрешениях. Взять в пример глупого мальца, которого за один только день умудрились арестовать два раза. Но в этой тюрьме такие нарушители общественного спокойствия будут попросту отсутствовать. Выполнение миссий в одиночку всегда давались девушке как-то проще, когда рассчитываешь только на собственные силы и не оглядываешься, а успевает ли за тобой напарник или сразу гурьба однокашников. Она не устанет это отмечать для себя и окружающих. Лаура мельком пробежалась по участникам собрания, взгляд задержался на вампирах, сначала одном, затем переместился на другого. Запах хищника не отбить ничем. Это напрягало, заставляло быть на стороже и постоянно бороться с желанием выпустить когти. Она не состояла в дружеских отношениях ни с одним из представителей данного вида, но даже дети знают, что эти порождения ночи питаются кровью людей. Но не их рацион интересовал Кинней, а насколько силён у Кинга и Долохова инстинкт убийцы? Можно ли назвать вампиров машинами для убийств, опуская детали о жизненно необходимой кровяной диете, или же нет? Охарактеризовать первого девушка могла парочкой прилагательных, второго же Лаура видела впервые. Чем их кормит Оружие, выдаёт из подвалов пойманных девственниц или же обходятся пакетиками с донорской кровушкой? В принципе, по заданию у Икс никаких вопросов больше не было, а по сему девушка молча встала со стула и осторожно стянула с пальца кольцо с зелёным камнем, относительно новой игрушке придётся остаться здесь, чтобы его не забрыли добрые дяди с дубинками, электрошокерами, автоматами. Стоп, момент! А как девушку вообще с её-то набором железа в теле пропустят в тюрьму?! Но куратор уже вышел из комнаты, а гнаться за ним было бы как-то странно. Но ребята, наверно, не пальцем тыкали в список агентов, выбирая наиболее подходящих для миссии. Естественно они продумали, как и что, иначе Икс попадёт с самого начала в не очень добротную проблему. Морально Икс готова к своей новой роли заключенной, физически девушка тоже находилась в прекрасном состоянии. Оставалось лишь приготовление в виде легкой маскировки и самостоятельной имплантации наушника. [Тюрьма Хоксфорд]

Hannibal King: Хоть Генри знакомых имен и не увидел, но в нем все больше крепло некое подозрение о подставе. Что-то тут было не так. Конечно никто из присутствующих просто не мог не обойтись без колкостей, вызывающего поведения и прочих атрибутов "крутого перца". Раньше Генри это нисколько не волновало, но сейчас почему-то жутко бесило, но он держался стиснув зубы. - То есть неопределенное время, я буду в компании незнакомых мужиков, которые не видели женское тело годами. Прекрасно. - весьма неодобрительно подметил Джейсен, а Генри не смог удержаться от шуточки: - Не волнуйся дорогая. У тебя великолепное тело.- и после расплылся в ехидной улыбке. В общем в той тюрьме собирались самые "сливки общества" мрази редкостные даже по меркам преступной общины. Насильников, мокрушников и воров-мокрушников не очень почитают. Вот обычных воров - это да, это авторитетная и легендарная профессия. Кинг чувствовал всеми своими сфинкторами что в застенке придется не только драться за свою жизнь, но и еще грызться и даже, скорее всего, убивать. - Чарли, брось, за стенами подобных учреждений сигареты валюта, а не удовольствие, так что дай напоследок затянуться, прежде чем моя задница окажется за решеткой и мне придется выяснять то, каким образом не стоит нагибаться за мылом в душе.- опять высказался Джейсен и Генри снова не смог удержаться чтоб не подметить: - О,да, тебе сейчас только о заднице своей и думать.- после чего еще сильнее расплылся в ехидной ухмылке. Не хорошо, конечно, так говорить боевым товарищам, но как тут удержаться-то? Своим острым языком Генри мог взвод морпехов уложить. После завершающего этапа инструктажа Генри встал со стула и начал выкладывать из карманов смятые бумажные купюры, какие-то бумажки с непонятными записями, скрепки, прищепка, пустая гильза, платок и много другого хлама. В заключительной части Генри выложил на всю эту кучу кобуру с табельным пистолетом и увенчал все это значком. - Думаю, будет лучше, если эта штука будет в твоем ухе, - сказал Криг намекая на микрофон в ухо, а Генри хотел парировать чем-то вроде "Или в твое заднице", но удержался. - Не, начальник. Я эту фигню в ухо не вставлю. У меня сверхчувствительный слух. Я лучше как-то сам по себе буду. Под прикрытием работал. Опыт есть.- сказал человеку в костюме Генри и отправился как-то обособлено от всех в назначенное помещение на втором этаже. ---Тюрьма Хоксфорд---

Cheshire Cat: Чем отличается обычный секретарь генерального директора от секретаря главы Оружия. Ну начнем с того, что на чтобы там не жаловались эти дамочки главной заботой, которых было записать начальника к педикюрше и во время спрятать раскладываемый пасьянс от начальства. О том, чтобы скоротать вечер за раскладыванием пасьянса Алиса могла лишь только мечтать. На деле же ей пришлось сегодня стать страшным кошмаром для надзирателей и всего прочего персонала, который занимался камерами заключенных и в особенности камерой, в которой содержался Холокост. В какой-то момент ей показалось, что они все сплотились против нее и выступают единым фронтом не желая сдавать провинившегося товарища или просто все вместе что-то скрывали. К концу очередного часа у Чеширки уже голова шла кругом от всего этого кордебалета. Но когда все-таки она, наконец, вышла на финишную прямую, то вцепилась в свою жертву, как стаффордширский терьер и не отпускала до тех пор пока не вытрясла из него все. Теперь катаясь в своем кресле и вновь просматривая отчет Чеширка пыталась понять каким образом люди в здравом уме и светлой памяти могли избегать камеры одноного преступника. Ведь не могли же они считать, что раз Холокост мутант, то он может питаться воздухом и дышать углекислым газом или испорченным воздухом от своего пукания. В голове такое не укладывалось и не должно было уложиться, если ваша крыша еще не совсем уехала от употребления викадина или вы не гениальный диагност, которому связать ваш вчерашний кашель с сегодняшним геморроем на тридцать седьмой минуте серии. И потом похрамывая удалился бы гонять на мотоцикле. К сожалению Чеширка такими практически гениальными способности к анализу не обладала о чем в тайне и жалела, когда каждый свободный вечер включала этот злосчастный сериал, и смотрела не отрываясь, просто сгорая от желания узнать, чем же болен пациент в этой серии. Да и медицина ее мало увлекала, а на органы человека она без бумажных пакетиков рядом просто не могла спокойно смотреть. Ну и в конце то концов у нее не было ни трости, ни костыля на худой конец. И на хромоту она не жаловалась. Да и фамилия у нее была Джонс, а не Хаус. Так что все что ей остается это записать имена провинившихся в подготовленный отчет для шефа, в который она уже спела написать то, что при посещении заключенного самого заключенного не обнаружила, а столкнулась лишь с чересчур правдоподобно иллюзией, которая уже длительное время дурачила всех и не только надзирателя, но в какой-то степени даже самого Кэла. - И как убедить его в том, что сотрудники и вправду были уверенны, что они делают все, что от них требуется. Говорила мне мама…. Иди работать стюардессой и мир посмотришь и, если что погибнешь быстро. Распечатав отчет, из-за которого Алиса чувствовала себя на восьмом месяце беременности, так же хотелось в уборную каждые пять минут из-за выпитого кофе, болела спина и случались частые перепады настроения. Она уже успела прикрикнуть на каких-то двух зеленых агентов, которым зачем-то понадобился Кэл и они решили, что если будут дергать ее каждые десять минут, то шеф вернется в офис гораздо быстрее. Не выдержав и запустив в очередного степлером, Чеширка потянулась и уже хотела было накричать на того, кто решил позвонить ей на мобильный. Но вовремя сдержалась, ибо на начальство кричать себе же хуже. Даже выпрямившись в кресле, Алиса вслушалась в слова начальника, не кричал и на том спасибо: -Да. Все поняла. Документы и этот… отчет вас уже ждут. Кофе. Кофе я вам приготовлю и это не смотря на то что вы мне уже несколько месяцев все никак не довезете пирожные. Повесив трубку, Чеширка задумчиво почесала кончик своего носа. С Кэлом ей работать нравилось, подумаешь что может и прикринуть, зато мужчины как такового она в нем не видела, а значит работать можно спокойно без всяких судебных разбирательств. И спокойно реагировать на то, что шеф не любит, когда его касаются. Хотя если Алисе и хотелось притронуться к начальнику, то только чем-нибудь тяжелым и желательно к макушке и только в тех случаях, когда она совершенно не одобряла его решений. Но это же начальник. Начальники они как мамы страшная сила против которой не попрешь в открытую. Хотя порой у нее возникало ощущение, что порой Кэл тоже хочет чем-нибудь тяжелым запустить в нее. Решив, что им же обоим будет от этого лучше, Алиса уже спрятала подальше от глаз начальника довольно таки увесистую статую серебреного коня, а остальные орудия убийства были переставлены подальше от руки начальника, да и руки самой Алисы тоже. Самоконтроль самоконтролем, но все же… Аккуратно уложив документы на стол шефа, Алиса отправилась за кофе для Кэла, с кофе она разобралась как раз вовремя. Просто чудо, а не секретарь и документы подготовит и кофе сделает, только вот язык слишком длинный, но все мы не идеальны: -Недоброго и не утра, Кэл, - принюхавшись, Алиса покачала головой – Ага, значит на фаст фуд у нас деньги есть, а как на пирожные, так со сладким нынче туго…Я все помню…

Dr. Lightman: ----------Улицы (Broadway) 0.4 Кэл прошел в здание, машинально показал удостоверение, продолжил идти. Шаг быстрый, уверенный, затормозился. Кэл дал задний ход. Вернулся туда, откуда только что отошел, схватил Люси Форд за руку и потащил за собой, отмахнувшись от охраны. - Она со мной. Имея на руках корочку сотрудника психиатрической лечебницы Аркам, тесно примыкающей к Оружию Х и являющейся крупнейшим поставщиком дури для одурманивания мозгов задержанных мутантов, на входе в Прайматек можно было проторчать не один час, пока дотошные агенты не проверят всю подноготную. Раздевание до трусов в стенах так называемой компании по производству бумаги - было делом рядовым. - Зачем вы меня искали? - нарушил затянувшееся молчание Кэл, оборачиваясь и поглядывая на Люси Форд через плечо. Он слушал ее вполуха там, в парке, и теперь это сказывалось на памяти. Он не мог вспомнить в чем была причина их встречи и была ли она вообще запланированной. - Потом расскажите еще. Меня сейчас другое волнует. По часам время уже было ближе к ужину, чем к обеду, но в Прайматеке людей было еще полно. Каждый торопился по каким-то делам и норовил поднырнуть Кэлу под ноги или обрушить на него стопку папок, которые опасно покачивались в руках из стороны в сторону. Оглядываясь на сотрудников, успевающих на ходу приветствовать его, Кэл испытывал странное чувство, будто его конкретно пытаются надуть. Он серьезно подозревал, что изображать бурную и активную деятельность они все начали после того, как он вошел в дверь здания. Взгляд прошелся по потолку и углам, куда крепят камеры наблюдения. - Давно вы работаете на Уэста? - обратился к Люси Форд Кэл. Они проходили мимо многочисленных, плотно приставленных друг к другу, рабочих столов, заваленных документами и папками. Глядя на эти завалы, можно было решить, что производство бумаги не только прикрытие, но и естественная необходимость организации. - Кем приходитесь ему? Жена, любовница, дочь. Они дошли до лифта. Когда двери распахнулись, вошли внутрь и Кэл нажал на кнопку нужного им этажа. - И в чем заключается план? Кнопки загорались и гасли, производя характерный звук перехода от одного этажа к другому. Прислушавшись, Кэл смог разобрать движение тросов. - Есть же план, почему вы еще меня преследуете. Лифт остановился и Кэл вышел из него, не успели еще двери разъехаться в стороны до конца. Кабинет директора Оружия Х был самым большим на этаже. Еще отдельный для секретарши, располагающийся прямо перед его собственным. Запах крепкого, свеже сваренного кофе бодрил. - Чеширка - Люси Форд. Люси Форд - Чеширка. Кэл забрал свой кофе и прошел в кабинет. Добавил: - Ты добилась своего. Зарплата будет выдана пончиками. Сел за стол и стал просматривать документы, которые лежали стопкой. Отчет отложил в сторону, только поднял взгляд от стола и обратился к секретарше: - Так кто виноват? Люси Форд осматривалась в кабинете, прицениваясь ко всему, что там было. Кэл принялся читать доклад о научных разработках, которые проводились в рамках программы Оружие Х. Пока Чеширка пересказывала свой отчет, он хотел удостовериться, что была проделана большая часть исследований по работе с подопытным Холокостом до того, как он сбежал.

Lucy Ford: Люси следовала за Кэлом не хуже какого-нибудь маньяка-преследователя, с той лишь разницей, что ее присутствие было полноправным. Конечно, работы и без того хватало, но девушка настолько привыкла справляться со всем быстро и четко, да к тому же в точности до последней запятой выполнять поручения Уэста, что даже не задумывалась о каких-то там мелочах, оставшихся в стенах Аркама. Быть может, оно и к лучшему. Герберта не было в городе, персонал пока справлялся со всем, а устраивать внеочередную проверку всем подряд не грело душу. Они, точнее Кэл ворвался в офис Прайматека подобно урагану, ну или какому-нибудь там сильному ветерку с севера, сделал пару шагов по направлению к коридору, когда вспомнил о своей спутнице и очень кстати, ведь насколько девушка могла судить по лицам охранников, дознание и полная проверка личных вещей в ее случае могла бы означать для них нехилое развлечение. Потом надо будет поговорить об этом с Уэстом, поскольку здесь уже затрагивались не столько личные интересы, сколько интересы компании, а Аркам – не любил полумер или недосказанностей со своими партнерами. Это касалось не только Оружия, но и множество других предприятий, концернов, в конце концов, правительств. - Кажется, стол вас все-таки немного задел, - иронично заметила Люси по дороге, не без улыбки мысленно отмечая собственную победу и участие в этой фиктивной амнезии. Коридор будто не хотел заканчиваться, впрочем, не ей было привыкать к длинным и запутанным лабиринтам не то что офиса, но больницы. Затруднение в перемещении создавали и сотрудники, которые, по всей видимости, на уровне инстинкта осознали приближение начальства и сейчас старательно показывали, как все они, начиная от паренька-курьера, заканчивая случайно затесавшемся разносчиком пиццы, полезны и незаменимы. Форд готова была поставить по пятерке на каждую мелькнувшую мимо них личность, что в папках, на бумагах пусто и будет пусто еще очень долго, однако для видимости деятельности и так сойдет, главное чтобы директор не спросил взглянуть в «отчет». - Достаточно давно, - похоже, Кэл решил заполнить пробелы в их знакомстве и делал, как и все остальное, это весьма оригинальным способом. Бросая то один, то другой вопрос, предполагая и едва дожидаясь ответа от девушки. Они зашли в лифт, мужчина отжал кнопку нужного этажа, на минуту воцарилась тишина, нарушаемая лишь какой-то легкой и нудной мелодией. – Приемная дочь, если быть точной, - сухо ответила Люси, просто стоя рядом. – И..простите? План? – в голосе мелькнули настоящие нотки удивления, хотя фальшивыми они были точно процентов на пятьдесят. – Может я и правда маньяк, который призван преследовать вас? – усмехнулась девушка. Двери лифта открылись и гонка продолжилась. Точнее говоря погоня за упущенным временем. С таким же успехом можно было поспеть за локомотивом верхом на хромом ослике. Следующим во что уперся взгляд Форд – стал личный секретарь Кэла. Почему уперся? Потому что формально и невидимо для других, девушка мысленно поставила над головой Алисы стрелку и красным маркером пометила – конкурентка. Так, для общего плана. О, нет, что вы, ей не нужна была работа Джонс, отнюдь. Ей нужно было кое-что другое. И даже все повадки, все поведение директора Оружия Икс не играло здесь ровным счетом никакой роли. Просто есть сферы жизни, в которых мужчинам отводиться роль малозначительная. Как правило, эти аспекты связаны лишь с межличностными отношениями самих представительниц пусть и слабого, но довольно-таки опасного пола. Войдя в кабинет медленно и сразу осматриваясь, девушка, в конце концов, села в одно из кресел и внимательно окинула взглядом, сначала изучающего отчет Кэла, затем Чеширку. Конечно, этот кабинет уступал Аркамовскому кабинету Уэста, начнем с того, что доктор любил подчеркивать изысканность и стиль, в то время как здесь больше присутствовал минимализм. Кое-где стояли разные подарочные статуэтки, призванные украсить помещение, но расставлены они были в ужасном хаотическом беспорядке. На минуту Люси даже показалось, будто кто-то специально их так разметил, чтобы до них было сложно добраться. История про Холокоста интересовала ее не так сильно, да и не могла заинтересовать – если бы Оружие предоставили заключенного им, то… да, возможно, он бы сбежал. Но это стало бы известно раньше. Едва слышимый звонок телефона, отвлек ее от этих мыслей. Люси поднялась со стула, оставляя сумку на нем и подошла ближе к столу Кэла, внимательно вслушиваясь в спокойный голос на другом конце линии. - Хорошо, я передам. Нет, его не будет какое-то время. Доктор Крейн его заместит, - она отключила мобильный, переводя взгляд на Кэла. – Ваш заключенный ворвался в корпус для душевнобольных и похитил одного из пациентов. Прежде, чем вы спросите – да, это был он. Характеристики установлены и полностью совпадают с теми, что есть в вашей базе данных. Приплюсуйте к жертвам на улицах еще троих сотрудников Аркама.

