Форум » Динамичная импровизация » Динамичная импровизация [Dynamite] » Ответить

Динамичная импровизация [Dynamite]

Game Master: Время: 25.03.2012 Место: Нью-Йорк Ситуация: Лу находилась ближе всех к заводу по фармакологическим производствам "Uranus', когда на него было совершено нападение. Казалось, кому бы могло это потребоватся? Однако сигнал тревоги поступил во все полицейские участки и Мстители так же были извещены. Именно потому, на Идентификационную Карту Динамит пришло сообщение о том, что нужно, что бы она, вместе с Чудо-Человеком попытались хотя бы разузнать о происходящем внутри. Однако на месте встречи за заводом, Чудо-Человек долго не появлялся, и Лили решает идти сама, не в силах больше мучить себя столь безценным ожиданием. Состояние: Отличное. Способности остались. Задание: Опишите, как вы попали внутрь захваченой террористами фабрики. Затем, как вы нашли лидера этой группы, однако не воздействуйте на него. И помните, что один неудачный взрыв может повлечь за собой катастрофу.

Ответов - 30

Dynamite: - Опаздывает, зараза, - едва слышно процедила я сквозь зубы. Вообще-то, на него это было не похоже, но я вот уже десять минут сидела на закрытом мусорном контейнере за фармакологическим заводом, скрестив ноги и пытаясь успокоиться. Не далее, как двадцать минут назад, мне пришло сообщение о захвате фабрики, велели дождаться Чудо-человека, а потом уже начинать действовать. То ли он в дороге задержался, то ли ему не дошло сообщение, то ли случилось с ним что-то, но я уже слышала где-то вдалеке вой полицейских сирен. Зная привычную тактику нью-йоркских копов, я предполагала, что им вряд ли удастся что-то дельное провернуть. - К черту, - решила я, когда мое терпение буквально лопнуло, я уже едва удерживала себя на месте, промедление было бы опасно для всех. Я прекрасно понимала, что одной мне будет тяжело, ведь использовать свои силы мне придется минимально, такого количества химикатов, какое находилось сейчас внутри Урануса, хватило бы, чтобы стереть добрую половину города с лица Земли. Сомневаюсь, что от меня хотели именно этого. Тем не менее, у меня остается защитное поле и неплохие навыки рукопашного боя. Разберемся. Я поднялась на ноги и развернулась на сто восемьдесят градусов. Оказавшись лицом к стене, я подняла голову и увидела искомый вход в здание. Я не была настолько наивна, чтобы ломиться в захваченное здание через двери, там наверняка поставили кого-нибудь дежурить. Судя по всему, эти террористы профессионалы в своем деле. Или им просто пока везет. В метре над моей головой было продолговатое окно, вероятно, за этой стеной находится лестничная клетка. Я заранее накинула на голову капюшон ветровки, другую руку направила на окно, молясь всем известным мне богам, в которых я никогда не верила, чтобы мне повезло. Поняв, что сейчас самое время прятаться, я пригнулась, низко опустив голову, чтобы осколками стекла и, вероятно, кусками стены меня не сильно задело. Взрыв был достаточно сильным, что окно не разбилось, а просто вылетело. Присев и сильно оттолкнувшись ногами от бака, на котором я стояла, я зацепилась руками за образовавшийся в стеле проем. На мое счастье, все битое стекло было уже у меня под ногами. Подтянувшись на руках, я без особенного труда пролезла в окно и спрыгнула с другой стороны. Оказалось чуть выше, чем я рассчитывала, поэтому, едва приземлившись, я сгруппировалась и перекатилась в сторону. Затем встала и отряхнула одежду. Пожалуй, узкие джинсы - не самая удобная одежда для акробатических номеров, но как-то не нашлось у меня времени забежать домой, чтобы переодеться. Придется выкручиваться. Я посмотрела наверх, в проем между перилами лестничных пролетов. Никого. Прислушалась - тишина. В этой части здания, вроде как, были склады, так что достаточно было выставить кого-нибудь к заднему ходу и на этом успокоиться. Я поднялась на два пролета вверх, осторожно выглянула в коридор. Убедившись, что коридор пуст, бегом направилась к ближайшему повороту. Спиной к стене, осторожно выглянула из-за угла, удостоверилась в безопасности ближайших десяти метров - и бегом, но как можно тише. Несколько раз я проделывала этот бесхитростный маневр, продолжая мысленно ругаться на Чудо-человека, надеюсь, ему сейчас икается. Везение едва не покинуло меня на очередном повороте, но я все же вовремя задержала дыхание и резко остановилась, едва занеся ногу для следующего шага. Прямо передо мной из-за угла вырулил один из захватчиков, но повернул в другую сторону и теперь шел, не спеша, по коридору, спиной ко мне. Выждав полминуты, на случай, если за ним идет кто-то еще, я приблизилась к парню. Одет он был, как я успела заметить, совершенно обычно, джинсы, футболка, рубашка сверху, вот только ботинки военные. Коротко стриженый и с винтовкой. Не в моем вкусе. Я тронула его рукой за плечо и сразу же сделала шаг назад, так что, когда он сообразил повернуться, я уже готова была встретить его мощным ударом ногой в челюсть. Парень развернулся и тяжело рухнул на четвереньки. Следующие два удара, последовательно ногой по спине и ребром ладони по затылку, вырубили его и заставили растянуться в коридоре. Утащить в сторону эту тушу у меня вряд ли хватило бы сил, но я додумалась все же забрать винтовку, рацию и телефон из карманов. Снова те же маневры, пока я не услышала голоса в очередном коридоре. Вообще, здание меня слегка пугало, оно напоминало скорее катакомбы, лабиринт в египетской пирамиде, а не фабрику. Здание старое, коридоры широкие, с низкими потолками и серыми стенами. Если говорить не шепотом, эхо мгновенно разносится по всему этажу. - Еще двоих в заднему ходу, смените тех, которые там стоят, ты, - пауза, которой мне хватило, чтобы понять, что это и есть лидер - никто не посмел вставить ни слова, пока он молчал, да и голос характерный - властный, уверенный, привыкший отдавать команды. И все же, до сих пор мне сложно было сказать, насколько профессиональна и организованна банда. - И ты. На крышу, живо. Бегом-бегом, не стойте, как бараны. Вся короткая речь перемежалась отборными ругательствами и проклятиями, что-то шло не так, как надо, чему я искренне радовалась. Поняв, что в мою сторону бегут какие-то парни, получившие приказ, я, не долго думая, юркнула за первую же попавшуюся мне дверь. Темное помещение было, по всей видимости, лабораторией, но я была занята не этим, я прислушивалась, в какую сторону движется лидер террористов и лихорадочно соображала, что же делать. На мое счастье, он так и стоял, тихо с кем-то переговариваясь, за ближайшим поворотом.

Game Master: Прошу прощения за задержку. +10 - Грамотность. +20 - Скорость. +50 - Подробность. +50 - В качестве компенсации за задержку. Из речей по захваченой рации, Лили-Энн слышала, как захватчики уже готовы были "погрузить на борт груз", а их лидера называли странным именем, которое и запомнить с первого раза было невозможным. Жаклин остается выбирать между тем, что бы идти на крышу, так как именно туда унесли груз, или же попытатся захватить лидера группировки. Задание: Принять решение к дальнейшим действиям. В случае выбора "груза" - описать сражение с целой дюжиной боевиков на крыше. В случае "захвата лидера" описать сражение с ним и его оставшимися подчиненными. Лидер будет обладать экстраординарными навыками ближнего боя и фехтования, и будет вооружен катаной и вакидзаси (клинок меньше катаны).

Dynamite: О небо, как много получилось... Рация тихонько, едва слышно шумела у меня в руке. Я поднесла ее к уху и прислушалась. Неразборчивые голоса говорили что-то про груз, обращались к командиру, называя его капитаном и добавляя после этого слова какое-то совершенно непроизносимое имя. Плевать я хотела на его имя. Груз! Не то на крыше, не то... Да, они несут груз на крышу. И за дверью, в коридоре, их капитан отправил еще двоих наверх, на всякий случай. Винтовка у меня в руках явно просилась в бой, да и руки уже чесались, но выбор передо мной стоял сейчас разрывающий. Я пожалела, что не умею раздваиваться и мысленно выругалась, помянув Чудо Человека по матери, его сейчас очень не хватало. Я бы осталась здесь и убила или захватила бы лидера, но это не значит, что у него нет заместителей, которые придумают, как распоряжаться грузом и в отсутствие руководителя. Пожалуй, стоит наведаться на крышу и устроить акт конфискации имущества. С улицы донесся сигнал сирен - полиция соизволила оторваться от своих важных дел и приехать на место происшествия. Их мне здесь точно не надо. Услышав удаляющиеся шаги и распоряжение двигаться быстрее, я осторожно приоткрыла дверь. Никого. Выглянула в коридор - пусто. И тихо. Говорившие быстро куда-то ретировались, а мне прямая дорога на крышу. С винтовкой наперевес я крадучись, но все же довольно быстро направилась по коридору к ближайшей лестнице, на всякий случай держа оружие наготове. Обычная М16, насколько я вообще в этом разбираюсь. Завернув за очередной поворот коридора, я... Огрела вылупившегося на меня боевика прикладом по голове, так что парень тяжело рухнул на пол. Лишь чудом я оклемалась на мгновение раньше него и догадалась не выстрелить, а ударить, чтобы на шум не сбежались все, кто мог. Мы столкнулись буквально лоб в лоб, я просто соображаю быстрее в полтора раза. К сожалению, сегодня удача не на моей стороне. У себя за спиной я услышала грубоватый голос, выдающий человека, привыкшего решать вопросы грубой физической силой. - Джимми, мать твою, ты идешь или... Какого хрена?! - Повежливее, - я резво развернулась и вскинула винтовку. Парень щелкнул предохранителем. Я оказалась быстрее и на удивление метким выстрелом - спасибо, пожалуй, буду говорить небольшому тиру в пригороде Парижа, детскому дому и моим 15 годам - и парень упал с дыркой во лбу. Сразу же послышался топот, а я уже вслух продолжала костерить Чудо Человека. Если он еще жив, то очень пожалеет об этом, потому что я планирую выжить и сказать ему все, что о не думаю. Поверьте, много накопилось. Я успела выстрелить еще два раза, убив одного из двоих, показавшихся в коридоре, и ранив в правое плечо второго. Он уже не игрок, если вообще имеет шансы выжить. А потом винтовка решила перестать работать. Я щелкнула спусковым крючком еще раза три, а потом отшвырнула оружие, ставшее бесполезным. Коридор передо мной представлял из себя пятьдесят метров, заканчивавшиеся поворотом направо, в трех метрах передо мной заблокированные двери и два метра коридора перед ними. Не долго думая, я направилась туда, сделав кувырок, через голову, потому что по мне уже открыли огонь. Я прислонилась спиной к стене, оказавшись на пару секунд защищенной. Затем выглянула из своего укрытия и выбросила обе руки перед собой - оружие в руках еще двоих взорвалось, обожгло им руки и лицо. Вне игры. Осталось... Пятеро, судя по голосам и теням, приближающимся сюда. Главное, чтобы это было все. Тогда я могу рассчитывать успеть на крышу до того, как груз канет в Лету. Следующего тоже удалось обезоружить. Из семерых, лежавших на полу в коридоре, двое убиты, четверо без сознания, из них трое с сильными ожогами. Единственный, остававшийся пока здесь, истекал кровью и тихо постанывал, прижимая руку в ране в районе ключицы, чуть выше груди. Следующий загорелся и выронил винтовку, мне удалось поджечь всю его одежду, он напоролся на своего напарника и тот - не без моей помощи - тоже вспыхнул. Осталось двое и они не дают мне высунуться. Стреляют без перерывов по стене напротив меня. Сосредоточившись и решив пожертвовать частью физической силы, я создала вокруг себя мощное защитное поле. Пять секунд, больше мне не понадобится. Я перекатилась по полу, оказалась в центре коридора, стоя на коленях. Один взрыв, направленный двумя руками для большей точности, разорвало оружие одного из боевиков, а заодно и голову ему снесло. Я поморщилась - убийства были не по мне, тем более, когда мозги оказываются на стене, а кровь хлещет рекой, заливая пол. Второй взрыв оказался менее точным, но помимо автомата боевика я взорвала чье-то оружие у него под ногами, парня отбросило в сторону и он, ударившись головой о стену, обмяк и съехал вниз. Я сняла с себя защитное поле, чтобы не тратить на него силы. Пригодятся еще. - Впечатляет, - услышала я голос за своей спиной. - Весьма. Легкий акцент, неизвестный мне, властный сильный тон. Я поняла, что это их главарь еще до того, как резко развернулась и приготовилась вскинуть руки. Однако, развернувшись, я едва не напоролась на лезвие катаны. - Putain, - вырвалось у меня. Ругалась я исключительно на французском, этот чертов язык способен дерьмо превратить в цветы, честное слово. - Не имею понятия, о чем вы, но жить вам осталось пару секунд, - произнес мужчина. Высокий, крепкий, в иных обстоятельствах - привлекательный. С гордой осанкой лидера, победителя. Одет в военные ботинки, камуфляжные штаны и белоснежную рубашку с коротким рукавом. Крест накрест на груди два ремня, за спиной ножны. Одна рука держит катану прямо перед моим лицом, вторая согнута в локте и держит рукоять второго меча, еще покоящегося в ножнах. "Р" у него почти испанская, хотя внешность скорее араба-полукровки. - Представьтесь, чтобы я смог навещать вашу могилу. Несмотря на длину меча, я не могла рисковать и взрывать его, меня заденет непременно, а осколками может серьезно ранить. Я еще не готова спасать человечество ценой своей шкуры. Попробуем так. - До кладбища провожу, - с неожиданно сильным французским акцентом отрезала я. Последовала быстрая комбинация из поворотов, прыжков и нырков, я сумела в считанные секунды приблизиться к не ожидавшему такого сопротивления террористу и врезать ему кулаком в челюсть. Удар лишь на секунду оглушил его, а потом мне пришлось вспоминать свои гимнастические тренировки. Сальто назад, пригнулась к полу. Над моей головой просвистели два меча. Прыжок, мечи пролетели под моими ногами. Но проблема в том, что их два, а одновременно прыгать и пригибаться я не смогу, рано или поздно одним мечом он ударит в корпус. Еще раз организовав вокруг себя защитное поле, я кинулась прямо под мечи и ударом ноги выбила катану из рук нападавшего, остался тот, что покороче. Надо сказать, что более искусного фехтовальщика я не встречала. Не будь у меня защитного поля и эффекта неожиданности за его счет, меня бы уже порубили в капусту - я чувствовала, как от моей невидимой брони отскакивает меч. Перекат назад, на безопасное расстояние. Я снова сняла защиту, на ней приходится сосредотачиваться, это отвлекает от битвы и ослабляет. Долго под ударами не выдержу. Я почувствовала себя шаманом у костра. Прыгаю, пригибаюсь, извиваюсь, перекатываюсь, избегаю подсечек и пытаюсь приблизиться, чтобы выбить из рук меч, иначе мне конец. Причем, достаточно скоро. Несмотря на физическую выносливость, я уже чувствую себя уставшей, такие пляски кого угодно вымотают. Последняя попытка. Еще раз защитное поле, не очень сильное, но на пару ударов хватит. Я сделала шаг назад и направила руки на меч. Взорвать я и не планировала, слишком опасно для меня, но поджечь - чего проще. Почему-то поджечь самого фехтовальщика в голову не пришло. Может, сил не хватит на человека? Меч быстро накалился, рукоять задымилась. Запахло паленым мясом, сдавленно вскрикнув, противник выронил оружие, а я ногой отшвырнула его подальше. Защитное поле рухнуло. Сил хватит либо на удержание его, либо на продолжение боя. Выбираю второе и молниеносно, пока террорист сжимает и разжимает руку в попытках восстановить ее чувствительность, наношу удар ногой в корпус... Оказываюсь в захвате переворачиваюсь в воздухе винтом и тяжело падаю на пол. Из легких разом выбит весь воздух. Если в рукопашной он так же, как в фехтовании, здесь я и умру. Не вдохновляет это как-то. Я перевернулась на спину и успела блокировать удар, нанесенный ребром ладони. Что это за кунг-фу такое? Из всех видов боевых искусств я неплохо владела каратэ, но остальные между собой едва ли различала. Да и не до того мне как-то сейчас. Ногой ударила в корпус, выиграла время, чтобы встать. На несколько минут мы сцепились в совершенно бестолковой рукопашной, я уворачивалась от его ударов, он блокировал мои, мы так ни разу и не задели друг друга в течение пяти минут, как минимум, а затем я вывернулась и, пользуясь преимуществами своего маленького роста, сама себя отправила в захват к противнику. Оказавшись спиной вплотную к нему, я смогла нанести удар локтем под дых и подошвой ноги по голени. Остальные попытки были блокированы. Лишь чудом я вывернулась обратно и предприняла отчаянную попытку. Лампы дневного света над нашими головами крепились к потолку на металлических пластинах и болтах, а потолок, надо полагать, бетонный. Я прикинула, на сколько мне хватит сил. И решила попытаться. В рукопашной мне его не одолеть. Воспользовавшись короткой секундной передышкой, я мощным взрывом, направленным обеими руками и практически всеми оставшимися силами, обрушила на нас обоих бетонный потолок. Надеюсь, успею... Сгруппировавшись, я окружила себя защитным полем. С удовлетворением услышала сдавленный хрип, резко прервавшийся. Вряд ли его убило, но оглушило точно. Надолго, я надеюсь. - Nom de dieu de putain de bordel de merde de saloperie de connard d’enculé de ta mère, - процитировала я Меровинга из Матрицы, выбираясь из под обломков рухнувшей на нас бетонной плиты и снимая защитное поле, спасшее меня, к слову, от пыли и крошева.

Game Master: Бонусы: + 20 - за скорость + 10 - за грамотность + 50 - за сюжет + 50 - за колоссальное терпение ) Итого: 130 бонусов Задание: Вы уходите, как можете более незаметно покидаете здание фабрики, тем более что со всех сторон уже кричат, приближаясь, вопли сирен. Вы устали. Вы чувствуете себя избитой и грязной и потому решаете вернуться либо к себе домой, либо в штаб-квартиру. Тем более, что вам есть о чем переговорить с Чудо-человеком. Эмоции запоздалого страха и злости приходят одновременно. Вы решительно вышагиваете, сменяя один перекресток другим. Но внезапно вы понимаете что вокруг вас незнакомое место. И как бы вы не старались, даже побегав и расспросив редких прохожих, вы не можете отыскать дороги обратно..

