Форум » Остальные организации » Компания "Primatech" 0.1 » Ответить

Компания "Primatech" 0.1

Bombist: Компания "Прайматек" была основано в 1962 году и с тех пор является лидером в производстве и распространении высококачественной бумажной продукции. Являясь сторонником экологически чистого производства, Компания зарекомендовала себя как борца за использование передовых технологий, не вредящих окружающей среде и защищающих тропические леса. http://www.primatechpaper.com/index.shtml Однако, все вышесказанное - лишь верхушка айсберга. С виду безобидная организация является частью правительственных структур, выступающих против людей со сверхспособностями, относящимися к разряду особо опасных.

Ответов - 102, стр: 1 2 3 4 All

Phase: *Бруклин* Гремлин появился в «Прайматеке» совершенно неожиданно, сопровождаемый Владиславом Долоховым. Маленьккая живая игрушка слишком выделялась среди всеобщей суматохи людей в здании. Но, снова таки, благодаря той же суматохе, гремлин прошёл почти незамеченным. Пока Долохов вёл его к лифту, и пока они спускались вниз, проходили КПП, вёл себя маленький ушан вполне прилично, просто постоянно вертя головой по сторонам, и периодически протяжно задерживая дыхание при виде очередной вожделённой игрушки. Но как только Фазу завели в какое-то помещение, и посадили за стол, а после высыпали перед ним шурупиков, гремлин заскучал. То есть, внешне не было видно, что он грустит. Грустить он не умел в принципе. И даже тихий уход Владислава гремлин не заметил, занятый созерцанием и переборкой драгоценных шурупиков. Но если вампир думал, что он так легко отделался от маленького проказника, он очень ошибался. Посидев минуты три возле мёртвого системного блока, и слушая как двигается секундная стрелка на часах, Фаза слез, и отправился в соседнее помещение. Учёный, или кто там работал, по неосторожности оставил на столе свой КПК. Бывший свой, естественно ибо Фаза. - Именем революции, то, что нам нужно, да-да, - забрал его со стола, и вернулся «к себе». Там он сразу же разбил дисплей, и принялся разбирать, удаляя лишние элементы. После чего стал заменять их более мощными из трофейного системника, и спаивать, используя свои механические конечности-щупы, налаживая в микросхемах какие-то ему одному известные связи и соединения. Наконец, добившись нужного, Фаза подсоединил проводок прямо к своему рюкзачку. Конец провода утонул внутри, и гремлин включил новую игрушку, сразу же про неё забыв, и занявшись своими вещами. Теперь Фаза вышел в сеть, и занялся налаживанием своего персонального канала связи.

Phase: Впрочем, даже наладив связь и немного пообщавшись со своей жертвой, Фаза не успокоился. Ибо ему было просто скучно. Поэтому он успел уже попутешествовать по вентиляции, залезть в чей-то кабинет, поджечь шкаф с документами, и покататься на офисном стуле по коридору, пользуясь устроенной им суматохой. Но даже и это вскоре надоело, и душонка ушастого потребовала чего-то более конструктивного. Поэтому он подкатил кресло к лестнице вниз, на подземные уровни, и мерзко похихикивая, столкнул и запрыгнул. Путешествие было громким, полным залихватского смеха гремлина и визга напуганной лаборантки. В конечном итоге, Фаза оказался в отделах прототипов. Слезая со своего средства передвижения, он отправился побродить по коридорам, заглядывая во все окна. - О...попался! – ушастый диктатор размагнитил кодовый замок, и пробрался внутрь. Там уже стоял почти собранный будущий боевой робот. Вот только весь персонал по пожарной тревоге покинул помещение. А зря. Жадные лапчонки полезли внутрь, выискивая необходимые детали. Тут же, не отходя далеко, Фаза принялся собирать и спаивать какие-то микрочипы, железные мышцы, суставы и процессоры, прямо на броне. Постепенно, по мере разбрасывания деталек вокруг, и всовывания особенно ценных (с ушастой точки зрения) в свой дитё, начал вырисовываться небольшой робот на трёх лапах. Под конец, перемазанный маслом, Фаза потёр мордочку, и довольно оглядел то, что получилось. После чего щёлкнул робота. Синий глаз загорелся, и техническое создание мелко перебирая лапами уставилось на Фаза. Гремлин зааплодировал сам себе и засмеялся. - А тебя я назову...ммм..., - пошевелил ушами, и пришёл к выводу. - Ты будешь Моль! Да-да. Робот повернул голову набок, и снова немного потоптался на месте, выражая готовность и озадаченность. Гремлин тем временем вытянулся в свой полній рост и поставил кулачки на пояс. - Вперёд, мои орды! Захватим всю власть! И пончики! – раздалось визгливое грозное завывание по пустому этажу.

Venom: [Все отыгрываемые персонажи боты] >>>> Секретные недра компании "Primatech" 0.1 - Что это было? - Шкаф с бумагой загорелся. Все потушено, продолжайте работать. Сирена замолчала. Хотелось бы узнать, как долго эта тишина будет продолжаться. Не всегда она вещает спокойствие, обычно предвестница катаклизма, как штиль перед бурей. Работники возвращались по своим местам, вспоминая озадаченные, чем они трудили свой мозг, перед тем как вокруг все заверещало. А не лучше ли взять и налить себе горячего кофею из аппарата выдачи? За ним и думается безмятежно, авось вспомнишь, а нет – так и нет. Оставалось дождаться конца рабочего дня, чтобы упереться в свои апартаменты и забыть обо всем на ближайшие семь-девять часов. - Алекс, надеюсь, ты запер лабораторию, перед тем как убежать? Александар Саша Ристовски. Научный советник Брайана Винера. 48 лет, женат. Родился в Югославии. Окончил польский институт естественных наук, после обучения остался преподавать биофизику. Замещал декана университета биологических наук, получил докторскую степень. Получил несколько приглашений на работу. Университет Одессы и в несколько институтов США. Недолго думая уехал в Америку, где смог реализовать себя как блестящий инженер биофизической и генетической комбинаторики. На одной из научных конференций познакомился с Брайаном Винером, став в дальнейшем его помощником по основной специальности. - Это всё было так внезапно, что я даже и растерялся,…но кажется, хлопнул магнитом, потом нажал на ИПР и был таков. На улицу, все побежали и я побежал. - Стадный инстинкт дедуля, а я жалею, что сарделек не взял, мне мама приготовила да я забыл.… Вот ведь неудача.… Теперь нечего будет вспомнить. Ха – ха – ха! – Доминик залихватски засмеялся, заставив коллег улыбнуться и махнуть на всё рукой. – Если честно, я, когда услышал сирену, даже забыл свой ноут, ну ты прикинь! Военный объект, вдруг кислоту какую дикую разлили или еще какую херню, я слышал тут однажды двадцать научников сгорели изнутри, раз вдохнули – спазм и смерть, такой вот эпилог.... Доминик Коронис (Николас Хэнк). Научный советник Брайана Винера. 28 лет, не женат. Родился в США. С отличием окончил институт новых информационных технологий. Инженер-программист, специалист сетевых технологий. Хакер, находящийся под программой защиты свидетелей. Для защиты диплома разработал и создал импульсную установку. После завершения обучения взломал два банка с помощью своих изобретений и пытался скрыться из страны. Попал под федеральную разработку, где вскоре согласился сотрудничать и работать на одну из правительственных структур, официально считается погибшим в авиакатастрофе. Они прошли весь коридор, несколько лестничных маршей, продолжая слушать трель молодого специалиста, которая вскоре перешла на сплошной поток из анекдотов и хохота. Завидев гремлина, они встали как вкопанные в проеме тяжелых дверей. - Бардак… - Заметил Брайан, - Что скажешь Алекс? - Опять ученые что-то перемудрили с альфа-генами, но я ничего не слышал и не видел, может позвать охрану? - Нихрена себе! Робот на гидропневматике, чувак, ты где такого собрал? Доминик махом подлетел к роботу Фазы и с созерцанием начал разглядывать сие творение, показывая на какие-то тонкости изобретения. - Ну, теперь охрана нам не понадобится…мм.. чува-а-ак. Брайан протянул последнее слово и ухмыльнулся Александару. Проработав кучу времени на секретных проектах, Брайан обзавелся некоторыми премудростями личной безопасности. Оружие нельзя было здесь носить и тем более применять, а тревожная кнопка для вызова охраны всегда находилась в его руке. Правила нельзя было нарушать, потом отпуска лишали на три года вперед или еще какие-нибудь административные меры. Сейчас же можно было слегка повременить, рассмотреть существо. Не делая пока никаких шагов вперед он остановил Александара: - Алекс, хочешь пари? - А почему бы и нет. - Определи, что это за существо, пока охрана не утащила его в мешке. Определишь, с меня банка малинового джема. - Не-е-ет, лучше черешни, и не джема, а компот. А если его не утащат, то я буду думать столько, сколько захочу. На том и порешили ученые. Каждый из них уже облизывался, представляя себя с большой ложкой у банки с лакомством.

Phase: Заслышав людей, гремлин сразу отскочил в сторону, спрятал ручки за спину и вытаращился, не мигая своими глазищами. - Это не я. Сразу же он заметил. Потом оглядел трёх учёных, и, видимо, вспомнил, что он великий Сеятель Хаоса и Поработитель гвоздиков и шурупиков. - Опять ученые что-то перемудрили с альфа-генами, но я ничего не слышал и не видел, может позвать охрану? - А тебя, лысый, не спрашивали, - тоненько отозвалось чудо природы. После чего грозно отпихнул лапкой прятавшегося за ним от Доминика робота. – Ну, чего стал? Марш арбайтен! Бистро-бистро! Робот немного попереминался на своих лапках, нелепо козырнул, отдав честь манипулятором, и побежал обратно на своего бывшего большого собрата. Там он сразу же залез внутрь, и, судя по звукам, принялся разбирать творение Приматеха, продолжая деятельность гремлина. Он вытаскивал те же запчасти, из которых был собран сам, и складывал их сверху на обшивке. - Не-е-ет, лучше черешни, и не джема, а компот. А если его не утащат, то я буду думать столько, сколько захочу. - И мне, и мне, - Брайана уже дёргали настырно за штанину. – И нам тоже, - просительно заглядывая в глаза. Робот Фазы, тем временем, уже насобирал нужных ему деталей, и принялся собирать самого себя уже во втором экземпляре. А гремлин тем временем смешно мотнул головой, как будто ударенный током, и полез на ближайший стол, спихивая на пол всё, что ему мешало. - А ещё нам нужно новое оборудование прямого подключения к мозгу, построенное «Скорпио», артикул НО-75, и привезённое сегодня в 14:05, - тут же выдал он только что найденную в локальной сети информацию, не прекращая громко освобождать стол. Робот тем временем, подключился через проводочек в манипуляторе к своей точной копии, и вскоре их уже было двое. Смешно пожестикулировав и немного попищав, как будто они и вправду разговаривали, вернулись к своей деятельности. Теперь первый опять отвинчивал новые детали, а второй сразу же из них собирал, создавая уже третью копию. Гремлин же, не угоманиваясь, вытащил манипуляторы, и ловко ими изгибая, запустил в ящик стола, похихикивая, и роясь там. - Скорпио...где же новое оборудование от Скорпио? М? Может здесь?

