Форум » Остальные организации » Астерида [Остров A.I.M.] » Ответить

Астерида [Остров A.I.M.]

Monica Rappaccini: [тема будет дополняться] Астерида - остров в Тихом океане, управляемый высокопоставленными агентами A.I.M. Был назван в честь мифического острова, упомянутого Гомером в "Одиссее", таким образом, подоплека названия очевидна: Астерида - это остров, которого не существует. Астерида. Вид сверху. Структура острова звездчатого типа, в вертикальном плане имеет три этажа, на жаргоне агентов A.I.M. называемые кластерами, каждый из которых имеет собственное назначение. При этом каждый кластер поделен на сектора - структурный аналог кварталов в обычном городе. Нижний кластер отведен под критические для функционирования острова объекты: главный и вспомогательные генераторы, депо, огромное количество гаражей, ангаров (как наземных, так и подводных - для водной техники), варпер сфер Калаби-Яу. Средний кластер составляют большинство кварталов города c соответствующими заведениями вроде пунктов развлечений (кинотеатры, питейные заведения и пр.), библиотек и пунктов доступа, которые представляют собой аналог капиталистических магазинов, где любой может взять столько, сколько ему нужно. Высший кластер - место сосредоточения управленческих структур. Ключевая точка Высшего кластера - Башня, представляющая собой резиденцию Верховного Ученого. Защита острова организована на нескольких уровнях. Первый по порядку и значению, представляет собой эффективный способ манипуляции пространственно-временным континуумом. Прорывая дыры в сферах Калаби-Яу, ученые A.I.M. смогли попросту спрятать остров, затеряв его в замкнутой сфере из шести измерений так, что для постороннего наблюдателя, привыкшего существовать в трехмерном пространстве, Астерида попросту не будет существовать. Преимущества подобной защиты состоят в том, что она не ограничивается визуальной невидимостью острова - он попросту недоступен для любого воздействия, как тактильного (корабли, курсирующие в этой области, просто проходят сквозь Астериду, не замечая ее), так и для любого вида сканеров, если они не основаны на том же принципе взаимодействия со сферами Калаби-Яу. По той же причине на территорию острова невозможна прямая (не между измерениями) телепортация. Второй уровень основан на особенностях структуры острова. Все сектора напрямую связаны одновременно с центром и между собой, что вкупе с ультрасовременными способами связи позволяет обеспечить мгновенный обмен информацией. Таким образом, каждый сектор представляет собой относительно независимую информационную систему. При вторжении сектор, обнаруживший вражескую активность, отсылает сообщение всем остальным, доступным для него, при этом фиксируя как скомпрометированные те из них, связь с которыми прервалась. Таким образом, Астерида способна функционировать даже при захвате центра, отдельные ее блоки просто самоорганизуются для отражения атаки, используя собственные резервы. Третий уровень защиты представлен всевозможной военной техникой, вооружением и охраной (см. раздел Безопасность) Астерида. Транспортные пути. Транспорт в Астериде представлен тремя видами: Крытый монорельс (см. изображение), способный двигаться со скоростью 230 км/ч. Усовершенствованные сервоприводы и глушители импульса позволяют превратить движение по острову в легкую и почти незаметную прогулку. Тем не менее, техника безопасности острова категорически запрещает передвигаться на монорельсе, не пристегнувшись. 9 независимых линий и 34 остановки представляют собой более чем достаточный резерв для системы общественного транспорта. Такси. Все виды легкового транспорта в городе являются воздушными и представлены разветвленной службой такси и служебными машинами Службы Контроля. Личный транспорт находится под запретом. Телепортация. На весь город существует 18 спаренных точек, каждая из которых служит отправным пунктом для мгновенного перемещения в другую. Визуально представляют собой "двери", подсвеченные люминесцентными источниками и ведущие к разрывам в пространстве, что позволяет перемещение в строго заданную конечную точку. Внешний вид представлен на изображении нижнего кластера Астериды. Население Численность населения острова составляет 36059 человек и, благодаря политике организации, постоянно растет. A.I.M. берет на себя заботу о пострадавших во времена военных действий и стихийных бедствий, обеспечивая им медицинскую помощь, кров, пищу и возможность жить в городе, где никогда не будет войн. В обмен на все эти блага от будущих граждан Астериды требуется лишь одно: пройти обязательную процедуру ингаляции меметических антител, уничтожающую в их сознании религиозно-мифологический концепт: веру в сверхъестественное, преклонение перед вождями, национальную и культурную самоидентификацию. Идеология и религия В Астериде строго запрещены любые религии. Нарушение этого правила влечет за собой повторную ингаляцию меметических антител и стирание памяти. Впрочем, отклонения от этого правила крайне редки в силу устойчивости меметиков, которые долгое время продолжают жить в сознании граждан, стирая в зародыше любые намеки на возвращение к мифологическому сознанию. Официальной идеологией государства является сциентизм - система убеждений, признающая науку и технологию основой функционирования здорового общества. Экономика и финансирование: На Астериде отсутствует институт денег, формально действует принцип "от каждого по способностям, каждому по потребностям". Каждый новый гражданин Астериды проходит тщательное обследование на предмет склонностей, навыков, физических и психологических параметров, после чего ему подбирается наиболее подходящий для него вид деятельности. Компенсация за труд отсутствует, однако каждый работающий имеет право пользоваться так называемыми пунктами доступа - точками с неограниченной безвозмездной выдачей любой продукции в любых количествах, ограниченных разумными пределами потребления. "Разумные пределы" не регламентируются официально, но лишенные воздействия рекламы и манипуляций капиталистического общества, порождающих институт престижного потребления, жители Астериды как правило берут ровно столько, сколько им нужно, и до сих пор система не давала сбоев. Пункты доступа подразделяются на множество видов в зависимости от типа продукции, представлены практически все возможности потребления, существующие в капиталистических государствах. Большая часть социальной программы Астериды финансируется за счет разработки и продажи высокотехнологичного оружия третьей стороне. Кроме того, значительная часть капитала поступает из ГИДРы, также покрывая расходы на поддержание нормального функционирования острова. Политическое устройство Форма правления Астериды - гражданская диктатура. Городом руководит Правление под руководством Верховного Ученого A.I.M. Законодательная власть осуществляется посредством срочных эдиктов, своды законов систематизированы и доступны для получения в любом пункте доступа. Конфликты как правило разрешаются по договоренности сторон, судебные процессы редки и происходят лишь в случае уголовных правонарушений, обычное наказание - необратимое изменение личности посредством введения в организм инородных веществ. Безопасность Преступность на Астериде заметно снижена вследствие почти полного искоренения экономических мотивов и уничтожения моделей мышления, предполагающих нетерпимость по культурным или религиозным мотивам. Функцию обеспечения безопасности выполняет Служба Контроля, представляющая собой именно то, что по мнению A.I.M. должна представлять из себя хорошо функционирующая полиция: организацию людей, отлично знакомых с современными технологиями, одновременно обученных вести бой как на ближних, так и на дальних дистанциях и вооруженных по последнему слову техники. Информация о вооружении и используемых технологиях вскоре будет добавлена в тему архива организации. Некоторые локации острова: Библиотека Расположенная на Среднем кластере, библиотека представляет все возможности для саморазвития, какие способны предложить современные технологии. Многоэтажное здание с огромными арками, множеством переходов и лифтов служит одновременно местом отдыха и самосовершенствования, и правила здесь остаются традиционными для всех подобных заведений: соблюдение тишины и уважение к другим пользователям. Возможности для обучения широки и разнообразны. Литература существует только в электронном варианте, находясь на множестве серверов в центре библиотеки, куда имеет доступ лишь ограниченное число обслуживающего персонала. Получить доступ к нужному изданию можно с портативного терминала, который можно взять во временное пользование на входе. Разумеется, сильнейшей стороной библиотеки является научная литература. Ученый совет регулярно отслеживает появление новых монографий и других научных работ и после единогласного решения о полезности работы она включается в базу данных библиотеки. Таким образом, A.I.M. получает доступ к самым передовым решениям в ведущих областях современной науки. Ночной клуб "C-Zone" Расположенный на Среднем кластере, "C-Zone" является настоящим обиталищем для агентов A.I.M., составляющих большую часть посетителей клуба. Здесь всегда царит неформальная обстановка и зачастую забывают о рангах и званиях, всегда можно найти интересного собеседника и узнать свежие слухи. Пожалуй, это единственное место в городе, где за вами не будут пристально наблюдать, но это не избавляет от необходимости тщательно следить за своей речью: сказанное вами вслух зачастую доходит до самых верхов общества Астериды. Башня Личная резиденция Верховного Ученого, расположенная на высоте 112 этажей и на 92% состоящая из лабораторий. Расположена в центре острова и является самым высоким зданием. Именно здесь Моника Раппаччини проводит наиболее критичные исследования, которые не может доверить никому больше. Доступ к Башне осуществляется только через лифт, доступ к которому имеет лишь сама Моника. Встроенные сенсоры снаружи осуществляют быстрый ДНК-анализ того, кто пытается получить доступ к лифту, используя в качестве основы волосы и крохотные частицы кожи, отмершие и сошедшие с кожного покрова. Помимо этого теста, предусмотрено сканирование сетчатки глаза, а также анализ языка тела при помощи алгоритма, фактически оцифровывающего манеру движения и переводящего ее в матричную форму. Система осуществляет сопоставление матриц и в случае несовпадения тайно передает сигнал тревоги на личный коммуникатор Моники Раппаччини, после чего переходит к фазе защиты от вторжения. Нарушитель получает доступ к лифту, однако тот останавливается на середине пути. Кабина покрывается двойным слоем (внутри и снаружи) небольших титановых створок, которые укладываются на стенки лифта подобно чешуе, лишая возможности покинуть кабину. Активируются форсунки, которые выпускают усыпляющий газ, сам лифт замыкается в поле, блокирующее доступ к Гену Икс, а встроенные эмиттеры испускают инфразвуковые волны, сбивающие концентрацию, что затрудняет применение сил псионического характера. Затем лифт опускается вниз, где нарушителя уже ждут представители Службы Контроля.

Ответов - 9

Monica Rappaccini: Начало игры Еще секунду назад он был в Городе Ангелов, прикованный к кушетке, которая покоилась в фургоне под надзором двух изрядно подуставших санитаров. Последние не слишком заботились о сохранности своего пациента - не в силу безалаберности, а потому, что они были всего лишь людьми, и зная, что их пациент прикован к кушетке наручниками, а сам погружен в состояние глубокой комы, сделали нехитрое умозаключение о том, что его состоянию ничто не угрожает. А пока журналюги суетятся снаружи, тыкая микрофонами в героев дня, можно спокойно перекурить, дожидаясь отмашки на то, чтобы покинуть это проклятое место, пока здесь не взорвали кого-нибудь еще. Секундная невнимательность, мимолетный отвод глаз - этого было более чем достаточно, чтобы пленник попросту растворился в воздухе, перенесенный за много миль через океан. Оставим же наедине с их страхами несчастных медиков, которые в сей волнующий момент с выражением крайнего ужаса в глазах уставились на пустое место, где секунду назад пребывал Таскмастер, и перенесемся за океан, на остров, которого не существует. A.I.M. хорошо помнила своих врагов, а Таскмастер, не так давно лично участвовавший в разгроме одной из их баз, оставался врагом со всеми вытекающими отсюда последствиями в лице целой армии солдат, охранявших главную городскую больницу Астериды. Сейчас именно A.I.M. была надеждой Мастерса на возвращение своей жизни и свободы. Едва ли наемник мог оценить всю иронию ситуации, пока его кушетку спешно катили по коридору главной городской больницы - его разум дремал, погруженный в навязанный сон мощным разрядом тока. Верховный Ученый, которая ожидала санитаров в конце коридора, сложив вместе руки, одним жестом заставила служащих остановить кушетку и плавно обошла ее по окружности, остановившись у изголовья. - Гейм, сет и матч, - прокомментировала Моника, приподнимая его веко и вонзая иглу шприца в мягкие ткани. - За ничтожную долю того времени, которое потребовалось, чтобы я произнесла это, нанопрограмматоры внедрились в цепь и перестроили ее, изменив адресное значение в программной структуре каждого звена на дескриптор моей личной панели дистанционного управления. Именно так технологии будущего побеждают технологии прошлого, - Моника с улыбкой проследила взглядом за удаляющимися спинами санитаров, везущих кушетку в операционное отделение. Теперь во всем коридоре оставались только двое - она и доктор Купер, один из тех, кто отвечал за порученную A.I.M. операцию "Возрождение", единственной целью которой было вернуть Таскмастера в строй. Целым, невредимым и готовым убивать врагов во славу ГИДРы. - Это не поможет нам извлечь цепь из организма, но я никогда не планировала ничего подобного. Таскмастер - наемник, и его лояльность лежит там, где лежит больше банкнот. Не лучшее качество для человека, которому доверят возглавить боевую элиту ГИДРы. С нашей стороны было бы сущей глупостью оставлять себя без должной страховки. - Забавно, неужели Озборн решил, будто он единственный, кто использует технологию наноцепей, когда она давно и эффективно применяется нашими учеными в самых различных областях? Печально, что воображения Нормана хватило только на создание электрического стула в миниатюре, - произнес Купер, потирая подбородок. - В любом случае, это к лучшему как для ГИДРы, так и для A.I.M. Барон Земо будет доволен. - Барон Земо никогда об этом не узнает, - Моника сложила руки на груди, устремив на доктора Купера взгляд, которого рядовые агенты обычно старались избежать. - A.I.M. поступилась слишком многим, превратившись из независимой ячейки в "научный отдел" ГИДРы. Это было необходимо, бесспорно - отсутствие должного финансирования не способствовало бы научному прогрессу. Но это не значит, что я должна радоваться, прыгая перед Земо на задних лапках. И на случай непредвиденных... конфликтов мне нужны все козыри, которые я только могу себе позволить, - она задумчиво перевела взгляд на Купера, отметив про себя, что эту часть его воспоминаний придется стереть, дабы избежать возможных эксцессов. Купер был неплохим человеком, но в этом бизнесе никому нельзя было доверять. Особенно после того как A.I.M. потеряла свою независимость и вот-вот собиралась включиться в политические игры, где каждый готов был на все ради лишнего куска пирога. И пусть ей удалось обмануть способности Барона посредством манипуляций на квантовом уровне, это вовсе не означало, что можно терять бдительность. - Дайте мне знать, когда доктор Ли закончит первичный осмотр. Приступить к операции нужно как можно быстрее. К окончанию рабочего дня операционное отделение пустовало, покинутое всеми сотрудниками за исключением маленького азиата, который суетился возле плоской сенсорной панели во всю стену, манипулируя отображавшимися на ней потоками данных, диаграммами и томографическими снимками с быстротой, совершенно не свойственной человеческим пальцам. Наемник лежал на кушетке совсем рядом, его уже успели раздеть и накрыть простыней, а ряд прочных полимерных ремней сковывал его руки и ноги, не давая вырваться и начать убивать всех подряд, если произойдет непредвиденное. - Судя по тому, как блестят ваши глаза, вы наткнулись на нечто поистине интересное, - Моника появилась, как всегда не предупреждая заранее о своем появлении, с пренебрежением отнесясь к таким мелочам как необходимость приветствовать своего коллегу. - Ожоги средней степени тяжести, ничего интересного. Мы внедрили Бета-активаторы. Он быстро поправится. - Меня куда больше интересуют его необычные проблемы с памятью, доктор. - Это отдельная песня, - Ли взмахнул руками, как будто стараясь описать, насколько отдельной была эта песня. Его голос был резким, быстрым и отрывистым, он буквально тараторил, не заботясь о том, чтобы до собеседников мало-мальски дошел смысл его слов, а вкупе с ужасным китайским акцентом эти звуки производили поистине устрашающее впечатление. - Нервная система - совокупность нейронов, передающих потенциалы действия на соседние участки нервного волокна. Так у обычных людей. У этого, - доктор Ли бесцеремонно ткнул пальцем в лежащего наемника, - все по-другому. Нейроны имеют большее число отростков, как