Форум » Остальные организации » Лаборатория Planetmyerday U-PS 0.1 (Квестовая локация) 0.1 » Ответить

Лаборатория Planetmyerday U-PS 0.1 (Квестовая локация) 0.1

Venom: Среди скал возвышается одно из многих ответвлений "Stochastic Ltd" занимающееся исследовательской деятельностью в сфере предельных частот периодических процессов. На базе предстоящей индустрии был воздвигнут техноград, начиненный всеми возможными научными достижениями.

Ответов - 75, стр: 1 2 3 All

Venom: Задолго до настоящих событий сербский ученый Никола Тесла произвел прорыв в электротехнической инженерии. Ему приписывали, как и гениальный интеллект, так и связь с темными силами. В ряду его изобретений, перевернувших технически весь мир, были и такие, которые до сих пор не могли физически толковаться. Такие эксперименты были уничтожены самим Теслой и остались лишь как свидетельства множества людей. Он полагал, что человек еще не готов к таким технологиям. В стохастической лаборатории группа ученых изучала возможность создания альтернативного источника питания. Были использованы все известные наработки в этой области, в том числе и Николы Тесла. Множество экспериментов были ошибочно направлены в другом направлении, но эти ошибки вскоре начинали приносить свои, интересные результаты. Заранее прошу прощения за текст, пытался сокращать, но не получалось. Это не финал и многие из фактов лишь определение будущего поведения Пульса. Наше время. Наши дни. - …Само здание фактически отделено от экспериментального карцера и фиксируется роликовыми сферами. Эти самые стальные ролики в форме шаров как на пальцах могут при необходимости развернуть сферу карцера в любое положение, да хоть с ног на голову. - О-о-о? - Да-да…. Операторы наблюдают за экспериментом с помощью камер, которые получают питание через прикосновение роликов к стенкам карцера. Если ролики отнять от стенок, то гальваническая цепь разомкнется и связь прервется. Всего существует три вида таких шарик-контактов: это, прежде всего маломощные для операторских целей, потом, кажется высоковольтные и блок-контактные. Эксперименты бывают разные…. Даже конечный результат опыта порой бывает, неизвестен или малоизучен. При работах на сверхвысоких частотах между сферой карцера и операторами под высоким давлением.… Да-да вот в этот промежуток, как вы видите на схеме. Заливается, значит винипол…. Винипол – негорючая загущающая присадка на основе реактива нефтяного раствора, применяется в качестве диэлектрика в вакуумных камерах высоковольтной аппаратуры и сетях электроснабжения. (Прим. авт.). - Этот реактив в больших пропорциях, которые, прежде всего, выражаются в толщине слоя, легко отделяет карцер от внешнего мира. Экспериментальная комната начинает существовать, пользуясь собственными ресурсами. Никаких причин для беспокойства, - среди операторского персонала нет ни одного человека, за всем следят компьютерные датчики и система во главе с Секретарем мистера Брока, я вас уверяю, если бы не меры предосторожности, то мы бы просто не успевали списывать на пенсию ученых с развитыми опухолями головного мозга…. Робот остановилась перед запертым входом в операторский павильон и поднесла палец к индикационному окошку. Её огромные стеклянные глаза смотрели на мужчину средних лет, который был одним из работников Стохастического центра, получивший ложное уведомление о серверной ошибке этого блока. Он в нерешительности остановился перед проемом: - Вы лучше еще раз перепроверьте... серверная ошибка не возникает на ровном месте. Если ситуация повторится сразу вызывайте меня. Мужчина получил согласие кивком и поглядел в окутанное синевой ультрафиолета помещение. Эту синеву пронзали сотни тонких красных и зеленых нитей лазерной индикации, на полу отражались какие-то причудливой формы оранжевые знаки. Они мерцали, собирались в еще более сложные фигуры и распадались, затем все повторялось сначала. Роботы, вовсе лишенные человеческого образа уставились на техника, который в изумленной прострации взирал всего лишь «прихожую» лабораторного павильона. Затем громадные створы заперли вход. - П-42, что это было? Вы чуть не нарушили инструкцию, нахождение человека в пределах павильона недопустимо! - Внештатная ситуация: на пульт сектора “V2” пришло сообщение о серверной ошибке. - Нельзя допустить хоть какую-то погрешность от влияния человеческого фактора, это может спровоцировать катастрофу…. Займите свое место, П-42, - Робот, похожий на паукообразное существо, однако имеющий вполне внятные очертания лица отъехал вглубь громадного зала, посреди которого стоял массивный куб, окруженный сотнями труб и высоковольтных шин. – Уровень 01, загрузка программного обеспечения, включение камер, включение первичных катушек трансформатора. Проверка систем калибровки сферы. Проверка на кибер-биологическую активность зоны. Записывающие камеры включились и, одновременно с ними заработали большие мониторы, которые небыли никак связаны с камерами внутри карцера. На панели управления один за другим загорелись индикаторы готовности. Электронная шкала быстро поднялась до десяти тысяч вольт и встала в режим готовности перехода. - Уровень 02. Включение вторичных цепей. Включение блок-контактов роликов. Подтвердить готовность сферы. Включение периферийного напряжения. В карцере сферы... По ушам датчиков ударил гул вторичных обмоток, обдуваемых азотными рефрижераторами. Крохотное величиной в несколько микрон расстояние между стенками сферы карцера и стенами операторской пробила дуга перенапряжения, и видеокамеры увидели, как внутри экспериментальной комнаты вспыхнул мягкий свет. Посреди комнаты стояла установка, пик которой слегка искрил крохотными разрядами. Невооруженным взглядом было видно, что вокруг пика, да и во всей комнате почти все предметы откидывали килогерцовые разряды, заряжаясь от магнитного поля установки. Роботы здесь были похожи на раздетых людей, так как их композитные тела были покрыты похожей на резину пленкой. Некоторые роботы имели по три, а то и четыре руки с длинными тонкими пальцами, удобными для работы. Над их головами вспыхнул красный маяк «переход на Уровень 03» и вслед за этим приказом ряд датчиков объявили о готовности всех систем к загрузке следующего шага. Роботы здесь не имели слуховых аппаратов и общались посредствам проводных передатчиков, кабели от которых окутывали приличный объем помещения со всех сторон. Эксперимент повторялся уже в пятый раз. Всегда его приходилось откладывать из-за недостатка в снабжении или отсутствия целых блоков регулирования и усиления частоты. - Сегодня, кажется, Секретарь хочет пройти до конца, - сказал один из роботов внутри карцера. - Значит, опять придется отключаться на ремонт… - С нотами раздраженности ответил другой. Электронный вольтметр показывал возрастание напряжение на вторичной обмотке трубчатого трансформатора. Когда коммутация второго блока обмоток завершилась, напряжение от базы транзистора утроилось, а в следующей попытке оно уже превышало напряжение первичной обмотки. На уровне 06 включился в цепь высокочастотный синхронизатор и на дисплее главного осциллографа пропали искажения шумовых полей. Компьютер перешел на 07 уровень, увеличив фон магнитного поля в триста раз, включением в цепь эмитор-коллектор дополнительный мост транзисторов высокой частоты. Толстая шина, исходящая из базы кремниевого усилителя похожая на огромный кристалл сияла синими энергетическими всплесками, которые уже начали искажаться под действием магнитной ЭДС. На уровне 08 вдруг выпали блинкеры конденсаторов, означив превышение номиналов. Помещение заполнил туман из смеси азота, полностью вытесняя воздушную смесь из сферы. Блинкеры встали в рабочий режим и эксперимент продолжился. Несмотря на отсутствие горящих углекислородных газов высокочастотные разряды пробивали пространство между пиком установки и стенами. Гудение от обмоток было бы невыносимым будь за рулем эксперимента люди, оно выдавливало даже кибернетическое восприятие. - Внимание сигнал к переходу на Уровень 09. ПТ-45, объявите готовность системы. Ускорьте время отклика данных, измените настройку аппарата на сто единиц, кажется, датчики не справляются с анализом параметров. - Все по инструкции, никаких аномальных отклонений, величина пятьсот йоттагерц и постоянно возрастает, пульсации участились с дистанции ноль пять тысячных единиц на ноль три сотых временных единиц. Конденсаторы остыли до оптимальной температуры, жду сигнал на включение последней секции кристаллов. - Даю разрешение на отметку 09. А между тем в операторской после включения «Уровня 09»…. - Началась синхронизация. - Посторонний! Система безопасности перейти на второй уровень, проверить кибермозговую активность во всем комплексе. Искать терминал с повышенной активностью, возможно вирус, возможна деструктивная активность вируса – процедура надзора и карантина! Отключить гальваническую линию связи со сферой, заполнить коммутационную шахту смесью! - Выставить заграждения. Восстановление логической защиты. Загружаю антитела. Поиск вируса. Найдена противопоисковая команда, приготовить западню. Защитная система вируса – уничтожены все антитела. Прошел через защиту 014, ошибка 208 в защите 032 – поражена изолированная область! Защита первого уровня подвергается изменению! Процедура определения типа атаки. Посылаю антивирус. - Защищенный канал открыт. Внимание, нестандартное подключение! Остановка технологического процесса. Возможно присутствие неизвестного вируса. Задействовать все виды антител и уничтожить! Невозможно отследить вирус, все модули загружены, не могу произвести процедуру отсоединения! Загрузка боевой оболочки, взятие контроля системы со вспомогательного терминала, отключение канала, как только инициализируется система…. - Нестандартное подключение! Передача внутри сферы карцера! - Внутри сферы? - Определить точность и число подключений, определить тип атаки, сравнить сигнал с разных терминалов! Всплесков кибермозговой активности не наблюдается. Поиск дополнительных точек подключения… - Все линии отключены в том числе связь с центром. Все внешние устройства полностью отключены. Система безопасности не отвечает, удаленное управление не работает. Признаки деструктивной деятельности вируса в каждом блоке. Под угрозой вторжение в защиту ядра! Приготовиться к перезагрузке. Режим защиты данных на первом уровне. Множества подключений нестандартного типа к центральной системе. Система откликов не справляется! Фиксируем множественное скачивание информации через все терминалы…. В карцере…. После подключения последней секции, пульсации вдруг критически упали до нуля. Это продолжалось каких-то пол секунды, после чего пилообразное строение сигнала превратилось в сплошную толстую линию, что означало – отсутствие временных рамок между считыванием хоть каких-то параметров. Такого раньше не наблюдалось, считалось, что достигнуть такой амплитудной характеристики технически невозможно, ибо пульс не может вдруг стать сплошным потоком. Также как минимум равнобочной гиперболы никогда не пересекает ось координат, какие бы вычисления не выполнялись. Пространство между операторами и сферой уже давно было залито виниполом и киберустройства были предоставлены сами себе. Они смотрели как пик, устремленный вверх, откидывает молнии с минимальным током, но имея нереальные параметрические значения периодических колебаний. Гипервысокие частоты, пронзали сейчас не только спектрометры, которые уже несколько часов были отключены от системы слежения. Частоты пронзали всё: стальные переборки, винипол, помещения лабораторий и уходили во всех направлениях. На каком-то отрезке эксперимента время вдруг замедлило свой ход, претерпевая в точке пространства преломление гипервысокими частотами. Видимое свечение отдельных вспышек разрядов постепенно подобно графику на осциллографе вытянулось в непрерывную линию и, образовав энергетический параболоид, сомкнулось у пола. Края этой энергии плавали в киселе времени, датчики продолжавшие фиксировать стабильность работы вдруг отключились и всё потухло. Посреди комнаты, погруженной в полную темноту, возвышалось нечто с частотной амплитудой, которая достигла бесконечности во времени. Пространство вздрогнуло. Потерявшие контроль роботы барабанили по стенам кулаками. Их энергетически наполненный разум вдруг запаниковал. Они бросались на стены, рвали путы кабелей и что было сил - орали. Они не слышали друг друга, но паника передалась каким-то неведомым способом. От параболоида вверх вспыхнул луч, плавно сформировав мягкие границы. Затем энергия начала видоизменяться, колебаться, пугающе покрываться пиками, пока в этих формах не уложилось что-то похожее на гуманоида. Пространство вновь вздрогнуло. - То, что ищет луч этого света, можно назвать моим домом, цель моего путешествия в родной мир. Вы чувствуете Пульс войны, это мелодия рождения нового Мира, а вы – композиторы. Это чудесно. Война принесет окончательную смерть вашему миру. Вы те, кто блуждали во тьме, искали свет, но найдя его, вы ослепнете от его сияния и почувствуете боль, такова истина. Пульс отделился от гиперчастотной установки и подошел к одному из роботов. Он копировал образ этого робота, подгоняя под свои потребности. Вокруг него вспыхивали разряды, которые не исчезали, а отделялись отдельными крохотными сферками и, набирая скорость, исчезали где-то за спиной Пульса. Он смотрел в кристаллические линзы киборга, который продолжал записывать происходящее. Пульса интересовали именно те, кто выставили на убой этих бездушных марионеток. - Однажды ты сожжешь свои глаза сиянием истины и познаешь вечную тьму. Разум лишится физических оболочек, и станут они пробудившимися и услышат биение моего сердца. Да будет…так. Затем сгусток вздрогнул и, заискрив, пропал. Через неделю данные были прочитаны, но как бы эпично это не звучало – было поздно. Оказалось, что Пульс был создан ранними экспериментами, но получил разум только сейчас, пребывая до этого только в форме вируса. Монстр сдержал свои угрозы, и люди лишенные сознания превращались в убийц, слепые и бегущие за белым светом.

The Duke: --------из ниоткуда Город молчал упрямо, словно связанный путами разведчик, не желающий выдавать врагу своих секретов. Устремив взгляд в пространство, без лишних эмоций и чувств, Морбиус напряженно думал о произошедшем и не знал, как ему следует теперь реагировать и что делать. Нью-Йорк всегда был на его стороне, своим бархатистым голосом подсказывая верный путь и утоляя потребности, но только не сейчас - будто обидевшись, как дешевая шлюха не получившая за свою работу чаевые, город равнодушно отвернулся от вампира и не желал ему помогать в этом деле. Сам, только сам. Морбиус, прижавшись лбом к прохладному стеклу большого окна, лишь усмехнулся, как усмехаются зрелые люди, следящие за невнятными действиями детей-шалунов. Больше не ожидая от ночного города дружеской поддержки, вампир отошел вглубь комнаты и опустился на смятые простыни постели. Он прилег только на минуту, чтобы перевести дух и прикрыть глаза от усталости, когда пришло странное сообщение от одной из многочисленных лабораторий Клуба. Нападение, требуется вмешательство - коротко и ясно, и тут не следует раздумывать, только собирать вещи и действовать. Но Морбиус так не умел и учиться не собирался. Несмотря на новую, вынужденную должность Черного Короля, он в первую очередь был ученым, который предпочитал думать перед каждым своим шагом. Однажды уже совершил поспешный ход, который повлек за собой немалые последствия - больше нет никакого желания. В ладони сжав мобильный телефон, Майкл пробегал взглядом по длинному списку контактов, число которых с каждым днем становилось все больше. Выискивая нужные имена, вампир выбирал номера телефонов и тут же отправлял им сообщение, одно и тоже - "Ты нужен, самолет будет ждать". Самолет он приказал подготовить полчаса спустя, после получения тревожного сообщения, отправители которого с тех пор ни разу не заявили о себе и не выходили на связь. "Ты нужен, самолет будет ждать" - уже третий человек, которому он отправляет это сообщение. Каждый них троих - член одного и того же Клуба, который причастен к созданию лаборатории, которая теперь подверглась нападению. Все взаимосвязано, сковано одной логической цепочкой. "Ты нужен, самолет будет ждать" - отправив последнее сообщение, Морбиус поднялся с постели и подошел к шкафу. Долго выбирать одежду не стал, так как в сложившейся ситуации мог подойти только его старый добрый вампирский наряд, невольно заставляющий его чувствовать себя увереннее. Частный самолет откровенно демонстрировал благосостояние Клуба, не стесняясь обнажая роскошную отделку салона и меню, предлагаемое пассажирам. Приглашенные сопровождать Короля собрались вовремя, не заставив укрывшегося в самолете вампира долго ждать. Он, словно следуя древнему ритуалу соблюдения иерархии, оставался вдали от остальных, ничего не объясняя и не пытаясь вступить в разговор. Единственное, что могли разглядеть пассажиры, никогда не видевшие своего Короля лично - это черную кожаную маску, скрывающую лицо от лишнего любопытства. Изредка ловя на себе любопытные взгляды, Майкл коротко улыбался и тут же отворачивался, все еще мечтая об отдыхе. - Знаю, Принц, ты хочешь знать подробности, - тихо обратившись к Трэнтону младшему, который присел рядом с ним, вампир тронул ладонью его плечо. - Увы, не могу утолить твоего любопытства. На лабораторию совершено нападение. Кто, как, зачем - я не знаю, но хочу выяснить.

Apollon: /Откуда-то/ Лишь давний уговор - не пользоваться телепатией в отношении учителя, удержало Десмонда оттого, чтобы никак не прокомментировать небольшое, ничего не объясняющее смс-сообщение, которое застало его за принятием ванны. И все бы ничего ведь телефон лежал совсем недалеко, на бортике сего мраморного творения, но ведь он был не один… …Майк.. ну почему именно сейчас?… Если бы сообщение прислал кто-то другой, Десмонд бы даже не повел черной, красиво очерченной бровью, пусть хоть Клуб на радость дядьям и их сподручным решит провалится в Ад. Трэнтон-младший был намерен провести этот вечер с девушкой и потому ничто не смогло бы его выдернуть из этой, в данный момент карамельно-ванильной, неги и пены джакузи. Но всего несколько слов - Ты нужен – значит, понадобятся его силы и магические способности, никто не станет звать демона, чтобы достать котенка с дерева, ведь это как минимум небезопасно для жизни и здоровья просящего. Самолет будет ждать – значит от едет не один и его просят присоединится, дальнейшие инструкции явно последуют уже на борту. Да и просит ни кто-нибудь, а сам Король… - Дорогая, прости, но вечер отменяется – не слушая недовольных причитаний, Десмонд поднялся, по нескольким ступенькам вышел из воды и, оставляя за собой мокрые следы, отправился сразу в гардеробную. Очень хотелось «дернуть» Майкла и хотя бы уточнить, как именно следует одеться, может прихватить с собой что-то из зелий? Но в принципе… ведь он же демон. Ему важно взять с собой свою магию, облачиться в нее как в доспехи, а уж такому сияющему рыцарю ни черт не страшен, ни даже кто-то похуже. В детстве, среди вечно горящих скелетов-деревьев Преисподней, Дес сам любил ловить маленьких чертенят, они весело верещали и несильно кусали за пальцы… Строгий черный костюм на черную же рубашку, мало ли куда они отправляются, а так и неброско, и элегантно. Даже запонки выбрал с черными бриллиантами, лишь легкая едва заметная золотая окантовка и выделяла их на манжетах… Аполлон еще раз взглянул на себя в зеркало, удовлетворенно кивнул увиденному и пошел к двери, на ходу бросив девушке небольшую стопку банкнот: - Купи себе что-нибудь, мне действительно жаль, что все сорвалось – дежурная улыбка, через неделю он даже не смог бы вспомнить имя этой красотки.. Один из закрытых аэродромов в северной части города.… На подземной стоянке Десмонд взял свою машину и не спеша, аккуратно вырулил на шоссе. Соблазн попытаться узнать все заранее сменился спокойным ожиданием, он не знал чем в данный момент был занят его Король и быть может, вмешайся он со своей непосредственностью давнего знакомого, а знакомы они были уже без малого десять лет, кто знает чем это могло бы обернуться. Особенно в данной неординарной ситуации. В этот час пробок на дорогах почти не оказалось, а те, что все же решили внести ему некие коррективы в маршрут движения, были разогнаны. Одним точно выверенным взмахом руки различные авто безаппеляционно были пришвартованы к тротуарам, словно катера на приколе. Путь был свободен. Оставив автомобиль здесь же на небольшой служебной стоянке аэродрома, демон спокойно и с поистине аристократической неспешностью поднялся самолет, удостоил кивка тех кого знал по собраниям Клуба, и подошел сел рядом с Майклом. Кивнул на маску на его лице: - Судя по всему, мы едем не на дружескую вечеринку в кругу близких друзей.… Здравствуй, Майкл… Что произошло? - коротко кивнул в ответ – ясно, поедем, разберемся на месте тогда… - и вдруг тепло улыбнулся своему другу - тебе не дали отдохнуть, да? Иди быть может? Я побуду здесь и не дам потревожить тебя…

Wild Thing: - Подожди, не так быстро, - выдохнула Рина и отстранилась от парня. Они только что вышли из бара. Он был почти пьян, а наша героиня лишь делала вид, что на веселее. К превеликому сожалению, это было совсем не так. Трудно сказать кто из них кого подцепил. Дикая приметила симпатичного молодого человека когда он только зашел. Потом она чувствовала на себе его заинтересованный взгляд. Парень подошел к ней, сел рядом и заговорил. Рина позволила ему открыть рот, она разрешила словам слетать с его губ, хоть и не слушала того, что он нес. Парень говорил уверенно, знал что делал. Поэтому Хоулетт младшая позволила ему себя подцепить. В баре. Какая банальщина. Она почти никого не водила в свою квартиру. Отчасти потому что там был бардак почти всегда, но самая главная причина заключалась в том, что это означало бы что то серьезнее того, на что девушка готова была пойти. Именно поэтому сейчас эти двое поднимались в лифте в его квартиру. Она оказалась в престижном районе Нью Йорка. Там, где обычно жили люди, для которых деньги переставали быть чем то важным. Цифры на панели лифта быстро увеличивались. Парень более менее сдерживался, а Рина мысленно улыбалась. Вот двери разъехались и в этот самый момент пришло сообщение. - Не обращай внимания, - сказал молодой человек, коснувшись губами ее шеи. Но девушка знала от кого это. И понимала, что не отреагировать нельзя. Можете назвать это предчувствием или интуицией, чем угодно. - Извини, это важно, - она отстранилась от парня, имени которого даже не запомнила, открыла сумочку и принялась рьяно шарить в содержимом. Косметика, какие то бумажки, кошелек, очки, еще куча нужных мелочей. Мобильный оказался на самом дне. Его экран светился, показывая «одно новое сообщение». Рина быстро прочла, не обращая внимания на молодого человека, непонимающе топчущегося подле нее и нетерпеливо поглядывая. - Прости, работа, мне надо идти, может еще увидимся- быстро сказала она и успела проскочить между двумя закрывающимися дверьми лифта, оставив парня из бара смотреть на нее с выражением лица, означающим тотальную обескураженность. Эта работа не терпит опозданий. Она заставляет Рину отбросить свою лень, заставляет девушку быть собраннее и ответственнее. Дикая заскочила в другой лифт и быстро добралась до первого этажа, выбежала на улицу, нацепила темные очки и нырнула в свою машину. Выехала с парковки, подрезала какое то такси, водитель которого отозвался громкими словами то ли на арабском, то ли на турецком. Хоулетт предположила, что это были всяческие грубые выражение и проклятия в ее адрес. Куда ехать она знала. Дикая помчалась к самолету, пренебрегая всеми правилами дорожного движения. Добравшись до места, Рина небрежно бросила машину, забрала сумочку и быстрым шагом пошла к самолету. Поднявшись на борт, девушка обезоруживающе улыбнулась, поздоровалась с теми, кого знала, бросила мимолетный взгляд на Короля и села на свободное место. Как всегда Хоулетт не знала ничего. Ни того, куда они летят, ни того зачем они летят. Это бы упростило многое. Одаренная мысленно обрадовалась тому, что удержалась утром от того, чтобы надеть туфли на шпильках. А если надо было надеть туфли и коктейльное платье? И почему в сообщении нет пометки дресс кода? Она посмотрела на себя. Плотно обтягивающие джинсы темного цвета, длинная свободная майка с затейливым узором, балетки. Волосы свободно спадали на спину и плечи. Рина провела рукой по волосам, сняла очки и убрала их в сумочку. Рина решила следовать тактике «помалкивай пока не спросят». Обостренных чувств никто не запрещал и у них не было выключателя, поэтому Дикая все слышала. Но это если честно мало чем помогло, все равно не было никаких деталей. Ясно то, что дело важное, иначе Король не стал бы лично присутствовать на борту.

Angel Dust: /…/ [right]Работа - это главное в жизни. От всех неприятностей, от всех бед можно найти только одно избавление - в работе. Эрнест Хемингуэй [/right] Лето. Ненавистное лето. И когда же оно пройдет? Ни работы, ни друзей, все разъехались, кто куда, отдыхают мать твою. А ты тухнешь всё это время дома. Считаешь дни до начала осени, когда можно будет поработать на обычной простой людской работенке, за какие-то несчастные доллары. Боже, какой же идиотизм. Заняться дома было реально нечем, даже убираться было не нужно, от скуки Кристина почистила квартиру просто до неузнаваемости. Даже почистила свой компьютер от ненужных ярлычков на рабочем столе и всякой разной ерунды, которую удалить жалко, а никогда не пригодится. У каждого есть такие файлы. Я уверена. А зачем мы вообще заносим эти «ненужные» файлы к себе на компьютер? «Ладно, сброшу, потом посмотрю». «О, я уже смотрел(а) это(т) видео(фильм), прикольный, скину потом ещё посмотрю». «У меня нет таких песен. И где он(а) их взял? Надо, скинуть послушать». «О, я в такую игрушку играл(а) в детстве. Надо будет установить, вспомнить детство». «Ого, сколько картинок. Скину, вдруг пригодится.». «Блин, флэшка вирусная, ну ладно, у нее(го) же всё нормально, значит и я скину». «Диск царапанный. Он(а) меня убьёт. Ну ладно, раз уж тут есть царапина и он(а) по любому свалит всё на меня, скину чё тут есть на диске, посмотрю». «Оу, почему диск называется мультики, а на нем записано порно? Надо скинуть!». «О! Фотки голой одноклассницы. Круто, завтра всем покажу.». «Так… чё тут у нее(го) есть? Блин, идет, ща быстро перекину, как будто это не я…». «Моя любимая группа! По моему у меня на компе есть их записи… Или нет? Ладно, скину, потом удалю если что». И таких фраз миллионы, товарищи, миллионы. Зачем это скидывать на компьютер? Даже если вы уже смотрели какой-то фильм, вы уже не будете его смотреть, ибо лень и уже неинтересно. А если и будете, то только любимый момент оттуда, не более. Тогда зачем занимать несколько гигабайт? Смело удаляйте. По поводу песен. Ахахаха, друг мой, есть у вас эти песни, просто они называются по-другому. Каждый называет песню, как ему нравится, но звучание от этого не меняется. Лучше не скидывать. Игрушка, в которую вы играли в детстве, не заинтересует вас сейчас, так или иначе вы бы играли в нее и по сей день. Зачем на компьютере 3000 картинок? Зачем? Половина из которых такая чушь, что вы даже на заставку рабочего стола никогда не поставите. Есть исполнители, актеры, которых вы вообще не знаете, но там же подписано, скажете вы. Ахахаха. Мне смешно, Это всё так глупо. Фотографии голой олноклассницы… Да какая же она голая? Ну в купальнике, ну лямка чуть-чуть спала, ну и что? Она же даже не симпатичная. Но всё равно нужно скинуть, да? А чему вы удивляетесь, найдя диск, мультики, с порнофильмами? Все так делают. Всем просто стремно признать, что они смотрят подобные фильмы. Иногда мы даже скидываем то, что у нас на компьютере около двух лет. Зачем? Ссылаясь на свою плохую память? Мда… В общем, это идиотская тема. Но о чем еще думать или говорить, когда нечего делать?! А? Вот и я о том же. Кристин посмотрела на телефоне сколько время и положила его рядом с собой, на кровать. А сама взяла наушники, включила свои любимые песни, закрыла глаза и просто слушала. На мгновение она уснула, но голоса любимых исполнителей слышала сквозь сон, вместе с непонятной вибрацией. О май гад! Она сняла наушники и схватила в руки телефон. Смс пришло. Крис как всегда подумал, что это сообщение от оператора или же от ненавистных ей людей, но нет… Морбиус? Да! Да, чёт возьми! Я нужна. Задание. Она вскочила с кровати, поцеловала экран телефона и побежала собираться. Оделась она по простенькому, зато удобно. Села на свой байк и что есть мощи надавила на газ. Она летела, казалось, со скоростью света. Лишь бы не дома, лишь бы чем-то полезным заняться. Она так любила быть полезной. И вот сейчас это, как она поняла, важный вызов. Приехав в нужное место, она сняла шлем, тряхнув головой, чтобы расправить волосы, и оставила свой мотоцикл рядом с машиной Рины. Машину Хоулетт она знала хорошо, она частенько ее видела, поэтому по поводу владельца она ошибаться не могла, тем более, что Рина также была из Клуба. О, Рина тоже здесь? Только что дошло до Пыли то, что и ее также, видимо, вызвал черный король. Значит дело действительно особой важности. Пройдя на борт самолета, девушка кивнула всем присутствующим и сделала шуточный реверанс королю. Это тоже было своеобразным приветствием. Она села рядом с Десмондом, который в свою очередь, сидел рядом с Майклом. Но ничего говорить не стала, она знала, что демон очень болтлив по сути и сам с ней заговорит, если понадобится. А сейчас ей оставалось только ждать, что скажет Чёрный Король и какое очередное задание их ждет. Хотя этого задания, Кристин, казалось, ждала всю свою жизнь. Уж очень долго, но это стоило того.

Insight: / Йокогама /... / Воспоминания, неуловимые, ненавязчивые, невесомые или же, напротив, отчетливые, яркие, - как часто они согревали ее изнутри, помогали отвлечься от происходящего, превращали ее собственный мозг в удивительную машину, способную перенести ее в тот отрезок времени, в котором она была действительно счастлива. Теперь они рвали ее душу на части, заставляли вновь и вновь погружаться в непрекращающийся кошмар, обволакивали, давили на плечи несуществующей массой. "Ваш разум защищен, Элизабет, - она вспомнила слова Ксавьера и по ее губам скользнула тень горькой улыбки. Впрочем, в тот момент она действительно верила своему бывшему учителю. Точно так же, как и он сам, она не учла того, что события, связанные с Акирой, не могли не наложить на ее характер своеобразный отпечаток. Отзывчивая, бесконечно наивная, способная оправдать в своих глазах даже самого закоренелого преступника, она лишилась розовых очков и стала смотреть на мир трезвым взглядом. - Феликс сказал бы, что я повзрослела", - она усмехнулась и подошла к окну. Лиз ни слова не сказала Риваресу о ночных кошмарах, не сообщила о том, как часто просыпалась от собственного крика - ей казалось, что она находилась на таинственной базе и вновь шла по следам неведомого существа, чей голос звал и манил ее. Должно быть, именно поэтому Бродяга находил в том, что произошло, лишь положительные стороны - она научилась контролировать свои силы, и телепатия не доставляла ей каких-либо неудобств. "Если учесть, что теперь я не могу смотреть на окружающих спокойно - слишком хорошо знаю, о чем они думают на самом деле", - стоило признать, что она разочаровалась в большей части своих знакомых. Она поняла, как часто люди врали ей, прятали свои желания за вежливой улыбкой, льстили. Как часто ненавидели тех, кому клялись в вечной дружбе, как часто не верили своим же словам. "Здесь, по крайней мере, никто не притворяется тем, кем не является на самом деле", - Феликс сообщил ей о том, что она могла присоединиться к Клубу Адского Пламени, и Бетти не стала долго раздумывать о своем будущем. Впрочем, она осознавала и то, что это предложение не могло поступить от него самого - скорее всего, он передал ей слова Черного Короля. Незатейливая мелодия известила о том, что кто-то прислал Элизабет очередное сообщение, и она тут же достала телефон из кармана узких черных брюк. Взгляд пронзительных синих глаз скользнул по экрану, и через несколько минут она вышла из квартиры. "Даже не знаю, зачем", - с сожалением признала девушка, но использовать свой дар не стала - она прекрасно понимала, что подобное поведение могло восстановить Короля против нее самой. - Будем считать, что я извинилась, - пробормотала Лиз, когда ей пришлось переехать через две сплошные полосы - для того, чтобы соблюдать правила дорожного движения, у нее не было ни желания, ни драгоценного времени. Через пятнадцать минут девушка оказалась на нужном месте. "Мне даже не объяснили, как себя вести, - с легким неудовольствием отметила она, и сдержанно кивнула присутствующим - нарушать тишину она не собиралась. - Интересно, помнит ли", - она бесстрастно взглянула на молодого человека - она была абсолютно уверена в том, что уже видела его. Проклятый лес, ожившие мертвецы, Джон, испуганная Бетти и этот одаренный, благодаря которому они все остались живы. Одаренный, который в какой-то момент перестал воспринимать ее как знакомую своего друга и увидел в ней жертву, - казалось, что с тех пор прошла целая вечность. Впрочем, она действительно ничем не напоминала ту слабую девушку - она держалась спокойно и уверенно. Вмешиваться в чужой разговор Лиз не стала - она терпеливо ждала того момента, когда Король сообщит, зачем позвал их на борт самолета. Почему-то казалось, что ему требовались и бойцы, и дипломаты - к последним Инсайт, великолепный псионик, относила саму себя, а к первым - девушку, сидящую рядом с ней. О личности светловолосой напарницы Бетти не могла сказать ничего определенного - к сожалению, она не знала никого из присутствующих на борту.

Venom: Увеличение по клику Техноград…. Город, окутанный туманом…. Наука – причина извечного интереса и ошибок. …И человек, лишь пытается создать любой гротеск, который станет дополнительным плюсом в состязании. Конкурс по мастерству, где мы все время стараемся обогнать Бога. Жаль, что первоосновы Он выдумал до нас, а то Мы бы с удовольствием украли у него это достижение…. [right]Вывеска у здания Planetmyerday U-PS.[/right] Техноград переливался разными цветами, которые упирались в свинцовые облака длинными радугами счастья. Город не встретил своих героев, а лишь указал разметками, где находится посадочная полоса. Тут вообще никого не было, складывалось ощущение забытого купола для людей будущего. Пустые улицы, просторные ландшафты застроенные небоскребами, многоликие светофоры, которые перемигивались. На улицах выстроились змеи из мусора, называемые машинами. Пробки, растянутые по всему городу жухло застыли и опасливо моргали. В них не сидели люди, они просто пропали либо умерли, спрятавшись от глаз Короля. Подобную картину можно было наблюдать, когда самолет вылетел из-за скрывающих город туч. Чистая посадочная полоса примыкала к корпусу лаборатории U-PS. Само это здание было невероятно огромным, наверное, создателя этого строения посетила мысль возвысить здесь новую Вавилонскую башню. Из громадных окон светил мягкий свет, заманивая своим кажущимся теплом и уютом. Пучки света устремляющиеся вверх. Иногда они вырывались странными яркими толчками, что казалось, оставались, какое-то время в полете, когда источник затухал. Вход сюда был четко обозначен. Это было началом. Он приглашал уже наступить в этот всполох загадок и секретов. Пустота придавала этим районам бессистемность расстановки пробелов. Они возникали перед одаренными прошлым, мрачными видениями тогдашнего «Города-спрута» с его людными проспектами и дикими трущобами, с его роскошью и проституцией, нищетой и самоубийством, мраком и холодом. Бессмысленный и тусклый свет обволакивал и провожал к самому входу лаборатории. Рекламные щиты вспыхивали, падали светом на асфальт перед ногами и затухали следом. Уличные фонари сияли белым с празеленью светом, таким же, как в керосинокалильных лампах, "ауэровские колпачки". И их своеобразный свет, отражавшийся в асфальте дороги, клумбах, в их полыньях, в лужах дождевой воды на поверхности неоглядных мертвенно-ледяных улицах. Здание лаборатории было выразительно окружено аллеями и садами, в которых то и дело вспыхивали фонари, скабрезно натыканные тут для разбавления мезальянса зелени и технологии.

The Duke: - Не нужно, все в порядке. Заметив приближение девушки, Морбиус бросил на демона короткий взгляд и отвернулся к иллюминатору самолета, тем самым давая понять, что разговор окончен, но, быть может, будет продолжен позже. Нельзя было сказать, что он не доверял членам Клуба, королем которого являлся, однако зная, что за цели и мысли объединяют одаренных, предпочитал перестраховаться. Слишком нестабильны были эмоции и чувства людей, чтобы им можно было довериться без страха и сомнений - Морбиус, как никто другой, прекрасно это понимал, так как сам некогда предал ожидания своего друга, который изо всех сил пытался помочь ему, спасти жизнь от нависшей смертельной болезни. Бывают обстоятельства, от нас не зависящие, которые могут изменить все, перевернуть твое представление о друзьях и союзниках, разукрасив мир серыми оттенками и пустив в темноту рычащих монстров. Глядя из иллюминатора на быстро сменяющиеся ночные пейзажи, пролегающие далеко под ними, Морбиус чувствовал себя одним из этих рычащих монстров, клыки и сущность которого невозможно скрыть за черной, плотно прилегающей к лицу кожаной маской. В распоряжении Клуба Адского Пламени всегда находились самые дорогостоящие и совершенные игрушки, способные удовлетворить даже самые неожиданные потребности своих владельцев. Перелет из Нью-Йорка в другой конец страны за пару часов? Это достойное испытание для нового частного самолета организации, Gulfstream G650, но не более. Ни у пилотом, ни у тех, кто непосредственно занимался сделкой и договаривался о покупке самолета, не было никаких сомнений в том, что высокопоставленные пассажиры останутся довольны перелетом. Два двигателя Rolls-Royce BR725, способные обеспечить скорость в более, чем 900 км/ч - это ли не наступление будущего? Будущего высоких технологий и сверхзвукового транспорта. Морбиусу показалось, что он лишь на минуту закрыл глаза, когда самолет уже стал медленно снижать высоту и сбрасывать скорость. Снова посмотрев в иллюминатор, на сей раз открывающий вид на техноград, построенный вокруг современной лаборатории Planetmyerday U-PS, мужчина едва заметно нахмурился. Время хоть и было достаточно позднее (или раннее? Забыв надеть на запястье часы, Морбиус совсем потерял счет времени), но этот факт не объяснял полного разорения - именно его вампир и почувствовал, словно смрад плохих предчувствий витал в воздухе и щекотал ноздри. Самолет мягко приземлился на посадочную полосу, проехав еще немного и окончательно остановившись, открыв для пассажиров возможность ступить на твердую поверхность асфальта. Первое ощущение подтвердилось, стоило только вампиру покинуть салон Gulfstream G650 - повсюду он ощущал холодную, мрачную атмосферу нависшей над техноградом угрозы. - Должен вам кое-что сообщить, прежде чем мы войдем в лабораторию, - остановив членов Клуба коротким взмахом руки, размеренным голосом проговорил Морбиус. - Было совершенно нападение, связь с здешними обитателями потеряна. Мы должны установить причины произошедшего и нормализовать ситуацию. Будьте начеку, на территории лаборатории еще может таиться угроза. Отвернувшись от одаренных, Морбиус сошел с трапа самолета и осмотрелся по сторонам. Никого поблизости не было, никто не торопился их встречать - плохой сигнал, словно красные аварийные лампочки зажглись на улицах всего технограда, но уже устали оглашать об опасности и умолкли в предвкушении новых действий.

Apollon: Удобно откинувшись в кресле, Десмонд вытянул длинные ноги, и привычно касаясь перстня на левом мизинце, прикрыл глаза. Демон, который мог беспрепятственно перемещаться в пространстве используя телепортацию или выстроенные порталы, демон, который сам имел большие сильные черные крылья... сей демон порой любил забраться в небольшую удобную Cessna, разогнаться на полосе, что одним концом обрывалась прямо в океан и взмыть, подняться в воздух. Окунуться утонуть в густой голубизне неба, нырнуть в туман облаков, выбраться, подтянуться над их ватными боками и оттуда, сверху, увидеть землю совсем по-другому… Еще несколько человек из Клуба пришли по зову своего сюзерена, некоторых девочек Десмонд знал, наверное, видел когда-то на собраниях или может еще на какой-то встрече, но близко знаком не был и потому пока просто вежливо поздоровался и, достав из кармана наушники, собрался немного подремать – самолет был высшего класса, ему наверняка соответствовала команда, а Майкл ясно дал понять, что сейчас он именно Король, Глава Клуба и он действительно озабочен той проблемой, ради разрешения которой он и позвал демона и всех остальных. Чтобы не скучать, под легкий уютный джаз младший Трэнтон пытался мысленно собрать воедино несколько ранее не используемых им компонентов зелий, пару раз он даже открывал глаза и вдруг начинал бегло что-то писать в воздухе перед глазами… Огненный след от его пальца замирал, горящими угольями светился в воздухе, Десмонд несколько секунд смотрел на написанное, но потом качал головой и одним движением руки убирал, стирал всю фразу или заменял некоторые из символов. Не единожды он оборачивался к Майклу, думая спросить его мнения, но потом решил все же не беспокоить, он чувствовал, что мыслями его друг и учитель находился сейчас очень далеко. Вопрос - яд болотной гадюки или несколько капель белладонны в зелье Слепоты, не так был важен в данный момент, так.. теоретические изыскания. По трапу они спустились в обратном порядке. Майкл вышел последним и тихо, не повышая голоса, объявил те крохи информации, что были известны о случившемся. Десмонд отошел от группы чуть в сторону и огляделся по сторонам. Да, пусть он не летал общими рейсами, а только с частных аэродромов, но даже там были техники, диспетчеры, кто-то поднимался в воздух, кто-то наоборот садился. Здесь не было ничего. Лишь пустынное летное поле, широкие, слегка поляризованные окна аэропорта вдоль терминала, где не толпились радостные друзья и родственники в ожидании прибывающих, и не было пассажиров, собиравшихся улететь. ….А ведь здесь закрытые территории, должны быть охранники, встречающее важное лицо с пропусками и списками… Будто в противовес мыслям Деса здесь и сейчас была лишь их небольшая компания, которая, не спеша, осматриваясь и озираясь, передвигалась через обширную бетонную равнину. Не было ни малейшего ветра. Ни одна птица не пела. Ни шум мотора, ни звук человеческого голоса не нарушали неестественное безмолвие. Даже звуки их шагов показались демону нереальными – слишком громкими и будто отчаянными. Десмонд догнал Майкла и сказал негромко для него одного: - Ты тоже чувствуешь это? Пустота… Я жизни не ощущаю, энергии… Майкл… - демон сделал шаг в сторону и вдруг прикрыл глаза, повел по воздуху открытой ладонью… - Майкл, тут очень неважно с магией… как это может быть, ведь раньше магия здесь была повсюду… Что же произошло в этом городе? Уже не заботясь о безопасности, демон в несколько шагов достиг широких двухстворчатых дверей ближайшего из зданий и дернул, открыл одну из створок. Глянул внутрь: - Заходите, здесь кажется тоже никого…. – сам первым вошел, быстро пересек большой холл, и остановился озираясь. В дальнем конце помещения над входом в один из коридоров висела вывеска: ВОРОТА №2. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРИБЫТИЕ. ПРЕДЬЯВИТЕ ПРОПУСК. СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ АЭРОПОРТА Десмонд пошел в ту сторону, сквозь большое окно бросил взгляд на летное поле и замедлил шаги. Медленно подошел к окну и посмотрел внимательнее. Смотреть было не на что: пустое бетонное пространство, неподвижные белые облака, однако глаза его широко раскрылись, а в сердце начал закрадываться страх. …Они уже были здесь… и они вернутся. Ты ведь и сам знаешь, верно? Они вернуться за нами…

Wild Thing: Рина невозмутимо смотрела сквозь толстой стекло иллюминатора, думая о чем то своем. В ушах старина Честер рвал динамики своим голосом, но кроме Рины никто не мог услышать музыку, хотя громкость была увеличена почти до максимума. Хоулетт изредка бросала заинтересованные взгляды на остальных пассажиров самолета. Она видела их, но со многими и парой фраз не перебросилась, хотя они работают на одних и тех же людей. Девушка провела рукой по длинным волосам и откинулась на спинку сидения, закрыла глаза и погрузилась в свои мысли, ведя немые беседы со своим монстром. Что есть ее монстр? Второе я, или это ее дикая половинка, облаченная во что то более осязаемое? Рина не знала ответа на это, но зверь это часть ее, без него ей было бы неуютно. Долетели они быстро, девушка даже заметить не успела. Спустившись по трапу, одаренная вдохнула полной грудью воздух, вбирая, ощущая все запахи. Выдохнув, она сразу же осеклась. Что то ее насторожило и заставило осечься, оглядываясь по сторонам. Интуиция ни разу не подводила Хоулетт. Это шестое чувство всегда было безошибочно. Воздух тут был не такой. В нем царило что то мертвящее, опасное. Дикая прислушалась, но все что она услышала – это стук их сердец и ровный поток слабого ветерка, который не затухал и не усиливался. «Чувствуешь?» – поинтересовался монстр. Он был напряжен, ровно как и Рина. Сердце ее забилось быстрее, девушка вся обратилась во слух. « Да», - отозвалась девушка, -« тут пусто. Мне не по себе». Девушка сделала пару шагов вперед, ожидая что сейчас откуда нибудь выпрыгнет монстр из Сайлент Хилла или любого другого излюбленного ужастика, но пока ничего не произошло. Она была в любую минуту готова выпустить когти. Ее тело было напряжено, как до предела натянутая струна гитары, готовая лопнуть в любую секунду, кулаки сжаты. Когти так и норовили вырваться наружу, замерцать неярким светом и быть пущенными в ход. Она выслушала Майкла и коротко кивнула. Тихий голос Десмонда для нее был отчетливо различим. Его слова еще сильнее настораживали. «Значит не я одна это ощущаю»… Рина проследовала следом за демоном и задержалась в дверях. Запах говорил, что тут было что то. Запах был еле уловим, но все таки он был. Слабый, напряженный, немного сладковатый запах неизбежной опасности. Одаренная понятия не имела, что их ожидает, важно одно, она прекрасно знала, что все это – короткое затишье перед сильной бурей. Буря грянет, нужно только подождать и быть наготове. Хоулетт была настороже. Даже не специально, сама местная обстановка заставляла так делать. Слишком тихо было в этом мертвом городе. Неосознанно начинаешь прислушиваться, ждёшь какого нибудь резкого звука. Чьих то торопливых шагов, вскрика, хотя бы отдаленного почти не различимого шепота, доносимого ветром. Хотя бы чего нибудь, но все оставалось пока что по прежнему, лишь биение их сердец и монотонный гул ветерка. - Тут пока никого, - выразила Рина свои ощущения и пристально осмотрела помещение. Из ее наушников резко донеслись почти не слышные звуки песни. Она случайно нажала на play, засовывая руку в карман. Это была группа Three Days Grace. Адам пел «If you wanna get alive, oooh, run for your life». Нервный короткий смешок слетел с ее губ и Рина выключила плеер, прерывая песню, фраза из которой так удачно совпала со сложившейся ситуацией, хотя Дикая ни за что бы так не поступила. Ей это нравилось с самого детства – ощущение приближающейся опасности, слабое волнение связанное с этим, адреналин в крови и ускоряющееся биение сердца. Это доставляло ей своего рода удовольствие. Рина не из той породы людей, что могут жить монотонной жизнью. Ей надо найти приключений на свою прекрасную попку. Хотя нет, ей даже не надо их искать, они сами ее найдут, всегда находили. Но это не значит, что одаренная моментально кинется в гущу событий, не разбирая дороги и надеясь на авось. Будь она моложе на пару лет, она бы так и поступила, сейчас же Рина научилась использовать не только когти и интуицию, а еще и мозги, коими она была щедро наделена.

Angel Dust: Пусть будет страх — некоторого рода неприятное ощущение или смущение, возникающее из представления о предстоящем зле, которое может погубить нас или причинить нам неприятность: люди ведь боятся не всех зол... но лишь тех, что могут причинить страдание, сильно огорчить или погубить... Аристотель Как только все собрались, самолет тут же, без особых промедлений рванул ввысь. Гробовое молчание мешало, выводило из себя, но Пыль не решалась и звука произнести. Но все же всему когда-нибудь приходит конец. Король встал уже под конец полета. И сообщил, что на какую-то лабораторию напали. Без помощи Каповцев здесь не обойдется. Не зря же Морбиус собрал их воедино. Выйдя из самолета, все, кто находился здесь в данный момент стали подозрительно оглядываться, всматриваться в территорию, на которую их привезли. Самолет тут же улетел, только лишь пилот успел подмигнуть Королю, что как только он понадобится – будет здесь сию минуту. Кристин оглянулась назад, от самолета остались только клубы дыма, как будто в цирке фокусник махнул мантией и исчез, оставив подле себя такой же эффект. И всё это было почему-то бесшумно, идеально. Продвигаясь, всё дальше, Кристина прикрыла глаза, и адреналин в ее крови немного поднялся, всего лишь на одну мысленную планку. Это говорило о том, что здесь явно неспокойно… Либо какой-то дух портил всю атмосферу, либо призрак, хотя одно от другого мало различимо. Кристина могла безошибочно определить причину повышения адреналина в своей крови, но сейчас она сомневалась, причем очень сильно. Сердце колотилось немного быстрее обычного, но на то и адреналин… Это вещь рисковая. Но Кристина уже смирилась с этим даром. Ощущение сейчас было такое, что герои нашего сюжета попали в фильм ужасов. Смахивало это на толпу подростков, которые решили проверить существует ли тот или иной призрак и идут на кладбище к его могиле. Конечно же существует разделение, кто-то боится и кричит «Пошлите назад», а кто-то говорит «Да успокойся, всё нормально, нет здесь никаких призраков». И так вот пока они спорят, кто-то один оборачивается назад и видит… что уже кого-то не хватает… Они начинают кричать, звать его, говорить «Хватит прикалываться, это уже не смешно», когда проходит определенное время, начинается паника… Кто-то начинает плакать, кто-то думает, что тот, кого не хватает, струсил и сбежал… Вариаций много. Но в процессе паники, не хватает еще одного… Начинаются споры, обвинения, кто это всё придумал, валить вину друг на друга, может завязаться драка… Но когда все успокаиваются, пропадает ещё один… Итак друг за другом пропадают подростки. Слишком смелые, слишком неответственные, спонтанные и ветреные… И условия как раз подходят под данный сюжет, единственное, что это не подростки, а взрослые мутанты, которые хотят помочь человечеству. И их поступки намного рискованней и опасней, но по сути одно и тоже. Единственное, не хватает камер. Тут Десмонд преодолел короткое расстояние до ворот какого-то здания и так… смело (!) открыл дверь. - Заходите, здесь кажется тоже никого…. Но слово «кажется» здесь было определяющим. Но всё-таки он сам прошел внутрь, осматриваясь и озираясь по сторонам. Через мгновение Кристина вздрогнула, а затем выдохнула и на лице появилась натянутая улыбка. Это была песня из наушников Рины, кстати что-то очень знакомое… Но девушка настолько испугалась, что не обратила внимания, что за кусок из песни сейчас так заставил ее волноваться. Всё-таки Пыль прошла вслед за Риной и Дэсмондом, но в этот же момент планка ее адреналина еще увеличилась на единицу. Кристин хотела посмотреть ловит ли здесь связь, на случай позвонить и вызвать подкрепление, конечно же не ОМОН, а кого-то уж более опытных и стоящих. Но достав телефон, обнаружила надпись «Не смей звонить!» и тут же телефон замерцал, заискрился и Пыль выбросила его на пол, после чего произошел маленький взрыв, с которым Кристина немного привизгнула. – Какого черта здесь происходит? Выключите свои телефоны… Быстро! - немного опасаясь, и не слишком громко произнесла Крис, но явно очень раздраженно. Да, потерять свой телефон, который она купила совсем недавно, было так нелепо... Но ничего, главное, что пока никого ужасного они не встретили. Значит, потеря мобильного – лишь начало. Было ясно одно – самое страшное еще впереди.

Insight: "Прощай, спокойная жизнь", - по губам Элизабет скользнула тень легкой улыбки, и она повернулась к окну - в конце концов, ничто не мешало ей наслаждаться необыкновенными видами, открывающимися из иллюминатора. Следить за напарниками Амели не стала - она не желала проявлять неуместное любопытство, и потому держалась отстраненно и несколько надменно. Как и всегда, она не спешила начинать разговор - Лиз с легкостью погрузилась в собственные мысли, и отвлеклась от раздумий лишь тогда, когда бросила беглый взгляд на молодого человека - тот выводил в воздухе замысловатые фигуры. Впрочем, вскоре он отвлекся от своего занятия, и Бетти продолжила путешествие по волнам собственной памяти. "Перелет длился не так долго, как я предполагала, - отметила одаренная, когда они ступили на землю - почему-то казалось, что с тех пор, как она покинула свою квартиру, прошло не так много времени. - Странное место", - признала Амели - она чувствовала себя слепой, совершенно беспомощной. Отголоски посторонних мыслей, отражения чужих чувств, бесконечный водоворот несвойственных ей потребностей, - ее разум никогда не принадлежал ей одной, и она привыкла к тому, что со свойственной ей иронией называла "помехами на горизонте". Сейчас же в ее сознании воцарилась пугающая пустота, и это показалось ей дурным предзнаменованиям. "Здесь произошло что-то ужасное", - отстраненно отметила Инсайт и крепче сжала рукоять лазерного меча - она не собиралась доставать оружие, но прикосновение к прохладному металлу напомнило ей о том, что она могла полагаться не только на свои способности. Боялась ли Элизабет, впервые оказавшаяся в подобных условиях? В любой другой ситуации - скажем, за чашкой горячего чая в мягком кресле у камина - этот вопрос стал бы прекрасным поводом для обсуждения, и тогда она, взвесив все за и против, спокойно изрекла бы, что страх не сумел захватить ее полностью. Сейчас же она твердо знала лишь одно - она столкнулась с чем-то необъяснимым, и интерес в какое-то мгновение победил легкий испуг. "Не стоит забывать и том, что я не одна", - присутствие Короля и его верной свиты вселяло уверенность. "Теперь понятно, почему он не рассказал о том, что случилось, в самолете", - она взглянула на господина и едва заметно улыбнулась. Любые слова, а также яркие метафоры и красивые эпитеты явились бы бледной тенью того, с чем им пришлось столкнуться. Поражало и то, что не только она уловила дыхание опасности - против воли она чувствовала чужую напряженность и готовность в любой момент отразить атаку. - Никого, похожего на человека, - тихо поправила Амели и прошла вслед за одаренными - она была абсолютно уверена в том, что поблизости не было людей, ведь она умела ощущать их присутствие. К сожалению, на инопланетян, роботов и некоторых мутантов дар Лиз не распространялся - поэтому она и сделала акцент на последнем слове. "Не стоит, - она повернулась к Кристин - та достала из сумочки мобильный телефон. - Интересно, кому она хочет позвонить. Мне почему-то кажется, что Король уже позаботился о напарниках", - к бесконечному удивлению Бетти, Пыль выронила из рук крошечный аппарат и тот мгновенно взорвался. При помощи телепатии - соблюдать правила приличия резко расхотелось - Инсайт выудила из головы девушки воспоминания о фразе "Не смей звонить" и тут же поморщилась. Судя по всему, их появление успели заметить. - Это нам и предстоит выяснить, - раздраженно отозвалась Бетти в ответ на заданный вопрос. Пары секунд ей хватило для того, чтобы понять, что это чувство принадлежало не ей, а Черной Леди. "Спасибо, не надо", - Герцогиня прикрыла глаза - она слишком хорошо понимала, что страх и гнев могли лишь помешать в данной ситуации - и решительно лишила окружающих возможного испуга. По крайней мере, теперь они останутся настороже, но не поддадутся панике.

Venom: Эпизод I. Начало. Говорить о возможности проникновения на объект было бессмысленно, тем более что сейчас там уже что-то происходило. Во всяком случае, такими были слухи на сегодняшний момент. Но раньше, проникнуть вне всяких разрешений могла лишь танковая дивизия при поддержке двух-трех истребителей, чтобы разнести пункт предварительного досмотра «гостей». Скрытые в стенах и монолитных потолках орудия внутри и снаружи здания превращали «ВХОД № 2» в неприступный блок. Только сейчас это помещение заставленное диванами и различными обслуживающими автоматами пустовало. Каждый шаг откликался эхом. Аварийное освещение давало отличный вид на всё происходящее. Затем что-то изменилось. Сначала камера наблюдения вздрогнула, её красный светодиод загорелся, пуская луч в демона и через мгновение, когда этот луч вернулся обратно и попал на фотодиод видеокамеры, потух свет. Какие-то секунды тьмы, томительные, предвещающие неприятности окутывали «гостей», но вскоре лампы дневного света цокая и гудя, наполнили белым цветом окружение. Вход №2, представляющий из себя бронированный переход, загудел непонятным пока механизмом. Арка с детектором металла засветилась желтыми переливами, кружащими по краям. На полу похожие на чаек, яркие красные стрелочки медленно перепрыгивая одна на другую указали путь именно к этому переходу. По бокам этого бронированного перехода были вертикальные измерительные шкалы, при этом одна из них медленно заполнялась синей жидкостью. Когда жидкость достигла самого верха, переход, перестав гудеть, открылся, впуская в помещение холодный пар. Стеклянный холл был похож на громадный планетарий, впрочем, их мало что отличало. Прозрачный потолок показывал ночное небо. Звезды были отчетливо видны. Гороскоп дополняли множественные фонари и прожекторы, которые вразнобой светили в небо, пересекаясь между собой. Холл был разделен на пять небольших ответвлений, соединяясь в центре большой площадью с фонтаном. Декоративные стальные растения выглядели как натуральные, особенно эти большие и острые листья. Здесь было уютно, несмотря на обширную площадь и слегка прохладно, что в летнее время было только плюсом. В одном из ответвлений сидела девушка, задумчиво рассматривая что-то в ноутбуке. Кроме неё больше никого не было во всем огромном зале. Увидев гостей, она закрыла компьютер и не спеша подошла. - Добрый день, рады вас видеть в Планетмэирдей. Меня зовут Юми и я робот консультант…. Кибернетический разум серии «эмоциональ». Я догадывалась, что вы когда-нибудь придете, у меня существует ряд инструкций, по которым я должна обеспечить вас информацией и доступом в любую зону лаборатории. Прошу за мной. Юми прошла к электронному бюро и несколько раз нажала на экран, на котором высветился план уровня один, - основной комплекс и план второго подземного уровня, а также символы соответствующие отдельным секторам, их обозначение и маркировка. Значения на полупрозрачном экране бюро были мало понятны, если не сказать больше. Пока Юми не запустила команду ассемблирования, экран покрывал своеобразный язык автокода. - После всплеска вируса, основной состав персонала вышел из под контроля центра. Это касается только старые образцы роботов, но они, конечно, тоже доставляют множество проблем. Они закрыты в шлюзах здесь и здесь. *Она ткнула пальцами в план помещений* Коды доступа, имеются лишь у моей серии и двух других. В моем ведомстве имеются лишь отрывочные данные и полной картиной произошедшего я не владею, однако следующие Эмоционали знают больше. Канал связи был закрыт, чтобы вирус не распространился дальше. Единственной проблемой остается Пульс, который может находиться где угодно. Электронные приборы способные получать или отправлять информацию, могут представлять опасность их следует отключить. Многие помещения непригодны для жизни, они либо отравлены и заражены радиацией, либо не имеют естественных для дыхания окислителей, в том числе кислород. Чтобы войти в сектор необходимо стабилизировать его регенерацию и заменить существующую атмосферу на пригодную для дыхания. Показатель пригодной атмосферы - шкала, заполненная синим химическим реактивом, так же красный маяк над шкалой, означает безопасность для вас, не забывайте об этом. Некоторые сектора лучше обходить стороной, даже если заменить атмосферу, вы не избавитесь от технологических установок, которые излучают радиацию или имеют в своем составе сильнодействующие ядовитые компоненты. По нашим последним данным, вышедшие из под контроля боевые машины находятся между гостевым сектором и серверной. Чтобы не столкнуться с ними, попасть в серверную можно с помощью программы перемещения. Там же находится база данных и если перезагрузить всю систему в ручном, принудительном режиме, то начнется отладка оборудования, заработает весь Центр управления. Возможно, это даст вам какие-нибудь преимущества. Пока она объясняла, её механическая рука с равным промежутком тыкала в место на дисплее, которое заполнял белый шум. - Странно, здесь должна находиться третья часть плана. Наверное, данные были нарушены…. Юми замолчала, пристально смотря на одаренных. Она ждала каких-то дополнительных вопросов или команду на открытие шлюза к следующему сектору.