Venom: [Все отыгрываемые персонажи боты] Брайан после произнесенной фразы про «Скорпио» глянул на своего приятеля. Тот был в не меньшем удивлении, даже отложил кликать стилусом в экран громадного коммуникатора. На экране уже скакали картинки, изображающие разнообразные виды животных. - Наверное, я чего-то не знаю. Лучше бы тебе объясниться прямо сейчас, кто ты и чего хочешь здесь! Доминик, хватит глупить. Будешь посажен на двухнедельный карантин за контакт с…. – Пока ученый раскидывал слова, существо подкралось и к нему, молебно выпрашивая сладости, - Черт…. Теперь и мне придется на карантин сесть. Тебе кстати тоже Алекс. Недовольно посмотрев на совершение святотатства по отношению к его любимой лаборатории, Винер прошел к столу с роботами. Такими штуками его вряд ли можно удивить, особенно в этих местах. Сейчас даже дети для своих школьных выставок дома с помощью паяльника способны сделать роботизированный механизм. Брайан глянул на Доминика Корониса, ассоциируя свои мысли. - Может это новая военная разработка? - Алекс, может это банка малинового джема? - Пардон, Брайан…. - Эй, пародия на чебурашку! Сегодня ночуешь в изоляторе, если не перестанешь громить мою лабораторию! - Дьявол… забыл про чебурашку…. Расстроено проговорил Александар и выключил коммуникатор. Брайан глянул на друга, нервно скривился и демонстративно нажал на вызов охраны через брелок. Ожидать долго не пришлось, и вооруженные десантники ворвались через десять секунд. - Никому не двигаться! Предъявить пропуска! – заорали ворвавшиеся вооруженные люди. - Шшш…. Группа доложите обстановку. Шшш… Прием. Шшш…. Отозвалась в рациях приятным голосом женщина оператор. Люди быстро пробежали по лаборатории. Ученых они знали в лицо, но и возле гремлина долго не задержались. Перекинувшись несколькими фразами, они подошли к Брайану Винеру. - Код ноль один четыреста тридцать. Прием. – Проговорил один из людей охраны в рацию, не сводя взгляда с руководителя Винера. – Ложный вызов, запишите в сменный журнал. - Шшшш…. Вас понял. Код 01430 принят. Шшш…. Отбой. Шшш…. - Всегда на чеку, мистер Винер? Походатайствую о лишних двух днях к отпуску для вашей команды. - Потрудитесь объяснить, что тут происходит. Почему посторонние находятся в моей лаборатории? Черт знает что! Как я могу работать в таких условиях? - С сегодняшнего дня он в вашей исследовательской команде. Приказ управляющего компанией, вас с ним ознакомят, после подписания всех необходимых резолюций. - «Он»? - Хотелось бы немного точнее, видите ли, у нас тут спор вышел…. - Алекс! - Пардон, Брайан…. - Разберетесь сами, Винер, язык до Киева доведет. Отбрехавшись на скорую руку, охрана вышла в двери, и магнитный замок клацнул за ними. Поцыкав недовольно языком, Брайан поднял с пола несколько кип бумаг, дорогущий и редкий прибор и еще что-то. - Какого черта я узнаю в последний момент обо всем. Доминик, открой сейф и достань имплантат. Устало плюхнувшись в кресло, Брайан проследил, как Доменик ни без помощи Алекса открыли сейф-стеллаж. Там же находилось еще множество всяких приборов, аккуратно подписанных и пронумерованных согласно нумерации изготовителя.

Phase: Наверное, я чего-то не знаю. Лучше бы тебе объясниться прямо сейчас, кто ты и чего хочешь здесь! - Мы? Мы хотим власти! Могущества, власти и поклонения! – гремлин грозно выпрямился, уперев ручки в бока и победоносно осматривая жалких людишек. – О, и скрепок! Много-много! – Фаза мгновенно соскочил вниз, под стол, к тому, за что зацепился его взгляд. После этого он выпустил свои механические конечности, и взобрался на потолок, сжимая корзину для мусора. А затем, щедрым жестом сеятеля, принялся разбрасывать бумагу, карандашные опилки и гнутые скрепки вниз, засоряя пространство. - Эй, пародия на чебурашку! Сегодня ночуешь в изоляторе, если не перестанешь громить мою лабораторию! - Это не я, - отозвались сверху и сев вечного, доброго, разумного прекратился. – Это всё Лысый! – и Фаза указал на Ристовски. Появление охраны сопровождалось весёлым смехом и аплодисментами. - Потрудитесь объяснить, что тут происходит. Почему посторонние находятся в моей лаборатории? - Да?, - отозвался гремлин, в точности копируя голос Виннера, - Почему в Фазиной лаборатории посторонние? Почему Фазе мешают захватывать мир? Открытие сейфа и доступ к новым предметамд л исследования произвели на гремлина неисгладимое впечатление. Выпустив корзину для бумаг, он сбежал с потолка, и оказался между Алексом и Брайаном, пытаясь их оттолкнуть. - Ууу...сколько всякой-всячины? Это что? А это? А это зачем? Но тут на свет был извлечён тот самый прибор Скорпио. Зрачки Фазы оркуглились до предела, ушки задрожали, и он стал подпрыгивать, стараясь достать вожделённое приспособление. - Мне...мне! А как оно работает? А зачем оно? А оно внешнее, или его нужно внутрь организма? А там есть программные оболочки? А своя память? О, я знаю! Давайте напишем к нему искусственный интеллект? Чтобы он сам регулировал подключение? Мне нужны сервера. Много-много серверов! Ты, ты и ты, - быстро подозвал Фаза к себе роботов, к этому времени уже достигших количества 7. – Быстро, нашли мне нужное. Бегом! Роботы подбежали, посмотрели друга на друга, потом на людей, после чего дружно полезли по стенке к вентиляции, открутили удерживавшие её шурупы, и отправились внутрь. - И больше подданных, больше! – оставшиеся 4 активно продолжали собирать новые копии. Готовый робот обменивался информацией с уже собранными, после чего отправлялся следом за ушедшими в вентиляцию. В соседней лаборатории послышались недовольные крики, и по коридору опять побежала охрана. - А что такое – чебурашка? – как бы между делом обратился Фаза к Виннеру.

Venom: [Все отыгрываемые персонажи боты] Брайан Винер сложил руки на груди. Маразм крепчал. - Чебурашка гуглится на ура. Сервера не имеют к имплантату отношения. Изделие имеет IP привязку, чтобы иметь доступ к сети, но на данный момент модуль подключения к сети отделен, чтобы избежать утечки информации или порче изделия различными средствами самой сети. Если ты напишешь к имплантату A.I. то можешь собирать чемодан и ехать получать премию Нобеля. Закрытая архитектура изделия не позволяет закрепить в теле еще какие-то схемы. Ко всему прочему, если имплантат начнет мыслить сам по себе, подключенный к мозгу возникнет межфазовый конфликт, мозг воспримет изделие либо как третье полушарие, либо как злокачественную опухоль. В первом случае, человек заболевает афазией и станет неконтролируемым, во втором – лимфома. Развитие аутоиммунного заболевания головного мозга. Открытая архитектура так же не позволяет ничего глобального. К тому же это экспериментальный вариант. Микропорты имплантата позволяют подключить к себе два определенных штекера. В паспорте есть их номерные данные, чтобы не перепутать и не сломать очень дорогой приборчик. Имплантат, подключаемый к области мозга, отвечающего за моментальную память, имеет максимально большой объем собственной памяти. Так человек может выборочно запомнить всё, что наблюдает или слышит. Кажется, ведутся разработки по идентификации так же других видов чувств. Доминик? - Да. Что-то такое, хотя не представляю как такое возможно. Подключение к серверам без сетевого модуля автоматически заполняет память имплантата всякой чушью и блокирует его дальнейшую работу. Это вроде как пломба неприкосновенности. За счет автоматического определения собственного адреса перед началом работы. Я думал, как обойти это, но видимо никак. Получим просто физическое повреждение внутренней памяти и чтобы очистить её, придется приглашать представителя компании «Скорпио», чтобы он с помощью электронного ключа смог разблокировать нужный отдел. Короче лучше следовать инструкции. - Данный вид подключается внутренне, с помощью титановой вшивки. – Читая по бумаге, сказал Алекс биолог. – Имплантат использует микротоки, после того как тонкие нити из хитрого полимера будут вживлены к нужным зонам мозга. Чтобы не возникло афазии восприятия, изделие определяется как очередной узел восприятия. Третий глаз или ухо. Поэтому его можно удалить без дальнейшего затрагивания мозга. Удаляется только открытая архитектура. Закрытая остается подключенной к мозгу, продолжает работать, используя естественные биоэнергетические запасы. Таким образом, мы обеспечиваем мозг тремя миллиардами искусственных нервных волокон, которые в свою очередь образуют синоптические связи… - Это много, Алекс. - Ага. Там еще перекрестная адресация… - Это много, Алекс! - С точки зрения математики не имеет никакого значения. – Усмехнулся Доминик, почесывая заросший подбородок. – Прибор не имеет в себе металлокерамики, и поэтому мы можем посмотреть его работу на МРТ и компьютерной томографии. Объем полученной памяти определяется с помощью прописанной программы. Их здесь много. Комбинирующие, корневые, корректирующие, контроля, вспомогательные программные группы. К каждой группе написано минимум тридцать программ. Получаем вроде компьютера, только маленького размера. Все языки программирования новые, но, в общем, не критично. Кто изучал «Энигму» тот разберется.

Phase: - Кто такое Нобель? Он лысый, как наш Лысый? – крутясь вокруг, и периодически косясь на Ристовски, верещал Фаза не умолкая. - В первом случае, человек заболевает афазией и станет неконтролируемым, во втором – лимфома. Развитие аутоиммунного заболевания головного мозга. – Пф, - вот и всё, что ответил маленький гремлин, в своём полном презрения фырканье. С виду, он всё так же бесился, как обычно. Но на самом деле он уже начал обрабатывать идею. Где-то там, в его полушариях мозга между проигрыванием заглавной темки Черепашек Ниндзя (которую он тут же напевал, забираясь в кресло Брайана), и чтением новостной ленты про Корею, уже что-то писалось, в 0-х и 1-х, совмещаясь и комбинируясь, пока что без каких-то видимых признаков логики и целесообразности. Хотя, что удивляться – своё новое творение Фаза начал создавать как обычно – с середины, ближе к концу. А тем временем, количество робот-помощников Фазы, ушедших вовне, уже перевалило за первую дюжину. Подходящие детали для них закончились, поэтому текущие работники импровизированного конвейера принялись уже развинчивать всё подряд из опытного образца Оружия Х, на ходу меняя атомы, и подгоняя полученные детали, под конкретно нужные для сборки роботов. Каждое вмешательство в строение молекул сопровождалось яркой, холодного оттенка, маленькой вспышкой на концах манипуляторов Молей. Более того, новая построенная модель уже разминулась с несколькими, вернувшимися из вентиляции, несущими жёсткий диск. С волочащимся за ним шиной. - Сервер нам не нужен...а где будет жить Фазин аи, а? – оповестил гремлин, раскручиваясь на стуле, и задумчиво глядя в потолок. - Фазе нужен новый порт. Фаза подключит через него сервер, а сервер мы отдельно выведем в интернет, - грызя от неожиданно пришедшей в голову идеи подлокотник, и между делом отплёвывая кусочки обшивки и сообщая новые подробности, углубился гремлин в детали, - нам нужен новый порт. Обязательно! Энигма-Шменигма...че-пу-ха! – Фаза подпрыгнул на стуле, и забрался на его спинку, усевшиьс там, и оставив истёрзанный подлокотник. – Вы что не понимаете? Совсем, совсем не понимаете? Мы не будем подключать аи Фазы к мозгу! – и гремлин не мигая развернул голову на 180, подобно сове, и посмотрел на Ристовски а Алекса, - мы подлючим сервер с Фазиным аи к скорпио-чего-то-там, а чего-то-там - к мозгу! А все проблемы подключения аи обойдёт сам. Фаза продумал, Фаза знает! Ему только нужен новый порт! Роботы, которые всё увеличивались в количестве, ужt стали выделять из себя третью группу. Одна пополняла число, вторая что-то притаскивала в лабораторию, а вот третья – третья собирала сервер прямо на месте. Не ожиданно в лабораторию зашёл взлохмаченный коллега Брайна из соседнего помещения. И с порога безапелляционно заявил. - Виннер! Немедленно верните мне мои жёсткие диски! И оперативную память! Что за варварство? Опять ваши штучки? Вы не могли просто новый себе попросить? Зачем воровать, да ещё своими...этими..., - небрежный жест в сторону копошащихся молей. – Штучек!!!

