Форум » Остальные организации » Компания "Primatech" 0.1 » Ответить

Компания "Primatech" 0.1

Bombist: Компания "Прайматек" была основано в 1962 году и с тех пор является лидером в производстве и распространении высококачественной бумажной продукции. Являясь сторонником экологически чистого производства, Компания зарекомендовала себя как борца за использование передовых технологий, не вредящих окружающей среде и защищающих тропические леса. http://www.primatechpaper.com/index.shtml Однако, все вышесказанное - лишь верхушка айсберга. С виду безобидная организация является частью правительственных структур, выступающих против людей со сверхспособностями, относящимися к разряду особо опасных.

Ответов - 102, стр: 1 2 3 4 All

Malice: Как начинается хороший день? Нет, так – как начинается новый хороший день? Точно не так, как предполагал Джейсен, поскольку видимо кто-то на небесах или во всей вселенной решил не давать ему и секунды расслабленной неги и лени в распоряжение. Парень шел по коридору Прайматека, уже прикидывая в уме, куда направится, чего купит и где проведет остаток вечера, а главное – с кем. В полном одиночестве, в своей квартире, с музыкой крайне жестких ритмов и парой косяков, если денег хватит, то прикупит и чего-то крепкого, вроде дешевого виски, который на поверку – разбавленный самогон. Вот как все должно было произойти, вот как все планировал он, пока не столкнулся нос к носу с Лаурой. Девушку он был рад видеть, если эта радость выражается в том, что вам было бы куда легче просто принимать существование человека, а не отрицать его. Жива здорова, продолжает работать на Оружие, ну и молодец, счастливо… Рот Джейсена приоткрылся и он выронил на пол сигарету. Хорошо еще хоть глаза были за очками, а то Кинней бы могла подумать, что у парня сейчас приступ эпилепсии начнется. Ничего кроме мата на ум не приходило. - Вызвали? Куда вызвали? – неуверенным голосом, но с улыбкой поинтересовался он, залезая в карман за новой порцией никотина, которую, как он надеялся, на сей раз не постигнет участь предшественницы. Мысли бились в клетке и лихорадочно молились всем богам, чтобы кто-то прояснил ситуацию. Кто-то. Кто-нибудь. Ну, хоть кто-нибудь. Шея от подобного микро волнения неприятно зачесалась, словно энергия пройдя по всем нервам решила, что ей тоже немного не по себе. Вот ведь весело быть им. К обоим, словно фантом-ниндзя из ниоткуда появившийся, подошел один из младших агентов. Костюмчик не дорогой, но достаточно строгий, чтобы сказать насколько этот тип ценит свою работу и насколько готов отдаться любимому делу и выполнить поручение без сучка без задоринки, дабы начальство не могло не найти. - Агент Кинней, агент Криг, - Джейсен в голове переварил обращение, звучало то ли слишком пафосно, то ли слишком глупо, то ли по киношному, что означает – одно и то же, - прошу следовать за мной в зал совещаний. Там вас проинструктируй по поводу текущего задания, - агент взглянул на стоящего рядом…ему было трудно определить кто это. – Хотя, смотрю, наш новый сотрудник вам все передал? Что ж, тем лучше. Прошу за мной, господа. В душе Джейсен застонал подобно Сизифу. Hannibal King Беспокоить, так вальяжно устроившегося агента, Роузи не хотела. Потому лишь подошла к отдыхающему Кейглу на почтительное расстояние и откашлялась, привлекая внимание мужчины. - Девятая комната, зал совещаний, это туда, прямо и направо, - улыбнулась она ему. В душе порхали бабочки. Ну, или это ей только показалось, что порхали. Dragon Keeper Дверь кабинета Кэла оказалась запертой. Однако долго вампиру ждать не пришлось. Проходивший мимо агент, который должен был проводить подоспевшую Кинней и старающегося удрать поскорее Крига в зал совещаний, остановился возле Долохова и передал, что того уже ждут для брифинга по новому заданию. Уже собираясь уйти, он все же оглянулся и добавил, что по своей предыдущей миссии Владислав может составить отчет в письменно виде позже. Director Столовая «Прайматека» могла бы сойти за любую другую столовую, любой другой компании, или даже школы, или университета, да что там – тюрьмы. Как правило, строятся они по общему принципу – берешь, что хочешь и сколько хочешь, но рано или поздно, как за грехи, придется в конце расплачиваться сполна. К сидящему за одним из столов и поглощавшему вполне сносное блюдо Фиделю подошла девушка, закутанная в классический деловой костюм настолько плотно, что, казалось, он составляет всю ее суть и вес. Тощие ноги торчали из-под короткой юбки, а тощее строгое лицо было обращено к обедавшему агенту. - Мистер Мори, вас просят пройти в зал совещаний для брифинга по новому заданию. Комната девять. Вместе с Лаурой и агентом провожатым, они пришли в зал первыми. Сев за первый свободный стул, Криг пошарил по кармана, достал зажигалку и уже собирался было закурить, когда поймал на себе взгляд агента и его жест, тот самый жест пальцем, который объяснял непослушному мальчишке – так делать нельзя, здесь не курят. В мыслях опять ничего не было кроме грубого мата и стона тысячи заключенных душ Стикса. Что ж, подумал, Джейсен, если нельзя – так нельзя, но давить на нервы никто не запретит. Потому парень стал просто играться с зажигалкой. Вытянув ногу, а вторую закинув сверху и согнув в колене, он максимально удобно устроился на стуле. В конце концов, он совсем недавно вышел из комы или состояния подобного этому, так что сам себе разрешил множество вещей с разных точек зрения некультурных, неэтичных, да и вообще – не принятых в приличном обществе. И еще скажите спасибо, что не разделся и не сидит голышом. Хотя вполне бы мог. Здесь у нас свободная страна. Каждый делает то, что считает необходимым. Медленно, но верно, все искомые сотрудники были собраны в одном помещении. Кейгла Криг видел впервые, а может видел и до этого (только не помнил, случайные встречи в коридоре не в счет, как правило), с Мори уже успел «подружиться» и теперь до конца своих дней будет поднимать себе настроение воспоминанием о закутанном подобно полярнику вудуисте, ну а Долохов… - Владислав, может, ты мне позвонки перебьешь, любовь моя, чтобы я еще денька два на больничной кушетке повалялся? Агент, который отвечал за курирование миссии, по крайней мере, той ее части, что относилась к полному информированию сотрудников о текущем задании, бросил гневный взгляд в сторону ирландца. - Добрый день, господа, - откашлявшись, обратился он ко всем. Встав рядом экраном, он кивнул и второй сопровождающий, та тощая женщина, приведшая в зал Мори, притушила свет. На белоснежной поверхности экрана высветилась фотография некоего объекта, по всей видимости – тюрьмы. – Это исправительное учреждение, построенное совсем недавно латиноамериканскими инвесторами, без какой-либо помощи со стороны США. Это, господа, наш объект. Тюрьма располагается на территории нашей страны, хотя контингент заключенных там весьма разнообразен, все совершили особо тяжкие преступления. Администрация не подчиняется руководству страны и нашим законам. Я думаю, не стоит акцентировать внимание на данной детали, поскольку именно она с самого начала привлекла наше внимание. Коррупция в стране на прежнем уровне, однако, наша с вами задача заключается не в раскрытии и разоблачении продажных чиновников. Несмотря на переполненность тюрем, и этой в том числе, туда продолжают перевозиться заключенные. С какой целью? Нам неизвестно. И вот именно это и должны будут выяснить внедренные в тюрьму агенты, - свет в помещении вновь стал ярким. – Трое наших агентов, под видом преступников, будут направлены в данное исправительное учреждение. Там, они должны будут выявить всю возможную информацию, в том числе и о руководстве тюрьмы, которое также остается для нас инкогнито. Трое остальных – будут сопровождать их по пути туда, под видом конвоя. Как только агенты попадут за стены, связь с ними будет прервана на неопределенное время, потому инструктаж о поведении и плане действий будет проведен по дороге в исправительное учреждение. Вместе с руководством, с вашего позволения, мы уже распределили между вами соответствующие роли в данной операции. Агенты Кинней, Кейгл и Криг – будут играть роли заключенных, для этого на каждого создана отдельная легенда, не сильно отличающаяся от вашей реальной жизни, то есть на время проведения миссии – вы трое будете вне закона. Учитывая фактор риска и вероятность провала операции, мы подбирали агентов исходя из их личных характеристик и способности к выживанию в экстремальных условиях. Агенты Мори, Долохов и.., - мужчина посмотрел на Хит-Монки, - вы – конвой. Вашей задачей будет доставить заключенных, включая наших агентов, в тюрьму. Дальнейшие инструкции будут переданы после выполнения данного задания. Если есть вопросы – задавайте их здесь и сейчас. После совещания, задание вступит в силу и мы немедленно приступим к нему.

Dragon Keeper: Вампиры обладают обаянием. Оно нужно им чтобы привлекать к себе жертв, иначе говоря – пищу. Как цветок привлекает пчелу яркой окраской и ароматом, так же и вампиры – стоит им заинтересованно посмотреть вам в глаза, и вы тут же хотите стать если не его лучшим другом, то хотя бы приблизиться, ласково улыбнуться, пожать протянутую руку, наклонить по просьбе голову… Влад не собирался «есть» секретаршу боса, даже в мыслях подобного не держал, ибо им давно было выработано правило – никаких интрижек и никаких «перекусов» на работе. Как не крути, служебные романы, а так же превращение сотрудников в пищевую базу, не слишком хорошо влияют на ваш дальнейший карьерный рост, не правда ли? Поэтому, когда, зайдя в приемную к Кэлу, Владек обнаружил там запертую дверь, он просто устроился на кожаном диване, поставленном здесь для посетителей, и приготовился ждать. Это занятие оказалось и приятным и тоскливым одновременно. Тоскливым, ибо ожидание всегда нервировало его пустой тратой времени, а приятным потому, что, во-первых, он, наконец, смог сесть и перевести дух от всей этой беготни, что неуклонно сопровождала его в течение последних нескольких дней-недель. Во-вторых, диван был удобным, в кабинете тепло и уютно, а девушка сидящая на страже желаний шефа – приятна глазу и слуху – в данный момент она как раз отвечала на очередной телефонный звонок. Влад не удержался и зевнул. Подобные удобства обстановки побуждали в нем непреодолимое желание поспать, но зевать в присутствии такой девушки… Долохов сделал это аккуратно, отчего на его глазах выступили слезы, а на лице заныли мышцы отчаянно сжимаемой челюсти. От этого видимо что-то случилось с его лицом, то ли выражение, возникшее на нем, то ли слезы, выступившие на светло-коричневых, чайного оттенка глазах.. но, как бы то ни было, девушка-секретарь вдруг положила трубку телефона, поднялась и, улыбнувшись, проследовала в сторону Влада. Остановилась перед ним. Высокая, стройная, в строгой серой юбке длинной чуть выше колен, в ослепительно-белой блузке, с безупречным маникюром и макияжем, она положила руки себе на колени и наклонилась к Долохову. Вампир ощутил, как погружается в облако ароматов - сладкие нотки духов, свежий запах от ее молодого живого тела и холодный яркий вкус недозволенности создал тот неповторимый коктейль, оторваться от которого сейчас значило повергнуть самого себя в уныние и тоску. - Мистер Долохов… - голос у нее оказался немного низким и звучал до того бархатно, что казалось был приправлен патокой. - Да? - Мне только что позвонили из лаборатории, там ожидает мистер Виндзор… - Да? – у Влада, смотрящего прямо в вырез блузки наклонившейся секретарши, промелькнула мысль о том, что иногда, пожалуй, можно и наплевать на все запреты и правила. - Мистер Виндзор ждет некие трупы-зомби… - И? – Бастионы добродетели вампира без боя сдавались один за другим, эта девушка видимо также обладала какими-то способностями, или просто Владислав давно не заводил себе подружек. - Вы только что вернулись с похожего задания, так быть может вы поможете мне? - Что я могу для вас сделать? – Влад подумал о том, насколько Кэлу нужна секретарша. Такая секретарша. - Сходите туда, мм? Выясните, что там хочет Визбор и чем ему можно помочь, а то они звонят и звонят мне сюда, а чем лично я могу им помочь? – она вновь распрямилась и растерянно пожала плечами, отчего грудь ее под тонкой тканью блузки аппетитно качнулась. - Аа, ладно.. Я схожу.. Владек поднялся с дивана и пошел в сторону двери. Там не выдержал и обернулся: - Могу я вечером зайти за вами? Сходим куда-нибудь поужинать… - Заходите, если у вас получится… - секретарь улыбнулась ему, а Долохов наоборот посерьезнел, где-то внутри него возникло и, стало стремительно расти, чувство предопределенности. Сегодня ему вряд ли придется поужинать в компании с такой привлекательной девушкой, сегодня ему вообще вряд ли придется поужинать. Mister Sinister Возле одной из лабораторий Влад обнаружил еще одну девочку-указатель, но на этот раз он уже был серьезен и хмур и потому довольно бесцеремонно спросил: - Виндзор уже здесь? - Да, мистер Долохов.. – его, как заместителя, в лицо знали многие сотрудники Прайматека, и как вампиру, привыкшему к жизни в тени, Владу это не слишком нравилось. Досадливо поморщившись, он толкнул стеклянную дверь и уже через несколько минут попал в мир светло-зеленых халатов и стерильного инструмента. - Добрый день, доктор Виндзор, боюсь вас разочаровать, но вместо того чтобы ждать здесь, вы уже сейчас могли бы заниматься весьма интересным случаем. Завоевав подобным выпадом внимание к собственной персоне, Влад принялся сухо объяснять: - Наш сотрудник. Арисава Токодзима. Глава одного из отделов. Был атакован в подземных коммуникациях какой-то тварью, которая в буквальном смысле чуть не оторвала ему голову. Отгрызла, скорее. Большая потеря крови, сюда был доставлен уже в состоянии клинической смерти. Существо его укусившее, не походит на человека и несколькими признаками. Это уродец, мутант, исчадие ада, называйте как хотите, но может все же взглянете на нашего японца? Вдруг мы вместе с укусом еще и заразу какую-то сюда принесли. Мне-то не очень страшно, а вот что касается остальных… Чтобы не вышло как в рядовом ужастике – один кусает другого, тот становиться зомби, после, уже тот кусает и понеслась. Хоть продолжение «28 дней» снимай… Если надумаете, тело повезли в сторону медкомплекса.. сюжет Выйдя из лаборатории, Влад вновь направился в сторону директорской приемной, но, как и предсказала его новая знакомая, больше им встретиться было не суждено – один из глав департамента перехватил Долохова в коридоре и отправил на совещание в зал заседаний. Обозленный на глупость предсказаний, и особенно тех, что имели свойство сбываться, Владислав повернул в один из коридоров. Сильно толкнул тяжелые представительского вида двери в его конце, и вошел в зал, в котором уже присутствовали многие из его коллег. Пожал руку Кингу, дежурно кивнул другим, Фиделю протянул взятую из секретариата конфетку, а Кригу несильно ткнул пальцем в выпирающие позвонки на шее. - Не соблазняй меня, а то ведь и правда.… Сломаю, тем самым обездвижу тебя, а после наведаюсь как-нибудь темной ночью… Их болтовню прервал властный голос одного из стратегов аналитического отдела. Владек прошел дальше, опустился на свободное кресло и принялся слушать. И чем больше говорил агент, тем темнее становились глаза у Владислава. Это история с самого начала начинала ему сильно не нравиться.