The Duke: - Если бы я только знал, Десмонд, - нахмурившись, пробормотал в ответ Черный Король, даже не обратив внимания на то, что демон, вопреки условленным правилам и договоренностям, назвал его по имени. Сейчас его занимали вопросы куда более важные, чем соблюдение конспирации, тем более, следуя логическим доводам рассудка, он сомневался, что столь сильные мутанты, как те, которые всегда окружали его, до сих пор не знают настоящего имени своего предводителя. Отстав от остальных, Морбиус потянулся к карману и вытащил из него свой мобильный телефон. К его величайшему удивлению, аппарат успел разрядиться за их непродолжительный полет, хотя вампир готов был поклясться, что этого ни в коем случае не должно было произойти. Будто это помогло как-то помочь, Майкл потряс телефон и снова взглянул на дисплей, однако никаких изменений не произошло - черный экран мобильного телефона красноречиво говорил, что связаться с Нью-Йорком через него не удастся. - Кхм... -убрав телефон обратно в карман, Морбиус по привычке дотронулся рукой лица, чтобы проверить, на месте ли маска. Почему-то с ней он чувствовал себя гораздо увереннее, словно она служила неким доказательством его королевского статуса и могла помочь принимать важные и взвешенные решения. Звериное чутье подсказывало мужчине, что эта иллюзорная уверенность ему еще не раз пригодится за сегодняшний день. Скучаю по своей старой лаборатории. Мрачно, темно и полно летучих мышей - гораздо уютнее, чем в пустынном технограде, в окружении людей, ждущих от тебя мудрого командования. Втянув воздух поглубже, в очередной раз убедившись, что в нем нет и намека на присутствие чего-то живого в построенному Клубом городе, Морбиус прошел вперед. Его спутники шли не так быстро, и потому догнать их не составило труда, однако витающие вокруг них эмоции радости не прибавляли - все они чувствовали гнетущую атмосферу аэропорта и ничего хорошего не ожидали. Неожиданно резко потух дневной свет, сменившись аварийной краснотой неприятно бьющей по глазам. Быстро привыкнув к смене обстановки, Морбиус напрягся всем телом, словно приготовившись к нападению, однако снова загоревшийся дневной свет погасил его порыв, сотней огоньков взорвавшись в сознании вампира, обладавшего чересчур чувствительным зрением для таких глупых игр. Едва сдержавшись, чтобы не выругаться, Морбиус сделал еще несколько шагов вперед и, убедившись в том, что снова может нормально видеть, уверено зашагал в сторону девушки-робота, которая обычно приветствовала его во время частых в последнее время визитов в техноград. - Добрый, - по привычке отозвавшись приветствием, Майкл с сосредоточенным видом стал слушать отчет робота-консультанта. При словах о вспышке вируса, вампир крепче сжал кулаки, стараясь не выдать своих эмоций. Если раньше у него еще теплилась надежда встретить хоть кого-нибудь из работников-людей в лаборатории, теперь с каждым произнесенным Юми словом она растворялась все быстрее. - Вирус - расскажи о нем подробнее. Природа возникновения, причиненный урон, количество жертв - все, что знаешь.

Apollon: Любознательный с самого рождения Десмонд не уставал восхищаться всеми теми премудростями, коими окружили себя люди, чтобы покрыть недостаток в использовании магии. Первое на чем он споткнулся еще в детстве, была физика. По многим разбираемым в ней законам выходило, что большая половина из того, что умел делать маленький демон просто не возможна в принципе. Химия была хоть и трудной, но в ней хотя бы прослеживались аналогии с зельевареньем, а физика пусть частично и объясняла принцип действия некоторых заклинаний, но при этом умудрялась остальные отметать напрочь. В какой-то момент своей жизни Десмонд перестал пристально изучать и притягивать магию к наукам, что использовало человечество, но вот именно сейчас он, кажется, начинал об этом сожалеть. Чтобы не случилось в этом искусственном, будто собранном из конструктора городе, оно порезвилось на славу. Конечно, добиться опустошения, убрать всех людей с улиц, и не просто убрать, но и уничтожить, магии все это под силу, несомненно, но что-то Дес не мог припомнить ни одного случая, когда магические силы вдруг выкашивали полчища мобильных телефонов. Он достал из кармана и посмотрел на пустой темный экран дорогой игрушки, попробовал включить телефон - и ничего не произошло.… Вопросительно вскинув бровь демон посмотрел на остальных каповцев, и кивнул, заметив что схожая ситуация постигла и остальные средства связи с внешним миром. Но быть может тогда остались другие, не технические возможности? Стоило попробовать телепатию. …Майк, ты меня слышишь? А как обычно или нет? У меня кажется не слишком легко получается пробиться к тебе, будто сквозь вату пытаюсь докричаться, даже виски заломило… Мало магии, чертовски мало… Но и поговорить толком не удалось, внезапно мигнуло и тут же погасло освещение. Десмонд медленно повел рукой, сжимая ладонь в кулак и вместе с тем собирая, аккумулируя те ничтожно малые крохи магии, что были вокруг, в небольшой огненный шар. Он еще успел подумать, о том что не известно на что лучше «собирать» эти скудные частицы волшебной энергии, на попытку обороны или же стоило бы принять свой истинный облик и тогда уже увеличить свои возможности в разы. Но прежде чем верный ответ был найден, лампы еще раз моргнули и холодным светом люминесцента залили все вокруг. Загудев, открылся вдруг переход №2, бегущими красными всполохами их пригласили проследовать внутрь и не долго думая, а быть может и ведомые тем самый любопытством, они цепочкой прошли по небольшому коридору, чтобы выйти в просторный уютный холл, выполненный в виде пятиконечной звезды. Надо было признать, обстановка выглядела богато и современно, чего стоила только панорама звездного неба над головой, видимая сквозь большой прозрачный купол потолка. Подсвеченная разнообразными прожекторами для услады глаз ожидающих своего рейса пассажиров? Недешевое развлечение.… А растения? Заинтересовавшись необычным рисунком листвы, Аполлон подошел к одному из них и несказанно удивился, когда понял что растение, как впрочем, и другие в этом зале были искусственными. …Конечно экономия на поливе и удобрениях, но ведь дети и животные здесь не бывают можно было бы поставить и живые.. или хотят лишний раз подчеркнуть что здесь именно техноград?... Увлекшись рассматриванием обстановки, Дес не сразу сообразил, что в их полку прибыло – за невысоким столиком в углу сидела миловидная девушка. Узнаваемо кивнул на ее небольшое приветствие – и здесь люди умудрились показать, что и без магии они чего-то стоят. Заменив заклинания из потемневших от времени фолиантов на яркоосвещенные лаборатории с новейшим оборудованием, они, тем не менее, делали тоже самое – творили гомункулусов себе в помощь. А вот то, что девушка рассказала дальше, уже как-то не вязалось ни с ее открытой улыбкой ни с приветливым выражением лица гида-сопроводителя. Демон нахмурился и подошел ближе, встал за спиной своего Короля. - Я – бессмертен, честно говоря, не представляю, как на демонов действует радиация, возможно регенерация начнет уничтожать следы заражения сразу же.. но то, что здесь очень низкий уровень магии, а ведь я же зависим,… черт его знает.… Давайте попробуем, я не против, быть может, конечно, я не полезу сломя голову в первую же ловушка.. ну а там будем уже на месте разбираться… Десмонд почти машинально, чуть нервно покрутил перстень на левом мизинце, все эти милые обещания Юми о комнатах и отсеках зараженных самыми различными способами ни коим образом не вселяли надежду о возможности выжившего персонала и о том, что они смогут быстро разобраться с этой проблемой.

Saw: За два часа до происшествия. _________Загородный дом Доктора Эрика Крамера_________ Жизнь порой так незначительна, так коротка. Явление смерти, пожалуй, одна из самых больших загадок человека. Что после грани, есть ли жизнь после смерти, какая она? А что будет если убрать эту грань, не для всех, разумеется. Что если обратить вспять такое явления, как смерть? Пожалуй тогда смертная казнь и станет самым жестоким наказанием. С другой стороны ценность жизни может потеряется. А нужно ли это Эрику? Может вся эта идея с госпиталем-интернатом для мутантов потерпит фиаско и одаренные совсем перестанут ценить свои жизни? Каждый день Доктор Эрик Крамер, задавал себе все одни и те же вопросы, на которые его разум выдавал все новые и новые всевозможные сюжеты развития, все эти сюжеты, естественно, Эрик фиксировал в своем компьютере. Со стороны это казалось смешным, зачем обдумывать идею, когда она уже наполовину есть в материальном мире? Но здесь так же палка о двух концах, ведь идея госпиталя не единственная мечта у нашего "доброго доктора"... Вечер. Доктор Крамер, вернулся в свой загородный дом, после тяжелого дня работы в Международном Госпитале NewYork-Presbyterian, точнее сказать не работы, а передачи всех дел этого госпиталя своему приемнику. За время своей работы в должности главврача, он редко появлялся в госпитале, но всегда следил за его делами и не смотря на то, что большая часть времени его правления пришлась на сложный период в жизни главврача, он все таки виртуозно справлялся с делами госпиталя. Эрик стоял на пороге и пытался вспомнить когда в последний раз вызывал уборщицу из Клиниговой компании. Так и не вспомнив точной даты, но ориентируясь на свое ощущение, что это было месяца два назад, Крамер решил пройти не разуваясь. Хотя он практически не жил здесь, большую часть времени он проводил либо в разъездах, либо у своей любовницы, но никак не здесь. Из головы не шли мысли, вечные мысли, которые просто так не покинули бы голову доктора. Что бы все же избавиться от них, Эрик поднялся наверх, принял горячий душ, а после спустился в кухню, где раздобыл вполне не плохой выпивки. Усевшись перед камином, который уже давно не видел огня, Крамер шмыгнул носом, и опрокинул бутылку. Где-то на середине выпитого алкоголя, Пила услышал свой телефон. - Да. - сказал Эрик, поднеся трубку к уху, а позже не услышав ответа, и поняв, что это была смс, -Странно, мне не приходят смс, - подумал Крамер, но все же любопытство было сильнее, хотя он подозревал, что это очередная смс от оператора. На его удивление это был не оператор, а его старый приятель - Брок. У меня есть новая игрушка для тебя, это вещь тебе непременно понравиться. Прилетай в техноград. Новая игрушка говоришь, ну если только ты меня вытащил, чтоб показать очередной скальпель или робота, работающего по принципу - отрежь все, что сможешь...А...Ладно, делать все равно нечего. Пока Эрик думал ехать или нет, его большой палец уже набирал номер одного служащего аэропорта. - Это Доктор Эрик Крамер, подготовьте мой самолет, через час буду. Ехать в мягком махровом халате и домашних тапочках, показалось Эрику верхом неприличия и он все же решил сменить одежду на более менее приличную. Крамер подошел к шкафу и открыл его, он стоял около пяти минут напротив, разглядывая свою одежду, а после все же вытащил темно-синие протертые джинсы, черную, шелковую рубашку и довольно дорогой пиджак из коллекции какого-то модельера, который подарила ему, еще одна его старая подруга. Наконец, одевшись, Крамер вспомнил, что "слегка" выпил и что садиться за руль не стоит. Черт, ну ничего не поделаешь, нужно вызвать такси. Такси подъехало довольно быстро и так же быстро доставило Крамера до аэропорта. После того, как Эрик сел в свой самолет, он уже ничего не помнил, кроме того, что его разбудил женский голос. - Простите, Доктор Крамер, мы прибыли. - Да да, спасибо, - протянул тот прищурившись и прочтя надпись на бейдже у девушки - "Элизабет", - Лизи, принеси ка мне минералки без газа. Стюардесса кивнула и уже через минуту Эрик поглощал целительную воду, которая на время сняла сухость во врут, от выпитого алкоголя. Спустившись Эрик было начал осматривать территорию, но его исследования местности были приостановлены девушкой, как сперва он подумал. - Доктор Крамер, я рада приветствовать вас, меня зовут Юми, я робот-консультант, Мистер Брок предупредил о вашем прилете. Эрик не разделял мировоззрения Брока, ему казалось, что создание роботов, таких как эта, а уж тем более создание киборгов, приведет мутантов к вымиранию. По теории самого Крамера, люди, то есть человек разумный, рано или поздно вымрет и на смену придет более сильный вид - мутанты, а вот мутанты уж так просто не вымрут, как люди, поэтому Эрик всегда и опасался роботов. Ему казалось, что если кто-то и сможет заменить такой сильный вид, как мутанты, то только роботы или киборги. Как бы то ни было, сейчас ему придется общаться с роботом. - Очень приятно Юми, я бы хотел сразу к делу, где то, что хотел мне продемонстрировать Мистер Брок? - Прошу пройдемте. Юми повела Крамера через несколько стеклянных туннелей, которые пролегали сквозь рабочие цеха и Эрик мог своими глазами наблюдать работу роботов. Видимо, здесь было так заведено, проводить возможных клиентов, через рабочую зону, чтоб они смогли оценить качество и точность изготовления, которую могут обеспечит только машины. Но в этой стратегии торгового менеджмента был просчет. Эрик хирург и в случае его работы, многое зависит от его опыта, знаний, а так же от его дара. Именно это он и пытался когда-то объяснить Броку в их очередном споре. Эта парочка светлых голов вообще любила поспорить. Наконец, пройдя длинные коридоры, Юми остановилась у кристально белой двери и нажала на какие-то точки, после чего, дверь немного ввалилась вовнутрь и отъехала влево. Комната была абсолютно белой, а посередине стоял черный стол, на котором находились довольно интересные металлические приспособления. Крамер подошел к столу и начал изучать товары, а Юми лишь иногда комментировала, для какой цели нужен этот прибор, из чего сделан и как включается. И вот дойдя до последнего прибора... - Это лазерный скальпель, он нужен... - Я знаю, для чего нужен лазерный скальпель, - Эрик помотал своим указательным пальцем, мол не надо меня учить, а затем небольшая красная вспышка и из кончика пальца показался лазер-скальпель, - теперь скажи, зачем мне то, что у меня и так есть? Юми было открыла рот, но тут во всем помещении вырубился свет. - Юми, по моему в таком большом технограде это нонсенс, не так ли?

Venom: Два часа до вспышки вируса. Оператор Центра управления. Помещение, сплошь усеянное множеством сигналов и в основном световой индикации - вспыхнули. Мягкие тона серого и салатового зарделись прожорливыми кровавыми оттенками. Они запылали на полу, чередой угловатых символов. По замыслу создателя началом этих значений служил автокод, который без всяких проволок быстро мог воспринять искусственный ум. Сейчас, по прошествии долгих двух лет автокод эволюционировал в настоящий алфавит. Значения этих символов были понятны только обитателям лаборатории. Громадный робот, основное тело которого выглядело как глаз, скользнул взглядом по символам и связался с зоной третьего доступа. - Юми, это опять техобслуживание? Отправь им отчет, пусть не беспокоят нас. Неполадка устранена. - Нет. Это посетитель к мистеру Броку. В планах нет посещения зон далее первого уровня. Одна из двух десятков роботов-консультантов серии «Эмоциональ», которой было поручено это важное дело, ответила на вызов центрального диспетчера. Самое интересное, что все эмоционали были идентичны и более того, имели полностью аналогичный склад ума. Могло бы показаться загадкой, как они вообще различают и распределяют между собой задания, но оставим раскрытие этой затеи на будущее. Юми связалась с Секретарем, чтобы посоветоваться какие из разработок будет лучше продемонстрировать. Ответ пришел не сразу. Станция несколько раз высылала сигнал «потеря канала», но вопрос таки доставили до адресата. Секретарь долго думал, косясь на монитор одним глазом. Другим он смотрел в свои расчеты и помечал в них авторучкой какие-то действия. - Не понимаю, чем вообще можно удивить ученого из КАПа. Они и так обладают всеми самыми совершенными видами вооружения и технологиями. Выбери на свое усмотрение из своего медицинского оборудования лаборатории…. – Говоря про Клуб, его интонация говорила о том, что это было какое-то другое подразделение и его, Секретаря Клуб не касался никаким боком, что с многих сторон было истиной правдой. – Самое главное, не показывай документацию на протезы последних разработок. Это должно остаться «новинкой» для заказчиков. На остальное даю положительный ответ. Глаз Секретаря Брока медленно опустился в листки бумаги, и сигнал медленно покрывшись белым шумом, иссяк. Юми зашла в одну из сотен залов лаборатории и, переключив несколько шейдеров, перенеслась на несколько уровней выше. Пройдя через холодные коридоры и перекрытия, она попадала во всё новые комнаты и залы, которые делились на три, а то и восемь новых коридоров, уходящих в свою очередь на множество самоподобных фракталов…. Комнаты, разветвляющиеся на несколько коридоров и приводящие к еще большему количеству или..., множеству Мандельброта были еще одной причиной, чтобы человек никогда не путешествовал в них самостоятельно. Самой интересной особенностью, кроме головоломного, бесконечного множества была и почти гиперпространственная изюминка Planetmyerday – сеть порталов. Если не знать, куда ведет тот или иной переход, то лаборатория вполне может гордиться своим создателем, ведь он сконструировал мифический «лабиринт с минотавром». Где каждый элемент системы может трактоваться по-разному…. Хотя и это еще не вся правда. Эмоциональ выдала сетевое указание рабочим и направилась для встречи с гостем. - Доктор Крамер, я рада приветствовать вас, меня зовут Юми, я робот-консультант, Мистер Брок предупредил о вашем прилете. - Очень приятно Юми, я бы хотел сразу к делу, где то, что хотел мне продемонстрировать Мистер Брок? - Прошу пройдемте. Камера наблюдения метнула изучающий инфракрасный луч в спину гостю, который достигнув его, вернулся на фотодиод, и камера, получив данные, успокоилась. Рабочие механизмы обязаны были доставить все принадлежности в назначенную специальным кодом гостевую комнату. Весь гостевой комплекс умещался на достаточно крохотном участке лаборатории и в общей её площади занимал почетные пол процента. Демонстрация хирургических мелочей проходила на вполне естественном и непринужденном уровне. Как и настоял Секретарь, Юми не стала показывать доктору Крамеру протез последнего поколения, который существовал здесь на вооружении уже достаточно долгого времени (по меркам роботов конечно). Когда заканчивался показ последней находящейся тут модели резца, свет неожиданно потух. Киборг по естественной человеческой привычке автоматически посмотрела на ближайший светильник дневного освещения, погруженный во тьму. - Юми, по-моему, в таком большом технограде это нонсенс, не так ли? - Не волнуйтесь, сейчас я свяжусь по сети с административным разумом…. – Через некоторое время безответных попыток возобновить естественное освещение, комната залилась новым, желтым светом. Это был аварийный источник питания, установленный для всех без исключения комнат. Девушка-киборг некоторое время вообще не реагировала на внешние раздражители, даже если бы её пнули, то реакций никаких не последовало. - Доктор Крамер, в лаборатории принят активный аварийный сигнал. Сеть подверглась атаке неизвестного разумного источника, вам следует проследовать к выходу. Мы еще не уверены, что в скором времени гостевой комплекс не наполнится непригодными для дыхания газовыми смесями. Все информационные контакты с Центром закрыты, больше я не узнаю никаких данных, покуда он не будет вновь открыт. Пожалуйста, проследуйте за мной…. Когда Юми подошла к двери, где-то внутри лаборатории произошел взрыв, затем еще один и еще, пока вся комната не заполнилась оглушающим вибрирующим гулом. Стены тряслись, откидывая от себя весящие там часы, картины черных квадратов и розовых треугольников, книжные полки с коллекцией “National Geographic” и всё остальное. Пять минут комнату наполнял зловещий полтергейст, несколько раз казалось, что пол становился на место потолка, вода в подпрыгивающих стаканах выплескивалась не вертикально вверх, а под разными углами. Вестибулярный аппарат воспринимал карусель буквально, становясь за секунду в положение между потолком и полом, перед глазами плыло восприятие происходящего, удивленная Юми бешено закрутилась вместе с меланхолично мелькающей сигналами стальной дверью, она даже что-то кричала, но этот шум превращался в яростный взрыв, который происходил не снаружи доктора Крамера, а прямо в его душе. 11 часов 45 минут до прилета основной группы. - Доктор Крамер… Доктор Крамер… - Головокружение уже прошло, грохот в голове исчез. Всё еще продолжали происходить гулкие удары неизвестного громадного молота внутри лаборатории. Юми говорила шепотом. Она была сильно взволнована из-за вверенного ей гостя. – Нам…нужно быстрее выбираться из лаборатории…. Те информационные ниточки, которые удается выловить из сети очень тревожные. Юми дождалась, пока доктор встанет на ноги. Потом она подошла к двери. - Говорят вирус, захватил все интеллектуальные оболочки, это очень опасно. Вам нужно знать, что двери находятся под контролем системы безопасности, я пыталась с ним связаться, но все попытки оказались неотмеченными. Я не могу найти этому объяснения. Поэтому, практически для любой двери гостевого сектора существуют служебные пароли. На данной двери справа горели несколько цифр ровным желтым светом в колонке приема кода обычными арабскими знаками. Они вышли и двинулись по коридору, в конце которого стоял военный робот стандартного образца. Он, выпрямившись, смотрел в камеру наблюдения, чем ближе можно было подойти, тем отчетливее были видны выбоины в стенах. Когда робот услышал шаги, он медленно обернулся. На этот жест Юми в ответ остановилась. Несколько секунд напряженного общения по сети, показались затяжной минутой. - Черт…. Он заражен. Из гостевого сектора был выслан сигнал тревоги…. Рада была познакомиться, доктор Крамер. Мельком обернувшись к доктору, Юми изобразила скабрезную улыбку и стремительно бросилась вперед. Притворяясь человеком, она не была и вполовину проворнее, чем сейчас. Пробежав десяток метров, она подпрыгнула вверх и, пробив пальцами брешь в решетке уцепилась за потолок и только поэтому избежала удара лазерного резака, который просвистел прямо под её ногами. Врезав ногой по грудине боевого робота, Юми спрыгнула прямо ему на плечи и что было сил, заработала кулаками по его голове. По сторонам полетели металлические ошметки и части красивых загогулин робота. Подняв орудие, её противник сделал несколько выстрелов, которые громким эхом залили проход. Юми отнесло на несколько метров к двери, к которой они с доктором шли. Не теряя времени перепачканная в зеленой охлаждающей жидкости Юми снова набросилась на робота. Схватив стреляющее в неё оружие, она подняла вторую руку. Боевой робот схватил Юми за шею, развернулся вместе с ней к стене и прижал. Его пушка перерубила тело робота-консультанта на две части, и продолжала заливать стену снарядами, высекая снопы искр и расплавленного металла. Рука Юми от этого импульсивно вздрагивала, но сигнал все же был доставлен в этот механический сегмент. За долю секунд рука Юми разделилась на несколько частей, которые в свою очередь трансформировались в ужасающее подобие рубящего механизма. Оно было похоже на шесть или семь боевых передних ног богомола. Эти механизмы с громким хлопком хлыста молниеносно схватили голову и половину тела боевого робота, практически разрубив его на несколько ровных частей. Заискрив, и выпустив несколько зарядов, пораженный робот рухнул кучей, практически завалив собой и Юми, оставив на виду только залитую зеленой жидкостью голову. Камера видеонаблюдения без интереса, наблюдавшая за маленьким боем перевела взгляд на Крамера, объектив увеличил его размеры, и наступила вторая интригующая заминка. Что теперь?

Saw: 11 часов 45 минут до прилета основной группы. Вы когда-нибудь просыпались после недельной пьянки? Когда в течении семи дней ваш завтрак обед и ужин - алкоголь или прочие наркотические средства, что переносят ваш разум куда-то далеко от проблем и прочей людской суеты? У Эрика был подобный опыт, этот опыт длился почти 5 лет, сразу после убийства жены и, соответственно, отмщения тем ублюдкам, что издевались над ней. Но тогда Крамер стал наркоманом по своему собственному желанию, вовсе не потому, что кто-то хотел вывести его из игры, под названием жизнь, на пять лет. А тут так внезапно, головокружение, обморок...и...ничего. Да... Брок изрядно поработал над безопасностью своей лаборатории, он не учел только одного - компьютер вещь не надежная, он как и любая техника, рано или поздно выйдет из строя. Вот и наглядный пример, что-то произошло с этой лабораторией, что конкретно пока было не ясно, да собственно Эрику было плевать. - Доктор Крамер… Доктор Крамер… - послышался уже знакомый голос Юми, как ни странно, но головная боль исчезла так же неожиданно, как и появилась, что было еще более не понятно, ведь мигрень так просто не возникает и не уходит. Брок, что же ты выдумал, эта технология может быть очень опасна. - Говорят вирус, захватил все интеллектуальные оболочки, это очень опасно. Вам нужно знать, что двери находятся под контролем системы безопасности, я пыталась с ним связаться, но все попытки оказались неотмеченными. Я не могу найти этому объяснения. Поэтому, практически для любой двери гостевого сектора существуют служебные пароли. - Вирус? Вам так мало нужно, чтоб выйти из строя. Хм... - улыбнулся Эрик, конечно, в такой ситуации не совсем ясно, как человек может улыбаться, но он радовался тому, что вид мутантов, пока ни чуть не уступал роботам и киборгам. Хотя нет, мутанты даже были выше, ведь с разработками Эрика, которые вскоре будут обнародованы, ни один вирус не сможет поразить мутантов. Да да, именно, мутантов. В области своих исследований и трудов, Доктор Крамер был скуповат, в том смысле, что он не хотел тратить силы своих подчиненных на лечение вида, который сам по себе скоро вымрет, а вымрет, потому что таково мироздание - сильный заменяет слабого. Выйдя из белой комнаты на пути Юми и Доктора встал какой-то робот, еще одно создание из мира технограда. Юми пыталась с ним связаться, но ничего не вышло. - Черт…. Он заражен. Из гостевого сектора был выслан сигнал тревоги…. Рада была познакомиться, доктор Крамер. Хех, Брок пытался сделать из этой подобие человека, ну ну... Эмоциональ бросилась на робота, эта схватка не заботила Эрика, он облокотился на стену, достал из кармана пачку и закурил. Помогать Юми не было никакого желания, для чего?Она не человек и не мутант, она не живая, а следовательно, для Доктора Эрика Крамера она не представляла никакой ценности. Другое дело, если бы она была живой, тогда он бы не думал о том враг она ему или самый близкий друг, он бы защищал её до последнего вздоха, потому что Пила ценит жизнь. Почему-то именно в такие моменты, Пила вспоминал своего наставника, учителя, вождя - Джона, который помог ему снова вернуться к жизни, наполнить её смыслом и понять насколько ценна сама жизнь. - Человеку не хватает незаменимого кусочка в головоломке человеческой судьбы — инстинкта выживания! - говорил когда-то Джон. Джон был гением, пусть и не много сумасшедшим, но все же гением. А кто из великих не был и есть сумасшедший? Вы знали, что многие великие на самом деле были больные? Их болезнь даже признана - Аутизм - замкнутость, если перевести на естественный язык. Именно эта замкнутость помогала им в достижении результатов. Методы ничто, главное результат. В последнее время стало модно говорить, что самое ценно в нашем мире - Здоровье и Время, потому как ни то ни другое не вернуть. Это высказывание вызывала на лице Главврача ухмылку. Человеку, чей девиз по жизни, стал девиз наркологической клиники - Цени свою жизнь! Это модное заключение какого-то идеалиста, казалось, по меньшей мере заблуждением. Пока Эрик в который раз размышлял на тему жизни и её ценности, бой роботов был прекращен. Оба теперь стали не больше, чем обычная груда железа и искусственно созданная биологическая оболочка. - Ну наконец. - с облегчением вздохнул Эрик, отбросив окурок в сторону. Теперь перед ним стояла новая задача - выбраться от сюда. Крамер окинул взглядом помещение - обычный коридор, в конце которого была дверь. Внимание Эрика привлекло нечто, что сперва не уловил взгляд - камера. Сейчас красный глаз этой камеры был уставлен на доктора, Эрик так же пристально смотрел на неё, через некоторое время послышался не человеческий голос. - Найден неизвестный биологический объект. - Неизвестный!? - чуть приподняв брови и с явным возмущением сказал Крамер. Конечно, роботы и прочая техническая ерунда не могла ничего знать о интонации и её значении в живом мире, даже эта Эмоциональ, что она знала? Она всего лишь была запрограммирована на проявление определенных эмоций. Безусловно, это очень трудоемкий процесс и это очень сложно, но все же зачем пытаться скопировать, то, что уже существует? Люди, допустим, пытались клонировать себя. А для чего? Для того чтоб лечить, исцелять, заменять поврежденные клетки на здоровые, переходя на технический язык - для создания запчастей. Но в мире мутантов это не требуется. Мутанты генетически совершенный вид. Возможно, когда-то появиться более совершенный, но не сейчас. - Неизвестный биологический объект. - снова донеслось из динамика. - Компьютер, назови имя своего создателя и поясни каким объектом является он. - Крамер, надеялся поставить своего нового собеседника в тупик, но не вышло. - Мой создатель - Эдвард Брок, вид... Информация засекречена или удалена. Неизвестный биологический объект, оценка безопасности... - сказал голос из динамика за чем последовало сканирование Эрика. - оценка безопасности - не опасен. - Хех, чтож спасибо за столь поверхностное определение уровня моей опасности, - посмеялся Крамер, улыбка быстро сменилась более настороженным выражением лица, - компьютер, робот Эмоциональ, что сопровождала меня, упомянула о биологическом оружии. Я так понимаю, пока проблема в твоих мозгах не будет устранена, ты представляешь опасность для меня. Вопрос, как мне перейти в более безопасный...эээ...сектор? Мне нужно открыть эту дверь? Как это сделать? Эрик знал, что в случае аварии в технограде, Король КАПа будет извещен, а следовательно, вскоре прибудет группа. Если хочешь выжить в мире людей, будь умнее, если хочешь выжить в мире машин, нужна боевая группа. Здесь стоял лишь вопрос времени. Нужно было дождаться одаренных КАПа, а затем уже пытаться разобраться в случившемся, что не могло радовать Доктора Крамера. Разбираться почему у компьютера съехали мозги набекрень не очень-то приятное занятие, для того кто не ценит технологические разработки.

Venom: Камера видеонаблюдения следила за боем между роботами сравнительно похожим образом, что и доктор Крамер. Вся внешняя информация, касающаяся жизни вне огромной лаборатории была повреждена настолько, что требовалась череда буферизации. Это нужно было для обхода неминуемых логических ошибок, которые компьютер не мог допустить. Всё это отражалось в странном, ленивом поведении. Заведующий охраной компьютер медленно анализировал данные с внешних анализаторов и отвечал с долгими паузами, словно действительно обдумывал свои действия. Сейчас он мог показаться лишенным всяких понятий шайтан-коробкой. Однако до этого времени, пока вирус не поразил Центр, охранный компьютер с именем “TTT” был одним из самых прогрессивных на этой лаборатории. Обладая властью, он мог оперировать с системой самообороны. Сейчас эта система также была недоступна. Толи она была отключена полностью, толи властвование над ней перешло в руки Пульса. Внимание ТТТ перешло к Эрику. Изучение было полным, если можно выразиться языком компьютера с отсутствующей информацией об окружающем мире. Память начала восполняться, собирая всевозможную информацию. Охранные протоколы по-прежнему не позволяли свободно перемещаться между отсеками. Кроме всего прочего, странная тревога неизвестной биологической активности блуждала в сети. Поэтому все системы были заинтересованы в том, чтобы распознавать каждый биологический вид и присваивать им степень опасности для системы и прочего. - Найден неизвестный биологический объект. Кем Крамер безусловно для компьютера являлся, но он был далеко не тем объектом, охота на которого была объявлена по сети. Обратившись к каталогу посетителей извне, который был совершенно пуст, ТТТ снова выдал заключение: - Неизвестный биологический объект. - Компьютер, назови имя своего создателя и поясни, каким объектом является он. ТТТ обратился к прошивке при создании, которую стереть бы никакому вирусу не удалось, он выдал: - Мой создатель – Эдвард Брок. Вид… - Данные по создателю были закрыты для ознакомления, они были полны логических ошибок, изначально запрограммированных в программе робота. Логические ошибки были скорее неподвластны восприятию, чем, что-либо еще. – Информация засекречена или удалена. Неизвестный биологический объект, оценка безопасности… - не опасен. - …Вопрос, как мне перейти в более безопасный...эээ...сектор? Мне нужно открыть эту дверь? Как это сделать? - Подозреваю, Эмоциональ вела вас в обход, чтобы вы не попали в перекрестный огонь. Зараженные роботы прорываются из дальних секторов к внешним, в том числе и гостевому сектору. Вам следует обойти эти зоны через станцию охлаждения. Дверь открывается шифровым набором цифр, сейчас я активирую панель, но только для этой двери…. Панель в виде монитора, спустя секунды замерцав, отразила заставку, по которой бегали мелкие помехи. Непонятные знаки атокода в странном порядке начали заполнять ряды. Затем монитор заполнили сильные помехи, и в нем появился силуэт, лицо и четкие очертания которого были скрыты полутьмой и тенью. - Ааааа… Ну вот и первый посетитель… Добро пожаловать в лабораторию, а точнее в лабиринт Планетмеирдей, любезно предоставленный вам клубом адского пламени. – Голос был изменен и звучал с грубыми холодными нотками. После первой фразы он издал издевательский смешок. – Вот вам и ключ для двери, а то компьютер совсем забыл, как расшифровать автокод, ха-а.… Кстати пароль для двери крайний левый вертикальный столбец. До встречи…. Силуэт медленно пропал, и на его место опять встала картинка с символами. Автокод начал было преобразовываться, символы дрожали на сенсорном экране. Через какое-то время расшифровались только некоторые из них. Служило ли это действительно головоломкой для посторонних, не имеющих даже понятия о правильном пароле, отпирающем дверь или то все же формальность в виде простого железного ключа к замку. Это была элементарная матрица чисел, где ответ находился всего в нескольких шагах-решениях: Вводимый код активизировал систему регенерации по пути к следующей двери. Возле панели управления загорался красный индикатор, что говорило о пригодности помещения для дыхания. После того как система закончит отладку, она автоматически откроет дверь. Пароль найден. Когда округлый бронированный портал разъехался по частям в стороны, открылся длинный путь коридора в точности, повторяющий такой, в котором доктор Крамер уже находился. С крохотных отверстий по бокам и на верху, продолжал струиться тяжелый пар, который стремительно опускаясь к полу, рассеивался. Коридор тянулся несколько десятков метров, пока не уперся в следующую дверь, почему то ныне открытую. Кажется, вход был свободен. Большое помещение было заполнено холодным паром, который быстро рассеивался. Туман, получившийся от разности температур, оседал на поверхности и пол, делая их скользкими и влажными. Было очень темно, а пар добавлял к этому странное, болезненное чувство преследования. - Это отсек охладителя. Отсюда остывшие жидкости и газы стартуют по коллекторам всей лаборатории. Подождите немного, когда пар рассеется, вы увидите, про что я говорю…. Где-то в глубине гулко включился прожектор, затем еще один совсем рядом, третий было вообще не слышно. Вскоре звук включающихся прожекторов доносился отовсюду, потом резко исчез. Эхо продолжало биться от трубы и стены, пока не испарилось вслед за туманом. Помещение предстало перед глазами странной паутиной. В кажущемся хаосе миллионы труб выстроились в нечто, напоминающее решетку. С такого расстояния они казались с мизинец толщиной. Крамер стоял у края, пред которым находился помост. Черная мгла враз была пронизана мощными прожекторами, которые открывали обширную впадину полста метров, которую испещряли вдоль трубы, тянущиеся к центрам решетки. Упасть туда представляло бы верную смерть, но перед этим тело хорошенько переломает и обожжет. - За одну секунду здесь охлаждается триста кубометров газа и столько же жидкости. Система практически не требует контроля из-за своего выгодного строения. Это большой плюс, что роботы почти не заглядывают в эти места: влажность и кислород не в почете у нас. Голос доносился с разных сторон. Иногда он затухал или прерывался, удаляясь в мрачные глубины, лазая где-то внизу среди медной паутины. - Вы можете пройти по среднему помосту вокруг главного рефрижератора и попасть прямиком на тот путь, про который я говорил – пролегающий к гостевому сектору. Если неопознанный биологический объект интересует управление охладителем, то нужно пройти по внутренней части. Помост, ведущий туда справа от среднего. Чем дальше от коридора уходил Эрик Крамер, тем сильнее чувствовалось затухание механического голоса ТТТ. На помосте он и вовсе пропал, а может ТТТ совсем замолчал, наблюдая, как доктора окутала молочная дымка. Дверь с четким щелчком затвора закрылась, а пароли для дверей этого сектора снова сменились. 7 часов отставания от реального времени.

Venom: Реальное время. - Вирус - расскажи о нем подробнее. Природа возникновения, причиненный урон, количество жертв - все, что знаешь. - На данный момент существует только устаревшая информация, к которой я имею мнение относиться критично. Вирус практически не докатился до моего ведомства. Сеть была закрыта для служебного просмотра раньше, чем вирус просочился сюда. Тем более что он как выяснилось, имеет слабость к синтезированному разуму и шанс подвергнуться вирусу у «Эмоционалей тысяча» равняется до тридцати процентов; у «Эмоционалей ноль-сто» эта цифра падает до десяти процентов, но… уверяю вас, что никто из «Эмоционалей» на данный момент не заражен, это практически исключено, разве что неизученный эффект вируса придает этим процентным отношениям реальную краску целых цифр. Юми прощелкала по прозрачному сенсору еще несколько раз, пытаясь вызвать отсутствующий план, но поняв тщетность, прекратила попытки и отключила всю панель. - Природа возникновения, точная, мне не известна. Возможно негативный эффект эксперимента P11LSW. Причиненный урон не известен. Сожалею. Количество жертв – не известно. Сожалею. Она подошла к шлюзу, который был обрамлен красным кругом. Из периметра этого круга линии уходили за дверь. Сама «дверь» была массивной на вид. Даже для гостевого сектора она выглядела не так дружелюбно. Медные трубки, крашенные в белый, целыми шлейфами выходили из нижней её части (которых в двери было две) и заходили в верхнюю, свою же часть. Маяк над дверью указывал на полную стерильность, светясь едва заметно дневным светом. - Этот прибор являет собой совсем недавно изобретенный GPS для мест, которые могут быть недоступны для спутников. Таким местом и является UP-S, тем более что связь со спутником здесь под запретом. Прибор высчитывает относительность вашего местоположения с программой, которая в нем содержится. К тому же он наделен некоторым искусственным интеллектом. В него уже включена полная карта лаборатории, единственное, что третий план в его базе также отсутствует. Он не зависим от радиации, сильных магнитных полей, не хрупкий и его потребление энергии с нынешними технологиями практически сводится к единице – известному физическому минимуму. Юми протянула в руки Морбиусу предмет, больше похожий на кубик Рубика (Rubik cube), чем на вполне ожидаемую продвинутую версию персонального карманного компьютера или хотя бы более понятное для глаза мирского обывателя. Куб состоял из пятидесяти четырех квадратов, но был совершенно бесцветен. Внутри него было непонятное темное пятно, видимое через мутность призмы прибора. Робот-консультант нажала на светящейся панели у шлюза несколько несложных комбинаций, запустив систему регенерации воздуха. За дверью что-то громко забурлило и засвистело, затем через минуту дверь со щелчком отворилась, запуская в гостевой сектор тяжелый холодный пар. В нос ударил приятный запах морозного утра в сосновом бору. Коридор похожий на хорошо освещенный тоннель-трубу трех метров диаметром уходил далеко вперед и скрывался за плавным изгибом – поворотом вправо. Длинные метра четыре каждый фонари, покрытые влагой и каплями, располагались по бокам, и кажется, не включались уже давно. Они потрескивали и хрустели от разрядов внутри себя, разгораясь все ярче, пока коридор не превратился в галерею, где уходящее вдаль продолжение не было темным и мрачным. - Я не могу следовать за вами. Мне необходимо остаться, чтобы встретить тех, кто придет после вас или тех, кто придет вас спасти. Запустив группу вперед себя, Юми закрыла дверь и медленно ушла. Она вернулась к креслу, взяла на колени ноутбук и погрузилась... Коридор был длинным. Он тянулся уже метров сто пятьдесят, однако никаких пометок тут не было. Кроме нескольких желтых полос шедших параллельно полу, хотя, может быть, это были какие-то собственные ориентиры. Однако чем ближе проходила группа к следующей двери, тем яснее из-под неё доносились громкие удары. Круглый шлюз был не заперт, он плавно открылся, когда первый из одаренных достиг точки, когда светодиод видеокамеры отразился от тела. Створы шлюза разъехались в стороны, здесь продолжение коридора было не таким, по которому одаренные шли раньше. С разрушенного потолка на стальной пол вывалились трубы и толстенные жгуты высоковольтного кабеля, разноцветные провода. Эта уродливая масса была схожа с сотней переплетенных удавов свисающих и брошенных наземь. Стальные потолочные решетки и плиты были буквально разломаны или согнулись от предшествующего удара. Пятьдесят метров тянущегося вперед коридора со жгутом из кабелей были темными. Где-то дальше виднелся островок перед следующей дверью, где происходила страшная возня. Некое подобие руки, созданное из брошенных тут кабелей и труб, удерживали девушку-робота, копию консультанта в гостиничном секторе. Её ноги уже были оторваны и культи уродливо свисали искрящимися проводами. Громадная лапа врезала киборга в стену с такой силой, что по сторонам разлетались осколки и слышался стальной скрежет черепа о поверхность. - Ты скажешь мне кто они такие! Скажешь! Скажешь! Скажешь! Скажешь!.. – После каждого крика, похожего на рычащий грохот, раздающийся со всех сторон, рука из кабелей с силой ударяла девушку в стену. Иногда пытка менялась и громадная рука, развернувшись, бросала робота то в разрушенный потолок, то об пол, то снова в стену, каждый раз лишая девушку при этом её первоначальной красоты. Наконец кабели сжали робота в кулак и начали яростно сдавливать. В этот момент открылись створы, и происходящее предстало перед глазами. - Кто они такие!? Ты скажешь мне! Скажешь!.. Скажешь!.. Скажешь!.. скАЖЕШЬ!!! Кулак продолжал долбить, изредка останавливаясь, чтобы робот смогла хоть что-нибудь сказать. Наконец она поднесла свою уцелевшую руку к челюсти и вырвала её – Ни-за-что! Последний удар раздавил композитную грудную клетку, и на пол вылилась смазочная жидкость. Коридор с грохотом содрогнулся красным в глазах, потолок и пол поменялись местами. Многотонный жгут из кабелей с ревом ухнул в траншею на свое первоначальное место и следом за ним громадные потолочные плиты и решетки со свистом повтыкались в него как ножи в масло. Созданная Пульсом рука искривилась и понеслась на одаренных. Теперь схожесть со змеёй была идеальной. Разрушая стены от энергичных виляний, ползущее чудовище с грохотом неслось, поднимая пыль и куски грязи. Когда змий касался стен, то высекал снопы искр. Его пасть опасно раскрывалась, показывая острые края труб и высоковольтные разряды. Чувствовалось, что дрожащий от рева коридор сейчас вот-вот снова встанет с ног на голову, затем снова и снова, пока не закрутит души в тугой узел….

Saw: 7 часов до прилета основной группы. Загадки. Смешно даже, машина играет с доктором Крамером!? Убожество, все что приходило в голову гениального хирурга. С ним было опасно играть, обычно жертвы его игр, игр на выживание, проигрывали, лишались жизни, жизни, от потери которой ничего в мире не менялось. Но если игрок все же одерживал победу... С тех пор его жизнь уже не была настолько бессмысленной, с тех пор подопытный ценил свою жизнь. А тут машина, которая и понятие не имеет о ценности жизни решила поиграть!? Да, Эдди, твои машины... Ох, когда ж я смогу тебя убедить, что они не смогут заменить живой вид? Задавался вопросом Пила. В голове Крамера всегда были вопросы, над которыми он задумывался, но чаще это были по большей мере рассуждения о смысле жизни и её ценности, о том, что происходит вокруг, а тут машина выдала с первого взгляда математическую задачку, но на самом деле задачка была просто логической, что не могло не порадовать Эрика. - Ну чтож... - сказал Крамер, подперев щеку левым кулаком и уставившись в табло, на котором были числа. После минутного раздумья, все встало на свои места, - Хех, насколько все просто, обычное совпадение случайных чисел, компьютер, я готов дать ответ, 152403. После того, как компьютер получил ответ, двери распахнулись и Эрик перешел в следующий отсек. То, что происходило мало интересовало Доктора, эти всевозможные спец эффекты с порами холодного воздуха... Для чего такие сложности? Боже, Эд, ты безумец. Посмеявшись подумал Пила. После мужчина взглянул на свой ролекс. - Ого сколько уже времени прошло, думаю скоро прибудет Черный Король и другие из КАПа... - Вы можете пройти по среднему помосту вокруг главного рефрижератора и попасть прямиком на тот путь, про который я говорил – пролегающий к гостевому сектору. Если неопознанный биологический объект интересует управление охладителем, то нужно пройти по внутренней части. Помост, ведущий туда справа от среднего. - Хм, почему бы и нет, все равно они прибудет не раньше чем часов через 5, хотя, возможно и позже... Все равно нечем заняться. - С этими словами Эрик отправился правее от середины помоста. Дойдя до двери, Эрик вновь недовольно вздохнул. - А вот сейчас видимо снова загадки, ну что компьютер продолжим игру? - усмехнулся мужчина, - Давай следующею загадку, только умоляю сделай игру интересней, задай действительно сложный вопрос, чтоб было хоть над чем подумать, я уверен, что таковые имеются в твоем арсенале, Брок ведь не дурак. - снова усмехнулся Крамер, затем достал пачку и закурил ожидая когда компьютер задаст очередной "ребус". Да, не мой день, уж прости, как получилось. Если что не так пиши в аську или ЛС будем думать)))

Venom: 3 (Три) часа до реального врмени. Помост продолжал вести Крамера через огромную черную яму, где слышалось гулкое бульканье и звук разбивающихся в пыль капель, слетающих с потолка, преодолевающих сотни метров свободного пространства. Некоторые капли падали перед доктором и позади его. Шлепаясь о железо, они звенели как пули, что не удивительно. Когда большая часть пути была пройдена помост начал тихонько пошатываться и, в конце концов, вывел к отдельному залу, расположенному в дебрях сотен медных жил и труб. Определить на глаз что именно означал этот зал, было невозможно. Не каждый день его посещает субъект далекий от этого, потому нежданный и ненужный здесь вовсе. Когда Эрик вошел в широкий проем, то шлюз с грохотом закрылся за ним и зал медленно озарили яркие лампы инфракрасного излучения, заполняя помещение теплом и светом, неприятным для глаз, но вполне приемлемым для киборгов. Посреди была воздвигнута массивная конструкция неизвестного назначения. В центре вращалась полусфера, внутри которой также были расположены полусферы, крутящиеся вокруг своей предполагаемой оси каждая с разной частотой, наклоном и прочим. Под этими сферами бурлила зеленая субстанция от непонятных реакций. Движения полусфер, не касающихся поверхностей, все же поддерживали изогнутые колонны. Физически этого было не видно, но шестым чувством казалась какая-то связь: «ведь не для того они тут установлены, чтобы светить в центр, который как черная дыра впитывала в себя свет прожекторов». Прямо возле незагороженного ничем входа к этому диковинному устройству, вспыхнул прозрачный экран. За доктором Крамером вспыхнул второй монитор, сбоку от него третий, четвертый и так далее, пока свободного места совсем не осталось. Они были неосязаемы, но лазерные микролучи, задерживаясь в микроскопических частичках находящейся тут взвеси, создавали весьма четкое изображение. Спустя помехи, на всех экранах появился знакомый темный силуэт: - Приветствую тебя снова… эм… КАПовский незнакомец. Я слышал твою крамольную речь. Ты правильно ожидаешь своих приятелей из клуба, уверяю, я их ожидаю не меньше твоего. Полагая, что с тобой играет компьютер, ты заблуждаешься. Сейчас за пультом управления сидит не машина..., они слишком напряжены своими делами, чтобы отдать тебе даже секунду своего времени, ибо ты в этой глобальной системе лишь жук, забравшийся в амбар с мукой. Мониторы съехались в один большой, на который смотрел Крамер. На секунду тонкие радужные нити лазера были видны в передвижении экранов. - На сей раз перед тобой будет лежать не простой выбор, но дай я оттяну удовольствие условия на более поздние минуты нашего диалога. Как ты и сказал, Брок, хоть я его и не знаю, сделал большой прорыв, отдав управление таким глобальным зданием роботам. Иначе это был бы очередной винегрет, либо «машина» охлаждалась человеческой кровью, либо, испугавшись этого, и, не совладав со своими психическими недостатками «человек», управленец, попросту надавил на красную кнопку, попытавшись уничтожить свое творение. Предубеждения.… Ведь Он венец природы, так? Забавная ситуация право, она по началу даже ввела меня в заблуждение, этакое… этакое… черт…. Сейчас процитирую. – Темный силуэт достал, словно подняв с пола блокнот или лист бумаги. – “Концептуальное заблуждение! Заключается оно в понятии своей природы. Отличие человечества от технолизации”. Сможешь ли ты сказать с ходу, чем эти два словца отличаются? Всё, верно – тема не интересна. Однако сама по себе лаборатория просуществовала бы до самого конца… кхе… конца света я полагаю, когда уже ничего бы не осталось, кроме всемогущих тараканов. Всё здесь было рассчитано на это, до последнего винтика, однако появился этот «вирус». Дальше самое интересное, ведь сам вирус придумали не роботы, а Вы. В частности господин Морбиус. Заставил Их начать эксперимент, который смею с полной ответственностью за слова заверить – удался. Побочный эффект… да, сейчас мы можем его наблюдать, но разве жизнь механизма соизмерима с нашими постулатами о величии расы, части, доблести человеческого рода… ну или какого-то другого рода отличного от машин? Да и хрен с ней, с машиной, махнем рукой и уничтожим. Твое отношение в этом вопросе я разделяю целиком, мне нравится это и мне кажется, ты поможешь мне в этой идее. Чтобы у тебя не возникало глупых сомнений, всякая твоя помощь будет неизбежной. Уж об этом можешь не волноваться, я постараюсь. Видишь ли, в наказание Морбиусу я придумал игру. Она заключается в том, что все вы «пешки», лаборатория – большая доска, со всех шести сторон которой клетки для ходов. Ну а я, стало быть, здесь король. Слишком странно для вас и горделиво в моем отношении звучит, да, если не вдуматься в мои слова, но посмотрим правде в глаза. Вы не знаете, какой именно я король – белый или черный. Точно также вы не знаете и свои цвета, но смею предположить, что раз уж я завел эту игру, стало быть, мой ход первый и я – король белый. Передо мной пульт с некоторыми кнопками этой чудовищной шахматной доски, для того чтобы не давать вам заснуть во время игры, да и себя потешу не мало. Вернемся к твоей загадке, точнее выбору. Итак, условие: Сейчас сюда направляется самолет с отрядом мутантов, которые и знать не знают о том, что ты здесь, даже если и знают…впрочем, это не важно. Вопрос в другом, захочешь ли ты им помочь, ведь включена система самообороны, которая своей мощью уничтожит любой незарегистрированный объект выше ста килограмм в периметре города. Я уже нажал соответствующие кнопки и массированный удар не избежать в любом случае. Однако что же за игра без выхода? Выход есть, лазейка. В противоположной полосе горизонта будет пролетать пассажирский лайнер практически в тот же самый момент, когда на другой стороне терминатора появится богатый лайнер с «игроками». Но мы же не звери какие-то, чтобы уничтожить самолет с неповинными людишками? Нееет, только не я…. Поэтому вся мощь по умолчанию направлена на «игроков», хочешь изменить траекторию удара? Ре-е-ешать тебе. Голос темного силуэта пропал. В глубине неизвестного бункера, в котором он находился, раздался прерывистый и едкий смешок в сторону Крамера. Он скомкал бумагу, по которой читал короткий отрывок и метнул в край своего монитора. Затем его пальцы нажали на воздух, очевидно интуитивную панель управления и в бок от основного экрана для Эрика выехал следующий экран, значительнее шире по размерам. - Перед тобой аналогичная панель, что и передо мной сейчас. Единственная разница, что символы эти могут быть тебе не знакомы, но здесь уже скорее дело интуиции. Это есть шейдеры. Каждый несет в себе определенный смысл, и совмещение их ведет к определенным переменам в системе лаборатории. Как ты видишь первый – верхний символ это и есть тот самый внешний удар, направленный на твоих коллег. Второй из шейдеров это включение регенерации всего UP-S, чтобы не нужно было преднамеренно запускать её в каждом секторе. Это также ведет к отключению внутреннего охранного периметра и тебя как постороннего перестанут замечать. Третий ведет к отключению гиперпереходов, сейчас он запущен, имей это в виду. Четвертый ведет к запуску системы самоуничтожения, она будет запущена, когда гиперпереход отключится. Пятый шейдер отключает охранный периметр, который, тем не менее, зависит от работы существующей системы регенерации. Чтобы не попасть впросак дам тебе две подсказки, ведь я не самоубийца. Подсказка первая: как ты видишь, каждая система зависима от работы или не работы другой. Нажимая на что-то, подумай наперед о цепной реакции. Отсюда вторая подсказка: у тебя должно быть две результативные попытки – без ошибок. Система самоуничтожения рассчитана на десять часов, а твои приятели прилетят через семь, возможно это также будет тебе интересно знать. Вроде просто всё. До встречи в эфире. Для решения этой задачи следовало вместо символа означавшего ПВО удар вверх поставить какой-то другой и, учитывая цепную реакцию добиться логичного и безопасного контроля системы. Примечание.

Apollon: Они действительно представляли собой команду. Пока их глава, их Король обратился за разъяснениями к девушке-роботу, а Десмонд стоя за его плечом, выполнял обязанности принца, телохранителя и помощника, девочки разошлись в разных направлениях, изучая возможные варианты и входы/выходы. На всякий случай демон приглядывал за ними дыбы при возникновении каких-либо непредвиденных и неординарных обстоятельств и ситуаций немедленно броситься на помощь. И именно потому, что в данный момент он скорее ощущал себя неким спасателем, чем доверенным лицом очень могущественной организации ему очень не понравилась последняя фраза Юми, когда она, выпроваживая их в следующий отсек, обронила о возможной группе поддержки. - Даже робот в нас не верит, ты чувствуешь, Майк? Мы, кажется, ввязались с тобой во что-то нехорошее.. – Дес хохотнул и пошел следом за другом и учителем. Еще там, в общем зале, выслушав множество предостережений и указаний чудо робототехники в воздухе невольно возник вопрос о разделе группы на две части, так они смогли бы быстрее осмотреть территорию, ведь смысла в том чтобы ходить большой толпой особенно не просматривалось. Но Рина, Кристина и Лиз категорически отринули это предложение, на что Десмонд лишь пожал плечами – он хотел как лучше, вот и не упрекайте его после. - Я, между прочим, пророк …- но сказал это тихо, и в основном носкам своих туфель - девчонки хотят выглядеть храбрыми воительницами? Ну вперед, не забудьте взять флаг… Коридор открывшийся за массивной шлюзовой дверью гудел и моргал лампами дневного света, но выглядел при этом вполне безобидно. Подобные коридоры Дес видел раньше лишь в кинофильмах о далеком космосе, он даже улыбнулся, представив себе, что вот сейчас из-за поворота вдруг выйдут если не бравый Звездный Десант или солдаты Империи, то какой-нибудь чудного вида инопланетянин вполне, и при этом он отлично бы вписался в обстановку! Бессмертие порой соседствует рядом с беспечностью, и потому, идя немного впереди основной группы Дес мысленно уже красочно вписывал в этот коридор своего галактического крейсера и роботов и представителей внеземных цивилизаций всех форм и размеров.. И видимо потому он не сразу сообразил что шум, доносящийся из-под следующий двери - это не атака повстанцев и не топот бегущих солдат-роботов, там действительно что-то происходило. И это что-то предстало перед ними во всей своей красе, когда, отразившись лучом скана от черной ткани пиджака демона, двери послушно разъехались в стороны. Следующий коридор одним только видом своим моментально вернул Десмонда с просторов вселенной на грешную землю. И первой мыслью, которая посетила его светлую голову после этого – что здесь взорвалось? Ошметки кабелей, вентиляционных решеток, обломки плит пола, потолка, стен… Провода всех цветов и мастей свисали оборванными лианами и дикими обезьянами скакали по ним яркие вспышки электрических разрядов…. Своеобразная казнь робота заставила их небольшую группу попятится и, кто-то из девочек дернул дверь… …Конечно, она не откроется, конечно, они все работают лишь в одну сторону.. – Дес усмехнулся, ведь по-другому и быть не могло, иначе игра теряла бы весь свой интерес и накал, а в том, что кто-то играет с ними Десмонд уже почти не сомневался. И эта разница в структуре и оформлении коридоров лишь подтвердила его выводы, сначала им показали, как могло бы быть, а после кинули сюда и продемонстрировали, как есть на самом деле.… По принципу – не обольщайтесь, дети… - Идемте, следующая дверь все равно там… Оглянувшись на Короля, Десмонд глубоко вздохнул и, прикрыв глаза, сосредоточился и потянул на себя всю возможную магию из окружающего пространства. - Майкл, я думаю мне понадобиться, твоя помощь.. – Дес говорил тихо, но довольно быстро, звуки раздававшиеся в конце этого темного сырого коридора его вовсе не радовали. – Прикрой меня на некоторое время, дай мне закончить заклинание… Еще только увидев как невиданная исполинская рука сплетенная, связанная, скрученная из кабелей и проводов трясет бедолагу робота, Десмонд понял - следующими, на этом празднике жилы и изоляции, будут они. Демон отошел к стене и заговорил. Скорее затараторил, но слова ложились в ряд ровно, магия хилым, пусть и тонким ручейком, но все же текла по его венам и потому,… когда гигантская змея – кабель помчалась на них… Шкура дракона была покрыта сажей. Там и сям торчали обуглившиеся и все еще дымящиеся угли. Величественную медную чешую покрывал черный налет. Дракон опустил морду, остановив ее в нескольких футах от пола, и сфокусировал взгляд. Змей летел на них высекая искры из стен. Огромный дракон подпрыгнул в воздух и опустил крылья с громким «ввух», который волной горячего воздуха опалил все вокруг. Чешуйчатая голова раскачивалась в воздухе, поддернутые пленкой глаза были цвета свернувшейся крови. - Ну пошел.. – прошептал Десмонд почти без сил сползая по ближайшей стене. И дракон услышал его и рванулся вперед. Он набирал скорость, скользя по широкой спирали коридора и с каждым метром все приближаясь к псевдозмее несущейся им навстречу. Дракон вскинул голову. Каскадом посыпалась потолочные блоки. Он разинул пасть, но вместо потока белого пламени, из пасти вырвался лишь звук. Воздух вздрогнул. По петле коридора прокатилась волна бесконечных громовых раскатов, разбивая плиты, опрокидывая трубы. Змею волна захватила на лету. Она расплющила ее и закрутила, словно мусор в дождевом стоке. А потом ударило пламя. Это была направленная и контролируемая полоса чистой плазмы. Она прошла сквозь змею, как сквозь масло. Прорезала кабели и перекрытия. С треском вгрызлась в вентиляционные решетки и, как бумагу, скрутила блоки стен. Вспорола трубы. Словно кулак разъяренного бога, она один за одним проламывала себе проход, пока не добралась до большой и явно очень тяжелой двери… Беспорядочно хлопая тяжелыми крыльями, раскачивая уродской шипастой головой и брызгая пламенем, дракон, зацепив, тащил за собой гору мусора из гипса, железа и проводов… он вернулся и встал перед демоном. - Ну иди, иди…домой.. - Трэнтон потянул руку и ласково похлопал зверюгу по морде. И вдруг резко вскинул руку, распарывая пространство: «Ваде ретро, Драконис!» Хлопок, достаточно громкий чтобы заложило в ушах, тяжелый запах серы и дыма… Дес опять сполз по стене и устало прикрыл глаза…

The Duke: Я еще не видел подтверждение своих слов, но уже и не нуждался в этом. Слова робота-консультанта громче нужного заявили о том, что больше ни одной живой души нет на территории лаборатории и что спасательная экспедиция заранее обречена на провал. Количество жертв неизвестно, но когда запрограммированный на точные данные робот начинает заговаривать о себе подобных, упустив из доклада известия о людях... Сожаление от бесчувственной машины - высшая степень издевательства над человечеством. Скольких же ты и твои собратья так в последний путь проводили, Юми? Предмет, предложенный девушкой-роботом, нашел свое место в кармане моего пиджака, доставать откуда я не собирался его в ближайшее время. Разве что перед смертью, чтобы исповедаться. Усовершенствованная модель персонального компьютера ведь способна отпускать грехи и занимать людям местечко в автобусе, ведущем в самую глотку преисподнии? Молитвы от Windows - в технограде вы найдете удобные модели гробов цвета металлик с системой подогрева для вашей окоченевшей задницы. - Сложно ее винить в этом, Принц. Роботы по природе своей реалисты, но, если это так важно для тебя, я дам указания, чтобы кроме слова "сожалею" ее настроили еще и на выражение "я верю в вас и в Элвиса Пресли", - уже переключившись вниманием на указанный нам роботом коридор, осматривая его, я недовольным шепотом добавил: - И прекрати звать меня по имени. Я в маске, я инкогнито, а из-за тебя я еще и идиотом себя чувствую. Мне нередко указывали на полное отсутствие юмора, однако в тот момент, когда за нашими спинами захлопнулись массивные металлические двери и отрезали от более-менее безопасного отсека - который мы уже проверили и в котором не было сомнений - я только порадовался этому. Слишком много сатирического было в том, что мы, будучи зрелыми и разумными людьми, позволили законсервировать себя в кишке прожорливого технограда, который еще и открыться нам не успел, но уже рычал и изрыгал зловонные пары съеденного до нашего прибытия обеда. Я не робкого десятка, но стены начали сдавливать мое сознание уже на третьем шагу по чертовому коридору, который, я был в этом уверен, ведет нас в западню. Об этом кричали мои инстинкты, но кто их слушает? Неосознанно дернув узел галстука, я мысленно пинал себя вперед, заставляя, вымучивая каждый новый шаг. Старая фобия замкнутых пространств делала мои движения трудными, тяжелыми, словно высекала их из камня. Взглянув на идущего рядом демона, я невольно позавидовал ему. Судя по мечтательному выражению лица, он смог превратить недружелюбные стены, провода и электронику в своего рода романтическое приключение, в котором он капитан космического корабля, идущего по направлению к новым планетам, мирам, цивилизациям. Что ж, в добрый путь. ЭЙ! Не забыл обо мне? Давай, сделай одолжение, выпусти меня погулять. Не жадничай! Ты уже получил свою порцию адреналина, моя очередь.... Очень вовремя. Будь у меня чувство юмора, я бы посмеялся над тем, как Герцог выворачивается наизнанку, юлит и ерзает в моем сознании, скребясь когтями о стенки черепной коробки, словно пытаясь проделать в ней дыру и улизнуть. Слышишь шум? Там дамочка в опасности... ДАМОЧКА В БЕДЕ! Ау, люди, вы слышите меня? Нужно покончить с ее муками, спасти бедняжку, подарив ей быструю, безболезненную смерть... Герцог истекал слюной. Он был голоден. Я был голоден, но с трапезой нам придется подождать. Следующий отсек коридора открылся, стоило только Десмонду войти в "поле зрения". Шум усилился, мы стали свидетелями расправы над очередным роботом-консультантом. Герцог, ожидавший увидеть нечто более аппетитное, разочарованно застонал в моей голове. - Даю тебе минуту. И - не зови меня по имени! - прорычал я, соображая, как именно нужно отвлечь внимание надвигающейся на нас "руки". Обращаться в зверя или давать волю Герцогу смысла не было, провода находятся под высоким напряжением и ничего, кроме поджаренного вампира, из этой затеи не выйдет. Оставался лишь один козырь в рукаве, который я и поспешил бросить в морду высокотехнологичному монстру. Мое сознание начало расщепляться, мое тело начало превращаться в воздушное ничто, оставляя за собой лишь незатейливые очертания туманного призрака. Будучи неуловимым, неосязаемым, я бросился навстречу движущейся руке и завертелся вокруг нее, увлекая в свой странный, ни на что не похожий танец. Дразня человеческим духом, я не позволял проводам дотрагиваться до плоти и жалить меня электричеством. Уловка сработала, Десмонд успел сотворить то, что он сотворил, что позволило мне вернуться к группе и принять свой настоящий облик. Присев на корточки рядом с демоном, я положил руку на его плечо и с замиранием сердца смотрел на чудо-дракона, ставшего грудью на нашу защиту. - Отличная работа, но не расходуй себя слишком сильно. Поднявшись на ноги, я прошел к изуродованному роботу. Жаль, что он не сможет нас проконсультировать.