Dynamite: Не помню, когда я чувствовала себя еще более вымотанной, чем сейчас. Честное слово, не помню. Не исключено, что такого и не было никогда. Со стороны улицы доносится вой сирен, пожалуй, с оставшимися террористами разберутся уже без моего участия, сил у меня сейчас хватит только на одно - доползти до ближайшего убежища. Я на пару секунд закрыла глаза и глубоко вдохнула. Все в порядке, я жива, задание выполнено. Можно возвращаться. Я не очень уверенным, но все же быстрым шагом направилась к ближайшей лестнице, не забывая периодически оглядываться и прислушиваться. Я расправилась с главарем, но здание невероятно огромное, за каждым углом может оказаться еще группа этих ублюдков. Тем не менее, до выхода из здания я добралась без потерь. Накинув на голову капюшон и отряхнув куртку, я вышла на улицу через один из черных ходов. Знакомые переулки, которыми я сюда добиралась. Пройдя шагов десять, я вынуждена была ухватиться за стену здания и привалиться к ней, чтобы не упасть от внезапно нахлынувшей усталости и боли. Наверное, так и должно быть, там, в пылу сражения и не замечала ни боли, ни утомления. Из легких словно бы разом выдавили весь воздух, я с минуту лихорадочно пыталась восстановить дыхание. Голова закружилась. Спустя несколько долгих мгновений все пришло в норму, хотя я по прежнему с трудом держалась на ногах. Левый рукав ветровки потихоньку пропитывался кровью. Кажется, этот самурай меня все-таки задел, а я и не заметила. Рана, судя по всему, не глубокая, но придется зашивать. Черт бы побрал Чудо-человека! Кто я ему, чтобы за двоих отдуваться? Меня же... - Черт побери! - простонала я, едва удерживаясь, чтобы не сползти по стене на землю и не отключиться прямо здесь. Если бы мне кто-нибудь сказал сейчас, что я ужасная дура, не думающая о последствиях, я не стала бы спорить. Меня могли убить. Я была близка к смерти, как никогда ранее. Да, не скрою, я всегда любила риск, но неожиданное доказательство собственной недолговечности острым шипом впилось куда-то по ребра, боль - не физическая, но почти материальная, до дрожи ощутимая и настоящая - пронзила насквозь все тело. Мысли спутались. Соображала я туго, но точно помнила, что до штаба отсюда ближе, чем до моего дома. Стараясь не смотреть по сторонам, я заставила себя идти максимально уверенно и ровно, хотя периодически спотыкалась на ровном месте. Кровь не останавливалась, но на черной с бордовым ветровке ее не было видно. Снимать куртку я побоялась, не хотелось бы видеть, что там с моей рукой. Болит адски, надеюсь, у террористов нет обычая поливать лезвия ядом. Единственные осмысленные обрывки фраз, мелькавшие сейчас в моем сознании, были совершенно непечатными, все они были адресованы Чудо-человеку, которого я при случае придушу собственными руками. Я еле сдерживала дрожь во всем теле, жуткая слабость так и норовила повалить меня на тротуар и заставить свернуться калачиком под ближайшим крыльцом дома. Я нервно оглянулась, нет ли за мной хвоста, вдруг кто-то видел, как я выхожу из здания, в которой только что стреляли? Не знаю, сколько я прошла, но с каждым шагом сирены становились все глуше, сил у меня оставалось все меньше, а чувство ужаса делалось все сильнее. Под ложечкой неприятно засосало, когда я в очередной раз мысленно довела удар двух мечей террориста с непроизносимым именем до цели. Я могла сейчас быть порубленной в салат, от этих мыслей у меня мутнело в глазах и я едва не падала без сознания. Лишь чудом я вовремя цеплялась за реальность и шла дальше. - Минутку. - Вырвалось непроизвольно, я даже не узнала сначала свой собственный голос, так глухо и далеко он прозвучал. - А.. Где... Я знала наизусть все повороты, которые позволяли из любой части города добраться до нашего штаба. И места я знала здесь хорошо. Но, оглядевшись сейчас, я совершенно точно могло сказать только одно: я ни малейшего понятия не имею о том, где я нахожусь. И от внезапного осознания этого усилились головокружение и боль во всем теле. Редкие ночные прохожие казались далекими и недосягаемыми, но я все же сделала попытку. - Девушка, простите, вы не подскажете... - я попыталась остановить идущую навстречу молодую женщину в сером пальто, но она прошла мимо, даже не посмотрев, не то что не остановилась. - Извините, вы не могли бы... - мужчина средних лет с густой щетиной на лице повел себя точно так же, только смерил меня мимолетным взглядом, пустым и ничего не выражающим. Ни раздражения, ни сочувствия, вообще ничего. От меня ушло чувство реальности, развалившись в моем сознании по камушкам, превратившись в мелкое крошево и пыль. Я в ужасе оглядывалась, глядя вокруг широко раскрытыми глазами. Здоровой рукой несколько раз подряд автоматически взъерошила волосы, откинув капюшон пыльной куртки, но это ничуть не облегчало ситуацию. Я не узнавала этих мест. Низкие кирпичные домики этажей в пять, а я ведь должна быть в центре Манхэттэна. Что за чертовщина, что со мной? Может, я уже потеряла сознание и это мои галлюцинации? Может, все-таки, яд? Или слишком устала, да к тому же потеряла достаточно много крови? А может, я вообще не выжила там, в коридоре огромной фабрики, меня застрелил первый же боевик. Не помню, был ли когда-нибудь раньше в моей жизни момент, когда я была так близка к тому, чтобы расплакаться от ужаса и ощущения безысходности. Я не знала куда идти, я не находила в себе сил сделать и шаг, я медленно сползла спиной по стене дома, опустившись на корточки и уткнулась лбом в колени. Что со мной? Я ведь всегда была сильной, и не из такого дерьма выпутывалась. Но все отдала бы за то, чтобы именно сейчас здесь оказался кто-нибудь из Тайных или хотя бы из моих приятелей. Чтобы меня забрали отсюда, согрели, обработали рану и дали отоспаться как следует. Пока я сидела на тротуаре, не в силах заставить себя подняться и идти дальше куда угодно, я смутно надеялась на чудо. Быть может, я подниму голову, а напротив окажутся знакомые дома, а до штаба - рукой подать. Или я увижу кого-то знакомого. Или хотя бы пройдет слабость и отступит этот страх, который раньше мне был незнаком, страх, что жизнь может прерваться вот так внезапно и бестолково.

Game Master: Бонусы: + 20 - за скорость + 10 - за грамотность + 100 - за сюжет Итого: 130 бонусов ) Задание: Без сил вы проходите еще квартал или два, но спасения как не было, так и нет. Улицы становятся все запутанней и все более не похожими друг на друга. Ни раз и не два вам начинало казаться вдруг, что даже обернись, вы не увидите за своей спиной того, что видели всего минуту назад. Рана дает о себе знать все сильней. Потеря крови. и жажда довершают начатое - вы падаете без чувств. Приходите в себя вы в больнице. Незнакомой самой по себе и, тем более, странным видом из окна, где на фоне черного фабричного дыма не наблюдается ни единого небоскреба.. И все бы ничего, но под легким одеялом, что укрывает вас от подбородка до пят, на вас совершенно нет одежды, а сами вы привязаны к кровати крепкими ремнями..

Dynamite: Что за извращение хD - Хватит! - неожиданно резко я собрала в кулак все свои силы. В раз. И поднялась на ноги, хотя у меня сразу же закружилась голова и в глазах потемнело. Нельзя же вот так раскисать, на кого я стала похожа, неужели эта растрепанная девчонка, испуганная и готовая расплакаться чуть что - я? Быть не может. Нет, нет, нет, никогда. Ни за что. Она не может быть мной, ее не существует. Выждав пару минут, пока восстановится зрение и я смогу продолжить свой путь, я направилась дальше, стараясь не смотреть под ноги. Каждый раз, когда я опускала глаза, мне казалось, что асфальт угрожающе приближается, но я упрямо шла вперед, сосредоточившись на каком-то высотном здании кварталах в четырех отсюда. Оно как-то вселяло надежду, что ли. Напоминало, что Нью-Йорк - город небоскребов - неподалеку, если я, конечно, где-то в пригороде, а не в параллельной вселенной. Страх, боль, ненависть ко всему меня окружающему, страшная усталость, слабость и чувство жажды, во рту пересохло и я вряд ли смогу сейчас что-то сказать, даже если попытаюсь. То решительное "хватит" вырвалось хрипловатым шепотом, близким к утробному звериному рычанию. Может, я и не человек уже? Пронзительная ноющая боль в руке с каждым шагом все сильнее отдавалось в плечо и шею, рана все сильнее ныла, а голова все сильнее кружилась. Я склонялась к тому, что клинки все же были отравлены, иначе, какого дьявола мне так паршиво? Не могла же одна эта драка так меня вымотать? Хотя, слово "бойня" куда лучше подойдет к ситуации, так нагляднее получится. Очередной приступ головокружения настиг меня на перекрестке, я попыталась было ухватиться за фонарный столб, но слишком ослабла, мое тело меня не слушалось. Вокруг все закружилось в бешеном хороводе, я уже окончательно перестала понимать, где я нахожусь и в насколько вертикальном положении. Прежде, чем рухнуть на тротуар без сознания, я успела заметить чей-то размытый силуэт, приближающийся ко мне. Я открыла глаза, перед ними сразу поплыли разноцветные радужные круги и причудливые фигуры. Со слабым стоном я подняла было руку к глазам, но... Поняла, что не могу пошевелить ни одной конечностью, тугие кожаные ремни привязывали меня к кровати, на которой я лежала. Кровати? Да, верно. О небо, где это я?! Я пару раз дернула рукой, потом другой, но от запястья и почти до самого локтя они были притянуты к кровати. То же и с ногами, там, кажется, по два ремня на каждую. И в районе талии - еще один. С огромным трудом я подавила чувство паники, готовое полностью меня сожрать. Зрение пришло в норму, в целом я чувствовала себя уже не так паршиво, как минимум, сил в теле было чуть больше. Наверное, я долго была без сознания. Голову поворачивать могу, уже радует. В окне справа от меня столп черного дыма из какой-то промышленной трубы и все те же самые крошечные домики из темного кирпича. Ни намека на высотные дома и небоскребы. ТАкого района нет и не может быть в Нью-Йорке, чтобы на несколько миль вдаль раскинулись эти жуткие маленькие дома. Куда же меня занесло, в конце-концов? Слева от кровати, кажется, капельница, стены комнаты - выцветшие, а сама обстановка напоминает черно-белое кино. Даже мои собственные волосы, упавшие мне на глаза, кажутся не рыжими, а какими-то бледно-коричневыми, словно бы с эффектом сепии. Я поерзала под покрывалом, укрывавшим меня с ног и до самого подбородка. И с ужасом осознала, что ощущаю его всем своим телом, а это значит, что одежды на мне нет. Поблизости ее нигде не видно, в комнате вообще нет никакой мебели, кроме моей кровати и этой "вешалки" с капельницей, дверь - огромная, тяжелая. Повинуясь внезапно вернувшемуся искреннему ужасу, я закричала, едва не сорвав голос: - Эй! Кто-нибудь, что здесь, черт возьми, происходит?! Где я?! Ответьте, кто-нибудь! Лишь после этого отчаянного крика в голову ко мне пришло, что, быть может, стоило попытаться выбраться, для начала, а не звать неизвестно кого. Быть может, сюда сейчас войдет такое, что я пожалею, что не умерла там, на фабрике, что не была порезана в салат. Однако, от мыслей от "салате" мне снова стало плохо, в следующую минуту все силы были брошены на борьбу с подступившей тошнотой. Совладав с собственным организмом, я прислушалась. Шагов за дверью не услышала, но не знала, радоваться ли этому факту. Поерзав, насколько позволяли это ремни, под покрывалом, я умудрилась откинуть его с левого плеча. Извернувшись, насколько смогла, я увидела, что рана на плече была длиннее, чем я предполагала, руку мне раскроило от локтя до плечевого сустава. Сейчас я даже помнила, в какой момент меня задело, оружие, видимо, лишь чудом не пошло дальше и не перерезало мне глотку. Однако, на этот раз меня уже меньше пугали мысли о том, что я могла умереть, меня напрягало, что рана была зашита. Аккуратными ровными швами, видела я слегка расплывчато, но швов насчитала восемь. Может, девять, точно не знаю. Смешанные чувства овладевали мной, единственное конкретное ощущение, которое я могла описать словами - желание избавиться от ремней, одеться, хотя бы потому, что здесь довольно прохладно, а потом сбежать отсюда подальше. Я не была уверена, действительно ли хочу знать, что произошло, куда я попала и что со мной сделали.

Game Master: Бонусы: + 20 - за скорость + 10 - за грамотность + 50 - за извращения )) Итого: 80 бонусов Задание: пока вы раздумываете над тем как лучше вырваться и сбежать, внезапно распахивается одна из створок окна, одетого в старую деревянную раму, и слегка повозившись, к вам в палату попадает.. кто? изобразите мне своего спасителя, хорошо? ) кто он или она, кому бы вы доверили спасти себя из лап неизвестности? а быть может это наоборот - враг? и вам не стоит идти с ним? хотя он (спаситель имеется в виду) так на этом настаивает! Острым ножом он перерезает ремни и кидает вам несколько вещей - непрезентабельно вида штаны и футболку. Бормоча себе под нос что-то о том, что - ну вот, еще одна и почти девчонка же! он жестами приглашает вас следовать за ним к окну. В это время распахивается дверь палаты и какой-то мужчина, одетый в строгую темно-серую форму, с криком выхватывает из кобуры странного вида пистолет и направляет на вашего избавителя. Но тот тоже вооружен. Сопровождая все криком и угрозами, оба хватают вас за руки и каждый тянет в свою сторону. Выбирайте, Лили.. )

Dynamite: Вовремя, как и обычно, я сообразила, что теперь-то у меня должно хватить сил на то, чтобы подорвать здесь все, но, не успев предпринять попытку это сделать, я поняла, что это будет похоже на акт самосожжения - повернуть кисти рук я не могла. За дверью по прежнему не слышны шаги. Приступ паники прошел, ко мне потихоньку возвращалось спокойствие, насколько оно вообще было возможно в сложившейся ситуации. Единственное, что радовало - зашитая рана. Насколько мне повезло остаться в живых, я еще не знала. Слишком спорный вопрос в данный момент. Размышляя над тем, как можно избавиться от крепких кожаных ремней в совершенно пустой комнате без помощи подручных средств, я не сразу заметила, как из окна на пол комнаты упала тень. Я обратила внимание на окно лишь тогда, когда услышала шум оттуда. На широком, как оказалось, подоконнике снаружи здания деловито восседал какой-то мужчина, одетый в джинсы, кроссовки, толстовку с капюшоном, накинутым на голову и тенью закрывавшим лицо, и кожаную куртку сверху. Несколько секунд он копался в карманах куртки и джинсов, пока я боролась с желанием закричать. Страх комком подступил к горлу. Парень на подоконнике в два счета расправился с препятствием в виде окна, распахнул его и мягко спрыгнул в комнату. Первое, что он сделал - приложил палец к губам. - Шшш, - услышала я. - Я друг. Верилось с трудом, при сложившихся обстоятельствах, последнее, чего я ожидала - увидеть друга, тем более, в лице человека совершенно мне незнакомого. Да и звучали его слова как-то неубедительно. За спиной у неожиданного друга я заметила рюкзак из какой-то мягкой ткани черно цвета. Следующие действия произошли с такой феноменальной скоростью, что я и сообразить ничего не успела. Парень рывком сорвал покрывало, я поежилась от внезапного холода. Буквально на секунду он задержался взглядом на моем обнаженном теле, затем с явным усилием вынул из кармана складной нож. От его взгляда мое сердце чуть не перестало биться, такой ужас он вызвал во мне. А увидев нож, я начала прощаться с жизнью, однако, сделать этого не успела. Парень с потрясающей быстротой перерезал кожаные ремни, освободив меня. Я села на кровати, согнув ноги в коленях и потирая запястья. - Какого черта происходит, - начала было я, когда ко мне вернулся дар речи. С момента, когда мой нежданный спаситель оказался в комнате прошло меньше минуты. Стоило мне начать говорить, как рот мне довольно грубо зажала рука моего "друга". Вторая рука оказалась у меня на затылке, парень приблизился и прислонился своим лбом к моему. Я широко раскрыла глаза от ужаса, кажется, я и закричать сейчас не смогла бы. - Я же сказал молчать, - низким тихим голосом произнес мужчина. - Ты делаешь, что я говорю, поняла?! Я с усилием кивнула. Парень отпустил меня, и я смогла свободно вдохнуть. За эти короткие секунды я успела разглядеть бледное лицо с трехдневной щетиной, темно-зеленые глаза, не выражавшие ничего, кроме сосредоточенности и раздражения, светлые волосы, упавшие на лоб. - Вот и отлично, - скинув со спины рюкзак, он вынул оттуда свободного покроя темно-серую футболку и штаны, напоминавшие тюремную форму, только черного цвета. - Одевайся, быстро, - он кинул мне одежду, я поймала. Штаны были бы как раз, если бы не такие длинные, а к мешковатым футболкам я привыкла. - Еще одна, мать вашу, сколько же можно, - парень продолжал копаться в рюкзаке, что-то выискивая. Периодически он бросал на меня раздраженные взгляды, мол, быстрее, хватит копаться. Мое тело еще не очень хорошо меня слушалось, поэтому я немного тормозила. - Девчонка, черт побери... В моей голове все чаще мелькала мысль, что можно на него напасть, отнять оружие и сбежать, слишком уж он подозрительным выглядел. Он откинул капюшон, под ним оказались растрепанные светло-русые волосы. На лицо симпатичный, отчего я лишь сильнее ему не доверяла. Кому могло понадобиться меня отсюда вытаскивать, кто он такой? Я с трудом заставляла себя молчать, помня, сколько раздражения и злости было в его глазах. Не хотелось снова это видеть. Одевшись, закатав штанины до колен, чтобы не мешались, я спрыгнула с кровати на холодный кафельный пол. - Идем, все вопросы потом, - глухо прорычал мой "спаситель", хватая меня за руку чуть ниже локтя. Я нехотя повиновалась, хотя уже хотела скинуть его с подоконника. Дверь распахнулась с таким страшным скрипом и грохотом, раскроившим тишину на тысячу кусков, что я вскрикнула от испуга и неожиданности. - А ну отпусти ее! - в дверях стоял мужчина в строгой серой униформе, которая опять напомнила мне о тюремной форме. - Давай, руки за голову, девчонку ко мне, живо! - Пошел к черту, она пойдет со мной! Мужчина направлял на блондина, тащившего меня к окну, дуло пистолета. В оружии я совершенно не разбираюсь, но пистолет казался каким-то... Неправильным, что ли. Мужчина в два шага оказался возле нас и ухватил меня за другую руку, а блондин тоже выхватил пистолет. - Я мозги тебе вышибу, урод! - рявкнул мужик в форме. - Болтай меньше, - блондин презрительно хмыкнул. Оказавшись меж двух огней, тянувших, к слову, каждый на свою сторону, словно бы они меня разорвать хотели, я колебалась, какую сторону выбрать. Покажите мне этих двоих стоящих рядом, я выберу... Да никого я не выберу, черт побери, я развернусь и пойду домой! АНо сейчас я не могу этого сделать, а это здание явно пугает меня больше, чем зеленоглазый злой парень с пистолетом, повторяющий, что его достало возиться с девчонками, что само по себе уверенности не внушает. Но кровать с ремнями - плохо, а он их перерезал. И дал одеться, а не воспользовался моим не очень выгодным положением, что определенно делает ему честь. Оба мужчины продолжали обмениваться "любезностями", почему-то не стреляя, только перетягивая меня каждый к себе. Заметив, что оба в текущий момент не позиционирует меня, как нечто живое, я изо всех сил врезала ногой в пах мужику в серой форме. Он взвыл от боли, выронил пистолет и согнулся пополам. - Хоть какой-то толк от тебя, - процедил блондин, вырубив противника ударом ногой по лицу и, судя по хрусту, сломав ему нос. - Идем, живее, - рявкнул он, дернув меня к окну. Я тут же усомнилась в правильности выбора, но подхватившие меня в следующий момент сильные руки, поднявшие на подоконник, оказались на удивление убедительным аргументом. Этаж шестой, не выше, пожалуй, но голова от взгляда вниз закружилась так, что я упала бы вниз, если бы меня не схватила за талию рука моего спасителя, припечатавшая меня к стене. - Твою мать, я тебя вытаскиваю не для того, чтоб ты с крыши навернулась! - зло прорычал парень. Я закрыла подняла голову, чтобы видеть темно-серое небо, а не улицы внизу.