X-23: Вопреки всему своему щедрому на алый цвет прошлому, да чего уж таить настоящее тоже недалеко ушло а окрасе, ей никогда не приходилось бывать в настоящей тюрьме в роли заключённой. Маленькую преемницу Дональда Гаскинса никогда не ловили офицеры полиции или какой другой правоохранительной конторы, поэтому для Лауры было в новинку оказаться в населённом себеподобных монстрах здании. Девушка прекрасно представляла себе тюрьму, это серое здание, на первый взгляд кажущееся монолитным, с кучей вооружённых до зубов охранников, с высоченным забором, на самой вершине которого в несколько слоёв закреплённая колючая проволока, под высоким напряжением. По краней мере именно такой должна быть клетка для опасных для общества людей, максимум защиты, минимум шансов на побег. Кинней понимала, что атмосфера так будет не самой приятной для неё, да и контингент собственно тоже, не потому, что она милая впечатлительная девочка, коей никогда и не являлась, а просто эти камеры…Возможно у неё такими темпами разовьётся фобия, но если поразмыслить, она итак уже имеется в арсенале девушки, просто не столь ярко выражена. Вряд ли здравомыслящий отдающий себе отчет в своих действиях человек по собственной воле позволит запихнуть себя в фургон со столь тёплой компанией нечистых на душу преступников. А разве преступившие закон бывают иными? Дослушав до конца короткий инструктаж, она выдержала паузу, позволив себе поразглядывать лица своих коллег. Сразу после распределения ролей, у девушки возник лишь один вопрос, который немного не вписывался в её общее представление о тюрьмах: - Это исправительное учреждение, оно для мужчин и женщин одновременно? – весьма интересный был бы подход, а коли нет, то возникает небольшая проблемка с внедрением, вряд ли руководство и местные обитатели не признают в Кинней особь женского пола. Естественно существуют тюрьмы с разделением на мужские и женские блоки, но в таком случае Кинней будет абсолютно отрезана от своих коллег-заключенных. Нет, страхом тут и не пахло. Девушка была абсолютно спокойна за свою шкуру, она способна постоять за себя и не допустить посягательств на свою персону со стороны «соседок». Но как же командная игра? Неужели Лаура действительно позволит своему новому руководству засунуть её за решётку, отрезав от свободной жизни, пусть и на время? Она не из тех кто кричит «За благое дело» и кидается с головой в омут, она не патриот и уж тем более не желает быть вновь запертой в четырёх стенах, одна из которых являет собой стену из железных прутьев. Почему же тогда Икс согласна на подобное действо? Хочет получить медальку от начальства или звание «лучший сотрудник месяца»? А может в ней проснулся азарт к побегам? В любом случае ответ на этот вопрос беглянка получит лишь уже будучи внедрённой. А ведь девушке не пойдёт ярко-рыжий цвет, впрочем, как и в черно-белую полоску.

Director: - Это что? - Это съедобно. - А что это? - Это тоже съедобно. Общение Фиделя Мори и женщины, ответственной за снабжение обитателей Прайматека едой на завтрак, обед и иногда на ужин, сводилось к кислой физиономии недоверчиво принюхивающего вудуиста и раздраженным заверениям, что все из предложенного вполне можно есть. - Я бы мог с этим поспорить, - сказал Мори с вызовом, глядя оппоненту прямо в глаза. Не настроенная на долгие уговоры, женщина уперла руки в бока. Ее большие груди подрагивали вместе с тем, как она стала дышать громче и ожесточеннее. Во всем ее немалом теле чувствовалась агрессия, готовая вырваться и сожрать Мори вместе с ботинками. - .. но не буду. Вы смотрите на меня так, будто вот-вот.. - Не задерживайте очередь! Не закончив предложение, Мори замолк. Оглянулся в поисках тех, кого может задерживать своей болтовней, но никого и ничего поблизости не было. Очередь состояла из него одного. - Невидимки из отдела паранормальных исследований? - откашлявшись, Мори похлопал ладонью по воздуху, изображая будто хлопает по плечу знакомого невидимку. - Как дела, Билл? Паршиво выглядишь. Женщина покидала все, на что до этого, тыкая пальцем, показывал Мори, в тарелки и кинула ему на поднос. Ей было совсем не смешно. - И все-таки, вы в этом уверены? - вудуист кивком головы указал на странную зеленную массу, которая выдавалась под слоганом "полезная для кишечника каша". - Следующий. Мори снова оглянулся. Никого не было, но женщина упрямо на кого-то таращилась. Иными словами, делала все, чтобы не обращать на вудуиста внимания. - Ясно. Что ж, ммм, это выглядит охренеть как аппетитно! Я так голоден, что готов съесть хоть лошадь, макая ее в это... соус. Выбрать стол было следующим делом первой важности. Все было свободно и Мори, подчиняясь инстинктам, пошел к тому, который был в самом центре. Уселся на стул и стал ковырять вилкой в тарелке, проверяя содержимое на наличие какой-нибудь дряни. Вытащил из кармана глаз и установил его напротив себя. - Видишь там за моей спиной стоит Биг Бен местного производства? Сними крупным планом, вечером поэкспериментирую над этим, - сказал Мори, пробуя на вкус выбранные блюда. Тут же вывернул все обратно и стал отплевываться. Схватил стакан и опрокинул содержимое в себя. - Вот ведь блямбергерство! Такую подставу за личное оскорбление могу принять! - Мистер Мори. - Что? - Вас просят пройти в зал совещаний для брифинга по новому заданию. Комната девять. Мори кинул вилку на стол и схватил глаз, убрал его обратно в карман. Лицо у него было перекошено как при параличе. - Вы мне своими брифингами весь аппетит изгадили, - пробурчал себе под нос, хотя принесший сообщение агент уже скрылся из виду. Мори успел только окинуть взглядом напоследок ее ягодицы, скрытые строгим костюмом. Надо было догадаться, что раз дело с Токодзимой не прокатило, значит придумают что-то другое, взамен. Нужно было идти не в столовую, а через коридор в окно и бежать до дома, но здравая мысль всегда приходит с опозданием. Всю дорогу до комнаты №9 Мори обливался ядовитой слюной, бормоча, как всех ненавидит и куда всем стоит идти. Адрес варьировался от жирной задницы до бани чертовой бабушки. Добравшись до места, Мори уселся на свободный стул. Когда Долохов протянул ему конфету, он машинально взял ее и не глядя перекинул через плечо. - Тюрьма разделена на корпуса. Мужчины и женщины отбывают свои сроки по соседству, но не контактируют между собой. По крайней мере, мы так предполагаем. Что происходит на самом деле в стенах тюрьмы и за ее пределами предстоит выяснить вам. - Конвоиры могут скинуть заключенных за решетку и валить по своим делам, верно? - Нет, не верно. Конвоиры должны быть поблизости, чтобы оказать помощь внедренным агентам в случае необходимости. Технический отдел обеспечит, чтобы между вами сохранялась связь даже после заключения. - Да мать вашу. - Какие-то возражения, агент Мори? - Во имя Брата Вуду, конечно нет! Всегда мечтал увидеть коллег в тюряге.

Hannibal King: От отдыха Генри оторвала Роузи, которая, видимо, получила распоряжение о том чтоб пригласить наконец Кинга в зал брифинга. - Спасибо, Роузи.- сухо сказал Генри быстро вставая со своего лежачего места и идя в указанном направлении.Да, эта манера поведения резко отличалась от той что была до этого, но Генри еще тот трудоголик, поэтому не разменивался на комплементы когда спешил. Зайдя в зал он прошел к стулу напротив Лауры и ее спутника и сел на него. Ноги на стол он задирать не стал. Ненужный фарс. Вскоре появился несколько нежданный гость. Хотя, скорее всего, жданный, ведь он тут работает. Владислав Долохов. Тот с кем Генри проник на полу-разрушенную базу Оружия. Слава богу что не появился тут тот человекоподобный "осьминог", а то у него зуб на Генри и, похоже, весьма серьезный. – Это исправительное учреждение, построенное совсем недавно латиноамериканскими инвесторами, без какой-либо помощи со стороны США. Это, господа, наш объект. Тюрьма располагается на территории нашей страны, хотя контингент заключенных там весьма разнообразен, все совершили особо тяжкие преступления. Администрация не подчиняется руководству страны и нашим законам. Я думаю, не стоит акцентировать внимание на данной детали, поскольку именно она с самого начала привлекла наше внимание. Коррупция в стране на прежнем уровне, однако, наша с вами задача заключается не в раскрытии и разоблачении продажных чиновников. Несмотря на переполненность тюрем, и этой в том числе, туда продолжают перевозиться заключенные. С какой целью? Нам неизвестно. И вот именно это и должны будут выяснить внедренные в тюрьму агенты, - свет в помещении вновь стал ярким. – Трое наших агентов, под видом преступников, будут направлены в данное исправительное учреждение. Там, они должны будут выявить всю возможную информацию, в том числе и о руководстве тюрьмы, которое также остается для нас инкогнито. Трое остальных – будут сопровождать их по пути туда, под видом конвоя. Как только агенты попадут за стены, связь с ними будет прервана на неопределенное время, потому инструктаж о поведении и плане действий будет проведен по дороге в исправительное учреждение. Вместе с руководством, с вашего позволения, мы уже распределили между вами соответствующие роли в данной операции. Агенты Кинней, Кейгл и Криг – будут играть роли заключенных, для этого на каждого создана отдельная легенда, не сильно отличающаяся от вашей реальной жизни, то есть на время проведения миссии – вы трое будете вне закона. Учитывая фактор риска и вероятность провала операции, мы подбирали агентов исходя из их личных характеристик и способности к выживанию в экстремальных условиях. Агенты Мори, Долохов и.., - мужчина посмотрел на Хит-Монки, - вы – конвой. Вашей задачей будет доставить заключенных, включая наших агентов, в тюрьму. Дальнейшие инструкции будут переданы после выполнения данного задания. Если есть вопросы – задавайте их здесь и сейчас. После совещания, задание вступит в силу и мы немедленно приступим к нему. Вполне такой неплохой бриффинг. Генри не рвался в тюрьму. Снова. Хотя, тот способ каким его заманили в эту организацию, вполне вел его по этой дорожке за решетчатую стальную калитку. Сейчас выдался случай побывать в весьма неплохой тюрьме заполненной теми, кого Генри большую часть своей жизни засаживал по самые ягодицы в тюрягу. - А можно взглянуть на список заключенный которые там содержаться?- подняв руку на манеру ученика из средней школы спросил Генри. Нет, он их не боялся, просто лишний раз сидеть в карцере за драку и, скорее всего, понажовщину, как-то не очень хотелось. А если ты заранее знаешь кого там встретишь, то можно придумать какую-то забавную историю или как-то выкрутится.

Hit-Monkey: Интересный здесь контингент собрался. Вампиры, мутанты, прочие суперлюди... Хех, пожалуй, сам Убизьяна не особенно выделяется среди всей этой толпы. Хотя... японская макака в смокинге и с оружием везде выделяется, где бы она не была: среди суперлюдей, охотников за нечистью, енотов... - Ек. - Хит-Монки, в ожидании начала совещания, достал из кобуры пистолет и, вытащив из него обойму, стал пересчитывать пули. Вставил, вложил обратно в кобуру, достал второй пистолет, проверил его также, как и первый, положил обратно в кобуру, достал нож, больше походивший на огромный тесак... И как только весь его инвентарь умещался под небольшой смокинг? - Добрый день, господа, - голос курировавшего эту миссию агента вывел макака из увлекательного процесса подрезания ногтей охотничьим ножом. Убизьяна медленно убрал тесак обратно и обратился вслух. – Это исправительное учреждение, построенное совсем недавно латиноамериканскими инвесторами, без какой-либо помощи со... - Иик. - значит, половина агентов притворяется заключенными, а другая половина агентов (среди которых будет и макак, ведь, ей-богу, навряд ли он сойдет за заключенного) везет их в тюрьму, а потом ждут инструкций. Пока что нет никаких сложностей и обещанных убийств преступников. Однако здесь наверняка все не так уж и просто, ведь не зря "Оружие" заинтересовалось этим, а значит, как говорил Ассассин, "натерпись терпения, маленький избранный". Что ж, придется набраться терпения, наверняка ему достанется больше веселья, чем тем агентам, что будут корпеть за решеткой. \Хогвартс Хоксфорд\

Malice: Джейсен на какой-то период времени и речи координатора отвлекся и посмотрел на сосредоточенные лица других агентов. Они и правда готовы на все это? Нет, конечно, сам он ничего против веселой поездки в Кэндиленд не имел. Действительно, разве не может быть чего-то более забавного, чем быть изнасилованным в … кхм, в общем, вы поняли. Парень уже почти стер сигарету в руке в пыль, когда координатор закончил свою крайне насыщенную фактами речь и, потому, такую скучную. - Это исправительное учреждение, оно для мужчин и женщин одновременно? - Тюрьма разделена на корпуса. Мужчины и женщины отбывают свои сроки по соседству, но не контактируют между собой. По крайней мере, мы так предполагаем. Что происходит на самом деле в стенах тюрьмы и за ее пределами предстоит выяснить вам. Криг вздохнул и тихим голосом для себя отметил: - То есть неопределенное время, я буду в компании незнакомых мужиков, которые не видели женское тело годами. Прекрасно, - бывать в тюрьме ему не приходилось, да и как-то начинать традицию не особенно хотелось, учитывая то, как выглядел ирландец, и какая репутация была у него в мире маргиналов и отбросов не общества, но социального института. - А можно взглянуть на список заключенных, которые там содержаться? Координатор открыл папку и, подойдя к Кингу, протянул ему листок, на котором было напечатано лишь несколько имен. - Это список тех, кого мы отвезем в учреждение вместе с вами. К сожалению, полного списка арестантов у нас не имеется, как на мужской, так и на женский корпус. По непонятным для нас причинам, правительство отказалось содействовать нам в данном вопросе, а руководство тюрьмы отказало в запросе, который мы посылали им под видом деловой альтернативы и помещения в их зону многих наших заключенных, так сказать. Преступления, как вы можете видеть, тяжкие – изнасилование, убийства, там где прописаны кражи, они также сопровождались членовредительством и случаями убийств заложников. Скажем так, это не сумасшедшие, иначе бы их поместили в психиатрическое отделение сродни Аркаму, а полностью деградировавшие индивиды. Агент Криг, пожалуйста, не курите в помещении, - координатор тяжело вздохнул. – У вас буду вопросы? Джейсен проигнорировал просьбу мужчины и затянулся с благоговейным трепетом. - Чарли, брось, за стенами подобных учреждений сигареты валюта, а не удовольствие, так что дай напоследок затянуться, прежде чем моя задница окажется за решеткой и мне придется выяснять то, каким образом не стоит нагибаться за мылом в душе. Ирландец подмигнул Лауре и усмехнулся. Координатор в очередной раз тяжело вздохнул, но все же продолжил прерванную речь. - Если больше вопросов не имеется, то я прошу названных заключенных пройти в комнату на первом этаже и переодеться. Желательно оставить все личные вещи здесь, так как повторный обыск у стен тюрьмы будет более строгим, чем вы привыкли. Остальным агентам будет выдана униформа охраны, после чего вы займете свои места в тюремном фургоне. По дороге мы заберем еще несколько заключенных, переданных на объект. С того момента, как они сядут рядом с вами, вы – не являетесь нашими агентами. Каждый из вас преступник. Само собой отсюда следует обращение с вами, даже наших агентов. Однако, я прошу вас, воздержаться от вольностей. Также – за стенами тюрьмы, вы ни в коем случае не должны пользоваться своими… особыми талантами, дабы не скомпрометировать себя или товарища. Лишнее напоминание об этом не повредит. Координатор кивнул кому-то стоящему за спинами присутствующих агентов. - И, последнее, касается, как раз упомянутой связи между внедренными агентами и поддержкой вне стен тюрьмы, о которой спросил мистер Мори, - координатор подошел к человеку и взял у того небольших размеров чемоданчик. Он положил его на стол, открыл. Внутри в мягкой обивке находилась одна средних размеров рация и два микрофона не больше ушного канала в диаметре. Рацию он передал Долохову, затем взял по микрофону. – Это передатчики связи с агентами вне стен тюрьмы. Их минус состоит в одном – сигнал, поступающий в микрофон, передается на рацию без эффекта обратной связи. Крепятся они, как вы могли догадаться к уху, точнее в ушной канал, чтобы их не обнаружили при обыске. Один микрофон вам, мисс Кинней, и один на вас двоих – мистер Криг и Кейгл, - он протянул пинцет. – Вынимается также с помощью пинцета с крайней осторожностью, чтобы не повредить барабанную перепонку. Еще один минус, небольшая глухота на то ухо, в которое он вставлен. В связи с крайней спешкой в данном вопросе, вам выданы испытательные образцы. Считайте, что еще потрудитесь на благо технического отдела, - попытался отшутиться координатор, но не найдя отклика откашлялся и замолк. – Что ж, не смею вас более задерживать. Жду у тюремного фургона в парке компании через полчаса. С этими словами он направился к выходу. Неодобрительно посмотрев на микрофон и положенный на стол пинцет, Джейсен поднял взгляд на Генри. - Думаю, будет лучше, если эта штука будет в твоем ухе, - улыбнулся он, поднимаясь со стула. далее – отписываемся в произвольном порядке и делаем переход в Хоксфорд. Как только будет создана тема, после поста Мэлиса, также, в произвольном порядке будет идти отыгрыш. ---> Тюрьма Хоксфорд

