Форум » Остальные организации » Центр стохастических исследований “At Planetmyerday" "V4”. » Ответить

Центр стохастических исследований “At Planetmyerday" "V4”.

Venom: Специализированная научно-техническая база исследований проблем технологического планирования и систем оперативного управления обороной Клуба Адского Пламени. На основе центра создана платформа для дальнейшего расширения в сферу космического освоения и военно-воздушных сил.

Ответов - 23

Venom: Это была колоссальная игра, в которую мистер Морбиус втянул добрую четверть человечества. Игра не на выживание, а на саму цель, - стать карающей рукой. Затишьем К.А.П. было не отчаяние и неловкое замешательство, а Шаг. Не столь политический, сколько глубоко завуалированный под немое бездействие. Средства переходили от одного экономического пика к другому, психологи-математики рассчитывали разводки, устанавливая порой безумные ставки в финансовых аферах и военных операциях, самой целью которых являлись не стрельба и кризисы, а множественные переменные, которые вытекали в круглую сумму. Математики назвали бы эту разводку статизмом и провели бы долгие дебаты в кругу иных ученых экономистов, чтобы посчитать процент затрат и кривую прибыли. Этим занимались в иных учреждениях, перекладывая один отчет к другому, рассчитывая данные и не всегда сознавая, что стоит за формулами и цифрами. Реальны ли они? Буквы не имели более четырех знаков, но многие догадывались, что подразумеваются миллиарды. Ученые и инженеры-технологи новаторы приглашались со всех стран. Их не всегда разумные проекты нацелено соглашались воплотить в реальность. Они работали многие годы, собирая свои труды, прежде чем Веном завладел ситуацией. Им двигала сильная цель, и достичь её означало – власть. Казалось, что много лет лабораторный корпус ждал именно его, потому что зарплату повысили вдвое, а главным конструкторским отделам втрое. Несколько месяцев после этого корпорация Клуба увеличила штат охраны. Это означало какое-то движение, оно чувствовалось по нарастающему давлению со стороны правящей верхушки, которые контролировали работы все чаще. Людей торопили закончить ту или иную установку или крупный аппарат, гигантские генераторы частоты и магнитные синхронизаторы, однако когда пришел Веном, стало ясно, что всё это лишь инструменты. Созданное было вновь разобрано и под чутким руководством Брока переделано по чертежам, в которых было намешано... Составами и грузовиками завозилась металлическая стружка, тщательно упакованная в мешки. Поставили небольшую тигельную установку, чтобы плавить можно было сразу, утвердив проект. Сборочный цех вместил в себя прокатный стан и комплекс резки и литья. Вначале это были только детали к механизмам, которые строили глубоко под землей. Позже литейный аппарат установили для сверхмалых деталей в глубине.

Venom: Брок сидел за столом, на котором в беспорядке лежали открытые книги по физике и энергетике. Система регенерации свежим воздухом колыхала страницы, исчерканные и исписанные по бокам. Ученые уже много сделали, но Брок все был недоволен. Сложно работать с людьми, которые не понимают то, что не заложено в их головах. Во всяком случае, он приучил их не спорить. Справа стоял большой прямоугольный объект. Если бы он не подрагивал, то сошел бы за стеклянный шкаф. Но внутри его, перемещаясь по прямым траекториям, гоняли на скорости объемные символы. Каждая грань имела свой смысл, а весь куб означал цикл смыслов. Эти кубы соединялись между собой и, перемешиваясь, переходили к другим группам. Чтобы понять это, Веном предложил для ученых такую теорию: «Буква – точка пространства; страница двухмерная модель; книга – трехмерная модель; библиотека – четырехмерная; все библиотеки земли – пятимерная модель». Но они его не поняли, это было ясно по их взгляду, и тому, что чувствовали. Их нужно было убедить, создав своими руками то, что не может работать при физике земли. Во всяком случае, в их традициях, этого бы не могло существовать. Иначе он мог потерять доверие в их лице и стремление. Однако в свою голову он их пригласить не мог, этого бы он не позволил никому. Синхронизация сознания…. Куб качнулся и мигом заполнил всю комнату. Веном не дышал, да этого и не требовалось тут. Кубические символы, разрастаясь, создавали собой сеть множества смыслов. Инверсия… Комната потемнела и начала заполняться математическими символами и формулами, на которых строились понятия землян. Их было бесчисленное множество из одного куба, создавались сотни тысяч функций. Формулы, пытаясь сохранить свой естественный функционал, пытались соединяться друг с другом, логизируя определенные процессы, но в конечном итоге одна часть формулы вычеркивала другую в иной формуле. Третьи, стараясь привести себя к ответному результату, уходили в бесконечную прогрессию. Комната залилась светом, из нескончаемого числа белых формул и Веном вздохнув, вышел. Саркофаг, повернутый лицом к белому потолку опустился на помосте. Корпус этого устройства полностью обвивали жгуты с трубками и проводами. Перед лицом разъехались металлические пластины, вспыхнул свет ламп. Веном находился в прозрачной жидкости, которая слегка потрескивала и расходилась волнами, изредка раздаваясь крохотными молниями. Свет этих разрядов не двигался хаотично, а создавал подобно рисункам около головы нечто похожее на кавычки в письме и знаки. Черная кожа симбионта слегка растекалась в этой жидкости и словно волосы черными отростками беспорядочно металась. Жидкость не полилась в открытую щель. Она собралась там, где находилась голова Венома, когда он вышел. Саркофаг закрылся, и помост завел его вниз, закрывая толстыми половицами. Ни одной частицы сгустка не осталось на поверхности Венома и он был полностью сух. Пройдя прямо сквозь черную стену комнаты Брок направился на верх. - Ni henxin, Chen? – Спросил Эдвард, взглянув на один из операторских мониторов. Старый китаец с темпом делового человека медленно навел палец на одного из сотрудников своей группы и нервно засмеялся. - Это мой усеник, он ситает, сто нузно увелисить зону пропитки с имеюсегося на все доли аппарата. - Тогда сделайте его своим заместителем и залейте энергией, этот чертов кузов, Чен. Надеюсь после этого он не сдохнет от своего собственного восприятия. - Да, конесно мистер, Бок, через два дня мы зальем его раствором сгустка и посовем вас. Я узе распорядился так сделатэ, по этому что никаких реаксий не было, нузно рисковать! Брок довольно кивнул и отправился дальше. Он знал, что риска нет, позже они дойдут до этого своими мозгами и пойдут на еще больший риск. Проектов было много и все они должны не намного позже идти один от другого, как говорится через запятую. Случайные поля и стохастические уравнения с частными производными, приобрели новую волну, когда Веном вывел основные производные и запечатлел их в компьютере. Каждая частная производная имела свою сингулярную функцию, параметры которой также исходили уже из более стабильных параметров. Так он им сказал, но на деле это лишь малый процент из психо-истории научных событий, которые быть может, они когда-нибудь освоят. Стохастические уравнения и волны в случайно-неоднородных средах имеют свои законы и потому их физические данные могут изменяться в корреляции одного элемента от другого. Будь это изотоп вольфрама или платины в сублимации со сгустком, изготовленным по прототипу симбионта. Веном убедил их, что невозможно закончить проект, пользуясь хоть и новейшими достижениями человеческой науки, но все же полным эксплуатируемым дерьмом. Подумать только, они доверяют точнейшие работы металлической штуке, логика которой основана на микропроцессорах. Все созданное руками человека, так или иначе, несет в себе человеческую природу естественных ошибок. Процент этих ошибок сурово утыкается пиком несчастных случаев, но эти букашки словно муравьи продолжают их строить. После того как он из кучи мусора создал аппарат, который в поле создает проекцию детали только при одной мысли, это двинуло проект резко с места. Затрачивалось мало времени, а полученный чертеж походил на месиво черных линий, которые нужно было только растянуть в объеме, переходя границы мерностей. Брок пояснил, что от понятия одной мерности до другой всего шаг. Вот есть линия, а вот чертеж линий трехмерной детали нанесенный на двухмерную бумагу. Остальное он не раскрывал, это было не обязательно знать людям. Вот только этот аппарат не смог бы работать без одного следствия. Над этим он отдельно работал, создавая группу помощников. Теперь в этом помещении никто не имел права говорить, тишина висела здесь круглые сутки. В одном из реакторов активным изотопом вольфрама круглые сутки облучали искусственно созданные белки, основой которых была кровь Венома. Симбиоз его тканей и энергетической мерности симбионта вызывал реакции при множестве факторов, которые впрочем, как выяснилось, не удерживают свою стабильность по частям. Геном менял свою материальную основу, однако не расставался со структурной цепочкой ДНК. Сублимация тканей облученных активным изотопом, переходила в понятие газообразной, но вскоре не находя базисной поддержки растворялась в пространстве. Позже Брок определил, что это было не растворение, а переход в так называемую четвертую область, вернее так люди это назвали.

Venom: Позже Веном вместе с учеными вглядывался в графики и записи множества спектров экспериментов. Все данные раскиданные на органической бумаге были уже запачканы сальными от изнурения и работы руками. Множество подобных выводов об экспериментах все же не давали чувствовать ученым спокойствие в продвижении. Сам Брок кривил губы и недовольно покашливал, когда какой-то человек делал выводы совершенно не думая. Они хотели загрузить его терминами, чтобы дать себе время отдышаться и подумать, но у Венома не было столько времени. Он учил их как детей в школе, поткладывая им затравочки для открытий... - Смотри Чен, график показывает нам, что в момент соединения ткань как материя перестала существовать на микроскопические единицы времени и, отклонившись, изменила свою природу. Эдвард растянул синусоидальный график по монитору и ткнул пальцем в месте, где резко началось учащение и затухание импульса. Волна словно проживала жизнь на экране осциллографа и её старость отражалась частым сердцебиением и смертью. - Я здеся нисего не визу. Пики графика фиксируют половины тех волн, которые мы полусяли до того как материя регистрировалася приборами видимо. - Потому что прибор твой не показывает объемное отклонение, а только вид со стороны на это отклонение, как стену большого здания. Мы видим здесь только стену. - Ето просто волна мисетер Брок. Хотя если предполозит сто это так, то субстансия сусествует одновременно в нескольких понятиях пространства? - Поэтому это не газ. Это энергия, которая не находя подпитки полностью переходит. Надеюсь, теперь, вы меня понимаете? Объективно субстанция существует определенный отрезок времени, занимая оба пространства, минимум, - Чен поднял глаза на Брока и медленно поднял восклицательно указательный палец. Вопрос был известен, иначе быть просто не могло. Ученый осознал, что Брок прав, - Да, Чен пока, это только отрезок времени, ты прав. В любом случае я хочу, чтобы ты осознал это. Мистеру Морбиусу не нужны будут парадигмы и крохотные начальные эксперименты. Он потребует доказательств наших трудов. В свою очередь Эдвард Брок убедил Майкла, что задуманное будет выполнено. Однако никаких точных сроков конечно не устанавливал. Как и не доказывал ему своей конгениальности. Такого че…хм… вампира не удастся провести заваливая стол шикарными отчетами. Как и сам Веном Морбиус привык действовать и глядеть на творения. В случае неудачи это будет даже не враньем, а предательством. Секунду Брок смотрел на Чена со зловещей миной, представляя, что случится, если тот не вобьет в свою голову всю мысль и сложность общего дела. Скорее всего, он его бросит в реактор и всех кто будет причастен к невыполнению задания… - Мистер Брок. Осциллограф не показывает переходных временных периодов процесса при отсутствии влажности. Плазмодесмы органики распадаются мгновенно если их не питать влажностью воздуха. Когда материя соберет всю влажность, она полностью переходит. Учитывая, что влажность воздуха в помещениях искусственно поддерживается в ограниченном состоянии, то смею предположить… Что, как и любой организм, хоть и такой странной природы, измененная материя содействует с водой. Эдвард обернулся. Неизвестный ранее парень в белом халате как и все вокруг держал в руке отчет созданный им самим. На страницах были какие-то рукописные пометки, которые любил делать и Веном. Но в словах парня не было уверенности и он отстраненно глядел сквозь зеленые светоотражающие линзы в глазах. - Давай, выкладывай чего у тебя. – Брок критично ухмыльнулся и сунул руки в карманы. – Надеюсь это не очередная витающая в пространстве теория. Молодй человек, Вы подумали над своими словами, прежде чем обратиться ко мне лично, а не к своему руководителю отдела? - Да… - Парень замешкал и встряхнул тетрадные листы. - Я заметил что разница во времени перехода разная. Плотность материи тоже имеет разную массу, но как известно все у нас контролируется и даже такие мелочи как влажность и температура окружающей среды. Только они не попадают в физические отчеты, а остаются в базе данных регенерирующего аппарата. Приведя к единичным значениям количество материала и волны изотопа я планировал найти зависимости изменений после облучения единицы материала. Однако никаких зависимостей во времени не обнаружилось, странно не так ли? Ну… это я сам себя спросил. Потому что невозможно сделать сто экспериментов и при одних и тех же условиях облучения не получить две идеальные переходные функции… кривые на осциллографе. Я начал искать подавляющую причину и нашел. Влажность воздуха контролируется до одной десятой градуса, но этим и ограничивается. Распечатав весь погодный календарь вне помещения и в помещении органической части лаборатории я обнаружил, что температура колеблется от одной сотой процента до девяти сотых, принимая во внимание и тысячные градуса конечно же. Теперь учитывая, что мы используем сверхмалые части материи, то получаемый сгусток реагирует со сверхмалыми отклонениями влажности, которая в свою очередь изменяется и от температуры. Сначала я подумал, что именно температура влияет на переход из-за сверхмалых изменений. Чем теплее, тем переход происходит длительнее, но это оказалось не так. Вот… я отметил, когда был дождь, влажность вне помещения была около восьмидесяти девяти процентов. В помещении, она составила семьдесят четыре, а в органической лаборатории сорок два и тридцать пять сотых процента. Это на три процента в относительности выше чем в другой день при такой же температуре. Однако этого хватило, чтобы материя оставалась в наблюдаемой фазе ровно на три процента дольше в отношении времени. Брок без выражения на лице повернулся к Чену и внимательно посмотрел на китайца. Непонятно было его смятение и он не знал, что делать. - Что скажешь на это, Чен? Это кажется не твой парень, потому что я его не видел, ну так что скажешь? - Мистера Бок, ето хоросий теория. Я подумал об этой зависимости и порусил дело новому цьлену насего наусьного коллектива. Нам некогда было ситать зависимости температур на облусение материала. - Да, это была затея мистера Чена. Вы меня не видели, потому что расчеты заняли очень много времени и параллельная работа крупно ускорит исследовательское дело. Эдвард хлопнул Чена по плечу и за долгое время довольно улыбнулся. Это был шаг вперед, хотя и затянувшийся шаг. В планах Венома зависимость должны были найти тремя днями ранее, но и это уже хорошие результаты. Скоро можно будет приступить и к более крупному делу.

