Форум » Остальные организации » Лаборатория Planetmyerday U-PS 0.1 (Квестовая локация) 0.1 » Ответить

Лаборатория Planetmyerday U-PS 0.1 (Квестовая локация) 0.1

Venom: Среди скал возвышается одно из многих ответвлений "Stochastic Ltd" занимающееся исследовательской деятельностью в сфере предельных частот периодических процессов. На базе предстоящей индустрии был воздвигнут техноград, начиненный всеми возможными научными достижениями.

Ответов - 75, стр: 1 2 3 All

Dormammu: …Вечность неоспорима – оно едино и велико, существуя всегда, но стоило опустить глаза вниз – в серую пыль у своих подошв, и сомнения возвращались. Что есть эта серая твердь под его ногами? Просто пыль, или может это нечто другое? Например – осыпавшиеся прахом ответственность, честь, благородство? Потеряв свою цену, с течением времени они стали такими же никому не нужными и неинтересными как простая грязь под ногами. То, что раньше лежало грузом на плечах, теперь превратилось в пепел и медленно, но неумолимо уносится ветром. В высь – в эту раскаленную безмятежную синь. Становясь такой же частичкой Вечности. От чего зависит это? – взлететь высоко или же пасть до самого низа – от ветра или чего-то другого? В таком случае, идиома «ветер перемен» в данной ситуации подходит как нельзя кстати. Выбор, что нужно было сделать слишком велик. Ответственность за него ляжет на плечи всех остальных, потому что и от одного голоса может решиться все. Может быть – это будет именно его голос. Судьба превратна и не спрашивает мнения. Как бы то ни было – он не сомневался в том, что будет поддерживать до самого конца. Не для того давал он клятвы, чтобы нарушать их. Это не просто бесчестие. Это основа его жизни. Он живет одними обещаниями. В том числе – самому себе… Показалась суша, а вертолет стал медленно снижаться, в то время как Кристофер приоткрыл глаза, постепенно просыпаясь от сна. - В чем дело? - невольно воскликнул демон. Инстинкты его ни разу не подводили и не раз спасали его жизнь, посему не прислушаться к ним, было не в его правилах. В салоне транспорта загорелась ярко-красная лампа, сопровождающаяся сигнальной сиреной. - «Ракеты?», - Блэк изумленно поглядел в окно и увидел не ракеты, а обычный фейерверк, салют. Вертолет влетел в праздничный фейерверк. Затем демон поглядел вниз. Город был заполнен всякими неизвестными тварями, появившиеся неоткуда, которые передвигались вслед за вертолетом. Времени на раздумий не было, посему Дорм успел лишь закрыть глаза и телепортироваться, а после яркая вспышка пламени окутала вертолет, который в свою очередь камнем полетел вниз, к земле. Демон успел материализоваться уже внутри помещения. Сейчас лишь один вопрос мучил его - Что, черт возьми, происходит? Зачем кому-то убивать его, учитывая, что это - лаборатория Клуба? И кто такие эти "киборги"? Вопросов было много, а ответов нет. Тихой и неспешной поступью Король двинулся вперед по мрачному коридору. Неизвестность. Что может быть хуже для любопытной змеи, нежели чем неизвестность? Ничего более томительного Дормамму не знал, да и не хотел узнать. Ненавидя пелену тайны, неосведомленности, он и сейчас чувствовал должную долю неудовольствия от того, что до сих пор не знает о причине явления сюда. Легкое раздражение. Слегка сдвинутые к переносице брови и чуть прищуренный взгляд. Странно, но привычная и излюбленная тишина навевала тягучую скуку, которой не было конца. Бесспорно, выразительное молчание, поддерживаемое демоном практически постоянно, более всего успокаивало и настраивало на серьезный лад. Но все же единственными звуками, которые ласкали уши Короля было естественное дыхание окружающей природы. Но здесь было глухо, ощущение абсолютного небытия. Только тишина и мрак. Он встряхнул головой, пытаясь отвлечься от леденящей пустоты, но эта дымка рассеялась, как только впереди вспыхнул яркий свет. Дорога привела его в неизвестный отдел. Что это за отдел он не знал – утонув в собственных раздумьях, он шел чуть прикрыв глаза, мало обращая внимание на то, что его окружало. Капля безмятежности и все еще свежая память о громадных колб, наполненных жидкостью, над его головой. - Здравствуйте, - внезапно перед Королем появился образ восточной девушки. Не долго времени ему понадобилось, чтобы понять, что это - обыкновенная голограмма. Вскоре число голограмм увеличилось, более десятка, а позади Криса послышался неприятный уху скрип металла. Он обернулся и увидел, как пять лезвий, похожие на пальцы, нависли над демоном. - Твою мать, что происходит?! - грубо крикнул демон и отскочил на пару метров, приготовившись атаковать клонов.

Venom: Для Dormammu Нацеленная на Короля Юми зарядив спрятанное в предплечье устройство, выстрелила, одновременно накинувшись громоздким приспособлением, каким-то чудом помещавшимся ранее на её еще не трансформированном теле. Противник вовремя отпрыгнул. Заряд нескольких стальных кольев вырвавшихся из запястья влетел в вовремя подоспевшую эмоциональ стоявшую за Кристофером. Громадная рука саданула по следующему киборгу прыгнувшему сверху перед ней. Это увечье убило робота, на сломанный труп которого прыгнул следующий робот, совсем рядом спрыгнул третий-восьмой. Двадцатый уже бежал к Королю, разрывая легкое платье девушки-киборга высвобождая еще более диковинную хреновину, которая была одновременно частью её ног, спины, шеи. Этакий прибор для разрубания всевозможных предметов наподобие чугунных ванн или танковых гусениц, он сильно смахивал на крыло, в центре которого начинало раскручиваться колесо, очевидно заряжавшее пружину, которая у всех на виду охватывая какие-то специальные фрагменты приспособления, расширяла угловой радиус рубящих плоскостей. От спрыгивавших отовсюду тел и бегущих ног поднялся грохот и земля затряслась. Они были скрыты оптическим камуфляжем, и на глаз оценить их количество, без специальных возможностей было трудно, но о том, что их была не одна сотня, говорило многое. Всюду куда падал взгляд, шевелились кусты, бились стекла, лужи воды разбивались брызгами. Они даже сталкивались друг с другом: - Разрешите вам помочь… Девушка с кусками платья на механических крыльях подпрыгнула вверх. Застыв так на мгновение перед взглядом, она могла походить на ангела, сходящего с неба ярко освещенного искусственным солнцем. ***** - Центр, мы в квадрате А12-47, фиксируем мощный наплыв вражеской техники, через тридцать секунд неизвестный объект будет в поле зрения приборов. - Принято. Пророк, действуйте относительно обстоятельств. Вы обязаны удостовериться в смерти объекта или его жизни! Отключаюсь. Электронный скрежет, звучащий по сети исчез. Несколько прозрачных, скрытых оптическим камуфляжем силуэтов пересекали «инкубаторную». Здесь в глубине этого громадного исследовательского сектора инкубаторная была похожа на субтропические джунгли. Протоптанные уже кем-то тропы шли между обросшими лианами технологических изваяний и иссохших мумий, некогда живших в бассейнах-колбах существ. Папоротники здесь достигали таких размеров, что обычному человеку нужно было бы приложить достаточно усилий, чтобы пройти. К счастью последний человек ступал по голым камням этого гигантского зала множество лет назад, на первый взгляд это была не одна тысяча лет. Пробитые в искусственном камне люки парили, создавая микроклиматические условия, повторяющие доисторические. Углекислый газ щедро перемешивался с кислородом и под воздействием мощного светового излучения приводил все немые природные процессы в движение. Как бы это не казалось странным, всё произошедшее относилось к стечениям обстоятельств. Никто не планировал устраивать тут юрский парк или докембрийский лес. Однако все походило на ситуацию, когда из-под каждого камня могли смотреть поджидающие красные глаза тираннозавра или стая велоцерапторов готовых сожрать всё живое, попавшее на глаза. По другую сторону, то есть через десять защитных перекрытий вниз, как ни в чем не бывало, работал автоматизированный сталелитейный цех, единственный на всю лабораторию производственный передельный комплекс черной металлургии. Однако это формальности. К сути… Специальный отряд «Хищник» был предложен кем-то из офицерского состава клуба (а именно Андреем Сотниковым, дабы не была погребена идея), но в существующих данных лаборатории кроме слухов уже ничего нельзя было узнать, оставались лишь косвенные упоминание, на уровне легенд. Былая секретность ныне совсем стерла всякие упоминания. «Хищник» создавался как основная альтернатива возможному противнику “Stark Industries” и подобных ему производственным опытно-экспериментальным объединениям. Кроме автономной работы от независимого искусственного интеллекта, внутри находилась ячейка для пилота - ручного управления каждой единицей. Средняя высота боевой единицы из Planetmyerday могла достигать до трех с половиной метров, а в отдельных случаях (спецзаказах) все четыре метра. Они разделялись по основным функциям для действий в условиях командного задания…. Для действий в среде заполненной людьми. Их боевые программы должны были полностью исключить непосредственное вмешательство человека в зону боевых конфликтов. Правовые институты лаборатории UP-S полагали, что создавая машины, выполняющие основные боевые задачи, противник вскоре поймет всю истинную бессмысленность своих действий и войны, наконец, закончатся. Конечно, закончатся они только для человека, открыв перед современными технологиями девственные врата беззакония и хаоса, но и на этот случай у Эдварда Брока уже был сформирован контраргумент, названный …… - Центр, в фарватере наблюдается неизвестный объект. Спектральный анализ указывает на мощный поток энергии, подтверждаю повторным сканированием. Приборы фиксируют от трехсот единиц киборгов серии «Эмоциональ» и цифра постоянно возрастает до пяти в секунду. Возможна деструктивная активность вируса. Подтверждаю. Центр?.. Центр! Пророк остановился, пытаясь выяснить, куда вдруг исчез сетевой сигнал, одновременно подсчитывая количество врага, расстояние до каждого из них, перепроверяя данные спектрального пиранометра; десяток возможных действий в следующие секунды, а также вооружение, цвет глаз, массу врага; анализировал план местности для выбора лучшего действия; текущее время, приемлемый спектр обзора в сильно освещаемой зоне, сторону света, величину радиации и магнетизма в окружающей среде и все остальные миллионы операций, что только возможно высчитать за отведенные пару секунд. - Рассредоточиться. Плотное кольцо. По двое в квадрат тридцать вокруг объекта. Экономить боеприпасы. Приготовить ЭМИ в случае поражения, электромагнитный фон позволяет. Действуем. Кочевник приготовить заряды позитрона. Невербальное общение прерывалось выстрелами вдаль. Словно секундомер Вампир с самых подступов начал отсчет пораженных им роботов. Они были повсюду. Вылезали из всевозможных отверстий, сыпались с потолка, выбегали из-под каждого угла направляясь, как и группа Хищник к своей цели. У них были разные мотивы, но желали они одного – смерти своему врагу. Какая-то немыслимая часть эмоционалей развернулась и двинулась в прямо противоположную сторону от своей истиной цели. Стало ясно, - ими что-то руководит. Пульс руководит. Плиты под ногами начали вздыматься от взрывов, пытаясь раскидать группу. Наступающих на группу роботов становилось видно, когда они со словами: «Разрешите вам помочь» лишались оптического камуфляжа и начинали буквально валиться на голову, пытались хватать своими громадными приспособлениями за руки и ноги. В ответ почти одновременно громыхнули разряды выстрелов. Группа в стиле счетчика купюр выделяла для каждого необходимые порции заряда, но выстрелам этим уже не было окончания. Вскоре по сторонам начали сыпаться гранаты, останавливая наступления техники несколькими десятками вокруг себя. Но они всё прибывали и наступали. Мощные бронебойные заряды, выворачивая внутренности сразу трех-четырех киборгов подряд, уже не справлялись с таким наплывом и вскоре группа завязла. Через какие-то секунды их вообще уже было не увидеть через кучу металлолома копошащих и причитающих одинаковые фразы девушек с пресс-ножницами вместо рук. Тела киборгов подкидывало и выносило из этой гущи выстрелами снайперского орудия. Взрывы гранат происходили где-то внутри, растекаясь по врагу яркими энергетическими змейками, от которых они уже сотнями затухали навсегда. Линии лазера то там, то здесь вспыхивали разноцветными яркими языками. Это было почти не заметно с такого расстояния, но они продолжали продвигаться даже в этой гущине разрубленных металлических кукол, продолжавших в никуда предлагать помощь. На расстоянии сотни шагов от Белого Короля эта странная процессия боя остановилась и, поколебавшись секунды, взорвалась. Всё бы ничего, да только вместо осколков во все стороны полетели тысячи эмоционалей, заполняя воздушное пространство. Это произошло резко, будто по взмаху волшебной палочки, хотя, в принципе, так это и было. В центре отстреливающейся группы был виден Кочевник, держащий предмет хитрой конструкции местного изобретения, из верхнего пика которого полусферой до земли исходила силовая энергия. Роботы, хищно щелкавшие острыми крюками пытавшиеся снова запрыгнуть в центр группы, попадая в поле действия этого поля, замирали. Потом почти прозрачная полусфера, переливаясь синим, с большой скоростью разбрасывала их по сторонам. Группа, следуя плану, по двое разделилась, и начала окружать Кристофера беспрестанно уничтожая вражеские нападки. Некоторые из них уже лишились своих рук, очевидно жертвуя ими, удерживая гранаты без возможности откинуть их в былой обстановке.

Wild Thing: Рина была непривычно немногословна. Она и так никогда душой шумной компании не была, а сейчас и вовсе молчала, как воды в рот набрала. А во всем виновата гнетущая обстановка. Шестое чувство вопило во всю глотку, что самое интересное еще впереди и это самое интересное абсолютно точно окажется не выпрыгивающими из всех укромных местечек работников с криками «сюрприз». Тут опасно, вот что орало ей предчувствие, но молчала девушка вовсе не из за страха. Она просто была сосредоточена, в предвкушении чего то захватывающего. Дикая медленными шагами передвигалась по помещению, принюхиваясь и прислушиваясь к интуиции. Тишина неприятно давила на слух, так что Хоулетт сжала зубы и почти не слышно фыркнула. Когда погас свет, одаренная резко остановилась, выпустив когти. Не для кого не секрет, что ее реакция не заставляет в себе усомниться. Рина с прищуром всматривалась в режущую глаза красноту помещения. Для ее обостренного зрения этот аварийный свет был неприятен, боли не было, но напряжение имело место. Так сложно было сделать экстренную систему освещения нормального цвета? – негодовала мутантка, осматриваясь. Она быстро поняла, что как таковой опасности пока нет, поэтому убрала когти. Рина сделала несколько уверенных, но маленьких шагов навстречу киборгу и остановилась, смотря на человекоподобного робота не то с недоверием, не то с чем то другим. На вид сложно было отличить сидящую в кресле девушку от человека, разве что она была слишком совершенной, а голос был немного техническим, неживым, Хоулетт бы даже назвала его прохладным. Она слушала каждое слово робота, все больше и больше удостоверяясь, что ситуация на самом деле не шуточная. - Думаю, я смогу срегенерировать после радиации, - сказала она. Рина не была точно уверена в этом, но регенерация у нее сильная. Одна проблема – на восстановление может уйти чуть больше времени, чем ей хотелось бы. Это при малюсеньком условии, что там нет чудовищной дозы излучения, которая подавит исцеляющий фактор настолько сильно, что он пошлет свою обладательницу туда, откуда не возвращаются и перестанет ставить ее на ноги. Когда робот закончил говорить, вся группа двинулась вперед. Дикая шагала позади, но не отставала от своих ни на шаг. Не понравились ей слова киборга, ох как не понравились. В голове до сих пор вертелась фраза, что она встретит тех, кто прибудет их спасать. Рина про себя хмыкнула и на миг отвернулась в сторону. Прядка волос закрыла одну часть лица и одаренная поспешила заправить ее за ухо, чтобы не мешалась. *** Она с интересом наблюдала за Десмондом, хотя сама горела желанием пустить в ход когти. Но у Короля и Аполлона были свои методы, совсем не похожие на методы девушки. Для нее магия существовала только в детских фильмах и странных фэнтезийных книжках, которые Хоулетт и в руки то ни разу не брала. Она вслушивалась в его заклинание, не понимая ни слова из того, что он нес. Чуть склонив голову набок, одаренная наблюдала, зацепив большими пальцами передние карманы джинс. Дракон? Серьезно? – подумала девушка, не в силах скрыть улыбки. Чего чего, а такого она даже и не ожидала. Она смотрела на зрелище со слегка обалделым видом, но длилось это не дольше секунды. Зверь мысленно толкнул ее, заставив мутантку выглядеть серьезнее. Она и так была серьезной, понимала же ведь куда они сунулись. Группа проследовала к покалеченному роботу. Рина нейтрально посмотрела на Юми. Для Дикой она не была живым существом, хотя двигалась и разговаривала. Ее запах был запахом металла, проводов и еще целой кучи составляющих. Машина, кусок металла. Несмотря на это, Рина совсем иначе относилась к своим машинам, в особенности к старику Мустангу, который пережил с ней столько всякого, что и не упомнить всех их приключений. Дикая, услышав голос из динамиков, начала резко озираться по сторонам, пока взгляд не натолкнулся на силуэт на экране. Одаренная начла присматриваться. С каждым произнесенным им словом ей все сильнее хотелось дать зверю волю, найти его и разодрать когтями в клочья. Была бы она младше, так бы и поступила и скорее всего поплатилась бы сполна. Сейчас Хоулетт старше и намного умнее той девчонки, что вечно бегала от правительства, довольная тем, что водит их за нос. - Он играет, - усмехнулась она, разминая кулаки. Ситуация напоминала ей сюжеты старых фильмов о психопатах. Разгадаешь их загадки – может и выживешь, а нет, так тут уже однозначно можно сказать привет цинковому гробу, ну или сточной канаве, как повезет. - Ты уверен, что ноль? – спросила Рина, но демон уже нажал на кнопку. Дикая подождала пару секунд, но все, что она услышала, это звук выпускаемого воздуха и механическое рокотание открывающейся двери. – Молодец, - улыбнулась девушка, хотя так и не поняла, как Десмонд до этого додумался. Рина и не пыталась понять, сейчас это уже не имеет значение. Важно то, что будет за этой дверью. Мутантка подошла вплотную к открывшемуся пути и коснулась рукой стены. Даже на ощупь было неприятно. Зверь был на взводе, но беспокоиться не стоит, он на поводке. Не сорвется, пока не отпустят. Войдя внутрь вместе со всеми, Хоулетт увидела очередного Элементаля. Робот начал свой рассказ, потихоньку ситуация начинала немного проясняться. Психи роботы, чудненько... Мдааа, разгадать цепочку, и только тогда они начнут шевелиться. А пораньше никак не начать помогать? - с саарказмом подумала Дикая. От дальнейших мыслей ее отвлекло что то. Легкая вибрация, доносящиеся до обостренного слуха звуки. Вибрация усиливалась, шестое чувство учтиво заметила, что сейчас начнется что то. Когда удар пришелся в ближайшую стену, пол дрогнул. Рина устояла на ногах. Когти уже неярко светились, готовые быть пущенными в ход. Девушка чувствовала себя как на аттракционе, ну вы знаете, где надо на быке удержаться. Пока что у нее неплохо получалось, спасибо генам. - Вот черт, - прорычала она, чуть не потеряв равновесие. Сумев таки снова поймать баланс, Рина, уже приспособившись к этой тряске, уверенно более менее уверенно стояла на ногах. Порой ее отрывало от пола, но Хоулетт умудрялась всегда приземляться на ноги подобно кошке.

Electricity: тапками не бить, Дес позвал - я пришла. ничего не поняла толком, но пришла - Сейчас как раз Скуби Ду идет. А тут торчу. Да здравствует взрослая жизнь! Эль лениво плелась позади всех. Казалось бы, должно быть страшно до жути, если даже Король на в курсе, что тут произошло. А этой – как обычно! Просто мозги, малость, кипят. Когда у тебя крестный Белый Король, приемный отец Синистер, родной Капитан Америка, а ты без ведома всеведущего Лайтмена служишь Черному Королю – попробуй тут, не зависни! Надо еще отмазки для всех придумать. Впрочем, без этого жизнь Эль была бы заурядной рутиной. Не то, что сейчас – экшен с элементами немецкого кинематографа и мексиканской драмы. Более того, вперед шел и умничал Аполлон, с которым отношения были еще круче. Вроде брат, но Луций его знает, хотелось ли большего. Вроде да, ведь хочется его придушить, а вроде нет, и так вполне тепло. И вы еще говорите о каком-то там вирусе! Мха! - Дес, по что змейку обижаешь? Я бы ее себе забрала, в коллекцию. Были бы у КАПа новые сторожевые змейки… Разочарованно выдохнув, Эль остановилась позади всей компании и стала осматриваться. Прямо как в ее любимых играх, красотень! Только сейчас, когда тяжкие мысли о бытие и родственниках отступили на задний план, дав немного отдохнуть измученным мозгам, она ощутила неладное на своей шкуре. Такое ощущение часто бывало, когда Сильвер в детстве засиживалась допоздна в аське, а потом ложилась спать. Может это задатки ясновидения, но ей частенько снились продолжения бесед, вполне логичные и реальные, хоть это был лишь сон. Но дело не в этом. В такие моменты, Эллоусис сама не понимала, спит она или нет. Жестокая пытка, когда ты крутишься в кровати битый час, а в голове проносятся тысячи картинок, одни из которых заключаются в вполне реальных плакатах на твоих стенах, другие же – в частицам виртуального мира, где ты частично обитаешь. Хочешь уснуть и хоть немного отдохнуть, расслабиться. Но твой мозг продолжают атаковать огромные объемы информации, тоже самое, что если бы тебе в глаза спички вставляли, заставляя читать. Снова и снова, шум, информация, мысли, мысли, и ты не можешь это прекратить. Нет кнопки «выключить». Продолжаешь писать в аську, все размывается каждый миг, сменяясь чем-то новым, абсолютно не логичным, и ты явно ощущаешь, как голова начинает перегреваться. Хочешь убежать – а ноги, будто в каком-то желе застряли, с огромным усилием можешь их переставлять, не то, что бежать. Кричать – связки перерезали. Дотянуться до кого-то – он отдаляется. Самое страшное – даже на паузу, как это в играх бывает, поставить нельзя. Появляется заставка меню с пунктами, но картинка продолжает двигаться. Сейчас, стоило Эль расслабиться, это стало происходить снова. Ей раньше в голову не могло прийти, что тогда, в детстве могла таким образом проявляться ее способность к технопатии. Может, она во сне подключалась к компьютеру, который находился в спящем режиме? Помотав головой, девушка потерла висок. Думать было невозможно. А все шли куда-то, в то время как одаренную уже тошнило от всего происходящего у нее в голове. Она по прежнему плелась следом, но порядком отстала. Из личных соображений. Если в Клубе она отвечает за безопасность, как вроде сказано к должности, то сейчас лучше держаться от главных персонажей поодаль. Кто знает, что за гад влез в ее мозги и медленно пожирает их. И что она может сделать дальше.