Dragon Keeper: «Стук, стук, стук...» - стучит карандаш о полированную поверхность стола для брифинга. «Стук, стук, стук...» - в такт ему бьется сердце Джейсена, сидящего рядом. Для Влада эти звуки почти идентичны. И стук карандаша, которым он чуть нервно барабанит о стол, и живое сердцебиение Крига звучат одинаково громко и почти так же успокаивающе. Дым сигарет, лениво наползающий на него со стороны все от того же Джея, немного раздражает, но не настолько, чтобы пытаться что либо изменить. Тем более это, стремясь напомнить о своей важности, старается сделать пришедший аналитик. Владислав поднимает глаза и начинает пристально рассматривать чужака. Кто он? Откуда взялся в их тесном мирке мальчиков для битья? Прислан как провинившийся или же действительно не понимает где он сейчас находится? А ведь сейчас, перед ним, пусть и высокого чина и сомнительных умственных способностей, сидит не просто оперсостав, а скорее уж свора диких собак, шакалов. И это именно одного из них он просит не курить? Долохов не обманывался на счет того, кем они все, здесь собравшиеся, являются на самом деле. Все такие разные, наделенные крайне отличающимися знаниями и умениями они, даже спасая в очередной раз Землю, все равно оставались лишь фриками, нелюдями, изгоями.. Теми, кого подобно собакам, человек смог приручить и поставить на страже своих интересов. Кто такой Владек Долохов, наконец? В силу сложившихся жизненных обстоятельств — вампир. Вампир-одиночка, отбившийся от стаи и не признающий ее законов и способа жизни. Лично для себя сделавший какие-то выводы о собственной выгоде и безопасности, и однажды согласившийся на уговоры, вряд ли психически нормального, Кэла. Он стал выполнять для него некие поручения, кое-какую работу для организации, скрывающейся под вывеской писчебумажной компании... Все они, здесь присутствующие, тем или иным способом, оказались в стенах этого заведения, все уже взрослые, давно прошедшие свое становление как личности... И, в итоге, добившиеся лишь того, чтобы как-то раз, погожим осенним днем к ним явился вот такой вот сытый и довольный жизнью хлыщ и начал качать права, при этом, и будто это было само собой разумеющиеся, посылая половину из них на почти верную смерть. Влад полуобернулся и посмотрел на Крига, задумчиво пускавшего в потолок колечки дыма. Перевел взгляд на девушку, единственную сейчас среди них. Генри, который невозмутимостью так же как и бледностью был обязан своему обратному к жизни состоянию, его интересовал мало. Он и так давно уже был мертв, и то что двигало им сейчас, могло быть как поиск новых ощущений/развлечений, так и попыткой покончить со всем этим, и на этот раз уже навсегда. Но эти двое пока являли для Владислава загадку и потому следовало-таки, временно, конечно, стерпеть этого лощеного аналитика и посмотреть чем же все закончится. Но опять отправляться на задание с Мори... Долохов опять крутанулся на кресле, и посмотрел на будущих «подельников». Человекоподобного примата он в деле еще не разу не видел, но раз кто-то там наверху посчитал что он будет полезен.. Прибывая сейчас на той стадии умеренной сытости, что пришла к нему после нескольких пинт донорской крови, Влад мог пока лишь задумчиво наблюдать за происходящим вокруг, оставив все выяснения отношений на голодное потом. Коротко объявив о «крайне радостной» поездке до тюрьмы и обратно, и, ответив на несколько вялых вопросов, этот многословный гений стратегической мысли, наконец, удалился. Еще несколько мгновений в комнате висела полная тишина, а потом, все будто по команде, начали вставать, двигаться, загремели отодвигаемые стулья, послышались смешки и ругань.. Влад подошел и тронул Фиделя за локоть. Подождал пока вечно недовольная физиономия повернется к нему и, не дав ему возразить с самого начала, сказал: - Мы - охрана, которая сопровождает их до места. Ты сколько угодно можешь орать на Крига и Генри, ты можешь даже поиграть с дубинкой и пару раз крепко врезать им, что они сделают с тобой после, когда и если они вернуться, меня интересует мало, но мы с тобой и вот тем Макаком, играем роль охраны и потому, если ты начнешь играть против меня/нас, то подставишь под удар всю эту чертову миссию. Мне-то опять же все равно, но начальство тебя явно за это по головке не погладит.. Так что, давай, потерпи нас, Мори, и хоть некоторое время побудь пай-мальчиком, ладно? Влад не стал дожидаться язвительных и наверняка крикливых возмущений вудуиста и, развернувшись, отправился сразу к месту встречи. К пресловутому автобусу, который на ближайшее время станет для них и передвижной тюрьмой и домом одновременно. /Тюрьма Хоксфорд/

X-23: Да, её ждёт весьма интересное времяпрепровождение. Хорошо, что Кинней не привередлива к еде и абсолютно равнодушна к нарядам. С каждым словом куратора к ней приходило осознание всей серьёзности миссии. Не в плане, что: О ужас, там столько страшных людей, а то, что она по собственной воли садиться в клетку. Пробежавшись глазами по коротенькому списку, Лаура подметила, что о, по крайней мере, парочке преступников ей слышать доводилось. СМИ творят чудеса, ставят в известность народ о значительных или пустяковых прегрешениях. Взять в пример глупого мальца, которого за один только день умудрились арестовать два раза. Но в этой тюрьме такие нарушители общественного спокойствия будут попросту отсутствовать. Выполнение миссий в одиночку всегда давались девушке как-то проще, когда рассчитываешь только на собственные силы и не оглядываешься, а успевает ли за тобой напарник или сразу гурьба однокашников. Она не устанет это отмечать для себя и окружающих. Лаура мельком пробежалась по участникам собрания, взгляд задержался на вампирах, сначала одном, затем переместился на другого. Запах хищника не отбить ничем. Это напрягало, заставляло быть на стороже и постоянно бороться с желанием выпустить когти. Она не состояла в дружеских отношениях ни с одним из представителей данного вида, но даже дети знают, что эти порождения ночи питаются кровью людей. Но не их рацион интересовал Кинней, а насколько силён у Кинга и Долохова инстинкт убийцы? Можно ли назвать вампиров машинами для убийств, опуская детали о жизненно необходимой кровяной диете, или же нет? Охарактеризовать первого девушка могла парочкой прилагательных, второго же Лаура видела впервые. Чем их кормит Оружие, выдаёт из подвалов пойманных девственниц или же обходятся пакетиками с донорской кровушкой? В принципе, по заданию у Икс никаких вопросов больше не было, а по сему девушка молча встала со стула и осторожно стянула с пальца кольцо с зелёным камнем, относительно новой игрушке придётся остаться здесь, чтобы его не забрыли добрые дяди с дубинками, электрошокерами, автоматами. Стоп, момент! А как девушку вообще с её-то набором железа в теле пропустят в тюрьму?! Но куратор уже вышел из комнаты, а гнаться за ним было бы как-то странно. Но ребята, наверно, не пальцем тыкали в список агентов, выбирая наиболее подходящих для миссии. Естественно они продумали, как и что, иначе Икс попадёт с самого начала в не очень добротную проблему. Морально Икс готова к своей новой роли заключенной, физически девушка тоже находилась в прекрасном состоянии. Оставалось лишь приготовление в виде легкой маскировки и самостоятельной имплантации наушника. [Тюрьма Хоксфорд]

Hannibal King: Хоть Генри знакомых имен и не увидел, но в нем все больше крепло некое подозрение о подставе. Что-то тут было не так. Конечно никто из присутствующих просто не мог не обойтись без колкостей, вызывающего поведения и прочих атрибутов "крутого перца". Раньше Генри это нисколько не волновало, но сейчас почему-то жутко бесило, но он держался стиснув зубы. - То есть неопределенное время, я буду в компании незнакомых мужиков, которые не видели женское тело годами. Прекрасно. - весьма неодобрительно подметил Джейсен, а Генри не смог удержаться от шуточки: - Не волнуйся дорогая. У тебя великолепное тело.- и после расплылся в ехидной улыбке. В общем в той тюрьме собирались самые "сливки общества" мрази редкостные даже по меркам преступной общины. Насильников, мокрушников и воров-мокрушников не очень почитают. Вот обычных воров - это да, это авторитетная и легендарная профессия. Кинг чувствовал всеми своими сфинкторами что в застенке придется не только драться за свою жизнь, но и еще грызться и даже, скорее всего, убивать. - Чарли, брось, за стенами подобных учреждений сигареты валюта, а не удовольствие, так что дай напоследок затянуться, прежде чем моя задница окажется за решеткой и мне придется выяснять то, каким образом не стоит нагибаться за мылом в душе.- опять высказался Джейсен и Генри снова не смог удержаться чтоб не подметить: - О,да, тебе сейчас только о заднице своей и думать.- после чего еще сильнее расплылся в ехидной ухмылке. Не хорошо, конечно, так говорить боевым товарищам, но как тут удержаться-то? Своим острым языком Генри мог взвод морпехов уложить. После завершающего этапа инструктажа Генри встал со стула и начал выкладывать из карманов смятые бумажные купюры, какие-то бумажки с непонятными записями, скрепки, прищепка, пустая гильза, платок и много другого хлама. В заключительной части Генри выложил на всю эту кучу кобуру с табельным пистолетом и увенчал все это значком. - Думаю, будет лучше, если эта штука будет в твоем ухе, - сказал Криг намекая на микрофон в ухо, а Генри хотел парировать чем-то вроде "Или в твое заднице", но удержался. - Не, начальник. Я эту фигню в ухо не вставлю. У меня сверхчувствительный слух. Я лучше как-то сам по себе буду. Под прикрытием работал. Опыт есть.- сказал человеку в костюме Генри и отправился как-то обособлено от всех в назначенное помещение на втором этаже. ---Тюрьма Хоксфорд---

Cheshire Cat: Чем отличается обычный секретарь генерального директора от секретаря главы Оружия. Ну начнем с того, что на чтобы там не жаловались эти дамочки главной заботой, которых было записать начальника к педикюрше и во время спрятать раскладываемый пасьянс от начальства. О том, чтобы скоротать вечер за раскладыванием пасьянса Алиса могла лишь только мечтать. На деле же ей пришлось сегодня стать страшным кошмаром для надзирателей и всего прочего персонала, который занимался камерами заключенных и в особенности камерой, в которой содержался Холокост. В какой-то момент ей показалось, что они все сплотились против нее и выступают единым фронтом не желая сдавать провинившегося товарища или просто все вместе что-то скрывали. К концу очередного часа у Чеширки уже голова шла кругом от всего этого кордебалета. Но когда все-таки она, наконец, вышла на финишную прямую, то вцепилась в свою жертву, как стаффордширский терьер и не отпускала до тех пор пока не вытрясла из него все. Теперь катаясь в своем кресле и вновь просматривая отчет Чеширка пыталась понять каким образом люди в здравом уме и светлой памяти могли избегать камеры одноного преступника. Ведь не могли же они считать, что раз Холокост мутант, то он может питаться воздухом и дышать углекислым газом или испорченным воздухом от своего пукания. В голове такое не укладывалось и не должно было уложиться, если ваша крыша еще не совсем уехала от употребления викадина или вы не гениальный диагност, которому связать ваш вчерашний кашель с сегодняшним геморроем на тридцать седьмой минуте серии. И потом похрамывая удалился бы гонять на мотоцикле. К сожалению Чеширка такими практически гениальными способности к анализу не обладала о чем в тайне и жалела, когда каждый свободный вечер включала этот злосчастный сериал, и смотрела не отрываясь, просто сгорая от желания узнать, чем же болен пациент в этой серии. Да и медицина ее мало увлекала, а на органы человека она без бумажных пакетиков рядом просто не могла спокойно смотреть. Ну и в конце то концов у нее не было ни трости, ни костыля на худой конец. И на хромоту она не жаловалась. Да и фамилия у нее была Джонс, а не Хаус. Так что все что ей остается это записать имена провинившихся в подготовленный отчет для шефа, в который она уже спела написать то, что при посещении заключенного самого заключенного не обнаружила, а столкнулась лишь с чересчур правдоподобно иллюзией, которая уже длительное время дурачила всех и не только надзирателя, но в какой-то степени даже самого Кэла. - И как убедить его в том, что сотрудники и вправду были уверенны, что они делают все, что от них требуется. Говорила мне мама…. Иди работать стюардессой и мир посмотришь и, если что погибнешь быстро. Распечатав отчет, из-за которого Алиса чувствовала себя на восьмом месяце беременности, так же хотелось в уборную каждые пять минут из-за выпитого кофе, болела спина и случались частые перепады настроения. Она уже успела прикрикнуть на каких-то двух зеленых агентов, которым зачем-то понадобился Кэл и они решили, что если будут дергать ее каждые десять минут, то шеф вернется в офис гораздо быстрее. Не выдержав и запустив в очередного степлером, Чеширка потянулась и уже хотела было накричать на того, кто решил позвонить ей на мобильный. Но вовремя сдержалась, ибо на начальство кричать себе же хуже. Даже выпрямившись в кресле, Алиса вслушалась в слова начальника, не кричал и на том спасибо: -Да. Все поняла. Документы и этот… отчет вас уже ждут. Кофе. Кофе я вам приготовлю и это не смотря на то что вы мне уже несколько месяцев все никак не довезете пирожные. Повесив трубку, Чеширка задумчиво почесала кончик своего носа. С Кэлом ей работать нравилось, подумаешь что может и прикринуть, зато мужчины как такового она в нем не видела, а значит работать можно спокойно без всяких судебных разбирательств. И спокойно реагировать на то, что шеф не любит, когда его касаются. Хотя если Алисе и хотелось притронуться к начальнику, то только чем-нибудь тяжелым и желательно к макушке и только в тех случаях, когда она совершенно не одобряла его решений. Но это же начальник. Начальники они как мамы страшная сила против которой не попрешь в открытую. Хотя порой у нее возникало ощущение, что порой Кэл тоже хочет чем-нибудь тяжелым запустить в нее. Решив, что им же обоим будет от этого лучше, Алиса уже спрятала подальше от глаз начальника довольно таки увесистую статую серебреного коня, а остальные орудия убийства были переставлены подальше от руки начальника, да и руки самой Алисы тоже. Самоконтроль самоконтролем, но все же… Аккуратно уложив документы на стол шефа, Алиса отправилась за кофе для Кэла, с кофе она разобралась как раз вовремя. Просто чудо, а не секретарь и документы подготовит и кофе сделает, только вот язык слишком длинный, но все мы не идеальны: -Недоброго и не утра, Кэл, - принюхавшись, Алиса покачала головой – Ага, значит на фаст фуд у нас деньги есть, а как на пирожные, так со сладким нынче туго…Я все помню…

Dr. Lightman: ----------Улицы (Broadway) 0.4 Кэл прошел в здание, машинально показал удостоверение, продолжил идти. Шаг быстрый, уверенный, затормозился. Кэл дал задний ход. Вернулся туда, откуда только что отошел, схватил Люси Форд за руку и потащил за собой, отмахнувшись от охраны. - Она со мной. Имея на руках корочку сотрудника психиатрической лечебницы Аркам, тесно примыкающей к Оружию Х и являющейся крупнейшим поставщиком дури для одурманивания мозгов задержанных мутантов, на входе в Прайматек можно было проторчать не один час, пока дотошные агенты не проверят всю подноготную. Раздевание до трусов в стенах так называемой компании по производству бумаги - было делом рядовым. - Зачем вы меня искали? - нарушил затянувшееся молчание Кэл, оборачиваясь и поглядывая на Люси Форд через плечо. Он слушал ее вполуха там, в парке, и теперь это сказывалось на памяти. Он не мог вспомнить в чем была причина их встречи и была ли она вообще запланированной. - Потом расскажите еще. Меня сейчас другое волнует. По часам время уже было ближе к ужину, чем к обеду, но в Прайматеке людей было еще полно. Каждый торопился по каким-то делам и норовил поднырнуть Кэлу под ноги или обрушить на него стопку папок, которые опасно покачивались в руках из стороны в сторону. Оглядываясь на сотрудников, успевающих на ходу приветствовать его, Кэл испытывал странное чувство, будто его конкретно пытаются надуть. Он серьезно подозревал, что изображать бурную и активную деятельность они все начали после того, как он вошел в дверь здания. Взгляд прошелся по потолку и углам, куда крепят камеры наблюдения. - Давно вы работаете на Уэста? - обратился к Люси Форд Кэл. Они проходили мимо многочисленных, плотно приставленных друг к другу, рабочих столов, заваленных документами и папками. Глядя на эти завалы, можно было решить, что производство бумаги не только прикрытие, но и естественная необходимость организации. - Кем приходитесь ему? Жена, любовница, дочь. Они дошли до лифта. Когда двери распахнулись, вошли внутрь и Кэл нажал на кнопку нужного им этажа. - И в чем заключается план? Кнопки загорались и гасли, производя характерный звук перехода от одного этажа к другому. Прислушавшись, Кэл смог разобрать движение тросов. - Есть же план, почему вы еще меня преследуете. Лифт остановился и Кэл вышел из него, не успели еще двери разъехаться в стороны до конца. Кабинет директора Оружия Х был самым большим на этаже. Еще отдельный для секретарши, располагающийся прямо перед его собственным. Запах крепкого, свеже сваренного кофе бодрил. - Чеширка - Люси Форд. Люси Форд - Чеширка. Кэл забрал свой кофе и прошел в кабинет. Добавил: - Ты добилась своего. Зарплата будет выдана пончиками. Сел за стол и стал просматривать документы, которые лежали стопкой. Отчет отложил в сторону, только поднял взгляд от стола и обратился к секретарше: - Так кто виноват? Люси Форд осматривалась в кабинете, прицениваясь ко всему, что там было. Кэл принялся читать доклад о научных разработках, которые проводились в рамках программы Оружие Х. Пока Чеширка пересказывала свой отчет, он хотел удостовериться, что была проделана большая часть исследований по работе с подопытным Холокостом до того, как он сбежал.