Venom: Брок спустился в ангар. Сейчас это была технологическая мастерская высокой категории, по всему периметру сновали десятки уборщиков и влажными тряпками собирали каждую пылинку. Полиуретановый пол тускло отливал бардовым цветом и желтыми мостовыми кранами освобождался от ненужных металлоконструкций. Инженеры в белых касках махали руками туда, где в центр медленно ползло что-то большое и странное. На освобожденную площадь поставили несколько перекладин и под них подкатили пневмоусилители. Ангар все больше наполнялся шумом. За объектом следили сотни людей, их ор раскатисто шел за ними. Послышались переговоры по рациям с операторами кранов. Охрана с автоматами шла неспешно следом. Огромный зеленый брезент был накинут на объект, походивший сейчас на призрак в простыне. Тросы натянулись от напряжения и гаки надрывно заскрипели, когда груз пошел вниз. Пневмотолкатели встретили объект и, разгрузив кран, медленно опустились в режим усиления. Через десять минут внутри брезента зажгли желтые натриевые прожектора. Объект оцепили и допускали только по пропускам отдельного инженерного отдела V4. Так распорядился Эдвард Брок. Даже если это будет сам Майкл Морбиус, то он не сможет пройти, не имея пропуска. Их выписывал личный консультант Брока, на них делались специальные пометки, которые на КПП идентифицировали каждую личность. Чен не имел доступа в эту область цеха. Пока он не закончит с программным обеспечением ему нечего тут делать. Веном спрыгнул с высокого уступа похожего на галерку и, подойдя к КПП, показал пропуск. Для собственной безопасности штат охраны не подчинялся лично Броку, однако в нештатных ситуациях Веном мог взять людей под контроль. Вход закрывался парусиной и имел нисходящий поток холодного воздуха для удаления пыли с одежды, которая улетала тут же в вентилятор. Объект был громадным, не похожим в такой близи ни на что. Корпус, несомненно, металлического гиганта был искусственно залит специальными кислотами, которые проходя сквозь хрупкие кристаллические решетки примесей, съедали её, покрывая поверхность ржавчиной. Ржа осыпалась крупными хлопьями словно кожа, сгоревшая на теле. Тонкие рыжие пластины обшивки похожие на сыр от дырок падали на абсолютно чистый пол и уборщики тут же подбегали и дочиста отдраивали это место. Роботизированные управляемые трапы подъезжали с разных сторон и начинали газом срезать эту обшивку, выворачивая на изнанку поврежденные кислотой области. Брок покивал. Он знал, что обычный сплав здесь не подходит, теперь придется заменить всё это на более прочные материалы. Матричные станки быстро нарежут необходимые детали обшивки, а более сложные будут выжжены лазером, сейчас это не проблема. Объект в полной сборке, его разберут и по проектам и чертежам вновь соберут. Каждый инженер будет собирать свою часть, чтобы не запутаться в общем чертеже. Когда все будет готово и Веном прикажет завести это, Морбиус хохотнет от восторга. Приготовленные руины полигона скрутит от мощи и все забьется в ужасе. Части корпуса были уродливы от своей масштабности. Они свисали над головой и походили на индустриальные обломки непонятного происхождения. Всё это Брок специально запланировал для экскурсионной показухи. Так называемая официальная секретная версия проекта Венома. Когда все будет готово, он вынесет приговор своим тенденциям и они, наконец, приобретут ясность и воскреснут. Главный свой проект, сочетающий в себе всё, он оставит напоследок, преподнеся высокой комиссии сюрприз, который будет стоит вложенных средств на сто двадцать процентов.

Venom: В корпусе здания "N-17", что определенно значило "Nord", где редко появлялись посетители из числа "посторонним вход запрещен", велись исследования особого формата. Веном здесь также не появлялся, пользуясь только своим личным "компьютером", чтобы узнать новости. Консультации он проводил с кругом особых лиц точно также, приглашая всех к общему столу, где большой преобразователь отражал чисто внешние характеристики людей, придавая этим отражениям естественные краски. Программа даже могла вместо лабораторных халатов отобразить человека, например в пиджаке и брюках, чем охотно пользовались все без исключения ученые, заточенные в стенах "N-17". - Что нового, уважаемый Фредерик? Понимание, что ученые находятся в серьезных стесненных положениях в связи с резкими графиками сдачи проектов, Веном приберегал всю свою выдержку и человеколюбие именно в общении с этими людьми. Почему-то он доверял им также как себе (но об этом позже). Их лица были тусклыми и исхудалыми, однако затрачиваемые для них средства были максимальными в сметах. Они исстрачивали средства словно магнаты, позволяя себе всевозможные излишества, чтобы не сойти с ума. Эдвард Брок это терпел, если не сказать, что даже потакал ученым. Самому младшему было пятьдесят пять, самому старшему - руководителю отдела Фредерику Лугаши скоро будет восемьдесят, но его способности к биоинженерии вдохновляли всех. Он изучал работы всех генетиков и микробиологов мира, собирал подписки научных журналов. Словом он знал, что это было его делом жизни, однако в Польше его не принимали и не выделяли никаких средств. Брок пригласил его для участия в проекте, но сделал это так, будто это ему самому нужно, а не как шанс в самореализации престарелого генетика. Однако приняв такой подарок, Лугаши бросился в омут замыслов Венома как ребенок, одурманенный славой открытий, которые ему наобещал в случае удачи Эдвард Брок: "Представьте Фредерик ваш портрет на лицевой стороне журнала "National Geographic", "Physical Review", "Nature Genetics", а также в целом атласе подшивок славянских научных журналах. Воплотите мою идею в живую реальность, и обещаю вам легендарный отзыв и достойную старость здесь в штатах". От штатов он отказался, пожелав умереть на родине, но с обещанным достатком и фото на первых полосах. Впоследствии Лугаши умрет в стенах лаборатории от инфаркта, неожиданно поняв что изобрел то, ради чего жил. - Мы работаем мистер Брок. Результаты стабильно наполняют ваш рабочий стол, конечно, там мало что понятно, если не разбираться в тонкостях нашей профессии, но в целом могу сказать, получается. Фредерик устало улыбнулся и сел на несуществующий стул, который компьютер тут же отобразил. Используя естественную плотность воздуха, тонкие линии спектральных лучей рисовали в пространстве точные копии, дополняя их программами фильтрации. - Как продвигается наш главный прототип совмещения, вы построили биологические модели или хотя бы достоверно можете уже предсказывать строение объектов, Фредерик? - Да. Мы использовали калибровочные механизмы рибонуклеиновых кислот, чтобы ДНК варьировал свои процессы при механизмах роста. Когда мы получим образцы вашего отдела по проекту "Эмоциональ" мы уже будем полностью готовы составлять некомпьютерные схемы работы с этим материалом. Я проводил опыты и уже сам входил в разряженные области, чтобы проверить степень облучения и рефлекторный механизм клеток человека. Как видите, я не умер, а радиационный фон не увеличился ни на один процент. Это можно выразить как безопасный синтез. Это удивляло, потому что на физические объекты поля разреженности действуют иначе. Компьютер выдавал данные о немедленной сингулярности в зоне интенсивного разряжения, поэтому вы были правы, создав отличные от компьютеров способы расчетов подобных природных механизмов. - Хорошо... - Эдвард почесал подбородок, подняв глаза, к потолку собирая случайно пробегающие мимо глаз кубы с алгоритмами смыслов. - Вы используете "модель четырех" для создания непрерывного преимущества? Иногда я чувствую вашу работу, советую не злоупотреблять подобного рода экспериментами, пока вы не найдете линейные зависимости совмещения. - Конечно мистер Брок. Это наш второй эксперимент, от которого мы и толкнулись вперед. - В таком случае желаю успехов. Конец связи. Комната вмиг опустела. Тела, собранные из мириад циклических зависимостей и характеристик разлетелись на кубы, многие из которых исчезли. Свет, циркулировавший в среде этих кубиков, выровнялся в линии и торопливо направился по группам смыслов в разные стороны, сохраняя цикл. Синхронизация сознания... Свет, исходящий со всех сторон из несуществующих источников приглушенно моргнул. Вся комната беззвучно содрогнулась, но Веном остался стоять. Пошевелились только его волосы и края рубашки. Тончайшие линии суммирующих энергетических связей в простом виде электрического света изменили своё направление и устремились к Веному. Кубы, означавшие сотни тысяч понятий в своих пределах сливаясь с лучом, впитывались в разум Брока, заставляя обрабатывать его такое количество информации, которое не в состоянии пропустить через себя электрическая ЭВМ-марионетка человека. Веном был здесь хозяином - энергетическим властелином. Это и была его кибер-вселенная, сочетавшая в себе очерки уродливой проекции физического измерения людей и блаженной энергетической цепочки в квазипозициях наслоенных друг на друга полей множественной интерференции. Стабильность этого искусственно созданного в квадратной микроединице земного пространства, была не математического происхождения и основывалась только лишь на энергетических способностях Венома. Для этого человек ему не нужен и когда-нибудь избавление от него станет логическим переходом в следующую стадию формирования. Он уже полностью проник в его сознание, рассчитав за это время все способы мышления и имея на руках полную схему мозга человека. К сожалению, эта картина принадлежала лишь Броку и разновидность белковых соединений генома подразумевал как расхождения, так и обратную пропорциональность одного человеческого индивида другому. Понятие измененной микроструктуры объекта, вызвало у группы ученых Фридерика Лугаши глубокий информационный ужас, и только старый научный польский спартанец улыбнулся и потер влажные ладони. Сейчас уже никто не сомневается, что при отдельных условиях эти формулировки являются основами. Так или иначе, ни при каких условиях подобное не могло прийти в голову человеку из-за слишком сложной системы анализа каждого механизма создания. Веном владел этими основами, подразделяя каждый на раздел, а раздел в подраздел. Позже подразделами занялись ученые, создавая шаги для разделов, в итоге осознавая под надзором Венома и сами идущие от азов взаимосвязи к их основам. Парадигма этих основ лишь в крохотной степени могла относиться к Земле с её гравитацией и стандартно-ложному понятийному представлению человека о материи и её математических свойствах. Фундамент науки конкурировал с философскими компонентами мыслей о духовном мироздании, нередко вступая в прямой конфликт, что в рамках разумности, безусловно, колоссальное заблуждение.