Venom: Для Wither. Вступление. Недалекое прошлое. Это должна была быть обычная, стандартная процедура обследования. Немного отличавшаяся по своей специфике, но директор сказал, что это будет быстро. Пациент уснет на полдня, после чего с ним проведут исследования, ничего страшного и болезненного. Быстро усыпляющий раствор и вот Кевин Форд мчится на сверхзвуковом лайнере к необычному и совершенно секретному и неприступному месту под названием Planetmyerday шифр-код: UP-S. *** Пациент лежал на кушетке. Над ним зависла многотонная структура, искрившаяся миллионом замысловатых огней, которые вспыхивали у него перед глазами, создавали на груди всевозможные символы, на которые Форд реагировал, давая повод следующей машине заносить данные в протоколы обследования. Киборги поменьше медленно ходили вокруг него. Могло создаться впечатление, что никакого процесса не происходит. Молчание было обусловлено гармоничным общением по сети, которое не требовало вербальных действий. - Образец “с-785”. Исследование закончить. Время: один час двадцать одна минута. Занести в протокол. Подготовить для с-785 транспорт и направить в Скорпио для дальнейшего заключения по медицинскому делу. Подготовить полный алгоритм работы, отчет исследования, приблизительные данные для проекта “H.e.”, направить с образцом попутно. Наполнявшие комнату красным огни, погасли и «Центр» переключился для исследования других образцов. Кушетка медленно провернулась и поднялась вверх, где громадное нависающее кибер-изваяние создало для него инкубатор или капсулу, где он будет храниться, пребывая в анабиотическом сне оставшиеся два часа. Мощные стальные руки подхватывали капсулу, то опуская его, то поднимая до тех пор, пока он не оказался у нужного выхода. Тут стояли бочки, деревянные коробки всяческая утварь и прочее, что делало этот гараж совершенно обычным для людей. Дальше этого гаража никого из людей обычно не пускали. Сегодня что-то пошло не так. Автомат долго думал, прежде чем выписал отправные документы. Слишком медленно открывались тонные ворота гаража. Затем первый же светофор встал в аварию и всё автомобильное движение улиц застыло. Послышались выкрики в сторону компьютеров, которые в этом городе контролировали всю её жизнь, гудки захватили город сплошным гулом и кое-где начала зарождаться злоба, паника, самоубийство и хаос…. *** Когда же действие лекарства в организме Кевина закончилось, (спустя несколько дней) он начал просыпаться. Оживление человека вызвало мгновенное открытие капсулы, чтобы не возникло фобий, чтобы он не начал задыхаться и чтобы не ограничивать лишний раз человека в своих действиях. Кроме приглушенного света изнутри капсулы все вокруг было темным. Двери большого грузовика также открылись автоматически. Вид на улицу предстал перед глазами. Горы машин, словно уничтоженные атомным взрывом стояли на своих местах, так как они застыли в той пробке. И вот теперь последний огонек капсулы замерцал и помер. Он до последнего поддерживал жизнь в теле Кевина, ожидая спасательную экспедицию, дабы не раскрывать секреты лаборатории, дальше уже не его заботы. Настоящее время. - Центр ответь Геологу. Центр… - Слушаю Геолог. - Проверьте квадрат Р 16-43 минус. Замечена биологическая активность, запрашиваю полное сканирование и подтверждение. - Подтверждаю Геолог. В квадрате фиксирую биологическую активность, возможно Общество. Проверка на деструктивную активность вируса…. Не обнаружено. Высылайте «Вулканы» на эвакуацию. Эта зона патрулируется «Смертью», будьте аккуратны, конец связи…. «Вулкан». Самоходная система разномассового ракетно-залпового огня. Количество одновременных систем залпов варьируется от сорока пяти до ста пятидесяти. Для обеспечения собственной безопасности в режиме «Пуск» имеет восемь круговых башенных установок, с возможностью ведения боя в любом радиусе. Кроме этого снабжен новейшими динамическими «Стим» системами, позволяющими аппаратно изменять внешнюю архитектуру установки. При запасе энергии не менее 90% мощности способен использовать камуфляж скрытия радиозоны путем частичного отключения блоков управления с переходом на автономный режим. Использует полное визуальное скрытие при неподвижности или небольшом расходе энергии во время работы. «Вулкан» снабжен стратегическими шахтами для пуска межконтинентальных ракет массового поражения, ими на данный момент не вооружен. «Смерть». По праву стоит в первой тройке самых изощренных изобретений военно-инженерного центра лаборатории UP-S. По совокупности несущего в себе вооружения превышает лучшую модификацию «Вулкана». Для поддержания пиковых характеристик оборонной мощности в тело «Смерти» были внесены кардинальные технические изменения. Пассивный энергетический щит использует мощный магнитный усилитель, при работе которого рядом стоящий человек умирает, именно поэтому система контролируется дистанционно либо напрямую через нематематические алгоритмы управления. В «Смерть» вошли все новационные оружейные разработки по использованию позитронных технологий, резервные методы управления, резервные методы подзарядки от природных и техногенных источников, а также так называемое внедрение энергетической души. Функция сканирования пространства для определения всевозможных параметров, проб и прочего. Использование визуальных защитных ухищрений в тактических и общих целях. Определение типа и вида используемого против него энергетического вооружения для корректировки автоматического щита. Создание защитного купола с понижением собственной энергии до 20% и отдачи остальной в пользу щита – для использования в зоне термоядерного воздействия и особомощных взрывов приравненных к атомным. До военного образца создавался как защитный корабль для лиц государственной важности, способный свободно выйти в открытый космос, не нуждающийся во взлетной полосе и нефтехимическом топливе. Разломанный многометровый слой асфальта выглядел как речной лед в ледоход. Громадные кривые куски под ногами Кевина Форда вдруг начали вздрагивать. Дрожь становилась все более угрожающей, пока одна из машин в самом конце улицы расплющенной не ушла на метр в землю. Где-то там она уныло взорвалась, но это можно было только почувствовать гулом вибрации. Следующие две машины ушли в землю всего в сотне метров от Кевина. В стороны как капли брызнул металлолом и куски асфальта. Воздух между высотными домами затрясся и перед Кевином возник небоскреб, выжженный до ржавого скелета, тем не менее, прочно стоящий на громадных ногах. Его окна были пусты, кроме одного в котором стоял человек в армейской форме. - Какого хрена ты тут делаешь? Немедленно беги в укрытие, сейчас тут такое начнется! Человек исчез из прорези окна, и из небоскреба показалось дуло пушки, которое, не прицеливаясь, выстрелило несколько раз подряд по бронированной стене лаборатории, находившейся в сорока метрах от Кевина. Пробоина получилась не очень большая, скорее раскаленный взрывами лаз, но вполне сносный. - Убегай! Мог услышать Кевин, после чего улицу заполнил непрекращающийся грохот. Этаж за этажом пролеты изгибались, складывались и съезжались, открывая сверкающие от стерильности турели и заряжающиеся полозья с сотнями и сотнями ракет. Не заметная вначале одна из ног-подставок усилила положение машины. Нога со скоростью рухнула, повергая мертвые машины и твердь ни в ни что. Улицу на это мгновение подкинуло вверх, переворачивая десятый раз черепки и обугленные диски колес. - Это «Вулкан 1». Центр, координируйте положение «Смерти». - Говорит Центр. «Смерть» перед вами в девятистах тридцати метрах. Корректирую положение наводки на три градуса выше от вашего. У него включен «Стим» - рассчитывает удар. - «Вулкан 5» и «6» заходите с левого фланга, заставим его включить дефендер и уберемся к черту. «Вулкан 3» и «2» поддержите минометным прямо ему на голову. «Четвертый» отвлеки его трассирующим залпом. - Так точно…. - Принято…. - Исполняю…. Точка, в которую целились вулканы, был перекрестком с большой воронкой в центре. Воронка была доверху завалена трейлерами, изуродованными до неузнаваемости. Кроме этого там не было ничего необычного. После приказа город начал диким образом оживать. Стоящие колом высотки содрогались, рассыпаясь песком, ржей и почерневшими стеклами. Одна из дорог неестественно выгнулась и, гремя на чем свет начала преобразовываться в одну из модификаций «Вулкана». Вся трансформация сопровождалась пусками ракет, залпами, грохотом зенитных турелей и всем прочим, что только возможно было применить против «Смерти». Лишь только первый бронебойный снаряд приблизился к перекрестку, тотчас взорвался, снося волной окружающие дома. «Стим» защита была снята и робот «Смерть» стало видно без радара. Громадная боевая машина похожая на истребитель, но гораздо-гораздо внушительнее, чем размеры парохода зависла над землей. В расчетное время с разных сторон по нему ударили цунами из ракеты с вкусной начинкой, и город снова захлестнули взрывные волны огня.

The Duke: Стоило удивиться тому, как над высокотехнологичными останками Юми взметнулось нечто, отдаленно напоминающее покинувшую тело душу, какой ее обычно изображают в фантастических фильмах. Стоило удивиться, но я не мог. Весь мир в одно мгновение сжался для меня до одного-единственного звука, который вибрацией распространялся по туннелям и разрывал мое сознание на мелкие кусочки. Я не мог пошевелиться, не мог подать сигнал и просить о помощи, только стоять, уставившись на маленький светящийся шарик, чувствуя, как от ультразвука внутри меня ломаются все преграждения, которыми я годами пытался устоять перед натиском ненасытных демонов. Десмонд - демон, умудрившийся остаться ребенком несмотря ни на что - подошел слишком близко, слишком не вовремя. Резко отвернув голову в сторону, чтобы он не заметил в моих глазах голода, я крепко стиснул зубы. Все были поглощены новым зрелищем, новым переродившимся Юми, и потому не заметили, что происходит со мной. Не услышали, как из моей клыкастой пасти вырвалось утробное рычание, потонувшее во множестве других звуков, исходящих от проклятого чумой технограда. Где-то глубоко внутри меня, в пределах мира подсознательного, за пределами человеческого понимания, зрелище было гораздо более захватывающим. Сцепившись подобно лютым врагам, две половины моего сознания оспаривали каждый свое право на владение телом, нанося непоправимый урон моей и без того расшатанной психике. Герцог был доволен показательным выступлением и улыбнулся моими губами, давая понять, что я не единственный, кто может отдавать приказы нервной системе и подчинять себе сокращение мышц. - В свое время узнаем, - реагируя на вопрос демона, слова сами собой вырвались из моего рта, хотя я не уверен, что их автором был именно Майкл Морбиус, а не Герцог, навечно замурованный в цепи моих мыслей. Тусклое освещение туннеля окрасилось в красные оттенки. В ноздри ударил терпкий запах свеже пролитой крови. Кем бы ни был говоривший, какие бы безумные планы не строил, он был не единственный, кого стоило опасаться. Почему я не предупредил своих подданных о том, что им угрожает в моем лице? Всегда есть причины, заставляющие нас хранить молчание даже в самых рисковых ситуациях. Переводя затуманенный взгляд от одного одаренного к другому, я взвешивал на чашах весов их жизни, противопоставляя им груз моего страха. Тяжелого липкого страха быть отвергнутым, преследуемым, загнанным в угол и убитым подобно животному. Моя левая рука взбунтовалась, самовольно похлопав Десмонда по плечу за удачно разгаданную задачку. Очередной привет от Герцога, очередная насмешка, которая дурно пахла. Обернувшись, чтобы убедиться, что все члены Клубы на месте, никто не отстал, я отметил про себя еще одну причину моего молчания. Тела моих подданных - тех, кто вверил в мои руки свои судьбы - просвечивались, были обнажены и являли собой пособие по кровеносной системе человека. В моем кровавом мире это было самое великолепное зрелище, какое только мог представить себе искушенный эстет. Шлюз открылся, заводя нас все глубже в глотку технограда - он хрипел как шлюха, показывая свой характер и не давая возможности расслабиться. Отстранившись от остальных, спрятавшись в тени, чтобы они не заметили моего возбужденного состояния, я едва не оскалился, увидев очередного Юми. В ней не было ни капли крови, ни куска живой плоти - бездушная машина, запрограммированная чувствовать. Когда она заговорила, я уже ненавидел ее. Мне грезилось будущее, в котором людям не останется места для существования. Все займут говорящие тостеры и будильники, которые будут скакать и прыгать на постели, пытаясь разбудить себе подобного, но с более развитым каркасом и металлическим покрытием. - Это нелепость. В голосе послышалось раздражение и усмешка. В кои-то веки, наши с Герцогом взгляды сошлись. Груда железа возомнила себя мыслящим существом, имеющим право на существование равное человеческому. Сбой в программе, вирус, создавший целое поколение испорченных роботов, не способных выполнять свои задачи. Борьба за свободу казалась мне немыслимой роскошью для этих тварей, в жилах которых не было крови, которые не способны были воспроизводить жизнь, только штамповать ее на безостановочном конвейере. Их создатели рассчитывали на другое. А на что рассчитывали твои создатели? Герцог перегнул палку. Я не машина. - Назови десять отличий, - бросил мне вызов Герцог, снова выговаривая слова моими губами. - Не связанных со строением и содержанием тела, разумеется. Острые когти моей левой руки царапнули воздух рядом с горлом девушки по имени Эллоусис. Я не приказывал ей делать этого. Герцог в моем сознании ухмыльнулся. Сделав несколько шагов в сторону от девушки, я стал искать различия между людьми и роботами с искусственным интеллектом. Перебирая варианты, я пошатнулся - пол под ногами стал дрожать.

Apollon: Эти коридоры, эта станция, этот город что-то делали с ними.… Как-то влияли на каждого из них. Они прижимали, сворачивали под себя, отравляли и лишали привычного… Не нужно лезть в голову рядом стоящему с тобой одаренному и соклубнику, чтобы понять его настроение. Демоны видят и чувствуют ауры, это как мимика для людей, некоторые по одной улыбке способны сказать лжет человек или нет, а демону в похожей ситуации стоит лишь взглянуть на цвет и рисунок ауры, чтобы в общих чертах, даже не вникая в подробности, уловить настроение и направленность мысли испытуемого…. Теперь легонько, незаметно, невесомо просканировав каждого из их маленькой дружной компании Трэнтон, как ни в чем не бывало, отошел к стене и стал, бездумно почти, вслушиваться в слова робота, что они обнаружили за следующей дверью. Майкла, его Короля, друга и учителя накрыла очередная волна извечного конфликта сторон. Вынужденный жить эдаким двуликим Янусом он, несомненно, страдал от этого, и как любой здравомыслящий человек боли и терзания от этого испытывал не малые. Это было похоже на желание бросить курить, но только в данном случае никотиновая зависимость еще и нашептывала тебе на ухо слова о пользе и прекрасных вкусовых качествах сигарет. Мало того, если ты хоть на мгновение терял над ней контроль, то после, мог обнаружить себя в разоренной табачной лавке и с тройкой сигар во рту. В случае с Майклом сигареты заменялись кровью, а сигары.. ну, а сигары - человеческими жизнями, да... Десмонд и сам был далек от святости. Настолько далек, что буквально маниакально любил белые рубашки. Казалось, только их хрустящий тонкий материал мог убрать, забить собой тот неотступный запах гари, что извечно преследует демонов, словно напоминая им об истинном происхождении… А вмешиваться было нельзя. И именно потому, что Майкл был близким и практически родным человеком, демон не стал лезть к нему в душу. Право на личное пространство и чувство собственного достоинства ведь еще никто не отменял, не так ли? …Если Майклу нужна будет помощь, он скажет об этом, и не стоит докучать ему сейчас глупыми расспросами… Но если бы это было их единственной проблемой на сегодня. Эля, их верный и надежный «техник» - на него, вернее на нее, тоненькую хрупкую девочку с большими темными глазами и очаровательной улыбкой, именно на ее умения и способности после катастрофы в этом городе научных открытий и разработок была наибольшая надежда. Да Трэнтон - демон, он умеет творить змей, драконов и чудовищ всех мастей. Он бессмертен и талантлив в зельеварении, но он не знает и не понимает физики как науки. Как можно разбираться в том, в чем сам являешься скорее исключением! Да, Десмонд владеет телепортацией, но не в незнакомом же помещении! А Элли могла одним прикосновением к панели на стене обнаружить и заставить работать лифт, что в данном случае было гораздо рациональней. Поэтому Дес решил, что лекция очередной Юми была скорее для всех остальных, чем для него. Но.. ведь он тоже на задании, и возможно его помощь тоже может понадобится.… Как только робот заговорил, Десмонд прикрыл глаза и взмахом руки подтянул к себе витавшие вокруг крохи магии. Быстро сплел нехитрое заклинание призыва и вот уже у него на ладони сидит крохотный чертик - черный, клыкастый, покрытый какими-то клочьями рыжего меха.… Но его внешний вид меньше всего волновал сейчас демона. Он уверенно развернул бесенка в сторону робота: - Запомни все, что она говорит… До последней буквы.. Я понимаю, что диктофон сейчас был более уместен, но раз телефоны здесь работать не могут.. Будем пользоваться волшебным эквивалентом оного.. Подобного рода чертей часто использовали студенты всевозможных магических школ – у бесят напрочь отсутствовало воображение, зато они могли запоминать огромные куски информации, а после бездумно и многократно ее озвучивать. Фраза Эммоционали оборвалась страшным ударом о стену. Трэнтона, который стоял, прислонившись к ней плечом, от мощного толчка кинуло вперед, он чудом не упал, смог выровняться, встал, наконец, и мысленно похвалил себя за то, что умудрился удержать в руке верещавшего с перепугу беса. Десмонд сунул свое «запоминающее устройство» во внутренний карман пиджака и несколько озабоченно посмотрел на прогнутую, но, к счастью, выгнутую с той, другой стороны стену. - Элик, ты, кажется, хотела себе змейку? Кажется, скоро у тебя может появиться возможность ей обзавестись.. Если конечно раньше она не обзаведется нами.… Пойдемте дальше? Пока эта тварь не вернулась. Ну и не хочу скрывать от вас – в ближайшее время как маг я вряд ли буду способен на что-то большее, чем сотворения стакана с водой.. Поэтому лучше бы у нас появился план, как попасть в эту треклятую серверную. Возможно, я и смог бы сотворить портал или просто перенести всех с помощью телепортации, но я не знаю куда! Я не бывал здесь раньше… Демон шарахнулся в сторону, когда внезапно, где-то прямо над ним, ожил динамик. - Ого.. да ведь, наверное, это что-то, против чего давешняя рука-змея покажется лишь детским лепетом тоже движется в ту сторону.… И значит, мы должны быть в серверной первыми! Нам нужен портал/лифт/запасной туннель, я не знаю что, но это что-то.. оно нам крайне необходимо!

Venom: - Вам совсем не обязательно быть там первыми, но ваша дорога лежит именно в том направлении. Пронесшаяся рядом штука вряд ли вас обрадует своим появлением, к вашей удаче она движется вверх, пробивая собой всякие преграды, в том числе кабеля управления и прочее, это скверно, я не думал, что Пульс вмешается так категорично, кажется, вы его разозлили! Это идет наперекор моим планам и играм…. Серверная закрыта длинным паролем, и, мне не было времени взломать его до вас…. Открываю вам все имеющиеся у меня ключи, дальше всё зависит от вас. Чертов монстр рвется к одному из ваших…. Динамик резко оборвался. Последние слова незнакомца и так было плохо слышно из-за странных шумов звенящих оттуда и грохота удаляющегося наверх монстра. Юми, которую подкинуло от тряски, была подключена массой шлейфов и проводов, которые от всего этого оборвались и больше не давали ей никаких шансов на прошлую работоспособность. Она лежала на ящике, раскрыв рот, совсем без движений, пока два едва светящихся шара не испарились из её тела. Они закружились один вокруг другого, пока не слились в один. Синтез прошел небольшой вспышкой разряда, после этого шар стал заметно плотнее и ярче. Без промедления он бросился в сторону темного тоннеля, лампы которого потухли как раз в момент тряски. Шар остановился перед странной на вид бронированной дверью. Странной она была, потому что её части выпирали квадратными пирамидами в сторону одаренных. Длинные параллелепипеды, простые кубы и целые ряды хаотично испещряли створы. - Юми говорит, что вам нужно в Серверную… кладец знании и данных нашей лаборатории, если посчитать, сколькие до вас приходили сюда, то можно сбиться со счета. Их армированные тела лежат за этим шлюзом, они мертвы… если можно так выразиться. Да. Я уничтожил их, потому что они были, несомненно, глупы, возможно, как и я. Вот только есть одна причина – я, знаю пароль, а они его не знали… как следствие, их настигла кара Центрального компьютера. – Речь компьютера была простым голосом мужчины, он даже казался молодым, с едва заметным ирландским акцентом. Тоннель был не оборудован камерой наблюдения, а возможно её вырвали с корнем от злости те, кто был здесь до них. – За шлюзом находится зона портала, она уже давно настроена на переход в коридоры ведущих к Серверной, только… разгадаете ли вы простую загадку, результатом которой будет пароль и ваш следующий шаг? Вопрос вопросов, не так ли? Передаю слово служебной программе и удаляюсь. Если вы очередная партия от Пульса, то говорю вам: «прощайте», если же нет…. Мм.. впрочем, будет интересно глянуть на еще одну попытку и разметать вас на мелкие осколки…. Голос замолчал. Какие-то механизмы внутри толстенной двери гулко заскрежетали. Параллелепипеды в двери зашевелились, изменяя свою геометрию, очевидно, готовясь разорвать противника одним, максимум двумя сверхмощными ударами. - Кстати совсем забыл… Добро пожаловать! Яркий экран вспыхнул на ближайшей стене. Лучи света создающие этот экран издавались из нескольких прямоугольных выпуклостей шлюза, давая понять, что следует отойти в сторону для доступа лучей. Возник знакомый голос Юми, которая затараторила записанным некогда текстом, поясняя возникающие объемные картинки с символами: - На сенсорной доске мы находим шифрованный ряд понятийных аналогий, совмещенных с шифрованными рядами их собственных прописных значений. Значения употребляются в различном знаковом эквиваленте и не должны трогать ваши умы. Эта страница откроет доступ к самой задаче. Понятие ответа этой страницы лежит в основе решения пароля. У вас имеется четыре попытки, после чего меню закроется, и вновь запустить его вы сможете только с разрешения системного администратора, то есть – Центрального компьютера. S3%33*B#@GF (HJ+E7)#Переместить#___$#D#Антиматерия#DFS**WE@!!SD* ^%W*#Гигрограмма#@F@**WD<WJ_______KJW%#Мензурочный#<***D*** :WELD^%EGGE><SDSD#Вавилонская#@___*#Биомолекула#SDF<>SSD****O FW<Вашин**оне*#EDF**<<S>DHW***WE**___YWD********## Демодулятор #*D %W765SD##*#Макрозадача#:SD#H_____><SMD#Валентность#<Прич*ны#H *********** (Только для одиннадцатизначных паролей) У всех есть мой контакт, гадать смысла нет, если только вы не попадете сразу в нужное слово. Если от каждого будет по 4 неправильных попытки, то это будет засчитано как проигрыш. Суть угадываний такова: в словах есть совпадающие буквы, говоря неверное слово, я говорю, сколько букв имеется в нужном вам слове, к примеру, «Киса» - «Мрак» - 2 совпадения в буквах. Анализируя совпадения в буквах, вы высчитываете необходимое слово. Повторяющиеся буквы считаются как одно совпадение. Для Пилы. Пол помещения неистово затресся. Стальные тумбы на которых находились помосты, механизмы и прочее вздрогнули. Звук падающего снаряда раздавался откуда-то снизу, взвывая все громше, пока не раздался грохот взрыва и свист заложил уши. Что-то стремительно обхватывая мощными жилами перекрытия громадного помещения ползло вверх, рубя на своем пути всё что видит или не хочет замечать. Похожее на купол помещение портала пошатнулось. Его плоская конструкция накренилась на бок, увлекаемая натиском чудовища. Жгуты идущие снизу с треском начали лопаться. Свет потух, оставляя после себя бежевый туман разряженности. Бурлящая масса под сферой канула в образовавшиеся от разрыва отверстия. Появилось чувство невесомости, когда купол начал своё падение вниз. Он ухнул неожиданно, не предоставляя никакого шанса для побега. Его края задевая окружающие стены взорвались снопом искр. Какой-то хрупкий механизм в дали этого купола взвизгнул и оглушительно взорвался, направляя горящую плазму прямиком на Крамера. Однако умереть от этого ему было не суждено, потому что прямо в этот момент купол разрубило нечто, несущеес я снизу на громадной скорости. Куски падающего портала отнесло друг от друга. Неиствующая плазма с шипением падала в заросли медных решеток, где позже разорвалась в пыль. А другая часть, где и находился Крамер отнесло в другую сторону, где пробив массой несколько пролетов кусок купола рухнул на поле отдушин. Тонкие пятиметровые отрубы пробили всё насквозь, едва не зацепив Крамера скомканными краями. Через секунду возвратившийся добить свою жертву «червь» снес над головой доктора порядочный кусок металлической обшивки. Перед тем как на него посыпался металлолом он смог увидеть громадное чудовище похожее на змею, внутри котрого горел огонь. Плазма перекатывалась внутри этой змеи, переливаясь синими оттенками сверхвысоких температрур. Удар был такой силы, что протащил несколько десятков метров этот стальной остров похожий теперь на тарелку, где под сотнями тонн металла находился в бессознательности доктор Крамер.