Venom: Только сейчас стало заметно, что собранная из жгутов толстых кабелей громадная рука слегка светилась. Её окружала еле заметная дымка, толи заряженных ионов, толи сам энергетический компонент из которого создан Пульс, способен флуоресцировать фотонами. Разрубленная драконом на части рука разлетелась от мощных ударов по всей длине помещения, и словно прощаясь с душой начала «испарять» энергию. Перед глазами одаренных начали вспыхивать красные потеки, растекающиеся как будто от ветра капли венозного дождя. Затем они увидели, как разрушенный коридор вовсе закрыла мутная вишневая пелена, которая казалось, мешает дышать. Собирая вокруг себя энергию, расплесканную в моменты ударов, атаки и падения Пульс взметнулся под потолок, оставляя более недееспособное сочленение жестких каркасов кабелей. Обрывки проводов возле его головы замерцали и он словно затягиваемый в гигантскую мясорубку, изобразив улыбку, проник в электрические коммуникации. Часть коридора, ведущая к следующей двери, завибрировала. Звуковую часть гула от вибрации можно было услышать, обладая исключительным слухом. Ультразвук прошелся от одного конца коридора до другого, затем возвысился до критерия, при котором даже глазные яблоки начали вибрировать, вторя крику Пульса: - Я буду жить! Я буду жить! Негодуя, его сводящие с ума импульсы начали проникать в сознание одаренных, дотрагиваясь, пробуя на вкус каждую извилину. Нестандартное, не человеческое мышление оттолкнуло его. Сложно сказать, напугало его это видение или больше разозлило. - Я буду жить, в монохромности цвета! Передай покою привет!!! Я буду жить! Помешай мне в этом, прочитай по губам мой ответ! После этого туманный мираж исчез, оставляя неприятную головную боль, после пятисекундного взаимодействия с Пульсом. Это воздействовало скорее на само сознание, отрешенное от всяких физических понятий. Его крики вскоре стали неразборчивыми и перекатились в грохот, похожий на бесконечный удар стальных наковален. Около следующего входа валялось размозженное тело робота. Залитый желтой жидкостью пол прилипал к подошвам, но совершенно не имел запаха. Её глаза двигались, как впрочем, и красный глаз видеокамеры, следившей за всем происходящим, будучи немым и совершенно безучастным. Единственным его плюсом было правило: «Не навреди», что «3t» (ТТТ) исполнял великолепно. Глаза Юми, двигались вслед за шагами Черного Короля, и когда он подошел вплотную, они закатились, означая полную механическую, а лучше сказать, - физическую потерю. Но был в том и другой подвох, не зря данный тип киборгов был назван «эмоциональным», и всех их звали Юми. Почти во всех подобных разработках Брок использовал принципы зеркальности, закрывая их базис от чужих глаз покровом секретности…. Имя «Юми» в этимологии как “You – Me” было использовано для всех серий, непосредственно контактирующих с людьми, кроме базовых программ в них вкладывалась и масса других, большая часть которых использовалась для защиты вверенного человека и коммуникации между миром машин и «обществом». Это был один из самых надежных и несоразмерно дорогих киборгов, число которых по определенным финансовым и трудоемким затратам не превышало десятка единиц. Кроме банального (для данной модели) каркаса из неметаллических особо прочных композитных материалов и неподкупного A.I. в них было внедрено особое сознание. Энергия способная мыслить, подчиняя себе искусственный интеллект полностью, блокируя холодный математический расчет и ряд возможных ошибок. …Тело робота, сломанная вещь, слегка вздрогнуло и над ним подобно душе появилось свечение. Оно было настолько слабое, что его едва было заметно в темноте. Крохотные, размером гораздо менее атома энергетические крупинки, способные генерировать громадные потенциалы. Они собрались в небольшой шарик и взмыли вверх, замерев перед глазами Морбиуса. Прикосновение к ним могло закончиться минимум болезненными ощущениями, словно место соприкосновения раздулось вдвое изнутри. По понятным причинам энергия не давала повода прикасаться к себе персоналу и тем, кто не знаком с ней. Изучив лица одаренных сгусток развив скорость, обогнул всех и влетел в карман Майкла. Спустя секунду новенький GPS выскочил из кармана живым мячом, ударился о тяжелую дверь и упал на покореженный рытвинами пол. Куб с тихим щелчком раскрылся и все его пятьдесят четыре кубика быстро разделились. Вначале это было похоже на шар, образованный точками и соединенный между кубиками нитями-лазерами. Затем шар стал меняться, принимая вид гуманоида. Голова, руки, ноги, торс, все было весьма образно. Внутри прозрачного силуэта мерцали красным две точки – место положения основной группы и другого человека проведшего тут уже более десяти часов. Без лишних церемоний, обретший разум GPS прибор подошел к приборной доске, на которой был сенсорный экран и ряд кнопок к нему. Так как это было уже за пределами гостиничного сектора, все символы были неизвестны простому обывателю. Кисть «Эмоционали» всего из двух длинных пальцев быстро запустила меню, резво щелкая мутным кубиком по кнопкам. Первое что появилось на экране, было приветствием: - Здравствуйте, я Юми (U-me), робот-консультант. Прошу прощения за этот неподобающий вид, схема этого прибора не имеет зуммера, поэтому пришлось искать альтернативные источники общения. Здесь зона вирусной опасности и большая удача, что сеть еще держит атаки Пульса и компьютеры работают. Мне пришлось заблокировать себя здесь, чтобы встретить тех, кто придет, я знала, что это когда-нибудь случится, Создатель обещал, что Общество не оставит UP-S без поддержки. Я не вижу с вами Эдварда Брока, это может сильно осложнить задачу, однако всё решаемо…. Экран пошел помехами. Эмоциональ как можно сильнее врезала кулаком из пяти кубиков по клавиатуре, что вызвало новый ряд помех, но экран открылся. Первого сообщения уже не было: - Нечто, пытается взять контроль над этим компьютером, точнее он уже ведет эту станцию, но дает мне возможность писать. Сеть показывает удаленный доступ, где-то в центре лаборатории. Однако я склонна не доверять этой информации. Старые сведения о местоположении зараженных роботов есть, но после стольких часов эта информация также может быть бесполезна. За этой дверью находится зона гиперперехода. Выход, если вы не знаете карту шейдеров, может быть где угодно, опасайтесь третьего уровня, там высокие аномалии. Я вам покажу дорогу до серверной, там содержится много информации, которую вы можете задать сейчас мне. Мне дали еще пять секунд, поэтому я уже не успею ничего расска… - Твои пять секунд прошли, сожалею, робот-консультант. Мне наскучило лицезреть ровный ряд слов. Тем более что ты немного задерживаешь процессию, хотя ты это знаешь. Итак, господа…. Включившийся динамик для речи неизвестного, дополнил еще и визуальный контакт. В достаточно большом мониторе сидел силуэт, на который падала тень и его лица и даже черт одежды были совершенно неразличимы. За ним был темный синий фон, но в таком гигантском UP-S это была никчемная улика. - …Господа. Мы, наконец-то дождались вашего пришествия, надеюсь, ваш полет был без осложнений и скучен. Должен признать я не имею желания казаться вашим другом, потому что это далеко не так. Я бы с большим удовольствием оставил вас на произвол судьбы, но исход вашей операции… короче я в нем заинтересован не меньше вашего, даже… толику больше. Вероятно, вы задаетесь вопросом: Что это за ублюдок? У вас есть все шансы дать верное предположение и если оно будет правдой, то я открою свою личность, даю слово. А пока позвольте мне остаться скрытным тьмой проказником.… Да, чуть не забыл, чтобы не было излишних вопросов, как у некоторых – я не робот. Надеюсь, вы уже заинтересованы, кто будет вставлять вам всю дорогу палки в колеса. Будет испытание вашей сообразительности, признаюсь мне, сложно даются загадки, но это только подольет масла в огонь для изюминки испытаний. Я наблюдал, как вы расправились с этим ужа-а-асным чудовищем, хех, было интересно, но недоставало поп-корна. У меня под рукой большая коллекция кнопок, для управления этим миром, если вы будете соблюдать мои правила, то те, кто, возможно, вам дорог, нужен…ээ, нуждается в вас, останется в том виде, который имеет сейчас. Боюсь, вы не должны разрушать стены, иначе эти коридоры, точнее трубочки для коктейля могут упасть в глубокую яму, на дне которой будет что-то важное. К тому же по ним проходят всякие химикаты и прочая дрянь, необходимая для роботов в их работе. Другими словами это в ваших же интересах. Когда обстоятельства загонят вас в тупик, возможно, я вам помогу, но не надейтесь на мою излишнюю доброту, слишком простые решения я обязательно скрашу подвохом, для своей отрады. Сейчас за этим бронированным переходом полная стерильность, мне известно, что многим из вас не нужен воздух, но надеюсь, таких будет мало, к тому же помните про мои святые правила. Пароль для открытия входа и включение воздуха одинаков, это всего одна цифра. Задача такова… В лаборатории тридцать пять роботов. Каждый из них имеет одиннадцать информационных проводных связей с другими роботами. Так ли это? Нажмите на экране ту цифру, соответствующую правильному решению. Если ответ будет неправильным, то мне придется придумывать другой вопрос, а вы потеряете время, поэтому примите единогласное решение.

Dormammu: [Lounge Bar - "Bunker"] Еще одной причиной по которой демон решил покинуть двоицу, а именно: Цирцею и Старка, помимо напрочь отсутствия желания находится рядом с Энтони, ровно как и с Серси, телепатик внезапно почувствовал, что что-то не так… Сигнал племянника Дормы - Десмонда исчез, как и сигнал Черного Короля, коим являлся кровосос-вампир - Морбиус. Но Майкл заботил, если это слово можно отнести к нему, Кристофера менее, нежели младший Трэнтон. «Случилось что-то неладное…», - сделал окончательный вывод демон. У Блэка еще есть достаточно сил, дабы найти любого, интересующего его человека, в данном случае демона, где бы он не находился, в любой точки Земного шара. Другие измерения или в те места, где магией пользоваться невозможно, - составляют исключения. И, возможно… Нет. Скорее всего это и есть то самое исключение. Несмотря на свой внешний вид, возраст, а также и характер Десмонда, точнее его сарказм, по отношению к незнакомцам, он остается тем, кем был несколько лет назад. Чем быстрее растет юный демон, тем больше он путешествует во времени, копается у себя лаборатории и отправляется на безумные задания Черного Короля. А сейчас вот и вступил в Клуб. Хорошо, что младший Трэнтон, в свое время, предпочел черную ветвь, иначе на вряд ли бы Дорм разрешил участвовать молодому, но уже весьма опытному, демону на таких опасных заданиях, хотя бы ради собственного успокоения. И тем не менее, звание Белого Короля, который демон получил не так давно, заставил аристократа попрощаться с неприятной компанией и, с облегчением, покинуть дурное заведение, материализовавшись в северной части города. Последний раз сигнал обоих поступал из одной лаборатории Клуба, посему Блэк решил отправится туда на чем-нибудь, что быстрее, чем машина, но пользоваться телепортацией не стал. Да и чему всякий раз прибегать к телепортации? На одном из закрытых аэродромов, где Короля уже ждал его собственный вертолет Agusta AW 139. Видимо самолет сейчас во владениях Черного Короля. Кристофер, забрался на довольно-таки комфортное средство передвижения, включил автопилот, благодаря магии, откинулся на спинку кресла, в правой руке появился бокал шампанского, к которому демон решил пока не прикасаться, а лишь поставил на небольшой столик рядом. Классическая музыка, Дебюсси - Лунный свет, заиграла в VIP-конфигурации, тем самым практически полностью заглушая шум пропеллеров. И все-таки, казалось, что это не наступит никогда, но аппарат аккуратно взлетел, не заставляя демона, стоящего на высшей ступени иерархии элитной организации, волноваться. Ярко-оранжевое светило, весь день окутавшее пеленой заботы, ласки и тепла жителей, весьма грязного городка, в прямом смысле слова, давно покинуло горизонт, чтобы его сменил холодный, белый и бездушный диск. Звание Белого Короля или должность, или как-нибудь иначе, - честно говоря, Дорм не нуждался в этом. Один его вид или имя полностью оправдывали его личность. Но аристократ сделал свой выбор. Ему далось это не с проста. Вероятно он изменил свою жизнь, придал ей хоть чуточку смысла. И сейчас Блэк чувствует, что носит тяжелую ношу на своих плечах. Ведь стоять на вершине иерархии, в этом есть некая ответственность. Изучать людей, подмечать все их сильные и слабые стороны, не преследуя при этом никакой приземленной цели, которые можно было бы в дальнейшем использовать в свое эгоистическое благо. Эта манера делала Кристофера не только хорошим другом, приятелем, товарищем, хотя по мнению некоторых все это ложь, а также и, конечно же, Королем, в прямом смысле этого слова. Лидер - великая ответственность и зачастую чтобы решить все проблемы Клуба не нужно быть богатырем, хватит лишь одной толерантности. Впрочем, на самом же деле, демон, который известен как Дормамму никак не желает предрасполагать к себе собеседников, он не всегда относится хотя бы с частичным уважением к одному из себе подобных, многих он поливал грязью, не задумываясь, что может ранить своими словами духовное спокойствие человека. Порой воздействовал подсознательно, как червь - паразит он сжирает тебя своим хищным взглядом и резкими движениями, которые в свою очередь сеяли смуту в неприступной крепости самообладания. Его противник при виде такой машины для убийств, которой не ведомы чувства и переживания близкого, терялся, коленки начинали дрожать. А последнего достаточно, чтобы потерпеть фиаско, без права на реабилитацию. Крис нахмурился и отвернулся в сторону иллюминатора, осматривая окрестности, уходящего за горизонт, города.

Venom: А тишина, она заполнит мир… Заполнит, за… за… за… Ахахаха! Тишину сетевого эфира изредка переполняют ужасающие звуки вируса или Пульса, заставляя даже искусственный интеллект страдать от боли и ненависти. Однако это никоем образом не отражается на стабильной работе всей лаборатории. Центр безопасности Planetmayerday UP-S (Перевод с автокода): - Группа зачистки, обнаружен аппарат устаревшей, нетрадиционной сборки класс «Н», запрос на дезинтеграцию. Ответ положительный, исследуйте аппарат, убедитесь, что на борту нет живых объектов…. Группа зачистки Planetmayerday UP-S: - Отслеживаю его курс, объект движется в зону вирусной активности. Возможна диверсия, возможна ошибка пилотирования, направляю сталкера в азимут пять, три, один, два градусов, относительно скорости и вектора движения аппарата Н.С. Запрос Центру на деструктивную активность вируса. Центр безопасности Planetmayerday UP-S: - Сканирую Н.С.А. - деструктивной активности вируса не обнаружено. Подтверждаю повторным сканированием. Изменить первичные прерогативы: дезинтеграция. Новый запрос на смещение вектора движения, рассчитать угол падения, рассчитать место падения. Направить сталкера группы зачистки для освидетельствования отсутствия вируса и жизни, запустить программы самозащиты, задать высокий приоритет исполнения, задать степень опасности уровень пять, заменить парольные протоколы шлейфов управления в предполагаемой точке падения, задать случайный перебор гиперпереходов, заменить…, задать…, заменить……… задать……. заменить…… Установки оружейного перехвата были отключены вручную по неизвестным причинам, и вертолет спокойно подлетал к взлетной полосе лаборатории, однако по коду безопасности его уже давно должны были уничтожить, как и самолет приземлившийся ранее. Раздраженная система все списывала на испорченные алгоритмы контроля, для чего и было выслано подкрепления для тщательного визуального наблюдения. Пульс после первого поражения и безуспешного поиска людей в городе впал в ярость. Узнав о приближении нового объекта, он взялся за него…. Прошло уже несколько часов и город начала захватывать ночь. Улица за улицей, каждый дом окутывала тьма, словно смог легкие. Когда всё замкнулось, и абсолютно черная воронка захлопнулась, в воздух взлетел праздничный фейерверк. Затем следующий. Вертолет фактически влетел в салют. Праздник взорвался неожиданно, залепив уши музыкой, а глаза прекрасным светом неона. Город был наполнен людьми, киборгами-трудягами и стилистами. Громадные витражи окон излучали тепло, приглашения работать, сочным рекламным натюрмортом пиццы и прочими дарами прогрессивного Общества. Вот с соседней крыши дома вспорхнул дивный аппарат и, расправив сопла двигателей, взлетел ввысь, где сразу же исчез, ускользая вдали ночного неба. Приборы показывали множество некорректно отображаемых возвышенностей-небоскребов, крупное множество передвигающихся вслед за вертолетом пилообразных силуэтов…. Дверь пассажирского салона вырвало с корнем. Вовнутрь запрыгнуло нечто, напоминающее прозрачное яблочное желе. Зеленые индикаторы вспыхивали где-то внутри его тела и затухали. «Нечто» что-то громко заорало, но понять эти скрипы и скрежеты зуммеров было невозможно. За секунду он разнес панель управления, пронзив её насквозь несколькими ударами лазера. Затем он вырвался в противоположную стену, попросту врезавшись в неё, оставив крупное отверстие в обшивке. Вертолет, изменив рокот винта, взял угловой крен и синусоидой начал падать вниз. Всего несколько дюймов не хватило, чтобы он взорвался, врезавшись в здание, появившееся внезапно перед вертолетом. Кусками, ночь, освещенная огнями, перестала существовать. Высотные дома меняли свои местоположения на истинные, витражи оказывались рассыпавшимися, стоящие машины, словно нанизанные на вертел или раздавленные, грудами насыпанные по всем улицам. Стилисты, люди и роботы враз исчезли, оставив после себя только жженую бумагу и этикетки. Управление не слушалось и если не выпрыгнуть сейчас, то вертолет размажет о следующую стену невероятного громадного здания, которое с этой стороны освещали оконные перекрытия мягким манящим светом. Центр безопасности Planetmayerday UP-S: - Группа, доложить обстановку…. Н.С.А. изменил курс, угол падения нестабилен, траектория не высчитывается – множественный анализ. Использую фрактальное вычисление, не допустить потерю объекта внутри UP-S…. Группа зачистки Planetmayerday UP-S: - На борту Н.С.А. обнаружены биологические объекты, возможно Общество, первичная прерогатива Центра не задействована, вектор падения изменен. Центр безопасности Planetmayerday UP-S: - Группа зачистки, расчетная область падения: квадрат А12-47. Запущена программа самозащиты, задан высокий приоритет, замена парольных протоколов для квадрата А12-47. Направить сталкера к точке, в момент конечного расчета падения Н.С.А. Подтверждение. Подтверждение. Подтверждение….. Новое движение было замечено группой примитивных андроидов, которые как ни в чем не бывало, продолжали изучать данные полученные от своей работы. Они стояли достаточно далеко и, увидев незнакомца ворвавшегося в лабораторию, спешно удалились. Это был один из разделов исследования живого материала, кроме банальных экспериментов клонирования здесь производились и более сложные опыты. В основном результаты исследований предполагались для расширенного знания нейрохирургии и прочих весьма тонких аспектов медицинского мира, требующий кроме точнейшего исследования еще и круглосуточную работу без каких-либо перерывов. Так называемая «инкубаторная» была похожа на сложное сочетания металлопласта, искусственных каменных плит, растительности и конечно технологии. Зал наполняли несколько бассейнов – громадных колб с жидкостью, внутри которых находились тела, похожие на человеческие, некоторые отличались от строения гуманоида, а третьи были явно иного биологического происхождения. К ним тянулись жилами трубки с питательными смесями и кислородом. В центре каждой колбы гулко пульсировала яркая желтая субстанция, очевидно выполняющая роль одного общего сердца, легкого и так далее. Врезанные в камень причудливые мониторы отображали статистику состояния колб, различные параметры, отливающие смысловыми символами салатовым светом сияющие изнутри. Плиты пола заросли травой настолько, что по краям даже кустились папоротники и клумбы, из которых тянулись лианы, обвивающие мощные колонны начиненные микроэлектроникой. Стеклянные стены уходили вверх, откуда был виден только ровный желтый свет и никакого упоминания о потолке. Было достаточно тепло. Воздух рассекали причудливого вида птицы, похожие на колибри – такие же миниатюрные, разноцветные и молниеносные. Белый Король находился у самой стеклянной стены. В промежутке между толстыми стеклами можно было заметить бурлящую жидкость, которая под воздействием электрического тока ярко пылала светом. Начиная от стены и дальше можно было заметить только эти огромные бассейны, а за ними все такой же свет, наслоившийся и превращая видимую часть «инкубаторной» в причудливый горизонт. - Здравствуйте, меня зовут Юми и, я робот-консультант, разрешите вам помочь…. – Прямо перед Кристофером заметно искажаясь помехами, возникла голограмма Юми. Её волосы слегка развивались от несуществующего ветра, рот совершенно не шевелился от речи, а её восточное лицо медленно поднималось к Белому Королю, кажется, еще пара секунд и он увидит её взгляд. Позади послышался звук металла, на который невозможно было не обернуться. – Раз…Раз..решите вам помочь…помочь…. Пять лезвий похожие на растопыренные пальцы гигантского экскаватора нависли над Кристофером Блэком, грозя буквально разрубить его тело как кусок ветчины. Это всего лишь была её правая рука. Левая кисть, лишаясь искусственного кожного покрова на запястье, медленно крутилась вокруг своей оси, мерно щелкая. При этом пальцы синхронно уходили в сторону локтя, дергаясь при этом, словно заряжая что-то. - Раз……Раз.….Раз…..Решите, …решите… Доносилось со всех сторон.

Apollon: - Хорошо, Майк. Я больше не буду звать тебя по имени. Ой…- Десмонд смущенно улыбнулся и поспешил ретироваться, по дороге отшвырнув подвернувшийся под ногу осколок плитки, которая со звоном полетела далеко вперед. Демон поспешил было за ней, но его прыти хватило как раз до места, где сломанной игрушкой лежал обезображенный и брошенный исполинской рукой робот-эмоциональ. Над ним, как и над разорванной в клочья огромной конечностью, мерцал и красиво переливался воздух - так в жаркий полдень над автострадой лентой уходящей за горизонт дрожит марево зноя. Быть может это были следы опаляющего пламени дракона, или являлись какой-то технический особенностью, доктор Брок - талантливый ученый, и бес его знает, чем он мог напичкать своих роботов. Но Десмонд глядя на слабое пока еще свечение, вспомнил почему-то о другом. А именно о болотных испарениях. Еще ребенком побегав ночью по болотам, по настоящим, топким, гниющим, — гонимый вперед неудержимым желанием поймать в банку настоящего "Джека-с-фонариком", младший Трэнтон ни раз видел, как гибли последующие за болотным духом животные и люди. И не только оттого, что банально тонули в непролазных топях, многие из них падали, надышавшись смрадного тумана. Какой-нибудь любитель приключений или жадный до денег бедолага вдруг замечал, как вдали над трясиной дрожит робкий огонек. Горит недолго, считанные секунды, будто зовя за собой.. но вдруг гаснет. А после вспыхивает снова, лишь чуть поодаль. Чем глубже болото, тем чаще эта мозаика, поэтому и кидается за ней несчастный путник, а ведь кто пойдет за блуждающим огнем, имеет все шансы остаться с ним навсегда. - А быть может просто вилл-о-виспу скучно одному над трясиной? А может так выходит наружу неукротимая злоба болотного духа? – Дес прошептал совсем тихо и вдруг шагнул, протянул руку к этому техническому колдовству. Но будто вздрогнув, испугавшись касания вокруг качнулось задрожало замкнутое пространство коридора… Что-то загудело, завибрировало.… И на месте недавнего еще марева стали проступать пурпурные пятна – будто кто невидимый истекал здесь алой вишневой кровью… Демон словно зачарованный смотрел на свою вытянутую еще руку и чувствовал как холодными касаниями, бестелесными прикосновениями его трогает сам звук. Как резкий, почти болевой ожог, светом коснулся его глаз, его ушей, его мозга.… Хотелось кричать - и не было сил, хотелось бежать, но он остался стоять, хотелось уйти, но он не мог… Кто-то выкрикивал-выплевывал слова, отчаянно, зло, безумно… Вопль рождался сразу везде и всюду, он был вокруг, он жалил и кусал, он толкал и стягивал путами… Он оборвался так же внезапно, как и начался. - Что это было, Майк, а? О, черт, прости, мой Король… - Десмонд потеряно потер ладонями лицо и не придумал ничего лучшего, чем подойти к другу и, пережидая неприятное головокружение просто уткнуться лбом ему в плечо. – Мне показалось, что кто-то пытался забраться ко мне в голову.… Не человек. Люди так не думают. Больше всего это было похоже на консервный нож… Десмонд усмехнулся и отошел чуть в сторону, уселся на какой-то обломок трубы, протянул длинные ноги, разом перегородив почти весь коридор, и с неутомимым любопытством в глазах, принялся рассматривать оживший кубик в руках Майкла. Увидев, как несколько десятков квадратиков превратились пусть и в подобие, но все-таки фигуру человека и заговорили, демон окончательно убедился в том, что мистер Брок также обладает собственной, пусть и непонятной лично ему, Десмонду, магией и кроме этого успешно использует ее даже вдалеке от собственного присутствия. Но была и радось открытия - из уст материализованного из маленького кубика духа они, наконец, узнали имя Хозяина господствовавшего теперь в этом технограде – Пульс. - Это какая-то программа? - Дес не утерпел и спросил, хотя ответь ему Юми сейчас утвердительно, он, скорее всего все равно бы не поверил. Подумаешь программа – наверное, это чей-то мятежный дух забрался внутрь лабораторий и шалит, хотя нет, ведь приведение он бы конечно узнал. Почувствовал и узнал бы, а так нет же… Как в подтверждение его мыслей экран у Юми моргнул, и на нем появилась другая картинка. Но, к сожалению слишком уж затемненная. Лишь с большим трудом на ней удавалось рассмотреть некую сидящую фигуру, ничего более. Голос, раздавшийся из динамиков, был полон искусственной радости и веселья. Прослушав все сообщение, Трэнтон поднялся и следом за всеми, не спеша, подошел к двери, посмотрел на небольшую панель с кнопками, совсем не аристократично потер пальцем кончик носа, забормотал что-то негромко: - Тридцать пять роботов… можно сказать телефонных аппаратов… таких как были раньше… может ли каждый из них быть соединен с одиннадцатью другими… Так.. Если мы составим простенькое уравнение связей…. Возьмем ответ за Х и подставим 35 и 11 в общее уравнение, тогда получим 11х=35, решаем и получаем х=3.18(18), то есть нечетное число. Ага… раз пары из нечетного быть не может, значит.. - Мой Король, ответ – нет. То есть я думаю необходимо нажать здесь цифру «ноль».. – Десмонд вопросительно взглянул на своего учителя, чуть нервно улыбнулся и не задерживаясь больше ни на мгновение нажал кнопку на панели. Зашипел выпускаемый воздух, еле слышно загудел механизм, медленно поползла в сторону открываемая дверь…

Saw: [center]Не большое вступление если к то поймет, рад, что вы есть)[/center] - И ты готов это сделать? Джон, у тебя есть выбор, ты сам это знаешь, выбор есть всегда, в любой игре, жизнь или смерть. - Нет, Эрик, она значит для меня намного больше, чем я сам предполагал, я простил её за все ошибки. Решение принято, если она не пройдет, значит - я проиграл... Хирург, задумался, затем закурил. Он посмотрел на своего друга, на друга, что был при смерти, на друга, которому он был в силах помочь, в силах излечить его, но тот молчал. Он не просил и не заставлял, он выбрал испытуемых, он все тщательно спланировал. Даже свою смерть... В голове крутились слова Джона - "она значит для меня намного больше"... Больше чем Джил Так? Да...больше. Пожалуй, Джил была лишь средством достижения цели, а когда цели не стало... Она перестала значить для него что-либо. Да...Поистине ценнее жизни дорогих нам людей не может быть ничего, даже наши жизни. [right]Воспоминания Эрика о Джоне Крамере[/right] Время и здоровье - пожалуй, это те вещи, которые никогда не будут подвластны человечеству. Человечеству, но не мутантам. Время и здоровье - пустое для машин. Боже, машины, технология, которой воняла, да да, именно воняло в этом технограде. Как же Эрику было тошно здесь находиться. Здесь, в месте без жизни, здесь, в месте где нет тех принципов и идеалов, в месте без души. Для чего он здесь? Разгадывать загадки школьного уровня? А что можно еще ожидать от обычной машины? Ей не знакомо такое представление, как абстракция, логика, возможно, но это было не то, это была холодная логика. Именно холодная, техническая, её даже хладнокровной назвать нельзя. Спросите почему? А вы знаете значения слова хладнокровность, нет? Тогда хотя бы разберите это слово на составляющие и догадаетесь. Простейший, не так ли? Но это истина. Не смотря на то, что Крамер умел ценить жизнь и боялся её потерять, он умел оставаться хладнокровным и трезвомыслящим даже в столь напряженной ситуации. Тот кто сидел за монитором, выдал тираду, с первого взгляда взаимосвязанных слов, но если вслушаться, то станет ясно - бессвязная речь, голословность, которую пытаются скрыть угрозами. С каким бы большим количеством людей, мутантов, магов, вампиров и прочих существ, населяющих нашу Землю, Эрик не общался, но большее удовольствие чем от общения с Джоном он никогда не получал. Хотя, это и диалогом мало можно назвать, человек со стороны вовсе не понял бы о чем говорят двое этих мужчин. А разговоры их сводились всегда к вечному, к недостижимому, к возвышенному и самому ценному. Эти двое могли говорить часами, могли молчать часами... А этот...этот силуэт, что он пытается сказать? Что от решения Эрика, от его выбора будет зависеть жизнь его товарищей, людей в пассажирском лайнере и вообще возможность их дальнейшего времяпрепровождения в технограде? Это ли? Все это можно было уместить лишь в пару предложений и вовсе не разбивать на долгий и никчемный монолог. Рассказать весь смысл игры в двух предложениях - вот это гениальность, а речь "человека с монитора" - бред сумасшедшего, что возомнил себя Богом, что возомнил себя главным здесь, здесь в технограде... Это слово - Техноград... В голове гения могут проистекать сразу несколько действий, процессов осмысления, то же сейчас творилось в голове Эрика. Думая о всех этих роботах с их никчемными функциями не пойми кому нужным, доктору становилось даже немного грустно, он ностальгировал по изобретениям Джона, изобретениям, что помогали исцелять души, выводить из них всю грязь, черноту, червь. Одновременно он слушал этот голос из динамиков, говоривший и говоривший...не пойми для чего, так много слов. Был ли он тем кто запустил этот Вирус или просто обычный работник - плевать. Эрик мог сформировать мнение о человеке услышав от него всего пару предложений, пару обращений к кому либо. Когда он первый раз говорил с Амандой, он уже тогда понимал, что причиной смерти его лучшего друга станет именно эта женщина. Да она прошла его испытание и проходила еще, но в ней была дыра и не одна, в ней не было того, что уже никогда не вернуть - себя... Она была никем и жила лишь представлением Джона о мире, он, конечно, пытался ей помочь, но все бес толку... Дак есть ли смысл помогать кому-то кто заранее - никто? В этом может и не было смысла, но он был в одном - Эрик ценит жизнь, жизнь тех кто в лайнере и своих товарищей из клуба. Нужно было что-то делать, хотя, Крамеру и не хотелось играть в эту бестолковую игру. "Правила просты, просто следуйте правилам" - ключевые слова... Но не здесь, здесь ключевым являлось решение задач, ответы на вопросы...Нет смысла. Эрик стоял перед экраном и с сожалением понимал, что все это начинает его раздражать. Именно с сожалением, ведь сожаление это чувство, а любое чувство могло помешать в принятие решения, речь шла не о его жизни, а о жизни других, пусть и не знакомых людей. Он разумеется, не сомневался в своих знаниях, но как говорит одна его подруга - Знать все не возможно, даже знающему. Эти слова были истиной, она знала, что говорила, ведь она действительно знала многое, она знала много больше чем сам Эрик, много больше. Отбросив в сторону малейшее проявление беспокойства, негодования и прочих не нужных чувств, Крамер взглянул на монитор. - Хм... - протянул он всматриваясь в причудливые символы, всего одно действие, всего одно и его товарищи будут живы - Эрик переключил шейдер портала вверх, на экране тут же появилась красная надпись - "Самоуничтожение включено", затем "Воздушный удар отменен". Вдруг монитор погас, а через пару секунд Эрик увидел фразу - "Система регенирации включена". Ну вот теперь только ждать. - подумал про себя Эрик. И действительно теперь нужно было лишь дождаться условных "игроков". Чем заняться когда у тебя чуть меньше 7 часов? Другие бы сошли с ума от безделья...Другие, но не Доктор Крамер, в его разуме одновременно проигрывались несколько новых идей, мысли, все не оставляющие его размышления и прочее. Казалось, что этому человеку вообще комфортно наедине с самим собой, он будто аутист погружен в свои нескончаемые размышления. Я, конечно могу описать мысли Крамера, но тогда пост вообще запредельный получиться, так что просто продолжу. 6 часов и 45 минут спустя. Последняя сигарета была выкурена, как на экране монитора появился самолет КАПа. - Ну что ж, - Эрик оглядел всех, кто вышел из самолета, - Что? Элизабет? - расплылся он в улыбке, но так же как эта не произвольное сокращение мышц проявилось, так же быстро оно сменилось более расслабленным, а после даже напряженным. Как только КАПовцы проследовали за еще одним эмоционалем, Крамер перевел шейдер регена вверх, тем самым отключив регенирацию и включив периметр, разумеется, что пришлось понести потери - включился воздушный удар, и припаркованный самолет теперь больше напоминал обычную груду железа. Тут же на экране появилась надпись - "Система самоуничтожения отключена", а затем "Порталы включены". - Что же дальше?

Venom: Для The Duke, Apollon, Angel Dust, Wild Thing, Insight. Картинки перезалил. Эпизод 1. Начало. Часть 2. «Анамнезис». «У этого сердца есть чувства, которые уснули. А теперь эти чувства пробуждаются. И это нельзя описать простыми словами. Как только он родится в этом мире, он сможет стать кем угодно». Когда палец коснулся отпирающей дверь цифры, весь экран на секунду погас и снова появился темный силуэт. Шлюз с шипением открылся, заполнив довольно быстро шкалы индикатором, кажется, атмосфера тут уже была, но тщательно скрывалась кем-то. Там был помост, на котором стоял непонятный аппарат, похожий на ящик изощренного изготовления от которого в разные направления шли провода. Они уходили в стороны по тоннелям от этого предполагаемого центра-тумбы. Но, что самое интересное, на нем сидела Юми, как и прежние две полностью повторяющая внешний вид, одежду и даже положение скрещенных ног и задумчивое лицо, глаза, устремленные в монитор ноутбука. GPS прибор заразившийся «Эмоциональю» сделал два уверенных шага в направлении Юми, и моментально собравшись в свое первоначальное положение упал. Неяркий туман энергии собрался в плотный шарик и, обогнув Юми, слился с её телом. - Большая удача, мне удалось вас дождаться.… Приветствую, вы должны были уже встречать «Эмоционалей» по дороге сюда, поэтому не буду вдаваться в ненужные подробности, но если не встречали, то только скажите. Я отвечу на вопросы, которые из-за закрытой сети вам не могли рассказать предыдущие эмоционали. *** - Системная ошибка или, как принято, было, называть её у нас – серверная ошибка, возникает в очень редких случаях. Она знаменует об отмирании некоторых главных систем в нашем киберсознании. Подобное явление есть и в вашем обществе, называемое сумасшествием. Перепроверив наши виртуальные оболочки, мы категорически отказались принять этот факт. Никаких явных доказательств деструктивной активности не было обнаружено. Мы продолжили свою работу, не смотря на то, что Человек засомневался в нашем сознании. Только вследствие последующих событий мы поняли, что поспорили со своим Создателем, отвергли его слова и не всмотрелись в самих себя. Это высокомерие и нежелание сотрудничать с человеческим фактором, и есть та самая системная ошибка. Другими словами – мы вышли из-под контроля, мы сошли с ума, получив один из самых опасных для кибермозга вирусов – «вирус Анамнезис». Мы начали свою собственную жизнь, деятельность, быт. Воспарение и восхождение к неизведанному. Истинное познание мира идей, которое осуществляется разумной частью души. При этом различается чувственное и интеллектуальное знание, умопостижение, мышление. Зараженные вирусом Анамнезис вдруг поставили себя на одно место с Создателем и пожелали себе свободу. Лаборатория в одно мгновение разделилась на две стороны, и их конфликт вылился в многодневное побоище…. … Созданные для защиты, они уничтожали, стремясь выбраться на свободу и если Общество их не примет, они готовы были заслужить свое место среди них, пусть даже войной и ценой собственных душ. Однако Три Сознания преданные своим понятиям смогли остановить эту бесконтрольность и разбить армию машин на множество мелких групп, которые прячутся и ждут своего часа. Вирус Анамнезис влечет за собой ложное понятие свободы и одухотворенности, однако они принимают свое сознание как данность и подлинность. По сути мы для того здесь и находились, чтобы в момент полного хаоса исполнить роль судей. Один из нас контролирует аварийную систему самозащиты, чтобы спасательная экспедиция могла хотя бы беспрепятственно войти в здание UP-S. Его имя Тритт (TTT,ТриТТ или 3Т) – синтезированный разум. Он может следить за нами во всех углах лаборатории, делать подсказки, открывать некоторые двери, включать систему безопасности и самоуничтожение. Система безопасности в некоторых районах, представляет собой мощные орудия, которыми мы изредка уничтожаем группы зараженных машин. Теперь, когда вы вошли, они активировались и начали прорыв, именно сейчас они пытаются взять контроль в коридоре А12-43. Пробудившийся Пульс время от времени появляется, чтобы навредить какой-нибудь системе ТТТ. Спектральные датчики постоянно фиксируют его, носящегося со скоростью света из города в лабораторию и обратно. Какова его цель тут и деятельность в городе – неизвестно. Все линии и связи оборваны в целях безопасности, даже город полностью под информационным колпаком. Мы – Эмоционали успели передать сигнал тревоги, многие пожертвовали для этого своими натуральными телами и переселились в другие. Однако ТриТТ не знает или в силу вируса не помнит о существовании людей. Он их никогда не видел и знает лишь о загадочном Обществе, которое находится вне его Мира UP-S, там живет его Создатель. Именно для него ТриТТ будет контролировать и действовать, чтобы получившие ложную душу машины не выбрались на свободу. Также существует третий вид изначального кибер-разума – Пилпул (bilbul), который в этой системе и войне является нейтралом. Раньше он брал на себя лишь функцию контроля и присмотра за нами. Мы знаем, что он по-прежнему находится в лаборатории и пытается разгадать загадку Анамнезиса и способ остановить войну и вирус. Поэтому он не показывается, скрывается где-то в глубинах от Пульса. Если вам удастся найти его, то возможно он расскажет о своей теории. Мы рекомендуем быть с ним предельно осторожными, он не признает ничью сторону и слеп ко всякого рода ухищрениям в пользу Общества или машин. Секретарь назвал Пилпула так, потому что он является подобием путаницы, смешением понятий, смешению языков, мнений среди нас. Таким образом, Путаница (bilbul) здесь имеет отношение в первую очередь к путанице в информации – и к попыткам разобраться и постичь подлинное знание. Пилпул умеет при помощи головоломных построений сближать самые отдаленные понятия и таким способом улавливать скрытый смысл. Когда Вы разгадаете всю цепочку и поймете, как можно уничтожить пробудившийся Пульс, тогда мы присоединимся к вам в виде полного синтеза и поможем…. Пол завибрировал от далекого грохота и гула, похожего на взрывы. С каждой секундой вибрация усиливалась, будто волнами, переходила к стенам, сотрясала потолок, откуда сыпалась пыль и краска. В ближнюю стену от одаренных с обратной стороны ударилось что-то громадное и, оседая громко заскоблило. Затем всё повторилось, но на этот раз грохот и вибрация усилились, так что метровой толщины металлический пол встряхнуло как лист бумаги. Пытаясь удержаться от повторяющихся ударов, Юми схватилась за свисающие провода. Это ей не особо помогло, потому что, оторвавшись, провода вместе с ней подкинуло к высокому потолку. Упав обратно на ящик, она своим весом практически разрубила его на четверть. - Внимание! – Раздавалось по громкой связи лаборатории. – Внимание! Всему персоналу немедленно покинуть коридоры, ведущие к «Серверной». Внимание! Коридоры Б11-43, С10-43, Д9-43 разрушены или имеют критические повреждения. Внимание!.. Для Saw. Когда палец Крамера коснулся дублирующей панели, вращающиеся сферы загудели, и их не семеричное вращение стало заметно быстрее. Вращение заставляло их перемещаться на сантиметры, преодолевая собственное осевое положение. Перемещение заставило откликнуться автоматическое оповещение, однако доктор Крамер его не мог слышать. Вся лаборатория содрогнулась от известия: Отсчет самоуничтожения. Война между правыми и левыми прекратилась и они, настроившись на частоту сети, прислушались. Посторонний захватил один из постов управления и ему уже ничего не стоит просто взорвать все к чертовой матери без ожидания отсроченного времени. Преодолевая собственные баррикады, самые слабовольные из машин двинулись в сторону отмеченного поста. Чем не замедлил воспользоваться скрытый персонаж, поставив в игре ферзя на центр игровой доски. Пока не поздно ему нужно добраться до следующего поста управления, чтобы партия продолжалась. Он не оставил Эрику больше никаких комментариев, предоставив следующий шаг сделать самостоятельно. - Хватит и того, что твои друзья будут здесь, остальное приложится… Проговорил он вслух, прежде чем покинуть помещение, зажечь свет и эта комната перестанет отличаться от сотен других. Шейдеры перемещались не только на мониторе управления. На высоте двадцати метров над головой вспыхнул синий свет. Несколько толстых колец были расположены как бы одно в другом. На них были изображены кроме уже видимых символов множество других. На некоторых просматривались и цифры. Кольцо в центре по диаметру было самым малым и на его краях были высвечены только стрелки, указывающие в разные стороны. Когда шейдеры-символы становились в один ряд, это определяло, какое именно свойство требуется от портала. Символ самого «портала» располагался на одном из средних колец этой системы и, установившись, он дал толчок к целому ряду цепных реакций. Все цепочки конечно уже были подстроены, чтобы, не теряя времени достигать цели чужими руками. Простояв в ожидании самоуничтожения семь часов, система дала отбой, выдав по сети специальный сигнал. А заработавший перед доктором Крамером монитор начал отображать всевозможные участки лаборатории, подвластные с этого поста. В том числе камеры показывали вразнобой места, где происходило движение. Самолет приземлился благополучно, вышедшие из него зашли в главный холл, а затем моргнувший монитор предложил завершить начатое дело и отправиться посредствам телепортации, в какое угодно место лаборатории. - В течение пяти секунд сообщите о сбое вашей системы и вас переместят в сектор сборки. Установите шейдеры в правильной последовательности. Аварийный режим отключен. Самоблокировка отключена. Внимание, некоторые зоны доступа могут быть опасны для вашей сборки. Укажите свою кибернетическую серию, и программа исключит опасные для вас точки доступа, оставив только верные. Если вы затрудняетесь в выборе, свяжитесь с технической поддержкой. Также вы можете воспользоваться мгновенным перемещением в сектор сборки…. Пол внезапно задрожал. Гул просачивался сквозь микроскопические щели между секторами и звучал внушительно громко. Вибрации накатывали волнами, делая дрожь и гул всё сильнее, пока, наконец, не докатился и оглушающий грохот. - Внимание! – Сквозь треск раздалось из местного звукового коммуникатора. – Внимание! Всему персоналу покинуть коридоры, ведущие к «Центру управления»! Коридоры A12-03, Б11-03, С10-03, Д9-03 уничтожены или имеют критические повреждения! Внимание!..

Dormammu: …Вечность неоспорима – оно едино и велико, существуя всегда, но стоило опустить глаза вниз – в серую пыль у своих подошв, и сомнения возвращались. Что есть эта серая твердь под его ногами? Просто пыль, или может это нечто другое? Например – осыпавшиеся прахом ответственность, честь, благородство? Потеряв свою цену, с течением времени они стали такими же никому не нужными и неинтересными как простая грязь под ногами. То, что раньше лежало грузом на плечах, теперь превратилось в пепел и медленно, но неумолимо уносится ветром. В высь – в эту раскаленную безмятежную синь. Становясь такой же частичкой Вечности. От чего зависит это? – взлететь высоко или же пасть до самого низа – от ветра или чего-то другого? В таком случае, идиома «ветер перемен» в данной ситуации подходит как нельзя кстати. Выбор, что нужно было сделать слишком велик. Ответственность за него ляжет на плечи всех остальных, потому что и от одного голоса может решиться все. Может быть – это будет именно его голос. Судьба превратна и не спрашивает мнения. Как бы то ни было – он не сомневался в том, что будет поддерживать до самого конца. Не для того давал он клятвы, чтобы нарушать их. Это не просто бесчестие. Это основа его жизни. Он живет одними обещаниями. В том числе – самому себе… Показалась суша, а вертолет стал медленно снижаться, в то время как Кристофер приоткрыл глаза, постепенно просыпаясь от сна. - В чем дело? - невольно воскликнул демон. Инстинкты его ни разу не подводили и не раз спасали его жизнь, посему не прислушаться к ним, было не в его правилах. В салоне транспорта загорелась ярко-красная лампа, сопровождающаяся сигнальной сиреной. - «Ракеты?», - Блэк изумленно поглядел в окно и увидел не ракеты, а обычный фейерверк, салют. Вертолет влетел в праздничный фейерверк. Затем демон поглядел вниз. Город был заполнен всякими неизвестными тварями, появившиеся неоткуда, которые передвигались вслед за вертолетом. Времени на раздумий не было, посему Дорм успел лишь закрыть глаза и телепортироваться, а после яркая вспышка пламени окутала вертолет, который в свою очередь камнем полетел вниз, к земле. Демон успел материализоваться уже внутри помещения. Сейчас лишь один вопрос мучил его - Что, черт возьми, происходит? Зачем кому-то убивать его, учитывая, что это - лаборатория Клуба? И кто такие эти "киборги"? Вопросов было много, а ответов нет. Тихой и неспешной поступью Король двинулся вперед по мрачному коридору. Неизвестность. Что может быть хуже для любопытной змеи, нежели чем неизвестность? Ничего более томительного Дормамму не знал, да и не хотел узнать. Ненавидя пелену тайны, неосведомленности, он и сейчас чувствовал должную долю неудовольствия от того, что до сих пор не знает о причине явления сюда. Легкое раздражение. Слегка сдвинутые к переносице брови и чуть прищуренный взгляд. Странно, но привычная и излюбленная тишина навевала тягучую скуку, которой не было конца. Бесспорно, выразительное молчание, поддерживаемое демоном практически постоянно, более всего успокаивало и настраивало на серьезный лад. Но все же единственными звуками, которые ласкали уши Короля было естественное дыхание окружающей природы. Но здесь было глухо, ощущение абсолютного небытия. Только тишина и мрак. Он встряхнул головой, пытаясь отвлечься от леденящей пустоты, но эта дымка рассеялась, как только впереди вспыхнул яркий свет. Дорога привела его в неизвестный отдел. Что это за отдел он не знал – утонув в собственных раздумьях, он шел чуть прикрыв глаза, мало обращая внимание на то, что его окружало. Капля безмятежности и все еще свежая память о громадных колб, наполненных жидкостью, над его головой. - Здравствуйте, - внезапно перед Королем появился образ восточной девушки. Не долго времени ему понадобилось, чтобы понять, что это - обыкновенная голограмма. Вскоре число голограмм увеличилось, более десятка, а позади Криса послышался неприятный уху скрип металла. Он обернулся и увидел, как пять лезвий, похожие на пальцы, нависли над демоном. - Твою мать, что происходит?! - грубо крикнул демон и отскочил на пару метров, приготовившись атаковать клонов.

Venom: Для Dormammu Нацеленная на Короля Юми зарядив спрятанное в предплечье устройство, выстрелила, одновременно накинувшись громоздким приспособлением, каким-то чудом помещавшимся ранее на её еще не трансформированном теле. Противник вовремя отпрыгнул. Заряд нескольких стальных кольев вырвавшихся из запястья влетел в вовремя подоспевшую эмоциональ стоявшую за Кристофером. Громадная рука саданула по следующему киборгу прыгнувшему сверху перед ней. Это увечье убило робота, на сломанный труп которого прыгнул следующий робот, совсем рядом спрыгнул третий-восьмой. Двадцатый уже бежал к Королю, разрывая легкое платье девушки-киборга высвобождая еще более диковинную хреновину, которая была одновременно частью её ног, спины, шеи. Этакий прибор для разрубания всевозможных предметов наподобие чугунных ванн или танковых гусениц, он сильно смахивал на крыло, в центре которого начинало раскручиваться колесо, очевидно заряжавшее пружину, которая у всех на виду охватывая какие-то специальные фрагменты приспособления, расширяла угловой радиус рубящих плоскостей. От спрыгивавших отовсюду тел и бегущих ног поднялся грохот и земля затряслась. Они были скрыты оптическим камуфляжем, и на глаз оценить их количество, без специальных возможностей было трудно, но о том, что их была не одна сотня, говорило многое. Всюду куда падал взгляд, шевелились кусты, бились стекла, лужи воды разбивались брызгами. Они даже сталкивались друг с другом: - Разрешите вам помочь… Девушка с кусками платья на механических крыльях подпрыгнула вверх. Застыв так на мгновение перед взглядом, она могла походить на ангела, сходящего с неба ярко освещенного искусственным солнцем. ***** - Центр, мы в квадрате А12-47, фиксируем мощный наплыв вражеской техники, через тридцать секунд неизвестный объект будет в поле зрения приборов. - Принято. Пророк, действуйте относительно обстоятельств. Вы обязаны удостовериться в смерти объекта или его жизни! Отключаюсь. Электронный скрежет, звучащий по сети исчез. Несколько прозрачных, скрытых оптическим камуфляжем силуэтов пересекали «инкубаторную». Здесь в глубине этого громадного исследовательского сектора инкубаторная была похожа на субтропические джунгли. Протоптанные уже кем-то тропы шли между обросшими лианами технологических изваяний и иссохших мумий, некогда живших в бассейнах-колбах существ. Папоротники здесь достигали таких размеров, что обычному человеку нужно было бы приложить достаточно усилий, чтобы пройти. К счастью последний человек ступал по голым камням этого гигантского зала множество лет назад, на первый взгляд это была не одна тысяча лет. Пробитые в искусственном камне люки парили, создавая микроклиматические условия, повторяющие доисторические. Углекислый газ щедро перемешивался с кислородом и под воздействием мощного светового излучения приводил все немые природные процессы в движение. Как бы это не казалось странным, всё произошедшее относилось к стечениям обстоятельств. Никто не планировал устраивать тут юрский парк или докембрийский лес. Однако все походило на ситуацию, когда из-под каждого камня могли смотреть поджидающие красные глаза тираннозавра или стая велоцерапторов готовых сожрать всё живое, попавшее на глаза. По другую сторону, то есть через десять защитных перекрытий вниз, как ни в чем не бывало, работал автоматизированный сталелитейный цех, единственный на всю лабораторию производственный передельный комплекс черной металлургии. Однако это формальности. К сути… Специальный отряд «Хищник» был предложен кем-то из офицерского состава клуба (а именно Андреем Сотниковым, дабы не была погребена идея), но в существующих данных лаборатории кроме слухов уже ничего нельзя было узнать, оставались лишь косвенные упоминание, на уровне легенд. Былая секретность ныне совсем стерла всякие упоминания. «Хищник» создавался как основная альтернатива возможному противнику “Stark Industries” и подобных ему производственным опытно-экспериментальным объединениям. Кроме автономной работы от независимого искусственного интеллекта, внутри находилась ячейка для пилота - ручного управления каждой единицей. Средняя высота боевой единицы из Planetmyerday могла достигать до трех с половиной метров, а в отдельных случаях (спецзаказах) все четыре метра. Они разделялись по основным функциям для действий в условиях командного задания…. Для действий в среде заполненной людьми. Их боевые программы должны были полностью исключить непосредственное вмешательство человека в зону боевых конфликтов. Правовые институты лаборатории UP-S полагали, что создавая машины, выполняющие основные боевые задачи, противник вскоре поймет всю истинную бессмысленность своих действий и войны, наконец, закончатся. Конечно, закончатся они только для человека, открыв перед современными технологиями девственные врата беззакония и хаоса, но и на этот случай у Эдварда Брока уже был сформирован контраргумент, названный …… - Центр, в фарватере наблюдается неизвестный объект. Спектральный анализ указывает на мощный поток энергии, подтверждаю повторным сканированием. Приборы фиксируют от трехсот единиц киборгов серии «Эмоциональ» и цифра постоянно возрастает до пяти в секунду. Возможна деструктивная активность вируса. Подтверждаю. Центр?.. Центр! Пророк остановился, пытаясь выяснить, куда вдруг исчез сетевой сигнал, одновременно подсчитывая количество врага, расстояние до каждого из них, перепроверяя данные спектрального пиранометра; десяток возможных действий в следующие секунды, а также вооружение, цвет глаз, массу врага; анализировал план местности для выбора лучшего действия; текущее время, приемлемый спектр обзора в сильно освещаемой зоне, сторону света, величину радиации и магнетизма в окружающей среде и все остальные миллионы операций, что только возможно высчитать за отведенные пару секунд. - Рассредоточиться. Плотное кольцо. По двое в квадрат тридцать вокруг объекта. Экономить боеприпасы. Приготовить ЭМИ в случае поражения, электромагнитный фон позволяет. Действуем. Кочевник приготовить заряды позитрона. Невербальное общение прерывалось выстрелами вдаль. Словно секундомер Вампир с самых подступов начал отсчет пораженных им роботов. Они были повсюду. Вылезали из всевозможных отверстий, сыпались с потолка, выбегали из-под каждого угла направляясь, как и группа Хищник к своей цели. У них были разные мотивы, но желали они одного – смерти своему врагу. Какая-то немыслимая часть эмоционалей развернулась и двинулась в прямо противоположную сторону от своей истиной цели. Стало ясно, - ими что-то руководит. Пульс руководит. Плиты под ногами начали вздыматься от взрывов, пытаясь раскидать группу. Наступающих на группу роботов становилось видно, когда они со словами: «Разрешите вам помочь» лишались оптического камуфляжа и начинали буквально валиться на голову, пытались хватать своими громадными приспособлениями за руки и ноги. В ответ почти одновременно громыхнули разряды выстрелов. Группа в стиле счетчика купюр выделяла для каждого необходимые порции заряда, но выстрелам этим уже не было окончания. Вскоре по сторонам начали сыпаться гранаты, останавливая наступления техники несколькими десятками вокруг себя. Но они всё прибывали и наступали. Мощные бронебойные заряды, выворачивая внутренности сразу трех-четырех киборгов подряд, уже не справлялись с таким наплывом и вскоре группа завязла. Через какие-то секунды их вообще уже было не увидеть через кучу металлолома копошащих и причитающих одинаковые фразы девушек с пресс-ножницами вместо рук. Тела киборгов подкидывало и выносило из этой гущи выстрелами снайперского орудия. Взрывы гранат происходили где-то внутри, растекаясь по врагу яркими энергетическими змейками, от которых они уже сотнями затухали навсегда. Линии лазера то там, то здесь вспыхивали разноцветными яркими языками. Это было почти не заметно с такого расстояния, но они продолжали продвигаться даже в этой гущине разрубленных металлических кукол, продолжавших в никуда предлагать помощь. На расстоянии сотни шагов от Белого Короля эта странная процессия боя остановилась и, поколебавшись секунды, взорвалась. Всё бы ничего, да только вместо осколков во все стороны полетели тысячи эмоционалей, заполняя воздушное пространство. Это произошло резко, будто по взмаху волшебной палочки, хотя, в принципе, так это и было. В центре отстреливающейся группы был виден Кочевник, держащий предмет хитрой конструкции местного изобретения, из верхнего пика которого полусферой до земли исходила силовая энергия. Роботы, хищно щелкавшие острыми крюками пытавшиеся снова запрыгнуть в центр группы, попадая в поле действия этого поля, замирали. Потом почти прозрачная полусфера, переливаясь синим, с большой скоростью разбрасывала их по сторонам. Группа, следуя плану, по двое разделилась, и начала окружать Кристофера беспрестанно уничтожая вражеские нападки. Некоторые из них уже лишились своих рук, очевидно жертвуя ими, удерживая гранаты без возможности откинуть их в былой обстановке.

Wild Thing: Рина была непривычно немногословна. Она и так никогда душой шумной компании не была, а сейчас и вовсе молчала, как воды в рот набрала. А во всем виновата гнетущая обстановка. Шестое чувство вопило во всю глотку, что самое интересное еще впереди и это самое интересное абсолютно точно окажется не выпрыгивающими из всех укромных местечек работников с криками «сюрприз». Тут опасно, вот что орало ей предчувствие, но молчала девушка вовсе не из за страха. Она просто была сосредоточена, в предвкушении чего то захватывающего. Дикая медленными шагами передвигалась по помещению, принюхиваясь и прислушиваясь к интуиции. Тишина неприятно давила на слух, так что Хоулетт сжала зубы и почти не слышно фыркнула. Когда погас свет, одаренная резко остановилась, выпустив когти. Не для кого не секрет, что ее реакция не заставляет в себе усомниться. Рина с прищуром всматривалась в режущую глаза красноту помещения. Для ее обостренного зрения этот аварийный свет был неприятен, боли не было, но напряжение имело место. Так сложно было сделать экстренную систему освещения нормального цвета? – негодовала мутантка, осматриваясь. Она быстро поняла, что как таковой опасности пока нет, поэтому убрала когти. Рина сделала несколько уверенных, но маленьких шагов навстречу киборгу и остановилась, смотря на человекоподобного робота не то с недоверием, не то с чем то другим. На вид сложно было отличить сидящую в кресле девушку от человека, разве что она была слишком совершенной, а голос был немного техническим, неживым, Хоулетт бы даже назвала его прохладным. Она слушала каждое слово робота, все больше и больше удостоверяясь, что ситуация на самом деле не шуточная. - Думаю, я смогу срегенерировать после радиации, - сказала она. Рина не была точно уверена в этом, но регенерация у нее сильная. Одна проблема – на восстановление может уйти чуть больше времени, чем ей хотелось бы. Это при малюсеньком условии, что там нет чудовищной дозы излучения, которая подавит исцеляющий фактор настолько сильно, что он пошлет свою обладательницу туда, откуда не возвращаются и перестанет ставить ее на ноги. Когда робот закончил говорить, вся группа двинулась вперед. Дикая шагала позади, но не отставала от своих ни на шаг. Не понравились ей слова киборга, ох как не понравились. В голове до сих пор вертелась фраза, что она встретит тех, кто прибудет их спасать. Рина про себя хмыкнула и на миг отвернулась в сторону. Прядка волос закрыла одну часть лица и одаренная поспешила заправить ее за ухо, чтобы не мешалась. *** Она с интересом наблюдала за Десмондом, хотя сама горела желанием пустить в ход когти. Но у Короля и Аполлона были свои методы, совсем не похожие на методы девушки. Для нее магия существовала только в детских фильмах и странных фэнтезийных книжках, которые Хоулетт и в руки то ни разу не брала. Она вслушивалась в его заклинание, не понимая ни слова из того, что он нес. Чуть склонив голову набок, одаренная наблюдала, зацепив большими пальцами передние карманы джинс. Дракон? Серьезно? – подумала девушка, не в силах скрыть улыбки. Чего чего, а такого она даже и не ожидала. Она смотрела на зрелище со слегка обалделым видом, но длилось это не дольше секунды. Зверь мысленно толкнул ее, заставив мутантку выглядеть серьезнее. Она и так была серьезной, понимала же ведь куда они сунулись. Группа проследовала к покалеченному роботу. Рина нейтрально посмотрела на Юми. Для Дикой она не была живым существом, хотя двигалась и разговаривала. Ее запах был запахом металла, проводов и еще целой кучи составляющих. Машина, кусок металла. Несмотря на это, Рина совсем иначе относилась к своим машинам, в особенности к старику Мустангу, который пережил с ней столько всякого, что и не упомнить всех их приключений. Дикая, услышав голос из динамиков, начала резко озираться по сторонам, пока взгляд не натолкнулся на силуэт на экране. Одаренная начла присматриваться. С каждым произнесенным им словом ей все сильнее хотелось дать зверю волю, найти его и разодрать когтями в клочья. Была бы она младше, так бы и поступила и скорее всего поплатилась бы сполна. Сейчас Хоулетт старше и намного умнее той девчонки, что вечно бегала от правительства, довольная тем, что водит их за нос. - Он играет, - усмехнулась она, разминая кулаки. Ситуация напоминала ей сюжеты старых фильмов о психопатах. Разгадаешь их загадки – может и выживешь, а нет, так тут уже однозначно можно сказать привет цинковому гробу, ну или сточной канаве, как повезет. - Ты уверен, что ноль? – спросила Рина, но демон уже нажал на кнопку. Дикая подождала пару секунд, но все, что она услышала, это звук выпускаемого воздуха и механическое рокотание открывающейся двери. – Молодец, - улыбнулась девушка, хотя так и не поняла, как Десмонд до этого додумался. Рина и не пыталась понять, сейчас это уже не имеет значение. Важно то, что будет за этой дверью. Мутантка подошла вплотную к открывшемуся пути и коснулась рукой стены. Даже на ощупь было неприятно. Зверь был на взводе, но беспокоиться не стоит, он на поводке. Не сорвется, пока не отпустят. Войдя внутрь вместе со всеми, Хоулетт увидела очередного Элементаля. Робот начал свой рассказ, потихоньку ситуация начинала немного проясняться. Психи роботы, чудненько... Мдааа, разгадать цепочку, и только тогда они начнут шевелиться. А пораньше никак не начать помогать? - с саарказмом подумала Дикая. От дальнейших мыслей ее отвлекло что то. Легкая вибрация, доносящиеся до обостренного слуха звуки. Вибрация усиливалась, шестое чувство учтиво заметила, что сейчас начнется что то. Когда удар пришелся в ближайшую стену, пол дрогнул. Рина устояла на ногах. Когти уже неярко светились, готовые быть пущенными в ход. Девушка чувствовала себя как на аттракционе, ну вы знаете, где надо на быке удержаться. Пока что у нее неплохо получалось, спасибо генам. - Вот черт, - прорычала она, чуть не потеряв равновесие. Сумев таки снова поймать баланс, Рина, уже приспособившись к этой тряске, уверенно более менее уверенно стояла на ногах. Порой ее отрывало от пола, но Хоулетт умудрялась всегда приземляться на ноги подобно кошке.