Apollon: В настоящий момент Аполлон ехал со скоростью 110 миль в час где-то немного восточнее Города. И сейчас в нем не было ничего демонического, во всяком случае, по классическим стандартам. Ни хвоста, ни крыльев... Он слушал диск с Концертом для скрипки «L'estro armonico», Вивальди и подумывал о том, а не подсобил ли кто великому рыжему венецианцу.. ведь создать за пять дней трёхактную оперу и сочинить множество вариаций на одну тему это ведь гм.. мягко говоря, не просто.. очень мягко говоря.. У Десмонда были темные волосы, хорошие лицевые мускулы, и он носил туфли из змеиной кожи, сшитые на заказ. Правда, когда он начинал сильно нервничать или злиться случалось он забывался, и начинал покрываться огнем, например, или и вовсе принимать свой истинный облик, но кто сегодня без изъянов? И еще он редко моргал. Ехал он в черном "Бентли" 1926-го года, который со времени своего выпуска знал лишь одного владельца — этим владельцем был Десмонд. Он специально посещал завод в том прекрасном по своей наивности году и просил кое-что усовершенствовать слегка удивленных мастеров. Отражение синей мигалки в зеркале заднего вида очень доходчиво говорило демону о том, что последние пятьдесят секунд его преследуют два человека, которые хотят сделать его поездку чуть менее скучной. "Бентли" свернул с дороги, немного проехал на двух колесах, затем покатился по листьям. Синяя мигалка последовала за ним. Аполлон вздохнул, снял одну руку с руля, повернулся вполоборота, что-то тихо пробормотал и нарисовал за плечом какой-то сложный знак. Синяя мигалка осталась далеко позади, ибо полицейская машина остановилась, очень удивив этим своих пассажиров. Но это удивление было ничто по сравнению с тем, что они испытали, когда открыли капот и узнали, во что превратился мотор. Молодой Трэнтон улыбнулся и продолжил свой путь. Дес ехал в один из научных центров? Университет? Научную лабораторию? Он и сам толком не знал. Он просто плавал сегодня утром в бассейне у себя дома, в Ирландии, и тут в голове кааак взорвалось: - ДЕСМОНД? От неожиданности и боли Дес дернулся, хлебнул воды и закашлялся. Но, быстро сообразив, что за первым обращением, вскоре последует второе, рванул быстрее к бортику: - О, все боги преисподней, зачем же так кричать, Майкл? Я хорошо тебя слышу, или ты думаешь, раз я в Ирландии то надо кричать погромче? О, моя бедная голова.. что ты говоришь хочешь? Нет! Я слышал! Не кричи! Просто соображаю, покажи мне картинку, куда я должен приехать… Да, я буду через пару часов, хорошо, А я вот никогда на тебя так не кричал… ладно, я шучу.. все, буду. Поэтому он оказался вскоре в Городе, поэтому взял свою любимую машину из гаража, и поэтому сейчас ехал, не совсем понимая, где он. Но, кажется, его друг Майкл смог ему все правильно объяснить, потому что спустя двадцать минут демон стоял посреди какой-то комнаты, которая своим устройством и множеством техники напоминала скорее Центр управления полетами. Десмонд с любопытством огляделся вокруг и совсем не аристократично сунул руки в карманы брюк: - Я приехал, что дальше?

Venom: Пространство вокруг демона исказилось и помутнело на секунду, но на достаточно почтительном расстоянии. Следом за этим феноменом ворвались люди в непонятных черно-синих спецназовских костюмах. На них не было бронежилетов или другой защитной амуниции от пуль. Их лица были видны, шлемы отсутствовали. В руках они несли ни на что не похожие устройства. Некоторые из устройств были одеты на руки, соединяясь с шеей или торсом. Они бросали друг другу жестами какие-то команды, окружая Дезмонда, беря в плотное кольцо. - Нарушение, сообщите начальнику охраны… Начальник охраны был буквально разбужен после ночной смены и, нахмурившись, получил более доскональную информацию: рост, вес, пол, состояние, время нарушения, место нарушения. Какого черта! Поспать не дадут, едрить твою мать! Без меня уже ни убить, ни прикончить не могут…. Свет! Мгновенно вспыхнули натриевые кольца по периметру комнаты, озаряя полутьму. Сияние разорвал бас колонок от “Alien Vampires”, дополняя пробуждение EBM звуком. По-армейски быстро Вильгельм натянул рубаху и офицерские брюки, щелкнув ремнем. Безопасные методы укрощения нарушителей ему не поручали, его целью была организация захвата. Для этого его Брок и нанял – обеспечить полную боевую мощь. Вильгельм вынул телефон и слайдер отъехал в сторону, нажав на кнопку быстрого вызова, он дождался лица секретаря. Должность “секретарь” было единственным на всем стохастическом центре. Это был непонятный человек, казалось, он никогда не спит и не снимает серьезность с маски своего лица. - Слушаю… - Нарушение сектора. Сообщите Броку, возможно он знает о нашем госте, хотя я никаких инструкций не получал от него. - В таком случае определите степень опасности, - его голос был скучающим, словно ничего особенного не происходит. Хотя Вильгельм его понимал, ведь это не его работа. – И, да.… Узнайте, кто это и не стреляйте, пока Брок не появится и не определится. Если гость вздумает юлить, выполняйте свою работу по инструкции. Ни добавить, ни убавить. Начальник охраны подхватил модернизированный пистолет пулемет и автоматическую винтовку с довольно убойным боекомплектом “на слона”. По тревоге у штаба уже стояли люди охраны, куда больше похожие на коммандос. Дождавшись, когда офицер выйдет из своей комнаты и возглавит колонну, они последовали за ним. Эдвард Брок был застигнут новостью в своем рабочем кабинете, хотя узнав о тревоге и нарушении, просиял. - Сколько говоришь, занял времени перехват?.. Угу-к, а силы Вильгельма когда?.. Уже лучше, но нужно еще тренироваться. Я скоро буду, спустись тоже, встреть высокого гостя как там у вас это принято? Хлеб-соль? Секретарь отключился в ответ на шутку. В Румынии такой традиции не было, Брок опять все путает, хотя пора бы уже и привыкнуть ему…. Все сборы заняли не более двенадцати минут. Гость находился в комнате. В его распоряжении был навесной бар, диваны и прочая белиберда. Высокий статный человек спустился в комнату, где был гость. В его руках был достаточно примитивный прибор, определяющий с точностью человека от мутанта и более энергетические непонятности, наподобие демонических существ в телах людей или животных. Пока информация не отобразилась на дисплее, секретарь делал вид, что это все же нарушитель. Следом спустился Брок. Посмотрев в сторону секретаря, он получил ответ и словесное подтверждение: - Да, мистер Брок, это демон… Охранное окружение напряглось. В центре творились неадекватные вещи и в целом, ученые и создавали эти вещи. Веном был не знаком со стильным черноволосым парнем и отнесся к встречи достаточно холодно. Хлеба-соли в руках он не нес. Застегнув на рукаве белой рубашки пуговицу, Эдвард бросил Вильгельму рукой и охрана, сняв блокирующее поле, удалилась. - Прошу прощения Дезмонд за подобный спектакль вокруг вашей персоны, надеюсь, вы меня поймете. Сейчас столько проходимцев вольны натянуть чужое лицо, что просто хоть не запускай никого. Наше с вами счастье, что господин Морбиус сообщил мне о вашем прибытии и вашем так сказать… энергетическом статусе. Слово «демон» придумали люди, и Веном относился к такому не особо положительно, предпочитая давать более эмпирические понятия. Он подошел и не меняя серьезности лица протянул руку.

Apollon: Будучи бессмертным демоном Десмонд мог позволить себе быть любопытным. Иногда даже слишком. Все эти вопросы – а что будет если…? Были решены им для себя именно экспериментальным путем. ...Давайте попробуем и посмотрим, что из этого выйдет... И сейчас стоя под вой сирен посреди какого-то зала, он с легкой улыбкой и неприкрытым интересом наблюдал как в помещение вбегает охрана, как его окружают плотным кольцом и как легкое мерцание защитного поля укрывает его небольшим куполом. Жестами, ему предложили пройти куда-то дальше по коридору. Дес кивнул и пошел окруженный, судя по выправке военными, может и бывшими, но от этого не ставшими менее опасными или утратившими хватку. Младший Трэнтон не сомневался в своем друге и учителе Майкле Морбиусе, да, он, конечно, был довольно наивен для демона, так говорили и родители и еще одна милая девушка, Дес невольно улыбнулся, вспомнив о ней, но поверить что Майкл отправил его куда-то, где он попал в ловушку? … Хотя поле вокруг меня довольно сильно… оно очень ослабляет, почти блокирует окружающую меня магию, а без нее я не смогу телепортироваться… Аполлон вытащил руки из карманов и слегка провел ими по воздуху ища, выискивая лазейку и пытаясь ухватить хотя бы легкий отголосок магического потока, этого вполне может хватить, чтобы он прыжком ушел хотя бы из здания, а потом он просто найдет своего друга-ученого и задаст ему ряд вопросов… … Пол.. Они не предусмотрели защиту снизу.. Ммм, давно я, конечно, этого не делал.. но попробуем вспомнить… Дес глубоко вздохнул и приготовился немного изменить свое состояние... А именно стать призраком.. тогда он сможет свободно уйти сквозь перекрытия вниз, а там опять же поймав немного сырой магии, прыгнет уже куда захочет… Глядя на свои руки, Десмонд произносил формулу перехода…. Воздух вокруг ладоней слегка замерцал, задрожал, контуры стали размываться.. И тут перед ним открыли дверь и пригласили пройти в довольно приятно обставленную гостиную. .. Возможно, эти ребята-охранники просто пока не знают как быть со мной дальше.. Ждут, наверное, дальнейших указаний сверху.. Хорошо, я тоже подожду.. Аполлон вошел, огляделся по сторонам и выбрал мягкий удобный диван. Присел, закинул ногу на ногу и приготовился ждать. Вошел незнакомый непритязательного вида человечишка с каким-то прибором в руках, и грозно нахмурив брови, чем вызвал лишь ответную улыбку, молча навел его на Деса. Следом за ним, буквально сразу вошел еще один... мм, а человек ли это? Какая-то аура не совсем понятная... Дес с утомленным видом поднял глаза к потолку. .. Я так и буду сидеть, и ждать пока сюда будет спускаться все начальство? И так долго как это будет зависеть от той скорости, с какой движется информация обо мне по иерархической лестнице.. Майк, давай приезжай и я поговорю с тобой. Превращу в лягушку и поговорю… что, трудно было предупредить тут всех? - Да, я демон, я этого не скрываю, могли бы спросить, и я бы ответил.. Да ладно, развлеклись немного, пусть.. – Десмонд встал с дивана и пожал протянутую ему руку мужчине в белой рубашке.. он улыбался, но обычно серые глаза его опасно потемнели и в их глубине замерцал вспыхнул адов огонь. - Десмонд Трэнтон. Да, я здесь по приглашению Майкла Морбиуса. Я не очень понимаю зачем он это сделал, потому как судя по технической начинке вокруг вы здесь занимаетесь вовсе не магией.. Разве что технической.. — Дес усмехнулся — а я — волшебник.

Venom: Брок несколько минут молча, шел вперед, выбирая более подходящие и удобные ходы для гостя. В его жизни было мало подобных приемов, да и угождать кому-то он совсем не умел. - Если лица охотные развала К.А.П. узнают некоторые дела, которые мы здесь осуществляем, то это может вызвать некоторые волнения. Уверяю, я говорю вам не про волнения прессы, а иные… Рука ухватилась за балясины перил, подтягивая тело вперед. - Уверяю, что я не побоюсь своей репутации и проверю любого, кто прибудет сюда. Особенно так неожиданно. Будь это хоть Майкл Морбиус. Он тоже будет проверен еще более тщательно. Мы здесь не в игрушки играем… Давая понять, что этим может быть сказано многое, если не все. Парень должен понять, тогда в таком случае, зачем его Майкл послал? Делать событие из проверки, иронизируя? Лестница была достаточно крутая, имела по стенам вкрученные перила. Она вела к одному из технических лифтов, перемещающих на нижние и верхние этажи, где не так футуристично как в той комнате. В отличие от темно-стальных элеваторов, этот был украшен отделкой и зеркалами, создавая странный уют. Им пользовался персонал и никогда не прибегал к контейнерным целям. Веном взглянул в Дезмонда, собираясь задать очередной вопрос. Демон – волшебник. Эту фразу он запомнил, хотя трактовать её по-особому было неудобно. Веном многое знал, прочитанное откладывалось в его памяти. Такие вещи как демонология были известны ему. Свойства, причины, взаимосвязи, повадки. Во всем этом прослеживалась определенная цепочка смыслов. В отличие от человека в общем, Веном действительно сознавал реальность существования того или иного, что не разрешалось обычными способами логики, и, математики, которую придумали еще в незапамятные времена, когда сам человек еще тряпки носил. Математика как изобретение на ряду с колесом и с того времени кроме Теории Ферма и ряда Фурье ничего более сложного, звучит абсурдно учитывая, что современные методы вычисления так и остались допотопными в красивой компьютерной упаковке. Учитывая все эти факты, их наука до сих пор отказывается от понятий, которыми наполнен их мир. Демоны существовали возможно задолго до того как человеку в голову пришло верить в нечто, способное уберечь их от этих сил. Для этого, кажется, они и придумали силы добра или как их там? Светлое? Белая магия. Волшебство…. И, Демоны? - Так зачем он вас прислал? Лампа в кабине замерцала и лифт остановился. Двери окрылись, показывая наружу действительную начинку здания. Это был технический этаж, продолжение регенерационной системы и охладителя тигельной установки. Вода журчала внутри труб, сплошным потоком устремляясь в камеру дожигания газов. По другую сторону пластиковые воздуховоды уходили десятком разных по диаметру трубок в потолок. Да, я демон, я этого не скрываю, могли бы спросить, и я бы ответил.. Да ладно, развлеклись немного, пусть.. Десмонд Трэнтон. Да, я здесь по приглашению Майкла Морбиуса. Я не очень понимаю зачем он это сделал, потому как судя по технической начинке вокруг вы здесь занимаетесь вовсе не магией.. Разве что технической.. - а я — волшебник. ....не понимаю, зачем?..занимаетесь не магией. Разве, что технической. Я - Волшебник... Упущение в логической цепочке Брок. Ты ищешь вовсе не там. Хотя нечто похожее уже пришло в голову множественной информацией. Эдвард резко остановился и свернул в белый коридор с желтыми полосами на стенах.