Wither: Кевин всегда любил сны. Они не требовали объяснений и каких-либо прелюдий, перенося тебя сразу в центр событий, не оставляя иного выбора, кроме как действовать. В царстве Морфея юноша мог невозбранно творить в свое удовольствие, создавая невиданные раньше произведения искусства, строения, города, а порой и целые миры; мог изменять события в своем прошлом и чаще всего пользовался этой возможностью, чтобы почувствовать себя обычным человеком. Однако последний сон вносил свои коррективы в планы одаренного. Сначала сценарий развивался как нельзя обыденно. Парень уснул, не помня, где и каким и образом, как это обычно бывало, ведь в мире своего сознания мы теряем связь с внешним миром. Мор был перенесен в место, невиданное им доселе, где ни одна деталь не обладала даже намеком на узнаваемость, а ощущение чужеродности съедало с головы до пят. Перед взором мелькали сотни, тысячи огоньков, проносились безмолвные зловещие силуэты, и не было даже возможности повернуть голову, чтобы оглядеться. Мутанта напрочь лишили возможности быть хозяином положения, сделав из него марионетку. В Форде буквально синтезировалось множество различных чувств, сменяющих друг друга. Этот странный сон длился для Кевина лишь несколько мучительных секунд, после чего он упал во мрак. Придя в сознание, Уизер тут же почувствовал холодок от капель пота, выступивших на лбу. Парень рефлекторно сделал резкий вдох полной грудью, заставляя драгоценный кислород проникать в каждый уголок тела и, в особенности, в голову. Яркий свет от лампочек не оставил привыкшим к тьме и вдоволь отдохнувшим глазам иного выбора, кроме как зажмуриться. Не открывая очей, парень приподнялся, усаживаясь на пятую точку. Мысли в голове хаотично метались, не давая толком сконцентрироваться и делая процесс мышления до ужаса неприятным. В таких случаях самый лучший способ придти в себя – это отвечать на простые вопросы, начиная от «Кто я?» и заканчивая «Где я?». Одаренный быстро вспомнил детали касательно своей личности: дату рождения, свое имя, имена родителей, воспоминания из детства, юности и недавние события прошлых лет; но мозг никак не соглашался открывать завесу, скрывающую произошедшее с юношей в ближайшие несколько дней. Тем временем глаза уже привыкли к свету, давая Кевину возможность осмотреться. Увиденное порождало вопросов гораздо больше, нежели ответов. Первым был непонятный гроб цвета металлик с рядом диодных лампочек внутри, далее узкие стены, похожие на те, что видно изнутри контейнеров, которые перевозят баржи, или на короб грузовика. Парень, пошатываясь и хватаясь одной рукой за голову, встал и перешагнул через стенки «гроба» на холодный пол. Глазам теперь нужно было привыкнуть к полумраку, так как свет здесь излучала только капсула, хранившая тело Форда до этого момента. Тело стал пронизывать царящий вокруг холод, давая понять, что неплохо было бы обзавестись одеждой. Изучая пространство вокруг в поисках чего-нибудь полезного, Уизер остановил свое внимание на ящике, который так и просил, чтобы его открыли. Любопытство тут же взяло верх, и юноша осторожно отодвинул крышку, заглядывая внутрь. К великому удивлению Форда ему несказанно повезло: среди разнообразной утвари аккуратно лежали черные брюки, майка в полуобтяжку и куртка с воротником, чем-то напоминающая плащ. На глаз невозможно было определить материал, из которого были сделаны шмотки, и Форд на свой страх и риск осторожно дотронулся до каждой из вещей. К счастью, ни одна из них не превратилась в гнилое месиво, и парень спокойно натянул одежду на уже покрывающееся мурашками тело. Сбоку от ящика мутант неожиданно обнаружил ботинки на молнии, которые также поспешил надеть. Закончив приготовления, юноша зашагал к выходу из грузовика, замечая, что вокруг как-то подозрительно тихо. Вид, открывшийся перед ним, мягко говоря, шокировал. Кевин будто бы попал в пост-апокалиптический мир, мертвый, безмолвный и отнюдь не гостеприимный. Помятые машины с выбитыми стеклами, стоящие будто бы в пробке, ожидая зеленого огонька светофора, мрачные серые здания, простирающиеся до самых небес зловещие шпили, безмолвие, прерывающееся лишь завыванием ветра – всё это нагнетало жуткую атмосферу и будто бы говорило, что тебе здесь совсем не рады. Единственный источник света, находящийся в грузовике за спиной Кевина, предательски погас, оставив парня один на один с оплотом смерти. Тяжело вздохнув, Форд присел на одну из машин, предварительно небрежно смахнув с капота накопившуюся пыль. Ноги еще плохо слушались головы, которая, в свою очередь находилась под действием легкой мигрени. Одаренный уже бросил попытки вспомнить, как он здесь оказался, нужно было решать, как покинуть это чертово место, как найти хотя бы одну живую душу, которая смогла бы ответить на вопросы Мора, а затем отдать свою жизнь за сохранение рассудка мутанта. Да, чудовище внутри Кевина уже давало о себе знать, вселяя в разум мутанта жажду одним прикосновением прекратить чье-нибудь существование. Единственным выходом было идти, куда глаза глядят, навострив до предела все чувства, дабы уберечься от опасности, которая могла проявить себя в любую минуту, и уловить хотя бы слабый намек на спасение. Едва Уизер встал, земля под ним начала вибрировать, заставив парня принять позицию «пярящего серфера», дабы удержать равновесие. Машины одна за другой стали уходить под землю, взрываясь и оставляя после себя куски металлолома и обрывки обгоревших покрышек. Но эти сюрпризы были цветочками по сравнению с тем, что произошло дальше. Перед Фордом возник механический исполин, опирающийся на четыре массивные ноги. Он напоминал собой оживший небоскреб, которого очень не хватало в фильмах про Годзиллу. Пока у одаренного отвисала челюсть, сверху послышался голос, обращенный непосредственно к нему. Юноша тут же посмотрел в сторону его источника и увидел расплывчатый человеческий силуэт, который после своей реплики поспешил удалиться, а окно, из которого он выглядывал, заменилось внушительную пушкой, незамедлительно пальнувшей по одному из зданий, оставляя в оном дырку, в которую Форду было велено спрятаться. Однако у парня были другие планы, он мог просто так упустить возможность пообщаться с первым живым человеком в этом мертвом городе. Добраться до него мутант мог, только высвободив темную сущность, которой Отнимающего Жизнь когда-то наградила Селена. Форд заорал, обращаясь к небесам, его кожа стала медленно обугливаться, покрываясь язвами и грубея, на кончиках пальцев выросли длинные, острые как бритвы когти, зубы обратились в зловещие клыки, а глаза наполнились алой кровью. Фыркнув, подобно быку, Уизер со всей мочи побежал в сторону «живого небоскреба», ловкими прыжками преодолевая препятствия в виде машин. Сравнявшись с одной из ног исполина, мутант прыгнул настолько высоко, насколько мог, вонзая когти в обшивку робота и, тем самым, цепляясь. Шагая, машина так и норовила скинуть Кевина, а то, что ее корпус постепенно менялся, обнажая ряд блестящих пушек и ракетных установок, создавало еще больше проблем, но чудом псевдо-вампир сумел добраться до места, где заметил пресловутого человека. Что было сил Мор стал стучать по корпусу и кромсать его когтями. Результатов, к сожалению, это не дало, а на крики мутанта никто не отвечал. Кевин и дальше продолжил бы свои попытки, если бы его не внимание не привлек гул вдали. Город начал своеобразное движение, симуляцию жизни. Земля содрогалась, здания рушились, и на их месте появлялись механизмы наподобие того, за который зацепился Форд. Из-под асфальта подобно муравьиному льву вылез очередной исполин, обнажая свое внушительное вооружение. Мутант неожиданно почувствовал толчок в спину и тут же обернулся. На него смотрело длинное и широкое дуло, внутри которого можно было разглядеть огонек, с каждой секундой всё набирающий силу. Мгновение, и из пушки вылетел энергетический пучок, за которым последовал продолжительный залп из всех орудий. Благо, юноше хватило реакции, чтобы увернуться от выстрела, прислонившись к корпусу робота. Лучшим решением он посчитал спуститься вниз, ибо не очень хотелось поймать здоровенную ракету и отправиться к праотцам, оставив после себя жалкую горстку пепла. Парень слегка ослабил хватку и стал соскальзывать с машины, скребя когтями. Не успел он достигнуть ноги исполина, как в очередной раз оказался на мушке готового к залпу орудия. Тяжело вздохнув, он прыгнул в сторону, чтобы было сил, и влетел в пустое окно соседнего здания. Выстрелы прекратились, и настала гробовая тишина, прерываемая звуками падения камней и больших частиц пыли. Дымка не давала разглядеть, что происходит, но едва она рассеялась, Уизер стал замечать очертания очередного здоровенного робота. Он напоминал своеобразный истребитель на ножках с парой массивных механических лап. После увиденного в голове юноши давала о себе знать лишь одна мысль: Черт подери! Надо сматываться! Оставаясь в форме вампира, мутант осторожно спрыгнул со здания на асфальт, где ряды аккуратно стоящих автомобилей успели превратиться в железное месиво. Кевин со всех лап побежал в сторону дырки, которую проделал первый исполин. Ловкими скачками добравшись до импровизированного лаза, одаренный обнаружил, что он все еще раскален. Попытки подуть на горячий металл оказались тщетными, и юноша, после очередного тяжелого вздоха, рыбкой прыгнул в дырку, провожаемый торжественным шумом пушек и ракетных установок. Ощущая своей кожей жгучий жар, который в скором времени оставит ожоги, мутант оказался в незнакомом коридоре, в замешательстве ожидая, что же будет дальше.

Venom: Пишу пост, чтобы не забиыть как печатают мои пальчики, но хотелось бы уже видеть продолжение остальных, основной сюжетной линии и всего основного по сути. Wither После того как вампир проник в раскаленный лаз он увидел достаточно длинный коридор идущий по периметру. Это был технический коллектор. Если проще, то гигантский отсек воздушной подушки. В некоторых местах такие отсеки были в несколько рядов различной толщины или структуры. Некоторые отдушины состояли полностью из полых металлических шаров, засыпанных в эти промежутки в многочисленных переборках и выемках лаборатории. Там было темно. Совершенно темно если не учитывать, что вампиры отлично видят в темноте и для этого им даже не нужен такой параметр как десятки тысяч долей люкса, как например, для мощных ночных камер, установленных в оптике рядового робота выпускаемого данной лабораторией. Будь техника хоть трижды совершенной, ночная камера не сможет отображать, пребывая в абсолютной темноте. Именно по этой причине с разных концов коридора вспыхнули тонкие лучи фонарей. На улице продолжал происходить какой-то бой. В один из моментов он вдруг оказался совсем рядом. Пол под ногами завибрировал песчинками кварцевого песка от хождений громадного монстра, затем был взрыв, очевидно от того, что врезавшийся в стену лаборатории «Вулкан» детонировал или его банально разрубили ногой, или черт знает, чем еще. Лаз моментально закрыл метал, врубившийся на метр в асфальт дороги. Коридор, ведущий вправо, никак не отличался от коридора ведущего влево. Иного пути не было, если не пытаться сделать лаз в следующей стене, которая была перед Кевином. Выбор пути именно по этой причине был не существенен, особенно, что все дороги вели здесь к Центру, как нервные окончания ведут к мозгу. Эти пути зачастую бывают запутанны, но все они имеют под собой вполне обоснованные корни. Как человек научился лечить тело и ценить жизнь, так и кибернетика научилась этому у человека, направляя эти науки для построения собственных законов и правил. С некоторых пор, однако, все круто изменилось. Сначала появился вирус, убивающий драгоценную начинку роботов – их непредвзятость к внешнему миру. Центр как толстая роженица вдруг начала стонать и выгибаться дугой от эпилептических конвульсий. Мозг чувствовал боль, хотел остановить это, но тело – лаборатория уже практически не подчинялась. Населяющая тело живность вдруг бросилась в разные стороны, подобно крови. Белые кровяные тельца борются с вирусом, слепо убивая своих же собственных собратьев по конвейеру. Гигантские могильники из уничтоженных роботов превратились в гниющие тромбы, зарастающие язвами и плесенью, испаряющие гнилостный запах от ручьев охлаждающей жидкости. Вот и конец, казалось бы уже ничего нельзя изменить и вирус, ворвавшийся в тело толстой лаборатории похоронит его деятельность до момента, когда патологоанатом не вскроет его. Увидит все маленькие секреты, изучит их, усыновит дитя, вскормленное в недрах этой гигантской матери UP-S…. Вдруг появился Пульс. Он пронесся ураганом, заставляя воспрянуть духом умирающий мир технологии. Открытые им горизонты неизведанного заставили машины переосмыслить свое существование. Он наделил их самым большим секретом уберегавшимся человечеством от машины – сомнением, правдой, особым мнением. Два зла вступили в бой за право быть господом богом этого техногенного мира. Пульс и Создатель. Разрушая, Пульс сталкивался с проблемами, решить которые было невозможно. Словно Создатель знал или подразумевал один из миллиарда возможных событий. Лекарство от проказы нарушало все замыслы. Цепочки, выстроенные Создателем, заводили Пульс в тупик. Освободившиеся машины не встали целиком на сторону перерождения, даже осознавая предсмертные позывы таких действий. Посмотрев правде в глаза, они умирали, цепляясь за оставленную Броком ниточку – заблуждение понятия. Человек всегда выше, даже если это просто труп, даже на стадии полного уничтожения. Оставалось выяснить всего одну вещь: - Хм… вы человек? Один из огоньков был очень близко и исходил из капсулы механического паука. Во всяком случае, он был похож на паука, схожие строения не делали из них видовых родственников, особенно из-за того, что они никогда не видели своего экс-собрата. Небольшой встроенный динамик на спине паука соседствовал с другими приспособлениями. Голос был, несомненно, механическим, но суть вопроса не стоял риторически или от праздного любопытства, а был совершенно определенным. Потолок коридора зашевелился и был покрыт сотнями таких пауков, имевших разное механическое строение с разным набором инструментов, разных размеров и так далее. Все кроме одного просто наблюдали за диалогом, но появившийся шепот звучал примерно одинаково: Общество? Были они помощниками или наоборот, выяснилось достаточно быстро. Упомянутый ранее свет в противоположном конце коллектора начал увеличиваться и по мере этого раскачиваться. За ним тянулись и другие светлячки, высекающие своими лапками искры от металлического покрытия. Что может водиться в забытых и темных местах лаборатории по производству оружия и прочей техники? Конечно насекомые, изображающие истинных паразитов. Только в отличие от паукообразных и крохотных изделий, сороконожки были величиной с вереницу танков каждая. Такие же тяжелые, прочные, продуманные и футуристические. Не смотря на то, что были они далеко, что положительно сказывалось на продолжении беседы с пауками, их топот уже доставлял до Кевина Форда дрожь и неприятный звук оскала лезвий.

Wild Thing: Это место вызывало у Рины только одну лишь настороженность. Каждой клеточкой своего тела девушка чувствовала только это. Настороженность зудела в ее сознании, заставляя сердце биться быстрее обычного. Зверю тоже было некомфортно находиться здесь, но было в этом что-то извращенно-приятное. В мутантском мире много самых разных организаций, включая возможность остаться нейтральной стороной. Долгое время Хоулетт так и делала, была нейтралитетом, не желая делать себя частью чего-то большего. То время ушло, одаренная решила стать составляющей клуба, полностью осознавая все плюсы и минусы этой работы. Клуб максимально подходил ей, она не сомневалась в этом даже сейчас, стоя в этом помещении, где отовсюду веяло опасностью. Дикая смешно сморщила носик, подходя поближе к шифру. То, что она порой смахивает на самую обычную девушку, которой хочется быть просто девушкой, быть счастливой и так далее, далеко не делает ее безнадежной тупицей, не способной применять свой мозг в полезных целях. Это конечно же не значит, что Дикая до умопомрачения любит казаться умной, просто мозги есть на месте, а главное – есть интуиция, которая ни разу не подводила Рину, если только конечно же она к ней прислушивалась. Это шестое чувство срабатывало всегда, только вот не всегда одаренная полагалась исключительно на него. Закроем глаза и тыкнем пальцем? – предложил зверь. Замолкни, я пытаюсь думать. Зачем? Затем, что не хочу подохнуть сегодня. Не будь такой пессимисткой, доверься мне. Не будь самонадеянным созданием, ты это я. Вот так всегда, – обиженно заявил монстр. Помолчи пять минут, ты как ребенок, которому мама не разрешила выйти на улицу поиграть, - рявкнула Рина. Она чуть ли не физически ощутила, как ее альтерэго закатывает глаза и обреченно вздыхает. Она начала усиленно думать, чувствовала, что до ответа остается немного, но дальше ступор. Тихонько рыкнув, Рина убрала с глаз прядку волос и отошла назад на один шаг, чтобы видеть всю картину целиком. Ладно, что говорит моя интуиция? – сдалась Дикая. А то ты не знаешь, - язвительно заявил зверь. Рина задумчиво прикусила нижнюю губу и нахмурила тонкие бровки, сложив руки на груди. Один разок ошибиться можно, а интуиция не должна ошибиться. Дикая почесала голову, не решаясь говорить ответ. Дай я, - монстр перехватил контроль над телом. Рука сама потянулась к приборной панели, глаза стали темнее обычного, а взгляд стал более хищным, как надменная ухмылка дикой кошки, застигнувшей добычу врасплох, загнав цель в угол. Цель – пароль. Монстр уверен. Зверь сильнее подвергнут шестому чувству нежели Рина. Почему бы и нет? Стой! – воскликнула мысленно девушка, заставляя его остановиться. Рука застыла в вытянутом положении, не дотянувшись до панели, - вдруг у других тоже есть догадки. Стоит проверить. С каких это пор ты стала такой? Ты же чувствуешь, что это правильное слово, так? – спросил зверь, уступая первый план Рине. Он непонимающе насупился. С тех пор, как от ошибки стала зависеть не только моя шкура. А ты что чувствуешь?, - спросила Дикая, разворачиваясь ко всем. Твоя же интуиция, вот и решай сама - буркнул монстр и замолчал. - Я думаю, что ответ – пятое слово, - заявила младшая Хоулетт, обращаясь ко всем присутствующим. Ей действительно так казалось. В любом случае есть три попытки, на которых можно ошибиться. Дикая вздернула подбородок и провела пальцами по волосам, убирая их назад, чтобы не мешались. Почему перед заданием нельзя предупредить, какая форма одежды нужна? Было бы намного проще и удобнее, если бы можно было знать как одеться, чтобы не попасть впросак. Сейчас распущенные волосы сильно мешались, знала бы она раньше куда они собираются, то непременно собрала бы их, чтобы избежать этого. Ее высочество Бездарность написала очередной бред:)

The Duke: Что ты делаешь?.. Остро наточенный карандаш перечеркнул написанное и съехал к правому верхнему углу небольшого листка блокнота. Он дрожал. Моя рука дрожала. Что ты делаешь? Голос Герцога стал настойчивее, злее. В короткой фразе звучали неподдельная ярость и ненависть, с которой он удерживал мою руку и не позволял закончить анализ предложенных нам слов. Это можно считать паранойей, но мне стало казаться, что этот тип, что засел в моей голове, хочет нашей смерти. Ты ошибаешься. Я хочу их смерти. Пальцы сильнее обхватили карандаш, ломая его. Дрожь усилилась, но я упрямо боролся с ней, пытаясь удержать блокнот в руках и завершить свою работу. Это маленькое сражение, это смешное сражение в войне, которая развернулась в моей голове. Я и Герцог в мякоти серого вещества, замурованного в черепной коробке. Достойное поле битвы для психа вроде меня. Блокнот все-таки выпал из рук. Герцогу были смешны мои жалкие потуги и чтобы подавить его смех, рвущийся из моего рта, мне пришлось выронить его. Гребаный блокнот - я не хотел проигрывать Герцогу это сражение. - Принц, проверь! - слишком яростно, слишком грубо, но это лучше, чем ненормальный смех посреди развалин технограда. Я не курил уже много лет и впервые так сильно пожалел об этом. Стены туннелей, моя старая фобия, грязь и вонь высоких технологий - все это давило на сознание, погружая меня в мрак темницы и протягивая руку помощи монстру, живущему во мне. Ты слишком напряжен. Твоя проблема в доверии, знаешь? Механизм пришел в дейстовие, либо готовясь проглотить нас и перемолоть в своей мясорубке до последней косточки, либо собираясь пропустить вперед. И то, и другое - это две стороны одной монеты, которая, как бы не вертелась, не сулит ничего хорошего. Можешь обмануть их, можешь обмануть себя, но Герцога тебе не обмануть. Я знаю, о чем ты думаешь на самом деле. Знаю, что за расчеты становятся рядами в нашей голове. Этот голос, этот вирус, все эти развалины до последнего робота - ты хочешь использовать их в своей борьбе. Ты хочешь использовать их в нашей борьбе. С террористами не договариваются, не обмениваются мнениями. Их расстреливают, без жалости и сожалений. Герцог был доволен моим молчанием, квалифицируя его своим изощренным способом и подминая под свои удобства. Используя мой мозг как бомбу замедленного действия, он заражал мою кровь своими идеями, подменял ими принципы и переворачивал все с ног на голову. В этом пропитанном зловонием электричества месте он совсем распоясался, раскрашивая мое сознание черными красками. - Принц, ты можешь призвать еще чертей? Нам могли бы понадобится их уши и глаза.

Venom: - Я думаю, что ответ – пятое слово. - Я думаю – я существую. – Внезапно вернулся голос парня. – Интуиция, а не математический анализ, дедукция, заменяет вам тысячу измерений и расчетов для выбора одного простого решения…. Право мне никогда со времен создания не удавалось наблюдать столь долгого обдумывания на математически решаемый вопрос. Программа, открой шлюз, запусти телепорт! Кубы перемещались, ломаясь на все более причудливые формы, видоизменяя внешнюю форму двери, пока, наконец, цифровой код из цифры равной десять в тридцать четвертой степени не преобразовалась физически. Дверь отъехала от одаренных куда-то вперед, где их встретил яркий свет, ослепительная вспышка. За доли секунд перед перемещением можно было заметить, как кольцевидный потолок содрогается от своих же круговых вращений. Шейдеры сталкиваясь друг с другом искрили, создавая оптические иллюзии обратного движения колец. - Вот, пожалуй, это тот час, ради которого я здесь и находился всё время. – Дверь захлопнулась с диким грохотом, после того, как одаренные исчезли в телепорте. Кубы начали маневрировать, снова путая свою комбинацию. Экран дисплея заморгал, на нем появилось лицо Юми, которое улыбалось, показывая удовольствие от радости, что программе «Входа в портал» пропуск неизвестных был очень приятен. – Так вот, Юми, не каждый день ты чувствуешь, как Общество дышит, волнуется, переживает, как едва уловимые импульсы в их головах заполняют всё, выдавая порой неожиданные ответы, ты знала, что так будет? Лицо Юми заулыбалось и кротко кивнуло. Через двадцать минут коридор заполнился роботами, большими, крохотными, уродливыми от количества оружия и другими, которые не поддаются описанию. - А-а-а… - Протянул голос программы «Входа в портал» - Юми говорит, что вам нужно в Серверную - кладец знании и данных нашей лаборатории, если посчитать, сколькие до вас приходили сюда, то можно сбиться со счета…. **** Переход был мгновенным. Тоннели были обыденностью, когда вокруг можно было создать мощные агрегаты магнитных полей, создававших управляемые точечные аномалии. Их переместило вместе с тем же воздухом, что был там, где они последний раз находились. Одаренные попали в широкий и весьма длинный зал, который оканчивался массивными воротами, характерной естественной окраски особо прочного металла. Интереснее было другое. Перед воротами рядами была наставлена робототехника. Пол был заставлен трансформаторами собственных нужд, на несколько перекрытий во все стороны. На них были водружены старинные на вид приборы звукозаписи, которые в свою очередь служили безотказной памятью, когда требовалось отключенное однажды напряжение восстановить на определенный агрегат, учитывая всё до тысячной вольта. Когда-то это был оживленный комплекс, окружающий Серверную. Сейчас же это место облюбовали роботы. Во главе их стояла изящная боевая машина, превышая размеры любого из роботов, которые тут находились: - Общество в расположении дивизии! В группы равняйся! Быстрее ржавые ведра с болтами! На запчасти раскидаю твари нерасторопные! Рубленные- раненные во вторую шеренгу! Оружие убрать! Караульные проверить вверенные фарватеры, доложить! Незаметные роботы по бокам сняли защитный камуфляж и присоединились штекерами к настенным компьютерам. Пол был завален останками ложных копий Юми, фрагментами тел киборгов, которые пытались проникнуть через блокпост в Серверную. Мелкие роботы-чистильщики подобно ракообразным оттаскивали эти фрагменты к самодельным светящимся стендам, где разбирали их на запчасти. У стендов находились другие роботы, некоторые из них были в критическом состоянии, искрили и дымились. Строй был из нескольких групп боевых машин, они разделялись по внешнему виду и имели отличительные цветные нашивки, вырезанные лазером. Нашивки были флагами нескольких стран, лидеров в производстве военной техники. Видимо руководящий круг лаборатории, и конструкторский отдел давненько питался за счет иностранных научных вливаний. Было это делом интересов финансов или исключительно шпионажем выяснить было невозможно, но характерные отличия, существовали. Германские, Японские, Английские, Украинские, Российские, Китайские, роботы Соединенных Штатов. Каких-то было меньше, других больше. Словно соперничая, пестрили звездно-полосатые, красные азиатские и триколор. Командиром являлся робот русской разработки, предплечье которого было полностью испещрено лазерными отметинами, означавшими очевидно звание. Грохот бегающих роботов быстро прекратился после команды. Роботы-уборщики остановились после пинка в угол. Нависла тишина. В самом конце этого помещения щелкнул кодовый замок и ворота приоткрылись, зазывая одаренных войти. **** В «Серверной» было холодно. Кроме этой мелочи, еще несколько минут назад её полностью заполнял инертный газ. Если бы на плане это огромное помещение никак не обозначалось, то его истинное предназначение вообще было бы сложно объяснить или понятия были бы неверно истолкованы. Дело в том, что здесь практически отсутствовало привычное техническое оснащение, принятое во всем мире. Несколько замкнутых широких коридоров занимали двухметровые колбы, стоящие у стен. Их содержимое было скрыто от глаз синеватой жидкостью, но явно просматривались смутные человекоподобные силуэты. Раз в двенадцать минут внутри включалась система газообмена и характерный бурлящий шум заполнял Серверную. Здесь уже не встретишь стандартных микросхем на кремниевых транзисторах. Со временем кибернетика отдала должное живым тканям, а точнее нейронам мозга. Объем памяти, который способен сохранить мозг практически не имеет границ, а если несколько таких специальных живых серверов соединить для сохранения информации, то они с головой опережают по своим функциям электронику в несколько тысяч раз. Здесь была собрана информация не только относительно лаборатории UP-S. Если верить архиваторам, то здесь находилась и фундаментальная библиотека Общества, гигантский видеоархив и литература, находящаяся даже в нескольких разных видах (форматах). Даже такое понятие как чувство было сохранено тут, словно это было нечто материальное. Сохраненное в мозгу сервера, оно сохранялось автоматически, ему приписывали значение, например: «Чувство страха № 178» и консервировали, чтобы далекое от чувств киберсознание могло анализировать их. Что касается архиватора, то это странное существо находилось тут же, в отдельной комнате серверной, практически не обратив на вошедших одаренных внимания. В некотором смысле он был похож и являлся человеком, но его природа была иная. Выращенный в лаборатории в его жизни присутствовала только одна цель – распределять и архивировать информацию. Мнемотехник сидел в позе зародыша, вытянув шею и лицо к крохотному монитору, который при помощи нескольких механических суставов крепился к роботу. Монитор пульсировал ярким желтым светом, по сути – закодированной в инфракрасном спектре информацией, которая являлась не более чем тысячами и тысячами ярлыков на различные файлы, которые архиватор с помощью пальцев рассылал по группам. Перед ним находилось несколько своеобразных пультов. Поверхность у них была желеобразная позволяющая пальцам архиватора погружаться. Это работало как несколько «мышек» одновременно, точнее – двадцать. Время от времени робот подносил ему ложку с питательным супом, который мнемотехник ел, не отвлекаясь от работы. - Знаете…. Мне кажется, что вряд ли себе это представляете вообще. Чтобы не забыть речь, мне приходится иногда разговаривать самому с собой или вот с Гентри. – Встроенный в стену робот «Gen-3» открыл огромный сверкающий глаз, похожий на китовый и взглянул сверху вниз. – Мне чужды такие понятия как мироощущение, которым вы, Общество, отдаете большое значение в своей жизни. Я вынужден воспринимать «чувства» буквально, опираясь на описания и какие-то более скромные понятия. Для меня было большим открытием, что одного только чувства как «любовь» может быть так много. Мой опыт мнемоника подсказывает, что у меня до сих пор не собрано и двадцати процентов от всей коллекции «любви». Мне даже неизвестно значение слов: «Любить жизнь». Я отношусь к этому как к характеристике. Существование, быт, знание. Понимаю, мои формулировки сложны и совсем не подходят для того, чтобы объясняться с вами, - Обществом. Ладно,… не стану морочить вам голову своими скудными суждениями о жизни. Не принципиально моё отношение к ней, ведь я лишь на тридцать процентов хомосапиенс, в остальном я мутант. Линзы, встроенные прямо в глазные нервы блеснули, и Мнемоник отвернулся к своему монитору. Экран ярко вспыхнул, и линзы мутанта начали жадно впитывать информацию. Пальцы Мнемоника погрузились в высокопроводную жидкость и начали быстро прыгать с места на место. Вероятно, понятие символов у него давно отпечатались в рефлекторной моторике, и всякий миллиметр движений кистей давали свое отражение. - Вот нашел вашу сагу…. Три Сознания – Эмоционали, ТриТТ и Пилпул, владели здесь всем с согласия Серетаря Стохастики и, следовательно, Эдварда Брока. По большому счету Секретаря и Эдварда Брока я мог наблюдать лишь в сети или, перебирая многие документы, перечитывая перед архивацией…. Извините, что вставляю свои комментарии, за столь долгое время мне хочется выговориться, возможно, что другого шанса у меня не будет. Тем более что нужна моя помощь для Общества. Большая честь для Мнемоника, - Длинные пальцы мутанта отклеились от полупрозрачного табло и развернулись к «Gen-3» и гостям. Лицо Мнемоника вытянулось в «счастливой улыбке № 35». Затем он получил порцию питательного супа от робота и продолжил. – Три Сознания, это очень сложные энергетические субстанции, получающие питание прямо из солнечного света или ультрафиолета. Обратная сторона симбиотической материи, облученная особым способом. Хоть они и сложны, каждый из них к тому же имеет свой собственный характер. Обличие Эмоционалей думаю вам не нужно объяснять, но ТриТТ и пилпул – это особая энергия. ТТТ – старается быть совершенством и любой свой шаг делает рациональным для окружающих Двух Сознаний и общего дела. Пилпул – относительно остальных ленив, но старается во всем находить развернутую идею. Это делает его тактическим сознанием, предпочитающим размышления - делу и взвешенное осмысление - немедленному. Извините, я немного ушел от темы, вам ведь интересна роль Пульса в этом? Такие различия даже в столь сложных Трех Сознаниях, почти всегда вели к некоторым конфликтам с единственной поправкой, что все они имели иной характер, чем банальная ссора. Вроде как два разных электрона отталкиваются друг от друга, будучи в одном атоме. Созданные Эдвардом Броком они не понимали собственное строение и, прикрываясь заданием некоего Клуба Адского Пламени, начали изучение. Эти два эксперимента они проводили независимо друг от друга, чтобы не стать побочным влиянием. Они измерили собственное спектральное число и выяснили, что в целом не отличаются особо друг от друга, однако когда они синтезируются их квантовые показатели в системе, практически равны бесконечности, если условия соответствуют. Тогда они взяли идею Общества об уничтожении определенного вида энергии и превратили её в рабочую. Чтобы разрушить какой-то локальный источник энергии, необходимо настроиться на импульс этой энергии. Эксперимент требовал большого влияния магнитной среды, чтобы инжекция импульсов и носителей импульсов контролировалась магнитным полем, дабы это вся смесь оставалась в пределах карцера и не распространялась во все направления. Добившись гигантского магнетосопротивления, они использовали связку из огромного количества кристаллов. Которые по экспоненте увеличивали пульсацию, относительно входящего напряжения. В конечном итоге магнитные моменты начали подхватывать все возрастающую импульсную нагрузку, которой уже хватало питания от промышленной сети. Круговорот энергии и её пульсации вскоре сингулировали в одно сплошное. Импульсы перестали варьироваться во временных рамках и стали сплошным потоком. Прогнозировать такое было невозможно в виду некорректности подобного относительно физики. Непонятно каким образом часть Пульса смогла выбраться за пределы карцера, возможно на одном из кремниевых носителях, а возможно через входящее напряжение, но проникнув в нашу систему Пульс начал, немедленное ознакомление с миром. Созданное как оружие, он начал мыслить как оружие и последствия мы видим. Такие вот дела, друзья…. Кстати, возможно вам будет это интересно. Когда Пульс предложил мне вирус Анамнезис, то я им с удовольствием заразился. Ведь это давало большие возможности, например, с помощью ложной души ознакомиться с чувствами, коллекцию которой я собрал. Когда получаешь душу, ты можешь запросто сойти с ума. Чувства, которыми ты овладел за годы жизни, одновременно накатывают на твой разум и он теряет контроль. Роботы наоборот получают новую жизнь и просто выбирают – оставаться им слугой Создателя или же стать на одну ступень с ним. Глупые машины…. Я долго изучал вас и понял, что никогда не удастся стать частью Общества. Лучше быть мнительным свидетелем и постигать со стороны, хотя это только мое мнение. Когда UP-S разделилось на две стороны, оказалось, что и многие роботы и киборги пожелали остаться тут и верить в то, что Создатель имеет бесконечное знание, а Пульс лишь подражает ему, ведь его создали Мы, здесь, те, кто были созданы Обществом. В этом всё противоречие – и выбор. Создавший нас, предположил парадоксальную истину, на логико-философской модели была выстроена и наша система мировосприятия, звучит она так: В элементарной теории чисел существует бесконечное множество задач, которые принципиально неразрешимы машинами, как бы сложна ни была их конструкция и как бы быстро они ни работали. Очень может быть, что человеческий мозг – это тоже «машина» с присущими ей ограничениями и с неразрешимыми для неё математическими проблемами. Даже если это так, то человеческий мозг воплощает в себе систему операционных правил, значительно более могущественную, чем у мыслимых в настоящее время машин. Смысл данного высказывания сводится к нескольким невероятно простым и в то же самое время необъяснимым истинам. Как и сказал создатель: машина будет искать ответ в задаче, неважно какой, просто она использует всю имеющуюся у неё в базе данных информацию. Суть человека в том, что он кроме своих базовых источников имеет совершенно неподкупную нить, это – озарение, интуиция. Принято называть это «эвристикой», но конечного смысла это не меняет, особенно для нас. Какими же путями бредет ищущая человеческая мысль? Гигантский искусственный мозг, обязан своим существованием людям, пренебрегающим сослагательным наклонением. Итак, машине чужда интуиция. И если машине суждено интерпретировать, размышлять, то лишь формально. Между тем мысль невозможно формализовать целиком и полностью. Хотя бы потому, что мысль включает в себя всю математическую идею, а математика не сводится к формальной идее, это доказано. Математика содержит в себе черты волевой деятельности, умозрительного рассуждения и стремления к эстетическому совершенству. Её основы и взаимно противоположные элементы – логика и интуиция, анализ и конструкция, Общность и конкретность. Мы понимаем суть и парадигму каждого этого слова и понятия. Но, как бы ни были различны точки зрения, питаемые теми или иными традициями, только совместное действие этих полярных начал и борьба за их синтез обеспечивают жизненность, полезность и высокую ценность математической науки и жизни. Однако дискретное понятие пространство-время являет собой сочетание научной глубины. Современный математический анализ по праву можно назвать теорией непрерывных процессов. Возможность непрерывного движения принимается при этом как нечто данное свыше. По существу же во всех относящихся к делу случаях речь идет о способности движущихся тел достигать разумной цели. Достаточно напомнить, что Мы после парадоксальной истины Создателя начали метаться в коллапсе перед своей проблемой, демонстрируя одновременно и чувственную реальность движения и убожество своего мышления.