Phase: Постепенно, всего за пару дней, но требования маленького члена научного отдела, касательно – «а мне подавай целый подземный этаж» было выполнено. Сначала Фаза начал свою активную экспансию самостоятельно. Просто растаскивая из соседних лабораторий то, что ему было нужно. Дальше – больше. Вскоре его моли* были уже везде, попытки уничтожать их, прогонять прочь и закрываться приводили лишь к ещё большему их появлению. Попытки жалоб на Фазу начальство либо заворачивало, либо в ответ получало вагон и тележку собственно гремленовских претензий, касательно «а биологи не приятно пахнут» и «чего это физики опять забивают свои Фазины севрера всякой дрянью”? Тогда научники стали переезжать в другие помещения. Кто-то панически бежал, не выдержав такого напряжения. Кто-то просто молча и гордо старался спасти свои научные разработки. Но, так, или иначе, вскоре Фаза завладел всем этажом. Теперь, после того, как двери лифта открывались, то сначала представал картина темноты. Потому что лампочки над входом, Фаза нашёл решением не рациональным. Под ногами хрустело что-то. Толи стекло, толи кафель. Уточнять было страшно А дальше, за поворотом, уже начиналось подземное царство мелкого тиранчика. Всё было захламлено до невозможности. Отдельные помещения были полны какого-то мусора, деталей, запчастей. Через окна из коридора было видно, что лаборатории были заполонены под потолок, и их содержимое даже немного вываливалось наружу. Собрание всевозможных вещей было просто бессистемным и хаотичным. Повсюду сновали моли. Тысячи маленьких роботов бесперебойно носились туда-сюда. Что-то унося, принося. В отдельных углах что-то собирая и разбирая. Паяя, пиля, сверля. А целое помещение был отведено по сборку новых и новых молей. Пожалуй, будь эти безумные творения наделены боевыми протоколами – это было бы страшно. А так...это просто докучало, хотя моли и ни на что не обращали внимания, обходя незваных посетителей, и двигаясь в постоянном потоке по стенкам, полу, потолке. Самого Фазы пока что ни где видно не было, что означало, что великий мыслитель мог быть где угодно в своей свалке и занят чем-то важным. Моль - см. Досье, раздел - Изобретения

Red Sun: Шаги идущего мужчины гулко отражались в коридоре. В каждом шаге чувствовалась полная уверенность в своих силах. Словно идущий знал – он будет идти по этой земле, его земле, всегда. Тяжелый взгляд, спокойное выражение лица, катана за спиной. Как всегда спокойный, Арисава Токодзима мерно вышагивал по коридорам Прайматэка. Это был он и не он одновременно. Можно сильно запутаться, когда тебя много, и каждая твоя копия – отдельная личность, пусть и с коллективным разумом. Но с другой стороны, наличие такой способности несомненный плюс. В данный момент один Арисава был на задание, второй был тут, ну а третий спокойно доделывал бумажную работу в отделе. И все знания полученные сегодня перейдут и им. Прайматэк не так прост. Да, они выпускали изумительную бумажную продукцию и прочее, но только на первый взгляд. Стоит узнать об Оружие Х чуть больше, и вот перед нами настоящая тюрьма и исследовательский центр организации. Многих тайн этого места не знал даже он, и это не смотря на то, что он глава одного из самых засекреченных отделов. Конечно такая секретность была в целях безопасности, безопасности тех, кто мог бы случайно встретить один из их «секретов». Пройдя через весь цех, Сан подошел к двери, ведущей в комнату охраны. Охранник, который до сих пор со скучающим видом перелистывал страницы журнала, вскочил. - Конитева.... – Рэд всмотрелся в бэйджик на груди мужчины – Джереми-сан! На нижний уровень, пожалуйста. - Документы – простая процедура. Арисава достал заламенированное в пленку-хамелеон удостоверение работника Оружия Х. Джереми набрал что-то в компьютере, провел карточкой пару раз через специально устройство, и с пожеланиями удачного дня открыл дверь в стене. Поездка на лифте заняла несколько секунд. Дверь с характерным «диньк!» открылась. Коридоры подземного уровня. Серые и давящие. Он ещё раз посмотрел на часы. Всё как он и рассчитывал, прибыть на пять минут раньше. Осталось лишь найти кабинет в котором обитал знаменитый Фаза. Красное Солнце много раз слышал о нем, и вот наконец сможет его увидеть. После нескольких минут блужданий по пустым коридорам, он нашел нужную дверь и толкнул её. - Конитева, Фаза-сан. Мы, Рэд Сан, по вашей просьбе прибыли. – он поклонился так. Что его спина и ноги чуть не образовали прямой угол. Но когда он разогнулся, его удивлению не было предела

Phase: Вокруг Токодзимы всё так же копошились моли, не проявляя к нему особого интереса, и занятые своей постоянной броуновской деятельностью. Хотя нет, двое подбежали и принялись вынимать шнурок из ботинка, тихо между собой перепискиваясь. И вдруг позади затылка Арисавы раздалось громкое фырканье и шебуршение. Но при попытке обернуться, неизвестный источник звука всё так же оставался за головой. Только по потолку что-то громко проклацало. - Конитева, Фаза-сан. Мы, Рэд Сан, по вашей просьбе прибыли - Ходют тут всякие...Во-первых, не –сан, а как минимум – Тэнно! – громко возвестил тоненький голосок с потолка. При этом старательно кривляя серьёзную японскую интонацию Токодзимы. – А во-вторых – почему несанкционированно в моей лаборатории? М? Мы не довольны! Гремлин висел позади Арисавы, вниз головой, зацепившись за потолок своими щупальцами. Его лобастая голова была на уровне глаз Токодзимы. - Мы требуем объяснений, - грозно прижав уши, сощурив глазки, и сложив ручки на груди, возвестил тёмный повелитель местного подземелья.

Red Sun: Вокруг Арисавы роем суетились какие-то странные роботы, вероятно изобретения Фазы. Послышался странный шум, словно металлический паук карабкался по стене. Прямо перед ним появилась пушистая мордочка этого…существа? Японец постарался сдержаться и не вспылить на слова ученого. - Глубочайше прошу меня простить, Фаза-сан, но я не могу называть вас тэнно. Данное обращение лишь для членов монаршей семьи Японии. И мы скорее сделаем харакири, чем станем оскорблять кровь монархов, подобных использованием этого слова. Ещё раз прошу вас, простить нас. – всё это время он находился в глубоком поклоне. Когда он разогнулся, то внимательно посмотрел в большие глаза гремлина, которого ему безумно напоминал Фаза. - Что касается моего пребывание в вашей лаборатории, то готов вам возразить. В первую очередь вами не было обговорено где именно мы должны вас встретить. Во вторых я не получал инструкций не заходить в вашу лабораторию. В подобных случая принято вывешивать некие опознавательные знаки на дверь, предупреждающие, что запрещено беспокоить хозяина покоев. Ещё один поклон, на этот раз короче. Как думал сам Сан, он дал вполне исчерпывающий ответ на странный вопрос ученого. В любом случае он не желал ни оскорбить существо, ни поставить себя в неловкое положение. Всё это лишь издержки японского воспитания. - Но мы прибыли не для выяснения отношения, а для проверки моих навыков программой тренировок составленной вами.

Phase: - Ещё раз прошу вас, простить нас... - Нет, ты слышал? – наклонив голову вбок, и сместившись по потолку чуть левее, известил гремлин. И тут же сам себе ответил. - Пф...тэнно...то ж мне. - Это ваши там, японские тенно. А мы тут – Тэнно! С большой буквы! - Ага. И нечего нам тут путать с теми. Сравнил. Пф, пф, пхф - обиженно принялся фыркать Фаза, и повернулся спиной, выражая крайнюю степень пренебрежения. - в подобных случаях принято вывешивать некие опознавательные знаки на дверь - Там же ясно написано – «Никаких людиков!» – перебил, не поворачиваясь, гремлин, и гневно вытянул лапку, указывая к лифту. С одной стороны, действительно, там был листок, исписанный фломастером. Там так же было дописано, что «кроме разносчика пиццы и пончиков». Но этого было достаточно с точки зрения гремлина. Отсутствие света возле лифта, он воспринимал как...экономию. Хотя с другой стороны, гонять портативный ядерный реактор, чтобы поиграть в тетрис, было нормой. Фаза, окончательно обидевшись, слез на ближайший стол, уже полностью игнорирую Арисаву, и собираясь вернутся к своей чепухе. - Но мы прибыли не для выяснения отношения, - одно ухо заинтересованно вздёрнулось вверх. - а для проверки моих навыков программой тренировок – второе ухо. – составленной вами. – гремлин подскочил, мгновенно поменявшись в лице...эм...мордочке. - Правда!? Фазе наконец-то прислали фарш, который он так долго просил! Ну, тогда сюда, сюда! Фаза соскочил на пол, и, схватив своим металлически щупом Арисаву за штанину, потащил вглубь лаборатории. Там, среди залежей хлама, стояло несколько стомалогических кресел. Не стоило спрашивать, как они сюда попали. Просто факт – гремлин их таки достал. Судя по битой обшивке, и налёту ржавчины – здесь был не один пациент задолго до вездесущего Фазариуса. Возле кресла стоял холодильник, из-за открытой дверцы которого тянулись множество проводов к креслу. Как обычно, дизайн гремлина был замечателен только с точки зрения самого гремлина. - Сюда, сюда! – дрожа от нетерпения, стал тянуть в кресло Фаза своего...будем надеяться, коллегу, а не подопытного, или тем более – мясной фарш. Уложив Арисаву в кресло, она стал расстёгивать ему рубашку, после чего подсоединять провода на липучках к груди, животу, предплечьям рук. Действовал он быстро. – Сейчас...сейчас..., - перемежая слова напеванием мотивчика, «Чёрный ворон, ты н вейся», гремлин стал что-то клацать на клавиатуре, припаенной к стенке холодильника. – Вот. Наркоз нужен? – подтягивая щупальцем увесистую кувалду, поинтересовался Фаза с самой невинной мордочкой? – Ну, тогда поехали, - не отпуская инструмента, гремлин надел на голову Арисавы шлем, плотно лёгший на глаза, уши, нос, фактически, накрывший верхнюю часть головы. После чего несколько тоненьких игл вошли в поры кожи на затылке, яркая короткая вспышка боли, и Токодзима мгновенно погрузился в сон, в котором было весьма ощутимое чувство падения. Последнее, что он мог ощущать – как навсегда его рука расставалась с его часами, и довольное причмокивание гремлина. *Токодзима переносится во Вне времени - Царство A.I.D.а *

Phase: Когда Арисав проснулся, то обнаружил себя всего облитым кока-колой, обсыпанным попкорном и с хот-догом на лбу. Вокруг царил всё такой же бедлам, и всё так же сновали тысячи маленьких роботов. Лязг их лапок был первым слышимым звуком, после пробуждения. Некоторые так же сновали и по самому Сану - двое несли ещё полную бутылку колы, вторая пара разливала, наклонив тару. С десяток, собственно, облепливали Токодзиму поп-корном, руководствуясь жестами гремлина, в стиле "туда, туда, и ещё чуть-чуть тут". Фаза сидел напротив, со здоровенным ведром классического американского корма, и шумно чавкал, не мигая смотря на Сана. Из рюкзачка гремлина тянулось одно щупальце к гудящему серверу. Минут пять гремлин следил за Саном, всё так же не мигая широкими глазищами и шумно чавкая. Потом изрёк. - Ну, ты что-нибудь привёз? А Пикачу ты видел? Фаза сам его написал. Правда здорово? Эй, ты куда? А ну стоять! Фаза хочет ещё шоу! – гремлин встал на столе, уперев ручки в бока, угрожающе прижав уши и гневно сузив глазки и топнув лапкой. – Так не пойдёт! А как же хот-дог-зилла? И холодильник-конг? Ты что, не будешь с ними драться?