Apollon: Коридоры, лестницы, снова коридоры.. зеркала, ковровые дорожки.. они смотрелись здесь довольно нелепо и вместо уюта, кажется лишь подчеркивали как далеко вы находитесь от дома. ….Симпатичная, но, если настанет день, когда у меня будет собственный дом, я такую определенно не выберу... На темно-голубом фоне сплеталось что-то вроде сюрреалистических джунглей, там было множество лиан, дикого винограда и усеянных экзотическими птицами деревьев. Трудно было сказать, что это за птицы, потому что весь узор был совершенно черным и виднелись лишь силуэты. Они прошли по приятно широкому холлу. Обои были шелковистыми, более светлого голубого тона, чтобы сочеталось с ковром. Собеседник попался не из разговорчивых, а немного раздосадованный таким «теплым» приемом Дес слегка хмуря тонкие красиво очерченные брови, лишь слегка поддерживал беседу: - Я тоже состою в Клубе, и возможно именно поэтому я здесь. Собственно я не задавал множества вопросов, раз Майкл позвал меня, значит я ему нужен, а может, ему просто неудобно было мне объяснять - Дес невольно заулыбался, вспомнив, как его друг пытался общаться с ним при помощи телепатии. - Послушайте, я вовсе не умаляю Вашей здесь работы, но разве нельзя поставить какое-то устройство которое будет считывать, допустим, отпечаток ауры, вот как тот прибор что принес Ваш помощник и с непроницаемым лицом ждал две минуты пока он выдаст ему, что я демон во плоти.. Если бы я не хотел, я бы просто не дал провести ему данное сканирование.. Или вот Вы сказали про проверку Майкла.. Ведь он вампир, даже малые дети невооруженным глазом считывают подобные вещи.. Да и Вы сам тоже… Мой внешний вид – тщательно наложенная иллюзия, прописанная сначала моими родителями, а потом уже и я овладел этим умением в совершенстве, и поверьте, я могу принять такой облик, какой захочу, но моя аура останется прежней, независимо от того как я выгляжу.. Они спустились на лифте, и вышли еще в одном немного не похожим на все остальные коридоры. Десмонд увидел перед собой длинное прямоугольное помещение, которое, казалось, тянется на мили. Не очень яркие светильники под потолком залили бледным колеблющимся светом пространство, где они стояли. Прямо за ними находилось дно шахты лифта, к блокам двадцати футов в диаметре и массивному, поблескивающим смазкой мотору, спускались провода в замасленной изоляции. Теряясь из вида, перед ними уходили в тень несколько больших труб, каждая была обернута изоляцией, перехваченной стальными обручами. Было слышно как негромко журчит течет в них вода. ... Как кровь по сосудам... Сопровождаемые негромким эхом шагов они прошли еще немного и, наконец, очутились в небольшом кабинете, одна из стен которого сплошь состояла из мониторов. Десмонд заинтересованно подошел и стал просматривать полученные изображения. Четвертый и пятый мониторы показывали лаборатории. На четвертом — физическая, на экране было видно как вращается небольшая центрифуга, на пятом — биологии вирусов. Лаборатория биологи вирусов была вся заставлена клетками животных, в основном — морских свинок и обезьян. Было и несколько собак. В лаборатории физики - Вот почему я здесь – Аполлон показал на пятый с краю экран. – Майкл – ученый-генетик, а мой отец время от времени практикующий врач. А я нахватался у них обоих. Да, и я ведь демон, помните? Я много чего могу – заулыбался, слегка взмахнул рукой, что-то бормотнул и «вынул» из воздуха дымящуюся чашечку кофе – кажется, Вас очень резко вызвали на встречу со мной – угощайтесь. - Протянул ароматно пахнущий напиток – не бойтесь, кофе не отравлен, хотя в этом я тоже специалист. Как говорит один мой знакомый – Я научу вас, как разлить по бутылкам славу, сварить доблесть, даже остановить смерть - если вы конечно не настолько.. - так, дальше уже не интересно. - Молодой демон смешливо не аристократично фыркнул, и улыбаясь посмотрел на собеседника: - Быть может Вы хотите что-то спросить меня, мистер Брок? Не стесняйтесь, все равно у нас есть время до приезда Майкла.. Или быть может Вы расскажите мне, чем Вы тут занимаетесь..

Venom: - Наверное, сложно будет это объяснить вам, но считывать ауру это энергетическое воздействие обратное созданию этой ауры. Имеется множество способов создать псеводоэнергию, которая в точности будет клоном вашей или моей ауры. Прибор фиксирует эту ауру и разворачивает её так, что инверсия, если она не настоящая перестанет существовать. Например, я могу принимать любой облик, но кто знает структуру моей ауры? Если бы на вашем месте был я? Ко всему этому прибавим, что это новое изобретение и совсем еще сырое. Что если вы умеете создавать точную копию, что бы обмануть конвертер. Если учитывать только этот фактор, то и слон может пройти мимо такого детектора. Во время ходьбы он показал влево, где за стеклом стояла установка волн. Которая бомбардировала крохотный предмет на столе невидимыми лучами. Врученная кружка кофе вскоре была передана кому-то из помощников. Брок не любил кофе, если не делал и не варил его сам. - Никто не запрещал, и изменять свою ауру искусственно или другими силами и средствами. Такую энергию невозможно в точности подчинить числам и формулам. А это значит, что другой мутант на это способен, я имею в виду стать точным зеркалом на молекулярном и энергетическом уровне. Вы же не станете это отрицать? Мы уже создали прототип, который энергетически подобен своей прошлой и будущей копии, однако что будет их отличать? Углеродный распад со дня существования? Или может быть организация мыслей, формирующая ощущения и чувство бытия… У вас столь необычное мышление, что его невозможно спутать или взять к примеру Морбиуса и сравнить его с человеком общего звена, то они разные. Я хочу сказать, что определение идет таким способом, что объект сам рассказывает о себе подсознательно, не желая этого. Поможет лишь только мгновенная временная чистка памяти, но тогда приходит вместе с этим и дебилизм, который вычислить нетрудно. В довершении ко всему скажу, что вычислительный аппарат можно сломать или взломать, а мой прибор… - Эдвард молча помахал перед своим лицом указательным пальцем, отрицая. Он собирался показать Дезмонду, что именно делает его прибор таким универсальным и неуязвимым. Однако если Майкл Морбиус послал его к нему, то демон, должно быть, имеет пытливый ум, а если нет, то ему придется мыслить сверх нормы. Веном только начал творить и пока можно насмехаться над теми игрушками, которые он уже имеет, но это лишь небольшие собранные почти вручную вещи. Более серьезные прототипы он собирался делать, когда заручится поддержкой своего шефа. До сегодняшнего дня Брок думал, что Майкл не будет посредничать в таком деле, но ошибся. В таком случае парень должен быть полезен. Они подошли к информационному центру, где стоял Чен и его группа избранных, в том числе новоиспеченный заместитель отдела “V2”. Брок вопросительно и строго посмотрел на китайца, который ответил ему ярко и одухотворенно кивком. Ученые пошли следом, где для гостя было кое-что интересное. Так совпало, что изобретение закончили в день появления Дезмонда и вся демонстрация будет без подделок и красок, что устраивало руководителя намного больше. - Я подумал Дезмонд, что именно это будет вам интересно посмотреть. Мы рассмотрим все из-за стекла, потому что туда нельзя без специальной очистки. Вот там слева у стеллажа стоит прибор, несколько похожий на рубленную в куски стальную акулу. Ну… это понимаете… нестандартная сборка робота, лишенного простейшего искусственного логического аппарата. Здесь все детали разделены на составные части, которые не могут взаимодействовать между собой из-за отсутствия контролирующей системы – головы, другими словами. А вот голова, и это самое интересное находится левее на том же стеллаже в трех метрах. Чен надев костюм, вошел вовнутрь помещения и медленно прошел к центрифуге плазмы, которая занимала пятую часть комнаты. Он включил внутреннюю камеру слежения, главный осциллограф и показал, что всё OK. Во всем периметре замерцал свет и загорелся вновь еще мощнее. - Сейчас главная понизительная подстанция перевела этот сектор на местное обеспечение, которое снабжается от парогенератора небольшой атомной станции. В центрифуге барабана, хотя он не похож на центрифугу, но тем не менее. Там находится плазма крови и жидкая структура симбионта, которая через некоторое время будет облучена устойчивым изотопом вольфрама-186. Плазма и волокна симбионта находятся в абсолютном химическом симбиозе и более того, их электронная валентность после облучения станет идеальной. Говоря вашим языком, аура плазмы крови, будет совмещена с аурой волокна симбионта и возникнет энергетический сгусток, называемый у нас энергомерность D99. Он настолько же прост, как и клетка мозга человека, однако, как и весь мозг не состоит из одного нейрона, так и сгусток имеет множество электронных связей, которые сообща имеют свой собственный активный разум, но его свойства представляют почти инстинктивные способности. Попросту память некуда сохранять…. Брок покрутил кистью в воздухе, представляя себе циркуляцию нервных сигналов в теле или контур электронной системы с обратной связью по произвольному параметру. Чен врубил большую роботизированную установку, в центре которой крутился материал. Свет вновь замерцал. Где-то в глубине центра раздался гул набора мощности, но свет продолжал мерцать. Установка набрала в свои емкостные индукторы статическую энергию, и система, отсчитав две, и сто сорок пять тысячных секунды для стабилизации переходного процесса ударила по емкости с материалом. На время в эту точку невозможно было смотреть. Чен предусмотрительно отбежал к выходу, но не вышел. Установка продолжала облучение заданное время с точностью до тысячных секунд и моментально подача питания прекратилась. Свет ярко зажегся вокруг происходящего, но отнюдь не в самом сердце творения. Там остался лишь аварийный, тусклый полумрак. Ванночка испарилась под действием сил энергии. По теории Брока ванночка была катализатором, которая нейтрализовала окислительные процессы, связанные с горением кислорода. Массы металла хватало в точности с длительностью горения дуги. Дуга оборвалась, но яркий белый с желтизной шар остался на своем месте, медленно пульсируя и раскидывая искры, природа которых была лишь научным противоречием и догадкой. Включились пять инжекторов, расплескивая жидкость по своей плотности больше похожей на пар. Так это и выглядело. Пар наполнил закрытую комнату и Чен надел противогаз и сделал пару уверенных шагов к объекту. - Нужно дождаться, когда шар, используя мизерные электролитические способности, создаст поле и соберет молекулы плазмы в пространстве вокруг себя. Вот смотрите, Чен шевелит губами, это не кажется, потому что он там один и действительно разговаривает со сгустком. Сейчас он ему скажет, что хотел бы пообщаться и предложит на время занять тот металлолом, что находится на столе…. Шар, облетев полукруг, соприкоснулся с деталями робота и будто впитался. Яркость его уменьшилась, и сейчас он мерцал желтым светом, чередуясь с почти прозрачным белым. - Сгусток почти не имеет веса, только естественный вес электронов, это около сотой миллионной грамма. Однако энергетически он намного мощнее вашего телефона или вот той установки с помощью, которой он был создан. Там мегаватт пять. Если изобразить мощность энергии сгустка в джоулях, а потом перевести их в силу Кулона, где один заряд действует на другой заряд, создавая примитивные магнитные поля, то мощности сгустка хватает на удвоенное произведение электронов в нем на работу разноименных зарядов в интегральной сумме векторов этих зарядов. Учитывая, что плотность сгустка минимальна, то эта работа основывается на конвергенции векторов. Если бы эти магнитные поля были подобны тем, что создаются в головах наших ученых при электронном содействии нейронов в синоптической передаче, а это поверьте, мне ничтожно малые поля. Конвергенция малых магнитных полей иногда бывает в мутированном виде, тогда люди начинают при помощи дифферента вектора, который в отрезок времени создает интегральную совместимость поднимать предметы, которые в несколько раз превосходят их по весу и другим параметрам. Я долгое время изучал эти процессы и в конечном итоге научился их определять и даже создавать в лабораторных условиях. Учитывая это, можно понять сгусток именно как направленная активная конвергенция магнитных полей, но это еще не все…. Все сказанное, если точно, половина того, что я создал. Робот поднялся на стеллаже и, роняя детали, подошел к специально созданному микропроцессору. Отдельно от него лежал зуммер, дисковод, клавиатура. Используя магнитные поля, сгусток приподнял на необходимое расстояние коробку с микропроцессором и зашел под неё, имитируя голову человека. Происходящее внутри. Стерильная лаборатория сектора “V2”. На столе был фактически мусор, сложенный он напоминал внешне акулу, лежащую на столе, некоторые фрагменты были склеены, чтобы схожесть была более близкой. Почему именно акула и почему вообще именно это? Приказы Брока, их не принято было обсуждать, однако эксперимент был удачен. Когда туман из молекул плазмы начал собираться вокруг сгустка именно так и в первый раз за все эксперименты, как и говорил Веном, Чен мысленно перекрестился и вспомнил Будду. Его покрывала испарина. Мощности сгустка хватит, чтобы электроны в его теле начали хаотично пульсировать, это бы привело к инсульту, остановке сердца и дыхания одновременно, при этом тело бы охватила эпилепсия в крайне остром припадке. Этот сгусток был похож на зомби, имея лишь рожденные способности к мышлению и анализу, при этом все данные начисто стирались и весь аппарат логики зависел только от единовременных действий. - Возьми рыпу… возьми рыпу умоляю де дявинозто тевять. Потом мы смозем поговорить, - Чен вдруг вспомнил, что паника опасна для карьеры, все записывается и, собравшись с духом, шагнул навстречу, показав пальцем в металлический хлам как и было велено Броком. – Давай. Ну зе, мне не терписа узнать тебя есе близе. Когда шар вдруг замерцал и описал ознакомительную дугу перед лицом, Чену показалось, что он уже не выдержал, и по ногам потекло, но это был лишь пот. Занимая пространство в полостях металла, сгусток растекся, занимая весь предоставленный хлам. Имитируя человека, склеенные части были разломаны и после нескольких попыток, жонглируя мелкими частями, превращены в руки, ноги и даже части костюма Чена. Анализируя особым образом, свойство мышления человека сгусток определил, что нет ничего похожего в деталях, чтобы имитация была закончена. Чен указал на метаблок содержащий почти весь набор данных необходимых для адаптации к языку и речи, а также физическую память, которой не доставало энергетическому сгустку. Завладев аппаратом при помощи встроенной черно-белой камеры он, наконец, рассмотрел физическую основу человека, а не энергополе. Искусственный интеллект, зашитый в метаблок заимствовал логический аппарат сгустка и под воздействием перешел лишь для сохранения памяти и электронному контролю клавиатурой и дисководом, смысл которых был еще мало понятен сгустку. Зуммер заскрипел, выдавая амплитуды высокого звука.