следствие больше связей. Локальные очаги возбуждения распространяются на больший радиус. В то же самое время эпиталамус выделяет вещество, которое мы условно назвали "фотографическим гормоном". Как он работает - остается загадкой, но именно он подавляет активность нейронов, не связанную с мышечным запоминанием боевых стилей. Принцип напоминает выставление приоритетов в многопроцессорной системе: каждый тип процессов имеет свой приоритет, в соответствии с которым решается, на что пойдут ресурсы нервных клеток. И все было бы неплохо, но с годами приоритет "фотографических" процессов становится все выше и выше в сравнении с обычными, необходимыми для каждодневного существования и правильной работы долговременной памяти. По нашим расчетам если в начале его карьеры приоритеты составляли соответственно 0.561 и 0.439, то сейчас "фотографические" процессы стали преобладать в пропорции 0.798. Как следствие - ранее приоритетная информация теряется в потоке миллионов нейронных связей. Что означает... - Его мозг не подлежит восстановлению, - закончила Раппаччини. - Именно! - доктор Ли едва не подпрыгнул, зачем-то хлопнув в ладоши и вновь принялся тараторить, выплевывая слова на манер пулеметной очереди. - Состояние пациента - неотъемлемая сопровождающая его сверхчеловеческой мышечной памяти. Чем выше сложность системы - тем выше энтропия, тем быстрее она нарастает. Процесс необратим. Любая система рано или поздно приходит в упадок, органическая - тем более. - Сделайте ее неорганической. Мастерс нужен нам любой ценой. - Искусственная нейронная сеть? Может сработать, - доктору Ли, казалось, вовсе не потребовалось времени на раздумья, различные варианты действий уже вихрем крутились в его голове, конкурируя друг с другом, переливаясь своими возможностями и указывая на недостатки. - Понадобится время, чтобы создать и нарастить ее. Четырех дней будет достаточно. Больше возни будет с маппированием естественной нейронной сети и ее проектированием на созданную нами. Придется делать все предельно аккуратно, иначе повреждения памяти и характера будут необратимы. - Мастерсу необязательно знать об этом. Во всяком случае, первое время. Люди начинают нервничать, когда у них отбирают мозг и заменяют его компьютерной программой, - Моника направилась к двери, но, остановившись в двух метрах от нее, обернулась к доктору. - Кстати, насчет мозга. Сохраните его в целости. A.I.M. немало выиграет, прояснив для себя механизм фотографических рефлексов. Это был краткий миг ясности сознания, когда все происходящее - слова, вещи и движения, - как будто пребывало в склизком тумане, откуда их приходилось выковыривать неимоверным усилием воли. Процессы жизнедеятельности, делавшие Таскмастера тем, кем он является, и на этот раз сыграли с ним шутку, позволив эту пару минут пребывать в относительном сознании, пока вокруг него суетились два врача, сверяя показатели приборов и готовя его к завтрашней операции. Внедренные в тело активаторы работали вовсю, задействуя ресурсы организма на все сто процентов, чтобы ускорить процесс заживления ожогов, но побочным эффектом была мерзкая, хотя и не слишком сильная боль по всему телу. - Как думаешь, что он скажет, когда проснется? - "Привет, меня зовут Таскмастер, и мою жопу поджарили как индюшку на День Благодарения"? - Да уж. Надеюсь, он не отправится мстить Озборну или еще какую-нибудь хрень вытворить в этом духе... - А зачем? Сигнал-то шел не от Озборна. - Да? - Ага. Яйцеголовые из Службы Контроля отследили остаточный импульс в наноцепи, что-то вроде последних входящих. Этот сигнал - функция от расстояния, откуда бы ни активировали эту штуку, Озборн находился в десятках миль от этой точки. - Хрень какая-то. В любом случае, я рад, что он на нашей стороне. - Не знаю, Билл, по-моему этот парень не так уж и крут. Я был на Мадрипуре во время одного из смертельных турниров и видел, как Чемпион отодрал его, даже не отвлекаясь от вечернего педикюра. - Джо... - А потом он пытался поджечь арену, как будто это поможет ему превратить поражение в победу. Совсем *бнутый. А потом еще эта хрень в тюрьме... - Джо... - Говорю тебе, парень - неудачник. Ну какой кретин станет вытворять такое прилюдно, зная, что в его башке гребанный трансформатор Тесла? - Джо, по-моему, он нас слышит. Секундная пауза прервалась новыми звуками - сопением и лихорадочным стуком шагов по больничному кафелю. - Вколи ему чертову дозу пропофола, Билл, какого хрена ты не предупредил меня раньше? - Ты сам виноват, идиот. Никому не нравится, когда ему напоминают про то, как ему надрали задницу. - Если он меня прикончит, я не приглашу тебя на свои похороны. Укол в шею, обжигающее касание шприца. Голоса становились все тише, сливаясь с пустотой, в которую проваливался Тони, снова теряя связь с реальностью... - Если тебя спросят, что ты увидела на Астериде, можешь сказать прямо. "Величайший позор A.I.M. со времен М.О.Д.О.К.а", - Моника поджала губы, на миг скользнув взглядом по сидевшей рядом с ней девушке, которая явно чувствовала себя не в своей тарелке на высоте в несколько сотен метров над поверхностью острова. - Лидер величайшей в мире научной организации тратит свое время, развлекая третьесортного наемника и девочку на побегушках у Барона Земо. Покачав головой, доктор Раппаччини уткнулась в дата-планшет с тем, что доктор Ли считал отчетом по операции. Верховного Ученого мало заботило то, что ее слова могли оказаться обидными для семнадцатилетней девушки, которую оторвали от нормальной жизни и силком приволокли в ГИДРу, в мир военных преступников и наемных убийц. Что колоссальные усилия были брошены на то, чтобы сломать ее, превратив в безжалостную машину смерти, и что в этой клетке из металлических стен и жестоких тренеров она была заперта как загнанный зверек в клетке. Куда больше Монику волновала перспектива покончить со всем этим балаганом и приступить к тому, для чего она жила - к улучшению этого погрязшего в невежестве мира. На Астериде был запрещен личный транспорт, поэтому к больнице они направлялись в одной из полицейских машин, и большую часть этого времени Раппаччини упорно игнорировала навязанную ей проблему в лице Фэйт, которую необходимо было познакомить с ее будущим учителем. Благо, подумать ей было о чем и без этого. Судя по хаотическим обрывкам из отрывков, которые доктор Ли выдавал за свой отчет, операция прошла с оглушительным успехом и рукоплесканиями его ассистентов. Пропустив пару абзацев самовосхвалений, Раппаччини перешла к той части, где в подробностях описывалась наносеть, искусственно выращенная и управляемая рядом микросхем, образуя единую систему, которая ныне заменяла Мастерсу мозг. Функционально это творение нейрохирургического гения ничем не отличалось от настоящего мозга: Таскмастер по-прежнему мог чувствовать, мыслить, запоминать, реагировать, и по сути, если никто из медиков не проболтается ему насчет того, что же с ним сотворили на самом деле, тот никогда и не почувствует разницы. После описания сложной системы экранирования всего этого богатства от технопатов, где был задействован едва ли не целый справочник по криптографии, следовал протокол и заключение. Пролистав формальную болтовню о перспективах подобных операций для медицинской науки, она выглянула в окно на стремительно приближающееся здание главной больницы. Спустя несколько коридоров с отполированными до блеска стенами, они оказались там же, где началась вся эта история - в операционной, в компании бессознательного наемника, доктора Ли и пары его ассистентов. - Разбудите его, - Моника Раппаччини кивнула одному из медиков, который тут же воткнул в шею Мастерсу шприц. Введенные наноботы начали действовать почти мгновенно, активируя те участки внедренной в него нейронной сети, которые функционально исполняли роль осознанной оценки происходящего, задействуя сложную систему сигналов и тем самым закономерно приводя Мастерса в чувство. Он по-прежнему был прикован ремнями к кушетке, однако когда его глаза с трудом открылись, адаптируясь к яркому освещению операционной, верхняя часть кушетки приподнялась настолько, чтобы Таскмастер мог не напрягаясь посмотреть в глаза каждому из присутствующих. - Трудно сказать, остались ли когнитивные функции на том же уровне. Деградация может быть незаметной и не отражаться в показаниях даже самых точных приборов, - вновь взял голос Ли, чудесным образом умудрившись произнести все это предложение в одно слово. - Это легко проверить, - Моника сделала шаг к Мастерсу, красноречиво окидывая взглядом окружавшие их голографические панели, белоснежный кафель и стоявших у выхода по обе стороны солдат в характерной желтой униформе. - Мистер Мастерс, вы осознаете, где находитесь? Таскмастер и Фэйт - отписывайтесь в любой последовательности

Fate: Первый пост «Как будто кому-то будет интересно, что конкретно я увидела на Астериде» - меланхолично подумала Фэйт, когда услышала, что сказала ей Моника. Но вслух ничего не ответила, правильно посчитав, что женщине явно это не будет интересно. А вот реплика относительно положения Роуан слегка задела ее, но совершенно не обидела. - Если бы только на побегушках, - тихо фыркнула Белл, также едва взглянув на свою спутницу и вновь уставившись в окно. Несмотря на то, что путешествие в таком транспорте на такой высоте доставляло Фэйт некоторый дискомфорт ввиду того, что для нее это было крайне непривычно, она во все глаза рассматривала высокотехнологичный город. Хоть какие-то новые впечатления и информация, после однообразия базы «Хищник», которую Фэйт уже можно сказать выучила наизусть. Свой приезд сюда Фэйт восприняла с очень большим удивлением. Ее выдернули с тренировки, что ее ничуть не расстроило, но крайне насторожило. Значит, дело шло к тому, чего Фэйт действительно боялась: еще один шаг на пути к тому, к чему ее здесь готовят. Зараза. Она не думала, что это будет настолько скоро. Конечно, прошел год, но Роуан думала, что эти тренировки продлятся несколько дольше… А ведь, за прошедшие двенадцать месяцев, Фэйт научилась талантливо изображать очень послушную ученицу, которая превращается в то, что им надо. Белл научилась прятаться за этим образом, на самом деле ей очень хотелось верить в то, что она не такая, как агенты Гидры, как Земо, она другая и никогда не изменится, потому что им этого хочется, и вырвется из плена. Наверное, вера в это и укрепляла волевой дух Роуан столь долго. При знакомстве Моника и Роуан симпатией друг к другу явно не прониклись. Доктор явно воспринимала Белл как временное неудобство, а Фэйт думала, что Верховный Ученый принадлежит к тому классу, что и ее бич, Барон Земо, так что лучше держаться от нее подальше. Посему, демонстративное игнорирование Раппаччини нисколько девушке не задевало, напротив, она была рада, что ей хотя бы она не наседает на мозги. Машина наконец приехала к зданию больницы, и Фэйт явно почувствовала себя легче, когда оказалась на твердой земле. Следуя за Раппаччини на расстоянии где-то в метр, справа от нее, девушка внимательно оглядывала больницу, заглядывая в помещения, если где-то были открыты двери. Вполне обычное лечебное заведение, только более современное, даже странно. Так вот как, оказывается, у нас лечат агентов сверхзлодейских служб. Очень бережно и используя все современные достижения медицины. Земо и Раппаччини явно не желали разбрасываться своими кадрами, настоящими и будущими. Таскмастер - явное тому подтверждение. Перед тем как отправить Фэйт сюда, ей сообщили, что Энтони Мастерс – это ее будущий учитель и по приказу Барона она отправляется знакомиться с ним сюда лично. Если честно, на первый взгляд, «учитель» ее несильно впечатлял. Наверное, потому, что выглядеть презентабельно и внушительно после удара током по нервной системе очень сложно, да и по словам ученой и местного доктора, в чьих разговорах в которые Фэйт не вслушивалась, прозвучало слово «деградация». Но, Роуан припоминала файл, который ей дали прочитать, прежде чем отправить сюда, где говорилось о Таскмастере как об одном из лучших наемников и тренеров даже по всему по миру. Так что расслабляться явно не стоило. Фэйт остановилась по левую сторону кушетки, сложив руки на груди и чуть наклонив вперед и вбок голову, смотря на Таскмастера с явным интересом и ожидая, что же он все-таки скажет. Ошарашивать Мастерса новостью, что он новый агент ГИДРы и так далее, Моника явно не собиралась, поэтому и Фэйт решила ее не перебивать и вообще помолчать, по крайней мере до того момента, как ее не спросят. «А ведь мое пробуждение в ГИДРе выглядело почти так»

Taskmaster: ---> Лос Анджелес внешний вид Было изначально непонятно, с чего Таскмастер решил, что его не наградят разрядом в хренадцать тысяч вольт за то, что он учудил в Лос Анджелесе. Видимо наемник, наперекор собственному стилю и мировоззрению, понадеялся на счастливый случай и просчитался колоссально. Лучше бы он придерживался первого плана, который он хотел провернуть, а именно нейтрализовать тех, кто был на крыше в один момент без лишнего шума и пыли, при этом избавиться от тела лидера оперативной группы. Последующими действиями принять облик лидера спецназа, атаковать двух оставшихся ребят, которые были на этаж ниже, нейтрализовать одного и серьезно ранить второго, после чего скрыться из его поля зрения. В дальнейшем правда пришлось бы снова принять свой истинный облик, прострелить себе же плечо для пущей драматичности, а потом - связаться со своей группой, заявив, что лидер спецназа оказался засланным казачком и застал их в расплох, перебив почти всех. Тут бы все смотрелось более чем цивильно и на месте, в стиле прямо фильмов про Борна или чего-то схожего, но, видимо, Мастерсу в тот момент наниты ударили в голову и ему захотелось поиграть в гребаного T-1000, а не профессионала своего дела. Одно из последних событий, о котором помнил Энтони - это помещение, где осуществлялся контроль за охранными системами тюрьмы, как он почти добрался до необходимого ему места для небольшой диверсии, но последующее покалывание, превращающееся в целую палитру, насыщенную одним лишь электричеством, перебили планы Мастерса на корню и через полминуты или даже меньше он уже целовал пол. К малой доле сознания Таск вернулся уже будучи на операционном столе, когда рядом с ним какие-то ребята вели задушевные беседы, которые не слишком-то понравились одному из лучших ассасинов мира. Реплики парня по имени Джо так вообще обеспечили этому субъекту билет на тот свет в ближайшем времени, если Мастерс выберется из всего этого дерьма, в которое он угодил. Попытавшись открыть глаза, Таск не успел адаптировать зрение к яркому свету, поэтому все перед ним было слишком сильно размыто, чтобы разглядеть лица этих двух юмористов. Сжав кулаки и сделав попытку двинуть руками, а затем - ногами, так же не принесло качественных результатов, когда Тони понял, что связан достаточно крепко и более чем надежно, по крайней мере ему понадобится некоторое количество времени, что освободиться. Не успев соорентироваться и как следует осмотреться, Таску уже сделали укол, который отправил нашего лихого наемника в мир снов и дальнейших приключений на поле единорогов. Женский голос, взывавший к Мастерсу, уже спустя неопределенное количество времени привел его в чувства. Чуть приоткрыв глаза и адаптировавшись к яркому освещению, первое, что увидел Тони, как не странно, - потолок. Несколько раз с силой закрыв глаза, а затем открыв их максимально возможно, Тони встряхнул головой, резко при этом выдохнув. Когда верхняя часть кушетки чуть приподнялась, предоставляя несколько больше комфорта, чем до этого, Тони, поначалу не произнося ни единого слова, внимательно посмотрел на всех присутствующих здесь, затем, отведя взгляд в сторону, рассматривая местное, не слишком богатое на предметы окружение, произнес, не переведя взгляда на ту цыпочку, которая задала ему вопрос: -Сейчас было бы неплохо оказаться в борделе, а этому месту неплохо было бы быть простым атрибутом ролевых игр, а Вы, дамочки, в идеале, могли бы быть теми самыми Кристин и Жаннет, с которыми мы развлекались не так давно, - Мастерс перевел взгляд на доктора Ли, внимательно осматривая его с ног до головы весьма и весьма пренебрежительным взглядом, приподняв при этому левую бровь: -Но, судя по всему, я оказался в неком засекреченном месте, в компании парочки зевак, - Таск перевел взгляд на Фейт, осмотрев её с ног до головы, -Малолетки и... - Мастерс заострил свой взгляд на самой мисс Раппаччини, -И Моники Раппаччини, ведущего специалиста в области биохимии и изучения биотоксинов, - в этот момент состроив выражение лица в стиле "not bad", как бы подмечая, что сейчас Таск попал в весьма себе занимательную компашку, Мастерс, двинув шеей вправо и влево, за чем последовал характерный неприятных хруст, продолжил, вновь переведя взгляд на Монику: -Безмерно благодарен, что Вы вытащили меня из этого проклятого Лос-Анджелеса, неприятные воспоминания у меня теперь останутся от этого места, потом придется зайти в гости к коллегам по команде на пару ласковых. Так чем обязан, мисс Раппаччини? - не особо напрягаясь и откинувшись на спинку кушетки, произнес Таск, лишний раз пробежавшись взглядом по всем присутствующим в этом помещении индивидам, уже успев на глаз определить степень защищенности только этой комнаты, наличие камер наблюдения и прочего.