Cheshire Cat: -Прекрасно! Тогда пусть это будут только самые лучшие пончики и самые свежие! В городе наступит кризис из-за отсутствия пончиков и тогда я продам их по двойной цене и заработаю гораздо больше, чем я зарабатываю здесь… Начальник только пять минут как в офисе, а у нее уже появилось желание огреть его папкой по макушке, но поскольку Кэл пришел не один, то приходится сохранять хотя бы видимость нормального сотрудника, который не воспринимает начальника скорее как старшего брата, чем босса. Хотя такие отношения с Кэлом вообще очень сложно представить. Не знал Кэл на что он подписывался, когда брал Алису на работу и хорошо, что не знал. Ибо было у Чеширки такое смутное подозрение, что знай, какую язву он нанимает ни за чтобы не принял на работу, а выставил бы за дверь и еще приказал бы охране отстреливать всех похожих на нее девушек, которые рискнут пройти мимо здания компании. Подумаешь, перебью пару тройку ни в чем не повинных девиц, зато спасли бы нервы шефа. Но то, что произошло уже не изменить, вот и сейчас еще ощущая пальцами тепло чашки кофе, которую у нее забрал Кэл, внимательно посмотрела на спутницу начальника: -Добрый вечер. Ну по крайне мере, то что рядом с Кэлом постоянно находились разные девушки опровергал тот слушок, который распустили сотрудники Праймтека о том, что их горячо любимого шефа больше прельщают представители сильного пола, чем прекрасный пол. Чеширка уже и сама не помнила от кого она услышала такой абсурд, но тогда она подавилась кофе и хорошо обожгла свой бескостный язык, а еще несколько дней смотрела на Кэла совершенно иными глазами. И наверное хорошо что она так и не решилась заговорить с ним на эту тему, что помогло им избежать неловкого момента с упавшей на пол челюстью Кэла, зарумянившейся Алисой и громких воплях о том, что кто-то натурал. Но все это было в далеком прошлом, а сейчас же реальность была такова, что ей приходилось пересказывать все, то что она написала ранее и при этом терпеть изучающий взгляд Форд. Алиса просто шкурой Чешира чувствовала, что она девушке не нравится. Вздохнув, Джонс продолжила свой рассказ она давно смирилась с тем, что посетители Кэла, которые относились к прекрасному полу ее не любят. Но лучше так, чем мужчины у которых одна банальная фантазия, которая в который раз доказывает, что они все одинаковые. Ну не будет Алиса вся в пене, ползать по машине, старательно полируя поверхность машинки. -Список всех тех, кто должен был отвечать за должное содержание заключенного, но пренебрегал своими обязанностями, приведен на последней странице… Замолчав и слушая то, что начала говорить Форд, Чеширка вновь подумала о Холокосте, конечно он маньяк и извращенец, но было что-то в нем такое притягательное и очаровательное, что будь он не таким извращенцем, то… Но все же не смотря на все его очарование, Алиса больше всего хотела никогда в жизни больше не встречать этого мужчину. Во первых попадать под обаяние заключенных это самое глупое, что может совершить девушка в этой жизни, во вторых Кэл бы ее за это по головке не погладил и в третьих, Холокост просто пугал Алису, а перед глазами до сих пор стояла картина столь четко нарисованная воображением, где на здании Праймтека красовалось тело Джонс, но без кожи. Содрогнувшись, Алиса продолжила усердно изображать статую, которая хранила молчание, ибо ведь бывают такие моменты, когда лучше всего помолчать. А то ведь вдруг еще Кэлу взбредет в голову отправить Чеширку на поиски заключенного. Представив и эту картину, девушка нервно сглотнула и решила, что в данной ситуации лучше прикинуться фикусом и пусть зам Кэла четыре раза в неделю протирает ее тряпочкой и в теплую погоду ставит на солнышко прогреться, а зимой укрывает теплым пледом. Мечты-мечты как жаль, что им не осуществиться.

Dr. Lightman: - Серьезная трагедия для нации. Страна не скоро оправится от понесенных потерь, - не отрывая взгляда от документов, отозвался Кэл. Не унимаясь, он продолжил: - Скорблю вместе с их семьями и друзьями. На их месте должны были быть другие. Менее достойные и храбрые. Но, - подняв голову и взглянув на Люси Форд, директор Оружия Х потянулся за стаканом кофе, - жизнь всегда была несправедлива и нам нужно с этим смириться. Жить дальше, продолжая помнить и что-то там еще - стандартный шаблон, в общем. Алиса, у тебя там случаем не завалялась парочка другая жалостливых писем с ... как его, черт дери. Кэл отхлебнул кофе, пытаясь вспомнить вылетевшие из головы слова. Они вертелись на языке, цеплялись за него своими мелкими ручонками и с воплями отказывались произносится, считая себя неприличными. - Ты девочка умная, поняла меня. Так ведь? - Кэл помахал документами в воздухе. Соболезновать родственникам погибших лично ни от кого не требовалось. В делах подобного рода вполне хватало пропечатаного листа бумаги с официальным обращением и конверта. - Вы все слышали, Люси. По всем вопросам к Алисе - в этом офисе открытки подписывает она по случаям свадеб, похорон, именин и бар-мицва. Не признаваясь себе в этом, Кэл изнывал под внимательными взглядами двух привлекательных девушек, с которыми можно было составить отличное трио и приятно провести время на рабочем столе. Буквы в бумагах скакали из строчки в строчку, отрывались от листов и занимались делами, которыми буквы по идее заниматься не должны. С трудом вникая в написанное, Кэл суетился. Отвлечься работой никак не удавалось. Потянувшись за стаканом остывшего кофе, он спохватился и посмотрел на Люси Форд. По всем правилам его должности, он должен был проявить к полученной информации больший интерес. - Говорите, он похитил одного из пациентов Аркама? Это может стать зацепкой. Шепните Алисе на ухо имя пациента, чтобы она смогла подготовить для меня его досье. Кэл сделал пару глотков кофе и застыл, представив картину, как Люси Форд будет шептать что-то Алисе. Приблизившись к ней вплотную и эротично облизнув сочные губы кончиком острого язычка. Обмениваясь томным шепотом, обе девушки смотрели на Кэла и зазывно поглаживали себя. Пальцы скользили по бедрам, животам, между грудей. Не проглотив выпитый кофе, Кэл выплюнул его обратно в стакан и уставился на свою секретаршу профессиональным взглядом сыщика, заподозрившего неладное. - Ты что-то подмешала в стакан? - Кэл смотрел не моргая. Под его взглядом секретарша должна была начать елозить и краснеть, но вместо этого он сам елозил на стуле и краснел, потея. Фантазия не пропадала и девушки начали медленно раздеваться, покачивая бедрами. Приседая и раздвигая ноги, сбрасывали с себя блузки. - Порошок какой-то или таблетки? Я не собираюсь привлекать тебя к ответственности, но хочу точно знать, что это легальные препараты и мне не придется после этого лечиться. Кэл подпрыгнул на месте, чтобы поймать воображаемые трусики, которые ему кинули. Ничего не поймав, он залпом осушил стакан и шумно поставил его на стол. Вытер губы перчаткой, которые никогда не снимал вне зависимости от погоды - на улице и в помещениях. Расстегнул верхние пуговицы рубашки, откинулся в кресле и стал покачиваться, успокаивая себя. По вискам скатились крупные капли пота. Закрыв лицо руками, Кэл посмотрел на секретаршу сквозь пальцы. - Меня сегодня это целый день преследует. Алиса, принесите мне что-нибудь антивозбуждающее. Успокоительное, холодный душ, фотографии старых страшных женщин. И прекратите, во имя всех святых, облизывать мисс Форд! Кэла уже подставляли с помощью искусственных возбудителей. Определить их источник сейчас он не мог. Мозги были заняты пережевыванием фантазий, в которых присутствовали две стоящие перед ним женщины. На открытом пространстве и во время облавы на пункте регистрации действие феромонов Люси было не так заметно, как в душном кабинете. Взявшись за рабочий телефон, Кэл дрожащими пальцами кое-как набрал номер одного из лаборантов, отвечающих за проект "Холокост". Мудрить с названием не стали, дав ему то же имя, что было у подопытного. - У вас все готово? Заканчивайте, через полчаса я приду с проверкой, - повесив трубку, Кэл достал из ящика стола бейсбольный мяч. - Какого хрена тут так душно?! Приподнявшись в кресле, директор развернулся и со всей силы швырнул мяч в окно, собираясь разбить стекло и проветрить голову. Он так уже делал, только в прошлые разы стекло разбивалось на мелкие осколки и мяч не отскакивал, целясь прямо в лоб Кэлу. Почувствовав, как мозг сотрясается от удара, директор вывалился из кресла и повалился на пол верх ногами. Из-под стола доносились приглушенные маты.

Dragonfly: Программа суперсолдата Даниэла и не ожидала, что судьба так повернется. Она идет в Парйматек? Она будет проходить программу суперсолдата? Ей до сих пор не верилось. Но в душе, она надеялась, что это правда. Честно, она давно уже хотела найти кого-нибудь, кто "открыл" бы ей глаза на ее способности. Наверное, чтобы она могла использовать их с пользой. И вот, в ее жизни появились они - прекрасные люди из Прайматек. Хотя она и раньше слышала об этой компании, но только как о производителях бумажной продукции. Теперь она должна увидеть все это с другой стороны. Пройти в Прайматек на самом деле не так легко. Для начала - идентификация и проверка удостоверения личности. Руки Дани почему-то задрожали. Хотя она знала, что о ее приходе знают и ждут ее. Но все равно был необъяснимый страх перед чем-то неизвестным. Ведь никогда раньше ей не приходилось ни с чем таким сталкиваться. Но оказалось, все не так сложно. Главное было несколько секунд смотреть в одну точку не моргая, чтобы система смогла распознать сетчатку ее глаза. Все прошло успешно. И далее - ей нужно было спуститься в подвальное помещение. Девушка не стала медлить, хотя страх все еще не покидал ее. Ну же, Дани, успокойся. Ты же не к стоматологу идешь, - мысленно пыталась она себя успокоить. Но подвалы всегда у нее ассоциировались с чем-то таинственным и зловещим, поэтому она не могла заставить себя не дрожать. К тому же здесь не так уж и тепло было. А она мерзлячка еще та. Но вот, наконец, дойдя до лаборатории, она почувствовала небольшое облегчение. Хотя это таинственное ожидание все еще не давало ей успокоиться до конца. В лаборатории тоже существовала своя система распознавания личности - сканирование отпечатков пальцев. Дани пару раз видела такое в фильмах, но никогда не думала, что ей придется с таким столкнуться в реальности. Но ничего сложного в этом не оказалось. И девушка успешно прошла в лабораторию. Но пока она не нашла ни кого, кто бы ее ждал. Девушка посмотрела на часы. Она пришла чуть раньше назначенного времени. С ее пунктуальностью это довольно удивительно. Но впрочем, сейчас ее жизнь приобрела такой поворот, что ничего уже не кажется ей удивительным. Даниэла словно чувствовала, что скоро ей придется серьезно измениться.

Lucy Ford: В это помещение, расположенное на минус втором этаже Прайматека, раньше никто не заходил, кроме двух человек в белых халатах, двух ученых, исследователей, называйте как хотите, которые толком не общались ни с какими другими сотрудниками, не обедали в общей столовой, не выходили покурить, начинали поговаривать будто это и не люди во все; впрочем, как говорится, фантазия человеческая банальна и скучна, потому приводить вам примеры догадок сотрудников Оружия Икс мы вам не будем. Скажем лишь, что сегодня дверь в помещение была открыта. Нет, не на распашку, но повернуть ручку и войти в сияющую белизной и стерильностью лабораторию мог каждый, было бы только желание, а вот желания, как раз, ни у кого подобного не возникало. Вероятно на подсознании все понимали, насколько для них будет патетичным прерывать работу двух исследователей, которых для простоты обращения мы с вами назовем Джон и Боб. Лаборатория, и правда, могла дать любой другой фору по сиянию чистого белого цвета – стены, пол, потолок, шторы, покрывала столов, - ото всего отражался яркий свет и слепил глаза. Ученые будто бы привыкли к нему, не щурились, не моргали часто, наоборот, стоило им выйти в менее ярко освещенный коридор и они становились настоящими кротами на поверхности. Всем приходится чем-то жертвовать ради науки, а ради такого эксперимента не грех было пожертвовать и зрением, пусть потом им обоим придется читать отчеты по шрифту Брайля. Главное, что успех был виден, осязаем и видел их сам. Джон склонился над микроскопом и рассматривал в увеличение образец крови, что был взят совсем недавно. Никаких отклонений от нормы, кроме запланированных он не видел; одной рукой продолжая менять линзы и наводить резкость, второй он потянулся за карандашом, притянул заполненный пустующими строками и определениями листок и медленно начал заполнять его. В это время Боб зашел в маленькое ответвление от общей исследовательской комнаты, помещение чем-то напоминавшим больничную палату. В руках ученый держал небольшой стальной поднос с медицинскими инструментами общего обследования. От отшторил занавеси, за которыми была расположена кровать с лежащим на ней человеком. Человек был средних лет, хорошо атлетически сложен, одет в обычную больничную рубашку. Он открыл глаза и потянулся вперед, садясь на кушетке и свешивая с нее ноги, когда повернулся к подошедшему ближе ученому. Боб положил поднос на расположенный рядом столик. Взял один из инструментов и вынул из кармана маленький фонарик. Осматривая радужку глаз своего «пациента» от утвердительно кивал. Подобные процедуры продолжались каждый день, уже в течении недели, и, как и его коллега, Боб ничего отклоняющегося от нормы не обнаружил. Тело «пациента» было хорошо развито, идеально работало, мыслительные процессы тоже функционировали нормально, за исключением небольшого дефекта, на который Боб внимания не обращал, да и Джон тоже, ссылаясь на последствия происхождения их подопытного кролика. Память была строго ограничена и симулирована в тех рамках, в коих это требовал весь эксперимент в целом. В общем же, «пациент» был стабилен, по мнению ученых, физически, психологически, а что самое главное – были стабильны все его неординарные характеристики проявления мутации. Боб закончил осмотр, попросил мужчину встать. Тот подчинился. Ученый осмотрел руки, ноги, простучал спину человека, затем велел сесть обратно на кушетку и ждать его возвращения. - Док, меня сегодня выпустят? – мужчина проводил взглядом не столько человека, сколько инструменты, которые тот унес с собой. Возникало странное желание прикоснуться к ним, взять в руку, что-то сделать, сделать нечто что может сгладить, разбавить режущую глаза белизну палаты. - Так точно, - развернулся в дверях Боб, улыбаясь, слишком фальшиво и надменно. – Состояние ваше пошло на поправку, так что вы сможете пригодится нам. - Да, нужно быть благодарным спасителям. - Вот именно. Боб закрыл за собой дверь, провернул ключ в двери. Комната всегда запиралась снаружи. Ученый поймал себя на мысли, что был бы не против увидеть свое творение в деле. Он видел весь цикл, вместе с Джоном. От простого образца даже не ткани, а чего-то эфирного, жгучего, проедающего за день все пробирки в лаборатории, до полноценного живого организма. Клетки, из которых был построен этот человек. Инкубатор, в котором тело медленно взращивалось, формировались ткани. Небольшая операция на мозг. Пара дней простого наблюдения на то, что пока не походило никоим образом на человеческое существо, скорее на инопланетянина, с полупрозрачной кожей, истыканного трубками, проводами, иглами. Тестирование тела, психологическая обработка, физическая тренировка в той ее мере, в какой они могли себе позволить проводить ее в стенах помещения, не выходя на улицу или в другие комнаты Прайматека (все-таки данный проект был слишком ценен, чтобы распространятся о нем и демонстрировать его результаты раньше времени). Боб чувствовал себя сродни матери, родителем, гордым за свое творение. Творение своих рук. А ведь те киношные ученые были правы – это чувство похоже на ощущение себя Богом. - По вторичному анализу никаких отклонений от норм нет, объект стабилен, - не отрываясь от микроскопа, заметил Джон. - У меня тоже нареканий нет. Физические показатели отличны, психологический тренинг полностью закончен. Я не уверен в стабильности характера, впрочем, если его большею частью держать здесь и выпускать только по требованию шефа и необходимости организации, то со временем эта проблема будет окончательно искоренена. - Тогда я сообщу шефу, что все готово. Пусть сам придет и посмотрит. Внимание Люси, полностью сосредоточенной на экране телефона, на котором тонкие пальчики быстренько набирали сообщение одному лишь ей известному адресату, немного рассеялось от замечания Кэла. Нет, конечно, начальник Оружия Икс был тем еще хамом, но, согласитесь, очарование в нем некое было, а этот Измаил точно должен был пасть, рано или поздно, и, похоже, эта крепость медленно, но верно, шла на намерение выкинуть таки белый флаг. Девушка убрала телефон и многозначительно посмотрела на сидящего за столом мужчину, который поставил кружку с кофе на стол и сейчас сжимал листы так, словно бы пытался прочитать, что там написано на китайском. Форд медленно перевела взгляд на Алису, вскинув бровью, хотя вопрос Кэла, если быть честными, должен был бы быть адресованным не секретарю, а именно ей. Нет, в кофе она ничего не подмешивала, да и как могла. Просто инстинкты начали брать верх, а обаяние очнулось и вспомнило, что же ударило в нос и впилось затем в кровь и нервы, побуждая подобные слова сорваться с языка мужчины. - Эм, с вами все в порядке, мистер Кэл? - самым невинным, из каких-либо существовавших, тоном поинтересовалась девушка, будто бы намеренно делая пару шагов в сторону от мужчины, хотя в мыслях на лице Люси играла улыбка настоящего чеширского кота. Нет, не его. Слишком банально. Но близко. – Может мне оставить вас с Алисой наедине, - наконец, позволила она себе небольшое ерничество, одновременно этими словами убивая двух зайцев, фантазию перевозбудившегося Кэла и моральный слух Джонс. Кэл потянулся к телефону и набрал номер лаборатории. На другом конце линии трубку поднял Боб. Джон в это время доставал из ящика одежду и направлялся в комнату-палату, где их ждал «пациент». - Добрый день, директор. Да, все готово. Мы и сами собирались уведомить вас…. Ждем, - Боб положил трубку и кивнул Джону, чтобы тот не мешкал. В это время Люси, вновь взглянувшая на Алису и пожавшая плечами – мол, это у вас такое каждый день или лично спектакль для меня, решила подойти к окну и открыть его. В комнате, и правда, было слишком душновато, а ее целью было лишь направить мысли мужчины в определенном направлении, а не задушить до смерти. Девушка во время отошла в сторону, когда мяч ударившись о стеклопакет, отскочил под нулевым углом обратно и впечатался в то, что нашлось на его пути первым, а именно лоб директора Оружия Икс. В другом мире это было бы комедией. Форд подавила в себе желание рассмеяться, подходя в лежащему кверху ногами мужчине и наклоняясь вперед. - До свадьбы заживет или скорую вызывать? – все-таки на лице играла улыбка; ну хоть она сдержала рвущийся наружу смех.