Game Master: Бонусы: + 20 - за скорость + 10 - за грамотность + 100 - за яркое подвижное продолжение ) Итого: 130 бонусов ) Задание: Вы, вместе со своим ловким, сильным, но оттого не менее недовольным спасателем-незнакомцем, спускаетесь вниз, бежите по незнакомым улицам и переулкам, прячетесь, пригибаетесь, стараясь попасть на глаза как можно меньшему количеству народу... Который, к слову, тут тоже странноват, все люди увиденные вами на улице, одеты в какие-то одинаковые серые мешки-комбинезоны, они останавливаются заметив вас и долго стоят еще, разинув рты и сомнамбулически покачиваясь под порывами слабого удушливого смога... Ваш спаситель хочет доставить вас в некий Лагерь. На бегу пытаясь рассказать вам о том, что в результате нескольких взрывов, произошедших на фармакологической фабрике, вы смогли перейти Грань. Теперь вы уже в другом мире. И хотя здесь многое похоже на наш, отличий все же гораздо больше... (покажите какое-нибудь, которое наиболее сильно зацепит Лили?) А еще ваш спасатель - повстанец... против системы, власти, опытов над мутантами, которых в этом мире еще мало, но коих, в результате вот таких же переходов как ваш, становится все больше и больше.. Вы понимаете, что в незнакомом мире вам ничего не остается как только держаться этого зеленоглазого блондина. Можете описать всю вашу беготню и разговоры.. Лагерь - по желанию, или сейчас или уже после.. )

Dynamite: - Ты заснула?! - рявкнул он, хватая меня за талию и крепко прижимая к себе. - Держись. Держись, кому говорю! Отчаянно борясь с желанием начать вырываться, я послушно обхватила руками шею блондина. Пока я с закрытыми глазами приходила в себя, он закинул на крышу страховочный трос, дернул пару раз, проверив, надежно ли зацепилось. Снаряжение его напоминало экипировку профессионального альпиниста. Ничего в этом не понимая, я надеялась, что эта штуковина нас выдержит. Благодаря какой-то хитроумной системе с веревками и карабинами, мы через несколько секунд уже были на земле. - Ты не мог бы, - машинально начала я, почувствовав холодный сухой асфальт под босыми ногами, однако закончить не успела. Парень явно привычным движением сдернул с крыши страховку, быстро смотал ее и сунул в рюкзак. Вместо нее вынул пару кроссовок. - Великоваты будут, - проворчал он. - Живее давай, бежать надо. - Лучше, чем ничего, - я пожала плечами и наклонилась, чтобы надеть и потуже зашнуровать кроссовки. - Пойдет. - Отлично, погнали, - без лишних слов и вопросов, блондин схватил меня за руку, сжав мою ладонь в своей, и бегом направился прочь из переулка, в который мы спустились, потянув меня за собой. Вариантов у меня не оставалось, поэтому я побежала за ним, стараясь не споткнуться. Слегка кружилась голова, рука с "заштопанной" раной неприятно ныла. - Может объяснишь хоть что-нибудь? - на бегу поинтересовалась я, свободной правой рукой убирая с лица волосы. - Что за хрень вообще происходит? Мать твою, это еще что?! Последняя фраза была больше похожа на крик, чем на нормальный вопрос. Вызван этот всплеск эмоций был тем, что еще вчера я списала бы на побег из психиатрии, но минут десять назад к кровати была привязана я сама, так что никаких разумных объяснений я не видела. Посреди улицы мы едва не сбили с ног какого-то мужчину в мешковатом сером комбинезоне, в ответ он удивленно воззрился на меня, широко раскрыв рот и глаза, как-то странно запрокинул голову и закачался из стороны в сторону, как маятник. - Быстрее отсюда, не стой посреди улицы, не зря же я тебя спасал, бестолочь, - я почувствовала, как меня сильно дернули за больную руку. - Ай, осторожнее, - прошипела я сквозь зубы. - Извини. Я Джет. - Очень вовремя, безусловно, - фыркнула я, прижимаясь по примеру Джета к стене здания. Мы передвигались короткими перебежками, останавливаясь буквально на пару секунд за каждым вторым углом, мой проводник оглядывался и тащил меня дальше, так что оглядеться я успела только сейчас. Мы стояли около минуты, но мне хватило за глаза. Низенькие дома, все одинаковые, похожи на заводские склады. Пять-шесть этажей - максимум. Откуда-то из-за города столпом валит черный дым, заволакивая небо над крышами и едва их не касаясь. Напоминало промышленный пейзаж пригорода Парижа, но в голове моей никак не укладывались три вещи. Во-первых, я не понимала, куда делись высотные дома Нью-Йорка, небоскребы Манхэттэна и набережная Гарлема. Во-вторых, какого дьявола люди здесь напоминают инкубатор для слабоумных на прогулке. И третье, но от этого не менее значимое - кому понадобилось меня привязывать к кровати, приводить в порядок мои раны, а также кому и для чего взбрело в голову меня вытащить. - Представиться не надумала? - поинтересовался Джет, который в эту минуту проверял, на месте ли нож и пистолет. - Лили-Энн, - я протянула руку для приветствия, совершенно автоматически, не думая, что сейчас это более, чем не в кассу. - Лили, - решительно отрезал Джет, мягко пожав мою руку. В следующую секунду он снова крепко ее схватил и потащил меня за собой на противоположную сторону улицы. Что-то в очертаниях городского пейзажа не нравилось мне. Вроде бы, такой район вполне может существовать. Скажем, я усилием воли заставлю себя перестать думать, что мы в Нью-Йорке, тем более, что это действительно не он. У Тайных много врагов, так что попасть в плен я могла даже к тем же Громовержцам, хоть они и не были замечены за практикой привязывания к кровати в обнаженном виде. Впрочем, мало ли, что этим ненормальным придет в голову? Они же поголовно маньяки и бывшие - или действующие? - преступники. Но я никак не могла найти объяснения этим... Людям. Бледные лица с одинаковыми выражениями, словно они марионетки, манекены, а не живые существа. Ни блеска в глазах, ни естественных движений, ни жизни, ни намека на разумность и способность что-либо соображать. Идут медленно, покачиваясь, словно бы бесцельно. Просто шатаются по городу. Их немного, но вполне достаточно, чтобы вселить ужас. - Давай, давай, не спотыкайся, в Лагерь нужно попасть до следующего патруля. У нас минут двадцать от силы, быстрее! Мы снова остановились в каком-то переулке. Джет присел на корточки за мусорным баком, я сделала то же самое. - Какой еще лагерь, какой патруль, о чем ты? Пожалуй, это был тот минимум вопросов, который я смогла отфильтровать от готовой вырваться потоком слов массы непонятого. - Лагерь повстанцев, я один из них, - Джет пожал плечами и сунул мне пистолет. Как я поняла, у него их было два. - Увидишь патруль... Парней в серой форме - стреляй. - Тут все в серой форме, - отозвалась я, крепко сжав оружие. - Эти в мешках, а патруль - в форме, с оружием и начнет орать и палить из пушек, когда нас увидит, не ошибешься, - пояснил Джет. Достойное объяснение, я понимающе кивнула. - И стреляй, не задумывайся, ты не у себя дома. Здесь другие порядки. - Вот-вот, - моментально подхватила я, уцепившись за последние две фразы. - Может расскажешь, где я и как? - После взрыва на фармацевтической фабрике... - А про это ты откуда знаешь?! - Заткнись и слушай, - грубо перебил меня повстанец. - Идем, тихо... - Мы направились куда-то вглубь дворов, через пол квартала, как я прикинула, подошли к лестнице на крышу, начиналась она существенно выше того места, до которого я могла допрыгнуть. Я засунула пистолет за пояс штанов и развела руками, мол, как знаешь, так и поступай. Джет сцепил руки в замок и присел, чтобы подсадить меня. Я оперлась одной ногой на его руки, второй оттолкнулась от земли, он поднялся. Ухватившись за третью снизу ступеньку, я без особенного труда взобралась на крышу, хотя каждый раз, хватаясь за очередную перекладину, чувствовала, как боль пронзает плечо. Повстанец залез наверх вслед за мной. Первое, что он сделал, спрыгнув с карниза на крышу, пригнул мою голову вниз своей рукой, заставив присесть и наклониться. - Дальше идем почти ползком, спустимся через пару кварталов. Прыгать, надеюсь, умеешь, подстрахую, если что. Идет? Ага? Отлично. Я кивнула пару раз, Джет развернулся и пригнувшись, крадучись, но практически бегом направился, видимо, к Лагерю, поманив меня за собой. - Ты после взрыва умудрилась разрушить для себя Грань между своим миром и этим, перешла сюда. Немногим удавалось раньше, но сейчас вас все больше сюда приходит, мутантов, в смысле. Я вытащил тебя из одной из их лабораторий, в Лагере тебя осмотрят, надеюсь, они не успели тебя ничем накачать. - Ты с ума рехнулся? Что несешь, какая еще Грань? Джет перепрыгнул с карниза одной крыши на соседнюю. У меня же от взгляда вниз голова закружилась вдвое сильнее. - Я говорю, как есть, смирись. Они ставят опыты над мутантами, сумевшими перейти Грань, повстанцы стараются вас вытаскивать, но не всегда получается, - еще раз объяснил Джет, протягивая мне руку с соседней крыши. - Пожалуйста, не делай мою сегодняшнюю работу напрасной, не дай нам попасться. В зеленых глазах моего спасителя, недавно выражавших лишь искреннее раздражение, сейчас были беспокойство и едва ли не забота. Никогда не любила блондинов, но этот внушал все больше доверия. Я оттолкнулась от карниза крыши и прыгнула, приземлилась точно в объятия Джета. - Спасибо, - тихо произнесла я, однако, времени на любезности явно не было. Мы сразу же снова пригнулись и побежали по крыше, держась ближе к середине, чтобы с улицы нас не было видно. Таким же способом мы перепрыгнули еще несколько раз, я быстро сбилась со счета. Так или иначе, мы довольно быстро двигались вперед, Джет все так же ловил меня на каждом прыдке, хотя я чувствовала себя уже немного увереннее. - Джет! - я окликнула повстанца и продолжила, когда услышала вопросительное "ммм", останавливаться или хотя бы поворачивать голову он нужным не счел. - А эти... люди? Как же безвкусно сейчас прозвучало это слово. И какими безжизненными, бесцветными были их лица, какими пустыми были их глаза... Это совершенно бестолковое неразумное выражение во взгляде того мужчины, которого я задела... Так не ведут себя ни под какой дурью, ни под каким алкоголем, я не представляю, как им мозги вышибли. Джет на секунду остановился. Повернулся ко мне и мрачно покачал головой, мол, не спрашивай. Я кивнула. Не уверена, что мне нужно было это знать, слишком паршиво от всего навалившегося. Слишком мне здесь не нравится, слишком мне противно все здесь сущее, от дурацкой мелкой гальки на крышах, до черного, как смоль, дыма, закрывающего облака над городом.

Game Master: Бонусы: + 20 - за скорость + 10 - за грамотность + 100 - за интересный пост Итого: 130 бонусов ) Задание: Вы с Джетом, наконец, выбираетесь из города. Милые глазу ново-английские пейзажи здесь испорчены ужасной вонью, туманом расползающейся от небольшой реки, вдоль которой вы вынуждены двигаться. Ваш проводник продолжает рассказывать вам о постапокалиптическом правлении на этой Земле. О том, что власть зомбирует население с рождения, и лишь немногим удается спастись. А что до мутантов попадающих с нашей стороны, то благодаря ним повстанцы рассчитывают приобрести себе союзников.. Вам, Лили, кажется, самое время задуматься, а не из огня да в полымя вы попали, мм? Меж тем вы достигаете леса, здесь уже можно не бежать, и спустя еще несколько километров перед вами открывается лагерь - хижины, землянки, шалаши... и люди, множество людей, среди которых вы замечаете несколько явных мутантов (тут тоже на ваш выбор кого именно). В честь вас устраивают праздник, но когда наступает ночь, вы решаете навестить своих соплеменников.

