Форум » Остальные организации » Лаборатория Planetmyerday U-PS 0.1 (Квестовая локация) 0.1 » Ответить

Лаборатория Planetmyerday U-PS 0.1 (Квестовая локация) 0.1

Venom: Среди скал возвышается одно из многих ответвлений "Stochastic Ltd" занимающееся исследовательской деятельностью в сфере предельных частот периодических процессов. На базе предстоящей индустрии был воздвигнут техноград, начиненный всеми возможными научными достижениями.

Ответов - 75, стр: 1 2 3 All

Anti-Venom: Для Риск. Трек http://prostopleer.com/tracks/5414527g3oA Каэль пробивая тишину и абсолютную тьму, размеренно топал в центр. Гидроусилители тихо сжимали то один цилиндр то другой, плавно ведя машину вперед. После перезагрузки центрального компьютера Мнемоником, почти все оборудование в лаборатории отключилось, кроме приспешников Пульса. Сканер Каэля барахлил, распознавая лишь некоторые входящие сигналы. Как только робот перезагрузил компоненты консолей, включил активное сканирование и бортовые фары, он остановился. Фары дергались, выцепляя в пустоте несуществующие цели. Одна за другой вокруг Каэля появлялись красные точки, отражаемые на объемной голограмме для оператора. Вскоре почти вся площадь 107 лабораторного павильона была заполнена невидимыми целями. В кабине на второстепенной консоли вспыхнул блинкер «Системная неполадка», но Каэль продолжал перебирать всевозможные методы сканирования, какие только мог загрузить в свои боевые базы. Параллельно он прослушивал сотни частот радио данных и сеть, включил систему вибрационных помех и наконец, вывел на экран полученные результаты. Словно в каком-то футуристическом измерении вокруг Каэля кишели тысячи силуэтов, похожие на сгустки знакомой желеобразной материи. Картинка продержалась всего пару секунд, чтобы осмыслить происходящее и робот покачнулся. На бронированном лобовом фонаре (остеклении) сидел Джери, размахиваясь для рокового удара клинком. Его тело испускало видимые в свете фонаря разряды энергии, резко отходящие и медленно затухающие. «Опасность!» «Технология Хеньшин!» «Опасность!» Вспыхнуло перед лицом Глории. Робот Каэль издал писк, доносящийся очевидно снаружи и, получив мощный удар в корпус, полетел назад. Визуальная голограмма пропала вместе со сплошным красным вражеским наплывом. Всё вновь погрузилось в темноту. Кроме Джери, оставшегося на месте в стойке нанесшего смертельный удар противнику. - Опыт мне подсказывает, что Каэль больше не сможет сопротивляться. Плохая была идея «второго шанса» нужно было покончить с тобой уже давно, а теперь…. В твоем брюхе еще и заложница. - Общий запуск…. – Внезапно отозвался Каэль. – Невозможно… Головные компоненты отсутствуют… - Парировал аналитический системный компьютер. – Ввод повторного запроса общего запуска. Вывод первичной консоли с резервного блока. Оценить ядро биофазы. - Назначаю в очередь. Общий запуск через минуту двадцать три секунды. Первичная консоль загружена, голосовое управление не доступно. Проверка шлейфа оператора…. - Может…. нужно было дать тебе больше времени на синхронизацию с ней? - Сеанс отладки структур вторичной консоли. Внимание! Работа без оператора. Назначен уровень администратора «С». Поиск сети. Найдено. Ожидание распоряжения Центра. Потеряно соединение…. Ошибка логических сигнатур. Ошибка синтаксической структуры. - Задействовать! - Ошибка синтаксической структуры…. Исправлено. Шлейф оператора… Найдено. Запуск синхронизации. Двенадцать процентов…. - Я столько ждал возможности и в итоге, всё закончилось одним действием. Не вижу света в твоих глазах. - Защита не проходит, возможные причины: разгерметизация, обрыв мультиплексного канала передачи информации, деструктивная активность вируса. Сканирую…. - Твое молчание меня раздражает, немножко. А что человек в тебе? Рвется наружу в панике? - Поиск обходных алгоритмов. Задействованы ретрансляторы. Применяю интерфейс исходных данных…. «Критическое завершение». В конвульсии фатальной ошибки Каэль дернулся и замолк, казалось уже навсегда. Джери вздрогнул и, поняв, что всё это время робот старался реанимировать себя побежал на него. Занеся клинок над собой, Хеньшин прыгнул вверх, надеясь прорубить Каэля с оператором насквозь до того, как тот запустится снова. Не успев нанести удар, Хеньшина схватила неведомая сила и швырнула в бетон. Затем прорубив собой широкую царапину в полу, Джери как на пушечном ядре отлетел в противоположный конец 107 павильона. Каэль поднялся, вокруг него светился щит инерции. Голограмма консоли разом отобразила все вражеские цели и крупный белый силуэт в бешенстве рубящий своих же солдат. - Операционная система перезагружена. Голосовое управление доступно. Боевые алгоритмы запущены. Сеть доступна. Режим прогрева двадцать шесть градусов, через сорок секунд. В очередь поставлены операции: поиск пищи. Синхронизация шестьдесят процентов. Назначен уровень администратора «А».

Anti-Venom: Для Короля и Демона. Гостиничный сектор стал похож на живую сцену брутального фильма резни бензопилой. Хотя сейчас это никого не смущало. Вампир или демон, привыкшие к крови сущности. Как и третий участник – неприкасаемый, скрытый за тоннами стали неизвестный. - Мне сложно объяснить этот феномен, - Еле слышно произнес тот. – Но, кажется, лаборатория живет сама по себе. Вы пробились слишком глубоко…. У меня… для…есть… плохая и… очень… хая… вость…. Затем голос пропал, а за ним задрожал пол и потолок. Коридор с диванами захлестнул неощутимый ветер, застлавший все окружение новой иллюзией. Вновь появились те самые два человека сидевшие за столиком, появился заикающийся нервный свет дневных ламп. Как ни в чем не бывало, они сидели и беззвучно общались. Затем один из них вытянул шею, а другой обернулся. Мимо них пронеслись несколько десятков испуганных людей и наши два, перепрыгнув спинки диванов, побежали следом. Чего они испугались? Сложно угадать, ведь иллюзия унеслась следом за ними. Коридор обдало жаром, так, что технологические окна запотели. Температура подскочила сразу на 50 градусов и продолжила расти, пока не стало понятно отчего. Спускаясь сверху по ступеням, в гостиничный сектор хлынула волна жидкого металла. Пожар моментально охватил все пространство по пути течения. Тряска усилилась так, что потолок лопнул, а стены начали складываться как карточные. Что-то громадное накрутилось на железобетонный переход длиной в триста метров. Одаренные стояли не так далеко от выхода к таким же лестницам, что и с другой стороны. Но вот только, что они выберут? 1. Бежать вниз. Туда, куда побежали иллюзии людей из прошлого. В глубины и возможно, попасть в поселение выживших людей. Конечно, если они успеют опередить несущуюся как по трубопроводу жидкую сталь. 2. Бежать наверх, где лава не достанет, но где они тогда окажутся? 3. Использовать способности, остаться и победить воплощение Пульса, заставив его искать еще более сложные механизмы, чтобы остановить их. А может это будет какой-то другой неожиданный поворот, вы захотите разойтись в разные стороны? (Отправьте ЛС с выбором направления или альтернативную версию спасения, и я допишу локацию, в которой вы появитесь, ну или повешу некрологи. Хаха! )

Dark Shepherd: [Предположительно Восточная Европа] Небо затянулось металлической крышкой. Это всё являлось западнёй. Всё это место само по себе являлось одной огромной ловушкой. Об этом можно было сказать, лишь взглянув на это с высоты подлета. И стоило бы только об этом задуматься, как твой летательный аппарат теряет высоту, бешено крутясь в воздухе, разбрасывая обломки себя во все стороны. Интересно, пилоты, являющиеся обыкновенными людьми, тоже ощутили то, что ощутила я? Этот отвратительный красный свет словно расщеплял моё сознание, заставляя почувствовать слабость и дезинтеграцию... Мне предстоит выяснить что это было. Не хочется, что бы подобное оружие досталось кому-нибудь из моих врагов. Мне стоит найти его и изучить. А затем уничтожить. Но сперва нужно выбраться из этого места. Выживший пилот активировал прожектор, когда Тёмная выбралась из деформированного тела вертолета. Она прошла к кабине, осматривая своих пилотов. Один из них был мертв, а тот, что сидел за штурвалом, уже покинул своё место, ступая на пол этого места. Он был в порванном и окровавленном комбинезоне, а его начальница была одета в свободные штаны из ткани, похожей на плащевую, обтягивающий гольф, похожий на лыжную кофту с ярко фиолетовыми вставками и обувь - кроссовки судя по всему от "Merrell Waterpros". Это если не учитывать такие аксессуары как перчатки без пальцев, прямоугольные оптические очки и сумку через плечо, в которой лежал достаточно мощный ноутбук, дополнительные шесть обойм для пары пистолетов, лежащих в закрепленных на пояснице кобурах с дополнительными отделениями под две обоймы на кобуру. Так же через шею свисала пара белых вакуумных наушников, чей провод тянулся к МП3 проигрывателю в крепящемся чехле на поясе штанов. - Что произошло? - Растерянно спросил он, на что получил ответ в виде выразительного взгляда, говорившего о том, что Тёмная сама могла бы задать ему этот вопрос. Девушка повернулась лицом к тоннелю, который совсем скоро разбивался в двух направлениях. - Я была готова к различным неожиданностям, однако что бы вот так вот сразу? - Она направилась в тоннель, произнося свои мысли, однако затем добавила громче, явно обращаясь к пилоту. - Разве ты не хочешь пойти со мной, и предпочтешь умереть здесь от обезвоживания, в компании покойника? Замешкавшийся пилот воскликнул. - Но ведь это ловушка! Тёмная остановилась, обернувшись к нему. - И по твоему лучше сидеть здесь и ждать смерти? Прекрати, червь. Начинай рвать ногти за свою жизнь, иначе зачем тебе она, раз ты готов так легко её потерять? Сцепив зубы, пилот достал из кобуры пистолет, и легким бегом нагнал начальницу, которая уже двинулась дальше. Дойдя до разветвления, и посмотрев в обе стороны, в которые уходил тоннель, Тёмная заметила их абсолютною идентичность и то, что в конце каждого из них сиял свет. Вот только этому свету она совсем не верила. Они двинулись налево. Неизвестно почему именно налево, однако спустя несколько минут хода, этот вопрос стал абсолютно неважным. Проход назад закрылся, отрезая свет прожектора от этого канала, назначение которого Тёмная не могла понять. Пилот прицепил к стволу пистолета фонарик, и светил им под ноги, поскольку беспечно идти по этому месту было невозможно. Технологические отростки неизвестного назначения, которыми тоннель был покрыт полностью изнутри, образовывали щели, которые ощутимо препятствовали нормальному продвижению. То и дело, пилот оступался или его нога застревала между отростками, в то время как Тёмная без особого труда шла, ступая только по ним. Странно, вначале пути пилот не оступался так часто, и даже успел приноровится к шагу по ним. - Что случилось? Они остановились. Пилот сел на пол тоннеля, вяло пытаясь извлечь вновь застрявшую ногу. - Я... Это ужасное место... Я не хочу больше здесь оставаться. Тёмная обошла человека, присев перед ним на корточки и взяв с отростка положенный пистолет. Она засветила им лицо пилота. Бледность, мутный взгляд, совсем нездоровый вид. Зрачок дергается, хоть и движение объекта вялые. Неужели паника? - Мы ведь погибнем здесь. Погибнем! Сколько мы уже здесь провели? День? Два?! Мне нужна вода! Сон! Я больше не пойду! Этот проклятый тоннель убивает меня! Свет ведь никогда не будет ближе!!! - Посмотри на время. Мы здесь от силы двадцать минут. Однако ты прав, сколько бы мы ни шли, свет всё так же от нас далек. Но, - Тёмная резко схватила его за воротник, и приставила дуло пистолета к его ноздре. - Если ты собираешься ныть, словно незрелая человеческая особь, то я прямиком сейчас прекращу твои муки! - Свет фонарика бил прямиком в левый глаз пилота. - Или же ты встаешь, идешь дальше, и выбираешься из этого проклятого места. Что ты скажешь? - Что ты черт возьми делаешь?! - С такого ракурса освещения Тёмная заметила, что пилота давно бьет в пот. - Балласт мне не нужен, думаю ты прекрасно это понимаешь. А оставлять тебя здесь на долгую и мучительную гибель - это негуманно. - С неопределенной в полумраке усмешкой произнесла Тёмная. - Тогда оставь мне чертов пистолет и я сам пущу себе пулю в голову если придется! - О нет, мне может пригодится твоё оружие, поскольку я намерена выбраться из этого бесконечного тоннеля. - Жми на курок! Тёмная окинула коротким взглядом стену и потолок за пилотом. - Нет, я передумала. Не могу рисковать, стреляя здесь по стенам. Неизвестно что может случится. Потому, мне всё же придется оставить тебя здесь на голодную смерть. Надеюсь, ты никому об этом не расскажешь. - С злорадной ухмылкой добавила она. Тёмная отпустила воротник пилота, и встала, отправившись дальше по направлению к свету. Какой смысл бороться за того, кто не желает этого? Очень жаль, что этот случай так и останется между ней и ним, и даже то, что всё это было записано на камеру, роли не играло, поскольку подобные видеоматериалы, которые она здесь собирает, не предназначены для домашнего просмотра. Этот глупец будет ещё долго бродить по бесконечному тоннелю, терзаемый своей клаустрофобией. Тёмная решила, что именно из-за этого пилот поддался панике и его состояние стало ухудшатся. Видимо в столь непривычной стрессовой ситуации его недуг и раскрылся, иначе как бы он стал пилотом вертолета? Или быть может, это место так на него действует? Он ведь человек военный, с оружием, в компании женщины, как никак, и мало того, что запаниковал раньше неё, так ещё и начисто отказался что-либо делать, полностью отчаявшись. Да, Тёмной было проще, её психика была во множество раз устойчивее, ввиду огромного количества прожитых лет, кои были в какой-то мере довольно насыщенными. Однако если человек не будет цепляться даже за иллюзорный шанс на спасение, то он не будет достоин этого спасения. - Эй, подожди! - Раздалось позади. Тёмная на секунду остановилась, обернувшись и посвети на пилота фонариком. Прекрасно, его деградация приостановлена. Тёмная немного самодовольно улыбнулась, и обернулась обратно к свету, двинувшись дальше. Так они шли ещё около пятнадцати минут. Тёмная вернула пистолет пилоту, что бы тот освещал себе путь идя позади, а сама же девушка уже привыкла к интервалу расстояний между отростками, что бы спокойно идти по ним без дополнительного света. Ей хватало тусклых отблесков от сияние впереди. Судя по тяжелому дыханию позади, разбавленному всхлипами, пилоту становилось всё хуже и хуже. - Это... Это место придумал д-дьявол. - Возможно. Но и дьявола можно обмануть. У меня есть один знакомый, совершивший это. - Ты шутишь, да? Не лучшее время для шуток. Тёмная ничего не ответила. Какой толк был в том, что бы убеждать каждого встречного в правдивости этих слов? Она просто знала, что человеку обладающему самым приятным энергетическим фоном когда то удалось это сделать. - Ты заметил, что если слегка ускорить темп шага, то свет кажется ближе? - Через некоторое время спросила Тёмная. - Нет, не заметил. - Тяжело ответил пилот. Пастушка остановилась, развернувшись, от чего на неё чуть не налетел идущий уже судя по всему лишь по инерции пилот. Девушка успела выставить перед собой руку, уперев её в грудь человека, и слегка оттолкнуть назад ,что бы он не врезался в неё. - Соберись и приди в себя, потому что я дальше буду бежать, и неизвестно что случится, если ты отстанешь. Тебе всё ясно? - Соберись ей... - Ворчал пилот, который своим видом напоминал живого мертвеца. - Хорошо, я попробую, если это необходимо... - Прекрасно. Тёмная развернулась и постепенно разгоняясь с шага, переходила в бег, двигаясь всё быстрее и быстрее. И вправду, от того, чем быстрее она бежала, зависела сила света, который был ранее подобен горизонту. И чем быстрее была скорость бега, тем ярче и ближе становился свет. Главное было держать ритм но и одновременно с этим увеличивать темп, что бы не оступится. Шаг, шаг, шаг, шаг, шаг, шаг, шаг. Свет становился всё ярче, ярче и ярче. Ну же. И вот наконец, сияние полностью покрыло весь обзор, словно проходя сквозь и поглощая за собой весь этот темный и бесконечный канал. Секунда неосязаемости и неспособности что либо делать, и вот - она стоит в очередном коридоре. С разницей лишь в том, что света в его конце не было, и формы он был более обыденной - прямоугольной. Тёмная обернулась, в поисках своего спутника, однако его рядом не было. Видимо, он оказался не в силах бежать столь долго по ребристой поверхности тоннеля. Что-ж, зато он хоть знает что делать. Тёмная сняла очки, развернув их к себе. В дужке, прямиком с края правой линзы, находилась камера, передающая изображение прямиком в ноутбук. - Итак, визит продолжается.