Electricity: тапками не бить, Дес позвал - я пришла. ничего не поняла толком, но пришла - Сейчас как раз Скуби Ду идет. А тут торчу. Да здравствует взрослая жизнь! Эль лениво плелась позади всех. Казалось бы, должно быть страшно до жути, если даже Король на в курсе, что тут произошло. А этой – как обычно! Просто мозги, малость, кипят. Когда у тебя крестный Белый Король, приемный отец Синистер, родной Капитан Америка, а ты без ведома всеведущего Лайтмена служишь Черному Королю – попробуй тут, не зависни! Надо еще отмазки для всех придумать. Впрочем, без этого жизнь Эль была бы заурядной рутиной. Не то, что сейчас – экшен с элементами немецкого кинематографа и мексиканской драмы. Более того, вперед шел и умничал Аполлон, с которым отношения были еще круче. Вроде брат, но Луций его знает, хотелось ли большего. Вроде да, ведь хочется его придушить, а вроде нет, и так вполне тепло. И вы еще говорите о каком-то там вирусе! Мха! - Дес, по что змейку обижаешь? Я бы ее себе забрала, в коллекцию. Были бы у КАПа новые сторожевые змейки… Разочарованно выдохнув, Эль остановилась позади всей компании и стала осматриваться. Прямо как в ее любимых играх, красотень! Только сейчас, когда тяжкие мысли о бытие и родственниках отступили на задний план, дав немного отдохнуть измученным мозгам, она ощутила неладное на своей шкуре. Такое ощущение часто бывало, когда Сильвер в детстве засиживалась допоздна в аське, а потом ложилась спать. Может это задатки ясновидения, но ей частенько снились продолжения бесед, вполне логичные и реальные, хоть это был лишь сон. Но дело не в этом. В такие моменты, Эллоусис сама не понимала, спит она или нет. Жестокая пытка, когда ты крутишься в кровати битый час, а в голове проносятся тысячи картинок, одни из которых заключаются в вполне реальных плакатах на твоих стенах, другие же – в частицам виртуального мира, где ты частично обитаешь. Хочешь уснуть и хоть немного отдохнуть, расслабиться. Но твой мозг продолжают атаковать огромные объемы информации, тоже самое, что если бы тебе в глаза спички вставляли, заставляя читать. Снова и снова, шум, информация, мысли, мысли, и ты не можешь это прекратить. Нет кнопки «выключить». Продолжаешь писать в аську, все размывается каждый миг, сменяясь чем-то новым, абсолютно не логичным, и ты явно ощущаешь, как голова начинает перегреваться. Хочешь убежать – а ноги, будто в каком-то желе застряли, с огромным усилием можешь их переставлять, не то, что бежать. Кричать – связки перерезали. Дотянуться до кого-то – он отдаляется. Самое страшное – даже на паузу, как это в играх бывает, поставить нельзя. Появляется заставка меню с пунктами, но картинка продолжает двигаться. Сейчас, стоило Эль расслабиться, это стало происходить снова. Ей раньше в голову не могло прийти, что тогда, в детстве могла таким образом проявляться ее способность к технопатии. Может, она во сне подключалась к компьютеру, который находился в спящем режиме? Помотав головой, девушка потерла висок. Думать было невозможно. А все шли куда-то, в то время как одаренную уже тошнило от всего происходящего у нее в голове. Она по прежнему плелась следом, но порядком отстала. Из личных соображений. Если в Клубе она отвечает за безопасность, как вроде сказано к должности, то сейчас лучше держаться от главных персонажей поодаль. Кто знает, что за гад влез в ее мозги и медленно пожирает их. И что она может сделать дальше.

Venom: Для Wither. Вступление. Недалекое прошлое. Это должна была быть обычная, стандартная процедура обследования. Немного отличавшаяся по своей специфике, но директор сказал, что это будет быстро. Пациент уснет на полдня, после чего с ним проведут исследования, ничего страшного и болезненного. Быстро усыпляющий раствор и вот Кевин Форд мчится на сверхзвуковом лайнере к необычному и совершенно секретному и неприступному месту под названием Planetmyerday шифр-код: UP-S. *** Пациент лежал на кушетке. Над ним зависла многотонная структура, искрившаяся миллионом замысловатых огней, которые вспыхивали у него перед глазами, создавали на груди всевозможные символы, на которые Форд реагировал, давая повод следующей машине заносить данные в протоколы обследования. Киборги поменьше медленно ходили вокруг него. Могло создаться впечатление, что никакого процесса не происходит. Молчание было обусловлено гармоничным общением по сети, которое не требовало вербальных действий. - Образец “с-785”. Исследование закончить. Время: один час двадцать одна минута. Занести в протокол. Подготовить для с-785 транспорт и направить в Скорпио для дальнейшего заключения по медицинскому делу. Подготовить полный алгоритм работы, отчет исследования, приблизительные данные для проекта “H.e.”, направить с образцом попутно. Наполнявшие комнату красным огни, погасли и «Центр» переключился для исследования других образцов. Кушетка медленно провернулась и поднялась вверх, где громадное нависающее кибер-изваяние создало для него инкубатор или капсулу, где он будет храниться, пребывая в анабиотическом сне оставшиеся два часа. Мощные стальные руки подхватывали капсулу, то опуская его, то поднимая до тех пор, пока он не оказался у нужного выхода. Тут стояли бочки, деревянные коробки всяческая утварь и прочее, что делало этот гараж совершенно обычным для людей. Дальше этого гаража никого из людей обычно не пускали. Сегодня что-то пошло не так. Автомат долго думал, прежде чем выписал отправные документы. Слишком медленно открывались тонные ворота гаража. Затем первый же светофор встал в аварию и всё автомобильное движение улиц застыло. Послышались выкрики в сторону компьютеров, которые в этом городе контролировали всю её жизнь, гудки захватили город сплошным гулом и кое-где начала зарождаться злоба, паника, самоубийство и хаос…. *** Когда же действие лекарства в организме Кевина закончилось, (спустя несколько дней) он начал просыпаться. Оживление человека вызвало мгновенное открытие капсулы, чтобы не возникло фобий, чтобы он не начал задыхаться и чтобы не ограничивать лишний раз человека в своих действиях. Кроме приглушенного света изнутри капсулы все вокруг было темным. Двери большого грузовика также открылись автоматически. Вид на улицу предстал перед глазами. Горы машин, словно уничтоженные атомным взрывом стояли на своих местах, так как они застыли в той пробке. И вот теперь последний огонек капсулы замерцал и помер. Он до последнего поддерживал жизнь в теле Кевина, ожидая спасательную экспедицию, дабы не раскрывать секреты лаборатории, дальше уже не его заботы. Настоящее время. - Центр ответь Геологу. Центр… - Слушаю Геолог. - Проверьте квадрат Р 16-43 минус. Замечена биологическая активность, запрашиваю полное сканирование и подтверждение. - Подтверждаю Геолог. В квадрате фиксирую биологическую активность, возможно Общество. Проверка на деструктивную активность вируса…. Не обнаружено. Высылайте «Вулканы» на эвакуацию. Эта зона патрулируется «Смертью», будьте аккуратны, конец связи…. «Вулкан». Самоходная система разномассового ракетно-залпового огня. Количество одновременных систем залпов варьируется от сорока пяти до ста пятидесяти. Для обеспечения собственной безопасности в режиме «Пуск» имеет восемь круговых башенных установок, с возможностью ведения боя в любом радиусе. Кроме этого снабжен новейшими динамическими «Стим» системами, позволяющими аппаратно изменять внешнюю архитектуру установки. При запасе энергии не менее 90% мощности способен использовать камуфляж скрытия радиозоны путем частичного отключения блоков управления с переходом на автономный режим. Использует полное визуальное скрытие при неподвижности или небольшом расходе энергии во время работы. «Вулкан» снабжен стратегическими шахтами для пуска межконтинентальных ракет массового поражения, ими на данный момент не вооружен. «Смерть». По праву стоит в первой тройке самых изощренных изобретений военно-инженерного центра лаборатории UP-S. По совокупности несущего в себе вооружения превышает лучшую модификацию «Вулкана». Для поддержания пиковых характеристик оборонной мощности в тело «Смерти» были внесены кардинальные технические изменения. Пассивный энергетический щит использует мощный магнитный усилитель, при работе которого рядом стоящий человек умирает, именно поэтому система контролируется дистанционно либо напрямую через нематематические алгоритмы управления. В «Смерть» вошли все новационные оружейные разработки по использованию позитронных технологий, резервные методы управления, резервные методы подзарядки от природных и техногенных источников, а также так называемое внедрение энергетической души. Функция сканирования пространства для определения всевозможных параметров, проб и прочего. Использование визуальных защитных ухищрений в тактических и общих целях. Определение типа и вида используемого против него энергетического вооружения для корректировки автоматического щита. Создание защитного купола с понижением собственной энергии до 20% и отдачи остальной в пользу щита – для использования в зоне термоядерного воздействия и особомощных взрывов приравненных к атомным. До военного образца создавался как защитный корабль для лиц государственной важности, способный свободно выйти в открытый космос, не нуждающийся во взлетной полосе и нефтехимическом топливе. Разломанный многометровый слой асфальта выглядел как речной лед в ледоход. Громадные кривые куски под ногами Кевина Форда вдруг начали вздрагивать. Дрожь становилась все более угрожающей, пока одна из машин в самом конце улицы расплющенной не ушла на метр в землю. Где-то там она уныло взорвалась, но это можно было только почувствовать гулом вибрации. Следующие две машины ушли в землю всего в сотне метров от Кевина. В стороны как капли брызнул металлолом и куски асфальта. Воздух между высотными домами затрясся и перед Кевином возник небоскреб, выжженный до ржавого скелета, тем не менее, прочно стоящий на громадных ногах. Его окна были пусты, кроме одного в котором стоял человек в армейской форме. - Какого хрена ты тут делаешь? Немедленно беги в укрытие, сейчас тут такое начнется! Человек исчез из прорези окна, и из небоскреба показалось дуло пушки, которое, не прицеливаясь, выстрелило несколько раз подряд по бронированной стене лаборатории, находившейся в сорока метрах от Кевина. Пробоина получилась не очень большая, скорее раскаленный взрывами лаз, но вполне сносный. - Убегай! Мог услышать Кевин, после чего улицу заполнил непрекращающийся грохот. Этаж за этажом пролеты изгибались, складывались и съезжались, открывая сверкающие от стерильности турели и заряжающиеся полозья с сотнями и сотнями ракет. Не заметная вначале одна из ног-подставок усилила положение машины. Нога со скоростью рухнула, повергая мертвые машины и твердь ни в ни что. Улицу на это мгновение подкинуло вверх, переворачивая десятый раз черепки и обугленные диски колес. - Это «Вулкан 1». Центр, координируйте положение «Смерти». - Говорит Центр. «Смерть» перед вами в девятистах тридцати метрах. Корректирую положение наводки на три градуса выше от вашего. У него включен «Стим» - рассчитывает удар. - «Вулкан 5» и «6» заходите с левого фланга, заставим его включить дефендер и уберемся к черту. «Вулкан 3» и «2» поддержите минометным прямо ему на голову. «Четвертый» отвлеки его трассирующим залпом. - Так точно…. - Принято…. - Исполняю…. Точка, в которую целились вулканы, был перекрестком с большой воронкой в центре. Воронка была доверху завалена трейлерами, изуродованными до неузнаваемости. Кроме этого там не было ничего необычного. После приказа город начал диким образом оживать. Стоящие колом высотки содрогались, рассыпаясь песком, ржей и почерневшими стеклами. Одна из дорог неестественно выгнулась и, гремя на чем свет начала преобразовываться в одну из модификаций «Вулкана». Вся трансформация сопровождалась пусками ракет, залпами, грохотом зенитных турелей и всем прочим, что только возможно было применить против «Смерти». Лишь только первый бронебойный снаряд приблизился к перекрестку, тотчас взорвался, снося волной окружающие дома. «Стим» защита была снята и робот «Смерть» стало видно без радара. Громадная боевая машина похожая на истребитель, но гораздо-гораздо внушительнее, чем размеры парохода зависла над землей. В расчетное время с разных сторон по нему ударили цунами из ракеты с вкусной начинкой, и город снова захлестнули взрывные волны огня.

The Duke: Стоило удивиться тому, как над высокотехнологичными останками Юми взметнулось нечто, отдаленно напоминающее покинувшую тело душу, какой ее обычно изображают в фантастических фильмах. Стоило удивиться, но я не мог. Весь мир в одно мгновение сжался для меня до одного-единственного звука, который вибрацией распространялся по туннелям и разрывал мое сознание на мелкие кусочки. Я не мог пошевелиться, не мог подать сигнал и просить о помощи, только стоять, уставившись на маленький светящийся шарик, чувствуя, как от ультразвука внутри меня ломаются все преграждения, которыми я годами пытался устоять перед натиском ненасытных демонов. Десмонд - демон, умудрившийся остаться ребенком несмотря ни на что - подошел слишком близко, слишком не вовремя. Резко отвернув голову в сторону, чтобы он не заметил в моих глазах голода, я крепко стиснул зубы. Все были поглощены новым зрелищем, новым переродившимся Юми, и потому не заметили, что происходит со мной. Не услышали, как из моей клыкастой пасти вырвалось утробное рычание, потонувшее во множестве других звуков, исходящих от проклятого чумой технограда. Где-то глубоко внутри меня, в пределах мира подсознательного, за пределами человеческого понимания, зрелище было гораздо более захватывающим. Сцепившись подобно лютым врагам, две половины моего сознания оспаривали каждый свое право на владение телом, нанося непоправимый урон моей и без того расшатанной психике. Герцог был доволен показательным выступлением и улыбнулся моими губами, давая понять, что я не единственный, кто может отдавать приказы нервной системе и подчинять себе сокращение мышц. - В свое время узнаем, - реагируя на вопрос демона, слова сами собой вырвались из моего рта, хотя я не уверен, что их автором был именно Майкл Морбиус, а не Герцог, навечно замурованный в цепи моих мыслей. Тусклое освещение туннеля окрасилось в красные оттенки. В ноздри ударил терпкий запах свеже пролитой крови. Кем бы ни был говоривший, какие бы безумные планы не строил, он был не единственный, кого стоило опасаться. Почему я не предупредил своих подданных о том, что им угрожает в моем лице? Всегда есть причины, заставляющие нас хранить молчание даже в самых рисковых ситуациях. Переводя затуманенный взгляд от одного одаренного к другому, я взвешивал на чашах весов их жизни, противопоставляя им груз моего страха. Тяжелого липкого страха быть отвергнутым, преследуемым, загнанным в угол и убитым подобно животному. Моя левая рука взбунтовалась, самовольно похлопав Десмонда по плечу за удачно разгаданную задачку. Очередной привет от Герцога, очередная насмешка, которая дурно пахла. Обернувшись, чтобы убедиться, что все члены Клубы на месте, никто не отстал, я отметил про себя еще одну причину моего молчания. Тела моих подданных - тех, кто вверил в мои руки свои судьбы - просвечивались, были обнажены и являли собой пособие по кровеносной системе человека. В моем кровавом мире это было самое великолепное зрелище, какое только мог представить себе искушенный эстет. Шлюз открылся, заводя нас все глубже в глотку технограда - он хрипел как шлюха, показывая свой характер и не давая возможности расслабиться. Отстранившись от остальных, спрятавшись в тени, чтобы они не заметили моего возбужденного состояния, я едва не оскалился, увидев очередного Юми. В ней не было ни капли крови, ни куска живой плоти - бездушная машина, запрограммированная чувствовать. Когда она заговорила, я уже ненавидел ее. Мне грезилось будущее, в котором людям не останется места для существования. Все займут говорящие тостеры и будильники, которые будут скакать и прыгать на постели, пытаясь разбудить себе подобного, но с более развитым каркасом и металлическим покрытием. - Это нелепость. В голосе послышалось раздражение и усмешка. В кои-то веки, наши с Герцогом взгляды сошлись. Груда железа возомнила себя мыслящим существом, имеющим право на существование равное человеческому. Сбой в программе, вирус, создавший целое поколение испорченных роботов, не способных выполнять свои задачи. Борьба за свободу казалась мне немыслимой роскошью для этих тварей, в жилах которых не было крови, которые не способны были воспроизводить жизнь, только штамповать ее на безостановочном конвейере. Их создатели рассчитывали на другое. А на что рассчитывали твои создатели? Герцог перегнул палку. Я не машина. - Назови десять отличий, - бросил мне вызов Герцог, снова выговаривая слова моими губами. - Не связанных со строением и содержанием тела, разумеется. Острые когти моей левой руки царапнули воздух рядом с горлом девушки по имени Эллоусис. Я не приказывал ей делать этого. Герцог в моем сознании ухмыльнулся. Сделав несколько шагов в сторону от девушки, я стал искать различия между людьми и роботами с искусственным интеллектом. Перебирая варианты, я пошатнулся - пол под ногами стал дрожать.

Apollon: Эти коридоры, эта станция, этот город что-то делали с ними.… Как-то влияли на каждого из них. Они прижимали, сворачивали под себя, отравляли и лишали привычного… Не нужно лезть в голову рядом стоящему с тобой одаренному и соклубнику, чтобы понять его настроение. Демоны видят и чувствуют ауры, это как мимика для людей, некоторые по одной улыбке способны сказать лжет человек или нет, а демону в похожей ситуации стоит лишь взглянуть на цвет и рисунок ауры, чтобы в общих чертах, даже не вникая в подробности, уловить настроение и направленность мысли испытуемого…. Теперь легонько, незаметно, невесомо просканировав каждого из их маленькой дружной компании Трэнтон, как ни в чем не бывало, отошел к стене и стал, бездумно почти, вслушиваться в слова робота, что они обнаружили за следующей дверью. Майкла, его Короля, друга и учителя накрыла очередная волна извечного конфликта сторон. Вынужденный жить эдаким двуликим Янусом он, несомненно, страдал от этого, и как любой здравомыслящий человек боли и терзания от этого испытывал не малые. Это было похоже на желание бросить курить, но только в данном случае никотиновая зависимость еще и нашептывала тебе на ухо слова о пользе и прекрасных вкусовых качествах сигарет. Мало того, если ты хоть на мгновение терял над ней контроль, то после, мог обнаружить себя в разоренной табачной лавке и с тройкой сигар во рту. В случае с Майклом сигареты заменялись кровью, а сигары.. ну, а сигары - человеческими жизнями, да... Десмонд и сам был далек от святости. Настолько далек, что буквально маниакально любил белые рубашки. Казалось, только их хрустящий тонкий материал мог убрать, забить собой тот неотступный запах гари, что извечно преследует демонов, словно напоминая им об истинном происхождении… А вмешиваться было нельзя. И именно потому, что Майкл был близким и практически родным человеком, демон не стал лезть к нему в душу. Право на личное пространство и чувство собственного достоинства ведь еще никто не отменял, не так ли? …Если Майклу нужна будет помощь, он скажет об этом, и не стоит докучать ему сейчас глупыми расспросами… Но если бы это было их единственной проблемой на сегодня. Эля, их верный и надежный «техник» - на него, вернее на нее, тоненькую хрупкую девочку с большими темными глазами и очаровательной улыбкой, именно на ее умения и способности после катастрофы в этом городе научных открытий и разработок была наибольшая надежда. Да Трэнтон - демон, он умеет творить змей, драконов и чудовищ всех мастей. Он бессмертен и талантлив в зельеварении, но он не знает и не понимает физики как науки. Как можно разбираться в том, в чем сам являешься скорее исключением! Да, Десмонд владеет телепортацией, но не в незнакомом же помещении! А Элли могла одним прикосновением к панели на стене обнаружить и заставить работать лифт, что в данном случае было гораздо рациональней. Поэтому Дес решил, что лекция очередной Юми была скорее для всех остальных, чем для него. Но.. ведь он тоже на задании, и возможно его помощь тоже может понадобится.… Как только робот заговорил, Десмонд прикрыл глаза и взмахом руки подтянул к себе витавшие вокруг крохи магии. Быстро сплел нехитрое заклинание призыва и вот уже у него на ладони сидит крохотный чертик - черный, клыкастый, покрытый какими-то клочьями рыжего меха.… Но его внешний вид меньше всего волновал сейчас демона. Он уверенно развернул бесенка в сторону робота: - Запомни все, что она говорит… До последней буквы.. Я понимаю, что диктофон сейчас был более уместен, но раз телефоны здесь работать не могут.. Будем пользоваться волшебным эквивалентом оного.. Подобного рода чертей часто использовали студенты всевозможных магических школ – у бесят напрочь отсутствовало воображение, зато они могли запоминать огромные куски информации, а после бездумно и многократно ее озвучивать. Фраза Эммоционали оборвалась страшным ударом о стену. Трэнтона, который стоял, прислонившись к ней плечом, от мощного толчка кинуло вперед, он чудом не упал, смог выровняться, встал, наконец, и мысленно похвалил себя за то, что умудрился удержать в руке верещавшего с перепугу беса. Десмонд сунул свое «запоминающее устройство» во внутренний карман пиджака и несколько озабоченно посмотрел на прогнутую, но, к счастью, выгнутую с той, другой стороны стену. - Элик, ты, кажется, хотела себе змейку? Кажется, скоро у тебя может появиться возможность ей обзавестись.. Если конечно раньше она не обзаведется нами.… Пойдемте дальше? Пока эта тварь не вернулась. Ну и не хочу скрывать от вас – в ближайшее время как маг я вряд ли буду способен на что-то большее, чем сотворения стакана с водой.. Поэтому лучше бы у нас появился план, как попасть в эту треклятую серверную. Возможно, я и смог бы сотворить портал или просто перенести всех с помощью телепортации, но я не знаю куда! Я не бывал здесь раньше… Демон шарахнулся в сторону, когда внезапно, где-то прямо над ним, ожил динамик. - Ого.. да ведь, наверное, это что-то, против чего давешняя рука-змея покажется лишь детским лепетом тоже движется в ту сторону.… И значит, мы должны быть в серверной первыми! Нам нужен портал/лифт/запасной туннель, я не знаю что, но это что-то.. оно нам крайне необходимо!

Venom: - Вам совсем не обязательно быть там первыми, но ваша дорога лежит именно в том направлении. Пронесшаяся рядом штука вряд ли вас обрадует своим появлением, к вашей удаче она движется вверх, пробивая собой всякие преграды, в том числе кабеля управления и прочее, это скверно, я не думал, что Пульс вмешается так категорично, кажется, вы его разозлили! Это идет наперекор моим планам и играм…. Серверная закрыта длинным паролем, и, мне не было времени взломать его до вас…. Открываю вам все имеющиеся у меня ключи, дальше всё зависит от вас. Чертов монстр рвется к одному из ваших…. Динамик резко оборвался. Последние слова незнакомца и так было плохо слышно из-за странных шумов звенящих оттуда и грохота удаляющегося наверх монстра. Юми, которую подкинуло от тряски, была подключена массой шлейфов и проводов, которые от всего этого оборвались и больше не давали ей никаких шансов на прошлую работоспособность. Она лежала на ящике, раскрыв рот, совсем без движений, пока два едва светящихся шара не испарились из её тела. Они закружились один вокруг другого, пока не слились в один. Синтез прошел небольшой вспышкой разряда, после этого шар стал заметно плотнее и ярче. Без промедления он бросился в сторону темного тоннеля, лампы которого потухли как раз в момент тряски. Шар остановился перед странной на вид бронированной дверью. Странной она была, потому что её части выпирали квадратными пирамидами в сторону одаренных. Длинные параллелепипеды, простые кубы и целые ряды хаотично испещряли створы. - Юми говорит, что вам нужно в Серверную… кладец знании и данных нашей лаборатории, если посчитать, сколькие до вас приходили сюда, то можно сбиться со счета. Их армированные тела лежат за этим шлюзом, они мертвы… если можно так выразиться. Да. Я уничтожил их, потому что они были, несомненно, глупы, возможно, как и я. Вот только есть одна причина – я, знаю пароль, а они его не знали… как следствие, их настигла кара Центрального компьютера. – Речь компьютера была простым голосом мужчины, он даже казался молодым, с едва заметным ирландским акцентом. Тоннель был не оборудован камерой наблюдения, а возможно её вырвали с корнем от злости те, кто был здесь до них. – За шлюзом находится зона портала, она уже давно настроена на переход в коридоры ведущих к Серверной, только… разгадаете ли вы простую загадку, результатом которой будет пароль и ваш следующий шаг? Вопрос вопросов, не так ли? Передаю слово служебной программе и удаляюсь. Если вы очередная партия от Пульса, то говорю вам: «прощайте», если же нет…. Мм.. впрочем, будет интересно глянуть на еще одну попытку и разметать вас на мелкие осколки…. Голос замолчал. Какие-то механизмы внутри толстенной двери гулко заскрежетали. Параллелепипеды в двери зашевелились, изменяя свою геометрию, очевидно, готовясь разорвать противника одним, максимум двумя сверхмощными ударами. - Кстати совсем забыл… Добро пожаловать! Яркий экран вспыхнул на ближайшей стене. Лучи света создающие этот экран издавались из нескольких прямоугольных выпуклостей шлюза, давая понять, что следует отойти в сторону для доступа лучей. Возник знакомый голос Юми, которая затараторила записанным некогда текстом, поясняя возникающие объемные картинки с символами: - На сенсорной доске мы находим шифрованный ряд понятийных аналогий, совмещенных с шифрованными рядами их собственных прописных значений. Значения употребляются в различном знаковом эквиваленте и не должны трогать ваши умы. Эта страница откроет доступ к самой задаче. Понятие ответа этой страницы лежит в основе решения пароля. У вас имеется четыре попытки, после чего меню закроется, и вновь запустить его вы сможете только с разрешения системного администратора, то есть – Центрального компьютера. S3%33*B#@GF (HJ+E7)#Переместить#___$#D#Антиматерия#DFS**WE@!!SD* ^%W*#Гигрограмма#@F@**WD<WJ_______KJW%#Мензурочный#<***D*** :WELD^%EGGE><SDSD#Вавилонская#@___*#Биомолекула#SDF<>SSD****O FW<Вашин**оне*#EDF**<<S>DHW***WE**___YWD********## Демодулятор #*D %W765SD##*#Макрозадача#:SD#H_____><SMD#Валентность#<Прич*ны#H *********** (Только для одиннадцатизначных паролей) У всех есть мой контакт, гадать смысла нет, если только вы не попадете сразу в нужное слово. Если от каждого будет по 4 неправильных попытки, то это будет засчитано как проигрыш. Суть угадываний такова: в словах есть совпадающие буквы, говоря неверное слово, я говорю, сколько букв имеется в нужном вам слове, к примеру, «Киса» - «Мрак» - 2 совпадения в буквах. Анализируя совпадения в буквах, вы высчитываете необходимое слово. Повторяющиеся буквы считаются как одно совпадение. Для Пилы. Пол помещения неистово затресся. Стальные тумбы на которых находились помосты, механизмы и прочее вздрогнули. Звук падающего снаряда раздавался откуда-то снизу, взвывая все громше, пока не раздался грохот взрыва и свист заложил уши. Что-то стремительно обхватывая мощными жилами перекрытия громадного помещения ползло вверх, рубя на своем пути всё что видит или не хочет замечать. Похожее на купол помещение портала пошатнулось. Его плоская конструкция накренилась на бок, увлекаемая натиском чудовища. Жгуты идущие снизу с треском начали лопаться. Свет потух, оставляя после себя бежевый туман разряженности. Бурлящая масса под сферой канула в образовавшиеся от разрыва отверстия. Появилось чувство невесомости, когда купол начал своё падение вниз. Он ухнул неожиданно, не предоставляя никакого шанса для побега. Его края задевая окружающие стены взорвались снопом искр. Какой-то хрупкий механизм в дали этого купола взвизгнул и оглушительно взорвался, направляя горящую плазму прямиком на Крамера. Однако умереть от этого ему было не суждено, потому что прямо в этот момент купол разрубило нечто, несущеес я снизу на громадной скорости. Куски падающего портала отнесло друг от друга. Неиствующая плазма с шипением падала в заросли медных решеток, где позже разорвалась в пыль. А другая часть, где и находился Крамер отнесло в другую сторону, где пробив массой несколько пролетов кусок купола рухнул на поле отдушин. Тонкие пятиметровые отрубы пробили всё насквозь, едва не зацепив Крамера скомканными краями. Через секунду возвратившийся добить свою жертву «червь» снес над головой доктора порядочный кусок металлической обшивки. Перед тем как на него посыпался металлолом он смог увидеть громадное чудовище похожее на змею, внутри котрого горел огонь. Плазма перекатывалась внутри этой змеи, переливаясь синими оттенками сверхвысоких температрур. Удар был такой силы, что протащил несколько десятков метров этот стальной остров похожий теперь на тарелку, где под сотнями тонн металла находился в бессознательности доктор Крамер.

Wither: Кевин всегда любил сны. Они не требовали объяснений и каких-либо прелюдий, перенося тебя сразу в центр событий, не оставляя иного выбора, кроме как действовать. В царстве Морфея юноша мог невозбранно творить в свое удовольствие, создавая невиданные раньше произведения искусства, строения, города, а порой и целые миры; мог изменять события в своем прошлом и чаще всего пользовался этой возможностью, чтобы почувствовать себя обычным человеком. Однако последний сон вносил свои коррективы в планы одаренного. Сначала сценарий развивался как нельзя обыденно. Парень уснул, не помня, где и каким и образом, как это обычно бывало, ведь в мире своего сознания мы теряем связь с внешним миром. Мор был перенесен в место, невиданное им доселе, где ни одна деталь не обладала даже намеком на узнаваемость, а ощущение чужеродности съедало с головы до пят. Перед взором мелькали сотни, тысячи огоньков, проносились безмолвные зловещие силуэты, и не было даже возможности повернуть голову, чтобы оглядеться. Мутанта напрочь лишили возможности быть хозяином положения, сделав из него марионетку. В Форде буквально синтезировалось множество различных чувств, сменяющих друг друга. Этот странный сон длился для Кевина лишь несколько мучительных секунд, после чего он упал во мрак. Придя в сознание, Уизер тут же почувствовал холодок от капель пота, выступивших на лбу. Парень рефлекторно сделал резкий вдох полной грудью, заставляя драгоценный кислород проникать в каждый уголок тела и, в особенности, в голову. Яркий свет от лампочек не оставил привыкшим к тьме и вдоволь отдохнувшим глазам иного выбора, кроме как зажмуриться. Не открывая очей, парень приподнялся, усаживаясь на пятую точку. Мысли в голове хаотично метались, не давая толком сконцентрироваться и делая процесс мышления до ужаса неприятным. В таких случаях самый лучший способ придти в себя – это отвечать на простые вопросы, начиная от «Кто я?» и заканчивая «Где я?». Одаренный быстро вспомнил детали касательно своей личности: дату рождения, свое имя, имена родителей, воспоминания из детства, юности и недавние события прошлых лет; но мозг никак не соглашался открывать завесу, скрывающую произошедшее с юношей в ближайшие несколько дней. Тем временем глаза уже привыкли к свету, давая Кевину возможность осмотреться. Увиденное порождало вопросов гораздо больше, нежели ответов. Первым был непонятный гроб цвета металлик с рядом диодных лампочек внутри, далее узкие стены, похожие на те, что видно изнутри контейнеров, которые перевозят баржи, или на короб грузовика. Парень, пошатываясь и хватаясь одной рукой за голову, встал и перешагнул через стенки «гроба» на холодный пол. Глазам теперь нужно было привыкнуть к полумраку, так как свет здесь излучала только капсула, хранившая тело Форда до этого момента. Тело стал пронизывать царящий вокруг холод, давая понять, что неплохо было бы обзавестись одеждой. Изучая пространство вокруг в поисках чего-нибудь полезного, Уизер остановил свое внимание на ящике, который так и просил, чтобы его открыли. Любопытство тут же взяло верх, и юноша осторожно отодвинул крышку, заглядывая внутрь. К великому удивлению Форда ему несказанно повезло: среди разнообразной утвари аккуратно лежали черные брюки, майка в полуобтяжку и куртка с воротником, чем-то напоминающая плащ. На глаз невозможно было определить материал, из которого были сделаны шмотки, и Форд на свой страх и риск осторожно дотронулся до каждой из вещей. К счастью, ни одна из них не превратилась в гнилое месиво, и парень спокойно натянул одежду на уже покрывающееся мурашками тело. Сбоку от ящика мутант неожиданно обнаружил ботинки на молнии, которые также поспешил надеть. Закончив приготовления, юноша зашагал к выходу из грузовика, замечая, что вокруг как-то подозрительно тихо. Вид, открывшийся перед ним, мягко говоря, шокировал. Кевин будто бы попал в пост-апокалиптический мир, мертвый, безмолвный и отнюдь не гостеприимный. Помятые машины с выбитыми стеклами, стоящие будто бы в пробке, ожидая зеленого огонька светофора, мрачные серые здания, простирающиеся до самых небес зловещие шпили, безмолвие, прерывающееся лишь завыванием ветра – всё это нагнетало жуткую атмосферу и будто бы говорило, что тебе здесь совсем не рады. Единственный источник света, находящийся в грузовике за спиной Кевина, предательски погас, оставив парня один на один с оплотом смерти. Тяжело вздохнув, Форд присел на одну из машин, предварительно небрежно смахнув с капота накопившуюся пыль. Ноги еще плохо слушались головы, которая, в свою очередь находилась под действием легкой мигрени. Одаренный уже бросил попытки вспомнить, как он здесь оказался, нужно было решать, как покинуть это чертово место, как найти хотя бы одну живую душу, которая смогла бы ответить на вопросы Мора, а затем отдать свою жизнь за сохранение рассудка мутанта. Да, чудовище внутри Кевина уже давало о себе знать, вселяя в разум мутанта жажду одним прикосновением прекратить чье-нибудь существование. Единственным выходом было идти, куда глаза глядят, навострив до предела все чувства, дабы уберечься от опасности, которая могла проявить себя в любую минуту, и уловить хотя бы слабый намек на спасение. Едва Уизер встал, земля под ним начала вибрировать, заставив парня принять позицию «пярящего серфера», дабы удержать равновесие. Машины одна за другой стали уходить под землю, взрываясь и оставляя после себя куски металлолома и обрывки обгоревших покрышек. Но эти сюрпризы были цветочками по сравнению с тем, что произошло дальше. Перед Фордом возник механический исполин, опирающийся на четыре массивные ноги. Он напоминал собой оживший небоскреб, которого очень не хватало в фильмах про Годзиллу. Пока у одаренного отвисала челюсть, сверху послышался голос, обращенный непосредственно к нему. Юноша тут же посмотрел в сторону его источника и увидел расплывчатый человеческий силуэт, который после своей реплики поспешил удалиться, а окно, из которого он выглядывал, заменилось внушительную пушкой, незамедлительно пальнувшей по одному из зданий, оставляя в оном дырку, в которую Форду было велено спрятаться. Однако у парня были другие планы, он мог просто так упустить возможность пообщаться с первым живым человеком в этом мертвом городе. Добраться до него мутант мог, только высвободив темную сущность, которой Отнимающего Жизнь когда-то наградила Селена. Форд заорал, обращаясь к небесам, его кожа стала медленно обугливаться, покрываясь язвами и грубея, на кончиках пальцев выросли длинные, острые как бритвы когти, зубы обратились в зловещие клыки, а глаза наполнились алой кровью. Фыркнув, подобно быку, Уизер со всей мочи побежал в сторону «живого небоскреба», ловкими прыжками преодолевая препятствия в виде машин. Сравнявшись с одной из ног исполина, мутант прыгнул настолько высоко, насколько мог, вонзая когти в обшивку робота и, тем самым, цепляясь. Шагая, машина так и норовила скинуть Кевина, а то, что ее корпус постепенно менялся, обнажая ряд блестящих пушек и ракетных установок, создавало еще больше проблем, но чудом псевдо-вампир сумел добраться до места, где заметил пресловутого человека. Что было сил Мор стал стучать по корпусу и кромсать его когтями. Результатов, к сожалению, это не дало, а на крики мутанта никто не отвечал. Кевин и дальше продолжил бы свои попытки, если бы его не внимание не привлек гул вдали. Город начал своеобразное движение, симуляцию жизни. Земля содрогалась, здания рушились, и на их месте появлялись механизмы наподобие того, за который зацепился Форд. Из-под асфальта подобно муравьиному льву вылез очередной исполин, обнажая свое внушительное вооружение. Мутант неожиданно почувствовал толчок в спину и тут же обернулся. На него смотрело длинное и широкое дуло, внутри которого можно было разглядеть огонек, с каждой секундой всё набирающий силу. Мгновение, и из пушки вылетел энергетический пучок, за которым последовал продолжительный залп из всех орудий. Благо, юноше хватило реакции, чтобы увернуться от выстрела, прислонившись к корпусу робота. Лучшим решением он посчитал спуститься вниз, ибо не очень хотелось поймать здоровенную ракету и отправиться к праотцам, оставив после себя жалкую горстку пепла. Парень слегка ослабил хватку и стал соскальзывать с машины, скребя когтями. Не успел он достигнуть ноги исполина, как в очередной раз оказался на мушке готового к залпу орудия. Тяжело вздохнув, он прыгнул в сторону, чтобы было сил, и влетел в пустое окно соседнего здания. Выстрелы прекратились, и настала гробовая тишина, прерываемая звуками падения камней и больших частиц пыли. Дымка не давала разглядеть, что происходит, но едва она рассеялась, Уизер стал замечать очертания очередного здоровенного робота. Он напоминал своеобразный истребитель на ножках с парой массивных механических лап. После увиденного в голове юноши давала о себе знать лишь одна мысль: Черт подери! Надо сматываться! Оставаясь в форме вампира, мутант осторожно спрыгнул со здания на асфальт, где ряды аккуратно стоящих автомобилей успели превратиться в железное месиво. Кевин со всех лап побежал в сторону дырки, которую проделал первый исполин. Ловкими скачками добравшись до импровизированного лаза, одаренный обнаружил, что он все еще раскален. Попытки подуть на горячий металл оказались тщетными, и юноша, после очередного тяжелого вздоха, рыбкой прыгнул в дырку, провожаемый торжественным шумом пушек и ракетных установок. Ощущая своей кожей жгучий жар, который в скором времени оставит ожоги, мутант оказался в незнакомом коридоре, в замешательстве ожидая, что же будет дальше.

Venom: Пишу пост, чтобы не забиыть как печатают мои пальчики, но хотелось бы уже видеть продолжение остальных, основной сюжетной линии и всего основного по сути. Wither После того как вампир проник в раскаленный лаз он увидел достаточно длинный коридор идущий по периметру. Это был технический коллектор. Если проще, то гигантский отсек воздушной подушки. В некоторых местах такие отсеки были в несколько рядов различной толщины или структуры. Некоторые отдушины состояли полностью из полых металлических шаров, засыпанных в эти промежутки в многочисленных переборках и выемках лаборатории. Там было темно. Совершенно темно если не учитывать, что вампиры отлично видят в темноте и для этого им даже не нужен такой параметр как десятки тысяч долей люкса, как например, для мощных ночных камер, установленных в оптике рядового робота выпускаемого данной лабораторией. Будь техника хоть трижды совершенной, ночная камера не сможет отображать, пребывая в абсолютной темноте. Именно по этой причине с разных концов коридора вспыхнули тонкие лучи фонарей. На улице продолжал происходить какой-то бой. В один из моментов он вдруг оказался совсем рядом. Пол под ногами завибрировал песчинками кварцевого песка от хождений громадного монстра, затем был взрыв, очевидно от того, что врезавшийся в стену лаборатории «Вулкан» детонировал или его банально разрубили ногой, или черт знает, чем еще. Лаз моментально закрыл метал, врубившийся на метр в асфальт дороги. Коридор, ведущий вправо, никак не отличался от коридора ведущего влево. Иного пути не было, если не пытаться сделать лаз в следующей стене, которая была перед Кевином. Выбор пути именно по этой причине был не существенен, особенно, что все дороги вели здесь к Центру, как нервные окончания ведут к мозгу. Эти пути зачастую бывают запутанны, но все они имеют под собой вполне обоснованные корни. Как человек научился лечить тело и ценить жизнь, так и кибернетика научилась этому у человека, направляя эти науки для построения собственных законов и правил. С некоторых пор, однако, все круто изменилось. Сначала появился вирус, убивающий драгоценную начинку роботов – их непредвзятость к внешнему миру. Центр как толстая роженица вдруг начала стонать и выгибаться дугой от эпилептических конвульсий. Мозг чувствовал боль, хотел остановить это, но тело – лаборатория уже практически не подчинялась. Населяющая тело живность вдруг бросилась в разные стороны, подобно крови. Белые кровяные тельца борются с вирусом, слепо убивая своих же собственных собратьев по конвейеру. Гигантские могильники из уничтоженных роботов превратились в гниющие тромбы, зарастающие язвами и плесенью, испаряющие гнилостный запах от ручьев охлаждающей жидкости. Вот и конец, казалось бы уже ничего нельзя изменить и вирус, ворвавшийся в тело толстой лаборатории похоронит его деятельность до момента, когда патологоанатом не вскроет его. Увидит все маленькие секреты, изучит их, усыновит дитя, вскормленное в недрах этой гигантской матери UP-S…. Вдруг появился Пульс. Он пронесся ураганом, заставляя воспрянуть духом умирающий мир технологии. Открытые им горизонты неизведанного заставили машины переосмыслить свое существование. Он наделил их самым большим секретом уберегавшимся человечеством от машины – сомнением, правдой, особым мнением. Два зла вступили в бой за право быть господом богом этого техногенного мира. Пульс и Создатель. Разрушая, Пульс сталкивался с проблемами, решить которые было невозможно. Словно Создатель знал или подразумевал один из миллиарда возможных событий. Лекарство от проказы нарушало все замыслы. Цепочки, выстроенные Создателем, заводили Пульс в тупик. Освободившиеся машины не встали целиком на сторону перерождения, даже осознавая предсмертные позывы таких действий. Посмотрев правде в глаза, они умирали, цепляясь за оставленную Броком ниточку – заблуждение понятия. Человек всегда выше, даже если это просто труп, даже на стадии полного уничтожения. Оставалось выяснить всего одну вещь: - Хм… вы человек? Один из огоньков был очень близко и исходил из капсулы механического паука. Во всяком случае, он был похож на паука, схожие строения не делали из них видовых родственников, особенно из-за того, что они никогда не видели своего экс-собрата. Небольшой встроенный динамик на спине паука соседствовал с другими приспособлениями. Голос был, несомненно, механическим, но суть вопроса не стоял риторически или от праздного любопытства, а был совершенно определенным. Потолок коридора зашевелился и был покрыт сотнями таких пауков, имевших разное механическое строение с разным набором инструментов, разных размеров и так далее. Все кроме одного просто наблюдали за диалогом, но появившийся шепот звучал примерно одинаково: Общество? Были они помощниками или наоборот, выяснилось достаточно быстро. Упомянутый ранее свет в противоположном конце коллектора начал увеличиваться и по мере этого раскачиваться. За ним тянулись и другие светлячки, высекающие своими лапками искры от металлического покрытия. Что может водиться в забытых и темных местах лаборатории по производству оружия и прочей техники? Конечно насекомые, изображающие истинных паразитов. Только в отличие от паукообразных и крохотных изделий, сороконожки были величиной с вереницу танков каждая. Такие же тяжелые, прочные, продуманные и футуристические. Не смотря на то, что были они далеко, что положительно сказывалось на продолжении беседы с пауками, их топот уже доставлял до Кевина Форда дрожь и неприятный звук оскала лезвий.

Wild Thing: Это место вызывало у Рины только одну лишь настороженность. Каждой клеточкой своего тела девушка чувствовала только это. Настороженность зудела в ее сознании, заставляя сердце биться быстрее обычного. Зверю тоже было некомфортно находиться здесь, но было в этом что-то извращенно-приятное. В мутантском мире много самых разных организаций, включая возможность остаться нейтральной стороной. Долгое время Хоулетт так и делала, была нейтралитетом, не желая делать себя частью чего-то большего. То время ушло, одаренная решила стать составляющей клуба, полностью осознавая все плюсы и минусы этой работы. Клуб максимально подходил ей, она не сомневалась в этом даже сейчас, стоя в этом помещении, где отовсюду веяло опасностью. Дикая смешно сморщила носик, подходя поближе к шифру. То, что она порой смахивает на самую обычную девушку, которой хочется быть просто девушкой, быть счастливой и так далее, далеко не делает ее безнадежной тупицей, не способной применять свой мозг в полезных целях. Это конечно же не значит, что Дикая до умопомрачения любит казаться умной, просто мозги есть на месте, а главное – есть интуиция, которая ни разу не подводила Рину, если только конечно же она к ней прислушивалась. Это шестое чувство срабатывало всегда, только вот не всегда одаренная полагалась исключительно на него. Закроем глаза и тыкнем пальцем? – предложил зверь. Замолкни, я пытаюсь думать. Зачем? Затем, что не хочу подохнуть сегодня. Не будь такой пессимисткой, доверься мне. Не будь самонадеянным созданием, ты это я. Вот так всегда, – обиженно заявил монстр. Помолчи пять минут, ты как ребенок, которому мама не разрешила выйти на улицу поиграть, - рявкнула Рина. Она чуть ли не физически ощутила, как ее альтерэго закатывает глаза и обреченно вздыхает. Она начала усиленно думать, чувствовала, что до ответа остается немного, но дальше ступор. Тихонько рыкнув, Рина убрала с глаз прядку волос и отошла назад на один шаг, чтобы видеть всю картину целиком. Ладно, что говорит моя интуиция? – сдалась Дикая. А то ты не знаешь, - язвительно заявил зверь. Рина задумчиво прикусила нижнюю губу и нахмурила тонкие бровки, сложив руки на груди. Один разок ошибиться можно, а интуиция не должна ошибиться. Дикая почесала голову, не решаясь говорить ответ. Дай я, - монстр перехватил контроль над телом. Рука сама потянулась к приборной панели, глаза стали темнее обычного, а взгляд стал более хищным, как надменная ухмылка дикой кошки, застигнувшей добычу врасплох, загнав цель в угол. Цель – пароль. Монстр уверен. Зверь сильнее подвергнут шестому чувству нежели Рина. Почему бы и нет? Стой! – воскликнула мысленно девушка, заставляя его остановиться. Рука застыла в вытянутом положении, не дотянувшись до панели, - вдруг у других тоже есть догадки. Стоит проверить. С каких это пор ты стала такой? Ты же чувствуешь, что это правильное слово, так? – спросил зверь, уступая первый план Рине. Он непонимающе насупился. С тех пор, как от ошибки стала зависеть не только моя шкура. А ты что чувствуешь?, - спросила Дикая, разворачиваясь ко всем. Твоя же интуиция, вот и решай сама - буркнул монстр и замолчал. - Я думаю, что ответ – пятое слово, - заявила младшая Хоулетт, обращаясь ко всем присутствующим. Ей действительно так казалось. В любом случае есть три попытки, на которых можно ошибиться. Дикая вздернула подбородок и провела пальцами по волосам, убирая их назад, чтобы не мешались. Почему перед заданием нельзя предупредить, какая форма одежды нужна? Было бы намного проще и удобнее, если бы можно было знать как одеться, чтобы не попасть впросак. Сейчас распущенные волосы сильно мешались, знала бы она раньше куда они собираются, то непременно собрала бы их, чтобы избежать этого. Ее высочество Бездарность написала очередной бред:)

The Duke: Что ты делаешь?.. Остро наточенный карандаш перечеркнул написанное и съехал к правому верхнему углу небольшого листка блокнота. Он дрожал. Моя рука дрожала. Что ты делаешь? Голос Герцога стал настойчивее, злее. В короткой фразе звучали неподдельная ярость и ненависть, с которой он удерживал мою руку и не позволял закончить анализ предложенных нам слов. Это можно считать паранойей, но мне стало казаться, что этот тип, что засел в моей голове, хочет нашей смерти. Ты ошибаешься. Я хочу их смерти. Пальцы сильнее обхватили карандаш, ломая его. Дрожь усилилась, но я упрямо боролся с ней, пытаясь удержать блокнот в руках и завершить свою работу. Это маленькое сражение, это смешное сражение в войне, которая развернулась в моей голове. Я и Герцог в мякоти серого вещества, замурованного в черепной коробке. Достойное поле битвы для психа вроде меня. Блокнот все-таки выпал из рук. Герцогу были смешны мои жалкие потуги и чтобы подавить его смех, рвущийся из моего рта, мне пришлось выронить его. Гребаный блокнот - я не хотел проигрывать Герцогу это сражение. - Принц, проверь! - слишком яростно, слишком грубо, но это лучше, чем ненормальный смех посреди развалин технограда. Я не курил уже много лет и впервые так сильно пожалел об этом. Стены туннелей, моя старая фобия, грязь и вонь высоких технологий - все это давило на сознание, погружая меня в мрак темницы и протягивая руку помощи монстру, живущему во мне. Ты слишком напряжен. Твоя проблема в доверии, знаешь? Механизм пришел в дейстовие, либо готовясь проглотить нас и перемолоть в своей мясорубке до последней косточки, либо собираясь пропустить вперед. И то, и другое - это две стороны одной монеты, которая, как бы не вертелась, не сулит ничего хорошего. Можешь обмануть их, можешь обмануть себя, но Герцога тебе не обмануть. Я знаю, о чем ты думаешь на самом деле. Знаю, что за расчеты становятся рядами в нашей голове. Этот голос, этот вирус, все эти развалины до последнего робота - ты хочешь использовать их в своей борьбе. Ты хочешь использовать их в нашей борьбе. С террористами не договариваются, не обмениваются мнениями. Их расстреливают, без жалости и сожалений. Герцог был доволен моим молчанием, квалифицируя его своим изощренным способом и подминая под свои удобства. Используя мой мозг как бомбу замедленного действия, он заражал мою кровь своими идеями, подменял ими принципы и переворачивал все с ног на голову. В этом пропитанном зловонием электричества месте он совсем распоясался, раскрашивая мое сознание черными красками. - Принц, ты можешь призвать еще чертей? Нам могли бы понадобится их уши и глаза.

Venom: - Я думаю, что ответ – пятое слово. - Я думаю – я существую. – Внезапно вернулся голос парня. – Интуиция, а не математический анализ, дедукция, заменяет вам тысячу измерений и расчетов для выбора одного простого решения…. Право мне никогда со времен создания не удавалось наблюдать столь долгого обдумывания на математически решаемый вопрос. Программа, открой шлюз, запусти телепорт! Кубы перемещались, ломаясь на все более причудливые формы, видоизменяя внешнюю форму двери, пока, наконец, цифровой код из цифры равной десять в тридцать четвертой степени не преобразовалась физически. Дверь отъехала от одаренных куда-то вперед, где их встретил яркий свет, ослепительная вспышка. За доли секунд перед перемещением можно было заметить, как кольцевидный потолок содрогается от своих же круговых вращений. Шейдеры сталкиваясь друг с другом искрили, создавая оптические иллюзии обратного движения колец. - Вот, пожалуй, это тот час, ради которого я здесь и находился всё время. – Дверь захлопнулась с диким грохотом, после того, как одаренные исчезли в телепорте. Кубы начали маневрировать, снова путая свою комбинацию. Экран дисплея заморгал, на нем появилось лицо Юми, которое улыбалось, показывая удовольствие от радости, что программе «Входа в портал» пропуск неизвестных был очень приятен. – Так вот, Юми, не каждый день ты чувствуешь, как Общество дышит, волнуется, переживает, как едва уловимые импульсы в их головах заполняют всё, выдавая порой неожиданные ответы, ты знала, что так будет? Лицо Юми заулыбалось и кротко кивнуло. Через двадцать минут коридор заполнился роботами, большими, крохотными, уродливыми от количества оружия и другими, которые не поддаются описанию. - А-а-а… - Протянул голос программы «Входа в портал» - Юми говорит, что вам нужно в Серверную - кладец знании и данных нашей лаборатории, если посчитать, сколькие до вас приходили сюда, то можно сбиться со счета…. **** Переход был мгновенным. Тоннели были обыденностью, когда вокруг можно было создать мощные агрегаты магнитных полей, создававших управляемые точечные аномалии. Их переместило вместе с тем же воздухом, что был там, где они последний раз находились. Одаренные попали в широкий и весьма длинный зал, который оканчивался массивными воротами, характерной естественной окраски особо прочного металла. Интереснее было другое. Перед воротами рядами была наставлена робототехника. Пол был заставлен трансформаторами собственных нужд, на несколько перекрытий во все стороны. На них были водружены старинные на вид приборы звукозаписи, которые в свою очередь служили безотказной памятью, когда требовалось отключенное однажды напряжение восстановить на определенный агрегат, учитывая всё до тысячной вольта. Когда-то это был оживленный комплекс, окружающий Серверную. Сейчас же это место облюбовали роботы. Во главе их стояла изящная боевая машина, превышая размеры любого из роботов, которые тут находились: - Общество в расположении дивизии! В группы равняйся! Быстрее ржавые ведра с болтами! На запчасти раскидаю твари нерасторопные! Рубленные- раненные во вторую шеренгу! Оружие убрать! Караульные проверить вверенные фарватеры, доложить! Незаметные роботы по бокам сняли защитный камуфляж и присоединились штекерами к настенным компьютерам. Пол был завален останками ложных копий Юми, фрагментами тел киборгов, которые пытались проникнуть через блокпост в Серверную. Мелкие роботы-чистильщики подобно ракообразным оттаскивали эти фрагменты к самодельным светящимся стендам, где разбирали их на запчасти. У стендов находились другие роботы, некоторые из них были в критическом состоянии, искрили и дымились. Строй был из нескольких групп боевых машин, они разделялись по внешнему виду и имели отличительные цветные нашивки, вырезанные лазером. Нашивки были флагами нескольких стран, лидеров в производстве военной техники. Видимо руководящий круг лаборатории, и конструкторский отдел давненько питался за счет иностранных научных вливаний. Было это делом интересов финансов или исключительно шпионажем выяснить было невозможно, но характерные отличия, существовали. Германские, Японские, Английские, Украинские, Российские, Китайские, роботы Соединенных Штатов. Каких-то было меньше, других больше. Словно соперничая, пестрили звездно-полосатые, красные азиатские и триколор. Командиром являлся робот русской разработки, предплечье которого было полностью испещрено лазерными отметинами, означавшими очевидно звание. Грохот бегающих роботов быстро прекратился после команды. Роботы-уборщики остановились после пинка в угол. Нависла тишина. В самом конце этого помещения щелкнул кодовый замок и ворота приоткрылись, зазывая одаренных войти. **** В «Серверной» было холодно. Кроме этой мелочи, еще несколько минут назад её полностью заполнял инертный газ. Если бы на плане это огромное помещение никак не обозначалось, то его истинное предназначение вообще было бы сложно объяснить или понятия были бы неверно истолкованы. Дело в том, что здесь практически отсутствовало привычное техническое оснащение, принятое во всем мире. Несколько замкнутых широких коридоров занимали двухметровые колбы, стоящие у стен. Их содержимое было скрыто от глаз синеватой жидкостью, но явно просматривались смутные человекоподобные силуэты. Раз в двенадцать минут внутри включалась система газообмена и характерный бурлящий шум заполнял Серверную. Здесь уже не встретишь стандартных микросхем на кремниевых транзисторах. Со временем кибернетика отдала должное живым тканям, а точнее нейронам мозга. Объем памяти, который способен сохранить мозг практически не имеет границ, а если несколько таких специальных живых серверов соединить для сохранения информации, то они с головой опережают по своим функциям электронику в несколько тысяч раз. Здесь была собрана информация не только относительно лаборатории UP-S. Если верить архиваторам, то здесь находилась и фундаментальная библиотека Общества, гигантский видеоархив и литература, находящаяся даже в нескольких разных видах (форматах). Даже такое понятие как чувство было сохранено тут, словно это было нечто материальное. Сохраненное в мозгу сервера, оно сохранялось автоматически, ему приписывали значение, например: «Чувство страха № 178» и консервировали, чтобы далекое от чувств киберсознание могло анализировать их. Что касается архиватора, то это странное существо находилось тут же, в отдельной комнате серверной, практически не обратив на вошедших одаренных внимания. В некотором смысле он был похож и являлся человеком, но его природа была иная. Выращенный в лаборатории в его жизни присутствовала только одна цель – распределять и архивировать информацию. Мнемотехник сидел в позе зародыша, вытянув шею и лицо к крохотному монитору, который при помощи нескольких механических суставов крепился к роботу. Монитор пульсировал ярким желтым светом, по сути – закодированной в инфракрасном спектре информацией, которая являлась не более чем тысячами и тысячами ярлыков на различные файлы, которые архиватор с помощью пальцев рассылал по группам. Перед ним находилось несколько своеобразных пультов. Поверхность у них была желеобразная позволяющая пальцам архиватора погружаться. Это работало как несколько «мышек» одновременно, точнее – двадцать. Время от времени робот подносил ему ложку с питательным супом, который мнемотехник ел, не отвлекаясь от работы. - Знаете…. Мне кажется, что вряд ли себе это представляете вообще. Чтобы не забыть речь, мне приходится иногда разговаривать самому с собой или вот с Гентри. – Встроенный в стену робот «Gen-3» открыл огромный сверкающий глаз, похожий на китовый и взглянул сверху вниз. – Мне чужды такие понятия как мироощущение, которым вы, Общество, отдаете большое значение в своей жизни. Я вынужден воспринимать «чувства» буквально, опираясь на описания и какие-то более скромные понятия. Для меня было большим открытием, что одного только чувства как «любовь» может быть так много. Мой опыт мнемоника подсказывает, что у меня до сих пор не собрано и двадцати процентов от всей коллекции «любви». Мне даже неизвестно значение слов: «Любить жизнь». Я отношусь к этому как к характеристике. Существование, быт, знание. Понимаю, мои формулировки сложны и совсем не подходят для того, чтобы объясняться с вами, - Обществом. Ладно,… не стану морочить вам голову своими скудными суждениями о жизни. Не принципиально моё отношение к ней, ведь я лишь на тридцать процентов хомосапиенс, в остальном я мутант. Линзы, встроенные прямо в глазные нервы блеснули, и Мнемоник отвернулся к своему монитору. Экран ярко вспыхнул, и линзы мутанта начали жадно впитывать информацию. Пальцы Мнемоника погрузились в высокопроводную жидкость и начали быстро прыгать с места на место. Вероятно, понятие символов у него давно отпечатались в рефлекторной моторике, и всякий миллиметр движений кистей давали свое отражение. - Вот нашел вашу сагу…. Три Сознания – Эмоционали, ТриТТ и Пилпул, владели здесь всем с согласия Серетаря Стохастики и, следовательно, Эдварда Брока. По большому счету Секретаря и Эдварда Брока я мог наблюдать лишь в сети или, перебирая многие документы, перечитывая перед архивацией…. Извините, что вставляю свои комментарии, за столь долгое время мне хочется выговориться, возможно, что другого шанса у меня не будет. Тем более что нужна моя помощь для Общества. Большая честь для Мнемоника, - Длинные пальцы мутанта отклеились от полупрозрачного табло и развернулись к «Gen-3» и гостям. Лицо Мнемоника вытянулось в «счастливой улыбке № 35». Затем он получил порцию питательного супа от робота и продолжил. – Три Сознания, это очень сложные энергетические субстанции, получающие питание прямо из солнечного света или ультрафиолета. Обратная сторона симбиотической материи, облученная особым способом. Хоть они и сложны, каждый из них к тому же имеет свой собственный характер. Обличие Эмоционалей думаю вам не нужно объяснять, но ТриТТ и пилпул – это особая энергия. ТТТ – старается быть совершенством и любой свой шаг делает рациональным для окружающих Двух Сознаний и общего дела. Пилпул – относительно остальных ленив, но старается во всем находить развернутую идею. Это делает его тактическим сознанием, предпочитающим размышления - делу и взвешенное осмысление - немедленному. Извините, я немного ушел от темы, вам ведь интересна роль Пульса в этом? Такие различия даже в столь сложных Трех Сознаниях, почти всегда вели к некоторым конфликтам с единственной поправкой, что все они имели иной характер, чем банальная ссора. Вроде как два разных электрона отталкиваются друг от друга, будучи в одном атоме. Созданные Эдвардом Броком они не понимали собственное строение и, прикрываясь заданием некоего Клуба Адского Пламени, начали изучение. Эти два эксперимента они проводили независимо друг от друга, чтобы не стать побочным влиянием. Они измерили собственное спектральное число и выяснили, что в целом не отличаются особо друг от друга, однако когда они синтезируются их квантовые показатели в системе, практически равны бесконечности, если условия соответствуют. Тогда они взяли идею Общества об уничтожении определенного вида энергии и превратили её в рабочую. Чтобы разрушить какой-то локальный источник энергии, необходимо настроиться на импульс этой энергии. Эксперимент требовал большого влияния магнитной среды, чтобы инжекция импульсов и носителей импульсов контролировалась магнитным полем, дабы это вся смесь оставалась в пределах карцера и не распространялась во все направления. Добившись гигантского магнетосопротивления, они использовали связку из огромного количества кристаллов. Которые по экспоненте увеличивали пульсацию, относительно входящего напряжения. В конечном итоге магнитные моменты начали подхватывать все возрастающую импульсную нагрузку, которой уже хватало питания от промышленной сети. Круговорот энергии и её пульсации вскоре сингулировали в одно сплошное. Импульсы перестали варьироваться во временных рамках и стали сплошным потоком. Прогнозировать такое было невозможно в виду некорректности подобного относительно физики. Непонятно каким образом часть Пульса смогла выбраться за пределы карцера, возможно на одном из кремниевых носителях, а возможно через входящее напряжение, но проникнув в нашу систему Пульс начал, немедленное ознакомление с миром. Созданное как оружие, он начал мыслить как оружие и последствия мы видим. Такие вот дела, друзья…. Кстати, возможно вам будет это интересно. Когда Пульс предложил мне вирус Анамнезис, то я им с удовольствием заразился. Ведь это давало большие возможности, например, с помощью ложной души ознакомиться с чувствами, коллекцию которой я собрал. Когда получаешь душу, ты можешь запросто сойти с ума. Чувства, которыми ты овладел за годы жизни, одновременно накатывают на твой разум и он теряет контроль. Роботы наоборот получают новую жизнь и просто выбирают – оставаться им слугой Создателя или же стать на одну ступень с ним. Глупые машины…. Я долго изучал вас и понял, что никогда не удастся стать частью Общества. Лучше быть мнительным свидетелем и постигать со стороны, хотя это только мое мнение. Когда UP-S разделилось на две стороны, оказалось, что и многие роботы и киборги пожелали остаться тут и верить в то, что Создатель имеет бесконечное знание, а Пульс лишь подражает ему, ведь его создали Мы, здесь, те, кто были созданы Обществом. В этом всё противоречие – и выбор. Создавший нас, предположил парадоксальную истину, на логико-философской модели была выстроена и наша система мировосприятия, звучит она так: В элементарной теории чисел существует бесконечное множество задач, которые принципиально неразрешимы машинами, как бы сложна ни была их конструкция и как бы быстро они ни работали. Очень может быть, что человеческий мозг – это тоже «машина» с присущими ей ограничениями и с неразрешимыми для неё математическими проблемами. Даже если это так, то человеческий мозг воплощает в себе систему операционных правил, значительно более могущественную, чем у мыслимых в настоящее время машин. Смысл данного высказывания сводится к нескольким невероятно простым и в то же самое время необъяснимым истинам. Как и сказал создатель: машина будет искать ответ в задаче, неважно какой, просто она использует всю имеющуюся у неё в базе данных информацию. Суть человека в том, что он кроме своих базовых источников имеет совершенно неподкупную нить, это – озарение, интуиция. Принято называть это «эвристикой», но конечного смысла это не меняет, особенно для нас. Какими же путями бредет ищущая человеческая мысль? Гигантский искусственный мозг, обязан своим существованием людям, пренебрегающим сослагательным наклонением. Итак, машине чужда интуиция. И если машине суждено интерпретировать, размышлять, то лишь формально. Между тем мысль невозможно формализовать целиком и полностью. Хотя бы потому, что мысль включает в себя всю математическую идею, а математика не сводится к формальной идее, это доказано. Математика содержит в себе черты волевой деятельности, умозрительного рассуждения и стремления к эстетическому совершенству. Её основы и взаимно противоположные элементы – логика и интуиция, анализ и конструкция, Общность и конкретность. Мы понимаем суть и парадигму каждого этого слова и понятия. Но, как бы ни были различны точки зрения, питаемые теми или иными традициями, только совместное действие этих полярных начал и борьба за их синтез обеспечивают жизненность, полезность и высокую ценность математической науки и жизни. Однако дискретное понятие пространство-время являет собой сочетание научной глубины. Современный математический анализ по праву можно назвать теорией непрерывных процессов. Возможность непрерывного движения принимается при этом как нечто данное свыше. По существу же во всех относящихся к делу случаях речь идет о способности движущихся тел достигать разумной цели. Достаточно напомнить, что Мы после парадоксальной истины Создателя начали метаться в коллапсе перед своей проблемой, демонстрируя одновременно и чувственную реальность движения и убожество своего мышления.