Monica Rappaccini: - Какой любопытный набор слов, мистер Мастерс, разве токсины могут иметь небиологическую природу? - Моника улыбнулась краткому спичу Таскмастера, которым он сопроводил свое пробуждение, точно прокомментировав обстановку и людей, которые его окружали, и при этом не сделав своим врагом никого из тех, кто мог превратить его жизнь в ад. Достоин ли он места в Верховном Консилиуме, еще предстояло увидеть, но этот человек определенно стоил своей репутации. - Тем не менее, вы совершенно верно оцениваете обстановку. А он вовсе не так туп, как ты утверждала, - последнюю фразу Моника адресовала уже Фэйт, повернувшись в ее сторону и подчеркнув ее пренебрежительно-укоризненным тоном. Судьба будущей ученицы Таскмастера после такой откровенной подставы Верховного Ученого нисколько не интересовала. Если она была так же сильна, как того от нее ожидала ГИДРА, она справится, что бы там ни пытался с ней сделать за такое оскорбление Таскмастер старой закалки, если же маленькая девочка внутри нее возьмет верх... Скажем так: ГИДРА просто избавит себя от дальнейших капиталоложений в бесперспективную отрасль. Тем более, что необратимые изменения, которые повлечет за собой возвращение памяти к Мастерсу, заставляли естествоиспытателя внутри Моники сгорать от нетерпения. Всю свою жизнь наемник провел в полном неведении относительно собственного прошлого, руководствуясь скорее сиюминутной выгодой, нежели расчетом и какими-либо моральными устоями. Кем бы он ни был в прошлом - серийным убийцей, жонглером в разъездном цирке или бесчестным охотником за головами, существовал лишь один способ это выяснить. - Развяжите его. Повинуясь приказу доктора Раппаччини, Ли повернулся к голографической панели во всю стену и в несколько касаний заставил сковывающие Таскмастера полимерные ремни с хлестким звуком втянуться в отверстия на кушетке, в то время как Моника вновь взяла слово, преподнося последующую тираду ровным голосом энтомолога, описывающего поведение каких-нибудь жуков. - A.I.M. позаботилась о том, чтобы избавить вас от досадных проблем с памятью, которые досаждали вам всю вашу жизнь, однако ближайшие две недели вам предстоит провести на Астериде для профилактики возможных проблем. Каждый день вы будете проходить ингаляционные процедуры, которые ускорят процесс возвращения воспоминаний. Вдыхаемые вами наночастицы действуют по высокоскоростному алгоритму поиска, находя и активизируя нейроны с минимальным коэффициентом метавыборки. Иными словами, вы получите назад свою память. Со временем. Свой костюм и снаряжение вы получите на выходе из больницы после того, как мы обсудим в подробностях наше будущее сотрудничество. A.I.M. приложила немало усилий, чтобы вытащить вас из того пекла, в котором вы оказались по собственной неосмотрительности, и мы рассчитываем на долговременный союз, - произнесла Моника, заложив руки за спину, после чего обернулась к доктору Ли. - Обеспечьте его чистой одеждой и накормите. Мы будем ждать вас на балконе, мистер Мастерс. Последний этаж. По своей высоте главная больница Астериды уступала лишь библиотеке и башне Верховного Ученого, однако основная ее роль, в лучших традициях A.I.M., сводилась к научной работе. Большого смысла в содержании и обслуживании таких ресурсов в обществе, где невозможно заболеть, не было, однако преступность вносила свою скромную лепту в занятость медработников, да и ГИДРА любила присылать сюда своих людей на лечение, видимо, считая Астериду чем-то вроде бесплатного санатория. Подобное отношение к плодам ее трудов заставляло Монику скрипеть зубами, но в одном она не могла не согласиться с Горгоном: вид блистательной Астериды, лишенной всего зла современного капиталистического мира, поднимал моральный дух агентов, лишний раз убеждая их, что они на правильной стороне. Да и как можно было не затаить дыхание, глядя с просторного балкона на разворачивающуюся перед ними панораму будущего, которое скоро станет настоящим для всего человечества? Взявшись руками за перила, отделявшие их от состояния свободного полета, Моника смотрела на творение своих рук с улыбкой на лице. Полученный по дороге наверх сигнал ясно говорил, что ее играм в Барона Земо пришел конец. Что бы ни произошло с созданным ею роботом, это создавало для руководства ГИДРы сложности, которым необхдимо было предоставить решение и, в первую очередь, найти для Фэйт правдоподобное объяснение отсутствию ее главного ночного кошмара на протяжении всех этих месяцев. Однако сделать это без согласования с Горгоном было нельзя, а последний, где бы он ни был, находился вне досягаемости всех устройств связи. С чем, по-видимому, оставалось лишь смириться и решать проблемы по мере их поступления. - Моя дочь не проявила интереса к науке, что само по себе было сильным разочарованием, но гораздо хуже то, что даже свои не слишком выдающиеся таланты она тратит на обслуживание интересов корпоративных ублюдков и их жалких рабов в правительствах. Подумать только, что большинство ныне живущих людей абсолютно серьезно полагают, будто эпоха колониализма закончилась, однако Ост-Индская компания унесла за собой в могилу лишь название, суть же осталась прежней. Страны Африки задыхаются от вони низкоэкологичных производств, каждодневно уничтожающих целые виды; гражданские войны развязываются только ради того, чтобы компания, чья реклама каждый день освещает Таймс-Сквер, получила доступ к месторождению тантала, а жители этих забытых в потребительской праздности уголков Земли, лишенные иных средств к пропитанию, вынуждены работать в примитивных потогонках только потому, что алчность тех, кто ответственнен за это безумие, не позволяет им дать этим людям больше самого жалкого минимума на грани физического существования. Астерида была создана как ответ на тупик, в который зашел сегодняшний мир. Мы даем им покой и возможность трудиться, каждый день наблюдая результаты своих усилий. Здесь нет ни загрязняющих производств, ни ведущих к краху амбиций, но это всего лишь один город. Когда же настанет время, и весь мир будет построен по образцу моего мира... На что я готова буду пойти ради этого? Может ли хоть какая-то цена быть слишком высокой? Я лишь надеюсь... верю в то, что когда-нибудь она поймет тупиковость пути, которому служит. Это будет началом конца для нынешнего статус-кво и началом начал для эпохи подлинной свободы, - на лице Моники впервые за все время их знакомства с подопечной "Земо" появилось выражение, отличное от брезгливости или равнодушной маски. Она слегка прикрыла глаза, ее губы тронула мечтательная улыбка, а после она повернулась к Фэйт, окинув ее несколько удивленным взглядом, как будто видела ее в первый раз. Она открыла рот, чтобы сказать что-то важное, но в это время створки лифта позади, ведущего на балкон, растворились с легким шипением, открывая вошедшему Таскмастеру вид на место, в котором он оказался и в котором ему предстояло провести еще некоторое время. - Мистер Мастерс, - женщина кивнула ему, и с этого момента ее внимание было полностью переведено на гостя. Не осталось и следа от той Моники Раппаччини, идеализм которой когда-то привел ее на путь террора, теперь ее голос звучал деловито и даже холодно, выдавая лишь личность Верховного Ученого, каким ее знали все агенты A.I.M. Она молча протянула наемнику извлеченное из кармана у пояса устройство с прикрепленным к нему стилусом. - Это дата-планшет, который выдается всем гостям Астериды на въезде в город. С него вы можете получить доступ к информации о городе - не всей, конечно, но незасекреченные данные полностью открыты для вашего внимания. Также вы получите доступ к библиотечным архивам, выход в Интернет и глобальную сеть A.I.M. предоставлен в равной степени и из любой точки мира. Доступ предоставляется по отпечатку пальца и доступен лишь вам, постарайтесь, чтобы наши враги не получили это устройство в свои руки, ответственность за это будет возложена на вас. Обратите внимание на файл "Договор" в корневом разделе, это - гарантия наших взаимных прав и обязательств. Судиться в случае их нарушения, разумеется, никто не будет, - Моника умолчала о том факте, что в случае предательства Таскмастер может с тем же успехом написать завещание, это было очевидно из ее речи и без прямых угроз. О том, что наноцепь по-прежнему циркулировала в его уже новом мозге, да и о самом наличии микросхемы вместо этого жизненно важного органа она также не упомянула, предпочитая держать подобные сведения в рукаве в качестве козыря на случай предательства. - Распишитесь в конце и отошлите договор мне, я уже внесена в вашу адресную книгу. В качестве краткого вступления: с недавних пор A.I.M. и Рука вновь вернулись в состав ГИДРы, дабы объединить свои усилия в борьбе с коррумпированным мировым порядком. Вам в составе этого альянса предстоит взять на себя тренировку агентов ГИДРы и превратить их из третьесортных мешков для отработки ударов Капитана Америки в грозных противников на поле боя. Также на вас лежит ответственность по формированию и возглавлению элитного отряда наемников, которые станут боевой элитой ГИДРы. Свержение правительств, убийство королей, президентов и военных диктаторов, уничтожение корпораций - все это и многое другое под приправой высокой компенсации расходов и бонусов за секретность и успешное выполнение миссий. Можете прописать нужную вам сумму в договоре сами. Плюс медицинская страховка, доступ к высоким технологиям, бесплатное обучение на Астериде, оплата расходов на тот случай, если вы когда-нибудь обзаведетесь детьми. Взамен мы требуем безупречной лояльности и готовности идти поперек своих убеждений, если они у вас есть, в чем я, впрочем, сомневаюсь. Разумеется, вы можете брать подработку и со стороны, но сначала убедитесь, что ваше задание не противоречит интересам организации. Заранее избавьте себя от иллюзий, мистер Мастерс: наш контракт пожизненный, и уйти из ГИДРы вы сможете только ногами вперед. Если у вас с этим нет проблем, просмотрите список нужных нам людей в файле "Expendables". Кое-кто из них у нас уже есть, но остальных вам придется вербовать самостоятельно. В качестве дополнительной услуги вы должны будете взять на себя тренировку этой молодой особы, - Моника сделала пренебрежительный жест в сторону Фэйт. - И превратить ее из мисс Недотроги в машину смерти, способную убивать не задумываясь. Подробные требования к результату обучения вы найдете в файле "Пересмешница" в корне. Есть и еще одна деталь нашего будущего сотрудничества, но я предпочла бы обсудить ее с вами наедине, - Раппаччини повернулась к Роуан, смерив ее взглядом, в котором теперь уже снова сквозило равнодушие. Отпускать девушку одну она не боялась: промывание мозгов всем без исключения гражданам Астериды делало ее последним местом, где тебя могут зарезать в переулке, что же касается возможного побега, какие у девочки могут быть шансы выскользнуть из города, напичканного камерами наблюдения, агентами Службы Контроля и военной техникой, достаточной для завоевания небольшого островного государства? - Фэйт, я надеюсь, у тебя не возникнет проблем с тем, чтобы найти Башню самостоятельно, это самое высокое здание в городе. Возьми такси, или воспользуйся телепортационной точкой у больницы и жди меня у входа. Ах да, и не пытайся войти внутрь. Поверь, это не лучшая идея, которая может придти в твою прелестную маленькую головку. Дождавшись ухода Фэйт и проводив ее взглядом, Моника встретилась взглядом с Таскмастером, позволив своим глазам принять выражение некоего иллюзорного желания говорить с ним как с равным. - Несмотря на то, что оригинальный Правящий Консилиум, управляющий ГИДРой, состоял из шести человек, на текущий момент Горгон и я остаемся единственными его членами. Два гения во главе величайшей террористической организации - это неплохой актив, но каждое наше решение подвергается опасности быть раскрытым и просчитанным наперед по той же причине, по которой систему уравнений с двумя неизвестными решить легче, чем с шестью. По традиции все решения в ГИДРе принимаются Советом единогласно, что означает острую необходимость консенсуса. Люди различных поведенческих моделей и убеждений сливают свои идеи, мнения и возможности воедино, и результат их усилий воплощает себя в непредсказуемой гамме планов, просчитать которые тем сложнее, чем больше разносторонних концептов было вложено в решение. Мы намерены возродить этот добрый обычай, начиная с вас. Вы станете новым членом Правящего Консилиума и поможете нам в уничтожении наших врагов и, в конечном счете, в установлении нового мирового порядка. Это большая честь, которая предоставлялась немногим из смертных, поэтому я бы не стала на вашем месте раздумывать слишком долго, - после краткой паузы взгляд Раппаччини, как и ее голос, сделался заметно жестче. - И еще, мистер Мастерс, я хочу, чтобы мы поняли друг друга предельно ясно: я не потерплю убийства своих людей, независимо от причин, которые могут вас толкнуть на это. Надеюсь, мы поняли друг друга. Теперь, если у вас есть вопросы, я готова ответить на них прямо сейчас.