Red Sun: Когда тренировка закончилась, Сан наконец смог пошевелить руками. По крайней мере пальцами. Их кончиками – точно. Чувствовал он себя мокро. И все из-за вылитой на него жидкости и всего съестного, что в него кидал Фаза. С чувством собственного достоинства он отряхнулся, скинул объедки и очень быстро сгустком пламени просушил одежду. Результатом он остался не очень доволен. Допустить такие ошибки…Но можно было утешить себя тем, что испытание было полно неожиданностей, устроенных инопланетным разумом. - Сожалею, но Пикачу я не видел. И честно признаться никогда не хотел увидеть. Японский народ имеет более…интересные народные легенды, которые не высосаны из пальца и не призваны зомбировать. И вновь прошу простить нас Фаза-сан, но мы вынуждены откланяться в виду неотложных дел. Сан искренне уже хотел сбежать, лишь бы больше не быть залитым или закиданным лакомствами Фазы. Поспешно собрав свои вещи, он выскочил за дверь. Секунда передышки и бегом до лифта. И как можно дальше! Конечно Фаза заслуживал внимания, но сейчас Арисава не желал чтобы это внимание было привлечено к его персоне со стороны гремлина. И в частности к внутренним органам. --->К остальным клонам

Dragon Keeper: /Бруклинский мост/ - Мне нужен медицинский бокс и камера. А, да, еще коронер. И крови мне принесите кто-нибудь! Я буду у руководства… Кажется, он порядком устал даже для вампира. День выдался на редкость долгим и кропотливым и потому, хотелось побыстрее закончить с делами в нем начатыми, да и отправиться, куда глаза глядят, на отдых. ….Может даже попросить у Кэла неделю на привести себя в чувство? Рвануть куда-нибудь на побережье, где масса туристов, где девушки такие заманчиво раздетые, а жизнь ни на минуту не прекращается ни днем, ни ночью…. - Этого под капельницу, покой и все необходимое медицинское сопровождение, он сегодня заслужил этого, не каждый может заткнуть собой межпространственную дыру.. Долохов вручил подоспевшей медбригаде все еще бездыханного, но, тем не менее, до сих пор живого ирландца. - Мори, эй, Фидель! - смерив взглядом притихшего вудуиста, вампир прекратил попытки до него докричаться - Дайте ему кофе и заберите, наконец, у него тело. – Влад задумался и, поморщившись от воспоминаний, негромко добавил - кремируйте, за урной я заеду позже… ….не знаю, может здесь у него есть кто-то из сородичей.. или уж тогда просто развею где-то над рекой, а если и правда выберусь на побережье, то можно там… Устроив, в надежные руки в перчатках и тела в халатах, пострадавших товарищей, вампир спустился на несколько этажей вниз, туда, где в камерах с самыми разными условиями содержались заключенные. - Его лучше все время держать в коме, я думаю. Мощное влияние на коллективный разум в том числе, смена внешности, подчинение воли окружающих.. Он из Аркхема. Хотел сразу вернуть им, но думаю, им может заинтересоваться Кэл. Поэтому – запирайте… Опять лифт, опять больничное крыло, но на сей раз повод оказался более приятным – молоденькая девочка-медсестричка, морща аккуратненький носик, но с нескрываемым любопытством разглядывая Влада, вручила ему большой запотевший стакан с кровью. - Третья, отрицательная…. - Спасибо, кудряшка, напишешь свой номер? – Долохов протянул ей салфетку и, улыбнувшись, пригубил темно-рубиновую жидкость. Девушку неотрывно смотрела не него ровно три секунды, после чего подобрала со стола карандаш и, отчаянно царапая им бумагу, написала несколько цифр - П-п-пожалуйста… - ее улыбка будто завянув, стала стеклянной. Глаза подернулись поволокой обожания и жертвенности. - Не бойся, я не ем там же, где работаю… Прежде чем идти с докладом к директору, Владек сходил в душ, где долго и с наслаждением фыркал под ледяными струями, смывая с себя грязь, пот и усталость. После допил кровь, довольно облизнулся и к кабинету начальника поднялся уже вполне удовлетворенный собой, своей жизнью и предстоящими мечтами об отпуске… Счастье оказалось недолгим. Уже через полчаса, злой и потому крайне молчаливый Долохов, ехал на новое задание. /Мэрия/

Cheshire Cat: первый пост Солнышко светит, птички поют и нашу Чешрику куда-то везут. Хоть и в рифму, но не совсем верно. О том, что творится снаружи здания Алиса совершенно не помнила, ибо сейчас все ее мысли были сконцентрированы на том, что ей надо навестить... мутанта. Который, скорее всего меньше всего на свете хотел ее видеть и был бы более счастливым, если бы находился не в камере в Праймтеке, а где-нибудь в далеком месте под солнышком, с бокалом виски, зажатым в своей правой ладони. Вот обычно когда вы идете кого-нибудь навестить, то обязательно несете что-нибудь вкусненькое с собой, если вы идете к больному другу, то обязательно несете фрукты, свято веря, что эти давно начиненными всякими препаратами фрукты помогут ему поправиться. Если вы идете к соседям, которые лишь недавно въехали в соседний с вами дом, то вы по закону жанра тащитесь к ним с пирогом. При этом вы свято верите, что они будут вам рады и еще больше рады вашему пирогу, в то время как замученные соседи хотят лишь одного отдохнуть после тяжелого переезда и не менее тяжелого дня проведенного в расстановке мебели по все дому. Сейчас же Чеишрская шла почти налегке, если не считать того что в кармане брюк у нее хранилось небольшое зеркальце, с виду безобидная вещица, но только не в руках этой девушки. Пирогов как вы уже догадались при ней не было. Не было по двум причинам первая из которых заключалась в том, что она просто ужасно пекла эти самые пироги. Но даже не смотря на это она могла прийти сюда с пирогом на блюдечке, ведь кто ей мешает приобрести все это в ближайшей кондитерской. Но вдруг тот, кого ей надо проведать не любит пироги, тогда получается, что она зря отдала свои деньги. В общем, пирогов при ней не было. Да и все равно она бы не смогла передать ему пирог, ибо запрещено. Отметившись в журнале дежурного, Чеширка прошла первый этап решеток, замков и людей, которые только своим видом уже пугали нормальных людей. И это она еще только мимо охранников прошла, а что будет когда дойдет очередь до заключенных. Невольно промелькнула мысль о то, как она здесь оказалась. Не напротив входа в блок с заключенными. Нет. В самой организации. Почему? Может просто захотелось делать что-то более значительное, чем фотографировать для Дэйли плэнет. Возможно, но при работе в Оружии она не бросила своей работы в газете. Да уж. Чужая душа потемки, а своя вообще беспроглядный мрак. Ведь сейчас в ее жизни было практически все то от чего она в свое врем убежала из Лас Вегаса. Все. Но вот только в этот раз ей это все нравилось гораздо сильнее. Это было нечто лучшее, более захватывающее и с таким образом она наверняка никогда не заскучает, как это могло с ней случиться при ее старом образе жизни. Одни только поручения начальника чего стоят. Джонс тяжело вздохнула, подходя к очередному уровню защищающий внешний мир от заключенного или заключенного от внешнего мира еще неизвестно. Посмотрев на очередного охранника Алиса очаровательно улыбнулась. -Вам сказали что вам запрещено передавать любые предметы заключенному? -Да, мне уже двадцать пять раз об этом напомнили пока я сюда дошла. -Проходите, мисс Джонс, не бойтесь, если что мы за вами наблюдаем. Спокойно пройдя мимо остальных комнат и услышав как за ее спиной закрылась вход в блок, Чеширка все-таки не удержалась и поежилась. Здесь ей не нравилось. Совершенно не нравилось, но что не сделаешь для начальника. Ответа на этот вопрос лучше не знать. Наконец дойдя до нужной камеры перед которой уже был услужливо поставлен стульчик.. -Добрый день.

Holocaust: [на правах иллюзии] Однажды ко мне пришёл агент по переписи населения. Я съел его печень с бобами и хорошим кьянти. Конечно, камеры предварительного и временного заключения Оружия Икс никогда не сравняться с тюрьмами. Слишком они непрочны. Слишком хлипки. Слишком многие вырывались отсюда самостоятельно, или же заключив сделку с руководством. И все-таки это прекрасное исправительное, а точнее – закрытое учреждение, где тебя держат подобно зверьку в четырех стенных из полипластика. Прозрачные стены, прозрачные пол и потолок, хотя нет, постойте, пол хотя бы твердый. Спасибо и на этом. А чего еще желать заключенному, который считается одним из самых опасных представителей своего поколения, да и определить к какому поколению он принадлежит крайне проблематично. Заключенный в одну из таких «камер» преступник, а точнее говоря существо – было человеческой формы. Точнее, оно хотело казаться человеком, ведь в противном случае ему обещали жизнь в контейнере пять сантиметров в диаметре. Снова попасть в такую крайне неприятную ситуацию существу не хотелось. Все время своей неволи он анализировал то, что произошло в далеких сейчас джунглях Амазонии. Как, несмотря на его волю, на его силу, на его беспринципность, этим агентам удалось схватить его, связать по рукам и ногам, фигурально выражаясь, победить? Позор за позором? Этого разве ожидал от него отец? Нет, великий бог и диктатор вообще ничего не ожидал от сына, только преданности, готовности служить, готовности отдать жизнь за ту идею, которая была привита мальчику с малого… Хотя своего детства, настоящего, нормального детства, Холокост уже не помнил. Только лишь обрывки воспоминаний, когда он еще был человеком, когда мог по праву называться таковым. Но и они – были ли они истинной? Слишком много времени прошло, слишком многое изменилось, изменился и он, став чудовищем не только внешне, но и внутренне. -Добрый день… Слова были произнесены ему. Полюбившейся форме. Полюбившемуся облику. Чем-то напоминавшего его прежнего. Его живого. Его – человека. Мужчина, сидевший на полу и перелистывающий книгу, поднял медленно взгляд зелено-голубых глаз на подошедшую девушку, которая постояла какое-то время, внимательно наблюдая за ним, затем села на приготовленной для нее стул. Он думал, что придет мужчина. Странно. Неужели в Оружие решили доверить подобное дело женщине? Наивные. Медленно отложив книгу в сторону, Холокост поднялся на ноги, убрал руки за спину, скрещивая их. Улыбнулся. Шумно вдохнув, он прикрыл глаза. Она пользовалась духами с ароматом восточных пряностей – сладкий запах мускуса нейтрализовал запах тела и перемешивался с ним, создавая ни с чем неповторимую гамму. Мужчина сделал еще один шаг вперед, приближаясь к стеклу вплотную, чуть опустил голову, смотря на девушку исподлобья. Рука ударила по пластиковой поверхности окна, раскрывая ладонь. Мужчина ухмыльнулся. Она нервничала. Она боялась его. Она предполагала к кому идет, но не знала наверняка. И даже подумать не могла о том, какой сюрприз ее ожидает. - И кто же к нам пришел? – вскинул он брови. – Сам директор побоялся придти сюда и потому прислал пока еще неопытную помощницу себе на замену? Патетично, - последнее слово он буквально выплюнул. Разворачиваясь к девушке спиной и словно бы собираясь уйти, вновь присесть на пол, погрузиться с головой в чтение и не обращать на весь остальной мир внимания. Но он обернулся. – Хотя, мне все же любопытно, что вам понадобилось? Раньше вниманием меня не удостаивали, даже книга, которую я читаю, я ее знаю наизусть.