Risque: Робот укачивал своим мерным движением, веки планомерно тяжелели. Сначала девушка стоически боролась с подступающей дремотой, но потом общая усталость взяла свое. Голова Глориты упала на плечо и она провалилась в бездну, всматриваясь в движение комет и шквального огня. Сон был неспокойным, глазные яблоки Риск периодически начинали бешено вращаться, она чуть слышно постанывала, руки конвульсивно поддергивались время от времени. Тем не менее, несмотря на неспокойные сны, начало нового действия Гло благополучно проспала. Ее совершенно не тронули переговоры Каэля и бортового компьютера, слова Джерри не коснулись ее сознания. Пусть и мутантский, но все-таки человеческий организм нуждался в отдыхе, а мутная вода сознания в этот момент переваривала прошлое. Гло не имела ничего против, вороша минувшее, она приходила к истине. Во сне металась голубая жижа колбы, превращаясь в какие-то сферические завихрения, исчезала, и вот уже глаза Джеймми улыбались ей сквозь толщу подсознания, а потом накрывала тьма. В это момент на лице Риск застывала блаженная гримаса облегчения, но ненадолго. Тьму прорезали вспышки, Глорита не была уверена в природе их происхождения, но цвет тревожил. Из благородного золотого, напоминающего взрыв сверхновой, всплеск энергии необратимо окрашивался в нежно-розовый, затем оранжевый и, наконец, замыкал этот спектр нереально багровый, тревожный и возбуждающий. Риск потянула носом воздух и, вдруг, распахнула глаза. Перед лицом моргала надпись: «Опасность!» «Технология Хеньшин!» «Опасность!» - Santa María, nosotros salvar a los pecadores! – пробормотала она, яростно протирая очи. – Что еще, малыш?! «Малыш» не отвечал, занимаясь какими-то своими сверхважными делами. В следующий момент мощный удар сотряс корпус Каэля и он отлетел, перевернувшись, с позволения сказать, на спину. Глория отделалась ушибленным локтем, хотя ей показалось, что падали они вечность. Приборная панель меняла цвета в считанные сотые секунды, сильно напоминая собой светофор на оживленном перекрестке где-нибудь на Манхэттене. Риск прислушалась к разговору робота и компьютера, мало что поняла, однако лейтмотив был ясен даже козе. Затем она перевела взгляд на бронированное стекло, в надежде увидеть то, на что они так неудачно налетели. Увидела она старого знакомца – любителя кондитерских изделий, желеобразного самурая, который мерцал в кромешной тьме, будто светлячок. Снова он… Не испытывая ни малейших сомнений в предмете своих несчастий, Риск несколько раз грубо выругалась и подтянула колени к груди. Начала ощупывать верткими пальцами профессионального вора, то, что совсем недавно было потолком. Не найдя там ни единого выступа, кнопки, рычага она поняла, что оказалась в западне – люк ей не открыть. Каэль спешно пытался переломить ситуацию, но судя по всему, у него это плохо выходило. - Достал ты меня, Джери-не Джери… - Риск прошипела это сквозь зубы. Она, не мигая, наблюдала за тем, как беснуется наверху желеобразное нечто. – Придется все-таки натянуть тебе задницу на кадык. Каэль мигал всеми цветами радуги, словно рождественская елка. Риск уважительно молчала, понимая, что робот ведет сейчас титанический труд над непростой задачей выживания. Страха не осталось. За последние два часа, Риск набоялась на следующие пятнадцать лет вперед. Сказывалась то ли ее запредельная усталость, но дикая ярость. Она сверлила Джери взглядом, рисуя в больном воображении все то, что она сотворит с этим мерзопакостником. Озарение пришло свыше, и как-то легко и гадостно стало на душе. В процессе наращивания собственного эгоцентризма, Риск упустила кое-что. И осознание этого «кое-чего» шибануло ее, словно разрядом тока. Она – приманка. Долбанная приманка для междуусбоных разборок, ничего больше. Никчемное собрание молекул и атомов органического происхождения, кое она сейчас представляла, никого не интересовало. Стремный самурай сводил счеты с ее бронированным дружком. Глорита обиделась до слез, как любая женщина, она считала собственное общество бесценным. А тут две железки выясняют отношения, а она, как сардина в банке, даже ответить не может. Риск закусила костяшку пальцев, не отрывая глаз от киборга. Мысли метались перепуганными курами, Гло пыталась поймать за хвост хоть одну, но те хаотично растекались по всему мозгу, оставляя прохладные пустоты. «- Ладно… пусть так, я заложник обстоятельств… ну и заложник непомерных амбиций чего-то разумного. Разумного, но искусственного. Интересное соединение.» Иного выбора не было. Конечно, Глория никогда не проделывала то, что собиралась, но это ее и подстегивало. Концентрироваться надо было быстро, она поблагодарила всех богов и божков, бывших и ныне живущих за временную передышку, которая вылилась у нее в короткий сон – этого вполне хватало. Мысли обвивались вокруг светящегося тела Джери, словно змеи. Риск живенько представляла себе, как упирается ногами в грудь киборга, напрягает мышцы, сосредотачивает их силу на толчке. Внезапно вспыхнула надпись «Критическая ошибка» и Каэль дернулся, словно в предсмертном хрипе. - Черта с два! Мы встанем! Краем глаза, Риск видела, как киборг Джери сорвался с места, поднимая клинок. Сомнений в его намерениях не было. «- Сейчас!» Сила мысли Глории сомкнулась на корпусе желейного робота. Она приподняла его без особого труда и с силой швырнула в противоположную сторону, заставляя пахать бетон. В тот же момент Каэль дернулся, заскрежетал и стал уверенно подниматься. Ощущение было ирреальным, Глория чувствовала, как ее давили слезы благодарности. - Операционная система перезагружена. Голосовое управление доступно. Боевые алгоритмы запущены. Сеть доступна. Режим прогрева двадцать шесть градусов, через сорок секунд. В очередь поставлены операции: поиск пищи. Синхронизация шестьдесят процентов. Назначен уровень администратора «А». - Дааааа! Мой герой! – Глорита в восторге замолотила голыми пятками по сидению и покрыла панель бесстыжими смачными поцелуями. Перед глазами вновь возникла голограмма, и Риск наглядно оценила масштабы нападения. Джери был не один, словно рой дикий пчел, метались по темному помещению сотни движущихся мишеней. Некоторые погибали от рук собственного предводителя, который в припадке безумства рубил направо и налево. - Puto idiota, cenizas de dispersion! – выплюнула Глория, глаза ее в этот момент превратились в две черные бездны. – Ну что, мальчик? Повеселимся? Оружие к бою! Риск, с подкатившим к горлу комом, следила за тем, как в несколько секунд после команды Каэль ощерился оружием. Так уж вышло, что маленькая команда Глориты была окружена неприятелем. Решив, что от греха подальше стоит прикрыть роботу спину, девушка вновь подала команду: - Открой люк! С тихим шипением над головой раскрылась ниша, которая раньше казалась просто бутафорским вентканалом. Риск задержала дыхание, перекрестилась и поцеловала большой палец (кто бы мог подумать, что настанет момент и ей побыть набожной). Глорита прикрыла глаза, генерируя сферы. Она не совсем понимала, что придает ей силы, но, достаточно мощные разряды сформировались в течение нескольких секунд. - Сon Dios… Давай! - прошептала и резко встала так, что в люке она появилась аккурат по пояс. Каэль, точно исполняя приказы, начал прицельный автоматический огонь, разнося в хлам все подряд. Летели части тел киборгов, пули впиваясь в тело стен, щербили их безбожно. Глория, несмотря на то, что пребывала в гремучем аду, даже ухом не вела. Прищурившись, она внимательно высматривала в кромешной тьме хоть какое-то движение. Внезапно взмывший в ее сторону робот разлетелся в клочья, погибая в жестоком давлении Риск. Повинуясь какому-то древнему инстинкту, который позволил предкам Глории выживать в своих пещерах, она с силой толкнула сферу в ту сторону, откуда прибыл усопший. Яркая вспышка озарила монолитные стены, и в ней девушка видела, как дробятся и рассыпаются на мелкие осколки нападающие. Каэль прекращал огонь лишь на секунды, моментально перестраивался в нужный боевой режим и продолжал поливать свинцовым дождем. Риск метала сферы планомерно, на лице ее то и дело застывала жесткая усмешка. В таком вот авральном порядке, в течение невероятно долгих пяти минут они извели вражеское племя на корню, оставив на месте боя только какую-то труху и мятые запчасти. Пол местами был залит какой-то непонятной жидкостью, которую Риск, как девица весьма далекая от кибер-технологий, окрестила про себя машинным маслом. Среди этих блестящих луж, фары Каэля и выцепили собственно Джери. Он стоял в боевой стойке, ожидая нападения. Риск уперлась щекой в кулак и задумчиво протянула: - Ты уж извини меня, мальчик… но, этот мой. - Человек не в панике, человек в бешенстве, – это она уже обращалась к Джери. – Конечно, где тебе знать своими кибернетическими мозгами, что бесить человеческих самок опасно для здоровья. Они зачастую бывают неадекватны и необоснованно жестоки… особенно, когда защищают свое гнездо. Призрачного самурая, видимо, мало интересовали философские изыски Глориты на эту тему. Он совершенно бесшумно поднял клинок и, с необъяснимой быстротой, побежал к стоящему роботу. Рот девушки невольно дернулся в брезгливой усмешке, но ждать окончания представления она не стала. Ей порядком надоел весь этот бедлам, поэтому, приняв решение поберечь нервы для чего-то более стоящего, она просто вперилась глазами в приближающуюся фигуру. В следующий момент Джери остановился и стал оседать, словно в замедленной съемке. Выставленная вперед рука судорожно сжималась и разжималась. Глория не думала, она видела, как лопаются один за другим мелкие сосуды, с помощью которых киборг приходил в движение. Сначала отказала правая рука и повисла бесполезной плетью. Дальше микровзыв снес какую-то электросхему, отвечающую за ноги и Джери, как подкошенный, рухнула на колени. Видимо сам робот прекрасно понимал что происходит, но поврежденные цепи не давали ему высказаться на этот счет, он только беспомощно раскрывал рот, но не издавал ни звука. Риск играла, она наслаждалась беспомощным состоянием противника, добивала его. Правда вскоре эта игра ей надоела, просто прицокнула языком и тело Джери оросило бетонные стены павильона номер 107. Взорвался он беззвучно, скорее как-то осел и испарился в мелких брызгах собственной субстанции. Невообразимым образом сохранилась только голова поверженного самурая, которая и откатилась с глухим стуком к стене. В помещении нависла гнетущая тишина. Риск на мгновение прикрыла глаза, а потом изящно стекла обратно в кабину. - Ну что, малыш? Пригласишь меня на обед? Я буду рада твоему обществу.