Fate: Когда Фэйт, точнее, тогда еще просто Роуан, очнулась на жесткой больничной койке на базе Гидры, она испытала самый настоящий ужас. Нет, правда, а что еще можно чувствовать, когда ты просыпаешься непонятно где, на тебя смотрит очень страшный человек в пурпурной маске и красочно рассказывает о совершенно безрадостном будущем, которое тебе уготовлено. Белл тогда думала и верила, что это просто очередной ну очень бредовый сон, связанный с тем, что она чрезмерно много сидит в Интернете и читает всякую чушь и тщетно пыталась проснуться. Целый месяц пыталась, потом постепенно смогла смириться. Хотя, чего уж греха таить, и сейчас, иногда, лежа в кровати переде тем, как заснуть, Роуан думала, что завтра проснется снова дома, в своей оклеенной светлыми обоями комнате с большой мягкой постелью, а не на узкой жесткой кровати в камере с металлическими стенами. Что снова будет с трудом вставать утром из-за того, что зачиталась книжкой за полночь, а не подниматься с болью в мышцах из-за физически непомерной тренировки вчера. Что снова будет испытывать не только боль и страх, но и все остальные человеческие чувства. Эх, мечты-мечты… А этому наемнику хоть бы хны. Проснулся, как в ни чем ни бывало, умудряется острить и вполне комфортно себя чувствовать. Такое впечатление, что он часто просыпается в такой, так сказать, обстановке. Хотя, учитывая специфику его профессии, все может быть, или же просто наемник, чья жизнь была богата на самые разнообразные события, просто научился ничему не удивляться. Краткая характеристика девушки Таскмастером ее не порадовала, и мужчина ей пока вообще не нравится. Да и не будет у них теплых или даже мало-мальски нормальных отношений, у Фэйт здесь ни с кем таких не было и не предвидится. Этот факт немедленно подтвердила находящаяся рядом Моника Раппаччини, сделавшая заявление, порочащее честь и достоинство девушки. Белл открыла рот, чтобы оправдаться перед Мастерсом, но тут же прикусила язычок, понимая, что это бесполезно. Ему будет уже наплевать, что из сказанного правда, да и говорить поперек Верховному Ученому было по меньшей мере небезопасно. Так что Роуан оставалось лишь захлопнуть варежку и помалкивать, пока Таск не спросил ее имя: - Фэйт, - кратко ответила Роуан, размышляя, что, раз Тони Мастерс является ее будущим учителем, которого она якобы успела оскорбить, будет ли его пытки.., простите, тренировки, являться более изощренными и физически тяжелыми, чем у тренеров бойцов на «Хищнике». Белл тихо надеялась, что нет. «Амнезия? Интересно, какого это, не помнить своего прошлого?» - промелькнуло в голове у Фэйт – «Меньше воспоминаний, меньше… эмоций?» Девушка подумала о том, что было бы, если бы она не помнила своей предыдущей жизни, а первым воспоминанием будет нахождение в Гидре. Было бы несоизмеримо легче, не было бы сожаления о той жизни, все воспринималось бы как должное. Брр, даже представить такое сложно и как-то страшновато. Наконец, доктор Раппаччини закончила спич с Таскмастером, за это время Фэйт уже устала стоять в одной и той же позе, и обе дамы вышли из больничной палаты, оставив Таскмастера плодотворно восстанавливать силы. Когда Верховный Ученый уже вышла, Фэйт на секунду задержалась в дверях: - Приятного аппетита, - это прозвучало примерно с той интонацией, когда произносят «Чтоб ты сдох». Роуан не сдержалась, и понимала, что обязательно за дерзость ответит, но искушение было слишком велико. Не дождавшись какой-либо реакции, Белл вышла и быстрым шагом направилась к Монике Раппаччини. - Ого, - не удержалась от тихого возгласа восхищения Фэйт, оказавшись на балконе больницы. Все-таки разглядывать Астериду, находясь на неподвижном объекте, было гораздо приятнее. Оставшись позади мисс Раппаччини, девушка подошла к правому краю балкона и, взявшись руками за перила, чуть через них перегнулась, устремив свой взгляд вниз. Чуть не свалилась, когда услышала слова Моники Раппаччини. Ну нельзя же так пугать, Фэйт вообще не рассчитывала, что Верховный Ученый будет в принципе с ней разговаривать. Белл повернула голову в сторону женщины, решив, что будет не лишним ее послушать, хотя вряд ли Роуан будет что сказать. «У нее есть дочь?» - про себя поразилась Фэйт, - «Хотя бы она мамаше и всем прочим здесь не уподобилась.» Эти фанатики, вроде Земо или Моники, всерьез полагавшие, что делают мир лучше, пугали Роуан. Нет, они правда в это верили и даже возможно старались, что-то изменить, но способы… Они явно следовали принципу «Цель оправдывает средства». Святая наивность Роуан не понимала, почему нельзя сделать по-другому. Неужели, всех этих ресурсах нельзя было улучшить мир по-другому? Видимо, либо действительно было невозможно, либо им просто не хотелось уже сходить с выбранного пути. Фэйт пока было крайне сложно рассуждать об этом, так как полагалась лишь на то, что видела сама, то есть на жалкие крупицы информации, посему, делала выводы лишь с их помощью и своего мировоззрения, делящего мир на черное и белое. Вторым открытием для Фэйт стало то, что лицо Моники способно принимать другие эмоции. Девушка окинула Монику другим взглядом, не удивленным, а каким-то сочувствующим, добрым, даже понимающим, ибо Фэйт осознавала, какого это: очень сильно желать, чтобы родной человек был рядом. Именно этого хотела Белл всю свою прошлую жизнь: быть ближе к родителям, брату и сестре, чего у нее за шестнадцать лет не вышло. При звуке открывающейся двери лифта, Моника снова стала Верховным Ученым A.I.M, а Роуан осталось лишь вновь отвернуться к городу. «Будут ли у меня когда-нибудь дети?» - возведя глаза к небу, подумала Роуан Белл, обыкновенная девушка, волею рока оказавшаяся не там, где она должна быть. Хотя кто знает, что ей на самом деле уготовила судьба? Свои размышления об эфемерных материях пришлось прервать, ибо начался новый спич Таскмастера и Моники, и пропускать его было нельзя. Мало ли, что может интересного вдруг всплыть? Например то, что, оказывается, в базах данных, ее «проект» проходит под названием птицы. Или, если брать во внимание тот мир сверхлюдей, то прозвище известной супергероини. Если так, то Фэйт безумно интересовало, что в этом файле содержится, потому что о делах, касающихся непосредственно Роуан, ее уведомляют в последнюю очередь. Белл даже пожалела, что вряд ли сможет попросить Тони Мастерса почитать этот файл. О Монике Раппаччини и говорить было нечего. В компании Верховного Ученого и своего будущего учителя, Фэйт начинала чувствовать себя некомфортно, так что обрадовалась краткой возможности избавить себя от их радушного общества. Кивнув и даже чуть наклонившись в знак почтения, девушка развернулась и пошла к лифту, не оглядываясь. Спустившись вниз и не наткнувшись на сопротивление работников, девушка вышла на улицу и отыскала желтое высокотехнологичное такси, решив, что этот транспорт значительно скоротает ей время. Попытка побега скоротала бы его еще сильнее, но у Фэйт было подозрение, что когда ее поймают (а в этом она не сомневалась, так как видела, как здесь все прослеживается), ее перепоручат именно Таскмастеру, а, судя по этому наемнику, он очень надолго отобьет у нее желание неповиноваться. Вскоре такси остановилось у Башни, выйдя из машины и поблагодарив водителя, девушка направилась ко входу. За несколько метров остановилась, ее жгло любопытство, что же с ней будет, если она все-таки попытается войти. Решив, что Моника не стала бы зря предупреждать, Фэйт не стала пытаться входить, а начала мерить шагами свободное пространство около башни, сложив руки на груди и чуть наклонив торс вперед, Роуан снова углубилась в свои мысли.

Taskmaster: Можно было бы представить, что ситуация, в которую себя поставил Таскмастер ещё в Лос-Анджелесе, приведет к результату такого размаха и просторов? Разумеется нет. Сам Мастерс, скорее, думал, когда его ударил первый заряд тока, свидетельствующий о том, что наноцепь в его организме была приведена в действие, что он в скором времени снова окажется в тюрьме, каком-нибудь Рафте, а может где ещё похуже, а может быть Озборн его отмазал бы, неизвестно. Но ситуация обернулась куда более интересно, если так можно выразиться, когда тебя фактически забирают в высокооплачиваемое рабство без возможности забрать трудовую книжку и смотаться работать клерком. Разумеется, плюсы на лицо. Страховка, доступ к высокотехнологичным игрушкам, заработная плата более чем щедрая, но все это только верхушка айсберга, а о подводной части Таскмастеру предстоит ещё узнать, позднее. Тони внимательно слушал всё, что ему говорила Моника, и, признаться, честно, лучше бы она сразу начала свою речь с фразы "иными словами", потому что все сказанное ранее имело для Тони крайне мало смысла. Нет, в общих чертах ему была понятна суть, все таки парень далеко не дурак, каким может показаться, а лишь любит покрасоваться лишний раз, но уходить в подробности научных изысканий перед ним не стоит, бесполезная трата времени и словарного запаса. Когда же ему сообщили, что АИМ столь любезно оказал ему услугу и фактически избавил от проблем с памятью, реакция мистера Мастерса была неоднозначна. Он носил маску практически 24 часа в сутки и 7 дней в неделю, дабы никто не смог заметить и малейшего проявления эмоций на его лице, не смог прочитать его, не смог узнать, что происходило в его голове, в то время, как там практически все время творится настоящий хаос. Воспоминания с каждым новым полученным навыком, с каждым выученным движением становились все более отрывисты, неразборчивы. Старые знакомые забывались, прежние отношения угасали. Со временем в голове Мастерса остались лишь то, чему он научился уже будучи Таскмастером: с десяток выученных языков, возможность свободно говорить на японском, испанском, немецком, французском и других языках и диалектах. Непревзойденные навыки рукопашного боя, звание одного из лучших рукопашных бойцов и наемников в целом. Нахождение в тройке лучших ассасинов современности. Но способно ли всё это заменить утерянную жизнь? Разумеется нет. И казалось эта маска, которую Таскмастер носит в честь Леди Теней, одного из идолов в Мексике, стала его единственным лицом. И сейчас, он выражал минимально возможное количество эмоций. Надеюсь Вы, мисс Раппачини, не ждете, что я паду на колени весь в слезах, выражая свою безмерную благодарность или нечто подобное в стиле титаника, потому что я не собираюсь этого делать. Я прекрасно понимаю, что Гидра не станет доверять моему честному слову о принятии столь великодушного предложения. Не удивлюсь, если в моей голове до сих торчат провода и возможность получить хренадцать тысяч вольт. Да Таск, ты вновь втянул себя в разборки не твоего калибра, вот, к чему приводит желание сотрудничать с биг ганс, - мельком бросив взгляд на скрывшиеся ремни и почувствовав относительную свободу и нескованность движений и действий, Тони обнаженными стопами вступил на холодный пол, ладонями поочередно растирая стертые кисти. -Это здорово, мисс Раппаччини, - не слишком красноречиво только и сказал Тони, ещё раз мельком бросив взгляд на Фейт, пока особо не торопясь уделить ей больше внимания, чем есть на данный момент, -Прибуду как только обзаведусь чем-то более теплым нежели нижнее белье, мисс Раппаччини, - добавил Тони с легкой ухмылкой на лице. Все таки любовь к своеобразной шутливости даже в самых серьезных ситуациях - у него не отнять и, пожалуй, если им предстоит в будущем встретиться на каком-нибудь очень серьезном мероприятии, собрании, то Тони обязательно возьмет с собой гитару и сыграет что-нибудь задушевное и лиричное, отдаваясь тем остаткам воспоминаний, которые ещё у него имеются, а к тому моменту, наверное, станут чуть полнее и красочнее. Моника и Роуан покинули помещение, а Мастерсу предоставили какую-никакую, но одежду в виде белой футболки, да спортивных штанов так же белого цвета, на манер тех, в которых ходят пациенты больниц, крайне символично в этой ситуации. Когда же его проводили на местную кухню аля столовку, оборудованную, надо признаться, по высшему разряду, Таскмастер, уже держа в руках поднос и внимательно рассматривая, чоб пожрать, скривился в не слишком довольной мордашке, обращаясь к местному шефповару, которым выступала механическая роботизированная культяпка, отвечающая за раздачу еды. -Что значит только каши с высоким содержанием белка и уравновешенным содержанием углеводов? Что значит только экологически чистые и полезные продукты, наполненные витаминами для лучшего усвоения организма?! Я похож на фаната Иммунэле или где? - Таскмастер уткнулся носом в оптический визор робота, который был выполнен в форме своеобразной руки, идущей от самого потолка и которая сейчас явно не понимала, чего хочет посетитель: -Я. Хо-чу. Хот-дог! - складывая губы в трубочку медленно и по слогам произносил Мастерс, пытаясь заставить машину понять, что такое булка и сосиска с соусом, мать её. Получив в ответ лишь прерывистый писк и синтезированный компьютерный голос с запросом "повторить пожелание", Таскмастер однозначно опустил взгляд в пол с мыслями, куда он вообще попал. Наложив себе этой местной дохрена полезной каши, Таск, прихватив столовые приборы, подошел к свободному столу и чуть ли не бросил поднос на него, приземлившись задницей на место. Взяв в руку ложку и запустив её в эту субстанцию белого цвета с редкими вкраплениями черного, может чернослив какой или ещё что, Тони медленно начал поднимать ложку и чуть наклонять её в свою сторону, наблюдая как "это" плавно стекает обратно в тарелку. -Никогда не видел, чтобы в сверхсекретной организации подавали такую дрянь, - неожиданно раздался голос где-то с правого боку Таскмастера и тот, повернув голову на звук, увидел, как рядом с ним садится какой-то парень, лет двадцати пяти на вид. Мельком окинув его взглядом, Тони увидел, что парень был одет в своеобразный обтягивающий костюм синего цвета, отдаленно напоминающий водолазный, на поясе у него была кобура, в которой находился пистолет. Охрана скорее всего, - пронеслось в мыслях Мастерса, когда тот, слегка улыбнувшись, отвернулся от паренька и с некоторым отвращением на лице попробовал на вкус первую ложку местного деликатеса. Медленно пожевав эту кашу, будто жуя резину, Тони только затем проглотил этот клад протеинов и белков, кинув ложку обратно в тарелку с кашей. – Да, мне начинает казаться, что по-настоящему неплохо кормят только в забегаловке на тайм-сквер, там отменная свиная вырезка, которая так и тает во рту, знаешь вот, это чувство, что мясо на столько сочное, что ты умрешь от блаженства быстрее, чем сможешь прожевать всего один кусок, вот это да, - пока Таск говорил, не переводя взгляда на парня-охранника, он поймал на себя ряд неоднозначных взглядов от проходящих мимо парней в халатах, других каких-то специалистов, вообщем местного населения, которое было явно чем-то озадачено. –Нерды, - произнес Мастерс, поворачиваясь к своему собеседнику, который и слова пока нового не произнес, однако парня и след простыл. Непонятно, как он смог незаметно просто встать и уйти. Осмотревшись по сторонам и не увидав рядом никого, Тони лишь пожал плечами. Кое-как доев, он отправился на встречу с мисс Раппаччини. Идя по широким коридорам, Тони внимательно осматривал местное окружение: запоминал повороты, комнаты, направления – всё, что могло бы ему в дальнейшем пригодиться, мало ли какие ситуации возникают в жизни, ни в чем нельзя быть уверенным. Когда Тони наконец добрался до лифта и поднялся на последний этаж, он вновь соизволил лицезреть Монику шикарнаязадница и Роуэн скромняшку. -Дамы, - кивнув прелестницам в знак приветствия, Таск затем взял протянутый Моникой планшет, начав внимательно слушать и изучать то, с чем и над чем ему предстоит работать в рамках сотрудничества с Гидрой. Решив особо не вдаваться в подробности договора, Таск прочитает этот злополучный файл, заблокированный от функции “удалить” и отошлет его Монике в ближайшее время, как только поспит. Сосредоточив своё внимание на информации об элитной группе, о которой заговорила Моника, Тони открыл тот самый файл с