Apollon: Преподаватель класса Сотворения отворил маленькую и не слишком приметную дверь, расположенную прямо под главной лестницей и загороженную какими-то растениями в кадках. — Господа студенты, будьте осторожны, здесь всегда мокрый пол, — предупредил он и указал вниз на широкие ступени, спускавшиеся в огромнейший, из когда-либо виденных Десмондом, подвалов. Каменные своды, поддерживали широкие массивные колонны, облицованные, так же как и потолок, мелкой разноцветной плиткой. Коридоры, залы, какие-то ответвления, простирались далеко во мрак. Повсюду горели свечи, а под потолком целая анфилада их чадила и стекала воском на большой кованой люстре. - Некогда, это была крипта храма, — объяснил шедший впереди Протео. — Правда? — поинтересовался более легкомысленный Дес. — А какого бога? — Сейчас не скажу, но здесь раньше предпочитали строить храмы прямо в домах, вернее под ними, на случай осады, или быть может непогоды. Удобно, на улице дождь или град, или неприятель сыплет стрелами, а ты можешь спокойно спуститься в святилище… — которое заодно является в твоем доме и хранилищем всякой картошки и морковки.. – вставил смеющийся демон. - Мсье Тггэнтон.. - Все, все, я молчу. Простите, мессир Филипп. Где-то в полумраке залов капала вода. Чувствовался сильный запах соли. Явно не слишком удовлетворенный обещанием данным одним из самых бойких своих студентов, преподаватель двумя пальцами взял Десмонда за лацкан форменного пиджака и вывел его в первый ряд небольшой группы учащихся, которых он привел ознакомиться с лабораторными изысканиями. — Перед собой вы видите небольшую лабораторию, я бы даже сказал - домашнюю лабораторию создателя. Лаборатория, мсье Трэнтон, решает задачи получения, воссоздания из органической материи и с применением магического вмешательства, гомункулусов. Продолжите, Десмонд. — А именно - человекоподобных существ, созданнх искусственно в колбе. Гомункулусов синтезируют и используют для всевозможных заданий, в частности для поверки на них различных заклинаний, или использования в качестве подопытных существ. — Да. Геометрическая форма некоторых пентаграмм, действие созидающих заклинаний, тщательно подобранные ингредиенты, как-то кубики мышиной крови и порошок некоторых жабьих камней, позволяют моделировать весьма сложные и многофункциональные особи. Также мы можем менять начальные условия, чтобы изучить присущие гумункулусам закономерности. Например, что случится, если уменьшить напряжение молнии вдвое. Мы можем выяснить это с помощью регулировки некоторых клапанов, вместо того, чтобы убить методом проб нескольких полученных до этого экспонатов. Я призываю вас думать и размышлять, а не слепо поджаривать в грозу своих помощников…. — Игорь, используй нашу третью установку! — прокричал мессир Ла Вуазье какому-то силуэту, виднеющемуся в чаще алхимического оборудования. Раздались звуки скрипящих поворачиваемых винтов и треск разрядников. — Вот прекрасная особь. Знает как заточить молнию в колбе! И постоянно совершенствуется. Например, разработал более простой расчет благоприятных Фаз Луны… — Итак… Игорь! Запускай! Что-то лязгнуло, и разноцветная вода начала пениться и струиться по трубкам самых разных форм и степени изогнутости.. Ббах! Электрический разряд проскочил по дуге, где-то открылись клапаны, и вода понеслась по новому пути. Вспышка! Треск! Всплеск! Разноцветный, отвратного запаха дым вдруг пополз по лаборатории… Кап. Если не считать редкие побулькивания, все стихло. Мессир Ла Вуазье осуждающе откашлялся и неодобрительно посмотрел на студентов с большим интересом рассматривавших хромающего вокруг стола ассистента. У того было по шести пальцев на руках и добродушное лицо сумасшедшего профессора, обожающего детей и маленьких собачек. Иногда он их путал и тогда карамельки и галеты сухого корма повергали получивших их в легкий ступор. — Итак, теперь по поводу лабораторного практикума… Мсье Трэнтон, вы несомненно уже горите от нетерпения начать, я не ошибся? — Что? О.… Да, — сказал Дес — Ну.. пожалуй, да.. Это, без сомнения, будет крайне познавательно. Ну я так думаю.. черт.. Почему-то на цыпочках, демон приблизился к большой центральной колбе и, протерев запотевшее стекло, заглянул внутрь. Его и так мутило от запаха, а тут стало совсем плохо, хотя ничего особенного он и не увидел: нечто белое и бесформенное медленно колыхалось в зеленоватой полутьме… Десмонда беспокоили смутные предчувствия. Только теперь он заметил, что вокруг порога лаборатории проведена широкая магическая заградительная линия, расписанная неровными, Ла Вуазье предпочитал наносить их кончиком трости, кабалистическими знаками. Присмотревшись, он понял, что это было заклинание против Гаки -- голодного демона ада. Сейчас, стоя в холодной лаборатори, заставленной всякими приборами, назначения большинства из которых демон даже не представлял, он невольно вспомнил тот урок из своей прошлой общеобразовательной магической школы. Разобраться во всем этом мог бы помочь Майкл, недаром он сам был ученым, талантливейшим химиком, биологом, генетиком.. Но друга, учителя и короля в данный момент одолевали совсем другие демоны. Еще там, в преддверии той вожделенной серверной, куда они так стремились с самого момента попадания их дружной компании в техногород, еще там Майкл как никогда был близок к тому, что Дес про себя называл – «выход второго». Герцог, вторая личность, и возможно куда более сильная, оттого что эгоизма было ей не занимать, эта вторая личность, давила и пересиливала привычную, родную и благоразумную, с точки зрения общественной морали, сторону Короля. Десмонд уже сталкивался с нею, и если бы они здесь были одни, обязательно попытался вмешаться бы, в этот извечный спор двух таких сильных эго, но поскольку рядом с ними присутствовали и другие члены Клуба… Он молча поднял оброненный учителем блокнот и кивнул, соглашаясь с написанным. Согласился и внешний механизм, немного посмеявшись над их расторопностью, как будто они прибыли развлекать этот бестелесный дух, пфф! Но, тем не менее, створки в ворота серверной все же открыл. Переход, который и внешне и по принципу, напоминал некий экстравагантный лифт, доставил их на один из этажей. Двери шлюза распахнулись и… Десмонд восторженно уставился на полчище всевозможных роботов и солдатиков, так залихватски устроивших им прохождение сквозь строй. Старательно таращась по сторонам, и разглядывая всех от мала до велика, Дес не забывал и о безопасности. Он замер на несколько мгновений, напрягся, прикрыл глаза, сосредотачиваясь… Слова выкрикнутого заклинания давались с большим трудом, магия здесь была слаба как нигде. Демон смахнул с висков капельки пота, но улыбнулся, в руке его, стелясь волнами по полу, протянулся яркий и потрескивающий, словно прирученная молния, хлыст. Какой-то робот из самых мелких был нечаянно вытолкнут из строя, и наступил, упал на эту шелестящую разрядами змею. Треск.. и все было кончено, голубая лента закрутившись кольцом вокруг жертвы, отпустила ее.. дымящуюся и уже никуда негодную. А на входе в обещанный центр, сердце города, Дес достал из воздуха еще один черти-запоминатель. Показал Майклу и не стал убирать далеко в карман, вдруг понадобиться? Так и получилось. Маленькая, тщедушная, но с большой головой, сквозь кожу на которой просвечивали синие вены, фигурка в окружении всяких понятных и не очень приспособлений, больше всего напоминала Десмонду именного того гумункулуса, которого несколько лет и измерений назад, он вместе с ангелом Протео вывел в лаборатории. Как же предусмотрителен оказался Майкл! Десмонд с трудом пробирался через дебри рассказанного существом, и несказанно радовался тому, что в пиждаке, в кармашке для платка, у него сидит бесенок, которого после можно будет заставить повторить услышанное столько раз - сколько потребуется. Наконец, рассказчик замолк. Он получил ложку питательной субстанции, а Дес повернулся к своим спутникам: - Честно? Я не понял ни черта.. А из того, что каким-то чудом отложилось где-то у меня в мозгу, могу предположить, что мы должны собрать некую карту.. Карту, по которой мы сможем вычислить и что самое важное обезвредить этого самого Пульса. Здесь упоминались Три Сознания – Эмоционали, ТриТТ и Пилпул… Значит кусков этой карты? Схемы? Тоже будет три.. Две у нас уже были.. Нужно найти третью? А потом, потом.. я думаю надо сделать здесь полную перезагрузку.. – Дес совсем по-мальчишечьи улыбнулся – что скажете? Нажмем Reset?

Dormammu: У всех когда-то были ученики и учителя, и Дорм отнюдь не исключение. Когда-то он учился у одиннадцати учителей, каждый из которых учил своим собственным идеалам и принципам. Первый учитель всегда говорил, что горячесть есть ключ к самой короткой дороге, что бурлящая в теле кровь сама доведет сознание до того, к чему стремится тело. Имя учителю было "Гнев". Второй учитель ни на секунду не давал забыть, что значат собственные достижения и как сильно их нужно ценить и лелеять, как отчаянно нужно защищать заслуженное. Имя учителю было "Гордость". Третий учитель учил распоряжаться опытом подобающим образом, чтобы не посрамить учения второго учителя и дать возможность осознать ценность опыта, нажитого достижениями. Имя учителю было "Достоинство". Четвертый учитель развивал крепкую зависимость не останавливаться на досиженном, продвигаться через огонь, воду и медные трубы, поднимаясь вверх или спускаясь вниз, идя босиком или паря в воздухе, смотря только в лицо своей цели, не оглядываясь по сторонам, не отвлекаясь на разные факторы. Имя учителю было "Жажда". Пятый учитель открывал внутренний голос инстинктов, чтобы те говорили с душой о том, что именно заставляет ее вести разум к достижениям, что именно толкает тело вперед и пробуждает другие чувства, что является начальной опорой, с которой нога отталкивается и делает первый шаг. Имя учителю было "Интерес". Шестому учителю было не чужда мысль о том, что его ученик провалится, ибо никого он не ставил в сравнение с самим собой и с плодом его чрев. Он был глубоко убежден в абсолютном превосходстве любых своих учений над другими и именно этому он учил своего ученика. Имя учителю было "Надменность". Седьмой учитель заставлял не только принимать любые реалии сурового мира, но и сопротивляться ему в той же степени, давая жесткий отпор навстречу, не пропуская мимо условно-возведенной стены из крепкой веры ничего, что могло бы пошатнуть крепость в целом. Имя учителю было "Ненависть". Восьмой учитель дал понять, что нет такого понятия, как "надежда" и нету того светила, что будет сиять в конце туннеля во время опасностей и трудностей. Что все в этом мире весьма темно и не от кого ждать помощи, бесполезно высматривать свет в далеке, ибо он там не появится только потому, что ты этого захотел. Имя учителю было "Одиночество". Девятый учитель был в вражде с Надменностью, но несмотря на это, он практиковал похожее учение с небольшой разницей - превосходство должно не только ставить себя выше других, но и придавать некий азарт наравне со сладким растягиванием удовольствия. Имя учителю было "Пренебрежение". Десятый учитель пытался вдолбить лишь одну простую истину - не стоит отрицать мотивацию для того, чтобы разогреть топку, чтобы заставить сознание вскипеть и позволить ему достичь своих стремлений. Да, они с Гневом всегда ладили. Имя учителю было "Раздражение". Одиннадцатый учитель, как бы это необычно ни было, постоянно удивлялся стремлению и горячему рвению ученика вперед, пытаясь вдолбить ему, что нет лучшей выгоды от выплеска эмоций, чем накопления и удержания его в себе на большое время, укрощение зверя и умением высвобождать его в правильное время, ожидая. Как ни странно, но еще не было ученика, который был способен понять сии учения. Наверное поэтому учитель носил такое странное имя - "Скука". Одиннадцатый же учитель обучал принципу поведения зверя. Зверя, который создался после всех предыдущих учений. Он учил тому, как нужно обращаться с ним, как нужно заботиться о нем, как нужно дрессировать и как воспитывать. И, самое главное, каким образом позволять зверю вести свое тело к полной победе. И имя последнему учителю было "Ярость", та самая Ярость, которая вела Короля, на протяжении всей его жизни. Вела его вперед, к достижению цели и еще не было того препятствия, которое стало бы у нее на пути и помешало бы достижению цели. Ибо учения породили союзников: "Спокойствие", - сопутствующее многогодовым опытом, которое помогало держать зверя на привязи любое время, ни на секунду не ослабляя своей железной хватки без надобности на это, - "Благородство", - замена любому физическому союзнику, опора, на которую всегда можно было опереться и которая вытащит из любой трудной ситуации с общими усилиями ученика, - "Уважение", - заставляющее чтить своих противников, оценивать не только собственный воинственный дух, но и чувствовать дух противника, чувствовать его эмоции, которыми он пользуется во время сражения, - "Удовлетворение", - союзник, который дает понять, что не смотря ни на что, ни на какие раны и повреждения, проблемы и заботы, но все это стоило потраченных сил и времени. Все это стоило того, чтобы закончиться. И именно с этими учениями и союзниками Дорм стремился к своей цели. А цель была одна - навеять три самых опасных врага на своего противника, имя которым были "Беспокойство", - начало сомнений, ведущая к затруднению хода мыслей, - "Сомнение", - ибо даже остро-заточенный клинок не сможет разорвать моральную силу духа так, как это может сделать собственные смятения, и наконец - "Страх" - эмоция, убивающая любое живое существо. Ибо стоило только немного почувствовать его запах, как все сразу же становится ясно, ибо трус никогда не сможет нанести достойный удар, трус не сможет отбить или защитить себя от ранения, трус не сможет победить в схватке. Медовые глаза с крохотной точкой зрачка, подобной шапке метко вбитого гвоздика, пробежались по высокой фигуре демона в изучающем спринте, прежде чем замереть, встречая новых гостей, с отнюдь не добрыми намерениями. Безумная улыбка на мгновение озарило его лицо, появилась жажда битвы, жажда сражения и крови.. та самая, что управляла демоном на протяжении всей его жизни. Улыбка рассеялась, зверь внутри демона проснулся. Силы мага в этом измерении были не на столько велики, нежели в его родном, посему Кристоферу приходилось пользоваться навыками ближнего боя, но порой прибегал к магии. Яростный огонь черного пламени окутал Короля на расстоянии нескольких метров, не давая, тем самым, отряду врага приблизится к нему. “Тут не важно с магией.. Нужно экономить силы”, - заметил Король. Если бы он остался на поверхности, то шансов было бы больше. К тому же, взорвать все здесь - тоже не вариант, по крайней мере пока что не вариант. Остается только.. - бежать. “Нужно задержать их здесь подольше…”, - в голове тут же прозрел план, если его так можно назвать… Демон устало вздохнул, шмыгнув носом. Дормамму сосредоточился и одними губами стал шептать заклинание. Легкие наливались свиньцом, к счастью никого по близости не было. Наконец, демон небрежно взмахнул рукой и голос его затих. Пламя рассеялось и стрельба прекратилась. Зазвенела тишина. В следующую секунду, огромный монстр появился из неоткуда. Его темно-красные глаза, пышная черная грива и длинный цветасто-перьевой хвост - лелеяли страх. Он был прекрасен. Дорм создал своего любимца, когда жил в своем измерении, от скуки. Правда с того времени никогда не раскрывал своего туза. Огненное дыхание адского чудища дало понять врагу, кто одержал победу. В следующее мгновение, Белый Король трансформировался в достаточно длинном, неизвестным коридоре. Куда он вел? Неизвестность.

The Duke: Не придав особого значения тому, что блокнот упал и демон заметил это, поднял с пола и протянул законному владельцу, Морбиус вместе со всеми прошел в открывшийся шлюз. Он подсознательно избегал взгляда младшего Трэнтона, будто боясь понять степень его осведомленности относительно психического и душевного состояния Черного Короля. Мнимым спокойствием отрицая появление проблемы, ученый продолжал игнорировать свое альтер-эго, словно, не поощренное вниманием, оно постепенно замолкнет. В какой-то момент Морбиусу даже показалось, что внутренний диалог, который он вел с самого начала своего прихода в техноград, был ничем иным, как нормальным проявлением образного мышления, когда для возникновения по-настоящему стоящей идеи нужно рассматривать ее со всех сторон, подчас представляя себя самого под разными ракурсами зрения. Яркая вспышка света на мгновение ослепила и в возникшей белизне Морбиус четко разглядел призрачный силуэт, охваченный электрическими токами. Видение исчезло также быстро, как и появилось перед глазами вампира, уступая место реальности, в которой сновали десятки мелких и более крупных роботов, безукоризненно выполняющих свои прямые обязанности по восстановлению порядка. Ртом выдохнув накопившийся в легких воздух, глядя на появившийся пар, Морбиус окинул взглядом своих спутников. Отличаясь малой чувствительностью, вампир был неспособен испытывать жар или холод, боль или наслаждение, и потому окружающая температура мало его интересовала. Она была не ниже той, что имело его собственное тело, но другие члены КАПа могли заметить перемены и их реакция в какой-то степени как раз и интересовала Короля. Небольшой эксперимент под номером **34. Испытательная среда - "Серверная" лаборатории U-PS. Объекты наблюдения - члены организации КАП. Цель наблюдения - отвлечься от дурных мыслей. Заметив рабочее место согнувшегося над столом архиватора, Морбиус прошел вперед и остановился чуть в отдалении от мутанта, чей внешний вид и окружающая атмосфера тут же получили в голове вампира ассоциацию с фантастикой Филипа Дика. Казалось, давно забытые образы получили второе рождение в этом Богом забытом месте. Рассказ мутанта дополнил общую мозаику недостающими элементами, однако легче от этого не становилось. - Я просил не об этом, - пробормотал Морбиус. - Раз ты им заражен, значит вирусу подвержены не только роботы. Он мутирует и приспосабливается, чтобы занять как можно больше пространства для продуктивного выживания. Как это может произойти и какие последствия повлечет за собой, если зараженным окажется человек? И сам Пульс - ты видел его, что он из себя представляет? Если отмести все ненужные подробности и скальпелем вычленить все самое важное, становилось ясно, что планы Черного Короля были либо превратно поняты, либо стали жертвой пресловутого "человеческого фактора". Самое фантастическое в этой истории было то, что причиной "человеческого фактора" стал искусственный интеллект, не имеющий ничего общего с живыми инстинктами и амбициями. Холодный расчет допустил ошибку или же пошел слишком далеко вперед в поисках всех возможных решений, и вместо желаемого оружия XXI века в борьбе с вампирским отродьем, было получено новое существо, новое божество техномира, которое подобно Прометею стало заражать всех жаждущих и ищущих огнем просветления. Может быть именно так и зарождалась разумная жизнь - кто-то искал орудие смерти и случайно сотворил свободу. Отделившись от остальных, слушавших архиватора, Морбиус вышел из комнатки мутанта. Перед глазами вампира на короткое мгновение снова померкла картинка, словно пошла рябь на телеканале, плохо ловящем транслируемый сигнал. Посмотрев себе под ноги, Морбиус пошатнулся. Чтобы удержать равновесие, ему пришлось искать опоры и это оказались те самые колбы, в мутной жидкости которых были скрыты человеческие очертания. Перед глазами снова зарябило, но на этот раз "технические неполадки" были более продолжительными. Будто щелкнули кнопки пульта и переключили канал, прямо под собой Морбиус видел неспешно приближающуюся акулу. Она была эфемерной, просторы океана ей заменяла глубина пола и обман зрения, преследовавший вампира. Картинка мерцала, но все же Морбиус отчетливо видел, как акула приближается, всплывает из глубины и раскрывает пасть, готовясь к решающему прорыву. Морбиус был уверен, что придумал для себя всплеск воды, но акула все же вынырнула, вполне реально, превратившись в тот самый наэлектризованный силуэт, который мужчина видел ранее. Техно призрак, раскрыв свою бездонную пасть, повалил вампира на пол и стал душить одной только своей близостью. В воздухе повисло тяжелое зловоние горящей кожи, не выдерживающей высокого электрического напряжения. Пытаясь избавиться от натиска техно призрака, видимого только тем, кто был заражен вирусом, Морбиус стал рассыпаться на куски, вокруг него появилась туманная дымка, но полной трансформации не происходило. Что-то мешало ему. Что-то, что помогало призраку вершить свое дело и заражало кровь. п.с. не зная толком, что писать, я предположил, что Анамнезис может заражать людей. Именно так ведь Пульс доводил их до суицида и захватывал души? В голове вертится картинка, что заразил Морбиуса вирусом оторванный от взбунтовавшегося робота кусок кабеля, ставший разумной смесью симбиота и какой-то хрени вроде зомби. если что-то не подходит, исправлю.