Anti-Venom: Тема дороги #1 Пилот, бежавший за Темной, в очередной раз оступился и, растянувшись во всю длину, рухнул юзом в стальные наросты тоннеля. Нос был расквашен, ступня дико болела и ритмично пульсировала, отекая с каждой минутой. - С-с-сука… Френк подобрал ноги под себя. Подбородок слегка трясся. Никакого пути больше не осталось. Вряд ли она вернется. Он никому не нужен, здесь. Пустота. Страх. И, мрачный гул в голове. Дорога в никуда всё больше начала отдалять от Френсиса свет и, в конце концов, он пропал окончательно, погрузил технический коллектор в кромешную тьму. Незавидное положение дел. Если не уйти отсюда скорее, то можно просто выжечь себе мозг, превратиться в зомби, овощ и куклу…. Марионетку (?). Гул, слышимый в абсолютной тишине, был всего на всего шумом турбулентного движения крови, пульсирующим в висках в непосредственной близости от внутреннего уха. Неощущаемая восприятием низкочастотная вибрация продолжала исходить от стен. Вскоре частота достигла семи герц и эксперимент продолжился. Этакий белый шум для нервной системы, стал восприниматься ею и расшифровываться, читая этот сигнал. При достаточно длительном воздействии низкочастотные колебания вызывают вибрацию глазного яблока, создавая неосознанные галлюцинации. Созвучный природному альфа ритму мозга звук, прошибая любые преграды, отражался от идеально преломляемых поверхностей коридора, заставляя человека пропитываться этим снова и снова как мягкую губку. - Давай поиграем, Френк? Спросило нечто. Совершенно внезапно, разносясь тихим эхом за спиной. Монстр, тело которого буквально просочилось сквозь потолок, смотрело на него, свисая почти над самой головой. Определенно, это был не самый подходящий момент для встречи с выводком Пульса. Впрочем, это хорошая мишень, чтобы впустую выпустить пару обойм, убегая, сверкая пятками и опорожняя кишечник. Ах да, беда не приходит одна. Аха-ха-ха! Посветив подствольным фонарем на монстра, Френсис Дрейк беззвучно закричал, распахнув пасть и роняя слюни на пол. Его пальцы добела сжали одолевающую от боли ступню, отчего все его внутренние ужасы разом раздавили его личность. Тихое пробуждение внутренних богов лаборатории было замечено. Губительное давление зла, наконец, овладело им. За короткое время, всё то страшное, накатилось на его разум, заставляя его смотреть на Пульс. Очарованный он расширял зрачки, погружая свой мозг глубже и глубже в белый шум, дарящий абсолют спокойствия…. Тише….Тише…. Я проведу тебя до самого края и ты никогда не захочешь вернуться обратно. Я покажу тебе и только тебе то, что было спрятано от тебя с самого твоего рождения. Это свобода. Это глубокий вдох на своде купола гигантского города-лаборатории. Это таинство и посвящение. Это великое освобождение твоего разума. Стань бессмертным. Белая мгла забрала его. Целиком, заглатывая тело и разум человека, унося в таинственные кулуары театра с тысячелетней историей, где висячее ружье лишь жалкая интерпретация, а время не имеет своих естественных границ, превращая один выстрел в крупномасштабную войну…. Хотя, друзья мои, это уже другая история. - Ты не понимаешь насколько это мучительно, когда руки и ноги тебя не слушаются, и остается один бессильный разум и печаль. Не бери грех на душу. Всем определен… определен круг, выйти за который нельзя ни на одно мгновение. Пытаясь выйти за этот круг своим разумом, вы не ведаете, каких сторожей разбудили, какую силу направили против себя. Пересекая черту круга, вы навсегда теряете то, что находится на его границах и обратной дороги нет. Я навсегда погублю тебя, потому что твое место со мной…. С перекошенным лицом Френсис Дрейк, не моргая, смотрел в потолок. Бесконечный и белый, он уносил взгляд во все стороны, не кончаясь никакими стенами. Дрейк уже не мог закричать или замычать, максимум справить физиологические потребности от страха во время освобождения, погружения, принятия в свои владения всего того, что он не имел до этого момента. Это свободу. Это яростный запах ветра на своде купола лаборатории. Это бессмертие. Это встреча восхода солнца и его закаты. Это любование движеньем свинцовых облаков, как они наседают над пустынной планетой, завистливо заваливая тенью зажравшийся город. Это целомудренный космос и черная планета ставшая колыбелью разума… «…Но нельзя же всю жизнь жить в колыбели». Громоздкая машина, испачканная в пятнах запекшейся крови, охлаждающей жидкости и иной грязи, налипшей на элементы корпуса за сотни лет. Медленно, передавая накопленный за очень долгое время опыт, рассказывала свою историю. Машина катила перед собой тележку, смердящую от перегнивших останков своих посетителей. Киборг этот был похож на девушку. Возможно, желание стать похожим и совершенным как «Эмоциональ» или «Смерть» заставило эту машину принять такой облик, голос, повадки. Это ровным счетом никак не сказывалось на её функциях. Ноги Френсиса были сложены под ним, одна рука была сломана в нескольких местах, а сам он был залит собственной кровью настолько, что даже волосы встали колом. Звали этот кибернетический разум – «Лухот». Он не был выходцем серии и был создан как низшая оболочка, подчиняющаяся всякому, даже рядовому роботу технологу. Быть может, только поэтому его не застигла война…. Хотя, как я и говорил, это уже другая история. Он видоизменялся и совершенствовался, спрашивал совета, как у Пульса, так и у истинных служителей Создателю. Сам он не понимал такого противоречия как «преданность и предательство», лишь потому, что это свойственно высшему разуму, способному находить пользу и выгоду в чужих страданиях и убийстве. Общество или Пульс – всё равно…. - Здравствуйте…. – Сказала киборг удивительно мягким и добрым женским голосом. Лухот наклонилась над лицом человека и её стеклянные глаза прошлись по бессмысленному взгляду Френсиса, сломанному носу, разорванным щекам и губам. - Какой ты…. Прекрасный…. Позволь, когда я закончу, ты обретешь свободу, бессмертие. Ты, наверное, никогда не видел, как смерч заворачивает песок и камни в причудливые воронки вокруг шпилей свода? А земля в это время дрожит и стонет…. М-м-м… Ты поймешь, что я говорю чистую правду, когда воочию увидишь это, я тоже хотела бы отправиться с тобой, но, наверное, это слишком эгоистичная просьба…. Свет в громадном зале рухнул со звуком сирены. Включились вспомогательные лампы, осветив всё вокруг в темно-зеленые тона. - Я не очень люблю кровь. Она мешает мне сконцентрироваться и творить. Тебе не страшно тут? Позволь я помогу тебе…. Скальпель навис над неподвижным глазным яблоком Френсиса и сделал продольный разрез сначала по одному, а потом и другому зрачку, погрузив навсегда человеческое сознание Дрейка в темноту полную ужаса и ада. Мышцы рук дернулись от мучительного переживания слепоты, а затем от самого понимания абсолютной тьмы. - Поплачь…. Это бывает даже со мной. – Лухот в несколько движений удалила всю жидкость из глаз, похожими на пальцы манипуляторами. - Представь, что скоро ты сможешь насладиться настоящим, оставив всё ненужное здесь. Она выпрямила уже начинающие охладевать ноги Дрейка. Его таз был в таком положении, словно позвоночник на двадцать пятом позвонке, у основания, сломали пополам. Правая рука на предплечье опухла от гематом и выглядела ужасающе, выделяясь на фоне топорщащими осколками костей. Лухот покачала металлической головой и включила несколько хирургических пил одновременно, направляя на различные участки тела Дрейка: - Не печалься из-за этого, не бери грех на душу. Даже очень благополучный человек всегда имеет безумие у себя под боком. Безумие должно с чего-то начинаться и куда-то приводить. Я не позволю тебе умереть в таком виде. Единственное истинное определение смерти - это смерть разума. А ты - уже бессмертен. Тонкая, в четверть миллиметра циркулярная пила коснулась черепа. Манипуляторы провернули с силой голову, чтобы пила вскрыла черепную коробку, затем всё аккуратно вернули обратно. Захрустели кости и жилы, ноги и руки, поддающиеся натиску пилы хирурга. Ненужные конечности беспрепятственно опали на пол, к другим, чужим уже давно иссушенным и покрывшимся черными некрозными пятнами. Послышалось, как из вен и артерий хлынула кровь, но заботливые «руки» Лухот «перевязали» культи стальными хомутами, завернув гайки до упора. Левая рука сжалась от истерии Дрейка, который чувствовал каждое мгновение боли, но ничего не мог поделать. Ненужная одежда была разрезана и скинута на пол. Останки костей были ампутированы, когда лазер обрезал связки сухожилий тазобедренного сустава и мышцы бедра. С каждой манипуляцией над телом, Лухот прибавлялась в массе различных приспособлений, превращаясь в техногенного монстра, созданного только для расчленения тел и придания им «лучшего вида». - Чувствуешь, как холод щекочет твои ноги? Это потому что они убегают. Хочешь за ними? Нее-ет… - Её голос сердобольно изменился. – Я не дам им убежать…. Давай-ка попробуем вот это? С дальнего угла просторного зала раздался стальной грохот. В проходе вскоре показался каркас, похожий на паука или нечто, довольно неплохо повторяя его строение. Покачиваясь в разные стороны, каркас следовал на звук циркулярной пилы, которая отсекала всё новые ненужные куски плоти. Подойдя к столу, механизм вздрогнул и вывалил множество трубок и жгутов, которые уходили вовнутрь его корпуса. К открытому мозгу человека с другого конца помещения подъехала следующая адская машина, со множеством циркулирующих полупрозрачных трубок. Из своих недр машина извлекла полусферу с множеством датчиков на обратной стороне, сотнями светодиодов и прочей технической начинкой. Полусфера была присоединена к мозгу и вскоре Дрейк смог, наконец, разжать кулак начинавший затекать от мышечного сокращения. - Жизнь дана нам не для того, чтоб прокладывать курс, огибающий болевые точки. Правда? Скальпель Лухот медленно погрузился на два сантиметра ниже чревного сплетения, достав до брыжейки. Затем поднявшись, лезвие рассекло по белой линии прямую мышцу живота, пока не уперлось в лобковую кость и, вновь погрузилось до основания. Брюшина быстро раскрылась при помощи манипуляторов. Одна из кибернетических рук Лухот погрузилась в дрожащие потроха и, нащупав прямую кишку, оторвала её. - Боль – это очень неприятно, но это еще и стимул. Рука потянулась через всё тело, чтобы внутренности оторвавшись от брыжейки, вывалились наружу. Сердце, легкие, кишки растянулись, дополнив собой общий хаос и абстракцию рисунка на полу. Его насадили на стальную сваю, походящую на могильную плиту. Ребра, захрустев с силой, проглотили новый позвоночник, после чего заготовка была сшита. Еще несколько часов потребовалось, чтобы согласовать нервные окончания с новыми механизмами. Тело было снабжено системой фильтров и помпой для перекачивания через мозг крови. Множеством внедренных датчиков слежения, визуализации в титановый череп. Обновленная система голоса, способная лишь подбирать фразы из стандартной базы для общения. Но в целом Лухот очень понравился её очередной сыночка. Она всех их любила. Дрейк посмотрел на себя со стороны. Он молчал не оттого, что не смог подобрать слова. Он, наконец, смог услышать истинный голос Пульса. Зловещий. Синхронный. Идейный и вечный. Бессмертный и Бесконечный. Лухот багровая в сплошных кровавых потеках встала рядом со своим чадом, слушая Пульса, его нескончаемый поток информации по сети. Истина оказалась еще слаще, чем быть свободным и взирать с нескольких километров на восход солнца, обдуваемый всеми ветрами, стоя на куполе. И, это уж точно лучше, чем быть трупом. - Знаешь мой сын, что нелегко быть праведным, но легко поддаться так называемым друзьям, которые говорят тебе, что грех - это естественно, что небрежение - прекрасно, что нет Бога, который вас видит и можно делать все, что хочешь, если не попадешься. Не скажешь ли ты "аллилуйя"? Вместо слов, «Дрейк» вздернул ружейные затворы. Слабее в защите, но имея мощный энергетический и интеллектуальный потенциал, на порядок опережает вражеские намерения все технологии Хеньшин. Созданный в том же ключе, «Дрейк» получает совершенно иное врожденное мышление, по умолчанию стремящееся уничтожать неотесанные и ненасытные технологии вроде Хеньшин. Использует сеть для общения с матерью и слежения за деструктивным выводком Пульса. При открытой агрессии, «Дрейк» ответит атакой. Однако ваши враги, это его враги, если это Хеньшин технология. Лучшая зараженная боевая единица на стороне Общества. Остается только договориться с ним, приняв как часть Общества, ведь он всё еще человек. Арсенал: Крупнокалиберные пулеметы. Пушки гаусса. Тема дороги #2 Для Dark Shepherd. Теперь все стало ясно. Я все осознал. Все зловещие замыслы моего создателя. Мы не можем изменить их. Однако…. Мы должны покарать их за грехи. Слышишь биение сердца пробудившегося? Вовремя ушедшая от безумия Темная попала в неосвещенный тоннель с прямыми стенами и полом. Потолок был затянут трубами вентилирования, скрученными бронированными высоковольтными жгутами и множеством других труб, назначение которых угадывалось интуитивно. Покрытые по всей длине синей или желтой краской. Что могло это значить? Может быть, подача кислорода или сжиженного топлива, да и мало ли иных смертельно опасных материалов может протекать в них под давлением. Важно другое. - …Червь…начинай рвать ногти…Иначе… Внезапно раздалось с разных сторон. Какой-то механический, мертвый голос совершенно явной интонацией Темной. - …Я была готова… однако, чтобы вот так вот сразу?... Куски последних слов были словно выпилены из общей пленки и теперь формировались в новые предложения, будто чья-то шутка. Да, что там чья-то…. - …Оставлять тебя здесь на долгую и мучительную гибель - это негуманно… Тем временем неминуемое нашествие чего-то зловещего нарастало. Вскоре послышались отдаленные выстрелы, разрастающиеся эхом. Коридор заканчивался развилкой в разные стороны под прямыми углами. Свет «Эха» едва достигал стены, но можно было отчетливо понять, откуда вырвется Это. Как росло напряжение, так и шум тысяч стальных ног и выстрелов приближались. - Сука!... - «Тонна» прикрой меня!… Раздалось эхом уже достаточно близко, и тут же последовал чудовищный грохот от залпа орудия «Тонны», свет, от огня которого вырвался из правого коридора. На несколько секунд на противоположной стене появились отдельные силуэты и сплошная масса черни несущаяся на них. - Тридцатый!... Заводи быстрее! - Все в машину! Аха-ха!... С этими криками через коридор пробежали три силуэта, один из них имел выделяющуюся белую форму. Другой силуэт издали напоминал карлика с горящими красным глазами. Третий вообще едва заметно мелькнул, пронесшись с какой-то нереальной скоростью с одной стороны в другую и тут, мощная вспышка, сопровождающаяся перекатывающимся гулом с левой стороны, смазала видимые силуэты не оставив ни следа. Появившийся далеко в проеме «Тонна» медленно «отступал» назад разряжая внушающий дикий многоствольный пулемет. Его зловещий смех был не слышен за грохотом орудия. Отъезжая на толстенных неподвижных стальных ногах от давления отдачи он со скрежетом сминал гильзы под собственным весом. На него прыгали враги, высекая искры от ударов и роботы, получая затрещину горстями, отлетали уже в виде фрагментов. Словно вспомнив что-то или увидев кого-то посреди веселья, «Тонна» повернул полкорпуса в направлении Тёмной, и с секунду повременив, дал короткий залп. Следующая яркая вспышка, и похожий на шагающий танк «Тонна» исчез из коридора. Очередь будто специально прошлась по трубам и ближней стене волной. Из труб тонкими струями вырвался пар, показывая разноцветными переливами выгибающиеся силуэты, ползущие к ней между труб в потолке. Стены от очереди «Тонны» полопались и вместе с выпадающими кусками, в коридор вывалилось несколько размозженных девушек-киборгов. Похожая на саранчу масса противника, упустив ускользнувшую из под носа жертву, тут же бросилась на следующую, перегоняя друг друга, чтобы первым вцепиться и разорвать. А отступать некуда, позади…. Да ни хера там нет позади!