Cheshire Cat: Чеширку больше напрягала обстановка созданная архитекторами инженерами и прочими людьми, которые создали, спланировали этот блок где содержались преступники, или как их там называли в Праймтеке. Факт был фактом, что они здесь находились под охраной не хуже чем в самых лучших тюрьмах страны, хотя на взгляд девушки были упущения и там и тут. Ведь даже из самой на первый взгляд идеальной тюрьмы можно найти выход. Если где-то просто невозможно взять хитростью, то наверняка можно подойти со стороны силы, проделать пару дырок в стене и вот вы уже на свободе. Она нервничала находясь перед этим … мужчиной, но старалась сдерживать все свои чувства. Страха же уже у нее давным-давно ни перед кем не было. Возможно это глупо, возможно это даже нелепо просто не испытывать этого чувства. Но если бы девушка боялась его, то сейчас бы она просто напросто не спустилась вниз и вообще не пришла работать в эту организацию, а продолжила бы работать на Дэйли плэнет ежедневно выслушивая недовольство главного вредины качеством ее фотографий для выпуска. Порой терпеть его становилось все тяжелее и тяжелее, вся чаще и чаще у девушки появлялась мысль о том, как ее легкий и изящный маленький кулачок оставляет синяк под глазом у редактора. А затем коленкой она наносит ему удар прямо под дых, затем пах и финальный удар был коленом прямо в лицо негодяю. Правда после такого девушке пришлось бы долго и упорно скрываться по ту сторону зеркала, но в этом были даже свои преимущества, ведь там был Чешир по которому она безумно соскучилась. Ибо в последнее время ей очень сложно было выбить для себя час свободного времени. Совсем немного и она поверит, что она это обычный человек и вся ее жизнь заключается в том, что бы облегчать жизнь своему властелину и повелителю, а точнее начальнику. Если задуматься то идея выйти замуж была не такой уж и плохой весь вопрос заключался лишь в том… За кого? Но вернемся к камере, где заключенный в нее мужчина, наконец обратил свое внимание на девушку: -Алиса Джонс. Секретарь или личный помощник господина Кэла. Как вам будет удобнее, хотя я сомневаюсь, что это вас волнует. Слегка усмехнувшись на замечание мужчины, Алиса аристократично вздернула левую бровь и очаровательно улыбнувшись, поинтересовалась: -Наверное, мистер Кэл считал, что женская компания будет для вас более приятной, чем его. Если вам интереснее коротать ваше время в компании мужчин, то я могу прямо сейчас уйти, и в следующий раз к вам пришлют уже представителя вашего пола. Закинув ногу на ногу, благо брючный костюм позволял ей чувствовать себя куда комфортнее, чем, если бы она была в юбке, Джонс уже думала что ее собеседник потерял к ней весь интерес и теперь он вернется к прочтению своей книги, но нет. Сдержавшись от того чтобы пожать плечами, Алиса задумалась над тем, за чем ее сюда отправили, особых указаний не было, наверное, ее сюда отправили, чтобы она проверила, а не умер ли он здесь от скуки, ведь осмотрев камеру, девушка пришла к выводу, что здесь совершенно нечего делать. Но зато можно было бы всыпаться. Хотя высыпаться лучше дома в своей родной и уютной кровати. -Зачем меня к вам послали? Наверное, решили, что здесь вам очень одиноко и скучно и надо, чтобы кто-то составил вам компанию и узнал, живы ли вы или умерли от скуки. Хотя есть хотите, я могу провести с вами опрос на тему что вас не устраивает в работе… этого всего.. Правда сомневаюсь, что от этого вопроса будет хоть какая-нибудь польза, но может быть будет легче. Хотя, сомневаюсь… Выдержав паузу, девушка внимательно посмотрела на мужчину: -У вас есть еще какие-нибудь вопросы ко мне? Разглядывая его Алиса пришла к выводу что если бы он был помоложе и не был бы преступником может быть он бы ей даже понравился, конечно никаких сильных чувств, но что ей мешало бы просто проявить к нему некую симпатию. Ничего. А что мешает сейчас? Камера, дело и работа на Оружие.

Holocaust: Он стоял к ней полубоком, глядя с некоторым интересом на нее, наблюдая за каждым движением, за каждым подергиванием мышц лиц – нахмурилась ли он, улыбнулась, как улыбнулась, а может, она скрывала за маской непроницаемой холодной железной леди неподдельную страсть, или страх, ужас. Нет. Она даже не понимала кто он. Холокост оскалился, разворачиваясь к ней и вновь делая пару шагов навстречу, чуть ближе к сидящей девушке, к стеклу, сквозь расщелины между ним и рамой котором проникал сладковато-удушливый запах ее духов и коридора, отмытого совсем недавно уборщиком, полуслепым и глухим пенсионером, которому было наплевать, кто здесь сидит, за что, почему, ведь человек крайне ограниченное создание. - Мужчина? Определенно, я приверженец некоей теории о доминанте мужского пола, о том, что мужчины умнее, сильнее, лучше, что они более приспособлены к выживанию в этом жестоком мире, нежели женщины, однако я не исключаю того факта, насколько женщина может быть хитрее, насколько женский пол в целом более красив, более приятен глазу и в то же время более уродлив, чудовищен, - размышляя об этом, он словно бы отвлекся от своего внимание к Алисе. Какое забавное имя. Милая маленькая девочка, путешествующая сквозь зеркала и по кроличьим норам, страдающая раздвоением личности, шизофренией, фобией шахмат и карт, а также скрытая зоофилка, любящая кошек, любящая спать с ними, их шершавые языки, скользящие по телу и вылизывающие досуха все. Мужчина повел головой в сторону, провел пальцами по щеке. – Как все просто у вас получается. Нет, я не педераст, милая мисс Джонс. Алиса. Вы ведь позволите называть вас по имени? В конце концов, я стою перед вами практически в пижаме и времени и такта на формальности уже не остается, - в очередной раз улыбнувшись, он быстро, с намерением явно поиздеваться над посетительницей, отправил ей воздушный поцелуй. – Киска. Еще пара шагов вперед. Дальше – тонкое пространство, тем не менее, прочного стекла, не дающего и не позволяющая даже руку протянуть, схватить проходящего мимо охранника за шиворот, ударить о решетку, снова и снова, и снова, пока кровь не потечет по железу, пока Он не удовлетворит свои инстинкты. - М, не думаю, - он подмигнул ей, взгляд скользил по бедрам, облаченным в ткань брюк, по рукам, сжимающим папку, по губам, сомкнутым в тонкую полоску полуулыбки. – Это было бы слишком просто, не находите? К тому же, - он на мгновение обернулся назад, - мне нравится эта книга. Вы знаете, что это? «De Profundis» Уайльда. Он писал письмо своей любви, или как он думал – любви всей своей жизни, а в итоге – это бесподобно. Если бы мне дали ручку и бумагу, я бы тоже написал нечто подобное. Есть кому. А вы, Алиса, у вас есть, кому писать? – он смотрел девушке прямо в глаза. – Нет. Так кому из нас более всего одиноко? Кто может умереть от скуки и одиночества, вы или я? – ни тени улыбки, ни тени насмешки, он ждал ответа, ждал ее реакции, будто не он, а она сидит в клетке, в камере, будто она ждет решения о своей дальнейшей судьбе, а он, даже не какой-то специальный агент, так проходил мимо и наткнулся на вольер с забавным существом внутри. Мужчина прошел от одного конца камеры к другому, не сводя глаз с Джонс. Будто что-то обдумывая. Будто хищник, запертый в клетке и решающий, что же он сделает вон с тем нахальным типом, который издевается над ним. Подойди, протяни руку, заступи за ограждение, сделай ошибку. Поздно, ошибка уже совершенна. Но пока об этом говорить рано. - Да, Алиса, милая Алиса, милая девочка, гуляющая по сказочной стране, у меня есть вопросы, - положив ладони на стекло, он приблизил к нему и лицо, несмотря на такое расстояние на поверхности не образовалось должного следа пара от дыхания. – Например, такой – как вы собираетесь удерживать того, о ком знаете столь мало? А может, сразу перейдем ко второму, он вам, наверняка, понравится – почему система вентиляции и подачи паров не работает, а я еще не умер от голода? – Холокост оскалился.