Dynamite: Мы спустились, как и обещал Джет, через пару кварталов, а через двадцать минут перебежек уже подошли к городской стене. Они была этажей в десять высотой, я удивилась, что не видела ее раньше, хотя мы шли по крышам. Однако, подняв голову, я поняла, что за слоем дыма и копоти едва различаю, где она там заканчивается. Я не успела спросить, как мы будем перебираться, из рюкзака Джета, который казался мне теперь бездонным, были изъяты недавний трос и странного вида пистолет. Крюк-"клешню" от троса повстанец зарядил в пистолет и выстрелил вверх, почти не целясь. Видать, не в первой такое проделывать. - Круто, - оценила я, услышав характерный скрежет металла по камню. Джет дернул трос, проверив надежность. - Залезть сможешь? - спросил он. Я пожала плечами и подошла к веревке. Как будто у меня были варианты. - Можно подняться и проще, но на подготовку конструкции времени убьем много. - А стену взорвать можно? - поинтересовалась я, наклонив голову к плечу и вопросительно приподняв одну бровь. - Чего? - не понял мой провожатый. Я развела руками. Что же тут непонятного? - Сирены, сигнализация, есть что-нибудь? - спросила я, решив, что так будет быстрее и понятнее. Джет отрицательно покачал головой, чего мне и требовалось. Я отошла на пару шагов назад от стены, тронув Джета за плечо, чтобы он отошел ко мне за спину. Когда он сделал это, я сосредоточенно оглядела стену. Думаю, где-то метр от земли - самое оно будет. Я сжала руки в кулаки, держа их перед собой, затем резко разжала, направив ладони на стену. Грохот, пыль, дым и крошево. Через полминуты пыль немного улеглась, это был главный плюс моих взрывов. По телу прошла приятная дрожь. Применение способностей при ослабшем организме отдалось резкой болью в голове и раненой руке, но оно того стоило. Я со слабой улыбкой на побледневшем лице повернулась к Джету. Правой рукой по привычке не то пригладила, не то наоборот взъерошила рыжие волосы, а затем обе руки запустила в карманы штанов. - Ого, - только и сказал блондин. Кажется, мы оба впервые с момента встречи улыбнулись. Я отметила, что улыбается Джет приятно, но крайне напряженно и как-то... Неумело, что ли. Живется им тут, кажется, несладко. Не до улыбок им. - Хорошо, что я тебя вытащил, - усмехнулся он, покачав головой. Забрав страховочный трос, мы вылезли через получившийся пролом в стене - метр на полтора, примерно, я старалась, чтобы мы могли свободно пролезть. Мы вышли на старую дорогу, упиравшуюся в стену города. Вдалеке был виден лес, казавшийся отсюда чем-то вроде оазиса среди постапокалиптического пейзажа города. - Мы что, в параллельной реальности? - поинтересовалась я, пока мы быстрым шагом, переходящим иногда в бег, направлялись вдоль старой дороги к лесу. - Где-то ведь есть старый Нью-Йорк, моя квартира на Манхэттане, пиво в холодильнике... Джет пожал плечами, делая мне попутно знак держаться ближе к нему, чтобы не отставала. Я поежилась. За пределами города, когда мы бежали уже не так напряженно, стало прохладнее. Джет, увидев это, снял на ходу рюкзак и куртку, рюкзак закинул обратно за спину, а кожаную куртку вручил мне. - Мы пока не понимаем, как можно перебраться на обратную сторону, но в общих чертах ты права, - кивнул он. - Они ставят эксперименты, зомбируют людей с детства, немногие противники системы, умудрившиеся сбежать, живут в Лагере. - Как вас до сих пор не нашли? И зачем им и вам мутанты? - я поморщилась, произнося это слово, оно всегда немного резало слух. Мы, тем временем, довольно быстро приближались к лесу. Между репликами были довольно большие фразы, говорить, не сбивая дыхание, пока мы почти бежали, было тяжело. К тому же, чем ближе к лесу, тем больше Джету приходилось меня поддерживать, позволяя опираться на свою руку. Я чаще спотыкалась, взрыв был вроде незначительным, но у меня не было достаточно сил даже на него. - Мутанты для них - оружие против нас, - пояснил Джет. - Не знаю, как проще объяснить всю херню, которая тут творится, правда, не знаю. Знаю одно. Без повстанцев мутантов накачают какой-то химической дрянью и превратят в оружие массового уничтожения, которое направят против нас. Я кивнула, прикидывая, что выиграла немногое. Пожалуй, приятную компанию симпатичного зеленоглазого блондина, одежду и отсутствие ремней. По сути, я попала из одного лагеря в другой. А между лагерями война, в которой мне отвели роль оружия, оставив сомнительный выбор - на чьей стороне сражаться. Я крепче ухватилась за руку Джета. Он поддерживал меня, обнимая левой рукой за плечи. - Нас не нашли, потому, что первые повстанцы выбрали для лагеря пещеры, о которых знает только местное население. Лагерь быстро разросся и был бы заметен, но нам повезло, одним из первых, кто попал к нам из твоего мира, оказался довольно сильный маг. Она до сих пор с нами, каким-то чудом поддерживает систему защитных заклинаний, не позволяющих им найти нас. - Кому - им? - слабо поинтересовалась я. Мы уже минут десять шли по странной паутине лесных тропинок, я уже и не надеялась понять, как и куда мы идем, просто шла, куда меня вел повстанец, резонно полагая, что вариантов у меня все равно нет. - Сэм, впусти нас! Мы подошли к какому-то нагромождению скал и камней, наверху показалась голова молодого парнишки с длинными каштановыми волосами и совершенно детским взглядом. - Привет, Джет. Новенькая? - не дожидаясь ответа, Сэм скрылся в камнях, а через мгновение появился прямо перед нами прямо из скалы. - Идем! Вас уже ждут. Никто и не сомневался, что у тебя все получится, Джет. - Обошлось малой кровью, - хмыкнул мой спаситель, пропуская меня вперед. Мы прошли в небольшую расщелину в скале, где даже мне пришлось нагнуться, парни так почти вдвое сложились. Через пару минут блуждания по туннелям в кромешной темноте, где единственным направляющим был идущий за мной Джет, держащий руку на моем плече, подсказывая, куда шагать, мы вышли на свет. Сэм тут же покинул нас, вернувшись, видимо, на свой пост. Я с минуту бестолково моргала, привыкая к свету, который играл сперва радужными кругами с моим зрением. - Им - правителям нынешнего мира, имен мы не знаем. Знаем, что их диктатуру надо свергнуть, - ответил наконец Джет. - Добро пожаловать в Лагерь повстанцев. Вечером будет праздник. В наших рядах давно не было пополнения, все надеются на твою помощь. Понимаю, это как снег на голову, но многого не потребуется, лишь сотрудничество. Идем вниз, познакомлю с нашими. Мы стояли на скале, внизу раскинулась небольшая долина, в которой расположились деревушка, небольшая овощная плантация и даже маленькая водяная мельница. Деревянные домики, хижины, сооружения, напоминающие землянки, после пейзажей города и до сих пор стоявших в памяти образов этих зомби-людей Лагерь казался таким живым и естественным, таким притягивающим. В долине все, кажется, текло своим чередом, люди были заняты своими делами, кто-то разговаривал, кто-то работал, в центре жгли костер. Вечерело, скоро должно было совсем стемнеть. Мы спустились вниз. Нам улыбались все, кто встречался на пути, а направлялись мы, судя по всему, в центр, к костру. Вокруг него сидело сейчас человек десять. Две-три компании чуть поодаль. Прямо возле огня сидела девушка в темно-синей накидке с прямыми светлыми волосами до талии, задумчиво смотрела на языки пламени и не реагировала ни на что вокруг. На первый взгляд она выглядела совсем юной, однако, приглядевшись, я решила, что ей чуть больше тридцати. Быть может, тот самый сильный маг, оградивший лагерь заклинаниями. Выглядит, во всяком случае, фэнтэзийно. Чуть поодаль, за костром, девушка чуть младше меня развлекала какую-то детвору от пяти до шестнадцати лет, виртуозно жонглируя какими-то сверкающими искрящимися сгустками света и энергии. Я усмехнулась, отметив про себя, что стоит к ней наведаться чуть позже, разузнать, что к чему здесь, в Лагере. До вечера я коротала время, знакомясь со всеми, кому было не лень дойти до костра, где мы сели вместе с Джетом. Я ничего нового за это время не узнала, кроме нескольких десятков имен и радостных возгласов. Волшебница подошла одной из первых, принесла какое-то странного вида варево. Минут тридцать ушло у Джета на уговаривание меня его выпить, однако, сил после него действительно прибавилось. Когда совсем стемнело, вокруг костра началось веселье, напоминающее какой-то языческий праздник, только с выпивкой и в современной - более или менее - одежде, ума не приложу, где они это берут. Воспользовавшись суматохой, я отошла от своего проводника по этому странному миру, от которого до этого и шагу не делала, чтобы найти ту девушку, жонглировавшую энергетическими зарядами. Я увидела ее неподалеку от скал, через которые мы пришли в лагерь. Она сидела на скале с кем-то еще, я не разглядела точно, но все же направилась в их сторону, надеясь узнать хоть что-нибудь, кроме того, что уже выпытала из Джета.

Game Master: Бонусы: + 20 - за скорость + 10 - за грамотность + 50 - за умелое использование способностей (долой ненужные преграды!) Итого: 130 бонусов ) Задание:Разговор с девушкой у вас выходит престранный. Дело в том, что она даже не скрывает того, что повстанцы в буквальном смысле крадут у правительства тех, случайно попавших в этот мир мутантов, и что они действительно собираются использовать их в своих целях, а именно - свержения диктатуры на планете. Политика невмешательства здесь не срабатывает, или ты помогаешь несчастным повстанцам, или.. девушка описывает вам несколько случаев, в результате которых, некоторые из одаренных попавших в этот Лагерь ранее, внезапно куда-то исчезали.. Собственно, ваша новая знакомая даже рада быть здесь, ибо именно тут она чувствует себя так высоко оцененной, так ярко востребованной.. Во время вашей беседы к вам незаметно присоединяется Джет. Он ласково обнимает вас и его красивые зеленые глаза, так многообещающе блестят под светом звезд... Пожалуйста, ваши мысли, реакция, отношение к происходящему, ведь Лили определенно придется выбирать...

Dynamite: - Ладно, завтра еще обсудим, иди веселись, - девушка, к которой я направлялась распрощалась со своим собеседником. Им оказался Сэм, который помахал мне рукой, весело улыбаясь, и в несколько прыжков спустился с камней вниз, спеша к костру. Я помахала в ответ. - Привет, ты Лили? - девушка обратилась ко мне. Я хотела было исправить ее, в конце-концов, так меня никто и никогда не называл, обычно либо полным именем, либо по прозвищу, либо сокращенным Лу. С другой стороны, в этом мире все не так. Пусть и имя мое звучит непривычно. Я кивнула. - А я Рита. Садись, чего встала-то? Девушка говорила так легко, непринужденно, словно бы я давно была своей. Я чувствовала себя очень неуютно в этом месте, хотя оно и казалось таким надежным, защищенным. Неуютно, но точно в безопасности, как бы парадоксально это не звучало. - Много вопросов, да? - понимающе поинтересовалась Рита, верно расшифровав мою задумчивость и неуместное спокойствие во взгляде. - Понимаю, я сама сюда полгода назад попала, сначала тоже боялась, не понимала. - И что потом изменилось? - я подала голос впервые с того момента, как поднялась сюда. Мы сидели на одном из скалистых выступов "стены" долины. Рита свесила ноги вниз и отклонилась назад, опираясь на согнутые в локтях руки. Она беззаботно болтала ногами, смотрела на звезды и искренне безмятежно улыбалась. У нее были приятные, хоть немного детские черты лица, ей, пожалуй, лет семнадцать-восемнадцать, не больше. Пшенично-желтые волосы коротко острижены. Сама девушка чуть выше меня, одета в черные штаны вроде моих и защитного цвета футболку. Мне за вечер подобрали одежду по размеру, темно-синие джинсы, серые кроссовки и футболка. Джет поделился толстовкой, когда к вечеру стало прохладнее. - Ну, знаешь, приятно чувствовать себя... Нужной, - глаза Риты при этих словах радостно заблестели. - Я ведь правда нужна им, они рассчитывают на мою помощь, надеются, прислушиваются к тому, что я говорю. Я нужна им. И ты, между прочим, тоже. Мы даем надежду этим людям, понимаешь? Я кивнула. Да, я понимала. Понимала, что у девушки были трудности со сверстниками в нашем мире, возможно, неблагополучно в семье сложилось, а может быть из-за своих способностей она стала объектом насмешек. Здесь же она получила шанс реализовать себя, потому и рада. Вряд ли она действительно задумывается, за что она сражается. - Они правда спасают мутантов, чтобы мы помогли свергнуть нынешнюю диктатуру? - спросила я, свешивая с края скалы одну ногу, вторую же согнула в колене и обхватила руками, сцепив пальцы в замок. - Ну да, - Рита пожала плечами и кивнула. - Они спасают нас, чтобы мы помогли им, взаимовыгодное сотрудничество. Я удивленно вскинула брови, хотя Рита вряд ли это увидела, поглощенная созерцанием звезд. Сейчас приступы паники и страха уже сошли на нет, силы восстанавливались, чудодейственное варево местной волшебницы помогало. Теперь я наконец попыталась сложить воедино всю информацию, полученную за сегодняшний день. Значит, есть какие-то неведомые диктаторы, которые зомбируют население. Те, кому чудом удалось спастись в самом начале этого кошмара, живут здесь, в Лагере. Если по всему земному шару один режим, то Лагерей таких должно быть довольно много. В лагере живут повстанцы, которые каким-то образом отслеживают разрывы в структуре некой Грани между мирами, а потом пытаются вытащить попавших в этот мутантов из лап правительства. Наверное, вся разница в том, что там мутанты будут одеты в серый комбинезон и в голову им вобьют, что нужно убивать все, что движется. А здесь тебе приставят нож между лопаток и скажут, кого убивать, согрев прежде у костра. Очаровательная альтернатива, надо сказать. Я бы, конечно, выбрала второе, если бы мне не было наплевать, что здесь происходит. Я хочу домой. Хочу в штаб Тайных, где всегда есть друзья, где есть Роудс и Уолли, которые всегда поймут, утешат и защитят, если это потребуется. А здесь мне решительно не нравится. - Зачем мы им, как они хотят использовать наши силы? И... можно ли... Отказаться? - осторожно спросила я. Я беспокоилась, как и обычно, за свою шкуру, а не за жизни пары сотен повстанцев, которых впервые сегодня увидела. - Отказаться? - переспросила Рита, поднявшись из полулежачего положения и наклонившись, чтобы заглянуть мне в глаза. Я повернулась к ней. В прозрачных голубых глазах девушки я увидела искреннее недоумение. - Мы ведь нужны им. Нет, были конечно, кто отказывался... - Что значит, были? - мгновенно среагировала я. Рита покачала головой. - Я не знаю, где они, если честно, - несколько смущенно сказала она. - Черт возьми, - прошептала я в сторону, нервно взъерошив рыжие волосы. Теперь все еще яснее. Либо я работаю на них, либо меня убивают. В общем, есть вероятность, что лучше было бы остаться там, в городе. Меня накачали бы наркотой я не понимала бы, что я творю. А здесь помимо войны с диктаторами меня ожидает жесточайшая внутренняя борьба. Хреново, что тут еще можно сказать. - А диктаторы - кто они? - задала я еще один вопрос. - Как этот мир скатился до такого? - Взрывы, апокалипсис, какой-то псих, силой оружия захвативший власть, некоторые говорят, что он тоже мутант, - моментально отозвалась Рита, выпрямившись и снова начав болтать ногами. Говорила она на удивление радостно, словно бы ее это все забавляло. - Он двинутый абсолютно, если он там, конечно, один. Если нет, то все они долбанутые. Хотят весь мир под одну планку подогнать, что это был такой большой слаженный механизм, как часы. Люди для этого не должны уметь соображать, вот их и зомбируют. Очаровательно. Я погрузилась в собственные мысли и переживания, не зная, как поступить. Мне не хотелось участвовать в этом всем, но вернуться я не могла, а без повстанцев я, скорее всего, не выжила бы. От мыслей меня оторвало нежное прикосновение - я вздрогнула и обернулась. К нам подсел Джет, я даже не слышала, как он подошел. Он сел рядом со мной, ласково обнимая за талию и мягко, приятно улыбаясь. Все также неумело и напряженно, но вполне искренне. Я с некоторым усилием ответила ему улыбкой и подвинулась чуть ближе к нему. Не знаю, быть может, потому что он меня спас, а может от чего-то другого, но его близость успокаивала. Я подняла голову, чтобы увидеть его лицо. Темно-зеленые глаза его были устремлены к небу, он смотрел на звезды, которые, отражаясь в его взгляде, придавали ему совершенно неземную притягательность. Я изо всех сил попыталась убедить себя, что не стоит торопить события, сегодня утром я убила бы его, будь у меня силы на взрыв в тот момент, когда он перерезал ремни. В какой-то мере я чувствовала свою зависимость от Джета, а стокгольмский синдром в перспективе не внушал мне позитивных надежд. - Лили, а что ты умеешь? - живо поинтересовалась Рита. - Она кусок стены сегодня подорвала, - "похвастался" за меня Джет, крепче, но от этого не менее осторожно и ласково обнимая меня. На восторженное "ух ты!" Риты я ответила усмешкой, мол, и не такое умею. - Смотрите, там костер скоро совсем потухнет, - я указала пальцем правой руки на один из костров, которые развели в разных частях лагеря помимо основного. - Voila! Легкого взмаха рукой было достаточно, чтобы уже почти тлеющий костер снова ярко вспыхнул, взвившись вверх столпом искр. В этот же момент я почему-то почувствовала, что только что подписалась на сотрудничество с повстанцами, согласилась быть их оружием, если не сказать, пушечным мясом. Стало неприятно и зябко, однако нежные объятия Джета придавали уверенности в себе и в своем выборе, хотя в глубине души я сомневалась, насколько можно ему верить.

Game Master: Бонусы: + 20 - за скорость + 10 - за грамотность + 50 - за сюжет + 50 - за мою задержку, приношу извинения ) Итого: 130 бонусов Задание:Вы несколько дней спокойно и мирно живете в Лагере. Джет приятен и обходителен (развитие ваших отношений оставляю полностью на ваш выбор - пылкие, страстные или, наоборот, дружеские, приятельские, тут как вам больше хочется). Немногочисленные дети шумны и веселы, как и во всех других мирах, вы помогаете Рите с ними управляться, пытаетесь научить их нашим играм , рассказываете какие-то сказки-истории... Но одной темной пасмурной ночью начинается массовый обстрел лагеря. В панике, дыме и огне вы сражаетесь как можете, но ровно до тех пор, пока ваш небольшой оазис в лесу не накрывает волной удушливого газа...