Malice: Dragonfly нпс-лаборант Макси Пи Джойсон, по кличке Спуни Когда Даниэла вошла в лабораторию и выяснила, что предоставлена пока сама себе, то смогла бы по достоинству оценить всю необычность того помещения, в которое попала. Назвать это медицинской, да хоть лабораторией физики испытания летательных машин, работающих на угле, нельзя никак было. Такое чувство будто она попала на какую-то кухню, или того лучше – в чью-то квартиру. Вместе со столами, по которым были разбросаны в художественном беспорядке различные детали и инструменты для их сборки, в помещение находилось пара кресел, похожих на стоматологические, только уже протертые до невозможности и проржавевшие до самого основания. Самой же примечательной деталью был холодильник, от приоткрытой дверцы которого к кресла шли многочисленные провода. Рядом послышалась какая-то возня и незаметная до того дверь в боковое помещение открылась. Из нее вышел человек среднего роста, в белом халате, с круглыми очками на носу и жующий весьма впечатляющих размеров бутерброд. Увидев девушку, мужчина опомнился, быстро проглотил так и не пережеванный кусок сендвича и быстренько приноровил его пока на один из столов, словно бы и не беспокоясь, что таким образом вместо соуса между хлебом и колбасой будет пара лишних гаек. - О, прошу прощения, - он вытер руки о халат и поспешил подойти к девушке, протягивая руку для рукопожатия. – Вы рано. Вы ведь Даниэла Миллер да? Да, так мне и сказали. Извиняюсь за беспорядок, но…у нас тут не часто бывают гости, как положено, - он попытался придать голосу как можно больше непринужденности. – А, я Макси, Макси Джойсон. Но зовите меня Спуни. Босс так зовет. Сейчас Фазы нет, так что я как бы это…за него. Не волнуйтесь, с техникой знаком, да и собственно…мы же не операцию вам при десятибалльном землетрясении собираемся проводить, - он рассмеялся, но видя, что девушка шутки не оценила, откашлялся. – Ладно. Пожалуйста, садись в любое из кресел. Хотя их и так всего два. Оглядевшись по сторонам, он поправил очки, подошел к холодильнику и отжал расположенные на нем кнопки. Затем вернулся к уже разместившейся в кресле Миллер, держа в рукам пару проводов, оканчивающиеся липучками, что были незамедлительно прикреплены к рукам, вискам и груди девушки у самой шеи. - Так, объясню. У нас идет развитие и тренировка ваших эм..способностей в плане виртуального пространства, то есть сейчас вы как бы отключитесь, но ваше сознание будет бодрствовать в симуляции того окружения, что предназначено для, так сказать, ну…тренировки ваших сил. Выйти вы можете в любой момент, это мое изобретение, - с гордостью в голосе произнес он, прикрепляя на тыльной стороне ладони девушки небольшой чип, между большим и указательным пальцами. – Просто нажмете на него в проекции и вас автоматически выбросит сюда, хотя я все-таки рекомендую пройти тренировку до конца. Так сказать, сразу расправится, - он обошел девушку со спины и взял в руки еще пару проводов, которые оканчивались тонкими лезвиями, сродни иголкам шприцов. – А, и еще, аккуратнее, потому что виртуальное пространство имеет связь с вашим телом здесь и, собственно, все травмы будут отражаться, - не давая сказать Даниэле ни слова больше, Спуни наклонил голову девушки и ввел в шею пару вышеобозначенных проводов. Глаза Даниэлы закрылись, тело обмякло. – Ну теперь можно перекусить, - потерев руки, Спуни взял снова свой бутерброд и сел напротив пребывающей в виртуальной реальности девушки за компьютер. виртуальная проекция мира для тренировки

Cheshire Cat: Работая в «Оружии», Алиса уже давным-давно привыкла к тому, что ее шеф личность неординарная и с ним вечно что-то случается и редко это что-то было чем-то хорошим. Вот, как и сейчас. Отсылать поздравления, соболезнования и прочее на что приходилось переводить бумагу было чуть ли не любимой вещью в работе Алисы, мало того, что часто Джонс сама сочиняла текст к таким открыткам так еще можно было отводить душу используя печать, так что порой Алиса походила на маленького ребенка, когда ставила несколько печатей подряд. В таком состоянии ее даже однажды нашел Кэл, тогда, кажется, Алиса чуть не свалилась со спинки кресла, на котором она к удивлению начальника спокойно восседала и не обращала на работодателя никакого внимания, пока тот слишком громко не позвал ее по имени. И чего ему в своем кабинете не сидится. Усмехнувшись Алиса, лукаво прищурилась: -Жаль, что больше не приглашают на бармицву там обычно так весело… Дети... Да, Кэл я вас прекрасно поняла, все будет сделано пусть, мне только сообщат имена погибших. Услышав про то, что ей предстоит искать очередное дело, Алиса тихо возрадовалась тому, что ей не придется писать очередной отчет о маньяках, которые норовят содрать с нее шкуру. Но размышления о страшных, но симпатичных дядьках мы оставим на потом. Сейчас Алису больше интересовало то, что происходило с Кэлом, а от заявление про кофе она лишь возмущенно фыркнула. Нет, конечно, случалось такое что она специально подсыпала Кэлу что-то в кофе. В последний раз это был пурген и подсыпала она его за то, что начальник не захотел дать ей выходной, когда Джонс хотела посетить очередную бармицву. Но сегодня ей было не зачем мучать начальника различными веществами, влияющими на его здоровье: -Чтобы я? Да никогда… Сегодня так точно… Прищурившись, Алиса внимательно посмотрела Форд, что-то подсказывало Чеширке, что не обошлось здесь без ее носика, ну что же значит, придётся держать ушки на макушке. Девушка лишь на первый взгляд была прибежищем детского сада. Но видимо все-таки что-то слишком сильно воздействовало на Кэла, потому что от следующих приказаний впала в шок не только сама Алиса, но и выглядывающий из стоящего недалеко Чеширский кот, которого видела только Джонс: -Может лучше сразу привести вам сюда голую старую женщину, и чтобы она станцевала вам стриптиз? Что прекратить?! Посмотрев на Форд оценивающим взглядом, Алиса покачала головой и с некоторым ехидством в голосе заявила, ища глазами вазу в которой стояли те злосчастные гладиолусы из-за которых пришлось отнимать у бухгалтеров вазу: -Шеф, вы опять забываете, что я люблю пышногрудых блондинок… Следующее развитие событий заставило усомниться Алису в том, что она работает в серьезной компании, а не в цирке с которым она мечтала сбежать, когда ей было десять лет. Похоже все-таки мечта не очень умного человека сбылась и сейчас она работает в цирке. -Кэл, они ведь… Но закончить она не успела, ибо мячик уже отскочил от окна и на всех порах несся к голове ее начальника, оставалось лишь смириться со стуком мяча, с падением шефа и его трехэтажными матами, которые разнеслись по всему этажу. Шлепнув себя ладонью по лицу, Алиса покачала головой и досчитав до трех, пошла поднимать начальника над, которым уже склонилась Форд, но похоже та пока не торопилась его поднимать: -Кэл, я же ведь вам сотню раз говорила.. Приводишь девочек на работу не стоит перед ними красоваться и показывать, как я умею… Усадив Кэла обратно в кресло, Алиса, прежде чем тот успел возразить или перехватить ее руку, убрала волосы со лба начальства и осмотрела место удара: -Ну что же… Боюсь эту вмятину сможет теперь убрать только вмешательство пластических хирургов... Ладно-ладно, шучу я шучу. Нет тут вмятины... Но синяк точно скоро проявится.. Осторожно коснувшись подушечками пальцев набухшей шишки, Джонс покачала головой и отстранилась. Показав мячик Алиса, строго сдвинула брови и вылила начальнику стакан холодной воды: -А мячик я у вас изымаю… С этими словами Чеширка развернулась и вышла из кабинета, оставляя начальника возможно вполне ненадежных руках Форд, но говорить точно Алиса не могла. Выйдя из кабинета, Алиса закинула мячик в большое зеркало которое стояло прямо напротив стола девушки. Мячик вошел в зеркало без какого-либо звука и через мгновение затерялся на просторах Зазеркалья.

Dr. Lightman: Кэл закончил материться и чертыхаться. Он сжал зубы так, что на скулах заиграли жилваки. Не делая попыток подняться с пола и сесть обратно на стул, мужчина смотрел снизу вверх на улыбающуюся Люси Форд и щурился как Клинт Иствуд, когда тот взводил курок перед стрельбой по живым мишеням. - Не провоцируйте, Форд. Я не Генри Холмс, но скажу так. В здании есть укромные места и лаборатория, где наверняка найдется печь для сжигания. Или кислота, так что можно будет выбирать перед.. - над Кэлом нависла секретарша и он взглядом уперся ей в грудь. Потеряв нить разговора, он запнулся и стал подниматься сам. Попытки Алисы помочь ему в этом только мешали, хотя увлеченная процессом девушка этого не замечала. - Это не в ходит в твои обязанности. Сам могу! Кэл собирался наорать на нее и отправить секретаршу за еще одним кофе, чтобы перевести дух и начать наконец работать, но не успел он открыть рот, как оказался прижатым к креслу. Чеширка сделала то, что он просил никогда не делать, даже если ей к виску приставят пушку и станут угрожать выпустить мозги. Сейчас в кабинете начальника не было никакой угрозы, но какого-то черта Джонс решила устроить ему медицинский осмотр. Прикосновения секретарши вызвали цепную реакцию в организме Кэла, но вместо возбуждения сработала другая система и мутант стал видеть мелькавшие в голове образы и мысли. Пока Алиса что-то говорила ему, он заглядывал в нее глубже и видел фантазии девушки. Как и когда она хотела переспать со своим начальником. В каких позах подставиться, чтобы получить максимум удовольствия. Фантазии секретарши прокручивались на быстрой скорости и сменились воспоминаниями о прошлом. Проявилась та тупая сторона способности, которую Кэл ненавидел до ломки костей. Остановиться и прервать контакт не выходило. Все попытки взять свой дар под контроль оканчивались неудачей и Кэлу снова приходилось окунаться в ретроспективу. Быть свидетелем и видеть, как понравившаяся ему женщина трахается с кем-то другим. У Алисы Джонс были сплошные сопляки. Секретарша отстранилась. Связь с ней оборвалась и образы из головы исчезли, наградив Кэла головной болью и звоном в ушах. Он тер виски, пока Джонс не вышла из кабинета и тогда мутант протянул руку в сторону окна и стал вытягивать его вместе с рамой. От напряжения костяшки пальцев побелели. Кэлу не понадобилось вставать с места, чтобы с шумом вырвать окно из проема и смять его как лист бумаги. Кэл взялся за трубку служебного телефона и нажал кнопку внутренней связи. - Алиса, подготовь документы для прохождения Программы Суперсолдат. Ставь сегодняшнее число и впиши свое имя - ты ведь этого хотела? Выслушав секретаршу, Кэл положил трубку. Поднялся со стула и опустил руку. Покореженная рама и разбитый стеклопакет с грохотом рухнули на пол. - Мне нравятся вещи, которые можно разбить с первого раза, - ответил Кэл на немой вопрос Люси Форд, следящей за его действиями. Он вышел из-за стола и поравнялся с девушкой, указывая на дверь. - Самое время проверить, чем закончился проводимый совместно с Аркамом эксперимент. Вы в курсе, что сбежавший из-под охраны был объектом изучения. Уэст поставлял нам материалы, нужные для испытаний и...интересно взглянуть на ваши истории. Кэл поддался порыву и властным движением притянул девушку к себе. Впился в губы, прежде чем она успела оказать сопротивление и оттолкнуть его. Поцелуй не спровоцировал проявление способностей и все, что Кэл смог узнать о Люси Форд - это вкус ее губ. Оборвав поцелуй, мутант отпустил девушку и попятился назад. - Почему я ничего не увидел? - удивленно спросил Кэл. В этот момент телефон зазвонил и ему пришлось ответить. Это был Боб и он уточнял время, когда директор придет с проверкой, чтобы не отвлекаться на другие дела лаборатории пока будут нужны. - Ждите сколько надо, черт подери! Я в курсе всех дел и никаких срочных проектов, кроме проекта Холокост, у вас на руках сейчас нет, - рявкнул мутант и повесил трубку.

Dragonfly: У Даниэлы оказалось достаточно времени, чтобы осмотреть лабораторию. На удивление, здесь оказалось вполне уютно. Так и не скажешь с первого взгляда, что именно здесь находится та самая "подпольная" лаборатория Прайматека. Правда, если бы не обшарпанные старые кресла. Ну, и необычный холодильник, из приоткрытой дверцы которого шли провода. А к творческому беспорядку Даниэла уже привыкла, поэтому оказалось словно бы у себя дома. Хотя ее беспорядок не состоял из гаек, ключей и тому подобного железа, названия, которых Дани даже и не предполагала. Но, рассмотреть все более подробно ей не удалось. Неожиданно, вошел человек в белом халате, заставив девушку невольно вздрогнуть. Но, похоже, он также был удивлен, увидев ее, начиная раздумывать, куда бы кинуть бутерброд, который не успел попасть в рот. Быстро сообразив, он кинул бутерброд на ближайший стол, и, вытерев руки об халат, протянул девушке руку для рукопожатия. Это выглядело немного забавно. И ничуть не официально. Так что девушка даже почувствовала себя как будто свободнее и непринужденно пожала незнакомцу руку. - Ничего страшно. Это моя вина, что я рано пришла, - немного смущенно улыбнулась, - Очень приятно, - и решила соблюсти правила приличия. Им же еще работать вместе как-никак. Хотя она предпочла бы сегодня увидеть босса. Но, впрочем, похоже, этот человек тоже знает, с чем имеет дело. И определенно вызвал в ней доверие. Хотя все же некоторое волнение у нее оставалось, перед тем как сесть в кресло. Да и черный юмор ее собеседника не очень-то успокаивал. Ей вдруг это все почему-то напомнило стоматологический кабинет. Но она решила не думать об этом. Сейчас нужно было сосредоточиться на деле. А то она как всегда все важное прослушает из-за своих тревожных мыслей. Впрочем, так почти и случилось. Единственное, что она запомнила - это как выйти. А еще, что все желательно закончить сразу. Слушать внимательнее ей не давали проводки в руках у Спуни, которые были, кстати говоря, незамедлительно прикреплены к рукам, вискам и груди ближе к шее. Спросить зачем это она не стала, хоть все это было для нее довольно необычно. Хотя, она и не успела бы. Так как мужчина не стал долго медлить, и, наклонив девушке шею, ввел пару из вышеназванных проводов. Затем Даниэла оказалась уже в виртуальной реальности. Это было похоже на заброшенный и очень старый город. Возможно, так бы выглядел полуразрушенный Нью-Йорк, покинутый людьми. Печально и мрачно. Так и хотелось добавить какой-нибудь живности. Например, собаку. Дани уже "рисовала" как-то для себя маленькую собачку. Поэтому, в принципе это не должно было создать трудности. Хотя "оживлять" животных не так легко на самом деле. Она знала, что с большой собакой не справится. Поэтому, увидев неподалеку баллончик с краской, она нарисовала на ближайшей стене не очень большую собаку. Но и не маленькую в принципе. Правда, выглядела она довольно странно, так как в баллончике была синяя краска. Но Дани уже привыкла к странностям. Пока "новорожденный" пес, радовался жизни, греясь в лучах, заходящего солнца, Даниэла решила осмотреться. Вдруг, она увидела стаю птиц, пролетающую над городом. Значит здесь все-таки есть живность..., - подумала девушка. И у нее в голове созрел еще один план. Это означало, что нужно найти каких-нибудь насекомых. Ведь если есть птицы, значит есть и какие-нибудь червячки_жучки, правильно? И только Миллер подумала об этом как на ее глаза попался какой-то жук. В их видах Дани не особо разбиралась, может быть, от того что, не очень часто посещала уроки биологии. Но впрочем этого и не требовалось, чтобы установить с ним контакт. Надо было только сосредоточится на предмете...Очень сильно сосредоточиться. Может быть, даже очень-очень сильно, что Дани и пыталась сделать. Но, к сожалению, это у нее не всегда получалось. Хотя здесь было так спокойно и тихо, что невероятно, но у нее получилось сделать это меньше, чем за минуту. Далее она, не упуская его из виду, пыталась заставить его убежать. И через несколько минут у нее это, действительно получилось. Жучок уполз в неизвестном направлении. Даниэла жутко обрадовалась своим небольшим успехам. И силы у нее практически не ушли. Только голова немного закружилась, и девушка упала на траву. Вдруг, ей на руку села бабочка. Неземной красоты. Дани захотела увидеть других ее сородичей. И попыталась призвать их, с помощью этой бабочки. Не очень получалось. Тогда девушка попыталась унять головную боль, помассировав пальцами рук кожу головы и уши, чтобы унять головную боль. Но бабочка уже успела улететь, к сожалению. Все красивое так мимолетно. Тогда Дани решила испытать свои крылья. И, заприметив высокое здание, расправила их, взлетев. Взлететь для нее редко составляло сложности. Главное было подумать о чем-то хорошем. Но вот падать...Это у нее случалось часто. Так и сейчас она не долетела 5 метров, как...бац. Хорошо, что еще не такая сильная высота была. И она умеет группироваться. Но, конечно, она не собиралась сдаваться. Тем более, что вдруг вспомнила, что за ней через компьютер наблюдает Спуни. И ей даже стало неловко. Кому же понравится, что кто-то видит его падение? И, собравшись, мисс Миллер снова взлетела. На этот раз удачно приземлившись на соседнее здание. А затем еще и еще. Она взлетала и приземлялась на соседние здания. Причем не останавливаясь ни на минуту, словно безумная, увлеченная процессом. Но вдруг, минут через десять, она уже оказалась на земле, не долетев несколько метров и больно ударившись плечом о стену высотки. Практически уже без сил. Она даже не могла встать. И поняла, что дальше не может продолжать тренировку. У нее только и хватило сил, чтобы нажать на мир в проекции.

