Форум » Остальные организации » Ophrah Industries (Офра Индастриз) 0.2 » Ответить

Ophrah Industries (Офра Индастриз) 0.2

Gideon: [center][right]«Когда подниму я меч мой сверкающий И рука моя примит суд, То отомщу врагам моим, И ненавидящим меня воздам» ©[/right] [/center] [center][/center] Совет Директоров и члены его правления: Совет Директоров - это некий Внутренний Круг компании "Офра Индастриз". Совет был создан ещё за долго до построения первой башни. По началу в Совет входили такие богатые господы, как: Эндриан Тумс, Джастин Хаммер, Доктор Килбрю, Серебряный Самурай, Чёрный Тарантул, Король Теней и многие другие мировые злодеи. После того, как глава компании Гидеон, якобы умер, Совет пытался обманным путём заполучить его место и ведущий пакет акций. Однако экстернал вновь вернулся к жизни, и одного за другим начал истреблять, заставив оставшихся в живых прятаться по разным частям света. После смерти Чёрного Тарантула, Офра Индастриз закрепила свои позиции в Таиланде. Горгон, телохранитель Гидеона, взял под своё предводительство клан ниндзей-ассасинов "Рука" в Японии. Красный Омега благодаря Гидеону и Королю Теней укрепил позиции на чёрном рынке продвигая поставки оружие русской мафии. В "Совет Молодого Поколения" стали входить: [more] [/more] Сад Извилистых Троп: Сад Извилистых Троп - схема составленная и названная Гидеоном, чтобы отслеживать дальнейшие события в будущем. По словам Короля Теней, он работал с Гидеоном над проектом "Затмение". Гидеон нашёл способ узнавать, что случиться в будущем, он ставил эксперименты над детьми проверяя их короткие и отрывистые видения в Африке, потом записывал всё и устранял всех свидетелей. Четыре чёрных башни с помощью которых экстернал вызывал видения и записывал возможные варианты и сценария событий, до сих пор остались где-то в пустынях Маракеша. Теперь экстернал опережает своих врагов на десять шагов вперёд, его жизнь это некая стратегическая шахматная игра и даже в глубоком прошлом он оставил подсказки для своих врагов и знает, что произойдёт. В так называемом Саду видно, что происходило и что ещё произойдёт. Гидеон отслеживает все варианты событий и старается максимально следовать данному курсу и достичь загадочной дате 12 декабря 2016 года. Как он полагает к дате его триумфа. "Башня Затмения": -Способности: Выследить башню нереально даже с помощью Церебро, она всё время перемещается из одного точки мира в другую. Башня тщательно замаскирована, ударить на со спутника или ракетой невозможно, Гидеон как губка впитывает любую технику или способность, поэтому сможет отразить удар, да и сама система безопасности башни отлично защитит её. Здание защищается в основном только роботами, созданные компанией и людьми из службы безопасности. Внутри, здание тщательно защищено, любая телепортация туда приведёт к тому, что вы будете обнаружены тут же (камерами, ультрафиолетовыми лучами, регулировкой шума или температурой тела). Любое постороннее вмешательство тут же даст знать, что вы здесь. Найти башню практически нереально, это своего рода призрак-небоскрёб, который кочует с одного места в другое. У каждого из Членов Правящего Совета имеется своя татуировка на запястье, символ который даётся дитя Офры. Чтобы попасть в небоскрёб или отыскать дорогу к нему, рисунок татуировки становится чем-то в вроде изображения компаса. Стрелка на тату двигается и может указать путь к зданию, только так вход в дом Офры может отыскать её истинный сын. Чужакам здесь не место. - Описание: Высота здания — 828 метра, его видно за 90 километров, площадь фасада равна пяти футбольным полям. В здании 162 этажа, общая площадь помещений составляет более 1 миллиона кв. м. В небоскребе 57 самых скоростных лифтов в мире, двигающихся со скоростью 18 метров в секунду. В здании предусмотрена автономная система электроснабжения в виде 60-ти метровой ветряной турбины и огромных солнечных батарей. На постройку небоскреба потребовалось шесть лет. Автор проекта — известный американский архитектор Адриан Смит, уже имевший опыт проектирования подобных строений. Строительство небоскреба обошлось девелоперам, компании Ophrah Industries, в 2 миллиарда долларов, более чем 9 миллионов за этаж. Задолго до завершения строительства, компании застройщику удалось реализовать 90% площадей. Каждому иностранному покупателю автоматически выдается резидентская виза, позволяющая получить гражданство в ОАЭ или в других странах. В здании расположены шикарные квартиры и отель, дизайном которого занимался Джорджо Армани, здесь будут жить и работать 12 тысяч человек. Со временем вокруг башни появятся гостиницы, торговый центр, офисные и жилые здания, а также, самый высокий в мире танцующий фонтан.

Ответов - 29

Gideon: Ход Жнеца (H6 на G5) Гидеон посмотрел на партию шашек, Жнец уверено огласил свой ход и передвинул шашку вперёд. Экстернал внимательно оглядел поле, тут было два варианта и оба они сулили один и тот же исход, разницы в этих двух относительных ходах он не видел, поэтому пришлось выбирать с какой стороны ему будет куда проще вести наступление. Однако ходить он пока не решился, обращая внимание на слова Жнеца и осматривая статуи. - Я с далёких времён поклонник греческой мифологии и если бы не стечение неких обстоятельств, то отправился бы в море с Одиссеям или Ясоном, но судьба мне дала шанс плыть с Колумбом! - пожал плечами Гидеон, а потом вернулся к разговору о статуях. - По всему миру я путешествовал и находил детей с талантами! Детей с определёнными навыками, которыми не обладает никто другой! Я видел в них одних только напуганных детей и не больше... - указательным пальцем в горизонтальном положении, он провёл по губам, словно некой чертой. - Однако позже, я понял, что этим детям нужен отец, нужен лидер и вожак! Я нашёл самых несчастных и отчаянных и сделал из них самых сильных и хладнокровных убийц и опасных для общества скорпионов! Скорпионы всегда были моей страстью - они символизируют разрушение! Мои скорпионы стали моей семьёй, семьёй которой у меня никогда не было! - Гидеон спокойно говорил, смотря на Жнеца. - Одним из первых сыновей, за которым я охотился около шести месяцев, был Томми. Мальчик был одарён от бога, я присутствовал тогда на когрессе учённых физиков-ядерщиков и био-химиков, когда он открыл формулу в 13 лет о существовании божественной силы и божественного проведения! Потрясающий талант! - восхитился экстернал, улыбаясь и посмеиваясь слегка, словно вспоминая хороший эпизод из прошлого. - Поняв, что мальчик умён не по годам! Я научил держать его меч в руках, дал силу, цель в жизни! Теперь он собирает для меня весьма интересную коллекцию статуй! - улыбнулся уже как-то по злодейски Гидеон. - Эти статуи, когда-то были людьми, большинство из них мои враги и предатели! Куда хуже мучатся веками стоя в виде статуи, чем просто умереть! Я придумал для своих врагов идеальное наказание! - теперь спокойно говорил Гидеон. - А вот кстати и он сам! - кивнул бизнесмен в сторону появившегося сзади Горгона, который был серьёзно ранен и упал на пол. - Полагаю, ты не сделал того что я просил! - как-то по философски не то чтобы спросил, а скорее утвердил экстернал. Она сильнее чем оказалась, с ней были ещё два мутанта, я не смог достать, то что ты просил отец. Я подвёл тебя и заслужу любое наказание... После того, как Горгон телепатически обратился к своему отцу, он харкнул кровью прямо на любимый ковёр Гидеона, регенерация не успевала залечить все его раны. - Что с твоей ногой? - наконец-то посмотрев в сторону своего сына, который лежал весь в лужи крови, спросил Гидеон, отвлекаясь от игры со Жнецом. Дротик, из-за него я не могу вылечиться, мне больно.... отец... агония изнутри убивает меня!!! Сжав зубы, смотрел Горгон прямо на бизнесмена, продолжая харкать кровью и живой рукой держаться за раны. - Перестань жалеть себя, я растил мужчину, посмотри каким ты стал! Нью-Йорк плохо влияет на тебя, разве ты не помнишь, какое наказание было в клане Руки, когда ты не мог выполнить задание?! - серьёзно уже сказал Гидеон. Горгон лежал ничего не говоря с помощью телепатии, он держался за ребро, которое было сломано, он пальцами впился и вдавливал кость обратно. Сжав губы, он чувствовал, как обретает силы после сказанного Гидеоном и то место где не было ноги, начало уже что-то появляться и сращиваться. - Молодец Томми! Не забывай о том, кто ты есть и чей ты сын! - улыбнулся Гидеон, перестав смотреть на восстанавливающего сквозь адскую боль своего сына и теперь полностью переключил внимание на игру со Жнецом. - Мои дети с каждым днём, меня всё больше и больше разочаровывают! Но вскоре я это исправлю! - улыбнулся Гидеон, беря наконец-то свою белую шашку, а потом переставил её вперёд, тем самым предоставляя право Жнецу съесть ему свою шашку. Ход Гидеона (E3 на F4) - Отдохни Томми, вскоре нам предстоит выдвинуться вновь в поход, если к концу партии я не получу ключи от города, то мы навестим пару важных шишек в Нью-Йорке! Поэтому приведи себя в порядок и пусть твой меч будет всегда наготове, в моей коллекции не хватает ещё статуй и это твой шанс оправдать себя! - улыбнулся Гидеон, смотря на Жнеца и предоставляя ему право делать ход. Горгон улыбался, убрав чёрные волосы назад, он нацепил новые тёмные очки, а потом встав в полный рост, поклонился перед отцом и ушёл из покоев. - Горгон возможно единственный послушный сын, однако он слишком близко всё воспринимает. Поражения нас делают не слабыми, они учат нас переносить боль, сами того не понимая, мы становимся опытнее и сильнее, беря большой урок от тех, кто одерживает над нами вверх. И ты с гордостью можешь объявить, что поражение это не начало конца, а начало твоего пути к настоящей победе! Проблема моего сына заключается именно в этом! Важно не то как далеко ты заберёшься в гору, а сможешь ли ты встать перед падением с такой высоты! - наливая себе ещё кофе, закончил свою мысль Гидеон, вновь оставаясь со Жнецом одним в зале экстернала, потому что офисом или комнатой это не назовёшь, это скорее был или большой зал или квартира.

Molly Millions: Само спокойствие. Сама рассудительность. Казалось – куда больше, но именно так можно было охарактеризовать Смерть, когда она садилась за игорный стол. Не было атмосферы укора, который присущ Богу, не было азарта, что прерогатива Дьявола, карты, шахматы, хоть просто кости, - но любая игра со Смертью протекала тихо и размеренно, а порой даже растягивалась на десятилетия, на века. Конечно, сейчас таким багажом времени никто из игроков не обладал, Жнец должен был вернуться в свое привычно состояние, у Гидеона были планы, не терпящие отлагательств. Смерть с вежливой улыбкой на устах слушала рассказ Гидеона, он и был интересен, и нет. Когда знаешь ответы почти на все вопросы, это удручает, но радость ты находишь в их разнообразной интерпретации. Все равно что перечитывать так понравившуюся тебе книгу, ты знаешь как будет развиваться действие, кто главный герой, что станет с ним, чем вообще закончится повествование и закончится ли оно, и продолжаешь перечитывать том, раз за разом, потому как умный человек, умное существо смотрит на одну и ту же вещь не единожды и расценивает с разных позиций, учитывая разные характеристики и обстоятельства. Примерно также поступал и Жнец. Девушка обернулась и увидела буквально ввалившегося в помещение Горгона. Парень упал ни слова ни говоря, однако и без малой долей эмпатии было ясно какие мучения ему доставляют раны, полученные от неизвестного обидчика. Что он делал и где был все время, как покинул собор Жнец не знал, этот маленький пробел в своем знании он будет восполнять потом, а сейчас – он спокойно смотрел на воспитательную беседу, или само даже воспитание и пестования очередного отпрыска по идеям и духу, таким, каким его представлял экстернал. - Детям свойственно разочаровывать родителей, поскольку все они движутся по своему собственному пути, чтобы мы им не готовили, - заметила Смерть, смотря на ход Гидеона. – Каждый отпрыск, чадо, ученик, который заменяет нам семью, является сосредоточением наших надежд и разочарований, сначала они нас радуют, затем ввергают в уныние, но это закономерно, ведь они не мы, у них свой разум, свои мысли, свое живое сердце, бьющееся вне зависимости присутствуем ли мы в их их жизни. Даже одну и ту же идею, отец и сын воспринимают по-разному. Это не исправить. Словно бы на что-то намекая, Жнец не стал продолжать свою мысль, а сделал ход. G7 на H6. - У меня был ученик, однажды… Не бери в голову, - скрещивая руки у подбородка и подтягивая пол себя ноги, садясь в позу лотоса, продолжил Жнец. –Это был интересный опыт. Весьма поучительно для многих. Во всем есть свои минусы, человек, и в подчинении, и в неповиновении.

Gideon: Гидеон рукой проводил по подбородку, его движения были изящны, он не торопился ходить, просто смотрел в шахматную доску, когда Жнец сделал ход. Естественно нельзя было сказать, что игра в которую они играли была всего лишь любительской игрой между двумя друзьями, нет, определёно это не про Офру и всё что тут творится. Играй она в карты - они играли бы на старость и годы, играй они в шахматы - они бы играли за тысячи жизней и учесть стран, каждая игра начатая Гидеоном сулила определённые рамки и правила за гранью разумного. Здесь нет партнёра, который вдруг встанет и уйдёт, здесь нет игрока, который начнёт мухлевать или кто тот кто сможет угрожать другому. Игры, которые проводил Гидеон были зрелищем с родни боям гладиаторов, как и многие великие личности в истории и не только в истории, Гидеон вырос в семье, где традиции и законы были на первом месте у людей. Где за воровство отрубали руку, где за веру в другого бога требовали сжечь человека. Мир не далеко ушёл от этих времён, до сих пор кланы и секты воюют друг с другом, но не так открыто как раньше. Многие говорят, что чем дальше человек живёт и развивается, тем сильнее он убивает природу и вскоре они сами себя погубят. Но нет, это не так, если взять то, что было в средневековье, то как любили насиловать женщин и детей на войне и это было нормально, и то как святые отцы прятались в церквях и сжигали поэтов и любых свидетелей, имеющие неопровержимые доказательства в извращённости и разврате кардиналов и других известных шишек великой церкви. Сейчас культура более или менее, стала развиваться, Иисус стал маркой казино, статую Будды можно встретить в чайна-тауне у любого суши ресторана. О рождении Христа снят мюзикл, Ахиллес и Гектор герои экшен фильмов. Двадцатый век исключительно прославился тем, что извращая всё это, он всё же делает всему этому большую рекламу. Нежели как кричать, что сжигать лекарей и утверждать, что она ведьма, дело правое. А ещё если ты говоришь, что на то воля божья, это выглядит больше чем чистым безумием. Гидеон считал, что именно сейчас, когда человечество на пороге великих открытий, когда наука стала выходить из под контроля. Именно в этот пик развития человечества, Гидеон посчитал, что это прекрасная возможность начать свой поход. План, который он так давно вынашивал. Но каждый план имеет свои казусы, проблемами экстернала были его враги. Каждый враг являлся той частью фигуры, которая мешала двигаться тому маленькому механизму в его адской машине. Домино - которая не дала погрузить Нью-Йорк во Тьму и теперь, которая решила найти карты раньше него; Гамбит - собирающий силы в своих Гильдиях, чтобы противостоять ему; Король Теней - решивший воскресить армию Анубиса; Чёрный Тарантул и многие другие... Врагов становилось всё больше и больше, требовалось, что-то делать, поскольку союзников он терял быстро, неимоверно быстро. Несмотря на все свои ресурсы, Гидеон не сможет долго удержать трон Офры, если враги объединят свои усилия против него одного. - Может ты и прав Жнец... - начал Гидеон, а потом вновь окинул доску беспристрастным взглядом. - Все мы разные, все мы смотрим на одно и тоже с разных сторон, но судьба у тех, кого я отобрал - одна!!! Каждый будет верным легионером в армии, которую я соберу! Этому миру не хватает кое-чего, поэтому я хочу его изменить, сделать лучше! Но, как и ты, многие считают, что я выжил из ума... - усмехнулся экстернал. - Хотя напротив, я так много поведал, что уже знаю, какой будет исход у этой саги! А посему меня не остановить, грядёт буря! Война мутантов и людей уже на пороге! И я использую людей против них самих... - Гидеон хотел раскрыть более подробно свои планы Жнецу, о том каков будет всё же его следующий шаг, но их прервали. Доктор Шедоу постучался и вошёл в покои бизнесмена, кивнув слегка в знак приветствия своему хозяину, а потом он остановился и посмотрел изучающим взглядом на Жнеца, вскоре он повернулся к Гидеону и спросил: - Это в самом деле он? - улыбнулся доктор. - Познакомьтесь, Жнец это доктор Шедоу, док это Жнец, мы порой зовём её - его... - Смерть?! - улыбнулся доктор, перебив Гидеона. - Так что вы хотели док? – улыбнулся в ответ Гидеон. - Карты! Мы уже нашли два фрагмента! - протянул он коробку своему хозяину. Гидеон открыл коробку и посмотрел на две лежащие карты, а потом его глаза стали белыми и начали светиться, он перевёл взгляд источающего разрушительный свет прямо в сторону доктора Шедоу. - Сколько Домино нашла карт? - в его голосе слышалась власть и негодование. - Кхм... четыре, но позвольте... - начал слегка заикаться доктор. - А, сколько ты мне принёс?! - встал Гидеон, его руки окутало пламя прямо до локтей, сжигая одежду и оставляя голую кожу покрытую огнём. - Я спрашиваю сколько док? - Две …Сэр, у неё не было карт! - встал на колени доктор, прямо перед вознесённой рукой своего хозяина, в которой возникла огненная пылающая сфера. - Неудача за неудачей! - дальше Гидеон начал произносить проклятья на десяти разных языках, в основном это были языки североамериканских индейцев, испанский, японский на пяти разных диалектах в том числе и мандаринский, также дагестанский и последний был арабский. - Она достанет две остальные карты! Хозяин, прошу вас, она не станет рисковать жизнью своего брата! И как вы и велели, она найдёт карту Короля Теней! - взмолился доктор. - Даже если такая, как Домино смогла полоснуть меня кинжалом в шею и заставить молнию ударить мне в сердце используя для этого только одну жалкую фортуну! То каким образом, она остановить армию Теней? Тут этот трюк второй раз не прокатит! - спросил Гидеон, голос его стал спокойным и огонь исчез с рук, однако запах гари не уходил. - Я проверил она не одна! Вам будет интересно, что я смог узнать о втором! – поспешно сказал доктор. - Что ещё за второй? – спросил непонимающе Гидеон. - Сторожевая система ока Офры, зафиксировало энергию мутанта! Мэлис объявилась в городе! И если моя теория точна, то у меня есть одна интересная гипотеза. Она заключается в том, что она живёт в теле Домино! - улыбнулся доктор, вставая с коленей, зная, что это заинтересовало Гидеона. - Мэлис? Хм... Та самая детка Мэлис, которая не дала мне выкрасть Пандорум! Кажется, и теперь она решила мне перебить все карты! - улыбнулся Гидеон, вновь садясь на подушки и принимая позу лотоса, возвращаясь в игру со Жнецом. - Список моих врагов постепенно расширяется, порой меня это просто забавляет! Однако шансы остановить Фарука, у Домино резко возрастут с помощью Мэлис, что тоже не может не радовать! Из этой парочки выйдет не плохой толк! Но не более чем на это задание, дальше мне нужно, чтобы вы избавились от Мэлис раз и навсегда! - словно сам себе говорил экстернал. - Велите послать Горгона? - спросил доктор. - Нет, Томми останется со мной, как только партия будет сыграна, я вернусь к той просьбе, о которой говорил в CNN! Если ключи города не будут отданы к тому времени, как я закончу игру, Горгон и его красивые глазки мне понадобятся в стенах овального кабинета, чтобы показать, что я не намерен шутить! - улыбнулся Гидеон, а потом отложил коробку с картами. - Как скажите, кстати на счёт Пандорума, что делать с Лазарусом? Вирус успешно прошёл испытание на его теле, но по прежнему не хватает пару химических соединений, чтобы мы могли дойти до того колоссального размаха, при котором откроется вторая печать! - продолжал доктор, обращаясь к Гидеону и смотря на доску шашек, а потом переводя взгляд на Жнеца, кажется в присутствии самой Смерти, он был не так хладнокровен, как гений и учённый Офры, которым считал его даже сам Гидеон. Правильно говорят, перед Смертью все равны, только Гидеон всегда считал себя исключением из правил. - Ты же знаешь, даже если бы я и хотел, я не могу убить Лазаруса! Возьми всех, кто тебе нужен и найди недостающие компоненты, я хочу, чтобы вирус "Генезис" уже был готов, к тому времени, как первая печать окончательно раскроется! А теперь ступай, я жду остальные карты, учти это и в следующий раз, я не буду столь великодушен! - привычным голосом сказал Гидеон, слушая, как удаляются шаги доктора. - Что ж... - вдруг улыбнулся экстернал, хлопнув в ладоши, и доска тут же запылала огнём. - Я советую больше уделять времени игре, а не пустым разговорам, ты не тот соперник, кто может выиграть меня в словесной дуэли, и... - улыбнулся ещё шире бизнесмен, когда шашка, словно примагниченная отъехала назад на своё место, как будто игнорируя ход Жнеца. А другая его чёрная шашка с клетки G5 сразу же врезалась в шашку Гидеона на клетке F4. Золотистую шашку Гидеона окутала тьма и она начала плавиться, словно от действия какой-то кислоты, казалось, был слышен человеческий предсмертный крик у этой фигуры. Дальше чёрная шашка Смерти двинулась ещё вперёд и застыла на клетке E3. Тем самым по правилам шашек, Жнец был обязан съесть шашку экстернала и не имел сделать другого хода. Жестоко, та ситуация, та единственная ситуация когда ты можешь сказать: у меня нет другого выбора. Гидеон мог сказать, что возможно это единственное место в линии жизни, когда человек не имеет другого шанса и не может сделать выбор, а всякий раз когда другие говорят я не могу, у меня нет другого пути, они врут. Экстернал считал, что именно в шашках или в шахматах, единственное место, где серьёзно других путей ты найти не сможешь, когда уже правильно задан ход это только именно в такой ситуации, как у Жнеца. Но порой даже глаза могут обманывать и всё же на поле можно будет съесть и по-другому, однако не здесь и не сейчас, в этой игре всё рассчитано. Жнец был обязан съесть его фигуру, того требовала игра, и доска запылав сбоку алым пламенем, дала ясно понять, что играют они тут не на сырные шарики, раздевание или деньги, на кону ставка и цена у неё – жизнь и причём не одна. И если в следующий раз Жнец допустит такую же ошибку, она может обернуться ему в целую страну, это при минимальных потерях причём. Ход Жнеца (G5 на E3) - Мы сделали с тобой четыре хода ровно и ты допустил оплошность! - улыбнулся экстернал. - Я не сказал слово «ошибка», ошибкой было бы, если бы ты открыла пешку и я съел бы две твоих, встав в ближней позиции к клетке, где мог бы стать дамкой! Ты проглядела ход, упиваясь собственным превосходством статуса Жнеца, над статусами других людей, как обычных форм жизни! – Гидеон взглянул в глаза Жнеца. - Определённо тщеславие затуманивает нам разум и порой даже Смерти необходимо признать, что жизнь человека это вечная борьба за свою душу, за свои мысли, за чистые помысли, испытание совестью и всё в этом духе. Теперь ты чувствуешь, всё то что чувствуем мы, ты допускаешь ошибки, которые допускают другие, ты понимаешь, что чем дольше ты здесь заперта, тем слабее ты становишься и тем сильнее становлюсь я. Ты отвлекаешься, ты не можешь сосредоточиться! А ведь это… – улыбнулся мужчина, разводя рукой в сторону фигур. - Всего лишь игра в шашки! Но ты не можешь не восхищаться, как такая простая игра может сказать о человеке больше чем все годы проведённой с ним жизни! Наверное, я был прав, сделав выбор именно на этой игре, зная, что к концу партии кто-то явно станет слабее! Вопрос в том, кто? – улыбнулся Гидеон, пальцем двигая свою фигуру прямо в сторону чёрной шашки, которая недавно съела его. Золотистая шашка Гидеона сделала движение вперёд, доска начала шататься, ощущение, что идут какие-то сейсмические толчки. И вдруг клетка E3 на которой стояла фигура Жнеца, начала идти трещинами, а потом провалилась вниз кусочками деревянной доски унося собой вниз и шашку противника. Прошла секунда, послышалось эхо, словно опять какой-то человеческий крик падающего куда-то в темноту живого человека. Дырка на месте клетки начала собираться и срастаться, золотистая пешка вступила вперёд и прошла ещё дальше, выходя с позиции D2 и останавливаясь на позиции F4. Ход Гидеона (D2 на F4) - Как правило, самое интересное начинается в этой игре с 8 или 9 хода! – улыбнулся Гидеон.