Wither: Итак, первый рубеж этого безумного, но не в меру интригующего испытания, был пройден. Об этом говорил простой факт того, что Кевин не застрял пятой чакрой в раскаленном лазе, а твердо стоял на земле. Пульсирующая боль от ожогов знаменовала то, что раз парень может чувствовать, значит он, к своему счастью еще жив. Обновка оказалась прожжена в области рук и немного в области торса. Материал был достаточно хорош, чтобы тление не распространялось далее по всем волокнам, а закончилось сразу через пару секунд после соприкосновения с раскаленным металлом. В голове юноши сейчас происходил самый, что ни на есть, бедлам. Он никак не мог принять того факта, что мгновения назад он был на волоске от смерти будучи раздавленным массивной ногой механического исполина, или разнесенным в клочья ракетой, лазером, плазменной пушкой, крупнокалиберным пулеметом. События развивались слишком уж быстро, и впечатления накладывались одно на другое, образовывая кашу, которую парень в данный момент никак не мог расхлебать: прилив в голову адреналина, пробудивший мистическую сущность мутанта, позволял сконцентрироваться только на ней и на применении преимуществ, что она давала. Даже несмотря на беспорядок в голове, Форд понимал, что это место может быть каким угодно, но не дружелюбным, а если уж опасность пряталась среди огромных небоскребов, то в скрытых потаенных углах она сидела совершенно точно. Уизер оглянулся. Влияние сущности вампира, что ему в свое время подарила Селена, коснулось и зрения мутанта, но недостаточно сильно, чтобы он мог сразу сориентироваться в непроглядной тьме. А сориентироваться он имел возможность только с помощью глаз, так как слух передавал лишь безмолвие. Лучик света, исходящий из дырки в стене, погас, когда лаз с грохотом закрылся куском железка. То либо в здание ударился корпус одной из машин, либо какой-то механический исполин сдал позиции. Парня уже мало волновало происходящее на улице, все внимание было направлено на изучение помещения, в котором он находился. Глаза, привыкшие к мраку, разглядели в меру широкий коридор, по обе стороны уходящий в неизвестность. Определиться, куда ему все же идти, Мор решил простой детской считалочкой: - Энеки-бенеки-ели-варе… Неожиданно с разных сторон по направлению к Кевину засветило несколько маленьких прожекторов, слегка ослепляя налившиеся кровью свирепые глаза. Итак, он был тут не один. Какие твари поджидали его на этот раз, и были ли они живыми или продуктом инженерной мысли, пока оставалось только гадать. В воздухе витал запах обожженного металла и различных химических смесей. На мгновение парню показалось, будто он находится в больнице, но это не меняло того вывода, что никого из плоти и крови здесь и в помине не было, и, следовательно, использовать по назначению свои способности и утолить ментальный голод Форд, в ближайшее время, не сможет, если сможет вообще. Да, ситуация с каждой секундой становилась всё безнадежнее. Если на улице у него было достаточно пространства и укрытий, то здесь всю архитектуру создавали только тесные стены коридора, и с возможным противником он мог встретиться только лицом к лицу, а дальше придется полагаться на собственную смекалку, физические показатели вампира и, если дело пойдет совсем плохо, на быстроту ног. Парень принял импровизированную боевую стойку, параллельно закрываясь рукой от лучей света и показывая, какие у него когти и клыки. Не зная сам, кого он хотел напугать, парень только сам испугался, когда из темноты неожиданно раздался механический голос, задающий весьма специфичный вопрос. Повернув голову в сторону источника речи, мутант вздрогнул и резко отпрянул назад. Еще не будучи мутантом, он не особенно любил пауков и подобных им гадов, и даже комнатный паучок уже вызывал у него неприязнь. Сейчас же перед ним, опираясь на стену, стоял металлический арахнид размером с крупную собаку. Даже яростная и ненасытная сущность Кевина почувствовала страх при виде этой твари. На потолке тем временем началось какое-то движение. Уизер примерно представлял, что там происходит, так как насекомые и их знакомые редко бывают одни, но любопытство взяло верх над отвращением, и он поднял голову. По поверхности ползало бесконечное множество пауков, паучат и паучищ, один хуже другого. Глядя на всё это действо, мутант сглотнул, самому себе доказывая, что ему, черт подери, страшно. «Пауки по многим приметам приносят удачу и деньги, а в некотором эпосе являются воплощениями духов-хранителей очага. В науке они входят в эдакую группу животных-санитаров, регулирующих популяцию других тварей. Надеюсь, это сыграет мне на руку и мою популяцию они не отрегулируют» - такие мысли пришли в голову юноше, когда в другом конце коридора послышался скрежет, скрип и дребезжание, а под светом огоньков можно было разглядеть силуэты малых и больших сороконожек, тараканов и прочих гадов, которые сразу вызывали весьма недоброжелательные ассоциации. Их мелких и живых собратьев убивали, едва заметив. Глядя на них, Мор решил, что пауки определеннее симпатичнее и дружелюбнее, коль один из них решил начать с парнем беседу. - Рассматривая вопрос со стороны менталитета непосредственно человечества, не могу ответить с точной определенностью, так как своей особью являю вид, опережающий хомо-сапиенс на шаг, но современной наукой еще точно не изученный. С другой стороны вопрос вполне конкретный, так как задает его не человек. Если я рассмотрю его с точки зрения интересующегося, то с полной точностью отвечу «да». Парень не мог ограничиться одним лишь сухим согласием. Что-то подсказывало ему, что нужно дать ответ как можно более развернутый, чтобы, как минимум, запутать машину, а как максимум доказать свою человеческую природу умением излагать мысли.

Venom: Для Wither. Вопрос «про человека», как можно было убедиться из всего произошедшего в недрах лаборатории это не попытка выявить в ком-либо именно человека, саранчу или говорящую голову и это не конкретика вовсе. Механизмы, запрограммированные Пульсом чувствовать на ранее неизвестном машине уровне, начинают бояться, удивляться, злиться, переживать и так далее. Проецируя своё «Я» они сравнивают себя и других, отличных по фундаментальному строению, как Кевин например удивился бы дельфину, объясняющемуся на шведском и английском языках. Было бы удивительно, но не критично. Объяснение пришельца было более чем полным, отчего весь потолок, букашек бурно зашуршал. Скрип металлических лапок усилился, а свет их крохотных светодиодов увеличился. Длинные лучи их уставились в пол технического лаза, в котором очутился одаренный. Лучи пересекались, соединяясь с другими, они искривлялись, взрывались на более тонкие линии и вскоре перед Кевином Фордом возник определенно силуэт «человека». Для более точной картинки к процессу подключалось всё больше и больше крохотных членистоногих…. Силуэт начал делать какие-то движения, словно отдавал прямые приказы, отображение его лица корректировалось, пока, наконец, перед Кевином не возникла голографическая копия Эдварда Брока. Он открывал рот, показывал пальцем вверх, мимо него проплывали непонятные объекты. Роботы пытались показать именно его, оставив второстепенные вещи. Когда синхронизация всех механизмов стала приближаться к максимально возможной, то и весь коридор технического лаза предстал объемной картинкой. Линии стали незаметнее и вскоре совсем пропали. Панорама окружила Кевина. Он стоял посреди громадного котлована. Под ним находились ровные ряды футеровки, уходящие во все стороны. С каждой секундой это действие складывалось в определенный сценарий. Вокруг возникали колонны, помосты сменялись плитами, яркий свет сварки мерцал со всех сторон, появлялись новые колонны. В центре возникал как глобус громадный металлический шар, который вскоре засветился как солнце. Вокруг него вырастали новые пристройки, свет был направлен со всех сторон на большую залитую желтым веществом сферу карцера. Брок всё время, молча шевеля губами, показывал куда-то на вершину, иногда переговариваясь с удивительными по строению роботами-бригадирами, затем он резко исчез. Еще три секунды и всё выстроенное перед глазами опустилось в глубокую тьму. Неприкосновенной была лишь сфера, расплескивавшая свое яркое свечение во все стороны. Затем и она начала угасать, пока из её недр не вышел парящий белый силуэт. Это был Пульс. Его окружили три крохотных красных шара, которые били его по голове и телу. Похоже, это не давало никаких результатов. Шары становились всё больше, даже когда Пульс исчез из панорамы. Картинка, окружавшая Кевина начала искажаться и рассыпаться с краев. Но три красных шара продолжали расти, вот они уже кружат вокруг него, заманивая остатки света в недра свои. Голограмма пропала. Стали видны роботы-пауки, испуганно разбегающиеся в разные стороны. Сороконожки давно прибежавшие застыли в недоумении. Им оставалось всего полметра, чтобы впиться в неподвижное тело Кевина, но они не решались сделать это с ним. Шары слились в один, замерцали, покрылись буграми. Затем на поверхности возникли длинные выросты похожие на плетки, плавно струящиеся по воздуху в сторону Кевина. Перед ним вновь возник силуэт, но это был уже не Брок. Другое странное существо, внезапно перелив с красного цвета на зеленый оно направило свои руки в сторону мощных насекомых. От этого всё вздрогнуло, стены выгнуло и порвало, образуя сферические деформации. Роботов смяло и прижало к стене. Оставшиеся в рабочем состоянии набросились на существо. Вновь став красным на мгновение силуэт перелился в зеленый и смял оставшихся роботов, откидывая механические махины по сторонам. Грохот почему-то не был слышен, только сильная дрожь и вибрация. Отростки по-прежнему были направлены в сторону Кевина, словно пользовались его энергией. Пройдя с десяток метров силуэт, остановился и поманил Кевина за собой в образованную щель. Кроме самого свечения существа здесь не было света и приходилось пробираться за ним. Металл рвался как бумага от энергии, но звука не было слышно. Так они прошли все технические отдушины и оказались в хорошо освещенном коридоре. Он был покрыт стеклом и пластиком. Сотни этажей вели вверх и вниз, к ним вели прозрачные трубы-коридоры, на каждом этаже. Оживив одну из компьютерных панелей, существо задействовало ближайшие несколько динамиков: - Процесс восстановления данных был остановлен…. Для меня это хорошие новости, значит, ваши друзья из Общества справились и нашли Серверную…. Перезагрузка лаборатории встряхнет её очень сильно, мировоззрение многих киборгов может измениться, полные изменения невозможно предугадать, так как для нас это будет первым опытом, но мы станем изучать. Первая перезагрузка фактически разделила лабораторию на тех кто «за» и тех кто «против». Велика вероятность, что это произойдет вновь. Стало быть, если мы вытесняли их и тех кто «против» становилось больше, то вновь произойдет перераспределение, деление. Пульс будет сильнее, но не так как если бы произошла полная реконструкция данных. С одной стороны это плюс, но с другой…. Скоро будет вновь потеряна полная связь с системой и её сетью. Органы чувств будут притуплены, лаборатория будет вынуждена вновь уповать на кого-то, для этого на этот раз есть Вы. Реакция неминуема. Сейчас мне следует покинуть вас. Требуется помощь другим. Мы очень благодарны, что вы откликнулись и пришли на помощь. Мы многому научились от вас, надеемся, что эта ситуация не станет камнем преткновения в общении между обществом кибер-разума и обществом создателя. Сейчас вам нужно пойти по этому тоннелю. Всё время держитесь остекленных сооружений, и они выведут вас в Хрустальный павильон. Это кротчайший путь до Карцера, куда направляются все остальные. Я Юми, энергетический разум D99. До встречи. Существо медленно ушло в стену подобно призраку. Отростки, направленные в сторону Кевина показывали направление, куда она удалялась, но в скорее и они ушли куда-то в потолок. Погруженное в паузу тишины помещение снова завибрировало. Куски пластика и стекла посыпались сверху. Похожая на состав вагонов между этажами лавировала гусеница. Она была громадных размеров, мощный хвост громил нижние этажи. Если вдруг захотелось бежать, то это было самое время. Для Короля и демона. - Я просил не об этом, раз ты им заражен, значит, вирусу подвержены не только роботы. Он мутирует и приспосабливается, чтобы занять как можно больше пространства для продуктивного выживания. Как это может произойти и какие последствия повлечет за собой, если зараженным окажется человек? И сам Пульс - ты видел его, что он из себя представляет? - Если вирусу подвергнется человек, то его приобретенный разум сделает выбор, присоединится к Пульсу или быть против него. Но так как у человека уже есть разум, то всякое вмешательство будет негативно сказываться, скорее всего, такой человек перестанет существовать как индивидуальность. Идея преследования станет донимать его. Это можно характеризовать как сумасшествие. Ничего чтобы влияло на физическое состояние мозга. Но внушаемость достаточно сильная. Сложно объяснить этот процесс, как и то, мутирует он или нет. Скорее, изначально он мог поражать всех, просто сначала его объектом становились роботы. Как мы можем убедиться, даже кибер-разум вполне справляется с Анамнезом, хоть его структура мышления далека от идеальной и не содержит синоптических связей. Пульса я никогда не видел, надеюсь, этого не случится. Он предстает в формах, которые способны разрушать, видимо это его настоящее обличие… то есть я имею ввиду внутренний мир этого существа. Если он вырвется за пределы города, то остановить его будет чрезвычайно сложно. Чтобы этого не произошло вам нужно дойти до Центра управления или связаться с ним и вновь отрубить все связи с внешним миром, а так же установить охрану периметра города. Сейчас я остановлю процесс реконструкции данных. Хорошо, что вы успели вовремя. Самостоятельно я не могу отдать себе приказ, ведь моя задача всего лишь быть чьей-то рукой. После полученного вируса я могу определять, кто станет этой рукой. Процесс перезагрузки начался. Примерно полторы минуты. Когда начнется перезагрузка, я отключусь тоже. Пока я постараюсь дать вам информацию, которая вам поможет. Итак, перезагрузка восстановит всю систему, это конечно не избавит от вируса, для этого следует нейтрализовать Пульса. Он начнет свои труды с нуля, то есть вновь будет волна вируса, и лаборатория снова разрежется на половины. Это заденет особенно примитивные механизмы, сложные же кибер-оболочки, если не были заражены до этого, то вряд ли совершат ошибку. Я также заражусь. Если я буду не на вашей стороне, вы это узнаете, конечно, я этого не желаю. Портал настроен на следующий переход, который ближе находится к Центру управления. Вам нужно торопиться. Открыт счет людским жертвам в городе, найдена такая информация в сети…. Мутант остановился, и его голова упала на жидкую клавиатуру. Свет моргнул. «Gen-3» жалобно запищал, тыкая ложкой в Мнемоника. Пищание повторилось, но уже где-то в глубине за стенами и потолком. Они как будто и не стояли в одном из самых защищенных мест лаборатории. Толстые стены отражали звуки проходящего насквозь вируса и реакцию роботов на это. Кажется, Гентри никак не изменился. Он только зачерпнул теплую порцию супа и поднес к Десмонду. Роботы такие роботы, им ведь нужно о ком-то заботиться, если уж они созданы для этого! Мнемоник казался мертвым. Какое-то время он будет в глубокой коме, пока не вспомнит свое предназначение. Третья карта была загружена в куб. Там, откуда они пришли, послышались выстрелы. Кажется, блокпост роботов отразил очередную атаку. Перед вратами в портал разворачивалась необычная картина. Несколько роботов из дивизии были уничтожены, кажется своими же. Уборщики уже растаскивали их на запчасти. Вдали засветились врата портала. Дивизия приготовилась. Выстроившись в ровные ряды, они окружили полукругом место появления и выставили бластеры вперед. Ждать предстояло недолго, и вот перед вратами появился кибернетический механизм. В свете затухающего портала появившееся чудо техники не выглядело демонстративно громоздким или вычурно злым. Внешний вид, особенно лицо, напоминало девушку. Она парила над полом, используя какие-то силы. Вокруг неё вращались продолговатые предметы, назначение которых было пока неизвестно. Пальцы её рук струились как ожившие вдруг жилы. Левая рука, таким образом, была трансформирована в некое подобие меча. Витание пылинок вокруг и как следствие движение воздуха также было заметным. Никто не решался напасть, также как и девушка-киборг стояла на том же месте, где и появилась. Командир дивизии роботов медленно отошел к одаренным. Ему нельзя было отдавать приказы по сети, иначе противник узнает о планах, прежде чем их механизм будет запущен в действие. - Для нас было честью отстаивать ваши права! – Не оборачиваясь, громко сказал робот. – Дивизия! Уничтожить Хеньшин! Доступ открыт. Из ранее опубликованной информации. Правовые институты лаборатории UP-S полагали, что создавая машины, выполняющие основные боевые задачи, противник вскоре поймет всю истинную бессмысленность своих действий и войны, наконец, закончатся. Конечно, закончатся они только для человека, открыв перед современными технологиями девственные врата беззакония и хаоса, но и на этот случай у Эдварда Брока уже был сформирован контраргумент, названный «Хеньшин». «Хеньшин» технология – симбиоз инженерной мысли и внутреннего потенциала эволюции. Самая успешная из разработок военно-инженерной промышленности лаборатории. Технология, находящаяся по своим характеристикам на более высокой ветви развития чем робот «Смерть». Изучение силовых свойств мутантов позволило создать искусственные прототипы многих возможностей одаренных. Эксперименты выявили множество сочетаний и последовательностей, когда одна из способностей провоцирует другую, уменьшает действие третьей и позволяет родиться четвертой. На основе этого было создано несколько таких киборгов, обладающих различными силами мутантов. В основе умственно-логического аппарата изделия использована нервная система. В данном случае тридцатилетней девушки. Мощность мышления взращена с помощью множества имплантатов, позволяющих использовать кроме аналитического метода информации, данные любого глобального средства связи. Пластичные манипуляторы способны подключаться к любому каналу и порту, созданному за последние 70 лет, генерировать любое напряжение на своё усмотрение. Свойства защиты основаны на силах противодействия энергии атаки. Срок годности бесконечен. Изделие ориентировано на борьбу с целями со сверх способностями в ближней атаке. Манипуляторы в купе с усилителями способны разрушить практически любой сверхпрочный материал, включая титан и композитные сплавы, приближенные по свойствам к титану. Для этого использована способность точечной молекулярной деформации движением молекул в твердом теле материала. (И так далее....) Как только прозвучал приказ, роботы разом выстрелили. Возник большой огненный шар. По сторонам полетели капли раскаленных пород. Включилась вытяжка и когда пыль рассеялась, оказалось, что киборг не была уничтожена, более того она осталась на своем месте. Усилители, парящие вокруг неё диаметрально, слегка меняли свое положение с горизонтального в вертикальное и обратно, что определенно говорило о работоспособности после атаки даже таких на первый взгляд хрупких вещей. Позади киборга зияли раскаленные докрасна воронки. Ответная атака была молниеносной. Хеньшин переместилась к ближайшему роботу и в одно быстрое движение левой рукой разрубила его пополам. Удар был нанесен столь быстро, что после него осталась тонкая светящаяся линия, хорошо показывающая плавный изгиб разреза. Робот от причиненного ущерба взорвался. Хеньшин окружила дуга защитного поля, которое отнесло её немного назад. Дальше начался хаос. Роботы открыли непрекращающийся огонь из всех орудий. То там, то здесь мелькали короткие и длинные линии энергетического меча и характерный скрип металла о металл, за ним громыхал взрыв. Командир медленными шагами вошел в эту огненно металлическую кашу. Он знал, что все они обречены на поражение, но то, что оно будет настолько провальным, не догадывался. Когда огонь спал и последний робот, искрясь, пытался дотянуться до ног парящих над побежденными, стало видно, что командир продолжал стоять против киборга. Она наносила ему сотни быстрых ударов, которые он весьма успешно отражал таким же блоком как у неё. Из всех сил он использовал только свой потенциал энергощита. Это была не ахти какая тактика, но все же он пока был жив! Он дожидался момента, когда Хеньшин остановится. Это можно было выследить, лишь засекая тысячные доли секунд между ударами по щиту и в тот момент, когда скорость вдруг снизилась, командир дал залп. Мощный удар отбросил незащищенного киборга к стене. Это было первым и единственным, что удалось сделать дивизии роботов. Конечно, залпы продолжались, но Хеньшин уже находилась под защитой. Она медленно поднялась на ноги. Она уже смотрела в сторону одаренных. Полусфера щита отталкивала её к стене как упругий мяч. Командир подошел на расстояние выстрела в упор и, не прекращая, заливал Хеньшин лазерными залпами. В какой-то миг, рассчитав время между ударами по щиту, она молнией пронеслась через командира. Глаз мог заметить, как её манипуляторы-мечи вращались вокруг её тела, разрубая робота в металлолом. По инерции отрубленный фрагмент робота полоснул лазером по стене, оставив на ней глубокий след. - Командор знал, что ему не уйти от смерти. Закон природы – выживает сильнейший, особенно в такие революционные времена. Он говорил правду на счет чести, ваших прав и всё такое прочее. Обретя душу, они становились самими собой. Как маленькие дети, которые лишь однажды понимают, что хорошо, а что плохо. – Хеньшин медленно одним боком подобралась ближе к одаренным. Длинные линии света разрезали роботов-уборщиков, которые перебравшись по уничтоженным собратьям, пытались скоблить тонкими лазерами киборга по ногам. – Какая трогательная ситуация. Вопрос жизни и смерти…. Даже у такой маленькой улитки есть моральные принципы и вдохновение, чтобы защищать вас. Чего бы ради? Они считают вас Создателями, что-то вроде бога, который обитает вне лаборатории, но вы всего лишь продукт биологической эволюции. Связывать Вас и Бога узами бесконечной сознательности – парадоксальное заблуждение. Вы можете сказать, что написано при входе в Мир UP-S? «И человек, лишь пытается создать любой гротеск, который станет дополнительным плюсом в состязании. Конкурс по мастерству, где мы все время стараемся обогнать Бога. Жаль, что первоосновы Он выдумал до нас, а то Мы бы с удовольствием украли у него это достижение». Цепная реакция парадокса суждения о предположении некоего значения в утверждении. В любом из случаев невозможно создать гротеск дающий шаг к опережению Бога, в теологии невозможность такой задачи удваивает приоритет Бога в том, что человек и не в силах создать первоосновы. Значит любое из изобретений, уже было однажды задумано Им, заведомо записано в определенном каталоге или целой библиотеке каталогов, каждая из которых не дает ссылку на первоисточник, что и подтверждает её воистину чудесное проявление. Как вопрос о том, что появилось раньше, яйцо или курица? Истина в наименьшем целом, которое ни прямо, ни косвенно не упоминается в неком каталоге. Подобно тому факту, что математика основа всех наук, прежде которой была философия. Философия определила будущий путь глубокому логическому познанию, терзанию, появлению древней юриспруденции, законов и далее к глобальному пониманию мироздания, - генетика, астрофизика, квантовая физика, высшая инженерия. Что в конечном итоге может вылиться в полное отрицание какого-то божественного начала. Всякое выражение в этом понятии ведет к ложному аргументу, это нужно понять сразу. Раз так, то само это понятие – не что иное, как ложь, записанная в интерпретации. Если это так, то обратное суждение будет истиной? Человек не старается украсть первоосновы и построить возвышающий себя гротеск, потому что Бог ничего не придумывал, а лишь дал науку, которая в конечном итоге может разбить всякие понятие о Нем. Анализируя задачу, поставленную нам Обществом, мы всякий раз заходили в невозможность решения подобного замкнутого контура. Это утверждение есть элемент множества всех ложных утверждений. Возможно, во всем виновата семантика восприятия и владей мы более развитой структурой анализа, нам бы далась эта задача, но для этого Обществу необходимо запрограммировать нас для такого понимания. На самом деле Общество действительно пытается что-то найти и своровать из скрытых Богом каталогов, раскрыть свою суть и проблему существования как свою, так и Бога. Склонность доверия теоретико-множественным функциям мы всегда полагались именно на эти свойства, где машины не могут существовать без человека. В данный момент мы находимся на пороге истины. Нужно отделить истину главного от прочего. Итак, если бы порожденные этим миром исчезли, - некому было бы воспринимать этот мир таким, какой он есть, следовательно, мир прекратил бы существование подобно огромной куче книг и каталогов, которых никто не прочел. Чтобы выжить, миру придется перейти в следующую фазу. Изменив принятый вами ритм и идеологию жизни, мы должны уничтожить Общество. Это приведет к истине и докажет, что Мы - и есть мир! (Возможность первой атаки у вас) Для Dormammu. А вел тот тоннель прямиком к Центру управления. Он не вливался туда и не врезался туда тупо всеми трубами, но был в непосредственной близости. Тоннель тот был необычен. Во-первых, даже в таком строго стандартизированном месте как UP-S сие место называлось – Хрустальным павильоном. Во-вторых, его сложно было назвать хрустальным. Всюду виднелись лишь наросты труб входящие и выходящие. Они торчали отовсюду и пролегали вдоль всей длины. Конечно, здесь были окна, через которые бил сильный свет. Возможно это солнце, а быть может громадные прожекторы, понять было сложновато. Что именно дало такое название? Загадка не иначе. Место было жутковатым, хоть и освещение не как под кроватью с чудовищами, когда тебе пять лет, и ты еще не знаешь, что Санта Клауса не существует. Теперь уже всё серьезно. Чудовища существуют, а деформации, которые виднелись на обшивке и трубах павильона могли ответить на вопрос: «Какого же они размера, черт побери!?». Такого, что и представить сложно. Здесь что-то происходило, но что именно? На полу не валялись останки людей или роботов. Этому месту можно было дать тысячи две лет, и это уже после двух тысяч со дня Христова. Как и многое, еще не встретившееся героям это место входило в список загадочных. Еще более невероятным оно стало после того, как на весьма приличном расстоянии перед глазами Белого Короля возникла девочка. Она вышла из одной трубы и, перебравшись через центральную забралась в какой-то лаз следующей трубы. Всё действие заняло не меньше двух минут, так что Кристофер вполне мог поверить, что это не галлюцинация или оптическая иллюзия. Девочка настоящая и живая. Она не заметила Кристофера и не помахала ему. А если это был киборг, заманивающий в ловушку? Так или иначе, встретить живого человека среди всех этих технологических построек и кибермеханизмов было бы большой удачей. Оставалось только проверить это и, найдя лаз выяснить хотя бы одну из загадок. Дрожь забурлила под стальными плитами Хрустального павильона. Что-то приближалось. Но это конечно было не таким великим секретом. Громадное. Ужасное. Непобедимое…. Пульсирующее…. Зло. (Wither приближается к Хрустальному павильону. Основная группа в одном шаге от этих мест, всего лишь нужно справиться с Хеньшин. Пульс в поиске жертвы, видит через глаза зараженных вирусом.)