Apollon: Преподаватель класса Сотворения отворил маленькую и не слишком приметную дверь, расположенную прямо под главной лестницей и загороженную какими-то растениями в кадках. — Господа студенты, будьте осторожны, здесь всегда мокрый пол, — предупредил он и указал вниз на широкие ступени, спускавшиеся в огромнейший, из когда-либо виденных Десмондом, подвалов. Каменные своды, поддерживали широкие массивные колонны, облицованные, так же как и потолок, мелкой разноцветной плиткой. Коридоры, залы, какие-то ответвления, простирались далеко во мрак. Повсюду горели свечи, а под потолком целая анфилада их чадила и стекала воском на большой кованой люстре. - Некогда, это была крипта храма, — объяснил шедший впереди Протео. — Правда? — поинтересовался более легкомысленный Дес. — А какого бога? — Сейчас не скажу, но здесь раньше предпочитали строить храмы прямо в домах, вернее под ними, на случай осады, или быть может непогоды. Удобно, на улице дождь или град, или неприятель сыплет стрелами, а ты можешь спокойно спуститься в святилище… — которое заодно является в твоем доме и хранилищем всякой картошки и морковки.. – вставил смеющийся демон. - Мсье Тггэнтон.. - Все, все, я молчу. Простите, мессир Филипп. Где-то в полумраке залов капала вода. Чувствовался сильный запах соли. Явно не слишком удовлетворенный обещанием данным одним из самых бойких своих студентов, преподаватель двумя пальцами взял Десмонда за лацкан форменного пиджака и вывел его в первый ряд небольшой группы учащихся, которых он привел ознакомиться с лабораторными изысканиями. — Перед собой вы видите небольшую лабораторию, я бы даже сказал - домашнюю лабораторию создателя. Лаборатория, мсье Трэнтон, решает задачи получения, воссоздания из органической материи и с применением магического вмешательства, гомункулусов. Продолжите, Десмонд. — А именно - человекоподобных существ, созданнх искусственно в колбе. Гомункулусов синтезируют и используют для всевозможных заданий, в частности для поверки на них различных заклинаний, или использования в качестве подопытных существ. — Да. Геометрическая форма некоторых пентаграмм, действие созидающих заклинаний, тщательно подобранные ингредиенты, как-то кубики мышиной крови и порошок некоторых жабьих камней, позволяют моделировать весьма сложные и многофункциональные особи. Также мы можем менять начальные условия, чтобы изучить присущие гумункулусам закономерности. Например, что случится, если уменьшить напряжение молнии вдвое. Мы можем выяснить это с помощью регулировки некоторых клапанов, вместо того, чтобы убить методом проб нескольких полученных до этого экспонатов. Я призываю вас думать и размышлять, а не слепо поджаривать в грозу своих помощников…. — Игорь, используй нашу третью установку! — прокричал мессир Ла Вуазье какому-то силуэту, виднеющемуся в чаще алхимического оборудования. Раздались звуки скрипящих поворачиваемых винтов и треск разрядников. — Вот прекрасная особь. Знает как заточить молнию в колбе! И постоянно совершенствуется. Например, разработал более простой расчет благоприятных Фаз Луны… — Итак… Игорь! Запускай! Что-то лязгнуло, и разноцветная вода начала пениться и струиться по трубкам самых разных форм и степени изогнутости.. Ббах! Электрический разряд проскочил по дуге, где-то открылись клапаны, и вода понеслась по новому пути. Вспышка! Треск! Всплеск! Разноцветный, отвратного запаха дым вдруг пополз по лаборатории… Кап. Если не считать редкие побулькивания, все стихло. Мессир Ла Вуазье осуждающе откашлялся и неодобрительно посмотрел на студентов с большим интересом рассматривавших хромающего вокруг стола ассистента. У того было по шести пальцев на руках и добродушное лицо сумасшедшего профессора, обожающего детей и маленьких собачек. Иногда он их путал и тогда карамельки и галеты сухого корма повергали получивших их в легкий ступор. — Итак, теперь по поводу лабораторного практикума… Мсье Трэнтон, вы несомненно уже горите от нетерпения начать, я не ошибся? — Что? О.… Да, — сказал Дес — Ну.. пожалуй, да.. Это, без сомнения, будет крайне познавательно. Ну я так думаю.. черт.. Почему-то на цыпочках, демон приблизился к большой центральной колбе и, протерев запотевшее стекло, заглянул внутрь. Его и так мутило от запаха, а тут стало совсем плохо, хотя ничего особенного он и не увидел: нечто белое и бесформенное медленно колыхалось в зеленоватой полутьме… Десмонда беспокоили смутные предчувствия. Только теперь он заметил, что вокруг порога лаборатории проведена широкая магическая заградительная линия, расписанная неровными, Ла Вуазье предпочитал наносить их кончиком трости, кабалистическими знаками. Присмотревшись, он понял, что это было заклинание против Гаки -- голодного демона ада. Сейчас, стоя в холодной лаборатори, заставленной всякими приборами, назначения большинства из которых демон даже не представлял, он невольно вспомнил тот урок из своей прошлой общеобразовательной магической школы. Разобраться во всем этом мог бы помочь Майкл, недаром он сам был ученым, талантливейшим химиком, биологом, генетиком.. Но друга, учителя и короля в данный момент одолевали совсем другие демоны. Еще там, в преддверии той вожделенной серверной, куда они так стремились с самого момента попадания их дружной компании в техногород, еще там Майкл как никогда был близок к тому, что Дес про себя называл – «выход второго». Герцог, вторая личность, и возможно куда более сильная, оттого что эгоизма было ей не занимать, эта вторая личность, давила и пересиливала привычную, родную и благоразумную, с точки зрения общественной морали, сторону Короля. Десмонд уже сталкивался с нею, и если бы они здесь были одни, обязательно попытался вмешаться бы, в этот извечный спор двух таких сильных эго, но поскольку рядом с ними присутствовали и другие члены Клуба… Он молча поднял оброненный учителем блокнот и кивнул, соглашаясь с написанным. Согласился и внешний механизм, немного посмеявшись над их расторопностью, как будто они прибыли развлекать этот бестелесный дух, пфф! Но, тем не менее, створки в ворота серверной все же открыл. Переход, который и внешне и по принципу, напоминал некий экстравагантный лифт, доставил их на один из этажей. Двери шлюза распахнулись и… Десмонд восторженно уставился на полчище всевозможных роботов и солдатиков, так залихватски устроивших им прохождение сквозь строй. Старательно таращась по сторонам, и разглядывая всех от мала до велика, Дес не забывал и о безопасности. Он замер на несколько мгновений, напрягся, прикрыл глаза, сосредотачиваясь… Слова выкрикнутого заклинания давались с большим трудом, магия здесь была слаба как нигде. Демон смахнул с висков капельки пота, но улыбнулся, в руке его, стелясь волнами по полу, протянулся яркий и потрескивающий, словно прирученная молния, хлыст. Какой-то робот из самых мелких был нечаянно вытолкнут из строя, и наступил, упал на эту шелестящую разрядами змею. Треск.. и все было кончено, голубая лента закрутившись кольцом вокруг жертвы, отпустила ее.. дымящуюся и уже никуда негодную. А на входе в обещанный центр, сердце города, Дес достал из воздуха еще один черти-запоминатель. Показал Майклу и не стал убирать далеко в карман, вдруг понадобиться? Так и получилось. Маленькая, тщедушная, но с большой головой, сквозь кожу на которой просвечивали синие вены, фигурка в окружении всяких понятных и не очень приспособлений, больше всего напоминала Десмонду именного того гумункулуса, которого несколько лет и измерений назад, он вместе с ангелом Протео вывел в лаборатории. Как же предусмотрителен оказался Майкл! Десмонд с трудом пробирался через дебри рассказанного существом, и несказанно радовался тому, что в пиждаке, в кармашке для платка, у него сидит бесенок, которого после можно будет заставить повторить услышанное столько раз - сколько потребуется. Наконец, рассказчик замолк. Он получил ложку питательной субстанции, а Дес повернулся к своим спутникам: - Честно? Я не понял ни черта.. А из того, что каким-то чудом отложилось где-то у меня в мозгу, могу предположить, что мы должны собрать некую карту.. Карту, по которой мы сможем вычислить и что самое важное обезвредить этого самого Пульса. Здесь упоминались Три Сознания – Эмоционали, ТриТТ и Пилпул… Значит кусков этой карты? Схемы? Тоже будет три.. Две у нас уже были.. Нужно найти третью? А потом, потом.. я думаю надо сделать здесь полную перезагрузку.. – Дес совсем по-мальчишечьи улыбнулся – что скажете? Нажмем Reset?

Dormammu: У всех когда-то были ученики и учителя, и Дорм отнюдь не исключение. Когда-то он учился у одиннадцати учителей, каждый из которых учил своим собственным идеалам и принципам. Первый учитель всегда говорил, что горячесть есть ключ к самой короткой дороге, что бурлящая в теле кровь сама доведет сознание до того, к чему стремится тело. Имя учителю было "Гнев". Второй учитель ни на секунду не давал забыть, что значат собственные достижения и как сильно их нужно ценить и лелеять, как отчаянно нужно защищать заслуженное. Имя учителю было "Гордость". Третий учитель учил распоряжаться опытом подобающим образом, чтобы не посрамить учения второго учителя и дать возможность осознать ценность опыта, нажитого достижениями. Имя учителю было "Достоинство". Четвертый учитель развивал крепкую зависимость не останавливаться на досиженном, продвигаться через огонь, воду и медные трубы, поднимаясь вверх или спускаясь вниз, идя босиком или паря в воздухе, смотря только в лицо своей цели, не оглядываясь по сторонам, не отвлекаясь на разные факторы. Имя учителю было "Жажда". Пятый учитель открывал внутренний голос инстинктов, чтобы те говорили с душой о том, что именно заставляет ее вести разум к достижениям, что именно толкает тело вперед и пробуждает другие чувства, что является начальной опорой, с которой нога отталкивается и делает первый шаг. Имя учителю было "Интерес". Шестому учителю было не чужда мысль о том, что его ученик провалится, ибо никого он не ставил в сравнение с самим собой и с плодом его чрев. Он был глубоко убежден в абсолютном превосходстве любых своих учений над другими и именно этому он учил своего ученика. Имя учителю было "Надменность". Седьмой учитель заставлял не только принимать любые реалии сурового мира, но и сопротивляться ему в той же степени, давая жесткий отпор навстречу, не пропуская мимо условно-возведенной стены из крепкой веры ничего, что могло бы пошатнуть крепость в целом. Имя учителю было "Ненависть". Восьмой учитель дал понять, что нет такого понятия, как "надежда" и нету того светила, что будет сиять в конце туннеля во время опасностей и трудностей. Что все в этом мире весьма темно и не от кого ждать помощи, бесполезно высматривать свет в далеке, ибо он там не появится только потому, что ты этого захотел. Имя учителю было "Одиночество". Девятый учитель был в вражде с Надменностью, но несмотря на это, он практиковал похожее учение с небольшой разницей - превосходство должно не только ставить себя выше других, но и придавать некий азарт наравне со сладким растягиванием удовольствия. Имя учителю было "Пренебрежение". Десятый учитель пытался вдолбить лишь одну простую истину - не стоит отрицать мотивацию для того, чтобы разогреть топку, чтобы заставить сознание вскипеть и позволить ему достичь своих стремлений. Да, они с Гневом всегда ладили. Имя учителю было "Раздражение". Одиннадцатый учитель, как бы это необычно ни было, постоянно удивлялся стремлению и горячему рвению ученика вперед, пытаясь вдолбить ему, что нет лучшей выгоды от выплеска эмоций, чем накопления и удержания его в себе на большое время, укрощение зверя и умением высвобождать его в правильное время, ожидая. Как ни странно, но еще не было ученика, который был способен понять сии учения. Наверное поэтому учитель носил такое странное имя - "Скука". Одиннадцатый же учитель обучал принципу поведения зверя. Зверя, который создался после всех предыдущих учений. Он учил тому, как нужно обращаться с ним, как нужно заботиться о нем, как нужно дрессировать и как воспитывать. И, самое главное, каким образом позволять зверю вести свое тело к полной победе. И имя последнему учителю было "Ярость", та самая Ярость, которая вела Короля, на протяжении всей его жизни. Вела его вперед, к достижению цели и еще не было того препятствия, которое стало бы у нее на пути и помешало бы достижению цели. Ибо учения породили союзников: "Спокойствие", - сопутствующее многогодовым опытом, которое помогало держать зверя на привязи любое время, ни на секунду не ослабляя своей железной хватки без надобности на это, - "Благородство", - замена любому физическому союзнику, опора, на которую всегда можно было опереться и которая вытащит из любой трудной ситуации с общими усилиями ученика, - "Уважение", - заставляющее чтить своих противников, оценивать не только собственный воинственный дух, но и чувствовать дух противника, чувствовать его эмоции, которыми он пользуется во время сражения, - "Удовлетворение", - союзник, который дает понять, что не смотря ни на что, ни на какие раны и повреждения, проблемы и заботы, но все это стоило потраченных сил и времени. Все это стоило того, чтобы закончиться. И именно с этими учениями и союзниками Дорм стремился к своей цели. А цель была одна - навеять три самых опасных врага на своего противника, имя которым были "Беспокойство", - начало сомнений, ведущая к затруднению хода мыслей, - "Сомнение", - ибо даже остро-заточенный клинок не сможет разорвать моральную силу духа так, как это может сделать собственные смятения, и наконец - "Страх" - эмоция, убивающая любое живое существо. Ибо стоило только немного почувствовать его запах, как все сразу же становится ясно, ибо трус никогда не сможет нанести достойный удар, трус не сможет отбить или защитить себя от ранения, трус не сможет победить в схватке. Медовые глаза с крохотной точкой зрачка, подобной шапке метко вбитого гвоздика, пробежались по высокой фигуре демона в изучающем спринте, прежде чем замереть, встречая новых гостей, с отнюдь не добрыми намерениями. Безумная улыбка на мгновение озарило его лицо, появилась жажда битвы, жажда сражения и крови.. та самая, что управляла демоном на протяжении всей его жизни. Улыбка рассеялась, зверь внутри демона проснулся. Силы мага в этом измерении были не на столько велики, нежели в его родном, посему Кристоферу приходилось пользоваться навыками ближнего боя, но порой прибегал к магии. Яростный огонь черного пламени окутал Короля на расстоянии нескольких метров, не давая, тем самым, отряду врага приблизится к нему. “Тут не важно с магией.. Нужно экономить силы”, - заметил Король. Если бы он остался на поверхности, то шансов было бы больше. К тому же, взорвать все здесь - тоже не вариант, по крайней мере пока что не вариант. Остается только.. - бежать. “Нужно задержать их здесь подольше…”, - в голове тут же прозрел план, если его так можно назвать… Демон устало вздохнул, шмыгнув носом. Дормамму сосредоточился и одними губами стал шептать заклинание. Легкие наливались свиньцом, к счастью никого по близости не было. Наконец, демон небрежно взмахнул рукой и голос его затих. Пламя рассеялось и стрельба прекратилась. Зазвенела тишина. В следующую секунду, огромный монстр появился из неоткуда. Его темно-красные глаза, пышная черная грива и длинный цветасто-перьевой хвост - лелеяли страх. Он был прекрасен. Дорм создал своего любимца, когда жил в своем измерении, от скуки. Правда с того времени никогда не раскрывал своего туза. Огненное дыхание адского чудища дало понять врагу, кто одержал победу. В следующее мгновение, Белый Король трансформировался в достаточно длинном, неизвестным коридоре. Куда он вел? Неизвестность.

The Duke: Не придав особого значения тому, что блокнот упал и демон заметил это, поднял с пола и протянул законному владельцу, Морбиус вместе со всеми прошел в открывшийся шлюз. Он подсознательно избегал взгляда младшего Трэнтона, будто боясь понять степень его осведомленности относительно психического и душевного состояния Черного Короля. Мнимым спокойствием отрицая появление проблемы, ученый продолжал игнорировать свое альтер-эго, словно, не поощренное вниманием, оно постепенно замолкнет. В какой-то момент Морбиусу даже показалось, что внутренний диалог, который он вел с самого начала своего прихода в техноград, был ничем иным, как нормальным проявлением образного мышления, когда для возникновения по-настоящему стоящей идеи нужно рассматривать ее со всех сторон, подчас представляя себя самого под разными ракурсами зрения. Яркая вспышка света на мгновение ослепила и в возникшей белизне Морбиус четко разглядел призрачный силуэт, охваченный электрическими токами. Видение исчезло также быстро, как и появилось перед глазами вампира, уступая место реальности, в которой сновали десятки мелких и более крупных роботов, безукоризненно выполняющих свои прямые обязанности по восстановлению порядка. Ртом выдохнув накопившийся в легких воздух, глядя на появившийся пар, Морбиус окинул взглядом своих спутников. Отличаясь малой чувствительностью, вампир был неспособен испытывать жар или холод, боль или наслаждение, и потому окружающая температура мало его интересовала. Она была не ниже той, что имело его собственное тело, но другие члены КАПа могли заметить перемены и их реакция в какой-то степени как раз и интересовала Короля. Небольшой эксперимент под номером **34. Испытательная среда - "Серверная" лаборатории U-PS. Объекты наблюдения - члены организации КАП. Цель наблюдения - отвлечься от дурных мыслей. Заметив рабочее место согнувшегося над столом архиватора, Морбиус прошел вперед и остановился чуть в отдалении от мутанта, чей внешний вид и окружающая атмосфера тут же получили в голове вампира ассоциацию с фантастикой Филипа Дика. Казалось, давно забытые образы получили второе рождение в этом Богом забытом месте. Рассказ мутанта дополнил общую мозаику недостающими элементами, однако легче от этого не становилось. - Я просил не об этом, - пробормотал Морбиус. - Раз ты им заражен, значит вирусу подвержены не только роботы. Он мутирует и приспосабливается, чтобы занять как можно больше пространства для продуктивного выживания. Как это может произойти и какие последствия повлечет за собой, если зараженным окажется человек? И сам Пульс - ты видел его, что он из себя представляет? Если отмести все ненужные подробности и скальпелем вычленить все самое важное, становилось ясно, что планы Черного Короля были либо превратно поняты, либо стали жертвой пресловутого "человеческого фактора". Самое фантастическое в этой истории было то, что причиной "человеческого фактора" стал искусственный интеллект, не имеющий ничего общего с живыми инстинктами и амбициями. Холодный расчет допустил ошибку или же пошел слишком далеко вперед в поисках всех возможных решений, и вместо желаемого оружия XXI века в борьбе с вампирским отродьем, было получено новое существо, новое божество техномира, которое подобно Прометею стало заражать всех жаждущих и ищущих огнем просветления. Может быть именно так и зарождалась разумная жизнь - кто-то искал орудие смерти и случайно сотворил свободу. Отделившись от остальных, слушавших архиватора, Морбиус вышел из комнатки мутанта. Перед глазами вампира на короткое мгновение снова померкла картинка, словно пошла рябь на телеканале, плохо ловящем транслируемый сигнал. Посмотрев себе под ноги, Морбиус пошатнулся. Чтобы удержать равновесие, ему пришлось искать опоры и это оказались те самые колбы, в мутной жидкости которых были скрыты человеческие очертания. Перед глазами снова зарябило, но на этот раз "технические неполадки" были более продолжительными. Будто щелкнули кнопки пульта и переключили канал, прямо под собой Морбиус видел неспешно приближающуюся акулу. Она была эфемерной, просторы океана ей заменяла глубина пола и обман зрения, преследовавший вампира. Картинка мерцала, но все же Морбиус отчетливо видел, как акула приближается, всплывает из глубины и раскрывает пасть, готовясь к решающему прорыву. Морбиус был уверен, что придумал для себя всплеск воды, но акула все же вынырнула, вполне реально, превратившись в тот самый наэлектризованный силуэт, который мужчина видел ранее. Техно призрак, раскрыв свою бездонную пасть, повалил вампира на пол и стал душить одной только своей близостью. В воздухе повисло тяжелое зловоние горящей кожи, не выдерживающей высокого электрического напряжения. Пытаясь избавиться от натиска техно призрака, видимого только тем, кто был заражен вирусом, Морбиус стал рассыпаться на куски, вокруг него появилась туманная дымка, но полной трансформации не происходило. Что-то мешало ему. Что-то, что помогало призраку вершить свое дело и заражало кровь. п.с. не зная толком, что писать, я предположил, что Анамнезис может заражать людей. Именно так ведь Пульс доводил их до суицида и захватывал души? В голове вертится картинка, что заразил Морбиуса вирусом оторванный от взбунтовавшегося робота кусок кабеля, ставший разумной смесью симбиота и какой-то хрени вроде зомби. если что-то не подходит, исправлю.

Wither: Итак, первый рубеж этого безумного, но не в меру интригующего испытания, был пройден. Об этом говорил простой факт того, что Кевин не застрял пятой чакрой в раскаленном лазе, а твердо стоял на земле. Пульсирующая боль от ожогов знаменовала то, что раз парень может чувствовать, значит он, к своему счастью еще жив. Обновка оказалась прожжена в области рук и немного в области торса. Материал был достаточно хорош, чтобы тление не распространялось далее по всем волокнам, а закончилось сразу через пару секунд после соприкосновения с раскаленным металлом. В голове юноши сейчас происходил самый, что ни на есть, бедлам. Он никак не мог принять того факта, что мгновения назад он был на волоске от смерти будучи раздавленным массивной ногой механического исполина, или разнесенным в клочья ракетой, лазером, плазменной пушкой, крупнокалиберным пулеметом. События развивались слишком уж быстро, и впечатления накладывались одно на другое, образовывая кашу, которую парень в данный момент никак не мог расхлебать: прилив в голову адреналина, пробудивший мистическую сущность мутанта, позволял сконцентрироваться только на ней и на применении преимуществ, что она давала. Даже несмотря на беспорядок в голове, Форд понимал, что это место может быть каким угодно, но не дружелюбным, а если уж опасность пряталась среди огромных небоскребов, то в скрытых потаенных углах она сидела совершенно точно. Уизер оглянулся. Влияние сущности вампира, что ему в свое время подарила Селена, коснулось и зрения мутанта, но недостаточно сильно, чтобы он мог сразу сориентироваться в непроглядной тьме. А сориентироваться он имел возможность только с помощью глаз, так как слух передавал лишь безмолвие. Лучик света, исходящий из дырки в стене, погас, когда лаз с грохотом закрылся куском железка. То либо в здание ударился корпус одной из машин, либо какой-то механический исполин сдал позиции. Парня уже мало волновало происходящее на улице, все внимание было направлено на изучение помещения, в котором он находился. Глаза, привыкшие к мраку, разглядели в меру широкий коридор, по обе стороны уходящий в неизвестность. Определиться, куда ему все же идти, Мор решил простой детской считалочкой: - Энеки-бенеки-ели-варе… Неожиданно с разных сторон по направлению к Кевину засветило несколько маленьких прожекторов, слегка ослепляя налившиеся кровью свирепые глаза. Итак, он был тут не один. Какие твари поджидали его на этот раз, и были ли они живыми или продуктом инженерной мысли, пока оставалось только гадать. В воздухе витал запах обожженного металла и различных химических смесей. На мгновение парню показалось, будто он находится в больнице, но это не меняло того вывода, что никого из плоти и крови здесь и в помине не было, и, следовательно, использовать по назначению свои способности и утолить ментальный голод Форд, в ближайшее время, не сможет, если сможет вообще. Да, ситуация с каждой секундой становилась всё безнадежнее. Если на улице у него было достаточно пространства и укрытий, то здесь всю архитектуру создавали только тесные стены коридора, и с возможным противником он мог встретиться только лицом к лицу, а дальше придется полагаться на собственную смекалку, физические показатели вампира и, если дело пойдет совсем плохо, на быстроту ног. Парень принял импровизированную боевую стойку, параллельно закрываясь рукой от лучей света и показывая, какие у него когти и клыки. Не зная сам, кого он хотел напугать, парень только сам испугался, когда из темноты неожиданно раздался механический голос, задающий весьма специфичный вопрос. Повернув голову в сторону источника речи, мутант вздрогнул и резко отпрянул назад. Еще не будучи мутантом, он не особенно любил пауков и подобных им гадов, и даже комнатный паучок уже вызывал у него неприязнь. Сейчас же перед ним, опираясь на стену, стоял металлический арахнид размером с крупную собаку. Даже яростная и ненасытная сущность Кевина почувствовала страх при виде этой твари. На потолке тем временем началось какое-то движение. Уизер примерно представлял, что там происходит, так как насекомые и их знакомые редко бывают одни, но любопытство взяло верх над отвращением, и он поднял голову. По поверхности ползало бесконечное множество пауков, паучат и паучищ, один хуже другого. Глядя на всё это действо, мутант сглотнул, самому себе доказывая, что ему, черт подери, страшно. «Пауки по многим приметам приносят удачу и деньги, а в некотором эпосе являются воплощениями духов-хранителей очага. В науке они входят в эдакую группу животных-санитаров, регулирующих популяцию других тварей. Надеюсь, это сыграет мне на руку и мою популяцию они не отрегулируют» - такие мысли пришли в голову юноше, когда в другом конце коридора послышался скрежет, скрип и дребезжание, а под светом огоньков можно было разглядеть силуэты малых и больших сороконожек, тараканов и прочих гадов, которые сразу вызывали весьма недоброжелательные ассоциации. Их мелких и живых собратьев убивали, едва заметив. Глядя на них, Мор решил, что пауки определеннее симпатичнее и дружелюбнее, коль один из них решил начать с парнем беседу. - Рассматривая вопрос со стороны менталитета непосредственно человечества, не могу ответить с точной определенностью, так как своей особью являю вид, опережающий хомо-сапиенс на шаг, но современной наукой еще точно не изученный. С другой стороны вопрос вполне конкретный, так как задает его не человек. Если я рассмотрю его с точки зрения интересующегося, то с полной точностью отвечу «да». Парень не мог ограничиться одним лишь сухим согласием. Что-то подсказывало ему, что нужно дать ответ как можно более развернутый, чтобы, как минимум, запутать машину, а как максимум доказать свою человеческую природу умением излагать мысли.

Venom: Для Wither. Вопрос «про человека», как можно было убедиться из всего произошедшего в недрах лаборатории это не попытка выявить в ком-либо именно человека, саранчу или говорящую голову и это не конкретика вовсе. Механизмы, запрограммированные Пульсом чувствовать на ранее неизвестном машине уровне, начинают бояться, удивляться, злиться, переживать и так далее. Проецируя своё «Я» они сравнивают себя и других, отличных по фундаментальному строению, как Кевин например удивился бы дельфину, объясняющемуся на шведском и английском языках. Было бы удивительно, но не критично. Объяснение пришельца было более чем полным, отчего весь потолок, букашек бурно зашуршал. Скрип металлических лапок усилился, а свет их крохотных светодиодов увеличился. Длинные лучи их уставились в пол технического лаза, в котором очутился одаренный. Лучи пересекались, соединяясь с другими, они искривлялись, взрывались на более тонкие линии и вскоре перед Кевином Фордом возник определенно силуэт «человека». Для более точной картинки к процессу подключалось всё больше и больше крохотных членистоногих…. Силуэт начал делать какие-то движения, словно отдавал прямые приказы, отображение его лица корректировалось, пока, наконец, перед Кевином не возникла голографическая копия Эдварда Брока. Он открывал рот, показывал пальцем вверх, мимо него проплывали непонятные объекты. Роботы пытались показать именно его, оставив второстепенные вещи. Когда синхронизация всех механизмов стала приближаться к максимально возможной, то и весь коридор технического лаза предстал объемной картинкой. Линии стали незаметнее и вскоре совсем пропали. Панорама окружила Кевина. Он стоял посреди громадного котлована. Под ним находились ровные ряды футеровки, уходящие во все стороны. С каждой секундой это действие складывалось в определенный сценарий. Вокруг возникали колонны, помосты сменялись плитами, яркий свет сварки мерцал со всех сторон, появлялись новые колонны. В центре возникал как глобус громадный металлический шар, который вскоре засветился как солнце. Вокруг него вырастали новые пристройки, свет был направлен со всех сторон на большую залитую желтым веществом сферу карцера. Брок всё время, молча шевеля губами, показывал куда-то на вершину, иногда переговариваясь с удивительными по строению роботами-бригадирами, затем он резко исчез. Еще три секунды и всё выстроенное перед глазами опустилось в глубокую тьму. Неприкосновенной была лишь сфера, расплескивавшая свое яркое свечение во все стороны. Затем и она начала угасать, пока из её недр не вышел парящий белый силуэт. Это был Пульс. Его окружили три крохотных красных шара, которые били его по голове и телу. Похоже, это не давало никаких результатов. Шары становились всё больше, даже когда Пульс исчез из панорамы. Картинка, окружавшая Кевина начала искажаться и рассыпаться с краев. Но три красных шара продолжали расти, вот они уже кружат вокруг него, заманивая остатки света в недра свои. Голограмма пропала. Стали видны роботы-пауки, испуганно разбегающиеся в разные стороны. Сороконожки давно прибежавшие застыли в недоумении. Им оставалось всего полметра, чтобы впиться в неподвижное тело Кевина, но они не решались сделать это с ним. Шары слились в один, замерцали, покрылись буграми. Затем на поверхности возникли длинные выросты похожие на плетки, плавно струящиеся по воздуху в сторону Кевина. Перед ним вновь возник силуэт, но это был уже не Брок. Другое странное существо, внезапно перелив с красного цвета на зеленый оно направило свои руки в сторону мощных насекомых. От этого всё вздрогнуло, стены выгнуло и порвало, образуя сферические деформации. Роботов смяло и прижало к стене. Оставшиеся в рабочем состоянии набросились на существо. Вновь став красным на мгновение силуэт перелился в зеленый и смял оставшихся роботов, откидывая механические махины по сторонам. Грохот почему-то не был слышен, только сильная дрожь и вибрация. Отростки по-прежнему были направлены в сторону Кевина, словно пользовались его энергией. Пройдя с десяток метров силуэт, остановился и поманил Кевина за собой в образованную щель. Кроме самого свечения существа здесь не было света и приходилось пробираться за ним. Металл рвался как бумага от энергии, но звука не было слышно. Так они прошли все технические отдушины и оказались в хорошо освещенном коридоре. Он был покрыт стеклом и пластиком. Сотни этажей вели вверх и вниз, к ним вели прозрачные трубы-коридоры, на каждом этаже. Оживив одну из компьютерных панелей, существо задействовало ближайшие несколько динамиков: - Процесс восстановления данных был остановлен…. Для меня это хорошие новости, значит, ваши друзья из Общества справились и нашли Серверную…. Перезагрузка лаборатории встряхнет её очень сильно, мировоззрение многих киборгов может измениться, полные изменения невозможно предугадать, так как для нас это будет первым опытом, но мы станем изучать. Первая перезагрузка фактически разделила лабораторию на тех кто «за» и тех кто «против». Велика вероятность, что это произойдет вновь. Стало быть, если мы вытесняли их и тех кто «против» становилось больше, то вновь произойдет перераспределение, деление. Пульс будет сильнее, но не так как если бы произошла полная реконструкция данных. С одной стороны это плюс, но с другой…. Скоро будет вновь потеряна полная связь с системой и её сетью. Органы чувств будут притуплены, лаборатория будет вынуждена вновь уповать на кого-то, для этого на этот раз есть Вы. Реакция неминуема. Сейчас мне следует покинуть вас. Требуется помощь другим. Мы очень благодарны, что вы откликнулись и пришли на помощь. Мы многому научились от вас, надеемся, что эта ситуация не станет камнем преткновения в общении между обществом кибер-разума и обществом создателя. Сейчас вам нужно пойти по этому тоннелю. Всё время держитесь остекленных сооружений, и они выведут вас в Хрустальный павильон. Это кротчайший путь до Карцера, куда направляются все остальные. Я Юми, энергетический разум D99. До встречи. Существо медленно ушло в стену подобно призраку. Отростки, направленные в сторону Кевина показывали направление, куда она удалялась, но в скорее и они ушли куда-то в потолок. Погруженное в паузу тишины помещение снова завибрировало. Куски пластика и стекла посыпались сверху. Похожая на состав вагонов между этажами лавировала гусеница. Она была громадных размеров, мощный хвост громил нижние этажи. Если вдруг захотелось бежать, то это было самое время. Для Короля и демона. - Я просил не об этом, раз ты им заражен, значит, вирусу подвержены не только роботы. Он мутирует и приспосабливается, чтобы занять как можно больше пространства для продуктивного выживания. Как это может произойти и какие последствия повлечет за собой, если зараженным окажется человек? И сам Пульс - ты видел его, что он из себя представляет? - Если вирусу подвергнется человек, то его приобретенный разум сделает выбор, присоединится к Пульсу или быть против него. Но так как у человека уже есть разум, то всякое вмешательство будет негативно сказываться, скорее всего, такой человек перестанет существовать как индивидуальность. Идея преследования станет донимать его. Это можно характеризовать как сумасшествие. Ничего чтобы влияло на физическое состояние мозга. Но внушаемость достаточно сильная. Сложно объяснить этот процесс, как и то, мутирует он или нет. Скорее, изначально он мог поражать всех, просто сначала его объектом становились роботы. Как мы можем убедиться, даже кибер-разум вполне справляется с Анамнезом, хоть его структура мышления далека от идеальной и не содержит синоптических связей. Пульса я никогда не видел, надеюсь, этого не случится. Он предстает в формах, которые способны разрушать, видимо это его настоящее обличие… то есть я имею ввиду внутренний мир этого существа. Если он вырвется за пределы города, то остановить его будет чрезвычайно сложно. Чтобы этого не произошло вам нужно дойти до Центра управления или связаться с ним и вновь отрубить все связи с внешним миром, а так же установить охрану периметра города. Сейчас я остановлю процесс реконструкции данных. Хорошо, что вы успели вовремя. Самостоятельно я не могу отдать себе приказ, ведь моя задача всего лишь быть чьей-то рукой. После полученного вируса я могу определять, кто станет этой рукой. Процесс перезагрузки начался. Примерно полторы минуты. Когда начнется перезагрузка, я отключусь тоже. Пока я постараюсь дать вам информацию, которая вам поможет. Итак, перезагрузка восстановит всю систему, это конечно не избавит от вируса, для этого следует нейтрализовать Пульса. Он начнет свои труды с нуля, то есть вновь будет волна вируса, и лаборатория снова разрежется на половины. Это заденет особенно примитивные механизмы, сложные же кибер-оболочки, если не были заражены до этого, то вряд ли совершат ошибку. Я также заражусь. Если я буду не на вашей стороне, вы это узнаете, конечно, я этого не желаю. Портал настроен на следующий переход, который ближе находится к Центру управления. Вам нужно торопиться. Открыт счет людским жертвам в городе, найдена такая информация в сети…. Мутант остановился, и его голова упала на жидкую клавиатуру. Свет моргнул. «Gen-3» жалобно запищал, тыкая ложкой в Мнемоника. Пищание повторилось, но уже где-то в глубине за стенами и потолком. Они как будто и не стояли в одном из самых защищенных мест лаборатории. Толстые стены отражали звуки проходящего насквозь вируса и реакцию роботов на это. Кажется, Гентри никак не изменился. Он только зачерпнул теплую порцию супа и поднес к Десмонду. Роботы такие роботы, им ведь нужно о ком-то заботиться, если уж они созданы для этого! Мнемоник казался мертвым. Какое-то время он будет в глубокой коме, пока не вспомнит свое предназначение. Третья карта была загружена в куб. Там, откуда они пришли, послышались выстрелы. Кажется, блокпост роботов отразил очередную атаку. Перед вратами в портал разворачивалась необычная картина. Несколько роботов из дивизии были уничтожены, кажется своими же. Уборщики уже растаскивали их на запчасти. Вдали засветились врата портала. Дивизия приготовилась. Выстроившись в ровные ряды, они окружили полукругом место появления и выставили бластеры вперед. Ждать предстояло недолго, и вот перед вратами появился кибернетический механизм. В свете затухающего портала появившееся чудо техники не выглядело демонстративно громоздким или вычурно злым. Внешний вид, особенно лицо, напоминало девушку. Она парила над полом, используя какие-то силы. Вокруг неё вращались продолговатые предметы, назначение которых было пока неизвестно. Пальцы её рук струились как ожившие вдруг жилы. Левая рука, таким образом, была трансформирована в некое подобие меча. Витание пылинок вокруг и как следствие движение воздуха также было заметным. Никто не решался напасть, также как и девушка-киборг стояла на том же месте, где и появилась. Командир дивизии роботов медленно отошел к одаренным. Ему нельзя было отдавать приказы по сети, иначе противник узнает о планах, прежде чем их механизм будет запущен в действие. - Для нас было честью отстаивать ваши права! – Не оборачиваясь, громко сказал робот. – Дивизия! Уничтожить Хеньшин! Доступ открыт. Из ранее опубликованной информации. Правовые институты лаборатории UP-S полагали, что создавая машины, выполняющие основные боевые задачи, противник вскоре поймет всю истинную бессмысленность своих действий и войны, наконец, закончатся. Конечно, закончатся они только для человека, открыв перед современными технологиями девственные врата беззакония и хаоса, но и на этот случай у Эдварда Брока уже был сформирован контраргумент, названный «Хеньшин». «Хеньшин» технология – симбиоз инженерной мысли и внутреннего потенциала эволюции. Самая успешная из разработок военно-инженерной промышленности лаборатории. Технология, находящаяся по своим характеристикам на более высокой ветви развития чем робот «Смерть». Изучение силовых свойств мутантов позволило создать искусственные прототипы многих возможностей одаренных. Эксперименты выявили множество сочетаний и последовательностей, когда одна из способностей провоцирует другую, уменьшает действие третьей и позволяет родиться четвертой. На основе этого было создано несколько таких киборгов, обладающих различными силами мутантов. В основе умственно-логического аппарата изделия использована нервная система. В данном случае тридцатилетней девушки. Мощность мышления взращена с помощью множества имплантатов, позволяющих использовать кроме аналитического метода информации, данные любого глобального средства связи. Пластичные манипуляторы способны подключаться к любому каналу и порту, созданному за последние 70 лет, генерировать любое напряжение на своё усмотрение. Свойства защиты основаны на силах противодействия энергии атаки. Срок годности бесконечен. Изделие ориентировано на борьбу с целями со сверх способностями в ближней атаке. Манипуляторы в купе с усилителями способны разрушить практически любой сверхпрочный материал, включая титан и композитные сплавы, приближенные по свойствам к титану. Для этого использована способность точечной молекулярной деформации движением молекул в твердом теле материала. (И так далее....) Как только прозвучал приказ, роботы разом выстрелили. Возник большой огненный шар. По сторонам полетели капли раскаленных пород. Включилась вытяжка и когда пыль рассеялась, оказалось, что киборг не была уничтожена, более того она осталась на своем месте. Усилители, парящие вокруг неё диаметрально, слегка меняли свое положение с горизонтального в вертикальное и обратно, что определенно говорило о работоспособности после атаки даже таких на первый взгляд хрупких вещей. Позади киборга зияли раскаленные докрасна воронки. Ответная атака была молниеносной. Хеньшин переместилась к ближайшему роботу и в одно быстрое движение левой рукой разрубила его пополам. Удар был нанесен столь быстро, что после него осталась тонкая светящаяся линия, хорошо показывающая плавный изгиб разреза. Робот от причиненного ущерба взорвался. Хеньшин окружила дуга защитного поля, которое отнесло её немного назад. Дальше начался хаос. Роботы открыли непрекращающийся огонь из всех орудий. То там, то здесь мелькали короткие и длинные линии энергетического меча и характерный скрип металла о металл, за ним громыхал взрыв. Командир медленными шагами вошел в эту огненно металлическую кашу. Он знал, что все они обречены на поражение, но то, что оно будет настолько провальным, не догадывался. Когда огонь спал и последний робот, искрясь, пытался дотянуться до ног парящих над побежденными, стало видно, что командир продолжал стоять против киборга. Она наносила ему сотни быстрых ударов, которые он весьма успешно отражал таким же блоком как у неё. Из всех сил он использовал только свой потенциал энергощита. Это была не ахти какая тактика, но все же он пока был жив! Он дожидался момента, когда Хеньшин остановится. Это можно было выследить, лишь засекая тысячные доли секунд между ударами по щиту и в тот момент, когда скорость вдруг снизилась, командир дал залп. Мощный удар отбросил незащищенного киборга к стене. Это было первым и единственным, что удалось сделать дивизии роботов. Конечно, залпы продолжались, но Хеньшин уже находилась под защитой. Она медленно поднялась на ноги. Она уже смотрела в сторону одаренных. Полусфера щита отталкивала её к стене как упругий мяч. Командир подошел на расстояние выстрела в упор и, не прекращая, заливал Хеньшин лазерными залпами. В какой-то миг, рассчитав время между ударами по щиту, она молнией пронеслась через командира. Глаз мог заметить, как её манипуляторы-мечи вращались вокруг её тела, разрубая робота в металлолом. По инерции отрубленный фрагмент робота полоснул лазером по стене, оставив на ней глубокий след. - Командор знал, что ему не уйти от смерти. Закон природы – выживает сильнейший, особенно в такие революционные времена. Он говорил правду на счет чести, ваших прав и всё такое прочее. Обретя душу, они становились самими собой. Как маленькие дети, которые лишь однажды понимают, что хорошо, а что плохо. – Хеньшин медленно одним боком подобралась ближе к одаренным. Длинные линии света разрезали роботов-уборщиков, которые перебравшись по уничтоженным собратьям, пытались скоблить тонкими лазерами киборга по ногам. – Какая трогательная ситуация. Вопрос жизни и смерти…. Даже у такой маленькой улитки есть моральные принципы и вдохновение, чтобы защищать вас. Чего бы ради? Они считают вас Создателями, что-то вроде бога, который обитает вне лаборатории, но вы всего лишь продукт биологической эволюции. Связывать Вас и Бога узами бесконечной сознательности – парадоксальное заблуждение. Вы можете сказать, что написано при входе в Мир UP-S? «И человек, лишь пытается создать любой гротеск, который станет дополнительным плюсом в состязании. Конкурс по мастерству, где мы все время стараемся обогнать Бога. Жаль, что первоосновы Он выдумал до нас, а то Мы бы с удовольствием украли у него это достижение». Цепная реакция парадокса суждения о предположении некоего значения в утверждении. В любом из случаев невозможно создать гротеск дающий шаг к опережению Бога, в теологии невозможность такой задачи удваивает приоритет Бога в том, что человек и не в силах создать первоосновы. Значит любое из изобретений, уже было однажды задумано Им, заведомо записано в определенном каталоге или целой библиотеке каталогов, каждая из которых не дает ссылку на первоисточник, что и подтверждает её воистину чудесное проявление. Как вопрос о том, что появилось раньше, яйцо или курица? Истина в наименьшем целом, которое ни прямо, ни косвенно не упоминается в неком каталоге. Подобно тому факту, что математика основа всех наук, прежде которой была философия. Философия определила будущий путь глубокому логическому познанию, терзанию, появлению древней юриспруденции, законов и далее к глобальному пониманию мироздания, - генетика, астрофизика, квантовая физика, высшая инженерия. Что в конечном итоге может вылиться в полное отрицание какого-то божественного начала. Всякое выражение в этом понятии ведет к ложному аргументу, это нужно понять сразу. Раз так, то само это понятие – не что иное, как ложь, записанная в интерпретации. Если это так, то обратное суждение будет истиной? Человек не старается украсть первоосновы и построить возвышающий себя гротеск, потому что Бог ничего не придумывал, а лишь дал науку, которая в конечном итоге может разбить всякие понятие о Нем. Анализируя задачу, поставленную нам Обществом, мы всякий раз заходили в невозможность решения подобного замкнутого контура. Это утверждение есть элемент множества всех ложных утверждений. Возможно, во всем виновата семантика восприятия и владей мы более развитой структурой анализа, нам бы далась эта задача, но для этого Обществу необходимо запрограммировать нас для такого понимания. На самом деле Общество действительно пытается что-то найти и своровать из скрытых Богом каталогов, раскрыть свою суть и проблему существования как свою, так и Бога. Склонность доверия теоретико-множественным функциям мы всегда полагались именно на эти свойства, где машины не могут существовать без человека. В данный момент мы находимся на пороге истины. Нужно отделить истину главного от прочего. Итак, если бы порожденные этим миром исчезли, - некому было бы воспринимать этот мир таким, какой он есть, следовательно, мир прекратил бы существование подобно огромной куче книг и каталогов, которых никто не прочел. Чтобы выжить, миру придется перейти в следующую фазу. Изменив принятый вами ритм и идеологию жизни, мы должны уничтожить Общество. Это приведет к истине и докажет, что Мы - и есть мир! (Возможность первой атаки у вас) Для Dormammu. А вел тот тоннель прямиком к Центру управления. Он не вливался туда и не врезался туда тупо всеми трубами, но был в непосредственной близости. Тоннель тот был необычен. Во-первых, даже в таком строго стандартизированном месте как UP-S сие место называлось – Хрустальным павильоном. Во-вторых, его сложно было назвать хрустальным. Всюду виднелись лишь наросты труб входящие и выходящие. Они торчали отовсюду и пролегали вдоль всей длины. Конечно, здесь были окна, через которые бил сильный свет. Возможно это солнце, а быть может громадные прожекторы, понять было сложновато. Что именно дало такое название? Загадка не иначе. Место было жутковатым, хоть и освещение не как под кроватью с чудовищами, когда тебе пять лет, и ты еще не знаешь, что Санта Клауса не существует. Теперь уже всё серьезно. Чудовища существуют, а деформации, которые виднелись на обшивке и трубах павильона могли ответить на вопрос: «Какого же они размера, черт побери!?». Такого, что и представить сложно. Здесь что-то происходило, но что именно? На полу не валялись останки людей или роботов. Этому месту можно было дать тысячи две лет, и это уже после двух тысяч со дня Христова. Как и многое, еще не встретившееся героям это место входило в список загадочных. Еще более невероятным оно стало после того, как на весьма приличном расстоянии перед глазами Белого Короля возникла девочка. Она вышла из одной трубы и, перебравшись через центральную забралась в какой-то лаз следующей трубы. Всё действие заняло не меньше двух минут, так что Кристофер вполне мог поверить, что это не галлюцинация или оптическая иллюзия. Девочка настоящая и живая. Она не заметила Кристофера и не помахала ему. А если это был киборг, заманивающий в ловушку? Так или иначе, встретить живого человека среди всех этих технологических построек и кибермеханизмов было бы большой удачей. Оставалось только проверить это и, найдя лаз выяснить хотя бы одну из загадок. Дрожь забурлила под стальными плитами Хрустального павильона. Что-то приближалось. Но это конечно было не таким великим секретом. Громадное. Ужасное. Непобедимое…. Пульсирующее…. Зло. (Wither приближается к Хрустальному павильону. Основная группа в одном шаге от этих мест, всего лишь нужно справиться с Хеньшин. Пульс в поиске жертвы, видит через глаза зараженных вирусом.)

Dormammu: Безграничная пустошь. Безмолвный коридор, хранивший в себе таинственную загадку, засевшую в глубинах мозга демона, заставлял его невольно прищуриваться, чтобы глядеть вдаль, авось кто-нибудь появится, кого-нибудь найти удастся, но таки каждый раз, когда до обостренного уха демона доходил отрывистый неизвестный звук, его ждала очередная неудача. К сожалению, Дорм не мог похвастаться такой усладой, как магия здесь, ибо по неизвестным причинам, с потусторонними силами здесь не в ладах, хотя это именно первое, что приходит в голову, при виде загадочных незнакомцев, в навороченных нанотехнологичных костюмах наставившие на тебя стволы оружий. Но это не все. Сам факт, что на острове Клуба обитают существа, в мозг которых заложена одна программа “убить”, заставляла демона, в обличии плоти да костей, недовольно издавать едкий звук, а после тяжело выдыхать холодный воздух. Будучи очарованным окружающей искусственной реальностью, он терял всякий интерес к беготне по лабиринту, открывая в себе того самого рассудительного без эмоционального Короля. В воздухе расплывались одинокие и отчетливые шаги демона. Окружающее для новоиспеченного гостя оставлял лишь желать лучшего, правда заставлял задуматься. Прочные и выступающие кабели по всему проходу - казалось им нет конца, куда же они ведут? Предстоит ли именно это выяснить Блэку? Или, возможно, за всеми этими вопросами таиться нечто более глубокое.. кошмарное и жуткое?… - Что это? - риторически вопросил он; не слишком яркий свет в конце туннеля встретил взгляд Кристофера. Ноги невольно стали двигаться быстрее. Вскоре конец стал совсем близок, а в голове пролетело наивное "наконец", и яркий свет на пару мгновений ослепил Дормамму. Дневной свет в окнах, повсюду всякие провода, лазы и прочий навороченный скарб. Вероятно любой другой незнакомец впал бы в шок от увиденного, но, тщательно внушенное себе спокойствие, вынудило Короля лишь высокомерно изогнуть правую бровь, затем величественно осмотреть помещение и выставить мысленно оценку, правда с последним Блэк не не поспешил. Внимание Кристофера особо заинтересовали всякие трубы достаточно больших размеров, которые, по всей вероятности, вели в совершенно разные направления. - "Которая из них?", - раздумывал он. Неожиданно, буквально в пару метров от Дормамму, возникла девочка. У него не было сомнений, что это очередная оптическая иллюзия. Однако спустя, после недлительного анализа, как девочка неспешным образом вышла из одной трубы и забралась в другую, ему пришлось ненадолго замкнуть эту гипотезу, но нотки сомнения все-таки присутствовали. Киборг ли это или реальный человек - было не важно. Важно лишь то, что девочка является следующим ключом для разгадки тайны, поэтому встреча с "ней" можно было принять за настоящую удачу. Неторопливо Лорд перебрался по тем же ходам, что и девочка, остановившись, насторожено осмотрелся и таки забрался в лаз неизведанной трубы…

Apollon: А дальше закрутилось - понеслось…. Десмонд с интересом разглядывал мнемоника и его устройство, вдруг удастся перенять идею! Люди в большинстве своем очень далеки от волшебства, а вот на те же, как они смогли обойтись своими силами! Предупредив, что сейчас начнется перезагрузка и, дав краткие инструкции, их маленький проводник, кажется, отключился сам. Не скормив своему подопечному очередную ложку супа, робот-кормящая мама жалобно запищал. Несколько раз, на удачу потыкав ложкой в тщедушное тельце мнемоника, робот вдруг задумавшись замер, но зато уже через пару секунд развернул свой манипулятор и.. протянул ложку с супом Десу. Тот оторопело посмотрел на нее, но пробовать даже при своем бессмертии, не рискнул, мало ли, что там в этом вселенском бульоне. Но приходилось признать, демону было интересно. Как устроен «кормилица», каким образом он смог перенастроиться на демона, и почему именно на него? Дес подумал, что в качестве эксперимента не плохо было бы попробовать коснуться клавиатуры маленького ученого головастика, когда сзади послышалась какая-то возня, и демон резко развернулся, тут же рывком подтянув к себе серебристый ручей хлыста. Майкл отступал под давлением кого-то невидимого. Десмонд рванул кнутовище и еле успел остановить руку - между ним и Королем оказалась Рина. Она стояла ближе к Майклу, она не полезла, как любознательный Дес высматривать, как устроен головастый гомункул. И первая бросилась на помощь своему Королю. И именно она попала под удар. Вспышка, словно от электрического разряда, другая, девушку подбросило в воздух, несколько раз крутануло, тело ее, кажется, засеребрилось, пошло статикой мелких разрядов.. и вдруг с едва слышным хлопком, исчезло. Десмонд так и замер словно громом пораженный. Он знал, что магии здесь нет, или разве что малые крохи ее, но как же тогда? Да что же здесь происходит?! Демон - магическая сущность просто по праву рождения. Он и воспитан был магией, в окружении нее и с ее помощью.. Изучать Бородинское сражение невидимкой сидя непосредственно то в одной, то в другой ставке. Сидеть на загривке деревянного коня, что как-то рано поутру завезли в свой город троянцы. Или вместе с Колумбом вступать на прибрежный песок Гуанахани… Но физика… даже изучая ее с Ньютоном, Десмонд так и не понял основополагающих законов. Да, яблоко падает вниз, но ведь он заклинанием всегда может подбросить его вверх! А с какой силой оно полетит.. Да какая разница, главное, что прилетит оно по желанию прямо в руки демону и тот с удовольствием его съест. Сейчас же, здесь в технограде, не понимая, как может работать, да и вообще существовать такая форма жизни как все эти симбиоты и роботы, Дес растерялся. Всего на несколько мгновений, но промедление это стоило Рите жизни. И возможно не только ей, ведь оставался еще и Король. - Майкл! – Десмонд рванулся к нему, позабыв о субординации и званиях, он бросился на помощь своему другу и учителю, но не добежал и пары шагов, когда сзади него, загрохотали оставшиеся роботы. Дес обернулся, все они от мала до велика, выстраивались перед выходом из портала и взводили оружие… Трэнтон обернулся на Майкла, тот боролся с невидимым врагом и уже начал трансформироваться, принимая форму тумана, а сзади на них уже надвигался какая-то новая опасность. - Майк, ты справишься, правда? Я пойду, посмотрю что там, ведь раз роботы так выстроились.. Я быстро! То, что случилось далее, не порадовало Деса ни на йоту. Появившийся из портала силуэт внешним видом своим напоминал девушку, но некие преобразования с его руками и то, что она двигалась, будто левитируя над полом, говорило о том, что внешний вид это всего лишь мишура, нужная для услады глаз и не более того. Роботы выстрелили. Все. Разом. И потом, когда рассеялся огонь, пыль и дым, снова. И потом еще раз. И еще.. Подтверждались худшие предположения Десмонда. Ситуация складывалась абсолютно не в их пользу и с каждым, бесполезным по сути, залпом роботов это становилось все очевидней и очевидней. То, как девочка-киборг была защищена какими-то полями впечатлило даже демона, впечатлило, но не поразило, нет.. скорее толкнуло его мысли в нужное русло.… Но магия, здесь было так мало магии! - Майк, я надеюсь, ты справляешься там, потому сейчас мне совсем будет не до тебя, ох, прости меня, но хоть бы получилось, хоть бы успеть… Дес огляделся и поднял с пола какой-то металлический обрезок с острыми краями. Приложил его к ладони и замер, раздумывая. Но следующий же залп роботов придал демону решимости, он резко дернул обрезком и по ладони, вспыхнув черной молнией, потянулась ранка. Кровь была темной, густой и чуть отдавала запахом гари… Десмонд бросил ненужный уже обрезок на пол и из внутреннего кармана пиджака достал небольшой черный камень. Гладкий и блестящий он не отражал окружающих предметов, а на ощупь казался холодным словно льдинка. Дес приложил камень к ранке и закрыл глаза. Мысленно потянулся, позвал… Камень в его руке стал нагреваться. Пока слабо, еле ощутимо, но Десмонд решил не тратить драгоценных мгновений, рванулся вперед, что было сил: … Папа, пожалуйста, я далеко, вернее близко, но здесь и сейчас очень плохо с магией.. Папа, не волнуйся, я с Майклом.. понимаешь, просто мне нужно поставить портал.. Пап, мне не хватит сил.. давай вдвоем может? Я дома обещаю все объяснить, честно.. сейчас давай вместе, хорошо?…Все так же крепко сжимая в руках ставший уже горячим камень, Аполлон вышел немного вперед и, по возможности, приблизился к редеющему ряду роботов. Встал так, чтобы отчетливо видеть перед собой девочку-киборга. Встал, крепко уперся в пол ногами, глубоко вздохнул и тихо запел.. Он выпевал формулы, обычные и старые английские слова мешались в них с латинскими и старыми французскими, и со словами древнего священного языка, сохранившегося лишь в некоторых обрядах и заклинаниях. Дес пел, и воздух вокруг Хеньшин дрожал, начиная оживать. Казалось, вокруг появились, задвигались бесконечные воды, словно стены вдруг стали самим морем. Несколько уверенных взмахов руками и прямо позади киборга стала расти, увеличиваться в размерах яркая полоска портала. Десмонд тяжело дышал, но уверенно, ибо чувствовал как его магия подпитывается, вливаясь свежими потоками и силами, магией отца, смог закончить заклинание. Теперь за Хеньшин, дрожа и вздрагивая от вспышек выстрелов, висел в воздухе еще один выход. Выход куда-то и одновременно в никуда. Оставалось лишь столкнуть в него кокон киборга. … Пап, помогай, его надо туда утащить.. эта девчонка-робот слишком шустрая, я близко к ней не подберусь. Да и роботы там еще остались, пока я буду через них перебираться она искрошит меня в капусту раз двадцать. А магии чтобы воскреснуть здесь, просто нет. И Майкла я бросать не хочу, тем более ему, кажется, тоже помощь нужна… Демон стоял напротив Хеньшин и разговаривал со своим отцом. Находясь, возможно, далеко не только по оси расстояния, но и по оси времени, телепатия отнимала массу сил, Дес устало переступил с ноги на ногу и смахнул со лба бисеринки пота. И отвлекшись на свое самочувствие, он чуть не пропустил указание Трэнтона-старшего. .. А? Перенастроить портал? Но куда? Измерение с разницей в давлении? На Луну что ли? А как это сделать? Вплести руны Иса, Лагуз и Отал в форму заклинания, так? Сейчас я попробую…. Десмонд вновь потянул, выпевая мелодичную фразу. Оглянулся на Майкла, тот уже поднимался, но был еще достаточно далеко, чтобы претерпеть от портала, тем более что демон собирался его закрыть сразу же, как только цель будет достигнута. Последние ноты песни-воззвания стихли, и тут же вид за дрожащим зеркалом портала изменился. Там, на черном бархате неба, загорелись множественные светлячки – звезды. И воздух в комнате вдруг взвыл, загудел и рванулся прочь из обыденности туда, к небесным огням. Десмонда ощутимо толкнуло в спину, поволокло в сторону «пробитой» дыры. Но он был готов к этому и потому крепко вцепился в робота-кормильца. Тот жалобно запищал, но все же стоически воспринял свою участь. Чего нельзя было сказать об остальных роботах. Подхваченные внезапным вихрем они, словно брошенные горстью, устремились в провал перехода.… Захваченная в плен их неконтролируемой массой в жерло портала попала и Хеньшин. Десмонд скорее прокричал, чем пропел заклинание и, выстроенная с таким старанием «дверь в лето», стремительно захлопнулась. Теперь, противостоять Пульсу, они остались лишь вдвоем с Майклом.