Cheshire Cat: Алиса просто чувствовала как с каждой новой минутой мужчина находящий за стеклом вызывает у не все больший интерес, нет не платонический, как мужчина он ее мало интересовал. Скорее этот интерес был сродни интересу когда вы сидите на лекции и слушаете лектора, он читает вам лекцию, большинство студентов находят ее безумно скучно, но вам как человеку, которому это все очень интересно, вы понимаете что вас это затягивает и вы хотите слушать и дальше слова этого на первый взгляд ненормального человека. Вы прекрасно осознаете что при других обстоятельствах в другой ситуации вы бы с удовольствием послушали этого человека ибо ему есть что вам рассказать и почему стоит отказывать себе в удовольствии послушать другого, когда вам это интересно. Любознательный интерес, он всегда заставлял девушку нести свой зад на подвиги, когда голова было категорически против этих подвигов. Продолжая наблюдать за мужчиной, Алиса чуть прищурилась, пытаясь разобраться в том, что же ее смущает, но пока все не могла понять: -Я не против, чтобы вы называли меня по имени до тех пор, пока мне это удобно. И все-таки в глубине души она сама поражалась своему самообладанию, ибо сама от себя не ожидала такой выдержки, ведь приложив все усилия, чтобы не подать виду она лишь усмехнулась, когда ее обозвали киской. За выдержку она бы поставила себе пять баллов. Главное, что бы не было как в поговорке, когда начали за здравие, а закончили за упокой. Задумавшись над вопросом про то, если человек кому она бы могла написать любовное письмо. Возможно что человек и есть, да вот только вряд ли бы он понял всю душевность такого порыва. Нет. Чеширка усмехнулась, скорее бы опять уговорил свою секретаршу прислать букет со стандартным набором букв, сложенных в слова и не несущих в себе особой смысловой нагрузки. Так что зачем напрягаться, если этого порыва все равно никто не оценит. -Если подумать то есть человек, которому можно было бы отправить такое любовное письмо. Но боюсь он бы не понял всей глубины такого письма. Так что зачем напрягаться и тратить свою энергии. В пустую, когда ее с тем же успехом можно потратить на более интересные и жизненно необходимые вещи. Что же касается одиночества. То это понятие весьма растяжимое. Ведь одиночество никак нельзя связать с любовью, о которой вы говорили ранее. Так что… Одиночество это когда до тебя совершенно никому нет дела и ты ничего не можешь с этим поделать. А до этого времени ты не одинок. Внимательно наблюдая за мужчиной и стараясь не пропустить ни единого его слова. Хотя про Алису ей уже начало и надоедать. Мало кому будет приятно, когда вас постоянно связывают с персонажем из книги, даже не предполагая, насколько они близки к истине. Но вот мужчина приблизился к стеклу и продолжил говорить, но глаза Алисы чуть расширились и она просто больше не смогла сидеть. Подскочив и совершенно не обращая внимание на то, что папка с громким стуком упала на пол, девушка забыв про все запреты подошла практически в плотную к стеклу. Сейчас ей было все равно совершает она глупость или нет. -Наверное, потому что я вообще не знаю, как вас здесь держать… и не собираюсь удерживать.. Не умерли от голода потому, что может быть в должны были бы умереть от нехватки кислорода. И как давно уже не работает система вентиляции в этой камере? Дыхнув на стекло со своей стороны, девушка отметила, как на нем остался отпечаток ее дыхания: -Вы не настоящий? Ну что она говорила. Скучать ей на этой работе точно не придется, так что можно смело, было начинать бегать по камере и вопить от счастья, что вот они приключения, явились, не запылились. Да вот только она почему-то не радовалась, хотя на губах отчего-то и заиграла улыбка. Неужели Оружие надули… И ведь она бы этому ни чуть не удивилась, ведь всегда даже из самых надежных тюрем убегали заключенные. Теперь она начала медленно соображать, что наверное сейчас ей придется сообщить охране об этом, а затем и начальнику. Он будет зол. Ужасно зол. Что его вот так вот провели. Единственный вопрос, который сейчас интересовал Чеширку, был...: -И как давно?

Holocaust: Оскал казался стал более довольным, мужчина чуть опустил плечи и расставил ноги. Он словно бы играл с Алисой в игру. Да, в ту самую давнюю игру, в которую любит играть любой психопат. - Сама догадалась? – вскинул он бровями, придав голосу как можно больше ироничности. Выпрямился и глянул вверх. – Да, зазоры есть, но слишком маленькие, чтобы можно было дышать полной грудью, да и в вакууме не каждое существо способно обитать. Скажи мне, милая детка, - он снова наклонился к ней, если бы не стекло, то его руки давно бы схватили девушку за плечи, а взгляду не мешала прозрачная преграда, - ты ведь не знаешь кто я? Верно? Папочка начальник послал свою милую девочку на побегушках проверить, а как там тот тип, которого с таким трудом поймали. Ну что ты, будь умницей подними папку с пола, пролистай получше, отметь для себя кто и с кем я общался. Может и ответишь на все свои вопросы самостоятельно. Он ни капли не скрывался. Он просто насмехался над ней. Холокост, или что бы это ни было, откровенно не придавал значения волнение Джонс или чему-то еще, какой-то эмоции, которую сейчас агент переживала. Ей будет трудно рассказать подобное Кэлу. Это он предвидит наверняка. Здесь и гадать не нужно. Каждый начальник, каждый руководитель какой-либо службы, борющейся за спокойствие и мир, считает своим долгом удерживать на цепи его, Немезиса, и каково их разочарование, когда этот пес, этот хищник, прикованный на потеху публике к своему месту, к четырем стенам, каково оно горько. О, директор Оружия Икс будет рвать и метать. - Знаешь, если бы я был прежним, если бы всего того не произошло, я бы позабавился с тобой. Содрал бы с живой кожу, а потом изнасиловал, тебе бы это тоже очень, очень понравилось, - он облизнулся. – А еще лучше, я бы подвесил тебя за волосы на изгородь этого здания, в котором мы находимся. И отправил замечательную фотографию твоему начальнику, - по камере и коридору раздался его смех. – О, настолько давно, что я уже успел кое-что сделать, но ты не волнуйся, для тебя будет особое приглашение на праздник, киска. Улыбаясь и смеясь, он сделал пару шагов назад. - Вам нужно лучше проверять, кого вы берете к себе на службу. Одних держат идеалы, но вторые – о, это моя любимая группа, - вторые преследуют корыстную цель. Материалисты. Которых можно подкупить всего-то с помощью какой-то безделицы. Он громко рассмеялся. Свет лампы уже проходил сквозь его тело, начавшее медленно растворятся в воздухе. - Беги, мой маленький котеночек, беги к своему папочке. Он будет рад услышать о том, что скоро будет. Фигура мужчины просто исчезла. Исчезла книга. Исчезла кровать. Все исчезло. Камера была также девственно чиста, как свеженькая лысина призывника. Раздался сигнал, что кто-то еще зашел в эту своеобразную тюрьму. К Джонс подбежал парень, лет двадцати, в общем, явно не старшее ее. В строгом костюме, с хорошей стрижкой. - Мисс Джонс, вам следует посмотреть новости,- запыхавшись протараторил он. – Там…там… , - видимо разъяснения Алисе не потребовались.

Cheshire Cat: Странным образом и наверное в глубине души этот маньяк не сколько пугал, сколько восхищал. Хотя все-таки девушка была не настолько безумно, чтобы обрадоваться его возможным планам на ее счет. Кожа Чеширки нравилась ей самой и она как-то очень сильно сомневалась, что она получит удовольствие будучи с содранной кожей. А уж картина где она была подвешенной за волосы, совершенно не вызывала у нее радостного желания похлопать в ладоши, при этом еще и припрыгивая на месте. Нет она отнюдь была не рада этому, но где-то в глубине души она испытывала тайное восхищение, но его следовало держать при себе и сразу расставить по местам, что в такой ситуации такое отношение к уже, как выяснилось, давно сбежавшему заключенному… просто недопустимо. А значит надо собраться и делать то, что от нее требую обстоятельства. А обстоятельства требуют от нее сообщить об этом начальству. Причем чем быстрее тем лучше. От чего-то Алиса случайно вспомнила выражение, что к ноге гонца с плохими вестями привязана колбаса. Наверное, чтобы натравленным на него барбосам было удобно ему откусывать эту самую ногу, что бы впредь не осмеливался нарушать покой своего падишаха столь грозными и печальными новостями. Вот сейчас Чеширка чувствовала себя прямо вот как этот посланник с дурными вестями. Но долг есть долг. И не все коту Масленица, а значит надо доставать телефон и набирать шефа. Направляясь к выходу из этой своеобразной тюрьмы, она скользнув ладонью в карман брюк, и когда Чеширка уже занесла палец над сенсорной панелью чтобы дозвониться до мужчины, на встречу ей фактически выбежал один из агентов Праймтека. В лицо девушка еще плохо знала ее коллег там, что как зовут парнишку она вспомнить не смогла. А его слова совершенно не обрадовали Алису: - Мисс Джонс, вам следует посмотреть новости,- запыхавшись протараторил он. – Там…там… , Но почему-то Джонс уже догадывалась о том, что ее ждет в продолжении этой фразы, так что кивнув, Алиса прибавила ходу попутно набирая номер начальника. Скучать ей здесь точно не придется: -Идем! Иначе сама запру в камеру! В трубке раздавались длинные гудки, которые лишь больше нервировали девушку, она бы гораздо больше обрадовалась, если бы Кэл ответил ей с первыми же гудками. Мысленно Чеширка уже обругала начальника за нерасторопность. Но когда на том конце провода ей ответили, она неожиданно растеряла всю смелость, но постаралась говорить как можно более спокойно и не выдавать, своего желания пробить головой цемент и закопаться ею в песок: -Кэл! Простите, мистер Кэл... – Чеширка на мгновение запнулась, подбирая нужные слова, но так ничего не подобрав, решила ляпнуть то, что давно уже вертелось на языке и о чем хотелось просто кричать, но на удивление голос ее звучал спокойно - … у нас небо… вернее очень большое ЧП. Заключенный Холокост сбежал. Вернее сбежал он уже давным-давно, а все это время в камере вместо него находилась его копия, хотя это больше похоже на иллюзию. И… это еще не все… Наконец добравшись до приемной, где она смогла просмотреть экстренный выпуск новостей. Девушка тихо охнула, ибо то, что она увидела, повергло ее в шок, как в принципе и любого нормального и психически здорового человека. Параллельно она слушала то, что ей сообщал агент и чем дальше он говорил, тем сильнее сжималось серлце у девушки, при этом она старалась донести эту информацию и до начальника : -На улицах беспорядки… Мутанты. Они… в открытую их устраивают.. Кэл.. Холокост.. он в телевизоре... Чеширка понимала, что ее заявление звучит абсурдно, но по-другому она просто не могла говорить. Хотелось ущипнуть себя, а вдруг это сон и она сейчас проснется, но это был не сон. Это была реальность в которую она сама на свою голову ввязалась и теперь должна была бы радоваться, и бо сегодня ей точно не будет скучно.

Hannibal King: --- Психиатрическая лечебница "Аркам" --- Выслушав безинтересную ему нотацию о том, что "каждого человека можно заменить", Генри ответил просто и незатейливо: Напоминайте себе это почаще. Как только Генри вышел из парадного входа в лечебницу, то ему на мобильник поступило SMS о том, что необходимо явится в компанию для бриффинга. Собственно пока Генри был не занят и вполне мог явится. Сев в свой Фольксваген он направился в "Прайматек". По пути ему даже захотелось взять там немного бумажных платочков "чисто на всякий случай". По радио передавали срочные новости о том, что творится на знаменитой улице Нью-Йорка. Возможно для всяких сердобольных мутантов такие новости будут шоком и мотивацией к немедленным действием, но не для Генри. Ему не надо было вмешиваться в лишний мордобой, а в его работе было и так достаточно мордобоя. Стоит только вспомнить как ему по башке заехали недавно бейсбольной битой или другим предметом очень напоминающим ее. Спустя пол часа Генри уже подъехал к Прайматеку и поставил машину на автостоянку компании. Войдя внутрь он поднялся на нужные этажи, где его поджидала вполне себе хищная работница сидевшая на ресепшене. - Роузи, сегодня ты невероятно прекрасна!- громко отпустил комплимент Генри с радостной улыбкой на лице. Все равно что этой самой Роузи было под шестьдясят лет и она сильно старалась скрасить свой морщинистый облик. Во всяком случае Генри ценил сексуальность вне зависимости от пола или от возраста. - Милая Роузи, мне пришло сообщение чтоб я явился сюда для бриффинга. Где он?- не снимая с лица улыбки проговорил Генри навалившись всем телом на стойку. Засмущав даму в конец, да так что у той щеки покраснели, а на губах появилась невольная улыбка, Генри остался собой доволен. -Подожди тут Генри.- - Хорошо, дорогая.- Генри прошелся до специально отведенных стульев и уселся на один из них. Стулья были спаренные по три штуки и подлокотники были только в начале и в конце и потому Кейгл быстро сменил положение с сидячего на лежачее, подложив руку под голову, а ноги задрав на подлокотник.