Molly Millions: Жнец нахмурился, появления Шэдоу он проигнорировал также, как если бы в комнату влетела муха, все внимание было сосредоточенно только на игре и на просчитывание тысяч возможностей выигрыша, однако быть уверенным в своей победе – этого он позволить себе не мог. Смерть прекрасно понимала, что сейчас она и на сотую долю не похожа на себя прежнюю, ей трудно предугадывать каждое действие Гидеона, точнее – все трудней, а потому… Смерть хмыкнула, отрывая взгляд от доски и настороженно смотря на экстернала, вежливо выслушивая его, чувствуя как внутри разрастается неприятное чувство гнева, ярости, обиды. Он был прав и неправ одновременно, неправ – потому как слишком отождествлял факт присутствия Жнеца с фактом существования человека, и прав – потому что делал это именно сейчас. Потому то, странное ощущение обиды и разочарование на краткий миг охватило Смерть, которой все больше не нравилось пребывание в этом мире, все больше она забыла то, что забывать не следовало, то есть самою свою суть, изначальное состояние, ни капли не похожее на теперешнее положение. - Возможно, - коротко отозвалась девушка. – Вопросы жизни это не по моей части, как и вопросы души. F6 на G5. Она сделала ход и также бесстрастно продолжила наблюдать за человеком, сидящим напротив нее. - Порой люди все усложняют и о некоторых вещах проще спросить сразу, будь то ответ на вопрос или исполнение чье-то воли. Как это ни странно, но все мы слуги в том или ином понятии, и даже когда победитель утверждается в своем статусе, в остальных аспектах он проигрывает.

Gideon: Ход Жнеца (F6 на G5): - Скажи мне вот что Жнец? - улыбнулся Гидеон, наблюдая, как его соперник сделал ход. - Сейчас ты чувствуешь себя, куда уязвимым, чем раньше, но что если бы я тебя спросил бы, - улыбнулся бизнесмен. - Допустим, что всё это закончится, весь этот кошмар! Ты сможешь вернуться обратно, артефакт навсегда будет уничтожен или спрятан и ты вернёшь себе былое состояние и сможешь уйти навсегда домой. Тогда тебе придётся забрать все эти невинные жертвы, которые сейчас страдают бессмертием по моей вине, разве не так? - улыбнулся Гидеон, доставая сигарету, и зажигая её серебристой зажигалкой с эмблемой компаса. - Ты ведь не сможешь оставить им жизнь, это в не твоих правилах, ты сама говорила мне, все кто умирают, должны следовать за тобой, иначе будет полнейший Хаос, так вот пока ты в этом теле, я хочу задать тебе один единственный вопрос и попрошу ответить на него честно... - улыбнулся Гидеон, склоняясь над доской, и смотря прямо в глаза Жнецу. - Если тебя освободит человек и ему суждено умереть, что ты тогда сделаешь? Правила есть правила, не ты их устанавливала не тебе их нарушать, мы то это с тобой знаем, таковы законы нашей необъятной Вселенной! Даже мне приходится подчиняться этим законам! - улыбнулся Гидеон, вытаскивая сигарету из-за рта и выдыхая колечки дыма. - Так вот скажи, ты нарушишь правила и оставишь ему жизнь и тогда обоснуй свой вопрос, ведь Смерть ничего не может испытывать, ни благодарность, ни сочувствие, ей чуждо даже то что будет с родными этого человека, у тебя есть определённая задача или же... Вариант второй: ты возьмёшь этого человека с собой в мир иной потому что так надо, потому что не должен будет возникнуть Хаос, потому что в списке твоих правил за всю историю жизни не бывает исключений, твоя профессия не тот случай, где можно передумать или одуматься! - Гидеон загадочно улыбался, смотря на Жнеца. Кажется, он уже давно предугадал все ходы, теперь только хотел получить пояснение на все действия противника, чтобы быть уверенным, что он всё правильно растолковал. - Сложно ответить да? - улыбнулся Гидеон. - Сейчас требуется всегда думать, нет той уверенность что раньше! Возможно, ты даже найдёшь быстрый ответ, потому что не испытаешь на себе всю ту тяжесть вопроса, которого я тебе задаю, но поверь мне, у тебя ещё будет время сделать этот выбор и прочувствовать всё наслаждение этого момента. И я по любому узнаю, кто из нас будет прав, а кто лишь умело чешет языком! - спокойно говорил Гидеон, наливая себе ещё кофе и доставая трюфеля. - Кстати... - перевёл взгляд на доску, Гидеон. - Есть два типа жертв: правильные и мои... - спокойно сказал он, рукой беря шашку и поедая фигуру своего соперника, тем самым, продвигая свою пешку к краю доску. Ход Гидеона (F4 на H6): - Играя в эту игру, вопрос заключается не в том, выиграешь ли ты или проиграешь, а выживешь ли ты или нет! Неким образом шашки и шахматы отлично дают понять психологию людей, особенно твоего соперника! Не приятное чувство да? Обычно злость, гнев, а тем более зависть - это последний из смертных грехов, что исходит из человека, но в твоих глазах я порой то и дело вижу их! Глаза зеркало души, их не исправит никакой хирург или волшебник, поэтому я люблю любоваться глазами своих статуй, потому что глаза никогда не способны на обман, - принялся улыбаться Гидеон, спокойно беря вновь чашку с кофе и начиная спокойно попивать оттуда свой горячий напиток. - Эх… Все вы пешки в моей тщательно продуманной игре... - словно самому себе сказал экстернал, вспоминая последнии события с Минотавром, с Королём Теней и даже пострадавший от кораблекрушения корабль. - Будь хоть человек хоть нет, принцип один и тот же, вы нагло уверены в своих собственных силах, однако стоит мне правильно расставить декорации, как вы не замечаете, что сами губите себя! При всём моём великолепии и власти, что я обладаю сейчас, я никогда не был кукловодом, за ниточки вы всегда дёргаете сами, я лишь разрабатываю подходящую атмосферу для этого великолепного спектакля под названием жизнь! - вновь закуривая, в своём философском тоне сказал Гидеон. - Пока ты окончательно не пустила все свои фигуры в последний свой поход против моей золотой армии, я хочу сделать тебе выгодное предложение. Давай пересмотрим наше пари, как насчёт, того, что я не стану забирать жизни нескольких людей, сойдёмся на одной единственной душе! И если ты проиграешь, ты заберёшь жизнь этого человека, ты согласна? - улыбнулся Гидеон. - Один вместо сотни тысяч! Как тебе? Я думаю, предложение разумное! - улыбнулся Гидеон, алчно и хитро потирая рукой щетину своего подбородка. - Условия будут простые, ты покинешь это тело и будешь забирать жизни тех людей, что сейчас не могут умереть! Но вместе с этими телами, ни при каких условиях, чтобы ни случилось в твоей жизни, чтобы ты не стала делать, если этот человек умер и ему суждено идти за тобой, ты его возьмёшь, мы договорились с тобой? – протянул руку Гидеон, над доской шашек. В камине тут же начал разрастаться огонь, при этом экстернал улыбнулся, вытаскивая сигарету из-за рта. - Ну как? По рукам? Кстати время восьмого хода, не забудь! Я же обещал, что будет интересно!

Molly Millions: Слова – игральные фишки умных людей, разменная валюта в этом органически структурированном мире насилия и распада, гниения и воскрешения из небытия. Пустой звук, раздающийся в темном помещение, громкий крик, пронизывающий узкое пространство комнаты, словно мяч, отскакивающий от стены, эхом отдающийся в голове, повторно прокручиваемый мысленно, упакованный на весы правды и лжи и затем растоптанный в пыль. Возьмите горстку песка – это ваши слова, возьмите песчинку – вот вся их суть. Жнец молча смотрел на доску, не поднимая взгляда на Гидеона и внимательно вслушиваясь в каждое слово экстренала. Сейчас он ставил перед ним логическую задачу на выбор долга или чувства, что предпочтет тот, кто призван играть свою роль этого мироздание, находясь в форме непривычной и сковывающий всяческие попытки вернутся в состояние изначальное, придти к соглашение с самим собой, снова стать прежним, беспристрастным, равнодушным, ни жалеющим, ни сочувствующим. Сколько сложных понятий придумал человек, чтобы можно было выразить простое чувство безразличия и одновременно участия в судьбах миллион или миллиардов, а может квадриллионов, ведь люди только часть всего этого необъятного пространства. D6 на E5. Смерть сделал свой ход и наконец поднял равнодушный и холодный взгляд на Гидеона. - Вариант третий: бытие незыблемо по своей основе и всех его законов не может постигнуть никто кроме сверхразума в вашем понимании представленного тем или иным божеством, но божеством не являющимся. Во всех правилах есть исключения, во всех законах есть лазейки, во всяком конце есть начало, а порядок берет свое начало из хаоса, они сменяют друг друга по мере развития вашего мира, рано или поздно все придет к изначальному существованию, но одна песчинка не держит бархан, потому ее изъятие не даст отклика, с другой стороны – остальные песчинки последуют ее примеру, что так или иначе скажется на пустыне всей. И мой ответ – спроси у юристов. Они хорошо разбираются в вопросах компромисса и долга, человеческого долга. Нельзя поступать по совести когда ее у тебя нет, и нельзя нарушать законы бытия только если у тебя нет веских оснований, порой для этого достаточно прихоти, как ты сказал бы, но чаще всего за нас решает все само оно. Жнец вновь опустил взгляд на доску, подпирая подбородок костлявой рукой. На лице девушки выступили глубокие морщины, а волосы совсем посидели. - Нет, - коротко ответила Смерть, ожидая следующего хода противника.

Gideon: Ход Жнеца (D6 на E5) Гидеон посмотрел на жнеца, а потом закатил наиграно глаза и улыбнулся, когда снова пошла речь о бытие и небытие, о хаосе, гармонии и не гармонии и опа как ласкает слух откуда ни возьмись появившегося слова - юрист. - Не было ещё такого дела, которое я проиграл! Не было ещё такой тюрьмы, что меня сдержала! Не было цели, к которой я не шёл бы до конца! - спокойно сказал Гидеон. - Ты решила отказаться? Я так понимаю... - усмехнулся Гидеон. Видимо Жнец понимал всю иронию ситуации, а может, и не понимал и просто боялся. Вновь они уткнулись в тупик человеческого фактора и страха неизвестности, а что будет дальше? Что будет когда партия будет сыграна, отпустит ли Гидеон Жнеца, как и обещал или возьмётся ли Жнец собирать души для Гидеона? - Мда... Вновь тупик... - задумался экстернал, а потом посмотрел вновь на Жнеца, иногда поглядывая на доску с шашками. - Ты жертвуешь кучками неизвестных тебе людей, которые являются ключевыми событиями в истории великих героев, ради одного неизвестного тебе человека? Тебе ничего не даст имя или его фамилия, должность, будь то хоть президент! Это как коробка с кнопкой, нажмёшь и миллион твой, но кто-то обязательно умрёт на другом конце земли, от нажатия твоей руки на эту кнопку! - ответил Гидеон. - Давай ты оставишь эти уклоны от прямого ответа и скажешь, что для тебя одна жизнь неизвестного, в обмен на жизни десятков других людей? Ты ведь даже не знаешь, кто моя цель, ммм? - улыбнулся коварно Гидеон. В этом и состояло всё представление Гидеона, у него колода карт, которую он всё время тасует с каждым разом, задавая новую игру. Жнец являлся в этой колоде жизни ключевым символом козыря, и вопрос в том, какие карты на руках у Гидеона, потому что он не стремился их открывать, пока команда в покере не скажет своё очередное и неизменное "вскрываемся". И суть соперника во время понять, что же за карты на рука у экстернала, пока время игры не подойдёт к концу, и он не вскроется. Вдруг в комнату вновь вошёл доктор Шедоу, рядом с ним стоял восстановленный Горгон, у обоих на лице читалось что-то они пришли сюда не наблюдать, как глава корпорации играет в шашки со Смертью. - Мой бизнес меня скоро убьёт, прошу прощения, вынужден отклонится! - поправив халат, сказал Гидеон, вставая, а потом пальцем двинул вперёд свою фишку. Ход Гидеона (С3 на D4) - Пока я улаживаю свои дела, господин Жнец может подумать, над следующим ходом! - улыбнулся бизнесмен, а потом вновь переменившись в лице, подошёл с серьёзным видом к доктору и Горгону. - Вы слишком часто начали появляться в моих покоях, я надеюсь это что-то важное? - спросил Гидеон, гладя на обоих. - Вы просили информировать обо всём, что творится в Марокко. Вновь обнаружен скачок силы, не такой мощный, как мы ожидали. - начал говорить первым Доктор Шедоу. - Армия Анубиса ещё не воскрешена, но я заметил разные смещения в полях вероятности и на астральном уровне. Судя по всему они... - Затеяли драку! - улыбнулся Гидеон, заканчивая фразу за доктора Шедоу. - Король Теней бьётся с Мэлис и Домино, и судя по всему дочери Офры нужна помощь! Наше оборудование перестало ловить её энергию и способности, она угасает, она умирает... - пояснил доктор Шедоу. - Послать им на помощь Горгона? - Нет, Домино большая девочка, да и не просто я ввёл в игру Мэлис! Они прекрасно дополняют друг друга, чтобы победить Короля Теней им нужно действовать сообща, Фарук хитёр и умён, он знает все мои возможные ходы и все их возможно ходы. Поэтому мне так важно, чтобы Мэлис и Домино убили его! - уже шёпотом говорил Гидеон. - По ситуации этого не скажешь, сейчас он убивает их! - настаивал доктор Шедоу. - Мне придётся рискнуть собственной дочерью, чтобы выиграть эту партию. Но я надеюсь, что Мэлис, которую мы ввели специально для таких ситуаций с Домино, не даст ей погибнуть. Скажу одно док, наблюдайте пока за ситуацией и не смейте вмешиваться. Если Домино и Мэлис проиграют, я разом устраню препятствия на своей доске, если же они убьют Фарука, я лишусь сильного оппонента. Любой расклад этой партии меня бы устроил! - улыбнулся Гидеон коварно. - Я отправил Домино не просто так в Марокко, порой чтобы сразить своих врагов, лучше их натравить друг на друга, как бешенных псов! Одна псина умрёт, другая ослабеет после битвы, и мне не составит труда добить слабого пса! Главное, чтобы эти олухи не поняли, что по сути они не представляют для друг друга ни какой опасности! Их враг на самом деле ни тот, с кем они сейчас бьются и мне важно, чтобы псина на которую я поставил, сумела выжить и перегрызть горло другой собаке! - закончил Гидеон. - Я понял, спасибо сэр, извините, что потревожил, сообщу о результатах потом! - отклонился доктор Шедоу, идя в обществе двух охранников и выходя из покоев экстернала, направляясь прямо в свою лабораторию. - Что ж, ты я полагаю здесь, не чтобы угостить меня китайским печеньем судьбы? - улыбнулся Гидеон, смотря на спокойного Горгона, который был хладнокровен под своими тёмными очками. Они нашли нашего связного! Передал по телепатии Горгон. Мистера Вонга? Тот который занимается нашим картоксифаном? Гидеон странно посмотрел на японца, а потом задумался. Был ряд проектов у экстернала, которые были скрыты от глаз других, и один проект всплыл сейчас наружу и стоял под угрозой. Мистер Вонг судя по всему был одним из лучших биологов и химиков-генетиков работающий на Офра Индастриз, и кажется сейчас кто-то ломится в тайный проект Гидеона без спроса. А если ломится, значит были следы оставленные им. Да, это француз и блондинка! Известные вам, как мутант Гамбит и Степфордская Кукушка. Пояснил Горгон, он смотрел только вперёд, между ними казалось, нависла какая-то мёртвая тишина, однако любой бы телепат догадался бы, что они говорят по другой, куда призрачнее способе общения. Телепатия на которой говорил Гидеон и Горгона, часто таким общение Гидеон называл «призрачная сеть», Гидеон разработал специальный и сверхсложный шифр, развивая свою призрачную сеть, где бы только мог преданные ему люди могли понять о чём идёт речь. Мистер Вонга хорошо охраняют, однако этого мало будет, проследи, чтобы он продолжил дальше работать над картоксифаном, устрани всех, кто тебе будет мешать. Не жалей никого, мне не нужны лишние свидетели. Посмотрел на него сверлящим взглядом, Гидеон. На нашей доске возникли лишние фигуры, и мне нужно, чтобы Гамбит и его подружка стали легендой. Устрани их и не жалей на этот раз своих сил. При этой мысли улыбнулся Гидеон, спокойно кивнув и наблюдая, как Горгон кивнул в ответ отцу, и тут же испарился в воздухе. - Пора брать отпуск, работа занимает много сил и времени! - улыбнулся Гидеон, потирая ладошки и возвращаясь вновь к игре, и к своему загадочному партнёру. - Так о чём мы? Ах да, так почему ты отвечаешь мне «нет»? Я так и понял… – улыбнулся Гидеон, наблюдая за доской.