Lucy Ford: Люси следовала за Кэлом не хуже какого-нибудь маньяка-преследователя, с той лишь разницей, что ее присутствие было полноправным. Конечно, работы и без того хватало, но девушка настолько привыкла справляться со всем быстро и четко, да к тому же в точности до последней запятой выполнять поручения Уэста, что даже не задумывалась о каких-то там мелочах, оставшихся в стенах Аркама. Быть может, оно и к лучшему. Герберта не было в городе, персонал пока справлялся со всем, а устраивать внеочередную проверку всем подряд не грело душу. Они, точнее Кэл ворвался в офис Прайматека подобно урагану, ну или какому-нибудь там сильному ветерку с севера, сделал пару шагов по направлению к коридору, когда вспомнил о своей спутнице и очень кстати, ведь насколько девушка могла судить по лицам охранников, дознание и полная проверка личных вещей в ее случае могла бы означать для них нехилое развлечение. Потом надо будет поговорить об этом с Уэстом, поскольку здесь уже затрагивались не столько личные интересы, сколько интересы компании, а Аркам – не любил полумер или недосказанностей со своими партнерами. Это касалось не только Оружия, но и множество других предприятий, концернов, в конце концов, правительств. - Кажется, стол вас все-таки немного задел, - иронично заметила Люси по дороге, не без улыбки мысленно отмечая собственную победу и участие в этой фиктивной амнезии. Коридор будто не хотел заканчиваться, впрочем, не ей было привыкать к длинным и запутанным лабиринтам не то что офиса, но больницы. Затруднение в перемещении создавали и сотрудники, которые, по всей видимости, на уровне инстинкта осознали приближение начальства и сейчас старательно показывали, как все они, начиная от паренька-курьера, заканчивая случайно затесавшемся разносчиком пиццы, полезны и незаменимы. Форд готова была поставить по пятерке на каждую мелькнувшую мимо них личность, что в папках, на бумагах пусто и будет пусто еще очень долго, однако для видимости деятельности и так сойдет, главное чтобы директор не спросил взглянуть в «отчет». - Достаточно давно, - похоже, Кэл решил заполнить пробелы в их знакомстве и делал, как и все остальное, это весьма оригинальным способом. Бросая то один, то другой вопрос, предполагая и едва дожидаясь ответа от девушки. Они зашли в лифт, мужчина отжал кнопку нужного этажа, на минуту воцарилась тишина, нарушаемая лишь какой-то легкой и нудной мелодией. – Приемная дочь, если быть точной, - сухо ответила Люси, просто стоя рядом. – И..простите? План? – в голосе мелькнули настоящие нотки удивления, хотя фальшивыми они были точно процентов на пятьдесят. – Может я и правда маньяк, который призван преследовать вас? – усмехнулась девушка. Двери лифта открылись и гонка продолжилась. Точнее говоря погоня за упущенным временем. С таким же успехом можно было поспеть за локомотивом верхом на хромом ослике. Следующим во что уперся взгляд Форд – стал личный секретарь Кэла. Почему уперся? Потому что формально и невидимо для других, девушка мысленно поставила над головой Алисы стрелку и красным маркером пометила – конкурентка. Так, для общего плана. О, нет, что вы, ей не нужна была работа Джонс, отнюдь. Ей нужно было кое-что другое. И даже все повадки, все поведение директора Оружия Икс не играло здесь ровным счетом никакой роли. Просто есть сферы жизни, в которых мужчинам отводиться роль малозначительная. Как правило, эти аспекты связаны лишь с межличностными отношениями самих представительниц пусть и слабого, но довольно-таки опасного пола. Войдя в кабинет медленно и сразу осматриваясь, девушка, в конце концов, села в одно из кресел и внимательно окинула взглядом, сначала изучающего отчет Кэла, затем Чеширку. Конечно, этот кабинет уступал Аркамовскому кабинету Уэста, начнем с того, что доктор любил подчеркивать изысканность и стиль, в то время как здесь больше присутствовал минимализм. Кое-где стояли разные подарочные статуэтки, призванные украсить помещение, но расставлены они были в ужасном хаотическом беспорядке. На минуту Люси даже показалось, будто кто-то специально их так разметил, чтобы до них было сложно добраться. История про Холокоста интересовала ее не так сильно, да и не могла заинтересовать – если бы Оружие предоставили заключенного им, то… да, возможно, он бы сбежал. Но это стало бы известно раньше. Едва слышимый звонок телефона, отвлек ее от этих мыслей. Люси поднялась со стула, оставляя сумку на нем и подошла ближе к столу Кэла, внимательно вслушиваясь в спокойный голос на другом конце линии. - Хорошо, я передам. Нет, его не будет какое-то время. Доктор Крейн его заместит, - она отключила мобильный, переводя взгляд на Кэла. – Ваш заключенный ворвался в корпус для душевнобольных и похитил одного из пациентов. Прежде, чем вы спросите – да, это был он. Характеристики установлены и полностью совпадают с теми, что есть в вашей базе данных. Приплюсуйте к жертвам на улицах еще троих сотрудников Аркама.

Cheshire Cat: -Прекрасно! Тогда пусть это будут только самые лучшие пончики и самые свежие! В городе наступит кризис из-за отсутствия пончиков и тогда я продам их по двойной цене и заработаю гораздо больше, чем я зарабатываю здесь… Начальник только пять минут как в офисе, а у нее уже появилось желание огреть его папкой по макушке, но поскольку Кэл пришел не один, то приходится сохранять хотя бы видимость нормального сотрудника, который не воспринимает начальника скорее как старшего брата, чем босса. Хотя такие отношения с Кэлом вообще очень сложно представить. Не знал Кэл на что он подписывался, когда брал Алису на работу и хорошо, что не знал. Ибо было у Чеширки такое смутное подозрение, что знай, какую язву он нанимает ни за чтобы не принял на работу, а выставил бы за дверь и еще приказал бы охране отстреливать всех похожих на нее девушек, которые рискнут пройти мимо здания компании. Подумаешь, перебью пару тройку ни в чем не повинных девиц, зато спасли бы нервы шефа. Но то, что произошло уже не изменить, вот и сейчас еще ощущая пальцами тепло чашки кофе, которую у нее забрал Кэл, внимательно посмотрела на спутницу начальника: -Добрый вечер. Ну по крайне мере, то что рядом с Кэлом постоянно находились разные девушки опровергал тот слушок, который распустили сотрудники Праймтека о том, что их горячо любимого шефа больше прельщают представители сильного пола, чем прекрасный пол. Чеширка уже и сама не помнила от кого она услышала такой абсурд, но тогда она подавилась кофе и хорошо обожгла свой бескостный язык, а еще несколько дней смотрела на Кэла совершенно иными глазами. И наверное хорошо что она так и не решилась заговорить с ним на эту тему, что помогло им избежать неловкого момента с упавшей на пол челюстью Кэла, зарумянившейся Алисой и громких воплях о том, что кто-то натурал. Но все это было в далеком прошлом, а сейчас же реальность была такова, что ей приходилось пересказывать все, то что она написала ранее и при этом терпеть изучающий взгляд Форд. Алиса просто шкурой Чешира чувствовала, что она девушке не нравится. Вздохнув, Джонс продолжила свой рассказ она давно смирилась с тем, что посетители Кэла, которые относились к прекрасному полу ее не любят. Но лучше так, чем мужчины у которых одна банальная фантазия, которая в который раз доказывает, что они все одинаковые. Ну не будет Алиса вся в пене, ползать по машине, старательно полируя поверхность машинки. -Список всех тех, кто должен был отвечать за должное содержание заключенного, но пренебрегал своими обязанностями, приведен на последней странице… Замолчав и слушая то, что начала говорить Форд, Чеширка вновь подумала о Холокосте, конечно он маньяк и извращенец, но было что-то в нем такое притягательное и очаровательное, что будь он не таким извращенцем, то… Но все же не смотря на все его очарование, Алиса больше всего хотела никогда в жизни больше не встречать этого мужчину. Во первых попадать под обаяние заключенных это самое глупое, что может совершить девушка в этой жизни, во вторых Кэл бы ее за это по головке не погладил и в третьих, Холокост просто пугал Алису, а перед глазами до сих пор стояла картина столь четко нарисованная воображением, где на здании Праймтека красовалось тело Джонс, но без кожи. Содрогнувшись, Алиса продолжила усердно изображать статую, которая хранила молчание, ибо ведь бывают такие моменты, когда лучше всего помолчать. А то ведь вдруг еще Кэлу взбредет в голову отправить Чеширку на поиски заключенного. Представив и эту картину, девушка нервно сглотнула и решила, что в данной ситуации лучше прикинуться фикусом и пусть зам Кэла четыре раза в неделю протирает ее тряпочкой и в теплую погоду ставит на солнышко прогреться, а зимой укрывает теплым пледом. Мечты-мечты как жаль, что им не осуществиться.

Dr. Lightman: - Серьезная трагедия для нации. Страна не скоро оправится от понесенных потерь, - не отрывая взгляда от документов, отозвался Кэл. Не унимаясь, он продолжил: - Скорблю вместе с их семьями и друзьями. На их месте должны были быть другие. Менее достойные и храбрые. Но, - подняв голову и взглянув на Люси Форд, директор Оружия Х потянулся за стаканом кофе, - жизнь всегда была несправедлива и нам нужно с этим смириться. Жить дальше, продолжая помнить и что-то там еще - стандартный шаблон, в общем. Алиса, у тебя там случаем не завалялась парочка другая жалостливых писем с ... как его, черт дери. Кэл отхлебнул кофе, пытаясь вспомнить вылетевшие из головы слова. Они вертелись на языке, цеплялись за него своими мелкими ручонками и с воплями отказывались произносится, считая себя неприличными. - Ты девочка умная, поняла меня. Так ведь? - Кэл помахал документами в воздухе. Соболезновать родственникам погибших лично ни от кого не требовалось. В делах подобного рода вполне хватало пропечатаного листа бумаги с официальным обращением и конверта. - Вы все слышали, Люси. По всем вопросам к Алисе - в этом офисе открытки подписывает она по случаям свадеб, похорон, именин и бар-мицва. Не признаваясь себе в этом, Кэл изнывал под внимательными взглядами двух привлекательных девушек, с которыми можно было составить отличное трио и приятно провести время на рабочем столе. Буквы в бумагах скакали из строчки в строчку, отрывались от листов и занимались делами, которыми буквы по идее заниматься не должны. С трудом вникая в написанное, Кэл суетился. Отвлечься работой никак не удавалось. Потянувшись за стаканом остывшего кофе, он спохватился и посмотрел на Люси Форд. По всем правилам его должности, он должен был проявить к полученной информации больший интерес. - Говорите, он похитил одного из пациентов Аркама? Это может стать зацепкой. Шепните Алисе на ухо имя пациента, чтобы она смогла подготовить для меня его досье. Кэл сделал пару глотков кофе и застыл, представив картину, как Люси Форд будет шептать что-то Алисе. Приблизившись к ней вплотную и эротично облизнув сочные губы кончиком острого язычка. Обмениваясь томным шепотом, обе девушки смотрели на Кэла и зазывно поглаживали себя. Пальцы скользили по бедрам, животам, между грудей. Не проглотив выпитый кофе, Кэл выплюнул его обратно в стакан и уставился на свою секретаршу профессиональным взглядом сыщика, заподозрившего неладное. - Ты что-то подмешала в стакан? - Кэл смотрел не моргая. Под его взглядом секретарша должна была начать елозить и краснеть, но вместо этого он сам елозил на стуле и краснел, потея. Фантазия не пропадала и девушки начали медленно раздеваться, покачивая бедрами. Приседая и раздвигая ноги, сбрасывали с себя блузки. - Порошок какой-то или таблетки? Я не собираюсь привлекать тебя к ответственности, но хочу точно знать, что это легальные препараты и мне не придется после этого лечиться. Кэл подпрыгнул на месте, чтобы поймать воображаемые трусики, которые ему кинули. Ничего не поймав, он залпом осушил стакан и шумно поставил его на стол. Вытер губы перчаткой, которые никогда не снимал вне зависимости от погоды - на улице и в помещениях. Расстегнул верхние пуговицы рубашки, откинулся в кресле и стал покачиваться, успокаивая себя. По вискам скатились крупные капли пота. Закрыв лицо руками, Кэл посмотрел на секретаршу сквозь пальцы. - Меня сегодня это целый день преследует. Алиса, принесите мне что-нибудь антивозбуждающее. Успокоительное, холодный душ, фотографии старых страшных женщин. И прекратите, во имя всех святых, облизывать мисс Форд! Кэла уже подставляли с помощью искусственных возбудителей. Определить их источник сейчас он не мог. Мозги были заняты пережевыванием фантазий, в которых присутствовали две стоящие перед ним женщины. На открытом пространстве и во время облавы на пункте регистрации действие феромонов Люси было не так заметно, как в душном кабинете. Взявшись за рабочий телефон, Кэл дрожащими пальцами кое-как набрал номер одного из лаборантов, отвечающих за проект "Холокост". Мудрить с названием не стали, дав ему то же имя, что было у подопытного. - У вас все готово? Заканчивайте, через полчаса я приду с проверкой, - повесив трубку, Кэл достал из ящика стола бейсбольный мяч. - Какого хрена тут так душно?! Приподнявшись в кресле, директор развернулся и со всей силы швырнул мяч в окно, собираясь разбить стекло и проветрить голову. Он так уже делал, только в прошлые разы стекло разбивалось на мелкие осколки и мяч не отскакивал, целясь прямо в лоб Кэлу. Почувствовав, как мозг сотрясается от удара, директор вывалился из кресла и повалился на пол верх ногами. Из-под стола доносились приглушенные маты.

Dragonfly: Программа суперсолдата Даниэла и не ожидала, что судьба так повернется. Она идет в Парйматек? Она будет проходить программу суперсолдата? Ей до сих пор не верилось. Но в душе, она надеялась, что это правда. Честно, она давно уже хотела найти кого-нибудь, кто "открыл" бы ей глаза на ее способности. Наверное, чтобы она могла использовать их с пользой. И вот, в ее жизни появились они - прекрасные люди из Прайматек. Хотя она и раньше слышала об этой компании, но только как о производителях бумажной продукции. Теперь она должна увидеть все это с другой стороны. Пройти в Прайматек на самом деле не так легко. Для начала - идентификация и проверка удостоверения личности. Руки Дани почему-то задрожали. Хотя она знала, что о ее приходе знают и ждут ее. Но все равно был необъяснимый страх перед чем-то неизвестным. Ведь никогда раньше ей не приходилось ни с чем таким сталкиваться. Но оказалось, все не так сложно. Главное было несколько секунд смотреть в одну точку не моргая, чтобы система смогла распознать сетчатку ее глаза. Все прошло успешно. И далее - ей нужно было спуститься в подвальное помещение. Девушка не стала медлить, хотя страх все еще не покидал ее. Ну же, Дани, успокойся. Ты же не к стоматологу идешь, - мысленно пыталась она себя успокоить. Но подвалы всегда у нее ассоциировались с чем-то таинственным и зловещим, поэтому она не могла заставить себя не дрожать. К тому же здесь не так уж и тепло было. А она мерзлячка еще та. Но вот, наконец, дойдя до лаборатории, она почувствовала небольшое облегчение. Хотя это таинственное ожидание все еще не давало ей успокоиться до конца. В лаборатории тоже существовала своя система распознавания личности - сканирование отпечатков пальцев. Дани пару раз видела такое в фильмах, но никогда не думала, что ей придется с таким столкнуться в реальности. Но ничего сложного в этом не оказалось. И девушка успешно прошла в лабораторию. Но пока она не нашла ни кого, кто бы ее ждал. Девушка посмотрела на часы. Она пришла чуть раньше назначенного времени. С ее пунктуальностью это довольно удивительно. Но впрочем, сейчас ее жизнь приобрела такой поворот, что ничего уже не кажется ей удивительным. Даниэла словно чувствовала, что скоро ей придется серьезно измениться.