Malice: Dragonfly Сидя у компьютера Спуни мог заниматься сразу несколькими делами одновременно. В данном случае он одновременно ел сендвич, запивал его кофе, наблюдал за ходом взлета и падений акций «норильского никеля» и смотрел за ходом тренировки девушки. Нет, он не видел того мира, не видел саму Даниэлу, ее взлетов и неудач, он не видел все это цельной картинкой, зато видел цифры, алгоритмы, производные, и в безумной голове лаборанты Фазы они выстраивались в ту же самую картину, как если бы он наблюдал за девушкой по экрану простого телевизора. В очередной раз развернувшись в кресле и отправив в рот последний кусочек хлеба с ветчиной, Спуни замер у монитора компьютера. - Так, так, так, - его пальцы забарабанили по клавиатуре, состоящей из нескольких дополнительных кнопок, помимо стандартных. – Уже выходить хотим? Ну нет. Великий Эль Фазио не остановился бы на этом, значит так, - в комнате начала раздаваться лишь перещелк клавиатуры, да периодическое шумное прихлепывание, какое издавал Спуни, едва рука дотягивалась до кружки с кофе. В это время в мире, где находилась Даниэла, солнце медленно шло к закату. Солнечные лучи освещали затянутый в растения город, выцветшие рекламные щиты, проникали в пустые окна некогда корпоративных зданий. Различить этот мир и настоящий можно было разве что по самым мелким деталям, иногда стены казались слишком размытыми, а до линии горизонта можно было дойти за пять минут прямо по воде. Напротив Даниэлы стена разгладилась и на ней замелькала черная точка. С минуту точка просто мерцала, а потом растягиваясь по всей длине площади стали возникать слова. «Привет, это Спуни. Не сдавайся так скоро. Цель тренировки научить тебя максимально хорошо пользоваться тем, что даровала природа. Я немного изменю условия и отключу датчик возвращения, но буду за тобой приглядывать. Так что, если что случится, я вытащу тебя отсюда. Готова? Тогда поехали. П.с. ты кофе пьешь?» Солнце скрылось за горизонтом и город погрузился во тьму. Свет луны, слишком призрачный и неяркий, мало чем мог помочь. Из воздуха рядом с девушкой материализовался маленький фонарик и упал наземь. В остальном – ничего не обычного пока не происходило. Тишина и мрак накрыли Нью-Йорк будущего, таким его представлял лаборант. Ни электричества, ни воды. Где-то по городу могли бродить животные, бывшие узники зоопарков и просто случайно забредшие на остров путешественники. Город был похож на красивое приведение давно умершей графини, все знают, что смерть ее была ужасна, но даже после своей кончины призрачный силуэт обладал неким очарованием. Тишину нарушил странный звук. Не то шипение, не то свист. Затем прервался. Потом вновь появился, уже более продолжительный и близкий по направлению к Даниэле. Словно бы скачками звук приближался. Когда же свист оказался совсем рядом с ней, но поблизости никого и ничего не показывалось, на краткую долю минуты он стих. Тишина длилась довольно долго, и только внимательный наблюдатель мог видеть - образуя средних размеров круг, в центре которого находилась девушка, из-под земли упрямо и в спешке пробивали себе путь наружу богомолы. Не маленькие создания, с ладонь величиной, а довольно увесистые и жилистые их представители, в длину бывшие не меньше сорока сантиметров.

Lucy Ford: С легкой усмешкой Люси наблюдала, как Джонс подбежала к упавшему начальнику и, подобно курице с яйцом, начала с ним возится. С деланным спокойствием, девушка скрестила руки на груди и наблюдала за всем спектаклем, как секретарь смотрит на ушиб, что явно зарастет за минуты и даже следа не оставит, как отнимает любимую игрушку провинившегося ребенка, что так неосторожно решил сыграть в пинг-понг с пластиковым окном, не рассчитав, что даже, порой, неодушевленные предметы могут дать сдачи. Тонкая, изящно очерченная бровь приподнялась в немом не то изумлении, не то недоумении. Как-то один приятный и до сих пор знакомый молодой человек поинтересовался о ее происхождении, может, и правда, Люси была эн-дцатой частью крови уроженкой Апеннин? Хотя ни одна из них, пожалуй, не обладала бы таким спокойствием, как Форд. Девушка высокомерно вздернула подбородок. Ну, надо же, ее, наконец, заметили, может, не стоило мешать уединению подчиненной и начальника, все-таки стереотипы на то и стереотипы, чтобы подтверждаться из случая к случаю. - А, так вот куда девается половина…, - браво, она добивалась этого эффекта целый день, а вышло так, что сама не оказалась к нему готова. Нет, скорее, она просто не ожидала, что все случится здесь и сейчас. Слишком резкими и быстрыми были движения мужчины, да и минутное замешательство, которое, сперва, охватило паникой мысли, быстренько решило смениться чувством более приятным. В конце концов, любой труд окупается, даже такой черный, даже такой грязный. Как оно часто бывает – счастье продлилось недолго. Люси перевела дыхание и, чуть коснувшись губ пальцами, взглянула на мужчину. Он был в замешательстве, обескуражен, завален вопросами, которые сами собой возникали в голове, вернее – всего один вопрос, что вырвался из уст и так и повис в воздухе, оставшись без ответа. Так просто все закончится? Нет. Телефонный звонок отвлек Кэла и вернул пальму лидерства в этой странной то ли игре, то ли какой-то шараде с кубиком-рубиком Люси. Девушка преодолела расстояние, разделявшее ее и мужчину. Едва Кэл опустил трубку и обернулся к ней, лицо встретила хлесткая пощечина, оставившая на мгновение красный отпечаток, впрочем, быстро рассасывающийся. Ладонь самой Форд тоже не слабо обжег подобный выпад, в который она вложила достаточно силы, но оно того стоило. - Никто не смеет меня касаться, пока я не разрешу сама, вам ясно? – стоя вплотную к Кэлу и смотря тому в глаза, твердо произнесла девушка. Рука сжала воротник куртки мужчины и притянула его ближе. Заключив на губах поцелуй более полный чего-то похожего на страсть или желание, Люси оборвала столь красноречивое обещание неземных ласк резко, с придыханием, будто еще давая надежду на продолжение. – Странно, - улыбнулась девушка. – Я тоже ничего не вижу. Может в этом все дело? – тонкий указательный пальчик провел по уголку губ мужчины. Люси отстранилась и, оправляя куртку, направилась к выходу. - Что ж, давайте посмотрим, на этот ваш проект. Раз я здесь, то будет интересно узнать, куда уходят, частенько, материалы, предоставляемые вам Аркамом, мистер Кэл Боб отнес своему творению одежду. Из того, что смог найти. Размер должен был подойти. Да что там. Никакая мать так тщательно не подбирает одежду своему сыну, никакая мать не знает с такой точностью размеров, какие могут подойти ее дитятке. Боб и Джон знали свой проект до самой последней клетки, до самого дальнего атома, потому не было проблем подобрать что-то подходящее. Боб принес в комнату одежду и положил ее на кушетку, рядом с сидящем на ней человеком. Тот поднялся, снял больничную рубашку. Ему не было стыдно, его ничто не смущало, пропорции тела измерялись каждую неделю, сопротивляемость внешним факторам – эти эксперименты, они проводились по-настоящему жестоко. Высокий мужчина, средних лет, со светлыми глазами, меняющими цвет от серо-голубых до желто-зеленого, светлыми волосами, классическими чертами лица, телосложением атлета, молча и беспрекословно облачился в то, что ему принесли. Он доверял этим людям. Странно, но он им доверял. Хотя внутри порой возникало желание взбунтоваться, не подчиниться. Внутри, в самом сердце, порой, возникало желание вырваться из четырех стен и не просто обрести свободу, а обвинить в своем заточении весь мир. Но и это проходило. Он надел темной ткани брюки, армейские ботинки, простую футболку, взял в руки куртку и оглянулся на стоящего и наблюдавшего за всем Боба. Во взгляде вопрос читался сам собой. - Да, - кивнул Боб, улыбаясь все шире и шире. Как же он гордился. Как же он восхищался собой. Он и Джон смогли сделать то, что никто еще не смог. Конечно, были клоны и до того, но такие – никогда. – Идем. Придется еще кое-кому доказать, твое право на жизнь вне этой палаты. Они вышли из помещения, как раз в тот момент, когда в лабораторию уже вошли директор Кэл и его спутница, ее раньше Боб не видел, потому немного смутился постороннему присутствию. Хотя, что волноваться, совершенно не к чему. Джон обернулся на их появление, и внимание всех сосредоточилось на фигуре мужчины. К подобному вниманию он не привык и это несколько смущало. К тому же – мысли и воспоминания путались. Он полностью осознавал себя, он помнил то, что должен был, по мнению ученых, и все же… чего-то не хватало, что-то было не так, это злило, это бесило, это заставляло желать одного – схватить один из инструментов и воткнуть в горло, идущего впереди Боба. - Директор Кэл, это Немезис, - Боб буквально сиял от переполнявшего изнутри честолюбия и гордости за себя любимого. Немезис коротко взглянул на директора Оружия Икс. Перевел взгляд на девушку, что более, казалось, придирчиво и пристрастно изучала его. Боб чуть приблизился к Кэлу, настолько, насколько мог говорить полушепотом, так чтобы сам Немезис его не слышал, но и так, чтобы не быть достаточно близко к боссу (слухами земля полнится, а уж слухи о том, что Кэл не любит, когда нарушают его личное пространство, были один пестрее другого; поговаривали он кого-то за подобное нарушение из окна выкинул). - Тесты показали положительные результаты, над памятью мы поработали, чтобы не было эксцессов, так сказать, - Боб обернулся и кивнул Джону. - Немезис, что ты помнишь последним, до того как оказался здесь? – Джон улыбался не менее самодовольно. Мужчина нахмурился. Повел головой. - Я убил Ванду Максимофф и… Эрик Леншер напал на меня, дальше… - Дальше провал,- кивнул Джон. – Потом ты проснулся здесь, - ученый повернулся к Кэлу. – Мы восстановили все жизненные функции и вернули молодого человека к жизни, после продолжительной комы. Родственники…Ты помнишь что-то? - Нет. - Однако мы не будем голословны. Немезис, дай мне куртку и покажи директору Кэлу, что ты можешь. Так сказать, небольшой полевой тест, - Джон уже не сиял, он просто подобно атомной бомбе излучал гордость. Мужчина передал куртку, вздохнул, бросив короткий взгляд в сторону Кэла, ему не нравился этот тип. Оглядевшись, он чуть склонил голову, обернулся боком и протянул руку. В одном из углов лаборатории находились клетки с белыми кроликами и мышами. Один из кроликов в клетке поднялся в воздух и стремительно врезался в решетку. Немезис улыбнулся, подобное зрелище – разрываемого на части животного, проходящего кубиками мяса на свободу, либо частями просто сплющиваемого под напором силы, - доставляло ему немало удовольствие. Немезис опустил руку и взглянул на Кэла. - Уверяю, психологические тесты тоже положительны, мы старались изо всех сил, - прошептал снова Боб. Люси не была трусихой, но все же предпочла не быть под прицелом неприятного взгляда клона, держась ближе к начальнику Оружия Икс. - А как на счет физиологических тестов? – улыбнулась она. – Я имею ввиду не ту отвратительную картину несчастного кролика, а…срок годности, - девушка за словом в карман не лезла. Боб посмотрел на нее так, как смотрят порой на людей, что хочется придушить. - Пока нет определенных данных. Но с тем материалом, что у нас был, я думаю он идентичен оригиналу. До известной нам трансформации, само собой, - поправил сам себя. – Насколько нам известно, оригинал уже не подпадает под рамки ни человека, ни человекообразного существа.

Dragonfly: Malice Постепенно солнце шло к закату. Казалось, сообщение Спуни шло вечность. Впрочем, можно сказать, что так и было, так как день, действительно, уже близился к концу. Похоже, время здесь идет гораздо быстрее обычного. И когда вдруг пришло сообщение, на удивление Даниэлы, она все еще лежала здесь, в этом виртуальном мире, на траве, с ушибленной рукой, читая его сообщение. Он не дает ей так быстро сдаваться. На секунду она почувствовала к нему ненависть. Ну как так можно издеваться над девушкой? Первая тренировка все-таки. Но потом она даже стала ему благодарна. Ведь, действительно, нельзя так быстро сдаваться. Девушка ты или парень. Ты должен биться до конца, используя все свои силы. Да и если подумать, пришла бы она сюда, если бы ей нужен был тренер, вечно дающий поблажки? Конечно, нет. Она пришла сюда, чтобы повысить свой уровень. А значит, не должна сдаваться. - Да, я готова. Кофе...Нет, спасибо. Но не отказалась бы от чая, если есть, - немного подумав, решительно ответила девушка. Мысль о том, что ее будет ждать горячий чай, придавала ей больше сил, чем кофе. Девушка словно не ощущала здесь времени. Точнее не могла за ним уследить. Мгновение, и город уже погрузился во тьму. Стало немного прохладно. И мрачновато. Даже луна освещала ничтожно малую часть города. Но, вот, чудо! Рядом с ней появился фонарик. Слава Спуни! Девушка, не долго думая, попыталась подняться и взять фонарик. Не смотря на боль в руке, у нее это получилось. Когда она упала, ей казалось, что это перелом. Но сейчас, когда она поднялась, и решительно настроилась продолжать тренировку, боль как будто ушла. Может все дело в правильной мотивации? Решив осмотреться, девушка не обнаружила ничего кроме тишины. Странной пугающей тишины. Это ведь самое страшное, когда не знаешь, откуда ожидать звука: опасности или помощи. Но ты знаешь, что звук обязательно будет. Тишина не может быть вечной. Нет ничего вечного. Даже в этом виртуальном городе обязательно найдутся какие-нибудь животные, сбежавшие из зоопарка, или забредшие сюда любители приключений. И, вот, наконец, тот странный звук, которого ждала Дани. Но он быстро прервался, так что девушка даже не смогла разобрать что это. Но потом вдруг снова повторился. Где-то очень близко. Справа от нее. Какое-то свистящее шипение. Определенно какие-нибудь насекомые. Дани осветила местность вокруг себя. И в ужасе отшатнулась. Богомолы? Разве они таких размеров? Дани почему-то всегда представляла их себе маленькими миленькими зелеными зверьками. Но эти были в два раза больше чем на картинках учебника биологии. И в два раза страшнее. Спокойствие, только спокойствие. Девушка вообще-то не боялась насекомых. Просто богомолов она, честно говоря, видела впервые. Да и с ее способностью управлять насекомыми ей было тяжелее всего. Но чем сложнее, тем интереснее, правда? Девушка скорее пыталась придумать какой-нибудь супер способ поскорее от них избавится. Но как назло в голову ничего не приходило. А они подходили все ближе и ближе. Со всех сторон, окружая девушку. Тогда девушка просто попыталась сосредоточиться на том, чтобы передать им информацию вроде "Stay away". Но максимум усилий со стороны Даниэлы, не приносили успеха. Богомолы не перед чем не останавливались. И подошли уже почти вплотную. Даниэле захотелось даже уже закричать, но она понимала, что это точно не поможет. У нее должна быть мысленная связь с насекомыми. Но ничего не получалось. Она даже захотела убежать, но было некуда. Они были повсюду. И их становилось все больше и больше. Когда они уже стали забираться на девушку, как на дерево, она не выдержала и пошла на крайние меры. Взяла одного из богомолов, и даже зажмурившись (для лучшего эффекта), решила еще раз приложить все свои силы и способности на то, чтобы прогнать противных насекомых. И, да, на этот раз у нее получилось. Богомолы повернули назад. Это невероятно! Ведь они были почти у цели. Но это ОНА их остановила. Если бы здесь были зрители, они бы определенно кричали "Браво! и "На бис!". Но у самой героини не было ни сил радоваться, ни кричать. Она тяжело дышала, но, тем не менее, была безмерно счастлива. Но, что делать дальше она представляла. Что там еще задумал Спуни?

