Форум » Динамичная импровизация » Динамичная импровизация [Lonely Shepherd] » Ответить

Динамичная импровизация [Lonely Shepherd]

Game Master: Время и место: вне времени, магический мир Способности: остались

Ответов - 5

Game Master: Первое задание: тот, кто тебе дорог, попадает за решетку. Это магический мир, намного сложнее и могущественнее того, что можно было себе раньше представить. Первым делом опиши тюрьму, в которую он попал, самого заключенного - к какой расе он относится (колдун, демон, вампир или др) и его преступление. Высший совет приговаривает его к расщеплению. Разорванный на куски, он за свои преступления будет отправлен в разные уголки времени и пространства. Перед тем как привести наказание в действие, вам дают поговорить. Опиши начало разговора. Смысл концовки я объясню в следующем задании.

Lonely Shepherd: "18 сентября, 3045-ого года. Вот уже тридцать третий год моей жизни, который я провела здесь - в Падающем Каньоне, как раз возле пика Серого Уступа. До сих пор, я не нашла ни одного существа подобного мне, однако воли моей и знаний вполне хватает для того, что бы продолжать исследования и поиски. Мне почему то кажется, что я ищу не совсем там где стоило бы. Как будто, мне стоит лишь слегка приподнять вуаль этого измерения, всего на край слоя, и я найду под ним хотя бы одного индиго. Однако в подвластном мне измерении, не прожить столько, что бы оно было хорошим тайником для жизни. Потому что жизнь обратна этому месту, а значит - шанс встретить там иного индиго слишком мал даже для отведенного моему существованию временному отрезку. Сегодняшним утром, профессор Дойль прислал мне очередные копии своих исследований, о которых я упоминала в своих более ранних записях. "Голубь" собранный Оскаром работает прекрасно, даже спустя столько лет. Я всегда считала его талантливым механиком. Вскоре, я займусь изучением профессорских исследований в исторических архивах, вновь надеясь найти в них зацепку или упоминание о индиго, однако для начала, мне стоит спустится на плато, за новыми чернилами." Мишель слегка убавила свет, прикрутив дизельную лампу. Света из огромного окна напротив стола хватало в это время, что бы ориентироватся в ней, но не что бы писать. Пусть индиго умела затягивать на себе даже самые тяжелые раны, сращивать собственные кости и даже восстанавливать утраченые конечности с помощью силы мысли, но нормализировать зрение ей не удавалось, как бы она не старалась, зная, что всего через каких то сорок, а быть может, и меньше лет, она полностью посадит его, и тогда её поиски подойдут к концу. Слишком глупая оплошность для бессмертного существа. Потому, она старалась беречь свою способность к зоркому взгляду, хоть и в последствии её образа жизни последних лет, зрение слегка ухудшилось, не позволяя ей видеть далекие предметы иначе, как размытые силуэты. Однако слегка подсевшее зрение никак не помешало стосорокалетней девушке, выглядящей на двадцать три, отыскать и одеть теплую одежду. Разумеется - абсолютно кажуальную. Это были: красная, словно смородина маяка из прочной и мягкой ткани, тянущийся словно резина гольф из "менестрельского хлопка" тёмно-серого цвета, белые просторные штаны из ванадальской джинсы, которая так была похожа на вельвет не только внешним видом, и серые, словно цемент, высокие ботинки на множестве ремешках. В таких обычно путешествуют сталкеры, в поисках укромных пещер, в которых когда то хранили запасное топливо во времена Третьей Воздушной Войны, которая была шестьдесят семь лет назад. Нынче, найти патрон топлива подобной выдержки - означало стать богачом. Мишель застегнула любимый пояс с множеством самых разнообразных приборов, в отпись которых я ударюсь немног опозже, поскольку сейчас идет лишь скорое ознакомление с фигурирующим лицом, и имея терпение, вы сможете узнать довольно многое, если вас и вправду, это заинтересует. Сверху гольфа, Мишель одела белый жилет с коричневым, словно кекс, мехом внутри, который лишь слегка выбивался из под отверсти для рукавов и в полах. Поверх пояса, который уверено покачивался на бедрах бессмертной, она застегнула специальную набедренную повязку, которая скрывала содержимое её пояса, однако благодаря специально расположенным скрытым разрезам, выудить требуемый тебе инструмент, повязка не мешала. А длиной она была всего до колена, и открывала бедра по бокам. Снаружи было довольно холодно, ведь Мишель жила на высоте в несколько сотен метров над землей, и потому, она надела бледно-желтое плащ-пальто из тяжелой но теплой дубленой кожи, и белые меховые перчатки, что бы не отморозить руки. Собрав густые черные волосы в хвост, не утруждая себя заправить все прядки в него, индиго так же одела специальную кожаную шапку, которая прикрывала голову не только сверху, но и имела продолжение, сниспадая плотной тканью на спину и плечи, и плотно фиксировавшаяся с воротником жилетки, что не позволяло ткани слишком трепатся на ветру. Коричневые очки из вулканического стекла, напоминавшие лыжные, Мишель натянула на глаза, что бы защитить верхнюю часть лица от режущих холодом горных ветров, а нижню часть лица обмотала шарфом из меха теосийской гиены. Вскинув на плечо ранец с магическими безделушками, Мишель направилась к выходу, двигаясь в своих многоуровневых одеяниях даже слишком комфортно и проворно. Провернув в необыкнвоенном, на всю дверь, замке ключ, который по размерам был равен кочерге, коей мешают в каминах головешки, она впустила на порог своего жилища горный холод, не успела дверь, с поддатливым скрипом открыться. Нырнув в тусклый солнечный свет, коего в этом месте