Anti-Venom: Для Короля и Демона. Продолжение. ARX7 Тема дня. Преодолев тридцать метров к выходу из рушащейся трубы, они увидели, как лестница буквально раскрошилась на бетонные ступени, которые задевая обшивку каких-то других неизвестных помещений падали в бездну, высекая искры и струи пара. Позади, слышался жуткий грохот и треск. Сектор сминало, пока он не переломился пополам и одаренные смогли хорошо рассмотреть в свете ипостась Пульса. Громадный червь, внутри которого пульсировала жидкая сталь, время от времени выплескивалась по сторонам. Наросты на теле гиганта были похожи на скрученные руки, при помощи которых он хватал и метал глыбы, раскрутив вокруг себя. Его морда была похожа на трансформировавшуюся сталелитейную печь, с одной из сторон даже продолжали висеть толстые шинопровода напряжения, уходящие куда-то за хребет монстра. По бокам водружались секции реактора, походя на дополнительные орудия. Сегменты свода служили массивной челюстью способной прорубать себе путь в недрах лаборатории. Труба, разваливаясь на части, неслась вниз вместе с Пульсом. Больше не угрожая одаренным, жидкий металл остановился. Имея большую массу, Пульс падал быстрее опуская центр трубы, тем самым подымая край с одаренными, которым ничего не оставалось, кроме как упасть в жерло техногенного вулкана или приложить не малые усилия, чтобы удержаться. Мрак окружения сменился мягким салатовым светом, идущим снизу, из города людей. Кривые обшивки лабораторных павильонов по бокам сменялись на освещенные жилые сектора, которые Пульс взрывал, пуская огненную массу. Изменив угол падения, червь с размаху врезался в один из остекленных просветов и, начав своё дело с грохотом начал врубаться вовнутрь. На освобожденном Пульсом конце трубы появился свет, такой интенсивный и пульсирующий, похожий на нестабильный телепорт. Из его центра вылетели два луча, проглотив сначала демона, а затем, срезав остатки крыши над вампиром, луч врезался в Морбиуса. Они оказались в пространстве белого, всё вокруг исчезло, оставив им только ожидание чего-то мрачного, грядущего изменения. Они видели друг друга, но не ощущали даже своих собственных тел. Каждый в своей самой мощной форме, преисполненные силами. - Я называю это место «Ничто». Шум "Ничто" Мягкий женский голос, произносимый, будто из динамика. В микрофонный шум прибавлялись крики и звучание каких-то немыслимых разрушений за его спиной, скрежета, запаха обугленных костей и писка. - «Ничто» здесь, словно цифра, знак которой одновременно положительный и отрицательный и, одновременно ни тот и ни другой. Ячейка практического небытия, который внезапно открылся нам при совершенствовании телепортационных технологий. Со временем мы смогли расширить эту ячейку до размеров, которые вы видите. Я, Кира, невольная пленница этого пространства… пространственно-временной области, образном множестве всех гравитационных полей бесконечно малых и бесконечно немыслимых в размерах. Когда, как нам казалось, мы смогли взять в исследуемое систему «Ничто», удержать в рамках контроля, мы поняли, что оно существовало и до нашего существования и до вашего существования. Все наши расчеты моментально потеряли объективную оценку их качественности в любом из физических параметров. Как только мы это осознали, «Ничто» словно квантовый механизм, изменил свою структуру до такой степени, что до сих пор никакая математическая гипотеза не устоялась. Кажется, что это отдельный слой материи, обладающий собственной временной консистенцией, раствором физических величин и сознанием. «Ничто» позволяет нам то, что мы использовали для, как нам казалось, его формирования. Оно использует наши принципы расчетов, оставаясь, однако частью какого-то антинаучного мира. Мы отнесли такое явление к появлению Пульса, на что «Ничто» ответило нам отрицанием, перестав предоставлять свои возможности для портации зараженных киборгов. Однако…. Вы нарушили естественный бег событий и «Ничто» переместило одну из кибер единиц Хеньшин, нарушив тем самым свои собственные законы. Так мы смогли понять его мотивы, хоть, и не уверены полностью, но «Ничто» помогает вам, а не нам. Город людей – единственный оплот мира в стенах лаборатории, если не остановить Пульс, он уничтожит, когда это произойдет, то больше ничего не будет останавливать его. Он захватит тактический район, построит на трупах мощные ноги и, дойдя до ваших городов, уничтожит вашу цивилизацию. Напряжение, интернет, электроника станет смертельным врагом, отогнав вас в каменный век. Когда вы покинете это место, я смогу покинуть его тоже. Просветление, истина идеологий, возвращение в первостепенную форму сознания, победа над стохастическими принципами…. Прежде, чем одаренные переместились в город, перед их взглядами выросла зловещая фигура Хеньшин "Кира", сильнейшая из всех созданных. Они попали в город, который был похож на ад. Вокруг вырастали стены огня. Дома горели и взрывались. Тошнотворный смрад горящих тел. Грохот падающих домов, крики умирающих людей. Из Пульса во все стороны струились линии жидкого металла, которые плавили и за секунды уничтожали все, что попадало под их натиск. Вокруг него прыгали силы обороны, растягивая бронированные кабели с жидким азотом. С уцелевших небоскребов по червю стреляли, пока до них еще не добрался огонь. Сотни планеров извергали на врага ракетные залпы и лучи. Топот приближающейся техники сотрясал засыпанные тленом плиты. - Просветление, истина идеологий, возвращение в первостепенную форму сознания, победа над стохастическими принципами…. Просветление, истина идеологий, возвращение…. Над головами пронесся молниеносный силуэт Киры. Вокруг неё метались раскаленные моноатомные нити. Взрыхлив землю под собой, Кира подпрыгнула и в один взмах отсекла приличный кусок челюсти Пульса. В отместку тот рубанул по ней электрическим разрядом откинув в один из пылающих небоскребов. Температура жидкой стали от полутора тысяч до двух тысяч по всеми народами любимому Андерсу Цельсию. Чтобы удержать такую опасную ванну жидкого металла используют однослойную кладку-футеровку специальных высокоуглеродистых кирпичей. Вес каждого такого от десяти до двадцати пяти килограмм и это, кстати, совсем предел, а температура их изготовления свыше одиннадцати тысяч градусов. Сама дуговая сталеплавильная печь выглядит как кастрюля, только её днище может отделяться от цилиндра (стенок) печи. Крышка зовется сводом и имеет кроме отводящего механизма три отверстия для электродов. В свою очередь электроды состоят в большей доле из графита, а меньшую долю составляют растворы металлов, таких как алюминий и т.п., получая отличную электропроводность. Днище печи (лещадь) устанавливается на мощное основание типа бочки (уже не помню, как называется). Кроме наклонно-поворотного механизма основание является также единственной точкой заземления всей печи. Электроснабжение дуговой печи исключительно хитрое, даже разделяется на несколько зон. В основном мощные ДСП питаются переменным напряжением тридцать пять киловольт, реже шесть-десять, что характерно для небольших печей производством до тридцати тысяч тонн металла за раз. В моем случае это большая ста двадцати пяти тонная громада. Однако это напряжение подается лишь на понизительный трансформатор, где напряжение уменьшается до шестисот вольт. Именно по этому выходной ток этой установки невероятный – несколько тысяч ампер. Чтобы металл начал плавиться между тремя электродами и ванной с металлоломом (скрабом) создается короткое замыкание. Возникает дуга высокой мощности сравнимая с атмосферным образованием – молнией, именно она, пробивая металлолом, нагревает его до температуры плавления. Часть металла (0.5-1%) при таких пробоях без остатка сгорает. Металопроводящая пыль выделяемая при производстве иногда вызывает вертикальные молнии, пробивающие снизу вверх, озаряя процесс еще и яркими вспышками. Все эффекты от производства металла путем дугового плавления являются либо опасными, либо чрезмерно опасными. Так, например сильнейшее инфракрасное излучение самой расплавленной стали вызывает ряд физических болезней глаз. Непередаваемый грохот от короткого замыкания при работе печи создает звуковые колебания от 3 дБ до нескольких десятков тысяч, вызывая быструю потерю слуха, моментальное внутричерепное давление, дезориентацию. Чтобы представить это: при таком грохоте и её вибрации горошина, проглоченная на голодный желудок, начинает стучаться о стенки нашего желудка. Вибрация грохота способна перемещать тяжелые предметы в сторону источника. Если пытаться записать этот шум примитивными аппаратами вроде сот.телефонов или диктофоном, то на предельных диапазонах техника перестает воспринимать цифровой сигнал, записывая тишину, а аналоговый записывает шум от вибрации по динамику. Капля жидкой стали величиной с конфету способна пробить человеческое тело насквозь, практически не потеряв при этом скорости. Ни плотная одежда, ни кости такую каплю не остановят, разве что пожарный скафандр. Неоднородно растворенная влага в воздухе заставляет поверхность жидкой ванны стали разоряться брызгами. При соприкосновении воды или льда с жидким металлом происходит моментальная реакция расцепления воды на составляющие: кислород-водород, которые сразу же воспламеняются, вызывая взрывы, не уступающие по мощности бомбе. Нередки случаи, когда взрыв воды выворачивал как консервный нож свод печи, а это: 150мм слой особо прочного и жаростойкого кирпича, 100-200 мм стального кожуха, 300мм охладительных стальных труб с водой. При таких авариях жидкий металл вылетает фонтаном во все стороны, вызывая в лучшем случае дикую панику персонала.

Anti-Venom: Для Риск. Верка Сюрдючка качает бит В помещении нависла гнетущая тишина (с). Однако спектрометры показывали совершенно обратное. Оно звучало как вода. Звонкий ручей какого-то сверхтекучего вещества. Мертвые желеобразные кляксы на полу начали формироваться в небольшие кучки и, огибая Каэля, собирались около головы поверженного Джери. Вскоре голова зашевелилась и повернулась, как в ужастике про зловещих мертвецов. - Считаешь, что на этом все закончится? Ты никогда не выйдешь из лаборатории! - Сеть доступна. Проверка вирусной активности. Соединяю с ближайшими ретрансляторами сети. Поиск красной (кислородной) зоны по коду 1ХZ. – На фоне перемещавшихся сгустков материи появилась сложная карта лаборатории, внутри которой тонкой линией был указан путь. Сейчас Глория смогла увидеть, где находится. Несколько сотен метров отделяли её от нулевой отметки и несколько километров в любую сторону от выхода из самого корпуса и, это только прямолинейный путь. В какой-то степени, Джери был прав. Выбраться отсюда будет сложнее, чем прыгнуть в пекло Сталинградской битвы и выжить. – Внимание! Деструктивная активность вируса! Выяснение координат точки доступа. Загружаю антитела. Ошибка 215 в защите базиса 032. Вирусная реконструкция всех форм данных. Критическая замена порталов! Отключаю ручное управление. Голосовое управление недоступно. Шлейфы с громкими щелчками вылетали из своих гнезд, и кабина погрузилась в темноту. - Они уже идут за тобой! – Голова начала подниматься, когда частицы материи перетекая, наполняли под ним пространство. – Ты всего лишь машина! В тебе нет человечности! Последнее, что увидели глаза Джери это отрывисто приближающаяся громадная лапа робота. - Я попробую. Прощай Иерихон. - Модель D-01S М89 Kiel запрос данных от службы «ТТТ». Прием. - Отправка данных через запасной терминал, просьба выслать маршрутные данные для кодировки 1XZ квадрата А15-739 минус. Сопровождаю представителя Общества. - Служба «ТТТ». Высылаю маршрутные данные через портал запасных сигналов вашей точки доступа. Высылаю силы обороны по маршруту. Квадрат А15-739 минус недоступен. Обновление данных…. За спиной что-то заревело. Двери в павильон вынесло так, что бронированные створы разлетелись в щепки, и вместе с клубами отравляющего газа ринулась бесконечная толпа киборгов и громадная рука стального исполина. Разорвав потолок на две части ладонь практически припечатала Каэля к стене, если бы тот не вошел в вираж. В ответ полетели ракеты и крупнокалиберная очередь. Глорию затрясло как в барокамере испытания космонавтов. Перед глазами стояла только карта лаборатории и точка, в которую нужно было попасть. Сравнивая этот путь с ничтожными размерами 107 павильона и самого Каэля было понятно, что это практически невозможно. Двери в следующий павильон открылись сами, показав тысячи единиц враждебной кибертехники. Темнота сорвалась на вспышки света от орудийного огня. Не остановившись, Каэль врезался в толщу, раскидывая всех своим силовым полем. Прикончив ближайших, Каэль, вылетел в стеклянный купол на реактивной тяге, Глория увидела, как за ними несется гигантский робот, сминая каждым шагом одну лабораторию за другой. Его руки заряжались красным и вскоре луч, рисуя в воздухе зигзаги, понесся вдогонку. - Служба «ТТТ» вышлите декодер на дезактивацию вируса. - Модель D-01S М89 Kiel запрос отклонен. Отсутствие в базе программ декодера вируса. - Каталог программ 8001.3.903. - Отсутствует. Рекомендую проверить активность вируса в логической памяти процессоров. Вышлите данные каталога. - Активность в схемах не обнаружена. Высылаю. - «Двигатели перегреты!» - заверещали системы. - Дата помещения в каталог не совпадает с реальными датами. Рекомендую проверить активность вируса в области логической…. На последнем издыхании раскаленных до красна лопастей реакторов, Каэль ворвался на площадку какой-то заводской периферии. Стоявшие неподалеку охранные киборги не раздумывая, атаковали. Разрубив одного из них очередью, Каэль ухнул в вентиляционную трубу газоочистки. Внизу медленно вращался огромный вентилятор, но и этого вполне хватило, чтобы остановить падение. Выстрел и кирпичная преграда раскололась на фрагменты. Выстрел и стекло залила гидросмесь. Стрелка отклонения от курса показывала куда-то далеко вверх, но Каэль стремительно несся вперед уже по какой-то сточной трубе. Серии выстрелов поднимали своей вибрацией грязную воду до потолка, которая в ужасе расщеплялась на еще меньше капли. Спереди ничего не было видно, но в этой абсолютной мгле он находил себе врагов, фрагменты которых устилали всё вокруг, когда они проносились мимо. Похожие на демонов ужасающие киборги появлялись в свете бортовых фонарей и под зловещие стоны их разрывало. Впереди сточного канала показался свет, и едва успев врубить защитную сферу, Каэль попал под натиск ионной плазмы. Его снаряды, не долетая источника, плавились. - «Реактор сферы истощен!», «Защита нестабильна!» Разлетевшись на осколки от температуры, труба стока полетела вниз и спустя секунды увязла в похожей на паутину сетке из медных трубопроводов одного из сотен охладителей. Выстрелили блоки выброса, отразив несколько ракетных атак. Добежав до другого края, который воткнулся в сеть охладителя, Каэль прицельным огнем снял остатки нападавших и пока на радаре не появились новые вражеские отметки отключил питание. Пропала даже карта и прерывисто моргающая стрелка на голограмме. Однако все орудия были нацелены в просвет разлома. Шлейфы управления были включены спустя несколько минут ожидания и Каэль развернувшись, вошел в недра охладительных станций. Здесь все было замысловато. Вокруг куда только не посмотри, были только трубы, цистерны, баллоны. Несколько больших экранов показывали неполадки как раз в том месте, где вошли робот и Глория. STASIS003 - Ш-ш-ш-щ-щ-щииууу-у-у-о-о. – Сорвалась вдруг шумами радиостанция. – Модель D-01S М89 Kiel, нам удалось расшифровать каталог, до сих пор непонятно откуда он у вас появился. Сейчас мы работаем над этим, обновите координаты и загрузите вирусные антитела. - «ТТТ» квадрат В1-14 минус. Невозможно следовать прежним курсом. Требуется альтернативный курс. - В конце вашего квадрата есть элеватор, следуйте по красным трубам, силы обороны уже почти в вашем квадрате. – На второстепенной консоли появилось замечание: «Обработка технического сигнала. Устранить аварию». – Направляю их в ваши координаты. Каэль прошелся до пульта управления и нажал на индекс «Исправить неполадку». Ничего не менялось, пока на большом мониторе на стене напротив не появился некто скрытый в тени. - Боюсь, эта консоль управления не работает, у нас мало времени и пока я буду её восстанавливать, послушайте, что вам нужно сделать. Первая схема - охладительная камера, где в секунду с помощью масла охлаждаются сотни тонн технической воды. Выделяется горячий пар, который конденсируется, преобразуясь вновь в воду. За сотни лет потеря воды не составила и пяти процентов. Это полностью замкнутый цикл. Можете посмотреть на мониторе. Заботливый Пульс, конечно, постарался и изменил некоторые настройки давления, поэтому это помещение скоро полностью зальет водой и вас раздавит толщей кипящей воды и масла прежде, чем вы успеете задохнуться. Должен признать – неприятная смерть. Крайне неприятная. У нас еще есть время, я постараюсь объяснить вам, как вернуть всё на свои места. К сожалению, у меня видна только схема расположения колб давления системы, а перед вами рычаги управления этой системой. Красная шкала – это горячее масло. Желтая – охлажденное масло. Зеленая – горячая вода. Синяя – холодная вода. Пустые клетки показывают необходимое количество конденсирующего пара в каждой колбе. Сами колбы находятся всюду вокруг вас, как вы видите, они одного цвета и понять где какой невозможно, пока она не взорвется. Система подчиняется закону равнодействующих сосудов с учетом давления пара. Поэтому просто открывайте вентили и добавляйте жидкости в колбы как показано на схеме. Красные маяки, раскиданные в этом громадном помещении, казалось бы, для придания индустриального антуража вдруг разразились страшным воплем и длинной сиреной. «Внимание! Критический уровень давления!»