Malice: Dragonfly Зайди, кто сейчас в лабораторию Прайматека по техническим исследованиям, разработкам и прочему, прочему, - да, именно так она и называлась, и не спрашивайте почему, просто примите сей факт, как данность; итак, если бы кто-то сейчас зашел, то стал бы свидетелем очень занятной картины – за одним из столов, а я имею ввиду, что именно ЗА столом, из ящика, который казалось больше того, каким он смотрится со стороны, торчали лишь мужские ноги, прикрытые до колен белым халатом, затем переходящие в штаны, не доходившие до щиколоток и открывавшие стороннему наблюдателю носки с праздничными елочками в духе Нового Года празднования. Ноги, время от времени, упирались коленями в пол, а из ящика доносилось приглушенное бормотание. Итак, какая же причина была такому странному и необъяснимому поведению одного из, нет, пожалуй, единственного лаборанта данной комнаты? Чай. Нет, Спуни совсем не был против предпочтения девушки, но задача была не из легких, так как большинство, что попадалось под руку и на глаза чаем не являлось. Сам он литрами, декалитрами даже, пил кофе, а великий и неповторимый Фаза…в общем, что послаще и повкуснее, точно не «эту горькую гадость, которая хороша лишь с печеньем, дабы его можно было туда макать, а потом мерзкую коричневую, с плавающими на дне крошками жижу вылить в унитаз». Но раз предложил, надо выкручиваться как можешь. Победно сев на пол, поправив очки, Спуни улыбнулся, сжимая в руках немного покрытую пылью, даже не открытую до того, железную баночку с цейлонским чаем. Насколько этот чай был из Цейлона? Можно было довериться только производителю, который всеми словами цвета радуги, рекламировал свой продукт на самой банке. Отлично. Чай он достал. Сахара, печенья и всего прочему в лаборатории всегда было навалом. Можно еще предложить Даниэле пиццу или хот-дог, но вряд ли она согласится есть нечто, что пролежало в коробке больше трех дней и обгрызенное с нескольких сторон. Хорошо, хоть не крысами, однако внутреннее чутье подсказывало лаборанту не заводить тему об этой еде, дабы агента Оружия Икс не стошнило от ужасного потрясения – сначала запихнули в виртуальную реальность, а потом хотят потчевать едой сомнительного происхождения. Поиски чайника оказались менее проблематичными, хотя стоило отдать должное начальнику Спуни – единственный свободный чайник лаборант спас, присвоив ему звание кофейника, а все остальные – теоретически, в них еще можно было что-то приготовить, только вот не время и не место сейчас было для подобных экспериментов, так как готовя ароматный, вкусный напиток в них, ну или просто подогревая воду, вы не могли представить, что получится в итоге – просто кипяченная вода, кислота или же где-то за вашей спиной отроется меж пространственный портал и вам придется объяснять недовольному энцифолоподу, почему вы вырвали его так нагло из привычной среды обитания. Как бы то ни было, для лаборанта это уже стало приключением, потому к компьютеру он вернулся только в тот момент, когда зеленые и красные символы псевдо шифровального алфавита выстраивались в его мозгу в картинку, где несколько здоровых богомолов послушно отступали от девушки. Удовлетворенно улыбнувшись, парень уже хотел было задать задачку посложнее, когда где-то в дебрях этих кибернетических джунглей раздался звонок внутреннего телефона. Спуни огляделся. Нет, повторно на исследовательскую миссию он не отправится, если он или начальник кому-то нужны, пусть подымают свои задницы с кресел и спускаются сюда. Тем не менее, с короткими перерывами, а на том конце провода ответа ожидал явно человек не менее упрямый. Тяжело вздохнув, Спуни подошел к одному из столов. Конечно, тон был недовольный, оскорбительный и еще немного ожидания и на бедного парня точно бы обрушился поток ругани и посыл туда, куда мама передачки присылать не будет. - Ладно. Хорошо. Я понял, - положив трубку на место и мигом вернувшись к компьютеру, лаборант склонился над клавиатурой. В помещение раздался громкий стук клавиш. В это время в ночном городе, ничем не угрожавшим пока что девушке, было тихо, мирно и спокойно, до того момента пока один из богомолов не остановился, тельце его затряслось, шкурка приобрела кисловато-зеленый оттенок. Он повернулся к Даниэле и начала медленно приближаться, хотя и несколько неумело, будто ходить ему было трудно. По виду он уже меньше напоминал отвратительное насекомое. Скорее его мультяшную пародию. Картинка постоянно сбивалась и потому иногда окружающая обстановка полосками прознала тельце насекомыша. Проморгавшись, богомол улыбнулся девушке. - Почти закончили. Тебя уже требуют зачем-то наверху. Но времени немного есть, как раз на чай, кстати ты с печеньем будешь или с чем? – клешня почесала голову. – В общем, проведем еще один тест и я вытаскиваю тебя отсюда. Датчик на руке кстати включен, если что. Ладно, бывай. Жду на той стороне. Насекомое с громким хлопком лопнуло. На минуту в городе вновь стало спокойно. Впрочем, такие паузы уже могли подтолкнуть на мысль о том, что Спуни что-то задумал радикальное. Так оно и оказалось. Спустя пару мгновений, земли под ногами девушками покрылась трещинами и стала расходится в стороны. Под вполне себе стабильным грунтом не оказалось ничего кроме пустоты. Стены, здания, мелкие строения, брошенные автомобили, поросшие растениями, все оставалось на своим местах, а вот земли под ними расходилась, ломалась, будто лед под набором корабля, рассыпаясь на все более мелкие островки, которые затем и сами крошились. Даниэла могла почувствовать, как уходившая буквально из-под ног земля не оставляет ей никакого выбора, кроме как свободного падения в неизвестность.

Cheshire Cat: Порой вот так сидишь за своим рабочим местом и просто мечтаешь о том, как бы маленькая стрелка быстрее приблизилась к цифре шесть и это означало бы, что ты можешь спокойно идти домой, в бар или в клуб где ты можешь отдохнуть и сыграть пару партий в покер. За игрой бы прошло несколько часов, возможно, ушла бы половина зарплаты на эту партию, а может она бы вернула все свои деньги и еще осталась в выигрыше. Ведь главное было это забыть о дурдоме который был на работе и тех ненормальных которые ее окружали во главе, которых стоял начальник. Все-таки порой удачная партия в покер снимала стресс еще лучше чем секс и шопинг вместе взятые, тем кто не играл не понять. Это как наркотик. Затягивает с каждым разом все сильнее, и ты с огромным трудом можешь вырваться из мира азартных игр. Но вся проблема заключалась в том, что график работы Чеширки был ненормированный и она должна была находиться в офисе ровно до тех пор, пока в офисе находился сам Кэл, а поскольку он слишком часто находился в офисе допоздна, то Алиса просто мечтала о том, что бы у начальника появилась девушка, ну или парень, если уж бросаться в крайности. Главное, чтобы у начальства был хоть кто-то за пределами офиса кто бы вытаскивал его в ресторан, кафе, кино, да просто к себе в квартиру для плотских утех, когда рабочий день подходил к концу, и Алиса могла бы со спокойной душой идти домой или куда ей вздумается. Но это были лишь глупые мечты, которые если и осуществляться то не сегодня и поэтому она должна работать дальше, а не созерцать часы как какое-то божество, от которого зависит ее дальнейшая судьба. Отведя взгляд от часов, которые украшали стену напротив нее, Алиса продолжила набирать свое заявление на программу Суперсолдата. В прошлом она когда-то говорила об этом с начальником, но с тех пор прошел месяц прежде чем он вспомнил. Но работая вместе с Кэлом вскоре перестаешь удивляться всему Нахмурившись, Алиса помассировала переносицу и допечатав сегодняшнее число и задумчиво уставилась на набранные документы. Хотела ли она этого? Конечно, хотела иначе бы она просто не начала быстро все это набирать словно боясь, что удача ускользнет из ее рук. Но было ли это удачей. Скорее простым везением, а не удачей, да и вообще время покажет было ли это наградой или наоборот наказанием, но что-то слишком философские размышления для такого поворота события. Решив, что на одних размышлениях далеко не уедешь, Алиса отправила документ в печать и потянулась всем телом. Рядом с мышкой покоилось уже успевшее остыть кофе, которое Алиса успела приготовить для себя прежде чем Кэл приказал ей приготовить документы. Дверь приоткрылась и в небольшой кабинет просунулась голова одного из подчиненных Кэла, вопросительно вздернув левую бровь, Алиса внимательно посмотрела на прибывшего: -Алиса, шеф у себя? -Нет, он вышел и лучше его сейчас не беспокоить, он малость взвинчен сегодня, так что лучше к нему с просьбами... -Ясно, зайду попозже… Посмотрев на свернутый медиаплеер , Алиса тяжело вздохнула, видимо фильм она сегодня так и не досмотрит. А ведь для большего комфорта она нашла фильм с субтитрами, чтобы начальник не догадался, чем она занимается в свободное от возни с документами время. Сложив распечатанные документы в папку, Алиса поправила жакет и прихватив папку спустилась вниз в лабораторию. Спустившись вниз она поняла две вещи. Первая заключалась в том, что теперь Холокост будет ее личной галлюцинацией до конца ее дней. А вторая заключалась в том, что зря она спустилась в лабораторию, ибо увидев Холокоста, она чуть не выронила папку из рук. Но взяв себя в эти самые руки, собралась с духом и подошла к Кэлу и его спутнице: -Кэл... это... кхм… Не найдя других слов или хотябы чего-нибудь более связанного, Алиса просто прижала свою папку к груди и решила, что сейчас лучше помолчать и послушать, чем говорить и привлекать к себе внимание. Пристально изучая Немезиса, Алиса мечтала лишь об одном, чтобы ее отправили наверх готовить очередные документы, но если уж сунулся в пасть ко льву, то буди в себе тигра.

Dr. Lightman: Учащенное сердцебиение, расширенные зрачки и тяжелое дыхание сдавали Кэла с потрохами. Девушка ему нравилась - она не могла не возбуждать - но директор Оружия Х никогда не был специалистом в делах подобного рода. Все его знания о женщинах сводились к фобии увидеть целую череду любовников, побывавших в их постели до него. Ноздри трепетали от запаха духов Форд. Машинально кивая головой после каждого произнесенного девушкой слова, Кэл морщил лоб и пытался сообразить, что они собирались делать и какой у него был план. Почесав затылок, Кэл коротко взглянул на Форд и кивнул головой еще раз. - Это не инспекция с вашей стороны, вы сразу понимайте правильно ситуацию. У Оружия Х и Аркама договор на выгодных условиях для обоих сторон, именно об этом речь шла с самого начала сотрудничества. Так что мы вам, вы нам, никакого контроля, - прочистив горло, Кэл уставился в сторону. Сложил руки на груди, снова придя в норму. - Я устрою для вас экскурсию по знакомству, это понятно? И насчет всех этих поцелуев. Это было здорово, но еще одна такая пощечина и я сработаю на рефлексах. Понимаете, да? Я привык устранять агрессивно настроенных мутантов. Дорога до лаборатории Боба и Джона заняла девять минут двадцать три секунды. Проследив за часами, Кэл подумал, что время потрачено впустую. Система безопасности работала на высшем уровне, им просканировали сетчатки глаз, проверили последовательность молекул ДНК. На мониторе компьютера появилось заключение проверки и отобразилось досье с прилагающейся к нему фотографией. Двое вооруженных агентов стояли по обе стороны от лифта, на котором Кэл и Форд спустились на минус второй этаж, находясь под прицелом камеры наблюдения. Кэл считал правильным такие меры предосторожности, но сам проходил все эти процедуры каждый раз со скрежетом зубов. - В Аркаме все не так серьезно, а? - потирая шею, сказал Кэл. - Когда я был там последний раз, система безопасности не походила на что-то сверхсовершенное. Это правильно, вы ведь лечите людей, а не инопланетян разводите. Кэл не выносил тишины и потому заговорил, не особо заботясь о смысле сказанного. Больше он не сказал ни слова, даже в тот момент, когда Боб и Джон показали им результат своей работы. Клон Холокоста, сбежавшего у них из заключения, впечатлял своей схожестью с оригиналом, но внешние данные волновали Кэла меньше всего. Не обращая внимания на взгляды Немезиса, директор Оружия Х думал о том, что его надо испытать в деле. - Я кажется пропустил последнее, что ты сказал, - начал Кэл, прямо посмотрев на подчиненного. - Ты думаешь? Он сделал паузу и жестом предложил Бобу развить свою мысль, но тот молчал. Наморщив лоб, директор Оружия Х покачал головой: - Думать надо в школе на проверке контрольной, тут такие понятия уже не действуют. Я несу ответственность за то, что творится в стенах этого здания и многих других, подконтрольных Оружию Х. А ты и твои друзья-товарищи несут ответственность передо мной. На кону много голов и круглая сумма денег налогоплательщиков. Ты должен знать, а не думать. Это было самой длинной речью Кэла за последние месяцы. Взгляд Боба метался между ним, Люси Форд и клоном. Он лихорадочно соображал, как убедить начальство в завершенности и успехе своей работы, но на ум ничего не приходило. Его спас Джон. Вынырнув из-за угла, он обратился к директору. - Вас ищут, срочное сообщение. - Насколько срочное? Джон замялся, не зная, что сказать. Повернув голову, Кэл обратился к притаившейся у него за спиной Чеширке: - Разве не ты должна мне сообщать о срочных сообщениях? Довольный тем, как перетрусили подчиненные, Кэл прошел к телефону и ответил на звонок. Срочным сообщением была новость о совершенном на военную базу нападении. Повесив трубку, Кэл уперся руками в стол. - У вас есть шанс испытать его. Готовьте все необходимое, появилось дело.

Lucy Ford: Dragonfly Тренировка девушки была в самом разгаре, когда Спуни чуть не рухнул со стула от очередного звонка. Сегодня что, все как с цепи сорвались? Сначала ему приносят одну заявку, потом приносят другую, потом еще и еще, потом звонки, звонки, звонки, ну как так можно работать? Никак! Ученный поставил программу на паузу и подошел к девушке, аккуратно похлопывая ее по щекам. Все-таки обращение с женским полом не было его специальностью. Он подразделял всех людей на виды и подвиды, то есть – приматы, человек разумный или человек супериор, ну, а дальше, как общение сложиться. Даниэла попала в подвид – человек приятный благообразный, тогда как большинство «коллег» подразумевались человеко-тараканами надоедливыми. - Эм, как? Нормуль? – он помог избавиться девушке от проводов. – Прости, что вырвал, но тебя там как бы вызывают. На какую-то операцию или задание, кто их поймет, так что тренировку продолжим позже. Ну или просто заходи на чашку чая или кофе, да и пожевать у нас всегда есть что…эм…почти, когда Босса нет рядом. Парень рассмеялся, помогая одаренной подняться с кресла. - Немного будет голова кружиться, но это быстро пройдет. В общем, пока в комнате…черт, какую же они комнату сказала. А, ладно, обычно перед всякими там спецзаданиями наверху твориться дурдом, так что координатор сам тебя выхватит. Удачи. Dr. Lightman Кэл тишину не любил. Это стало ясно с последнего его предложения в кабинете, а затем очередных подколок относительно Аркама. Что поделать, но даже он не был и в половине зданий острова, Люси-то прекрасно помнила, как мужчина посещал кабинет Уэста, а затем старался поскорее покинуть его. Несмотря на сотрудничество, все-таки между этими двумя мужчинами не было никакой дружеской симпатии. Наверняка, Кэл считал Уэста чванливым самодовольным снобом, ну а, что думал Герберт, Форд уже знала – неизлечимый шизофреник-алкаш. - Кто знает, может Аркам и есть зона 51? – успела вставить свои пять копеек Форд. Предполагались проблемы в общении, так как судя по психологической оценке, первоначальной, по крайней мере, ни один из них не желал, чтобы последнее слово оставалось за другим. Как бы то ни было. Лаборатория. Опытный образец. Весьма пригодный. И весьма опасный. Ну а затем… Тонко очерченная бровь Форд поднялась вверх. Вот это была тирада. Несколько запоздалая впрочем, потому что стоящего рядом с ними клона не переделаешь, да и вряд ли бедняга осознавал, что он клон и все же – браво. - Испытать? – Боб переглянулся с коллегой. – Да, да конечно. Холокост же явно пребывал в некоем замешательстве. Надев куртку, он смотрел то на Кэла, то на своих «врачей», то на девушек. - Что происходит? – брови мутанта нахмурились; да, он был благодарен за свое спасение, но с ним обращались так сейчас, словно бы его и не было в комнате. - Ох, прости, да, мы тебе говорили… Холокост смотрел на Кэла, не сказать, чтобы сурово, но достаточно холодно. Мутант уже понял – вот он тот загадочный начальник, тот, так сказать, «благодетель», благодаря которому его спасли и поставили на ноги, только не слишком он рад удачно завершившемуся спасению. - Понятно. - Не волнуйте, мистер Кэл, мы обо всем позаботимся и проводим Холокоста туда…ну…куда собираются и все остальные, да… Боб поспешил вытолкать Холокоста из лаборатории, так как шестое чувство и печень начали подсказывать о непредвиденной ситуацией, вот-вот возможной возникнуть. Мужчина прошел мимо сотрудников Оружия Икс, не одарив более ни одного и толикой своего внимания. Внутри клокотала ненависть, хотелось разнести все к чертям собачьим. Едва дверь за одним из лаборантов и клоном закрылась, Люси мысленно перевела дыхание. Значит, говорите, мистер Кэл, Аркам может курить в сторонке, по сравнению с вашей организацией? Девушка едва заметно улыбнулась Чеширке. - Какие-то проблемы, мистер Кэл? – тоном самым невинно-наивным задала она вопрос. – Кажется, мисс Джонс хотела к вам обратится, а мне, если я вам больше не нужна, следует, наверное, удалится? офф: Стрекоза делает переход на Военную базу Нью-Йорка, первым там отписывается Холокост, вводный пост, затем все остальные в произвольном порядке.

Dr. Lightman: - Я думал, вы прилипли занозой к моей заднице надолго. Мне уже начало это нравится, - задумчиво отозвался Кэл, реагируя на вопросы Люси Форд. Мысли Директора Оружия Х занимал стоявший минуту назад перед ним клон. Высокий, крепко сложенный, он походил на отлично выполненную копию того ублюдка, от которого они смогли получить достаточное количество генетического материала, чтобы наштамповать свою персональную армию безжалостных убийц. Предстоящая миссия была важной для карьеры двух умников-ученых и для самого Кэла. Получить в распоряжение организации действующего клона, способного на большее, чем быть расходным мясом во время военных операций, значило получить преимущество в борьбе с угрозой мутантов. Любой враг Соединенных Штатов Америки мог пополнить ряды безмозглых защитников против своей воли. - Алиса, что там у тебя? Обернувшись к секретарше, Кэл взглядом уперся ей в грудь. Она испугано прижимала к себе папку с документами, будто это были ее собственные дети. - Первый раз тебя такой вижу. Боишься? Продолжишь в том же духе, я передумаю подписывать допуск к Программе Суперсолдата, - немного подумав, директор добавил: - Ты ведь знаешь, если все пройдет успешно и ты покажешь высший класс, у тебя появится возможность стать оперативным агентом. Не скажу, что буду часто отпускать тебя из кабинета на выполнение сложных операций, но это даст тебе шанс время от времени сбегать от кофеварки и разминать ноги. Кэл протянул руку и забрал у Чеширки папку. Пролистав заполненные документы и убедившись, что все сделано как надо, он взял ручку и последний раз окинул секретаршу долгим изучающим взглядом, прежде чем поставить свою подпись. Ему нравилось тянуть время перед тем, как дать человеку желаемое. - Предупреди Спуни, чтобы настроил аппаратуру на мою обычную программу, сегодня я пожалуй тоже потренируюсь. Из-за всех этих неприятностей в городе начинаю отставать от графика, - взглянув на часы, Кэл прикинул, сколько времени может занять тренировка. - Кофе возьму и зайду к нему. Кэлу приходилось проходить одну и ту же программу много раз, но добиться хваленных 100%-ых результатов так и не удалось. Способности как раскаленные провода в любой момент могли вырваться из-под контроля, делая Кэла опасным для себя самого и окружающих. Основное, что он пытался исправить - дар ретрогниции, не желающий поддаваться дрессировке. - Уэст говорил, что его новые разработки могут быть интересны лично мне, - взглянув на Люси Форд и не увидев в ней готовности подхватить тему, Кэл машинально махнул рукой. - Не важно. Поговорю с ним об этом при следующей встрече. Сейчас мне нужно размять кости.