Dynamite: Проснувшись, я пару минут не открывала глаза. Затем привычным движение убрала с лица волосы, приоткрыла один глаз и убедилась в худших своих подозрениях - еще темно. Я опять проснулась в районе пяти-шести утра, как и три ночи до этого. Четвертое мое утро в Лагере. Решив, что лежать на левом боку мне уже неудобно из-за ноющей от боли не зажившей еще руки, я перевернулась под покрывалом и крепче прижалась к мирно спавшему Джету, положив голову к нему на плечо. Он, толком и не просыпаясь, слабо улыбнулся и крепче прижал меня к себе, обняв за талию. Мы оба крепко спали уже через пару минут. Признаться честно, меня ничуть не напрягало, что наши отношения развиваются с такой потрясающей скоростью. Меня все так же не прельщала перспектива работать пушечным мясом повстанцев, но идти мне больше было некуда, а здесь оказали такой радушный прием. Большинство повстанцев правда искренне были мне рады. Джет в свободное от беготни по крышам города время оказался на удивление нежным и заботливым, искренне за меня переживал. Как-то так вышло, что первые две ночи я спала у него, а потом уже с ним. Вот так стремительно и быстро. Ничего серьезного и быть не могло через три дня знакомства, но меня все устраивало. Его, в общем, тоже. В первую ночь, когда я раздевалась перед сном, я чуть не попросила его отвернуться, но быстро передумала. Чего он там не видел, учитывая, что я была абсолютно обнаженной, когда он меня вытаскивал из города? К тому же, нравится - пусть смотрит, мне не жалко, тела своего не стесняюсь. Ну, а если не нравится, я не единственный объект во всем доме, на котором можно сосредоточить внимание. Я легко ладила с повстанцами, уже на второй день меня воспринимали, как свою. Лагерная рутина меня не коснулась, я помогала Рите заниматься с детьми. Их на весь лагерь было человек пятнадцать, не считая нескольких младенцев, которые были пока что полностью на попечении матерей. Те, кто постарше, носились весь день по лагерю, чтобы ничего не натворили, Рита пыталась их занять и развлечь. Я довольно быстро выяснила, что у детство у них несчастное. Ни тебе казаков-разбойников, ни вышибал, ни сказок толковых. Решив пройтись по классике французской литературы, я три вечера подряд рассказывала сказки Шарля Перро и травила байки о древних кельтских и скандинавских богах, вспоминая одни из последних лекций в институте. Нам рассказывали о влиянии языческой мифологии на искусство, а я рассказывала детям сами мифы. Я не особенно напрягалась, просто говорила, что помню, но уже к концу первой сказки у костра собралось значительно больше народу, чем мы с Ритой да пятнадцать ребятишек. Меня разбудил нежный, едва уловимый поцелуй в губы. Я лежала на спине, Джет лежал рядом, опираясь на локоть и смотрел на меня, прищурив темно-зеленые глаза. Светлые волосы длиной почти до плеч растрепались. - Доброе утро, - пробормотала я, довольно улыбаясь и щурясь от света, проникавшего в домик через окно. Тихонько рассмеявшись, я отвернулась от повстанца и натянула покрывало на голову, свернувшись калачиком, однако, поспать еще хотя бы полчаса мне было не суждено. Джет поднялся с постели и сгреб в охапку меня вместе с одеялом. Затем как-то странно дернул его, так что я оказалась у него на руках, а одеяло было выкинуто обратно на постель. - Ах вот как, да, - наигранно возмутилась я, состроив обиженное лицо, чем вызвала искренний смех блондина, который сама же и подхватила. Мы оделись, чуть не подрались подушкой, затем, успокоившись, вышли на улицу. Домик, в котором расположился Джет, напоминал деревянную альтернативу трейлеру, только без колес. И жить в нем можно было только одному или парой, как мы. Кровать, во всяком случае, помещалась только одна. Так же жило подавляющее большинство повстанцев. - Лили, Джет, доброе утро! - услышала я голос Риты. Она, судя по сонному зевку, тоже недавно проснулась, но ее уже окружила немногочисленная Лагерная детвора. Я улыбнулась и помахала ей рукой, Джет кивком ответил на ее приветствие. - Мне пора, вернусь к полудню, - Джет обнял меня за плечи, притянув к себе. Я запрокинула голову, почувствовала нежное прикосновение его пальцев к своей щеке. Поцеловав меня, Джет поспешил к собиравшемуся в центре Лагеря патрульному отряду, который должен был проверить границу, укрепления и надежность защитных заклинаний и рун. Вместе с патрулем шла и наша волшебница, Эмили. - До встречи, - я проводила Джета взглядом, мягко улыбаясь. Затем внимание мое было обращено на происходящее на полянке в паре десятков метров от меня. - Рита, в вышибалы умеешь? - Шутишь? Разумеется! - почти обиженно отозвалась девушка. Вчера вечером я спрашивала, откуда она, знакомым казался ее акцент. Выяснилось, что из Онтарио, Канада. Ей правда всего семнадцать лет, она едва школу закончила, а потом случайно взорвала компьютерный кабинет, очнулась где-то в лесу неподалеку от лагеря. - Даже мяч организую, - похвасталась она, подкидывая на ладони образовавшийся энергетический шар. - А не опасно? - с сомнением спросила я. Детей травмировать хотелось бы меньше всего, хватает разодранных коленок. - Нет, конечно, если заденет, то разобьется, только щекотно будет. А так, лови, - она кинула мне искрящийся бледно-желтыми и светлыми сиреневыми искрами шар чуть меньше баскетбольного мяча. Я поймала. - Со свечками можно играть, - подмигнула мне Рита. - Эй, бандиты! - я громко окликнула малолетних разбойников, носившихся вокруг нас, играя в догонялки. - А ну, в центр поляны! Кого заденем мы с Ритой - выбывает, становится в сторонку. Поймал шар - дополнительная жизнь, свечка. Можно выпустить на поле "убитых", используя их. Радостный визг оповестил нас о том, что идея пришлась по душе и встречена с настоящим восторгом. Я помедлила пару мгновений, проводив взглядом патрульный отряд, скрывшийся в скалах, где этим утром снова дежурил Сэм, а затем начала игру. Джет вернулся, как и обещал, к полудню, когда дети мучили меня и Риту, прося что-нибудь взорвать, мы сопротивлялись, как могли, ограничиваясь лишь поджиганием ее энергетических шаров с помощью моих сил, в сочетании огонь и электричество разлетались небольшими фейерверками. Джет, видя, что нас вот-вот растерзают, рассмеялся и сделал вид, что он тут просто мимо проходил. - Ну, девчонки, это ваши проблемы, - посмеиваясь, он развел руками и поспешил по каким-то срочным делам, чтобы не пасть жертвой детского разбоя. Во второй половине дня нас с Ритой сменила компания из троих мутантов, с которыми я успела познакомиться вчера. Они попали сюда на пару месяцев раньше, чем Рита, все вместе. Один из них обладал даром левитации, но потерял сознание, пролетая над Темзой, навернулись все трое с высоты Биг Бена. Очнулись в разных частях города, неделю их искали, в итоге в разницей в пару дней привели сюда. Трое парней лет двадцати пяти-двадцати семи. Приняв эстафету, она организовали игру не то в чехарду, не то во что-то подобное. Я распрощалась с Ритой до вечера и отправилась составить компанию Синди, одной из повстанцев, вдвоем мы обещали сменить Сэма на его смотровой площадке у входа в Лагерь. Каким бы странным это все не казалось, но я уже чувствовала себя непринужденно, как дома. Несмотря на некоторые недомолвки, повстанческий Лагерь располагал остаться и помочь в борьбе. У выхода со смотровой площадки, где мы большую часть дежурства болтали с Синди, меня встретил Джет. Я чувствовала себя вымотавшейся за весь день, как будто пробежала кросс километров в пятьдесят. Поэтому, миновав вечерние посиделки у костра, мы направились домой, где рухнули на постель, едва скинув обувь и верхнюю одежду. - Что думаешь? - спросил вдруг Джет. Он лежал на спине, согнув одну ногу в колене, обнимал меня. Я фактически лежала на нем, положив голову ему на грудь, так что слышала ровное биение его сердца. - В смысле? - не поняла я вопроса. - В прямом, что думаешь о Лагере, о повстанцах, - Джет пожал плечами. - Рита ведь многое тебе рассказала. Мне интересно, как ты ко всему этому относишься. - Я... - Я запнулась. Оказалось, не так просто облачить размытые мысли в конкретные слова, которые Джет понял бы. Он задумчиво смотрел в потолок, обнимая меня одной рукой и перебирая мои волосы другой. - Я не знаю, - тихонько усмехнувшись собственной нерешительности, я попыталась все же собраться и сказать что-нибудь толковое. - Мне немного страшно. И не очень хочется сражаться за то, о чем я ничего не знаю. Но в Лагере такая идиллия, все, кажется, счастливы, не считая вынужденной осторожности и готовности сражаться в любой момент. Это греет душу. И придает уверенности в том, что я должна быть с вами, что это правильно. Джет улыбнулся. Приподнявшись, от поцеловал меня в лоб с какой-то почти отеческой заботой. Я закрыла глаза. К вечеру сквозь кроны деревьев над лагерем было видно уже не ясное небо, а тяжелые грозовые тучи, которые сейчас наконец пролились на лагерь дождем. Пока еще слабым, но обещавшим к середине ночи превратиться в настоящий ливень. Помнится, Эмили вечером рисовала какие-то руны и заклинания. Возможно, для защиты лагеря от воды. Громкий крик со смотровой "башни" заставил нас обоих подскочить от неожиданности. Мы переглянулись. Я испуганно, Джет - растерянно. - Что-то случилось? - тихо спросила я. Джет пожал плечами и покачал головой. Я кивнула, поняв, что он тоже не имеет ни малейшего представления. Крик повторился, но все такой же невнятный, заглушаемый дождевыми потоками. Мы быстро оделись и выскочили на улицу, держа друг друга за руку. Джет успел схватить пистолет. На всякий случай. - Что случилось? - крикнула я пробегавшему мимо парню, дежурившему сегодня ночью на входе в лагерь на пару с тем, кто продолжал что-то кричать сверху. - Нападение! - крикнул он в ответ. - Лагерь нашли! Мы переглянулись. А затем расцепили руки и побежали в разные стороны. Я к Рите, чтобы помочь ей увести детей в безопасное место, Джет - куда-то к центру лагеря. В паре десятков метров от меня на землю упал снаряд, взорвавшийся с такой силой, что меня отшвырнуло в сторону метров на пять. - Рита! Уводи детей! - крикнула я, увидев девушку неподалеку. Она испуганно озиралась, но все же кивнула и побежала претворять сказанное в жизнь. Поднявшись на ноги, я заставила себя успокоиться и поднять взгляд к небу. Почти сразу я увидела кружащие над Лагерем странного вида самолеты. Условно назвав их истребителями, я направила ладонь правой рук на один из них, водя рукой так, чтобы истребитель оставался под моим прицелом. Буквально через полминуты самолет взорвался, на лагерь посыпались обломки раскаленного металла. Моментально среагировав на это, я создала защитное поле вокруг пары человек, оказавшихся в опасной близости от падающих обломков. А затем продолжила свою личную охоту, прекрасно понимая, впрочем, что самолетов слишком много. В воздухе я заметила двоих мутантов, которые сменили вечером меня и Риту в развлечении детей. Один из них поднялся в воздух, крепко держа второго, который сбил один из самолетов куда-то далеко в лес сильнейшим порывом ветра. Увидев, что еще один истребитель подвергается атаке энергетических зарядов Риты, я окружила летающую парочку защитным полем, чтобы их не подстрелили, пока они наверху. Продержалась я, правда, недолго, потому что к Лагерю стремительно приближался очередной снаряд, который я взорвала в воздухе. Одновременно удерживать защиту и взрывать движущийся объект оказалось невозможным. Укорив себя за это, я мысленно пообещала себе больше тренироваться, если выживу. Оборона лагеря продолжалась мучительно долгие двадцать минут, повстанцы пытались при помощи оружия сбить истребители, сравнительно удачно, конечно, но нападавших было существенно больше, чем мы могли отбить. Маленький цветущий оазис Лагеря в считанные минуты превратился в дымящиеся руины. Я слишком поздно заметила, что в воздухе появился еще какой-то запах, помимо дождя, мокрой земли и дыма. Увидев, что Рита упала, потеряв сознание, я поняла, каким способом нападавшие решили обезвредить повстанцев - газ. Мое защитное поле от него не спасало. Я заставила еще один истребитель ярко вспыхнуть огнем, затем махнула рукой тем двоим, которые все еще оставались в воздухе, чтобы они не спускались вниз, однако это мгновение, на которое они отвлеклись, едва не стоило им жизни. Оба стремительно рухнули вниз, сумев задержаться лишь у самой земли, чтобы не разбиться, а приземлиться сравнительно мягко. Попытки найти взглядом Джета успехом не увенчались. Я побежала в сторону смотровой площадки на входе в лагерь, но очередной взрывной волной меня снова откинуло в сторону, едва на впечатав в дерево. Подняться я уже не смогла. Судорожно хватая воздух ртом, я надышалась удушливого газа, стелившегося по земле. Я закашлялась. В глазах помутнело, голова закружилась так, что я напрочь потеряла ориентацию в пространстве. В следующее мгновение шум стих, я провалилась в черноту.

Game Master: Бонусы: + 20 - за скорость + 10 - за грамотность + 100 - за интересный пост Итого: 130 бонусов ) Задание:вы вновь приходите в себя в какой-то больнице, хотя эта, конечно, не в пример лучше той, первой. Здесь обходительные медсестры и услужливые врачи, которые помогают вам справится с последствиями атаки в лесу, но они ничего не могут вам рассказать о том, что стало с повстанцами и Джетом, они этого просто не знают. Ваше здоровье сильно подорвано газовым отправлением и потому, вы просто физически не можете сейчас покинуть палату.. Спустя несколько дней переживаний, слез и отчаяния к вам приходит некий человек. Он скромно одет в темные свитер и брюки, но маленький золотой значок на груди и то, как держится он и люди вокруг него, явно указывают на его высокое положение. Он по-отечески справляется о вашем здоровье и, в свою очередь, представляется неким генералом Кирби: "Если хотите, вы можете называть меня Джоном, дорогая Лили". В несколько фраз он поясняет, что вас ввели в заблуждение - те люди с кем вы жили в Лагере, никакие не повстанцы, а просто преступники, и намерения их отнюдь не благи, похищая и используя в своих целях попавших в этот мир мутантов, они стремятся к одному - разрушить переход между Гранями. Пожалуйста, Лили, разговор с представителем другой стороны и ваше личное отношение к сложившейся ситуации )

Dynamite: - Мать вашу, как же голова болит, - пробормотала я, не открывая глаз. Первым, что я почувствовала, едва придя в сознание, была нестерпимая ноющая боль во всем теле, невероятная слабость и тошнота. В голове гудело так, словно бы внутри черепной коробки бил огромный набатный колокол. Я с огромным трудом подняла руку к голове и холодными пальцами дотронулась до закрытых век. Легче, впрочем, не стало. Где-то в районе затылка по ощущениям была дыра, в которую засыпали раскаленного угля. При этом я чувствовала, что мне жарко откуда-то изнутри, но пальцы рук ледяные. Так паршиво мне было только тогда, после фармакологической фабрики. И то, там хоть объяснение было. Во что бы то ни стало, надо открыть глаза, сесть и оглядеться, что понять, где я. И как сюда попала. В памяти смутно проплывали обрывки сражения с главарем террористов, надеюсь, эту скотину прибило насмерть. Потом, те ужасные улицы, я потеряла сознание, очнулась в каком-то странном помещении и связанная, потом повстанцы, какой-то другой, параллельный мир. Костер, нападение, газ. Все, вроде бы, встало на свои места, постепенно в памяти всплывали отдельные обрывки и фрагменты событий минувших дней, яркими картинками, но неоконченными и такими короткими, что эти секундные вспышки едва ли облегчали мое состояние. Они лишь перемешивались с сиюминутными ощущениями. Мягкая постель. Сколько, четыре, может быть, пять? Не больше, пожалуй. Скрежет, потрескивание ламп дневного света, холодных, наверняка. Через силу я все-таки открыла глаза и сразу же крепко зажмурила их, сдавленно застонав от усилившейся вдвое головной боли. Среди повстанцев были мутанты из моего мира, Рита, например. Казалось, что там, внутри, по набатному колоколу кто-то долбит кувалдой, от яркого света и белоснежного потолка это ощущение лишь усугубилось. Спас меня, кажется, блондинистый парень с потрясающими зелеными глазами. Довел до Лагеря, помог прижиться там. Джет. Повстанец, который меня спас и с которым я спала. И в ночь нападения - да, это была ночь, я точно помню, что шел дождь, начиналась сильная гроза, - я была с ним, мы расстались посреди Лагеря. Белый потолок. Стоп. Где я?.. Я осторожно, медленно открыла глаза. Сначала один, потом второй. Постепенно и с большим трудом привыкая к яркому свету, я попыталась принять сидячее положение. Соскользнула с моих плеч укрывавшая меня простыня. Я приложила ладонь правой руки ко лбу, опираясь при этом на левую, но едва удержалась, чтобы не рухнуть обратно на постель: дикая боль пронзила левую руку. Обнаружив на себе больничную длинную рубашку, я приподняла рукав, закрывавший левое плечо и доходивший до локтя. Взгляду моему предстали свежие швы, аккуратно наложенные взамен старых. Рана, видно, раскрылась, несмотря на нитки. Пришлось ремонтировать заново. Где Джет? Пожалуйста, дайте мне его сюда прямо сейчас, он меня обнимет, успокоит, все станет хорошо и правильно. Где я, черт вас побери, где? От попыток встать я отказалась, едва попыталась оглядеться. Комната пошла кругом вместе с моей головой. Едва соображая, я рухнула обратно на кровать и вскоре отключилась. Я не знаю, сколько времени прошло, я потеряла ему счет. Несколько раз я просыпалась, яркий свет слепил глаза, голова болела ничуть не меньше. Каждый следующий раз, когда я приходила в себя, рядом был кто-то в белом халате, что смутно давало мне понять, что я действительно в больнице. Голоса заботливо советовали лечь обратно и не напрягаться, потому что я слишком слаба. Кто-то поставил капельницу, кто-то снял швы на руке и забинтовал заживающую рану. В набатном гуле в моей голове стали появляться краткие передышки, в которые я соображала, что я жива, что я в больнице, что меня пытаются поставить на ноги. Проснувшись в очередной раз, я с усилием открыла глаза. Впервые мне в глаза не бил яркий белый свет. Не в силах подняться, я повернула голову, просто уронив ее на подушку, чтобы заодно посмотреть, где я. Помещение, кажется, другое. Здесь есть окно, хоть я и не вижу, что за ним из-за занавесок и, вероятно, темноты. Мягкий полумрак заполнял сейчас палату, рискну предположить, что на улице ночь, а в комнате выключен свет. Здесь, кажется, только я, но радует меня в этой ситуации исключительно две вещи: на мне есть белье и рубашка, и я не связана. В палату вошла медсестра, я повернула к ней голову. - Где я? Что с Джетом и другими повстанцами? - резко спросила я и сразу же закашлялась. Слишком долго голосовые связки не были в действии, теперь слова давались с трудом, а в горле пересохло. Молодая девушка испуганно всплеснула руками и подала мне стакан воды, помогая при этом приподняться и сделать пару глотков. Я легла обратно и зажмурилась. - Еще раз спрашиваю, - уже яснее и четче произнесла я, открыв глаза и встретившись взглядом с медсестрой. - Где повстанцы. Где Джет. И где, черт вас всех побери, я. Девушка покачала головой, растерянно глядя на меня большими прозрачными глазами. - Мы ничего не знаем, Вы ведь уже спрашивали, мы все сказали, - пробормотала девушка,явно пугаясь меня. - Когда? Сколько дней? Где я, мать твою? - стиснув зубы прошептала я, чтобы не закричать на девчонку. - Вы в больнице, Вас только сегодня выписали из реанимации, - пролепетала медсестра в ответ, на всякий случай отходя на шаг от моей постели. Я сжала руки в кулаки, смяв простыни. - Вы приходили в себя, но были в бреду. Вас привезли шесть дней назад, мы ничего не знаем о повстанцах и вашем друге. Из моей груди непроизвольно вырвался практически звериный вой. Негромкий, но достаточно надрывный, чтобы девушка, вскрикнув, убежала из палаты. Шесть дней в реанимации, я все еще здесь, в этом чертовом мире дыма и копоти. Неизвестно, где Джет, Рита, Сэм и все остальные. Ничего неизвестно. А у меня не хватит сил даже на то, чтобы самостоятельно сесть, не то что на взрыв и побег. В палату вошел мужчина лет тридцати, за ним семенила та самая девчонка. Я с трудом сдерживала крики и рыдания, чувствовать себя настолько беспомощной, быть в таком гнетущем неведении - я не знала, что могло быть еще хуже. - Здравствуйте, Лили, - произнес мужчина, взяв меня за руку и нащупав пульс. Мое завывание отняло последние силы, я не могла даже руку отнять. - Как Вы чувствуете себя? - Лили-Энн, - слабым голосом исправила я. - Простите, что? - не расслышал врач. Приятно выглядящий, аккуратно и со вкусом одетый, не считая белого халата, в очках в тонкой оправе. - Меня зовут Лили-Энн, - повторила я еще тише и слабее, но от этого не менее резко и твердо. - И никак иначе. Утро не задалось. На свет я реагировала все так же болезненно, хотя лампы не были включены. Но света из окна мне хватало. Неприятного, бело-серого, но режущего глаза. Первое, что я сделала, когда обнаружила себя в том же положении, что и прошлой ночью, поменяла позу. Осторожно вытянула из правой руки иглу капельницы, которая доставляла только неудобства, перевернулась на бок и свернулась в клубочек. - Лили? Я вижу, вы проснулись, - дверь в комнату открылась, в проеме появилась мужская фигура. Я слабо и без особого желания повернула голову к говорившему, не меняя, впрочем, своего положения. Апатия брала верх, ночью я еще раз просыпалась и пару часов потратила на убеждения себя, что все в порядке. Не помогло. - Доброе утро. Рад, что вы почти здоровы. Я генерал Кирби, можете называть меня Джоном, моя дорогая, если хотите. - Лили-Энн, - исправила я, не оставляя твердой интонацией решительно никаких других вариантов. Только полным именем. Извольте. - Ты еще кто такой? К моей кровати подошел мужчина средних лет, выглядящий, как типичный директор небольшой фирмы. Одет скромно, черные не то джинсы, не то брюки, темно-серый свитер. На груди какая-то блестящая ерундовина. Генерал, говорите?.. - Как Вам будет угодно, Лили-Энн, - мягко отозвался он, обходя мою кровать, так как я лежала спиной к двери, и садясь на стул возле нее. - Как Вы себя чувствуете? - Было хорошо, - фыркнула я, сильнее прижав к себе согнутые ноги, тем самым еще туже свернувшись в клубок. - Я надеюсь, Вы вскоре поправитесь, - произнес в ответ Джон, улыбаясь и окидывая мое укрытое плотным покрывалом тело, занявшее в лучшем случае четверть кровати, заботливым взглядом. - Я хотел бы кое-что Вам рассказать о Ваших друзьях из так называемого повстанческого Лагеря. Если Вы, конечно, не против. Я нахмурилась, но убрала с лица одеяло, чтобы лучше видеть говорившего. Он на мгновение замялся, с сомнением глядя на меня, словно я выглядела, как... Привидение. Разумеется. Шесть дней я провалялась в реанимации в беспамятстве и бреду, еле живая, а теперь наверняка выгляжу не лучшим образом. Странно, что не чувствую голода, но этому я только рада. Генерал Кирби, вероятно, от и без того худого, а после шести дней реанимации вообще прозрачного лица и тела в восторг не пришел, но поспешно и довольно удачно скрыл это. - Я так полагаю, Вы согласны меня выслушать, - вопросительно посмотрев на меня, он чего-то ждал. Я закатила глаза и слабо покачала головой, мол, какой же идиот. - Понятно, - кивнул он на этот жест. Я не была уверена, что хочу слышать от него что-то о повстанцах, мне слишком приятно было не думать о том, что с ними могло статься. Я переживала за парня, которого знала-то меньше недели, как за родного, а слышать о его судьбе от этого мужчины казалось мне странным. - В первую очередь, я хотел бы уверить Вас, что я говорю чистую правду, мне нет резона врать. Начну с того, пожалуй, что те, кто называет себя повстанцами, на деле являются обыкновенными бандитами, преступной группировкой, в Лагере которой вы побывали. Точнее, в части лагеря, вряд ли Вам показывали их оружейные склады и помещения, находящиеся под землей. Вы фактически по ним ходили, пока были в Лагере. Я надеюсь, с Вами обошлись там любезно, потому как мутантов они крадут у нас, чтобы использовать в качестве пушечного мяса, а так же разобраться в природе происхождения Грани. Мы пытаемся расширить ее, чтобы дать возможность переходить с одной стороны на другую не случайным образом, а так называемые повстанцы стремятся разрушить эту Грань, перспектива проникновения большого количества мутантов в наш мир подрывает их авторитет и ставит под сомнение их силы. Я удивленно вскинула брови и слабо, тихо засмеялась, уткнувшись в следующую секунду лицом в подушку. - Что это за феерический бред, позволь спросить? - поинтересовалась я тихим хрипловатым голосом, просмеявшись. - К сожалению, это чистейшая правда, - покачал головой Джон. - Я понимаю, тяжел поверить, что люди, казавшиеся друзьями, оказались преступниками... - Да у меня друзей без проблем с законом никогда в жизни не было, в это я охотно верю, - перебила я Джона, удобнее обхватив колени руками под одеялом. В таком положении мне было тепло и уютно, создавалось ощущения кокона, защищавшего от всего вокруг. Я смеялась ему в глаза, но на деле - безумно боялась. - Что с теми, кто был в Лагере во время нападения? - Мы не нашли никого живого, только Вас. И то, лишь чудом, - Джон говорил так, словно бы я ему дочь родная, которую спасли от смерти, когда он уже отчаялся. - Выжившие скрылись. - Джет, Рита? - коротко спросила я. - Выжили. - Дети? - Тоже. Я кивнула и прикрыла глаза. От этого типа мне не нужно было больше ни слова, я узнала все, что хотела. Они живы. Остальное не имеет значение. Им я верю чуть больше, чем этому парню. Вообще, люди с серьезным военным званием не вызывали у меня доверия и симпатии. А парень, с которым я спала, определенно мог рассчитывать на большее расположение к себе. - Этот юноша, Джет, - после паузы заговорил снова генерал Кирби, - является одним из самых разыскиваемых преступников современности в нашем мире. - А я-то думала, чем он мне так понравился, - парировала я, уткнувшись носом в одеяло и ясно всем своим видом давая понять, что не хочу больше говорить. Минуту спустя генерал поднялся и направился к двери, оставляя меня наедине с тревожными мыслями. - Я хочу помочь Вам, Лили-Энн, надеюсь, Вы поймете это, - добавил он, уже взявшись за ручку двери. - Доктора знают, как меня найти, если захотите что-то обсудить. Не дождавшись моего ответа, он вышел. Я еще плотнее свернулась в клубок, замотавшись в одеяло. Меня начинало знобить. Ощущение безысходности всего происходящего давило, как никогда ранее. Кому верить, когда нет никого знакомого и надежного рядом, а прочие же противоречат друг другу?