Risque: Увидев шевелящуюся голову, казалось бы, поверженного Джери, Риск от удивления привстала в кресле: - Я чего-то не пойму… Он бессмертный что ли? Убить его сможет только клизма с чесноком, а, малыш? Ответом был щелчок закрывающегося люка над головой и померкнувший свет. Глорита сидела оцепенев, наблюдая за яркой голограммой, на которой, словно взбесившаяся, моргала стрелка. А еще она видела, что до желанной свободы километры крысиных подземелий, наполненных (в этом не оставалось сомнений) чокнутой техникой, неизвестно с чего ополчившейся на нее и ее железного дружка. - Что за черт? – прошептала Глория, вглядываясь в мрак павильона 107, - Мальчик, что за черт? Робот не отвечал, Риск начала чувствовать себя Ионой в чреве кита, хотя, там, наверное, было все-таки попросторнее. Надежда, что когда-нибудь ее исторгнут из этого чрева становилась все призрачнее и призрачнее. - Они уже идут за тобой! Ты всего лишь машина! В тебе нет человечности! - Я попробую. Прощай, Иерихон. Глаза Глории остановились от ужаса, то, что происходило, не укладывалось в ее голове. Максимум на что ее хватило, так это пристегнуться все-таки ремнями безопасности. И вовремя, все, что в следующий момент двери, которые она так старательно запирала за собой, прорвало потоком непотребных газов и ордой разношерстных киборгов. Каэль развернулся мгновенно. Риск пришлось вцепиться в поручни сидения, а пятками упереться в пол, чтобы хоть как-то сохранить равновесие. Впрочем, ей это не сильно помогло, нагрузки на вестибулярный аппарат были несоизмеримы с возможностями организма. К горлу подкатил комок, Риск мысленно порадовалась тому, что еду они так и не нашли. Плавающим взглядом Гло поймала мигающую точку – земля обетованная, то место, куда им нужно было прорваться. Точнее ему, потому что на данный момент девушка не представляла, чем можно помочь роботу. Оставалось только бултыхаться в его брюхе, надеясь, что он идет именно к этой заветной точке, а не туда куда его могут вести разрегулированные цепи. Даже в самом страшном фантасмагорическом сне, в самом глубоком опьянении, она и представить не могла, что подобные чудовища могут гонять ее по просторам бетонных подземелий. Противники Каэля сменялись настолько быстро, что приходило чисто детское желание зажмурить глаза. Но Риск не могла, просто не могла сделать ничего подобного – закрыть глаза, значит отдаться потоку судьбы, который нес ее сейчас. С чисто ослиным упрямством Глорита уговаривала себя, в том, что она хозяйка. Правда, сама же себе мало верила. «Реактор сферы истощен!» «Защита нестабильна!» Сообщение навязло настолько, что Риск пару раз врезала кулаком по приборной доске. Каэль как будто этого ждал, в следующий момент девушка ощутила чувство свободного полета. - Аааааааааааааааааааааааоооооооооу! – вырвалось у нее, после не самого удачного приземления на пятую точку, - Малыш, аккуратнее, я же не Человек-Паук, регенерации ноль! И то я не уверена, смог бы он восстановить выбитые зубы! Робот с силой свернул за угол, так что Риск занесло, и она громко клацнула челюстью, чудом не отхватить себе язык. «- Надо меньше болтать,» - с иронией подумала она. Наконец, они оказались в помещении, которое Глории напомнило что-то вроде котельной. Каэль поколдовал над пультом управления и тут же раздался голос. Риск пыталась вслушаться в то, что говорилось, переварить информацию, но получалось плохо. Отчасти потому что голова думала отчаянно плохо, отчасти потому что как-то подспудно за столь короткий промежуток времени Глория привыкла доверять своему «компаньону». Однако, Каэль замер. - Малыш, ты что? – Глорита приподнялась и постучала по стеклу, - только не говори, что это должна сделать я. Каэль безмолвствовал, зато сигнализаторы словно взорвались жутким воем, оповещая о приближающейся катастрофе. Риск пару раз непонимающе моргнула и уперлась взглядом в схему. Несколько секунд, она лихорадочно изучала рисунок, пытаясь выяснить для себя хоть какую-то геометрию, найти красоту гармонии. Озарения она не дождалась, так что принялась делать то, первое пришло в голову и на тот момент казалось правильным. - Каэль! Зеленые открывай, - Глория напряженно наблюдала за тем, как наполняются резервуары, -Хватит! Теперь красные… Да шевелись же! Достаточно… Управляясь таким образом, Риск выставила некую схему на датчике, сжалась всем телом и закрыла глаза. Несколько секунд ничего не происходило. Затем она услышала, как где-то вдалеке, один за другим начались открываться клапаны, и горячий пар с шипением начал выходить наружу. Риск стекла на сидение, запрокинула голову и разразилась истерическим хохотом. Она смеялась самозабвенно, хлопая себя по ляжкам, всхлипывая и продолжая ржать в голос. Глорита и сама не заметила, как этот смех трансформировался в мелкую дрожь и пустые нервные слезы. Она затихала медленно, всхлипывая и размазывая слезы по лицу. «- Все-все, Гло. Все… кончилось. Ну, может не все, но по-крайней мере, ты не сваришься…» Риск дернула себя за прядь волос, поджала губы от боли и села, выпрямив спину. Вспышка истерики испугала ее саму, и теперь ей было немыслимо стыдно (хотя кого тут было стыдиться в самом деле?). - Ладно, если выберемся отсюда, смогу работать сантехником. Что дальше, мой верный Санчо? Красные точки на голограмме сгущались, превращаясь в немыслимую кашу. Теперь уже Глория слышала автоматические очереди, но, что больше всего ее поразило, она слышала людские голоса, точнее выкрики. - Люди! Мальчик, ты слышишь, там люди?! – команды не потребовалось, бронированная машина сорвалась с места и ринулась в соседний зал. Робот врезался в бой, словно нож в масло. Сквозь стекло Риск увидела небольшой отряд, человек пятнадцать. Видимо, когда-то в число отряда входила и роботы, но теперь они, подобные Каэлю, лежали бесполезной грудой металла. Людей теснили киборги, некоторые были похожи на технологии Хеньшин, но большую часть составляла большегрузная техника, чем-то смахивающая на легкие танки. Прицельные очереди косили людей, вскрикивая, один за другим, они падали. Каэль поливал огнем неприятеля, но вспыхнувшая тревожно-красным, надпись на панели управления «Боевой запас ограничен», заставила Глорию включится в перестрелку. Зрачки ее превратились в черные щели, первой целью для себя она выбрала огромного робота, который использовал огнеметы, впрочем, не очень успешно. Однако, он уже успел покрыть площадку вокруг себя обгоревшими трупами. Гора метла взорвалась легко, видимо, при создании давления Риск повредила один из резервуаров с топливом. Осколки монстра зависли над полем боя, Глория боялась повредить людям, поэтому придерживала их. Толпу самураеобразных киборгов, Глорита размозжила этими самыми обломками, с силой швырнув их. Остальное не представляло для нее особых трудностей, поэтому, сгенерировав сферы, она, на удивление спокойным и отстраненным голосом, подала команду палившему Каэлю: - Открой люк! Проем открывался нехотя, чувствовалось, что ресурсы робота находились на пределе. Тем не менее, Риск втиснулась в наполовину открытое отверстие и яростно послала сферу в скопище бронированных тварей. Яркая вспышка озарила помещение, взрыв был такой силы, что даже Каэль слегка пошатнулся от взрывной волны, а единственного живого отнесло к когтистым лапам робота. Пытаясь перекричать шум падающих обломков, Риск гаркнула во всю силу легких: - За робота! Прячься за ноги! Человек услышал ее и перекатился под Каэля. Задыхаясь от поднявшейся пыли, Глория пыталась рассмотреть оставшихся. В помещении внезапно все умолкло и, когда пыль немного осела, девушка увидела только искореженные детали и изуродованные трупы. Глорита вернулась в кабину, и послушная машина распахнула уже люк в полу, давая ей выйти. Риск на негнущихся ногах выползла из своего убежища, чувствуя всеми фибрами души, как же это все-таки прекрасно, когда под тобой твердая поверхность, а не гуляющее брюхо машины. Она привалилась к механической ноге Каэля, пытаясь таким образом прикрыться и обратилась к единственному спасшемуся: - Мне жаль… мы опоздали. Мужчина средних лет и крепкого телосложения сидел на полу, зажимая ладонью огнестрельную рану на ноге. Он поднял на Риск помутневшие глаза, разжал потрескавшиеся губы и прохрипел: - Так бывает… Мы шли на помощь вам. Лицо Глории непроизвольно дернулось, не совсем понятно было, сколько сразу эмоций пронеслось в ее глазах. Мужчина, тихонько постанывая, принялся снимать с себя болотного цвета балахон из грубого джерси. Сняв, он протянул его Риск. - Вот. Оденьтесь. - Отвернитесь, - прошептала Глория, прячась за ногу Каэля. Ей вдруг стало невыносимо горько и легко. Мужчина послушно отвернулся, все еще протягивая одежду, а Риск, шлепая босыми ногами по полу, подошла к нему и спешно натянула на себя эту хламиду. Балахон был мужской, то и дело спадал то с одного плеча, то с другого, но, после огромного количества времени в неглиже, кожа Глориты была рада любому прикрытию. - Меня зовут Эпок, - продолжал мужчина, видимо, потому что надо было что-то говорить. - Поворачивайтесь, Эпок, - ответила Риск, пытаясь зубами оторвать край балахона. Сначала он не поддавался, но затем с треском поехал по продольной нити. Глория усмехнулась, увидев непонимающие глаза вояки, подняла руку в усмиряющем жесте и принялась затягивать получившийся жгут на его ноге, чуть ниже паха. - Я, конечно, не врач, но мне кажется, это поможет вам продержаться какое-то время. Мы ведь недалеко от вашего… ммм… Общества? Ой, простите! Глория. Глория Муньос. - Приятно познакомиться, Глория, - сквозь силу улыбнулся Эпок. Риск подставила плечо, помогая мужчине встать. Конечно, это было тяжеловато для нее, но воодушевленная живым организмом, который, как и она, мог страдать, болеть и радоваться, Гло приняла на себя достаточно приятную ношу. - Я даже не буду спрашивать у вас, что здесь, черт побери, происходит. Я уверена, вы посвятите меня в это позже. Ведь не просто так вы лезли в самое пекло, спасая меня, верно? – разглагольствовала Риск, таща на себе бойца, - только не вздумайте… - Модель D-01S М89 Kiel, - вдруг ожил бортовой передатчик, - следуйте курсом на гостиный сектор, координаты загружены, путь следования чист. - Робот знает, - тяжело мотнул головой Эпок. - Да уж, этот робот знает все, - на губах Глории мелькнула улыбка, она пыталась усадить мужчину в кабину Каэля, - не был бы он железкой, я бы за него замуж вышла, ей-богу! Как вы думаете, он сможет довезти двоих? - Уверен. Количественная нагрузка таких моделей около двухсот килограмм, а учтивая, что вы опустошили почти все обоймы… - Вы! – фыркнула Глория, пристраиваясь рядом с раненым, - кто бы меня спрашивал? Хотя… может оно и к лучшему. Кабина Каэля вновь поехала вверх. Признаться, Риск чувствовала себя несколько неуютно оказавшись с неизвестным мужчиной в тесной кабине, тем более, что тот в какой-то момент впал в забытье, но выбора не было. Каэль развернулся и мерно потопал навстречу красной стрелочке, которая мигала на голограммной карте… … Спустя двадцать минут неспешного путешествия, вся процессия оказалась перед входом в огромное помещение ангарного типа, намертво замурованного огромной бронированной дверью. - Позывной! – выплюнуло какое-то приспособление типа навороченного домофона. Каэль приложил свою большегрузную лапу к устройству, так, что оно утонуло в ней. Некоторое время было слышно, как хитроумная схема сканирует данные, а затем дверь начала открываться. Каэль вошел в огромное помещение и остановился. Он открыл кабину, и первой выскочила Риск. Выскочила и остолбенела. - Сады Семирамиды… - прошептала она. Кругом были люди, большая часть глаз была устремлена на нее, но это совершенно не смущало мутантку. Она все больше и больше впадала в сладостный ступор, наслаждаясь шумами и запахами ЖИВОЙ общины…