было не слишком уж много, Мишель затворила за собой тяжелую дверь своего жилища, надавив всем телом, и провернула уже по размерам схожий с обыкновенной вилкой ключик в едва заметной замочной скважине снаружи двери, заставляя её с необычным, цокающим гулом затворится. Мишель жила на довольно широком уступе, вечно покрытом снегом. Неподалеку стоял Голубь - летающий механизм, который был настроен на определнное количество взмахов механическими крыльями, и грузовым отсеком. По размерам он был как здоровый жеребец, и внешне действительно напоминал огромного механического голубя. В его спине находился грузовой отсек, и Мишель пользовалась им для того, что бы обмениватся своими исследованиями с заинтересованными в них личностями, и наоборот. Голубь прилетел вчера вечером, принеся известие о том, что вскоре профессор Дойль закончит свой последний труд и пришлет его копию, однако Мишель не заметила того, что увидела в механизме сейчас. В клюве механического почтальона намертво было ухвачено письмо. Неужели какое-либо добавление, которое профессор забыл вложить в основной контейнер? Мишель торопливо приблизилась к клюву, и, сделав пол оборота всё тем же ключом, коим она запирала дверь в районе "виска" на голове птицы, удерживая письмо одной рукой, а второй раздвигая клюв, вытащила конверт, а затем и ключ. Клюв с хищным щелком захлопнулся вновь. Нет никаких печатей и эмблем на конверте... Странно... Мишель вскрыла его сунула в карман пальто, после чего стала читать развернувшееся письмо. "Твой друг, Оскар Кроулетт был арестован. Сейчас его содержат в городской тюрьме Рэдхаммер, что находится в Науре. Его казнь состоится в скором времени." Не может быть! Оскар арестован! Это... За что его могли отдать под арест? Я должна срочно отправится в Наур. Полет в грузовом отсеке Голубя, был бы абсолютно невыносимым, еслиб ы всю дорогу Мишель не терзала бы себя раздумиями. Кому нужно было садить чуть ли не самого талантливого механика Бытия, и кто написал это письмо а главное - как он смог всунуть его в клюв? Никакие сенсетивные способности не давали девушке ни намеков, ни ощущений о том, чьей руке принадлежит письмо. Мишель была уверена, что это не профессор Дойль, чей почерк она знала слишком хорошо. А о её связи с ним не знал никто, кроме них самих. Быть может, написавший это письмо - является индиго? Через более чем сутки, которые Камю провела в медитации, сохраняя жизненную энергию, бодрость сознания и тела а так же позволявшей думать более ясно и открыто, она прилетела в небольшой поселок, обозначеный на "настроечной карте" на спине Голубя. Этот поселок находился в пятнадцати километрах от Наура. Зная, что оставлять Голубя без присмотра было неразумно, ведь его могли разобрать на запчасти и похитить, индиго отправила его обратно, в убежище, решив, что если потребуется, то доберется обратно с помощью своих немалых способностей. Затем, она дошла до самого поселка, ведь Голубь был настроен на посадку неподелку от него, дабы не распугивать жителей внезапным визитом. Здесь было довольно тепло, потому Мишель оставила жилетку и шапку в грузовом отсеке, а её плащ был расстегнут, а шарф спущен. В этом поселке, как и в любом другом, жили лишь аборигены этого материка, которые, хоть и отказались от принятия культуры Пришедших, однако имели с ними довольно интенсивную торговлю. Именно потому, Мишель без проблем добралась на специальном наземном трамвае до висящего в небе города Наур. Большинство городов Пришедших являлись летающими, благодаря настолько трудным технологиям, что даже бессмертная Мишель не желала вдаватся в них подробно, и знала лишь то, что в недрах этого летающего монстра, работают десятки тысяч механизмов, которые и не позволяют Науру рухнуть. Мишель сотни раз была в этом городе - сером и мрачном, однако он имел свою некую изюминку, которую девушке всё никак не удавалось определить. В тюрьме Рэдхаммер она бывала несколько раз, по различным причинам: опросить возможного индиго, или же вытащить того, кто может что то знать об этом. Потому Камю довольно быстро, в спешке, нашла её и вошла внутрь, где её встретил не слишком улыбчивый консьерж, облаченный в серую строгую форму, с красной вышитой лентой, идущей по диагонали его жесткого мундира. На голове консьержа, как и у любого стража этой тюрьмы, была серая фуражка со вшитыми черными очками. - Мне нужно навестить Оскара Кроулетта. - Не церемонясь произнесла брюнетка, торопливо подходя к высокому столу на постаменте. - Я его сестра. - Тут же отчеканила индиго, стягивая очки на шею и чуть раздраженно глядя на консьержа. Тот стал молча рассматривать список заключенных. - Его привезли к вам на днях. - Камера двадцать четыре. Камю быстро зашагала ко входу в камерный отсек. Её тщательно, но быстро проверили на запрещенные к проносу предметы, и попросили оставить пояс на входе, что Камю недовольно и сделала. Когда стражи дали добро на проход дальше, Мишель провели к камере Оскара, и, уведомив того через дверь, что к нему посетители, открыли тяжелую черную дверь, запуская индиго внутрь, и закрывая камеру. Это была сырая, однако довольно теплая комната в зеленых тонах. Голые пол и стены были покрыты дешевым и жестким кафелем. В одном углу находился санузел, а в другом была вмонтирована в стену койка. Оскар едва успел отложить примус, которым он смазывал свою механическую ногу, и улыбнулся девушке. - Ты довольно быстро пришла! - Говори - за что тебя взяли. - И без тени на улыбку или радость встрече, произнесла брюнетка, садясь возле него на койку, и очень серьезно глядела на единственного друга. Оскар начал рассказ.