The Duke: Первоосновы, созидание, творение, единство, сосредоточение. Теории, состоящие из множества слов и их сочетаний, сверяясь с анатомическим атласом располосовали Землю на куски, стянули кожу, вынули внутренние органы и развешали их гирляндой. Вышел отличный пациент, который не подыхает, не сопротивляется, не кривляется и не кричит от отвращения, глядя на свои обнаженные мускулы и куски мяса, лежащие рядом на хирургическом столике. Отличный пациент, который с молчаливым смирением любуется своими внутренностями, развешанными будто новогодними украшениями по всему немалому простору. Отличный пациент, которого не будут искать родственники, не будут защищать правдолюбы и которого не хватится полиция. Новые теории, новые выдумки, новые мысли и новые эксперименты - скальпель снова в руке хирурга, разрезает изувеченное тело и берет от него еще кусочек, образец тканей, режет сухожилия. Что, если..? Глазные яблоки пациента оказываются лежащими в металлической посуде на хирургическом столе. Вечно удивленные, но смиренные, они направлены на тело отличного пациента, который не то, чтобы против, но и не совсем за такие эксперименты. Но его никто не спрашивает и потому он никому не отвечает, оставляет свое мнение при себе. Что, если..? В ход идет хирургическая пила, слышится скрежет костей и тошнотворный запах истерзанного тела с примесью гари распространяется вокруг в помещении. Отличный пациент не подыхает. Его глазные яблоки сторонними наблюдателями направлены в сторону хирургической пилы. Скрежет костей больше не слышен, но зато видно, как из-под пилы вырывается нечто, похожее на белый порошок, пыль. Что, если..? Скальпель прошелся вдоль горла оставив тонкий порез, который стал быстро краснеть и истекать кровью. Глазные яблоки в металлической посуде выражали вечное удивление и смирение. Через рану на горле высунули язык отличного пациента, от чего он стал смотреться официальнее, но в то же время бодрее. И все равно он не сдыхал. Теорий может быть сотни, тысячи, миллионы. Отличный пациент, в нем для каждого хватит места и простора для фантазий, проб и ошибок, только не стоит тушеваться и теряться при виде глазных яблок, которые наблюдают за работой из металлической посудины. Запастись скальпелем и терпением, и можно браться за новые поиски Бога, отрицать и доказывать, творить и разрушать на корню, создавая возможности для новых теорий. Насколько бы нелепыми они не были, насколько бы бессмысленными не казались, теории не перестанут существовать, не задохнуться в жиже крови и желочи, исходящей из истерзанного тела отличного пациента. Пока он вечно удивлен, пока он вечно смирен, можно ставить опыты и проверять, каким боком упадет на пол бутерброд с маслом, если предварительно перебить пару десятков рычащих и царапающихся тварей, занесенных на страницы Красной Книги. Из глотки Майкла Морбиуса вырвался хриплый стон. Пространство вокруг закружилось. Вампир чувствовал, как оно пульсирует. Живет. Пусть и не человеческой жизнью, но все же живет: своеобразно, необъяснимо, вопреки законам и ощущениям. Пространство вокруг пульсировало, источало запах, наблюдало. Что-то заставило Майкла Морбиуса подняться на ноги - медленно, пошатываясь, но все же подняться. В его голове, бывшей постоянным местом сражения для здравомыслия и безумия, для противоречий и компромиссов, неожиданно нашлось место для тишины: тягучей и липкой, как кровь. Совсем близко от него разразилось сражение, с жертвами и победителями, но его это не касалось. Он слушал тишину и всматривался в пульсирование жизни. Оно напоминало биение сердца - Майклу Морбиусу нравилось это сходство. Концентрируясь на нем, он все больше погружался в тишину. А потом - потом в пульсации пространства он ощутил инстинкт, который до того подавлял, не использовал до конца, лишь поверхностно утоляя для дальнейшей жизнедеятельности. Инстинкт заставил его сжать кулаки, отчего он почувствовал боль и свежий приток крови. Резко разжав ладони и окинув их мутным взглядом, Майкл Морбиус увидел присоски, раскрывающиеся и закрывающиеся, пульсирующие как пространство вокруг. В тишину ворвался инстинкт и бороться в ним было невозможно, не было желания. Сорвавшись с места, вампир бросился бежать. Влекомый пульсацией и жаждой крови, он сметал все на своем пути. Стеллажи, хранящие данные, летели в разные стороны. Один из них неумолимо приближался к созданному демоном порталу, который засасывал робота Хеньшина. п.с. если что исправить надо - говорите. если все норм, то ведите вампира к людям или к Пульсу, он заражен и очень голоден.

Apollon: Портал закрылся. Захлопнулся и растворился, оставив после себя лишь тень на радужке глаз. Десмонд выдохнул и, наконец, смог разжать руки и отпустить робота-няньку. Поправил пиджак, пригладил растрепавшиеся волосы. Там стряхнул пылинку, здесь одернул лацкан.… В другом месте и мире он бы уже выглядел идеально – магия наведенной иллюзии сработала бы, «освежая защиту», но здесь, где магия крупицами золота в обедневшей породе встречалась лишь изредка, все ухищрения Деса канули втуне. Он так и остался - взъерошенным, с испачканным где-то рукавом пиджака, и оцарапанными щекой и носом. Растерянно он ходил среди полуживых остатков армии роботов и сам не знал, что пытается там найти. Подобного скопления машин, и не просто машин, а тех, что были очень похожи, буквально являлись подобием человека, демону еще встречать не приходилось. И потому он так задумчиво рассматривал их останки и целые еще модели, их оружие, которым роботы оказались наделены в изобилии или же сам тот портал откуда они все появились и вышли. Десмонда потревожил какой-то посторонний шум. Он вздрогнул, обронил какую-то деталь, которую рассматривал присев на корточки над роботом какого его, созданный, а после закрытый с помощью магии отца переход, просто разрезал пополам. Младший Трэнтон обернулся на грохот тяжелых стеллажей с дисками памяти, которые потревожил кто-то, пока невидимый, и с запоздалым страхом подумал о том что, по сути, сейчас он является очень легкой мишенью. Нигде еще он, демон, не был так беззащитен как в этом технограде. Здесь не было магии! А без нее, как творить заклинания? Как наводить броню, как просто существовать в том, привычном окружающим, внешнем виде? А связь с отцом оборвалась вместе с закрытием портала.. Можно было, конечно, попробовать и телепатически соединиться с ним вновь, но.. но, во-первых, уже не было сил, а, во-вторых, из-за обрушенных полок, наконец, показался виновник шума. И Дес выдохнул успокоено – им оказался Майкл. Их Черный Король. К черту звания и регалии, его друг. А друзей не бояться, им подставляют плечо поддержки при необходимости или закрывают их своей грудью или с радостью и облегчением принимают их протянутую руку помощи. - Майкл.. эй, Майк, ты далеко собрался, мм? Я здесь… - Дес выпрямился, встал в полный рост и сделал несколько шагов вперед, намереваясь поравняться с со своим учителем. И несколько озадаченно посмотрел на того, кто в данный момент приближался к нему, прикрывшись обликом Майкла, словно карнавальной маской. И девятнадцать лет прожитых в иллюзии наведенной на истинное тело сделали свое дело, они приучили демона моментально отличать первозданный облик от того, за которым прятались и которым хотели ввести в оману. Тот Черный Король что подходил сейчас пошатываясь и сея в окружающем пространстве еще больший хаос, уже не был Майклом – ученым, другом и советчиком к которому было не страшно и, что более важно, не стыдно прийти за помощью. - Герцог, да? Эта личность все же взяла верх…черт, как же не вовремя. Я не знаю, как выбраться отсюда, я не понимаю пока до конца, что же здесь на самом деле случилось, а теперь еще и это… Трэнтон вздохнул, и устало потер одна о другую ладони, пытаясь согреться. С другой стороны, ничего страшного пока не случилось, людей здесь больше нет, а ему Герцог ничего сделать не сможет, даже напади он, кровь демонов не годна для вампиров. - Майкл? Ну или как мне теперь называть тебя? Быть может нам стоит поискать выход? Сейчас для нас обоих это видится наиболее удобным и актуальным.. Мне кажется или я просто сотрясаю воздух и меня никто не слышит? Десмонд вздохнул, неаристократично сунул руки в карманы брюк и не спеша пошел следом за Королем, быть может, жажда, нет, Жажда и Голод его друга смогут вывести их на поверхность.. К людям..

Anti-Venom: Информация по миру. Для тех кто читал и ничего не понял, не читал или забыл. Отвечу на максимум поступивших вопросов. Пульс - энергетическая субстанция, бессмертна, имеет иммунитет к большинству повреждений. При появлении автоматически накладывает отрицательные эффекты: ослабление всех или нескольких способностей. Мастер игры прописывает какой именно эффект появляется из следующих перечисленных: слепота, галлюцинации, слабость. Пульс полностью технологическая сущность, поэтому ослабевают только магические способности. Вблизи Пульса можно почувствовать ауру от которой можно зарядиться, если дисциплина ваших способностей не магического плана. В лаборатории также обитают следующие НПС персонажи: Мнемоник (этап пройденный) владеет некоторой информацией по лаборатории, не агрессивный зараженный. Эмоциональ - первая из трех высших кибер-разумов. Помощник, не может заразиться из-за строения сознания, однако это можно исправить какой-нибудь глупой выходкой. Имеет прочную структуру, развитый искусственный интеллект, а также энергетической сознание. Это сознание было получено Эдвардом Броком при синтезе симбиота, является по сути сгустком простейших энергетических существ. ТТТ (ТриТ) - второе из высших кибер-разумов. Нейтральный, недоверчивый и крайне нервозный персонаж, который не имеет рамок. Существует благодаря сети внутри лаборатории. Обладает доступом для системы обороны, системой наблюдения, ограничениями сети. Контролирует Центр и отдает от его имени приказы положительным или нейтральным по отношению к персонажам команды. Для положительного эффекта вам естественно следует убедить его в своей нужности. Всегда помогает людям оно же на местном наречии "Общество" - тоже следует убедить его в этом. Общество - скрытое внутри лаборатории поселение людей, которые сбежали из города по каким-то причинам. Не известно отношение к персонажам, но киборги не рискуют соваться в их владения. Пилпул – относительно остальных ленив, но старается во всем находить развернутую идею. Это делает его тактическим сознанием, предпочитающим размышления - делу и взвешенное осмысление - немедленному (с). Все что известно от третьем высшем кибер-разуме. В данный момент требуется найти именно его. Технологии Хеньшин - крайне опасные кибернетические творения, обладают некоторыми способностями одаренных созданных искусственным путем. Кроме этого имеют ложное представление о мире, Обществе, Пульсе и прочем, о чем любят подискутировать прежде чем напасть, т.е. для них нужно найти смысл вашего уничтожения, иначе никак - единственная их слабость. Именно она дает вам шанс на первый удар, конечно если вы не надеетесь заговорить его логическую схему так, чтобы он стал вашим союзником. (Попробуйте)) Дрейк - технология основанная на философии, жизни и оккультизме. В настоящее время его не видели, но по плану это здоровенный мужик с вживленными ногами (картинка будет там поглядите). Достаточно глупая структура сознания. Не любит думать. Непонятные и сложные слова пугают, отчего он становится не худшим противником чем Хеньшин. По отношению к Обществу нейтрален, к Хеньшин - крайне негативно относится из-за разности в мировосприятии. Вулканы, Смерть и прочие разгуливающие монстры-роботы вокруг лаборатории. Никого не выпускают и не впускают. ТТТ имеет возможность временно останавливать их, но не управлять. Носят на себе грозные вооружения способные разворотить город. Темный попутчик (не знаю как его еще назвать...) - помогает, направляет и издевается над персонажами, закидывая их логическими задачами и ребусами. Предлагает назвать его имя, точнее угадать его из данных. Это не киборг, он отрицательно относится к Морбиусу, да и то что он издевается над ситуацией в которую они попали также есть зацепка. В конце квеста вы так или иначе узнаете его, что даст квесту продолжение, но уже в другой раз. Фантомы - запутанная история с ними получилась, потому что они пользуются системой телепортов и сетью, которая материализуется в бесконечность время от времени. От этого фантомы расплылись во времени, присутствуя то здесь то там, все время попадаясь персонажам на глаза. Пока думаю стоит делать их частью сюжета или нет. Для самых активных думаю сделаю)) Прошедшее. Вы перезагрузили систему, поэтому скоро лаборатория встанет в прежний режим, но Пульс захочет этому воспрепятствовать. Активность роботов возрастет, поэтому игрокам будет предложен альтернативный вариант прохождения локаций, особенно после посещения людей на 3-ем уровне. Для заключительной части необходимо найти Пилпула (я потерял картинку для него.... ), чтобы высшие смогли синтезироваться в... что-то еще более высшее =).. Скорее всего Пилпул охраняет людей, поэтому эти два сюжета рядом. Аполлон и Вампир идут к людям. Риск пытается выбраться из катакомб, а Dark Shepherd (или какой там персонаж забыл) идет к Пилпулу. Может наоборот с Риск. Следующий пост мой с описанием для каждого и расстановкой очередности.

Anti-Venom: Эпизод 1. Начало. Часть 3. В плену Железной звезды. Для Risque. Результат всякого крупного открытия всегда начинается с малого. Так, постепенно Центр начал создавать один из списка намеченных проектов, называемый Хеньшин. Точнее определяется как henshin, то есть перевоплощение. Цель была, а образцов для испытаний катастрофически не хватало. Для этого кибер-разум использовал один из стандартных пунктов в Параграфе ситуаций. Они отправлялись в большой мир и находили себе объект для изучения с подходящими для копирования способностями. «Образцы», а так называли всех без исключения испытуемых, вводили в искусственный сон и крутили-вертели, пока все их потаенные секреты не выходили на очень умный биопроцессор. Данные тщательно изучались и на их основе создавались удачные или не очень «генераторы способностей». Одним из образцов под номером 337 была некая Глория Долорес Муньос, подарившая свои способности некоторым из планируемых изделий Хеньшин. Те в свою очередь не торопились благодарить «Образец-337» и в пылающем огне кибернетической революции Глория становилась в первые ряды целей на уничтожение. И всё у них прошло бы гладко, Глория тихо умерла во сне, все были бы счастливы, да только надежная система жизнеобеспечения дала сбой. Девушка проснулась от холода физраствора, голода, ощущения собственного веса тела и… невозможности дышать, находясь в толстой колбе наполненной жижей голубого цвета. Перед глазами продолжал мельтешить сканирующий робот-паук величиной с ладонь. Лицо девушки сжимал громоздкий, похожий на противогаз прибор, подающий кислород и прочие прелести. Руки и ноги онемели, вяло болтаясь на лямках бандажей. Прямо за стеклом колбы творился беспредел. Огонь лился то в одну сторону то в другую, засыпая стальными осколками и кишками бывшую стерильной биолабораторию. - …Передо мной, во мгле печальной, гроб качается хрустальный и в хрустальном гробе том, спит царевна вечным сном. Аха-ха! Ситуация довольно непростая. С одной стороны не очень хочется задохнуться как белая лабораторная крыса, с другой стороны нужно будет принять бой. Сделать это будет вдвойне сложнее, ведь физических сил мало, так она ещё и без одежды. Если справится, сможет примерить один из комплектов снаряжения, сняв с подходящего трупа. Главное как говорится – были бы руки-ноги на месте. Что было дальше? Ах да… Гроб разбился. Дева вдруг ожила. Глядит вокруг изумленными глазами…. Для Dark Shepherd. Центр безопасности Planetmayerday UP-S (Перевод с автокода): - Группа зачистки, повторно обнаружен аппарат класс «Н», запрос на дезинтеграцию. Ответ положительный, исследуйте аппарат, убедитесь, что на борту нет живых объектов…. Для визуального наблюдения двум киборгам понадобилось полминуты. Они пробили несколько стеклянных витражей, пробежали по технических отдушинам и вышли на поверхность. К этому моменту облака опустились, касаясь шпилей Лаборатории UP-S. Стремительный ветер было видно невооруженным взглядом, он достигал порядка двухсот метров и расходился вьюнами. Схватившись за выступ, один из киборгов группы зачистки прицелился в мощный прицел своей винтовки. - Отслеживаю его курс, объект движется в зону вирусной активности. Возможна диверсия, возможна ошибка пилотирования, направляю сталкера в азимут девятнадцать, шесть, шесть градусов, относительно скорости и вектора движения аппарата Н.С. Запрос Центру на деструктивную активность вируса. Центр безопасности Planetmayerday UP-S: - Сканирую Н.С.А. - деструктивной активности вируса не обнаружено. Подтверждаю повторным сканированием. Изменить первичные прерогативы: дезинтеграция. Новый запрос на смещение вектора движения, рассчитать угол падения, рассчитать место падения. Направить сталкера группы зачистки для освидетельствования отсутствия вируса и жизни, запустить программы самозащиты, задать высокий приоритет исполнения, задать степень опасности уровень три, заменить парольные протоколы шлейфов управления в предполагаемой точке падения, задать случайный перебор гиперпереходов. Для пилотируемых вертолетом людей день внезапно сменился ночью. Полуразрушенные небоскребы начали менять свое положение. Они внезапно вырастали и погружались в землю, похожие на дым, они растворялись и также появлялись. Автоматика вертолета завизжала от сбоя всех систем, и пока пилот безрезультатно пытался реанимировать машину, ту так тряхануло, что винт, описав в воздухе дугу, вонзился в фюзеляж. Лопасти с хрустом и завыванием раскидало по небу и вертолет, начиная реветь, понесся в тартарары. В глазах был яркий красный луч, ослепляя сознание. Когда казалось, всё должно было закончиться, вертолет задрожал и, накренившись в бок, рухнул в заградительные стены лаборатории. Больше всех на борту не повезло девушке, которая благодаря своим магическим способностям приняла большую часть атаки вируса. Они оказались внутри темного перехода, где их, кажется, уже ожидали, это стало понятно по тому, как над их головами свет закрыли толстенные плиты, сдвинувшись одна на другую. Оставшиеся в живых пилоты включили прожекторы, освещая крайне непонятную обстановку. Длинный в странных техногенных наростах тоннель уводил взгляд влево и вправо, где на каждом из концов виднелся мутный свет. Выбор направления был вполне очевиден. Любой ход вел в одном направлении и итогу – проблеме и смерти. Ведь вас сюда не приглашали, но раз уж пришли, вставайте в ногу, не сбивайтесь с ритма. Кстати о ритме. Коллектор едва ощутимо ушами, гудел, примерно от одного до десяти децибел, что вообще проблематично услышать, не вооружившись специальными приборами, но вот остальное тело воспринимает эту частоту с заметным негативом. Давление растет, чувство неловкости и неконтролируемого страха. Вы всё идете, а обещанный свет в конце тоннеля словно мираж – остается на прежнем месте. Сам коллектор принадлежал какой-то системе снабжения, и отклики этой системы иногда отдавались вибрацией по стенам, заставляя шататься как вырванной из живота кишке. Свет в конце становился ярче, если прибавить шагу, но тоннель не желал заканчиваться. Вскоре стало ясно, что конца этому не будет. Стальные кирпичи сдвинулись, и вход теперь найти также невозможно. Вот ведь не задача! Как же киборги мать их за ногу пользовались этим коллектором? А может вовсе, не пользовались? А может, бродили здесь целыми годами, пока удача не вытолкнет их сама. Каким несерьезным выглядит этот параметр – удача, когда идешь вслепую несколько часов подряд и вокруг всё одна картинка, ноги то и дело застревают в узких местах основания, которое уж точно не создано для ходьбы людей. Давление малых децибел прижимает сознание к потолку, желудок рвется наружу, немые догадки преследования со всех сторон. Сухой, затхлый воздух и никакого намека на влагу. Все это было похоже на какое-то беличье колесо или скорее беличью клетку. Что может оживить это дикое творение Создателя? И можно ли вообще оживить что-то неодушевленное, заставляющее людей одновременно идти и стоять на месте? Парадокс? (если ломать стены, то вы попадаете в копию тоннеля во всех направлениях. Так и выглядит множество Мандельброта с одной его стороны. Кстати, чтобы решить западню множество Мандельброта совсем не причем. Лучшим решением было бы гуглить незнакомые или знакомые сочетания слов текста и, подумав с минуту над остальными намеками сделать то, что требуется. Жаль только, что в стенах лаборатории вы вне зоны доступа Wi-Fi, да? =Р)

Risque: - Эй, Муньос! Муньос! Ты что, там уснула? – Гло перевела плавающий взгляд на вопящего инструктора. Он стоял внизу, загорелый, в красных шортах с призовым свистком на шее. Этакий концентрат тестостерона и надменности, предмет выброса гормонов, тайное желание каждой второй школьницы. Глорита поежилась и тут же ухватилась руками за поручень, мир пошатнулся и поплыл против часовой стрелки. Семь метров. Чертова вышка в семь метров, которые сейчас ей нужно преодолеть, причем ценой форменного насилия над собой. Ноги подогнулись. Семь метров, которые отделяют ее от свободы. Глорита с тоской уставилась на пальцы собственных ног, посиневшие то ли от холода, то ли от ужаса, который сковал ее тело так, что захоти организм ускорить свои выделительные процессы, не смог бы, сведенный судорогой. - Муньос! Ты в десяти с половиной секундах от дополнительных занятий! Или ты это делаешь сейчас, или завтра, в гордом одиночестве и не один раз! – инструктор приложил ладонь ко рту, изображая рупор. Это подействовало, резонно рассудив, что лучше сдохнуть один раз, чем с десяток, Глорита сделал неуверенный шаг к краю доски. Та весело закружилась, ввергая ее в бешеный танец, предлагая либо выстоять, либо с позором сбежать. Девочка с нарастающим ужасом чувствовала, как та пружинит под ее весом, все больше и больше прогибаясь. - Эй, сопля! Вы посмотрите парни, у нее уже вроде и плавки мокрые? – кто-то из старшеклассников заржал в голос, - что еще ждать от мексиканских утырков? Они только в кактусы голой жопой прыгать привыкли же! Кровь прилила к голове так быстро, что Глорита не успела уловить тот момент, когда ее страх переродился в ярость. От обиды она зашипела что-то, медленно повернула голову в сторону словоохотливых зрителей и выдавила из себя, чеканя слова, хотя и понимала, что звучит не убедительно: - Вынырну и перегрызу тебе глотку, ублюдок вонючий! Затем оттолкнулась от доски и полетела вниз, закусив губу до крови, чтобы не заорать. Пару раз, в процессе полета Глорита перевернулась в воздухе и приводнилась, уже сама не понимая, на каком свете. Глория рухнула на воду животом плашмя. В глазах потемнело от боли, внутренности скрутило так, что каждый мускул, казалось, завязался в узел. Не отдавая себе отчета, она согнулась в позу эмбриона, даже не понимая, что тонуть таким вот камнем намного легче. Открыла глаза только через несколько секунд, для того чтобы увидеть перед собой толщу бассейной воды и веселые пузырьки воздуха, которые всплывали вверх. Вот тут-то до Глории и дошло, что они всплывают, а она идет ко дну. Тут же в воспаленный мозг маякнули легкие, напоминая, что уже очень давно не получали необходимого газа. Глорита с силой заработала руками и ногами, молотя ими по воде, что есть мочи. Безводная поверхность приближалась медленно, как будто нехотя, несколько сантиметров дались так, словно к ногам были привязаны гири. Глория вынырнула шумно, словно тюлень, открыла рот, в мозгу стучало только одно: «Воздуха! Воздуха!»… …Пробуждение не помогло. Кошмар продолжался наяву, как Риск не пыталась вдохнуть хоть немного живительного газа, она чувствовала только то, что ее легкие сворачиваются в сухой пожухлый лист окончательно. Она рывком распахнула глаза, и первое что увидела – огромного паука. Попыталась дернуться и заорать, но поняла, что орать нечем, дышать тоже. Тело вообще жило какой-то отдельной от нее жизнью: руки болтались, как плети, ноги и рады бы помочь, но находились в какой-то болезненной прострации. Сквозь мутную воду Риск разглядела огромное помещение из металла и стекла. И все бы ничего, но за этим ее саркофагом шла форменная война. Зрачки Риск расширились, осознание того, что она в полной ж… безвыходной ситуации пришло как-то легко, обдав холодом внутренности. Особого выбора не было, в голове уже начало шуметь, легкие словно наполнились жидким азотом. Глория сконцентрировалась на толстом стекле своей плавучей тюрьмы, она с фанатизмом исследователя-естествоиспытателя изучала химические соединения, состав ей был не знаком. По стеклу пробежала первая тонкая трещина, змеясь, она расходилась в морозные узоры. Скорее чтобы успокоить себя, Риск ладонями уперлась в то, что ей предстояло разрушить. Давление создавалась убийственно медленно, перед глазами уже поплыли радужные разводы, когда наконец трещины стали больше и шире. Риск едва успела отдернуть руки и скомбинироваться, когда голубая муть вместе с ее голым дрожащим телом тягучим потоком устремилась на пол. Усилием мысли она попридержала останки своего обиталища, схлопотать осколком в темя не хотелось. Хотя, шансов все-таки заиметь что-то подобное на долгую память было даже с излишком. В помещении разверзся ад. Огонь велся во всех направлениях, Глорита совершенно не понимала, откуда стреляют и, главное, кто бы это мог быть. Риск ничком рухнула на пол, заходясь диким кашлем – создавалось впечатление, что тело, получившее наконец все необходимое, словно голодный, внезапно дорвавшийся до еды, перебрало с дозой и теперь пыталось высвободить лишний воздух. - Твою мать! – интересно, как долго она плавала в этой банке, и за сколько времени этот мир вновь услышал ее голос? Заходясь, до боли в ребрах, Глория уперлась локтями в пол и поползла, не обращая внимания на то, что стекло впивается в руки и колени, превращая их в кровавое месиво. Стоял оглушительных грохот, в ушах звенело. У Риск складывалось впечатление, что, с каждым залпом, клетки мозга отслаиваются, превращаясь в немыслимую кашу. Нужно было принимать решение, причем быстро, каждая новая атака была чревата тем, что ее счастливая звезда скроется за небосводом, предоставив мутантку самой себе. « - Что? Что это может быть? Судя по очередям, огонь автоматический, ведется беспрерывно, не каждый человек выдержит. Значит, машина. Значит, металл… значит, не все потеряно, Гло.» Размышляя таким образом, Риск добралась до обломка стальной стены и, посчитав ее более-менее безопасным прибежищем, привалилась спиной. Пальцы привычно закололо, Глорита выжимала из себя все возможное, в сферы нужно было вложить максимум, Риск только на это оставалось сделать ставку. Пару раз в процессе ей приходилось прижимать подбородок к груди, осколки и пули свистели над головой так часто, что девушка начала уже невольно и привыкать в этой какофонии. Мозг изгнал из головы все «как», «почему» и «за что, боженька?», оставив приоритетным вопрос выживания. Наконец, сферы были готовы. Они бугрились, поблескивая в свете вспышек. Глорита чувствовала всю тяжесть своих зарядов. « - Достаточно!» Перебор был чреват тем, что вся конструкция завалится на голову, погребя под собой все ее надежды и бренное тело. Риск подтянула ноги к животу, уперлась пятками в пол и, рывком встала. Не мешкая ни секунды, она широко отвела локоть для размаха и с силой толкнула сферу влево. Дожидаться результата Глорита посчитала лишним, ничком рухнула вниз, пытаясь укрыться от огня с противоположной стороны, а также от останков того, что по ее расчетам должно было взорваться вот-вот. На какой-то момент, как показалось девушке, зависла пауза, а затем полыхнуло так, что ее озябшее тело бросило в пот. Раздался дикий грохот, запах паленного немедленно окутал ее пылающую тюрьму, и Риск отчетливо услышала, как рушится нечто тяжелое, роняя части своего металлического тела на пол, давя стекло и обломки стен. Это «нечто» наконец-то было мертво. Удалив, таким образом, смертоносную опасность, Глория вновь собралась подняться на ноги с твердым намерением разобраться с другой стороной. Сначала она лишь опасливо выглянула из-за своего изрешеченного убежища. Оружие по ту сторону молчало, что заставило Риск насторожиться. Она рассеяно поводила глазами, усиленно прислушиваясь, но никаких звуков до нее не доносилось. Она опустила глаза на сферу, которая все яростнее переливалась у нее в руках, требуя немедленного освобождения и свободного полета. Сейчас она напоминала собой блестящий глаз дьявола, подмигивала Глорите, намекая на то, что неплохо было бы продолжить только начатое веселье. Риск поднялась в полный рост, все еще всматриваясь в сферу, а скорее просто отвлекалась, слушая самое себя, не то, чем одарило ее стечение каких-то невероятных обстоятельств, а личное. То, что обозначило ее женщиной и давало невероятную силу порой в безвыходных ситуациях. Глорита слушала интуицию. А интуиция заставила ее поднять взгляд для того, чтобы сначала отметить, как по ее голой груди ползет красный блик лазера, а затем услышать дыхание прерывистое и взволнованное. Она встретилась глазами с удивительно серьезным, синим взглядом совершенно юного паренька, который рассматривал ее с неподражаемой смесью страха, удивления и вожделения. - Эй, парень! – Риск неловко попыталась прикрыться руками, понимая, что больше всего похожа сейчас на боттичелевскую Венеру с этой сферой в руках. – Ты по-английски говоришь? Hablas español? Фигура исчезла в бесчисленных амфилиадах и теперь Риск поняла наверняка, что осталась одна в этом вертепе железа и сумасшедших. Внезапно она, яростно замахнулась и пустила оставшуюся сферу в ту же сторону, что и прежнюю. Сфера шарахнула так, что Риск отнесло к противоположной стене собственной взрывной волной. Судя по грохоту, горячая латино-американская женщина развалила какие-то стены окончательно. От удара перехватило дыхание, несколько секунд она сидела, ошарашенно крутя головой. " - Не хватало еще сломать себе копчик по дури!" - Твою мать… - повторилась она, оглядываясь по сторонам, - видимо, сегодня понедельник. Глория с кряхтением и оханьем поднялась на ноги, откинула влажные волосы на спину, стесняться все равно уже было некого, и побрела по кругу, безотчетно пытаясь найти в развалинах хоть что-то полезное для себя.

Anti-Venom: Для Короля и демона. После того, как Хеньшин улетела в портал, воцарилось мнимое спокойствие. Разорванные роботы сверкали короткими замыканиями. В глобальном смысле ничего не изменилось, Хеньшин выбросило в одну из зараженных областей, где она встретила или возможно встретит следующих соперников. Этот странный мир, стремящийся к бесконечности настолько непостоянен, что обязательно вернет своё. Наверстает и выпрыгнет незатейливо где-то еще, совсем не к месту. - Мне кажется или я просто сотрясаю воздух, и меня никто не слышит? Восстанавливающаяся система обрела способность говорить не сразу, а повременив какое-то время. Целую минуту Неизвестный стукал пальцем по микрофону, стараясь услышать гул на другом конце и наконец, система ожила. Зал с открытым порталом оглушил стук пальца. Вибрация от него прошлась несколькими волнами, заставляя задрожать покореженные черепки роботов сил самозащиты. - Ох, чертова система, что вы такое наделали? Такая тьма стояла, думал всё, завалилась ваша вавилонская башня к дьяволу небесному. Кажется, теперь у вас есть недостающая часть плана, лично мне она ничего не говорит, может вам? Могу открыть портал в безопасную зону третьего уровня, единственное, что сейчас могу. Повезло тебе Морбиус! – Голос скрылся за помехами, но речь продолжалась, видимо говоривший не знал о неполадках. - …Когда будет время у тебя, я возьму реванш, сейчас его нет ни у меня, ни у вас. Голос замолк. Портал закрылся, а вместо него шейдеры положения открыли новый. Он почти ничем не отличался, разве только тем, что на другом его конце не ожидала враждебная кибертехнология. Пройдя в переход, они оказались в прилично освещенном павильоне, который был похож, хоть и отдаленно, на гостиничный сектор. Широкие витражи окон показывали вид на ночной город. Было ли это в действительности или просто экраны были запрограммированы так стандартно. Неизвестно. Расположенные около витражей диваны были пусты, кроме двух, на которых расположились два человека. Они вели непринужденную беседу, перед ними стояли стаканы и чашка с куском пирога. Появление Морбиуса и демона их не то, чтобы не удивило, они даже не обратили внимания. Скоро стало понятно почему, когда их молчаливая беседа резко прекратилась и они, оказавшись голограммой, развеялись по воздуху вместе со стаканами и пирогом. Кто-то может, подумал, что это ловушка? Но лучше использовать термин «западня». Лучший в этом деле был, конечно, Пульс, хотя на этот раз он послал разобраться всего лишь лишенных души и ума людей. Они не выглядели зомбированными и не истекали кровью и слюной. Их подготовленный отряд был ровным, вмещал около тридцати вооруженных человек. Биты, топоры, цепи, пистолеты, пулеметы, ножи и молотки. Сомневаться в их намерениях не оставалось времени, после того, как кто-то из них не крикнул. И вся безумная орда кинулась на одаренных. Где-то вне зоны досягаемости над ними посмеивался Неизвестный, лениво постукивая пальцем по микрофону….

The Duke: - Везение для тех, кто в него верит. В голосе вампира звучал металлический скрежет. От него исходил замогильный холод; звук проникал в сознание и цеплялся за него, путая мысли. Глядя вокруг исподлобья, вампир принюхивался. Чуткое обоняние зверя притуплял отвратительный запах раскуроченных машин и выпотрошенных роботов. Кровосос скалился, нетерпеливо поворачивая голову из стороны в сторону. - Ничтожества. Прикрываясь прогрессом, окружают себя слугами, от которых не исходит запахов жизни или смерти. Даже ты, демон, не воняешь так мерзко, как они, - рука вампира взметнулась вверх, указывая на роботов. – Пустышки. Вампир прошел вперед, остановился неподалеку от открывшегося для них портала. Не торопясь переступать черту, он последний раз окидывал помещение взглядом. Изнутри вампира выедало чувство голода; инстинкты вырывались наружу звериным рыком. Наткнувшись взглядом на осколки с зеркальной поверхностью, покрытые слоем пыли, кровосос замер. Отражение испепеляло его взглядом злобных, налитых кровью глаз; кожа истончилась, бледность приобрела трупный оттенок. В момент трансформации, казалось, вампир вытянулся в длину и от этого сбросил в весе. Жилистые руки с длинными тонкими пальцами, на которых виднелись кривые когти хищного животного. Черная рубашка, в начале дня подобранная точно по размеру, повисла на широких плечах, грудная клетка была впалой. Растрепанные отросшие волосы изменились в цвете, стали отливать сединой. Вампир сорвал с лица маску Черного Короля и осклабился. Окаменевшее лицо было лишено человеческих эмоций, морщины разгладились. Изменившаяся форма носа придала вампиру большее сходство с летучими мышами. - Это место похоже на склеп, - вампир шагнул к порталу. Окружающие его технологии расшатывали рассудок своей бессмысленностью и никчемностью. – Склеп, в котором никто из нас не желал бы коротать свою вечность. Обстановка сменилась, но суть для вампира осталась прежней. Он был чужеродным паразитом в организме, напичканном технологиями будущего. Ненависть, которую он питал по отношению к ученому, называвшему себя Доктор Морбиус, достигла своего апогея. Вампир видел во всем, что его окружало, призраков той лаборатории, в которой он появился на свет и в которой мог сгинуть в небытие. - Говори, демон. В местах, подобных этому, вы со своим хозяином замышляете избавиться от меня? Вампир потянул воздух ноздрями, не сводя глаз от двух людей, расположившихся за столиком неподалеку от них. Не учуяв запаха человеческой плоти, кровосос утратил к ним интерес. Где-то впереди, еще невидимые глазу, вышагивали настоящие люди. Вампир мог слышать их дыхание, размеренное сердцебиение, шуршание одежд и позвякивание металла, который некоторые из них несли в руках. Группа приблизилась и вампир смог увидеть, что именно это был за металл. Цепи продолжали позвякивать; кто-то, держась в стороне, лениво волочил по полу лезвие топора. Оружие остальных представляло собой биты, молотки, ножи. - Еда сама подает себя на стол! – кровосос презрительно зашипел, рассмотрев в толпе нескольких людей с пулеметами. Человеческое оружие не могло убить его. Вампир рывком бросился вперед, в звериной гримасе обнажив ряд острых клыков. Длинные костлявые руки тянулись к людям. Присоски на ладонях раскрывались и закрывались, словно всепоглощающая Харибда в малом масштабе. Раздался выстрел. Отшатнувшись в сторону, вампир видел, как пуля рассекает слои воздуха и проходит вблизи от его головы. В тот же момент стрелок переключился на молодого демона. Навстречу вампиру шел другой противник. Среднего роста, достаточно рыхлого телосложения, он раскручивал цепь над головой и стремительно приближался, каждое движение совершая с размеренным хладнокровием. Поравнявшись с живым мертвецом, он занес руку для хлесткого удара цепью. Смотрел в налитые кровью глаза бездумным взглядом и не моргал. Резко поднырнув влево, вампир уклонился от удара и выставил руку перед собой для контрнападения. Ладонь легла на лицо противника; присоски раскрылись, чтобы впиться в плоть и обескровить ее, но вместо этого вампир неожиданно отвел руку лишь оцарапав лицо противника острыми звериными когтями. Вампир медлил, лишаясь преимущества. Воспользовавшись заминкой, другой противник, зашедший сзади, вложил всю силу в удар битой и повел ее к черепу мертвеца. Мертвяк и в этот раз оказался проворнее живых – почуяв опасность, развернулся на пятках и молниеносным движением схватил биту, вырвал ее из рук нападавшего и собирался уже снести ему голову, но рука дернулась и бита неловко опустилась парню на плечо. Удар вышел корявый, но его хватило, чтобы человек вскрикнул от боли и отшатнулся от вампира. Противник с цепью постепенно приходил в себя. Мертвец успел отразить еще одну атаку: теперь у него из груди торчала рукоять ножа, но большее его владелец сделать не смог. Схватив человека за шкирку, мертвец отбросил его на десяток метров от себя. Глухой удар тела о витражи, на мгновение вид ночного города подернулся рябью. Раскрученная цепь обмоталась вокруг торса вампира и дернулась. Вампир зарычал и порывисто обернулся, чтобы видеть своего противника. Лицо у него истекало кровью. Шагнув вперед, мертвец облизнул губы и вплотную приблизился к нападавшему. Движения были слишком быстрыми для человеческих глаз; силуэт вампира на доли секунды становился расплывчатым. Рука скользнула снизу вверх, ладонь впилась в незащищенное горло. На губах вампира мелькнул оскал блаженства, когда присоски стали выкачивать из человека кровь. Побелев как полотно за считанные секунды, человек захрипел. Не успев убить его, вампир с болезненной гримасой на лице разжал ладонь и схватился за запястье левой рукой. - Чертов глупец, одумайся! Их жизнь – наша смерть. Они умирают – мы живем! Споря с самим собой, вампир взметнулся в воздух. В том месте, где он только что стоял, просвистели пули. Мужчина рыхлого телосложения обмяк и повалился на пол, из последних сил пытаясь рукой закрыть раны на горле. На вороте и груди футболки быстро разрасталось кровавое пятно. - Демон, разреши его сомнения! Мы не видим в этих людях проблеска разума, но он мешает нам питаться ими! Вампир кружил над головами людей. Борясь с этическими воззрениями Морбиуса, на время отстраненного от владения телом, вампир нырнул вниз и, схватив одного из парней за волосы, поднял под потолок. Пулемет вырвался у него из рук.

Anti-Venom: Тема дороги. Муз.файл:http://zalil.ru/33437990 Сколько она не ходила по бывшему сто пятому павильону биолаборатории, ничего подходящего не было вокруг. Взрывами уничтожило почти всё. В темном и крайне непривлекательном остатке разбитой площади лаборатории что-то капало и шипело, срываясь на свист и прочие технические звуки. Резкий запах чего-то едкого и очевидно опасного, плотный медленно струящийся из стен дымок подгребал под себя пространство. - Насколько мне известно, нас не научили дышать соединениями хлора. Голос был дробным, будто говорящий мужчина использовал специальные устройства. Слова были записаны в общую библиотеку прибора и воспроизводились при контакте с сознанием, однако большой мир так и не получил копию и чертежи. Требовались крупные нейронные операции, чтобы такое устройство заставить работать, но в черте Planetmyerday это было стандартной процедурой для кибернетических организмов, у которых какие-то живые запчасти были исключены из старых тел за ненадобностью. Сурово, зато просто. Его нигде не было видно, а исходящий голос постоянно менял направление, пока не начал исходить из определенного места. Пыльного коридора, на окраине которого искаженно поблескивал свет. - В следующий раз цельтесь. За этими стенами целый комплекс снабжения из трубопроводов и баллонов. Им, роботам, кислород совершенно не нужен и вырубить его гораздо легче, чем ядовитые и взрывоопасные смеси. Например, хлористый азот, один из самых взрывоопасных, особенно в кислородной среде со вспыльчивой девушкой. Мой опыт мне подсказывает…. Словно подталкивая в коридор, за спиной Глории появилось новое, угрожающее шипение и вибрация. Словно приведение, рядом с Глорией появился парень и под неясные крики куда-то в сторону побежал в коридор. Он не был похож на тех, кого девушка видела недавно, парень выглядел как спецназовец, крупного телосложения темнокожий. Пока он бежал, его тело несколько раз меняло местоположение и растворялось. В конце извилистого коридора находилась бронированная дверь. Её створы были распахнуты настежь, но парень остановился и, переливаясь визуальными помехами, набрал на разбитом ныне табло пароль: 1.0.6. Код следующего павильона в этом секторе. Его бронированная дверь открылась, сохраненная картинка показывала и помогающие ему руки других людей, но искаженно настолько, что это можно было понять лишь интуитивно. Как только призрак вошел в следующий павильон, включилось освещение. Это место было намного больше, чем то, где Глорию держали. Время и гражданская война киборгов изрядно потрепала сто шестой павильон. Всюду валялись обломки и искореженные металлические экзоскелеты. С потолка, пробитого насквозь в пол, упиралась чья-то рука, она была грандиозных размеров. Можно было подумать, что это просто колонна, отрицая, что таких монстров вообще может носить платформа лаборатории. За мизинцем этого изваяния голографическая иллюзия рисовала очертания механизированного многофункционального робота, с возможностью управления пилотом-оператором. Парень парил над трещинами и вмятинами, проходил сквозь валяющиеся на полу предметы. Уверенно шагая к более чем четырехметровому роботу-пехотинцу, спецназовец прошел сквозь ноготь мизинца утопленного в пол. Однако робот-пехотинец был практически разрублен пополам и валялся в стороне, представляя жалкую обгоревшую шелуху. Под рукой гиганта покоились еще с десяток этих машин, но сейчас, парень карабкался по рабочей хоть и фантомной копии. - «Каэль», последняя модификация. Полностью автономная система с возможностью ручного пилотирования. Все функции жизнеобеспечения и ведения боевых действий. – Парень сел в выдвинутое вниз кресло машины и оно как лифт доставило его в центр управления. Голос говорил, но призрак молчал, торопливо выполняя действия. – Защитная капсула с ручным управлением. Можно управлять голосом, Каэль имеет весь набор интеллектуальных данных, чтобы избирательно чередовать действия пилота и свои. Так он не позволит себе упасть, если пилот не прошел курс обучения. В кабине действует объемная оптическая голограмма, показывающая всю информацию, со сканеров об окружающем пространстве. Система наведения автоматическая и переключается в ручной голосом для нестандартных операций с орудиями. Здесь их всего шесть, основных. Это четыре сто двадцати пяти миллиметровые высокоскоростные орудия и два семидесяти пять миллиметровые особые винтовки. Снаряды на винтовке меняются в зависимости от структуры цели, она определяется автоматически по сканерам. Броня Каэля сверхпрочная композитная оболочка для поражающего эффекта, который сможет преодолеть инерционную защитную сферу. Здесь есть также блоки выброса, несколько реактивных укорителей и многое другое, что робот обычно выполняет автоматически, чтобы защитить оператора…. Изображение пошло частыми помехами. Голограмма Каэля молниеносно дернулась с места и тут же на это место рухнула стальная рука исполина, сминая под собой всё. Увернувшись, робот ловко проскакал к стене, где и застыл в темноте, засыпанный мусором. Уже у настоящего Каэля было выдвинуто сиденье оператора, словно челюсть, в ожидании. Однако межу Глорией и спасительной капсулой стояло существо похожее на желе. Определенно это был киборг. Одна из разновидностей Хеньшин, что использовали силы одаренных. Внутри его тела циркулировали жидкости, а созданные, словно из стекла прозрачные механизмы, не переставая, вертелись и двигались. Без предупреждений хлористый азот в павильоне номер 105 взорвался. Сметая и сжигая металл на пути, адская смесь понеслась во все стороны. Толкая перед собой удушающие клубы газа, огненный шар быстро несся к Глории. Киборг ткнул в сторону Каэля таким же, как и он сам полупрозрачным клинком и отошел с пути. - Я перестал искать разницу. Мой опыт мне подсказывает.... Я больше не Джери.

Risque: Загнанный в угол разум, начинает находить самые нелепые отговорки. Теперь эту непреложную истину Риск ощутила сполна, окунувшись в опасный водоворот собственного страха и неизвестности. Глорита никогда не жаловалась на отсутствие самообладания, но теперешняя ситуация заставляла ее циклиться на каких-то совершенно диких мелочах, типа выбитых стекол, покореженных стен и, долбившего в самый центр спинного мозга, навязчивого звука падающей воды. Более нелепой ситуации она и представить не могла: разнесенные катакомбы, она в неглиже и не единой души кругом. Намотав кругов пять, Риск остановилась, чтобы отдышаться и увидеть еще хоть что-то, кроме обломков, как ей уже казалось, никчемной жизни. Выхода не было, она напоминала сама себе загнанного хомяка в колесе. Совпадение можно было считать полным, за тем исключением, что хомяк был мало-мальски одет, и у него всегда была возможность выскочить и пожевать чего-то в углу клетки. У Глориты не было даже этого. Девушка поморщилась, стойкий запах какой-то паленной гадости драл глотку, да и дым, словно просачивающийся сквозь стены, нагнетал не только обстановку, но и головную боль. В растерянности остановившись по середине развалин, частичной причиной которых была и она сама, Риск повертела головой, скорее отгоняя тягостное наваждение. Нужно было приводить себя в норму, но, убей бог, Глорита не знала, как это сделать. Модифицированный голос заставил ее вздрогнуть, она быстро огляделась в поисках говорившего. То, что здесь есть люди, она уже знала наверняка, но вот причины, по которым они скрывались, оставалась тайной за семью печатями. Что-то подсказывало Риск – ничего хорошего ей лично это не принесет. Она не перебивала мужчину, не вступала дебаты, старалась как-то исподтишка выяснить, где скрывается неожиданный благодетель. С упорством загипнатизированного кролика, Гло следовала на звук голоса, углубляясь в коридоры. Она старалась не смотреть по сторонам, вся сосредоточенная на поиске хоть какой-то истины, или хотя бы мелкого осколка от нее. Происходящее было для Риск настолько иррациональным, что, порой, возникало ощущение нескончаемого сна. Губы девушки невольно кривились в усмешке – насколько непрочно соединение «здесь и сейчас» и мира грез, она уже выяснила недавно. Призрачный спецназовец заставил ее отскочить в сторону, Риск едва сдержалась, чтобы не ударить. Она обалдело проводила глазами фантом, а потом в ее чердачном сознании вдруг неожиданно кто-то щелкнул тумблером переключателя, и мутантка припустила вслед за ним, пытаясь не отстать. Несколько раз она теряла преследуемого, в сумерках флуоресцентных ламп останавливалась, но темнокожий парень возникал вновь, правда, совершенно в другом месте. Тогда Глорита втягивала воздух шумно, сквозь крепко сжатые зубы и неслась следом, сверля широкую спину ненавидяще-любящим взглядом. Ей не хотелось думать о том, что вот это привидение – ее единственный шанс. Возле павильона 106 она остановилась буквально в нескольких шагах от вояки, прекрасно видела, как прозрачный палец набирает давно не существующий код на давно несуществующей двери. Ощущение хлороформового сна не походило, Риск казалось, что она движется в тумане, плотном и густом настолько, что его можно было потрогать руками. « - Что же тут произошло? В какую параллельную Вселенную меня забросило? Кто эти люди… были?» Она безропотно последовала за спецназовцем, начиная наивно верить, что Бог вмешался в ее судьбу и послал спасательный круг как минимум. Ошиблась, впрочем, как всегда… Риск остановилась как вкопанная. Во-первых потому что уже не отличала, где морок, а где реальность, а во-вторых ее бедное воображение поразило буквально все, что она увидела. Исполинская рука заставила даже не поежиться, а втянуть голову в плечи, скелеты по углам, да и вообще общая разруха говорили только об одном – она застряла в самом центре войны и, что самое забавное, даже не знает на чьей стороне выступать, потому что сторон нет. Царствовала смерть и полный тлен. - «Каэль», последняя модификация. Полностью автономная система с возможностью ручного пилотирования. Все функции жизнеобеспечения и ведения боевых действий. Риск склонила голову, словно волнистый попугайчик, в глазах заиграл чистый, просто неподкупный детский восторг. Робот воплощал собой все ее чаяния на данный момент. - С тобой, малыш, я буду счастлива. Ты станешь предметом зависти всех девчонок в округе, - протянула она шепотом, восторженно оглядывая махину. Сделать несколько торопливый шагов навстречу спасительному железу, ей помешал желеобразный самурай, словно выросший на дороге. Риск дернулась, готовая атаковать, неверно истолковав его появление. Внутри начинала клокотать слепая ярость. «-Ну сколько можно! Какого черта вы все ложитесь мне поперек дороги?» Желваки заиграли на скулах, замудренный киборг не казался Глорите опасным. Всего одно усилие и это творение чей-то больной фантазии разлетится на куски, оставив после себя воспоминание о немощи машин против мысли. Однако, существо не двигалось и не пыталось нападать. Риск чуть расслабилась, вслушиваясь в голос, который уже просто слегка пульсировал в ушах, напоминая собой музыку, сухую и нежную. Крушение чего-то глобального, апокалипсис локального масштаба ввергал ее в пучину совершенно противоречивых чувств. С одной стороны хотелось во все это влезть по самые уши, перестать двигаться по инерции (Глорита с улыбкой вспомнила бедолагу Фауста, вот уж кто бы ее понял безоговорочно). С другой стороны внутри бушевало чисто детское желание спрятаться под одеялом и сделать вид, что ничего этого нет, наивно веря, что спустя какое-то время над укрытием сгустится ночь и потянет запахом привычного родительского кофе по вечерам. Заниматься дальнейшим самокопанием по Фрейду ей не дал мощный гул, доносящийся из тоннеля, который она только недавно миновала. Зрачки Риск расширились, под ложечкой отчаянно засосало. У нее даже не возникло разногласий и раздрая с самой собой по этому поводу. Дорога лежала прямо, тем более, что тошнотворный киборг сам дал добро, указывая на ожидающий Каэль. Риск в три прыжка оказалась возле машины, плюхнулась на сидение. Давно неиспользованный механизм заскрежетал и ее понесло вверх, словно на скоростном лифте. Оказавшись в глухозапаянной капсуле Каэля, Глорита лихорадочно начала нажимать на все подряд, дергая за рычаги. - Давай! Ну, давай, малыш! Как ты тут заводишься-то? – ревела она, срывая ногти о железо. – Мальчик, как же ты не поймешь, нам очень быстро нужно шевелить лопастями, если мы не хотим остаться в этом музее экспонатами?! Внезапно ожила приборная доска, перемигиваясь всеми цветами радуги, словно взлетная полоса. Перед лицом Риск выросло прекрасно прописанное трехмерное изображение помещения, подсвеченное голубым. Внимание Глориты привлек проем в дальнем конце павильона, слева от входа все еще сохранилась надпись «107», порядком выцветшая, правда, и исщербленная пулями. Девушка взвыла в голос, кожей ощущая жаркую волну, которая приближалась непростительно быстро к ним. - Команда не опознана. Код операции не понял. - Какого ляда ты не понял?! Валить надо! Уходить! Vamos! – Риск в приступе бешенного тупняка ударила кулаком по приборной доске. Четырехметровое чудовище вдруг дернулось, как это бывает с автомобилем, который пытаешься завести на морозе. Совершив невероятный прыжок в сторону спасительного проема, Каэль сейчас напоминал бронированную балерину. Для такой махины, он несся на удивление легко. Пару раз Глорита крепко приложилась макушкой о стальной потолок капсулы и, только потом, ощутила ягодицами жесткие ремни безопасности. Чертыхнувшись про себя и мысленно пообещав больше не нарушать ПДД, она вцепилась в ручки кресла так сильно, что костяшки пальцев побелели от усилий. Оказавшись перед дверью, все тот же механический голос оповестил: - Дверной механизм находится в неисправности. Считаю нерациональным использовать этот выход. Риск только сейчас заметила, что гигантский доводчик двери в павильон 107 зажат огромной стальной балкой. - Не упрямься, малыш! Это не твоя проблема. Робот послушно шагнул в следующий павильон, и нерешительно остановился. Риск готова была поспорить, что от машины сейчас помимо чисто технических запахов, исходил еще и запах растерянности. Впрочем, опустив все романтически отступления, Риск сосредоточилась на балке. На виске бешено запульсировала жилка, желваки заходили ходуном на скулах. Краем глаза Глорита видела несущийся прямо на нее огненный вихрь. Балку разнесло на мелкие осколки так сильно, что некоторые из них дробно застучали в бронированное стекло капсулы, как будто стальной дождь. Дверь рухнула с оглушительным грохотом, подняв столб бетонной пыли и металлической крошки. Огромный проем закрылся за несколько секунд до того, как ее и Каэля чуть не опалило смрадное дыхание взорвавшегося хлористого азота. Взрыв сотряс стены павильона 107, с потолка посыпались какие-то обломки и прочая труха, но дверь выдержала, обеспечив полную герметизацию помещения. Картина побоища умиляла и пугала своей простотой. Почти у самой двери, нагревшейся сейчас от высоких температур за ней, стоял одинокий пилотируемый робот, в капсуле его восседала голая девушка, откинувшаяся на сидение с прикрытыми глазами. Риск с силой терла виски и никак не могла заставить себя поднять веки. Пальцы от нервного напряжения дрожали, рот перекошен так, что непонятно было, то ли Гло собиралась разразиться гомерическим хохотом, то ли разреветься. - Считаю операцию выполненной успешно. Глория внезапно выпрямилась, явив миру свою гордую осанку, и презрительно усмехнулась, глядя на приборную доску Каэля. - Успешно? Слабо сказано, мой дорогой. Я бы сказала больше. Только что все вы, уважаемые дамы и господа, присутствовали при чудесном спасении жизни самой очаровательной женщины этой Вселенной и говорящей, невероятно милой железяки. - Жизнь – это автономная система обеспечения организма необходимыми элементами, для продолжения деятельности в надлежащем состоянии и для выполнения назначения, - резюмировал Каэль. Риск устало потерла лопатку, пробегая глазами новую картинку помещения: - Поэтичности в тебе, дружок, что в кошке жалости. Но ход мысли мне нравится. В таком случае, давай-ка поищем все необходимы элементы. Не знаю как ты, а я хочу есть… И мне холодно. У тебя подогрева сидений нигде не предусмотрено? Повинуясь желанию пилота, машина мерно развернулась на 180 градусов и медленно двинулась вперед, совершая сканирование новой местности.