Lucy Ford: В это помещение, расположенное на минус втором этаже Прайматека, раньше никто не заходил, кроме двух человек в белых халатах, двух ученых, исследователей, называйте как хотите, которые толком не общались ни с какими другими сотрудниками, не обедали в общей столовой, не выходили покурить, начинали поговаривать будто это и не люди во все; впрочем, как говорится, фантазия человеческая банальна и скучна, потому приводить вам примеры догадок сотрудников Оружия Икс мы вам не будем. Скажем лишь, что сегодня дверь в помещение была открыта. Нет, не на распашку, но повернуть ручку и войти в сияющую белизной и стерильностью лабораторию мог каждый, было бы только желание, а вот желания, как раз, ни у кого подобного не возникало. Вероятно на подсознании все понимали, насколько для них будет патетичным прерывать работу двух исследователей, которых для простоты обращения мы с вами назовем Джон и Боб. Лаборатория, и правда, могла дать любой другой фору по сиянию чистого белого цвета – стены, пол, потолок, шторы, покрывала столов, - ото всего отражался яркий свет и слепил глаза. Ученые будто бы привыкли к нему, не щурились, не моргали часто, наоборот, стоило им выйти в менее ярко освещенный коридор и они становились настоящими кротами на поверхности. Всем приходится чем-то жертвовать ради науки, а ради такого эксперимента не грех было пожертвовать и зрением, пусть потом им обоим придется читать отчеты по шрифту Брайля. Главное, что успех был виден, осязаем и видел их сам. Джон склонился над микроскопом и рассматривал в увеличение образец крови, что был взят совсем недавно. Никаких отклонений от нормы, кроме запланированных он не видел; одной рукой продолжая менять линзы и наводить резкость, второй он потянулся за карандашом, притянул заполненный пустующими строками и определениями листок и медленно начал заполнять его. В это время Боб зашел в маленькое ответвление от общей исследовательской комнаты, помещение чем-то напоминавшим больничную палату. В руках ученый держал небольшой стальной поднос с медицинскими инструментами общего обследования. От отшторил занавеси, за которыми была расположена кровать с лежащим на ней человеком. Человек был средних лет, хорошо атлетически сложен, одет в обычную больничную рубашку. Он открыл глаза и потянулся вперед, садясь на кушетке и свешивая с нее ноги, когда повернулся к подошедшему ближе ученому. Боб положил поднос на расположенный рядом столик. Взял один из инструментов и вынул из кармана маленький фонарик. Осматривая радужку глаз своего «пациента» от утвердительно кивал. Подобные процедуры продолжались каждый день, уже в течении недели, и, как и его коллега, Боб ничего отклоняющегося от нормы не обнаружил. Тело «пациента» было хорошо развито, идеально работало, мыслительные процессы тоже функционировали нормально, за исключением небольшого дефекта, на который Боб внимания не обращал, да и Джон тоже, ссылаясь на последствия происхождения их подопытного кролика. Память была строго ограничена и симулирована в тех рамках, в коих это требовал весь эксперимент в целом. В общем же, «пациент» был стабилен, по мнению ученых, физически, психологически, а что самое главное – были стабильны все его неординарные характеристики проявления мутации. Боб закончил осмотр, попросил мужчину встать. Тот подчинился. Ученый осмотрел руки, ноги, простучал спину человека, затем велел сесть обратно на кушетку и ждать его возвращения. - Док, меня сегодня выпустят? – мужчина проводил взглядом не столько человека, сколько инструменты, которые тот унес с собой. Возникало странное желание прикоснуться к ним, взять в руку, что-то сделать, сделать нечто что может сгладить, разбавить режущую глаза белизну палаты. - Так точно, - развернулся в дверях Боб, улыбаясь, слишком фальшиво и надменно. – Состояние ваше пошло на поправку, так что вы сможете пригодится нам. - Да, нужно быть благодарным спасителям. - Вот именно. Боб закрыл за собой дверь, провернул ключ в двери. Комната всегда запиралась снаружи. Ученый поймал себя на мысли, что был бы не против увидеть свое творение в деле. Он видел весь цикл, вместе с Джоном. От простого образца даже не ткани, а чего-то эфирного, жгучего, проедающего за день все пробирки в лаборатории, до полноценного живого организма. Клетки, из которых был построен этот человек. Инкубатор, в котором тело медленно взращивалось, формировались ткани. Небольшая операция на мозг. Пара дней простого наблюдения на то, что пока не походило никоим образом на человеческое существо, скорее на инопланетянина, с полупрозрачной кожей, истыканного трубками, проводами, иглами. Тестирование тела, психологическая обработка, физическая тренировка в той ее мере, в какой они могли себе позволить проводить ее в стенах помещения, не выходя на улицу или в другие комнаты Прайматека (все-таки данный проект был слишком ценен, чтобы распространятся о нем и демонстрировать его результаты раньше времени). Боб чувствовал себя сродни матери, родителем, гордым за свое творение. Творение своих рук. А ведь те киношные ученые были правы – это чувство похоже на ощущение себя Богом. - По вторичному анализу никаких отклонений от норм нет, объект стабилен, - не отрываясь от микроскопа, заметил Джон. - У меня тоже нареканий нет. Физические показатели отличны, психологический тренинг полностью закончен. Я не уверен в стабильности характера, впрочем, если его большею частью держать здесь и выпускать только по требованию шефа и необходимости организации, то со временем эта проблема будет окончательно искоренена. - Тогда я сообщу шефу, что все готово. Пусть сам придет и посмотрит. Внимание Люси, полностью сосредоточенной на экране телефона, на котором тонкие пальчики быстренько набирали сообщение одному лишь ей известному адресату, немного рассеялось от замечания Кэла. Нет, конечно, начальник Оружия Икс был тем еще хамом, но, согласитесь, очарование в нем некое было, а этот Измаил точно должен был пасть, рано или поздно, и, похоже, эта крепость медленно, но верно, шла на намерение выкинуть таки белый флаг. Девушка убрала телефон и многозначительно посмотрела на сидящего за столом мужчину, который поставил кружку с кофе на стол и сейчас сжимал листы так, словно бы пытался прочитать, что там написано на китайском. Форд медленно перевела взгляд на Алису, вскинув бровью, хотя вопрос Кэла, если быть честными, должен был бы быть адресованным не секретарю, а именно ей. Нет, в кофе она ничего не подмешивала, да и как могла. Просто инстинкты начали брать верх, а обаяние очнулось и вспомнило, что же ударило в нос и впилось затем в кровь и нервы, побуждая подобные слова сорваться с языка мужчины. - Эм, с вами все в порядке, мистер Кэл? - самым невинным, из каких-либо существовавших, тоном поинтересовалась девушка, будто бы намеренно делая пару шагов в сторону от мужчины, хотя в мыслях на лице Люси играла улыбка настоящего чеширского кота. Нет, не его. Слишком банально. Но близко. – Может мне оставить вас с Алисой наедине, - наконец, позволила она себе небольшое ерничество, одновременно этими словами убивая двух зайцев, фантазию перевозбудившегося Кэла и моральный слух Джонс. Кэл потянулся к телефону и набрал номер лаборатории. На другом конце линии трубку поднял Боб. Джон в это время доставал из ящика одежду и направлялся в комнату-палату, где их ждал «пациент». - Добрый день, директор. Да, все готово. Мы и сами собирались уведомить вас…. Ждем, - Боб положил трубку и кивнул Джону, чтобы тот не мешкал. В это время Люси, вновь взглянувшая на Алису и пожавшая плечами – мол, это у вас такое каждый день или лично спектакль для меня, решила подойти к окну и открыть его. В комнате, и правда, было слишком душновато, а ее целью было лишь направить мысли мужчины в определенном направлении, а не задушить до смерти. Девушка во время отошла в сторону, когда мяч ударившись о стеклопакет, отскочил под нулевым углом обратно и впечатался в то, что нашлось на его пути первым, а именно лоб директора Оружия Икс. В другом мире это было бы комедией. Форд подавила в себе желание рассмеяться, подходя в лежащему кверху ногами мужчине и наклоняясь вперед. - До свадьбы заживет или скорую вызывать? – все-таки на лице играла улыбка; ну хоть она сдержала рвущийся наружу смех.

Malice: Dragonfly нпс-лаборант Макси Пи Джойсон, по кличке Спуни Когда Даниэла вошла в лабораторию и выяснила, что предоставлена пока сама себе, то смогла бы по достоинству оценить всю необычность того помещения, в которое попала. Назвать это медицинской, да хоть лабораторией физики испытания летательных машин, работающих на угле, нельзя никак было. Такое чувство будто она попала на какую-то кухню, или того лучше – в чью-то квартиру. Вместе со столами, по которым были разбросаны в художественном беспорядке различные детали и инструменты для их сборки, в помещение находилось пара кресел, похожих на стоматологические, только уже протертые до невозможности и проржавевшие до самого основания. Самой же примечательной деталью был холодильник, от приоткрытой дверцы которого к кресла шли многочисленные провода. Рядом послышалась какая-то возня и незаметная до того дверь в боковое помещение открылась. Из нее вышел человек среднего роста, в белом халате, с круглыми очками на носу и жующий весьма впечатляющих размеров бутерброд. Увидев девушку, мужчина опомнился, быстро проглотил так и не пережеванный кусок сендвича и быстренько приноровил его пока на один из столов, словно бы и не беспокоясь, что таким образом вместо соуса между хлебом и колбасой будет пара лишних гаек. - О, прошу прощения, - он вытер руки о халат и поспешил подойти к девушке, протягивая руку для рукопожатия. – Вы рано. Вы ведь Даниэла Миллер да? Да, так мне и сказали. Извиняюсь за беспорядок, но…у нас тут не часто бывают гости, как положено, - он попытался придать голосу как можно больше непринужденности. – А, я Макси, Макси Джойсон. Но зовите меня Спуни. Босс так зовет. Сейчас Фазы нет, так что я как бы это…за него. Не волнуйтесь, с техникой знаком, да и собственно…мы же не операцию вам при десятибалльном землетрясении собираемся проводить, - он рассмеялся, но видя, что девушка шутки не оценила, откашлялся. – Ладно. Пожалуйста, садись в любое из кресел. Хотя их и так всего два. Оглядевшись по сторонам, он поправил очки, подошел к холодильнику и отжал расположенные на нем кнопки. Затем вернулся к уже разместившейся в кресле Миллер, держа в рукам пару проводов, оканчивающиеся липучками, что были незамедлительно прикреплены к рукам, вискам и груди девушки у самой шеи. - Так, объясню. У нас идет развитие и тренировка ваших эм..способностей в плане виртуального пространства, то есть сейчас вы как бы отключитесь, но ваше сознание будет бодрствовать в симуляции того окружения, что предназначено для, так сказать, ну…тренировки ваших сил. Выйти вы можете в любой момент, это мое изобретение, - с гордостью в голосе произнес он, прикрепляя на тыльной стороне ладони девушки небольшой чип, между большим и указательным пальцами. – Просто нажмете на него в проекции и вас автоматически выбросит сюда, хотя я все-таки рекомендую пройти тренировку до конца. Так сказать, сразу расправится, - он обошел девушку со спины и взял в руки еще пару проводов, которые оканчивались тонкими лезвиями, сродни иголкам шприцов. – А, и еще, аккуратнее, потому что виртуальное пространство имеет связь с вашим телом здесь и, собственно, все травмы будут отражаться, - не давая сказать Даниэле ни слова больше, Спуни наклонил голову девушки и ввел в шею пару вышеобозначенных проводов. Глаза Даниэлы закрылись, тело обмякло. – Ну теперь можно перекусить, - потерев руки, Спуни взял снова свой бутерброд и сел напротив пребывающей в виртуальной реальности девушки за компьютер. виртуальная проекция мира для тренировки

Cheshire Cat: Работая в «Оружии», Алиса уже давным-давно привыкла к тому, что ее шеф личность неординарная и с ним вечно что-то случается и редко это что-то было чем-то хорошим. Вот, как и сейчас. Отсылать поздравления, соболезнования и прочее на что приходилось переводить бумагу было чуть ли не любимой вещью в работе Алисы, мало того, что часто Джонс сама сочиняла текст к таким открыткам так еще можно было отводить душу используя печать, так что порой Алиса походила на маленького ребенка, когда ставила несколько печатей подряд. В таком состоянии ее даже однажды нашел Кэл, тогда, кажется, Алиса чуть не свалилась со спинки кресла, на котором она к удивлению начальника спокойно восседала и не обращала на работодателя никакого внимания, пока тот слишком громко не позвал ее по имени. И чего ему в своем кабинете не сидится. Усмехнувшись Алиса, лукаво прищурилась: -Жаль, что больше не приглашают на бармицву там обычно так весело… Дети... Да, Кэл я вас прекрасно поняла, все будет сделано пусть, мне только сообщат имена погибших. Услышав про то, что ей предстоит искать очередное дело, Алиса тихо возрадовалась тому, что ей не придется писать очередной отчет о маньяках, которые норовят содрать с нее шкуру. Но размышления о страшных, но симпатичных дядьках мы оставим на потом. Сейчас Алису больше интересовало то, что происходило с Кэлом, а от заявление про кофе она лишь возмущенно фыркнула. Нет, конечно, случалось такое что она специально подсыпала Кэлу что-то в кофе. В последний раз это был пурген и подсыпала она его за то, что начальник не захотел дать ей выходной, когда Джонс хотела посетить очередную бармицву. Но сегодня ей было не зачем мучать начальника различными веществами, влияющими на его здоровье: -Чтобы я? Да никогда… Сегодня так точно… Прищурившись, Алиса внимательно посмотрела Форд, что-то подсказывало Чеширке, что не обошлось здесь без ее носика, ну что же значит, придётся держать ушки на макушке. Девушка лишь на первый взгляд была прибежищем детского сада. Но видимо все-таки что-то слишком сильно воздействовало на Кэла, потому что от следующих приказаний впала в шок не только сама Алиса, но и выглядывающий из стоящего недалеко Чеширский кот, которого видела только Джонс: -Может лучше сразу привести вам сюда голую старую женщину, и чтобы она станцевала вам стриптиз? Что прекратить?! Посмотрев на Форд оценивающим взглядом, Алиса покачала головой и с некоторым ехидством в голосе заявила, ища глазами вазу в которой стояли те злосчастные гладиолусы из-за которых пришлось отнимать у бухгалтеров вазу: -Шеф, вы опять забываете, что я люблю пышногрудых блондинок… Следующее развитие событий заставило усомниться Алису в том, что она работает в серьезной компании, а не в цирке с которым она мечтала сбежать, когда ей было десять лет. Похоже все-таки мечта не очень умного человека сбылась и сейчас она работает в цирке. -Кэл, они ведь… Но закончить она не успела, ибо мячик уже отскочил от окна и на всех порах несся к голове ее начальника, оставалось лишь смириться со стуком мяча, с падением шефа и его трехэтажными матами, которые разнеслись по всему этажу. Шлепнув себя ладонью по лицу, Алиса покачала головой и досчитав до трех, пошла поднимать начальника над, которым уже склонилась Форд, но похоже та пока не торопилась его поднимать: -Кэл, я же ведь вам сотню раз говорила.. Приводишь девочек на работу не стоит перед ними красоваться и показывать, как я умею… Усадив Кэла обратно в кресло, Алиса, прежде чем тот успел возразить или перехватить ее руку, убрала волосы со лба начальства и осмотрела место удара: -Ну что же… Боюсь эту вмятину сможет теперь убрать только вмешательство пластических хирургов... Ладно-ладно, шучу я шучу. Нет тут вмятины... Но синяк точно скоро проявится.. Осторожно коснувшись подушечками пальцев набухшей шишки, Джонс покачала головой и отстранилась. Показав мячик Алиса, строго сдвинула брови и вылила начальнику стакан холодной воды: -А мячик я у вас изымаю… С этими словами Чеширка развернулась и вышла из кабинета, оставляя начальника возможно вполне ненадежных руках Форд, но говорить точно Алиса не могла. Выйдя из кабинета, Алиса закинула мячик в большое зеркало которое стояло прямо напротив стола девушки. Мячик вошел в зеркало без какого-либо звука и через мгновение затерялся на просторах Зазеркалья.