Apollon: Сначала Аполлон честно пытался слушать и вникать. Но надо признать нить повествования он упустил практически сразу. Но не признаваться же в этом почти незнакомому человеку! Выслушивая, что говорит ученый, Дес для себя решил, что в подобных обстоятельствах, вероятно, не симпатизировал бы ни одному человеку по свою сторону. Приехал без приглашения неизвестно кто и неизвестно зачем. Одаренный задал вопрос, который Десмонд пропустил мимо ушей. Вышло нехорошо. Мистер Брок наверняка принадлежал к тому типу людей, которые заносят подобные промахи в мысленный блокнот для позднейшего рассмотрения. - Простите? Демон изобразил широкую рекламную улыбку. Никакой ответной улыбки в обратную сторону. Они прошли по еще одному коридору, Десмонду начинало казаться, что здание пресловутой лаборатории состоит лишь из одних коридоров, переходов и лестниц. Наконец они оказались в комнате, скорее являющейся лабораторией соединенной с демонстрационным залом. Один из людей в белых халатах тоже прикладник-ученый? или может лаборант подал Броку несколько больших листов бумаги, тот кивнул принял их и разложил на блестящей ровной столешнице из ореха. Это оказались какие-то схемы и чертежи, демон уже собрался аккуратно культурно зевнуть, но не успел: - Будьте добры, обойдите стол, мистер Трэнтон. – Аполлон согласно кивнул, обошел ореховую громадину и встал у мужчины за плечами, с самым серьезным выражением лица рассматривая эту тарабарскую грамоту. Кто-то из помощников принялись что-то рассказывать по этим чертежам и, чтобы сдержать резкий неприятный смешок, Аполлону пришлось прикусить язык. Мистер Брок поднял голову и очень внимательно посмотрел на Деса - не будет ли комментариев - и тот опять сверкнул рекламной улыбкой, до того зубастой, что это могло показаться оскорбительным. Он мало что понимал во всех этих, судя по горящим глазам окружающих важных разработках, но Майкл пригласил его приехать, значит, он ему необходим, и поэтому демон хранил молчание. Одаренный негромко что-то рассказал, а так как Дес никак на это не реагировал, спросил: - Вопросы? Десмонд покачал головой. Ученый несколько подозрительно глянул на него и смахнул прочь несколько листов. Пришло время демонстрации. В стерильном стендовом зале окруженного магнитными полями на одном из столов лежало нечто, что Десу напоминало скорее кучку разрозненных плат и блоков. То что начало происходить дальше не будь Аполлон одним из представителей Иных сил несомненно заинтересовало бы его. Но однажды, в одной из множественных вселенных, будучи одно пусть и недолгое время учеником чародея, малыш-демон уже был в похожей ситуации, только тогда вместо сгустка, который впоследствии станет симбиотом, был самый обыкновенный джин. Огромный, синий от злости он метался в вольере, огороженном щитами Джян бен Джяна, и выл, ругался, скакал, отрыгивал языки огня, пытался возводить и тут же разрушал дворцы… Трэнтон-младший заулыбался, вспоминая детство, и даже почти ощутил в своих руках большущую инкунабулу с медными застежками, о которые он всегда царапал ладони, когда вынужден был таскать сей фолиант за учителем-колдуном. Тонкий, на грани слышимости звук вернул Аполлона в реальность и заставил опять повернуться к новоиспеченному гомункулусу. ну да, я знаю что написал не понятно что.. (( любые просьбы/указания по исправлению - не вопрос, я сделаю..

Venom: А тем временем…. Верхние этажи центра стохастических исследований. Сектор “V9”. Все пространство огромного зала светилось абсолютно равномерным белым мягким светом. Движение фиксировалось камерами наблюдения, данные с них, шифровались и передавались в центр сбора. Однако живых людей здесь не было. Совершенные системы регенерации искусственной температуры поддерживали достаточно прохладный климат, около одиннадцати градусов Цельсия. Механическая рука в сочетании с кучей аппаратов сборки завершали один из тринадцати киберустройств. Они были похожи на человека, но лишь в философском ведении этой проблемы. Все еще лишенные кожи, их гладкие армированные корпуса закрывались гибкими алыми прожилками синтетической оболочки. Это были синтетические нити на основе симбиотической паутины. Вся разница была лишь в том, что плотность была увеличена за счет уменьшения твердости и за счет этого обеспечивались пластичные характеристики. Похожие на тонкие иглы шприцов, руки роботов припаивали каждое отдельное волокно к армированному разъему. Это была кропотливая работа, требующая от целого дня до двух, на одну самостоятельную модель. Таким образом, простейшие стоили продолжение себя самих, в более усложненном варианте. Следующая после него модель, предназначалась для создания еще более сложного кибернетического начала. В конечном итоге кибернетические механизмы начали производить и одну из главных творений Венома. Это были механические ячейки, лишенные какого-то было разума. Не планировалось устанавливать сложные электронные мозги, имеющие существенные ограничения и огромное количество уязвимостей. Лишь незначительный блок искусственного интеллекта, который будет осуществлять второстепенные функции логического и физического характера. В то самое время как Брок показывал новинки своих изобретений демону, Веном в полностью повторяющем обличие Эдварда Брока наклонился над столом, рассматривая бедующую модель проекта 2501. Уже созданные модели стояли позади Венома. - П-2401. Информационный поток донес сведения о тревоге. Нам что-то угрожает? - Ничего особенного, продолжайте работать, Брок не приведет их сюда, - Веном обернулся к моделям. Его человеческое лицо исказилось и, потеряв всякое очертание, покрылось выпуклостями. – Это всего лишь проверяющий от Морбиуса. Пока основная задача не будет выполнена, никто не узнает. Это для безопасности самого человека, их натуры склонны к прогрессу. Если технология будет им доступна, они её освоят, П-2401. - П-3501. Через наши сети мы получили его энергетический образ. Когда виртуальная концепция будет готова, мы загрузим её в ячейки памяти. - Да, П-3501. Веном лично участвовал при каждом рождении новой энергетической жизни. Можно было утверждать, что они являются его прямыми родственниками, если не потомками. Однако, как и все вновь рожденное, эти малютки были слабы, чтобы самостоятельно существовать и развиваться. Для этого потребовалось бы слишком много времени, которого нет у Венома. Подчинив свойства металла, энергия будет командовать всеми механическими циклами. До этого момента уже оставалось совсем немного времени. И вот сейчас один из роботов был полностью собран… - П-3501, выгружайте из ячейки памяти энергетический образ и начинайте синтез с группой пять…. – передал Веном помощнику. Его глаза сильно деформировались и превратились в два огромных глазных яблока, что позволило ему оптически увеличить зрение. Робот лежал на столе, отдаленно похожем на операционный стол. По всем показателям он был мертв. Точнее это была кукла, марионетка без всяких намеков на интеллектуальную или организаторскую деятельность. Небольшой шлейф отходил из затылка киборга, через специальное овальное отверстие в столе и, соединяясь с процессором, передавал свои данные. Похожий как две молекулы П-3501 на копию, лежащую на столе, принес три контейнера, умещавшихся у него на ладони. Однако их будет отличать многое. Прежде всего, отсутствие группы синтеза. Робот откупорил контейнеры и один за другим на свет медленно струясь, показались энергетические сгустки. Они были почти незаметны, иногда лишь слабо флуоресцируя, задерживая в своих телах фотоны света. Веном молча, ждал начала синтеза, это не зависело ни от него, ни вообще отчего-то логичного. Сами сгустки принимали решение, и его начало было вопросом времени. Переход мог продлиться достаточно долгое время от одной астрономической единицы землян, до ста и более единиц. Однако, зная это, Веном предугадал необходимый момент и создал идеальные условия для сгустков. Физически это никак не могло проявиться. Визуально не было никаких специальных фанфар или танцев с бубнами. Несколько часов они кружили по комнате, просачиваясь, друг в друге, скручиваясь в пружины. Один из них постоянно менял форму, становясь вдруг, то кубом с пологими краями, то вытягивался в острый конус. Другой имитировал луч света, исходивший от ламп дневного света, преодолевая пространство комнаты со скоростью лазера. Третий словно подражая солнцу, приобретал форму протуберанца и на ходу ловил бешено летающую эмоциональ. Когда они одновременно остановились, Веном вздрогнул, от неожиданности, сознавая, что четыре часа ожидал именно этого. Тела энергетических существ разредились, увеличившись в объеме почти в три раза. Их материя начала перемешиваться, чтобы произошел обмен энергией и сознанием. Яркая вспышка концентрированной энергии. Свет потух, провалившись в глубокую яму совершенно черного пространства вокруг яркого, похожего на сверхновую звезду электронного скопления. Атом за атомом все три энергетических сущности смешались и, перестав существовать по отдельности, приобрели новые рамки. Веном старался быть похожим на человека, нацепив копию Эдварда Брока, но слишком высокая разреженность около сгустка растягивала его тело, отрывая и проглатывая кусок за куском. Очеловеченные руки неестественно растягивались и отрывались от основного тела, вновь вырастали. Веном протягивал руки «первому». Сгусток, переливаясь красным и пурпурным ободом, начал уменьшаться, сближая свои атомы, пока, наконец, не стал чуть выше двух метров в диаметре. Синхронизируясь с сознанием Венома «первый» обрабатывал весь объем информации, пока наконец не нашел то, что было необходимо именно в этот момент. Команду на паразитирование. Взметнувшись «первый» пронесся световой кометой по комнате, свалив стол с инструментами по обеим сторонам комнаты и, просочившись сквозь материю симбионта, с тихим шипением вошел в тело лежащего на столе робота. Завладев крохотным блоком искусственного интеллекта, сгусток заставил киборга подняться со стола и сделать несколько шагов к Веному. - Знаешь, что ты сейчас сделал? Опроверг фундаментальные понятия человека….