Game Master: Бонусы: + 10 - за грамотность + 100 - за сюжет + 50 - за мои прогулы, простите меня ) Итого: 160 бонусов Задание:К вам никто больше не приходит и не пытается спасти. Врачи и медсестры учтивы с вами и все также продолжают восстанавливать ваше здоровье. С каждым днем вы понимаете что становитесь сильнее, увереннее в себе, но... ваши способности - они или спят, или их глушат медикаментозно, вы не можете разобраться, но, так или иначе воспользоваться ими в полной мере вы тоже не в состоянии. Как и уйти из больницы. Последний пункт списывают на ваше еще нездоровье, а вы все больше подозреваете Кирби в подтасовке данных. По сути, вы опять оказываетесь в тюрьме, с той лишь разницей что более комфортабельной. В широком просторном холле больницы даже есть небольшая панель телевизора, по которой вы однажды видите репортаж о нападении повстанцев на тот район города, откуда, не так давно, вас и вытащил Джет. А собственно вот он и сам - картинка на телеэкране отчетливо демонстрирует как Джет, вместе с несколькими другими знакомыми вам по Лагерю повстанцами, хладнокровно расстреливает, одетых в серое, никчемных прохожих. Безоружные, плохо понимающие что происходит, медленные, болезненного вида жители, почти беззвучно падают и умирают у ног Джета. Пораженные увиденным, вы решаете вновь встретиться с Кирби.

Dynamite: Я пребывала в состоянии апатии последующие несколько дней. Меня пичкали какими-то лекарствами, снова ставили капельницу, силы возвращались, но я была им не рада. К тому же, с четырнадцатилетнего возраста я не могла вспомнить ни одного дня, чтобы я не могла воспользоваться своими способностями. Вообще никак, то ли их задавили какой-то химической дрянью, то ли чем-то похитрее. Вариант, что я просто потеряла свою силу, я предпочитала не рассматривать, слишком уж он меня пугал. Я проснулась. Возле моей кровати стояла медсестра, проверяя капельницу. Она улыбнулась мне, увидев, что я открыла глаза, пожелала доброго утра. - Как Вы себя чувствуете? - Было хорошо, - честно ответила я, не обращая никакого внимания на вежливость и обходительность персонала. Я чувствовала, что я в тюремной камере, а присутствие в месте моего заключения кого угодно, кроме меня, лишь угнетало. Слишком много разных мест заключения за последние три недели, кажется, еще немного, и я сломаюсь подо всем этим. Я уже не чувствую себя. - Но... - У меня все отлично, - проворчала я, не дав медсестре закончить вопрос. - Какого дьявола меня не отпускают, если это больница, а не тюрьма? - Вы еще не вполне здоровы и слишком слабы, чтобы самостоятельно покинуть больницу, - уверенно ответила медсестра. Я видела по ее глазам, что эта фраза вызубрена, заучена, я чувствовала, что мое тело вполне окрепло, выглядела я уже вполне нормально, несмотря на непривычную бледность, связанную с тем, что мне постоянно было холодно и я не чувствовала сил огня внутри себя. - Уроды моральные, - проворчала я. Затем добавила пару крепких эпитетов, адресованных соответственно лечащему врачу и генералу Кирби. Медсестра, взволнованно нахмурившись, удалилась. Я не верила ей всем своим существом, этот чертов генерал просто собрался держать меня здесь, пока рассудка не лишусь. Я не привыкла к ограничению действий, я всегда была вольна распоряжаться своим временем, своими силами и вообще собой. А сейчас. От досады я сжала кулаки так, что ногти впились в ладони почти до крови. Я не чувствовала боли, я просто не обращала на нее никакого внимания. Рукам стало жарко, я недоуменно уставилась на свои ладони и услышала легкий звон, тонким пронзительным звуком застывший в воздухе. Я обернулась на звук, из стекла в комнате был только стакан на столике возле кровати. Тонкие трещины пронизали стекло, я осторожно тронула стакан пальцем, и он рассыпался, аккуратно сложившись осколками внутрь себя. Недовольно хмыкнув, я вернулась в глубокую яму меланхолии, завернувшись в нее, словно в кокон. Раньше даже от непроизвольного жеста стакан разлетелся бы вдребезги, а сейчас даже не разбился до конца. Я закрыла лицо ладонями, уткнувшись лбом в согнутые колени. Мне с трудом удалось унять дрожь в теле. Одевшись в предоставленные в больнице штаны я футболку, я вышла из палаты и направилась в холл. За все время моего здесь пребывания я не видела ни одного другого пациента, хотя мне уже разрешалось свободно передвигаться по коридорам и оставаться в холле, где на стене висел телевизор, сколько угодно. В холле у двух противоположных стен стояли низкие длинные диваны с невысокими подлокотниками и спинкой. Я уселась на один из диванов, обхватив руками согнутые в коленях ноги и ухватившись каждой рукой за плечо другой. Подбородком оперлась на колени. Я смотрела куда-то сквозь стену напротив, взгляд был расфокусирован. Мыслей в голове - ноль. Я уже без прежнего ужаса, но все так же ощущала себя овощем. Ни сил, ни желания что-либо делать. По телевизору мелькали картинки новостей. Одна из медсестер, приветливо улыбаясь, принесла мне чашку с горячим чаем с каким-то травами. Я охватила ее холодными пальцами. Почти покинувшие меня силы не давали рукам согреться, тепло я почувствовала лишь сегодня утром, разбив стакан. Это слабо меня обнадеживало. Я знала, что способности мои спят где-то внутри меня, они не покинули меня совсем, но разбудить их я тоже не могла, иначе от этой чертовой больницы уже не осталось бы даже камней. Внимание мое привлекли какие-то резкие стремительно меняющиеся кадры на телеэкране. Я подняла глаза и сразу же об этом страстно искренне пожалела. В дымящихся и частично разрушенных зданиях я узнала район, из которого меня вытаскивал Джет, а в людях на экране - повстанцев из Лагеря. В бегущих на экране мужчинах я без труда узнала Сэма, братьев Дэйва и Курта, одного из главных патрульных Мико и еще несколько человек, которых не помнила по именам, но которых видела в Лагере. Они куда-то бежали, что-то крича друг другу. Диктор сбиваясь что-то тараторил. Я поставила кружку с нетронутым еще чаем на подлокотник дивана и поднялась на ноги, чтобы подойти ближе. Остановившись в полутора метрах от телевизора, я, подняв голову, словно загипнотизированная смотрела на экран, чуть приоткрыв рот. Кадр сменился, парень в камуфляжных штанах, военных ботинках и толстовке с накинутым на голову глубоким капюшоном показался мне знакомым даже со спины. Снова сменился кадр, теперь его снимали с другой стороны. Поверх толстовки одет бронежилет, а из под капюшона выбиваются растрепанные светлые волосы, на лице пятидневная щетина. В руках у парня автомат. Вроде бы, нормальная картина, я узнала Джета и пару секунд была искренне рада видеть, что он жив. Если бы не одно но. Он что-то кричал, махнул кому-то рукой, кому-то другому показал, куда бежать, еще одного подозвал ближе к себе, третьему скомандовал пригнуться. Они были посреди города, они были вооружены и они стреляли по этим зомбированным людям в серых комбинезонах-мешках. Люди слабо понимали, что происходит, не пытались скрыться или убежать, не пытались защититься. Мужчины, женщины, подростки, взрослые, все они попадали под обстрел повстанцев. С невероятным хладнокровием во взгляде красивых темно-зеленых глаз мой недавний спаситель расстреливал людей, падавших на месте практически без звуков. Асфальт под ногами повстанцев был залит кровью. Я прикрыла глаза на несколько секунд. Не верилось. Резко развернувшись, я быстрым шагом направилась по коридору к ординаторской, после первого же поворота коридора я с размаху влетела в одного из враче, он с заботой взял мои руки в свои. - Мне нужен генерал Кирби, чем быстрее, тем лучше, - отрезала я, не дав ему начать расспросы о моем самочувствии. - Срочно. Понимаете? Я говорила серьезно и очень спокойно, даже невзирая на быструю ходьбу, кровь к щекам не прилила, а пальцы рук не стали теплее - Хорошо, - ответил врач после короткой паузы, словно бы осмысливая мои слова. - Хорошо, мы позвоним генералу и скажем, что Вы хотите его видеть, мисс. - Отлично, - я кивнула. Высвободив свои пальцы из рук врача, я развернулась и спокойным шагом отправилась обратно в холл. Там я приняла привычную уже позу, в которой находилась и в тот момент, когда увидела шокировавшие меня новости. Мой чай еще не успел остыть, поэтому я обхватила руками кружку, чтобы согреть их. Я провела в холле весь день, почти не двигаясь на протяжении четырех с половиной часов. В этом не было никакой необходимости. Генерал Кирби застал меня в завидно стабильном состоянии. - Здравствуйте, Лили-Энн, - вежливо приветствовал он меня. Я подняла взгляд, задержавшись на прибывшем собеседнике буквально на секунду, лишь для того, чтобы убедиться, что это он. - Я присяду? Я не ответила. Выждав полминуты Джон сел на диван возле меня, вполоборота, держа, впрочем, определенную дистанцию между нами. - Как Ваше самочувствие? - поинтересовался он. От этого вопроса меня уже начинало тошнить. - Что Вы предлагаете мне, Джон? - резко спросила я, не отвечая на замучивший меня уже дежурный вопрос. - Чего хотите? Я не повернула к нему голову, я сжимала в руках принесенную мне недавно очередную чашку с чаем. Второй день я питалась исключительно этим травяным напитком, есть попросту не хотелось. Кажется, мой организм решил стать минималистом. Я ждала ответа генерала. Что? Сотрудничество, использование меня в качестве оружия, что еще?

Game Master: Бонусы: + 50 - за скорость, очень уж оперативно ) + 10 - за грамотность + 100 - за сюжет Итого: 160 бонусов ) Задание: Кирби ошарашивает вас первой же фразой - оказывается он хочет вернуть вас домой! всего навсего! А то что с вашими способностями происходит некая минимизация, так это они о вас же и заботятся, просто чтоб вы ни себя, ни других не поранили! Вы в прямом смысле слова поражены. Вы чувствуете какой-то подвох, но никак не поймете в чем он. Генерал открыт и приветлив, он объясняет, что просто борется за лучшее будущее для своего мира, что просто лишь хочет ограничить любые влияния из вне, из нашей реальности.. Вы растеряны, вы несколько раз переспрашиваете о том, можете ли вы уйти прямо сейчас.. Улыбающаяся медсестра приносит вам ваши выстиранные и выглаженные вещи. Вы начинаете улыбаться тоже, тепло жмете руку генерала, чуть не обнимаете его как любимого папочку.. И тут он вздыхает и улыбка тает на его лице. С болью глядя куда-то в окно, он рассказывает вам печальную историю маленькой девочки, его дочери, которая попала под облучение и теперь смертельно больна. Но генерал знает что в нашем мире девочке могут помочь.. Он смотрит на вас глазами убитого горем отца...