подробными данными, кто на данный момент был завербован и кого ещё предстоит найти и предложить, а иногда и убедить поработать в столь почетной организации. -Список впечатляет, мисс Раппаччини. Уверен, нам удастся найти общий язык со всеми потенциальными кандидатами, в конце концов, язык денег и выгоды знают все, могу сказать с абсолютной уверенностью. Вы не представляете, как надоело работать с любителями, а это великолепная возможность взаимодействовать с профессионалами, это не может не радовать, - Тони внимательно просматривал список потенциальных кандидатов. В нем был и психованный афроамериканец, и психопат американский патриот, и один из учеников самого Таскмастера, и много ещё кто – разгуляться можно было с лихвой и фейерверком. Когда же Моника упомянула о девочке, которая до селе безмолвно стояла на месте и только и делала, что неоднозначно кивала, и о том, что Таскмастеру придется заняться её, так сказать, боевым воспитанием, Тони, приподняв левую бровь и оторвав свой взгляд от планшета, ещё раз осмотрел девушку с ног до головы, затем вновь уткнувшись в местный айпад, произнес: -Бывало и хуже, - когда же Фейт покинула помещение, оставив этих двоих наедине, Тони крайне удивился, что ему предлагают войти в правящий совет Гидры, где, как обычно, восседают всякие гении и мастерпланнеры, которыми Мастерс не планировал и не хотел становиться ввиду их скучного образа жизни и вечного желания предусмотреть как можно больше возможных исходов и последствий своих действий. –Полагаю, выбора даже в этом у меня немного? Впрочем, это не так важно, я с больши-и-и-м удовольствием разбавлю ваше общество анонимных завоевателей мира, это даже забавно. Раз мы закончили, хотелось бы обсудить такой момент. Судя по названию файла, под которой проходит это маленькое дитё, - Мастерс большим пальцем показал куда-то позади себя, -Вы собираетесь использовать её во вполне конкретных целях. Мне нужны видеозаписи, футажи, записи с выпусков новостей – всё, где фигурировала оригинальная Пересмешница и мне не нужны файлы, где она нянчит детей, сами прекрасно понимаете, мисс Раппаччини, так же я искренне надеюсь, что ваши тренировочные площадки оборудованы достойными тренажерными залами. Импланты – ничто без подобающего тела. Передайте ей, что я буду готов начать её обучение завтра утром, пусть не опаздывает. До того времени, мне необходимо поспать. Эта штука покажет, где мои апартаменты? – указательным пальцем тыкнув по планшету, произнес Мастерс, переводя взгляд на Монику, а затем снова на технический агрегат. Уже затем Тони покинул зануду и отправился в свои покои, забрав по дороге всю свою экипировку. Добравшись до здания, в котором находились его покои, Таскмастер, ввалившись в свою импровизированную квартирку со всеми удобствами, не озаботил себя тем, чтобы осмотреться, а сразу плюхнулся на кровать, бросив рядом на пол всю экипировку и заснул. click here -Эй Мастерс, надерем сегодня зад Альфа? Они возомнили, что смогут справиться с этим заданием куда лучше нас, - группа из четырех человек, облаченные в экипировку spec ops, однако только держа черные маски в руках, бежали друг за другом по широкому слабоосвещенному коридору, при этом перекрикиваясь друг с другом и вставляя разного рода колкости. Сам Тони бежал впереди этой небольшой элитной группы оперативников ЩИТа, которой предстояло отправиться на задание. –Ты ещё спрашиваешь? – на мгновение обернувшись назад и обратившимся к своему другу, произнес Мастерс, затем вновь отвернувшись от него и продолжив говорить с небольшим, но очень заметным задором в голосе: -Только если мы пропустим вертушку, Хилл оторвет нам задницы и сожрет на завтрак, шевелите жопами, девочки! – завернув за угол, группа увидела в конце тоннеля вертолет, стоящий в ангаре и ожидающий оперативников группу Бета в то время, как группа Альфа, о которой шел разговор, уже была готова вылететь. Добежав первым до открытой дверцы вертолета, Мастерс, махая рукой, начал быстро говорить: -Пошли-пошли-пошли! – и когда три оперативникам запрыгнули вовнутрь, только тогда сам Тони последовал за ними. Усевшись напротив своих ребят, Тони связался с пилотом вертолета и приказал машине трогаться и взлетать, они должны успеть ещё к ужину. Щелчки тумблеров, которые были необходимы для подготовки пилота, быстро сменились шумом набирающих скорость лопастей и через две минуты они тронулись с места, поднявшись в воздух и вылетев в открывшийся сверху проход. Когда же они оказались в свободном воздушном пространстве, рация Таска зашипела, а сам он увидел неподалеку вертолет с группой Альфа, командир которой махал им и одновременно что-то говорил по переговорному устройству: -Эй, сосунки, готовы сегодня купить нам выпивки, а, болельщицы? – было слышно, как вся команда во втором вертолете буквально разрывается от смеха, на что Тони незамедлительно ответил, не убирая улыбки со своего лица: -Закройся, Джонсон, это Вы налажали тогда в Каире, а не мы, кто же виноват, что у вас хреновый снайпер, - смех на другом конце рации незамедлительно прервался и сменился рядом оскорбительных выражений и матом в сторону Тони, а когда тот, дернув головой, увидел, как один из группы Альфа чуть приоткрывает дверцу вертолета и, снимая портки, демонстрирует им его зад, вот тогда Тони, прикусив нижнюю губу, вырубил рацию и только и сделал, что показал фак в ответ, лишь через полминуты он услышал: -Ладно парни, увидимся на месте, с нас пицца, - откинувшись назад, Тони завел руки за голову и прикрыл глаза, ожидая, пока вертушка доставит их на место и одновременно слушая всякий бред, который несли его ребята. Таскмастер резко открыл глаза посреди ночи, очнувшись фактически в холодном поту. Он сел на кровать, уперевшись локтями в колени и ладонями накрыв свою голову, при этом тяжело дыша. В таком положении он просидел до самого утра.

Monica Rappaccini: - Вы получите все данные по Пересмешнице, которые могут вам понадобиться в предстоящем обучении. Возможно, пока наши аналитики собирают данные, вы выразите желание познакомиться с городом, благо ваше пребывание в нем продлится недолго. Устройство, которое вы держите в руках, ответит на все ваши вопросы. Когда я буду уверена, что вашему здоровью и, следовательно, функциональности, ничто не угрожает, вас переведут в тренировочный лагерь "Хищник", который затем полностью поступит в ваше распоряжение. Тренировка наших агентов является приоритетом, мистер Мастерс, - холод в глазах Моники на мгновение стал более отчетливым. - Мне надоело видеть, как о моих людей вытирают ноги. Дождавшись, когда Таскмастер покинет балкон, Моника кинула прощальный взгляд на панораму величественного города и прикоснулась к поясу, после чего растворилась в воздухе, оставив после себя лишь флуоресцентную голубую дымку, которая через секунду растаяла вслед за ней. Застав Фэйт именно там, где Моника рассчитывала ее увидеть, Верховный Ученый кивнула головой и, не дожидаясь какой-либо реакции от девушки, направилась к двери лифта. Она знала, что Роуан молчаливо, хотя и не без настороженности последует за ней, ведь если бы в ее голову хоть на секунду пришла мысль отказаться повиноваться Монике, Синтоиды A.I.M. без лишних колебаний затащили бы ее туда силой, а путешествовать под мышкой у пятиметрового робота было слишком сомнительным удовольствием, чтобы столь невовремя вспоминать про гордость и чувство собственного достоинства. Створки лифта распахнулись при приближении доктора Раппаччини: встроенные микросканеры ДНК моментально считали ее генокод из мертвых клеток, сходивших с кожного покрова, а видеоанализаторы и считыватели энергосигнатуры завершили процесс опознания, позволив полноправной владелице Башни пройти внутрь. Никаких признаков стандартных кнопок внутри не было, однако едва дверцы лифта закрылись, Моника прикоснулась к запястью левой руки и провела ею в воздухе. Голографическая проекция последовала за ее рукой, раскрываясь перед их глазами подобно странице перелистываемой книги, отбрасывая легкие фотонные искры и образуя панель управления, которая тут же высыпала на импровизированный дисплей данные о температуре, давлении, энергетическом статусе и прочих параметрах кабины. Движением пальцев Моника активировала голографические клавиши, приведя кабину в движение. Улучшенная сервомоторика делала свое дело, и ход кабины был настолько мягким, что если бы титановые стенки не разошлись в стороны, в очередной раз открывая вид сверху на прекрасную, казавшуюся почти нереальной Астериду, могло бы показаться, что они вовсе не сдвинулись с места. - Ты - дитя Инициативы, привыкшее смотреть снизу вверх на самозванных спасителей человечества, именующих себя героями. Твоя модель мышления сформирована тысячами акторов и миллионами минисценариев, которые ты успела пережить за свою короткую жизнь. Бороться с влиянием столь колоссального количества социальных факторов было бы математически абсурдно, поэтому, в отличие от Горгона, я не рассчитываю переубедить тебя. И если ты воображаешь, что твое притворное смирение со своей судьбой обмануло меня, тебя ждет разочарование, - спокойно проговорила Моника, не отрывая взгляда от своего города. - Я знаю, что твое дрыганье ногами и прочие бесполезные телодвижения в сторону выхода дадут о себе знать, как только я отвернусь в сторону, но они закончатся успехом лишь тогда, когда мне это будет выгодно. И это - единственное, с чем тебе по-настоящему придется смириться. Створки вновь распахнулись, выпуская их в коридор, который встретил их настоящей футуристической палитрой. Стены были испещрены разноцветными голографическими дисплеями, изображения на которых постоянно менялись, отображая данные видеонаблюдения за островом, футажи, судя по всему, многолетней давности, на которых перед глазами зрителя проходила вся история A.I.M. - от скромной роли научного отдела ГИДРы до самостоятельной и внушительной силы, угрожающей нынешнему мировому порядку. Бросалось в глаза то, что многие из экранов содержали в себе изображения досок для игры в шахматы, шашки, го и другие, малознакомые Фэйт игры, только фигуры двигались с неестественной скоростью, делая невозможным для ненаметанного глаза ухватить суть того, что же происходит в игре. Партии сменяли друг друга буквально в считанные секунды, задействуя различные дебюты и реализуя их бесконечным множеством способов. Система самообучения искусственного интеллекта, который держал под контролем систему безопасности Башни, была задействована круглые сутки, и каждую секунду компьютерное сознание расширяло свою нейронную сеть, обогащаясь все новым количеством связей, делавших его превосходящим любой человеческий разум. Игровые стратегии всегда были наиболее быстрым способом расширения когнитивного потенциала, так что не стоило и удивляться тому, что именно этот способ был избран Моникой для совершенствования системы безопасности своей личной штаб-квартиры. Каждый вечер искусственный разум предоставлял ей отчет о полученных знаниях и проведенных им логических параллелях, чтобы позволяло ей вовремя нивелировать нежелательный ход развития логики ИИ: в конце концов, ей не больше других хотелось создать нового Ультрона, который сведет своими человеконенавистническими потенциями на нет все ее старания. Попутно она отбирала наилучшие стратегии защиты из десятков тех, что предлагал ей компьютер, совершенствуя систему безопасности Башни каждый день. Изображения на других дисплеях казались еще менее информативными, содержа выкладки на различных языках, графики и диаграммы, которые постоянно сменяли друг друга. Аналитические системы сканировали параметры Башни каждый отдельный момент времени, сообщая о неполадках в самый момент их обнаружения практически в режиме онлайн. Большая часть коридора была лишена каких-либо признаков лоу-тека, в полной мере демонстрируя научный потенциал A.I.M., однако задрав голову, еще можно было обнаружить высоко над головой прикрытые коробами силовые кабели, проходящие вдоль покатого потолка - некритичные подсистемы продолжали функционировать за счет стандартных, пусть и не столь внушительных, но более экономичных технологий. В какой-то миг над головой Фэйт раздался шорох, и если бы она задрала голову, то смогла бы увидеть перебегающего по коробу синтетика, чье строение было идеально приспособлено для того, чтобы цепляться за отвесные поверхности. Поразительно быстро перебирая механическими конечностями, хамелеон завис над полом прямо перед выбившимся из-под короба кабелем, закрепившись задними лапами и поправляя его на место передними. Зафиксировав кабель в приемлемом положении, синтетическое создание открыло рот, с шипением исторгнув из него бурлящую белую массу, равномерно ложащуюся на кабель и застывавшую буквально на глазах, образуя полимерную заплатку. Затем пальцы на его передних лапах сложились в прямом угле и прошлись по заплатке придавая ей идеальную форму, неотличимую от целых частей короба. Оказавшиеся лишними полимерные волокна хлопьями посыпались вниз, и за спинами Моники и Роуан раздалось тихое равномерное гудение: робот-уборщик принялся за работу, очищая коридор от мусора. Главные помещения представляли собой дискообразный нарост на самой вершине Башни, но комната, куда попали Верховный Ученый и ее пленница, очевидно была лишь их частью. Слишком маленькая, чтобы служить лабораторией или испытательным полигоном, она, тем не менее, была переполнена всевозможной техникой, а на полу в творческом беспорядке валялись детали и книги на итальянском и английском языках, названия которых, впрочем, ничего не сказали бы Роуан. Это были покои Моники. Подойдя к столу, она вновь провела обтянутой в перчатку рукой в воздухе, задействуя голографическую панель. - Каждая идея проходит три стадии: неприятие, признание, профанация. Закостенелые, неспособные к развитию умы встречают в штыки все, что противоречит их убеждениям. Этой схеме отвечает как история науки, так и развитие социально-философских и политических идей. Признание наступает в момент кризиса, когда становится ясно, что идейные противоречия не могут быть решены в рамках господствующей парадигмы мышления. Профанация происходит гораздо позже, и ее носителями парадоксально являются те же, кто до этого столь же яростно отвергал новые веяния. Это самый печальный процесс из всех трех. Примитивизация изначально блестящей идеи, приписывание ей ложных утверждений и омертвление ее революционного потенциала только ради того, чтобы примитивные умы были способны воспринять ее. Наконец, экстраполяция на те сферы, к которым она неприменима, как когда-то эволюционное учение выродилось в вульгарный социодарвинизм, а анархические идеи - в борьбу за беззаконие и наивные представления о том, что рисование граффити на стенах здания Верховного Суда способно как-то решить социальные проблемы. Я знаю, что рано или поздно, общество примет идеи A.I.M. Это лишь вопрос времени. Когда же наступит стадия профанации, когда эти обезьяны оккупируют наше идейное пространство, сведя величие наших замыслов к собственному недалекому уровню восприятия... Надеюсь, я не доживу до этого момента, - Моника вздрогнула, застыв у стола и уперевшись в него руками. Но уже в следующую секунду она расправила плечи, и молча щелкнула по голографической клавише. Пока в воздухе вырисовывались смутные очертания некоего предмета, она взяла со стола кольцо и надела его на палец, продолжая свою речь. - Впрочем, оставив драму в стороне, следует признать, что рано или поздно появится новая A.I.M. Сопротивление разума ограниченности природы будет продолжаться, пока продолжается жизнь. К примеру, мы долго и безуспешно боремся с представлениями людей о жизни и смерти. Философские идеи и научные открытия оказались беспомощны перед человеческой тупостью, которая раз за разом сводила живую и чересчур сложную для них диалектику органического развития к примитивной метафизике абстрактных сущностей. Религия, мифология, политические идеологии - все это выросло из страха перед смертью, явлением, которому никто не способен