Venom: Брок почти не отрываясь, смотрел на своё научное детище. Он мог пояснять и рассказывать об этом часами, ибо знал весь процесс, как Эйнштейн знал свои постулаты относительности. Чтобы утверждать это и в полной мере заимствовать и опираться на подобные теории прошлого века, Брок много лет изучал теории еврейского физика. Множество своих изобретений Эдвард черпал из книг по СТО и математическому анализу физических теорий. Это был один из вдохновителей, который в его личном списке выдающихся умов занимал одно из первых мест, которое делили с ним Бор, Ньютон, Галилей, Платон, Тесла, Максвелл и еще не один десяток людей, составлять из которых лесенку достижений было бы верхом лицемерия. Во всем этом, как факт носилось яркое преимущество перед всеми учеными прошлого, оно заключалось в том, что Брок живет после них. Преимущество было колоссальным в виду полной информационности всего сущего и даже таких вещей, о которых лишь догадывались ученые физики-теоретики. Единая теория поля, которая так и не далась Эйнштейну, позже сотни раз видоизменялась, искажалась гонимыми до премии умами, преобразовывалась столбами формул и загружала электронные мозги ЭВМ. Последние в свою очередь были лишены той изящности мозговой активности, про которую много раз писал в своих размышлениях Эйнштейн. Он был верующим, что особенно не нравилось Советскому Союзу и невозмутимо нейтрален к политике, что одинаково пугало и злило американскую демократическую харизму. Основой для более скорых исследований, которые на четверть от целого зависели в большей степени от многодневных расчетов, стало изучение и внедрение логического аппарата, который работал на основании натуральных логарифмов. Своего рода компьютер, только вместо двух дискретных единиц сохранения памяти, Брок использовал три единицы. Если обычный компьютер пользовался двоичной системой 1;0. То компьютер Эдварда путем использования магнитных свойств вещества сохранял информацию на отрицательном электроне, положительном и собственно отсутствии сигнала: -1; +1; 0. Тем самым уменьшая естественный рост числа разрядов, необходимых для записи чисел. Увеличивая удельную ёмкость памяти, увеличивается и удельная производительность процессора. Если бы не повышенный интерес к научно-технической истории сотен и сотен ученых, Брок даже имея все возможности к созданию подобных систем, не смог бы в такие краткие сроки наработать этот материал, а тем более использовать его по максимуму. Долгое время Брок вообще не мог понять, как можно пользоваться уродливой двоичной системой, когда даже интегральные и дифференциальные исчисления основываются на числе Эйлера? Это просто коверкание самих математических законов, как если бы ребенок ел эскимо, начиная с середины. Судя по всему, Дезмонд был далек от глобальных научных течений, что невольно заставляло улыбаться лицо Эдварда, когда он всякий раз не сдерживался и объяснял бесконечные цепи той или иной неизвестности. Веном сейчас не контролировал его максимально, только на расстоянии, посылая телепатические сигналы. - Этот эксперимент уже закончен, как видите все прошло благополучно, однако не все было так идеально, и я пролил немало пота и крови, чтобы все получилось… - Брок повернулся к демону и поиграл скулами. – Пройдемте, у меня еще есть, что показать, вашему кхм…любопытному уму. Брок небрежно махнул рукой, увлекая за собой делегацию, которая состояла в основном из его же собственных научников. От навалившейся информации для размышления Эдвард Брок почти не переставая, подавлял желание улыбаться. Его щекотал смешок, которым он душил начинавшее накатывать на него чувство собственного оскорбления. Он понял, что показывать можно почти все, что угодно. Где яблоко он может выдать за апельсин зеленого цвета, сказав, что еще не созрел. Подобная тенденция ставила как его, так и весь коллектив в неловкое положение, по сути, та золотая половина будет оставаться в тени, пока его не припрут к стенке и не заставят сделать шоу для крупных лиц Клуба. Они проходили по коридорам, температура в которых резко менялась, блокируемая плотными дверьми. Почти везде были бронированные окна, кидающие свет из коридора в лаборатории и сектора с боксами и лаборатории. Некоторые из комнат были залиты мутной жидкостью, в которой что-то шевелилось. Другие были частично изолированы крупной рябицей стальных штор, сквозь которые пробивался невыносимо яркий свет. Он был то четкого инфракрасного оттенка, то иссиня фиолетового вплоть до совершенно белого. Хотелось показать что-то не дурманящее разум цифрами и колкими формулами. И вот через десять минут непрерывной ходьбы по пересеченному в монорельсах полу они вошли в последний павильон этого коридора. Здесь были всякие работники, их было достаточно много, что бы спутать помещение со столовой. Однако это был экспериментальный цех с неизменно свинцовым цветом стен и потолков. По бокам громоздились изъеденные снарядами корпуса машин, уже непонятных агрегатов, роботов и прочего габаритного стального металлолома. Неожиданная вспышка света и с противоположной стороны цеха можно было заметить выстрел. Эллипс размером с дыню молниеносно пронзил комнату врезавшись в зеленую морду тепловоза. Громадный корпус сжался и, не смотря ни на что, вошел в загромождения железных баррикад на одну треть, издав жуткий скрежещущий грохот. Похоже, это было очередной проверкой, потому что к объекту сразу подбежали специалисты разных течений, проверяя воронку на остаточные реакции, инерционные и магнитные возбуждения, а также радиацию, температуру, изменение свойств и состава деформировавшегося материала. Толстая броня многотонного тепловоза не просто разорвалась, она буквально вмялась. Энергия заряда не обошлась тривиальным взрывом материи, она прошла на метры вглубь стального остова, обрывая миллионы молекулярных связей, заставляя металл крошиться изнутри… - …Затем энергия позитронов вошла во взаимосвязь с естественным магнитным полем Земли, что выглядело как высвобождение инерционных волн, которые подкинули и развернули объект…

Venom: Начальник охраны Вильгельм неожиданно появился в одиночестве и подошел к Броку, что-то тихо рассказывая ему и поглядывая в сторону Десмонда. Брок все кивал. Скоро и его взгляд остановился на демоне, и они оба заговорщицки смотрели в его сторону. Вильгельм почти не шевеля губами продолжал тихо шептать. Вдруг он остановился, сунул в руку Броку телефон и молча вышел. - Слушаю… да господин Морбиус… конечно…. Почти вся его речь означала согласие, Брок раз за разом соглашался. Иногда он менял интонацию и называл Морбиуса Майклом как бы переходя с официальных нот на личные. - …Мне нужно взять некоторые документы и инструменты… Потом он, молча, покивал и быстро попрощался. На время разговора все процессия испытаний словно умерла. Люди остолбенев, встали как вкопанные. Затем гигантский муравейник цеха резко забурлил грохотом и одновременной вибрацией. - Мне необходимо уехать, - объявил Брок, передавая какому-то работнику сотовый телефон, - Десмонд, если вы хотите еще что-то посмотреть или испробовать, то мои люди покажут вам все разрешенные объекты. На всякий случай я поручу это Чену, прошу извинить, дела. С этим Брок сунул руки в карманы брюк и пошел по коридору. Намечалось интересное дельце. Хороший повод, чтобы испытать один прекрасный проект. Эдвард вошел в свой кабинет. Монитор компьютера светился белым и на нем мелькали какие-то расчеты второстепенной важности. Мне нужен «первый», он уже подготовлен? Да. Синтез начался через два часа, хочешь забрать его сейчас? Его недавно поместили в оболочку, я не думаю, что извлечение может повлечь какие-то последствия. Опытов еще не было. …Переправь его в мой кабинет. Не хочу, чтобы работы прекращались, сколько времени я могу обходиться без твоего гельминта? Не волнуйся на этот счет, как только я почувствую, что необходимость настала приму меры. Первый отправлен. Брок подошел к столу и начал собирать какие-то документы, небольшие приборы, электронные накопители и прочее, перебирая в памяти все, что может понадобиться для операции и чего может не быть в Клеониксе. Экран компьютера рядом с ним неестественно выгнулся, расплылся громадными цифрами из формул и позеленел. Пройдя через оптоволоконный кабель энергетический сгусток, нашел путь благодаря маршруту, заложенному в сетевую систему центра. - Не порть экран, выходи… «Первый» повиновался и, обогнув дугу вокруг Брока, повис у потолка. Сгусток менял форму и переливался легкими оттенками желтого и зеленого, мерцая, при этом сжимался и вытягивался в конусы. Информативность пространства этого места наводила на него различные эмоции. - Займи флешку и прочитай содержимое за то время, пока мы будем ехать до места. Не выходи, пока этого не потребуется. Удлинившись как ручей, сгусток дотронулся до носителя и через секунду молнией впитался в него. Зеленый диод показал, что флешка находится в рабочем положении и подключена. Брок ухмыльнулся и, взяв ее, сунул в карман. У него были некоторые сомнения на счет этого. Что если сгусток выйдет без команды и прямо в машине причинит мягко сказать неудобства? Захватив с собой компактный ноутбук собственной сборки стохастического центра, человек направился к выходу. Его уже ждала машина. Передав координаты клиники Клеоникс водителю, они тронулись. Задумавшись и едва прикрыв от усталости и сумерек глаза, Брок провалился в черные владения, прямо на порог царства Морфея. На несколько часов он стал пленником крепкого сна. Предстояла сложная работа, и теперь он мог рассчитывать только на свои собственные силы. >>> Клиника пластической хирургии Клеоникс