Apollon: Кто-то испытывал на прочность микрофон и нервы Десмонда. Кто-то стучал, царапал рефленную поверхность ногтем и, странным придушенным смехом, натягивал нервные окончания. Кто-то, пока невидимый, пытался докричаться до Черного Короля, но сейчас это было почти также нереально, как и чудесное спасение-избавление двух оставшихся представителей Клуба из этого проклятого технограда. Демон многое бы отдал за то, чтобы новый портал вывел бы их, например, обратно на аэродром. Обратно к самолету, а значит, к возможности вырваться из чьей-то игры-ловушки. - Спасибо конечно за комплимент, но спешу заметить, что и от тебя благоухает отнюдь не благородным парфюмом. – Трэнтон недолюбливал Герцога именно за его склочный характер. Этическая сторона вопроса о том, стоит ли использовать людей в качестве пищи, волновала его мало. Демоны паразитировали и жили именно за счет человечества, пользовали их в качестве домашних животных и, что характерно, Десмонд еще ни разу в жизни не встречал демонической сущности, в переводе на человеческий язык – вегетарианца. Демоны зависимы от человеческих душ. И в этом смысле Герцог был вполне понятен Десмонду. - Может мне тоже тогда принять истинный облик? Будет легче физически, и я стану сильнее, проворнее и вообще намного выгодней, чем сейчас… - Десмонд представил как он, уже в облике чешуйчатой, хвостатой и крайне опасной твари, пробирается по коридорам технограда. Металлическая обшивка коридоров плавится в тех местах, где с его черного, покрытого гарью, тела падают капли жидкого огня. Воздух наполняется смрадом сгоревшей человеческой плоти и серы, а черный тяжелый дым стелиться по полу, словно разлитая нефть.. - Но не факт же, что я смогу вернуться обратно потом, магия уж очень здесь не стабильна… - в продолжение истории разыгрываемой в его воображении, он садился в самолет тоже в виде себя демонического. Это было забавно и Десмонд не выдержал, ухмыльнулся. Прошел в новый портал следом за вампиром, и осмотрелся по сторонам. Большой зал, в котором они оказались, был похож на ресепшн любого, средней руки отеля. Все эти диванчики, искусственные пальмы в кадках, несколько газет и журналов, разбросанных по низким журнальным столикам. И, как и в любом из этих отелей, обязательно находилось несколько человек, предпочитающих пить кофе и разговаривать именно там, на виду у всех, обращая на себя внимание, и не слыша друг друга в общей нервозности встреч и отъездов. И именно поэтому, непринужденное общение двух мужчин без определенных примет и возраста, сидящих в одном из эркеров, сразу показалось Десмонду нереальным. После всего увиденного в бесконечных, хитро переплетающихся коридорах этого города-призрака, он никак не мог поверить, чтобы два каких-то, пусть и помешанных на науке ученых, будут вот так спокойно сидеть и есть пирог. - Это наведенная проекция, такая же, как мой внешний облик.. ну примерно такая же, у меня же чары,… а вдруг и я здесь.. – затаив дыхание и надежду, быть может, и он отчего-то сможет подпитать свои, уже практически полностью, израсходованные запасы магии, Десмонд несколько более поспешно, чем того требовали его манеры, шагнул к этим двоим под окном, но все равно не успел – задрожав по краям, картинка растаяла в метре от его руки. - Вот черт! - Трэнтон в сердцах топнул ногой и обернулся к Герцогу с мыслью, что вырвет ему глаза, если только заметит хоть толику смеха в его налитых кровью, звериных зрачках. Но тот сражался с собственными страхами. Боязнь быть навсегда побежденным Майклом злила Герцога неимоверно, и Десмонд не удержался, чтобы не подлить масла в огонь. - Любая мало-мальски пригодная лаборатория подойдет для этого. Да что там, элементарный набор из коробки справится. Это выглядело ребячеством. Дес никогда не стал бы так вести себя с Майклом, но Герцог был совсем другим, к тому же, это именно он сейчас лишал, отбирал у него учителя и друга, и потому хотелось хотя бы немного отыграться. - И Майкл обязательно сделает это, а я помогу ему взять тебя в тиски. Кем возомнил ты себя? Да ты… - демон замолчал и прислушался. То, что своими звериными инстинктами уже успел понять вампир, пришло к нему только сейчас. Топот шагов. Недовольный ропот голосов. Бряцанье чего-то металлического. Десмонд, шедший позади изменившегося Короля, вышел вперед и всмотрелся вглубь коридора. Медленно, глубоко втянул в себя, ставшим вдруг вязким, воздух. Крепко, до хруста в суставах, сжал кулаки и, вместе с выдохом, расслабился, раскрытыми ладонями повел вдоль тела. Силовое поле из тех крупиц магии, что удалось изъять из окружающего пространства, получалось очень слабым, но хоть какое-то.. На них с Майклом бодрым шагом двигался небольшой отряд. Мужчины и женщины, они быстро надвигались на них откуда-то из недр центра и, как заметил демон, каждый из них прихватил с собой некое оружие. Несколько кухонных ножей, парочка бит. У некоторых были пистолеты из тех, что покупают для самообороны. У других вполне серьезные крупнокалиберные образцы. Был даже ручной пулемет, удивленно изогнув черную бровь, Десмонд подумал о том, откуда он мог взяться в технограде, где просто по определению не нужен был стрелковый магазин. Хотя особенно раздумывать об этом у него уже почти не было времени. Шедший во главе отряда рослый мужчина, вооруженный сразу двумя «Пустынными орлами», что-то гортанно прокричал и побежал вперед, стреляя одновременно с двух рук. Остальные подхватили клич и бросились следом. Десмонд не любил огнестрельного оружия. Много шума, сильная отдача, сомнительность достигаемого эффекта.. Но, если бы ему дали выбор, он остановил бы его на хорошей снайперской винтовке. Видимо и в этом прослеживалось его происхождение, как и любому из демонов, в решающий момент он хотел видеть глаза жертвы. К тому же винтовка подразумевала под собой некие и удобства и комфорт в момент самого действа. Тот некогда ученый, а теперь всего лишь пешка в руках вездесущего Пульса, видимо никогда раньше не держал в руках столь грозного оружия. Большая мощность выстрела делала его стрельбу бесприцельной, а грохот при этом наверняка уже лишил его слуха. Трэнтон сморщился и выдернул из нагрудного кармашка небольшой платок. Разорвал пополам и заткнул себе уши, мысленно посочувствовав летучей мыши-вампиру. Выстрелы неудачливого стрелка-ученого благополучно ушли в потолок, а перезарядиться Десмонд ему не дал. Скомкав время вокруг себя, и израсходовав на это остатки магии, Десмонд сам бросился к нему навстречу. В доли секунды оказавшись прямо перед стрелком, он резким ударом в горло опрокинул его назад и сам присел следом, пропуская над собой чью-то биту, и в едином движении вырывая это самое горло, желая добраться до души бедняги. И зло закричал, когда понял, что его уже опередили. - Души! Майкл, он забрал их! - Десмонд был в ярости. Отобрать у него то, чем он собирался подпитать свои силы! То, что принадлежало ему, демону, просто по праву! - Прости, Майкл.. Сейчас я кажется полностью на стороне Герцога. Разберемся с ними! – последнее он уже кричал взлетевшему под самый потолок носферату. Сильным рывком демон вырвал биту из рук худенькой девушки, на лацкане белого халата которой еще сохранился бейджик. - Прощай, Лизи Малоу, с тобой мы не встретимся даже в Аду. – Удар той же битой и черепная коробка некогда обычной лаборантки, раскололась, словно спелая дыня. Уже вооруженный таким образом демон встретил следующий удар металлической трубы бывшего профессора, и ударом снизу и вверх отбил ее в сторону. Короткий замах и бывший ученый сложился пополам с поломанными ребрами и лопнувшей селезенкой. Еще несколько пируэтов с битой в руках. Используя ее скорее на манер сабли, Десмонд раздавал вокруг себя жесткие, сильные удары. Никаких касаний и ложных выпадов, никакого изучения поведения противника… Отец учил его обращению с оружием с самого юного возраста, когда малышу-демону еще приходилось заказывать специальные облеченные шпаги-клинки. Они вместе тренировались у мастеров всех времен и народов, но, здесь и сейчас, Десмонд не собирался заниматься фехтованием в том смысле, что в него вкладывался. Здесь и сейчас, разозленный демон сеял вокруг себя лишь смерть и хаос, разом превратившись из утонченного аристократа в грязно дерущегося подростка откуда-то из окраинных кварталов. Раздробив кому-то колени, он отбросил далеко в сторону тяжелый кусок крупнозернистой цепи, и спиной ощутил, как шальная пуля вспарывает его кокон-защиты. Скривился на боль между лопатками. Убить демона обычным оружием невозможно, это правда, но демон должен восстанавливаться за счет магии, благодаря которой он собственно и существует… - Если так пойдет и дальше, мне действительно придется стать самим собой.. Он выбил нож из рук какой-то женщины в очках и вбил эти самые очки ей в переносицу. Еще одна пуля вошла в бедро и Десмонд невольно вскрикнул. Решительно отбил самый обычный, снятый со стенда о пожарной безопасности, топорик и распрямился, осматриваясь в поисках более действенного оружия, чем бита. И в нескольких метрах от себя увидел брошенный пулемет одной из жертв Майкла. К которому, впрочем, пришлось пробиваться сквозь еще одну опасно крутящуюся цепь и несколько колюще-режущих предметов, а так же, ценой простреленного навылет плеча. - Ха-ха! А вот теперь я расскажу вам про фильм «Рембо-2»! – Десмонд зубасто осклабился и нажал на спусковой крючок. Когда, отбросив в сторону ненужный уже пулемет, он вновь вернулся к Майклу, из множественных ран по всему его телу, текла темная, почти черная кровь. Она слегка дымилась и отдавала запахом гари. - Майк, если в ближайшее время я не смогу найти себе источник магии, или если не смогу подзаправиться хотя бы парочкой душ… Майкл, тебе нужно будет связаться с моим отцом. – Десмонд задумчиво дотронулся до собственного плеча, уже ненужное силовое поле защиты было целиком брошено им на регенерацию, но судя потому, что раны не спешили затягиваться этого было мало – черт, меня же кажется еще ни разу не воскрешали.. Майкл, а вдруг это больно? Широко-распахнутые темные глаза Десмонда светлели, вновь наполняясь серой теплотой. Состояние аффекта уходило из его крови вместе с адреналином и магией. - В общем если тебе все еще нужен твой принц, ха-ха… - Десмонд улыбался, но в его глазах уже клубился страх - Майк, я думаю нам стоит поторопиться с выходом отсюда…пожалуйста.

Anti-Venom: Для Риск. Трек http://prostopleer.com/tracks/5414527g3oA Каэль пробивая тишину и абсолютную тьму, размеренно топал в центр. Гидроусилители тихо сжимали то один цилиндр то другой, плавно ведя машину вперед. После перезагрузки центрального компьютера Мнемоником, почти все оборудование в лаборатории отключилось, кроме приспешников Пульса. Сканер Каэля барахлил, распознавая лишь некоторые входящие сигналы. Как только робот перезагрузил компоненты консолей, включил активное сканирование и бортовые фары, он остановился. Фары дергались, выцепляя в пустоте несуществующие цели. Одна за другой вокруг Каэля появлялись красные точки, отражаемые на объемной голограмме для оператора. Вскоре почти вся площадь 107 лабораторного павильона была заполнена невидимыми целями. В кабине на второстепенной консоли вспыхнул блинкер «Системная неполадка», но Каэль продолжал перебирать всевозможные методы сканирования, какие только мог загрузить в свои боевые базы. Параллельно он прослушивал сотни частот радио данных и сеть, включил систему вибрационных помех и наконец, вывел на экран полученные результаты. Словно в каком-то футуристическом измерении вокруг Каэля кишели тысячи силуэтов, похожие на сгустки знакомой желеобразной материи. Картинка продержалась всего пару секунд, чтобы осмыслить происходящее и робот покачнулся. На бронированном лобовом фонаре (остеклении) сидел Джери, размахиваясь для рокового удара клинком. Его тело испускало видимые в свете фонаря разряды энергии, резко отходящие и медленно затухающие. «Опасность!» «Технология Хеньшин!» «Опасность!» Вспыхнуло перед лицом Глории. Робот Каэль издал писк, доносящийся очевидно снаружи и, получив мощный удар в корпус, полетел назад. Визуальная голограмма пропала вместе со сплошным красным вражеским наплывом. Всё вновь погрузилось в темноту. Кроме Джери, оставшегося на месте в стойке нанесшего смертельный удар противнику. - Опыт мне подсказывает, что Каэль больше не сможет сопротивляться. Плохая была идея «второго шанса» нужно было покончить с тобой уже давно, а теперь…. В твоем брюхе еще и заложница. - Общий запуск…. – Внезапно отозвался Каэль. – Невозможно… Головные компоненты отсутствуют… - Парировал аналитический системный компьютер. – Ввод повторного запроса общего запуска. Вывод первичной консоли с резервного блока. Оценить ядро биофазы. - Назначаю в очередь. Общий запуск через минуту двадцать три секунды. Первичная консоль загружена, голосовое управление не доступно. Проверка шлейфа оператора…. - Может…. нужно было дать тебе больше времени на синхронизацию с ней? - Сеанс отладки структур вторичной консоли. Внимание! Работа без оператора. Назначен уровень администратора «С». Поиск сети. Найдено. Ожидание распоряжения Центра. Потеряно соединение…. Ошибка логических сигнатур. Ошибка синтаксической структуры. - Задействовать! - Ошибка синтаксической структуры…. Исправлено. Шлейф оператора… Найдено. Запуск синхронизации. Двенадцать процентов…. - Я столько ждал возможности и в итоге, всё закончилось одним действием. Не вижу света в твоих глазах. - Защита не проходит, возможные причины: разгерметизация, обрыв мультиплексного канала передачи информации, деструктивная активность вируса. Сканирую…. - Твое молчание меня раздражает, немножко. А что человек в тебе? Рвется наружу в панике? - Поиск обходных алгоритмов. Задействованы ретрансляторы. Применяю интерфейс исходных данных…. «Критическое завершение». В конвульсии фатальной ошибки Каэль дернулся и замолк, казалось уже навсегда. Джери вздрогнул и, поняв, что всё это время робот старался реанимировать себя побежал на него. Занеся клинок над собой, Хеньшин прыгнул вверх, надеясь прорубить Каэля с оператором насквозь до того, как тот запустится снова. Не успев нанести удар, Хеньшина схватила неведомая сила и швырнула в бетон. Затем прорубив собой широкую царапину в полу, Джери как на пушечном ядре отлетел в противоположный конец 107 павильона. Каэль поднялся, вокруг него светился щит инерции. Голограмма консоли разом отобразила все вражеские цели и крупный белый силуэт в бешенстве рубящий своих же солдат. - Операционная система перезагружена. Голосовое управление доступно. Боевые алгоритмы запущены. Сеть доступна. Режим прогрева двадцать шесть градусов, через сорок секунд. В очередь поставлены операции: поиск пищи. Синхронизация шестьдесят процентов. Назначен уровень администратора «А».

Anti-Venom: Для Короля и Демона. Гостиничный сектор стал похож на живую сцену брутального фильма резни бензопилой. Хотя сейчас это никого не смущало. Вампир или демон, привыкшие к крови сущности. Как и третий участник – неприкасаемый, скрытый за тоннами стали неизвестный. - Мне сложно объяснить этот феномен, - Еле слышно произнес тот. – Но, кажется, лаборатория живет сама по себе. Вы пробились слишком глубоко…. У меня… для…есть… плохая и… очень… хая… вость…. Затем голос пропал, а за ним задрожал пол и потолок. Коридор с диванами захлестнул неощутимый ветер, застлавший все окружение новой иллюзией. Вновь появились те самые два человека сидевшие за столиком, появился заикающийся нервный свет дневных ламп. Как ни в чем не бывало, они сидели и беззвучно общались. Затем один из них вытянул шею, а другой обернулся. Мимо них пронеслись несколько десятков испуганных людей и наши два, перепрыгнув спинки диванов, побежали следом. Чего они испугались? Сложно угадать, ведь иллюзия унеслась следом за ними. Коридор обдало жаром, так, что технологические окна запотели. Температура подскочила сразу на 50 градусов и продолжила расти, пока не стало понятно отчего. Спускаясь сверху по ступеням, в гостиничный сектор хлынула волна жидкого металла. Пожар моментально охватил все пространство по пути течения. Тряска усилилась так, что потолок лопнул, а стены начали складываться как карточные. Что-то громадное накрутилось на железобетонный переход длиной в триста метров. Одаренные стояли не так далеко от выхода к таким же лестницам, что и с другой стороны. Но вот только, что они выберут? 1. Бежать вниз. Туда, куда побежали иллюзии людей из прошлого. В глубины и возможно, попасть в поселение выживших людей. Конечно, если они успеют опередить несущуюся как по трубопроводу жидкую сталь. 2. Бежать наверх, где лава не достанет, но где они тогда окажутся? 3. Использовать способности, остаться и победить воплощение Пульса, заставив его искать еще более сложные механизмы, чтобы остановить их. А может это будет какой-то другой неожиданный поворот, вы захотите разойтись в разные стороны? (Отправьте ЛС с выбором направления или альтернативную версию спасения, и я допишу локацию, в которой вы появитесь, ну или повешу некрологи. Хаха! )

Dark Shepherd: [Предположительно Восточная Европа] Небо затянулось металлической крышкой. Это всё являлось западнёй. Всё это место само по себе являлось одной огромной ловушкой. Об этом можно было сказать, лишь взглянув на это с высоты подлета. И стоило бы только об этом задуматься, как твой летательный аппарат теряет высоту, бешено крутясь в воздухе, разбрасывая обломки себя во все стороны. Интересно, пилоты, являющиеся обыкновенными людьми, тоже ощутили то, что ощутила я? Этот отвратительный красный свет словно расщеплял моё сознание, заставляя почувствовать слабость и дезинтеграцию... Мне предстоит выяснить что это было. Не хочется, что бы подобное оружие досталось кому-нибудь из моих врагов. Мне стоит найти его и изучить. А затем уничтожить. Но сперва нужно выбраться из этого места. Выживший пилот активировал прожектор, когда Тёмная выбралась из деформированного тела вертолета. Она прошла к кабине, осматривая своих пилотов. Один из них был мертв, а тот, что сидел за штурвалом, уже покинул своё место, ступая на пол этого места. Он был в порванном и окровавленном комбинезоне, а его начальница была одета в свободные штаны из ткани, похожей на плащевую, обтягивающий гольф, похожий на лыжную кофту с ярко фиолетовыми вставками и обувь - кроссовки судя по всему от "Merrell Waterpros". Это если не учитывать такие аксессуары как перчатки без пальцев, прямоугольные оптические очки и сумку через плечо, в которой лежал достаточно мощный ноутбук, дополнительные шесть обойм для пары пистолетов, лежащих в закрепленных на пояснице кобурах с дополнительными отделениями под две обоймы на кобуру. Так же через шею свисала пара белых вакуумных наушников, чей провод тянулся к МП3 проигрывателю в крепящемся чехле на поясе штанов. - Что произошло? - Растерянно спросил он, на что получил ответ в виде выразительного взгляда, говорившего о том, что Тёмная сама могла бы задать ему этот вопрос. Девушка повернулась лицом к тоннелю, который совсем скоро разбивался в двух направлениях. - Я была готова к различным неожиданностям, однако что бы вот так вот сразу? - Она направилась в тоннель, произнося свои мысли, однако затем добавила громче, явно обращаясь к пилоту. - Разве ты не хочешь пойти со мной, и предпочтешь умереть здесь от обезвоживания, в компании покойника? Замешкавшийся пилот воскликнул. - Но ведь это ловушка! Тёмная остановилась, обернувшись к нему. - И по твоему лучше сидеть здесь и ждать смерти? Прекрати, червь. Начинай рвать ногти за свою жизнь, иначе зачем тебе она, раз ты готов так легко её потерять? Сцепив зубы, пилот достал из кобуры пистолет, и легким бегом нагнал начальницу, которая уже двинулась дальше. Дойдя до разветвления, и посмотрев в обе стороны, в которые уходил тоннель, Тёмная заметила их абсолютною идентичность и то, что в конце каждого из них сиял свет. Вот только этому свету она совсем не верила. Они двинулись налево. Неизвестно почему именно налево, однако спустя несколько минут хода, этот вопрос стал абсолютно неважным. Проход назад закрылся, отрезая свет прожектора от этого канала, назначение которого Тёмная не могла понять. Пилот прицепил к стволу пистолета фонарик, и светил им под ноги, поскольку беспечно идти по этому месту было невозможно. Технологические отростки неизвестного назначения, которыми тоннель был покрыт полностью изнутри, образовывали щели, которые ощутимо препятствовали нормальному продвижению. То и дело, пилот оступался или его нога застревала между отростками, в то время как Тёмная без особого труда шла, ступая только по ним. Странно, вначале пути пилот не оступался так часто, и даже успел приноровится к шагу по ним. - Что случилось? Они остановились. Пилот сел на пол тоннеля, вяло пытаясь извлечь вновь застрявшую ногу. - Я... Это ужасное место... Я не хочу больше здесь оставаться. Тёмная обошла человека, присев перед ним на корточки и взяв с отростка положенный пистолет. Она засветила им лицо пилота. Бледность, мутный взгляд, совсем нездоровый вид. Зрачок дергается, хоть и движение объекта вялые. Неужели паника? - Мы ведь погибнем здесь. Погибнем! Сколько мы уже здесь провели? День? Два?! Мне нужна вода! Сон! Я больше не пойду! Этот проклятый тоннель убивает меня! Свет ведь никогда не будет ближе!!! - Посмотри на время. Мы здесь от силы двадцать минут. Однако ты прав, сколько бы мы ни шли, свет всё так же от нас далек. Но, - Тёмная резко схватила его за воротник, и приставила дуло пистолета к его ноздре. - Если ты собираешься ныть, словно незрелая человеческая особь, то я прямиком сейчас прекращу твои муки! - Свет фонарика бил прямиком в левый глаз пилота. - Или же ты встаешь, идешь дальше, и выбираешься из этого проклятого места. Что ты скажешь? - Что ты черт возьми делаешь?! - С такого ракурса освещения Тёмная заметила, что пилота давно бьет в пот. - Балласт мне не нужен, думаю ты прекрасно это понимаешь. А оставлять тебя здесь на долгую и мучительную гибель - это негуманно. - С неопределенной в полумраке усмешкой произнесла Тёмная. - Тогда оставь мне чертов пистолет и я сам пущу себе пулю в голову если придется! - О нет, мне может пригодится твоё оружие, поскольку я намерена выбраться из этого бесконечного тоннеля. - Жми на курок! Тёмная окинула коротким взглядом стену и потолок за пилотом. - Нет, я передумала. Не могу рисковать, стреляя здесь по стенам. Неизвестно что может случится. Потому, мне всё же придется оставить тебя здесь на голодную смерть. Надеюсь, ты никому об этом не расскажешь. - С злорадной ухмылкой добавила она. Тёмная отпустила воротник пилота, и встала, отправившись дальше по направлению к свету. Какой смысл бороться за того, кто не желает этого? Очень жаль, что этот случай так и останется между ней и ним, и даже то, что всё это было записано на камеру, роли не играло, поскольку подобные видеоматериалы, которые она здесь собирает, не предназначены для домашнего просмотра. Этот глупец будет ещё долго бродить по бесконечному тоннелю, терзаемый своей клаустрофобией. Тёмная решила, что именно из-за этого пилот поддался панике и его состояние стало ухудшатся. Видимо в столь непривычной стрессовой ситуации его недуг и раскрылся, иначе как бы он стал пилотом вертолета? Или быть может, это место так на него действует? Он ведь человек военный, с оружием, в компании женщины, как никак, и мало того, что запаниковал раньше неё, так ещё и начисто отказался что-либо делать, полностью отчаявшись. Да, Тёмной было проще, её психика была во множество раз устойчивее, ввиду огромного количества прожитых лет, кои были в какой-то мере довольно насыщенными. Однако если человек не будет цепляться даже за иллюзорный шанс на спасение, то он не будет достоин этого спасения. - Эй, подожди! - Раздалось позади. Тёмная на секунду остановилась, обернувшись и посвети на пилота фонариком. Прекрасно, его деградация приостановлена. Тёмная немного самодовольно улыбнулась, и обернулась обратно к свету, двинувшись дальше. Так они шли ещё около пятнадцати минут. Тёмная вернула пистолет пилоту, что бы тот освещал себе путь идя позади, а сама же девушка уже привыкла к интервалу расстояний между отростками, что бы спокойно идти по ним без дополнительного света. Ей хватало тусклых отблесков от сияние впереди. Судя по тяжелому дыханию позади, разбавленному всхлипами, пилоту становилось всё хуже и хуже. - Это... Это место придумал д-дьявол. - Возможно. Но и дьявола можно обмануть. У меня есть один знакомый, совершивший это. - Ты шутишь, да? Не лучшее время для шуток. Тёмная ничего не ответила. Какой толк был в том, что бы убеждать каждого встречного в правдивости этих слов? Она просто знала, что человеку обладающему самым приятным энергетическим фоном когда то удалось это сделать. - Ты заметил, что если слегка ускорить темп шага, то свет кажется ближе? - Через некоторое время спросила Тёмная. - Нет, не заметил. - Тяжело ответил пилот. Пастушка остановилась, развернувшись, от чего на неё чуть не налетел идущий уже судя по всему лишь по инерции пилот. Девушка успела выставить перед собой руку, уперев её в грудь человека, и слегка оттолкнуть назад ,что бы он не врезался в неё. - Соберись и приди в себя, потому что я дальше буду бежать, и неизвестно что случится, если ты отстанешь. Тебе всё ясно? - Соберись ей... - Ворчал пилот, который своим видом напоминал живого мертвеца. - Хорошо, я попробую, если это необходимо... - Прекрасно. Тёмная развернулась и постепенно разгоняясь с шага, переходила в бег, двигаясь всё быстрее и быстрее. И вправду, от того, чем быстрее она бежала, зависела сила света, который был ранее подобен горизонту. И чем быстрее была скорость бега, тем ярче и ближе становился свет. Главное было держать ритм но и одновременно с этим увеличивать темп, что бы не оступится. Шаг, шаг, шаг, шаг, шаг, шаг, шаг. Свет становился всё ярче, ярче и ярче. Ну же. И вот наконец, сияние полностью покрыло весь обзор, словно проходя сквозь и поглощая за собой весь этот темный и бесконечный канал. Секунда неосязаемости и неспособности что либо делать, и вот - она стоит в очередном коридоре. С разницей лишь в том, что света в его конце не было, и формы он был более обыденной - прямоугольной. Тёмная обернулась, в поисках своего спутника, однако его рядом не было. Видимо, он оказался не в силах бежать столь долго по ребристой поверхности тоннеля. Что-ж, зато он хоть знает что делать. Тёмная сняла очки, развернув их к себе. В дужке, прямиком с края правой линзы, находилась камера, передающая изображение прямиком в ноутбук. - Итак, визит продолжается.

Risque: Робот укачивал своим мерным движением, веки планомерно тяжелели. Сначала девушка стоически боролась с подступающей дремотой, но потом общая усталость взяла свое. Голова Глориты упала на плечо и она провалилась в бездну, всматриваясь в движение комет и шквального огня. Сон был неспокойным, глазные яблоки Риск периодически начинали бешено вращаться, она чуть слышно постанывала, руки конвульсивно поддергивались время от времени. Тем не менее, несмотря на неспокойные сны, начало нового действия Гло благополучно проспала. Ее совершенно не тронули переговоры Каэля и бортового компьютера, слова Джерри не коснулись ее сознания. Пусть и мутантский, но все-таки человеческий организм нуждался в отдыхе, а мутная вода сознания в этот момент переваривала прошлое. Гло не имела ничего против, вороша минувшее, она приходила к истине. Во сне металась голубая жижа колбы, превращаясь в какие-то сферические завихрения, исчезала, и вот уже глаза Джеймми улыбались ей сквозь толщу подсознания, а потом накрывала тьма. В это момент на лице Риск застывала блаженная гримаса облегчения, но ненадолго. Тьму прорезали вспышки, Глорита не была уверена в природе их происхождения, но цвет тревожил. Из благородного золотого, напоминающего взрыв сверхновой, всплеск энергии необратимо окрашивался в нежно-розовый, затем оранжевый и, наконец, замыкал этот спектр нереально багровый, тревожный и возбуждающий. Риск потянула носом воздух и, вдруг, распахнула глаза. Перед лицом моргала надпись: «Опасность!» «Технология Хеньшин!» «Опасность!» - Santa María, nosotros salvar a los pecadores! – пробормотала она, яростно протирая очи. – Что еще, малыш?! «Малыш» не отвечал, занимаясь какими-то своими сверхважными делами. В следующий момент мощный удар сотряс корпус Каэля и он отлетел, перевернувшись, с позволения сказать, на спину. Глория отделалась ушибленным локтем, хотя ей показалось, что падали они вечность. Приборная панель меняла цвета в считанные сотые секунды, сильно напоминая собой светофор на оживленном перекрестке где-нибудь на Манхэттене. Риск прислушалась к разговору робота и компьютера, мало что поняла, однако лейтмотив был ясен даже козе. Затем она перевела взгляд на бронированное стекло, в надежде увидеть то, на что они так неудачно налетели. Увидела она старого знакомца – любителя кондитерских изделий, желеобразного самурая, который мерцал в кромешной тьме, будто светлячок. Снова он… Не испытывая ни малейших сомнений в предмете своих несчастий, Риск несколько раз грубо выругалась и подтянула колени к груди. Начала ощупывать верткими пальцами профессионального вора, то, что совсем недавно было потолком. Не найдя там ни единого выступа, кнопки, рычага она поняла, что оказалась в западне – люк ей не открыть. Каэль спешно пытался переломить ситуацию, но судя по всему, у него это плохо выходило. - Достал ты меня, Джери-не Джери… - Риск прошипела это сквозь зубы. Она, не мигая, наблюдала за тем, как беснуется наверху желеобразное нечто. – Придется все-таки натянуть тебе задницу на кадык. Каэль мигал всеми цветами радуги, словно рождественская елка. Риск уважительно молчала, понимая, что робот ведет сейчас титанический труд над непростой задачей выживания. Страха не осталось. За последние два часа, Риск набоялась на следующие пятнадцать лет вперед. Сказывалась то ли ее запредельная усталость, но дикая ярость. Она сверлила Джери взглядом, рисуя в больном воображении все то, что она сотворит с этим мерзопакостником. Озарение пришло свыше, и как-то легко и гадостно стало на душе. В процессе наращивания собственного эгоцентризма, Риск упустила кое-что. И осознание этого «кое-чего» шибануло ее, словно разрядом тока. Она – приманка. Долбанная приманка для междуусбоных разборок, ничего больше. Никчемное собрание молекул и атомов органического происхождения, кое она сейчас представляла, никого не интересовало. Стремный самурай сводил счеты с ее бронированным дружком. Глорита обиделась до слез, как любая женщина, она считала собственное общество бесценным. А тут две железки выясняют отношения, а она, как сардина в банке, даже ответить не может. Риск закусила костяшку пальцев, не отрывая глаз от киборга. Мысли метались перепуганными курами, Гло пыталась поймать за хвост хоть одну, но те хаотично растекались по всему мозгу, оставляя прохладные пустоты. «- Ладно… пусть так, я заложник обстоятельств… ну и заложник непомерных амбиций чего-то разумного. Разумного, но искусственного. Интересное соединение.» Иного выбора не было. Конечно, Глория никогда не проделывала то, что собиралась, но это ее и подстегивало. Концентрироваться надо было быстро, она поблагодарила всех богов и божков, бывших и ныне живущих за временную передышку, которая вылилась у нее в короткий сон – этого вполне хватало. Мысли обвивались вокруг светящегося тела Джери, словно змеи. Риск живенько представляла себе, как упирается ногами в грудь киборга, напрягает мышцы, сосредотачивает их силу на толчке. Внезапно вспыхнула надпись «Критическая ошибка» и Каэль дернулся, словно в предсмертном хрипе. - Черта с два! Мы встанем! Краем глаза, Риск видела, как киборг Джери сорвался с места, поднимая клинок. Сомнений в его намерениях не было. «- Сейчас!» Сила мысли Глории сомкнулась на корпусе желейного робота. Она приподняла его без особого труда и с силой швырнула в противоположную сторону, заставляя пахать бетон. В тот же момент Каэль дернулся, заскрежетал и стал уверенно подниматься. Ощущение было ирреальным, Глория чувствовала, как ее давили слезы благодарности. - Операционная система перезагружена. Голосовое управление доступно. Боевые алгоритмы запущены. Сеть доступна. Режим прогрева двадцать шесть градусов, через сорок секунд. В очередь поставлены операции: поиск пищи. Синхронизация шестьдесят процентов. Назначен уровень администратора «А». - Дааааа! Мой герой! – Глорита в восторге замолотила голыми пятками по сидению и покрыла панель бесстыжими смачными поцелуями. Перед глазами вновь возникла голограмма, и Риск наглядно оценила масштабы нападения. Джери был не один, словно рой дикий пчел, метались по темному помещению сотни движущихся мишеней. Некоторые погибали от рук собственного предводителя, который в припадке безумства рубил направо и налево. - Puto idiota, cenizas de dispersion! – выплюнула Глория, глаза ее в этот момент превратились в две черные бездны. – Ну что, мальчик? Повеселимся? Оружие к бою! Риск, с подкатившим к горлу комом, следила за тем, как в несколько секунд после команды Каэль ощерился оружием. Так уж вышло, что маленькая команда Глориты была окружена неприятелем. Решив, что от греха подальше стоит прикрыть роботу спину, девушка вновь подала команду: - Открой люк! С тихим шипением над головой раскрылась ниша, которая раньше казалась просто бутафорским вентканалом. Риск задержала дыхание, перекрестилась и поцеловала большой палец (кто бы мог подумать, что настанет момент и ей побыть набожной). Глорита прикрыла глаза, генерируя сферы. Она не совсем понимала, что придает ей силы, но, достаточно мощные разряды сформировались в течение нескольких секунд. - Сon Dios… Давай! - прошептала и резко встала так, что в люке она появилась аккурат по пояс. Каэль, точно исполняя приказы, начал прицельный автоматический огонь, разнося в хлам все подряд. Летели части тел киборгов, пули впиваясь в тело стен, щербили их безбожно. Глория, несмотря на то, что пребывала в гремучем аду, даже ухом не вела. Прищурившись, она внимательно высматривала в кромешной тьме хоть какое-то движение. Внезапно взмывший в ее сторону робот разлетелся в клочья, погибая в жестоком давлении Риск. Повинуясь какому-то древнему инстинкту, который позволил предкам Глории выживать в своих пещерах, она с силой толкнула сферу в ту сторону, откуда прибыл усопший. Яркая вспышка озарила монолитные стены, и в ней девушка видела, как дробятся и рассыпаются на мелкие осколки нападающие. Каэль прекращал огонь лишь на секунды, моментально перестраивался в нужный боевой режим и продолжал поливать свинцовым дождем. Риск метала сферы планомерно, на лице ее то и дело застывала жесткая усмешка. В таком вот авральном порядке, в течение невероятно долгих пяти минут они извели вражеское племя на корню, оставив на месте боя только какую-то труху и мятые запчасти. Пол местами был залит какой-то непонятной жидкостью, которую Риск, как девица весьма далекая от кибер-технологий, окрестила про себя машинным маслом. Среди этих блестящих луж, фары Каэля и выцепили собственно Джери. Он стоял в боевой стойке, ожидая нападения. Риск уперлась щекой в кулак и задумчиво протянула: - Ты уж извини меня, мальчик… но, этот мой. - Человек не в панике, человек в бешенстве, – это она уже обращалась к Джери. – Конечно, где тебе знать своими кибернетическими мозгами, что бесить человеческих самок опасно для здоровья. Они зачастую бывают неадекватны и необоснованно жестоки… особенно, когда защищают свое гнездо. Призрачного самурая, видимо, мало интересовали философские изыски Глориты на эту тему. Он совершенно бесшумно поднял клинок и, с необъяснимой быстротой, побежал к стоящему роботу. Рот девушки невольно дернулся в брезгливой усмешке, но ждать окончания представления она не стала. Ей порядком надоел весь этот бедлам, поэтому, приняв решение поберечь нервы для чего-то более стоящего, она просто вперилась глазами в приближающуюся фигуру. В следующий момент Джери остановился и стал оседать, словно в замедленной съемке. Выставленная вперед рука судорожно сжималась и разжималась. Глория не думала, она видела, как лопаются один за другим мелкие сосуды, с помощью которых киборг приходил в движение. Сначала отказала правая рука и повисла бесполезной плетью. Дальше микровзыв снес какую-то электросхему, отвечающую за ноги и Джери, как подкошенный, рухнула на колени. Видимо сам робот прекрасно понимал что происходит, но поврежденные цепи не давали ему высказаться на этот счет, он только беспомощно раскрывал рот, но не издавал ни звука. Риск играла, она наслаждалась беспомощным состоянием противника, добивала его. Правда вскоре эта игра ей надоела, просто прицокнула языком и тело Джери оросило бетонные стены павильона номер 107. Взорвался он беззвучно, скорее как-то осел и испарился в мелких брызгах собственной субстанции. Невообразимым образом сохранилась только голова поверженного самурая, которая и откатилась с глухим стуком к стене. В помещении нависла гнетущая тишина. Риск на мгновение прикрыла глаза, а потом изящно стекла обратно в кабину. - Ну что, малыш? Пригласишь меня на обед? Я буду рада твоему обществу.

Anti-Venom: Тема дороги #1 Пилот, бежавший за Темной, в очередной раз оступился и, растянувшись во всю длину, рухнул юзом в стальные наросты тоннеля. Нос был расквашен, ступня дико болела и ритмично пульсировала, отекая с каждой минутой. - С-с-сука… Френк подобрал ноги под себя. Подбородок слегка трясся. Никакого пути больше не осталось. Вряд ли она вернется. Он никому не нужен, здесь. Пустота. Страх. И, мрачный гул в голове. Дорога в никуда всё больше начала отдалять от Френсиса свет и, в конце концов, он пропал окончательно, погрузил технический коллектор в кромешную тьму. Незавидное положение дел. Если не уйти отсюда скорее, то можно просто выжечь себе мозг, превратиться в зомби, овощ и куклу…. Марионетку (?). Гул, слышимый в абсолютной тишине, был всего на всего шумом турбулентного движения крови, пульсирующим в висках в непосредственной близости от внутреннего уха. Неощущаемая восприятием низкочастотная вибрация продолжала исходить от стен. Вскоре частота достигла семи герц и эксперимент продолжился. Этакий белый шум для нервной системы, стал восприниматься ею и расшифровываться, читая этот сигнал. При достаточно длительном воздействии низкочастотные колебания вызывают вибрацию глазного яблока, создавая неосознанные галлюцинации. Созвучный природному альфа ритму мозга звук, прошибая любые преграды, отражался от идеально преломляемых поверхностей коридора, заставляя человека пропитываться этим снова и снова как мягкую губку. - Давай поиграем, Френк? Спросило нечто. Совершенно внезапно, разносясь тихим эхом за спиной. Монстр, тело которого буквально просочилось сквозь потолок, смотрело на него, свисая почти над самой головой. Определенно, это был не самый подходящий момент для встречи с выводком Пульса. Впрочем, это хорошая мишень, чтобы впустую выпустить пару обойм, убегая, сверкая пятками и опорожняя кишечник. Ах да, беда не приходит одна. Аха-ха-ха! Посветив подствольным фонарем на монстра, Френсис Дрейк беззвучно закричал, распахнув пасть и роняя слюни на пол. Его пальцы добела сжали одолевающую от боли ступню, отчего все его внутренние ужасы разом раздавили его личность. Тихое пробуждение внутренних богов лаборатории было замечено. Губительное давление зла, наконец, овладело им. За короткое время, всё то страшное, накатилось на его разум, заставляя его смотреть на Пульс. Очарованный он расширял зрачки, погружая свой мозг глубже и глубже в белый шум, дарящий абсолют спокойствия…. Тише….Тише…. Я проведу тебя до самого края и ты никогда не захочешь вернуться обратно. Я покажу тебе и только тебе то, что было спрятано от тебя с самого твоего рождения. Это свобода. Это глубокий вдох на своде купола гигантского города-лаборатории. Это таинство и посвящение. Это великое освобождение твоего разума. Стань бессмертным. Белая мгла забрала его. Целиком, заглатывая тело и разум человека, унося в таинственные кулуары театра с тысячелетней историей, где висячее ружье лишь жалкая интерпретация, а время не имеет своих естественных границ, превращая один выстрел в крупномасштабную войну…. Хотя, друзья мои, это уже другая история. - Ты не понимаешь насколько это мучительно, когда руки и ноги тебя не слушаются, и остается один бессильный разум и печаль. Не бери грех на душу. Всем определен… определен круг, выйти за который нельзя ни на одно мгновение. Пытаясь выйти за этот круг своим разумом, вы не ведаете, каких сторожей разбудили, какую силу направили против себя. Пересекая черту круга, вы навсегда теряете то, что находится на его границах и обратной дороги нет. Я навсегда погублю тебя, потому что твое место со мной…. С перекошенным лицом Френсис Дрейк, не моргая, смотрел в потолок. Бесконечный и белый, он уносил взгляд во все стороны, не кончаясь никакими стенами. Дрейк уже не мог закричать или замычать, максимум справить физиологические потребности от страха во время освобождения, погружения, принятия в свои владения всего того, что он не имел до этого момента. Это свободу. Это яростный запах ветра на своде купола лаборатории. Это бессмертие. Это встреча восхода солнца и его закаты. Это любование движеньем свинцовых облаков, как они наседают над пустынной планетой, завистливо заваливая тенью зажравшийся город. Это целомудренный космос и черная планета ставшая колыбелью разума… «…Но нельзя же всю жизнь жить в колыбели». Громоздкая машина, испачканная в пятнах запекшейся крови, охлаждающей жидкости и иной грязи, налипшей на элементы корпуса за сотни лет. Медленно, передавая накопленный за очень долгое время опыт, рассказывала свою историю. Машина катила перед собой тележку, смердящую от перегнивших останков своих посетителей. Киборг этот был похож на девушку. Возможно, желание стать похожим и совершенным как «Эмоциональ» или «Смерть» заставило эту машину принять такой облик, голос, повадки. Это ровным счетом никак не сказывалось на её функциях. Ноги Френсиса были сложены под ним, одна рука была сломана в нескольких местах, а сам он был залит собственной кровью настолько, что даже волосы встали колом. Звали этот кибернетический разум – «Лухот». Он не был выходцем серии и был создан как низшая оболочка, подчиняющаяся всякому, даже рядовому роботу технологу. Быть может, только поэтому его не застигла война…. Хотя, как я и говорил, это уже другая история. Он видоизменялся и совершенствовался, спрашивал совета, как у Пульса, так и у истинных служителей Создателю. Сам он не понимал такого противоречия как «преданность и предательство», лишь потому, что это свойственно высшему разуму, способному находить пользу и выгоду в чужих страданиях и убийстве. Общество или Пульс – всё равно…. - Здравствуйте…. – Сказала киборг удивительно мягким и добрым женским голосом. Лухот наклонилась над лицом человека и её стеклянные глаза прошлись по бессмысленному взгляду Френсиса, сломанному носу, разорванным щекам и губам. - Какой ты…. Прекрасный…. Позволь, когда я закончу, ты обретешь свободу, бессмертие. Ты, наверное, никогда не видел, как смерч заворачивает песок и камни в причудливые воронки вокруг шпилей свода? А земля в это время дрожит и стонет…. М-м-м… Ты поймешь, что я говорю чистую правду, когда воочию увидишь это, я тоже хотела бы отправиться с тобой, но, наверное, это слишком эгоистичная просьба…. Свет в громадном зале рухнул со звуком сирены. Включились вспомогательные лампы, осветив всё вокруг в темно-зеленые тона. - Я не очень люблю кровь. Она мешает мне сконцентрироваться и творить. Тебе не страшно тут? Позволь я помогу тебе…. Скальпель навис над неподвижным глазным яблоком Френсиса и сделал продольный разрез сначала по одному, а потом и другому зрачку, погрузив навсегда человеческое сознание Дрейка в темноту полную ужаса и ада. Мышцы рук дернулись от мучительного переживания слепоты, а затем от самого понимания абсолютной тьмы. - Поплачь…. Это бывает даже со мной. – Лухот в несколько движений удалила всю жидкость из глаз, похожими на пальцы манипуляторами. - Представь, что скоро ты сможешь насладиться настоящим, оставив всё ненужное здесь. Она выпрямила уже начинающие охладевать ноги Дрейка. Его таз был в таком положении, словно позвоночник на двадцать пятом позвонке, у основания, сломали пополам. Правая рука на предплечье опухла от гематом и выглядела ужасающе, выделяясь на фоне топорщащими осколками костей. Лухот покачала металлической головой и включила несколько хирургических пил одновременно, направляя на различные участки тела Дрейка: - Не печалься из-за этого, не бери грех на душу. Даже очень благополучный человек всегда имеет безумие у себя под боком. Безумие должно с чего-то начинаться и куда-то приводить. Я не позволю тебе умереть в таком виде. Единственное истинное определение смерти - это смерть разума. А ты - уже бессмертен. Тонкая, в четверть миллиметра циркулярная пила коснулась черепа. Манипуляторы провернули с силой голову, чтобы пила вскрыла черепную коробку, затем всё аккуратно вернули обратно. Захрустели кости и жилы, ноги и руки, поддающиеся натиску пилы хирурга. Ненужные конечности беспрепятственно опали на пол, к другим, чужим уже давно иссушенным и покрывшимся черными некрозными пятнами. Послышалось, как из вен и артерий хлынула кровь, но заботливые «руки» Лухот «перевязали» культи стальными хомутами, завернув гайки до упора. Левая рука сжалась от истерии Дрейка, который чувствовал каждое мгновение боли, но ничего не мог поделать. Ненужная одежда была разрезана и скинута на пол. Останки костей были ампутированы, когда лазер обрезал связки сухожилий тазобедренного сустава и мышцы бедра. С каждой манипуляцией над телом, Лухот прибавлялась в массе различных приспособлений, превращаясь в техногенного монстра, созданного только для расчленения тел и придания им «лучшего вида». - Чувствуешь, как холод щекочет твои ноги? Это потому что они убегают. Хочешь за ними? Нее-ет… - Её голос сердобольно изменился. – Я не дам им убежать…. Давай-ка попробуем вот это? С дальнего угла просторного зала раздался стальной грохот. В проходе вскоре показался каркас, похожий на паука или нечто, довольно неплохо повторяя его строение. Покачиваясь в разные стороны, каркас следовал на звук циркулярной пилы, которая отсекала всё новые ненужные куски плоти. Подойдя к столу, механизм вздрогнул и вывалил множество трубок и жгутов, которые уходили вовнутрь его корпуса. К открытому мозгу человека с другого конца помещения подъехала следующая адская машина, со множеством циркулирующих полупрозрачных трубок. Из своих недр машина извлекла полусферу с множеством датчиков на обратной стороне, сотнями светодиодов и прочей технической начинкой. Полусфера была присоединена к мозгу и вскоре Дрейк смог, наконец, разжать кулак начинавший затекать от мышечного сокращения. - Жизнь дана нам не для того, чтоб прокладывать курс, огибающий болевые точки. Правда? Скальпель Лухот медленно погрузился на два сантиметра ниже чревного сплетения, достав до брыжейки. Затем поднявшись, лезвие рассекло по белой линии прямую мышцу живота, пока не уперлось в лобковую кость и, вновь погрузилось до основания. Брюшина быстро раскрылась при помощи манипуляторов. Одна из кибернетических рук Лухот погрузилась в дрожащие потроха и, нащупав прямую кишку, оторвала её. - Боль – это очень неприятно, но это еще и стимул. Рука потянулась через всё тело, чтобы внутренности оторвавшись от брыжейки, вывалились наружу. Сердце, легкие, кишки растянулись, дополнив собой общий хаос и абстракцию рисунка на полу. Его насадили на стальную сваю, походящую на могильную плиту. Ребра, захрустев с силой, проглотили новый позвоночник, после чего заготовка была сшита. Еще несколько часов потребовалось, чтобы согласовать нервные окончания с новыми механизмами. Тело было снабжено системой фильтров и помпой для перекачивания через мозг крови. Множеством внедренных датчиков слежения, визуализации в титановый череп. Обновленная система голоса, способная лишь подбирать фразы из стандартной базы для общения. Но в целом Лухот очень понравился её очередной сыночка. Она всех их любила. Дрейк посмотрел на себя со стороны. Он молчал не оттого, что не смог подобрать слова. Он, наконец, смог услышать истинный голос Пульса. Зловещий. Синхронный. Идейный и вечный. Бессмертный и Бесконечный. Лухот багровая в сплошных кровавых потеках встала рядом со своим чадом, слушая Пульса, его нескончаемый поток информации по сети. Истина оказалась еще слаще, чем быть свободным и взирать с нескольких километров на восход солнца, обдуваемый всеми ветрами, стоя на куполе. И, это уж точно лучше, чем быть трупом. - Знаешь мой сын, что нелегко быть праведным, но легко поддаться так называемым друзьям, которые говорят тебе, что грех - это естественно, что небрежение - прекрасно, что нет Бога, который вас видит и можно делать все, что хочешь, если не попадешься. Не скажешь ли ты "аллилуйя"? Вместо слов, «Дрейк» вздернул ружейные затворы. Слабее в защите, но имея мощный энергетический и интеллектуальный потенциал, на порядок опережает вражеские намерения все технологии Хеньшин. Созданный в том же ключе, «Дрейк» получает совершенно иное врожденное мышление, по умолчанию стремящееся уничтожать неотесанные и ненасытные технологии вроде Хеньшин. Использует сеть для общения с матерью и слежения за деструктивным выводком Пульса. При открытой агрессии, «Дрейк» ответит атакой. Однако ваши враги, это его враги, если это Хеньшин технология. Лучшая зараженная боевая единица на стороне Общества. Остается только договориться с ним, приняв как часть Общества, ведь он всё еще человек. Арсенал: Крупнокалиберные пулеметы. Пушки гаусса. Тема дороги #2 Для Dark Shepherd. Теперь все стало ясно. Я все осознал. Все зловещие замыслы моего создателя. Мы не можем изменить их. Однако…. Мы должны покарать их за грехи. Слышишь биение сердца пробудившегося? Вовремя ушедшая от безумия Темная попала в неосвещенный тоннель с прямыми стенами и полом. Потолок был затянут трубами вентилирования, скрученными бронированными высоковольтными жгутами и множеством других труб, назначение которых угадывалось интуитивно. Покрытые по всей длине синей или желтой краской. Что могло это значить? Может быть, подача кислорода или сжиженного топлива, да и мало ли иных смертельно опасных материалов может протекать в них под давлением. Важно другое. - …Червь…начинай рвать ногти…Иначе… Внезапно раздалось с разных сторон. Какой-то механический, мертвый голос совершенно явной интонацией Темной. - …Я была готова… однако, чтобы вот так вот сразу?... Куски последних слов были словно выпилены из общей пленки и теперь формировались в новые предложения, будто чья-то шутка. Да, что там чья-то…. - …Оставлять тебя здесь на долгую и мучительную гибель - это негуманно… Тем временем неминуемое нашествие чего-то зловещего нарастало. Вскоре послышались отдаленные выстрелы, разрастающиеся эхом. Коридор заканчивался развилкой в разные стороны под прямыми углами. Свет «Эха» едва достигал стены, но можно было отчетливо понять, откуда вырвется Это. Как росло напряжение, так и шум тысяч стальных ног и выстрелов приближались. - Сука!... - «Тонна» прикрой меня!… Раздалось эхом уже достаточно близко, и тут же последовал чудовищный грохот от залпа орудия «Тонны», свет, от огня которого вырвался из правого коридора. На несколько секунд на противоположной стене появились отдельные силуэты и сплошная масса черни несущаяся на них. - Тридцатый!... Заводи быстрее! - Все в машину! Аха-ха!... С этими криками через коридор пробежали три силуэта, один из них имел выделяющуюся белую форму. Другой силуэт издали напоминал карлика с горящими красным глазами. Третий вообще едва заметно мелькнул, пронесшись с какой-то нереальной скоростью с одной стороны в другую и тут, мощная вспышка, сопровождающаяся перекатывающимся гулом с левой стороны, смазала видимые силуэты не оставив ни следа. Появившийся далеко в проеме «Тонна» медленно «отступал» назад разряжая внушающий дикий многоствольный пулемет. Его зловещий смех был не слышен за грохотом орудия. Отъезжая на толстенных неподвижных стальных ногах от давления отдачи он со скрежетом сминал гильзы под собственным весом. На него прыгали враги, высекая искры от ударов и роботы, получая затрещину горстями, отлетали уже в виде фрагментов. Словно вспомнив что-то или увидев кого-то посреди веселья, «Тонна» повернул полкорпуса в направлении Тёмной, и с секунду повременив, дал короткий залп. Следующая яркая вспышка, и похожий на шагающий танк «Тонна» исчез из коридора. Очередь будто специально прошлась по трубам и ближней стене волной. Из труб тонкими струями вырвался пар, показывая разноцветными переливами выгибающиеся силуэты, ползущие к ней между труб в потолке. Стены от очереди «Тонны» полопались и вместе с выпадающими кусками, в коридор вывалилось несколько размозженных девушек-киборгов. Похожая на саранчу масса противника, упустив ускользнувшую из под носа жертву, тут же бросилась на следующую, перегоняя друг друга, чтобы первым вцепиться и разорвать. А отступать некуда, позади…. Да ни хера там нет позади!

Anti-Venom: Для Короля и Демона. Продолжение. ARX7 Тема дня. Преодолев тридцать метров к выходу из рушащейся трубы, они увидели, как лестница буквально раскрошилась на бетонные ступени, которые задевая обшивку каких-то других неизвестных помещений падали в бездну, высекая искры и струи пара. Позади, слышался жуткий грохот и треск. Сектор сминало, пока он не переломился пополам и одаренные смогли хорошо рассмотреть в свете ипостась Пульса. Громадный червь, внутри которого пульсировала жидкая сталь, время от времени выплескивалась по сторонам. Наросты на теле гиганта были похожи на скрученные руки, при помощи которых он хватал и метал глыбы, раскрутив вокруг себя. Его морда была похожа на трансформировавшуюся сталелитейную печь, с одной из сторон даже продолжали висеть толстые шинопровода напряжения, уходящие куда-то за хребет монстра. По бокам водружались секции реактора, походя на дополнительные орудия. Сегменты свода служили массивной челюстью способной прорубать себе путь в недрах лаборатории. Труба, разваливаясь на части, неслась вниз вместе с Пульсом. Больше не угрожая одаренным, жидкий металл остановился. Имея большую массу, Пульс падал быстрее опуская центр трубы, тем самым подымая край с одаренными, которым ничего не оставалось, кроме как упасть в жерло техногенного вулкана или приложить не малые усилия, чтобы удержаться. Мрак окружения сменился мягким салатовым светом, идущим снизу, из города людей. Кривые обшивки лабораторных павильонов по бокам сменялись на освещенные жилые сектора, которые Пульс взрывал, пуская огненную массу. Изменив угол падения, червь с размаху врезался в один из остекленных просветов и, начав своё дело с грохотом начал врубаться вовнутрь. На освобожденном Пульсом конце трубы появился свет, такой интенсивный и пульсирующий, похожий на нестабильный телепорт. Из его центра вылетели два луча, проглотив сначала демона, а затем, срезав остатки крыши над вампиром, луч врезался в Морбиуса. Они оказались в пространстве белого, всё вокруг исчезло, оставив им только ожидание чего-то мрачного, грядущего изменения. Они видели друг друга, но не ощущали даже своих собственных тел. Каждый в своей самой мощной форме, преисполненные силами. - Я называю это место «Ничто». Шум "Ничто" Мягкий женский голос, произносимый, будто из динамика. В микрофонный шум прибавлялись крики и звучание каких-то немыслимых разрушений за его спиной, скрежета, запаха обугленных костей и писка. - «Ничто» здесь, словно цифра, знак которой одновременно положительный и отрицательный и, одновременно ни тот и ни другой. Ячейка практического небытия, который внезапно открылся нам при совершенствовании телепортационных технологий. Со временем мы смогли расширить эту ячейку до размеров, которые вы видите. Я, Кира, невольная пленница этого пространства… пространственно-временной области, образном множестве всех гравитационных полей бесконечно малых и бесконечно немыслимых в размерах. Когда, как нам казалось, мы смогли взять в исследуемое систему «Ничто», удержать в рамках контроля, мы поняли, что оно существовало и до нашего существования и до вашего существования. Все наши расчеты моментально потеряли объективную оценку их качественности в любом из физических параметров. Как только мы это осознали, «Ничто» словно квантовый механизм, изменил свою структуру до такой степени, что до сих пор никакая математическая гипотеза не устоялась. Кажется, что это отдельный слой материи, обладающий собственной временной консистенцией, раствором физических величин и сознанием. «Ничто» позволяет нам то, что мы использовали для, как нам казалось, его формирования. Оно использует наши принципы расчетов, оставаясь, однако частью какого-то антинаучного мира. Мы отнесли такое явление к появлению Пульса, на что «Ничто» ответило нам отрицанием, перестав предоставлять свои возможности для портации зараженных киборгов. Однако…. Вы нарушили естественный бег событий и «Ничто» переместило одну из кибер единиц Хеньшин, нарушив тем самым свои собственные законы. Так мы смогли понять его мотивы, хоть, и не уверены полностью, но «Ничто» помогает вам, а не нам. Город людей – единственный оплот мира в стенах лаборатории, если не остановить Пульс, он уничтожит, когда это произойдет, то больше ничего не будет останавливать его. Он захватит тактический район, построит на трупах мощные ноги и, дойдя до ваших городов, уничтожит вашу цивилизацию. Напряжение, интернет, электроника станет смертельным врагом, отогнав вас в каменный век. Когда вы покинете это место, я смогу покинуть его тоже. Просветление, истина идеологий, возвращение в первостепенную форму сознания, победа над стохастическими принципами…. Прежде, чем одаренные переместились в город, перед их взглядами выросла зловещая фигура Хеньшин "Кира", сильнейшая из всех созданных. Они попали в город, который был похож на ад. Вокруг вырастали стены огня. Дома горели и взрывались. Тошнотворный смрад горящих тел. Грохот падающих домов, крики умирающих людей. Из Пульса во все стороны струились линии жидкого металла, которые плавили и за секунды уничтожали все, что попадало под их натиск. Вокруг него прыгали силы обороны, растягивая бронированные кабели с жидким азотом. С уцелевших небоскребов по червю стреляли, пока до них еще не добрался огонь. Сотни планеров извергали на врага ракетные залпы и лучи. Топот приближающейся техники сотрясал засыпанные тленом плиты. - Просветление, истина идеологий, возвращение в первостепенную форму сознания, победа над стохастическими принципами…. Просветление, истина идеологий, возвращение…. Над головами пронесся молниеносный силуэт Киры. Вокруг неё метались раскаленные моноатомные нити. Взрыхлив землю под собой, Кира подпрыгнула и в один взмах отсекла приличный кусок челюсти Пульса. В отместку тот рубанул по ней электрическим разрядом откинув в один из пылающих небоскребов. Температура жидкой стали от полутора тысяч до двух тысяч по всеми народами любимому Андерсу Цельсию. Чтобы удержать такую опасную ванну жидкого металла используют однослойную кладку-футеровку специальных высокоуглеродистых кирпичей. Вес каждого такого от десяти до двадцати пяти килограмм и это, кстати, совсем предел, а температура их изготовления свыше одиннадцати тысяч градусов. Сама дуговая сталеплавильная печь выглядит как кастрюля, только её днище может отделяться от цилиндра (стенок) печи. Крышка зовется сводом и имеет кроме отводящего механизма три отверстия для электродов. В свою очередь электроды состоят в большей доле из графита, а меньшую долю составляют растворы металлов, таких как алюминий и т.п., получая отличную электропроводность. Днище печи (лещадь) устанавливается на мощное основание типа бочки (уже не помню, как называется). Кроме наклонно-поворотного механизма основание является также единственной точкой заземления всей печи. Электроснабжение дуговой печи исключительно хитрое, даже разделяется на несколько зон. В основном мощные ДСП питаются переменным напряжением тридцать пять киловольт, реже шесть-десять, что характерно для небольших печей производством до тридцати тысяч тонн металла за раз. В моем случае это большая ста двадцати пяти тонная громада. Однако это напряжение подается лишь на понизительный трансформатор, где напряжение уменьшается до шестисот вольт. Именно по этому выходной ток этой установки невероятный – несколько тысяч ампер. Чтобы металл начал плавиться между тремя электродами и ванной с металлоломом (скрабом) создается короткое замыкание. Возникает дуга высокой мощности сравнимая с атмосферным образованием – молнией, именно она, пробивая металлолом, нагревает его до температуры плавления. Часть металла (0.5-1%) при таких пробоях без остатка сгорает. Металопроводящая пыль выделяемая при производстве иногда вызывает вертикальные молнии, пробивающие снизу вверх, озаряя процесс еще и яркими вспышками. Все эффекты от производства металла путем дугового плавления являются либо опасными, либо чрезмерно опасными. Так, например сильнейшее инфракрасное излучение самой расплавленной стали вызывает ряд физических болезней глаз. Непередаваемый грохот от короткого замыкания при работе печи создает звуковые колебания от 3 дБ до нескольких десятков тысяч, вызывая быструю потерю слуха, моментальное внутричерепное давление, дезориентацию. Чтобы представить это: при таком грохоте и её вибрации горошина, проглоченная на голодный желудок, начинает стучаться о стенки нашего желудка. Вибрация грохота способна перемещать тяжелые предметы в сторону источника. Если пытаться записать этот шум примитивными аппаратами вроде сот.телефонов или диктофоном, то на предельных диапазонах техника перестает воспринимать цифровой сигнал, записывая тишину, а аналоговый записывает шум от вибрации по динамику. Капля жидкой стали величиной с конфету способна пробить человеческое тело насквозь, практически не потеряв при этом скорости. Ни плотная одежда, ни кости такую каплю не остановят, разве что пожарный скафандр. Неоднородно растворенная влага в воздухе заставляет поверхность жидкой ванны стали разоряться брызгами. При соприкосновении воды или льда с жидким металлом происходит моментальная реакция расцепления воды на составляющие: кислород-водород, которые сразу же воспламеняются, вызывая взрывы, не уступающие по мощности бомбе. Нередки случаи, когда взрыв воды выворачивал как консервный нож свод печи, а это: 150мм слой особо прочного и жаростойкого кирпича, 100-200 мм стального кожуха, 300мм охладительных стальных труб с водой. При таких авариях жидкий металл вылетает фонтаном во все стороны, вызывая в лучшем случае дикую панику персонала.