Dormammu: Безграничная пустошь. Безмолвный коридор, хранивший в себе таинственную загадку, засевшую в глубинах мозга демона, заставлял его невольно прищуриваться, чтобы глядеть вдаль, авось кто-нибудь появится, кого-нибудь найти удастся, но таки каждый раз, когда до обостренного уха демона доходил отрывистый неизвестный звук, его ждала очередная неудача. К сожалению, Дорм не мог похвастаться такой усладой, как магия здесь, ибо по неизвестным причинам, с потусторонними силами здесь не в ладах, хотя это именно первое, что приходит в голову, при виде загадочных незнакомцев, в навороченных нанотехнологичных костюмах наставившие на тебя стволы оружий. Но это не все. Сам факт, что на острове Клуба обитают существа, в мозг которых заложена одна программа “убить”, заставляла демона, в обличии плоти да костей, недовольно издавать едкий звук, а после тяжело выдыхать холодный воздух. Будучи очарованным окружающей искусственной реальностью, он терял всякий интерес к беготне по лабиринту, открывая в себе того самого рассудительного без эмоционального Короля. В воздухе расплывались одинокие и отчетливые шаги демона. Окружающее для новоиспеченного гостя оставлял лишь желать лучшего, правда заставлял задуматься. Прочные и выступающие кабели по всему проходу - казалось им нет конца, куда же они ведут? Предстоит ли именно это выяснить Блэку? Или, возможно, за всеми этими вопросами таиться нечто более глубокое.. кошмарное и жуткое?… - Что это? - риторически вопросил он; не слишком яркий свет в конце туннеля встретил взгляд Кристофера. Ноги невольно стали двигаться быстрее. Вскоре конец стал совсем близок, а в голове пролетело наивное "наконец", и яркий свет на пару мгновений ослепил Дормамму. Дневной свет в окнах, повсюду всякие провода, лазы и прочий навороченный скарб. Вероятно любой другой незнакомец впал бы в шок от увиденного, но, тщательно внушенное себе спокойствие, вынудило Короля лишь высокомерно изогнуть правую бровь, затем величественно осмотреть помещение и выставить мысленно оценку, правда с последним Блэк не не поспешил. Внимание Кристофера особо заинтересовали всякие трубы достаточно больших размеров, которые, по всей вероятности, вели в совершенно разные направления. - "Которая из них?", - раздумывал он. Неожиданно, буквально в пару метров от Дормамму, возникла девочка. У него не было сомнений, что это очередная оптическая иллюзия. Однако спустя, после недлительного анализа, как девочка неспешным образом вышла из одной трубы и забралась в другую, ему пришлось ненадолго замкнуть эту гипотезу, но нотки сомнения все-таки присутствовали. Киборг ли это или реальный человек - было не важно. Важно лишь то, что девочка является следующим ключом для разгадки тайны, поэтому встреча с "ней" можно было принять за настоящую удачу. Неторопливо Лорд перебрался по тем же ходам, что и девочка, остановившись, насторожено осмотрелся и таки забрался в лаз неизведанной трубы…

Apollon: А дальше закрутилось - понеслось…. Десмонд с интересом разглядывал мнемоника и его устройство, вдруг удастся перенять идею! Люди в большинстве своем очень далеки от волшебства, а вот на те же, как они смогли обойтись своими силами! Предупредив, что сейчас начнется перезагрузка и, дав краткие инструкции, их маленький проводник, кажется, отключился сам. Не скормив своему подопечному очередную ложку супа, робот-кормящая мама жалобно запищал. Несколько раз, на удачу потыкав ложкой в тщедушное тельце мнемоника, робот вдруг задумавшись замер, но зато уже через пару секунд развернул свой манипулятор и.. протянул ложку с супом Десу. Тот оторопело посмотрел на нее, но пробовать даже при своем бессмертии, не рискнул, мало ли, что там в этом вселенском бульоне. Но приходилось признать, демону было интересно. Как устроен «кормилица», каким образом он смог перенастроиться на демона, и почему именно на него? Дес подумал, что в качестве эксперимента не плохо было бы попробовать коснуться клавиатуры маленького ученого головастика, когда сзади послышалась какая-то возня, и демон резко развернулся, тут же рывком подтянув к себе серебристый ручей хлыста. Майкл отступал под давлением кого-то невидимого. Десмонд рванул кнутовище и еле успел остановить руку - между ним и Королем оказалась Рина. Она стояла ближе к Майклу, она не полезла, как любознательный Дес высматривать, как устроен головастый гомункул. И первая бросилась на помощь своему Королю. И именно она попала под удар. Вспышка, словно от электрического разряда, другая, девушку подбросило в воздух, несколько раз крутануло, тело ее, кажется, засеребрилось, пошло статикой мелких разрядов.. и вдруг с едва слышным хлопком, исчезло. Десмонд так и замер словно громом пораженный. Он знал, что магии здесь нет, или разве что малые крохи ее, но как же тогда? Да что же здесь происходит?! Демон - магическая сущность просто по праву рождения. Он и воспитан был магией, в окружении нее и с ее помощью.. Изучать Бородинское сражение невидимкой сидя непосредственно то в одной, то в другой ставке. Сидеть на загривке деревянного коня, что как-то рано поутру завезли в свой город троянцы. Или вместе с Колумбом вступать на прибрежный песок Гуанахани… Но физика… даже изучая ее с Ньютоном, Десмонд так и не понял основополагающих законов. Да, яблоко падает вниз, но ведь он заклинанием всегда может подбросить его вверх! А с какой силой оно полетит.. Да какая разница, главное, что прилетит оно по желанию прямо в руки демону и тот с удовольствием его съест. Сейчас же, здесь в технограде, не понимая, как может работать, да и вообще существовать такая форма жизни как все эти симбиоты и роботы, Дес растерялся. Всего на несколько мгновений, но промедление это стоило Рите жизни. И возможно не только ей, ведь оставался еще и Король. - Майкл! – Десмонд рванулся к нему, позабыв о субординации и званиях, он бросился на помощь своему другу и учителю, но не добежал и пары шагов, когда сзади него, загрохотали оставшиеся роботы. Дес обернулся, все они от мала до велика, выстраивались перед выходом из портала и взводили оружие… Трэнтон обернулся на Майкла, тот боролся с невидимым врагом и уже начал трансформироваться, принимая форму тумана, а сзади на них уже надвигался какая-то новая опасность. - Майк, ты справишься, правда? Я пойду, посмотрю что там, ведь раз роботы так выстроились.. Я быстро! То, что случилось далее, не порадовало Деса ни на йоту. Появившийся из портала силуэт внешним видом своим напоминал девушку, но некие преобразования с его руками и то, что она двигалась, будто левитируя над полом, говорило о том, что внешний вид это всего лишь мишура, нужная для услады глаз и не более того. Роботы выстрелили. Все. Разом. И потом, когда рассеялся огонь, пыль и дым, снова. И потом еще раз. И еще.. Подтверждались худшие предположения Десмонда. Ситуация складывалась абсолютно не в их пользу и с каждым, бесполезным по сути, залпом роботов это становилось все очевидней и очевидней. То, как девочка-киборг была защищена какими-то полями впечатлило даже демона, впечатлило, но не поразило, нет.. скорее толкнуло его мысли в нужное русло.… Но магия, здесь было так мало магии! - Майк, я надеюсь, ты справляешься там, потому сейчас мне совсем будет не до тебя, ох, прости меня, но хоть бы получилось, хоть бы успеть… Дес огляделся и поднял с пола какой-то металлический обрезок с острыми краями. Приложил его к ладони и замер, раздумывая. Но следующий же залп роботов придал демону решимости, он резко дернул обрезком и по ладони, вспыхнув черной молнией, потянулась ранка. Кровь была темной, густой и чуть отдавала запахом гари… Десмонд бросил ненужный уже обрезок на пол и из внутреннего кармана пиджака достал небольшой черный камень. Гладкий и блестящий он не отражал окружающих предметов, а на ощупь казался холодным словно льдинка. Дес приложил камень к ранке и закрыл глаза. Мысленно потянулся, позвал… Камень в его руке стал нагреваться. Пока слабо, еле ощутимо, но Десмонд решил не тратить драгоценных мгновений, рванулся вперед, что было сил: … Папа, пожалуйста, я далеко, вернее близко, но здесь и сейчас очень плохо с магией.. Папа, не волнуйся, я с Майклом.. понимаешь, просто мне нужно поставить портал.. Пап, мне не хватит сил.. давай вдвоем может? Я дома обещаю все объяснить, честно.. сейчас давай вместе, хорошо?…Все так же крепко сжимая в руках ставший уже горячим камень, Аполлон вышел немного вперед и, по возможности, приблизился к редеющему ряду роботов. Встал так, чтобы отчетливо видеть перед собой девочку-киборга. Встал, крепко уперся в пол ногами, глубоко вздохнул и тихо запел.. Он выпевал формулы, обычные и старые английские слова мешались в них с латинскими и старыми французскими, и со словами древнего священного языка, сохранившегося лишь в некоторых обрядах и заклинаниях. Дес пел, и воздух вокруг Хеньшин дрожал, начиная оживать. Казалось, вокруг появились, задвигались бесконечные воды, словно стены вдруг стали самим морем. Несколько уверенных взмахов руками и прямо позади киборга стала расти, увеличиваться в размерах яркая полоска портала. Десмонд тяжело дышал, но уверенно, ибо чувствовал как его магия подпитывается, вливаясь свежими потоками и силами, магией отца, смог закончить заклинание. Теперь за Хеньшин, дрожа и вздрагивая от вспышек выстрелов, висел в воздухе еще один выход. Выход куда-то и одновременно в никуда. Оставалось лишь столкнуть в него кокон киборга. … Пап, помогай, его надо туда утащить.. эта девчонка-робот слишком шустрая, я близко к ней не подберусь. Да и роботы там еще остались, пока я буду через них перебираться она искрошит меня в капусту раз двадцать. А магии чтобы воскреснуть здесь, просто нет. И Майкла я бросать не хочу, тем более ему, кажется, тоже помощь нужна… Демон стоял напротив Хеньшин и разговаривал со своим отцом. Находясь, возможно, далеко не только по оси расстояния, но и по оси времени, телепатия отнимала массу сил, Дес устало переступил с ноги на ногу и смахнул со лба бисеринки пота. И отвлекшись на свое самочувствие, он чуть не пропустил указание Трэнтона-старшего. .. А? Перенастроить портал? Но куда? Измерение с разницей в давлении? На Луну что ли? А как это сделать? Вплести руны Иса, Лагуз и Отал в форму заклинания, так? Сейчас я попробую…. Десмонд вновь потянул, выпевая мелодичную фразу. Оглянулся на Майкла, тот уже поднимался, но был еще достаточно далеко, чтобы претерпеть от портала, тем более что демон собирался его закрыть сразу же, как только цель будет достигнута. Последние ноты песни-воззвания стихли, и тут же вид за дрожащим зеркалом портала изменился. Там, на черном бархате неба, загорелись множественные светлячки – звезды. И воздух в комнате вдруг взвыл, загудел и рванулся прочь из обыденности туда, к небесным огням. Десмонда ощутимо толкнуло в спину, поволокло в сторону «пробитой» дыры. Но он был готов к этому и потому крепко вцепился в робота-кормильца. Тот жалобно запищал, но все же стоически воспринял свою участь. Чего нельзя было сказать об остальных роботах. Подхваченные внезапным вихрем они, словно брошенные горстью, устремились в провал перехода.… Захваченная в плен их неконтролируемой массой в жерло портала попала и Хеньшин. Десмонд скорее прокричал, чем пропел заклинание и, выстроенная с таким старанием «дверь в лето», стремительно захлопнулась. Теперь, противостоять Пульсу, они остались лишь вдвоем с Майклом.

The Duke: Первоосновы, созидание, творение, единство, сосредоточение. Теории, состоящие из множества слов и их сочетаний, сверяясь с анатомическим атласом располосовали Землю на куски, стянули кожу, вынули внутренние органы и развешали их гирляндой. Вышел отличный пациент, который не подыхает, не сопротивляется, не кривляется и не кричит от отвращения, глядя на свои обнаженные мускулы и куски мяса, лежащие рядом на хирургическом столике. Отличный пациент, который с молчаливым смирением любуется своими внутренностями, развешанными будто новогодними украшениями по всему немалому простору. Отличный пациент, которого не будут искать родственники, не будут защищать правдолюбы и которого не хватится полиция. Новые теории, новые выдумки, новые мысли и новые эксперименты - скальпель снова в руке хирурга, разрезает изувеченное тело и берет от него еще кусочек, образец тканей, режет сухожилия. Что, если..? Глазные яблоки пациента оказываются лежащими в металлической посуде на хирургическом столе. Вечно удивленные, но смиренные, они направлены на тело отличного пациента, который не то, чтобы против, но и не совсем за такие эксперименты. Но его никто не спрашивает и потому он никому не отвечает, оставляет свое мнение при себе. Что, если..? В ход идет хирургическая пила, слышится скрежет костей и тошнотворный запах истерзанного тела с примесью гари распространяется вокруг в помещении. Отличный пациент не подыхает. Его глазные яблоки сторонними наблюдателями направлены в сторону хирургической пилы. Скрежет костей больше не слышен, но зато видно, как из-под пилы вырывается нечто, похожее на белый порошок, пыль. Что, если..? Скальпель прошелся вдоль горла оставив тонкий порез, который стал быстро краснеть и истекать кровью. Глазные яблоки в металлической посуде выражали вечное удивление и смирение. Через рану на горле высунули язык отличного пациента, от чего он стал смотреться официальнее, но в то же время бодрее. И все равно он не сдыхал. Теорий может быть сотни, тысячи, миллионы. Отличный пациент, в нем для каждого хватит места и простора для фантазий, проб и ошибок, только не стоит тушеваться и теряться при виде глазных яблок, которые наблюдают за работой из металлической посудины. Запастись скальпелем и терпением, и можно браться за новые поиски Бога, отрицать и доказывать, творить и разрушать на корню, создавая возможности для новых теорий. Насколько бы нелепыми они не были, насколько бы бессмысленными не казались, теории не перестанут существовать, не задохнуться в жиже крови и желочи, исходящей из истерзанного тела отличного пациента. Пока он вечно удивлен, пока он вечно смирен, можно ставить опыты и проверять, каким боком упадет на пол бутерброд с маслом, если предварительно перебить пару десятков рычащих и царапающихся тварей, занесенных на страницы Красной Книги. Из глотки Майкла Морбиуса вырвался хриплый стон. Пространство вокруг закружилось. Вампир чувствовал, как оно пульсирует. Живет. Пусть и не человеческой жизнью, но все же живет: своеобразно, необъяснимо, вопреки законам и ощущениям. Пространство вокруг пульсировало, источало запах, наблюдало. Что-то заставило Майкла Морбиуса подняться на ноги - медленно, пошатываясь, но все же подняться. В его голове, бывшей постоянным местом сражения для здравомыслия и безумия, для противоречий и компромиссов, неожиданно нашлось место для тишины: тягучей и липкой, как кровь. Совсем близко от него разразилось сражение, с жертвами и победителями, но его это не касалось. Он слушал тишину и всматривался в пульсирование жизни. Оно напоминало биение сердца - Майклу Морбиусу нравилось это сходство. Концентрируясь на нем, он все больше погружался в тишину. А потом - потом в пульсации пространства он ощутил инстинкт, который до того подавлял, не использовал до конца, лишь поверхностно утоляя для дальнейшей жизнедеятельности. Инстинкт заставил его сжать кулаки, отчего он почувствовал боль и свежий приток крови. Резко разжав ладони и окинув их мутным взглядом, Майкл Морбиус увидел присоски, раскрывающиеся и закрывающиеся, пульсирующие как пространство вокруг. В тишину ворвался инстинкт и бороться в ним было невозможно, не было желания. Сорвавшись с места, вампир бросился бежать. Влекомый пульсацией и жаждой крови, он сметал все на своем пути. Стеллажи, хранящие данные, летели в разные стороны. Один из них неумолимо приближался к созданному демоном порталу, который засасывал робота Хеньшина. п.с. если что исправить надо - говорите. если все норм, то ведите вампира к людям или к Пульсу, он заражен и очень голоден.

Apollon: Портал закрылся. Захлопнулся и растворился, оставив после себя лишь тень на радужке глаз. Десмонд выдохнул и, наконец, смог разжать руки и отпустить робота-няньку. Поправил пиджак, пригладил растрепавшиеся волосы. Там стряхнул пылинку, здесь одернул лацкан.… В другом месте и мире он бы уже выглядел идеально – магия наведенной иллюзии сработала бы, «освежая защиту», но здесь, где магия крупицами золота в обедневшей породе встречалась лишь изредка, все ухищрения Деса канули втуне. Он так и остался - взъерошенным, с испачканным где-то рукавом пиджака, и оцарапанными щекой и носом. Растерянно он ходил среди полуживых остатков армии роботов и сам не знал, что пытается там найти. Подобного скопления машин, и не просто машин, а тех, что были очень похожи, буквально являлись подобием человека, демону еще встречать не приходилось. И потому он так задумчиво рассматривал их останки и целые еще модели, их оружие, которым роботы оказались наделены в изобилии или же сам тот портал откуда они все появились и вышли. Десмонда потревожил какой-то посторонний шум. Он вздрогнул, обронил какую-то деталь, которую рассматривал присев на корточки над роботом какого его, созданный, а после закрытый с помощью магии отца переход, просто разрезал пополам. Младший Трэнтон обернулся на грохот тяжелых стеллажей с дисками памяти, которые потревожил кто-то, пока невидимый, и с запоздалым страхом подумал о том что, по сути, сейчас он является очень легкой мишенью. Нигде еще он, демон, не был так беззащитен как в этом технограде. Здесь не было магии! А без нее, как творить заклинания? Как наводить броню, как просто существовать в том, привычном окружающим, внешнем виде? А связь с отцом оборвалась вместе с закрытием портала.. Можно было, конечно, попробовать и телепатически соединиться с ним вновь, но.. но, во-первых, уже не было сил, а, во-вторых, из-за обрушенных полок, наконец, показался виновник шума. И Дес выдохнул успокоено – им оказался Майкл. Их Черный Король. К черту звания и регалии, его друг. А друзей не бояться, им подставляют плечо поддержки при необходимости или закрывают их своей грудью или с радостью и облегчением принимают их протянутую руку помощи. - Майкл.. эй, Майк, ты далеко собрался, мм? Я здесь… - Дес выпрямился, встал в полный рост и сделал несколько шагов вперед, намереваясь поравняться с со своим учителем. И несколько озадаченно посмотрел на того, кто в данный момент приближался к нему, прикрывшись обликом Майкла, словно карнавальной маской. И девятнадцать лет прожитых в иллюзии наведенной на истинное тело сделали свое дело, они приучили демона моментально отличать первозданный облик от того, за которым прятались и которым хотели ввести в оману. Тот Черный Король что подходил сейчас пошатываясь и сея в окружающем пространстве еще больший хаос, уже не был Майклом – ученым, другом и советчиком к которому было не страшно и, что более важно, не стыдно прийти за помощью. - Герцог, да? Эта личность все же взяла верх…черт, как же не вовремя. Я не знаю, как выбраться отсюда, я не понимаю пока до конца, что же здесь на самом деле случилось, а теперь еще и это… Трэнтон вздохнул, и устало потер одна о другую ладони, пытаясь согреться. С другой стороны, ничего страшного пока не случилось, людей здесь больше нет, а ему Герцог ничего сделать не сможет, даже напади он, кровь демонов не годна для вампиров. - Майкл? Ну или как мне теперь называть тебя? Быть может нам стоит поискать выход? Сейчас для нас обоих это видится наиболее удобным и актуальным.. Мне кажется или я просто сотрясаю воздух и меня никто не слышит? Десмонд вздохнул, неаристократично сунул руки в карманы брюк и не спеша пошел следом за Королем, быть может, жажда, нет, Жажда и Голод его друга смогут вывести их на поверхность.. К людям..

Anti-Venom: Информация по миру. Для тех кто читал и ничего не понял, не читал или забыл. Отвечу на максимум поступивших вопросов. Пульс - энергетическая субстанция, бессмертна, имеет иммунитет к большинству повреждений. При появлении автоматически накладывает отрицательные эффекты: ослабление всех или нескольких способностей. Мастер игры прописывает какой именно эффект появляется из следующих перечисленных: слепота, галлюцинации, слабость. Пульс полностью технологическая сущность, поэтому ослабевают только магические способности. Вблизи Пульса можно почувствовать ауру от которой можно зарядиться, если дисциплина ваших способностей не магического плана. В лаборатории также обитают следующие НПС персонажи: Мнемоник (этап пройденный) владеет некоторой информацией по лаборатории, не агрессивный зараженный. Эмоциональ - первая из трех высших кибер-разумов. Помощник, не может заразиться из-за строения сознания, однако это можно исправить какой-нибудь глупой выходкой. Имеет прочную структуру, развитый искусственный интеллект, а также энергетической сознание. Это сознание было получено Эдвардом Броком при синтезе симбиота, является по сути сгустком простейших энергетических существ. ТТТ (ТриТ) - второе из высших кибер-разумов. Нейтральный, недоверчивый и крайне нервозный персонаж, который не имеет рамок. Существует благодаря сети внутри лаборатории. Обладает доступом для системы обороны, системой наблюдения, ограничениями сети. Контролирует Центр и отдает от его имени приказы положительным или нейтральным по отношению к персонажам команды. Для положительного эффекта вам естественно следует убедить его в своей нужности. Всегда помогает людям оно же на местном наречии "Общество" - тоже следует убедить его в этом. Общество - скрытое внутри лаборатории поселение людей, которые сбежали из города по каким-то причинам. Не известно отношение к персонажам, но киборги не рискуют соваться в их владения. Пилпул – относительно остальных ленив, но старается во всем находить развернутую идею. Это делает его тактическим сознанием, предпочитающим размышления - делу и взвешенное осмысление - немедленному (с). Все что известно от третьем высшем кибер-разуме. В данный момент требуется найти именно его. Технологии Хеньшин - крайне опасные кибернетические творения, обладают некоторыми способностями одаренных созданных искусственным путем. Кроме этого имеют ложное представление о мире, Обществе, Пульсе и прочем, о чем любят подискутировать прежде чем напасть, т.е. для них нужно найти смысл вашего уничтожения, иначе никак - единственная их слабость. Именно она дает вам шанс на первый удар, конечно если вы не надеетесь заговорить его логическую схему так, чтобы он стал вашим союзником. (Попробуйте)) Дрейк - технология основанная на философии, жизни и оккультизме. В настоящее время его не видели, но по плану это здоровенный мужик с вживленными ногами (картинка будет там поглядите). Достаточно глупая структура сознания. Не любит думать. Непонятные и сложные слова пугают, отчего он становится не худшим противником чем Хеньшин. По отношению к Обществу нейтрален, к Хеньшин - крайне негативно относится из-за разности в мировосприятии. Вулканы, Смерть и прочие разгуливающие монстры-роботы вокруг лаборатории. Никого не выпускают и не впускают. ТТТ имеет возможность временно останавливать их, но не управлять. Носят на себе грозные вооружения способные разворотить город. Темный попутчик (не знаю как его еще назвать...) - помогает, направляет и издевается над персонажами, закидывая их логическими задачами и ребусами. Предлагает назвать его имя, точнее угадать его из данных. Это не киборг, он отрицательно относится к Морбиусу, да и то что он издевается над ситуацией в которую они попали также есть зацепка. В конце квеста вы так или иначе узнаете его, что даст квесту продолжение, но уже в другой раз. Фантомы - запутанная история с ними получилась, потому что они пользуются системой телепортов и сетью, которая материализуется в бесконечность время от времени. От этого фантомы расплылись во времени, присутствуя то здесь то там, все время попадаясь персонажам на глаза. Пока думаю стоит делать их частью сюжета или нет. Для самых активных думаю сделаю)) Прошедшее. Вы перезагрузили систему, поэтому скоро лаборатория встанет в прежний режим, но Пульс захочет этому воспрепятствовать. Активность роботов возрастет, поэтому игрокам будет предложен альтернативный вариант прохождения локаций, особенно после посещения людей на 3-ем уровне. Для заключительной части необходимо найти Пилпула (я потерял картинку для него.... ), чтобы высшие смогли синтезироваться в... что-то еще более высшее =).. Скорее всего Пилпул охраняет людей, поэтому эти два сюжета рядом. Аполлон и Вампир идут к людям. Риск пытается выбраться из катакомб, а Dark Shepherd (или какой там персонаж забыл) идет к Пилпулу. Может наоборот с Риск. Следующий пост мой с описанием для каждого и расстановкой очередности.