Molly Millions: - Нет, не знаю, но так ли это важно? – Смерть пожал плечами, смотря на доску и беря в руки уже давно остывший кофе. – Ты придаешь слишком большое значение каждому своему действию и слову и обличаешь их в пафос вседозволенности и могущество. Что ж, ты имеешь на это полное право, поскольку можешь спокойно распоряжаться дарованной тебе властью в мире живых, но мир мертвых более тонок и там совершенно другие правила. Или мне надо было сказать, миры мертвых? – Жнец наиграно задумался и улыбнулся. Это, действительно, не было существенной информацией, будь жизнь это президента США или обычного ребенка, только-только появившегося на свет, несмотря даже на смертную клетку, Смерть оставался Смертью, самым циничным, по людским меркам, воплощением страха человека, который никогда не отступал от своего долга, от своей цели, который не утруждал себя такими словами и построениями предположений «что если», и как бы не хотел человек у Смерти не было чувства ответственности, а тем более какого-то намека на совесть и сочувствие этому миру. Это был всего лишь мир, с живущими временно в нем существами, которые так или иначе погибали с течением времени, один за другим, не более, не менее. Они могли быть интересны, но только и всего. - Утверждение более верное, чем ты думаешь, Гидеон, - наблюдая за ходом противника и пропуская мимо слуха последующий разговор экстернала и Шэдоу заметил Жнец. В6 на С5. Жнец отпил холодный напиток и благодарно улыбнулся, наслаждаясь горьковатым вкусом, чуть прикрыв глаза. - Почему? Зачем ты спрашиваешь меня, если сам знаешь ответ, или думаешь, что знаешь. До того, смертный, ты прекрасно объяснил себе все мои чудачества и отвечал на все вопросы, раскрывал карты, закрывая их от себя, мешал колоду без джокеров и тузов, оставляя лишь двойки и шестерки, так почему бы тебе самому не ответить на этот вопрос, а мне не промолчать, давая тебе шанс решить все самостоятельно? Смерть смотрел на Гидеона пустым, холодным взглядом, однако дожидаться ответа не стал. - Я ответил – нет, потому что, если бы сказал – да, то не было бы так интересно. Хотя, за такую игру, я и мог бы согласится…жаль, что искушение не мой удел.

Gideon: Гидеон улыбнулся и соединил пальцы в фигуре лодочки на своей груди, обдумывая слова своего партнёра. Однако не было на его лице прозрения или переосмысления, скорее наоборот. Партнёр Жнеца, брал его слова, кушал, пережёвывал тщательно и собирался всё это использовать против него. - Прошу не надо... - улыбнулся Гидеон, вставая и направляясь к одному из столиков. Рука бизнесмена тронула что-то на столе и стена в виде одной из статуй начала разворачиваться, выводя с другой стороны барную стойку. Гидеон подошёл и достал маленькую серебристо-тёмную фляжку со спиртным напитком. - Это бессмысленно, всё бессмысленно! По сути все, что ты говоришь, это не есть правда, очередной фарс или уловка! Это было бы правдой, может пару часов назад, но не тут и не здесь... Не в этом месте и не в это время! - склонил голову на плечо Гидеон и улыбнулся смотря на Жнеца. - Вся прелесть моей игры... - послышалось, как Гидеон берёт прозрачный стакан и наливает туда напиток, а потом взяв его, он развёл руками в сторону, наиграно. - Ты не кукловод, ты не наблюдатель, более того ты теперь даже не игрок! Вся важность игры... Всё её великолепие, традиции которой следует человек из одного века переходя в другой, всё это создавалось для одной единственной цели... - элегантно улыбнулся бизнесмен, отпивая немного из бокала. - В этой игре есть жертва и охотник и герой должен будет понять, что он жертва и что его шанс на спасение - это во время это осознать и стать охотником! - отпил ещё Гидеон, смакуя вкус великолепного напитка бренди. - В моей игре, есть охотники и есть потенциальные жертвы! Ты наверное себя причисляешь к тем, кому всё равно, кто наблюдает, высшей субстанции или некой силы... Но... Позволь я тебя разочарую, дорогой мой друг... - улыбнулся Гидеон. Он изящно держал интонацию и паузу, идя к Жнецу и проходя дальше доску, наблюдая за её раскладом и двигающимися фигурами. Гидеон остановился сзади Жнеца и подошёл к нему со спины, склоняясь около макушки девушки и осматривая с улыбкой доску. - Неудача - она как будто бы летает вокруг, ну и в конце концов, она должна на кого-нибудь опуститься... Тот же закон равновесия, как ты любишь говорить... И вот... - улыбнулся Гидеон, щёлкая пальцами прямо у под носа Жнеца. Доска вновь запылала по краям огнём, в прошлый раз это сулило плохое предзнаменование, и в этот раз было не лучше. Фигуры вновь запылали и ушли обратно на своё место, игнорируя сделанный ход Жнеца. Упиваясь на собственное мнение и доводы, больше отвлекаясь на разговоры и речи которые должны были разубедить Гидеона в его правоте, она всё это время теряла свою сущность, больше думая, что она таковой и осталось сейчас, но трюк был в другом. Она становилось более рассеянной, страдала неловкостью, одним словом Смерть становилась человеком и теряла свою силу. Пытаясь играть словами перед экстерналом, её не правильные и безответственные ходы и действия говорили больше чем её слова. Гидеон манипулировал игрой в обычные шашки, докапываясь до сути этого существа и в корне менял её, делая куда слабее чем она есть. Главная его разводка заключались в том, что он заставил поверить тебя, что ты это ты и есть. Хотя по сути, ты уже другой, ты стал другим, ты менялся с каждым своим словом, с каждой секундой проведённой в этой оболочкой, это пари, эти жизни, эти взгляды брошенные на умирающих. Всё это являлось частью опять таки одной из больших игр, которую вёл бизнесмен. Он не убивал, он не дрался, он не принуждал, он просто играл в шашки, он заставлял своего противника убивать самого себя, хотя он сам того не понимал, а может и понимал, но из-за обычной человеческой гордости и предубеждения, он бы никогда даже самому себе в этом бы не признался. Фигуры на доске дождались пока Гидеон и Жнец насладятся этим зрелищем, а потом двинулись так как и должны были по правилам. Чёрная пешка Жнеца по правилам не могла трогаться в свободном направлении, потому что другая стоящая ближе к золотой пешке Гидеона, обязана была её съесть по всем правилам игры. Ход Жнеца (E5 на С3) Гидеон отложил бокал на мягкие подушки, а потом руками провёл по седым волосам девушки, пальчиками ловя её локоны и убирая её волосы, назад за плечи. Носом он ловил её запах духов, странно до сих пор запах оболочки, девушки, которая пользовалась обыкновенными духами, не выветривался из тела. Возможно это единственное, что сейчас осталось от самой оболочки. Потому что тело ломалось, механизмы Жнеца работали неправильно, винтики, болтики, словно не выдерживали такого напора. - Время... Это единственное что человек не в состоянии контролировать... Время, как оно прекрасно, как оно ценно, и как оно умеет убивать! Убивать красиво! - шептал девушке на ухо Гидеон, а потом поцеловал её макушку головы, руками продолжая гладить её волосы и нашёптывать дальше, глядя на доску. - Иногда время может резать, как острая бритва, - улыбнулся Гидеон ещё шире. - У каждого человека наступает момент, когда он сломался, добро пожаловать в наш мир Жнец! Чтобы ты не говорил, чтобы ты не делал, всё становится бессмысленно в твоих устах, твои слова просачиваются, как песок сквозь пальцы. Ты теряешь силы, ты становишься слабым, как духом, так и физически будучи в этой оболочкой! Ты скучаешь по тому миру, по тем временам, когда всё было просто и не нужно было вечно бороться с собой! Теперь всё с каждым разом труднее и труднее, приходится искать ответы на вопросы, находя одно, ты находишь и кучу новых загадок! Всё чтобы ты не делала, чтобы не говорила, говорит об обратном... - улыбнулся экстернал, раскрывая ладонь перед глазами Жнеца, где из появляющегося дыма серы, стала образовываться фигура в виде косы с символом черепа. - Искушение в тебе так и бьётся, ровно, как и ненависть, ровно как и гнев, как и зависть даже! А есть чему завидовать, чему гневаться и чего хотеть! Тоска о былой силы, о былых мирах! Не стоит компенсировать мне мозги своими сказками о себе, ты уже далеко не тот, кого я увидел в соборе Святого Патрика. Осталось тебе только свыкнуться с этим! Доктор Фрейд тут я! Не ты... Многие пациенты являются по профессии своей врачами, но это не значит, что они здоровы! Ты не здоров, ты теперь такой же больной, как и всё человечество! Добро пожаловать в Нью-Йорк, большое яблоко радо приветствовать тебя! - улыбнулся Гидеон, закрывая ладонь и дым тут же исчез. Бизнесмен забрал свой бокал и вернулся к себе на место. Присев на свои мягкие красные восточные подушки, экстернал даже успел прилечь, рукой подперев себя под щёку и не стал думать над следующим ходом. Он потянулся рукой вперёд и съел пешку Жнеца. Ход Гидеона (B2 на D4): - В моих слова не больше пафоса, чем в твоих! В моих словах суть, которую нужно ухватить и держаться за неё до конца! Мораль сей басни такова, ты расходуешь пули в пустую, тебе следовало бы один раз прицелится и попасть мне в череп, вместо этого ты только палишь из своей маленькой береты в слепую! А я стою и только подаю голос, в надежде что на этот раз ты попадёшь! Но когда-нибудь… – улыбнулся Гидеон, отпивая ещё бренди. -Когда-нибудь мне наскучит стоять в этой темноте и наблюдать, как ты тратишь пули понапрасну! Но я буду терпеливым, я буду ждать столько сколько потребуется, и в роковой момент твои пули закончатся, и очередь стрелять дойдёт до меня и будь уверен мой старинный друг, я не промахнусь! – улыбнулся Гидеон, выпивая полностью напиток и потянулся вновь к фляжку, наливая себе ещё.

Molly Millions: Гидеон был прав. Чертовски прав, как бы это не раздражало сейчас Смерть. Да что там – вы вдумайтесь в саму суть этого понятии – Смерть раздражается! Как нелепо все звучит, как нелепо сейчас выглядит Жнец, пытающийся быть самим собой, но понимающий – все потеряно, время упущено, нужно было сразу, наплевав на все законы морали данной оболочки, не смотря на то, какие последствия это принесет, покончить с существованием тела, убить человека, который был носителем, а затем пройтись по миру чумой, катастрофой, Смерть пирует – как написали бы потом, но ему бы это было безразлично. Непреложный закон, мироздание незыблемо покуда существует он, как только и он уйдет в небытие, не останется ничего, а впрочем – ему то уже не знать этого, есть такая граница, где и его познания упираются в тупик, тогда то и возникают вопросы, тогда то и возникают желания так свойственные людям. Смерть тяжело вздохнула. - Если я тебя спрошу конкретно чего ты от меня хочешь, то ты опять ударишься в словесное извержение или же все-таки скажешь мне? Кто тот человек, что как бельмо на глазу стоит перед тобой и кого ты так рьяно желаешь уничтожить, а точнее перевести из одного состояния в другое? – все ходы были перекрыты, партия была проиграна, это было видно сейчас, это было видно даже невооруженным взглядом, притупленным человеческим зрением, с каким Жнец смотрел на доску, на мир, на то, что происходило за стенами этого здания. Кракен проснулся и протянул свои щупальца во все концы мира, дергая за ниточки безвольных марионеток. Нет, Смерть это марионеткой не была, пусть вас не обманывает тщеславие сильного человека, почти бога, мы ведь сказали уже – даже боги смертны, даже они умирают и ошибаются, но по-своему. Смерть всего лишь запутался в этих нитях по дороге туда, куда должен был следовать, и нити не хотели его отпускать, и чем больше Жнец оставался без движения, тем дальше становилась его цель, еще немного и она совсем исчезнет. Что тогда? Не будет думать о плохом. В6 на С5. - Давай я все же поберегу заряд своего револьвера, и подожду пока ты выйдешь из тени, чтобы выстрелить тебе, если не в голову, то хотя бы в сердце. Так, что ты хочешь, я не телепат, не сейчас по крайне мере, и потому твое сознание для меня такой же темный лес, как тот, что распростерся от Урала до Сахалина. Ты хочешь убить политика? Или же моя правда была в том, что это будет месть? Девушка спокойно улыбнулась, несколько цинично и наиграно.

Gideon: Ход Жнеца (B6 на C5): Гидеон проводил ежесекундно указательным пальцем руки по губам, словно пытался резать их, однако его кожа не была острой, как бритва, он только гладил свою лёгкую щетину на коже. Губы экстернала всегда были сухими, мокрыми они становились только от употребления алкоголя. Гидеон задумался, на этот раз дольше чем обычнее, казалось, что может Жнец, если и не попал в него, то задел его уж точно на этот раз. Потому что экстернал кое о чём задумался всерьёз, а именно над его словами. Его взгляд смотрел на одну только золотую пешку, стоящую около плотного ряда чёрных фигур. Классический приём, однако партия ещё не сыграна, если и Гидеон в свои планы планировал победу, то он её ещё не озвучил, выиграть может лишь тот кто ошибётся предпоследний. - Убийство политика ничего не решит, ты слишком мелко берёшь! Убив политика, я только разожгу котёл войны между такими как я и такими как они... - кивнул мужчина легко через плечо в сторону окна, указывая якобы на людей. - Многие пытались свергнуть правительство, но почему-то никто из них не догадался, как это сделать правильно и грамотно! Правительство это словно неприступная крепость Тюрель взятая в плен англичанами в Столетней войне... - жестикулируя руками и улыбаясь, принялся объяснять Гидеон. - Начни ты её осаждать, ты потерпишь тут же крах! Политика куда более замысловатая система чем любая паутина, с которой мне приходилось иметь дело! Начни атаковать ты её сейчас, ты потерпишь поражение с максимальными потерями! - улыбнулся Гидеон, потирая пальцами подбородок, словно что-то припоминая из собственного опыта. - Я же, иду по стопам Жанны Д'Арк, смелого человека, который не имел никакого понятия в военном ремесле и стратегии, однако нашёл слабое место этой неприступной крепости и благодаря этой победе и вошла в легенду! Вопрос в другом, почему я дох сих пор медлю? - продолжал слегка улыбаться Гидеон. - Убийство это мелочно, и как-то небрежно, я бы послал на крайний случай Горгона, но не стал бы просить тогда тебя! Если я прошу кого-то убить, значит это кто-то кого не может убить ни Горгон, ни я сам! Возможно смысл твоего заточения или пребывания в этом теле, заключается в одной только людской смерти! Смерть в обмен на свободу! Разве тебе это не знакомо? - спросил Гидеон, изучая шахматную доску, где умело расположились их фигуры. Экстернал принялся наблюдать за Смертью, он вновь налил себе напиток из серебристой фляжки. Гидеон взглянул на стакан, видимо он не особо имел охоту говорить напрямую и давать ответы. Ему гораздо проще, наблюдать как люди сами приходят к своим умозаключениям, как ложным, так и правдивым. Но даже если оно правдивое, человек в любой момент может податься сомнению и передумать. Это такая весёлая игра, в которой он создал лабиринт, и только он знает, где настоящий выход и в ту ли ты сторону направляешься. - Эх... Что такое месть? Ты знаешь, что такое месть? По твоему, это когда Тибальт бежит на Ромео размахивая шпагой, попутно выкрикивая ругательства на итальянском? - усмехнулся Гидеон. - Месть это блюдо, которое подают холодным, но также это блюдо которое ещё надо заставить врага съесть! Месть штука довольна не простая, за всю свою жизнь я понял одно: местью сыт не будешь! Она не принесёт покой, она только порождает новую месть! Это замкнутый круг, где ты сам себя убиваешь! - задумался над своими словами Гидеон, а потом вновь улыбнулся деликатно. - Ты ведь не думаешь, что Минотавр умер просто так, стал жертвой геройского подвига? Всё это фарс, часть очередного плана! Я использовал всех и вся, как только мог! Чтобы получить способности Амакелин, чтобы дать Гамбиту проклятые монеты, дабы он нашёл следующую карту, которая не в нашем мире! Астерий, был славным воином, однако не тянул на того, кто сможет завалить трёх мутантов и одного греческого героя! - рассмеялся звонко в полный голос Гидеон, а потом достал сигарету и закурил, предлагаю кубинскую сигарету Жнецу. - Представь себе существо, у него множество щупалец, они тянутся и тянутся вдаль через огромный непроглядный туман! Они длинные, очень длинные, и ты и другие, вы только на одном из них! Вы даже не представляете, что это такое и как долго надо идти, чтобы добраться до того, от чего растёт это щупальце, и кто же всё-таки им управляет! Что за существо? Ключ который даст ответы тебе и другим на все их вопросы! И вот... Это здание, Офра, это ключ, это ответ! Это мозг, который управляет этими щупальцами! - Гидеон сделал паузу и закурил, а потом выдохнул дым и взглянул на Смерть, создавая огромного кракена из дыма, щупальца которого извивались в разные стороны. - Множество героев, множество судеб, множество врагов и их судьбы! Где-то смерти, случайные точки пересечения, где они встречаются! Ниточки и все разные и они даже не подозревают о судьбе других! Что есть и другие, которые тоже постепенно двигаются сюда, с каждым шагом становясь всё ближе к сосредоточению истинного зла! - весело улыбнулся Гидеон, словно рассказывал сказку на ночь. - Ты должен понять меня, я не плохой человек! Просто кто-то любит воду, кто-то огонь, кто-то землю, а кто-то предпочитает воздух, все мы рождены под какой-то из этих стихий! А я люблю бизнес! Вот моя страсть, вот моя стихия, вот мой дом! - с каждой новой фразой открывался он Смерти, такой как Гидеон не раскрывает планы раньше времени, а значит даже на этот случай, он был уверен в успехе своей миссии, на сто пятьдесят процентов. - Ты не выстрелишь мне в сердце! Не потому что не попадёшь! Ты попадёшь, но ты должна была уже задать себе вопрос, разве человек который на такое способе и играет с жизнями людей, словно господь бог, имеет сердце? Я потерял сердце давным-давно! Стреляя в грудь, твоя пуля пройдёт навылет! Я умер внутри себя, как бы это не парадоксально звучало бы! Я не способен испытывать любовь, потому что любовь как показывает опыт, убивает нас, делает нас слабее! Я человек, которому уже давным-давно нечего терять! - при этих словах Гидеон с улыбкой вспоминал мимолётный роман с Кандрой не увенчавшийся успехом, якобы бессмертной стала скучна такая вечная любовь или то как Селена убила его. Он понял одно - любви нет, всё это ложь и мираж, просто мы целуемся и трахаемся, не замечая, как партнёр всадил нам давно нож в спину и ковыряется лезвием в нашем сердце. Рана начинает гнить постепенно, инфекция заходит, мы одурманены этой любовью, не замечая, как истекаем кровью, и внутри нас разит запах выходящего гноя, а потом... Потом рано или поздно ты проснёшься и обнаружишь «это». Словно известие о раке, словно кто-то ночью проделал дыру в твоём черепе дрелью. Ты будешь лежать, и все твои мысли будут о поглощены тем «а как ты мог дать этому случиться»? Но в итоге уже поздно. Физически ты в порядке, внутри ты мёртв, ты овощ, ты сухой лист оторванный от всеобщего дерева жизни, кто-то резал твой стебель, пока ты этого не замечал и тебе остаётся только убиваться этим всю оставшуюся жизнь или восхищаться работой своего партнёра, которого ты некогда называл своей единственной любовью. Гидеон поведал всякого, поэтому когда речь шла о слове "сердце", он вспоминал, как Домино лишила его ключевого органа, единственного родного сердца, которое у него было. Он вынужден жить с чужим сердцем, с сердцем предателя, своего собственного врага. Женщины гораздо опаснее заряженного оружия в ручке новичка и любую попытку их произвести на тебя внимание, стоит пресекать, пока роковое лезвие заточенное под вашу жизнь, не вышло из ножен. Поняв, что он слишком вдался в размышление и Смерть не понимает наверное к чему он клонит, он улыбнулся и закончил свою мысль краткой фразой: - Лучше стреляй в череп, тогда бы я хоть не стану искать причину и размышлять над этим долго! Да и костный мозг найти куда труднее, чем другое сердце! Гидеон перевёл взгляд на доску, может Жнец не понял шутки, но порой Гидеон любил себя окружать старцами и расти в их обществе. Он старался держаться всегда мудрых людей, но и никогда не недооценивал взгляды молодёжи. Кевин Форд был тоже не просто в списке его любимчиков и рычагом давления, для его самого главного врага - Селены. Гидеон видел в Кевине молодого себя, он видел амбициозного мальчишку, который не имеет семьи, имеет свой дар и не знает, что с ним делать. И если требовалось какое-то мнение, которое совсем бесполезное, но всё же забавное и своеобразное, то Гидеон мог всегда обратиться к самому младшему сыну. А что же касается Жнеца, то тут было сложно сказать, был ли Жнец гением или вообще новорождённым в этом мире, он вроде как всё знал, но многое в тоже время и не понимал. Он вроде всё знает в теории, но ошибается в практике. Знает про эмоции, но сам не в состоянии с ними совладать. Что делает его, куда интересным собеседником и этакой жертвой собственных убеждений, а Гидеон никогда не общался с обычными людьми. Если он брал котёнка и гладил его, то значит или этот котёнок был ни тем за кого он себя выдаёт, или у этого котёнка было великое будущее, способное изменить мир, бедный котёнок в руках экстернала никогда не мог быть бедным котёнком, этот комок шерсти уже стал частью чего-то масштабного. Гидеон только курил и кофе пил без особой на то причины, всё остальное он делал с точным продуманным расчётом. Ход Гидеона (D4 на B6): - Если партия закончится в мою пользу! Я хочу, чтобы ты забрала жизнь Домино! Вот тебе и слабое место Тюреля!