Dynamite: - Чего хочу? - переспросил генерал Кирби, озадаченно глядя на меня. - Вернуть Вас домой, Лили-Энн, только и всего. Я резко подняла голову, откинув упавшие на лицо кудри и медленно повернула голову к Джону, непонимающе глядя на него. Тупо поморгав какое-то время, я неуверенным голосом переспросила: - Простите... Что? На лице Джона появилось заботливое выражение, он тепло улыбнулся, чем поверг меня в еще больший шок. Что сегодня за день-то такой, все только одного и хотят - добить меня. Соревнуются, у кого новости круче. - Лили-Энн, поймите, вы не пленница здесь, а пациентка, - начал объяснять Джон, сцепив руки в замок и опираясь локтями на свои же колени. Он сидел ко мне боком, но повернув голову в мою сторону. - Вы были слишком слабы, а потом не захотели и слушать меня. Вы наверняка заметили, что ваши способности практически не действуют. Я прошу прощения за эту меру, но это было сделано в целях безопасности. Я едва ли представляю, на что вы способны, но в мои обязанности входит обезопасить в том числе и персонал больницы. Вы могли навредить им, а также самой себе. Ваши силы постепенно восстановятся, я скажу, что Вам перестали давать препараты, заглушающие их. Вам лишь нужно понять, что мы не враги. Пока что он не сказал ничего для меня принципиально нового. Это все я и так предполагала и представляла, вполне логично, если уж на то пошло. И ожидаемо, да, поспорить с этим не удастся. Пожалуй, на Трумана из одноименного фильма я не тяну, вряд ли вокруг меня устраивают грандиозный спектакль. Вряд ли я того стою. И в таком случае, я склонна верить сидящему возле меня человеку. Он выглядит слишком... Добрым. И слишком открытым, чтобы лгать. К тому же, после того, что я видела сегодня в новостях, после того, как я своими глазами видела Джета и других так называемых повстанцев, которые с автоматами в руках расстреливали мирное население... Меня по прежнему мучили лишь два вопроса, один из которых я задать не осмеливалась. Что с людьми, почему они похожи на зомби? И... - В чем подвох? - прямо спросила я. - Я очнулась в вашем мире, связанная по рукам и ногам, а здесь меня держат силой, хотя я здорова, не считая пропавших сил, которые вернутся, если верить Вам. И теперь вы говорите, что хотите вернуть меня домой. Зачем весь этот цирк, зачем столько шума, столько разборок? Для чего? Для того, чтобы сыграть в итоге на моей стороне? Вам-то какая выгода от того, что я вернусь домой? Что Вы выигрываете? Генерал молчал не больше минуты, собираясь с мыслями. Пока он готовился отвечать, появилась медсестра, молча положила на иван возле меня сверток из моей одежды - чистой и выглаженной. Той одежды, в которой я была на фармацевтической фабрике. Джинсы, футболка, ветровка и даже мои кеды, тоже вычищенные и приведенные в порядок. Мне начало казаться, что все эти три недели - глупый необъяснимый сон. Я проснусь на Манхэттэне, в своей квартире, в своей кровати, надеюсь, одна. Возможно, с похмелья. - Подвоха нет, мы боремся за сохранение Грани и за то, чтобы все были там, где они должны быть, а Вы должны быть в своем мире, - произнес Джон, разводя руками, мол, все ведь и так понятно. - Поймите, я не стремлюсь доказать Вам правильности своей политики, не хочу привлечь Вас на свою сторону. Это мир, за который я в той или иной мере ответственен, а значит, нужно постараться ограничить влияние извне. Из Вашего мира, в особенности. - Я могу уйти... сейчас? - перебила я, искренне не понимая, чего ради все это затевалось. Джон кивнул. А я погрузилась в глубокую задумчивость. В конце концов, мне абсолютно все равно, какой тут политический режим, почему людей зомбируют, я все равно не могу с этим ничего сделать, да и не хочу, что важнее. Я хочу попасть домой. И не возвращаться в этот мир, здесь не видно неба за черным дымом из промышленных труб. - Вы можете вернуть меня домой, так? - снова спросила я, все еще не веря. - Да, все именно так, - улыбнулся Джон. - Вы можете переодеться в свою одежду, - он кивнул на дверь туалета на другой стороне коридора. Пребывая в легкой растерянности и нерешительности, я все же взяла одежду и направилась к двери. Переодевшись в привычные джинсы и футболку, я сложила больничные вещи и оставила на полке над зеркалом. В отражении и видела себя, только чуть похудевшую, да волосы отросли и были длиннее, чем я привыкла. Ко мне возвращалась внутренняя уверенность, возвращались моральные силы. Неужели... Неужели он говорит правду? Вернувшись в холл, я подошла к дивану и остановилась в паре шагов от Джона. Он сидел, погрузившись в свои мысли, но, увидев меня, поднялся и тепло улыбнулся. Неуверенно и слабо, но я все же улыбнулась в ответ. Он подошел ко мне и с отцовской заботой обнял меня. - Я все же... - начала было я, но запнулась, увидев, как потускнел вдруг взгляд генерала. Отойдя от меня, он тяжело опустился на диван. Я села рядом, скрестив ноги по турецки. В устремленном в окно взгляде генерала была невыразимая боль. Я видела такое выражение лишь однажды. Тогда моя одноклассница попала под машину, а ее отец не знал, выживет ли она. Девочка выкарабкалась, но взгляд ее отца, когда он мерил шагами коридор возле реанимационной, я помню до сих. Загнанный, забитый зверь, который знает, что в случае его смерти погибнет и его потомство, и тот смотрит не так убито и подавленно. - Моя дочь, совсем ребенок еще, - пробормотал Джон невнятно. осле паузы он продолжил уже более разборчиво. - В нашем мире нет средств, которые могут спасти при лучевой болезни, а она попала в зону радиации. Нашему миру далеко до Вашего в области медицины, я знаю это... В голосе я слышала не выраженную просьбу, почти мольбу. И надежду. Смутную, но все же. Я растерянно уставилась на генерала, не зная, как реагировать, и ждала, скажет ли он что-нибудь еще.

Game Master: Бонусы: + 20 - за скорость + 10 - за грамотность + 100 - за интересный пост Итого: 130 бонусов ) Задание: Пока вы разговариваете, один из врачей приносит на руках маленькую девочку. На вид ей лет пять и она именно настолько светловолоса и голубоглаза, насколько умильны бывают дети. Генерал берет ребенка на руки и теперь они уже вдвоем смотрят на вас как на своего единственного спасителя. Понимая, что в сущности, так оно и есть, и, не устояв перед милым детским личиком, вы соглашаетесь. Без конца осыпая вас рваными словами благодарности, генерал отводит вас наверх, на крышу здания, где уже ждет вертолет. Вы летите куда-то за город, где на одном, ничем не примечательном поле, садитесь и Кирби, надев на вас что-то типа рюкзачка, закрепляет в нем девочку. Он объясняет что, Грань именно в этом месте, настолько слаба, что энергия даже небольшого взрыва способна перебросить вас на ту сторону. Вы кидаете несколько энергетических зарядов, ощущаете мощный толчок, а когда в следующий раз открываете глаза - вы обнаруживаете себя на задворках одного из кинотеатров, куда раньше довольно часто ходили с друзьями. Вы - дома. Далее по плану - больница, квартира, душ, еда, телевизор... Ночью вы спите словно младенец, но сладостный сон ваш обрывается крикливым воем сирен. Обеспокоено включив телевизор вы узнаете, что та больница, где вы оставили девочка почти полностью уничтожена мощным взрывом.

Dynamite: Разговор клеился слабо. Мы обменялись буквально еще парой фраз, я поняла, что меня просят забрать девочку с собой, в мой мир, в Нью-Йорк. И доставить в больницу. Только и всего. Пока я размышляла, в холл вошла медсестра, на руках у нее спало что-то совершенно чудесное и ангельское. Я подошла ближе и не сдержала улыбку. К детям обычно я относилась с крайним равнодушием, хотя они меня любили - еще бы нет, веселая рыжая девчонка, в баскетбол играет и на мостик встает. На ребенке был надет легкий джинсовый комбинезон, темно-зеленая футболка и светло-серая курточка. Признаться, обилие серого цвета вокруг начинало выводить меня из себя. - Это Эми, - с любовью в голосе произнес Джон Кирби, назвав дочку сокращенным именем от Эмили. Признаться, глядя на генерала и прикидывая, сколько ему может быть лет, я предполагала, что Эми несколько старше. Ребенку на вид было от силы лет пять, хотя, могла бы сойти и за трехлетнюю. Такая хрупкая, маленькая, тоненькая. Получив утвердительный кивок генерала Кирби, медсестра отдала ребенка мне на руки. Девочка слабо шевельнулась и открыла глаза, а у меня в этот момент внутри что-то перевернулось и оборвалось - ничего более синего и доброго я в жизни своей не видела. Эми улыбнулась мне, ничуть при этом не испугавшись. Я улыбнулась в ответ. - Меня зовут Лу, - представилась я, поудобнее перехватывая девочку на руках. - Отправишься со мной в большой красивый город. Я боковым зрением отметила, что генерал резко перевел на меня взгляд, полный благодарности. Это был мой ответ на его просьбу. Я не знала, что было бы, если бы я отказалась, отпусили бы меня вообще или нет, но сейчас, глядя на ребенка, которого я держала на руках, едва ли понимая, за что в этом теле держится жизнь, у меня не было никакого желания оставлять ее здесь. Слишком синие глаза и слишком мягкие золотисто-русые волосы для этого мира копоти и черного дыма. - А я Эми, - ответила мне девочка, обхватывая мою шею ручками. Я, кажется, уже вошла в доверие. Запинаясь, обрывая фразы на середине, генерал, взволнованно и разом побледнев, поблагодарил меня и поспешно удалился, сказав, что минут через десять я могу подняться на крышу вместе с Эми. Девочка тем временем увлеченно перебирала мои волосы, сильно отросшие за время моего пребывания здесь, в этом мире. - Такие рыжие! - восторженно, но как-то очень уж тихо, пробормотала Эмили. Мы поднялись на крышу, где я сразу же закашлялась. Эми порывалась идти сама, но единственные лестничный пролет, на который лифт уже не поднимался, дался ей с большим трудом, хотя она упрямилась и действительно поднималась самостоятельно. Придя в себя и кое-как восстановив дыхание, я, не слушая никаких слабых возражений девочки, подхватила ее на руки. На крыше нас ждал вертолет. Подойдя ближе, я вручила Эмили отцу и вопросительно посмотрела на него, мол, дальше-то что? - Полетели, - коротко отозвался Джон, я почти не расслышала само слово из-за шума готового взлететь вертолета, но все же, с помощью какого-то парня, сидевшего уже внутри, забралась в вертолет. Вслед за мной в вертолет уселись и Джон с Эми. - Куда мы летим? - спросила я. - Увидишь, - отозвался Джон. - Там Грань максимально тонкая и пройти через нее не составит для тебя никаких проблем. Тебе уже перестали давать препараты, заглушавшие твои способности, но использовать их в полной мере не понадобится. Небольшой взрыв. Я усмехнулась. Небольшой взрыв - это по моей части. Впрочем, как и большой взрыв. И как и любых масштабов пожар. - Там хоть есть, что взрывать? Я же не шарами кидаюсь энергетическими, а раскалять воздух, пока он не загорится, боюсь, небезопасно будет, - я пожала плечами. На самом деле, для моих способностей было пока недосягаемым устроить взрыв из ничего. Если там в поле растет хотя бы полтора кустарника - другое дело. Джон лишь понимающе кивнул, чтобы не перекрикивать шум вращающихся лопастей, мол, да, все там есть. Приземлились мы правда в поле. Когда-то давно оно было засеяно пшеницей, сейчас же она росла совершенно диким образом, перемешавшись с сорными травами и низенькими кустиками чертополоха. Еще в вертолете мне вручили что-то вроде рюкзачка, в котором носят грудных детей, только чуть больше, теперь же мне помогли закрепить его на спине, усадили в него Эми. Джон с явным усилием отошел от нас, на глаза у него навернулись слезы. Это мало действовало на меня, но осознание того, что маленькая девочка, ничего еще в жизни не видевшая, умирает, а я могу отвезти ее туда, где окажут помощь... - Вы ведь не за Гринпис? - на всякий случай осведомилась я, кивнув на одиноко растущее дерево. Поймав на себе недоумевающие взгляды Джона и двух парней из вертолета, я сокрушенно вздохнула и покачала головой. Ну и толку от них от всех? - Черт с ним... Я уверенным, но не очень быстрым шагом направилась к дереву. Не доходя до него метров пятьдесят, я вытянула перед собой руки и резко разжала пальцы, словно, выбрасывая что-то вперед. Дерево треснуло, в разные стороны полетели ветки и обуглившиеся куски древесины. Я почувствовала, как Эми крепче схватила меня руками и уткнулась носом мне в плечо, прячась. Не останавливаясь, я окружила нас обеих защитным полем и заставила дерево еще раз взорваться. Я открыла глаза и помотала головой, приходя в себя и унимая головокружение. Я стояла на задворках кинотеатра Юпитер, ухватившись рукой за стену, наклонив голову и тяжело дыша. Возле меня стояла маленькая девочка, чуть наклонившись, чтобы заглянуть мне в лицо. "Рюкзак" валялся где-то поблизости. - Как ты, Лу? - тихим голосом поинтересовалась Эми. - Нормально, - выдохнула я, выпрямившись и обеими руками убрав назад волосы. Чуть потянувшись, чтобы размять конечности, я огляделась. Да, этот именно тот самый кинотеатр, в котором я со своим приятелем и соседом Мэтью смотрела не так давно какой-то дурацкий фильм. - Ты в порядке? К ужасу и удивлению своему, я помнила абсолютно все. С того момента, как очнулась в том странном мире, связанная по рукам и ногам, и до самого последнего взрыва, который разнес дерево в щепки. Эмили кивнула. Я протянула ей руку, которую она доверчиво ухватила тонкими маленькими пальчиками. Я слабо улыбнулась девочке. Надо ехать в больницу. - Идти можешь? - спросила я. В ответ я снова получила кивок. - Скажи, если будет тяжело. Снова кивок в ответ. Мы вместе вышли из переулка за кинотеатром. Был уже вечер, стремительно темнело. С удивлением обнаружив в кармане ветровки кошеле, я поймала такси и попросила отвести нас в центральную детскую больницу. Разговор с врачами состоялся недолгий, девочку согласились взять на обследование, когда я вкратце объяснила ситуацию, заменив в описании событий параллельную реальность глубокой провинцией. Эми стоически переживала и расставание с отцом, и то, что теперь ее оставляют в больнице. Врачи попались обходительные и заботливые, а я пообещала навещать ее как можно чаще. Чувствуя некоторую тяжесть на душе и ответственность за ребенка, я все же отправилась домой. По ощущениям, так я не спала весь месяц, что провела в параллельном мире. Странно, там шли недели, а здесь... Все по-прежнему шумели, говорили о терракте на фабрике, прошло всего два дня. Добравшись до дома, я приняла душ и завалилась спать на диване в гостиной, не сумев доползти до собственной комнаты. К тому же, на кровати там лежало слишком много всего, а диван был пуст. Меня разбудил вой сирен на рассвете и переполнявшее меня изнутри беспокойство. Что-то случилось? Ерунда, в самом деле. Я дома, все хорошо. Сейчас всего только шесть утра, я проспала не больше семи часов, но уже вряд ли засну. Включив телевизор, я отправилась на кухню за чаем. Квартира словно бы и не пустовала, в голове не укладывается, как столько всего могло произойти за какие-то два дня? Я вернулась в комнату, держа в руке чашку с горячим чаем, которая выскользнула из переставших слушаться меня пальцев, стоило мне посмотреть на экран телевизора. Кашляя и отмахиваясь от дыма, молодой репортер что-то сумбурно твердил про взрыв, а через полминуты я выловила из его речи слова про детскую больницу. Быть не может. Эмили! Я судорожно схватила телефон, не обращая внимание на разбитую чашку под ногами и разлитый чай. Набрав номер приемной матери, жившей аккурат напротив больницы, я нервно стучала пальцами по столу, ожидая ответа. - Лилу, дорогая, ты хоть знаешь, который час? - поинтересовался сонный голос Элисон в трубке. - Напротив вас взрыв и пожар, так? Пауза. Шуршание одеяла, шаги по деревянному полу. - Как ты.. О ужас... Я положила трубку. Больше мне ничего слышать было не нужно. Обессиленно опустившись на диван, я тупо уставилась в телевизор. Взорвана детская больница. Какого черта происходит в этом мире, объяснит мне кто-нибудь или нет?

Game Master: Бонусы: + 20 - за скорость + 10 - за грамотность + 100 - за отличный пост Итого: 130 бонусов ) Задание: Вы мчитесь в больницу не чуя под собой ног - вы в ужасе от произошедшего. Вы понимаете что забрали умирающую дочь от отца и для чего? Чтобы здесь ее постигла такая ужасная смерть? На месте трагедии вы узнаете, что всех немногих выживших, перевезли в один из госпиталей и тут же направляетесь туда. Вы очень, очень надеетесь что малышка Эми жива и... о, чудо! так оно и есть! Вы находите ее лишь с несколькими новыми царапинами на бледном личике, но зато как она рада вам! она не хочет вас отпускать, это и понятно, она боится, но врачи выпроваживают вас вон. Но вы обещаете ее навещать, и так и делаете в течении всей следующей недели, и хотя в стране объявлен траур по погибшим детям, вы все равно чувствуете свое некое внутреннее счастье - ваша девочка уцелела.. Вы очень привязываетесь к Эми, более ангельского ребенка кажется не может и быть. Но, однажды, приехав как-то в один из дней с пакетом игрушек и сладостей, вы узнаете что Эми исчезла. И что перед ее пропажей медсестры видели в госпитале мужчину, по описаниям очень похожего на одного вашего знакомого - не Джета. Вы решаете навестить ту фармацевтическую фабрику, где когда-то давно все и началось.