Anti-Venom: Эпизод 1. Начало. Часть 3. В плену Железной звезды. Для Risque. Результат всякого крупного открытия всегда начинается с малого. Так, постепенно Центр начал создавать один из списка намеченных проектов, называемый Хеньшин. Точнее определяется как henshin, то есть перевоплощение. Цель была, а образцов для испытаний катастрофически не хватало. Для этого кибер-разум использовал один из стандартных пунктов в Параграфе ситуаций. Они отправлялись в большой мир и находили себе объект для изучения с подходящими для копирования способностями. «Образцы», а так называли всех без исключения испытуемых, вводили в искусственный сон и крутили-вертели, пока все их потаенные секреты не выходили на очень умный биопроцессор. Данные тщательно изучались и на их основе создавались удачные или не очень «генераторы способностей». Одним из образцов под номером 337 была некая Глория Долорес Муньос, подарившая свои способности некоторым из планируемых изделий Хеньшин. Те в свою очередь не торопились благодарить «Образец-337» и в пылающем огне кибернетической революции Глория становилась в первые ряды целей на уничтожение. И всё у них прошло бы гладко, Глория тихо умерла во сне, все были бы счастливы, да только надежная система жизнеобеспечения дала сбой. Девушка проснулась от холода физраствора, голода, ощущения собственного веса тела и… невозможности дышать, находясь в толстой колбе наполненной жижей голубого цвета. Перед глазами продолжал мельтешить сканирующий робот-паук величиной с ладонь. Лицо девушки сжимал громоздкий, похожий на противогаз прибор, подающий кислород и прочие прелести. Руки и ноги онемели, вяло болтаясь на лямках бандажей. Прямо за стеклом колбы творился беспредел. Огонь лился то в одну сторону то в другую, засыпая стальными осколками и кишками бывшую стерильной биолабораторию. - …Передо мной, во мгле печальной, гроб качается хрустальный и в хрустальном гробе том, спит царевна вечным сном. Аха-ха! Ситуация довольно непростая. С одной стороны не очень хочется задохнуться как белая лабораторная крыса, с другой стороны нужно будет принять бой. Сделать это будет вдвойне сложнее, ведь физических сил мало, так она ещё и без одежды. Если справится, сможет примерить один из комплектов снаряжения, сняв с подходящего трупа. Главное как говорится – были бы руки-ноги на месте. Что было дальше? Ах да… Гроб разбился. Дева вдруг ожила. Глядит вокруг изумленными глазами…. Для Dark Shepherd. Центр безопасности Planetmayerday UP-S (Перевод с автокода): - Группа зачистки, повторно обнаружен аппарат класс «Н», запрос на дезинтеграцию. Ответ положительный, исследуйте аппарат, убедитесь, что на борту нет живых объектов…. Для визуального наблюдения двум киборгам понадобилось полминуты. Они пробили несколько стеклянных витражей, пробежали по технических отдушинам и вышли на поверхность. К этому моменту облака опустились, касаясь шпилей Лаборатории UP-S. Стремительный ветер было видно невооруженным взглядом, он достигал порядка двухсот метров и расходился вьюнами. Схватившись за выступ, один из киборгов группы зачистки прицелился в мощный прицел своей винтовки. - Отслеживаю его курс, объект движется в зону вирусной активности. Возможна диверсия, возможна ошибка пилотирования, направляю сталкера в азимут девятнадцать, шесть, шесть градусов, относительно скорости и вектора движения аппарата Н.С. Запрос Центру на деструктивную активность вируса. Центр безопасности Planetmayerday UP-S: - Сканирую Н.С.А. - деструктивной активности вируса не обнаружено. Подтверждаю повторным сканированием. Изменить первичные прерогативы: дезинтеграция. Новый запрос на смещение вектора движения, рассчитать угол падения, рассчитать место падения. Направить сталкера группы зачистки для освидетельствования отсутствия вируса и жизни, запустить программы самозащиты, задать высокий приоритет исполнения, задать степень опасности уровень три, заменить парольные протоколы шлейфов управления в предполагаемой точке падения, задать случайный перебор гиперпереходов. Для пилотируемых вертолетом людей день внезапно сменился ночью. Полуразрушенные небоскребы начали менять свое положение. Они внезапно вырастали и погружались в землю, похожие на дым, они растворялись и также появлялись. Автоматика вертолета завизжала от сбоя всех систем, и пока пилот безрезультатно пытался реанимировать машину, ту так тряхануло, что винт, описав в воздухе дугу, вонзился в фюзеляж. Лопасти с хрустом и завыванием раскидало по небу и вертолет, начиная реветь, понесся в тартарары. В глазах был яркий красный луч, ослепляя сознание. Когда казалось, всё должно было закончиться, вертолет задрожал и, накренившись в бок, рухнул в заградительные стены лаборатории. Больше всех на борту не повезло девушке, которая благодаря своим магическим способностям приняла большую часть атаки вируса. Они оказались внутри темного перехода, где их, кажется, уже ожидали, это стало понятно по тому, как над их головами свет закрыли толстенные плиты, сдвинувшись одна на другую. Оставшиеся в живых пилоты включили прожекторы, освещая крайне непонятную обстановку. Длинный в странных техногенных наростах тоннель уводил взгляд влево и вправо, где на каждом из концов виднелся мутный свет. Выбор направления был вполне очевиден. Любой ход вел в одном направлении и итогу – проблеме и смерти. Ведь вас сюда не приглашали, но раз уж пришли, вставайте в ногу, не сбивайтесь с ритма. Кстати о ритме. Коллектор едва ощутимо ушами, гудел, примерно от одного до десяти децибел, что вообще проблематично услышать, не вооружившись специальными приборами, но вот остальное тело воспринимает эту частоту с заметным негативом. Давление растет, чувство неловкости и неконтролируемого страха. Вы всё идете, а обещанный свет в конце тоннеля словно мираж – остается на прежнем месте. Сам коллектор принадлежал какой-то системе снабжения, и отклики этой системы иногда отдавались вибрацией по стенам, заставляя шататься как вырванной из живота кишке. Свет в конце становился ярче, если прибавить шагу, но тоннель не желал заканчиваться. Вскоре стало ясно, что конца этому не будет. Стальные кирпичи сдвинулись, и вход теперь найти также невозможно. Вот ведь не задача! Как же киборги мать их за ногу пользовались этим коллектором? А может вовсе, не пользовались? А может, бродили здесь целыми годами, пока удача не вытолкнет их сама. Каким несерьезным выглядит этот параметр – удача, когда идешь вслепую несколько часов подряд и вокруг всё одна картинка, ноги то и дело застревают в узких местах основания, которое уж точно не создано для ходьбы людей. Давление малых децибел прижимает сознание к потолку, желудок рвется наружу, немые догадки преследования со всех сторон. Сухой, затхлый воздух и никакого намека на влагу. Все это было похоже на какое-то беличье колесо или скорее беличью клетку. Что может оживить это дикое творение Создателя? И можно ли вообще оживить что-то неодушевленное, заставляющее людей одновременно идти и стоять на месте? Парадокс? (если ломать стены, то вы попадаете в копию тоннеля во всех направлениях. Так и выглядит множество Мандельброта с одной его стороны. Кстати, чтобы решить западню множество Мандельброта совсем не причем. Лучшим решением было бы гуглить незнакомые или знакомые сочетания слов текста и, подумав с минуту над остальными намеками сделать то, что требуется. Жаль только, что в стенах лаборатории вы вне зоны доступа Wi-Fi, да? =Р)

Risque: - Эй, Муньос! Муньос! Ты что, там уснула? – Гло перевела плавающий взгляд на вопящего инструктора. Он стоял внизу, загорелый, в красных шортах с призовым свистком на шее. Этакий концентрат тестостерона и надменности, предмет выброса гормонов, тайное желание каждой второй школьницы. Глорита поежилась и тут же ухватилась руками за поручень, мир пошатнулся и поплыл против часовой стрелки. Семь метров. Чертова вышка в семь метров, которые сейчас ей нужно преодолеть, причем ценой форменного насилия над собой. Ноги подогнулись. Семь метров, которые отделяют ее от свободы. Глорита с тоской уставилась на пальцы собственных ног, посиневшие то ли от холода, то ли от ужаса, который сковал ее тело так, что захоти организм ускорить свои выделительные процессы, не смог бы, сведенный судорогой. - Муньос! Ты в десяти с половиной секундах от дополнительных занятий! Или ты это делаешь сейчас, или завтра, в гордом одиночестве и не один раз! – инструктор приложил ладонь ко рту, изображая рупор. Это подействовало, резонно рассудив, что лучше сдохнуть один раз, чем с десяток, Глорита сделал неуверенный шаг к краю доски. Та весело закружилась, ввергая ее в бешеный танец, предлагая либо выстоять, либо с позором сбежать. Девочка с нарастающим ужасом чувствовала, как та пружинит под ее весом, все больше и больше прогибаясь. - Эй, сопля! Вы посмотрите парни, у нее уже вроде и плавки мокрые? – кто-то из старшеклассников заржал в голос, - что еще ждать от мексиканских утырков? Они только в кактусы голой жопой прыгать привыкли же! Кровь прилила к голове так быстро, что Глорита не успела уловить тот момент, когда ее страх переродился в ярость. От обиды она зашипела что-то, медленно повернула голову в сторону словоохотливых зрителей и выдавила из себя, чеканя слова, хотя и понимала, что звучит не убедительно: - Вынырну и перегрызу тебе глотку, ублюдок вонючий! Затем оттолкнулась от доски и полетела вниз, закусив губу до крови, чтобы не заорать. Пару раз, в процессе полета Глорита перевернулась в воздухе и приводнилась, уже сама не понимая, на каком свете. Глория рухнула на воду животом плашмя. В глазах потемнело от боли, внутренности скрутило так, что каждый мускул, казалось, завязался в узел. Не отдавая себе отчета, она согнулась в позу эмбриона, даже не понимая, что тонуть таким вот камнем намного легче. Открыла глаза только через несколько секунд, для того чтобы увидеть перед собой толщу бассейной воды и веселые пузырьки воздуха, которые всплывали вверх. Вот тут-то до Глории и дошло, что они всплывают, а она идет ко дну. Тут же в воспаленный мозг маякнули легкие, напоминая, что уже очень давно не получали необходимого газа. Глорита с силой заработала руками и ногами, молотя ими по воде, что есть мочи. Безводная поверхность приближалась медленно, как будто нехотя, несколько сантиметров дались так, словно к ногам были привязаны гири. Глория вынырнула шумно, словно тюлень, открыла рот, в мозгу стучало только одно: «Воздуха! Воздуха!»… …Пробуждение не помогло. Кошмар продолжался наяву, как Риск не пыталась вдохнуть хоть немного живительного газа, она чувствовала только то, что ее легкие сворачиваются в сухой пожухлый лист окончательно. Она рывком распахнула глаза, и первое что увидела – огромного паука. Попыталась дернуться и заорать, но поняла, что орать нечем, дышать тоже. Тело вообще жило какой-то отдельной от нее жизнью: руки болтались, как плети, ноги и рады бы помочь, но находились в какой-то болезненной прострации. Сквозь мутную воду Риск разглядела огромное помещение из металла и стекла. И все бы ничего, но за этим ее саркофагом шла форменная война. Зрачки Риск расширились, осознание того, что она в полной ж… безвыходной ситуации пришло как-то легко, обдав холодом внутренности. Особого выбора не было, в голове уже начало шуметь, легкие словно наполнились жидким азотом. Глория сконцентрировалась на толстом стекле своей плавучей тюрьмы, она с фанатизмом исследователя-естествоиспытателя изучала химические соединения, состав ей был не знаком. По стеклу пробежала первая тонкая трещина, змеясь, она расходилась в морозные узоры. Скорее чтобы успокоить себя, Риск ладонями уперлась в то, что ей предстояло разрушить. Давление создавалась убийственно медленно, перед глазами уже поплыли радужные разводы, когда наконец трещины стали больше и шире. Риск едва успела отдернуть руки и скомбинироваться, когда голубая муть вместе с ее голым дрожащим телом тягучим потоком устремилась на пол. Усилием мысли она попридержала останки своего обиталища, схлопотать осколком в темя не хотелось. Хотя, шансов все-таки заиметь что-то подобное на долгую память было даже с излишком. В помещении разверзся ад. Огонь велся во всех направлениях, Глорита совершенно не понимала, откуда стреляют и, главное, кто бы это мог быть. Риск ничком рухнула на пол, заходясь диким кашлем – создавалось впечатление, что тело, получившее наконец все необходимое, словно голодный, внезапно дорвавшийся до еды, перебрало с дозой и теперь пыталось высвободить лишний воздух. - Твою мать! – интересно, как долго она плавала в этой банке, и за сколько времени этот мир вновь услышал ее голос? Заходясь, до боли в ребрах, Глория уперлась локтями в пол и поползла, не обращая внимания на то, что стекло впивается в руки и колени, превращая их в кровавое месиво. Стоял оглушительных грохот, в ушах звенело. У Риск складывалось впечатление, что, с каждым залпом, клетки мозга отслаиваются, превращаясь в немыслимую кашу. Нужно было принимать решение, причем быстро, каждая новая атака была чревата тем, что ее счастливая звезда скроется за небосводом, предоставив мутантку самой себе. « - Что? Что это может быть? Судя по очередям, огонь автоматический, ведется беспрерывно, не каждый человек выдержит. Значит, машина. Значит, металл… значит, не все потеряно, Гло.» Размышляя таким образом, Риск добралась до обломка стальной стены и, посчитав ее более-менее безопасным прибежищем, привалилась спиной. Пальцы привычно закололо, Глорита выжимала из себя все возможное, в сферы нужно было вложить максимум, Риск только на это оставалось сделать ставку. Пару раз в процессе ей приходилось прижимать подбородок к груди, осколки и пули свистели над головой так часто, что девушка начала уже невольно и привыкать в этой какофонии. Мозг изгнал из головы все «как», «почему» и «за что, боженька?», оставив приоритетным вопрос выживания. Наконец, сферы были готовы. Они бугрились, поблескивая в свете вспышек. Глорита чувствовала всю тяжесть своих зарядов. « - Достаточно!» Перебор был чреват тем, что вся конструкция завалится на голову, погребя под собой все ее надежды и бренное тело. Риск подтянула ноги к животу, уперлась пятками в пол и, рывком встала. Не мешкая ни секунды, она широко отвела локоть для размаха и с силой толкнула сферу влево. Дожидаться результата Глорита посчитала лишним, ничком рухнула вниз, пытаясь укрыться от огня с противоположной стороны, а также от останков того, что по ее расчетам должно было взорваться вот-вот. На какой-то момент, как показалось девушке, зависла пауза, а затем полыхнуло так, что ее озябшее тело бросило в пот. Раздался дикий грохот, запах паленного немедленно окутал ее пылающую тюрьму, и Риск отчетливо услышала, как рушится нечто тяжелое, роняя части своего металлического тела на пол, давя стекло и обломки стен. Это «нечто» наконец-то было мертво. Удалив, таким образом, смертоносную опасность, Глория вновь собралась подняться на ноги с твердым намерением разобраться с другой стороной. Сначала она лишь опасливо выглянула из-за своего изрешеченного убежища. Оружие по ту сторону молчало, что заставило Риск насторожиться. Она рассеяно поводила глазами, усиленно прислушиваясь, но никаких звуков до нее не доносилось. Она опустила глаза на сферу, которая все яростнее переливалась у нее в руках, требуя немедленного освобождения и свободного полета. Сейчас она напоминала собой блестящий глаз дьявола, подмигивала Глорите, намекая на то, что неплохо было бы продолжить только начатое веселье. Риск поднялась в полный рост, все еще всматриваясь в сферу, а скорее просто отвлекалась, слушая самое себя, не то, чем одарило ее стечение каких-то невероятных обстоятельств, а личное. То, что обозначило ее женщиной и давало невероятную силу порой в безвыходных ситуациях. Глорита слушала интуицию. А интуиция заставила ее поднять взгляд для того, чтобы сначала отметить, как по ее голой груди ползет красный блик лазера, а затем услышать дыхание прерывистое и взволнованное. Она встретилась глазами с удивительно серьезным, синим взглядом совершенно юного паренька, который рассматривал ее с неподражаемой смесью страха, удивления и вожделения. - Эй, парень! – Риск неловко попыталась прикрыться руками, понимая, что больше всего похожа сейчас на боттичелевскую Венеру с этой сферой в руках. – Ты по-английски говоришь? Hablas español? Фигура исчезла в бесчисленных амфилиадах и теперь Риск поняла наверняка, что осталась одна в этом вертепе железа и сумасшедших. Внезапно она, яростно замахнулась и пустила оставшуюся сферу в ту же сторону, что и прежнюю. Сфера шарахнула так, что Риск отнесло к противоположной стене собственной взрывной волной. Судя по грохоту, горячая латино-американская женщина развалила какие-то стены окончательно. От удара перехватило дыхание, несколько секунд она сидела, ошарашенно крутя головой. " - Не хватало еще сломать себе копчик по дури!" - Твою мать… - повторилась она, оглядываясь по сторонам, - видимо, сегодня понедельник. Глория с кряхтением и оханьем поднялась на ноги, откинула влажные волосы на спину, стесняться все равно уже было некого, и побрела по кругу, безотчетно пытаясь найти в развалинах хоть что-то полезное для себя.

Anti-Venom: Для Короля и демона. После того, как Хеньшин улетела в портал, воцарилось мнимое спокойствие. Разорванные роботы сверкали короткими замыканиями. В глобальном смысле ничего не изменилось, Хеньшин выбросило в одну из зараженных областей, где она встретила или возможно встретит следующих соперников. Этот странный мир, стремящийся к бесконечности настолько непостоянен, что обязательно вернет своё. Наверстает и выпрыгнет незатейливо где-то еще, совсем не к месту. - Мне кажется или я просто сотрясаю воздух, и меня никто не слышит? Восстанавливающаяся система обрела способность говорить не сразу, а повременив какое-то время. Целую минуту Неизвестный стукал пальцем по микрофону, стараясь услышать гул на другом конце и наконец, система ожила. Зал с открытым порталом оглушил стук пальца. Вибрация от него прошлась несколькими волнами, заставляя задрожать покореженные черепки роботов сил самозащиты. - Ох, чертова система, что вы такое наделали? Такая тьма стояла, думал всё, завалилась ваша вавилонская башня к дьяволу небесному. Кажется, теперь у вас есть недостающая часть плана, лично мне она ничего не говорит, может вам? Могу открыть портал в безопасную зону третьего уровня, единственное, что сейчас могу. Повезло тебе Морбиус! – Голос скрылся за помехами, но речь продолжалась, видимо говоривший не знал о неполадках. - …Когда будет время у тебя, я возьму реванш, сейчас его нет ни у меня, ни у вас. Голос замолк. Портал закрылся, а вместо него шейдеры положения открыли новый. Он почти ничем не отличался, разве только тем, что на другом его конце не ожидала враждебная кибертехнология. Пройдя в переход, они оказались в прилично освещенном павильоне, который был похож, хоть и отдаленно, на гостиничный сектор. Широкие витражи окон показывали вид на ночной город. Было ли это в действительности или просто экраны были запрограммированы так стандартно. Неизвестно. Расположенные около витражей диваны были пусты, кроме двух, на которых расположились два человека. Они вели непринужденную беседу, перед ними стояли стаканы и чашка с куском пирога. Появление Морбиуса и демона их не то, чтобы не удивило, они даже не обратили внимания. Скоро стало понятно почему, когда их молчаливая беседа резко прекратилась и они, оказавшись голограммой, развеялись по воздуху вместе со стаканами и пирогом. Кто-то может, подумал, что это ловушка? Но лучше использовать термин «западня». Лучший в этом деле был, конечно, Пульс, хотя на этот раз он послал разобраться всего лишь лишенных души и ума людей. Они не выглядели зомбированными и не истекали кровью и слюной. Их подготовленный отряд был ровным, вмещал около тридцати вооруженных человек. Биты, топоры, цепи, пистолеты, пулеметы, ножи и молотки. Сомневаться в их намерениях не оставалось времени, после того, как кто-то из них не крикнул. И вся безумная орда кинулась на одаренных. Где-то вне зоны досягаемости над ними посмеивался Неизвестный, лениво постукивая пальцем по микрофону….

The Duke: - Везение для тех, кто в него верит. В голосе вампира звучал металлический скрежет. От него исходил замогильный холод; звук проникал в сознание и цеплялся за него, путая мысли. Глядя вокруг исподлобья, вампир принюхивался. Чуткое обоняние зверя притуплял отвратительный запах раскуроченных машин и выпотрошенных роботов. Кровосос скалился, нетерпеливо поворачивая голову из стороны в сторону. - Ничтожества. Прикрываясь прогрессом, окружают себя слугами, от которых не исходит запахов жизни или смерти. Даже ты, демон, не воняешь так мерзко, как они, - рука вампира взметнулась вверх, указывая на роботов. – Пустышки. Вампир прошел вперед, остановился неподалеку от открывшегося для них портала. Не торопясь переступать черту, он последний раз окидывал помещение взглядом. Изнутри вампира выедало чувство голода; инстинкты вырывались наружу звериным рыком. Наткнувшись взглядом на осколки с зеркальной поверхностью, покрытые слоем пыли, кровосос замер. Отражение испепеляло его взглядом злобных, налитых кровью глаз; кожа истончилась, бледность приобрела трупный оттенок. В момент трансформации, казалось, вампир вытянулся в длину и от этого сбросил в весе. Жилистые руки с длинными тонкими пальцами, на которых виднелись кривые когти хищного животного. Черная рубашка, в начале дня подобранная точно по размеру, повисла на широких плечах, грудная клетка была впалой. Растрепанные отросшие волосы изменились в цвете, стали отливать сединой. Вампир сорвал с лица маску Черного Короля и осклабился. Окаменевшее лицо было лишено человеческих эмоций, морщины разгладились. Изменившаяся форма носа придала вампиру большее сходство с летучими мышами. - Это место похоже на склеп, - вампир шагнул к порталу. Окружающие его технологии расшатывали рассудок своей бессмысленностью и никчемностью. – Склеп, в котором никто из нас не желал бы коротать свою вечность. Обстановка сменилась, но суть для вампира осталась прежней. Он был чужеродным паразитом в организме, напичканном технологиями будущего. Ненависть, которую он питал по отношению к ученому, называвшему себя Доктор Морбиус, достигла своего апогея. Вампир видел во всем, что его окружало, призраков той лаборатории, в которой он появился на свет и в которой мог сгинуть в небытие. - Говори, демон. В местах, подобных этому, вы со своим хозяином замышляете избавиться от меня? Вампир потянул воздух ноздрями, не сводя глаз от двух людей, расположившихся за столиком неподалеку от них. Не учуяв запаха человеческой плоти, кровосос утратил к ним интерес. Где-то впереди, еще невидимые глазу, вышагивали настоящие люди. Вампир мог слышать их дыхание, размеренное сердцебиение, шуршание одежд и позвякивание металла, который некоторые из них несли в руках. Группа приблизилась и вампир смог увидеть, что именно это был за металл. Цепи продолжали позвякивать; кто-то, держась в стороне, лениво волочил по полу лезвие топора. Оружие остальных представляло собой биты, молотки, ножи. - Еда сама подает себя на стол! – кровосос презрительно зашипел, рассмотрев в толпе нескольких людей с пулеметами. Человеческое оружие не могло убить его. Вампир рывком бросился вперед, в звериной гримасе обнажив ряд острых клыков. Длинные костлявые руки тянулись к людям. Присоски на ладонях раскрывались и закрывались, словно всепоглощающая Харибда в малом масштабе. Раздался выстрел. Отшатнувшись в сторону, вампир видел, как пуля рассекает слои воздуха и проходит вблизи от его головы. В тот же момент стрелок переключился на молодого демона. Навстречу вампиру шел другой противник. Среднего роста, достаточно рыхлого телосложения, он раскручивал цепь над головой и стремительно приближался, каждое движение совершая с размеренным хладнокровием. Поравнявшись с живым мертвецом, он занес руку для хлесткого удара цепью. Смотрел в налитые кровью глаза бездумным взглядом и не моргал. Резко поднырнув влево, вампир уклонился от удара и выставил руку перед собой для контрнападения. Ладонь легла на лицо противника; присоски раскрылись, чтобы впиться в плоть и обескровить ее, но вместо этого вампир неожиданно отвел руку лишь оцарапав лицо противника острыми звериными когтями. Вампир медлил, лишаясь преимущества. Воспользовавшись заминкой, другой противник, зашедший сзади, вложил всю силу в удар битой и повел ее к черепу мертвеца. Мертвяк и в этот раз оказался проворнее живых – почуяв опасность, развернулся на пятках и молниеносным движением схватил биту, вырвал ее из рук нападавшего и собирался уже снести ему голову, но рука дернулась и бита неловко опустилась парню на плечо. Удар вышел корявый, но его хватило, чтобы человек вскрикнул от боли и отшатнулся от вампира. Противник с цепью постепенно приходил в себя. Мертвец успел отразить еще одну атаку: теперь у него из груди торчала рукоять ножа, но большее его владелец сделать не смог. Схватив человека за шкирку, мертвец отбросил его на десяток метров от себя. Глухой удар тела о витражи, на мгновение вид ночного города подернулся рябью. Раскрученная цепь обмоталась вокруг торса вампира и дернулась. Вампир зарычал и порывисто обернулся, чтобы видеть своего противника. Лицо у него истекало кровью. Шагнув вперед, мертвец облизнул губы и вплотную приблизился к нападавшему. Движения были слишком быстрыми для человеческих глаз; силуэт вампира на доли секунды становился расплывчатым. Рука скользнула снизу вверх, ладонь впилась в незащищенное горло. На губах вампира мелькнул оскал блаженства, когда присоски стали выкачивать из человека кровь. Побелев как полотно за считанные секунды, человек захрипел. Не успев убить его, вампир с болезненной гримасой на лице разжал ладонь и схватился за запястье левой рукой. - Чертов глупец, одумайся! Их жизнь – наша смерть. Они умирают – мы живем! Споря с самим собой, вампир взметнулся в воздух. В том месте, где он только что стоял, просвистели пули. Мужчина рыхлого телосложения обмяк и повалился на пол, из последних сил пытаясь рукой закрыть раны на горле. На вороте и груди футболки быстро разрасталось кровавое пятно. - Демон, разреши его сомнения! Мы не видим в этих людях проблеска разума, но он мешает нам питаться ими! Вампир кружил над головами людей. Борясь с этическими воззрениями Морбиуса, на время отстраненного от владения телом, вампир нырнул вниз и, схватив одного из парней за волосы, поднял под потолок. Пулемет вырвался у него из рук.