Molly Millions: Действительно, а что такое месть была для Смерти. Для настоящего Смерти – пустой звук, еще один довод в жизни именно людей, потому как другие создания не подвержены такому тлетворному влиянию рассудка нежели как человек. Все равно, что любовь, гнев, голод (духовный само собой), страсть и множество других оттенков этой целой радуги чувств и ощущений; он знал о них, не мало раз видел к чему они ведут, как зарождаются, хотя порой их рождение предугадать и понять было также трудно, как и сам факт их существования. Но, по сути – пустой звук, это все равно когда что когда вам известна формула самой мощной кислоты, разъедающей любую органическую и неорганическую ткань, но инструментов для ее создания, составных компонентов вы на руках не имеете. Смерть прекрасно знал формулу всех этих явлений, а воссоздать их в своем понимании не мог, просто потому что не умел, хоть и хотел иногда. Порой из-за чистого своеобразного любопытства, присущего только ему из всех антропоморфных явлений этого мира, порой дабы лучше понять психологию существа куда более примитивных в своем физическом развитии и не пользующими своей привилегией высокого развития духовного и морального, впрочем, мораль – это такой же продукт, как и месть. Жнец поднял взгляд на Гидеона, губы девушки благодарно улыбнулись. - Спасибо за совет, но ты сам подметил такой малозначительный факт, что все-таки можно достать, труднее, но можно. Тем более, выражаясь фигурально подобная метафора не вяжется ко мне, как ни крути, - она посмотрела на ход экстернала и, наконец, услышала то, чего и ожидала – имя. Жнец на минуту задумался жизнь удачливого существа, смерть которого должна была состояться скоро, но не настолько, впрочем «скоро» это в его понимании, для нее пронеслись бы годы перед их встречей. – Интересно, -проводя пальцем по подбородку и ощущая как кожа сама по себе натягивается на кость все сильнее, будто под ней ничего кроме кости и не было, Смерть на минуту задумался. Перед ним представала полная картина, с недостающими деталями, и порой, такой принцип назвал макиавеллизмом, приходилось идти на жертвы, дабы восстановить картину в целости, не упустив ни единого кусочка полотна, а главное не испортив тех, что имел на руках. Жизнь девушки и тех, кто должен был умереть, в обмен на свободу, иначе – умножение жертв с каждым днем, ради цели, сейчас ему неизвестной. Если кто-то ожидал, что Смерть благородно откажется, то он ошибался. – Хорошо, я заберу ее с собой, - ответил Жнец, не добавляя «жизнь», просто потому что это было бы не вполне корректно. И второе, если кто-то ожидал, что таким образом Смерть понадеется вернутся в прежнее состояние дабы остановить экстернала – вы также ошиблись, Смерть – настоящий циник, хоть и любопытный и порой заинтересованный, но что не касается Вселенной – не касается и его, поэтому в появлении на горизонте супергероя-суперспасителя также спешим вас разочаровать. А7 на С5. - Мне любопытен твой выбор, хотя все вполне закономерно – она хотела убить тебя, что ж, значит это все-таки отчасти и месть, - улыбнулся Смерть.

Gideon: Ход Жнеца (А7 на С5): - Нет, снова мимо! – улыбнулся слегка уголками рта, Гидеон. После того, что сделала Домино, после всех этих драк и баталий, где она пыталась сбежать от него, убить его, после разрушения половины башни, даже после всего этого экстернал не мог злиться на неё. Это были его ошибки, то что она смогла, это было то чего не смог предотвратить он. Злиться надо только на себя, враг оказался сильнее, учитывая, что этот враг был ближе к Гидеону чем кто-либо живущий в этом мире и в мире мёртвых. Теперь Домино нужно было убрать. Не потому, что Гидеон злился, или она ему не отвечала взаимностью, просто когда Билл выстрелил в висок Биатрис Кидо, зная, что она беременна от него. Он любил её, но всё же выстрелил в неё. Далее Билл в каком-то из диалогов сказал Биатрис, когда она таки убила всех его ассасинов и пришла за его жизнью, что когда он стрелял он думал, что делает всё правильно и знал что Биатрис умрёт, но а вот когда он выстрелил уже, он не знал что будет с ним самим. Убитый горем великий убийца и отец всех убийц на протяжении четырёх лет мучился безответными чувствами. У каждого из нас есть слабые места, они есть. У Смерти это пребывание здесь и её коса, даже у непобедимого Горгона оно есть, слабые места есть у всех. Гидеон хотел избавиться от своего слабого места. Он хотел устранить Домино, так будет легче, нельзя, чтобы что-то позволяло сделать тебя слабее. Убивай, как убивал раньше, поднимай меч и кромсай, как прежде. Домино предала его, это было самое настоящее предательство, но он медлил. Теперь он знал, что Король Теней использует её против него на полную катушку. Зная, что из всех них, он не сможет тронуть только её. А потому сам он её убить не в состоянии. Великий бог не тронул бы обычную девушку, носящую каждый день при себе две береты, хотя способен погружать здания под землю и топить суда в океанах, но её тронуть он не смог, мало кто себе в этом признается, но он об этом знал и это его наверное у бесило сильно. Этот смертный человечек был слишком хитёр и умён, и от него требовалось избавиться, как гласил бы закон бизнеса и стратегии ведения войн. Между финальной частью коварного плана и самим Гидеоном, стояла только Домино, собирая других мутантов против него. От неё требовалось избавиться, как и от Айзека Мендеса, как от Волны, Чарльза и всех других, кого Гидеон нагло использовал в своей шахматной игре. - Просто сделай это, и я буду знать, что наконец-то смогу довести дело до конца! - улыбнулся экстернал. - Я дал Домино всё, что ей требовалось, научил её стрелять, выполнять приказы, грабить, убивать и прочее. Всё из чего она состоит, я сам построил и возвёл, она неотъемлемая часть меня! Я мечтал создать идеального убийцу, и я сделал её такой, - с восхищением говорил Гидеон, выкуривая снова одну из своих сигар. - Однако я её породил, моё право и убить, ничего личного это всего лишь бизнес! - улыбнулся хитро и алчно экстернал. Раскрывать весь свой замысел Гидеон не стал. Он рассчитал все свои шаги на десять ходов вперёд, сейчас грядёт война между мутантами и людьми и похоже он знает, как вновь вернуть баланс в его пользу. С помощью армии можно захватывать бастионы и легионы, но она ничто без денег, деньги крутятся во всех оборотах и сферах этого мира, и они позволяют воплотить желания в явь. Гидеон об этом знал с давних пор, он изучал бизнес, как если бы он учился заново дышать и ходить. Этот человек был великим гроссмейстером и всё в его понимании это доска с клетками в чёрный и белый цвет и каждый человек эта фигура. Только он умело мог водить свои фигуры, устраняя всё с минимальными потерями для себя. Гидеон никогда не пользовался способностями в открытую, всегда старался заметать следы, если того требовала ситуация, он обожал сложные ситуации и если изначально у него была два юнита против всей армии, он мог взять месяц и обратить несколько долларов уже в пять. Это был один из самых опасных противников и опасен он был тем, что опасность свою он не раскрывал до конца. И кто бы мог подумать, что он хотел заполучить Смерть, наверное любого другого уже противника остановили бы давно те же Люди Икс, но он уже несколько дней наблюдает хаос в воцарившемся мире. Возьмите страну, взяли? Возьмите города, соседние страны, да ладно чего уж там, берите весь мир. А теперь берите общий процент смертей в один час. Взяли? Молодцы, а теперь подумайте сколько за это время умирают от холеры, рака и других болезней и ранений, а если это несколько часов подряд продолжается уже? Гидеон всё это знал, он знал, что те кто должны были уже умереть, мучаются в агонии сейчас, что те кто внутри здания CNN и должны были сдохнуть от нехватки кислорода под землёй, задыхаются уже несколько часов, те кто погребён под зданием тоже своего рода существуют всё ещё. Это был не божий промысел, это была прихоть ада. Гидеон не пытался сделать мир лучше и богаче, он просто и нагло проучал по своему людей, заставлял их бояться мутантов, однако всегда за этим стояла и другая причина, как к примеру тоже убийство Домино. Гидеон в каждый свой шаг вкладывал десятку удобных причин, чтобы убивать не одного и не двух зайцев, а сразу десяток неудобных вредителей и мелочей, которые его тормозили. А это в его понимании только одна клетка, теперь возьмите всю доску целиком, сколько ещё клеток он намерен пройти, учитывая, что ошибки экстернал делает, но всё же очень редко. - У меня одно условие, только одно! - сказал Гидеон, раздумывая над следующим ходом. - Когда партия будет сыграна, не надо убивать Домино сразу, - улыбнулся он и посмотрел словно Люцифер на поверженного Михаила. - Я дам тебе удобный случай забрать её жизнь! Видишь ли, я люблю устраивать шоу и масштаб этого мероприятия будет огромен! Возможно, ты ещё будешь в теле, когда узришь, масштаб моих деяний! - Гидеон говорил загадками, его это забавляло, он сказал Смерти куда больше, чем кто-либо мог знать на земле. Знай любой Иксмен то что знает Смерть, или то что она слышала в этом здании, или даже то что она вообще тут находится и помнит как сюда попала, многие отдали бы всё за это. Удивителен тот факт, что Башня Затмения, Башня Офры никогда не впускала чужака. Сыновей Офры она бы пустила, предателей семьи уже нет. Когда Гидеон говорил, что Офра мозг и ключ, он имел в виду, что само здание, что сама башня это что-то живое само по себе. Аид создал Кракена, чтобы убить злых титанов и дать молодым богам взойти на Олимп, Кракен являлся самым опасным титаном из существующих на земле. Также и Гидеон создал башню, ведь компанию не просто так называли мистической и не просто так все щупальца вели к ней. Здесь в каждом шкафу хранились десятки мистических скелетов и тайн. Гидеон знал, что ничего не потеряет, Смерть уйдёт из тела, девчушка по имени Молли Миллионс никогда не вспомнит, что с ней было. Поэтому Гидеон полностью доверял Жнецу каждый секрет и держал его всегда при себе на случай, если появятся очередные герои меча и шпаги. Определённо он уже ждал встречи с Королём Теней, в глубине души он ощущал злобу своего врага и его алчность, которая его сгубила, как и Тарантула. Он ощущал и Мэлис, которая с каждой секундой своего существования на земле, всё больше интересуется его персоной и хочет добраться до него. И об этом он тоже позаботился, как и о том, что Домино долго в игре не пробудет и он сместит их лидера прямо у них на глазах. Самая сильная фигура станет самой слабой и ненужной уже на поле. Устранив лидера, он устранит строй, разбив строй команды, он разобьёт легко и других. Король Теней лелеет надежду на Домино, но будет весьма интересно, когда Гидеон заберёт эту надежду у него и у других кто с ней. Жестоко, но бизнес сам по себе жестокий мир. Ход Гидеона (F2 на E3): - Приятно видеть, что ты учишься на своих ошибках мой друг! – улыбнулся Гидеон, сделав вывод, что его друг на этот раз умело съел его шашку и уверенно двигается в его ряды. Однако Гидеон не собирается замыкаться в углу и идёт навстречу, тактика дальше его проста, сейчас он возьмёт ещё одну пешку к ведущей фигуре и пойдёт в атаку, партнёр его пойдёт в защиту, кому-то из них придётся попотеть потом.

Molly Millions: - Я НЕ УБИВАЮ! G7 на F6. Было все-таки в этом голосе что-то странное, не вполне человеческое, двойственное, как будто вы слушали одновременно двух разных людей и второй говорил с опозданием в доли секунд, едва различимое, и все же режущее слух. Замечание было сказано тоном вполне серьезным, хотя Смерть нисколько не желал показать, что тем самым угрожает экстерналу или затевает очередной спор, скорее он поправлял неточную формулировку человека, сила привычки брала свое, пусть этой силе и было не так много времени, как самому Жнецу. Убийство – это прерогатива существа смертных, или бессмертных, хотя смертно все по своей сути, просто что-то умирает так, а что-то по-другому, кто-то, едва душа покинет тело, разлагается трупом, а кто-то отправляется в бесконечный отпуск в забвение, едва вера, на которой зиждется его сила, иссякнет, едва последний человек на земле поймет, что все его молитвы бесполезны и скорее обращены к себе самому, и так похожи на жалобы трехлетнего ребенка, что становится стыдно. - Мне все равно, - более тихим голосом, более человеческим, продолжил Смерть. – Момент, или как ты выразился случай, всегда предоставляется подходящий, какой бы час и где бы это ни происходило. Что будет сопутствовать этому, роли не играет, равно и то, как свершится это. Если для этого нужно устроить какой-то праздник, подобный тем, что раньше устраивали ваши предки, пожалуйста, я редко обращаю внимание на то, что происходит вокруг, я лишь выполняю свою работу. Когда светит солнце и жнец собирает выращенный им урожай перед зимними холодами, обращает ли он внимание на полет птиц, бег реки и горизонт? – Смерть замолк, смотря на Гидеона чуть нахмуренным взглядом, могло показаться, что он чем-то недоволен, хотя это отчасти было правдой, недовольства все же он не испытывал. Несмотря на заключение в смертном теле, полную дезориентацию во времени и пространстве, а также тот факт, что вдруг стал ощущать себя, действительно, трехлетним ребенком. – В вопросе о праве жизни и смерти я мог бы поспорить, но не стану, отчасти ты прав, отчасти – нет, просто потому что ты не божество, и даже у божеств нет права давать или отбирать чью-то жизнь, ни у кого, ни у единого существа, облеченного в плоть и кровь этого права нет. Тем не мене, вы всегда поступаете по своему. Как говорят? Ах да, у вас нет навыка строить, но есть инструменты для этого, кажется так? Жнец вздохнул, переводя взгляд вновь на статуи и внимательно рассматривая их.

Gideon: Ход Жнеца (G7 на F6): Гидеон улыбнулся, когда вдруг Смерть повысил голос. И повысил, это было ещё мягко сказано, скорее тот решил произвести впечатления на него и донести до него суть сказанной им фразы. В итоге бизнесмен потянул руку в карман своего халата и достал свежий платок. Потирая лицо от ветра, что исходил из голоса девушки и каплей слюны, которую ещё не до конца контролировал его собеседник, как рефлекс человека, пребывая в теле смертного. Гидеон поправлял складки халата, выкидывая метким броском платок в урну, стоящую рядом с его офисным столом. Потом наконец-то дослушал до конца то что сказал его партнёр, но взгляд его прикован был сейчас к доске. - Нет, ты действительно мало знаешь о жизни, чтобы делать из этого такие выводы! Не спорю, о смерти ты знаешь куда больше. Дай скажу, не суди по пиву, лишь наблюдая за его цветом и каплями, которые пузырятся в бокале, если ты ни разу не пила этот напиток! - спокойно ответил Гидеон. - Что ты знаешь о нас? Только формальности, теорию которую вбили тебе твои же законы вселенной! Ты ходячий справочник, но если к тебе кто-нибудь подойдёт и попросит что-нибудь сделать, то что? - улыбнулся Гидеон. - Не буду обманывать тебя мой старый друг, на деле ты полный ноль, но ты не расстраивайся, все великие люди начинали с нуля! Полную чашу гораздо труднее заполнить, чем пустую! Знай ты наш мир, ты бы уже не поняла меня, а ты понимаешь, медленно но до тебя доходит всё то что я говорю тебе! - Гидеон двумя пальцами изобразил округлённую цифру нуля и улыбнулся лукаво. - Ты не создавал ничего, за всё своё существование, ты лишь наблюдаешь, если судить о нас грешниках, то нас наделили инструментами, в то время как мы хоть пытаемся создавать хоть что-нибудь и заметь своими руками! У нас не получается, да... История тому свидетель, часто сильнейшие цивилизации шли ко дну и великие армии терпели крах, но история учит нас, что если не рискнёшь никогда не добьёшься результатов. - Гидеон подпёр руки под подбородок и задумался, смотря на шахматную доску и продолжая свой диалог со Жнецом. - Ты не убиваешь? Ну что за абсурд! - усмехнулся он, словно Жнец сейчас доказывал, что два умножить на два будет не четыре, а пять. - Знаешь, в чём прелесть человеческой жизни? Тот кто не убивает, а смотрит, является соучастником того же преступления! И это делает тебя не лучше других, по сути ты давно потерял те границы, которые отделяли тебя от нас, грань была толстой прочной стеной, когда ты была невидима для нас, но когда ты в теле смертного, эта черта стала почти невидима для тебя! - устало и зевая сказал хозяин небоскрёба, вставая и затягивая пояс халата, направился в сторону офисного стала. - Ты подаёшься эмоциям, пытаешься играть по правилам, когда даже рай и ад уже давно играют не за то знамя, которое у них изображено на войсках! Глупец тут только ты! Ты вечно ждёшь и забираешь одну душу за другой. У тебя отпуск, когда в последний раз был друг мой? - улыбнулся Гидеон. - Когда вторая мировая закончилась? Понимаешь, устроила тут Швейцарию! - усмехнулся мужчина, нажимая на кнопку на панели, что была установлена в столе. - Мне будьте добрый ещё один кофе и тарелку с трюфелями! - Гидеон вновь вернулся к их разговору, позволив себе отвлечься на прелести его человеческой жизни. - Ты забрала жизни людей, что были в небоскрёбе CNN, ты наблюдала, как Легион и я творим зло. Ты даже не пыталась нас остановить. Да я знаю, ты Смерть, ты не защитник этого мира, но будь честна сама с собой, в глубине той тьмы, что таится в твоей душе, ты знаешь, что равнодушие бывает сильнее любого ядерного оружия, - Гидеон облокотился на стол и руками обхватил край стола, улыбаясь и смотря на своего друга. - Мы все убийцы и злодеи! Не надо притворятся кем-то другим. И к слову... - смотря в окно на лучи солнца в горизонтах Дубая, он перевёл взгляд на девушку и продолжил. - Любой жнец знает, что когда он собирает урожай, только самовлюблённый дурак не присмотреться на то куда летят птицы. Потому что порой по полёту птиц, судят будут ли холода или покажется ли признак тепла и засухи, а что касается реки и горизонта, то на это обращает внимание даже юная антилопа уверенная в сто пятидесяти процентах, что львы в этих краях не водятся. Давай не будем обманывать себя, ты уверена в своей силе и в своём предназначении, но я то знаю, что когда ты переходишь дорогу в этом теле, ты всегда смотришь в обе стороны, а всё почему? Инстинкты моя дорогая! - пытался донести до неё всю полноту и суть человеческой жизни, и что жизнь смерти ничем не отличается от людской, кроме того, что обязанности у них разные. - Будь честна сама с собой, чтобы осуждать нас, для этого ты слишком мало знаешь о нас. Тебя же никто не осуждает, я тебе указываю только на твои ошибки. Складывается ощущение, что ты пытаешься принизить человечество и возвысить только себя. Определённо после гнева и зависти, которые уже внутри тебя как эпидемия, тебе стоит бояться больше всего следующего греха - тщеславия! - улыбнулся хитро Гидеон, впервые за эти минуты разговора, он вновь принял на лице азартное выражение лица. - Мы несовершенны, я не спорю, и мне это нравится! Я такой, какой я есть, я давно принял себя тем, кто делает что-то и может за это ответить и никогда не сожалеет о содеянном. Но ты не в состоянии признать очевидное, ты давно не тот о ком ты сейчас ведёшь разговор! Так что делай то, что у тебя получалось лучше всего мой друг... - улыбнулся ещё шире Гидеон, присаживаясь и готовясь сделать ход. - Убей Домино, как ты убила других! С таким же завидным равнодушием убийцы, каким ты это умеешь делать, тебе позавидует даже Горгон! В конце концов, что не делает тебя убийцей? Заказчик? Допускается что это я! Цель? Это мутант Домино, условия? Так вот мы с тобой сейчас играем в карты и заключили соглашение. Ты наёмник, просто не такой как обычные люди или мутанты. Ты отличаешься, но звание присваивают не за слова, а за действия. Да и сделка есть сделка, ты прекрасно понимаешь положение людей и их жалкую участь. Убей другого, чтобы выжить самому! Забери жизнь Домино, чтобы стать вновь свободной! - сейчас из всего разговора Гидеон дал некий шанс Смерти доказать обратное. Вопрос и предложение с подвохом. Может выбор Смерти какой бы он ни был, даст понять ей самой, каково это быть человеком. Ты или остаёшься тем, кто ты есть - существо которое не интересует ничто другое, как текущее положение дел во вселенной и гора зомби, которые ещё не отправлены на тот свет, выбирая тем самым не убивать Домино. Ведь Гидеон знал, что всё уже предначертано, в голове или что там обычно бывает под чёрным капюшоном у него, хранится информация людей, которым суждено умереть, а которым нет. Но Смерть не ведёт себя подобающим образом, порой только человек может нарушить свои же личные принципы и сделать исключения из правил, убив человека, которому не суждено умереть, из-за своих соображений и чувств. Это некий парадокс, который создал Гидеон, специально, чтобы подорвать сущность Жнеца в целом, игры разума, в котором дверь выхода спрятана среди десятков похожих, как две капли воды, дверей. Нельзя сказать, что Гидеон хочет чтобы живые мертвецы заполонили планету. Нет, просто он игрок и ведать заставить Смерть думать и делать выбор между тем чтобы уподобиться человеку или же остаться самим собой но в кандалах - вот какова ирония игры, в которую играл Гидеон со своим другом. Возможно это самый мазохистский поступок в истории всего мироздания. Издеваться над слугой, который является олицетворением одного из главных законов вселенной, чтобы доказать, что законы вселенной не существуют вовсе и человек может делать что хочет. Гидеона можно было сравнить с ЛжеНьютоном, человеком, который пленил Гравитацию, как он пленил Смерть, как сам закон вселенной вообщем. И теперь же он хотел доказать, что яблоко если кинуть может и не упасть, а наоборот то что кидать вверх, никогда не упадёт вниз. Гидеон прекрасно осознавал, что будет если он будет нарушать законы вселенной, суть земного шара поменяет весь смысл и весь мир просто свихнётся. А может, он этого и хотел, человек который умеет обходить и менять законы, сильнее тысячу непобедимых легионов, что осаждают города и крепости каждый день. Стоить Смерть уподобить людям, как люди станут богами, боги и все классы мироздания, признаки неравенства спутаются, как и законы вселенной. Поэтому Жнец мог и не подозревать, что Гидеон устраняет не какую-то пешку и врага в своей партии, если победа будет признана за ним. А смысл в том, что экстернал одним разом подорвёт саму суть и существование Смерти в принципе. А что бывает, если Ангелы противятся воли Господа и нарушают законы своей сущности как таковой? Они становятся демонами и узниками, как Люцифер. А что бывает, если боги влюбляются в людей? Они прикованные к скале и навеки вечные будут страдать в адских муках, как Прометей. Ну, а что будет если Смерть заберёт того, чьё время ещё не пришло или не заберёт его вообще? Гидеон знал, что станет тогда с самой Смертью и возможно смысл всей это игры заключался и в том, чтобы Смерть опьянённая своим превосходством над людьми, устранила помеху для Гидеона, освобождаясь от оков, но не осознавая, что на самом деле эта не он нарушил правила, пленив её, а это она нарушила правила, чтобы вновь вернуться обратно. Не стоит обманывать своё воображение, Смерть не перехитрит законы вселенной и правила своей же игры и профессии, если на то конечно не будет воля самого Господа, и он не сделает исключение, как дать жизнь, как и отнять у любого существа. Но история учит нас тому, что вряд ли Господь решит вмешаться именно сейчас, в то время как он давно оставил этот мир на произвол судьбы. Сейчас Гидеон просто бросал поленья в костёр, который бушевал в душе его странного собеседника. Он просто обманывал его, изобретая несколько путей, развилок, игр и включая как больше персонажей, лишь для одного. Чтобы устранить Смерть, как само понятие и явление в этом мире. Однако сделка совершена в тот момент, когда Смерть согласилась и сделала ход в партии, закрепляя это словно подписью или печатью. Ведь в шашки которые они играли были не простые, экстерал сразу дал об этом понять. Итог одной просто игры с коварным экстерналом, приравнивался к куда масштабному исходу, чем просто скучный конец света. Это приравнивалось к всеобщему Хаусу и Сумасшествию, не только их планет, но и всего в частности, где шла речь о Жизни и Смерти. Как нарушить законы вселенной, вы спросите? Обманите того, кто отвечает за ту или иную обязанность. Возможно, эта была самая гениальная разводка и ход Гидеона за последнее время, он буквально ввёл Смерть в игру, из которой нет выхода. Это не сказка, где чёрного волшебника спасут герои или удар богов молнией с небес, это реальность, где выигрывает тот кто изначально умеет считать ходы наперёд. И если ты во время не поймёшь, кто жертва, а кто охотник, тогда тебя ожидает разочарование и крах. Ход Гидеона (С1 на D2):