Malice: [откуда - Бруклинский мост - какое-то время спустя] Это было ударом по, и без того, не слишком крепкому организму. Да, мутанты гораздо быстрее вылечиваются, что от ранений, что от болезни, нежели обычные люди, но приплюсуйте к этому годы потребления наркотиков, алкоголя и не слишком разборчивую половую жизнь – получится смесь водородной бомбы, подносить спичку к которой не рекомендуется, однако именно это произошло на Бруклинском мосту. Так что при прибытие в Прайматек, Джейсен скорее напоминал мертвый груз, чем ценного агента. Мэлис тоже не подавала признаков своего существования в данном мире или измерении. Не каждый день ты сливаешься в единое целое с весьма сложным существом, способным нарезать реальность за реальностью на праздничное конфетти. В общем, тело молодого человека положили на носилки, подсоединили к какой-то аппаратуре и капельнице и заперли в одной из комнат, так называемого, медицинского обслуживания на неопределенное время. Точно сказать, когда Криг придет в себя и кто вообще проснется, он или Мэлис, да и проснется ли в ближайшее время, - ответить на подобный вопрос никто не решался. А поначалу ему, Джейсену, даже снились сны. И они были даже приятными, хорошими, не очередной психоделический бред или кошмар реальности, махающий ручкой из прошлого сквозь года и года забытья. Вряд ли, конечно, он вспомнит что-то, когда откроет глаза, ведь к такому уж порядку вещей он себя приучил. Все-таки помнить досконально весь маразм, провидящийся ночью, и так раз за разом, не слишком приятное ощущение. Сначала это было просто небо. Именно того кроваво-красного оттенка, который он запомнил на мосту, едва тело сковала боль, и по коже поползли искрящиеся синим трещины. Тучи, свинцовые, тяжелые, вот-вот кажется пойдет дождь, но нет. В какой-то миг ему почудилось, что он перестал дышать, закрыл глаза, сделал глубокий вдох, а когда открыл глаза, то увидел над собой приятное женское лицо. Голова его лежала на коленях незнакомки, ее темные длинные волосы спадали по плечам и кончиками щекотали ему щеки. Незнакомка смотрела на него и улыбалась. Улыбка отражалась и в ее невероятно синих глазах. Тонкие пальцы покоились на груди ирландца и перебирали ткань черной майки. Джейсен улыбнулся в ответ – поскольку в тот самый миг почувствовал некое спокойствие, равновесие, гармонию в собственном теле и мыслях, словно эта незнакомка была не человеком, а неким символом, существом, призванным уравновесить все в его жизни. Едва он потянулся к ней рукой, почти коснулся пальцами ее щеки, до слуха донесся какой-то неприятный звук. То ли стук, то ли звонок телефона или будильника, или сигнализации. Мигом память начала расставлять все по своим места – мост, дорога в машине, офис «Прайматека». Ирландец открыл глаза и выдохнул. Только сейчас он понял, что все это время не дышал. Голова была перевязана, руки кое-где тоже, а тело было одето в одну из тех самых уродливых больничных рубашек, которые своей бесформенностью превращают тебя в мешок картошки на ножках и с ушками. Приподнимаясь на локтях, Джейсен резко вынул из вены иглу капельницы, потянул за проводки, подсоединенные мягкими подушечками к его телу. Приборы… да, хрен его знает, что это были за приборы, они не шумели, не пыхтели, не дымились, просто монотонно работали, а, следовательно, показывали, что с ним все в полном порядке. Ирландец поднял взгляд к двери, которая в тот самый миг отворилась, и в проход вошел то ли ученый, то ли врач, фиг поймешь, кто работает на Кэла, наверняка где-то в подвале во всю пашут гномы, ремонтируя обувь всем агентам и зашивая дыры на форме. Мысленно парень окрестил вошедшего Доком, на манер Багза Банни, не забудьте уголком рта еще кончик морковки погрызть. - О, вы уже пришли в себя, - бодрым голосом обратился к агенту врач, скрещивая руки на груди. - Да, док, - Джейсен сел на кушетке, прокрутил головой, размял шею, посмотрел на стоящего слишком близко, как ему показалось, врача исподлобья. – Здесь есть нормальная одежда или мне так с голой задницей и ходить? Врач ухмыльнулся и кивнул в сторону стула, который парень не заметил сразу по пробуждению. На нем покоилась вся одежда Джейсен, выстиранная, поглаженная. Даже ботинки были начищены до блеска. Точно, в подвале Кэл прячет гномов. Джейсен встал на ноги, потянулся и направился к стулу. Врач, ни слова не говоря, проследил за ним, а потом предпочел удалиться, не задавая лишних вопросов. Он уже привык к тому, что даже покалеченный до полусмерти агенты рвутся выбраться из четырех стен Прайматека, как можно скорее. Одевшись, Криг задержался в палате еще лишь на миг. Заглянул в туалет и посмотрел на себя в зеркало. Бледная кожа, бездонные пустые глаза, пусть и яркие, а самое главное… Нет, мы все еще вместе. Улыбнувшись, парень вышел из палаты. Автоматически похлопал по кармана. Возблагодарил небо за то, что в отличие от городских больниц, все вещи остались при нем, а следовательно, можно перекурить тем, что еще осталось в измятой сигаретной пачке. Уже с сигаретой в губах, он шел по коридору, время от времени заглядывая в открытые двери разных кабинетов. Скорее для того, чтобы удостовериться – никто не помешает ему тихо слинять и не наградит очередным дельцем.

X-23: [закрытый сюжет :(] Память. Память сложная штука. Вещи, о которых стоят забыть, всегда запоминаются. Чаще это что-то неприятное, стыдливое, непростительное. Как запах лаборатории в тот момент, когда её очищают от крови или сухое прикосновение латексных перчаток, перед тем как холодная игла шприца войдёт под кожу. И это лишь щепотка её воспоминаний. Воспоминания. Воспоминания не должны ничего значить. Воспоминания – это сказки, которые люди рассказывают сами себе о своей жизни, а наши жизни ничего не стоят. Они тратятся впустую, они не имеют смысла. Ни одна. На каждом шагу нелепости, ошеломляющие действия. Она идёт по коридору организации, одно из подразделений которой, создало и воспитало монстра. Организации, которую мечтала уничтожить, а может и мечтает до сих пор. Всё это может показаться иллюзией, глупой и жестокой иронией. Название организации осталось нетронуто, а всё внутри изменено. Так не бывает, таких кардинальных перемен не случается. Правительственное «Оружие Икс» имеет хорошее крылышко, считается улеем с кучей маленьких пчёлок, который защищает людей, даёт им спать по ночам спокойно, но… Икс всё равно. Ей безразлично, как люди проводят свои ночи, она не ответит на вопрос «А что же важно?». Нет ничего важного, нет ничего нужного. Весь мир одна большая глупая и жестокая ирония. Но она хочет быть частью этой иронии, искренне хочет этого. Она идёт вперёд по коридору, осторожно обходя людей, сотрудников бумажной корпорации. Ха! Как же, бумажная корпорация, это очередная мастерски замаскированная иллюзия, чтобы любопытные не совали свои носы в здание, обходили стороной. Тут так много звуков, ни намёка на тишину и спокойствие, но она прислушивается лишь к своим шагам, ровным и уверенным. Странно, что у девушки, не знающей саму себя, столь уверенный шаг. Она никогда не была на этом этаже, он более пустынный. Наверно это должно радовать, раз на этаже с кучей медицинского оборудования столь малое количество людей. Лаура знала об этом этаже, он просто был обязан быть, но она обходила его стороной. Виной тому ненавистный запах медикаментов и люди в белых халатах. Но кое-кто очень важный сказал, что со своими демонами бороться надо и как можно чаще. Стоило начать с маленького, обидно, что до конца коридора девушка так и не дошла, девушка вдохнула воздух и сразу подняла глаза с пола. Прямо на неё шёл Криг, словно с контейнера только что сошёл. Она остановилась, дождалась пока мужчина не окажется на расстоянии вытянутой руки. - Тебя тоже вызвали? – изумрудные глаза бегали по Джейсену, ей приходить быть с ним на миссии, - Детали известны? Хотел ли мужчина броситься с головой в работу или собирался взять отгул, неважно. Лаура бы хотела, чтобы он тоже был в списке приглашённых агентов. С ним будет спокойней. Не потому, что он какой-то особенный или великолепный, просто к новому коллеге придётся присматриваться. А Криг, он не стеснял действий девушки при прошлом разе, что способствовало работе Икс. До нужного этажа пару пролётов по лестнице и взору откроется кабинет для брифингов, а там и столь любопытная информация. Она не знала точный список участников нового боевого построения и куда их отправят. Может что-то стоящее, может что-то абсолютно не нужное, но это то, что она сделает лучше всех. Осталось лишь зайти в кабинет и сесть за свободный стул, бросив короткий взгляд на Кинга.