Anti-Venom: Тема дороги. Муз.файл:http://zalil.ru/33437990 Сколько она не ходила по бывшему сто пятому павильону биолаборатории, ничего подходящего не было вокруг. Взрывами уничтожило почти всё. В темном и крайне непривлекательном остатке разбитой площади лаборатории что-то капало и шипело, срываясь на свист и прочие технические звуки. Резкий запах чего-то едкого и очевидно опасного, плотный медленно струящийся из стен дымок подгребал под себя пространство. - Насколько мне известно, нас не научили дышать соединениями хлора. Голос был дробным, будто говорящий мужчина использовал специальные устройства. Слова были записаны в общую библиотеку прибора и воспроизводились при контакте с сознанием, однако большой мир так и не получил копию и чертежи. Требовались крупные нейронные операции, чтобы такое устройство заставить работать, но в черте Planetmyerday это было стандартной процедурой для кибернетических организмов, у которых какие-то живые запчасти были исключены из старых тел за ненадобностью. Сурово, зато просто. Его нигде не было видно, а исходящий голос постоянно менял направление, пока не начал исходить из определенного места. Пыльного коридора, на окраине которого искаженно поблескивал свет. - В следующий раз цельтесь. За этими стенами целый комплекс снабжения из трубопроводов и баллонов. Им, роботам, кислород совершенно не нужен и вырубить его гораздо легче, чем ядовитые и взрывоопасные смеси. Например, хлористый азот, один из самых взрывоопасных, особенно в кислородной среде со вспыльчивой девушкой. Мой опыт мне подсказывает…. Словно подталкивая в коридор, за спиной Глории появилось новое, угрожающее шипение и вибрация. Словно приведение, рядом с Глорией появился парень и под неясные крики куда-то в сторону побежал в коридор. Он не был похож на тех, кого девушка видела недавно, парень выглядел как спецназовец, крупного телосложения темнокожий. Пока он бежал, его тело несколько раз меняло местоположение и растворялось. В конце извилистого коридора находилась бронированная дверь. Её створы были распахнуты настежь, но парень остановился и, переливаясь визуальными помехами, набрал на разбитом ныне табло пароль: 1.0.6. Код следующего павильона в этом секторе. Его бронированная дверь открылась, сохраненная картинка показывала и помогающие ему руки других людей, но искаженно настолько, что это можно было понять лишь интуитивно. Как только призрак вошел в следующий павильон, включилось освещение. Это место было намного больше, чем то, где Глорию держали. Время и гражданская война киборгов изрядно потрепала сто шестой павильон. Всюду валялись обломки и искореженные металлические экзоскелеты. С потолка, пробитого насквозь в пол, упиралась чья-то рука, она была грандиозных размеров. Можно было подумать, что это просто колонна, отрицая, что таких монстров вообще может носить платформа лаборатории. За мизинцем этого изваяния голографическая иллюзия рисовала очертания механизированного многофункционального робота, с возможностью управления пилотом-оператором. Парень парил над трещинами и вмятинами, проходил сквозь валяющиеся на полу предметы. Уверенно шагая к более чем четырехметровому роботу-пехотинцу, спецназовец прошел сквозь ноготь мизинца утопленного в пол. Однако робот-пехотинец был практически разрублен пополам и валялся в стороне, представляя жалкую обгоревшую шелуху. Под рукой гиганта покоились еще с десяток этих машин, но сейчас, парень карабкался по рабочей хоть и фантомной копии. - «Каэль», последняя модификация. Полностью автономная система с возможностью ручного пилотирования. Все функции жизнеобеспечения и ведения боевых действий. – Парень сел в выдвинутое вниз кресло машины и оно как лифт доставило его в центр управления. Голос говорил, но призрак молчал, торопливо выполняя действия. – Защитная капсула с ручным управлением. Можно управлять голосом, Каэль имеет весь набор интеллектуальных данных, чтобы избирательно чередовать действия пилота и свои. Так он не позволит себе упасть, если пилот не прошел курс обучения. В кабине действует объемная оптическая голограмма, показывающая всю информацию, со сканеров об окружающем пространстве. Система наведения автоматическая и переключается в ручной голосом для нестандартных операций с орудиями. Здесь их всего шесть, основных. Это четыре сто двадцати пяти миллиметровые высокоскоростные орудия и два семидесяти пять миллиметровые особые винтовки. Снаряды на винтовке меняются в зависимости от структуры цели, она определяется автоматически по сканерам. Броня Каэля сверхпрочная композитная оболочка для поражающего эффекта, который сможет преодолеть инерционную защитную сферу. Здесь есть также блоки выброса, несколько реактивных укорителей и многое другое, что робот обычно выполняет автоматически, чтобы защитить оператора…. Изображение пошло частыми помехами. Голограмма Каэля молниеносно дернулась с места и тут же на это место рухнула стальная рука исполина, сминая под собой всё. Увернувшись, робот ловко проскакал к стене, где и застыл в темноте, засыпанный мусором. Уже у настоящего Каэля было выдвинуто сиденье оператора, словно челюсть, в ожидании. Однако межу Глорией и спасительной капсулой стояло существо похожее на желе. Определенно это был киборг. Одна из разновидностей Хеньшин, что использовали силы одаренных. Внутри его тела циркулировали жидкости, а созданные, словно из стекла прозрачные механизмы, не переставая, вертелись и двигались. Без предупреждений хлористый азот в павильоне номер 105 взорвался. Сметая и сжигая металл на пути, адская смесь понеслась во все стороны. Толкая перед собой удушающие клубы газа, огненный шар быстро несся к Глории. Киборг ткнул в сторону Каэля таким же, как и он сам полупрозрачным клинком и отошел с пути. - Я перестал искать разницу. Мой опыт мне подсказывает.... Я больше не Джери.

Risque: Загнанный в угол разум, начинает находить самые нелепые отговорки. Теперь эту непреложную истину Риск ощутила сполна, окунувшись в опасный водоворот собственного страха и неизвестности. Глорита никогда не жаловалась на отсутствие самообладания, но теперешняя ситуация заставляла ее циклиться на каких-то совершенно диких мелочах, типа выбитых стекол, покореженных стен и, долбившего в самый центр спинного мозга, навязчивого звука падающей воды. Более нелепой ситуации она и представить не могла: разнесенные катакомбы, она в неглиже и не единой души кругом. Намотав кругов пять, Риск остановилась, чтобы отдышаться и увидеть еще хоть что-то, кроме обломков, как ей уже казалось, никчемной жизни. Выхода не было, она напоминала сама себе загнанного хомяка в колесе. Совпадение можно было считать полным, за тем исключением, что хомяк был мало-мальски одет, и у него всегда была возможность выскочить и пожевать чего-то в углу клетки. У Глориты не было даже этого. Девушка поморщилась, стойкий запах какой-то паленной гадости драл глотку, да и дым, словно просачивающийся сквозь стены, нагнетал не только обстановку, но и головную боль. В растерянности остановившись по середине развалин, частичной причиной которых была и она сама, Риск повертела головой, скорее отгоняя тягостное наваждение. Нужно было приводить себя в норму, но, убей бог, Глорита не знала, как это сделать. Модифицированный голос заставил ее вздрогнуть, она быстро огляделась в поисках говорившего. То, что здесь есть люди, она уже знала наверняка, но вот причины, по которым они скрывались, оставалась тайной за семью печатями. Что-то подсказывало Риск – ничего хорошего ей лично это не принесет. Она не перебивала мужчину, не вступала дебаты, старалась как-то исподтишка выяснить, где скрывается неожиданный благодетель. С упорством загипнатизированного кролика, Гло следовала на звук голоса, углубляясь в коридоры. Она старалась не смотреть по сторонам, вся сосредоточенная на поиске хоть какой-то истины, или хотя бы мелкого осколка от нее. Происходящее было для Риск настолько иррациональным, что, порой, возникало ощущение нескончаемого сна. Губы девушки невольно кривились в усмешке – насколько непрочно соединение «здесь и сейчас» и мира грез, она уже выяснила недавно. Призрачный спецназовец заставил ее отскочить в сторону, Риск едва сдержалась, чтобы не ударить. Она обалдело проводила глазами фантом, а потом в ее чердачном сознании вдруг неожиданно кто-то щелкнул тумблером переключателя, и мутантка припустила вслед за ним, пытаясь не отстать. Несколько раз она теряла преследуемого, в сумерках флуоресцентных ламп останавливалась, но темнокожий парень возникал вновь, правда, совершенно в другом месте. Тогда Глорита втягивала воздух шумно, сквозь крепко сжатые зубы и неслась следом, сверля широкую спину ненавидяще-любящим взглядом. Ей не хотелось думать о том, что вот это привидение – ее единственный шанс. Возле павильона 106 она остановилась буквально в нескольких шагах от вояки, прекрасно видела, как прозрачный палец набирает давно не существующий код на давно несуществующей двери. Ощущение хлороформового сна не походило, Риск казалось, что она движется в тумане, плотном и густом настолько, что его можно было потрогать руками. « - Что же тут произошло? В какую параллельную Вселенную меня забросило? Кто эти люди… были?» Она безропотно последовала за спецназовцем, начиная наивно верить, что Бог вмешался в ее судьбу и послал спасательный круг как минимум. Ошиблась, впрочем, как всегда… Риск остановилась как вкопанная. Во-первых потому что уже не отличала, где морок, а где реальность, а во-вторых ее бедное воображение поразило буквально все, что она увидела. Исполинская рука заставила даже не поежиться, а втянуть голову в плечи, скелеты по углам, да и вообще общая разруха говорили только об одном – она застряла в самом центре войны и, что самое забавное, даже не знает на чьей стороне выступать, потому что сторон нет. Царствовала смерть и полный тлен. - «Каэль», последняя модификация. Полностью автономная система с возможностью ручного пилотирования. Все функции жизнеобеспечения и ведения боевых действий. Риск склонила голову, словно волнистый попугайчик, в глазах заиграл чистый, просто неподкупный детский восторг. Робот воплощал собой все ее чаяния на данный момент. - С тобой, малыш, я буду счастлива. Ты станешь предметом зависти всех девчонок в округе, - протянула она шепотом, восторженно оглядывая махину. Сделать несколько торопливый шагов навстречу спасительному железу, ей помешал желеобразный самурай, словно выросший на дороге. Риск дернулась, готовая атаковать, неверно истолковав его появление. Внутри начинала клокотать слепая ярость. «-Ну сколько можно! Какого черта вы все ложитесь мне поперек дороги?» Желваки заиграли на скулах, замудренный киборг не казался Глорите опасным. Всего одно усилие и это творение чей-то больной фантазии разлетится на куски, оставив после себя воспоминание о немощи машин против мысли. Однако, существо не двигалось и не пыталось нападать. Риск чуть расслабилась, вслушиваясь в голос, который уже просто слегка пульсировал в ушах, напоминая собой музыку, сухую и нежную. Крушение чего-то глобального, апокалипсис локального масштаба ввергал ее в пучину совершенно противоречивых чувств. С одной стороны хотелось во все это влезть по самые уши, перестать двигаться по инерции (Глорита с улыбкой вспомнила бедолагу Фауста, вот уж кто бы ее понял безоговорочно). С другой стороны внутри бушевало чисто детское желание спрятаться под одеялом и сделать вид, что ничего этого нет, наивно веря, что спустя какое-то время над укрытием сгустится ночь и потянет запахом привычного родительского кофе по вечерам. Заниматься дальнейшим самокопанием по Фрейду ей не дал мощный гул, доносящийся из тоннеля, который она только недавно миновала. Зрачки Риск расширились, под ложечкой отчаянно засосало. У нее даже не возникло разногласий и раздрая с самой собой по этому поводу. Дорога лежала прямо, тем более, что тошнотворный киборг сам дал добро, указывая на ожидающий Каэль. Риск в три прыжка оказалась возле машины, плюхнулась на сидение. Давно неиспользованный механизм заскрежетал и ее понесло вверх, словно на скоростном лифте. Оказавшись в глухозапаянной капсуле Каэля, Глорита лихорадочно начала нажимать на все подряд, дергая за рычаги. - Давай! Ну, давай, малыш! Как ты тут заводишься-то? – ревела она, срывая ногти о железо. – Мальчик, как же ты не поймешь, нам очень быстро нужно шевелить лопастями, если мы не хотим остаться в этом музее экспонатами?! Внезапно ожила приборная доска, перемигиваясь всеми цветами радуги, словно взлетная полоса. Перед лицом Риск выросло прекрасно прописанное трехмерное изображение помещения, подсвеченное голубым. Внимание Глориты привлек проем в дальнем конце павильона, слева от входа все еще сохранилась надпись «107», порядком выцветшая, правда, и исщербленная пулями. Девушка взвыла в голос, кожей ощущая жаркую волну, которая приближалась непростительно быстро к ним. - Команда не опознана. Код операции не понял. - Какого ляда ты не понял?! Валить надо! Уходить! Vamos! – Риск в приступе бешенного тупняка ударила кулаком по приборной доске. Четырехметровое чудовище вдруг дернулось, как это бывает с автомобилем, который пытаешься завести на морозе. Совершив невероятный прыжок в сторону спасительного проема, Каэль сейчас напоминал бронированную балерину. Для такой махины, он несся на удивление легко. Пару раз Глорита крепко приложилась макушкой о стальной потолок капсулы и, только потом, ощутила ягодицами жесткие ремни безопасности. Чертыхнувшись про себя и мысленно пообещав больше не нарушать ПДД, она вцепилась в ручки кресла так сильно, что костяшки пальцев побелели от усилий. Оказавшись перед дверью, все тот же механический голос оповестил: - Дверной механизм находится в неисправности. Считаю нерациональным использовать этот выход. Риск только сейчас заметила, что гигантский доводчик двери в павильон 107 зажат огромной стальной балкой. - Не упрямься, малыш! Это не твоя проблема. Робот послушно шагнул в следующий павильон, и нерешительно остановился. Риск готова была поспорить, что от машины сейчас помимо чисто технических запахов, исходил еще и запах растерянности. Впрочем, опустив все романтически отступления, Риск сосредоточилась на балке. На виске бешено запульсировала жилка, желваки заходили ходуном на скулах. Краем глаза Глорита видела несущийся прямо на нее огненный вихрь. Балку разнесло на мелкие осколки так сильно, что некоторые из них дробно застучали в бронированное стекло капсулы, как будто стальной дождь. Дверь рухнула с оглушительным грохотом, подняв столб бетонной пыли и металлической крошки. Огромный проем закрылся за несколько секунд до того, как ее и Каэля чуть не опалило смрадное дыхание взорвавшегося хлористого азота. Взрыв сотряс стены павильона 107, с потолка посыпались какие-то обломки и прочая труха, но дверь выдержала, обеспечив полную герметизацию помещения. Картина побоища умиляла и пугала своей простотой. Почти у самой двери, нагревшейся сейчас от высоких температур за ней, стоял одинокий пилотируемый робот, в капсуле его восседала голая девушка, откинувшаяся на сидение с прикрытыми глазами. Риск с силой терла виски и никак не могла заставить себя поднять веки. Пальцы от нервного напряжения дрожали, рот перекошен так, что непонятно было, то ли Гло собиралась разразиться гомерическим хохотом, то ли разреветься. - Считаю операцию выполненной успешно. Глория внезапно выпрямилась, явив миру свою гордую осанку, и презрительно усмехнулась, глядя на приборную доску Каэля. - Успешно? Слабо сказано, мой дорогой. Я бы сказала больше. Только что все вы, уважаемые дамы и господа, присутствовали при чудесном спасении жизни самой очаровательной женщины этой Вселенной и говорящей, невероятно милой железяки. - Жизнь – это автономная система обеспечения организма необходимыми элементами, для продолжения деятельности в надлежащем состоянии и для выполнения назначения, - резюмировал Каэль. Риск устало потерла лопатку, пробегая глазами новую картинку помещения: - Поэтичности в тебе, дружок, что в кошке жалости. Но ход мысли мне нравится. В таком случае, давай-ка поищем все необходимы элементы. Не знаю как ты, а я хочу есть… И мне холодно. У тебя подогрева сидений нигде не предусмотрено? Повинуясь желанию пилота, машина мерно развернулась на 180 градусов и медленно двинулась вперед, совершая сканирование новой местности.

Apollon: Кто-то испытывал на прочность микрофон и нервы Десмонда. Кто-то стучал, царапал рефленную поверхность ногтем и, странным придушенным смехом, натягивал нервные окончания. Кто-то, пока невидимый, пытался докричаться до Черного Короля, но сейчас это было почти также нереально, как и чудесное спасение-избавление двух оставшихся представителей Клуба из этого проклятого технограда. Демон многое бы отдал за то, чтобы новый портал вывел бы их, например, обратно на аэродром. Обратно к самолету, а значит, к возможности вырваться из чьей-то игры-ловушки. - Спасибо конечно за комплимент, но спешу заметить, что и от тебя благоухает отнюдь не благородным парфюмом. – Трэнтон недолюбливал Герцога именно за его склочный характер. Этическая сторона вопроса о том, стоит ли использовать людей в качестве пищи, волновала его мало. Демоны паразитировали и жили именно за счет человечества, пользовали их в качестве домашних животных и, что характерно, Десмонд еще ни разу в жизни не встречал демонической сущности, в переводе на человеческий язык – вегетарианца. Демоны зависимы от человеческих душ. И в этом смысле Герцог был вполне понятен Десмонду. - Может мне тоже тогда принять истинный облик? Будет легче физически, и я стану сильнее, проворнее и вообще намного выгодней, чем сейчас… - Десмонд представил как он, уже в облике чешуйчатой, хвостатой и крайне опасной твари, пробирается по коридорам технограда. Металлическая обшивка коридоров плавится в тех местах, где с его черного, покрытого гарью, тела падают капли жидкого огня. Воздух наполняется смрадом сгоревшей человеческой плоти и серы, а черный тяжелый дым стелиться по полу, словно разлитая нефть.. - Но не факт же, что я смогу вернуться обратно потом, магия уж очень здесь не стабильна… - в продолжение истории разыгрываемой в его воображении, он садился в самолет тоже в виде себя демонического. Это было забавно и Десмонд не выдержал, ухмыльнулся. Прошел в новый портал следом за вампиром, и осмотрелся по сторонам. Большой зал, в котором они оказались, был похож на ресепшн любого, средней руки отеля. Все эти диванчики, искусственные пальмы в кадках, несколько газет и журналов, разбросанных по низким журнальным столикам. И, как и в любом из этих отелей, обязательно находилось несколько человек, предпочитающих пить кофе и разговаривать именно там, на виду у всех, обращая на себя внимание, и не слыша друг друга в общей нервозности встреч и отъездов. И именно поэтому, непринужденное общение двух мужчин без определенных примет и возраста, сидящих в одном из эркеров, сразу показалось Десмонду нереальным. После всего увиденного в бесконечных, хитро переплетающихся коридорах этого города-призрака, он никак не мог поверить, чтобы два каких-то, пусть и помешанных на науке ученых, будут вот так спокойно сидеть и есть пирог. - Это наведенная проекция, такая же, как мой внешний облик.. ну примерно такая же, у меня же чары,… а вдруг и я здесь.. – затаив дыхание и надежду, быть может, и он отчего-то сможет подпитать свои, уже практически полностью, израсходованные запасы магии, Десмонд несколько более поспешно, чем того требовали его манеры, шагнул к этим двоим под окном, но все равно не успел – задрожав по краям, картинка растаяла в метре от его руки. - Вот черт! - Трэнтон в сердцах топнул ногой и обернулся к Герцогу с мыслью, что вырвет ему глаза, если только заметит хоть толику смеха в его налитых кровью, звериных зрачках. Но тот сражался с собственными страхами. Боязнь быть навсегда побежденным Майклом злила Герцога неимоверно, и Десмонд не удержался, чтобы не подлить масла в огонь. - Любая мало-мальски пригодная лаборатория подойдет для этого. Да что там, элементарный набор из коробки справится. Это выглядело ребячеством. Дес никогда не стал бы так вести себя с Майклом, но Герцог был совсем другим, к тому же, это именно он сейчас лишал, отбирал у него учителя и друга, и потому хотелось хотя бы немного отыграться. - И Майкл обязательно сделает это, а я помогу ему взять тебя в тиски. Кем возомнил ты себя? Да ты… - демон замолчал и прислушался. То, что своими звериными инстинктами уже успел понять вампир, пришло к нему только сейчас. Топот шагов. Недовольный ропот голосов. Бряцанье чего-то металлического. Десмонд, шедший позади изменившегося Короля, вышел вперед и всмотрелся вглубь коридора. Медленно, глубоко втянул в себя, ставшим вдруг вязким, воздух. Крепко, до хруста в суставах, сжал кулаки и, вместе с выдохом, расслабился, раскрытыми ладонями повел вдоль тела. Силовое поле из тех крупиц магии, что удалось изъять из окружающего пространства, получалось очень слабым, но хоть какое-то.. На них с Майклом бодрым шагом двигался небольшой отряд. Мужчины и женщины, они быстро надвигались на них откуда-то из недр центра и, как заметил демон, каждый из них прихватил с собой некое оружие. Несколько кухонных ножей, парочка бит. У некоторых были пистолеты из тех, что покупают для самообороны. У других вполне серьезные крупнокалиберные образцы. Был даже ручной пулемет, удивленно изогнув черную бровь, Десмонд подумал о том, откуда он мог взяться в технограде, где просто по определению не нужен был стрелковый магазин. Хотя особенно раздумывать об этом у него уже почти не было времени. Шедший во главе отряда рослый мужчина, вооруженный сразу двумя «Пустынными орлами», что-то гортанно прокричал и побежал вперед, стреляя одновременно с двух рук. Остальные подхватили клич и бросились следом. Десмонд не любил огнестрельного оружия. Много шума, сильная отдача, сомнительность достигаемого эффекта.. Но, если бы ему дали выбор, он остановил бы его на хорошей снайперской винтовке. Видимо и в этом прослеживалось его происхождение, как и любому из демонов, в решающий момент он хотел видеть глаза жертвы. К тому же винтовка подразумевала под собой некие и удобства и комфорт в момент самого действа. Тот некогда ученый, а теперь всего лишь пешка в руках вездесущего Пульса, видимо никогда раньше не держал в руках столь грозного оружия. Большая мощность выстрела делала его стрельбу бесприцельной, а грохот при этом наверняка уже лишил его слуха. Трэнтон сморщился и выдернул из нагрудного кармашка небольшой платок. Разорвал пополам и заткнул себе уши, мысленно посочувствовав летучей мыши-вампиру. Выстрелы неудачливого стрелка-ученого благополучно ушли в потолок, а перезарядиться Десмонд ему не дал. Скомкав время вокруг себя, и израсходовав на это остатки магии, Десмонд сам бросился к нему навстречу. В доли секунды оказавшись прямо перед стрелком, он резким ударом в горло опрокинул его назад и сам присел следом, пропуская над собой чью-то биту, и в едином движении вырывая это самое горло, желая добраться до души бедняги. И зло закричал, когда понял, что его уже опередили. - Души! Майкл, он забрал их! - Десмонд был в ярости. Отобрать у него то, чем он собирался подпитать свои силы! То, что принадлежало ему, демону, просто по праву! - Прости, Майкл.. Сейчас я кажется полностью на стороне Герцога. Разберемся с ними! – последнее он уже кричал взлетевшему под самый потолок носферату. Сильным рывком демон вырвал биту из рук худенькой девушки, на лацкане белого халата которой еще сохранился бейджик. - Прощай, Лизи Малоу, с тобой мы не встретимся даже в Аду. – Удар той же битой и черепная коробка некогда обычной лаборантки, раскололась, словно спелая дыня. Уже вооруженный таким образом демон встретил следующий удар металлической трубы бывшего профессора, и ударом снизу и вверх отбил ее в сторону. Короткий замах и бывший ученый сложился пополам с поломанными ребрами и лопнувшей селезенкой. Еще несколько пируэтов с битой в руках. Используя ее скорее на манер сабли, Десмонд раздавал вокруг себя жесткие, сильные удары. Никаких касаний и ложных выпадов, никакого изучения поведения противника… Отец учил его обращению с оружием с самого юного возраста, когда малышу-демону еще приходилось заказывать специальные облеченные шпаги-клинки. Они вместе тренировались у мастеров всех времен и народов, но, здесь и сейчас, Десмонд не собирался заниматься фехтованием в том смысле, что в него вкладывался. Здесь и сейчас, разозленный демон сеял вокруг себя лишь смерть и хаос, разом превратившись из утонченного аристократа в грязно дерущегося подростка откуда-то из окраинных кварталов. Раздробив кому-то колени, он отбросил далеко в сторону тяжелый кусок крупнозернистой цепи, и спиной ощутил, как шальная пуля вспарывает его кокон-защиты. Скривился на боль между лопатками. Убить демона обычным оружием невозможно, это правда, но демон должен восстанавливаться за счет магии, благодаря которой он собственно и существует… - Если так пойдет и дальше, мне действительно придется стать самим собой.. Он выбил нож из рук какой-то женщины в очках и вбил эти самые очки ей в переносицу. Еще одна пуля вошла в бедро и Десмонд невольно вскрикнул. Решительно отбил самый обычный, снятый со стенда о пожарной безопасности, топорик и распрямился, осматриваясь в поисках более действенного оружия, чем бита. И в нескольких метрах от себя увидел брошенный пулемет одной из жертв Майкла. К которому, впрочем, пришлось пробиваться сквозь еще одну опасно крутящуюся цепь и несколько колюще-режущих предметов, а так же, ценой простреленного навылет плеча. - Ха-ха! А вот теперь я расскажу вам про фильм «Рембо-2»! – Десмонд зубасто осклабился и нажал на спусковой крючок. Когда, отбросив в сторону ненужный уже пулемет, он вновь вернулся к Майклу, из множественных ран по всему его телу, текла темная, почти черная кровь. Она слегка дымилась и отдавала запахом гари. - Майк, если в ближайшее время я не смогу найти себе источник магии, или если не смогу подзаправиться хотя бы парочкой душ… Майкл, тебе нужно будет связаться с моим отцом. – Десмонд задумчиво дотронулся до собственного плеча, уже ненужное силовое поле защиты было целиком брошено им на регенерацию, но судя потому, что раны не спешили затягиваться этого было мало – черт, меня же кажется еще ни разу не воскрешали.. Майкл, а вдруг это больно? Широко-распахнутые темные глаза Десмонда светлели, вновь наполняясь серой теплотой. Состояние аффекта уходило из его крови вместе с адреналином и магией. - В общем если тебе все еще нужен твой принц, ха-ха… - Десмонд улыбался, но в его глазах уже клубился страх - Майк, я думаю нам стоит поторопиться с выходом отсюда…пожалуйста.



полная версия страницы