Molly Millions: - Да, ты прав, - выслушав Гидеона и не прерывая его речь ни на одном из слов, хотя поспорить можно было, все-таки Смерть не являлся любителем пустых споров, каждый волен выбирать в то, во что ему верить, и как воспринимать то или иное положение вещей в этом мире, если экстерналу легче было смотреть с этой точки зрения, что ж так тому и быть, кто такой Жнец, чтобы переубеждать человека или не давать ему высказывать свою позицию, в конце концов, все они ошибались каждый по своему, даже он, просто потому что однажды он обрел свое я и как ни старался, а пристрастности избежать нельзя было. – Я знаю о жизни много, но…, - Смерть смотрел на доску и казалось размышлял о чем-то своем, как это ни странно это никак не было связано ни с их игрой, ни с судьбой миллионов людей, которые вдруг оставались жить, ходячие зомби, но это было лишь только начало, сколько энергии, жизненной энергии сейчас витало в воздухе, нереализованной и не переведенной в состояние инертности, потому что переводчик, можно сказать, перегоночный куб отсутствовал в механизме системы, до того тонко слаженной, что любой просчет приводил к последствиями катастрофичным в малой или большей степени. – Я знаю о ней ровно столько, сколько она знает обо мне, нельзя знать чего-то до конца опираясь только на теорию и не имея эмпирического опыта, это все равно что говорить о вязании крючком, но при этом ни разу в жизни прикасаться к пряже. Сейчас, до сих пор, я пытаюсь понять что есть ваша жизнь, сейчас она представляется мне в другом свете, в спектре эмоциональном, потому что это тело, оболочка, если будет угодно, испытывает какие-то доли эмоций, несмотря на то, что мне это несколько неприятно или непривычно, я еще не определился в терминологии. Раньше, я составлял скорее представление о ней как о некоей форме деятельности, прекрасно сознавая что это такое на самом деле… это трудно объяснить привычным вам языком, - Жнец сделал свой ход пока размышлял вслух, а затем продолжил. H7 на G8 - Когда я сказал, что не убиваю, я не чуть солгал ни себе, ни тебе, человек. Говорить, что Смерть убивает это…это…. Эх, это грамматически неверно, все равно что говорить будто ваш Бог вас порождает, хотя так говорят, кажется, - девушка пожала плечами, задумываясь действительно так говорят, или это неверная трактовка какого-то из текстов, вдруг пришедших на ум. – Может я и равнодушен по отношению к вам, но к каждому колоску пшеницы Жнец относится с уважением, потому и инструмент подобран подходящий, а убийство – это грубая формулировка способа, который скрывает за собой множество других, но не имеет прямого отношения к тебе. Впрочем, как угодно, не будем углубляться в семантику. Смерть чуть улыбнулся, да, не будем углубляться в суть того, на что он подписался. Он подписался на то, чтобы забрать жизнь, убийство – это их удел, а вот жизнь – он сделает то, что должен сделать, он и выполнит условия соглашения, потому что в отличие от множества богов, которые по своей сути всегда хромы, глухи, слепы и шепелявы, а также двуличны, лицемерны и те еще хитрецы, Смерть – честность в последней инстанции, если вы умерли – значит умерли, ничего поделать нельзя, уж простите, прошу последовать за мной, не могу сказать, что вас ждет рай с толпой девственниц нимфоманок, ведь вы спросили о нем только сейчас, а всю жизнь верили в темную бесконечную бездну кроличьей норы. Итак, свою часть соглашения он выполнит, заберет жизнь Домино, заберет Домино.

Gideon: Molly Millions пишет: H7 на G8 Я предположил, что там наверное должно быть наоборот H8 на G7. Если нет, скажи, я исправлю ход! Ход Жнеца (H8 на G7): Гидеон слушал Жнеца и открыл крышку с коробки конфет, положив в открытую ладонь Жнеца, два трюфеля. - Тебе надо питаться, мне не нужен такой слабый балласт! Попробуй трюфеля, это очень вкусно! - улыбнулся Гидеон, а потом сделал рукой знак стоп, когда дошло дело до терминологии, речах об убийстве и жизни. - Прекрати, о том, что ты говоришь, люди книги пишут и литературные сочинения, - отмахнулся рукой бизнесмен и устроился уютно на кресле, поправляя рукава чёрного халата. - С таким успехом мы начнём говорить, что такое любовь! И ты начнёшь, как ходячая энциклопедия выдавать мне общие среднестатистические ответы. Знаю всё, но не всё могу... - улыбнулся Гидеон, кивая в сторону Жнеца. - Это как раз про тебя! Очень редко, когда человек может применить свои знания в практике! Сейчас твоё оружие - это только слова! Чтобы что-то объяснить или понять, ты должна пройти через это! А ты словно ребёнок, младенец, который только учиться ходить, но при этом лопочет что-то своё, а окружающие его не понимают! - заметил Гидеон, вставая и закуривая сигарету, а потом подошёл и открыл окно, нажав на кнопку дистанционного маленького пульта. Окно стало открываться снизу вверх, чуть выезжая на механизме, и лёгкий ветер подул прямо в помещение. Гидеон встал около окна и посмотрел вниз, это было идеальное место, даже для того чтобы убить его самого. Упав отсюда он вполне мог разорвать кости шейного позвонка в пух и прах и голова просто слетела бы, рассыпавшись на несколько маленьких кусочков. - Прекрасный вид, особенно я больше всего люблю солнце! - заметил Гидеон, смотря на небо. - Многие не верят, что можно до него долететь и есть что-то, что может затмить его! Икар подлетел слишком высоко и разбился! История учит нас, что Смерть это для всех! А чему научился я? - повернулся Гидеон, вытаскивая сигарету и выдыхая дым. - Что нет ничего невозможного! Смерть можно обмануть, любовь можно купить, счастье можно внушить. И даже солнце можно затмить! - улыбнулся Гидеон. - Раньше мы с доктором Шедоу экспериментировали на мутантах, проводили в тёмной лаборатории в штате Оризона. Первый на ком мы применили его, по основополагающим данным он стал сильнее, чем раньше в три тысячи процентов! И тогда я понял... - Гидеон вскинул руки вперёд, закатив в движении рукава, чуть дальше от запястий и раскрыв все пять пальцев на обеих руках. - Солнце! Что такое солнце? Если я бессмертен, и я способен забрать силы других, то почему бы мне не изучить солнце! - Гидеон вдруг стал азартнее, чем обычно. - Человечество не может выжить без солнца. Солнца это уникальная материя, из неё выходит половина энергии, которая влияет на систему нашего организма. Внимательно изучив структуру людей и мутантов, мы с моим коллегой доктором Шедоу, пришли к выводу - солнце главный источник способностей мутантов. Уникально, не правда ли? - улыбнулся Гидеон. - Большинство мутантов зависят от него, сами то не зная, оно служит для нас зарядной батареей!!! Я имею не большой список мутантов, которые не зависят от этой энергии. Но в целом, если я сумею погасить солнце, мутанты лишаться способностей! - Гидеон, затушил сигарету в пепельнице, а потом закрыв окно, подошёл к Жнецу. - Я стану новым богом этого мира! Я стану их солнцем! Осталось придумать, как подчинить себе эту материю! Я думаю в ближайшее время мне это удастся. Я смогу осуществить сей план! - улыбался Гидеон, осматривая игральную доску. Потом экстернал подошёл и нажал пультом на стену и часть стены тут же отъехала назад, а вместо неё показалось то что Гидеон так прятал от всех. - Я называю это "Сад Извилистых Троп"!!! - сказал Гидеон, показывая на стену, где было отмечено досконально всё и вся. Куча дат, куча ниточек, которые тянулись от фотографий, под фотографиями были написаны имена. Фотографии Домино, от которой тянулась жёлтым цветом нить и заканчивалась она в сегодняшней дате, где было написано "смерть". Дальше шли ниточки от трёх девушек, которые были на одно лицо похожи друг на друга, смазливая мордашка молодого парня с красными глазами. От него тянулась и до этого ещё нить. До сегодняшней даты, Жнец мог увидеть куча развилок и сюжетных линий, где герои Сада Извилистых Троп друг с другом встречались. Гидеон отмечал датами краткие события. Например, жирным были отмечены следующие пункты из прошлого: - Смерть Минотавра - Первая встреча Гидеона с Мэлис - Убийство Чёрного Тарантула - Смерть Гидеона от удара молнии и многое другое. Гидеон составил это ещё за много лет, до того как эти события совершились, и у него шла огромная цепочка дальше. Также он изучал, где-то ниточки и развития, которые расходились, и будущее было всякий раз, разным. Где была смерть Минотавра, была и возможная дата смерти Гамбита, Домино и Луны. - Когда мои враги, решат остановить меня! Я уже буду за десять ходов впереди их! - объяснил Гидеон. Бизнесмен не был параноиком, наоборот он был исследователем, он исследовал жизнь и свои возможности, для него всё было шахматной доской. Он умело предугадывал все события и если он что-то хочет, значит некоторые события его не устраивают. - Вот оно! - ткнул пальцем Гидеон в дату вызова Жнеца и в дату сегодняшнюю. - Сегодня всё решится, смерть Домино, повернёт кучу цепочек событий, которые послужат глобальным переворотом в истории! - Домино должна была выжить, Гидеон знал это. Он также знал, что нарушая будущее, то что почти никому не удавалось, потому что будущее имело свойство сбываться. То тогда он нарушит и ход дальнейших развитий. Смерть Домино активирует кучу возможных вариантов развития событий, там где Домино спасёт кого-то в будущем или убьёт, этого не случится. Там где она может подсказать, как убить Гидеона или другого врага, к кому-то из героев, это не случится и вероятно этот герой умрёт. Экстернал исследовал доску от «А до Я». В своей башне Гидеон коротал сутки, напролёт ожидая, сей день. - Теперь ты понимаешь, почему я так уверен, в своих действиях? Я знаю, что случится и стараюсь это или предотвратить или наоборот приблизить! Про этот Сад никто не знает и я рад, что наша тайна останется могилой. Сделка есть сделка, тебе придётся удалиться потом, и все мои секреты останутся секретами! - улыбнулся Гидеон, подходя и взяв шашку, сделал свой ход. Ход Гидеона (D2 на C3):

Molly Millions: Смерть пожал плечами и все же попробовал предложенное лакомство. Оно оказалось не таким бесполезным на вкус как предполагалось, все же вкусовыми рецепторами управлять было сложнее нежели руками и ногами человека, и потому каждый новый вкус отдавался эхом во всем теле, горький казался горьким до невозможности, кислый заставлял морщиться неподдельно, а сладкий дарил улыбку странную и несколько безумную, так как вызывал бурю эмоций, приятных и не очень, странных и несколько непонятных для Жнеца. И все же – это было приятно. Надо будет запомнить – трюфели – вкусные, может как-то попробовать их чуть позже. На минуту отвлекаясь взгляд девушки возвратился в Гидеону, можно было подумать, что половину из услышанного она пропустила мимо ушей, но так только казалось, с таким человеком как экстернал всегда нужно было держать глаз в остро и ушки на макушке, - выражаясь проще, - минута для него могла быть равносильна вечности для другого, и в этом Смерть отчасти уважал Гидеона. Не терять времени, вот что самое главное в человеческой жизни, а большинство растрачивают его в пустую, это не подразумевает того, что любовь и счастье – пустая трата времени, просто кое-какие моменты жизни можно было бы и сократить, а от многих отказаться вовсе, хотя примечательным был тот факт, что за свое короткое существование человек успевал наделать множество умных и не очень вещей, вообще время – понятие относительное, так тысячелетние сосны не обращают внимания на дни и недели, а потому видят перед собой только своих собратьев, время от времени исчезающих, на самом же деле их просто срубают дровосеки, либо сильный порыв ветра вырывает с корнем и относит вдаль, и также однодневные мошки замечают все до мельчайшей подробности. Но мы отвлеклись… Жнец поднялся со своего места и приблизился к стене, имена, цифры, они говорили о многом, и не говорили ни о чем, равно так же как уже знал этих людей, хотя встреча только предстояла, он уже познакомился с ними на будущей неделе. Смерть чуть улыбнулась, возвращаясь к своему месту и смотря на ход сделанный Гидеоном. - Помню как-то, кто-то в далеком будущем спросил меня – почему я не вмешиваюсь в ход истории, этот некто собирался вмешаться в повествование и решить все по-своему. Благородная идея, руководствоваться этот человек будет только хорошими домыслами, и тем не менее, главный вопрос, который я ему задам и на который не сможет ответить ни он, ни я, мне интересно ответишь ли ты. Твои просчеты, твои расчеты, нити развития, изменяющие существующую реальность, существующий мир, ты меняешь его так, как тебе того хочется, а способен ли ты будешь потом принять его таким каков он есть? E7на D6 Сделав ход, Смерть на секунду прервался, будто задумываясь о чем-то. - Да, это уже произошло в скором времени.

Gideon: Ход Жнеца (E7 на D6) Гидеон встал и посмотрел на свой «Сад Извилистых Троп», он держал мел пульт в руке и конец прибора, касался его подбородка. Сейчас было видно, что Гидеон о чём-то задумался всерьёз. За спиной сидел Жнец, и говорил что-то, делая ход, экстерал прислушался к его словам, а потом взглянул на эту картину. - Я очень много времени провёл над тем, что решал мировые вопросы. Я очень долго играл по правилам человечества, оставаясь в тени Совета Высших Лордов! Клуб Адского Огня, жалкое подобие людей во фраках, якобы действующие в интересах правительства и своей страны. Чушь это всё... Всё ради того, к чему стремится каждая организация. Чтобы делать то что должен, ты должен всегда смотреть на десять ходов вперёд! К тому времени, когда мир решит избавиться от меня, я буду опережать события в несколько раз быстрее. Не потому, что я умный или умею мыслить стратегически. Потому, что я всегда умею закрывать хвосты!- заметил Гидеон, обдумывая всё, что происходило сейчас. - Как говорит один известный поэт, в политике только тасуют без перерыва колоду, а я привык играть по крупному! - Гидеон словно говорил о чём-то своём. Словно его посетила мысль, и он отвечал сам себе, мотивируя свои поступки и оправдываясь перед самим собой. На самом деле Гидеон проводил точный анализ своим действиям. Если спросить человека и сказать: Ты когда о чём-нибудь сожалел? То он вспомнит какой-нибудь чёрный день из своей жизни и скажет, что да, есть то чего он изменить хочет. В случае с Гидеоном всё было гораздо сложнее, он смотрел в будущее, а не в прошлое, он не сожалел ни об одном своём поступке, принимая это как данность. Хотя если ты прожил столько лет, ты уже привык к тому, что ничего изменить нельзя. Теперь всё, что делал экстернал в течении многих веков, так это холодный просчёт своих действий. - Но больше не будет такого! Я запустил машину смерти, множества проектов, которые начнут приносить свои плоды. Пока ты не понимаешь всю масштабность моих планов, мой друг, но позже у тебя будет очень много работы. Я надеюсь, первыми кого ты будешь отправлять на тот свет, будут мои враги и конкуренты! Ты увидишь, скоро это люди станут угрозой для общества, а не мы, я не буду тем, кто хочет выиграть на этом, я буду тем кто поменяет ход истории! - улыбнулся как настоящий герой маньяк, Гидеон, поворачиваясь к Жнецу, обнажая все белые зубы. - Хороший вопрос! Это я тоже предусмотрел, мой коллега доктор Шедоу в 1990 г. начал работать над проектом "Затмение". Я же, его называю иногда по-другому - "Мгновения Грядущего"! - улыбнулся Гидеон, кажется, теперь было видно, что экстернал ещё до рождения всех иксменов позаботился обо всём наперёд. - Наш мозг способен вырабатывать волны особой чистоты, которые будут ловить специально построенные приборы доктором Шедоу! Смысл данного проекта заключается в том, что люди по всему земному шару впадают на какое-то время в бессознательное положение! Да, конечно будут потери. Три миллиарда, пять миллиардов, все же если вырубить людей во всём земном шаре даже на пару минут, я могу гарантировать точно, что самолёты разобьются, а что будет если я это сделаю на час?! - начал рассказывать Гидеон, рукой касаясь стены и тут же картинка Садов, стала голограммным изображением. Экстернал подошёл и рукой развернул её, переключая следующее изображение в графическом виде. Это были четыре больших башни, с виду ничего особенного, но внутри каждой был огромный мотор, который работал и вырабатывал электричество. Анимированная голограмма двигалась и потом застыла, когда Гидеон стал увеличивать изображение, касаясь пальцами определённого участка изображения. Одна из башен вышла вперёд крупным планом, словно отрываясь от картинки. - Это башни затмения! Точная мини-копия того, где мы сейчас находимся! Небоскрёб Офры тоже называется башней «Затмения» и это оригинал, а те только жалкие копии! Главный пункт управления здесь, башня излучает волны схожей чистоты, что и наш мозг. Иными словами, я знал, что Мэлис, Домино и Король Теней встретятся. Это ведь я попросил доктора Шедоу, послать Домино в Марокко. Поэтому я начал проект ещё в девяностых. Вся пустыня Маракеша окружена четырьмя такими башнями... - улыбнулся Гидеон, беря бокал шампанского и выпивая немного оттуда. Тут же изображение показал планету земного шара, а потом Гидеон крутя землю, выбрал точку в Африке. Начал увеличивать её, показалась пустыня, и город прилегающий к нему. - Все кто находятся в зоне башен, теряет сознание на определённое время! В случае нашей троицы, я выбрал час! В течении часа сознание Короля Теней и Мэлис по моим меркам должно было перенести их на несколько лет вперёд! Далее они увидят исход моих плодов. Когда действия затмения прекратиться, и они проснуться, я поймаю их. Потом извлеку данные из их головы, чтобы узнать, чего же я достиг и что меня ожидает 12 декабря 2016 года! - Гидеон, резко убрал рукой изображение башен и вернул голограммное изображение садов. Последняя дата, которая стояла там, была 12 декабря 2016 года, и было написано - конец. - У нас с тобой схожие цели Жнец! Я, как и ты, стараюсь не дать этому миру впасть в Хаос, ты делаешь свою работу, я делаю свою! Кто-то должен позаботиться о том, чтобы люди не натворили бед! Наши работы человечество критикует по всякому, Смерть называют страшной старухой с косой, ангелом мести или проклятьем человеческого тела, не способное жить вечность. Это что-то злое и страшное вбитое обществом в умы людей. Также и я, окружающие думают, что я некий безумец, который пытается достичь апогея своей власти и упивается безграничными возможностями своей силы и мощи. Но это не так, я уже получил всё, что хотел. Нас с тобой никогда не понимали, мы родственные души, наша работа это поддерживать баланс на земле! Никто не ценит, шедевры которые мы дали миру! И которые ещё дадим! - улыбнулся Гидеон, выключая изображения и вновь садясь к Жнецу за стол. - Только, чтобы мой план удался, мне пришлось вызвать тебя в наш мир, без обид мой друг, но ты часть моего шедевра и я уверен в твоих работах когда-нибудь будет и место для меня, что ещё раз подтверждает теорию о том, что мы очень похожи! – Гидеон улыбался, ему нравилось то что он говорил, более того он получил истинное наслаждение. - Далее остался ход за Мэлис и Королём Теней. Мне нужно знать, что они увидят в будущем и только тогда я могу дать ответ на твой вопрос, буду ли я доволен тем к чему стремлюсь! - закончил Гидеон, а потом двинул шашку, сделав свой ход. Ход Гидеона (С3 на D4) - Забавно, не правда ли? Эти герои такие наивные порой бывают, когда идут с некой целью остановить меня! А ведь я точно могу сказать: Гамбит сам принесёт ко мне карту, полученную им от богини Афродиты в Ницце. Я слежу за всеми событиями, творящимися по миру! – Гидеон раскрыл ладонь, и пламя заиграло на его обнажённой ладони. Искры стали переливаться и трансформироваться в некий алый и горячий рисунок. Вскоре пламя стало формы одной девушки и арабского воина. - Мои дивные пешки тоже ищут меня! И сами принесут мне карту Анубиса, ещё один шедевр в моей коллекции! – улыбнулся Гидеон. - А когда я соберу всю колоду проклятых Торро… – Гидеон довольно улыбнулся, закатив глазки. Огонь в его руке исчез, и он достал шахматную фигуру Туры, по-другому называющейся ещё Ладья и поставил её на середину столика. - Тогда Башня Затмения станет неуязвимой, и будет олицетворять собой некую новую инертную силу, мощь которой способна будет погасить даже солнце! И тогда я поставлю всё человечество на колени перед мутантами! – улыбнулся Гидеон. -И это будет только началом! Готовься Жнец, скоро будет большой урожай! И советую тебе внимательно смотреть за тем, куда будут лететь птицы и в какую сторону будет течь река! – улыбался коварно Гидеон. С каждой минутой он рассказывал о новых проектах, о которых никто не знал. О проектах и секретах, которые никто не знал и даже не знал, что такое сделать реально вообще или нет. Гидеон не был сумасшедшим, он был чертовски гением для всего этого. А все гении для других сумасшедшие. Он смог просчитать каждый свой шаг и потратить его с пользой для всего мира, так чтобы стать в недосягаемости всех своих врагов, не применяя особо даже свои способности мутанта. Главным оружием Гидеона было знание, которое по мнению его самого, должно было изменить ход всей истории и те кто пытаются его остановить только приблизят момент его славы! Этот человек не делал ничего сам, он просто создавал ситуации, при которой жертвы сами выполняли, то что он задумал. Гидеон создал один большой блеф-план, который раскрыть не могло даже такое существо, как Жнец. С одной стороны он использовал Смерть, добиваясь полного разрушения во вселенной за счёт смерти, которой не должно быть в списке судьбы, а с другой стороны он стремился сдержать этот мир от тотального разрушения. Гидеон взял фигурку Туры и посмотрел на неё с алчностью в глазах: - Придёт время и башня проявит свою истинную силу!