Cheshire Cat: Сказать то что после того как клона Холокоста увели, Алиса испытала колоссальное облегчение это ничего не сказать, ей показалось, словно все камни мира свалились с ее плеч. Хотя ей понадобилось еще некоторое время чтобы прийти в себя от такого стресса, два маньяка в один день это слишком для ее невинной психики. Лучше уж Кэла голого лицезреть, чем поговорить с начала с дурманом, которые обещал ее освежевать и повесить за волосы на воротах здания. А затем встретить клон этого психа. При появлении клона Холокоста, Джонс попыталась вообще раствориться в воздухе, если бы она могла она бы спряталась за фикус, только вся проблема заключалась в том, что в лаборатории в которой они оказались фикусов не наблюдалось. А за оборудование, так его ведь жалко, казенное ведь. Сломаешь что-нибудь так с тебя три шкуры снимут и зарплату буду урезать до тех пор, пока девушка не выплатит все долги. Но ее шок от встречи с клоном Холокоста кое-кто расценил по-своему, похоже шеф решил что Алиса робеет говорить с ним про программу. Но это было не так. Да вот только обсуждать это и разуверять своего начальника в обратном. Так что она лишь молча наблюдала за тем, как Кэл испытывает ее терпения, медля прежде че подписать документ, который обещал кардинально изменить ее жизнь. Так что она молчаливо наблюдала, сдерживая свой остры язычок от едких комментариев. И только когда шеф вывел на бумаге свою роспись, позволила себе сдержанно улыбнуться. Ехидничать было еще рано, надо было дождаться, когда папка с документами окажется в ее руках и тогда уже ничего ее не остановит, разве что Кэл придушит, но для этого ему еще придется словить свою неугомонную секретаршу. - К Снупи? Хорошо, возьму коробку конфет как аванс для него. Еще что-нибудь? Вскинув глаза на мужчину в ожидании дальнейших инструкций, Алиса убедилась что больше от нее пока ничего не требуется и она может спокойно идти в лабораторию Фазы и договариваться с лаборантом. Что в принципе она и начала выполнять. Прижав папку к груди, девушка неторопливо покинула одну лабораторию. По пути к Снупи она совершила невозможное, а именно нашла таки коробку конфет, которые по слухам любил мужчина, что он был всегда голодным казалось знала вся организация. Так что порой у Алисы возникали сомнения о его верности, ведь кто-нибудь решит вытянуть из него все тайны Фазы при помощи бутербродов и нескольких литров кофе. Есть над чем задуматься. И есть повод чтобы держать Снупи всегда сытым, хотя это практически невозомжно, ибо он всегда голоден. Двигаясь как можно тише, Алиса вошла в лабораторию и осмотрелась. Без Фазы, которого не было на месте здесь было гораздо тише и спокойнее. В прочему то что ученого не было на месте, было к лучшему ибо когда Алиса видела это чудо природы ее постоянно подмывало схватить его и начать тискать пока тот не начнет пищать и проситься на свободу. А сейчас у нее хотя бы не было искушения так поступить. Найдя Снупи за столом, при этом мужчина старательно изучал нечто лежащее на столешнице. Улыбнувшись Алиса бесшумно подошла и осторожно присела на самый край. Еще не дай Бог она что-нибудь тут опрокинет или сдвинет хотя бы на пару сантиметров, мужчины за работой такие нервные. - Снупи… А я к тебе с приветом. Начать с дела или со сладкого? Коварно улыбнувшись, Алиса решила за единственного лаборанта в лаборатории Фазы и протянула мужчине коробку. Больше она ее не увидела, так как через мгновение та уже была спрятана в одном из ящиков. Мягко усмехнувшись, Джонс протянула Снупи папку с подписанным заявлением и добавила: - Кэл, просил… ну как просил,… поставил перед фактом скорее, чтобы и на него сегодня настроили аппаратуру. А то совсем заржавели мышцы. Улыбнувшись, Чеширка начала внимательно осматриваться. Признаться, лаборатории и все что с ними связанно она не любила, поэтому бывала в них довольно редко, а если и доводилось бывать, то надолго она в них не задерживалась, предпочитая как можно быстрее разрешать все дела и возвращаться в приемную где не было никаких игл, микроскопов и прочего что могло вселить трепет и ужас в душу девушки.

Lucy Ford: Spoony Найти старшего лаборанта, помощника и единственного заместителя Фазы не в рабочем состоянии или не в делании чего-либо или поедании чего-либо (съедобного, конечно), было практически невозможно. Нет, конечно, ходили слухи о том, что парень, которому и тридцати-то еще не было, время от времени спит, при этом сидя в кресле, запрокинув ноги на стол и обнимаясь с новехонькой моделькой ноутбука, которую он у кого-то стащил, чтобы разобрать по частям и собрать нечто более гениальное и полезное для него; правда те же самые слухи говорили о том, что раньше Спуни работал на русских, что его мать – заместитель президента, что он строит свою идеальную модель женщины-андроида, - в общем, это и многое другое, на любой вкус и на несколько часов беседы, ахов и вздохов. Правдой было то, что, как и его начальник, мужчина любит поесть. То ли нервы истончаются быстро, то ли умственная работа, действительно, отнимает у него все силы, то ли просто в хилом теле лаборанта нет ни капли уже собственных мышц и жира и приходиться существовать за счет подачек сотрудников и тех, кто желает отведать межпланетной гениальности Фазы на собственной шкурке. Что правда, а что ложь – каждый решал сам для себя, однако явится просто так в кабинет-лабораторию-исследовательский центр великого Фазы, не принести с собой ничего вкусненького и отказаться от чая или кофе, который предлагает Спуни, - дурной знак. Лучше перейти дорогу цыганке, плюнуть в колодец, затем просыпать три галлона соли по дороге нудистов и пойти в черный квартал распевать нацистские марши в одежде ку-клукс клана. Когда Алиса вошла в лабораторию, мужчина уже давным-давно проводил Даниэлу к выходу и занимался тем, что вздыхал время от времени (еще бы, его лишили компании и прервали прямо на середине работы – невежды!), а также спаивал вместе микросхему и какого-то странного таракана, по виду мадагаскарского, из которого торчали мелкие проводочки. Другими словами, либо Спуни экспериментировал, либо просто убивал время, пока мозг не найдет себе занятие. Подняв взгляд на девушку, лаборант мигом перевел его на коробку шоколадных конфет, выхватил и поспешил спрятать в стол; после этого он возвратился к работе и заметил недовольным тоном оскорбленного достоинства: - Хватит называть меня Снупи, Джонс, - искра выбилась из-под паяльника и чуть не ударил мужчину прямо промеж глаз. – Вся организация уже ржет, достаточно того, что я, как этот пес, бледный и, время от времени, с черным носом, - не подумайте, к Алисе Спуни относился довольно хорошо, он вообще ко всем относился хорошо, не питал неприязни, не враждовал, просто потому, что никто не покушался на его место и работу, считая дело может быть и увлекательным это, но слишком скучным, в отличие от реальной жизни, которая шла своим чередом вне стен лаборатории. Так просто вышло, Джонс попала под горячую руку и еще остатки недовольства прерванной тренировки. Долго, как бы то ни было, Спуни дуться не мог. Поднявшись, Спуни взял папку из рук девушки. – Чаю не хочешь? А то приготовил, а пить некому, - все еще с нотками недовольства, но уже более мягким и примирительным тоном добавил он. Папка открылась, зашелестел листок. – Опять эта программа? – лаборант уже хотел было почесать висок паяльником, но во время опомнился и положил его на один из столов. – Так, Кэл, ты и еще плюс один. Плюс один?! Ну и как я буду настраивать все, если не знаю настроек! – возмущение было ярким, мгновенным. Мужчина подошел к креслам, одно уже было подключенным и сохраняло человеческое тепло тела девушки, которая недавно в нем находилась, двое других также были в скором времени введены в оборот. Спуни откинул папку на стол, к остальным бумагам, числа на которых значились столь давние, что невольно можно было задаться вопросом – в этом помещении отчетностью кто-нибудь занимался хоть минуту? Плюхнувшись на стул, лаборант включил монитор компьютера. На экране замелькали зеленые символы – буквы, цифры, странные обозначения и формулы, которые складывались в полноценную картинку, казалось, только для самого паренька. Пальцы застучали по клавиатуре. – Я настрою ему программу, да. На троих, но, - Спуни развернулся на стуле к Алисе, - с небольшой поправкой. Все равно надо было ее проверить, может в этот раз эго Кэла будет удовлетворенно стопроцентным результатом. Только ему не говори, - он было обернулся обратно. – Ни слова, - снова попытка уставиться в монитор. – И вообще, иди чайку себе налей, мне какие-то чмыри с третьего этажа бутерброды с тунцом притащили. Терпеть его не могу. Не смотря на небольшое желание уйти, а также на некоторый род умозаключений, что ей, действительно, здесь делать больше нечего, Люси, тем не менее, задержалась. Едва начальник Оружия Икс отпустил своего секретаря, Форд последовала за Кэлом. - Боюсь, следующая встреча состоится не слишком скоро, - заметила девушка, когда они остановились в коридоре первого этажа у столика с кофеваркой, одноразовыми стаканчиками и всеми мелкими благами, которыми могли пользоваться сотрудники, чтобы не растратить часть сил и нервов. – Уэст сейчас бывает в Аркаме только по очень важным делам, требующим его личного вмешательства, пока же – он за границей, улаживает давние дела. Вы же понимаете, что Оружие Икс не единственный партнер компании и, тем более, не инвестор. Бросив короткий взгляд на Кэла, девушка поняла – ему интереснее наблюдать, как машина наливает в стаканчик кофе, нежели слушать ее. Заглянуть в мысли, Люси и усмехнулась, и захотела ударить мужчину чем-то тяжелым. - О лично интересных для вас разработках вы можете поговорить и со мной, - как будто ей было все равно, Форд пожала плечами. – Равно, как и о содержании следующего договора. Надеюсь, вы помните, что через две недели истекает срок, и каждая из сторон должна предоставить результаты совместной работы и сотрудничества. И, глядя на ту гору мышц, от которой так и исходил запах насилия, вы не можете сказать, что Аркам ничем вам не помогает. Оригинальный материал, может, и изъят вашими сотрудниками, а вот составляющие крови, кожи, костей, в конце концов, сыворотки и лекарства – наша работа. Форд улыбнулась, сделав шаг чуть ближе к Кэлу. - Если вы не против, мне бы хотелось понаблюдать за ходом вашей тренировки, - Люси внимательно изучала взглядом лицо мужчины. – Интересная система. Две чашки стояли на столе. Коробка конфет была открыта, из нее постепенно исчезали сами конфеты, рядом лежал контейнер для еды, в котором на два сендвича стало меньше. Алиса сидела на столе, Спуни скрестив ноги в позе лотоса вертелся на стуле, прожевывая пищу. - На самом деле, работать здесь намного интереснее, чем в университете, - делая очередной глоток и глотая хлеб с рыбой заметил он. – Ты не думай, я ни на какие спецслужбы не работал никогда. А может работал, - Спуни пожал плечами, - но не знал. Меня больше интересует процесс и результат, а кто, кому, - он махнул рукой, - главное прожить можно, накопить на квартирку и на пенсию. Дверь в лабораторию открылась, Спуни ничуть не смущаясь и, в отличие от ученых лаборатории, в которой вся честная компания была до того, вполне раскованно поприветствовал Кэла, подняв в воздух руку с бутербродом. - Все готово, шеф, - он отложил остатки трапезы, глотнул чая из большой кружки. Выбраться из положения скрещенный ног, оказалось труднее, потому Спуни предпочел не мучатся, а просто поддаться воле гравитации, столкнувшей его тело с мебели. Поднявшись и отряхнувшись, он указал на кресла. – Все настроил. Программа ваша, но, как и сказали, для троих человек. Форд, скрестив руки на груди, недовольно глянула на Кэла. Сюрприз, нечего сказать. Хотя любопытство брало свое. Спуни был мастером своего дела, когда речь заходила о работе непосредственно, то он не обращал внимания ни на кого и ни на что. Как только все трое разместились в креслах, мужчина быстро подсоединил провода к каждому, чуть задерживаясь разве что около девушек, так как лепучки, крепившиеся чуть выше груди, всегда вводили лаборанта в смущение. - Мы с боссом усовершенствовали немного программу, так что если что, из нее можно выйти в любой момент с помощью этого, - он указал на миниатюрные квадратные чипы на кистях рук (чип крепился на тыльную сторону ладони, между большим и указательным пальцем), - просто нажмите, а я вас подхвачу. И, если что, я наблюдаю…впрочем, да, вам известно. Приятного путешествия, - Спуни разместился за компьютером, пододвинув к себе второй монитор. Все, что оставалось делать одаренным – расслабиться и погрузиться сознание в программу. Внешний вид симуляции Как и говорил Спуни, достаточно было закрыть глаза и расслабиться. Если бы вы даже не хотели или не могли расслабить свое тело, один из проводов, который крепился у вас на затылке и тонкой иглой входил в кожу, посылал небольшие электрические импульсы в спиной мозг, которые были безвредны, но весьма эффективны, чтобы погрузить человека в некое подобие сна. Закрыв глаза каждый из одаренных словно прошел через невидимую стену, оказался во тьме, где не видел даже собственных рук и ног, а затем со скоростью света перед ним выстроился пейзаж. Надо отдать должное лаборанту, ему нравились тренировки в условиях постапокалиптичного будущего. Чертова любовь к фантастическим романам, которыми он зачитывался в детстве. Неудивтельно, что и на этот раз, арена была предоставлена интересная – это был не Нью-Йорк, ни один из знакомых одаренным городов, просто воссозданный с нуля населенный некогда людьми мегаполис, с высотными зданиями, узкими улочками и переулками, широкими магистралями, и явным признаком того, что кто-то все-таки выжил в этом кошмаре. Что касается программы – как и просил Кэл, Спуни ее и включил. С небольшим нововведением от себя. Его могли уволить после такого? Могли. Уволили бы? Нет. Почему? Потому что он единственный воспринимал Фазу не как милого маленького пушистого малыша, которого следует потискать и накормить печеньями, а как милого маленького пушистого начальника, которого обязательно следует кормить печеньями, если хочешь не просто чему-то научится, а еще и выжить при этом. Сюрпризом же для Кэла от Спуни стали три вещи – первая, одежда – видимо кто-то решился все-таки потащить лаборанта в кино и теперь он же, этот неведомый благодетель-просветитель, был в ответе за латексно-кожаные костюмы аквалангистов, облегающие тела ровно, словно вторая кожа, только более плотная (кто-то мог бы назвать это глупостью, но если бы мутант сосредоточился, он бы почувствовал, как между телом и этим «костюмом» словно бегают маленькие жучки-нейроны, ловящие каждое движение, действие); вторым сюрпризом – стал появившийся интерфейс, который не выскакивал наподобие тильдового окна в игре, нет – буквы появлялись на стенах или земле, по мере того, как лаборант проговаривал их в микрофон у компьютера (жалко только он забыл убрать функцию шумов, и теперь приходилось на метра два отстраняться, чтобы глотнуть чаю, и чтобы в тренировочной проекции нигде не было написано «бульп, бульп, бульп»); ну, а третий сюрприз – для более эффективной тренировки Спуни решил раздать разные, пусть и близкие координаты точек перемещения, потому каждый из одаренных очутился в той же местности, что и остальные, но на расстоянии минимум сотен метров друг от друга (не забывая, конечно, и то, что мир был почти руинами, и открытой местности здесь не было). Люси пару раз моргнула и огляделась по сторонам. Затем оглядела саму себя – костюмчик был впору и очень эффектно подчеркивал все, что нужно. Это было хорошо. Плохо было то, что ни Кэла, ни Джонс рядом не наблюдалось. Но, в конце концов, это же программа верно? Если она правильно поняла, то программа до максимума приближенная к реальности, и все же – компьютер. Форд решила поэкспериментировать. Опустившись на колено, девушка дотронулась до земли и сосредоточилось. Браво и еще раз браво. Картина мира вырисовывалась потрясающая, не слишком четкая и не слишком сложная, но Форд могла бы с точностью сказать, что задумывал Спуни, когда создавал эту тренировочную площадку, точнее – какой мир он придумывал, что предшествовал этим руинам, но если заглядывать еще дальше – то была пустота. Следовательно, нужно было сосредоточиться на частностях и не забегать назад слишком далеко. Девушка попыталась проанализировать систему, по которой Спуни мог работать и в какие точки, на сколь дальнее здесь расстояние раскидать их троих. На дороге перед ней стали вырисовываться буквы: - Привет. Добро пожаловать в систему «Руины 22». *бульп* Вот черт!... Исходя из собранных данных нервной системы, могу сказать, ты неплохо распознаешь системы и работаешь с ними. Посмотрим, сначала, как быстро ты найдешь остальных, прежде чем до тебя доберется бот. Если ты, конечно, не Нострадамус. Сообщение исчезло. Люси прошла чуть вперед, держась ближе к стене полуразрушенного здания. Проглядывать вперед решения программы, а точнее оператора было сложно, потому девушка пока полагалась на свое чутье. Хакером Форд не была, однако соображала все-таки быстрее большинства людей, даже обладающих IQ 500 (были такие случаи, поверьте), а уж компьютеры - это было что-то сродни врожденному дару, девушка просто понимала конструкцию и мысленно вычленяла из нее звенья, разбирала, препарировала, складывала снова. По стене прошел импульс. Это был даже не импульс, а скорее путешествие одного электрода от точки А к точке Б. Форд запустила руку – трещина в программе, девушка скользнула за стену, оказавшись в полуразрушенном помещении. Окна напротив были выбиты и выходили на параллельную улицу метров через семь. За стеной, через которую скользнула Форд раздался грохот, словно что-то тяжелое и массивное прошло мимо. Алису окружали здания. Оказавшись в центре какого-то давно покинутого всеми двора, девушка могла разглядеть несколько выходов из него. Улица была перекрыта деревянным забором, доски прогнили, но вроде держались вместе еще достаточно крепко. Ветер играл с каруселями и сломанными качелями, время от времени приводя их в движение. На стене напротив проявились буквы сообщения: - - Привет. Добро пожаловать в систему «Руины 22». *бульп* Вот черт!... Я перелил твой чай в термос. Я вам не домохозяйка разогревать его всем по сотне раз. Между прочим у нас, каждый электрод на счету! Ладно *хмык-хмык* Да, е мае… В общем, у тебя минут десять на то, чтобы найти выход из лабиринта и выйти на трассу, а потом найти остальных. Через десять минут…через девять минут сорок пять секунд во двор будет запущен бот. Кэлу повезло больше всех. А может и не повезло. Так как проморгавшись мужчина мог бы узнать местность, особенно с той высоты на которой он находился сейчас, а точнее на крыше одной из высоток. Небо было окутано облаками, солнце, скрытое за ними, не согревало, а излучало инистый цвет где-то на горизонте. - Честно, Кэл, где вы их берете? – буквы выступили под ногами мужчины. – Наблюдать за двумя сексапильными цыпочками в обтягивающих трико *вздох*, - затем видимо, Спуни смекнул, с кем все-таки говорил. – *кашель* В общем, им я дал указания. Под мисс…э…Форд настроил прогу. Алиса получила задание. Ну, а вам особое начало – начнем с конца последнего, как вы заметили. Кстати, ландшафт меняется произвольно – это и есть мое нововведение. *чих* Боже, надо настроить эту штуку!.. Ветер подул сильнее, чуть ли не сбрасывая одаренного с и так неустойчивой крыши, которая на одном из углов здания проваливалась на добрые десять этажей вниз. Хотя, как и сказал Спуни, не это было началом тренировки. Начинали с середины, а если быть более точными с двух похожих на вертушки ботов, разница с вертолетом была лишь в том, что в глаза сразу бросалась целостность их формы. Ни единой трещины, ни единого стыка или сплава, или хотя бы намека на то, что «вертушку» создал человек, и она не появилась сразу такой на свет. Гладкая поверхность отжала инистый свет солнца, лопасти поднимали еще больший ветер. Едва различимый в поднятом воздухом шуме треск возвестил о том, что «вертушки» готовы открыть параллельный огонь по мужчине.