Dynamite: Пяти минут мне сполна хватило, чтобы я условно дала себе сильный подзатыльник. Поднявшись с дивана, я отправилась в свою комнату, перешагнув через лужу разлитого чая и едва не распоров ногу осколком разбитой вдребезги кружки. Надев первые попавшиеся джинсы и футболку, я еще с минуту искала более или менее целую пару носков. В итоге нашла одинаковые полосатые, но разных цветов, наплевала на чужое чувство прекрасного и надела их. Схватила ветровку, проверила карманы. Телефон в джинсах, ключи, кошелек и документы - в куртке. В соседней комнате что-то продолжал бормотать телевизор, а я и не подумала выключить его. Голова была забита адским хороводом слабо связанных друг с другом мыслей. Сунув ноги в кеды, я вышла из квартиры, не задумываясь ни о телевизоре, ни о включенном свете, ни о чае и осколках на полу в комнате. Я просто захлопнула за собой дверь и, не вызывая лифт, сбежала по ступенькам до первого этажа. Что-то не так в этом мире, что-то здесь, черт возьми, не так. Что в этом, что в параллельном. Я забрала ребенка у родного отца, души в девочке не чаявшего, чтобы обречь ее на смерть? Глупо как-то выходит. Почему именно сейчас, почему именно эта больница? И ведь именно в этот день, только сегодня, когда я опрометчиво пообещала девочке, что с ней все будет в порядке. А может... Черта с два, ничего не может, чудес не бывает. Лагерь повстанцев стал тому подтверждением, чудес не случается. Я выбежала из дома и бросилась к проезжей части, чтобы поймать машину. Остановился черный Вольво, я села на переднее сидение, не глядя на водителя и сказала ехать к больнице. Парень за рулем удивленно воззрился на меня. - Девушка, да там же... - Именно. Поехали. Доехали быстро, рассвело совсем недавно, так что машин было мало, не считая спешивших к месту взрыва пожарных и "скорой помощи". Я всю дорогу нервно барабанила пальцами по двери, не следя ни за дорогой, ни за косящимся на меня парнем. - Приехали, дальше перегородили дорогу, - его голос донесся до меня каким-то приглушенным эхом. - Сколько с меня? - Спасибо скажи и хватит, - натянуто улыбнулся он, отказываясь от платы. Я смерила его равнодушным взглядом и пожала плечами. Наверное, вид у меня был крайне пришибленный, раз с меня и денег не берут. - Спасибо, - кивнула я в ответ. И вышла, захлопнув за собой дверь машины. Вокруг больницы все было в дыму и копоти, на месте здания - дымящиеся тлеющие руины. Огромное количество пожарных и машин амбулатории, несколько полицейских отрядов. Возле бело-красный машин "скорой" я заметила людей в больничной одежде. Неужели кто-то выжил? Вдруг и Эмили среди них? Пожалуйста, прошу, молюсь всем известным мне богам, пускай девочка будет жива. - Лу! - слабый оклик заставил меня обернуться, прекратив мои бестолковые скитания между машин и людей. Голос Эмили, слабый и неуверенный, но такой мягкий, ласковый - его бы я ни с чем не перепутала. И теперь я бросилась туда, откуда он доносился. - Эми, милая, как же я рада, что ты в порядке! - не обращая никакого внимания на возмущенные возгласы врача "скорой", я схватила девочку на руки и крепко прижала к себе. Эми обхватила руками мою шею и уткнулась носом в плечо. - Девочка моя, все теперь хорошо, никто тебя больше не тронет, - автоматически шептала я, поглаживая золотистые волосы ребенка, испачканные сейчас копотью и пеплом. На щеке пара царапин, но это все ерунда, моя девочка жива, она цела, невредима и обнимает меня. Я крепче прижала к себе ребенка и закрыла глаза. Спустя час я вместе с Эмили ехала в другую больницу. Мне, стиснув зубы, позволили оставаться с ребенком. И то, только потому, что девочка не хотела меня отпускать. Мы вышли из машины скорой помощи, в которой помимо нас с Эми и врачей ехали еще трое уцелевших пациентов, не получивших тяжелых травм. Мы вышли из машины "скорой", я держала Эмили на руках, чувствуя, как ее маленькие ручки сжимают мое плечо. По взгляду ребенка, какой бывает у загнанного зверя, я понимала, что ей очень страшно. Еще бы, она ведь чуть не погибла! На ее глазах умирали от ожогов и ран люди, сама она уцелела лишь чудом. - Девушка, в палату мы Вас уже не пустим, - врач остановил меня в больничном коридоре. - Лу, не оставляй меня одну! - голос Эмили оказался на удивление громким и надрывным, почти что жалобным. Она с неподдельным ужасом во взгляде смотрела на меня. Я погладила ее по волосам и нежно поцеловала в лоб. - Все будет хорошо, здесь ты в безопасности. О тебе позаботятся, а я буду навещать тебя, обещаю, - успокоила я девочку. Эми сжала губы и нехотя разжала руки, отпустив мое плечо и мои волосы. Я еще раз обняла ее и передала на руки врачу. В течение следующей недели я, как и обещала, исправно навещала девочку, привозя игрушки или сладости. Не знаю, как они растят детей в своем параллельном мире, но Эмили никогда не пробовала мороженого и многих конфет, а от карамельных ирисок пришла в неописуемый восторг. Утро среды приятно радовало меня солнечными лучами, пробившимися в окно. Будучи всю неделю в приподнятом настроении, я даже навела дома порядок, хотя краски по-прежнему были повсюду. Собравшись, я поехала в больницу к Эмили, купив по дороге ирисок и чудесного плюшевого тюленя. В больнице все было спокойно, однако, поднявшись на этаж, на котором находилась палата Эми, я увидела несколько полицейских, разговаривающих с медсестрой. - В чем дело? - поинтересовалась я, подходя ближе. - Ваша сестра пропала, - прямо в лицо мне заявил один из полицейских. - Сестра? - переспросила было я, но через секунду вспомнила, что во избежание проблем с документами и с посещениями, в больнице Эми оформили как мою младшую сестренку. - Эмили! Нет! Как это произошло, когда? О небо, когда же это все закончится? Я ошарашенно озиралась по сторонам, ожидая ответа хоть от кого-нибудь. - Перед тем, как мы обнаружили, что девочка пропала, - начала медсестра, девушка лет двадцати, неуверенно переминаясь с ноги на ногу, - к ней заходил какой-то юноша, - она запнулась. - Какой, что еще за юноша? - резковато спросила я. - Он назвался Вашим другом, сказал, что вы знаете, но имени не сказал, - ответила девушка. - Опишите, как выглядел? Он увел с собой Эмили? - как же меня бесили ее неуверенный тон, ее слабый голос, невнятно произнесенные слова. Как же все это раздражало! - В больнице говорят, что он ушел один, - ответил вместо медсестры второй полицейский. - Он был среднего роста, спортивного телосложения, одет непримечательно. - Шатен и глаза у него очень синие, - робко добавила медсестра. Я недовольно фыркнула в сторону, почти по-кошачьи. - И с шрамом на правой щеке. Я вздрогнула, как от удара. Шатен, пронзительные синие глаза, шрам на щеке. Черт возьми, слишком уж похоже на Джоша, парня из лагеря повстанцев. - Понятно, - слабым голосом отозвалась я. - Держите меня... в курсе. Ну. Вы поняли. - Я сделала неопределенный жест рукой, круто развернулась и направилась прочь из больницы. Вернувшись домой, скинула рюкзак с игрушкой и сладостями, заварила чаю покрепче. Как это все возможно? Почему это все происходит и что я сделала не так в прошлой жизни? Быть может, ответы стоит искать не в лагере и не в городе, укрытом густым дымом, может, все началось раньше? Но когда? Сильный взрыв я вызвала до этого лишь на фабрике, а сейчас она все еще закрыта. Впрочем, когда это кого-нибудь останавливало? Дождавшись вечера, я захватила с собой пару ножей, бутылку воды и отправилась к месту, с которого начались мои неприятности, когда Чудо Человек опоздал на встречу со мной. Ближайший из запасных служебных входов был закрыт, но крошечной искры хватило, чтобы взломать замок, приведя его в негодность. Я вошла в здание фармацевтической фабрики и поднялась на один лестничный пролет, чтобы попасть на первый этаж. Выйдя в коридор, я остановилась, чтобы прислушаться и оглядеться. Здание казалось не просто пустым, а словно бы умершим.

Game Master: Бонусы: + 20 - за скорость + 10 - за грамотность + 150 - за отличный пост Итого: 180 бонусов ) Задание: Фабрика встречает вас недружелюбно. Уже через несколько минут вам начинает казаться что за вами следят. Полуразрушенные коридоры завалены мусором после взрывов, передвигаться по ним непросто, а вот спрятаться - проще простого. Вы вертитесь вокруг себя, пытаясь ничего не упустить из внимания, но либо ваш противник опытнее.. В бестолковой беготне вы проводите около часа. Коридоры и пустынные лестницы, разбитые окна и захламленные переходы.. Сырость после недавних дождей и вонь еще не выветрившейся гари. Вы уже готовы сдаться, но вдруг, уже выбираясь наружу, слышите полузадушенный детский крик. Вы вновь забираетесь внутрь, вы бежите что есть сил, ибо кроме криков теперь еще слышите звук ударов, отчаянного плача и ругани. В очередной, но надо признать достаточно сохранившейся комнате, куда вы врываетесь в праведном гневе любой матери, вы застаете ужасную картину. Джош держит вас на мушке автомата, но не это сейчас вас волнует - рядом с Джошем, стоит еще один ваш старый знакомец - Джет. Его рука сжимает тонкое цыплячье горлышко Эми, и, не смотря на отчаянные рыдания и бесполезные попытки ребенка освободиться, продолжает встряхивать девочкой в воздухе, словно старой поломанной куклой. Увидев вас он раздвигает губы в улыбке: "Я знал что ты придешь, милая. Знал что не оставишь нашего дела. Мы поймали шпиона благодаря тебе, и поэтому ты можешь убить его сама". Скулящим кулем он бросает вам под ноги девочку.

Dynamite: Это место сейчас подошло бы для съемок зомби-трэш-апокалипсиса. Я невольно поежилась, стоя посреди темного сырого коридора. Минут пять я отчаянно искала в себе силы, чтобы двигаться хоть куда-нибудь. Шаги отдавались глухим эхом, которое раскатывалось под сводами коридоров. Передвигаться среди обломков и какого-то технического мусора, которые толстым слоем покрывали пол коридора, было крайне неудобно, а главное, это невозможно было делать бесшумно. Решив, что если меня здесь есть кому услышать, то это уже сделали, я перестала даже пытаться свести шум от моего передвижения к минимуму. Кому надо, те меня уже нашли. Впрочем, я отчаянно надеялась, что здесь до меня нет никому дела. Единственное, чему бы я не удивилась сейчас, так это зомби и монстрам, выползающим из-за угла, как в какой-нибудь Обители Зла. Добравшись до лестницы, я поднялась на несколько пролетов и оказалась на третьем этаже, миновав второй, на котором все и началось во время схватки с главарем террористов. От сырости и отчего-то еще не выветрившегося запаха гари и копоти было невыносимо трудно дышать. Я подняла руку к лицу и уткнулась носом в рукав толстовки, чтобы минимально, но все-таки фильтровать воздух. Легче не стало, но и хуже не сделалось. Джинсы очень скоро оказались до самых колен испачканы в извести и саже, на темно-синей ткани остались черные и белые разводы. При очередном шаге вслепую, я наступила на осколки чего-то, что было раньше окном. Хруст битого стекла в относительной тишине коридоров показался оглушительным и больно резанул по ушам. Я поморщилась, словно от удара, и замерла на какое-то время на месте, не шевелясь. Затем осторожно подняла ногу с осколков стекла и шагнула в другое место. Приняв более или менее статичное положение на обломках стен и потолка, я огляделась. Голубовато-серые холодные оттенки едва ли давали возможность разглядеть хоть что-то. Я буквально кожей почувствовала на себе чей-то взгляд и вздрогнула. По телу пробежала легкая дрожь, пальцы рук сразу похолодели. Я медленно, неспешно огляделась, но по-прежнему никого не видела. Выдохнув и немного уняв дрожь в руках, я пошла дальше, стараясь не споткнуться и ничего не разбить. Хотя, хуже здесь уже не будет. За очередным поворотом меня ожидало занятное зрелище. Огромная дыра в полу, представляющая собой неровную окружность с торчащими кусками арматуры. Кажется, под этим местом все и происходило. Неужели я действительно обрушила на нас такое дикое количество бетона? В голове просто не укладывается, как такое возможно. Впрочем, это уже позади. Я подошла к одному краю дыры в полу. На вскидку, диаметр - метра три. Опять холод по телу, опять дрожь в руках. Снова я чувствую на себе чей-то взгляд и резко оборачиваюсь, но... коридоры пусты. Ни души. Воображение разыгралось, решила я. Это место выглядит отнюдь не дружелюбно и действительно наводит ужас и панику. Не удивительно, что мне мерещатся чьи-то шаги и взгляды. Игра воображения и эхо. Я сделала шаг в дыру, прыгая вниз и вперед. Уцепившись руками за обломки арматуры, торчащие из противоположной стороны дырки, я посмотрела вниз. На полу груда обломков, до них еще метр. Даже с такого расстояния падать на них совершенно не хочется. Я качнулась назад всем телом, затем немного вперед. Назад. Вперед. Раскачавшись таким образом, при очередном движении вперед, я отпустила руки, успела сгруппироваться в воздухе и приземлилась на бок, перекатившись несколько раз, чтобы погасить инерцию падения. Поднявшись на ноги, я отряхнулась и посмотрела наверх, в дырку. Теперь она была не в полу, а в потолке. На мгновение мне показалось, что там мелькнул чей-то силуэт, но я принципиально не стала вглядываться в темноту третьего этажа, а наоборот, отвернулась в сторону. Надо отсюда выбираться, пока не разыгралась паранойя. Не без усилий перебравшись через то, что раньше было потолком второго этажа и полом третьего, я направилась к лестнице, решив больше не геройствовать и спуститься, как нормальные люди, по ступенькам. Стоило мне сделать первый шаг на лестничный пролет, как откуда-то сверху раздался сдавленный детский крик, приглушенный и надрывный. Оборвался он также резко, как и начался. Я вздрогнула услышав этот звук и, вместо того, чтобы бежать вниз, рванула вверх по лестнице. Эмили. Вдруг это правда она, моя девочка, что если она жива - я никогда в жизни не прощу себе, если сейчас уйду. Четвертый этаж, чьи-то голоса, едва слышные, но все же уловимые. Бегом по лабиринту коридоров, туда, на звук, который становится все громче. Я слышу знакомый голос и грубую ругань, тоже кажущуюся смутно узнаваемой. Звук удара, сдавленный вскрик и снова ругань. Я с ноги распахнула дверь и замерла в проеме, пойманная на мушку автомата. - Привет, Лили, - парень с оружием в руках мерзко ухмыляется. Звучание такого непривычного сокращения моего имени режет слух. - Привет, Джошуа. Внутри меня что-то оборвалось. Джет, стоявший рядом с Джошем, широкой ладонью обхватил горло Эмили, подняв ее в воздух. Девочка отчаянно ловит ртом воздух, пытаясь вдохнуть, но не может. Увидев меня в дверях, Джет с наигранным удивлением - приятный сюрприз, не правда ли - улыбается мне и швыряет девочка к мои ногам. Оказавшись на полу, Эми судорожно вдыхает и одной рукой хватается за мою штанину. А я едва сдерживаю слёзы и сглатываю подступивший к горлу комок. - Рад тебя видеть, милая, - голос Джета прозвучал так приветливо и ласково, что на секунду я поверила в искренность его слов. Однако, в следующую минуту все оказалось пронизано фальшью - я вернулась на старый склад. Это не их мир, а мой. Я отвечаю за этого ребенка, она дорога мне, какого черта вы здесь творите? - Врёшь, - процедила я сквозь зубы. - Не зачем же так грубо? - Джет сделал шаг в мою сторону, удивленно разводя руками. Эмили, изо всех сил прижимаясь ко мне, поднялась на ноги. Одной рукой я прижала к себе голову девочки, положив ладонь на затылок. - Джош не верил, что ты вернешься, но я ни минуты не сомневался, что ты нашего дела не оставишь и доведешь начатое до конца. Даже Рита на какой-то момент усомнилась в тебе, но не я, нет. Я знал, что ты вернешься обратно. Как я не пыталась, я не понимала, о чем он говорит. Рита. Я помнила ее, но образ сейчас был каким-то смутным и смазанным, словно бы это было в другой жизни. Отчасти, так оно и есть. - Благодаря тебе - и только тебе! - мы поймали шпиона, а потому право убить его предоставляется тебе же, - говоря о шпионе, Джет кивнул на девочку, прижавшуюся ко мне всем своим худеньким тельцем. Я окружила себя и ее невидимым защитным полем, переводя взгляд с Джета на Джошуа, с Джошуа на винтовку, с винтовки снова на Джета. - И после всего... - голос сорвался на хрип из-за сырости и духоты. Откашлявшись, я продолжила. - После всего, что я видела и слышала, после того, что вы делали там в городе и сейчас здесь, на складе... После всего этого я должна вам снова поверить? Вы бросили меня в лагере во время нападения, вы ничего не сделали, когда я была в больнице и меня пичкали какой-то дрянью, чтобы заглушить мои силы. И теперь вы верите, что я вас послушаю? Знаете, парни, слова о том, как вы мне рады, звучат неубедительно, когда вы держите меня на прицеле. Джет тихо рассмеялся. В глубоких темно-зеленых глазах, так нравившихся мне, было теперь непривычное выражение. Жестокое и фанатичное, не знаю, что из этого пугало меня больше. - Это крайняя мера, согласен, но рисковать мы не можем, - ласково отозвался он. В голосе послышалась слащавость, граничащая с отвращением. Ко мне, к Джошу, к себе, к этому миру - ко всему вообще. - Как вы попали сюда, как вам удалось? - поинтересовалась я. Джет сделал еще шаг вперед, но я вытянула вперед руку, ладонью направив ее на Джета. - Стой, где стоишь, а не то я башку тебе снесу. Ты знаешь, я могу. Не нарывайся. И отвечай на вопрос. Джет усмехнулся, подняв руки, мол, сдаюсь. И вернулся на место, на шаг назад. В воздухе повисла напряженная звенящая тишина, нарушаемая лишь тяжелым хрипловатым дыханием Эми, изредка прерывавшимся сдавленными всхлипами.

Game Master: И опять прошу прощения за задержку. + 10 - за грамотность + 100 - за отличный пост + 50 - В качестве компенсации за задержку. Итого: 160 бонусов Задание: Джет грустно улыбается и, показывая пальцем на Эми, говорит о том, что эта девочка вовсе не та, за кого себя выдает. - Эта малышка уже влюбила тебя в себя, верно? Так знай, что у генерала Кирби, нашего доброго папочки! таких девочек хоть отбавляй. Тихо и устало, почти безучастно, он начинает выкладывать вам факты - о том, что в лесу вас окружили и захватили намеренно, хотя весь отряд сражался за вас и многие, в результате, погибли. О том, что в больнице вас держали и пичкали опять-таки, по приказу генерала. Вас выдержали там до нужной кондиции, а потом сыграли в доброго полицейского. Напоследок вообще почему-то отпустив домой. Но правда не одну, а якобы с больной Эми. - Это - киборг. Качественно сделанный, но все-таки робот. Это она взорвала больницу. Это она будет, никем не подозреваемая, сеять горе и смерть... Мы должны убить ее. попробуете повернуть игру в другую сторону? )



полная версия страницы