Dr. Lightman: Кэл закончил материться и чертыхаться. Он сжал зубы так, что на скулах заиграли жилваки. Не делая попыток подняться с пола и сесть обратно на стул, мужчина смотрел снизу вверх на улыбающуюся Люси Форд и щурился как Клинт Иствуд, когда тот взводил курок перед стрельбой по живым мишеням. - Не провоцируйте, Форд. Я не Генри Холмс, но скажу так. В здании есть укромные места и лаборатория, где наверняка найдется печь для сжигания. Или кислота, так что можно будет выбирать перед.. - над Кэлом нависла секретарша и он взглядом уперся ей в грудь. Потеряв нить разговора, он запнулся и стал подниматься сам. Попытки Алисы помочь ему в этом только мешали, хотя увлеченная процессом девушка этого не замечала. - Это не в ходит в твои обязанности. Сам могу! Кэл собирался наорать на нее и отправить секретаршу за еще одним кофе, чтобы перевести дух и начать наконец работать, но не успел он открыть рот, как оказался прижатым к креслу. Чеширка сделала то, что он просил никогда не делать, даже если ей к виску приставят пушку и станут угрожать выпустить мозги. Сейчас в кабинете начальника не было никакой угрозы, но какого-то черта Джонс решила устроить ему медицинский осмотр. Прикосновения секретарши вызвали цепную реакцию в организме Кэла, но вместо возбуждения сработала другая система и мутант стал видеть мелькавшие в голове образы и мысли. Пока Алиса что-то говорила ему, он заглядывал в нее глубже и видел фантазии девушки. Как и когда она хотела переспать со своим начальником. В каких позах подставиться, чтобы получить максимум удовольствия. Фантазии секретарши прокручивались на быстрой скорости и сменились воспоминаниями о прошлом. Проявилась та тупая сторона способности, которую Кэл ненавидел до ломки костей. Остановиться и прервать контакт не выходило. Все попытки взять свой дар под контроль оканчивались неудачей и Кэлу снова приходилось окунаться в ретроспективу. Быть свидетелем и видеть, как понравившаяся ему женщина трахается с кем-то другим. У Алисы Джонс были сплошные сопляки. Секретарша отстранилась. Связь с ней оборвалась и образы из головы исчезли, наградив Кэла головной болью и звоном в ушах. Он тер виски, пока Джонс не вышла из кабинета и тогда мутант протянул руку в сторону окна и стал вытягивать его вместе с рамой. От напряжения костяшки пальцев побелели. Кэлу не понадобилось вставать с места, чтобы с шумом вырвать окно из проема и смять его как лист бумаги. Кэл взялся за трубку служебного телефона и нажал кнопку внутренней связи. - Алиса, подготовь документы для прохождения Программы Суперсолдат. Ставь сегодняшнее число и впиши свое имя - ты ведь этого хотела? Выслушав секретаршу, Кэл положил трубку. Поднялся со стула и опустил руку. Покореженная рама и разбитый стеклопакет с грохотом рухнули на пол. - Мне нравятся вещи, которые можно разбить с первого раза, - ответил Кэл на немой вопрос Люси Форд, следящей за его действиями. Он вышел из-за стола и поравнялся с девушкой, указывая на дверь. - Самое время проверить, чем закончился проводимый совместно с Аркамом эксперимент. Вы в курсе, что сбежавший из-под охраны был объектом изучения. Уэст поставлял нам материалы, нужные для испытаний и...интересно взглянуть на ваши истории. Кэл поддался порыву и властным движением притянул девушку к себе. Впился в губы, прежде чем она успела оказать сопротивление и оттолкнуть его. Поцелуй не спровоцировал проявление способностей и все, что Кэл смог узнать о Люси Форд - это вкус ее губ. Оборвав поцелуй, мутант отпустил девушку и попятился назад. - Почему я ничего не увидел? - удивленно спросил Кэл. В этот момент телефон зазвонил и ему пришлось ответить. Это был Боб и он уточнял время, когда директор придет с проверкой, чтобы не отвлекаться на другие дела лаборатории пока будут нужны. - Ждите сколько надо, черт подери! Я в курсе всех дел и никаких срочных проектов, кроме проекта Холокост, у вас на руках сейчас нет, - рявкнул мутант и повесил трубку.

Dragonfly: У Даниэлы оказалось достаточно времени, чтобы осмотреть лабораторию. На удивление, здесь оказалось вполне уютно. Так и не скажешь с первого взгляда, что именно здесь находится та самая "подпольная" лаборатория Прайматека. Правда, если бы не обшарпанные старые кресла. Ну, и необычный холодильник, из приоткрытой дверцы которого шли провода. А к творческому беспорядку Даниэла уже привыкла, поэтому оказалось словно бы у себя дома. Хотя ее беспорядок не состоял из гаек, ключей и тому подобного железа, названия, которых Дани даже и не предполагала. Но, рассмотреть все более подробно ей не удалось. Неожиданно, вошел человек в белом халате, заставив девушку невольно вздрогнуть. Но, похоже, он также был удивлен, увидев ее, начиная раздумывать, куда бы кинуть бутерброд, который не успел попасть в рот. Быстро сообразив, он кинул бутерброд на ближайший стол, и, вытерев руки об халат, протянул девушке руку для рукопожатия. Это выглядело немного забавно. И ничуть не официально. Так что девушка даже почувствовала себя как будто свободнее и непринужденно пожала незнакомцу руку. - Ничего страшно. Это моя вина, что я рано пришла, - немного смущенно улыбнулась, - Очень приятно, - и решила соблюсти правила приличия. Им же еще работать вместе как-никак. Хотя она предпочла бы сегодня увидеть босса. Но, впрочем, похоже, этот человек тоже знает, с чем имеет дело. И определенно вызвал в ней доверие. Хотя все же некоторое волнение у нее оставалось, перед тем как сесть в кресло. Да и черный юмор ее собеседника не очень-то успокаивал. Ей вдруг это все почему-то напомнило стоматологический кабинет. Но она решила не думать об этом. Сейчас нужно было сосредоточиться на деле. А то она как всегда все важное прослушает из-за своих тревожных мыслей. Впрочем, так почти и случилось. Единственное, что она запомнила - это как выйти. А еще, что все желательно закончить сразу. Слушать внимательнее ей не давали проводки в руках у Спуни, которые были, кстати говоря, незамедлительно прикреплены к рукам, вискам и груди ближе к шее. Спросить зачем это она не стала, хоть все это было для нее довольно необычно. Хотя, она и не успела бы. Так как мужчина не стал долго медлить, и, наклонив девушке шею, ввел пару из вышеназванных проводов. Затем Даниэла оказалась уже в виртуальной реальности. Это было похоже на заброшенный и очень старый город. Возможно, так бы выглядел полуразрушенный Нью-Йорк, покинутый людьми. Печально и мрачно. Так и хотелось добавить какой-нибудь живности. Например, собаку. Дани уже "рисовала" как-то для себя маленькую собачку. Поэтому, в принципе это не должно было создать трудности. Хотя "оживлять" животных не так легко на самом деле. Она знала, что с большой собакой не справится. Поэтому, увидев неподалеку баллончик с краской, она нарисовала на ближайшей стене не очень большую собаку. Но и не маленькую в принципе. Правда, выглядела она довольно странно, так как в баллончике была синяя краска. Но Дани уже привыкла к странностям. Пока "новорожденный" пес, радовался жизни, греясь в лучах, заходящего солнца, Даниэла решила осмотреться. Вдруг, она увидела стаю птиц, пролетающую над городом. Значит здесь все-таки есть живность..., - подумала девушка. И у нее в голове созрел еще один план. Это означало, что нужно найти каких-нибудь насекомых. Ведь если есть птицы, значит есть и какие-нибудь червячки_жучки, правильно? И только Миллер подумала об этом как на ее глаза попался какой-то жук. В их видах Дани не особо разбиралась, может быть, от того что, не очень часто посещала уроки биологии. Но впрочем этого и не требовалось, чтобы установить с ним контакт. Надо было только сосредоточится на предмете...Очень сильно сосредоточиться. Может быть, даже очень-очень сильно, что Дани и пыталась сделать. Но, к сожалению, это у нее не всегда получалось. Хотя здесь было так спокойно и тихо, что невероятно, но у нее получилось сделать это меньше, чем за минуту. Далее она, не упуская его из виду, пыталась заставить его убежать. И через несколько минут у нее это, действительно получилось. Жучок уполз в неизвестном направлении. Даниэла жутко обрадовалась своим небольшим успехам. И силы у нее практически не ушли. Только голова немного закружилась, и девушка упала на траву. Вдруг, ей на руку села бабочка. Неземной красоты. Дани захотела увидеть других ее сородичей. И попыталась призвать их, с помощью этой бабочки. Не очень получалось. Тогда девушка попыталась унять головную боль, помассировав пальцами рук кожу головы и уши, чтобы унять головную боль. Но бабочка уже успела улететь, к сожалению. Все красивое так мимолетно. Тогда Дани решила испытать свои крылья. И, заприметив высокое здание, расправила их, взлетев. Взлететь для нее редко составляло сложности. Главное было подумать о чем-то хорошем. Но вот падать...Это у нее случалось часто. Так и сейчас она не долетела 5 метров, как...бац. Хорошо, что еще не такая сильная высота была. И она умеет группироваться. Но, конечно, она не собиралась сдаваться. Тем более, что вдруг вспомнила, что за ней через компьютер наблюдает Спуни. И ей даже стало неловко. Кому же понравится, что кто-то видит его падение? И, собравшись, мисс Миллер снова взлетела. На этот раз удачно приземлившись на соседнее здание. А затем еще и еще. Она взлетала и приземлялась на соседние здания. Причем не останавливаясь ни на минуту, словно безумная, увлеченная процессом. Но вдруг, минут через десять, она уже оказалась на земле, не долетев несколько метров и больно ударившись плечом о стену высотки. Практически уже без сил. Она даже не могла встать. И поняла, что дальше не может продолжать тренировку. У нее только и хватило сил, чтобы нажать на мир в проекции.

Malice: Dragonfly Сидя у компьютера Спуни мог заниматься сразу несколькими делами одновременно. В данном случае он одновременно ел сендвич, запивал его кофе, наблюдал за ходом взлета и падений акций «норильского никеля» и смотрел за ходом тренировки девушки. Нет, он не видел того мира, не видел саму Даниэлу, ее взлетов и неудач, он не видел все это цельной картинкой, зато видел цифры, алгоритмы, производные, и в безумной голове лаборанты Фазы они выстраивались в ту же самую картину, как если бы он наблюдал за девушкой по экрану простого телевизора. В очередной раз развернувшись в кресле и отправив в рот последний кусочек хлеба с ветчиной, Спуни замер у монитора компьютера. - Так, так, так, - его пальцы забарабанили по клавиатуре, состоящей из нескольких дополнительных кнопок, помимо стандартных. – Уже выходить хотим? Ну нет. Великий Эль Фазио не остановился бы на этом, значит так, - в комнате начала раздаваться лишь перещелк клавиатуры, да периодическое шумное прихлепывание, какое издавал Спуни, едва рука дотягивалась до кружки с кофе. В это время в мире, где находилась Даниэла, солнце медленно шло к закату. Солнечные лучи освещали затянутый в растения город, выцветшие рекламные щиты, проникали в пустые окна некогда корпоративных зданий. Различить этот мир и настоящий можно было разве что по самым мелким деталям, иногда стены казались слишком размытыми, а до линии горизонта можно было дойти за пять минут прямо по воде. Напротив Даниэлы стена разгладилась и на ней замелькала черная точка. С минуту точка просто мерцала, а потом растягиваясь по всей длине площади стали возникать слова. «Привет, это Спуни. Не сдавайся так скоро. Цель тренировки научить тебя максимально хорошо пользоваться тем, что даровала природа. Я немного изменю условия и отключу датчик возвращения, но буду за тобой приглядывать. Так что, если что случится, я вытащу тебя отсюда. Готова? Тогда поехали. П.с. ты кофе пьешь?» Солнце скрылось за горизонтом и город погрузился во тьму. Свет луны, слишком призрачный и неяркий, мало чем мог помочь. Из воздуха рядом с девушкой материализовался маленький фонарик и упал наземь. В остальном – ничего не обычного пока не происходило. Тишина и мрак накрыли Нью-Йорк будущего, таким его представлял лаборант. Ни электричества, ни воды. Где-то по городу могли бродить животные, бывшие узники зоопарков и просто случайно забредшие на остров путешественники. Город был похож на красивое приведение давно умершей графини, все знают, что смерть ее была ужасна, но даже после своей кончины призрачный силуэт обладал неким очарованием. Тишину нарушил странный звук. Не то шипение, не то свист. Затем прервался. Потом вновь появился, уже более продолжительный и близкий по направлению к Даниэле. Словно бы скачками звук приближался. Когда же свист оказался совсем рядом с ней, но поблизости никого и ничего не показывалось, на краткую долю минуты он стих. Тишина длилась довольно долго, и только внимательный наблюдатель мог видеть - образуя средних размеров круг, в центре которого находилась девушка, из-под земли упрямо и в спешке пробивали себе путь наружу богомолы. Не маленькие создания, с ладонь величиной, а довольно увесистые и жилистые их представители, в длину бывшие не меньше сорока сантиметров.