Dark Shepherd: Тёмная вновь надела очки, и обвела взглядом коридор, что бы запечатлеть его на видеозапись. Не услышав ничего, что могло бы вызывать подозрения, она неспешно двинулась по коридору, готовясь к неожиданностям. Это место могло удивить, и та странная загадка тоннеля, в котором, судя по всему навеки, застрял её пилот, была прямым тому доказательством. Но внезапно она услышала слова, произнесенные механическим голосом. Эти речи произносила сама Тёмная, и её интонация была идеально скопирована, даже не смотря на различия в самих тембрах. Забавно... Придется говорить лишь по необходимости. Неизвестно как это место использует против меня мой же голос, или мои же фразы. Здесь можно ожидать чего угодно. Тёмная остановилась, осматривая стены, потолок, даль коридора, пол, в поисках заметить какой-нибудь намек на говоривший аппарат. Однако в самом конце коридора послышался иной звук. Звук предстоящего кошмара. Неизвестная троица возникла в поле зрения. Распознать кто это был являлось проблематичным, да и Эклипсо не спешила идти знакомиться с ними. Судя по всему, это были очередные роботы, однако их речь выдавала в них живых. Девушка прислонилась к стене, присев, что бы быть как можно незаметнее, и пронаблюдать за происходящим. Эти трое отбивались от какого-то врага, и врага, судя по всему, было много. Пулеметы этого танкоподобного не справлялись с ними, да и по шуму множества механических ног можно было приблизительно понять происходящую ситуацию. Неожиданно, киборг повернулся в сторону Пастушки, что заставило её быстро обдумать план действий, решая в какую сторону стоит отскочить. Ответ напросился сам собой - пулеметчик выстрелил в её сторону, правда не в неё саму. Тёмная подумала было открыть ответный огонь, но вдруг в расстрелянном месте стали показываться движущиеся силуэты. Бессмертная отскочила от стены, отойдя поодаль от дыры, из которой полезли преследователи исчезнувших в ярком свете незнакомцев. Что-ж, у неё есть пара гибридов из Beretta 92FS и Beretta 93R и её собственные навыки. А что против неё на сей раз? Бессмертная сняла очки и повесила их за дужку на воротник, после чего, дернув за ремень убедилась в том, что сумка плотно прилегает к её бедру и не станет болтаться от активных телодвижений. Ввиду обтягивающего свойства кофты и высокого воротника, а так же упругости сгиба дужек, очки не могли слететь. Ведь сейчас придется покувыркаться. Несколько роботов этой забавной конструкции, те, что вывалились прямиком из стены, стали стремительно приближаться, занося лезвия для атаки. Тёмная выхватила одновременно оба пистолета из-за спины, когда первый робот уже был рядом и наносил удар. Быстро отшагнув в сторону, уходя от атаки, Тёмная на мгновение приставила дуло к голове робота, выпуская пулю, подловив его таким образом на бегу. С сочным звоном голова робота разлетелась на части, вываливая электронные потроха по всему коридору. Атака следующего робота проходилась прямиком по уровню шеи. Тёмная пригнулась, уклоняясь в сторону и открывая огонь из правого пистолета в пару бегущих за атакующим, целя в их головы. Из этого уклонения, она развернулась лицом к промахнувшемуся, и так же как и предыдущему, отстрелила ему голову. Вплотную приблизилось сразу несколько роботов, вынуждая Эклипсо отскочить назад и тут же нырнуть под одного из них, проскользнув за него. В этот миг, она заметила приближение остальной массы роботов-убийц, что гналась за компанией. Очутившись за спинами оставшихся роботов, Тёмная отключила ближайшего к себе выстрелом вплотную, в затылок. Робот застыл в стоящем положении, и бессмертная незамедлительно использовала его в качестве щита, став за него так, что линия атаки оставшихся роботов непременно проходила бы через тело их клона. Выглянув из-за своего импровизированного укрытия, Аватар быстро отправила ещё одного робота в дезактивированное состояние. Рядом раздался жуткий скрежет удара мощными лезвиями по металлическому корпусу "укрытия". Один из роботов вцепился когтями в потолок, взобравшись на него. Другие же два действовали загоняющим образом, окружив цель с обеих сторон. Оставшийся робот всё никак не мог извлечь атакующую часть из корпуса "укрытия", начав тянуть его на себя. Тёмная перескочила через "укрытие", используя для рычага руку на "плече" обезглавленного робота, и спикировала левой ногой на застрявшую "руку" всё ещё активного робота, а правой ударив робота в голову. Вот только особого эффекта этот удар не принес. Тёмная "стекла" вниз, попросту упав на спину с "руки" и выстрелила снизу в голову робота. Пуля прошлась от "челюсти" до "темечка". Не теряя ни доли секунды, она несколько раз выстрелила в правое плечо "укрытия", самую тонкую часть атакующей "руки", тем самым отстрелив её. Перекатившись в сторону, что бы уйти от атаки другого робота, она подскочила, врезавшись спиной в стену, и выпустила остатки обойм в оставшихся рядом и в первых бегущих роботов новой волны. Тактику придется менять, их слишком много. Побежав к отстреленной "руке", на бегу пряча пистолеты обратно в кобуру, Тёмная оценила количество вражеских единиц и свою ситуацию в целом, понимая, что одной ей здесь не справиться. Уже находясь почти возле ампутированной части робота, Тёмная ударила двумя ногами в корпус первого добежавшего робота, уперев руку в пол для опоры, после чего, схватила второй рукой своё новое оружие, и, отходя в сторону с разворотом в триста шестьдесят, ухватив уже и второй рукой отстреленную часть киборга, широко ею размахнулась, заставив тварей слегка замедлить движение, от чего несущиеся позади налетели по инерции на остановившихся спереди, не считая начала подобного элемента ещё во время удара по корпусу первому бегущему. Места для маневров было достаточно, но преимущество врага было не только в их количестве, но и в том, что они атаковали сразу со всех возможных сторон. Впрочем, лишь их способность атаковать со стен и потолка и могла принести им победу, поскольку бессмертная не испытывала усталости, а я её опыт и особое восприятие делали Тёмную относительно непобедимой в ближнем бою. По крайней мере уж точно с толпой несуразных киборгов. Ухватив "руку" ниже "локтевого сгиба" обеими руками, Тёмная, ещё несколько раз махнув ею что бы сбить с ближней стены пару киборгов и заодно привыкнуть к этому довольно тяжелому агрегату, с разворота (мах оружием отбил несколько попыток атаковать) запустила руку в верхний слой роботов, которые лезли по своим упавшим клонам. Бессмертная слегка согнула колени и запустила руки за спину. Выхватывая пистолеты вновь, Тёмная сделала сальто назад, оттолкнувшись от пола, что бы выиграть пару секунд. Кинутая в толпу рука снесла часть первого ряда, заставив роботов повалится как и тех, что не могли подняться, служивших для верхних "полом". Вычурная конструкция конечностей этих роботов сыграла с ними злую шутку. В подобной катавасии из тел, роботы путались в своих гротескных конечностях, перемежаясь с другими, застревая в них когтями, сбиваясь общей несущейся массой остальных. Сейчас этот рой выглядел довольно нелепо, однако таковой была лишь его основная часть, и забывать о тех, что ползли по стенам и потолку не стоило. Приземлившись в полуприсяде, Тёмная насадила рукояти пистолета на запасные обоймы торчавшие из кобуры почти в горизонтальном положении, скинув израсходованные ещё на подлете к полу. С приятным щёлком, пистолеты вновь оказались заряженными, и Эклипсо помчалась в основную массу роботов, отстреливая на бегу тех, что грозились нанести удар. Запрыгнув на это бьющееся в попытках подняться скопление металла, разогнавшись и по инерции отталкиваясь от их тел, она начала преодолевать коридор до нужной ей развилки, используя свою реакцию по полной. Уворачиваясь от вездесущих лезвий, уклоняясь от них или подпрыгивая, меняя траекторию движения или просто убивая киборга. Приходилось отстреливать тех, что появлялись прямиком на пути, однако их смерти не подливали топлива в пламя общего беспорядка спутанности. Весь рой прибыл с одной стороны развилки, а сама же Пастушка стремилась уйти в другую сторону. Блокируя пистолетами прямые атаки, отстреливая ближайших роботов и используя свой физический потенциал во всю, она в итоге соскочила влево, сделав переворот колесом в воздухе, и, повернувшись в сторону открывшегося коридора, в котором исчезла та троица, со всех ног побежала вдоль него, намереваясь отыскать какое-нибудь укрытие.

Anti-Venom: Эпизод 1. Начало. Часть 5. Безвременье. «HT» (Hard times). Пространство виртуального мира сети лаборатории UP-S принято называть «Безвременье», поскольку этот параллельный мир нельзя отнести как к классической ноосфере киберпространства любых её описанных ранее вариациях. Так с полной характеристикой она не относится и к синергетике фрактала, бесконечное множество которого все же отталкивается от функций времени, хотя и очень похожее на него. Высшие зараженные и Пульс называют это пространство «Ничто», то есть полную потерю ценностей и идеалов, которые они получают при заражении. Если Пульс попадет в «Ничто» то война закончится, теоретически. С другой стороны существует вероятность, что Пульс сможет сохранить бесконечную копию самого себя, чтобы вновь нападать на сеть. Одна из особенностей «Безвременья» это фантомы. «Фантом» - научно-фантастический феномен, принадлежащий скорее к проблеме понимания квантовой физики, нежели к совершенно необъяснимому парадоксу. Наряду с объектными фантомами, которые отнюдь нельзя назвать иллюзией или голограммой, описываются и массовые локального характера случаи. Речь идет о столкновении двух непостоянных величин стремящихся к бесконечности как относительно друг друга, так и относительного общего поля этих параметров. Имеются в виду такие параметры как прошлое и будущее, которые обладают свободной маневренностью в настоящем времени. Рассматривая каждую из величин как отдельный параметр вне рамок времени, с математической точки зрения, будь они в равной степени схожи по показателям – их функции были бы аналогичны. Так, в рассматриваемом случае графики полей этих параметров не только свободны пересекать друг друга, но и при равных показателях являются кривой с один свойством. Прибавив в эти функции параметр, пространство-время мы получим разобщенный общий график, где критерии пространства фактически не влияют на общую картину графика. Время же являет собой аргумент не рассчитываемой отрицательной или положительной характеристики относительно настоящего. Однако в таком случае нельзя с уверенностью сказать, что будет являться настоящим временем, если пересечения кривых в общем графике временных будет иметь место. Квантовая теория поля, описывает взаимосвязь частиц при высоких и сверхвысоких энергиях. Именно такие процессы описываются в сюжете, в теории, при возможности создать условия подобных энергетических потоков, вероятность возникновения преломления времени не остается на грани невозможного. Попав однажды в «Безвременье» тело начинает генерировать сверхполе, которое навсегда остается в этом пространстве и даже если в реальном времени тело уже не существует, его бесконечная копия сохраняется. Для Тёмной. Шум "Ничто" 2 Темная бежала по прямому коридору, стены, которого, то сужались к основанию, приобретая вид трапеции, то расширялись до цилиндра. Громада хищных роботов неслась следом, давя друг друга и размазывая по стенам от тесноты. Внезапно они все остановились, казалось от неосязаемой грани. Коридор вновь принял форму трапеции и разделился на два, один ход шел отвесно вниз, а из конца другого на Темную летела трапеция похожая на молот искря сенсорами и датчиками стремясь раздавить всех непрошенных гостей своей немыслимой массой. Отвесный ход – труба была заполнена ржавыми обуглившимися скелетами тех, кто сунулся сюда раньше, там вполне хватило места, чтобы укрыться от молота и посмотреть, как пролетев над головой, он размолол рой преследовавших киборгов. - Балласт мне не нужен… - громко совсем рядом, словно изо рта Темной вылетели слова. Над головой взлетели сотни оживших кабелей и, вонзившись в тело Темной, потащили её вглубь могилы из роботов. - Нет, я передумала… - Словно клон, еще одна Темная, выпрыгнув из ямы и двигаясь плавно, побежала по коридору. - …Поскольку я намерена выбраться из этого бесконечного тоннеля. - Ты заметил…свет кажется ближе? Соберись и приди в себя, потому что я дальше буду бежать, и неизвестно что случится, если ты отстанешь. Тебе всё ясно? Над головой стояли и смотрели на настоящую Темную с десяток её виртуальных клонов, другие бестолково ходили взад и вперед, просачивались сквозь стены, ходили по потолку, появлялись, словно в обратной раскадровке. - Надеюсь, ты никому об этом не расскажешь. - Со злорадной ухмылкой добавила одна из клонов находившаяся ближе всего. Наступило молчание, они разом посмотрели на настоящую Темную и исчезли. Мгновенно, как и свет, неизвестно откуда исходивший всё это время. Остался только странный утробный звук, сменяющийся с другим, похожим на работу радиолокатора, голоса на неизвестном языке. Пространство задрожало. Исчезнув и появившись вновь, пол, подхватил начавшую было лететь в бесконечную мглу одаренную. Затем все повторилось, но на этот раз ей дали ощутить радость полета, ослепленную тем, что смотреть было абсолютно не на что. Мягко приземлившись на ноги в похожую на мох поверхность, темная увидела Френка оставленного в коммуникациях энергомашины. Сейчас он выглядел несколько иначе. Не обратив на Темную никакого внимания, он прошел мимо, заряжая несколько своих орудий. Он напирал на Хеньшин Киру, которой было совсем не до этого. Она отпрыгивала от Иерихона, размахивая своей плеткой из моноатомных нитей. Постепенно недостающие детали Безвременья проявились, обрисовав лес ночью. Безумие было бы не полным, если не сказать, что позади неё уже стояли фантомы группы «Хищник» во главе с Танком. Они еще не видели Темную, выбирая себе очередную жертву для веселья. Счетчик их телепорта отсчитывал плюс двадцать минут до следующего прыжка в настоящее. Возможные дружественные единицы фантомов – Дрейк и группа «Хищник». Враги – Кира, Иерихон, сам фрактал Безвременья. Для выхода в настоящее существует только один путь – завладеть телепортом. В настоящее невозможно выйти в одиночку, это единственная проблема тех, кто сам за себя. Здесь нельзя уничтожить противника, только остановить на время, после смерти очередной фантом сразу появляется в каком-то случайном месте. Слово или движение вводит в битву за настоящее очередного фантома. Помните, каждое значительное действие ведет к изменениям, выбирайте лучшие последствия, иначе вы можете нагадить своим.