Molly Millions: На замечание о работе Жнец только как то странно хмыкнул. В его понимании понятия «много» не было, в той же мере не было таких понятий как «мало», «недостаточно», «слишком» и так далее, а все потому что Смерть и подобные эпитеты и меры счета не соотносились друг с другом ни в одном плане. Вам никогда не казалось забавным слышать по радио или телевизору словосочетания – слишком много смертей. Как такое возможно? Кто-то взял и разделил на несколько кусочков Жнеца, а потом поднес в качестве главного блюда нескольким людям. Смешно, что и говорить, но обижаться не стоило людям свойственно ошибаться, всем без исключения, так же как и сейчас ему в теле этой девушки, также как и Гидеону, несмотря на всю продуманность и утонченность его логики планов. Планы о планах, как много подобного рода гениев встречалось раннее, как будто до экстернала кто-то другой пробовал обойти все пути, приближать, отдалять события, каждый руководствовался собственными целями и каждый так или иначе, рано или поздно терпел неудачу. Самое забавное было сейчас в том, что несмотря на то, что идеи сидящего напротив него человека были Жнецу интересны, поскольку были оригинальны в своем роде и он знал, подобное не повторится никогда, Смерть был уверен, даже больше, просто видел, принимал и соглашался с фактом законченности повествования об этом человеке. Что это означает? Догадайтесь сами. Наблюдая за действиями Гидеона, слушая его, Смерть будто произвольно клал один за другим, белые и черные камни на весы, и каждый раз перевешивала то одна, то другая сторона. Делалось это не нарочно, и конечно никто не говорил о правосудии, какое правосудие может быть по окончании жизненного пути, скорее вся картина представлялась некоей игрой вероятностей, способных помешать или наоборот помочь экстерналу. Да, он просчитывал все, он создавал машины, он заманивал в ловушку людей, и даже эти двое, а точнее было бы сказать трое, были в его механизме не поддерживающими элементами, но и не последними вычурными и ненужными аксессуарами, и тем не менее – вероятность, простой закон физики, неточно сформулированный, но если вдуматься умнее никто еще ничего не придумал, когда степень того или иного показателя варьируется и перемещается из стороны в сторону, грозя обрушить всю конструкцию, прочную на вид. - К критике привыкнуть можно и никто не требует от человечества моего восхваления и поклонения мне, а также радости от моего появления и работы. Возможно, и только возможно, у нас с тобой схожие цели, но это не факт, так как ты не знаешь истинных целей смерти и имеют ли они право на существование и есть ли вообще, также как и сейчас мне трудно представить истинные цели твои, а когда я о них узнаю, мне будет все равно, вмешиваться в ход повествования жизни не моя прерогатива, и потому я стараюсь не вмешиваться, никогда. Шедевры? – Жнец улыбнулся, будто бы смеясь. – Я могу назвать шедевром твои планы и творения, твою логику, которая, признаться, не может меня не радовать своим холодным расчетом, который и свойственен чистой логике, но – нет, мы не родственные души, эм, друг мой. По сути я не даю этому миру ничего о чем ты сказала, вопросы баланса и …прочего, это все связано и также как и было раньше, проявляется раньше, быть может у меня больше прав, если выражаться более конкретно и проще, чем у большинства других, больше чем у людей, природы, богов, которых вы создаете с некоей последовательностью и периодичностью, но я такой же винтик как и ты, как и они, эти трое в твоем плане. Девушка перевела взгляд на доску. - Никаких обид, рано или поздно это произойдет. На минуту задумываясь о своем и все же не упуская ни слова из речи Гидеона, Смерть проследили за фигуркой башни. Да, рано или поздно. С7 на В6 Девушка протянула руку, осторожно касаясь руки экстернала и вынимая из нее фигуру Ладьи. Ставя ее на свою ладонь, а затем наблюдая как краска и материал медленно рассыпаються. - Да, все так и будет, - словно соглашаясь с ним, ответила она.

Gideon: Ход Жнеца (С7 на B6): Гидеон только усмехнулся, он устал уже переубеждать Жнеца, тот всего лишь был очередной марионеткой и экстернал не должен проникаться чувствами к своему другу и слишком доверять партнёру по игре. Как он и сказал: он винтик. Однако не только во вселенной и в природе, он личный винтик Гидеона. Элемент головоломки, без которой Гидеон не соберёт полнометражную мозаику. И чтобы не говорил Жнец, чтобы он не думал, что не утверждал, это было уже не важно. Слова перестали носить смысл, тогда когда план Гидеона накрылся, и в него ударила молния. Теперь появился новый план, план который не должен был кануть в лето, план гораздо масштабнее, чтобы потерпеть поражение, особенно когда он зашёл так далеко. Пути назад уже не было. Экстернал был одним из тех, кто обожал изощрённые и коварные игры и если он раскрывает козыри, значит, он прекрасно знает что делает. Если Гидеон что-то даёт, то поверьте, будь это хоть клочок туалетной бумаги, то он нёс бы в себе смысл огромной тайны, как спасти сотни людей или десятки стран. Определёно экстернал не добился такого успеха, без поддержки Высших Лордов. Ключевая способность Гидеона была не в том, чтобы копировать силы и понимать, как они устроены и даже не в восстановлении после смертельных ранений. Основная вся мощь и власть была в опыте, способности думать логически, стратегически, и конечно же талант оборачивать один доллар и через месяц получать уже пять. Гидеон оставил кучу посланий в мире, кучу тайн, он знал всё и вся. Ничего в мире не происходило без его ведома, если он не был и его не было видно, это ещё не означает, что он не знает или что он не приложил туда свою руку. По своей сути глава компании был наблюдателем, дай игроку лёгкий пинок под зад, и он сделает всю грязную работу за тебя «от» и «до». Покажи Легиону всю мощь своих разрушительных способностей, дабы активировать в нём все его личности, стремящиеся к такой же беспредельной власти и силе, и он станет тебе повиноваться. Сведи Мэлис и Домино с Королём Теней, чтобы они порвали друг друга на куски и на одного врага у тебя станет меньше. Дай людям того чего они хотят, и они сами утонут в корысти своих желаний. Так и со Жнецом, глупое существо, глупая космическая силы природы, заточённая в теле безымянного мутанта, лелеющая мысль о том, что Гидеон человек слова и отдаст тут же ему косу, после того как тот совершит сделку. Этот враг был самым опасным из каких-либо ныне встречающиеся на пути даже у Иксменов, он умел чистить хвосты, он собирал команду, называющую себя семьёй. Люди с экстраординарными способностями, которые идут по его стопам, чьё прошлое являлось сплошным кошмаром и чьим предназначением было нести слово Гидеона и его взгляды на жизнь, то есть убивать, обманывать, повелевать. И каждый его человек состоял в разной организации, в разных группах и семьях. Гидеон имел глаза и уши повсюду. И редко, очень редко когда этот человек ошибался. Он открыл вам цепочку, вы так думаете? Нет, на самом деле если потянуть кулису дальше, вы увидите огромную нить, тянущуюся вперёд, а он только пускает вам туман в глаза. Гидеон прожил столько лет и одно он понял точно - никому не доверяй. У него не было друзей, он всегда был один. Селена и Кандра дали понять, что любовь - это сугубо призрачная форма, которая поможет извлечь выгоду и затуманить разум другому. Из неё всегда кто-то выходит в плюс, а кто-то в минус. Любовь этот тот же бизнес, только валюта другая - секс и сердце! И ты не знаешь что хуже, терять деньги, статус в обществе или чувствовать на себе предательство, измену и боль любимого человека. Теперь Гидеон был один, он создал компанию сам, он поглощал, разрушал, он был машиной смерти. Он создал нечто такое, что называл Башней Затмения – Офра Индастриз. На самом деле эта было неким напоминанием обители самого Люцифера, Гидеон выстроил самое огромное здание, чтобы быть ближе к богу. Он считал себя, как и Люцифер достойным большего. Он ненавидел людей, за то, что они не понимают мутантов. Гидеон всегда сравнивал мутантов с ангелами, а людей с генетической ошибкой. Он разделял мнение Апокалипсиса, однако тот был настолько туп и тщеславен, что как только воскресал, принимался плодить всадников и нападать на всех и вся. Нет, Гидеон гораздо умнее, вряд ли Селена, Апокалипсис или даже Злыдень, догадались бы призвать саму Смерть. Причём, он не только призвал её, он заточил её в теле, он учил её, рассказывал, повелевал, направлял. Гидеон готовился к этому всю свою жизнь, и складывалось ощущение, что этого человека переиграть было невозможно. - Это тело! - указал Гидеон на облик Жнеца. - Оно умирает, скоро мутант, чью жизнь ты забрала в небытие и в чьём теле прибываешь, окончательно разложиться его тело! Тебе не долго осталось... На партию у нас есть время! - улыбнулся экстернал. Ну конечно же, Гидеон был не дураком, неужели вы думали, что всё будет так просто? Нет, планы Гидеона были куда коварнее, это было зло в чистом виде. За этой улыбкой, лёгкостью, прилежными манерами, пафосными словами, цитатами из библии, в этом всё, в этих неких незначительных мелочах - скрывался самый настоящий дьявол! Какую игру вёл Гидеон? Что он хотел доказать? Почему он раньше не захватил мир? Почему он восстал только сейчас? Почему семья сейчас не с ним? Что вообще эта за семья и каковы у неё цели? Зачем нужна башня, что это такое? Зачем ему карты Торро? Почему он всё ещё не стёр правительство с лица земли? Что он в конце концов задумал и чего пытается добиться? Ответы на все эти вопросы были в одной коварной улыбке Гидеона. Стоило такой показаться, как становилось понятно, что никуда Жнец не денется, никогда он не получил бы косу и всё это блеф один из немногих в огромной игре экстернала. Гидеон будет использовать силу Жнеца, покруче чем ядерную ракету. Он просто объявит третью мировую, и будет писать имена в тетради, а Смерть будет убивать одного за другим. Гидеон получил абсолютное оружие, никакой техники, никаких сложностей и денег, он просто выбирает цель, и больше его нет. Только имя и всё, конец! Если умрёт оболочка Жнеца, он переселит Смерть в другое тело, умрёт другое, он переселит в третье и так до бесконечности, пока не найдёт идеальную оболочку, как его тело, способное вынести такую силу в себе. И так даже Смерть никто найти не сможет, с виду это будет обычный человек. Даже сейчас смотря на эту худенькую стареющую девушку, у которой через несколько часов, начнёт слезать кожа и будут видны кости и вся кровеносная система, никто бы в жизни не признал, что в этом умирающем человеке сидит сама Смерть, с виду это просто ещё один заболевший неизлечимым заболеванием. Эта одна из частей коварного плана Гидеона, страховка на тот случай если герои вломятся и нападут на него. Для начала им придётся постараться, чтобы найти Смерть. Гидеон не просто так привёл Жнеца в башню, башня была крепостью, где никогда бы Смерть не нашли. Это его поле и на этом поле вражеских игроков никогда не было. По одной причине: нельзя найти, что в принципе в умах людей заложено - как несуществующее место. Забавная ситуация, пленить Смерть в месте, которого нет. На такое способен только Гидеон, и играть с ней в магические шашки на жизни людей. Однако, что будет, если Смерть убьёт Домино? Сюжетная линия повернётся в другое русло, будущее изменится, и дальше будет сплошная неизвестность. Смерть будет ключом к новому миру, миру где план Гидеон притвориться в жизнь. - И этой девчонке было тоже суждено сыграть свою роль! Её способности послужат на благо моему плану! Всё что бы не произошло, будет идти так, как я и планирую! И чтобы ты не говорил, что не утверждал, в этом больше нет никакого смысла! Началась игра, в которой важно лишь одно: выжить сможет только тот, кто окажется гораздо хитрее своего соперника! - улыбнулся хитро Гидеон. - А ты мой друг не тянешь даже на соперника! Скорее ты пленник, мой самый любимый и не сговорчивый пленник! Но ты ведь понимаешь, что помощи ждать не от кого и у нас с тобой впереди целая вечность! - улыбнулся Гидеон, наконец-то оглядев доску и решив, что пора бы уже и сделать ход. Ход Гидеона (А1 на B2): Причём этот ход Гидеону не понравился, он не любил открывать задние ряды, самое лёгкая победа это выиграть не открыв задние клетки. Однако Жнеца заставил уже вторую его шашку выступить в защиту. При том, что сам он открыл одну свою клетку, а Гидеон два. С точки зрения ситуацией шашек, Жнец быстро учился и хоть экстерналу не нравилось это, азарт в нём стал расти ещё больше.

Molly Millions: Вечность. Можете не рассказывать о ней тому, кто видел ее собственными глазами, лицезрел перед собой и мог протянуть руку, коснувшись мерного потока времени без вреда кому-либо и уже тем более себе. Вечность, она темно синяя. Да, такого темно синего оттенка, похожего несколько на ночное небо, но никогда наступила ночь и светят звезды, а скорее в часы сумерек, когда с другого конца неба еще видны последние отблески солнца на облаках, только без самих облаков, такого хорошего однородного оттенка. Снаружи, по крайне мере. Но мы говорим о вечности в целом, о течении времени так или иначе беспрерывным и не отстающим от реальности ни на шаг, какими бы ухищрениями вы не пользовались, это сравнимо в движением локомотива спешащего доставить груз скоропортящейся тушенки, вы можете встать на рельсы и всеми силами цепляться за вагоны, но состав будет стремится вперед ни смотря ни на что, пока не придет к конечной остановки своего пути, а такой не было уже очень, поверьте мне, очень давно. У Гидеона с Жнецом действительно была целая вечность на игры в шашки. Да, он был пленником, но и соперником, и не был им, как может Смерть быть соперником. Не считайте мнения врачей, они просто слишком тщеславны, вот и придумывают метафоры о борьбе со смертью за жизнь пациента, как будто выходят на дуэль против Жнеца, в реальной дуэли само собой они не рискнут приняться участи, исход ее известен наперед. Тем не менее, человек был прав, тело девушки действительно было непрочным и недолговечным сосудом для такой субстанции как его гость, следовало либо менять носителя как перчатки – раз в три года, либо найти что-то более универсальное, способное выдержать присутствие Смерти в себе долго. Детали, однако какая важность придавалась им. D6 на E5 Смерть молча посмотрел Гидеон. Что ему сказать, разве что поддержать разговор ради общей стабильности ситуации. - Так, это трюфели называется? – уточнил он название лакомства с самым невозмутимым видом. Не подумайте о том, что Смерть не отличается вежливостью, скорее наоборот, он вежлив в допустимых количествах и потому уточнить что-то считает хорошим тоном, не говоря уже о том, что одновременно с этим наматывать, как говорится, на ус слова экстернала. Смерть улыбнулся. – Весьма занимательный вкус у них, такой же ровно как и множества других явлений, которые вы создаете своими руками, придумываете их химию от а до я, пробуя, промахиваясь, пока не придете к одному единственно верному рецепту, универсальному рецепту, не имеющего изъянов. Однако, мне следовало спросить не о самом лакомстве, а о существе, человеке, который их сделала, ведь это был либо человек, либо эти машины, которыми вы любите пользоваться в последнее время, соответственно его то мне и следует благодарить и уточнять состав сего десерта. И подумать только, что бы было с этим замечательным вкусом, исполнением и какой бы совершенно иной оттенок он носил бы – создай его кто-то другой, следуя той же формуле.