Holocaust: Откуда – Военная база Признаться честно, поездочка для группы перевозившей Омегу Реда вышла та еще. Каждый мог поклясться в том, что русский на самом деле просто притворяется, что в отключке, а на самом деле просто ждет подходящего момента, чтобы перебить всю группу сопровождения. Само собой, это была чистая паранойя, даже если бы не транквилизаторы, которые могли выветриться из привычного к более резким токсинам тела русского через меньше, чем час, то наркотики которыми его напичкали, точно сыграли свою роль. Как бы то ни было, тяжелого на подъем, но без сознания Аркадия доставили в Прайматек в целости и сохранности, а также в кандалах. В кандалах одной из камер его и оставили, чтобы затем директор Оружия Икс мог сам разобраться, что делать с этим «ядерным оружием» организации дальше. Тем временем, в уже описанной нами ранее лаборатории, где был выращен клон, два человека создавали больше шума и паники, чем вся военная база пригорода вместе с мутантами взятая, а все дело в том, что их проект провалился, причем с треском, громогласным, оглушительным треском, за который ученные могли поплатиться всем, чем угодно – своим местом не только в организации, но и на социальной ступеньке общества, не говоря уже гарантией и дальше работать самостоятельно. Новость о том, что клон не просто вышел из-под контроля, а во всех смыслах слова «сломался», дошла до них первой. Оставалось лишь надеяться, что директор Оружия Икс еще где-то бродит по своим делам и не слышал о случившемся. Хотя, сказать по чести, операция вся оказалась провальной для сотрудников Оружий Икс. Нехватка оперативных кадров, форменное предательство, сбой в операции, ошибки планирования, - причин можно было провести несколько, не спас, а лишь усугубил ситуацию и русский, который навел шороху по обе стороны баррикад. Сотрудники Оружия даже сами порой не знают, какие тайны и секреты таит в себе их организация, порой они даже не догадываются над чем и для кого работают, каковы настоящие цели операций, а то, что им знать положено – кто возьмется сказать точно, что информация достоверна? Как бы то ни было, через два часа после окончания операции на Военной базе, на стол директору Кэлу упал увесистый ворох бумаг, аккуратно собранный, скомпонованный, с отпечатанными на гладкой белой поверхности черными буквами, складывающимися в неутешительные слова отчета и статистики. Военная база Нью-Йорка Задача: ликвидация террористической атаки Руководитель операции: - Общее число задействованных сотрудников: 9 Общее число оперативников: 4 Общее число пострадавших сотрудников: 3 Общее число погибших: уточняется Состояние операции: провалена Все не госпитализированные сотрудники будут опрошены на предмет проведения операции. Один сотрудник помещен в следственный изолятор.

Spider-Man 2099: [url=http://xlifes.forum24.ru/?1-29-0-00000030-000-0-0#010] Ювелирный магазин "1700 Ocean", Санта-Моника [Калифорния][/url] Тот страшный день для десятков людей миновал. Казалось, это всё в прошлом, но Мигель по прежнему чувствовал свою вину перед пострадавшими и особенно перед родственниками погибших людей, хотя виноват в этом совсем другой человек. Но жизнь идет дальше и придется смириться с тем, что не всегда он не всегда успевает спасти всех, но хотя бы кого-то спасает. Новый день, новые заботы, вчера он спасал людей как Спайди 2099, сегодня он работает на одну правительственную организацию под прозвищем Паук. Эта работа его не очень устраивала, но там платили большие деньги, а деньги О’Харе были нужны, он только первый год в этом времени и только осваивается тут. Если вспомнить первые недели пребывания в этом месте, то не было ни жилья, ни денег. Мигель с помощью своих способностей пробирался в дорогой ночной клуб, соблазнял девушку и после вечеринки они ехали к ней домой. Там, в постели, он выкладывался, но не на полную, а то она будет этого требовать каждый раз, и два-три дня дорогущая квартира в его распоряжении. Сейчас же у него есть собственная квартира в приличном районе и денег хватает в достатке. Сейчас Мигель находился на базе той самой правительственной организации, имя которой – Оружие Икс. А точнее в спортивном зале. Перед ним стоял какой-то паренёк, с виду не очень мускулистый, не подающий особого впечатления. У них проходила тренировка по рукопашному бою и в данный момент Мигель начал атаку. Мчавшись рысью в сторону противника, он резко сделал быстрый прыжок через противника. Из головы все ещё не пропадал Домовой. С помощью быстрого прыжка оказавшись за спиной противника, Паук немедля нанес секущий удар по ногам.

Smoke: С утреца всё не задалось...Очередное похмелье, очередная головная боль...И эта драная бумажная фабрика! И почему, кстати, бумажная? Всё просто - целлюлозно-перерабатывающий комбинат отпугивает людей, с умом близким к дебильности, которых, будем смотреть правде в глаза, чересчур много. Неплохое прикрытие для какой-нибудь военной хреновины. Кстати! Довольно запутанная дорога привела Фрэнсиса в Оружие Икс - лютых упырей, отлавливающих не таких лютых упырей. И последние частенько - надооолго! - задерживаются в недрах здания. Земля пухом, счастливой охоты, что ещё сказать... Свирепые удары по груше под аккомпанемент пульсирующей боли внутри черепной коробки, мешки под глазами, трехдневная щетина на челюсти, очередная сигарета в зубах... Вроде полегчало. Он уже было хотел свалить отсюда и натянуть свой привычный костюм в полосочку, но тут оказалось, что придётся драться с каким-то местным альфа самцом в лосинах. -Хах! Молодняк внезапно взял разбег, и когда уже можно было ударить, обогнул усталого Смоука по воздуху, сопровождаемый его охреневшим взглядом, а по приземлении треснул сзади по ногам. Наёмник рухнул как подкошенный, больно ударившись коленями в пол. Он взвыл, выражая всю ту гамму чувств, которую воспроизводят его соотечественники из морского флота и десантных войск. Он затянулся сигаретой и, злобно зыркнув исподлобья на противника, гаркнул: -Теперь моя очередь, сосунок! В один миг обернувшись в струю чёрного дыма и угольно-чёрный кулак с сумасшедшей силой бьёт неприятеля под дых. После этого Дымному осталось только достать из кармана флягу и "виртуально" чокнуться с пареньком со словами: -Ты был хорош, сынок! Чертовски хорош! Может быть даже лучшим из всех!

Cheshire Cat: Тяжела и неказиста жизнь маскальского артиста. В переводе на Алису это бы прозвучало так, что она кажется, опять нашла приключения на свой очаровательный зад. Хотя в этот раз она сама их хотела и можно сказать, что даже чуть ли не сгорала от нетерпения, когда же шеф даст добро на то чтобы она смогла поучаствовать в программе. И вот, наконец, у нее на руках фул хаус. Теперь главной задачей Джонс было не упустить свою возможность. Как это было с ней в последнее время, хотя конечно можно было сказать что несколько недель подряд Кэл мстил ей за пурген в кофе, а потом того хуже за виагру. А однажды он чуть не убил ее за то, что пришлось распечатать документы на розовой бумаге так, как несмотря на серьезность организации где-то там все-таки что-то перепутали и в офис вместо стандартной белой бумаги закупили розовую. Но Чеширка об этом ни капельки не жалела так как лицо Кэла стоило всех потраченных нервов, когда он открыв папку обнаружил что важные документы были напечатаны на бумаге, которую предпочитают недалекие особи женского пола, которые безумно любят розовые машинки и маленьких собачек. Кажется тогда Алиса еще долго пыталась убедить начальника в том, что наверху и так все думают, что они психи так что несерьезность документа их не удивит. Правда о том, что руки шефа тогда тянулись к горлу секретаря, она старательно пыталась не вспоминать. Так что, да. В том, что Кэл тянул с программой было ничего удивительного. Несмотря на обстановку, ведь лабораторию Фазы местом подходящим для полного дзена не назовешь, расслабилась Алиса довольно быстро и Спуни даже не пришлось для этого огреть ее бейсбольной битой по голове, как часто это проделывали герои мультиков и комиксов. Открыв свои дивные очи, Джонс уж очень усомнилась в том, что Спуни не переусердствовал с просмотрами фантастики и те не повлияли на его психику, правда в слух она сказала совершенно другое: - А нельзя было запрограммировать милую зеленую полянку с кучей фиолетовых обезьян, которые воруют кредитки у вредных лаборантов? Осмотрев себя насколько это было возможно, Алиса лишь убедилась в правильности своих суждений о том, что подчиненный фазы таки переработал и это плохо сказывается на его психике. Конечно против латекса она ничего не была, тем более что попа в таких костюмах смотрится просто обалденно, но все-таки что-то ее немного смущало в сложившейся ситуации: -Кажется, Спуни все-таки посмотрел Трон и это негативно сказалось на его восприятии мира. А еще в голову девушки закралось небольшое такое, но очень противное подозрение, что когда в лаборатории не было никого кроме Спуни он через программу играл в компьютерные игры, по крайне мере Алиса бы так и поступила будь у нее такая возможность. - Девять сорок пять? Садист. Решив что стоя на месте уж точно из лабиринта не выберешься, тем более встречаться с ботом ей пока не хотелось, Джонс двинулась вперед и подошла к ближайшим двум входам. К сожалению, сверх чутьем она не обладала, так что пришлось положиться на удачу что выбранный путь окажется верным. -Эники Беники ели вареники… С помощью этой незамысловатой считалки выбор пал на левый ближний ход, туда не задумываясь и отправилась Чеширка. Тем более что с каждым промедлением времени у нее оставалось все меньше и меньше, а это означало лишь одно, что надо шевелить булками. Так что быстро и уверенно продвигаясь вперед, Джонс даже не думала о том, что возможно она идет не туда. Сейчас ее больше беспокоило что бы лаборант, которому надоело, что никто не успевает допить чай, совершенно случайно не вздумал обрушить ближайшие развалины. Правда как бы не торопилась девушка, что-то ей подсказывало, что во время выбраться из лабиринта у нее все равно не получится. -Чувствую придется мне взять себе выходной на завтра… Печенкой чувствую.

Spider-Man 2099: Да, тренировки это хорошо. Не раз результаты тренировок помогали Пауку, очень часто он полагается на свои навыки, отточенные благодаря тренировкам. Сейчас же, на очередной тренировке ему пригодились его навыки, он, рассекая воздух, обогнул противника и ударил точно по ногам. Удар оказался успешным – условный враг повален на колени, а на лице победителя повисла легкая ухмылка. - Ух, парень, ты сегодня не в форме. Честно говоря, никогда не видел тебя в форме. Ты бы занялся собой, побрился, причесался, похмелился, помылся. А занятия аэробикой тебе только в пользу пойдут. В этой ситуации Мигель просто не мог не подшутить, ибо этими обидными шуточками он заставлял парня хоть что-то хорошее сделать с собой… - Видишь, какой я? – спросил он, демонстрируя свои мускулы, - фитнес, детка, он творит чуде… - Не успел Спайди договорить, как условный противник обращаясь в дым, делает точный удар. Только Дым замахнулся, как паучье чутье взбесилось. В ушах зазвенели «кремлевские куранты». Паук ловко отскочил на бравые четыре метра, делая при этом сальто назад. Только Мигель успел разогреться, как их тренировку прервали. По громкой связи «начальник» сообщил о немедленном прибытии в брифинг-центр их обоих. Ну что поделать, приказы надо выполнять, если не хочешь, чтобы тебя уволили, так уж издавна заведено. - Пошли парень, продолжим в другой раз. Мигги даже не успел вспотеть, это и хорошо, не надо идти в душ и можно вовремя прибыть на встречу. Агенты направились в назначенное место. Мигель расхаживал в своем костюме, ему так привычней, его никто не видит под маской и это хорошо. В нем не жарко, но и не холодно. Он абсолютно не стесняет движений и ещё много хороших качеств есть в этом костюме, вообщем… - Похоже нам сейчас придётся с тобой вдвоем работать… Чур я главный. Путь не занял и пяти минут и вскоре они добрались до той самой двери, за которой и был брифинг-центр. Мигель зашёл первым и сел на один из свободный стульев.

Smoke: Плевать, что он снова получил по ногам. Было кое-что куда непростительнее избиения этим молокососом. -Ты пролил вискарь, упырь! За такое Фрэнк обычно выносил мозги и крушил хребты. Но правила честного боя его сильно ограничивали, требуя соблюдения некоторых приличий. Идиоты... -Попрошу свободных резидентов Оружия Икс прибыть в брифинг-центр. - Пошли парень, продолжим в другой раз. Смоук устало вытер лоб полотенцем, лежавшим на скамье. Не будет следующего раза, молодчик. В следующий раз у меня будет револьвер. Этот ленивый, сексуальный самозванец в своих колготах явно не вспотел. Даже дыхалку не сбил, пижон. У наёмника кололо в боку, во рту был солёный привкус, да и ноги не давали о себе забывать. Закурив(а ты попробуй отнять у него сигареты, умник!), он поплёлся на брифинг в своём спортивном костюме(со свадьбы,ёпт!) для тренировок. Вообще поразительно здоровый такой завод, а людей с гулькин хрен. И не занято ни черта. Эдакий пустырь в замкнутом пространстве. Они сидели в креслах и пялились в изображение транслируемое сверх-дорогим проектором на стену перед ними. Уныло. Ехать в какую-то дыру хрен знает за чем. Опять не пострелять, да не убить. Скукота. Он вдавил бычок прямо в подлокотник своего кресла и сделал пару глотков из фляги. Потом кровожадно ухмыльнулся: -"Если", да "если"...Кто-то точно сдохнет! Думаю, уже пора.../Диксон,штат Теннеси/

Werewolf: [Военная база Нью-Йорка.] Ты хочешь спокойствия и умиротворения. Хочешь поскорее оказаться дома, лечь на диван и посмотреть какой то фильм. Хочешь встретиться с друзьями, может немного выпить в баре. Хочешь каждое утро вставать и готовить своей семье завтрак, отправлять детей в школу, ждать мужа с нормальной работы. Тебе просто хочется чего то домашнего, но ты прекрасно понимаешь, что это не судьба. Шелли с юных лет крутилась в сфере военных действий, ее отец был начальником какой то военной базы из за чего приходилось постоянно перебираться с места на место. Она с малых лет знала, что такое война, видела ее собственными глазами, видела смерть людей, которые нещадно гибли за свою страну. Она с малых лет знала этот ужас и представить себе спокойную и неспешную жизнь было тяжело. Как бы миссис Криг не пыталась, как бы не рвалась к этому счастью, оно всегда выскальзывало у нее из рук. Порой она даже жалела о том, что родила сына и не потому что не любила его, нет. Просто потому что не могла одарить мальчика той любовью, которую он заслуживал. Затем она родила девочку и так же не смогла удержать ее рядом с собой, да и не потому что характер у Оборотня не сахар, а потому что жизнь была сурова и она всеми силами просто пытается доказать это своим детям, защитить их от бед. Но сейчас на свет появится скоро третий и блондинка была совсем подавлена. Для любой матери это было бы счастье, для Шелли тоже, но не в такой ситуации, когда ты каждый день играешь со смертью и в данный момент удираешь с военной базы. Странное сияние осветило холл здания, куда переместила Оборотень вместе со своей сестрой. Белая дымка начала спадать, в помещение постепенно начал восстанавливаться привычный свет и когда меч вовсе перестал излучать странную энергию, Нельсон посмотрела на Тигру – Уф.. Первый раз пользуюсь перемещением – С улыбкой проговорила она отходя от Грир в сторону и убирая меч в ножны – Так, в общем мы у начальства, дуй писать жалобу на Омегу, клона Холокоста и других.. Меня не смей вписывать, а то цапну за хвост – Блондинка прищурилась и в глазах внезапно помутнело. Голова начала кружится и странная слабость обхватила ноги – Что то мне не хорошо – Она приложила ладони к своему животу, чувствуя что вот-вот ее вывернет наизнанку – Ты короче иди-иди. Объяснись перед Кэлом и так далее, а будет меня спрашивать... – Она зажала на секунду рот рукой и дождавшись пока тошнота отойдет, выпрямилась и посмотрела Тигре в глаза – ...Скажи что я в декрете, все! Я требую отдыха, небольшого отдыха. Меня достало, что он вечно вытаскивает меня на задания в момент, когда я в положении – Едва не сорвавшись на крик, Шелли взмахнула руками в воздух и показывая все недовольство на своем лице – Позвони или напиши мне, как все закончишь. Увидимся сестрик.. – Нимфа чмокнула девушку в щеку и натянув на себя лучезарную улыбку направилась к выходу из здания – А, и еще – Блондинка обернулась к Грир полубоком и склонив голову на бок, проговорила – Потом поблагодаришь за спасение твоей полосатой шкурки, может.. Ммм.. Пирог мне испечешь и на рождения малыша придешь?! – Подмигнув сестре и как то по детски улыбнувшись, она развернулась и вышла из здания. [Коттедж Шелли.]