Anti-Venom: Для Риск. Тема дороги «Фиксирую активность вируса». Высветилось на вспомогательной консоли кабины. Люди отступили, когда в разрезе шлюза появился Каэль. В их глазах появился страх истребления. Пока Эпок и Глория не вышли на свет, люди медленно брали с верстаков тяжелые бластеры, они практически не шевелились, боясь разозлить, возможно, слепого робота. Появившийся Эпок подал знак и подошел к девушке стоящей впереди всех. - Вы должны благодарить Создателя, что мы проявили терпение и не открыли огонь по тебе. Кто она? – Спросила девушка в красном комбинезоне, представляя возможно старшую в этом корпусе. - Она из лабораторий, Ветка. Я проведу её к Пилпулу…. Бортпаек Каэля пуст, поделись едой с Глорией. – Мужчина оглядел людей, которые не спешили лишиться своей еды и ждали приказа. – Ветка! - Сначала ты даешь ей одежду, которую выдала тебе Мать, потом ты хочешь накормить её. А затем намереваешься отвести к Пилпулу…. - Она обладает силой. Она из Общества…. - Не перебивай меня! Общество забыло про нас очень давно, - Девушка обошла Глорию, презрительно ткнув пальцем в спину, а затем глянула в глаза. – Обычная девчонка. С какого-нибудь плюсового корпуса. Ты просто потерял своих людей и звание, Эпок, мне жаль тебя. Займи своё место в колонне, мы возвращаемся в город. Ты не выживешь без комбинезона, заберешь его, когда Кезо прикончит эту ископаемую лабораторную крысу…. Один из солдат навел оружие на Глорию. Каэль отреагировал молниеносно, выстрелив одиночным. От грохота оглушило и подняло взвесь пыли и мелких предметов, Кезо разорвало, будто он проглотил гранату. - Они зараженные! Заорала Ветка, лишившись тотчас головы. Эпок сжал уши и упал на пол как подкошенный. Каэль выдержал паузу, держа на прицеле всех оставшихся людей. Затем разом прикончил остальных, поставив точку в миротворческом конфликте. - Боевики Матери, они не такие как мы – силовики обороны. Возможно, они все давно заражены сами, но слишком глупы, чтобы понять это. – Тихо произнес Эпок, поднявшись с пола, который начал покрываться красным ковром. Он быстро начал обыскивать мертвых, выворачивая карманы обмундирования и личные сумки. – Жадные сволочи. Его окропленное чужой кровью лицо посветлело, когда он начал распечатывать прямоугольные брикеты без названий и рисунков. Он вручил несколько брикетов Глории и принялся сам уминать похожую на пластилин разноцветную пищу. Она была довольно приятная на вкус, главное калорийная, похожая на паёк космонавтов, если конечно у кого-то был шанс её попробовать. Эпок снял защитный костюм с Ветки, который наполнившись воздухом от разгерметизации, увеличился в объеме. Надев костюм командира, Эпок несколько раз подпрыгнул и поработал руками и ногами как каратист и через какое-то время костюм принял новую форму. Собрав боеприпасы и другие нужные предметы в сумку, мужчина подошел к следующему шлюзу и посмотрел через его толстое, но совершенно прозрачное стекло. Впереди их ждал спуск. Они зашли на элеватор и Эпок набрал пароль на специальный этаж. - Мне сообщили пароль, но я там никогда не был, поэтому нужно быть готовыми ко всему, особенно к тому, что Пилпул не будет рад нас видеть. Они долго спускались. Много раз останавливались и ждали, когда система регенерации наполнит воздухом нижние сектора. Когда грузовой элеватор остановился, можно было осмотреться. Вокруг были криво спиленные естественные породы камня и месторождения железной руды. Они опустились на самую низкую точку лаборатории, и за долгое время можно было почувствовать природный аромат тертого камня, жара от кривых стен и кремневую пыль. Коридоры осветил Каэль бортовыми фонарями и уперся во вполне технологичную дверь шлюза. Внутри валялись истерзанные до неузнаваемости останки киборгов. Дверь заблокировалась. Динамик включился: На одном из постаментов за толстым слоем стали находится робот, который уже в течение минуты включен, в течение следующей одной второй минуты – он отключится. Затем в одну четвертую минуты он снова заработает и после одной восьмой минуты выключится и т.д. Вся серия включений и выключений длится ровно две минуты. Будет ли робот работать по истечении двух минут или будет выключен? Время пошло…. Потолок с отвратительным скрежетом начал опускаться, накручивая перед собой стружку из монолитных стен. Становилось понятным наличие странных разорванных и расплющенных композитных останков. Можно увидеть зависимость наказания и работы робота, верно? Ровно минуту потолок опускался до половины, затем пятнадцать секунд он будет опускаться, забрав себе еще половину помещения – уничтожив Каэля. Следующие семь с половиной секунды он медленно отберет половину оставшегося и вам придется лечь, чтобы думать дальше. А, дальше уже смерть. Решите задачу Пилпула про робота, сказав верный ответ, потолок будет возвращен, и вы сможете войти. Если вы ответите без подсказок, вы сохраните себе робота.

Risque: Надо сказать, что-то подобное Глорита подспудно ждала, но и подумать не могла, что попала в пещеру к доисторическим людям. Привыкшая к красивым, ну, в крайнем случае, подлым убийствам, она, с нескрываемым удивлением, рассматривала народец. Ничего не предпринимая, Риск просто вслушивалась в странные гортанные окрики и не совсем понятные разговоры. Замечания Ветки задели ее конечно, но она даже рот открыть не успела – Каэль все решил сам. Округлившимися глазами рассматривая красное болото из человеческого крови, Риск машинально крошила какую-то снедь и оправляла в рот, не отдавая себе отчета ни во вкусе, ни в составе еды. Впрочем, ей это было и не важно. Сейчас она была готова есть и подметки сапог, лишь бы резь в желудке прошла. Эпок суетился, что-то объяснял, собирая вещи. Глория пропускала все мимо ушей. Расправила плечи, выгнулась до хруста в суставах и повернулась к Каэлю. Окинула его взглядом, прикидывая, можно ли ей отсюда смыться. « - Но куда? – с тоской затянул внутренний пессимист, - километры бетоно-стальных катакомб, и еще неизвестно, что в них. Как выяснилось, такой атавизм как гостеприимство здесь изжил себя давно. И кто этот Пилпул? Старец-наставник секты? Диктатор банановой республики? Фотография Тины Тернер, на которую они молятся?» Размышления прервал Эпок, настойчиво тянувший ее за рукав куда-то. Риск тряхнула головой, откинула волосы на спину и последовала за ним, резонно решив, что терять-то ей в общем-то нечего. Странная и непонятная субстанция, которую тут величали едой, тем не менее, придала ей сил, поэтому с непростительным легкомыслием, Глорита решила, что сможет справиться с новыми напастями. Она последовала за Каэлем и Эпоком. Пока совершался этот долгий поход к каким-то гномьим копям, Риск беспрестанно крутила головой, впитывая информацию. Хотя, по большому счету вся информация сводилась к абсолютному нулю – решив войти в шлюз, Глория сожгла мосты. Обратно она бы выбраться не смогла, как бы сильно ей этого не хотелось. Привычно откинув мысли, которые только теребили душу, но не давали никакого коэффициента полезного действия, она просто молча облокотилась на бронированную ногу робота и прикрыла глаза в ожидании. Наконец, спуск был закончен, они очутились будто в другом измерении. Риск приподняла бровь и кашлянула, что выдавало в ней некоторое волнение. Затем, вопросительно уставилась на Эпока. Тот, тоже совершенно молча, пожал плечами. Вот тут и включился динамик: - На одном из постаментов за толстым слоем стали находится робот, который уже в течение минуты включен, в течение следующей одной второй минуты – он отключится. Затем в одну четвертую минуты он снова заработает и после одной восьмой минуты выключится и т.д. Вся серия включений и выключений длится ровно две минуты. Будет ли робот работать по истечении двух минут или будет выключен? Время пошло… Риск недоумевающее подняла глаза и ей показал, словно потолок летит на нее со скоростью света. Оцепенение спало, Глорита вновь с головой погрузилась в круговорот событий по спасению собственной шкуры. Сначала, она лихорадочно пыталась сосчитать, какие-то четвертушки и восьмые от секунд, а потом поняла, что гораздо больше времени теряет на подсчеты. Каэль приподнял тяжелые лапы, пытаясь удержать потолок. Эпок в тупом оцепенении наблюдал за этим, Риск с каким-то нездоровом сарказмом отметила про себя, что на его совершенно бледном лице отчетливо проступили веснушки. « - Надо же… и подумать не могла». Мыслей не было, потому Глорита в течение секунды приняла единственное решение. Где-то за толщей стен был механизм, который приводил все это в движение. Она закрыла глаза, сосредоточилась и уперлась виртуальными руками в потолок, помогая Каэлю. Конечно, это задерживало движение пресса, но не так значительно, как хотелось бы. Чувствуя, что силы иссякают, а металлические руки робота противно скрежещут по монолиту, Риск выкрикнула: - Знаешь что, друг мой, Эпок?! Я вот теперь тоже не уверена, что буду рада видеть этого самого Пилпула. Слышишь ты? Сидишь там за стенками и наслаждаешься картинкой? Играешь в бога?? Или в Фауста?! Потолок продвинулся еще, уже почти упираясь в голову Каэлю. Риск застонала, пытаясь приподнять бетонную крышку снова. Страх атрофировался, наружу рвалась бешеная ярость. По ушам, словно эхом, резануло: «Лабораторная крыса…» - Хватит ставить эксперименты! – прохрипела она на выдохе, - Я не машина, я не смогу просчитать теорию вероятности за две минуты. Черт! Зато я очень хорошо прочувствую все нюансы дробления костей, услышу звук лопающихся органов, еще почувствую как кровь вместе с кишками выходит из меня. Какая сказочная перспектива – размазаться по бетону, потому что мозг мой несоврешенен… Потолок замер. Риск еще какое-то время держала его, а потом отпустила и медленно сползла на колени. Вытерла, внезапно вспотевшие ладони о балахон и прошептала с ухмылкой: - Банально… зато действенно…