Lucy Ford: С легкой усмешкой Люси наблюдала, как Джонс подбежала к упавшему начальнику и, подобно курице с яйцом, начала с ним возится. С деланным спокойствием, девушка скрестила руки на груди и наблюдала за всем спектаклем, как секретарь смотрит на ушиб, что явно зарастет за минуты и даже следа не оставит, как отнимает любимую игрушку провинившегося ребенка, что так неосторожно решил сыграть в пинг-понг с пластиковым окном, не рассчитав, что даже, порой, неодушевленные предметы могут дать сдачи. Тонкая, изящно очерченная бровь приподнялась в немом не то изумлении, не то недоумении. Как-то один приятный и до сих пор знакомый молодой человек поинтересовался о ее происхождении, может, и правда, Люси была эн-дцатой частью крови уроженкой Апеннин? Хотя ни одна из них, пожалуй, не обладала бы таким спокойствием, как Форд. Девушка высокомерно вздернула подбородок. Ну, надо же, ее, наконец, заметили, может, не стоило мешать уединению подчиненной и начальника, все-таки стереотипы на то и стереотипы, чтобы подтверждаться из случая к случаю. - А, так вот куда девается половина…, - браво, она добивалась этого эффекта целый день, а вышло так, что сама не оказалась к нему готова. Нет, скорее, она просто не ожидала, что все случится здесь и сейчас. Слишком резкими и быстрыми были движения мужчины, да и минутное замешательство, которое, сперва, охватило паникой мысли, быстренько решило смениться чувством более приятным. В конце концов, любой труд окупается, даже такой черный, даже такой грязный. Как оно часто бывает – счастье продлилось недолго. Люси перевела дыхание и, чуть коснувшись губ пальцами, взглянула на мужчину. Он был в замешательстве, обескуражен, завален вопросами, которые сами собой возникали в голове, вернее – всего один вопрос, что вырвался из уст и так и повис в воздухе, оставшись без ответа. Так просто все закончится? Нет. Телефонный звонок отвлек Кэла и вернул пальму лидерства в этой странной то ли игре, то ли какой-то шараде с кубиком-рубиком Люси. Девушка преодолела расстояние, разделявшее ее и мужчину. Едва Кэл опустил трубку и обернулся к ней, лицо встретила хлесткая пощечина, оставившая на мгновение красный отпечаток, впрочем, быстро рассасывающийся. Ладонь самой Форд тоже не слабо обжег подобный выпад, в который она вложила достаточно силы, но оно того стоило. - Никто не смеет меня касаться, пока я не разрешу сама, вам ясно? – стоя вплотную к Кэлу и смотря тому в глаза, твердо произнесла девушка. Рука сжала воротник куртки мужчины и притянула его ближе. Заключив на губах поцелуй более полный чего-то похожего на страсть или желание, Люси оборвала столь красноречивое обещание неземных ласк резко, с придыханием, будто еще давая надежду на продолжение. – Странно, - улыбнулась девушка. – Я тоже ничего не вижу. Может в этом все дело? – тонкий указательный пальчик провел по уголку губ мужчины. Люси отстранилась и, оправляя куртку, направилась к выходу. - Что ж, давайте посмотрим, на этот ваш проект. Раз я здесь, то будет интересно узнать, куда уходят, частенько, материалы, предоставляемые вам Аркамом, мистер Кэл Боб отнес своему творению одежду. Из того, что смог найти. Размер должен был подойти. Да что там. Никакая мать так тщательно не подбирает одежду своему сыну, никакая мать не знает с такой точностью размеров, какие могут подойти ее дитятке. Боб и Джон знали свой проект до самой последней клетки, до самого дальнего атома, потому не было проблем подобрать что-то подходящее. Боб принес в комнату одежду и положил ее на кушетку, рядом с сидящем на ней человеком. Тот поднялся, снял больничную рубашку. Ему не было стыдно, его ничто не смущало, пропорции тела измерялись каждую неделю, сопротивляемость внешним факторам – эти эксперименты, они проводились по-настоящему жестоко. Высокий мужчина, средних лет, со светлыми глазами, меняющими цвет от серо-голубых до желто-зеленого, светлыми волосами, классическими чертами лица, телосложением атлета, молча и беспрекословно облачился в то, что ему принесли. Он доверял этим людям. Странно, но он им доверял. Хотя внутри порой возникало желание взбунтоваться, не подчиниться. Внутри, в самом сердце, порой, возникало желание вырваться из четырех стен и не просто обрести свободу, а обвинить в своем заточении весь мир. Но и это проходило. Он надел темной ткани брюки, армейские ботинки, простую футболку, взял в руки куртку и оглянулся на стоящего и наблюдавшего за всем Боба. Во взгляде вопрос читался сам собой. - Да, - кивнул Боб, улыбаясь все шире и шире. Как же он гордился. Как же он восхищался собой. Он и Джон смогли сделать то, что никто еще не смог. Конечно, были клоны и до того, но такие – никогда. – Идем. Придется еще кое-кому доказать, твое право на жизнь вне этой палаты. Они вышли из помещения, как раз в тот момент, когда в лабораторию уже вошли директор Кэл и его спутница, ее раньше Боб не видел, потому немного смутился постороннему присутствию. Хотя, что волноваться, совершенно не к чему. Джон обернулся на их появление, и внимание всех сосредоточилось на фигуре мужчины. К подобному вниманию он не привык и это несколько смущало. К тому же – мысли и воспоминания путались. Он полностью осознавал себя, он помнил то, что должен был, по мнению ученых, и все же… чего-то не хватало, что-то было не так, это злило, это бесило, это заставляло желать одного – схватить один из инструментов и воткнуть в горло, идущего впереди Боба. - Директор Кэл, это Немезис, - Боб буквально сиял от переполнявшего изнутри честолюбия и гордости за себя любимого. Немезис коротко взглянул на директора Оружия Икс. Перевел взгляд на девушку, что более, казалось, придирчиво и пристрастно изучала его. Боб чуть приблизился к Кэлу, настолько, насколько мог говорить полушепотом, так чтобы сам Немезис его не слышал, но и так, чтобы не быть достаточно близко к боссу (слухами земля полнится, а уж слухи о том, что Кэл не любит, когда нарушают его личное пространство, были один пестрее другого; поговаривали он кого-то за подобное нарушение из окна выкинул). - Тесты показали положительные результаты, над памятью мы поработали, чтобы не было эксцессов, так сказать, - Боб обернулся и кивнул Джону. - Немезис, что ты помнишь последним, до того как оказался здесь? – Джон улыбался не менее самодовольно. Мужчина нахмурился. Повел головой. - Я убил Ванду Максимофф и… Эрик Леншер напал на меня, дальше… - Дальше провал,- кивнул Джон. – Потом ты проснулся здесь, - ученый повернулся к Кэлу. – Мы восстановили все жизненные функции и вернули молодого человека к жизни, после продолжительной комы. Родственники…Ты помнишь что-то? - Нет. - Однако мы не будем голословны. Немезис, дай мне куртку и покажи директору Кэлу, что ты можешь. Так сказать, небольшой полевой тест, - Джон уже не сиял, он просто подобно атомной бомбе излучал гордость. Мужчина передал куртку, вздохнул, бросив короткий взгляд в сторону Кэла, ему не нравился этот тип. Оглядевшись, он чуть склонил голову, обернулся боком и протянул руку. В одном из углов лаборатории находились клетки с белыми кроликами и мышами. Один из кроликов в клетке поднялся в воздух и стремительно врезался в решетку. Немезис улыбнулся, подобное зрелище – разрываемого на части животного, проходящего кубиками мяса на свободу, либо частями просто сплющиваемого под напором силы, - доставляло ему немало удовольствие. Немезис опустил руку и взглянул на Кэла. - Уверяю, психологические тесты тоже положительны, мы старались изо всех сил, - прошептал снова Боб. Люси не была трусихой, но все же предпочла не быть под прицелом неприятного взгляда клона, держась ближе к начальнику Оружия Икс. - А как на счет физиологических тестов? – улыбнулась она. – Я имею ввиду не ту отвратительную картину несчастного кролика, а…срок годности, - девушка за словом в карман не лезла. Боб посмотрел на нее так, как смотрят порой на людей, что хочется придушить. - Пока нет определенных данных. Но с тем материалом, что у нас был, я думаю он идентичен оригиналу. До известной нам трансформации, само собой, - поправил сам себя. – Насколько нам известно, оригинал уже не подпадает под рамки ни человека, ни человекообразного существа.

Dragonfly: Malice Постепенно солнце шло к закату. Казалось, сообщение Спуни шло вечность. Впрочем, можно сказать, что так и было, так как день, действительно, уже близился к концу. Похоже, время здесь идет гораздо быстрее обычного. И когда вдруг пришло сообщение, на удивление Даниэлы, она все еще лежала здесь, в этом виртуальном мире, на траве, с ушибленной рукой, читая его сообщение. Он не дает ей так быстро сдаваться. На секунду она почувствовала к нему ненависть. Ну как так можно издеваться над девушкой? Первая тренировка все-таки. Но потом она даже стала ему благодарна. Ведь, действительно, нельзя так быстро сдаваться. Девушка ты или парень. Ты должен биться до конца, используя все свои силы. Да и если подумать, пришла бы она сюда, если бы ей нужен был тренер, вечно дающий поблажки? Конечно, нет. Она пришла сюда, чтобы повысить свой уровень. А значит, не должна сдаваться. - Да, я готова. Кофе...Нет, спасибо. Но не отказалась бы от чая, если есть, - немного подумав, решительно ответила девушка. Мысль о том, что ее будет ждать горячий чай, придавала ей больше сил, чем кофе. Девушка словно не ощущала здесь времени. Точнее не могла за ним уследить. Мгновение, и город уже погрузился во тьму. Стало немного прохладно. И мрачновато. Даже луна освещала ничтожно малую часть города. Но, вот, чудо! Рядом с ней появился фонарик. Слава Спуни! Девушка, не долго думая, попыталась подняться и взять фонарик. Не смотря на боль в руке, у нее это получилось. Когда она упала, ей казалось, что это перелом. Но сейчас, когда она поднялась, и решительно настроилась продолжать тренировку, боль как будто ушла. Может все дело в правильной мотивации? Решив осмотреться, девушка не обнаружила ничего кроме тишины. Странной пугающей тишины. Это ведь самое страшное, когда не знаешь, откуда ожидать звука: опасности или помощи. Но ты знаешь, что звук обязательно будет. Тишина не может быть вечной. Нет ничего вечного. Даже в этом виртуальном городе обязательно найдутся какие-нибудь животные, сбежавшие из зоопарка, или забредшие сюда любители приключений. И, вот, наконец, тот странный звук, которого ждала Дани. Но он быстро прервался, так что девушка даже не смогла разобрать что это. Но потом вдруг снова повторился. Где-то очень близко. Справа от нее. Какое-то свистящее шипение. Определенно какие-нибудь насекомые. Дани осветила местность вокруг себя. И в ужасе отшатнулась. Богомолы? Разве они таких размеров? Дани почему-то всегда представляла их себе маленькими миленькими зелеными зверьками. Но эти были в два раза больше чем на картинках учебника биологии. И в два раза страшнее. Спокойствие, только спокойствие. Девушка вообще-то не боялась насекомых. Просто богомолов она, честно говоря, видела впервые. Да и с ее способностью управлять насекомыми ей было тяжелее всего. Но чем сложнее, тем интереснее, правда? Девушка скорее пыталась придумать какой-нибудь супер способ поскорее от них избавится. Но как назло в голову ничего не приходило. А они подходили все ближе и ближе. Со всех сторон, окружая девушку. Тогда девушка просто попыталась сосредоточиться на том, чтобы передать им информацию вроде "Stay away". Но максимум усилий со стороны Даниэлы, не приносили успеха. Богомолы не перед чем не останавливались. И подошли уже почти вплотную. Даниэле захотелось даже уже закричать, но она понимала, что это точно не поможет. У нее должна быть мысленная связь с насекомыми. Но ничего не получалось. Она даже захотела убежать, но было некуда. Они были повсюду. И их становилось все больше и больше. Когда они уже стали забираться на девушку, как на дерево, она не выдержала и пошла на крайние меры. Взяла одного из богомолов, и даже зажмурившись (для лучшего эффекта), решила еще раз приложить все свои силы и способности на то, чтобы прогнать противных насекомых. И, да, на этот раз у нее получилось. Богомолы повернули назад. Это невероятно! Ведь они были почти у цели. Но это ОНА их остановила. Если бы здесь были зрители, они бы определенно кричали "Браво! и "На бис!". Но у самой героини не было ни сил радоваться, ни кричать. Она тяжело дышала, но, тем не менее, была безмерно счастлива. Но, что делать дальше она представляла. Что там еще задумал Спуни?

Malice: Dragonfly Зайди, кто сейчас в лабораторию Прайматека по техническим исследованиям, разработкам и прочему, прочему, - да, именно так она и называлась, и не спрашивайте почему, просто примите сей факт, как данность; итак, если бы кто-то сейчас зашел, то стал бы свидетелем очень занятной картины – за одним из столов, а я имею ввиду, что именно ЗА столом, из ящика, который казалось больше того, каким он смотрится со стороны, торчали лишь мужские ноги, прикрытые до колен белым халатом, затем переходящие в штаны, не доходившие до щиколоток и открывавшие стороннему наблюдателю носки с праздничными елочками в духе Нового Года празднования. Ноги, время от времени, упирались коленями в пол, а из ящика доносилось приглушенное бормотание. Итак, какая же причина была такому странному и необъяснимому поведению одного из, нет, пожалуй, единственного лаборанта данной комнаты? Чай. Нет, Спуни совсем не был против предпочтения девушки, но задача была не из легких, так как большинство, что попадалось под руку и на глаза чаем не являлось. Сам он литрами, декалитрами даже, пил кофе, а великий и неповторимый Фаза…в общем, что послаще и повкуснее, точно не «эту горькую гадость, которая хороша лишь с печеньем, дабы его можно было туда макать, а потом мерзкую коричневую, с плавающими на дне крошками жижу вылить в унитаз». Но раз предложил, надо выкручиваться как можешь. Победно сев на пол, поправив очки, Спуни улыбнулся, сжимая в руках немного покрытую пылью, даже не открытую до того, железную баночку с цейлонским чаем. Насколько этот чай был из Цейлона? Можно было довериться только производителю, который всеми словами цвета радуги, рекламировал свой продукт на самой банке. Отлично. Чай он достал. Сахара, печенья и всего прочему в лаборатории всегда было навалом. Можно еще предложить Даниэле пиццу или хот-дог, но вряд ли она согласится есть нечто, что пролежало в коробке больше трех дней и обгрызенное с нескольких сторон. Хорошо, хоть не крысами, однако внутреннее чутье подсказывало лаборанту не заводить тему об этой еде, дабы агента Оружия Икс не стошнило от ужасного потрясения – сначала запихнули в виртуальную реальность, а потом хотят потчевать едой сомнительного происхождения. Поиски чайника оказались менее проблематичными, хотя стоило отдать должное начальнику Спуни – единственный свободный чайник лаборант спас, присвоив ему звание кофейника, а все остальные – теоретически, в них еще можно было что-то приготовить, только вот не время и не место сейчас было для подобных экспериментов, так как готовя ароматный, вкусный напиток в них, ну или просто подогревая воду, вы не могли представить, что получится в итоге – просто кипяченная вода, кислота или же где-то за вашей спиной отроется меж пространственный портал и вам придется объяснять недовольному энцифолоподу, почему вы вырвали его так нагло из привычной среды обитания. Как бы то ни было, для лаборанта это уже стало приключением, потому к компьютеру он вернулся только в тот момент, когда зеленые и красные символы псевдо шифровального алфавита выстраивались в его мозгу в картинку, где несколько здоровых богомолов послушно отступали от девушки. Удовлетворенно улыбнувшись, парень уже хотел было задать задачку посложнее, когда где-то в дебрях этих кибернетических джунглей раздался звонок внутреннего телефона. Спуни огляделся. Нет, повторно на исследовательскую миссию он не отправится, если он или начальник кому-то нужны, пусть подымают свои задницы с кресел и спускаются сюда. Тем не менее, с короткими перерывами, а на том конце провода ответа ожидал явно человек не менее упрямый. Тяжело вздохнув, Спуни подошел к одному из столов. Конечно, тон был недовольный, оскорбительный и еще немного ожидания и на бедного парня точно бы обрушился поток ругани и посыл туда, куда мама передачки присылать не будет. - Ладно. Хорошо. Я понял, - положив трубку на место и мигом вернувшись к компьютеру, лаборант склонился над клавиатурой. В помещение раздался громкий стук клавиш. В это время в ночном городе, ничем не угрожавшим пока что девушке, было тихо, мирно и спокойно, до того момента пока один из богомолов не остановился, тельце его затряслось, шкурка приобрела кисловато-зеленый оттенок. Он повернулся к Даниэле и начала медленно приближаться, хотя и несколько неумело, будто ходить ему было трудно. По виду он уже меньше напоминал отвратительное насекомое. Скорее его мультяшную пародию. Картинка постоянно сбивалась и потому иногда окружающая обстановка полосками прознала тельце насекомыша. Проморгавшись, богомол улыбнулся девушке. - Почти закончили. Тебя уже требуют зачем-то наверху. Но времени немного есть, как раз на чай, кстати ты с печеньем будешь или с чем? – клешня почесала голову. – В общем, проведем еще один тест и я вытаскиваю тебя отсюда. Датчик на руке кстати включен, если что. Ладно, бывай. Жду на той стороне. Насекомое с громким хлопком лопнуло. На минуту в городе вновь стало спокойно. Впрочем, такие паузы уже могли подтолкнуть на мысль о том, что Спуни что-то задумал радикальное. Так оно и оказалось. Спустя пару мгновений, земли под ногами девушками покрылась трещинами и стала расходится в стороны. Под вполне себе стабильным грунтом не оказалось ничего кроме пустоты. Стены, здания, мелкие строения, брошенные автомобили, поросшие растениями, все оставалось на своим местах, а вот земли под ними расходилась, ломалась, будто лед под набором корабля, рассыпаясь на все более мелкие островки, которые затем и сами крошились. Даниэла могла почувствовать, как уходившая буквально из-под ног земля не оставляет ей никакого выбора, кроме как свободного падения в неизвестность.

Cheshire Cat: Порой вот так сидишь за своим рабочим местом и просто мечтаешь о том, как бы маленькая стрелка быстрее приблизилась к цифре шесть и это означало бы, что ты можешь спокойно идти домой, в бар или в клуб где ты можешь отдохнуть и сыграть пару партий в покер. За игрой бы прошло несколько часов, возможно, ушла бы половина зарплаты на эту партию, а может она бы вернула все свои деньги и еще осталась в выигрыше. Ведь главное было это забыть о дурдоме который был на работе и тех ненормальных которые ее окружали во главе, которых стоял начальник. Все-таки порой удачная партия в покер снимала стресс еще лучше чем секс и шопинг вместе взятые, тем кто не играл не понять. Это как наркотик. Затягивает с каждым разом все сильнее, и ты с огромным трудом можешь вырваться из мира азартных игр. Но вся проблема заключалась в том, что график работы Чеширки был ненормированный и она должна была находиться в офисе ровно до тех пор, пока в офисе находился сам Кэл, а поскольку он слишком часто находился в офисе допоздна, то Алиса просто мечтала о том, что бы у начальника появилась девушка, ну или парень, если уж бросаться в крайности. Главное, чтобы у начальства был хоть кто-то за пределами офиса кто бы вытаскивал его в ресторан, кафе, кино, да просто к себе в квартиру для плотских утех, когда рабочий день подходил к концу, и Алиса могла бы со спокойной душой идти домой или куда ей вздумается. Но это были лишь глупые мечты, которые если и осуществляться то не сегодня и поэтому она должна работать дальше, а не созерцать часы как какое-то божество, от которого зависит ее дальнейшая судьба. Отведя взгляд от часов, которые украшали стену напротив нее, Алиса продолжила набирать свое заявление на программу Суперсолдата. В прошлом она когда-то говорила об этом с начальником, но с тех пор прошел месяц прежде чем он вспомнил. Но работая вместе с Кэлом вскоре перестаешь удивляться всему Нахмурившись, Алиса помассировала переносицу и допечатав сегодняшнее число и задумчиво уставилась на набранные документы. Хотела ли она этого? Конечно, хотела иначе бы она просто не начала быстро все это набирать словно боясь, что удача ускользнет из ее рук. Но было ли это удачей. Скорее простым везением, а не удачей, да и вообще время покажет было ли это наградой или наоборот наказанием, но что-то слишком философские размышления для такого поворота события. Решив, что на одних размышлениях далеко не уедешь, Алиса отправила документ в печать и потянулась всем телом. Рядом с мышкой покоилось уже успевшее остыть кофе, которое Алиса успела приготовить для себя прежде чем Кэл приказал ей приготовить документы. Дверь приоткрылась и в небольшой кабинет просунулась голова одного из подчиненных Кэла, вопросительно вздернув левую бровь, Алиса внимательно посмотрела на прибывшего: -Алиса, шеф у себя? -Нет, он вышел и лучше его сейчас не беспокоить, он малость взвинчен сегодня, так что лучше к нему с просьбами... -Ясно, зайду попозже… Посмотрев на свернутый медиаплеер , Алиса тяжело вздохнула, видимо фильм она сегодня так и не досмотрит. А ведь для большего комфорта она нашла фильм с субтитрами, чтобы начальник не догадался, чем она занимается в свободное от возни с документами время. Сложив распечатанные документы в папку, Алиса поправила жакет и прихватив папку спустилась вниз в лабораторию. Спустившись вниз она поняла две вещи. Первая заключалась в том, что теперь Холокост будет ее личной галлюцинацией до конца ее дней. А вторая заключалась в том, что зря она спустилась в лабораторию, ибо увидев Холокоста, она чуть не выронила папку из рук. Но взяв себя в эти самые руки, собралась с духом и подошла к Кэлу и его спутнице: -Кэл... это... кхм… Не найдя других слов или хотябы чего-нибудь более связанного, Алиса просто прижала свою папку к груди и решила, что сейчас лучше помолчать и послушать, чем говорить и привлекать к себе внимание. Пристально изучая Немезиса, Алиса мечтала лишь об одном, чтобы ее отправили наверх готовить очередные документы, но если уж сунулся в пасть ко льву, то буди в себе тигра.