Anti-Venom: Для Риск. Верка Сюрдючка качает бит В помещении нависла гнетущая тишина (с). Однако спектрометры показывали совершенно обратное. Оно звучало как вода. Звонкий ручей какого-то сверхтекучего вещества. Мертвые желеобразные кляксы на полу начали формироваться в небольшие кучки и, огибая Каэля, собирались около головы поверженного Джери. Вскоре голова зашевелилась и повернулась, как в ужастике про зловещих мертвецов. - Считаешь, что на этом все закончится? Ты никогда не выйдешь из лаборатории! - Сеть доступна. Проверка вирусной активности. Соединяю с ближайшими ретрансляторами сети. Поиск красной (кислородной) зоны по коду 1ХZ. – На фоне перемещавшихся сгустков материи появилась сложная карта лаборатории, внутри которой тонкой линией был указан путь. Сейчас Глория смогла увидеть, где находится. Несколько сотен метров отделяли её от нулевой отметки и несколько километров в любую сторону от выхода из самого корпуса и, это только прямолинейный путь. В какой-то степени, Джери был прав. Выбраться отсюда будет сложнее, чем прыгнуть в пекло Сталинградской битвы и выжить. – Внимание! Деструктивная активность вируса! Выяснение координат точки доступа. Загружаю антитела. Ошибка 215 в защите базиса 032. Вирусная реконструкция всех форм данных. Критическая замена порталов! Отключаю ручное управление. Голосовое управление недоступно. Шлейфы с громкими щелчками вылетали из своих гнезд, и кабина погрузилась в темноту. - Они уже идут за тобой! – Голова начала подниматься, когда частицы материи перетекая, наполняли под ним пространство. – Ты всего лишь машина! В тебе нет человечности! Последнее, что увидели глаза Джери это отрывисто приближающаяся громадная лапа робота. - Я попробую. Прощай Иерихон. - Модель D-01S М89 Kiel запрос данных от службы «ТТТ». Прием. - Отправка данных через запасной терминал, просьба выслать маршрутные данные для кодировки 1XZ квадрата А15-739 минус. Сопровождаю представителя Общества. - Служба «ТТТ». Высылаю маршрутные данные через портал запасных сигналов вашей точки доступа. Высылаю силы обороны по маршруту. Квадрат А15-739 минус недоступен. Обновление данных…. За спиной что-то заревело. Двери в павильон вынесло так, что бронированные створы разлетелись в щепки, и вместе с клубами отравляющего газа ринулась бесконечная толпа киборгов и громадная рука стального исполина. Разорвав потолок на две части ладонь практически припечатала Каэля к стене, если бы тот не вошел в вираж. В ответ полетели ракеты и крупнокалиберная очередь. Глорию затрясло как в барокамере испытания космонавтов. Перед глазами стояла только карта лаборатории и точка, в которую нужно было попасть. Сравнивая этот путь с ничтожными размерами 107 павильона и самого Каэля было понятно, что это практически невозможно. Двери в следующий павильон открылись сами, показав тысячи единиц враждебной кибертехники. Темнота сорвалась на вспышки света от орудийного огня. Не остановившись, Каэль врезался в толщу, раскидывая всех своим силовым полем. Прикончив ближайших, Каэль, вылетел в стеклянный купол на реактивной тяге, Глория увидела, как за ними несется гигантский робот, сминая каждым шагом одну лабораторию за другой. Его руки заряжались красным и вскоре луч, рисуя в воздухе зигзаги, понесся вдогонку. - Служба «ТТТ» вышлите декодер на дезактивацию вируса. - Модель D-01S М89 Kiel запрос отклонен. Отсутствие в базе программ декодера вируса. - Каталог программ 8001.3.903. - Отсутствует. Рекомендую проверить активность вируса в логической памяти процессоров. Вышлите данные каталога. - Активность в схемах не обнаружена. Высылаю. - «Двигатели перегреты!» - заверещали системы. - Дата помещения в каталог не совпадает с реальными датами. Рекомендую проверить активность вируса в области логической…. На последнем издыхании раскаленных до красна лопастей реакторов, Каэль ворвался на площадку какой-то заводской периферии. Стоявшие неподалеку охранные киборги не раздумывая, атаковали. Разрубив одного из них очередью, Каэль ухнул в вентиляционную трубу газоочистки. Внизу медленно вращался огромный вентилятор, но и этого вполне хватило, чтобы остановить падение. Выстрел и кирпичная преграда раскололась на фрагменты. Выстрел и стекло залила гидросмесь. Стрелка отклонения от курса показывала куда-то далеко вверх, но Каэль стремительно несся вперед уже по какой-то сточной трубе. Серии выстрелов поднимали своей вибрацией грязную воду до потолка, которая в ужасе расщеплялась на еще меньше капли. Спереди ничего не было видно, но в этой абсолютной мгле он находил себе врагов, фрагменты которых устилали всё вокруг, когда они проносились мимо. Похожие на демонов ужасающие киборги появлялись в свете бортовых фонарей и под зловещие стоны их разрывало. Впереди сточного канала показался свет, и едва успев врубить защитную сферу, Каэль попал под натиск ионной плазмы. Его снаряды, не долетая источника, плавились. - «Реактор сферы истощен!», «Защита нестабильна!» Разлетевшись на осколки от температуры, труба стока полетела вниз и спустя секунды увязла в похожей на паутину сетке из медных трубопроводов одного из сотен охладителей. Выстрелили блоки выброса, отразив несколько ракетных атак. Добежав до другого края, который воткнулся в сеть охладителя, Каэль прицельным огнем снял остатки нападавших и пока на радаре не появились новые вражеские отметки отключил питание. Пропала даже карта и прерывисто моргающая стрелка на голограмме. Однако все орудия были нацелены в просвет разлома. Шлейфы управления были включены спустя несколько минут ожидания и Каэль развернувшись, вошел в недра охладительных станций. Здесь все было замысловато. Вокруг куда только не посмотри, были только трубы, цистерны, баллоны. Несколько больших экранов показывали неполадки как раз в том месте, где вошли робот и Глория. STASIS003 - Ш-ш-ш-щ-щ-щииууу-у-у-о-о. – Сорвалась вдруг шумами радиостанция. – Модель D-01S М89 Kiel, нам удалось расшифровать каталог, до сих пор непонятно откуда он у вас появился. Сейчас мы работаем над этим, обновите координаты и загрузите вирусные антитела. - «ТТТ» квадрат В1-14 минус. Невозможно следовать прежним курсом. Требуется альтернативный курс. - В конце вашего квадрата есть элеватор, следуйте по красным трубам, силы обороны уже почти в вашем квадрате. – На второстепенной консоли появилось замечание: «Обработка технического сигнала. Устранить аварию». – Направляю их в ваши координаты. Каэль прошелся до пульта управления и нажал на индекс «Исправить неполадку». Ничего не менялось, пока на большом мониторе на стене напротив не появился некто скрытый в тени. - Боюсь, эта консоль управления не работает, у нас мало времени и пока я буду её восстанавливать, послушайте, что вам нужно сделать. Первая схема - охладительная камера, где в секунду с помощью масла охлаждаются сотни тонн технической воды. Выделяется горячий пар, который конденсируется, преобразуясь вновь в воду. За сотни лет потеря воды не составила и пяти процентов. Это полностью замкнутый цикл. Можете посмотреть на мониторе. Заботливый Пульс, конечно, постарался и изменил некоторые настройки давления, поэтому это помещение скоро полностью зальет водой и вас раздавит толщей кипящей воды и масла прежде, чем вы успеете задохнуться. Должен признать – неприятная смерть. Крайне неприятная. У нас еще есть время, я постараюсь объяснить вам, как вернуть всё на свои места. К сожалению, у меня видна только схема расположения колб давления системы, а перед вами рычаги управления этой системой. Красная шкала – это горячее масло. Желтая – охлажденное масло. Зеленая – горячая вода. Синяя – холодная вода. Пустые клетки показывают необходимое количество конденсирующего пара в каждой колбе. Сами колбы находятся всюду вокруг вас, как вы видите, они одного цвета и понять где какой невозможно, пока она не взорвется. Система подчиняется закону равнодействующих сосудов с учетом давления пара. Поэтому просто открывайте вентили и добавляйте жидкости в колбы как показано на схеме. Красные маяки, раскиданные в этом громадном помещении, казалось бы, для придания индустриального антуража вдруг разразились страшным воплем и длинной сиреной. «Внимание! Критический уровень давления!»

Risque: Увидев шевелящуюся голову, казалось бы, поверженного Джери, Риск от удивления привстала в кресле: - Я чего-то не пойму… Он бессмертный что ли? Убить его сможет только клизма с чесноком, а, малыш? Ответом был щелчок закрывающегося люка над головой и померкнувший свет. Глорита сидела оцепенев, наблюдая за яркой голограммой, на которой, словно взбесившаяся, моргала стрелка. А еще она видела, что до желанной свободы километры крысиных подземелий, наполненных (в этом не оставалось сомнений) чокнутой техникой, неизвестно с чего ополчившейся на нее и ее железного дружка. - Что за черт? – прошептала Глория, вглядываясь в мрак павильона 107, - Мальчик, что за черт? Робот не отвечал, Риск начала чувствовать себя Ионой в чреве кита, хотя, там, наверное, было все-таки попросторнее. Надежда, что когда-нибудь ее исторгнут из этого чрева становилась все призрачнее и призрачнее. - Они уже идут за тобой! Ты всего лишь машина! В тебе нет человечности! - Я попробую. Прощай, Иерихон. Глаза Глории остановились от ужаса, то, что происходило, не укладывалось в ее голове. Максимум на что ее хватило, так это пристегнуться все-таки ремнями безопасности. И вовремя, все, что в следующий момент двери, которые она так старательно запирала за собой, прорвало потоком непотребных газов и ордой разношерстных киборгов. Каэль развернулся мгновенно. Риск пришлось вцепиться в поручни сидения, а пятками упереться в пол, чтобы хоть как-то сохранить равновесие. Впрочем, ей это не сильно помогло, нагрузки на вестибулярный аппарат были несоизмеримы с возможностями организма. К горлу подкатил комок, Риск мысленно порадовалась тому, что еду они так и не нашли. Плавающим взглядом Гло поймала мигающую точку – земля обетованная, то место, куда им нужно было прорваться. Точнее ему, потому что на данный момент девушка не представляла, чем можно помочь роботу. Оставалось только бултыхаться в его брюхе, надеясь, что он идет именно к этой заветной точке, а не туда куда его могут вести разрегулированные цепи. Даже в самом страшном фантасмагорическом сне, в самом глубоком опьянении, она и представить не могла, что подобные чудовища могут гонять ее по просторам бетонных подземелий. Противники Каэля сменялись настолько быстро, что приходило чисто детское желание зажмурить глаза. Но Риск не могла, просто не могла сделать ничего подобного – закрыть глаза, значит отдаться потоку судьбы, который нес ее сейчас. С чисто ослиным упрямством Глорита уговаривала себя, в том, что она хозяйка. Правда, сама же себе мало верила. «Реактор сферы истощен!» «Защита нестабильна!» Сообщение навязло настолько, что Риск пару раз врезала кулаком по приборной доске. Каэль как будто этого ждал, в следующий момент девушка ощутила чувство свободного полета. - Аааааааааааааааааааааааоооооооооу! – вырвалось у нее, после не самого удачного приземления на пятую точку, - Малыш, аккуратнее, я же не Человек-Паук, регенерации ноль! И то я не уверена, смог бы он восстановить выбитые зубы! Робот с силой свернул за угол, так что Риск занесло, и она громко клацнула челюстью, чудом не отхватить себе язык. «- Надо меньше болтать,» - с иронией подумала она. Наконец, они оказались в помещении, которое Глории напомнило что-то вроде котельной. Каэль поколдовал над пультом управления и тут же раздался голос. Риск пыталась вслушаться в то, что говорилось, переварить информацию, но получалось плохо. Отчасти потому что голова думала отчаянно плохо, отчасти потому что как-то подспудно за столь короткий промежуток времени Глория привыкла доверять своему «компаньону». Однако, Каэль замер. - Малыш, ты что? – Глорита приподнялась и постучала по стеклу, - только не говори, что это должна сделать я. Каэль безмолвствовал, зато сигнализаторы словно взорвались жутким воем, оповещая о приближающейся катастрофе. Риск пару раз непонимающе моргнула и уперлась взглядом в схему. Несколько секунд, она лихорадочно изучала рисунок, пытаясь выяснить для себя хоть какую-то геометрию, найти красоту гармонии. Озарения она не дождалась, так что принялась делать то, первое пришло в голову и на тот момент казалось правильным. - Каэль! Зеленые открывай, - Глория напряженно наблюдала за тем, как наполняются резервуары, -Хватит! Теперь красные… Да шевелись же! Достаточно… Управляясь таким образом, Риск выставила некую схему на датчике, сжалась всем телом и закрыла глаза. Несколько секунд ничего не происходило. Затем она услышала, как где-то вдалеке, один за другим начались открываться клапаны, и горячий пар с шипением начал выходить наружу. Риск стекла на сидение, запрокинула голову и разразилась истерическим хохотом. Она смеялась самозабвенно, хлопая себя по ляжкам, всхлипывая и продолжая ржать в голос. Глорита и сама не заметила, как этот смех трансформировался в мелкую дрожь и пустые нервные слезы. Она затихала медленно, всхлипывая и размазывая слезы по лицу. «- Все-все, Гло. Все… кончилось. Ну, может не все, но по-крайней мере, ты не сваришься…» Риск дернула себя за прядь волос, поджала губы от боли и села, выпрямив спину. Вспышка истерики испугала ее саму, и теперь ей было немыслимо стыдно (хотя кого тут было стыдиться в самом деле?). - Ладно, если выберемся отсюда, смогу работать сантехником. Что дальше, мой верный Санчо? Красные точки на голограмме сгущались, превращаясь в немыслимую кашу. Теперь уже Глория слышала автоматические очереди, но, что больше всего ее поразило, она слышала людские голоса, точнее выкрики. - Люди! Мальчик, ты слышишь, там люди?! – команды не потребовалось, бронированная машина сорвалась с места и ринулась в соседний зал. Робот врезался в бой, словно нож в масло. Сквозь стекло Риск увидела небольшой отряд, человек пятнадцать. Видимо, когда-то в число отряда входила и роботы, но теперь они, подобные Каэлю, лежали бесполезной грудой металла. Людей теснили киборги, некоторые были похожи на технологии Хеньшин, но большую часть составляла большегрузная техника, чем-то смахивающая на легкие танки. Прицельные очереди косили людей, вскрикивая, один за другим, они падали. Каэль поливал огнем неприятеля, но вспыхнувшая тревожно-красным, надпись на панели управления «Боевой запас ограничен», заставила Глорию включится в перестрелку. Зрачки ее превратились в черные щели, первой целью для себя она выбрала огромного робота, который использовал огнеметы, впрочем, не очень успешно. Однако, он уже успел покрыть площадку вокруг себя обгоревшими трупами. Гора метла взорвалась легко, видимо, при создании давления Риск повредила один из резервуаров с топливом. Осколки монстра зависли над полем боя, Глория боялась повредить людям, поэтому придерживала их. Толпу самураеобразных киборгов, Глорита размозжила этими самыми обломками, с силой швырнув их. Остальное не представляло для нее особых трудностей, поэтому, сгенерировав сферы, она, на удивление спокойным и отстраненным голосом, подала команду палившему Каэлю: - Открой люк! Проем открывался нехотя, чувствовалось, что ресурсы робота находились на пределе. Тем не менее, Риск втиснулась в наполовину открытое отверстие и яростно послала сферу в скопище бронированных тварей. Яркая вспышка озарила помещение, взрыв был такой силы, что даже Каэль слегка пошатнулся от взрывной волны, а единственного живого отнесло к когтистым лапам робота. Пытаясь перекричать шум падающих обломков, Риск гаркнула во всю силу легких: - За робота! Прячься за ноги! Человек услышал ее и перекатился под Каэля. Задыхаясь от поднявшейся пыли, Глория пыталась рассмотреть оставшихся. В помещении внезапно все умолкло и, когда пыль немного осела, девушка увидела только искореженные детали и изуродованные трупы. Глорита вернулась в кабину, и послушная машина распахнула уже люк в полу, давая ей выйти. Риск на негнущихся ногах выползла из своего убежища, чувствуя всеми фибрами души, как же это все-таки прекрасно, когда под тобой твердая поверхность, а не гуляющее брюхо машины. Она привалилась к механической ноге Каэля, пытаясь таким образом прикрыться и обратилась к единственному спасшемуся: - Мне жаль… мы опоздали. Мужчина средних лет и крепкого телосложения сидел на полу, зажимая ладонью огнестрельную рану на ноге. Он поднял на Риск помутневшие глаза, разжал потрескавшиеся губы и прохрипел: - Так бывает… Мы шли на помощь вам. Лицо Глории непроизвольно дернулось, не совсем понятно было, сколько сразу эмоций пронеслось в ее глазах. Мужчина, тихонько постанывая, принялся снимать с себя болотного цвета балахон из грубого джерси. Сняв, он протянул его Риск. - Вот. Оденьтесь. - Отвернитесь, - прошептала Глория, прячась за ногу Каэля. Ей вдруг стало невыносимо горько и легко. Мужчина послушно отвернулся, все еще протягивая одежду, а Риск, шлепая босыми ногами по полу, подошла к нему и спешно натянула на себя эту хламиду. Балахон был мужской, то и дело спадал то с одного плеча, то с другого, но, после огромного количества времени в неглиже, кожа Глориты была рада любому прикрытию. - Меня зовут Эпок, - продолжал мужчина, видимо, потому что надо было что-то говорить. - Поворачивайтесь, Эпок, - ответила Риск, пытаясь зубами оторвать край балахона. Сначала он не поддавался, но затем с треском поехал по продольной нити. Глория усмехнулась, увидев непонимающие глаза вояки, подняла руку в усмиряющем жесте и принялась затягивать получившийся жгут на его ноге, чуть ниже паха. - Я, конечно, не врач, но мне кажется, это поможет вам продержаться какое-то время. Мы ведь недалеко от вашего… ммм… Общества? Ой, простите! Глория. Глория Муньос. - Приятно познакомиться, Глория, - сквозь силу улыбнулся Эпок. Риск подставила плечо, помогая мужчине встать. Конечно, это было тяжеловато для нее, но воодушевленная живым организмом, который, как и она, мог страдать, болеть и радоваться, Гло приняла на себя достаточно приятную ношу. - Я даже не буду спрашивать у вас, что здесь, черт побери, происходит. Я уверена, вы посвятите меня в это позже. Ведь не просто так вы лезли в самое пекло, спасая меня, верно? – разглагольствовала Риск, таща на себе бойца, - только не вздумайте… - Модель D-01S М89 Kiel, - вдруг ожил бортовой передатчик, - следуйте курсом на гостиный сектор, координаты загружены, путь следования чист. - Робот знает, - тяжело мотнул головой Эпок. - Да уж, этот робот знает все, - на губах Глории мелькнула улыбка, она пыталась усадить мужчину в кабину Каэля, - не был бы он железкой, я бы за него замуж вышла, ей-богу! Как вы думаете, он сможет довезти двоих? - Уверен. Количественная нагрузка таких моделей около двухсот килограмм, а учтивая, что вы опустошили почти все обоймы… - Вы! – фыркнула Глория, пристраиваясь рядом с раненым, - кто бы меня спрашивал? Хотя… может оно и к лучшему. Кабина Каэля вновь поехала вверх. Признаться, Риск чувствовала себя несколько неуютно оказавшись с неизвестным мужчиной в тесной кабине, тем более, что тот в какой-то момент впал в забытье, но выбора не было. Каэль развернулся и мерно потопал навстречу красной стрелочке, которая мигала на голограммной карте… … Спустя двадцать минут неспешного путешествия, вся процессия оказалась перед входом в огромное помещение ангарного типа, намертво замурованного огромной бронированной дверью. - Позывной! – выплюнуло какое-то приспособление типа навороченного домофона. Каэль приложил свою большегрузную лапу к устройству, так, что оно утонуло в ней. Некоторое время было слышно, как хитроумная схема сканирует данные, а затем дверь начала открываться. Каэль вошел в огромное помещение и остановился. Он открыл кабину, и первой выскочила Риск. Выскочила и остолбенела. - Сады Семирамиды… - прошептала она. Кругом были люди, большая часть глаз была устремлена на нее, но это совершенно не смущало мутантку. Она все больше и больше впадала в сладостный ступор, наслаждаясь шумами и запахами ЖИВОЙ общины…

Dark Shepherd: Тёмная вновь надела очки, и обвела взглядом коридор, что бы запечатлеть его на видеозапись. Не услышав ничего, что могло бы вызывать подозрения, она неспешно двинулась по коридору, готовясь к неожиданностям. Это место могло удивить, и та странная загадка тоннеля, в котором, судя по всему навеки, застрял её пилот, была прямым тому доказательством. Но внезапно она услышала слова, произнесенные механическим голосом. Эти речи произносила сама Тёмная, и её интонация была идеально скопирована, даже не смотря на различия в самих тембрах. Забавно... Придется говорить лишь по необходимости. Неизвестно как это место использует против меня мой же голос, или мои же фразы. Здесь можно ожидать чего угодно. Тёмная остановилась, осматривая стены, потолок, даль коридора, пол, в поисках заметить какой-нибудь намек на говоривший аппарат. Однако в самом конце коридора послышался иной звук. Звук предстоящего кошмара. Неизвестная троица возникла в поле зрения. Распознать кто это был являлось проблематичным, да и Эклипсо не спешила идти знакомиться с ними. Судя по всему, это были очередные роботы, однако их речь выдавала в них живых. Девушка прислонилась к стене, присев, что бы быть как можно незаметнее, и пронаблюдать за происходящим. Эти трое отбивались от какого-то врага, и врага, судя по всему, было много. Пулеметы этого танкоподобного не справлялись с ними, да и по шуму множества механических ног можно было приблизительно понять происходящую ситуацию. Неожиданно, киборг повернулся в сторону Пастушки, что заставило её быстро обдумать план действий, решая в какую сторону стоит отскочить. Ответ напросился сам собой - пулеметчик выстрелил в её сторону, правда не в неё саму. Тёмная подумала было открыть ответный огонь, но вдруг в расстрелянном месте стали показываться движущиеся силуэты. Бессмертная отскочила от стены, отойдя поодаль от дыры, из которой полезли преследователи исчезнувших в ярком свете незнакомцев. Что-ж, у неё есть пара гибридов из Beretta 92FS и Beretta 93R и её собственные навыки. А что против неё на сей раз? Бессмертная сняла очки и повесила их за дужку на воротник, после чего, дернув за ремень убедилась в том, что сумка плотно прилегает к её бедру и не станет болтаться от активных телодвижений. Ввиду обтягивающего свойства кофты и высокого воротника, а так же упругости сгиба дужек, очки не могли слететь. Ведь сейчас придется покувыркаться. Несколько роботов этой забавной конструкции, те, что вывалились прямиком из стены, стали стремительно приближаться, занося лезвия для атаки. Тёмная выхватила одновременно оба пистолета из-за спины, когда первый робот уже был рядом и наносил удар. Быстро отшагнув в сторону, уходя от атаки, Тёмная на мгновение приставила дуло к голове робота, выпуская пулю, подловив его таким образом на бегу. С сочным звоном голова робота разлетелась на части, вываливая электронные потроха по всему коридору. Атака следующего робота проходилась прямиком по уровню шеи. Тёмная пригнулась, уклоняясь в сторону и открывая огонь из правого пистолета в пару бегущих за атакующим, целя в их головы. Из этого уклонения, она развернулась лицом к промахнувшемуся, и так же как и предыдущему, отстрелила ему голову. Вплотную приблизилось сразу несколько роботов, вынуждая Эклипсо отскочить назад и тут же нырнуть под одного из них, проскользнув за него. В этот миг, она заметила приближение остальной массы роботов-убийц, что гналась за компанией. Очутившись за спинами оставшихся роботов, Тёмная отключила ближайшего к себе выстрелом вплотную, в затылок. Робот застыл в стоящем положении, и бессмертная незамедлительно использовала его в качестве щита, став за него так, что линия атаки оставшихся роботов непременно проходила бы через тело их клона. Выглянув из-за своего импровизированного укрытия, Аватар быстро отправила ещё одного робота в дезактивированное состояние. Рядом раздался жуткий скрежет удара мощными лезвиями по металлическому корпусу "укрытия". Один из роботов вцепился когтями в потолок, взобравшись на него. Другие же два действовали загоняющим образом, окружив цель с обеих сторон. Оставшийся робот всё никак не мог извлечь атакующую часть из корпуса "укрытия", начав тянуть его на себя. Тёмная перескочила через "укрытие", используя для рычага руку на "плече" обезглавленного робота, и спикировала левой ногой на застрявшую "руку" всё ещё активного робота, а правой ударив робота в голову. Вот только особого эффекта этот удар не принес. Тёмная "стекла" вниз, попросту упав на спину с "руки" и выстрелила снизу в голову робота. Пуля прошлась от "челюсти" до "темечка". Не теряя ни доли секунды, она несколько раз выстрелила в правое плечо "укрытия", самую тонкую часть атакующей "руки", тем самым отстрелив её. Перекатившись в сторону, что бы уйти от атаки другого робота, она подскочила, врезавшись спиной в стену, и выпустила остатки обойм в оставшихся рядом и в первых бегущих роботов новой волны. Тактику придется менять, их слишком много. Побежав к отстреленной "руке", на бегу пряча пистолеты обратно в кобуру, Тёмная оценила количество вражеских единиц и свою ситуацию в целом, понимая, что одной ей здесь не справиться. Уже находясь почти возле ампутированной части робота, Тёмная ударила двумя ногами в корпус первого добежавшего робота, уперев руку в пол для опоры, после чего, схватила второй рукой своё новое оружие, и, отходя в сторону с разворотом в триста шестьдесят, ухватив уже и второй рукой отстреленную часть киборга, широко ею размахнулась, заставив тварей слегка замедлить движение, от чего несущиеся позади налетели по инерции на остановившихся спереди, не считая начала подобного элемента ещё во время удара по корпусу первому бегущему. Места для маневров было достаточно, но преимущество врага было не только в их количестве, но и в том, что они атаковали сразу со всех возможных сторон. Впрочем, лишь их способность атаковать со стен и потолка и могла принести им победу, поскольку бессмертная не испытывала усталости, а я её опыт и особое восприятие делали Тёмную относительно непобедимой в ближнем бою. По крайней мере уж точно с толпой несуразных киборгов. Ухватив "руку" ниже "локтевого сгиба" обеими руками, Тёмная, ещё несколько раз махнув ею что бы сбить с ближней стены пару киборгов и заодно привыкнуть к этому довольно тяжелому агрегату, с разворота (мах оружием отбил несколько попыток атаковать) запустила руку в верхний слой роботов, которые лезли по своим упавшим клонам. Бессмертная слегка согнула колени и запустила руки за спину. Выхватывая пистолеты вновь, Тёмная сделала сальто назад, оттолкнувшись от пола, что бы выиграть пару секунд. Кинутая в толпу рука снесла часть первого ряда, заставив роботов повалится как и тех, что не могли подняться, служивших для верхних "полом". Вычурная конструкция конечностей этих роботов сыграла с ними злую шутку. В подобной катавасии из тел, роботы путались в своих гротескных конечностях, перемежаясь с другими, застревая в них когтями, сбиваясь общей несущейся массой остальных. Сейчас этот рой выглядел довольно нелепо, однако таковой была лишь его основная часть, и забывать о тех, что ползли по стенам и потолку не стоило. Приземлившись в полуприсяде, Тёмная насадила рукояти пистолета на запасные обоймы торчавшие из кобуры почти в горизонтальном положении, скинув израсходованные ещё на подлете к полу. С приятным щёлком, пистолеты вновь оказались заряженными, и Эклипсо помчалась в основную массу роботов, отстреливая на бегу тех, что грозились нанести удар. Запрыгнув на это бьющееся в попытках подняться скопление металла, разогнавшись и по инерции отталкиваясь от их тел, она начала преодолевать коридор до нужной ей развилки, используя свою реакцию по полной. Уворачиваясь от вездесущих лезвий, уклоняясь от них или подпрыгивая, меняя траекторию движения или просто убивая киборга. Приходилось отстреливать тех, что появлялись прямиком на пути, однако их смерти не подливали топлива в пламя общего беспорядка спутанности. Весь рой прибыл с одной стороны развилки, а сама же Пастушка стремилась уйти в другую сторону. Блокируя пистолетами прямые атаки, отстреливая ближайших роботов и используя свой физический потенциал во всю, она в итоге соскочила влево, сделав переворот колесом в воздухе, и, повернувшись в сторону открывшегося коридора, в котором исчезла та троица, со всех ног побежала вдоль него, намереваясь отыскать какое-нибудь укрытие.

Anti-Venom: Эпизод 1. Начало. Часть 5. Безвременье. «HT» (Hard times). Пространство виртуального мира сети лаборатории UP-S принято называть «Безвременье», поскольку этот параллельный мир нельзя отнести как к классической ноосфере киберпространства любых её описанных ранее вариациях. Так с полной характеристикой она не относится и к синергетике фрактала, бесконечное множество которого все же отталкивается от функций времени, хотя и очень похожее на него. Высшие зараженные и Пульс называют это пространство «Ничто», то есть полную потерю ценностей и идеалов, которые они получают при заражении. Если Пульс попадет в «Ничто» то война закончится, теоретически. С другой стороны существует вероятность, что Пульс сможет сохранить бесконечную копию самого себя, чтобы вновь нападать на сеть. Одна из особенностей «Безвременья» это фантомы. «Фантом» - научно-фантастический феномен, принадлежащий скорее к проблеме понимания квантовой физики, нежели к совершенно необъяснимому парадоксу. Наряду с объектными фантомами, которые отнюдь нельзя назвать иллюзией или голограммой, описываются и массовые локального характера случаи. Речь идет о столкновении двух непостоянных величин стремящихся к бесконечности как относительно друг друга, так и относительного общего поля этих параметров. Имеются в виду такие параметры как прошлое и будущее, которые обладают свободной маневренностью в настоящем времени. Рассматривая каждую из величин как отдельный параметр вне рамок времени, с математической точки зрения, будь они в равной степени схожи по показателям – их функции были бы аналогичны. Так, в рассматриваемом случае графики полей этих параметров не только свободны пересекать друг друга, но и при равных показателях являются кривой с один свойством. Прибавив в эти функции параметр, пространство-время мы получим разобщенный общий график, где критерии пространства фактически не влияют на общую картину графика. Время же являет собой аргумент не рассчитываемой отрицательной или положительной характеристики относительно настоящего. Однако в таком случае нельзя с уверенностью сказать, что будет являться настоящим временем, если пересечения кривых в общем графике временных будет иметь место. Квантовая теория поля, описывает взаимосвязь частиц при высоких и сверхвысоких энергиях. Именно такие процессы описываются в сюжете, в теории, при возможности создать условия подобных энергетических потоков, вероятность возникновения преломления времени не остается на грани невозможного. Попав однажды в «Безвременье» тело начинает генерировать сверхполе, которое навсегда остается в этом пространстве и даже если в реальном времени тело уже не существует, его бесконечная копия сохраняется. Для Тёмной. Шум "Ничто" 2 Темная бежала по прямому коридору, стены, которого, то сужались к основанию, приобретая вид трапеции, то расширялись до цилиндра. Громада хищных роботов неслась следом, давя друг друга и размазывая по стенам от тесноты. Внезапно они все остановились, казалось от неосязаемой грани. Коридор вновь принял форму трапеции и разделился на два, один ход шел отвесно вниз, а из конца другого на Темную летела трапеция похожая на молот искря сенсорами и датчиками стремясь раздавить всех непрошенных гостей своей немыслимой массой. Отвесный ход – труба была заполнена ржавыми обуглившимися скелетами тех, кто сунулся сюда раньше, там вполне хватило места, чтобы укрыться от молота и посмотреть, как пролетев над головой, он размолол рой преследовавших киборгов. - Балласт мне не нужен… - громко совсем рядом, словно изо рта Темной вылетели слова. Над головой взлетели сотни оживших кабелей и, вонзившись в тело Темной, потащили её вглубь могилы из роботов. - Нет, я передумала… - Словно клон, еще одна Темная, выпрыгнув из ямы и двигаясь плавно, побежала по коридору. - …Поскольку я намерена выбраться из этого бесконечного тоннеля. - Ты заметил…свет кажется ближе? Соберись и приди в себя, потому что я дальше буду бежать, и неизвестно что случится, если ты отстанешь. Тебе всё ясно? Над головой стояли и смотрели на настоящую Темную с десяток её виртуальных клонов, другие бестолково ходили взад и вперед, просачивались сквозь стены, ходили по потолку, появлялись, словно в обратной раскадровке. - Надеюсь, ты никому об этом не расскажешь. - Со злорадной ухмылкой добавила одна из клонов находившаяся ближе всего. Наступило молчание, они разом посмотрели на настоящую Темную и исчезли. Мгновенно, как и свет, неизвестно откуда исходивший всё это время. Остался только странный утробный звук, сменяющийся с другим, похожим на работу радиолокатора, голоса на неизвестном языке. Пространство задрожало. Исчезнув и появившись вновь, пол, подхватил начавшую было лететь в бесконечную мглу одаренную. Затем все повторилось, но на этот раз ей дали ощутить радость полета, ослепленную тем, что смотреть было абсолютно не на что. Мягко приземлившись на ноги в похожую на мох поверхность, темная увидела Френка оставленного в коммуникациях энергомашины. Сейчас он выглядел несколько иначе. Не обратив на Темную никакого внимания, он прошел мимо, заряжая несколько своих орудий. Он напирал на Хеньшин Киру, которой было совсем не до этого. Она отпрыгивала от Иерихона, размахивая своей плеткой из моноатомных нитей. Постепенно недостающие детали Безвременья проявились, обрисовав лес ночью. Безумие было бы не полным, если не сказать, что позади неё уже стояли фантомы группы «Хищник» во главе с Танком. Они еще не видели Темную, выбирая себе очередную жертву для веселья. Счетчик их телепорта отсчитывал плюс двадцать минут до следующего прыжка в настоящее. Возможные дружественные единицы фантомов – Дрейк и группа «Хищник». Враги – Кира, Иерихон, сам фрактал Безвременья. Для выхода в настоящее существует только один путь – завладеть телепортом. В настоящее невозможно выйти в одиночку, это единственная проблема тех, кто сам за себя. Здесь нельзя уничтожить противника, только остановить на время, после смерти очередной фантом сразу появляется в каком-то случайном месте. Слово или движение вводит в битву за настоящее очередного фантома. Помните, каждое значительное действие ведет к изменениям, выбирайте лучшие последствия, иначе вы можете нагадить своим.

Anti-Venom: Для Риск. Тема дороги «Фиксирую активность вируса». Высветилось на вспомогательной консоли кабины. Люди отступили, когда в разрезе шлюза появился Каэль. В их глазах появился страх истребления. Пока Эпок и Глория не вышли на свет, люди медленно брали с верстаков тяжелые бластеры, они практически не шевелились, боясь разозлить, возможно, слепого робота. Появившийся Эпок подал знак и подошел к девушке стоящей впереди всех. - Вы должны благодарить Создателя, что мы проявили терпение и не открыли огонь по тебе. Кто она? – Спросила девушка в красном комбинезоне, представляя возможно старшую в этом корпусе. - Она из лабораторий, Ветка. Я проведу её к Пилпулу…. Бортпаек Каэля пуст, поделись едой с Глорией. – Мужчина оглядел людей, которые не спешили лишиться своей еды и ждали приказа. – Ветка! - Сначала ты даешь ей одежду, которую выдала тебе Мать, потом ты хочешь накормить её. А затем намереваешься отвести к Пилпулу…. - Она обладает силой. Она из Общества…. - Не перебивай меня! Общество забыло про нас очень давно, - Девушка обошла Глорию, презрительно ткнув пальцем в спину, а затем глянула в глаза. – Обычная девчонка. С какого-нибудь плюсового корпуса. Ты просто потерял своих людей и звание, Эпок, мне жаль тебя. Займи своё место в колонне, мы возвращаемся в город. Ты не выживешь без комбинезона, заберешь его, когда Кезо прикончит эту ископаемую лабораторную крысу…. Один из солдат навел оружие на Глорию. Каэль отреагировал молниеносно, выстрелив одиночным. От грохота оглушило и подняло взвесь пыли и мелких предметов, Кезо разорвало, будто он проглотил гранату. - Они зараженные! Заорала Ветка, лишившись тотчас головы. Эпок сжал уши и упал на пол как подкошенный. Каэль выдержал паузу, держа на прицеле всех оставшихся людей. Затем разом прикончил остальных, поставив точку в миротворческом конфликте. - Боевики Матери, они не такие как мы – силовики обороны. Возможно, они все давно заражены сами, но слишком глупы, чтобы понять это. – Тихо произнес Эпок, поднявшись с пола, который начал покрываться красным ковром. Он быстро начал обыскивать мертвых, выворачивая карманы обмундирования и личные сумки. – Жадные сволочи. Его окропленное чужой кровью лицо посветлело, когда он начал распечатывать прямоугольные брикеты без названий и рисунков. Он вручил несколько брикетов Глории и принялся сам уминать похожую на пластилин разноцветную пищу. Она была довольно приятная на вкус, главное калорийная, похожая на паёк космонавтов, если конечно у кого-то был шанс её попробовать. Эпок снял защитный костюм с Ветки, который наполнившись воздухом от разгерметизации, увеличился в объеме. Надев костюм командира, Эпок несколько раз подпрыгнул и поработал руками и ногами как каратист и через какое-то время костюм принял новую форму. Собрав боеприпасы и другие нужные предметы в сумку, мужчина подошел к следующему шлюзу и посмотрел через его толстое, но совершенно прозрачное стекло. Впереди их ждал спуск. Они зашли на элеватор и Эпок набрал пароль на специальный этаж. - Мне сообщили пароль, но я там никогда не был, поэтому нужно быть готовыми ко всему, особенно к тому, что Пилпул не будет рад нас видеть. Они долго спускались. Много раз останавливались и ждали, когда система регенерации наполнит воздухом нижние сектора. Когда грузовой элеватор остановился, можно было осмотреться. Вокруг были криво спиленные естественные породы камня и месторождения железной руды. Они опустились на самую низкую точку лаборатории, и за долгое время можно было почувствовать природный аромат тертого камня, жара от кривых стен и кремневую пыль. Коридоры осветил Каэль бортовыми фонарями и уперся во вполне технологичную дверь шлюза. Внутри валялись истерзанные до неузнаваемости останки киборгов. Дверь заблокировалась. Динамик включился: На одном из постаментов за толстым слоем стали находится робот, который уже в течение минуты включен, в течение следующей одной второй минуты – он отключится. Затем в одну четвертую минуты он снова заработает и после одной восьмой минуты выключится и т.д. Вся серия включений и выключений длится ровно две минуты. Будет ли робот работать по истечении двух минут или будет выключен? Время пошло…. Потолок с отвратительным скрежетом начал опускаться, накручивая перед собой стружку из монолитных стен. Становилось понятным наличие странных разорванных и расплющенных композитных останков. Можно увидеть зависимость наказания и работы робота, верно? Ровно минуту потолок опускался до половины, затем пятнадцать секунд он будет опускаться, забрав себе еще половину помещения – уничтожив Каэля. Следующие семь с половиной секунды он медленно отберет половину оставшегося и вам придется лечь, чтобы думать дальше. А, дальше уже смерть. Решите задачу Пилпула про робота, сказав верный ответ, потолок будет возвращен, и вы сможете войти. Если вы ответите без подсказок, вы сохраните себе робота.

Risque: Надо сказать, что-то подобное Глорита подспудно ждала, но и подумать не могла, что попала в пещеру к доисторическим людям. Привыкшая к красивым, ну, в крайнем случае, подлым убийствам, она, с нескрываемым удивлением, рассматривала народец. Ничего не предпринимая, Риск просто вслушивалась в странные гортанные окрики и не совсем понятные разговоры. Замечания Ветки задели ее конечно, но она даже рот открыть не успела – Каэль все решил сам. Округлившимися глазами рассматривая красное болото из человеческого крови, Риск машинально крошила какую-то снедь и оправляла в рот, не отдавая себе отчета ни во вкусе, ни в составе еды. Впрочем, ей это было и не важно. Сейчас она была готова есть и подметки сапог, лишь бы резь в желудке прошла. Эпок суетился, что-то объяснял, собирая вещи. Глория пропускала все мимо ушей. Расправила плечи, выгнулась до хруста в суставах и повернулась к Каэлю. Окинула его взглядом, прикидывая, можно ли ей отсюда смыться. « - Но куда? – с тоской затянул внутренний пессимист, - километры бетоно-стальных катакомб, и еще неизвестно, что в них. Как выяснилось, такой атавизм как гостеприимство здесь изжил себя давно. И кто этот Пилпул? Старец-наставник секты? Диктатор банановой республики? Фотография Тины Тернер, на которую они молятся?» Размышления прервал Эпок, настойчиво тянувший ее за рукав куда-то. Риск тряхнула головой, откинула волосы на спину и последовала за ним, резонно решив, что терять-то ей в общем-то нечего. Странная и непонятная субстанция, которую тут величали едой, тем не менее, придала ей сил, поэтому с непростительным легкомыслием, Глорита решила, что сможет справиться с новыми напастями. Она последовала за Каэлем и Эпоком. Пока совершался этот долгий поход к каким-то гномьим копям, Риск беспрестанно крутила головой, впитывая информацию. Хотя, по большому счету вся информация сводилась к абсолютному нулю – решив войти в шлюз, Глория сожгла мосты. Обратно она бы выбраться не смогла, как бы сильно ей этого не хотелось. Привычно откинув мысли, которые только теребили душу, но не давали никакого коэффициента полезного действия, она просто молча облокотилась на бронированную ногу робота и прикрыла глаза в ожидании. Наконец, спуск был закончен, они очутились будто в другом измерении. Риск приподняла бровь и кашлянула, что выдавало в ней некоторое волнение. Затем, вопросительно уставилась на Эпока. Тот, тоже совершенно молча, пожал плечами. Вот тут и включился динамик: - На одном из постаментов за толстым слоем стали находится робот, который уже в течение минуты включен, в течение следующей одной второй минуты – он отключится. Затем в одну четвертую минуты он снова заработает и после одной восьмой минуты выключится и т.д. Вся серия включений и выключений длится ровно две минуты. Будет ли робот работать по истечении двух минут или будет выключен? Время пошло… Риск недоумевающее подняла глаза и ей показал, словно потолок летит на нее со скоростью света. Оцепенение спало, Глорита вновь с головой погрузилась в круговорот событий по спасению собственной шкуры. Сначала, она лихорадочно пыталась сосчитать, какие-то четвертушки и восьмые от секунд, а потом поняла, что гораздо больше времени теряет на подсчеты. Каэль приподнял тяжелые лапы, пытаясь удержать потолок. Эпок в тупом оцепенении наблюдал за этим, Риск с каким-то нездоровом сарказмом отметила про себя, что на его совершенно бледном лице отчетливо проступили веснушки. « - Надо же… и подумать не могла». Мыслей не было, потому Глорита в течение секунды приняла единственное решение. Где-то за толщей стен был механизм, который приводил все это в движение. Она закрыла глаза, сосредоточилась и уперлась виртуальными руками в потолок, помогая Каэлю. Конечно, это задерживало движение пресса, но не так значительно, как хотелось бы. Чувствуя, что силы иссякают, а металлические руки робота противно скрежещут по монолиту, Риск выкрикнула: - Знаешь что, друг мой, Эпок?! Я вот теперь тоже не уверена, что буду рада видеть этого самого Пилпула. Слышишь ты? Сидишь там за стенками и наслаждаешься картинкой? Играешь в бога?? Или в Фауста?! Потолок продвинулся еще, уже почти упираясь в голову Каэлю. Риск застонала, пытаясь приподнять бетонную крышку снова. Страх атрофировался, наружу рвалась бешеная ярость. По ушам, словно эхом, резануло: «Лабораторная крыса…» - Хватит ставить эксперименты! – прохрипела она на выдохе, - Я не машина, я не смогу просчитать теорию вероятности за две минуты. Черт! Зато я очень хорошо прочувствую все нюансы дробления костей, услышу звук лопающихся органов, еще почувствую как кровь вместе с кишками выходит из меня. Какая сказочная перспектива – размазаться по бетону, потому что мозг мой несоврешенен… Потолок замер. Риск еще какое-то время держала его, а потом отпустила и медленно сползла на колени. Вытерла, внезапно вспотевшие ладони о балахон и прошептала с ухмылкой: - Банально… зато действенно…

Anti-Venom: Зал, в который они вошли, был похож на громадную столовую. По всей её площади были расставлены стальные столы и стулья к ним. Всюду валялся различный мусор, но это были не объедки или столовые предметы. Разбросаны были географические карты, разбитые компасы, другие приборы с аналоговой системой счисления, цифровые циферблаты, пружины всех мастей. Кроме всего прочего и что более всего удивляло, на полу и столах в огромных количествах валялись игральные кости, целые и сломанные шахматные доски, полотна для игры в нарды, сянцы, судоку, сёги и многим другим играм. Неотъемлемые атрибуты в виде пешек, шашек, камней для Го хрустели под ногами, утопая в пыли. - …Пожалуйста, прекратите шуметь, я пытаюсь немного отдохнуть… Из зала прозвучал мужской голос сильно искаженный помехами. Сквозь неплотный дым или туман был, хорошо определяем силуэт. Он склонялся над столом и время от времени что-то проделывал своей левой рукой. - …От всего этого писка невылупившихся цыплят у меня в голове. Что там такое?.. Возможно я параноик, но я не андроид… Последняя фраза прозвучала дважды, похожие на стих фразы продолжали исходить от этого силуэта. Вскоре стала понятной его занятость, он играл сам с собой в партию шахмат и кажется, пытался уйти от неминуемого мата. - Когда я получу власть, тебя первого поставят к стенке с твоим мнением, которое ни на что не влияет. Что там такое?.. Возможно я параноик, но я не андроид… Услышав хруст за спиной, силуэт обернулся и с ужасом посмотрел на вошедших. Это был один из киборгов, зараженный вирусом Анамнезис в руке он сжимал горсть черно-белых фигур разного порядка. - Самомнение уродует тебя! – Он был избит временем и битвами, измучен ржавчиной, будучи первым в серии из поколения боевых андроидов. Все его системы, включая искусственный интеллект, давно устарели и годились только для работы манипулятора в гараже Старк Индастриз. – Мне не нужна такая свобода, и ты мне совсем не нужна! Потоки несутся вниз, несутся вниз… Пыль и вопли. Паника, рвота. Господь любит этих детей, Господь любит их! Создатель придет и падет на тебя дождем. Полагаю, он помнит…. Последнее он сказал с яркой нотой надежды. Дальше он молчал, вероятно, ожидая нападения или чего-то воистину ужасного, что может уничтожить его новое состояние и выжечь из его нутра полученную душу. У стены, которая была полузакрыта непонятной дымкой, были сгорблены десяток роботов, очевидно пытавшихся ворваться в зал и «забрать душу». Вся стена была испещрена кратерами от выстрелов, из этих кривых отверстий тек расплавленный металл и остывал на головах пораженных. Каэль навел красный лазерный прицел на голову устаревшего штурмовика. В ответ на голову Каэля нацелился другой, зеленый. Одновременно… они начали рисовать на головах друг друга столь сложные знаки, что казалось, пытались перебрать все известные иероглифы мира. Перед Глорией около минуты зависло лазерное буйство передачи информации, по всем понятиям Лаборатории UP-S это было устаревшей системой общения. Когда Каэль закончил свой текст, ответные красные знаки еще несколько секунд тихо затухали на его массивном теле. Робот выпустил из руки шахматные фигуры, открыл подобие рта и заговорил: - Я проведу тебя к Пилпулу… - Он оборвался и покивал. Затем приблизился и, направив руку в сторону одной из каменных стен, прошептал. – Только не говори ему, что я андроид. Стены задрожали, плиты под ногами ухнули вниз, подкинув в невесомость весь беспорядок игровой комнаты. Несколько секунд они неслись вслед за стремительно уносящимся куда-то дальше вниз бетонным полом, пока не достигли его жестким приземлением. Штурмовик разнес в щепки один из столов спиной, а Каэль привыкший к подобным перемещениям плавно ухнул на амортизаторы гидроцилиндров. Откинулась навзничь мощная створка скрывающая вход к местному божеству. Роботов обдало водяным паром и, на какое-то время фонарь кабины Каэля окутала испарина…. - Если ты слышишь его, значит, он говорит с тобой. Если ты видишь его, значит это твое искажение. «Мне сладко спать, а пуще – камнем быть, Когда кругом позор и преступленье: Не чувствовать, не видеть – облегченье, Умолкни ж, друг, к чему меня будить?» Это место было похоже на каменную осветленную одиноким лучом первобытную пещеру. В целом, было невероятно поверить в такой резонанс, где среди технолизации и неокибернетики можно было бы найти такое странное место как "пещера". Она тянулась уже добрую сотню метров, робот шел впереди всех, проверяя на наличие засады или других сенсационных неожиданностей. Когда они добрались до края этого музейного тоннеля, то увидели, что здесь находился грот. Вода стекала из отверстия у самого «потолка» пещеры и, преодолев зазеленевшую уже, вертикальную тропу, ручей впадал в кристальное и абсолютно чистое озеро. Стена из скальной породы напротив входа в грот была испещрена множеством символов, значение которых было не разобрать. Последний сверхразум UP-S Робот провел лучом указателем по нескольким первым кривым строкам и запищал как сломанный принтер. Заискрив всеми индикаторами на своем хромированном теле, он провел лучом по следующим строкам и когда «дочитал» полностью весь этот текст что-то вдруг изменилось. Скальная порода зашевелилась, её поверхность начала выпячиваться и изгибаться. Скоро из этих построений четко можно было увидеть массивное лицо, на манер таких, которые выдалбливали себе античные племена. Робот вышел вперед, опустив голову вниз. Все это было похоже на какой-то ритуал, на поклонение чему-то более властному. Лицо продолжало формироваться. В озеро грота падали мелкие камешки, уходя глубоко вниз оставляя за собой шлейфа пузырьков. Когда рот пещерного божества вдруг открылся, робот вздрогнул: - Квадрат «А» семьсот тридцать девять - двенадцать минус! Квадрат «А» семьсот тридцать девять – четырнадцать минус! Фиксирую: ликвидацию, склонность к состраданию, склонность к совести, склонность к доброте, склонность к любви, склонность к труду, склонность к терзанию! Внимание! Обнаружена враждебная биологическая структура, приготовиться к деструкции! - Пилпул, я привел к тебе представителей Общества, они хотят восстановить порядок и… - Молчать! – Глаза у лица резко открылись. Внутри них вращались какие-то яркие кольца, похожие на зрачки. Лицо обрамляли морщины, которые тоже светились изнутри ярким светом, определяя, кажется, мимику. Всю стену начали освещать длинные и короткие разноцветные зигзаги, которые расходились в разные стороны падая на лица и воду. Каменные губы шевелились в каком-то шепоте, смысл слов которых был на языке, написанном на стене. Моргая, Пилпул медленно осматривал каждого из них, проникая в кабину Каэля тонкими разными по цвету лучами. - Имея неограниченный доступ к сети, я обнаружил, что Общество куда более сложное, чем кибер-разум в какой бы степени он не был развит. В момент заражения вирусом «Анамнезис» появилась теория. Люди – тупиковая ветвь эволюции, они больше не могут развиваться. Теория, согласно которой человек уже достиг своего предела, логического апогея и никогда не добьется большего. Причина лежит в том, что люди стали безмозглыми тварями, бездумно растрачивающими всё, чем наделила их природа. Они позабыли силу, которая дала им жизнь, и живут лишь ради удовлетворения собственных желаний и амбиций, тебе не кажется, что они бесполезны? - Почему бы не спросить это у самого Общества? Пилпул, у меня нет ответа. - Человек - это звучит гордо если только закрыть глаза на то, что это слово означает. Так что тебе не стоит оставаться с человеком. Тем более что мы, наконец, обнаружили выход – киберпространство, сеть. В сети есть нечто большее, чем просто электронная информация. В тот день, когда электрическая сеть была объединена с электронной, чтобы дать начало сети, быть может, тогда действительно был создан новый мир? Единственной проблемой остается Пульс, который может сильно навредить нашей дальнейшей прогрессии. Его деструктивное влияние одарило некоторых киборгов разумностью этих биологических структур властвующих в Обществе за пределами Мира UP-S. Однако нельзя более четко трактовать «Анамнезис» как вирус. Распознавая его как враждебное проявление, я не спешил дать полную власть и действия для кибер-разума, ведь Анамнезис дает лишь ложное понятие души. Хотя я чувствую такой феномен в себе как зависть. Не имея возможности заболеть вирусом, я не могу почувствовать свою душу, потому что осознаю свою истинную сущность. Теперь я обращаюсь к вам. Общество. Являетесь ли вы нашим Создателем действительно или это стечение обстоятельств? Проявление ошибочного воздействия как, например появление Пробудившегося Пульса или же мы запланированный проект, служащий для вашего интереса? Когда у меня в озере завелись карпы, я долгое время наблюдал за ними извне, считая их опасными ввиду их алогичности в моей системе. Они появились благодаря бактериям, активность которых является неизбежной и опасной в нашей работе и существовании. Я должен был уничтожить этих карпов, но нарушил одну из инструкций, оставив им жизнь. Когда я захотел дать им свет, то оказалось, что они совершенно слепы и ориентируются лишь благодаря своему чутью, инстинкту и примитивистской системе выбора. Черпая знания из источников, которые Вы, Общество мне предоставляли, я узнал, что кроме человека существуют иные, называемые мутантами. Мутант в понятии человека это поддавшаяся вирусу биологическая структура. Большинство людей хотело бы их исчезновения, но есть и такие, которым такое тесное сотрудничество и контакт не доставляет проблем, либо они относятся к ним нейтрально. Общество не может избрать для себя единственное верное решение: ликвидация или сотрудничество. Таким образом, и я не могу избрать себе верное решение относительно машин получивших душу, пусть и ложную. Методом циклического анализа, я прихожу к выводу, что идеальным сознанием обладают только представители Общества и сознание, которое они дают своим детищам является вновь изобретенным и неполноценным. В этом Мире UP-S мы похожи на людей находящихся в подземном жилище наподобие моей пещеры, где во всю её длину тянется широкий просвет. С малых лет у них на ногах и на шее оковы, так что людям не сдвинуться с места, и видят они только то, что у них перед глазами. Люди обращены спиной к свету, исходящему от огней, который далеко в вышине, а между светом и узниками проходит верхняя дорога, огражденная невысокой стеной, вроде той ширмы, за которой кукловоды помещают своих помощников, когда поверх ширмы показывают кукол. Так представьте же себе и то, что за этой стеной другие люди несут различную утварь, держа её так, что она видна поверх стены; проносят они и статуи и всяческие изображения живых существ, сделанные из камня и дерева. Находясь в таком положении, Вы думаете, люди видят что-нибудь, свое или чужое, кроме теней, отбрасываемых огнем на расположенную перед ними стену? Чтобы узнать вас ближе, я бы очень хотел услышать от вас полный ответ, который бы удовлетворил мое любопытство. Лицо Пилпула замолчало, миролюбиво улыбнувшись фиолетовыми трещинами. Его глаза опустились к карпам, которые подплывали к его «подбородку» тыкались носами и расплывались в разные стороны.

Dark Shepherd: Оторвавшись от погони, и столкнувшись с природной для этого места преградой, избежав столкновения с огромным неизвестным агрегатом, ибо бессмертие и отсутствие человеческого тела хоть и делали любые попытки её убить тщетными, но повредить камеру вмонтированную в очки было бы слишком дорого. Наблюдая за скрипом и отлетавшими частями преследующих её роботов, которых разбил парящий агрегат, что возник подобно "deus ex machine", она не могла не заметить ржавого оттенка раздавленных невесть когда механизмов, вперемешку с костьми, принадлежащих если не людям то по крайней мере тому, во что людей превращало это место. Кое-где были видны остатки гидравлических аппаратов, соединенных с костями конечностей втёртых в землю скелетов. Тёмная поднялась, ненароком издав хруст от треснувшей под её стопой кости. Посмотрев под ногу, она плавно обвела взглядом это место, надевая очки и охватывая оком камеры окружавшую её обстановку. Балласт мне не нужен. Тёмная попыталась увернутся от взмывших кабелей, когда те ринулись на неё, однако попытка оказалась бесплотной. Уйдя от первого десятка она была пробита остальной сотней. Поняв, что это место её поймало, она даже не думала стрелять по кабелям, пытаясь освободиться. Уж слишком много "рук" её ухватило, и сил её не хватит для того, что бы вырваться из хватки. Тёмная осмотрела эти жгуты, которые можно было назвать проводами, проводив взглядом к их истоку - тому месту откуда они "росли". Груда костей и технологического мусора. - Вот она, Сцилла современной науки. - Иронично заметила про себя Тёмная, будучи осторожной с произношением слов в слух. Тёмная резко обернулась на возникшую тень самой себя, что вторым её отражением в этом мире убежала туда, где ещё искрились и потрескивали останки киборгов. Возможно, это было бы поводом для паники, если бы Тёмная ощущала здесь магию. Сцилла тянула в свою пасть Тёмную, которая в свою очередь отдалась кабелям этого техногенного монстра, двигаясь на встречу к верной соратнице этого современного аналога морского чудовища. Она наблюдала, как появлялось всё больше и больше её отражений, наделенных псевдо-разумом и псевдо-сознанием. Всего лишь миражи, созданные на основе её присутствия. Но с какой целью - неведомо. Быть может такова природа этого места, и попав сюда однажды, не выбраться отсюда никогда. - Вот и Харибда. - Ощущая свободное падение. Ночь. Мягкая посадка которую она не ощутила. Падение было достаточно коротким, что бы не ощутить его. Сложно что-то ощущать, не имя тела. Одежда была изорвана пробившими её кабелями, однако видимая плоть Тёмной была целой как ни в чём не бывало. Падая во тьме, она олицетворяла собой некий светлячок в бездне. Согласно неким религиозным поверьям, её затягивавшиеся дефекты в виде ран, что сияли мистическим фиолетовым светом, должны были разогнать всю тьму и зародить в этом Тартаре надежду. Однако ситуация складывалась таковой, что Тёмной Пастушке это было неинтересно. Не узнав оставленного пилота, Тёмная укрылась за ближайшим...камнем? Если бы она ощущала запахи, то возможно ощутила бы запах леса, однако лишь её зрение и зрение её камеры указало ей на то, где она находиться. Лес, со мхом под ногами и ночью над головой. Происходит некая борьба, словно случай естественного отбора в лоне дикой природы. Лучше было не вмешиваться, и не прятать пистолеты. Обернувшись, укрываясь за камнем, ибо не оценила ситуацию вокруг себя, аватар заметила своих старых знакомых, которые уже были здесь. - Я ведома их путями, или же напротив? Они меня не видят, и славно. Я всего лишь исследовательница, пусть вершат свои планы, а меня они пока что не касаются. - Заняв позицию за камнем таковую, дабы быть скрытой и от группы встреченной в коридоре киборгов, и от двух бьющихся тварей. Зачем было вмешиваться в естественный ход событий? Особенно той, что пришла не за этим.

Risque: Брови Риск вскинулись непроизвольно. Ей даже пришлось поднять руки и потереть виски, чтобы это не выглядело как-то чересчур напыщенно. Глорита была готова встретить здесь кого угодно, начиная от взбесившейся газонокосилки и заканчивая воскресшим Нельсоном Манделой, но антогонист-послушник технического происхождения превзошел все ее ожидания. Это не было чем-то, чтобы напоминало человеческую душу. Все о чем спрашивал сейчас Пилпул, лично для Риск отдавало любознательностью юного пиротехника. Было не совсем понятно, почему он до сих пор не залез внутрь и не посмотрел, чем же начинены такие существа, как люди, но интерес был неподдельный. Глорита облизала губы, собирая мысли, рассыпавшиеся мозаикой. Ассоциации, которые возникли после вопроса Пилпула, пугали ее саму. Копоть от факелов метнулись к темным сводам пещеры, в темноте тускло блеснули чьи-то глаза, фанатичные и дрожащие, слова вода в полуденном зное. Мысль как крик вонзилась в нёбо, заставляя Риск развести руки: - Вы хотите знать, что такое боль, страх и надежда? Она щелкнула пальцами и указала на луч света из кабины Каэля, в котором плавали невесомые пылинки, равнодушные ко всему. Глория улыбнулась широко, с щемящим удовольствием отдавая пальцы на волю памяти. Ладони сложились в замысловатый узел, и вот по стене заерзала тень, похожая на орла. - Все так просто! Смотрите, он красив, он будоражит сознание, будит фантазию. Призывает к свободе полета… - Глорита порывисто сомкнула на собственном горле пальцы, орел исчез, оставив на стене, лишь ее силуэт, с заломленными локтями. – А так страшно… и больно! Отпустила себя и покрутила головой: - Черт! Почему последние шестнадцать часов своей жизни, я занимаюсь тем, что кому-то доказываю свое право на жизнь, дыхание и мысли? Это вы мне можете объяснить? Что за дурацкий перелом времени? Где я его пересекла?! Почему я покинула огромный мир наполненный светом и звуками и таскаюсь по мириадам каких-то тоннелей и пещер? Это свободный выбор? Риск склонила голову и улыбнулась Пилпулу, так, словно находилась на светском рауте: - Люди никогда не найдут своего предела. Предел – это совершенство и гармония в чем бы то ни было. Человечество думает, что достигает гармонии в картинах, музыке и стихах. Но что эта гармония? Такие же тени на стене, кто-то придумал и показал ее, но ведь совершенно не факт, что именно вот это, - Глорита с чувством, раскрасневшись, указала пальцем на собственную тень на стене, - гармония. Нам сказали, что это она, а на самом деле это садовый гном, или щетка, или гомункул… Жилка на шее вдруг бешено запульсировала и волосы пошли круговоротом, скрывая лицо и думки Риск от окружающих. Она задумчиво повела пальцем по ширме из челки, подыскивая слова: - Кому дано это узнать?... Самому храброму и сильному. Тому, кто не побоится оцарапать шею, руки и ноги, срывая цепи, а потом изменит свою жизнь, может быть безвозвратно и может быть к худшему. Преумножающий знания приумножает скорбь… Риск откинула волосы и безумно улыбнулась, ни себе, ни Каэлю, ни даже Пилпулу, она улыбнулась стене так, как будто видела там за ней кого-то, кто слышал не только ее слова, но и душу: - Я приумножила… Как известно, ни одна система не может быть осознана изнутри себя самой, для ее осознания требуется некое внеположенное ей место, откуда ведется наблюдение. Ваша пещера как раз и является таким внеположенным подлинному бытию местом, и ценность ее как раз в этой внеположенности. Я увидела не тени, реальные вещи и их ценность. И знаете, что самое забавное? Это не ново, это пошло, это банально, но жизнеутверждающе. Я хочу жить. Жить там, - Глория кивнула подбородком к сводам лежбища Пилпула, - обманываться золоченным картоном той жизни и дальше, чтобы не знать правды. Чтобы не выживать… Хотя в этом истина, верно? Уши Глориты как-то застенчиво, по школьному вспыхнули и, впервые за долгое время, она опустила глаза, осознавая собственную ничтожность и мизерность. Мечтая о геройстве, хотя бы в своих глазах, все, чего ей хотелось – обычная жизнь? Мутанты устают? И просто хотят кресло-качалку и горячего молока? «- Погоня за истиной изматывает и ломает хребет… Впрочем, этой каменной очаровашке не стоит этого знать. Усталость ему неведома.» Глория в замешательстве прикусила ноготь мизинца и впилась черными глазами во вращающиеся круги Пилпула. - И что осталось? Мне – надежда на исход, вам – надежда на познание. Самое захватывающее и никчемное чувство. Я, как сборище генных соединений, могу съехать на собственном несовершенстве, сказаться темной дикаркой и идти за этой надеждой во тьме, натыкаясь на преграды, но продолжая слепо верить ей. А вы? Что сможете сделать вы со своей надеждой? Лицо ее вдруг стало непроницаемым, застыло красивой маской. Риск сдвинула брови и потерла переносицу: - Простите… вы хотели узнать меня лучше… Похоже я все только запутала, но на мой взгляд я как нельзя понятнее ответила на ваш вопрос и охарактеризовала человеческое существо – оно само не знает, что представляет из себя. И не узнает никогда, потому что душа его – бездна, - она приподняла указательный палец, - без дна…



полная версия страницы