Game Master: Бонусы: 100 Задание: Оскар рассказывает тебе, что его арестовали из-за последних экспериментов, которые он проводил. Вдаваться в подробности он не стал, но по словам и воодушевлению ясно, что он был на пороге грандиозного открытия, способного перевернуть человеческие взгляды на окружающий мир. Еще он говорит, что власти прознали обо всем и теперь его казнят из страха, без суда и следствия. Он называет тебе имя его друга, который создал аппарат используемый для казни. Есть способ надуть правосудие и если Мишель рискнет сделать это, она должна его найти. Опиши разговор и можно еще саму казнь расписать. Учитывай только, что это будет сделано на рассвете.

Lonely Shepherd: - Я наконец то смог создать это! - Воссторжено говорил своим полумеханическим голосом Оскар. Он смотрел на Мишель сияющими глазами, и невозможно было сказать, что они были не стекло-механическими. - Представляешь?! Столько лет я разрабатывал эту технологию, эти чертежи... Я потратил тонны бумаги на них, и вот наконец то мне удалось практически достигнуть создания моего детища! Наконец то что то достойное, понимаешь? - Оскар смотрел в фиолетовые глаза Мишель, взяв ту за руки. В его взгляде отчетливо читалась одержимость этой навязчивой идеей, а запястья начинали побаливать от его волнения. Мишель опустила взгляд на свои руки, намекая на то, что ей становится больно и что бы Инженер отпустил её. Оскар заметил этот жест, и раздраженно отпустил девушку, так же вскакивая со своего насеста. - Ты не понимаешь! - Я всё прекрасно понимаю. Но скажи - неужели ты опять пытался раздобыть человеческую ЦНС? - Потирая запястья и глядя на раздраженного Кроулетта, ходящего вдоль и поперек камеры на несмазаном механическом протезе. - Пф! Какая ЦНС, Мишель?! - Он наклонился к девушке. - Это разработка на порядки выше! Понимаешь - она перевернет сознание целого мира! Поставит устоявшиеся стандарты на край пропасти и изменит всё! Мы будем жить иначе. Лучше... Не будет никакой диктатуры! Не будет войн и голода, болезней и озоновых дыр! Оскар отпрянул, и отошел к стене, уперевшись в неё механизированной рукой. Наступило короткое молчание. Мишель знала, что Оскар был талантливым Инженером, и что он очень любил эксперименты - практически полностью механизировав своё тело. Что у него неоднократно возникали проблемы с властями тех городов в которых он объявлялся всего лишь на день, ибо посещал он мегаполисы лишь когда ему требовались запчасти. Уникальные запчасти. Юношеские сердца, которые являлись прекрасным вечным насосом, или же Центральная Нервная Система зрелого человека - служившая идеальным аккумулятором. Разумеется, Оскар находил дюжину применений лишь для одного вида запчастей. В конце концов он был неоднократно посажен в тюрьму, и неоднократно вытащен из неё Мишель, ведь по сути - она являлась его единственным другом так же, как он являлся её единственным другом. Они оба были вечны - Мишель ввиду своей уникальности существа, и Оскар - благодаря своей механизации. Зная, что для Инженера не было ничего важнее чем его разработки и механизмы, их изучения и создание, Камю всё равно держалась за него столь цепко, как держутся утопающие за последний осколок бочки, пока морская соль не разъест слизистые оболонки и пальцы намертво сомкнутся после жестокой смерти от жажды. В целях Оскара всегда стояло стремелние создать нечто вечное, или же, не менее сокровенное - создать новый мир. Однако он никогда не рассказывал о своих мыслях по поводу второй своей мечты, а Мишель, в шутку называл Идеальным Механизмом из-за её вечности и сокрушался, что природа оказалась в миллион раз искусснейшим конструктором нежели он. А сейчас, кажется, ему