даже дать внятное определение. Но игра крови и гормонов - не то, чего следует бояться, - повинуясь жесту Моники, сферы Калаби-Яу распутывали квантово-топологические узлы, возвращая пространство в трехмерную систему координат и открывая взору небольшой прозрачный куб, стоящий на столе и отсвечивающий неествественным голубоватым светом. Голос Моники зазвучал настолько тихо, что даже человек, абсолютно лишенный проницательности, мог догадаться, что ничего хорошего за этим не последует. - Наука может все, девочка. Жизнь и смерть, - она резко обернулась, выставив вперед руку с надетым на палец кольцом, которое было нацелено прямо в лоб будущей Пересмешнице, - в наших руках. Красный лазерный луч вырвался из треугольного отверстия и прошел сквозь девушку, оставив в центре ее лба лишь дымящееся отверстие, сквозь которое можно было увидеть противоположную стену. Сердце, сжавшись в конвульсивном движении, сделало последний отчаянный рывок и замерло, поддавшись непреложному закону. Девушка осела на пол как в замедленной киносъемке, и последнее, что она увидела в своей жизни - Верховного Ученого, на чьем лице играла усмешка превосходства. Правая ее рука была опущена, однако левая лежала на Кубе, крепко сжимая его. Гудение в ушах нарастало. Белые пятна проступали сквозь царящую вокруг темноту, и то, что сначала казалось шумом морского прибоя где-то далеко за декорациями мертвого разума, складывалось в осмысленную речь. Сначала отдельные слова, затем целые предложения. Произносимые слова, сначала казавшиеся Фэйт просто набором звуков, приобретали свой смысл, участки мозга, отвечающие за восприятие смысловой нагрузки, разрушенные лазерным лучом, возвращались к жизни, предложения сливались в целые диалоги, а голоса, звучавшие изначально в одной тональности, приобретали свой характерный оттенок. - Любопытная идея, мисс Раппаччини. Такая же любопытная, как и безумная. О чем вы думали, когда... - Идеи Брюса Бэннера стоят гораздо больше, чем он сам. Глупец не подозревает, что в тот момент, когда я получу доступ к его записям, он исчерпает для меня свой запас полезности. - Мы не можем иметь детей. Никто из нас. Система заклеймила нас как террористов, и эта же система не постесняется использовать наше потомство против нас самих. Чтобы выиграть эту войну, мы не должны иметь слабых мест. Возможно, так будет даже лучше для них. Вырасти в "естественной" среде обитания, среди людей, против которых они повернутся, когда вырастут достаточно, чтобы защитить самих себя. - Спецслужбы придумали зомбирование и спящих агентов, но не подозревали, что это оружие мы повернем против них самих. - Но... Моника, как же наши отношения? - Только кто-то вроде тебя может думать, что пьяный перепихон по случаю завершения проекта "Адаптоид" может содержать в себе базовый критерий "отношений", Тарлтон. Я надеялась чему-то научиться от тебя, полагала, что тусклая оболочка содержит за собой математический гений, но ты оказался одним из тех, кого я презирала всю свою жизнь: маленьким разумом в маленьком теле. - Проект М.О.Д.О.К. вышел из-под контроля! Всем подсистемам разорвать связь с центром, мы не можем допустить распространения угрозы! - Я в ответе за все произошедшее. Я была первопричиной того, во что превратился Джордж Тарлтон. Разъединение A.I.M., ее превращение в десятки разрозненных фракций позволило нам избежать полного захвата ресурсов, но пока мы остаемся разрозненными фракциями, наша борьба с мировым порядком откладывается до лучших времен. Задержка, в которой я виновата в той же степени, что и он, и я исправлю то, что сделала. Я уничтожу М.О.Д.О.К.а, пока его некомпетентность не уничтожила все, к чему мы стремились. - Психолингвистика имеет давно разработанные методы для анализа связи языка и мышления, но попытка задействовать этот инструментарий с тем, чтобы предсказать поведение автора по его математическим выкладкам, столкнулась с кардинальной разницей в уровне восприятия. Логика построения доказательств проста и даже очевидна, но сделанные выводы ускользают от меня всякий раз, как я пытаюсь ухватить их. - Это университетские записи Виктора фон Дума, глупец. Если бы кто-то вроде тебя смог понять их, мое мнение о его интеллекте снизилось бы до нулевой отметки. Темнота рассеивалась, открывая доселе неоступный вид на разыгрывавшиеся вокруг сценки, сменявшие друг друга вокруг Фэйт, как если бы сама реальность менялась, повинуясь чьему-то мощному потоку сознания. Действующие лица не замечали ее, продолжая взаимодействовать по заранее написанному сценарию, завершившиеся события рассеивались в воздухе, сменяясь другими. Молодая девушка, в которой на первых кадрах легко узнавалась Моника Раппаччини, меняла свой облик на глазах, взрослея внешне, в то время как ее голос оставался все тем же холодным, но таящим в себе скрытую силу, которую она предпочитала не показывать никому то ли из опаски, что кто-нибудь может воспользоваться ее слабостью, то ли отчего-либо еще. Она была единственным постоянным персонажем разыгрывавшейся на глазах у Роуан истории чьей-то жизни... Последняя увиденная ею сцена погрузила Фэйт в атмосферу полутемной комнаты с роскошным, но явно древним на вид круглым столом в виде символа ГИДРы. Моника в своем зеленом костюме и Горгон с повязкой на глазах и отливавшей металлом катаной за спиной, сидели за ним, друг напротив друга. - Гельмут Земо - приемлемый вариант, - Моника оживленно жестикулировала, стремясь донести до собседника свою мысль. - Но это все еще безрассудно. Что, если она узнает?.. - Она не узнает. Ты позаботишься об этом. - Манипулируя теми, кого мы породили, мы идем на неоправданный риск. Как бы мы их ни любили, рано или поздно они пойдут против нас, и знание о том, что вся их жизнь была порождением нашей прихоти, сделает их нашими естественным врагами. - О ком ты говоришь - о ней или о своей дочери? - холодно произнес Горгон. Яростный крик Моники разорвал пространство, разрезав сценки прошлого пополам и возвращая реальность к первозданному виду. Она не хотела этого. Не хотела открывать перед Роуан завесу своего прошлого и еще меньше хотела переживать его снова. Сделанные ошибки, лица, давно ушедшие со сцены в то время, как занавес был еще очень далек от опускания. Но Моника знала, на что шла, пытаясь управлять Кубом - произведением науки, вершиной потенциала A.I.M., который в принципе не поддавался контролю, сопротивляясь и обретая собственную силу с каждым его использованием. Она знала, насколько могущественными были скрывающиеся в нем силы и как глупо было надеяться хотя бы на то, чтобы кратковременно контролировать их. Но иного выхода не было. Понимание того, что она смертна, должно было дойти до Фэйт, ведь только так можно было рассчитывать на реализацию дальнейших замыслов Моники, далеких от того, чтобы вечно идти под ручку с фашизоидной ГИДРой и ее разрушительными амбициями. Как и все тираны, их лидеры умрут от руки собственных подданных, и, повинуясь исторической необходимости, Брут нанесет свой удар в очередной раз. Когда настанут мартовские иды... - Никакого туннеля со светом вдалеке. Никакого наказания свыше. Человечество обречено на пустоту после жизни, а большинство из них - и во время, - хрипло проговорила Верховный Ученый, опираясь одной рукой на стол и держа палец другой у своего виска, медленно массируя его в попытке прекратить сверлящую боль. - Помни об этом всякий раз, как тебе будут угрожать смертью. Взгляд лидера A.I.M. стал задумчивым: она пыталась оценить последствия своего поступка, который мог повлечь за собой, повинуясь эффекту бабочки, самые непредсказуемые события. Затем она кивнула в такт собственным мыслям и, отправив Космический Куб обратно в глубины пространственно-временного клубка, жестом приказала Роуан следовать за ней. Спустя еще ряд лабиринтообразных коридоров они оказались в круглой комнате, чья просторность была тем более заметна, что само помещение было абсолютно пустым. В центре комнаты зияла такая же идеально круглая дыра размером с журнальный столик. Аналогичная операция с голографической панелью, доступной лишь самой Монике - и легкое гудение вырвало из глубин где-то внизу сверкающий металлом тонкий диск, который парил в метре над пропастью, поддерживаемый гравитонными генераторами в основании зала. На этом в высшей степени необычном столе лежали три предмета: аккуратно сложенный вдвое черный костюм, уже виденный Фэйт дата-планшет и шест длиной порядка полутора метров. Шест казался сделанным из стекла - настолько прозрачным он был, и если бы его внутренности не наполняла перемещающаяся внутри него темная дымка, делавшая его угольно-черным, сквозь него даже можно было смотреть как через искривленное стекло. Вдоль шеста по окружности проходили тонкие металлические нити от основания до основания, создававшие впечатление, что шест состоит из ряда пластин, сшитых вместе. Плоские основания также были покрыты металлом, отливая темным блеском. - Как ты могла заметить, он полый. Заполненный внутри темной энергией, чье свойство антигравитационного отталкивания делает возможным усиление твоих ударов, создавая иллюзию сверхсилы, и способный варьировать свою длину от 0.5 до 3 метров. Встроенные в шест микроконтроллеры образуют виртуальный интеллект со свойствами самообучения. Разумеется, это не полноценный ИИ вроде того, что охраняет Башню, однако он способен анализировать, запоминать и предсказывать твои движения с минимальными погрешностями за счет координатного прогнозирования. Микрокамеры производят постоянный анализ ситуации, сверяя окружающих тебя людей с базой данных известных ему личностей, начиная от именитых суперзлодеев, заканчивая неудачниками из Мстителей Великих Озер. На базе анализа твоей кинестетической сигнатуры и боевого стиля оппонента, ВИ оказывает тебе посильную помощь в схватке. Драться за тебя он, естественно, не будет, однако он способен органично направлять твои движения, сглаживая погрешности в боевом стиле и оттачивая выбранную тобой траекторию движения шеста так, чтобы удар достигал максимального эффекта. Это похоже на то, как если бы тебя мягко вели по танцполу - не против твоего желания, но предугадывая желаемое тобой направление, и, конечно же, тактичный кавалер не станет наступать тебе на ноги и не позволит оступиться самой, оконфузившись перед переполненным залом. Тебе придется к этому привыкнуть, но со временем ты научишься находить компромисс с системой. Сам шест состоит из сверхпрочного фибергласса, покрытого графеновой пленкой, что делает его устойчивым к большинству атак. Вдобавок ко всему, звукопоглощающие полимерные волокна, делающие твои удары абсолютно бесшумными. Основания шеста покрыты оболочкой из диборида рения, благодаря чему выпады будут намного более смертоносными. Шест запрограммирован исключительно на твою энергосигнатуру, и попытка прикоснуться к нему со стороны кого-либо еще, активирует шипы, впрыскивающие 46 опаснейших канцерогенов в организм этого несчастного - по моим расчетам, этого достаточно, чтобы подавить регенеративный фактор Росомахи в течение минуты. Шест имеет встроенные "карманы" со спрятанными внутри лезвиями из титанового сплава с обеих сторон, занимающие пространство порядка двадцати сантиметров от каждого основания. При активации створки карманов раскрываются, выпуская по четыре лезвия с каждой стороны, равноверно идущие по окружности. Неплохой козырь против того, кто не ожидает подобного поворота. Теперь о костюме. Этот реверанс в сторону нанотехнологий интегрируется с твоей нервной системой, когда ты наденешь его в первый раз. Если ты смотрела этот ужасный фильм с Джеки Чаном, то будешь иметь приблизительное представление о том, как это будет выглядеть и что повлечет за собой. Вкратце: постоянный анализ состояния твоего организма и окружающей обстановки позволит задействовать твои естественные ресурсы по максимуму, а кибернетическая связь микроконтроллеров костюма с твоим мозгом даст возможность задействовать встроенную в него технику буквально силой мысли. Данная связь является постоянной, и ты сможешь разорвать ее, только сняв костюм, однако после первого использования система будет целиком настроена на слияние с твоим организмом и не примет другого носителя. Этот костюм создан только и исключительно для тебя. ВИ завершит оценку твоего потенциала после нескольких реальных столкновений, и начнет передачу в твой мозг информации из базы данных о боевых стилях и техниках работы с оружием, которые наиболее органично впишутся в твои собственные наклонности. И - нет, это не означает, что ты автоматически станешь мастером рукопашного боя как персонаж уже упомянутого мной фильма. Подсознательно ты будешь стремиться использовать вновь приобретенные знания, но в конечном счете принять эту информацию или отвергнуть ее - твой личный выбор. Подозреваю, что со временем ты научишься управлять этой системой за счет технопатии, но не советую брать ее под единоличный контроль. Она максимально эффективна в своем настоящем варианте, и наилучшей стратегией будет гармоничное слияние с ВИ. Ты сможешь общаться с ним и на равных, что обеспечит наиболее высокую отдачу от применения новых ресурсов. Сверху костюм покрыт твердым диэлектриком, сама же наносистема состоит из трех слоев. Верхний принимает на себя кинетическую энергию удара и атаки энергетической природы, сгущая наночастицы там, куда он должен прийтись, обеспечивая надежную защиту вплоть до пуленепробиваемости. Теперь ты понимаешь, насколько важно не затрагивать своими способностями прогностический потенциал ВИ? - Моника сделала паузу, позволяя Фэйт сделать выводу, но ответа дожидаться не стала. - Энергетический спектр атаки фильтруется, большей частью рассеиваясь в окружающее пространство, тем не менее, удары большой силы неизбежно повлекут за собой последствия. И здесь мы имеем средний слой. Он служит вспомогательным для поддержки верхнего и нивелирования образовавшихся в результате атаки микротрещин. Генераторы, встроенные в твой костюм на уровне живота, постоянно пополняют этот слой новыми нанотрубками, которые соединяются друг с другом, образуя сложные структуры в зависимости от геометрических характеристик трещины, к которой им нужно получить доступ. Это позволяет восстанавливающему фактору действовать по обстоятельствам, используя самый быстрый алгоритм для данного типа нарушения конструкции. Кратность межмолекулярных связей имеет переменный характер, благодаря чему костюм не поддается декомпозиции. Иными словами, его нельзя дезинтегрировать. Нижний слой - именно тот, за счет которого обеспечивается кибернетическая связь с костюмом. Каждая частица этого слоя - миникомпьютер, действующий исходя из информации, полученной посредством нейронной связи с клетками твоего организма, а также из обмена информацией с другими частицами. Слияние с мышечной тканью позволяет увеличить предел безошибочной работы мышечной памяти, благодаря чему после ряда столкновений с конкретным противником, ты начинаешь интуитивно применять против него приемы, наиболее эффективные против него, что вкупе с бессознательным доступом к базе данных боевых стилей позволит иметь определенное преимущество в схватке. Таскмастер-лайт, если позволишь такую аналогию, - Моника усмехнулась. - Обилие открытых и встроенных карманов по поверхности позволяет иметь при себе множество различных устройств, держа их в том числе и в скрытом состоянии, в частности, костюм позволяет экранировать твое вооружение от рентгеновских лучей и металлоискателей. Сейчас в них ничего нет: ты будешь получать снаряжение индивидуально для каждой конкретной миссии. Наконец, твой дата-планшет. Он поможет тебе выбраться из Башни и укажет дорогу к твоим аппартаментам. Не прикасайся ни к чему по дороге назад. Моника небрежно отвернулась и направилась к выходу, не тратя время на прощания и прочую бессмысленную, с ее точки зрения, атрибутику того, что принято называть хорошими манерами. Сегодня она сделала первый шаг на пути к освобождению, только к чьему же - своему собственному или этой девушки?