Dr. Lightman: Lucy Ford Cheshire Cat Одноразовый стакан наполнился до краев. Рассеянно покивав головой на слова Люси Форд, Кэл поднял стакан и принюхался к бодрящему аромату кофе. Оставшись довольным запахом, отпил до середины стакана и потянулся к кофеварке еще раз. - Да, кому как не мне понимать занятость делового человека и систему с партнерством и инвестициями, - мутант вытащил спрятанный под рубашкой жетон военнослужащего и потряс им, не снимая с шеи. – Это было то, что люди вроде вас называют иронией, Форд. Или сарказмом, я не силен в подобной терминологии. Для меня на первом месте служение государству и все мои действия только на то и нацелены, чтобы служить интересам американцев. Хотите поговорить про финансы и партнерство, - Кэл неловко замялся, живо представив один из видов партнерства с проститутками и выпивкой, - это можно устроить. На такой случай как раз существует отдел, где деньги считают и хот доги на уши вешают. Кинув взгляд на циферблат наручных часов, Кэл глотнул кофе и быстрым шагом направился к лифту. Он не назначал точного времени начала Программы и Спуни со своей лабораторией сбежать из Прайматека не мог. Торопиться его заставляла заноза в заднице и армейская выучка. - Договором будет заниматься мой заместитель, Владислав Долохов. Оперативная служба хороша собой. Слишком хороша. Появился случай разбавить ее бюрократией, - директор остановился перед лифтом и надавил на кнопку вызова. – Что нового в методах сдерживания? Уэст поставлял партию препаратов, - Кэл кашлянул в кулак. На лице было видно, с каким раздражением он относится к сложившейся ситуации. Ему не нравилось говорить о своих проблемах. – Вроде сыворотки для подавления способностей. Это больше не работает, организм приспособился. Выработал иммунитет. Ваши психотропные или как вы их называете, - мутант указал рукой на голову, - тоже не действуют. Одному из наших сотрудников нужны препараты помощнее. Отчет о ходе операции на военной базе лежал на рабочем столе Кэла. Ознакомиться с ним директор не торопился, хватило беглого взгляда и печатных слов – операция провалена. Из устного доклада он узнал, что Омега Рэд съехал с катушек. Только выгода от содержания бешеного русского не давала отправить его в гробу к чертовой матери на земли заснеженной Сибири. Коридор, в котором они оказались покинув лифт, уже не походил на обычные коридоры фабрики по производству бумаги. Он вел прямиком в лаборатории, отсеки для хранения оборудования и необходимых в работе материалов. На пути стали попадаться люди в белых халатах. Они шли, не глазея по сторонам, погруженные в свои мысли. - Привычная обстановка психиатрической лечебницы, да? – Кэл жестом пригласил Форд зайти в лабораторию Фазы и Спуни. Осмотревшись, Кэл допил кофе и смял стакан. Выбрасывал он его под пристальным взглядом Люси Форд. – Кто хочет наблюдать за тренировкой участвует в ней. Таковы правила. Виртуальный мир рушился на глазах. Стоя на краю крыши, мутант видел, как из-под ног вниз сыпется строительный мусор. Высота вскружила голову. Попятившись, Кэл окинул взглядом местность в поисках безмозглого лаборанта, рискнувшего сменить программу без предупреждения. Между трещинами стали появляться печатные буквы. Пробегая послание глазами, мутант машинально тянул ворот костюма. В виртуальной реальности ему всегда не хватало кислорода. - Этот латекс – худшая твоя затея, Снупи, – Кэл неосознанно повторил прозвище, которое слышал от своей секретарши. Сейчас ему казалось, что образ флегматичного пса отлично подходит лаборанту. – Удобнее бегать по крышам голышом, чем строить из себя клоуна как Человек-Паук. Тебе пора понять разницу между агентом и чертовыми героями. Справившись с эмоциями, Кэл шумно выдохнул, сжал кулаки и подался вперед. Обзор был отличный – ему открывался вид на большую часть виртуального мира Спуни. Сузив глаза, директор всматривался в пространство и выискивал двух девушек, оказавшихся с ним в одной программе. - Что значит – ландшафт меняется произвольно? - в тот момент, когда Кэлу стало казаться, что он наконец увидел одну из движущихся целей, его едва не сшибло потоком ветра с крыши. Мутант выставил руки перед собой, резким движением дернул в сторону и силой телекинеза швырнул себя обратно на крышу. Это был предел его способности сосредотачиваться – задерживаясь на более тонких аспектах дара, как попытки полета или работа с мелкими предметами, директор неизменно наносил себе многочисленные травмы, разрушал структуру объектов и невольно разбирал их на атомы. Из-за чувствительного слуха пронзительный звук работающих лопастей вертолета глухими ударами поражал голову. Кэл на время потерял осознанность действий. - Спуни, докладывай! – голос директора потонул в шуме. Дула пулеметов изрыгнули пламя. Молниеносным движением прикрыв свое отступление щитом, Кэл рванул с места к краю крыши, где здание наклонилось под нужным ему углом. Пулеметная очередь следовала за ним по пятам, оставляя после себя глубокие борозды. Замедлив бег перед краем, директор прыгнул вниз и, сгруппировавшись, ввалился в одно из окон. Шум вертушки сменился звоном битого стекла. Осколки усеяли пол. Продолжая движение, Кэл сообразил, что при таком наклоне пола он быстро скатится вниз и вылетит в противоположное окно. Машинально ухватившись за торчащие из стены провода, директор резко затормозил. Руку пронзила острая боль. - Тебе лучше все держать под контролем, Спуни, - прошипел мутант, подтягиваясь на здоровой руке. В зияющей дыре напротив Кэла появился вертолет. Вытянув ладонь, директор представил, как невидимая сила сминает вертушку в бесформенную кучу металлолома. Лопасти вертолета замедлили свое движение и стали сгибаться.

Omega Red: /Военная база/ Тело постепенно начинала вновь что-то чувствовать. Первое, что оно почувствовало, было холод. Лютый холод, заставляющий бежать мурашки по всей твоей спине и заставляя выделятся каплям пота. Во рту ты ощущаешь привкус неких веществ, которые тошнотворно выходят из твоего рта ввиде рвоты. Глаза открываются и суровая реальность становятся не лучше, тех кошмаров, в которых ты прибывал до этого всего. Единственное, что ты точно знаешь, что происходит - это боль. Признаки ярости не помогают более, ты чувствовать дикое жжение и сильную боль. Твои остатки разума пытаются спрятаться, найти что-то внутри себя, чтобы скрыться от этой боли, но боль она везде, она словно рак поедает каждую частичку твоего тела. Ты смотришь и не понимаешь галлюцинации это или нет. Всё что ты видишь, может тебя убить умственно или физически, всё опасно, никому нельзя верить, никому и ничему. Всех убить, никого не оставлять в живых. Уничтожить всё. Музыка, она не затихает, она желает продолжение, новых нот, новых идей, ещё больше пламени, больше крови и боли. Красный Омега прекрасно помнил своё прибывание на военной базе. Однако он плохо помнил, что было после того, как он увлёкся процессом. Язык был шершавым будто он вместо еды, он жевал только его. Его тело обезвожено, он ужасно хотел пить. Глаза томно опускались и еле-еле приподнимались. Накаченное тело тяжёлой грудью вздымалось и выдыхая воздух, упиралось при вдохе в железные оковы, которыми он был скован. Чёткий слух, который он получил в результате слепоты, дал альбиносу способность слышать не только на расстоянии километров, но а также слышать некоторые аномалии, недоступные для частоты ушей людского рода. Аркадий слышал топот, судя по всему шли навести его. Он также слышал, как идёт вода в трубах за стенами, слышал как сверху ходят люди, где-то в коридоре открывают электронную дверь электронной картой. Его глаза бешено бегали по пустой камере, а уши ловили разговоры людей по всему центру. Он слышал каждого и то как кто-то кидает пачку бумаг кому-то на стол, как кто-то закрывает и открывает двери. Он мог настроится на волну любого и отследить его перемещение. Но самое главное, он прекрасно слышал усиленное биение сердца каждого присутствующего, когда кто-то упоминал его прозвище. Только тогда Омега понял, что он находится на базе Оружия Икс. - Нерон играл на лире, пока Рим пылал... - сплюнул блевоту русский, наблюдая как растекается переработанные еда вместе с лекарствами и наркотиками по полу. Русский гордо поднял голову вверх, чтобы его волосы упали назад и не мешали ему языком увлажнять сухие синие губы. Клыки жадно выходили, в нём ещё было энергии достаточной, чтобы убить человека. Он чувствовал внутри себя присутствие каждого убитого на военной базе. Ты убиваешь, ты не просто забираешь энергию, ты забираешь его в себя и его сила и энергия становится твоей. Вскоре топот стих и русский красными зрачками посмотрел в сторону решёток сделанных из адамантия, за которыми была видна тень мужчины. - Я чувствую тебя... Покажись... Ещё один убогий оловянный солдатик с Бумажной фабрики? - улыбка у психопата пошла ещё больше. - Это было обязательно? - улыбнулся русский, обнажая клыки, и чувствуя силы оков держащие его неподвижным. - Меня держат тут дольше чем Солженицына... Чем на этот раз заслужил аудиенции? - Красный Омега получал наслаждение наблюдая за всей это ситуацией. - Ах да... Кто-то ведь должен делать всю грязную работу, пока вы просиживаете жопы на креслах... Кто-то должен же подтирать за вами ваше дерьмо... - рассмеялся альбинос и почувствовал, как скрепят цепи под всей его стойкостью и тяжестью тела. - Рано или поздно, зверя не удастся всё время удерживать... Рано или поздно, зверь настигнет добычу! Рано или поздно, Красный Омега будет смеяться, когда Оружие Икс будет пылать! - русский улыбался и воодушевлялся только своими речами с неизвестным собеседником. - Я уже однажды был свидетелем, как вся ваша коррумпированная власть дала трещину в борьбе с Людьми Икс и Росомахой, а потом вся ваша сила и могущество рухнули, как карточный домик... Какая жалость, какое большое самомнение! Ваши покровители думают, что сильнее и лучше других... - усмехнулся русский. - Но вы... Все вы... А я встречал многих... Гидеона, Чёрного Тарантула, Магнето, Брента Джексона, Нокса и многих из Клуба Адского Пламени... Вы мясо, одно сплошное мясо... Таких, как вы, я ем на завтрак - причмокивал слегка убийца. - А вчера... Я наблюдал ровно тоже самое... Вы не готовы, вы слабы и духом и телом. Вы не вселяете ужаса и не способны бороться во имя цели. У вас нет цели, лишь приказы-приказы и ещё раз приказы! Вы ягнята, скот, а Братство того ещё хуже - овцы и школьная шпана... И кто вы такие, раз смогли дать им хоть на каплю задуматься, что они достойны быть сильными? - Омега ещё раз сплюнул, но на этот раз вместе с кровью и блевотиной, вылетели несколько и зубов, сгнивших в дёснах. - И потому замыслы все ваши планы провалятся... Люди Икс давно в союзе с Клубом, а те что не согласились, убежали к Братству... Мстители вышли из своих укрытий... Так и глядишь, вас сотрут в порошок и даже не вспомнят о вашем существовании... Выход один - жечь! - уголки рта пошли шире и глаза русского округлились от экстаза. - Жгите и поджигайте! Иначе в итоге подожгут вас! Грядёт буря и мимо вас она не пройдёт! - усмехнулся психопат. - Уж это я вам могу пообещать!

Herbert West: Omega Red Работа. По сути, что такое работа для него? Развлечение. Наверное, потому, как бы он ни пытался, каждый из его образов оставался одиночкой. Жалел ли он об этом? Нисколько. Все потому что привык, потому что знал свое место здесь, в этом мире; потому что понимал отчетливо и ясно – несмотря на смертность, его долголетие и бессмертность даны не просто так. Однажды к нему взыщут плату. И не те, кто бродит сейчас величавой поступью по земле. Машина остановилась. Человек вышел. Он шел вперед, с безразличной улыбкой на лице, с равнодушием ко всему во всем своем облике. Кто-то сказал слова приветствия, кто-то проводил его в нижние этажи камер, кто-то передал на руки документы. Он услышал крик и улыбнулся. «- Я чувствую тебя... Покажись... Ещё один убогий оловянный солдатик с Бумажной фабрики?». Тирады продолжались, а Уэст молча просматривал все документы. Листы переворачивались медленно и тихо. Мужчина водил глазами, порой поднимал взор, порой опускал снова к листам. Тяжелая бумага папки, сродни картонной опустилась, наконец. Он едва кивнул головой – у Кэла должно было быть веская причина того, чтобы оторвать Его от работы. Аркам? Да, он был приоритетом. Спустя несколько десятилетий лечебница нашла того, кто не просто поднял престиж, а возродил ее. Но надолго ли? «Уж это я вам могу пообещать!». Клетка была что надо. Не такая прочная как в Аркаме, но годящаяся для удержания зверя по имени Россович. Стекло было настолько прочным, кто один удар не мог рассечь его и преломить структуру, а дверь настолько узкой, что казалось будто в нее входят лишь муравьи. Уэста перехватил второй рукой папку с делом «пациента», остановился и повернулся лицом к лицу к русскому. - Воистину, вы гораздо умнее, чем кажитесь по вашему досье, - Герберт снисходительно опустил голову, прикрывая глаза. Рука протянула папку, один из охранников камеры принял ее. – Простите, что заставил вас ждать, господин. Или точнее – товарищ? К моему прискорбию, в то время я выбирал другую сторону, потому… Но не важно, - Уэст хлопнул в ладоши, приближаясь к стеклу. – Крайне прочная структура, однако, готов поспорить, вы нашли массу лазеек и несовершенств. Как и в моем наркотике, - мужчина сделал шаг назад. – В вашем досье говорится многое, но практически все неверно. Оружие Икс не умеет оценивать психологию даже собственных сотрудников. Вы справились с моим наркотиком гораздо быстрее, чем я думал. Считайте себя морской свинкой, которая испытала на себе результат. Наверное, следующее средство принудит вас к большей покорности, хотя лично мне вы интересны в первозданном виде, но не будем об этом. Все-таки, здесь идет речь о серьезном деле. Не так ли? – выдержав паузу и отведя взгляд в сторону, Уэст продолжил. – Сколько мертвых похоронено под вами, а сколько вам предстоит обратить в мертвецов. Вы не задумывались об этом, Аркадий? Вы привыкли действовать в одиночку, но что – если одиночество означает смерть? Подумайте – наказание для вас это или благословение? Учитывая, что с некоторыми сотрудниками вас связывают очень близкие отношения, разного характера, - он поднял глаза к Омеге. – Как бы то ни было, надеюсь, впоследствии увидеть вас у себя. Вы даже не представляете себе, насколько походите на малую долю того, что я изучаю. Со стороны камеры открылась узкая дверь. Двое сотрудников Оружия Икс вошли в камеру, держа перед собой медицинские винтовки. - Я разбавил лекарство физраствором, так что после введения антидота, ваши зубы перестанут течь разложением, - жест пальца доктора указал на уголок рта заключенного. – Однако, помните одно – вас пока держат взаперти, как зверя, как тварь, хищника редкой породы. Я видел одного такого. Как вы. В Берлинском зоопарке перед вторжением русских. Редкий вид. Сейчас – еще более редкий, - Уэст улыбнулся. – После этого задания у нас с вами будет долгий разговор. А пока – советую вам положиться на инстинкт, сохранив товарищей. Ружье выстрелило, вгоняя в организм Омеги препарат «черной водки». Уэст не соврал, лекарство было разбавлено, однако в достаточной форме, чтобы послужить русскому неким успокоительным средством и ликвидатором мощи собственной силы. [Омега Ред – далее по сюжету Оружия Икс]

Herbert West: Т.к. шапка пока не исправлена - прошу всех на совещание сюда - http://xlifes.forum24.ru/?1-7-0-00000432-000-0-0-1351095167 данная же тема закрыта для отыгрыша и прочих действий.



полная версия страницы