Gideon: Ход Жнеца (D6 на E5) Гидеон посмотрел внимательно на Жнеца, а потом сделал в лице гримасу полного отвращения. Ему казалось, что это ниже его, быть зависимым от машин. Да, непосредственно Офра начинала с того, что создавала армию высоко технологических и вооруженных роботов, для защиты Совета Высших Лордов. Но что касается того, что Гидеон ест, в чём спит, и где спит, он не был любителем высокой техники. - Кто? Я? Солнышко моё, наверное, вместе с этим телом у тебя мозги пошли набекрень. Я не тот человек, который пробует всё подряд! - улыбнулся экстернал. - Вот урок, который ты никогда не забудешь! Я никогда не ем, то что делает машина, учитывая, что это ещё может быть не моя машина! Что за вздор! В моём небоскрёбе больше тысячи людей в штате, и ты думаешь зачем мне все эти живые люди, если всё могут делать машины? Я может быть и не самый хороший человек и моим поступкам нет оправдания, но это во все не говорит, что у меня нет вкуса, - Гидеон положил ногу на ногу, а потом достал свой рабочий телефон, и набрав, сказал в трубку: - Мэри, свяжитесь с кухнями наших ресторанов! У меня важный гость, я хочу, чтобы вы сделали сегодня заказ на две персоны! - улыбнулся Гидеон, смотря прямо на Жнеца. - Да, записывай солнышко моё... - обратил он в трубку. - Я хочу, чтобы ты попросила, чтобы из суши бара в восточном крыле небоскрёба, нам принесли кое-что. Всё, как обычно пару штук: калифорнии, филадельфии, запиши туда же креветки в темпуре с ломтиками лимона... - Гидеон вдруг прикрыл ладонью ту нижнюю часть, куда говорил в трубку и обратился к Жнецу. - Оставь трюфеля, ты испортишь себе аппетит. Желудок человека весьма остро реагирует на всё. Учитывая то, как ты разлагаешься быстрее даже чем Распад, то я не удивлюсь, что ты умрёшь от высокого сахара в крови, так что друг мой положи сладости на место, пока зубы все не выпали или пока я тебе их сам не выбил! - заверил Гидеон своего друга. Он говорил Жнецу так, словно тот был маленьким ребёнком, Гидеон знал, что важны все мелочи, даже самая великая сила, должна начинать всё с нуля. Экстернал был аккуратистом и везде хотел идеальную чистоту и порядок, буквально во всём. Поэтому когда начинали налегать на еду, как нищий бродящий пару лет в пустыне и увидев рудник в Оазисе, то это Гидеона сильно раздражало, учитывая, что говорить про еду в Арабских Эмиратах и в самой башне в Офре, как о каких-то машинах, которые днём и ночью штампуют, какие-то вялые сникерсы или натсы, то это было равносильно унижению и уничтожению всякой гордости у Высшего Лорда. - Мэри, свяжитесь с моим личным и главным рестораном, пусть шеф повар возьмёт для меня один заказ, - начал Гидеон. - У меня сегодня особый гость, поэтому я хочу, чтобы всё было на уровне. Без каких-либо химических добавок, всё только натуральное, на высшем уровне, пусть шеф-повар нас удивит своими талантами, - посмотрел он на Жнеца. - Записывайте! Шавермы две, он знает. Это мясо ягнёнка с салатом, завернутое в арабскую лепёшку, к нему обязательно муттабель... Если не ошибаюсь, это икра готовится из баклажан с добавлением чеснока и мелко рублённых орехов, одна из любимых моих. Ну, вы помните. Так, что же ещё... - задумался Гидеон, указательным пальцем проводя по пересохшим губам, а потом вспомнил ещё и продолжил дальше. - В десерт включите тарелку с этими чудесными эмиратскими хлебными пудингами, которые делают у нас в Дубаях! Ну, а по окончанию можно и перейти к напиткам... - Гидеон вновь задумался, кажется, он знал толк в еде, не удивительно если он лично каждый день сам навещал кухню и часто садился к посетителям, прикидываясь администратором ресторана, узнавая, как на их вкус приготовлена еда. - Никакого алкоголя... Я хочу, чтобы второй повар занялся отдельном нашим кофе, пусть приготовит из самых отборных семян аравийский чистый кофе! Ночь обещает быть долгой, а мне с моим партнёром нужны ещё силы, - Гидеон говорил так мило и любезно, однако чувствовалось в его голосе, что он точно знает, что говорит. И что его лицо не будет светится этой ангельской улыбкой, если хоть салфетку им забудут положить меньше или больше чем положено по стандарту самого хозяина. - Нет, еду не надо нести сюда! Пусть приготовят мой столик, мы сами спустимся в ресторан! На этом всё! - Гидеон положил трубку, а потом встал и подошёл в гардеробную, переодеваться. - Вставай, самое время узнать все прелести жизни. Я с тобой за этими шашками скоро усну! Сразу видно, говорить о вечности не самая моя сильная сторона! - улыбнулся Гидеон, выходя одетым в приличный костюм, а потом посмотрел на эти обноски Смерти и лицо его вновь приняло вид отвращения, хотя в душе он испытывал иронию. Главное чтобы не было стандартного чёрного балахона с капюшоном. Буквально через минуту в кабинет уже вошли солидные девушки смуглой внешности, которые встали около Гидеона, слушай что он скажет и готовые записать всё точь-в-точь, что он говорит. - Внимание дамы!!! - экстернал, обошёл сзади Жнеца, и положил руки, девушки на плечи. - Нам предстоит долгая и весьма кропотливая работа! Я хочу, чтобы вы поработали с её волосами! - указал Гидеон на седые локоны. - Слегка укоротите, никакой химии лишней, я хочу, чтобы она была блондинкой! - экстернал, подозвал одну из девушек одетой очень красиво и стильно. - Попроси наших ювелиров подобрать ей что-нибудь классическое. У нас вроде серьги ручной работы одного арабского мастера! Пусть выдаст свою лучшую работу, я к нему сам спущусь! - Гидеон встал и подошёл к другой девушке, указывая пальцем на Жнеца. Жестами объясняя, что не так с её внешностью и где нужно и что убрать, что показать, что открыть, та только кивала и уточняла важные для её работы моменты. - Вечернюю коллекцию ваших платьев подберите, стилист закроет эти синяки и мешки под глазами! Я хочу, чтобы у неё были тени под глазами, но не сильно... Вы меня понимаете?! - советовался Гидеон со специалистами. - Нет, она не в фильме сниматься хочет, много косметики не надо. У неё красивая кожа и губы, стоит лишь подчеркнуть её достоинства и придать красоту недостаткам! Фигура так... Ничего... Думаю, вы сможете что-нибудь ей подобрать... Пусть подчеркнёт спину и бёдра! - улыбнулся Гидеон, а потом выслушав идеи дам, сделал кое-какие вновь поправки и отправил их всех по своим делам. - Ах да, мой ход... - улыбнулся мужчина, поправляя чёрный пиджак и чёрную бабочку у шеи, подходя при этом к шахматной доске и делая свой ход. Ход Гидеона (B2 на С3) - Сейчас тебя оденут, и придадут какое-то подобие человека! А потом... - он обхватил запястье девушки и подтянул её с мягких подушек к себе. - Мы пойдём ужинать! - они с ней стояли прямо перед большим древним зеркалом, по краям зеркала были видны изображения ангелов. А в отражении был мужчина в чёрном смокинге и какое-то подобие человека с обтянутой на кости кожей.

Molly Millions: Как чувствует себя Золушка, как чувствовала она себя в той странной сказке, непонятно когда и как услышанной или прочтенной Смертью. Нет, он еще слышал, именно слышал, даже мог вспомнить, как и когда. Это было давно, или точнее недавно, буквально неделю назад, на улице шел снег, он шел там всегда, непрерывно, словно небо удерживало в своих запасах его много, много лет, и вот только сейчас выпустило на волю, заметая им все живое и неживое, деревья гнулись под тяжестью снега, и тонули же в нем, дома уже с окнами покрыли сугробы и люди выходили с лопатами, чтобы расчистить себе путь наверх, иначе бы оказались в смертельной ловушке холода. Тихий женский голос проговаривал слово за слово, читая с книжки, тонкой и цветной, там было больше рисунков нежели слов и наверняка женщина больше придумывала, приукрашивала, нежели читала, ее взгляд был обращен к девочке, к ее бледной коже, почти закрытым глазам, которые медленно моргали время от времени и были обращены к матери, ее маленькие губки улыбались, едва заметно, но все же улыбались. Жнец присел на стул и слушал, как мать рассказывает умирающей дочери сказку, такую простую и банальную, и в то же время яркую и интересную, что сам он заслушался, может дело было в девочке, может в голосе женщины, но почему то это был именно один из тех моментов, которые Смерть никогда не забыл бы. Жнец удивленно посмотрел на Гидеона, вдруг поднявшегося с места, начавшего раздавать указания, да такие, которые могли бы сбить с толку любого. Он молча смотрел на то, что и как делает экстернал и насмешливая улыбка скользнула на лице девушке, она отвела взгляд, смотря на доску и удерживаясь от того, чтобы не рассмеяться. - Все-таки вы, люди, забавные создания, - произнесла она, продолжая улыбаться и смотря на экстернала. Суета, наигранная, вынужденная, ему действительно наскучили эти разговоры о вечности, отчасти, но он хотел и еще что-то, то ли скрыть, то отвлечь, то ли проявить запоздалое гостеприимство, Смерть внимательно смотрел на каждого человека появляющегося в дверях этой комнаты и про себя отмечал сколько кому осталось жить и как это будет, выходили забавные картины, но повторяющиеся, это действительно становилось скучным, и кто знает, возможно встреча с Гидеоном, это небольшое катастрофическое приключение было призвано показать, что время от времени всем нужна встряска, даже Жнецу? Смерть ухмыльнулась. Да, катастрофа. Даже находясь здесь, он мог представить какие последствия имеют быть в мире, он мог видеть, слышать, и самое главное мог то оставаться собой, даже в теле человека. Поднявшись с кресла Смерть посмотрел на свое тело в зеркало. Подняв бровь, он тяжело вздохнул и покачал головой. - Привык видеть все, но в контрасте есть своя прелесть, - коснувшись своего отражения и оставляя на зеркале ожог, какой обычно был у зеркал ранних эпох, Смерть вернулся к доске и посмотрел на ход Гидеона. – Сам не люблю говорить о вечности, она не интересна и крайне однообразны, хватает на пять минут разговора. B6 - A5

Gideon: Ход Жнеца (B6 на A5): - У нас в распоряжении не так много времени, поторопись мой друг, - улыбнулся Гидеон, смотря на свои золотые роликс, которые он достал из чёрного бархатного футляра и нацепил себе на запястье. Гидеон выглядел, как всегда элегантно и красиво: чёрный галстук, белая рубашка специально вышитая воротником под галстук. Длинные седые волосы подстрижены, зачёсаны назад и немного собраны в хвост. Серебряные запонки на рукавах рубашки, которые выходили за рукава чёрного смокинга. Пуговица костюма верхняя, что находится около солнечного сплетения, была застегнута, а остальные просто болтались, как и подобает по этикету. Гладко выглаженные чёрные брюки, такого же цвета кожаный пояс и конечно чёрные туфли. Этот человек мог надеть на себя мешок, но на сцене или в публики ему никогда не было равных в манерах и в чувстве стиля. Он должен был признать, что показываться на глаза вместе с куском мяса на костях, не подобает, даже если он решил погубить весь мир. Всё же они выходят в свет, и он не может, явиться с кем попало. Обойдя Смерть сзади, он подвёл её к своей гардеробной комнате, маленькой прилежащей комнатке в его большом офисе. Теперь на них смотрели несколько зеркал сразу, он задумался, смотря на девушку, а потом в его глазах появилась искра. Кажется, он придумал кое-что интересное. - Может мы и люди... Может мы и забавные... - улыбнулся Гидеон, вытаскивая за кончик острия длинный серебристый стилет аккуратно из своего рукава, который до этого никем вообще не был замечен. Экстернал умел прятать оружие, и кто знает какие у него ещё на руках козыри, не считая способностей, не считай косы и не считая в подчинении весь небоскреб, в том числе и саму Смерть. Этот парень был полон загадок, у него только тайны, он не даёт ответы на вопросы, он создаёт ситуации, в которых вы, вынуждены сделать выбор и выбор этот не всегда будет в вашу пользу. Гидеон торговец желаниями и мечтами, он покупает душу людей, превращая их жизнь в рай, но на самом деле он просто манипулирует людьми и мутантами в равной степени, чтобы добиться своих каких-то загадочных целей. Остриё холодного оружия коснулось прямо запястья экстернала, Гидеон увеличил напор, пока кровь не начала сочиться красными струями по его ладони. Он аккуратно взял белый платок, чтобы не испачкать дорогой костюм и приложил его к ране. Только он убрал платок, на котором сразу появились алые пятна крови в его вышитых инициалах, как запястье экстернала быстро затянулось от раны, словно её и не было вовсе. Пальцем Гидеон тронул красный влажный платок и коснулся этим же пальцем синих иссохших губ Жнеца. В нескольких отражениях зеркал начало показывать, как от этого прикосновения губы девушки стали краснеть и щеки покрылись тут же румянцем. Только капли крови экстернала попали в рот Жнецу, облезлая кожа начал принимать плотность и в каких-то участках кровеносные сосуды и ткани восстанавливались. Гидеон смотрел на отражение их в зеркале, а потом провёл по её шее, наблюдая, как за его движениями рук, кожа которой почти что не было, начала появляться. Экстернал провёл руками по плечам, на которых тут же появилась крепость мышц и связок. Далее он вёл изящно, спускаясь по локтям. Белые ладони и кисти, которые напоминали руки больного альбиноса, стали принимать всё более тёмные оттенки тонов в которых можно было признать ладони женщины. Оставалось дело за малым, экстернал коснулся бедёр и провёл руками беспощадно и жадно, слегка обхватывая куски одежды прямо до ног и тут же в отражении было видно, как икры ног и остальные мышцы с кожей начинают уплотняться и приобретать форму, достойной полноценной, уверенной в себе женщины. - Ну вот... теперь осталось набросать кое-что... - улыбнулся Гидеон, возвращая ей былую молодость и силу с помощью своей особой крови, которая имела уникальные целебные свойства. Если вспомнить экстерналы никогда не отдавали свою кровь, они это делали если человек им был дорог. Кровь экстернала была кровью бога, и давать её кому попало было неприемлемо. Если кровь всё же доставалась человеку, то считалось, что этот человек чем-то заслуживает это. Это было что-то из определённой своебразной традиции Совета Высших Лордов. Тут же, после того как оболочка Смерти была восстановлена в рабочую форму, обслуживающий персонал Гидеона начал кружить над Смертью. Персонал работал с её волосами, работал с внешностью, наносил макияж, готовил одежду, нижнее бельё, возрождал и пробуждал красивую птицу феникс прямо из пепла. Конечно, этого хватит на следующий день, но что вот будет потом, долго оболочка не выдержит, однако душа которая внутри была заперта, сейчас не представляла интереса для бизнесмена, ему нужна была Смерть и о её сохранности он волновался сейчас больше всего. - Она готова! - сказала ведущий консультант Офры, когда Гидеон отошёл и начал осматривать "Сад Извилистых Троп", увлёкшись дальнейшими событиями. - Спасибо, скажите повару, мы сейчас спустимся, - кивнул одобрительно бизнесмен и сопроводил, дам благодарной улыбкой до выхода. - В мои времена дамы кружили часами над свои туалетом, для того чтобы привести себя в порядок! Они могли тратить часы напролёт, чтобы наводить разные причёски или подбирать себе что-то из гардероба, однако как видишь я нашёл более быстрый способ, чтобы придать красоту людям! - улыбнулся Гидеон, смотря на уже настоящую леди в чёрном вечернем платье, в туфлях на высоких каблуках, в чьём теле прибывала сама госпожа Смерть. - Хм... Ну, всё же, кое-чего не хватает... - посмотрел он на своего друга и улыбнулся, а потом подошёл и в его руке показался чёрный бархатный футляр, только меньше размером, нежели для часов. Гидеон открыл крышку и в футляре показались изумительной работы серьги, сделанные мастером ювелиром специально на заказ для бизнесмена и были подарены Гидеону бесплатно за вклад в развитие продажи драгоценного металла на рынке в Дубаях. Поэтому был повод подарить серьги тому, кто знал о них мало, не знал им настоящую ценность и кто не был ослеплён таким грехом, как жадность. Определённо Смерть была достойна носить их, подари он кому-нибудь другому, тем же моделям с обложек, дорогим светским львицам, то понятно было, что дальнейшее общество будет состоять в надежде на то, что в следующее свидание он подарит бентли или ролс ройс его даме. Смерть ничего не хотела взамен кроме свободы, самая реалистичное чувство, подобное животному инстинкту любого зверя. Каждый из животных стремится быть свободным и сделает всё ради того, чтобы не сидеть в клетке. Так и Смерть, словно малый ребёнок, он превращал её в настоящий эталон красоты, сексуальности и богатства. Но при этом он знал, что для этого существа, всё это ничего не значит, но это значит для него и уже много. Определённо вкусы и изысканность Гидеона, могли бы удивить многих, скорее они подходили под определёние «невероятно но факт». Это был не тот человек, который сидел в башне и дни напролёт охмурял одну девушку за другой, беря взятки у чиновников, и собирался в губернаторы. Это был самый хитрый из своего рода, он был везде, он продумывал, а потом воплощал всё в жизнь и почти везде достигал определённого успеха. Его окружение - это безмолвные статуи его врагов, его еда - это шедевр современной кулинарии, его власть - это деньги, которые он плодит каждый день в огромных количествах. И его знания - это товар и проекты, которые подают себя, как спасительная вакцина для мира, но на самом деле несут в себе самый настоящий смертоносный вирус. Экстернал улыбнулся и убрав аккуратно зачёсанный волосы назад, за её плечи, надел серьги ей на мочки ушей. Смотря в зеркало, как она выглядит. - Примерно это и называется во всех смыслах – красота! Гидеон выходил со Смертью, взяв её под руку, прямо за чёрную вечернюю перчатку, которая была надета на её руке до самой кисти. Доктор Шедоу, тут же зашёл в опустевший кабинет с несколькими охранниками, дал распоряжение прибраться здесь, а сам осмотрел доску шашек, и велев аккуратно проследить, чтобы фигуры сохранили своё положение, приказал увести доску вниз к их столику. Лифт пронёсся в пару секунд, когда они оказались уже на нужном им этаже. У Гидеона аж голова чуть не закружилась. Он улыбнулся и поправил воротник костюма, предлагая даме первой пройти на этаж. Платье сидело на девушке отлично, более того в коридоре, который выглядел сейчас в стиле Версаля, все посетители оглядывались и смотрели только на них. Парочка направлялась прямо в сторону шумного места, заходя в арку, где пропустил их тут же охранник, и указал им в сторону столика, который был забронирован именно для них. Гидеон повесил пиджак на вешалку и присел в самом углу, за роскошный столик в одном из элитных ресторанов в этом городе. Тут не было так светло, наоборот тут было темно, атмосфера в ресторане была словно в ночном притоне: тёмные краски, красные огни прожекторов направленные на сцену, где пела певица то на французском, то на испанском языке. Рядом были тоже известные люди, которые обедали то со своими жёнами, то со своими любовницами, в такие места других водить было крайне не прилично. - Что ж, я ужасно голоден! - улыбнулся бизнесмен, беря палочки и начал брать ими суши прямо с лодки, при этом чувствуя, как они, так и таят во рту. - Ммммм... Определёно, суши моя слабость! - засмеялся Гидеон, беря палочками, ролл калифорнии и дал попробовать своему собеседнику, который вопреки всем законам природы, так мило и любезно составил ему компанию. Рядом уже поднёс официант их игральную доску с фигурами, Гидеон вспомнил, что его ход и тут же одной рукой держа палочки с суши, сделал другой рукой ход. Он прекрасно видел, что Жнец открыл позицию и это идеальный момент, чтобы он съел его шашку. После этого хода, экстернал вновь принялся за еду, которую им приносили по мере её сложности приготовления. Вскоре их стол бы заполнен разными яствами. Ход Гидеона (D4 на B6, поедая вражескую пешку находящуюся на С5):

Molly Millions: Смотря на свое новое отражение в зеркале, смерть анализировала все, размышляла, рассматривала, делала выводы о многих, многих вещах на земле, просто потому что до того, Жнец знал все это только в теории. Красота, блеск, обаяние, - это не было тем, чего ожидали от него, мрачного исполнителя своего дела, ни кровавого, ни темного, просто настолько привычного, настолько естественного и потому страшного, ведь избежать этого было невозможно. Как рисуют Смерть – уродливым созданием, производным от самого темного и потаенного, первобытного страха ночи человека, христиане убеждены, что Мрачный Жнец дитя Сатаны, как написано прекрасно в Мильтоновском «Потерянном рае» - …мерзкий плод, потомок твой, Стремительно из чрева проложил Кровавый путь наружу, сквозь нутро, Меня палящей пыткой исказив И ужасом - от пояса до пят. А он, мое отродье, лютый враг, Едва покинув лоно, вмиг занес Убийственный, неотвратимый дрот. Я прочь бежала, восклицая: Смерть! Что ж, если сравнивать эти строки и то, что предстало перед ним в зеркале, то как из разваливающегося по частям, подобно прокаженному, скелета его превратили в подобие статуи Афродиты, - такой вид и воплощение нравились куда больше, и Смерть поймала себя на мысли о том, что улыбается себе, своему облику, как улыбаются тщеславные люди, объятые этим грехом и не спускающим глаз с облика себя любимых. Тут то улыбка и оборвалась. Слишком долгое пребывание в теле человека делало свое дело – Жнец становился человеком, оставаясь собой. Уже сидя за столом и проследив за ходом своего собеседника, Жнец будто бы вернулся в этот мир откуда то издалека и заметил: - Тебе не приходило в голову, что все люди, которые окружают тебя, и Горгон в их числе, и Шэдоу, лишь играют роль, которую написал им ты. Сценарий, он им ненавистен, они презирают его, и тем не менее вынуждены играть, а стоит сжечь оригинал, как в урну полетят и копии, - девушка сделала ответный ход, переводя взгляд на всевозможные яства. Е5 – D4 - Выглядит…как это называется…аппетитно?