Fate: Фэйт следовала за Верховным Ученым настороженно, впрочем, как и всегда бывало в таких случаях. Вечное внутреннее напряжение, ожидание подвоха, затрещины за любую, часто придуманную провинность – вот так жила Роуан последние несколько месяцев. В таком состоянии, естественно, была и сейчас, шла и не знала, чего ожидать от этой холодной женщины и уже заранее боялась тех вещей, которые Моника могла сделать. Белл интуитивно чувствовала, что ничего хорошего от похода в Башню случиться не может. Вновь услышав голос Моники Раппаччини, Фэйт дернула головой, повернув ту в сторону говорящей, но в ответ Фэйт ничего не сказала, посчитав, что никакой пользы это не принесет. Скорее, вред, упрек за лишние слова. Лишь про себя подумала зло: «Да что вы знаете? Никогда я на них так не смотрела. И с этой проклятой Инициативой вышло случайно» Роуан считала, что не будь регистрации, не будь ее имени в списках программы, ничего это не было бы. А создатели Актов о регистрации, наверное, даже не подозревали, какие перспективы для экспериментов открыли для организаций типа ГИДРы с их связями повсюду, даже в ЩИТе, записав юных мутантов, тем самым облегчив естествоиспытателям, для которых люди - объекты для экспериментов, поиск нужного материала. ЩИТ вряд ли задумывался, что неожиданное исчезновение подростков (ГИДРА умна, дети не исчезли в одно и то же время, и похищала их с некоторым интервалом) – это не акт протеста против Регистрации и уход в подполье, а хладнокровный киднэппинг людьми, ни во что не ставящими человеческую жизнь. ЩИТ не знал, что своим якобы благом загубил детей, которые теперь никогда не вернутся домой. Белл покорно двигалась следом за Верховным Ученым, ради интереса рассматривая окружающую обстановку. Всюду было множество техники: всевозможные экраны с разной направленности информацией на них; а при виде хамелеона-синтетика Фэйт чуть улыбнулась уголком губ, он показался ей, несмотря на весь свой футуристичный вид, забавным и необычным здесь. Вместе с Моникой Раппаччини девушка вошла в небольшую комнату, явно именно жилую, но с различными девайсами и книгами, названия которых Фэйт, в виду полного профанства, прочитала не факт, что с первого раза и вряд ли поняла бы значения названий. Воображение сразу изменило картину на другую, до боли знакомую: по комнате Фэйт точно также валялось множество художественных книг и учебников по разным предметам, исписанных блокнотов и абсолютно чистых, купленных только из-за красивой обложки. То же расположение мебели было и в ее «камере» в тренировочном лагере, только там помещение было пустым и холодным, то же и здесь так или иначе напоминало о таком далеком и желанном прошлом. Возникло щемящее чувство в груди; Роуан захотелось отсюда исчезнуть. Все то время, пока Моника говорила, Фэйт не слушала ее, лишь краем уха улавливала отдельные слова, которые не имели для Роуан ровным счетом никакого значение. Пока не услышала четкого знакомого слова, резанувшего слух: смерть. Изначально стоявшая в скованной позе и опущенной головой, Фэйт резко подняла ту и увидела еще два появившихся предмета: кольцо и вещь с нечетко вырисовавшимися очертаниями. Прекогниция Белл иногда могла работать спонтанно, как например, сейчас, когда перед глазами Роуан внезапно возникла вспышка будущего, где было все одно событие. Ее смерть. Роуан отступила на шаг назад и тяжело, почти лихорадочно задышала. Ее всю охватил страх, который читался в ее глазах. Она знала. Знала, что если сейчас побежит к двери, та не откроется, а лазерный убийственный луч все равно ее настигнет. Фэйт бешено оглядывалась, пытаясь найти хоть какой-нибудь выход, лазейку, но понимала, что ее нет. - Пожалуйста, нет… Не надо, - начала тихо молить маленькая девочка, которая не хотела умирать. Она стала закрываться двумя ладонями с растопыренными пальцами, словно ребенок. Фэйт не хотела, чтобы это закончилось так. А Моника не желала ее слышать. В следующий момент из кольца вырвался ярко-алый луч, пронзивший Фэйт ровно в центр лба. В свою последнюю секунду Роуан даже не успела ничего подумать, лишь увидеть эту ужасную усмешку Джокера, получившего удовольствие после убийства… А дальше не было ничего. Только пустота и темнота, безо всяких ощущений, которые бы хоть как-то обозначили, что ты жива. Может, через секунду, может, через вечность, начал появляться свет, но не пресловутый «свет в конце туннеля», а какой-то другой, сопровождающийся голосами, которых было не разобрать поначалу, но потом вновь сложившихся в осмысленные слова и предложения. Роуан слышала, но не понимала четкого смысла фраз, а потому содержание первого разыгравшегося перед ней разговора не запомнила. Дальше перед ней начали возникать воспоминания, такие реальные и четкие, что словно протяни руку, дотронься до плеча стоящего за спиной, а он оглянется и уставится на тебя непонимающим взглядом. Или холодным, как лед, и пронизывающим, видящим тебя насквозь. Просто молодая Снежная Королева с черными волосами и голубыми глазами, которая проходила перед Белл свой путь. Последующие воспоминания проносились все быстрее, пока не акцентировались на одном из них. Темная комната, красивый резной стол в виде символа ГИДРы и два человека за ним. Уже знакомая Снежная Королева и Горгон, при виде которого Фэйт нервно сглотнула (или подумала, что сглотнула). Она познакомилась с ним пару месяцев назад и уже успела возненавидеть и начать бояться всей душой. Он, как и «истинный хозяин» Барон Земо, взял себе за привычку являться к ней на тренировку (и являлся вообще едва ли не чаще «повелителя») и экзаменовал Белл едва ли не жестче. «Она? О ком они? Обо мне?» - подумала Фэйт, но не была ни в чем уверена. Учитывая то, что изначально она была не единственным подростком, похищенным ГИДРой, они могли говорить о каком угодно их «проекте». Включая и о той из тех, кого Фэйт видела в мешке для трупа в той лаборатории… Резкий, яростный, почти больной крик и вспышка ослепляющей темноты, и Фэйт ощутила что падает, а потом внезапно открыла глаза: это было как падение во сне, после которого резко просыпаешься. Роуан ощутила себя лежащей на полу, глаза несколько секунд привыкали к свету, никаких моральных или физических сил подняться, казалось, не было. Хриплый, странный голос Моники заставил Белл опереться на руки, привстать и посмотреть на свою убийцу, которая сама была не в лучшей форме. Верховный Ученый двинулась в сторону выхода, а, значит и девушки, которая нервно отползла в сторону, уходя с дороги Моники, хотя между ними было порядочное расстояние, чтобы женщина могла пройти, не задев Роуан. Так Моника Раппаччини стала третьей. Третьей из тех, кого Роуан ненавидела и боялась панически и бесконтрольно, а поэтому не посмела не повиноваться властному жесту. Встала, чуть снова не потеряв равновесие, и направилась вслед, стараясь не отставать. Кто же знает, какие системы безопасности сработают, если Фэйт останется в комнате одна. Пока они шли, Роуан всю трясло, хотя в башне было не холодно. Самовнушение, ведь, как должен чувствовать себя только что воскрешенный труп? Фэйт старалась слушать Монику, но мысли все равно возвращались к тому, что произошло буквально несколько минут назад. И еще, Белл вовсю старалась не заплакать. Нет, только не при ней, не при этой страшной женщине, которая в ответ лишь брезгливо подожмет губы и прикажет убираться с глаз долой, ставя напротив мысленного списка галочку «слабачка». Фэйт едва выдержала этот длинный монолог, который она все же смогла более-менее запомнить. В иной бы ситуации, она даже смогла бы выдавить из себя «спасибо», но уж точно не сейчас, не после сказанного и содеянного. Схватив и зажав под мышкой свою амуницию, Белл двинулась к выходу, следуя инструкциям на планшете, хотя делала это скорее на автомате, чем осознанно. Апартаменты Фэйт находились в одной из домов в Среднем кластере, на чердачном этаже. Едва за спиной Роуан захлопнулась дверь, она прижалась к ней спиной и сползла вниз, кинув амуницию на пол рядом с собой. Потом обхватив руками колени и уткнувшись в них, Фэйт зарыдала. Она рыдала долго, навзрыд, ей было безумно жалко себя. А в памяти звучал голос Моники, впечатывающий слова в ее сознание: «смертоносными» - они хотят, чтобы она несла смерть тем, на кого они ей укажут, дралась с теми и убирала с дороги тех, кто мешает ГИДРе получить желаемое. Они хотят, чтобы она стала их машиной смерти. «для каждой миссии» - они будут использовать ее долго, всю жизнь, или даже больше, пока не выжмут все до последней капли, если ей не удастся уйти или умереть так, чтобы Рука не смогла ее воскресить. На что они рассчитывают, если не перебудить меня, ведь Моника отрицает это? Или… - но думать спокойно Фэйт не могла: всхлипывания мешали, да и голова начинала болеть. От собственных всхлипов Роуан Белл уснула в той же сидящей позе. Когда Фэйт проснулась от того, что сидела в неудобной для сна позе, прошло не больше часа. Голова прошла, и Фэйт все же решила осмотреться в своих апартаментах. Явно лучше, чем та же больше похожая на тюремную камера комната. Здесь все было в футуристичном стиле, как и все в городе. Девушка взяла с пола амуницию и переместила на большую кровать, где уже лежала ее спортивная сумка, которую она оставила в самолете. Там были тренировочный костюм, теплая толстовка с капюшоном, взятая чисто для веса и кое-какие ее личные вещи. Дальше Фэйт подошла к окну и открыла его нараспашку, впуская свежий вечерний воздух в комнату и заполняя кислородом легкие. Стало чуть-чуть полегче. Через несколько минут Фэйт отошла от окна, но не стала закрывать его. Вместо этого она взяла свой личный дата-планшет и села в черное кресло, закинув ноги на рядом стоящий стол. Сразу же она открыла сообщение от все той же Моники, которая написала, что завтра ей надо явиться на первую тренировку с Таскмастером в тренировочный зал, указано место, как добраться и время. Фэйт со вздохом и без особых эмоций. Надо так надо. Также девушка с удивлением обнаружила наличие сети Интернет. В социальные сети Фэйт заходить не стала: чувствовала, что они заблокированы. Немного поколебавшись, она вбила в Google свое имя. После первой пары ссылок на фейсбук, была еще одна с объявлением «Вы видели эту девушку» - и ее последняя фотография, где она мечтательно смотрит куда-то вдаль. Они все же искали ее. Но наверное давно перестали, записав в список погибших и возможно даже похоронили, поставив лишь памятник-надгробие. Что ж, будем надеяться, что жизнь у них там продолжается. Без нее. Фэйт сглотнула подступающий к горлу комок и быстро закрыла вкладки, слишком тяжело для нее было на это смотреть. «А если, хотя бы попробовать…» - думала девушка, вновь вставая к окну и смотря на такой любимой Моникой город. Она не хочет здесь быть. Она не должна здесь быть. Так почему бы не попробовать? Будущая Пересмешница подошла к кровати и с задумчивым взглядом взяла черный костюм… Но Фэйт забыла. Забыла, что в ГИДРе попытка особенно неудачная – это пытка, точнее именно так кончается любое проявление неповиновения. Не подумала, что если с Хищника, находящегося в лесу, у нее сбежать не получалось, то не получится тем более с Астериды, находящейся в открытом море. Фэйт об этом не подумала. И потом за это поплатилась. Роуан влезла в высокотехнологичный костюм, и как только она застегнула молнию, по позвоночнику будто бы прошел ток. Фэйт выгнула спину, коротко ахнув от легкого удара электричеством. Возникло какое-то странное чувство дискомфорта, как если бы что-то извне пыталась проникнуть в ее мозг. Что-то подобное, только слабее было, когда Фэйт неожиданно обнаружила Горгона, который копался у нее в мозгах. Но через несколько секунд это ощущение пропало: видимо, виртуальный интеллект костюма полностью слился с ее нервной системой. Честно говоря, пока она надевала костюм и пробовала шест, который оказался очень легким, ее не покидала мысль о том, что эта тупая техника явно умнее, чем она, если судить по рассказу Моники. Но, наверное, так и задумывалось, видимо посчитали, что глупой Фэйт умная техника не повредит, пусть и принимать от нее сигналы – ее личное дело. Роуан мысленно возблагодарила того, кто внушил ей мысль свыше, чтобы она взяла с собой толстовку с капюшоном. Девушка надела ее поверх костюма, а ввиду своей длины кофта скрывала также и взятый с собой шест, который, по приказу будущей Пересмешницы сократил свой размер до пятидесяти сантиметров. Все равно многовато, но выбирать не приходилось. Дата-планшет Фэйт оставляла здесь: класть его было некуда, поэтому карту Астериды, найденную на одном из форумов AIM, пришлось запоминать самой, во всяком случае, путь от ее «дома» до нижнего кластера она запомнила очень точно, а уже там Фэйт разберется; она запомнила, куда ее привезли на самолете. Беглянка выглянула в окно. На улицах практически никого не было, лишь периодически проходил ночной патруль. Дождавшись, когда он в очередной раз исчез из поля зрения, Фэйт запрыгнула на