Dr. Lightman: Учащенное сердцебиение, расширенные зрачки и тяжелое дыхание сдавали Кэла с потрохами. Девушка ему нравилась - она не могла не возбуждать - но директор Оружия Х никогда не был специалистом в делах подобного рода. Все его знания о женщинах сводились к фобии увидеть целую череду любовников, побывавших в их постели до него. Ноздри трепетали от запаха духов Форд. Машинально кивая головой после каждого произнесенного девушкой слова, Кэл морщил лоб и пытался сообразить, что они собирались делать и какой у него был план. Почесав затылок, Кэл коротко взглянул на Форд и кивнул головой еще раз. - Это не инспекция с вашей стороны, вы сразу понимайте правильно ситуацию. У Оружия Х и Аркама договор на выгодных условиях для обоих сторон, именно об этом речь шла с самого начала сотрудничества. Так что мы вам, вы нам, никакого контроля, - прочистив горло, Кэл уставился в сторону. Сложил руки на груди, снова придя в норму. - Я устрою для вас экскурсию по знакомству, это понятно? И насчет всех этих поцелуев. Это было здорово, но еще одна такая пощечина и я сработаю на рефлексах. Понимаете, да? Я привык устранять агрессивно настроенных мутантов. Дорога до лаборатории Боба и Джона заняла девять минут двадцать три секунды. Проследив за часами, Кэл подумал, что время потрачено впустую. Система безопасности работала на высшем уровне, им просканировали сетчатки глаз, проверили последовательность молекул ДНК. На мониторе компьютера появилось заключение проверки и отобразилось досье с прилагающейся к нему фотографией. Двое вооруженных агентов стояли по обе стороны от лифта, на котором Кэл и Форд спустились на минус второй этаж, находясь под прицелом камеры наблюдения. Кэл считал правильным такие меры предосторожности, но сам проходил все эти процедуры каждый раз со скрежетом зубов. - В Аркаме все не так серьезно, а? - потирая шею, сказал Кэл. - Когда я был там последний раз, система безопасности не походила на что-то сверхсовершенное. Это правильно, вы ведь лечите людей, а не инопланетян разводите. Кэл не выносил тишины и потому заговорил, не особо заботясь о смысле сказанного. Больше он не сказал ни слова, даже в тот момент, когда Боб и Джон показали им результат своей работы. Клон Холокоста, сбежавшего у них из заключения, впечатлял своей схожестью с оригиналом, но внешние данные волновали Кэла меньше всего. Не обращая внимания на взгляды Немезиса, директор Оружия Х думал о том, что его надо испытать в деле. - Я кажется пропустил последнее, что ты сказал, - начал Кэл, прямо посмотрев на подчиненного. - Ты думаешь? Он сделал паузу и жестом предложил Бобу развить свою мысль, но тот молчал. Наморщив лоб, директор Оружия Х покачал головой: - Думать надо в школе на проверке контрольной, тут такие понятия уже не действуют. Я несу ответственность за то, что творится в стенах этого здания и многих других, подконтрольных Оружию Х. А ты и твои друзья-товарищи несут ответственность передо мной. На кону много голов и круглая сумма денег налогоплательщиков. Ты должен знать, а не думать. Это было самой длинной речью Кэла за последние месяцы. Взгляд Боба метался между ним, Люси Форд и клоном. Он лихорадочно соображал, как убедить начальство в завершенности и успехе своей работы, но на ум ничего не приходило. Его спас Джон. Вынырнув из-за угла, он обратился к директору. - Вас ищут, срочное сообщение. - Насколько срочное? Джон замялся, не зная, что сказать. Повернув голову, Кэл обратился к притаившейся у него за спиной Чеширке: - Разве не ты должна мне сообщать о срочных сообщениях? Довольный тем, как перетрусили подчиненные, Кэл прошел к телефону и ответил на звонок. Срочным сообщением была новость о совершенном на военную базу нападении. Повесив трубку, Кэл уперся руками в стол. - У вас есть шанс испытать его. Готовьте все необходимое, появилось дело.

Lucy Ford: Dragonfly Тренировка девушки была в самом разгаре, когда Спуни чуть не рухнул со стула от очередного звонка. Сегодня что, все как с цепи сорвались? Сначала ему приносят одну заявку, потом приносят другую, потом еще и еще, потом звонки, звонки, звонки, ну как так можно работать? Никак! Ученный поставил программу на паузу и подошел к девушке, аккуратно похлопывая ее по щекам. Все-таки обращение с женским полом не было его специальностью. Он подразделял всех людей на виды и подвиды, то есть – приматы, человек разумный или человек супериор, ну, а дальше, как общение сложиться. Даниэла попала в подвид – человек приятный благообразный, тогда как большинство «коллег» подразумевались человеко-тараканами надоедливыми. - Эм, как? Нормуль? – он помог избавиться девушке от проводов. – Прости, что вырвал, но тебя там как бы вызывают. На какую-то операцию или задание, кто их поймет, так что тренировку продолжим позже. Ну или просто заходи на чашку чая или кофе, да и пожевать у нас всегда есть что…эм…почти, когда Босса нет рядом. Парень рассмеялся, помогая одаренной подняться с кресла. - Немного будет голова кружиться, но это быстро пройдет. В общем, пока в комнате…черт, какую же они комнату сказала. А, ладно, обычно перед всякими там спецзаданиями наверху твориться дурдом, так что координатор сам тебя выхватит. Удачи. Dr. Lightman Кэл тишину не любил. Это стало ясно с последнего его предложения в кабинете, а затем очередных подколок относительно Аркама. Что поделать, но даже он не был и в половине зданий острова, Люси-то прекрасно помнила, как мужчина посещал кабинет Уэста, а затем старался поскорее покинуть его. Несмотря на сотрудничество, все-таки между этими двумя мужчинами не было никакой дружеской симпатии. Наверняка, Кэл считал Уэста чванливым самодовольным снобом, ну а, что думал Герберт, Форд уже знала – неизлечимый шизофреник-алкаш. - Кто знает, может Аркам и есть зона 51? – успела вставить свои пять копеек Форд. Предполагались проблемы в общении, так как судя по психологической оценке, первоначальной, по крайней мере, ни один из них не желал, чтобы последнее слово оставалось за другим. Как бы то ни было. Лаборатория. Опытный образец. Весьма пригодный. И весьма опасный. Ну а затем… Тонко очерченная бровь Форд поднялась вверх. Вот это была тирада. Несколько запоздалая впрочем, потому что стоящего рядом с ними клона не переделаешь, да и вряд ли бедняга осознавал, что он клон и все же – браво. - Испытать? – Боб переглянулся с коллегой. – Да, да конечно. Холокост же явно пребывал в некоем замешательстве. Надев куртку, он смотрел то на Кэла, то на своих «врачей», то на девушек. - Что происходит? – брови мутанта нахмурились; да, он был благодарен за свое спасение, но с ним обращались так сейчас, словно бы его и не было в комнате. - Ох, прости, да, мы тебе говорили… Холокост смотрел на Кэла, не сказать, чтобы сурово, но достаточно холодно. Мутант уже понял – вот он тот загадочный начальник, тот, так сказать, «благодетель», благодаря которому его спасли и поставили на ноги, только не слишком он рад удачно завершившемуся спасению. - Понятно. - Не волнуйте, мистер Кэл, мы обо всем позаботимся и проводим Холокоста туда…ну…куда собираются и все остальные, да… Боб поспешил вытолкать Холокоста из лаборатории, так как шестое чувство и печень начали подсказывать о непредвиденной ситуацией, вот-вот возможной возникнуть. Мужчина прошел мимо сотрудников Оружия Икс, не одарив более ни одного и толикой своего внимания. Внутри клокотала ненависть, хотелось разнести все к чертям собачьим. Едва дверь за одним из лаборантов и клоном закрылась, Люси мысленно перевела дыхание. Значит, говорите, мистер Кэл, Аркам может курить в сторонке, по сравнению с вашей организацией? Девушка едва заметно улыбнулась Чеширке. - Какие-то проблемы, мистер Кэл? – тоном самым невинно-наивным задала она вопрос. – Кажется, мисс Джонс хотела к вам обратится, а мне, если я вам больше не нужна, следует, наверное, удалится? офф: Стрекоза делает переход на Военную базу Нью-Йорка, первым там отписывается Холокост, вводный пост, затем все остальные в произвольном порядке.

Dr. Lightman: - Я думал, вы прилипли занозой к моей заднице надолго. Мне уже начало это нравится, - задумчиво отозвался Кэл, реагируя на вопросы Люси Форд. Мысли Директора Оружия Х занимал стоявший минуту назад перед ним клон. Высокий, крепко сложенный, он походил на отлично выполненную копию того ублюдка, от которого они смогли получить достаточное количество генетического материала, чтобы наштамповать свою персональную армию безжалостных убийц. Предстоящая миссия была важной для карьеры двух умников-ученых и для самого Кэла. Получить в распоряжение организации действующего клона, способного на большее, чем быть расходным мясом во время военных операций, значило получить преимущество в борьбе с угрозой мутантов. Любой враг Соединенных Штатов Америки мог пополнить ряды безмозглых защитников против своей воли. - Алиса, что там у тебя? Обернувшись к секретарше, Кэл взглядом уперся ей в грудь. Она испугано прижимала к себе папку с документами, будто это были ее собственные дети. - Первый раз тебя такой вижу. Боишься? Продолжишь в том же духе, я передумаю подписывать допуск к Программе Суперсолдата, - немного подумав, директор добавил: - Ты ведь знаешь, если все пройдет успешно и ты покажешь высший класс, у тебя появится возможность стать оперативным агентом. Не скажу, что буду часто отпускать тебя из кабинета на выполнение сложных операций, но это даст тебе шанс время от времени сбегать от кофеварки и разминать ноги. Кэл протянул руку и забрал у Чеширки папку. Пролистав заполненные документы и убедившись, что все сделано как надо, он взял ручку и последний раз окинул секретаршу долгим изучающим взглядом, прежде чем поставить свою подпись. Ему нравилось тянуть время перед тем, как дать человеку желаемое. - Предупреди Спуни, чтобы настроил аппаратуру на мою обычную программу, сегодня я пожалуй тоже потренируюсь. Из-за всех этих неприятностей в городе начинаю отставать от графика, - взглянув на часы, Кэл прикинул, сколько времени может занять тренировка. - Кофе возьму и зайду к нему. Кэлу приходилось проходить одну и ту же программу много раз, но добиться хваленных 100%-ых результатов так и не удалось. Способности как раскаленные провода в любой момент могли вырваться из-под контроля, делая Кэла опасным для себя самого и окружающих. Основное, что он пытался исправить - дар ретрогниции, не желающий поддаваться дрессировке. - Уэст говорил, что его новые разработки могут быть интересны лично мне, - взглянув на Люси Форд и не увидев в ней готовности подхватить тему, Кэл машинально махнул рукой. - Не важно. Поговорю с ним об этом при следующей встрече. Сейчас мне нужно размять кости.

Cheshire Cat: Сказать то что после того как клона Холокоста увели, Алиса испытала колоссальное облегчение это ничего не сказать, ей показалось, словно все камни мира свалились с ее плеч. Хотя ей понадобилось еще некоторое время чтобы прийти в себя от такого стресса, два маньяка в один день это слишком для ее невинной психики. Лучше уж Кэла голого лицезреть, чем поговорить с начала с дурманом, которые обещал ее освежевать и повесить за волосы на воротах здания. А затем встретить клон этого психа. При появлении клона Холокоста, Джонс попыталась вообще раствориться в воздухе, если бы она могла она бы спряталась за фикус, только вся проблема заключалась в том, что в лаборатории в которой они оказались фикусов не наблюдалось. А за оборудование, так его ведь жалко, казенное ведь. Сломаешь что-нибудь так с тебя три шкуры снимут и зарплату буду урезать до тех пор, пока девушка не выплатит все долги. Но ее шок от встречи с клоном Холокоста кое-кто расценил по-своему, похоже шеф решил что Алиса робеет говорить с ним про программу. Но это было не так. Да вот только обсуждать это и разуверять своего начальника в обратном. Так что она лишь молча наблюдала за тем, как Кэл испытывает ее терпения, медля прежде че подписать документ, который обещал кардинально изменить ее жизнь. Так что она молчаливо наблюдала, сдерживая свой остры язычок от едких комментариев. И только когда шеф вывел на бумаге свою роспись, позволила себе сдержанно улыбнуться. Ехидничать было еще рано, надо было дождаться, когда папка с документами окажется в ее руках и тогда уже ничего ее не остановит, разве что Кэл придушит, но для этого ему еще придется словить свою неугомонную секретаршу. - К Снупи? Хорошо, возьму коробку конфет как аванс для него. Еще что-нибудь? Вскинув глаза на мужчину в ожидании дальнейших инструкций, Алиса убедилась что больше от нее пока ничего не требуется и она может спокойно идти в лабораторию Фазы и договариваться с лаборантом. Что в принципе она и начала выполнять. Прижав папку к груди, девушка неторопливо покинула одну лабораторию. По пути к Снупи она совершила невозможное, а именно нашла таки коробку конфет, которые по слухам любил мужчина, что он был всегда голодным казалось знала вся организация. Так что порой у Алисы возникали сомнения о его верности, ведь кто-нибудь решит вытянуть из него все тайны Фазы при помощи бутербродов и нескольких литров кофе. Есть над чем задуматься. И есть повод чтобы держать Снупи всегда сытым, хотя это практически невозомжно, ибо он всегда голоден. Двигаясь как можно тише, Алиса вошла в лабораторию и осмотрелась. Без Фазы, которого не было на месте здесь было гораздо тише и спокойнее. В прочему то что ученого не было на месте, было к лучшему ибо когда Алиса видела это чудо природы ее постоянно подмывало схватить его и начать тискать пока тот не начнет пищать и проситься на свободу. А сейчас у нее хотя бы не было искушения так поступить. Найдя Снупи за столом, при этом мужчина старательно изучал нечто лежащее на столешнице. Улыбнувшись Алиса бесшумно подошла и осторожно присела на самый край. Еще не дай Бог она что-нибудь тут опрокинет или сдвинет хотя бы на пару сантиметров, мужчины за работой такие нервные. - Снупи… А я к тебе с приветом. Начать с дела или со сладкого? Коварно улыбнувшись, Алиса решила за единственного лаборанта в лаборатории Фазы и протянула мужчине коробку. Больше она ее не увидела, так как через мгновение та уже была спрятана в одном из ящиков. Мягко усмехнувшись, Джонс протянула Снупи папку с подписанным заявлением и добавила: - Кэл, просил… ну как просил,… поставил перед фактом скорее, чтобы и на него сегодня настроили аппаратуру. А то совсем заржавели мышцы. Улыбнувшись, Чеширка начала внимательно осматриваться. Признаться, лаборатории и все что с ними связанно она не любила, поэтому бывала в них довольно редко, а если и доводилось бывать, то надолго она в них не задерживалась, предпочитая как можно быстрее разрешать все дела и возвращаться в приемную где не было никаких игл, микроскопов и прочего что могло вселить трепет и ужас в душу девушки.



полная версия страницы