Magneto: >>> Архипелаг Диего-Рамирез. Крепко выспавшись в специальной креокамере, Магнето приобрел более розовый оттенок лица и перестал быть похожим на кусок отбивного стейка. Он очнулся внезапно с глубоким вдохом, словно в его легких вообще не было воздуха. В камере находилась непонятная жидкость, которая к тому же имела некоторые магнитные свойства. Эрик заметил, что непрерывная боль в пояснице исчезла, хотя он уже привык ощущать это отвратительное нытье спины. Темнота помогла немного успокоиться и придти в себя, после чего включилась импульсная индикация и мягкий свет. Креокамера слегка напоминала саркофаг, только намного больше и имея множество хитростей. Он уже что-то видел наподобие, похоже, изобретатель решил не изобиловать своими мозгами тут и просто повторил чей-то футуристический конструкторский стиль. Ощущалось непонятное чувство, как будто тебя переворачивают, можно назвать это невесомостью, только вестибулярный аппарат находится в полном покое. Створки внезапно начали открываться. Они отъезжали по сторонам как расходились они тогда и на том роботе. Бесспорно это те же технологии. Эрик находился вертикально, хотя минуту назад мог поклясться что лежал. Странная жидкость не вытекала, она слегка покачивалась, очевидно, чувствуя пульс, отдавалась крохотными волнами от груди, висков и горла. Только сейчас Магнето заметил, что внутри этой массы… или субстанции пробегают заряды. Он чувствовал это всем своим телом. Электростимуляционная рефлексотерапия, кажется, так называется подобный этому метод лечения, только из-за недостаточной схожести материалов он имеет свои характерные недостатки. Похоже, тут эту проблему обошли, создавая вокруг живого объекта другой объект, который и стабилизирует скачки афферентных потоков…. Магнето с любопытством протянул вперед руку, наблюдая как жидкость не оставляя следа покидает кожный покров. Его мозги еще не атрофировались и он в состоянии соображать в подобных мелочах. Это успокаивало. Еще немного и он сможет разобраться, что за шайтан-коробка этот робот Брока. Когда Эрик захотел выйти, саркофаг, стоя вертикально, двинулся по диагонали вниз. Под ноги подъехал короткий стальной настил, покрытый глянцевым покрытием. Как только Магенто покинул креокамеру, створки моментально задвинулись и саркофаг, приобретя значительную скорость, устремился вверх. Громадный механический сустав, перевернув саркофаг, скрыл его в потолке, который ко всему прочему тоже был не так прост…. На Магнето была его привычная на удивление сухая одежда. Никаких тебе датчиков или проводков с сенсорам, следов от уколов. От глянца покрытия комната казалась еще больше, красивее и чище. Однако она была небольшой, с единственным проходом к установке регенерации. Без труда можно было обозначить выход. Коридор казался бесконечным, уходящим по сторонам, которые скрывались за изгибом. Коридор имел кольцевое строение в сотню, а то и две метров диаметром и пять-шесть в высоту. Тут находились тысячи таких креокамер, но кто в них находится? Пустые ли они? Кажется, Брок имеет своих скелетов в шкафу. Он долго шел пока не увидел на горизонте коридора людей в белом. Они что-то обсуждали и шли на него. Магнето остановился, прижавшись к стене спиной. Люди удивленно на него глянули и, не прекращая обсуждать, спокойно пошли дальше. - Где выход отсюда? - Дальше…. Магнето прошел «дальше» пока не увидел, как непрерывная желтая полоса на полу свернула в стену. Дверь отъехала сама, на пороге стоял охранник, увлеченно клацая по кнопкам панели. Если бы Магнето не обратился к нему, то тот, пожалуй, не обратил бы на него внимания. - Как мне увидеть Брока? Охранник оторвался от своего занятия и удивленно взглянул на Эрика. Осмотрев, он убрал свою улыбку, нажал на две параллельные кнопки в панели и полностью повернулся. - Вы имеете в виду мистера Эдварда Брока? - А…? У вас тут, что, их тысячами ходит? Конечно, я хочу видеть мистера Брока! Или если хотите Эдварда Брока, как вам угодно. Эрик застыл в ожидании, раздраженно нависая над охранником, который после его слов только ухмыльнулся и вновь повернулся к панели. Бросив в ответ нечленораздельное «сиюминуту» он ловко набирал какие-то комбинации, пока одна из стеновых панелей не оказалась экраном. На нем появилось лицо человека с внешностью дракулы. - Вильгельм, тут Эрик Леншер просит переговорить с мистером Броком. Какие будут инструкции? - Здравствуйте господин Леншер, вы меня не знаете, но сейчас мы с вами познакомимся ближе. Вас отведут через три пролета. Если вы хотите умыться, поесть, переодеться, то моим помощникам будет велено предоставить все необходимое. Мистер Брок покинул центр еще неделю назад, он не мог так долго ждать вашего излечения. Я смотрю, вы поправились, поэтому можем обсудить некоторые детали касающиеся всего вас интересующегося. Говоривший человек не моргал и вел себя на удивление спокойно. Он крутил в руках авторучку и время от времени делал какие-то пометки на невидимом листе бумаги. Экран потух, подразумевая, что сказанное единственных верный ход и вскоре охранник проводил Эрика до следующего поста. Чем дальше от стерильных помещений шел Магнето, тем больше все напоминало громадную структуру перемешанную наукой и войной. Тысячи застекленных павильонов, где что-то сверкало, сверлилось, переливалось, извивалось, грохотало, визжало и неистово передвигалось, передавая вибрации по полу. В широких (до двадцати метров) коридорах стояли ящики и аппараты, накрытые брезентом. Если аппараты видны, то понять их назначение было невозможно. Несколько раз он спрашивал где он находится, но ответа не получал, только: «Все узнаете у Секретаря». Им на встречу несколько раз бежали вооруженные существа. Людьми назвать их можно было с большой натяжкой, некие человекоподобные механизмы. В дальних уголках освещенных павильонов стояли просто громадные по величине турбины. В затемненных залах разбирали роботов, которые, наверное, устарели. По ходу движения то позади, то впереди раздавалось невыносимо яркое свечение, которое сразу глушилось затемнением окон. - Здравствуйте господин Леншер, вы меня не знаете, но сейчас мы с вами познакомимся ближе. Я – Секретарь Стохастического Исследовательского Центра, Вильгельм. В моих полномочиях ведать всеми этапами жизни центра и говорить с вами сейчас от имени центра. Мистер Брок дал на ваш счет исчерпывающие инструкции и посоветовал вам чувствовать себя как дома. Конечно, это свойство не может распространяться на совершенно секретные зоны, в которые не имеют допуска семьдесят процентов наших инженеров. Если вы будете следовать этим простым правилам, то мистер Брок и я в своем лице Секретаря гарантирую вам соблюдение вашего Договора…. Секретарь замолчал, его ручка в руках остановилась, он посмотрел вниз на лист бумаги и вписал в череду головоломных формул несколько выражений ровным каллиграфическим чертежным почерком. Тирада сказанного повергала в сомнение разумности этого человека и, обдумывая истолкованное, Магнето, посмотрел вслед за Вильгельмом в листок. К общему разочарованию Эрика это был не просто листок, а кипа, стопка листов и на каждом были изображены формулы. Начало выражения находилось примерно в двух тысячах листов назад и что представляло оно сейчас? - Какого договора? Вновь оторвавшись от формул, Вильгельм поднял голову и сразу заговорил. - «Договор» сотрудничества Братства Мутантов и мистера Брока конечно же. Клуб Адского Пламени не может нести на себе ношу… Вашу ношу, господин Леншер, ведь мы все знаем, зачем вы здесь. - «Договор»? Клуб? Я ничего не помню, я даже не помню разговор с Броком…. Зачем я здесь? Выходит Брок состоит в Клубе…. Теперь все решилось, понятно откуда финансирование и масштабность, конечно же, теперь мне становится понятно понятие «ноши». - Мне интересно, что же вам стало понятно? - Клуб – огромная организация мировых воротил, которые не любят в открытую пачкать руки в крови. Хотят управлять…. – Он хотел сказать «людьми», но не стал при Секретаре. – Открытое сотрудничество поставит некоторых из них под большой вопрос перед общественностью, на которую лично мне плевать. - Понятно. Продолжайте. - …Встает резонный вопрос, зачем Броку весь этот компромисс? Он хочет в воду не залезть и рыбку съесть. Дать мне больше возможностей и получить от этого максимальную выгоду, которая покроет все его расходы на мой счет. Секретарь Вильгельм за все время общения сделал удивленное лицо и проделал в расчетах несколько зачеркиваний в череде формул. От этого пошла цепная реакция и почти весь лист расчетов покрылся этими алгебраическими сокращениями. Взяв листок двумя пальцами, Секретарь посмотрел в его ребро и скомкал. - Да. Все верно, мои результаты опять терпят неудачу после целой эпохи непрерывного цикла, - Они посмотрели друг на друга. Один с удивлением, другой с отсутствием всяких эмоций, - Дело в том, что мистер Брок действительно не разговаривал с вами. «Договор» не существует, как не могло его быть при таких обстоятельствах. Вы только что вступили в него и создали. На основании последнего, Секретарь согласен и просит закрепления договора рукопожатием от лица мистера Брока. Вильгельм поднялся с кресла и подал руку. Не было никаких оснований вдруг начать сомневаться в своих же собственных словах, или что, признать себя шизофреником? Магнето бросил взгляд на какие-то просто непостижимые вычисления в кипах бумаг и протянул свою руку. Рукопожатие вдруг открыло глаза на собеседника, он был насквозь стальным! Робот. Секретарь Венома. Обладавший властью говорить за весь Стохастический Центр.

Magneto: После сверх необычного диалога с секретарем Стохастической лаборатории Эрик долго размышлял. Он сидел в одной из десятков комнат отдыха. Люди приходили сюда, разговаривали на отвлеченные темы, смеялись, курили специальные тонкие сигареты, чтобы, наконец, бросить эту вредную привычку. Некоторые некурящие даже наоборот пристрастились к этому шарму ароматических сигареток. Подымить вкусным розовым дымком и поспорить о футболе. Между собой они называли их кальянчики и в часы обеденного и ночного перерыва создавали в химических лабораториях массу других ароматов. Возможно, из-за этих самодеятельных экспериментов пища в столовых становилась творчески приятной на внешний вид и особенно вкус. После тюрьмы с её сублимированным дерьмом за тысячу долларов, эта была царской. Магнето сторонился людей и на левые вопросы зачастую огрызался как цепной пес. Беспричинное желание убивать всех вокруг куда-то улетучилось, засев, камнем внутри, говоря, что это всего лишь перерыв. …Но люди, привыкшие к сенсациям, продолжали спорить о футболе, курить, меняться музыкальными накопителями, обсуждать мясные котлеты прошедшего обеда и прочее. Они ручьем затекали в комнаты и лишь изредка приветствовали мимолетным взглядом хмурого мутанта сидящего в одиночестве в самом центре большого кожаного дивана. Да, это все лишь затишье. Хитрый Брок упрятал его сюда, полагая, что его нрав перестанет перегибать гиперболы зла и в обществе людей Эрик станет таким же…. - Я прекрасно понимаю мотивы, которыми ты движим и, получив пинок под зад от горстки людей можно обозлиться на весь мир. Но ты другой. Почти необъяснимая маниакальная тяга покоится в тебе. Паранойя грызла твой мозг всю жизнь и в конечном итоге ты сам стал походить на этого червя. - Не перегибай Брок, твой диагноз на мой счет просто фамильярная мягкая форма того, что писали мне психотерапевты. Мне нужно заняться делом, иначе я свихнусь здесь или сбегу, убив кого-нибудь…. - Ммм…. Будет весьма и весьма печально, если вы убьете кого-то. Мои люди лучшие в своем роде и потеря одного из них будет… - Скажи прямо. - Я веду не к этому. Впрочем, если общество вам в тягость я дам распоряжение поселить вас в секторе “V”, там вообще нет людей и соответствующие от этого пробл… - Делайте мистер Брок, делайте! - Вот… я уже сообщил секретарю. Если хотите, можете выехать в город, подышать воздухом, только не попадайтесь на глаза властям, ФБР прочесывают не только улицы, но и радиоволны…. Они сидели и смотрели друг напротив друга. Голографический образ Венома время от времени искажался, обновляя поток информации по закодированной линии. Эрик о чем-то улыбался. Расстояние и неидеальная передающая способность простого аппарата в спальне делали эту улыбкой простой банальностью при общении. Брок все ждал ответ, потом наблюдая безразличное поведение собеседника, без прощальных слов иронично отключился. Вскоре за Магнето пришли. Это был робот, использующий кукольное лицо девушки и говорящий с мягким европейским акцентом. Она сказала несколько слов, и после длительного выслушивания людей Эрик был приятно удивлен, что никакого притворного доброжелания в словах не было. Управляющая программа была проста и приятна именно в этих крохотных скриптовых речевых алгоритмах. Да – нет. Сюда. Свет – тень. Один – ноль. Лифт – дверь. Сектор «Ви» кардинально отличался от заселенного людьми «Ви 4» своей хмурой простотой и сложностью одновременно. - Ваш статус «Руководитель. Код: сорок пять ноль один». Установите базисный план и иерархическую цепь вашего проекта. Задайте первичную цель или регистрационный номер проекта в картотеке сектора “V”, “V 4”, “V GND”. Остальные картотеки для вашего кода недоступны, по всем вопросам обращаться к секретарю. От выразительного и холодного тона, проникновенных больших голубых стеклянных глаз, руки Эрика покрылись гусиной кожей. Здесь все бросается от крайности в крайности…. Во всяком случае, не будет желания убить усмехающегося научника. - Мне нужен бульдозер для проведения технического эксперимента. - Выберете по каталогу тип бульдозера, который вас интересует. Пометьте против него отметку «Выбрать» или нажмите «Отмена». Также доступны корневые каталоги автомобильной индустрии и спецтехники. После выбора ваш индивидуальный код будет направлен в отдел формирования, где произойдет согласование… Отлично. Ожидайте ответа. Эрик быстро набирал на выносном дисплее ряды буквенных наименований, рассматривал каталоги и щелкал в меню слово «Выбрать». Затем что-то сравнивал и переводил единицы техники в состояние «Отмена выбора». Девушка робот при каждом нажатии диктовала руководство, прерываясь при щелчке кнопок, обрабатывая информацию, получаемую визуально.