подоконник, потом, встав на него и зацепившись пальцами за верхний край окна, боком перепрыгнула на находящуюся в паре метров влево пожарную лестницу и спустилась по ней вниз. Появился очередной патруль: девушка спряталась за углом дома, где ей показалось, патруль ее не увидит. Так собственно и было: патруль не видел, зато смотрели камеры, фиксировавшие каждое движение девушки. Роуан накинула на голову капюшон, решив, что это хоть как-то поможет ей избежать узнавания. Собственно, а кто ее здесь знал? Максимум два человека и агенты ГИДРы, которые прилетели с ней, но на всякий случай лучше подстраховаться. Белл без происшествий добралась до пропускного пункта нижнего кластера, куда давался доступ только особым людям: различным специалистам и высокопоставленным агентам AIM и ГИДРы. Остановившись за углом неподалеку от поста, Фэйт понаблюдала за ним и поняла, что туда путь ей заказан. Девушка осмотрелась и увидела невдалеке большую платформу со зданием на ней. И самое примечательное было то, что столб, на котором стояла платформа со зданиями, спускался на самый нижний кластер, и на нем было большое количество удобных выступов, за которые можно было бы зацепиться. Высота порядочная, так что, если Фэйт упадет, то даже регенеративная возможность нано-элементов в теле ее не спасет. Но девочка слишком отчаялась, чтобы здраво рассуждать. Роуан вновь пропустила патруль, скрывшись за углом дома, потом быстро подбежала к краю и перелезла через перила, быстро спускаясь за предел видимости людей сверху. До земли было метров пятьдесят, а внизу – металлическая плоская платформа, от которой шли расходящиеся в разные стороны дороги. Девушка взялась покрепче за уступ и стала щупать ногами хоть какой-нибудь выступ, чтобы спустится пониже, до первого большого этажа, подсвеченного голубым цветом. Выступ нашелся, но как только Фэйт спустилась пониже, она не удержалась и выпустила узкую выемку из рук. Роуан падала недолго: всего метра три-четыре, пока не рухнула на широкую крышу первого этажа. Больно ударилась спиной, удивившись, как она умудрилась не сломаться. Переведя дух, Фэйт перевернулась на живот и осмотрелась. Все было также пустынно и никто к ней на высокотехнологичных мотоциклах не приближался. Неплохо для начала. Взглянув вниз, скалолазка обнаружила, что сбоку можно спуститься по окнам, что Белл и сделала, когда почувствовала, что ее спина снова в порядке. Дальше Фэйт старалась спускать аккуратно, проверяя на прочность каждый выступ. Прикрепленный шест, пусть и короткий, мешался, но было более-менее терпимо. Через этажей десять, девушка обнаружила, что этажи здесь закончились, они были только позади Фэйт. Значит, надо было как-то перебираться. Поднявшись на один вверх, Роуан оглянулась и отпустила одну руку, оставшись держаться за твердую опору лишь одной, а второй потянулась к поручню на другом выступающем этаже. Едва за него зацепившись, фактически кончиками пальцев, Фэйт неожиданно выпустила уступ с другой стороны и повисла на одной руке. Чтобы не вскрикнуть, Роуан закусила губы и взялась второй рукой за опору. С усилием подтянулась и встала ногами за еще одну опору и перевела дух. Ничего, осталось совсем немного, больше таких акробатических трюков выполнять не надо. Так же осторожно Фэйт двигалась вниз, постоянно смотря на землю, совершенно не страшась высоты. Наконец она спустилась вниз, до земли оставалось метра три, поэтому Фэйт без опаски спрыгнула вниз. Звук гулкого удара, акробатка приземлилась на ноги и гуськом подползла к близ лежащим ящикам, скрывшись за ними. Здесь патруля было больше, но, видимо, смена запаздывала, поэтому вокруг никого не было. Прямо на руку, Фэйт даже не подумала, что слишком уж ей везет. Теперь дело осталось за малым: найти ангар и там уже пробраться на один из самолетов. Ведь, кажется, ребята из «Хищника» повезут на базу партию оружия? Таски, Фэйт обнаружишь сидящей за кучей контейнеров и смотрящую на большой ангар предположительно с самолетами :3

Taskmaster: После галлюцинаций, что возникли у Таскмастера в столовой Астериды и этого сна, который сейчас для него пока ещё не сложился в единую картину и не имел, вообщем-то, ничего информативного, Мастерс, не находящий себе места, посреди ночи решил воспользоваться лучшим средством для снятия стресса и выброса лишних мыслей из головы, который ему известен - тренировка. Отыскав в своих апартаментах рюкзак, Энтони сложил в него всю свою экипировку и, предварительно захватив дата планшет, покинул свою комнату. Повесив рюкзак на левое плечо, придерживая его за лямку, Таск медленно шел по слабо освещенным коридорам, а затем и по пустынным улицамночной Астериды, предполагая, что люди в этом месте тоже должны спать, хотя может они все уже давно зомби или ещё какой-нибудь кинематографический треш, не суть важно. Отыскав на дата-планшете место, где вскоре должна состояться первая тренировка Фейт, Энтони решил немного размяться. Тренировочный комплекс представлял из себя высотное здание, которое, судя по всему, целиком и полностью было оснащено для различных нужд, которые ограничиваются не только рукопашным боем. Мастерсу, как без пяти минут всея коучу этого города слабаков, был предоставлен доступ в это приватное место. Войдя вовнутрь, Энтони прежде всего вновь обратился к своему планшету, изучив структуру помещений. Здесь были площадки для практически всех нужд и тренировки любого уровня, начиная с банальнейшей полосы препятствий с разного рода изысками вроде лазерных установок, заканчивая залами с полноценной симуляцией любых боевых ситуаций, ровно как и возможность программирования ботов и заложение в них программы рукопашных и оружейных навыков практически любой сложности для оттачивания навыков. Piece of Cake. Дизайн, правда оставлял желать лучшего - мрачные краски, разнообразные светящиеся панели. Гребаная мода на футуризм. Свесив рюкзак с плеча, Мастерс, чуть ли не волоча его по полу, достиг лифта, поднявшись на котором на один из последних этажей, он оказался в узком коридоре со множеством дверей. Матрица, не иначе. Сверяясь с дата-планшетом, дабы не ошибиться в месте, которое ему действительно нужно, он шел мимо каждой из двери, изредка поглядывая на камеры наблюдения, которые навязчиво так следили за ним. Но раз попыток задержать какого-то парня, шлястающего здесь просто так, значит охрана уведомлена, что это за тип. Найдя нужную комнату и произнеся многозначительное: -Ага! - Таскмастер вошел в автоматически отворившиеся перед ним двери. Продолжительно просвистев, он увидел лишь небольшой коридор, который вел до своего рода арены, потолок которой уходил куда-то вверх. Сбросив рюкзак у входа, Энтони прошел в центр зала. Встав на светящийся круг, он, видимо, незамедлительно привел действие некую систему настройки данного помещения. Будучи неполным идиотом в сфере IT, да и ещё там, где интерфейс был интуитивно понятен даже ботинку, Тони смог подключиться к собственному планшету, где как раз удачно закончилась загрузка материала для грядущего проекта "Пересмешница". Выставив руки перед собой, кликнув по возникшей перед ним иконке папки, он с некоторым удручением произнес: -Rar архив, да вы смеетесь что ли? - опустив взгляд в пол и почесав лоб, Мастерс на протяжении минут десяти мог лишь наблюдать за тем, как назойливая полоска тоски и печали процентов, заполняла свои края. Скрестив руки на груди и понурив взгляд, тяжело вздохнув, он сейчас мог лишь ожидать конца загрузки. И когда же пикающий звук уведомил, что распаковка завершена, Таск коснулся ладонью по экрану и, резко разведя пальцы, заставил несколько экранов с видео проекциями разлететься в разные стороны и зависнуть вокруг самого Мастерса, автоматически нажав пуск. Спустя пару секунд Тони теперь уже стоял, окруженный многочисленными играющими записями с перфомансом оригинальной Пересмешницы в различных боевых ситуациях. Повернув голову направо, Таск внимательно наблюдал за акробатическими возможностями героини, отдавая должное ее пластике, которой, пожалуй, в определенной ситуации мог позавидовать и дружелюбный сосед. Посмотрев на видео, проигрываемое слева, Таскмастер оценивал навыки девушки в обращении с посохом. Траектории её движений незамедлительно подвергались конвертации благодаря способностям Мастерса и все отточенные и полученные путем упорных тренировок навыки превращались для него в арифметические формулы, высчитывающие точные углы атак, уворотов, защит и прописывались на уровень рефлексов. -Мистер Мастерс, - раздался голос какого-то парня, -Прошу прощения, что отвлекаю Вас. Мы получили сведения, что объект под кодовым именем "Фейт" покинула свои апартаменты. Камеры слежения, установленные в её комнате показали, что она сбежала порядка пяти минут назад, мы продолжаем отслеживать её передвижения. Мисс Раппаччини хочет, чтобы Вы лично занялись этим вопросом и помешали объекту покинуть остров. Верховный ученый считает, что это прекрасная возможность для Вас оценить собственную физическую форму, а так же первичные навыки объекта. Координаты текущего местонахождения переданы на Ваш планшет, - не успев выслушать какой бы то ни было реакции Таска на сие неожиданное ночное приключение, Мастерс, чуть лениво пройдя сквозь размытые голограммы, ускорившись ближе к выходу, подхватил свой рюкзак и рванул на выход из помещения. Находясь в лифте на пути на первый этаж, Таскмастер, облачившись в свою полную амуницию, закрепив энергетический имитатор, ровно как и устройство смены внешности, на пару мгновений застыл перед зеркалом, глядя на свою маску. Повернув голову чуть вбок, он произнес: -Ну, это будет забавно, - уже затем, когда Тони повернул голову в другую сторону, его внешний вид изменился в значительно более приятную сторону. Найдя себе модный плащ и накинув оный на выходе из комплекса, Таскмастер, ныне принявший облик Пересмешницы, отправился по координатам за девчушкой. Таск обнаружил Фейт, когда та залихватски перемахнула за перила с целью спуститься на нижний кластер. Находясь пока ещё на платформе, откуда спрыгнула Фейт, Мастерс, скрывшись за ограждением, прижавшись к оному спиной и наблюдая за действиями девушками. -Ну недурно, очень недурно, - шепотом произносил Таскмастер, глядя как девушка достаточно резво скачет от выступа к выступу, а когда она сорвалась и плюхнулась на землю, Тони лишь мог разве что произнести: -Ауч, - и сощурившись, и слегка улыбнувшись, он последовал обходным путем, дабы не пересечься с девочкой. Не пересекаясь с полицейскими отрядами Астериды, Таскмастер спустился с другой платформы, в конечном итоге добравшись до второго этажа ангара, на первом этаже которого пряталась Фейт. С парапета второго уровня помещения, Мастерс небольшое количество времени наблюдал за ситуацией, находясь в тени, и начал действовать, когда заметил, что к ящикам подходит небольшой патрульный отряд из четырех человек, видимо услышавших какой-то шорох, или им был дан приказ действовать, или маршрут их предполагает проверку потенциально слепых зон - вариаций было множество, а суть одна. "Пересмешница" перемахнула на ящик, за которым пряталась Фейт. Ввиду его большого размера, можно было не сразу увидеть и услышать, что кто-то на нем оказался. Четверо полицейских с правой стороны уже обходили ящик и им оставался всего один поворот до места, где находилась девушка. Выгадав момент, Пересмешница прыгнула на того, что шел последним из колонны. Плавно приземлившись ему на плечи, зажав голову меж ног, она сместила тело и центр тяжести в сторону и, провернувшись против часовой стрелки, оказавшись уже лицом ближе к полу, повалила охранника на пол, вдарив ногой по голове, дабы он отключился, но не умер. [*]. Незамедлительно продолжив движение и увидев то, как охранники среагировали на неё, она подбежала ко второй цели. Ребром ладони нанеся удар по горлу в кадык, дабы временно ввести в замешательство и согнуть оппонента, она, держась за горло, оттолкнулась от согнутого колена полицейского, проворачиваясь таким образом, чтобы оказаться сверху него и заломать руку, в которой он держал автоматическую винтовку. Довершив ударом колена по голове для бессознательного состояния, "девушка" двинулась дальше. [*]. Двое полицейских уже целились в Пересмешницу, когда та, уходя с линии огня и смещаясь в сторону, подошла в упор к третьему полицейскому, загородив им себя от возможных выстрелов четвертого. Схватив третьего за кисть левой рукой, стоя боком к нему, она ударила локтем в грудь и живот. Пользуясь временным замешательством, она, подпрыгнув на месте, нанесла удар ногой опять же в грудь третьего, повалив его тем самым на четвертого и временно вырубив. Тяжело дыша, она подошла к девушке. Присев перед ней на корточки, она произнесла абсолютно своим голосом: -Меня зовут Барбара Морс, я пришла помочь и вытащить тебя отсюда, как тебя зовут? - коснувшись ладонью щеки девушки, "Пересмешница" внимательно следила за её состоянием, которое могло быть сейчас предшоковым.



полная версия страницы