всё же удалось ухватить за винт свою мечту. - И вот теперь я здесь. Они обо всём узнали! Омез - этот кишащий паразитами комок продуктов переработки! Я уверен, что сейчас он пытается осмыслить своим ничтожным мозжечком мои чертежи, которые он прикарманил после моего ареста, я более чем уверен! Он же и здал меня! Нужно было ещё давно похитить его и переработать на топливо! Но нет, я был милосерден и терпелив... Нельзя! Нельзя быть милосердным к конкурентам! Их нужно давить и травить как тараканов! Везде и всегда! Ох как я зол! - Послушай, Оскар. У нас нет времени на твою злость. Тебя казнят со дня на день. И тогда ты не сможешь ни отомстить Омезу, ни закончить разработку всей твоей жизни. Однако Оскара было не так легко привести в нормальное состояние. Казалось, что даже его характер превратился в цистерну с топливом, которое легко нагревалось, как и полагалось, и медленно остывало. Он ещё несколько секунд разъяренно ходил вдоль камеры, под серьезным взглядом подруги, и едва удерживался что бы не разбить кафельные стены вдребезги от злости. - Да... Меня расщепят через двадцать семь часов и нужно что то сделать! Слушай - ты же индиго! Ты можешь что то сделать! - Оскар подсел обратно на койку, проницательно глядя своими абсолютно оранжевыми, стеклянными глазами на Мишель, которая уже давно привыкла к ним. - Нет. Ты хочешь - что бы за нами охотились? - Тогда я погибну, Мишель! Ты окончишь за меня мой проект, или Омез?! - Мы должны придумать что-нибудь другое, Оскар. - Серьезынм тоном произнесла брюнетка, глядя не на друга. Она действительно могла бы спасти его, просто забрав из камеры, но тогда вся империя объявила бы охоту на инженера - желающего уничтожить планету, и не было бы покоя ни ему, ни ей - последней кто входил в его камеру. - Что здесь можно придумать? Лишь побег! - На шипящий шепот перешел почти доведенный до отчаяния Оскар. - Нет. Должен быть ещё какой-нибудь вариант... Если тебя собираются казнить, то значит выкупить тебя не получится, и власть заинтересована в твоей смерти... Значит... - Значит я должен умереть. - Невесело усмехнулся Кроулетт, откидываясь спиной на стену, к которой была прикреплена кровать. Его выражение отчаяния на лице стало медленно перетекать в радостно-одержимое, а оранжевые глаза расширяялись от восторга. - Да! Я должен умереть, Мишель! - Что это значит? - Время! - Раздалось после двух стуков снаружи двери. Оскар резко придвинулся и быстро зашептал Мишел на ухо: - Найди Белую Тень! Ты найдешь его в "Психушке"! Скажи что ты от меня! Всё, иди! Мишель неторопясь встала, будто не зная - действительно ли ей уходить, или ещё остатся. Однако щелкнувший за спиной замок подсказал верное решение. Мишель вдохнула воздух, пронизаный паром и дымом, выхлопами и топливом. Широкие улицы были полностью заполнены различными автомобилями - рельсовыми и колесными, так же надземными. Различные длинные, словно реки трамваи, низколетные механолеты - одноместные, духместные и трехместные парили немного выше, летая строго в рамках высоких круглых зданий, напоминавших разнообразные трубы и печи. Асфальт был покрыт копотью, как и стены. Большинство жителей ходили с большими черными зонтами, которые подобно цветку колокольчика накрывали верхнюю часть их тела, а спереди имели прозрачную выделку - позволявшую им видеть куда они идут. Мишель старалсь не задерживатся на улице, поскольку она была без зонта, а покрытся копотью не слишком то хотелось. Белая Тень. Мишель никогда не слыхала об этом человеке, и понятия не имела - кто это такой. Однако она прекрасно знала где находится "Психушка" - дом отдыха, который являлся центром сбора подпольных новостей и иных, не слишком добропорядочных