Magneto: Сектор “V GND”. Под землей было холодно. Подошва сначала примерзала к покрытию пола, но затем, окончательно задубев начала слегка скользить. При спуске на громадном элеваторе робот предупредила, что сектор не отапливается из-за отсутствия необходимости и нужных форм жизни. На это Магнето махнул рукой. Проход до технического отдела и далее в катакомбы производственной лаборатории давался с большим трудом. Надеясь увидеть после каждого поворота необходимую дверь, Эрик окончательно продрог и в конце начал тихонько браниться. Производственный комплекс сначала озарился натриевыми колбами, а затем подключилось питание на пяти киловаттные прожектора. Жар от них быстро распространился по огромному помещению, и можно было немного расслабиться. Здесь находилось несколько единиц спецтехники по его индивидуальному заказу и прочая техническая утварь и приспособления. Время от времени в лабораторию заходили похожие на людей роботы, молча занимая места в мостовых кранах, погрузчиках, станках и прочем, что могло бы понадобиться. Когда Эрик пожелал выпить горячий напиток, то один из роботов удалился, и его не было пятнадцать минут. - Что за тряпки тут? – Магнето заглянул в одну из кабин и мрачно спросил одного из помощников. - Бульдозер был угнан. Покупать у официальных и частных дистрибьюторов слишком рискованно и противоречит вашему коду доступа сорок пять ноль один. Хмыкнув, Эрик отошел от громадного кузова и подошел к тягачу. Всё это было не то, что нужно, слишком хлипко и вяло, чем то, что гнездится в его голове. Эти объемы никуда не годятся, мощность не оправдывает потребляемую энергию и скорость как основной критерий просто ничтожна. Механический помост, моргнув индикаторами внимания начал свое движение, открывая в полу турбинный паровой генератор, залитый черным перетертым сталью маслом. Зубчатая передача каждого колеса сообщалась с корневидным коленвалом. Механическая установка начала свое медленное перемещение, создавая вращающий момент для маховика коллектора. Переданная энергия вращения вызвала магнитный и спустя секунду электромагнитный момент в статоре генератора. Выделяемая меговаттная электроэнергия устремилась по высоковольтным цепям защиты и конденсации, попала в поле приоритетного электромагнитного взаимодействия, начав синфазное смещение косинуса покоя. К генератору добавили среднее кольцо и удалили малое, началась видимая инсталляция магнитного отражения. Первое кольцо, создавало противоположный электромагнитный момент другому кольцу и как следствие они начали отталкиваться друг от друга. Их взмахи сопровождались сжиманием воздуха на скорости, порождая ухающие звуки, и гулкие удары мощных и невидимых магнитных полей друг о друга. - Усиливаем процентное смещение на запланированный уровень в тридцать сем единиц от номинала. Продолжайте сканировать объем полярности. Кольца вращались все быстрее, стараясь всеми силами избежать попадания во влияние противоположных полей. «Тридцать семь единиц» было поднято при помощи Магнето и установлено вокруг вращающихся колец. Спустя время синфаза достигла третьего кольца и, размахивая своими краями, оно понеслось. Вся конструкция удерживалась сейчас при помощи магнетизма в воздухе. Масляные капли, отлетая, устремлялись в сливную яму. - А теперь зададим новые параметры, при старых энергетических максимумах. Не останавливая вращения, три кольца расслоились на тридцать тонких. Магнитоприемник облегченный в десять раз, получая старые энергоресурсы, ускорился в прогрессии. - Удалим промежуток давления и трения. Внутри вращающихся с бешеной скоростью колец молекулы воздуха разогрелись настолько, что раскалили ближние поверхности колец. Преодолевая сопротивление, кольца ускорялись, стараясь достичь предела равному минус бесконечности. Воздух без того ходивший ходуном завибрировал жестче и по новому, очень беспокойно. - Господин Леншер, мы достигли полуторного предела практического эксперимента мистера Брока, желаете продолжить? - Без сомнений. Увеличьте ток коммутации и уменьшите отсечку срабатывания автоматики. Выдайте на экран периоды переходных процессов и кардиограмму с осциллографа в режиме объемного сканирования. Компьютерная диагностика моментально раскрылась тысячами лазерных нитей, отображая достойную картинку. Кольца расползались от трения, превращаясь в полусферы. Магнето следил, чтобы расстояние между объектами сохранялось постоянное. От интереса он закусил губу, и вдруг вся вращающаяся структура ферромагнетика слилась в одну сферу, подчинившись силам мутанта. Послышался треск соседней стены, хруст армированных тел ближайших роботов и каких-то механизмов. Создав кручение воздушного потока, сфера полностью остановилась. Обломки роботов, подлетели к сфере, и их с силой отшвырнуло к треснувшим стенам. Вокруг объекта происходила сила с хаотическим вращающим магнитным моментом. Подобный эффект был использован Броком при создании магнитной аномалии, только этот эффект был в сотни, если не тысячи раз слабее того, что притворил в жизнь Магнето. Разъединение такого объекта было невозможным из-за синхронности взаимодействия его энергии и массы. Если только уменьшить сферу до размеров мяча и поместить в инертную жидкость. Ближний бульдозер был мигом разобран. Без особого труда Эрик поднял его над поверхностью и чувствуя каждый болт, винт и зубец шестеренки. Кабина отлетела в сторону. Желтая защитная краска осыпалась на пол. Начиная с переднего моста, и двигателя громадный бульдозер разобрался, отделяясь упорядоченными запчастями в пространстве. Следом тягач, царапая кожухом, поверхность пола взлетел, и последовала его частичная разборка. Роботы, не имеющие сложных нейронных связей, все же поспешили удалиться с зоны этого монтажа и наблюдали теперь со стороны. Магнето откидывал лишние части кузовов в сторону, оставляя только необходимое. Вскоре стальная скульптура начала свое рождение. Все как обычно началось со скелета. Диски один за другим начали слоиться друг, к другу создавая два ряда фрикционов соединяясь далее с цилиндрическим планетарным рядом. Дифференциал трансмиссии крутанулся вокруг своей вертикальной оси, наклонился и получил себе голову в виде руля от тягача. По узлам муфт заскользили тросы, связующие левые и правые рулевые тяги. Полуоси бульдозера меняясь в диаметре и преобразовываясь в жесткие крестовины по окружностям будущих колес. Последние тут же были привинчены, и планетарный корректор траектории в трансмиссии несколько раз провернул колесами. Магнето не думал использовать гидравлику в своем концепте, заменяя все на электромагниты управления. Остов был готов и под действием способностей лихо гонял колесами по воображаемой воздушной дороге. Двухтонный полноприводный двигатель уменьшился в размерах, освободив объем литража, но сохранив 16-целиндровую динамику вращения. Когда силы магнетизма вдруг ослабли, конструкция оторвалась от подвешенного состояния, рухнула на пол и подпрыгнула на полтора метра на колесах как мячик для великанов. Лишенные топлива поршни цилиндров загудели и машина, круто сорвавшись с места, скользнула на двадцать метров вперед, резко остановившись, моментально развернулась под действием «лошадей» и скрученной голове руля. Снова разогналась, и почти теряя устойчивость, от резкого бокового скольжения объехала Магнето. Осталось накинуть несколько тонн для устойчивости и осанки, добавить электроники, девочек, мороженного, хренову кучу попкорна, кока-колы…. Груда металла в центре, оставшаяся от двух тяжеловесов поднялась над поверхностью до последнего болтика и, издав угрожающий звук, сжалась в куб. Сектор “V”. Прогулочная машина готова для пикника, осталось заказать барбекю и пригласить друзей…. Эрик взглянул на устройство в углу и оно, почувствовав заинтересованный взгляд тихо пискнув, приблизилось. Интересная штуковина быстро превратилась из необычного в средство связи. Магнето набрал несколько номеров по памяти, разослав координаты своего цифрового местонахождения. У получателей появились несколько сообщений пришедшие как будто из разных уголков планеты. Приходилось долго ждать передачи информации и также долго ждать ответ, но приветствуя особую секретность, три минуты были не таким уж и мучительным временем.

Hunter: - Браво, браво, замечательное представление, - позади Магнето раздались приглушённые хлопки. Невысокий сухенький старичок в заляпанном маслом комбинезоне, потирая невероятно грязной тряпицей очки, рассматривал новое создание Эрика. - Браво...насколько быстро...виртуозно...браво, я поражён. Мне очень понравилось, - наконец, водрузил злосчастные очки на нос. Одна диоптрия отсутствовала, а вторая потрескалась до невозможности. Пригладив остатки некогда своих лихих кудрей, плюгавый старикашка подошёл к мутанту поближе. - Ещё раз браво, позвольте пожать вашу руку...вот так...мне очень понравилось, давно не видел настолько качественной работы..., - старичок втянул воздух всей своей чахлой грудью, и похлопал себя по пояснице. – Вы знаете...я думаю, им тоже понравится...да-да...весь этот центр...грандиозно, - задумчиво потёр свой подбородок. – да-да, то, что именно им нужно. Вполне в их духе. Как думаете, мистер Леншер, Три Звезды Мира будут смотреться вон там на стене? А? И что-то совсем уж тихо бормоча, старичок, насквозь пропахших маслом и керосином, принялся потирать сухонькие птичье ручки.

Magneto: Услышав хлопки, и какие-то причитания Магнето удивленно оглянулся. Всего минуту назад его окружали только бездушные роботы. Здесь, по заверениям Брока вообще сложно было найти другого человека, и именно это свойство привлекало Эрика больше всего. Теперь, кажется, он почувствовал себя чуточку обманутым. Подняв подбородок, Магнето уставился на старика сверху вниз и, разглядывая его, выслушал все припасенные для него слова. Он не походил на одного из этих научников, скорее кто-то другой. Назвать его техником не поднималась рука, ведь речи он вел не характерные человеку, которого интересуют масла и смазки. Он машинально пожал руку в ответ. Слух о Миротворцах прошивал эту бренную Землю насквозь. Уже казалось, что о Магнето и его диких поступках начали забывать, его затмевали именно эти Миротворцы. Человечество вдруг начали приручать эти ублюдки: - О чем ты, старик? – Лаборатория принадлежала целиком Клубу Адского Пламени и его присутствие тут, лишь некоторые доверительные отношения одного из его азартных участников. – Мне плевать, что и где будет смотреться. Плевать. Я просил, чтобы мне не мешали, когда я работаю. Разве это так много? Магнето отошел от края технологической ямы и, облокотившись на стальной парапет, отвернулся от старика, показывая всем видом, что ему совершенно не хочется говорить, о мало интересующих его вещах.

Hunter: - О чем ты, старик? - Ну как же, ну как же, - старичок принялся обходить детище магнетизма по кругу, заглядывая в яму. – Им ведь тоже интересно, а чем это вы таким тут занимаетесь...иначе зачем им посылать сюда своих зондов разведчиков? Да вы сами поинтересуйтесь у охраны. Там ведь уже бурят, сверлят, ползают...пока что вокруг...хотя что им стоит высадиться, да? – хитро прищурив свои птичьи глазки посмотрел на Магнето. Удивительно, но похоже он был более чем хорош осведомлён, кто перед ним, и при этом никакого страха вовсе не показывал, как будто панькался и усюсюкал с котёнком. - Разве это так много? - Мешать? Нет, нет. Ни в коем случае...а вот помочь..., - необычный пришелец засеменил обратно к Магнето, всё так же хитро глядя в глаза Эрику. – Кстати, а вы в курсе, что ваши базы, все ваши штабы Братства Мутантов, их тоже ой как интересуют...более того, они подумывают начать открытую вербовку мутантов к себе на службу. И вот тут такой вопрос...,- старичок обошёл Эрика по кругу, и уже когда вышел с другой стороны, в руках держал небольшую записную книжечку. – Кто примет их условия? И получит всю ту поддержку? Вы...или всё-таки Профессор Х будет сговорчивее? М? – старичок толкнул Эрика в бедро локтём, как бы подначивая. – Хотя в итоге вас всех будет ждать один конец...- громко захлопнул книжечку. Интонация и тон голоса не менялись, но невольный собеседник как-то сумел сделать свой говор жёстче и более деловым. – Эрик, Эрик Леншер, вы ведь не хотите заниматься своим магнетизмом остаток жизни возле дорожки в сборочном цеху? О да, вы сильны. Но их больше. Поэтому с ними нужно считаться. Хотя бы потому, что их столько, что даже вашего могущества банально на всех не хватит...и к тому же, полезно знать о новом возможном работодателе...а вы ведь хотели бы посмотреть на них изнутри? То, что они там вещают о мире, равенстве, братстве, это замечательно...но вы ведь уже не мальчик, вам таких лозунгов мало. Вам бы увидеть, а что они там делают такого в, своём Мире? А? Как, интересно? Я делаю вам деловое предложение – посмотреть на их среду обитания изнутри. Прямо сейчас. И думайте быстро – место всего одного, а Доктору Думу и Норманну Озборну тоже интересно – старичок снял очки подняв вопросительно брови замер, ожидая ответа.

Magneto: Осведомленность старика и его упорство, плюс его, неожиданное появление заставляло сомневаться в собственной уверенности, что старику не известна причина этой неестественной незаинтересованности Леншера к проблеме Миротворцев. И так и эдак, необычный пришелец давил на слабые уязвимости связанные с этой темой. Старался даже запугивать разоблачением и всем прочим действам, что достаточно внушительное время не удавалось властям. Ну да, они это могут. Количество? Имеет значение. С этим было трудно не согласиться. Ребяческие мечты о форсировании полезных для Братства свойств инопланетной расы довольно глупая затея. Ведь не бестолочи они, чтобы пролететь, черт знает сколько, и попасться на крючок в игре: команда с большей дубиной ведет в счете…. Время полусонного слушателя вдруг закончилось и, наблюдая здоровый тон, Магнето ухмыльнулся: - Эй! А я вижу ты мужик, а не старик. – Эрик отошел от перил, - Уже почти уговорил послать тебя к черту своими рекламными лозунгами и дикторскими высказываниями из телевизора. Сложно напугать чем-то, если явных причин для беспокойства ты не видишь. Поэтому природа дает ум, а кому не дает… но это лишнее. На самом деле вопрос в другом. Ужасна ли смерть персикового сада? Кто-то скажет, - нет. Ведь персики можно купить на рынке. – Магнето поднял ладонь, олицетворяя свое живое воображение и явно скрытый подтекст сельскохозяйственного плана. – Но персиковый сад нигде не купишь. А цветущий – тем более. Я люблю этот сад, я люблю персиковые деревья, которые цветут в нем. Многие ли станут плакать, когда его не станет? Второй вопрос. Добрый ты или злой, когда-нибудь, захочешь увидеть персиковый сад в цвету. Он еще раз оглядел свою новую мастерскую унылым взглядом. - Уговорил…. Остальные страны и другие миры - Где-то в других мирах...0.1

Hunter: - Эй! А я вижу ты мужик, а не старик. - Я вынужден выбирать то обличье, которое подходит для каждой данной работы, - Старичок отошёл немного назад, пританцовывая и щёлкая своими пальцами, отстукивая ведомый лишь ему одному мотивчик. Добрый ты или злой, когда-нибудь, захочешь увидеть персиковый сад в цвету. - Чёрт подери! Замечательно! В точку! Вы мне определённо нравитесь, Мистер Леншер! – всё ещё немного постукивая своими грязными ботиночками в такт неведомой песне, продолжал старикашка, - Уж не знаю, какая вероятность событий развернётся в вашем конкретном случае, всё зависит от вас...но та, что я вижу – мне определённо нравится! Вы точно не будет просто глазеть там по сторонам, о нет! Старичок извлёк из рукава небольшое простое алюминиевое колечко. - Вот, попросту наденьте, так вам будет проще понять окружающих. Ха-ха...а Дум сомневался меньше вас, вот только ему нужна лишь технология...итак, добро пожаловать ан территории Мира! – вновь возобновились щелчки неведомого ритма. – Просто найдите Охотника. Он будет рядом. И скажите, что от Нанимателя! Хо-хо, пора расширять ваши перспективы! Щёлк, щёлк, щёлк...и мир куда-то поплыл...- - Джаз буде вечен, на всех мирах...Мистер Леншер! Вечен! И ещё раз, - щёлк, щёлк, щёлк... Остальные страны и другие миры - Где-то в других мирах...0.1



полная версия страницы