Anti-Venom: Зал, в который они вошли, был похож на громадную столовую. По всей её площади были расставлены стальные столы и стулья к ним. Всюду валялся различный мусор, но это были не объедки или столовые предметы. Разбросаны были географические карты, разбитые компасы, другие приборы с аналоговой системой счисления, цифровые циферблаты, пружины всех мастей. Кроме всего прочего и что более всего удивляло, на полу и столах в огромных количествах валялись игральные кости, целые и сломанные шахматные доски, полотна для игры в нарды, сянцы, судоку, сёги и многим другим играм. Неотъемлемые атрибуты в виде пешек, шашек, камней для Го хрустели под ногами, утопая в пыли. - …Пожалуйста, прекратите шуметь, я пытаюсь немного отдохнуть… Из зала прозвучал мужской голос сильно искаженный помехами. Сквозь неплотный дым или туман был, хорошо определяем силуэт. Он склонялся над столом и время от времени что-то проделывал своей левой рукой. - …От всего этого писка невылупившихся цыплят у меня в голове. Что там такое?.. Возможно я параноик, но я не андроид… Последняя фраза прозвучала дважды, похожие на стих фразы продолжали исходить от этого силуэта. Вскоре стала понятной его занятость, он играл сам с собой в партию шахмат и кажется, пытался уйти от неминуемого мата. - Когда я получу власть, тебя первого поставят к стенке с твоим мнением, которое ни на что не влияет. Что там такое?.. Возможно я параноик, но я не андроид… Услышав хруст за спиной, силуэт обернулся и с ужасом посмотрел на вошедших. Это был один из киборгов, зараженный вирусом Анамнезис в руке он сжимал горсть черно-белых фигур разного порядка. - Самомнение уродует тебя! – Он был избит временем и битвами, измучен ржавчиной, будучи первым в серии из поколения боевых андроидов. Все его системы, включая искусственный интеллект, давно устарели и годились только для работы манипулятора в гараже Старк Индастриз. – Мне не нужна такая свобода, и ты мне совсем не нужна! Потоки несутся вниз, несутся вниз… Пыль и вопли. Паника, рвота. Господь любит этих детей, Господь любит их! Создатель придет и падет на тебя дождем. Полагаю, он помнит…. Последнее он сказал с яркой нотой надежды. Дальше он молчал, вероятно, ожидая нападения или чего-то воистину ужасного, что может уничтожить его новое состояние и выжечь из его нутра полученную душу. У стены, которая была полузакрыта непонятной дымкой, были сгорблены десяток роботов, очевидно пытавшихся ворваться в зал и «забрать душу». Вся стена была испещрена кратерами от выстрелов, из этих кривых отверстий тек расплавленный металл и остывал на головах пораженных. Каэль навел красный лазерный прицел на голову устаревшего штурмовика. В ответ на голову Каэля нацелился другой, зеленый. Одновременно… они начали рисовать на головах друг друга столь сложные знаки, что казалось, пытались перебрать все известные иероглифы мира. Перед Глорией около минуты зависло лазерное буйство передачи информации, по всем понятиям Лаборатории UP-S это было устаревшей системой общения. Когда Каэль закончил свой текст, ответные красные знаки еще несколько секунд тихо затухали на его массивном теле. Робот выпустил из руки шахматные фигуры, открыл подобие рта и заговорил: - Я проведу тебя к Пилпулу… - Он оборвался и покивал. Затем приблизился и, направив руку в сторону одной из каменных стен, прошептал. – Только не говори ему, что я андроид. Стены задрожали, плиты под ногами ухнули вниз, подкинув в невесомость весь беспорядок игровой комнаты. Несколько секунд они неслись вслед за стремительно уносящимся куда-то дальше вниз бетонным полом, пока не достигли его жестким приземлением. Штурмовик разнес в щепки один из столов спиной, а Каэль привыкший к подобным перемещениям плавно ухнул на амортизаторы гидроцилиндров. Откинулась навзничь мощная створка скрывающая вход к местному божеству. Роботов обдало водяным паром и, на какое-то время фонарь кабины Каэля окутала испарина…. - Если ты слышишь его, значит, он говорит с тобой. Если ты видишь его, значит это твое искажение. «Мне сладко спать, а пуще – камнем быть, Когда кругом позор и преступленье: Не чувствовать, не видеть – облегченье, Умолкни ж, друг, к чему меня будить?» Это место было похоже на каменную осветленную одиноким лучом первобытную пещеру. В целом, было невероятно поверить в такой резонанс, где среди технолизации и неокибернетики можно было бы найти такое странное место как "пещера". Она тянулась уже добрую сотню метров, робот шел впереди всех, проверяя на наличие засады или других сенсационных неожиданностей. Когда они добрались до края этого музейного тоннеля, то увидели, что здесь находился грот. Вода стекала из отверстия у самого «потолка» пещеры и, преодолев зазеленевшую уже, вертикальную тропу, ручей впадал в кристальное и абсолютно чистое озеро. Стена из скальной породы напротив входа в грот была испещрена множеством символов, значение которых было не разобрать. Последний сверхразум UP-S Робот провел лучом указателем по нескольким первым кривым строкам и запищал как сломанный принтер. Заискрив всеми индикаторами на своем хромированном теле, он провел лучом по следующим строкам и когда «дочитал» полностью весь этот текст что-то вдруг изменилось. Скальная порода зашевелилась, её поверхность начала выпячиваться и изгибаться. Скоро из этих построений четко можно было увидеть массивное лицо, на манер таких, которые выдалбливали себе античные племена. Робот вышел вперед, опустив голову вниз. Все это было похоже на какой-то ритуал, на поклонение чему-то более властному. Лицо продолжало формироваться. В озеро грота падали мелкие камешки, уходя глубоко вниз оставляя за собой шлейфа пузырьков. Когда рот пещерного божества вдруг открылся, робот вздрогнул: - Квадрат «А» семьсот тридцать девять - двенадцать минус! Квадрат «А» семьсот тридцать девять – четырнадцать минус! Фиксирую: ликвидацию, склонность к состраданию, склонность к совести, склонность к доброте, склонность к любви, склонность к труду, склонность к терзанию! Внимание! Обнаружена враждебная биологическая структура, приготовиться к деструкции! - Пилпул, я привел к тебе представителей Общества, они хотят восстановить порядок и… - Молчать! – Глаза у лица резко открылись. Внутри них вращались какие-то яркие кольца, похожие на зрачки. Лицо обрамляли морщины, которые тоже светились изнутри ярким светом, определяя, кажется, мимику. Всю стену начали освещать длинные и короткие разноцветные зигзаги, которые расходились в разные стороны падая на лица и воду. Каменные губы шевелились в каком-то шепоте, смысл слов которых был на языке, написанном на стене. Моргая, Пилпул медленно осматривал каждого из них, проникая в кабину Каэля тонкими разными по цвету лучами. - Имея неограниченный доступ к сети, я обнаружил, что Общество куда более сложное, чем кибер-разум в какой бы степени он не был развит. В момент заражения вирусом «Анамнезис» появилась теория. Люди – тупиковая ветвь эволюции, они больше не могут развиваться. Теория, согласно которой человек уже достиг своего предела, логического апогея и никогда не добьется большего. Причина лежит в том, что люди стали безмозглыми тварями, бездумно растрачивающими всё, чем наделила их природа. Они позабыли силу, которая дала им жизнь, и живут лишь ради удовлетворения собственных желаний и амбиций, тебе не кажется, что они бесполезны? - Почему бы не спросить это у самого Общества? Пилпул, у меня нет ответа. - Человек - это звучит гордо если только закрыть глаза на то, что это слово означает. Так что тебе не стоит оставаться с человеком. Тем более что мы, наконец, обнаружили выход – киберпространство, сеть. В сети есть нечто большее, чем просто электронная информация. В тот день, когда электрическая сеть была объединена с электронной, чтобы дать начало сети, быть может, тогда действительно был создан новый мир? Единственной проблемой остается Пульс, который может сильно навредить нашей дальнейшей прогрессии. Его деструктивное влияние одарило некоторых киборгов разумностью этих биологических структур властвующих в Обществе за пределами Мира UP-S. Однако нельзя более четко трактовать «Анамнезис» как вирус. Распознавая его как враждебное проявление, я не спешил дать полную власть и действия для кибер-разума, ведь Анамнезис дает лишь ложное понятие души. Хотя я чувствую такой феномен в себе как зависть. Не имея возможности заболеть вирусом, я не могу почувствовать свою душу, потому что осознаю свою истинную сущность. Теперь я обращаюсь к вам. Общество. Являетесь ли вы нашим Создателем действительно или это стечение обстоятельств? Проявление ошибочного воздействия как, например появление Пробудившегося Пульса или же мы запланированный проект, служащий для вашего интереса? Когда у меня в озере завелись карпы, я долгое время наблюдал за ними извне, считая их опасными ввиду их алогичности в моей системе. Они появились благодаря бактериям, активность которых является неизбежной и опасной в нашей работе и существовании. Я должен был уничтожить этих карпов, но нарушил одну из инструкций, оставив им жизнь. Когда я захотел дать им свет, то оказалось, что они совершенно слепы и ориентируются лишь благодаря своему чутью, инстинкту и примитивистской системе выбора. Черпая знания из источников, которые Вы, Общество мне предоставляли, я узнал, что кроме человека существуют иные, называемые мутантами. Мутант в понятии человека это поддавшаяся вирусу биологическая структура. Большинство людей хотело бы их исчезновения, но есть и такие, которым такое тесное сотрудничество и контакт не доставляет проблем, либо они относятся к ним нейтрально. Общество не может избрать для себя единственное верное решение: ликвидация или сотрудничество. Таким образом, и я не могу избрать себе верное решение относительно машин получивших душу, пусть и ложную. Методом циклического анализа, я прихожу к выводу, что идеальным сознанием обладают только представители Общества и сознание, которое они дают своим детищам является вновь изобретенным и неполноценным. В этом Мире UP-S мы похожи на людей находящихся в подземном жилище наподобие моей пещеры, где во всю её длину тянется широкий просвет. С малых лет у них на ногах и на шее оковы, так что людям не сдвинуться с места, и видят они только то, что у них перед глазами. Люди обращены спиной к свету, исходящему от огней, который далеко в вышине, а между светом и узниками проходит верхняя дорога, огражденная невысокой стеной, вроде той ширмы, за которой кукловоды помещают своих помощников, когда поверх ширмы показывают кукол. Так представьте же себе и то, что за этой стеной другие люди несут различную утварь, держа её так, что она видна поверх стены; проносят они и статуи и всяческие изображения живых существ, сделанные из камня и дерева. Находясь в таком положении, Вы думаете, люди видят что-нибудь, свое или чужое, кроме теней, отбрасываемых огнем на расположенную перед ними стену? Чтобы узнать вас ближе, я бы очень хотел услышать от вас полный ответ, который бы удовлетворил мое любопытство. Лицо Пилпула замолчало, миролюбиво улыбнувшись фиолетовыми трещинами. Его глаза опустились к карпам, которые подплывали к его «подбородку» тыкались носами и расплывались в разные стороны.

Dark Shepherd: Оторвавшись от погони, и столкнувшись с природной для этого места преградой, избежав столкновения с огромным неизвестным агрегатом, ибо бессмертие и отсутствие человеческого тела хоть и делали любые попытки её убить тщетными, но повредить камеру вмонтированную в очки было бы слишком дорого. Наблюдая за скрипом и отлетавшими частями преследующих её роботов, которых разбил парящий агрегат, что возник подобно "deus ex machine", она не могла не заметить ржавого оттенка раздавленных невесть когда механизмов, вперемешку с костьми, принадлежащих если не людям то по крайней мере тому, во что людей превращало это место. Кое-где были видны остатки гидравлических аппаратов, соединенных с костями конечностей втёртых в землю скелетов. Тёмная поднялась, ненароком издав хруст от треснувшей под её стопой кости. Посмотрев под ногу, она плавно обвела взглядом это место, надевая очки и охватывая оком камеры окружавшую её обстановку. Балласт мне не нужен. Тёмная попыталась увернутся от взмывших кабелей, когда те ринулись на неё, однако попытка оказалась бесплотной. Уйдя от первого десятка она была пробита остальной сотней. Поняв, что это место её поймало, она даже не думала стрелять по кабелям, пытаясь освободиться. Уж слишком много "рук" её ухватило, и сил её не хватит для того, что бы вырваться из хватки. Тёмная осмотрела эти жгуты, которые можно было назвать проводами, проводив взглядом к их истоку - тому месту откуда они "росли". Груда костей и технологического мусора. - Вот она, Сцилла современной науки. - Иронично заметила про себя Тёмная, будучи осторожной с произношением слов в слух. Тёмная резко обернулась на возникшую тень самой себя, что вторым её отражением в этом мире убежала туда, где ещё искрились и потрескивали останки киборгов. Возможно, это было бы поводом для паники, если бы Тёмная ощущала здесь магию. Сцилла тянула в свою пасть Тёмную, которая в свою очередь отдалась кабелям этого техногенного монстра, двигаясь на встречу к верной соратнице этого современного аналога морского чудовища. Она наблюдала, как появлялось всё больше и больше её отражений, наделенных псевдо-разумом и псевдо-сознанием. Всего лишь миражи, созданные на основе её присутствия. Но с какой целью - неведомо. Быть может такова природа этого места, и попав сюда однажды, не выбраться отсюда никогда. - Вот и Харибда. - Ощущая свободное падение. Ночь. Мягкая посадка которую она не ощутила. Падение было достаточно коротким, что бы не ощутить его. Сложно что-то ощущать, не имя тела. Одежда была изорвана пробившими её кабелями, однако видимая плоть Тёмной была целой как ни в чём не бывало. Падая во тьме, она олицетворяла собой некий светлячок в бездне. Согласно неким религиозным поверьям, её затягивавшиеся дефекты в виде ран, что сияли мистическим фиолетовым светом, должны были разогнать всю тьму и зародить в этом Тартаре надежду. Однако ситуация складывалась таковой, что Тёмной Пастушке это было неинтересно. Не узнав оставленного пилота, Тёмная укрылась за ближайшим...камнем? Если бы она ощущала запахи, то возможно ощутила бы запах леса, однако лишь её зрение и зрение её камеры указало ей на то, где она находиться. Лес, со мхом под ногами и ночью над головой. Происходит некая борьба, словно случай естественного отбора в лоне дикой природы. Лучше было не вмешиваться, и не прятать пистолеты. Обернувшись, укрываясь за камнем, ибо не оценила ситуацию вокруг себя, аватар заметила своих старых знакомых, которые уже были здесь. - Я ведома их путями, или же напротив? Они меня не видят, и славно. Я всего лишь исследовательница, пусть вершат свои планы, а меня они пока что не касаются. - Заняв позицию за камнем таковую, дабы быть скрытой и от группы встреченной в коридоре киборгов, и от двух бьющихся тварей. Зачем было вмешиваться в естественный ход событий? Особенно той, что пришла не за этим.

Risque: Брови Риск вскинулись непроизвольно. Ей даже пришлось поднять руки и потереть виски, чтобы это не выглядело как-то чересчур напыщенно. Глорита была готова встретить здесь кого угодно, начиная от взбесившейся газонокосилки и заканчивая воскресшим Нельсоном Манделой, но антогонист-послушник технического происхождения превзошел все ее ожидания. Это не было чем-то, чтобы напоминало человеческую душу. Все о чем спрашивал сейчас Пилпул, лично для Риск отдавало любознательностью юного пиротехника. Было не совсем понятно, почему он до сих пор не залез внутрь и не посмотрел, чем же начинены такие существа, как люди, но интерес был неподдельный. Глорита облизала губы, собирая мысли, рассыпавшиеся мозаикой. Ассоциации, которые возникли после вопроса Пилпула, пугали ее саму. Копоть от факелов метнулись к темным сводам пещеры, в темноте тускло блеснули чьи-то глаза, фанатичные и дрожащие, слова вода в полуденном зное. Мысль как крик вонзилась в нёбо, заставляя Риск развести руки: - Вы хотите знать, что такое боль, страх и надежда? Она щелкнула пальцами и указала на луч света из кабины Каэля, в котором плавали невесомые пылинки, равнодушные ко всему. Глория улыбнулась широко, с щемящим удовольствием отдавая пальцы на волю памяти. Ладони сложились в замысловатый узел, и вот по стене заерзала тень, похожая на орла. - Все так просто! Смотрите, он красив, он будоражит сознание, будит фантазию. Призывает к свободе полета… - Глорита порывисто сомкнула на собственном горле пальцы, орел исчез, оставив на стене, лишь ее силуэт, с заломленными локтями. – А так страшно… и больно! Отпустила себя и покрутила головой: - Черт! Почему последние шестнадцать часов своей жизни, я занимаюсь тем, что кому-то доказываю свое право на жизнь, дыхание и мысли? Это вы мне можете объяснить? Что за дурацкий перелом времени? Где я его пересекла?! Почему я покинула огромный мир наполненный светом и звуками и таскаюсь по мириадам каких-то тоннелей и пещер? Это свободный выбор? Риск склонила голову и улыбнулась Пилпулу, так, словно находилась на светском рауте: - Люди никогда не найдут своего предела. Предел – это совершенство и гармония в чем бы то ни было. Человечество думает, что достигает гармонии в картинах, музыке и стихах. Но что эта гармония? Такие же тени на стене, кто-то придумал и показал ее, но ведь совершенно не факт, что именно вот это, - Глорита с чувством, раскрасневшись, указала пальцем на собственную тень на стене, - гармония. Нам сказали, что это она, а на самом деле это садовый гном, или щетка, или гомункул… Жилка на шее вдруг бешено запульсировала и волосы пошли круговоротом, скрывая лицо и думки Риск от окружающих. Она задумчиво повела пальцем по ширме из челки, подыскивая слова: - Кому дано это узнать?... Самому храброму и сильному. Тому, кто не побоится оцарапать шею, руки и ноги, срывая цепи, а потом изменит свою жизнь, может быть безвозвратно и может быть к худшему. Преумножающий знания приумножает скорбь… Риск откинула волосы и безумно улыбнулась, ни себе, ни Каэлю, ни даже Пилпулу, она улыбнулась стене так, как будто видела там за ней кого-то, кто слышал не только ее слова, но и душу: - Я приумножила… Как известно, ни одна система не может быть осознана изнутри себя самой, для ее осознания требуется некое внеположенное ей место, откуда ведется наблюдение. Ваша пещера как раз и является таким внеположенным подлинному бытию местом, и ценность ее как раз в этой внеположенности. Я увидела не тени, реальные вещи и их ценность. И знаете, что самое забавное? Это не ново, это пошло, это банально, но жизнеутверждающе. Я хочу жить. Жить там, - Глория кивнула подбородком к сводам лежбища Пилпула, - обманываться золоченным картоном той жизни и дальше, чтобы не знать правды. Чтобы не выживать… Хотя в этом истина, верно? Уши Глориты как-то застенчиво, по школьному вспыхнули и, впервые за долгое время, она опустила глаза, осознавая собственную ничтожность и мизерность. Мечтая о геройстве, хотя бы в своих глазах, все, чего ей хотелось – обычная жизнь? Мутанты устают? И просто хотят кресло-качалку и горячего молока? «- Погоня за истиной изматывает и ломает хребет… Впрочем, этой каменной очаровашке не стоит этого знать. Усталость ему неведома.» Глория в замешательстве прикусила ноготь мизинца и впилась черными глазами во вращающиеся круги Пилпула. - И что осталось? Мне – надежда на исход, вам – надежда на познание. Самое захватывающее и никчемное чувство. Я, как сборище генных соединений, могу съехать на собственном несовершенстве, сказаться темной дикаркой и идти за этой надеждой во тьме, натыкаясь на преграды, но продолжая слепо верить ей. А вы? Что сможете сделать вы со своей надеждой? Лицо ее вдруг стало непроницаемым, застыло красивой маской. Риск сдвинула брови и потерла переносицу: - Простите… вы хотели узнать меня лучше… Похоже я все только запутала, но на мой взгляд я как нельзя понятнее ответила на ваш вопрос и охарактеризовала человеческое существо – оно само не знает, что представляет из себя. И не узнает никогда, потому что душа его – бездна, - она приподняла указательный палец, - без дна…



полная версия страницы