вещиц. Казалось, что там можно было добыть всё - вопрос стоял лишь во времени и деньгах, а так же продолжительности вашей жизни. Добравшись по серым и очень шумным, удушливым после горной местности улицам, Мишель вошла в довольно приметное своей потертостью и грязнотой здание. У входа внутри здания стояло большое зеркало. Мишель стала перед ним, и опустила очки на шею, замечая, что там где не было очков, кожа покрылась тонким слоем копоти. Через миг - на той стороне зеркала загорелась лампа, и выдала наблюдающего на той стороне мрачного мужчину в годах и усах, который, узнав индиго, нажал на рычаг, отпирающий дверь справа от девушки, в которую та тут же нырнула. Довольно тихий холл. Это вам не грязные пабы, вечно шумные со скопищем разномастных отбросов. Мишель подошла к консьержу, сидящему на кресле возле дверей ведущих в лифт, и читающему свежий выпуск газеты. Мишель неторопливо двигалась к нему, через весь холл, оглядываясь по сторонам. На розово-красных стенах висели различные картины, чей автор явно страдал на шизофрению. Он явно пытался описать историю мироздания в своем понимании и описать исторических личностей своей кистью, однако его работы в итоге походили на смесь мазни пятилетнего ребенка с самым жутким и непонятным кошмаром. - Мисс Камю, давненко вы к нам не захаживали. - Произнес сидящий в кресле консьерж, когда Мишель практически приблизилась к нему. Он опустил газету, открывая лысую голову и чернокожее лицо. - Слишком грязно здесь у вас. - Сухо ответила Мишель, зная, что слишком грубой здесь быть не стоит. - Мне нужен Белая Тень. - Белая Тень? И почему же вы взяли, что найдете его здесь? - Вопросительно вскинув бровь, поинтересовался мужчина. - А где тогда, если не здесь? - Наклонившись к консьержу, вкрадчиво поинтересовалась Камю, пронизывая того взглядом. - В таком случае... - Мужчина нажал на кнопку, висящую над его креслом, и лифт с цоканьем открылся. Мишель вошла внутрь, и дверь закрылась, а на последок она услышала пожелания "Всего доброго". Девушка не засекала сколько она ехала, однако по ощущениям, ехала она вниз, и уже довольно не мало времени, пока наконец, лифт медленно не остановился. Дверь открылась, и перед глазами Мишель предстала комната. Вся в тёмных тонах, и урчании приборов. - Белая Тень? Я пришла от Оскара - ему нужна твоя помощь. Ответа не было. Камю прошла вглубь комнаты, осматривая её. В ней царил полный бардак, ио на не могла сказать, что приборы стоящие у стен и в углах - служили мирной цели. Они больше походили на боеголовки или орудия пыток. Неудачные, или же напротив, разработки оружия. Мишель прошла к металлическому столу, на котором лежали различные чертежи и милиметровки. Камю не слишком хорошо разбиралась в подобных вещах, однако было интересно в любом случае. Хозяин, видимо был пока чем то занят, и раз до сих пор не показался - значит не слышит её. Отличный повод узнать немного больше о Белой Тени. Полистав ещё несколько папок с чертежами, Мишель случайно взглянула на стену над столом, и заметила прибитые гвоздями чертежи Расщепителя. Того самого, которым через день казнят Оскара. - Что, пришла воровать мои разработки, или же - испытать их на себе? - Раздался глухой голос сзади, и Мишель быстро обернулась, отходя назад и уперевшись в стол. - Белая Тень - Кроулетту нужна твоя помощь. Хотела бы оставить разговор на следующий пост, как и саму хитрость с Расщепителем.

Game Master: Бонусы: + 10 - за грамотность + 20 - за скорость отписи + 50 - за отличный пост Задание: жду следующего поста. Казнь Кроулетта должна по задумке пройти так, чтобы Мишель понадобилось путешествовать во времени собирая его по частям.



полная версия страницы