Director: -------правительственные коммуникации 0.1 Глаза Мори постепенно сужались по мере того, как Токодзима продолжал развивать тему и поливать его грязью. В его голове, за много лет натренированной на придумывание сюжетов для фильмов - документальных и анимационных - стало прокручиваться изображение, как японец достает изо рта ведро полное помоев и окатывает содержимым вудуиста. Достает еще ведро и снова выливает содержимое на вудуиста. С каждым новым ведром Мори все больше щурился. Его глаза теперь напоминали щелочки, сквозь которые он метал гром и молнии ненависти и ярости, способные убить человека наповал. Имя Долли стало последней каплей в чаше терпения вудуиста, но он сделал вид, что все в порядке. Ничего особенного не произошло, всего лишь какой-то тупоголовый япошка нарвался на неприятности своими претензиями в адрес вудуиста, чьи познания и силы он не знал до конца. Мори пожал плечами, сложил руки на груди и повернул голову в сторону. Стал сверлить взглядом темноту, в которой мог как раз таиться какой-нибудь зомби. Когда Токодзима закончил брызгать слюной и развернулся, чтобы уйти, Мори сложил пальцы в виде заряженного пистолета и с тихим "пффу" изобразил выстрел в спину японца. Это означало, что еще немного и одним начальником для вудуиста станет меньше. Нехватка кислорода обрушилась на Мори мгновенно, не дав времени на подготовку. Крепкие пальцы вампира сжимали глотку, перекрывали доступ воздуха. Вытаращив глаза, вудуист не шевелился. Он не мог понять, что случилось с этим недоубитым мертвецом, что он набросился на него. Началось телешоу "Все против Фиделя Мори"? - Иди к черту, опилки вместо мозгов! Пальцы разжались, вампир исчез. Пробормотав ругательства в адрес Долохова, Мори потер горло рукой. - Ума не приложу, как он от сеппуки воздержался. Такой момент был. А этот - что с ними со всеми? Может решил напороться в темноте на осиновый кол, - пробормотал Мори, отстав от остальных. Немного пораскинув мозгами, он решил достать свою необыкновенную камеру-глаз, чтобы она была у него под рукой в случае чего. Европейцу или американцу не предугадать, когда японец решит вскрыть себе брюхо, а вампир - поэкспериментировать с самоубийствами. Глаз оказался присыпан какой-то дрянью, которую Мори держал отдельно в мешочке. Дрянь была сбором трав, собранных в странных лесах Украины и предназначенных для подробного изучения. Вудуист успел забыть, что все это время таскает эти травы с собой. Приятно удивившись, он вытряхнул содержимое мешочка на землю, отряхнул глаз и прилепил его к рукаву рубашки. Постучал пальцем, чтобы разбудить ленивую камеру. - Режим ночной съемки. Не забудь убрать рамки свои дурацкие - в прошлый раз было не смешно снимать чудище из фантазий Лавкрафта в шаблонном костюме ковбоя с Запада. Да просыпайся же ты! - вудуист снова постучал по глазу пальцем, только в этот раз попал прямо в открывшееся глазное яблоко. Камера часто заморгала. - Приходи в себя, пока я приготовления делаю. Вудуист достал короткий ритуальный нож, которым в последний раз резал лягушек для обеда одному из своих чудаковатых питомцев. Прикрыв глаза и вытянув левую руку, полоснул по ней острым лезвием. Гримаса боли на лице появилась за доли секунд до того, как нож коснулся кожи. - Пока не снимай. Сначала я активизирую заклинание призыва. Выполнив комбинацию замысловатых движений руками, Мори прижал ладонь к твердой поверхности и произнес заклинание так тихо, как это только было возможно. В стене, куда была прижата его ладонь, проявилась черным свечением кругообразная схема, исписанная символами и знаками. Мори убрал руку и из того места, куда припечаталась его кровь, стала появляться тварь с длинными кривым клыками. Отлепив от рукава глаз, вудуист засунул его в лоб призванному существу. - Фас! - махнув вслед японцу, приказал монстру Мори. Тот с рычанием вырвал из портала свои задние лапы и скрылся в темноте. Когда Сан только начинал свои разговоры, вудуист задумался о том, чтобы насрать ему большую кучу перед дверьми кабинета. И еще на пороге квартиры, где он живет. Но японец зашел слишком далеко и призыв был единственной вещью, которая могла отомстить сейчас за Мори. Не торопясь догонять японца и Долохова, вудуист провел по ране клеем, чтобы она перестала кровоточить. - Да, жив. Что случилось? - Мори выглядел запыхавшимся. - Там кажется зомби, которого мы ищем, так что надо вер... это что за нахрен? Вудуист шарахнулся в сторону, поняв, что залез ботинками на кровь японца. Машинально взял из рук вампира дробовик, стал озираться по сторонам, прижимая к себе оружие. - Что это было? Выбираться на поверхность оказалось быстрее, чем спускаться черт знает куда. Снаружи ждали полицейские, продолжающие дежурить у оцепления. Фургон был на месте, поджидал агентов. - Ну как, нашли своего..? А, понятно, - коп тронул пальцами козырек своей фуражки и отвернулся. Увидев окровавленного агента он решил, что продолжать расспросы не нужно. - Давай по газам, валим отсюда! - вудуист ударил рукой по дверце водителя. Забрался в кузов. До Прайматека ехали молча. Японец не приходил в сознание. Оказавшись на месте, Мори первым выскочил из фургона и направился к зданию. Мед служба была предупреждена, они дежурили на улице и ринулись к Токодзиме сразу, как увидели его. Мори волновал только один вопрос - где он мог получить свой обед.

Dragon Keeper: /Правительственные коммуникации/ Токодзима медленно умирал у него на руках. Влад буквально чувствовал как жизнь японца горячими вязкими каплями утекает сквозь пальцы. И запах. Повсюду, укутывая и обнимая, вокруг и везде, витал запах смерти и крови. Долохов открыл рот и постарался дышать только так. Посильнее сжал пальцами неподвижное тело Арисавы. Крепко зажмурился и вновь открыл глаза. Он пытался держать себя в руках. Раз за разом, напоминая себе, что он сегодня уже «питался» и что Фидель, в вечно брюзжащей и недовольной своей ипостаси, явно невкусен и горек. Кровь пьянила. У Влада, шедшего скорее на автомате чем разумно выбирая дорогу, начала кружиться голова. Японец, еще живой, еще весь в горячей крови лежал у него на руках. И от этой невозможности воспользоваться случаем, от чувства слабости, возникшего и засосавшего где-то под ложечкой, Владек начал злится. Злится на самого Сана - тоже мне, нашелся специалист! Пошел ловить зомби и дал себя убить первому же из них! Мори, бодро вышагивающий где-то позади, вызывал жгучую ненависть уже только тем, что сейчас он сам невольно, конечно, но превратился-таки в эдакий раздражитель для вампира. Живой, наполненный вкусной, теплой кровью, он шел сзади, словно видение аппетитного бутерброда, преследующее мучимого голодом человека. Мори был не виноват в том что Владек хотел бросить тело японца и всерьез заняться самим вудуистом. Он был не виноват, но, тем не менее, Влад отчетливо понимал, еще совсем немного и он не удержится. Он отбросит от себя несчастного Арисаву, черной тенью налетит, нападет на Фиделя и одним сильным движением вырвет ему горло. После подхватит все еще дергающееся в конвульсиях тело и, умоется в обильно льющейся из него, крови. И грань эта, граница, отделяющая вудуиста от разбушевавшегося вампира, была слишком тонка. Влад знал это, и это не могло не раздражать. Но все-таки они выбрались. Долохов смог, наконец, сморгнуть зажмуриться от яркого солнца и, в который раз уже, задался вопросом, а не использовал ли Фидель какую-то свою вуду-шмуду, чтобы обезопасить себя, а заодно и ввести его, Владека, в некое полуобморочное состояние, находясь в котором идти-то он сможет, а вот нападать на людей и вырывать им глотки, нет? Но, определенно, на воздухе вампиру стало полегче. Он смог, наконец, устроить тело Токодзимы на скамье в фургоне, а сам, на ходу стаскивая с себя окровавленную куртку, пошел к переднему сиденью. Встал там, привалился плечом к дверце с изображением эмблемы компании. Чуть подрагивающими, от пережитой схватки с самим собой, руками, Влад достал из заднего кармана джинс измятую пачку сигарет и закурил. Вместе с первой порцией горячего и таким вкусного дыма, в голове Владека просветлело настолько, что он даже смог спокойно посмотреть на свои залитые чужой кровью руки. Некоторое время он их просто рассматривал, а потом не выдержал, поднес одну к лицу. Принюхался и вдруг лизнул собственную ладонь. Через секунду поморщился, кровь оказалась нелюбимой первой группы. Успокоено кивнул, ничего не упустил, что не вылакал японца, прямо там, в подземельях и забрался, сел в машину рядом с водителем. Хлопнул рукой по стенке, отделявшей кабину от внутренностей фургона: - Эй, Фидель, у тебя какая группа крови? А резус? Это я так, думаю точить на тебя зуб или нет… - Владек тихо хохотнул, представив вытаращенные глаза вудуиста и продолжая меланхолично курить, устало откинулся на спинку сиденья. В Прайматеке их пути с Мори разошлись. Уставший и посеревший от бесконечности прошедшего дня, Долохов пошел к начальству докладывать о провале операции, спина же Фиделя мелькнула в направлении буфета. « А ведь сам мог сыграть роль обеда…» - Влад усмехнулся и мысленно пожелал вудуисту приятного аппетита.

Hit-Monkey: /Две недели после покушения на Камю/ - С вас двадцать долларов, сэр. - произнес таксист, когда они подъехали к зданию компании "Прайматек" - Скриич. - коротко ответил макак и протянул шоферу ту сумму, которую он запросил, а потом вышел из автомобиля и последовал ко входу в здание. Итак, теперь он ещё работает на организацию под названием "Оружие Икс". Нееет, это не та организация, что вживила Росомахе адамантий в скелет и похищающая мутантов для жестоких экспериментов над ними. (А может и та, кто знает). По-крайней мере это "Оружие Икс" представило информацию о том, что жестокость они проявляют лишь к преступникам, причем сверходаренным, к которым не проявить жестокость редко получается. А если речь идет о преступниках, да ещё о убийцах, то Хит-Монки тут как тут. Конечно, он больше всего привык к работе в одиночку, но в последнее время стало ощущаться нехватка... нет, не товарища, который прикроет тебя, а оборудования и оружия. Поскольку не у всех убиваемых им ублюдков при себе имеются деньги, а он сам был любителем хорошего оружия и клубных тусовок (водился за ним такой грешок), а ещё как-то надо было путешествовать по миру (макаке это ох как не просто), то Убизьяна решил найти спонсора, чьи задания он время от времени будет делать и получать от него экипировку. Вот так вот. Ну и, конечно же, ещё бороться с несправедливостью, куда же без этого. Никто на проходной не обратил внимания на японскую макаку в пиджаке и солнцезащитных очках, которая спокойно прогуливалась по помещению. Ведомый своими инстинктами, а также Ассассином, который указывал путь (ох уж эти призраки), Хит-Монки вскоре нашел Икс-23 и Крига, которых он должен сопровождать. А ещё должны быть Ганнибал Кинг, Директор и Долохов. - Иик! - он дернул за рукав Лауру, протягивая ей конверт, в котором находились приказы насчет него: он должен был быть одним из трех сопровождающих.

Mister Sinister: /Египет/ Синистер с большой охотой покинул Египет. Группа у них была не очень выдающаяся. Лара Крофт со своим упрямством, Элемент с постоянной показательностью, что она королева и все должны думать о ней, как о влиятельной особе и наконец, главное лицо их прошлой экспедиции – Часовщик, личность скрытная и довольно влиятельная, он обладал большими знаниями, действительно умный человек, но его самооценка слишком высока, чтобы ввести с ним нормальную адекватную речь. Натаниэль подвёл итог незавершившийся экспедиции: «Кроме потраченного в пустую времени ничего это мне не дало, а мог же за это время что-то полезное и важное сделать… В плане моей работы разумеется»,- рассуждал Эссекс идя по комплексу. Везде был шум. Злыдень не привык к шуму, ему более подходит мёртвая тишина. Так сосредотачиваться легче. Эссекс зашёл в лифт и нажал нужный этаж. Здание было очень солидным и даже вычурным, можно было бы со стороны подумать, что здесь находилась крупная нефтяная или газовая компания. Никто бы не подумал, что это просто маскировка. Довольно-таки солидное здание являлось базой Оружия Икс. Лифт остановился и уверенной, но в тоже время медленной походкой Натаниэль двинулся по коридору. На этом этаже было не мало докторов, которые ходили по парам и постоянно обсуждали между собой какие-то новости, довольно тихим, спокойным голосом. На Злыдня не обращали внимание не какого. «Надо подумать о предстоящей работе… С ожившими мертвецами мне предстояло работать, хоть и давно. Тогда их воскресли, небось с этим также. Мертвецы это не главное моё хобби, но тоже интересный материал предстоит изучению. И очень интересующий вопрос, будут ли у меня напарники в этом деле, или я наконец останусь один… наедине с живым трупом. Ммм... Скоро будут эксперименты». Злобный оскал появился у Синистра на лице, после такой замечательной мысли. Увлечённый своими мыслями он подошёл к лаборатории. У входа сидела симпатичная девочка-мутант, которая мило улыбнулась и вежливо произнесла: - Добрый день, доктор Роберт Виндзор, лаборатория в вашем полном распоряжении.



полная версия страницы