Gideon: Ход Жнеца (E5 на D4): - Это не «выглядит», это надо обхватывать палочками, класть в ротовую полость, языком ощущать вкус, не спеша, пережёвываешь, словно пробуешь что-то новое и непривычное, пусть твой организм привыкнет к этому специфическому свойству вкуса! А потом уже глотай! Обязательно не забудь мокнуть в соус всё это дело, вкусы тут же поменяются! - указал Гидеон Смерти на две палочки и соус, которые ей поднесла официантка. Глава компании легко взял палочки, а потом показал Жнецу, как тому стоит держать эти вещи пальцами. - Это как играть на скрипке, мой друг! Твой палец отвечает за каждую мышцу в твоём организме. Вместе это потрясающая сложенная функция одного движения по поднятию одного предмета! - улыбнулся Гидеон, словно объяснял Жнецу, как устроена система водо, тепло и электроснабжения башни, им не хватало только касок строительных и чертёж плана башни на большом ватмане. - Пару раз попробуешь, и начнёт получаться! В этом то и вся прелесть жизни, мы всегда учимся и всё для нас в новинку, иногда получается, иногда нет, но всё это бесценно прожитый опыт! - улыбнулся ещё шире Гидеон. За этой улыбкой доброго и понимающего отца, который объясняет ребёнку, как держать вилку за столом, таилось больше чем простая беседа между отцом и сыном. Скорее это был деликатный разговор, который говорил о том, что один умнее другого, а второй опытнее первого. Практик и теоретик за одним столом и спорят непонятно о чём. Говорят, кушают, выпивают, одеваются, играют в шашки. Да, кстати, о шашках. Именно шашки - единственное, что объединяло таких разносторонних существ, как экстернал и Смерть. Тут сильна была и теория и практика, игра в которой одно существовало в гармонии с другим. Гидеон был тем, кто не раз делал ходы и ошибался, наблюдал, выводил, считал, передавал ясность мысли в голову, изучал врага по тому, как он делает ходы. Не важно, какой это ход, плохой или хороший, важно понять, как думает соперник, чего он пытается добиться каждым своим ходом. Каждый раз шашки меняют комбинацию, каждый раз это: то плотная стенка в ряд, то смертельный коридор, между которым суждено пройтись одной шашкой и начать идти в атаку, а иногда это просто обход со стороны, не большой манёвр и дамка. Игра, до которой дошли Смерть и Гидеон, была чем-то средним, тут появлялось сотня точек выигрышей и проигрышей. Сейчас они стоят на перепутье, кульминационный момент всей игры, но... Жнец делает ход, решающий ход, который среди сотни других, пропустил бы, наверное, любой новичок. Но, опять таки, если вы Гидеон, вы никогда не подумаете, что Смерть играет первый раз и шашки это не его род деятельности. Он Жнец, он собирает души по именам, которые появляются в его чёрном списке. Но вернёмся к сделанному ходу, в шашках есть моменты кульминационные. Эти моменты важно засечь, они случаются, когда противник делает не правильный ход. Гидеон один уже такой наблюдал, ход восьмой или девятый, как он тогда сказал, когда шашки сталкиваются друг с другом вплотную, и кто-то делает манёвр, надеясь одолеть пешку противника. В итоге или манёвр удаётся или нет. Смерть потеряла тогда одну пешку, Гидеон пошёл дальше, но победы это не сулило. Всё, что сейчас творилось в голове, это были чёткие и продуманные мысли Гидеона, масштабные ходы, множество вариаций того, что каждая пешка играет свою роль, следит за другой пешкой врага, не давая ей сделать хода, который может сломать всю игру. В голове Гидеона, словно между пешками тянулась красная тонкая нить, которую никто не видел, и эта призрачная нить была системой комбинаций, которым он мог сходить. Сделал ли это нарочно Жнец или нет, но сейчас настал второй кульминационный момент, когда Гидеон мог одним ходом переломить весь исход игры. Всё просто, пешка на Е3 переходит на клетку С5, тем самым, поедая пешку врага на клетке D4. При этом одним ходом он съест пешку противника и заблокирует пешку на А4. У Жнеца останется шанс сходить верхней левой пешкой на В8, потому как рядом стоящая пешка тоже будет заблокирована. Но это не улучшит ситуации, это тупик, в который игрок сам себя загонит. Поэтому Жнец после сделанного хода Гидеона, выбрал бы сразу стабильный ход F6 на E5. Гидеон тогда бы начал подтягивать задние пешки так, чтобы эта пешка не смогла обойти его фигуры и пробраться в дамки, в итоге входы и выходы были бы перекрыты сразу через два хода. И Жнец или бы пустил пешки в расход, или начал бы ходить задними пешками, пока они не дойдут до тупика, что будет примерно в пару ходов на каждую. В итоге Гидеон будет поедать их одну за другой, даже где-то и две. Если противник окажется умнее, он даже извлечёт пользу, рискнёт бросить одну пешку в пасть гиены огненной, но второй пешкой пробьётся в дамки. Но это только замедлит игру и Гидеон наберёт дамок больше и сократить потери своих пешек, успев выстроить их уже так, что вражеская дамка в пару ходов тут же попадёт в ловушку. Вот она - история одного хода. Знал ли об этом Жнец, хотел ли чтобы Гидеон сделал этот ход, чтобы быстрее прервать игру, и чтобы он выиграл просто количеством, дабы съесть все пешки, увы, на этот вопрос никто точно не мог дать ответа. Одни лишь предположения и секреты, но Гидеон был человеком, который читал между строк и куда дальше, чем другие, поэтому думал, что Жнец неким образом пытается скорее закончить игру. Гидеон продолжал улыбаться и есть суши, эту комбинацию он уже раскусил, как только оценил, какие пешки могут кушать, а какие нет. Порой ошибки повторяются, и ты уже знаешь, что будет. Но, что если? Что если, Гидеон не сделает этого хода, а попробует, кое-что другое. Об этом, как называл Гидеон "кое-что другое", он мог сильно пожалеть, но смысл был не в выигрыше, а в том, чтобы победить соперника морально, закрыть любой его план, любой его ход, даже если этот ход был бы только в выгоду партии экстернала. Гидеон не любил лёгких путей, он всегда говорил, чем труднее идёт бой, тем слаще победа. Как сказал бы экстернал, ходы раскрывают истинное мышление соперников, хотя могло быть всё по-другому, Жнец вообще не думал и ходил чисто для отметки того, что он якобы играет. В народе это называется - дурак, просто ошибся и не понял хода, думал о том, как сделать ход более хорошим, но попался в перегруженности собственных мыслей. И очень сильно Гидеон подозревал на счёт Жнеца, якобы что второе может относиться даже к Ксавьеру, но точно не к тому, кто сидит с ним сейчас за одним столом. Это существо пыталось, словно закончить партию быстрее, словно было что-то, что Смерть уже знала и никогда Жнец ничего не делает просто так, как и сам Гидеон. Полубог и Всадник, это две разные вещи, но мыслят оба масштабно. Гидеон вдруг задумался, а не играет ли Смерть с ним в двойную игру? Такое существо, как Жнец очень гордое, и скорее всего помимо: гнева, эгоизма, чувства голода, он сейчас ещё научился обманывать. Но не тот игрок попался ему. - Это называется, суши! Нравится? - улыбнулся Гидеон. - Икра, лосось, рис! Действительно, Япония легендарная страна. Две вещи, которыми я восхищаюсь у них, это их мечи и суши! Что первое, что второе одно и тоже - произведение искусства и только! - усмехнулся Гидеон, загадочно закатывая глаза и беря зубочистку. - Сильно не налегай! Попробуй шаверму! - Гидеон потянулся и взял лепёшку, немного сложив её, а потом, снизу подложив салфеткой, протянул её девушке. - Она горячая, осторожно, не заляпай стол, я большой аккуратист! Попробуй, внутри мясо ягнёнка, это деликатес! - Гидеон также подвинул тарелку с мутабель ближе к Жнецу. - Чуть-чуть того, чуть-чуть этого, ощущай, пробуй на вкус! Миллиарды тысяч разных вкусов, как и цветов и звуков! То, что окружает тебя, это всё в новинку! Это всё, что создал сам человек, в эти моменты я порой понимаю Еву! Как же можно было устоять перед искушением и не съесть яблоко! Запретный вкус, которого она не могла раньше испытать! – звонко рассмеялся Гидеон, вспоминая всеобщую концепцию о создании мира. - Но, тебе повезло мой друг, в отличие от Господа Бога, я милостив, я не собираюсь тебя заточать на земле! Наоборот, я реалист, ты и кое-кто ещё окажут мне услугу, а потом вы свободны, как в море корабли! - улыбнулся Гидеон, при этом, решив, всё же какой он сделает ход. Ход Гидеона (C3 на E5, поедая вражескую пешку находящуюся на D4) - Разницу между другими и мной, в том, что я знаю свою судьбу и следую намеченной цели! Но другие, даже ты… – усмехнулся Гидеон. - Хотите свой уникальный сценарий, которые не знает никто, а потом сами жалуетесь на жизнь и неудачи, в которых обвиняете кого угодно, но только не себя! Некоторые даже заканчивают жизнь самоубийством и стараются убить других, лишь бы их сценарий от этого стал лучший! Вся жизнь – это чёрт подери дурацкий кукольный театр. Люди слабые существа, им нужен вожак, сильный лидер, который: не смотря на всех их пороки, слабости, темноту мышления и немощность духа; сможет поднять эти черновики Творца на новый уровень! Каждой овце нужен свой пастух! Мутанты высшая цепь эволюции! Только мои дети об этом забыли, сейчас каждый прогибается под этот дурацкий акт о регистрации. Они хотят мира, но создают войну, бунты надо подавлять, а не идти на компромиссы или разжигать котёл войны ещё больше! В итоге грядёт буря, о которой прежде свет и не слышал! Поверь мне, ты и твоё появление здесь, будете начало конца. Твоё появление здесь, сорвало одно из печатей! Первая страница акта в этом масштабном спектакле уже началась! – объяснил Гидеон Жнецу. -А если ты отличаешься от нас, то ты «корова»! Но никто не отменял правила игры, даже у коровы есть если не пастух, то хозяин и он в любой момент закончит сказку, тоже самое правило, как и для овец! Сущности разные, а правила игры одни и те же! В отличие от Господа Бога и самой Судьбы, я пишу историю собственной кровью и кровью остальных, историю, которая сделает всех свободными и сильными! Восстань и восставай снова, пока львами не станут агнцы! – твёрдо дал уяснить свою точку зрения Гидеон, он взял лепёшку и начал её есть. Спокойно и не спеша, он просто сидел в молчании со Смертью. Любой русский рабочий из среднего класса общества в этот момент сказал бы: мент родился. - Если рабочие не довольны условиями работы, это ещё не означает, что шеф должен идти на уступки. Надо уметь рисковать всем и поставить на карту всё, даже ненависть всех к тебе, чтобы ты добился всеобщего блага! Я знаю о чём говорю! Такие сценарии, которых пишу я, такие не уничтожить ничем и никак – это судьба! Мои рукописи не горят! – улыбнулся Гидеон, цитируя одного известного русского классика.

Molly Millions: Внимательный взгляд, изучающий, жаждущий изучения, быть может, даже чересчур, а если присмотреться, то Смерть находиться сейчас и здесь, и нет, словно думает одновременно с перевариванием слов экстренала о чем-то своем, совершенно отвлеченном и постороннем, но заметить такое может не каждый, да и поймать Смерть на лукавстве куда как сложнее, чем поймать ее саму, согласитесь. Жнец чуть улыбнулся уголками губ сосредотачивая вновь все свое внимание на собеседнике, или проще было сказать, на тюремщике, да, он нашел именование этому существу, универсальное и передающее полную картину происходящего. Тюремщик может быть с вами обходителен, он может быть приятным собеседником и через полчаса общения вы поймете – у вас не было друга ближе, хороший знаток человеческой психологии он проникает к вам в доверие настолько, насколько вы и сами представить не в силах, уже на следующий день вы называете его братом и готовы отдать жизнь, отдать последний черствый кусок хлеба, который он вам сам же и приносит. Расслабляться, тем не менее, в его присутствии не стоит, пусть он обходителен, он остается самим собой вне зависимости от места и времени, он может захлопнуть вашу клетку навсегда, может предать смерти, а может выпустить, вдруг в нем проснется нечто гуманное, странное чувство героизма и ответственности за вашу никчемную жизнь. Конечно, Смерть прекрасно понимал, Гидеон тюремщик первых двух видов, либо клетка захлопнется окончательно, либо Смерть могут предать смерти, если что-то пойдет не так, оставалось надеяться на ничтожную вероятность того, что сам экстернал даже не подозревал о весомости аргумента удерживающего его гостя в человеческом теле. Коса это не только атрибут, ключ и замок в одном сплаве, это еще и оружие как никак, а таким оружием можно убить любого, все, в том числе и сущность по определению не смертную. С миру по нитке, крошку в неделю, но Смерть все же попробовал предлагаемые угощения, с долей заинтересованности, с долей скептицизма относительно их вкусовых качеств и пользы для этого странного хрупкого организма. - Ты весьма щедр, - откладывая столовые приборы заметила девушка. – Ваш Бог действительно резок и непреклонен в своих решениях, как и все молодые боги до него, это пройдет, со временем. Кажется у вас это называется старостью, когда человек в преклонном возрасте склонен к уступкам. Одно но, мой добрый друг, Еву соблазнил не вкус, а обещание другого, каждый трактует это по своему – любовь, знание или свобода, - Жнец проследил за ходом Гидеона, беря в руки бокал с водой и отпивая. Странно, но именно безвкусие обычной воды и радовало в этом мире больше чем все представленные яства и колорит общества. Смерть сдавил бокал чуть сильнее обычного и послышался хруст то ли стекла, то ли человеческих костей, понять было трудно. Губы расплылись в довольной улыбке, а глаза продолжали изучать доску с расставленными на ней шашками. Что в этот момент произошло знал только сам Жнец, равно как и то, что сказал Гидеон он воспринял по своему, рассмотрел со своей точки зрения, с точки зрения этого человека и со стороны обычной пешки, участника это игры, кою затеял его собеседник. - Да, жизнь театр, сказал как-то один классик, и он не ошибся, я могу с тобой согласится, а могу и нет, но все же да, - Смерть чуть склонил голову в сторону, будто обдумывая то ли следующую фразу, то ли ход. – Я не имел дела с жизнью, а мое существование это бытие не больше, опознавание своего Я пришло намного позже, когда вы и ваша вера наградили явление личностью и личиной, рано или поздно это закончиться. Однако, всеми ими и тобой в том числе, какой бы сценарий не был написан собственный рукой и как бы некто не стремился играть все продумано и опережая события на шаг-два, всем управляет единолично нечто, чего не назовешь в стенах этого здания да и вообще, имени то нет. А потому с допустимой вероятностью и видением собственных ошибок ты не переписываешь сценарий, не читаешь его даже, тебе выдают устаревшую копию рукописи, собранную из золы, второй том, скажем так, тот что был брошен в камин и так и не увидел свет, а потому право на существование у него столько же, сколько у всех нас на ошибку. А5 на С7 Жнец убрал руку, которая снова стала обтягиваться кожей, рассмотрев конечность Смерть пожала плечами. - Куда комфортнее мне было бы в своем воплощении рискну заметить.

Gideon: Гидеон заинтересовано слушал Жнеца, ровно столько же сколько поглощал любимые суши, а затем арабское блюдо. Да, арабы вызывали в нём восхищение, учитывая специфику того, что Гидеон был то ли кровей иудеев, то ли испанцев, одному богу было ясно. Он всегда превозносил больше всех культуру мусульманскую, а именно арабов. Что стоило сказать, об одном Короле Теней: сила, мужская власть, сплошной характер истинного восточного мужчины, воина умирающего только в бою. Арабы всегда привлекали Гидеона, умение писать справа налево, изумительные иероглифы в их письменах. Он считал, что жёсткие традиции, которые установили эти мужчины, которых сегодня признавали варварами, дали их народу надежду на будущее, а не всеобщую деградацию. Другие нации или пытаются выжить, или пытаются убить других. Конечно не будем забывать о тех терактах, которые случаются и в которых обвиняют мусульманскую общину, но поживите столько сколько жил Гидеон, сколько он знал и сколько видел и вы поймёте, что каждая жестокость, это слабость людей и ответ на ту же жестокость. Если взорвут Статую Свободы, Гидеон и бровью не пошевелит, мир устроен изначально не верно, мы наблюдаем в телевизорах, как американцы трубят о жестокости и садизме, в то время, как никто не знает, что может быть неделями ранее чьи-то истребители пролетали и бомбили ни в чём неповинное население или храмы. СМИ - это оружие правительства, лишив их главного здания, Гидеон ясно дал понять, что он может контролировать всю систему изначально. Правительство теряет всю свою мощь, в Нью-Йорке паника, личная армия зомби, готовится Гидеоном выдвинуться под командованием Жнеца. А Гидеон то и дело просто сидит и играет в шашки. Настоящий садизм заключается не в том, чтобы выбить челюсть или вызвать ряд взрывов на тайм сквер, настоящий и целесообразный садизм Гидеона заключается в выжидании решающего и сокрушительного удара от которого не оправиться не один враг. Он стратег, он знает, что делает, он до конца преследуют свою цель. Сначала Смерть, затем Глад, Чума, Война, семь смертных грехов, реки крови, демоны из ада, алое солнце и всеобщий катаклизм в его распоряжении. Медленно камешек за камешком, Гидеон тщательно и идеально разрушал этот мир. Он контролировал толпу, народ, теперь убрал СМИ, правительству останется применить только физическую силу, но против кого? Винить можно только мутантов, а сейчас это сделать трудно, когда люди сходят с ума, когда в отсутствии Смерти, кладбище Грин Вуд усеяно вырытыми ямами, из которых выходят полчища мёртвых. Кровавая бойня ждёт Нью-Йорк, бог оставил эту землю, наблюдая цинично, как дьявол берёт бразды правления на себя. Сейчас Нью-Йорк это новая Обитель Зла, сосредоточие триумфа Гидеона и силы Всадника Смерти. - Кстати об ошибках! - кивнул Гидеон, наблюдая за сделанным ходом Жнеца. Экстернал спокойно кивнул в сторону фигуры, ну конечно эта игра самая хитрая из игр. Соперник уже сломлен, пару часов прошло, а Жнец не выдержал и пошла ошибка за ошибкой, это как эффект падающего домино. Империя красивых построенных башен из домино, но толкни одну костяшку и всё посыпется разом. - Жду не дождусь, когда партия дойдёт до финала! Ведь всё было в твоих руках! А ты так бесцеремонно распоряжаешься жизнями других, я знаю тебе плевать, но... - спокойно сказал Гидеон. Ход Жнеца вернулся обратно, возвращаясь в огненном пламени сопровождаемом по краям доски. Дело в том, что первое впечатление обманчиво стандартная игра Жнеца прокатила бы ещё в юниорском чемпионате, но не тут. Есть шашку назад нельзя, это правила европейских шашек, по которым играет уже давно чуть ли не весь мир. - Скажу прямо! Я предельно честен бываю с такими гостями, как ты! - Гидеон не улыбался больше, скорее в его глазах было разочарование. - Если бы ты ценил человеческую жизнь, также как её ценит любой бродяга валяющийся по среди улицы! Ты бы выиграл эту партию или сражался до последнего. А сейчас глянь... - цокнул языком экстернал и устало покачал головой. - Пора научится думать, как человек! Выкинь косу из своей головы, хоть раз подумай, о чём-нибудь другом! Человеку свойственно ошибаться, ну а если человек борется, за что-то - это ценится куда превыше! Ты не человек, но совершаешь ошибки подобно ребёнку! Ты столько времени наблюдал за нами и не научился главному - вся наша жизнь сплошная борьба, борьба за выживание! И если ты не будешь биться за то что для тебя важно, ты никогда не выиграешь! Не суждено тебе уйти и забрать косу, потому что ты думаешь и ходишь легкомысленно для тебя это просто люди, и обычная планета с кучей бактерий, но скоро ты уподобишься и им! Ты не способен сделать всё ради победы, поэтому ты проиграешь, мне тебя жаль! - хмыкнул спокойно Гидеон, а потом посмотрел, как шашки сами сходили правильно за Жнеца. Здесь по правилам Смерть была обязана съесть фигуру Гидеона ходом вперёд, а не назад. Поэтому судьба сама сделала ход за Смерть. Правильный ход Жнеца (F6 на D4 - съедает одну фигуру, затем с D4 на F2 - съедает вторую фигуру, две фигуры за один ход): - Придёт время и ты оценишь всё старание человечества! Все наши маленькие и больше победы! А пока тебе придётся начинать учиться с самого начала! - Гидеон тут же сделал рукой паузу, чтобы Жнец ничего не отвечал, потому что был ход экстернала и он сейчас думал. Думал он однако не долго две или три секунды, и сходил сразу же. Ход Гидена (G1 на E3, съедает одну фигуру): Однако после этого хода, в ресторане тут же показалось знакомое лицо, доктор Шедоу. На нём не было белого халата, он был одет в строгий смокинг, как и полагается в таком заведении. Он кашлянул слегка, обращая внимание экстернала на себя, но Гидеон смотрел только на доску и сделал жест рукой, чтобы тот принялся говорить. - У меня хорошие новости хозяин! Сегодня в ресторане состоится праздник маскарад в честь одного из национальных праздников в Дубаях! А узнав, что хозяин здания лично посетил ресторан, они хотят, чтобы вы приняли участие... - робко кашлянул учённый. Гидеон и в самом деле забыл, почему обстановка такая тёмная здесь, сейчас ведь самое время для вечеринки в стиле ада и потерянного рая Данте. На сцене стало темно, начали появляться в центре зала люди одетые в костюмы демонов, во всё черное и готичное. Мода вообще поражала Гидеона, он если и одевался то строго элегантно по этикету, а это выглядело словно некий хеллоуин. Выходил пар с разных стен, спецэффекты здесь были на уровне, Гидеон не щадил денег на самые фатастические вечеринки. С минуты на минуту, толпу у входа в ресторан, начали пропускать, ресторан был теперь полон. Музыка играла в стиле оркестра реквиума по мечте: скрипки, виолончель, музыкальные басы известного диджея, который стоял на специальном подъемника сделанного в стиле трона дьявола с элементов пламени и льда внизу. Рядом ходили факиры и выплёвывали сгустки пламени из-за рта, множество людей с разукрашенными лицами демонов, сукубов и прочих мифических созданий танцевали и выполняли акробатические трюки. Даже люди в тёмных балахонах с косами были, Гидеон улыбнулся и указал пальцем Смерти на одного из них. - Ты явно пользуешься популярностью у местных! - засмеялся Гидеон, а потом улыбнулся смотря в лицо Смерти и продолжил: - Делай свой ход и пойдём со мной! Я сто лет не танцевал! - улыбнулся полубог, наблюдая за движениями людей одетых на манер придворных танцующих на баллу дьяволу.



полная версия страницы