Форум » Динамичная импровизация » Apollon [Динамичная Импровизация] » Ответить

Apollon [Динамичная Импровизация]

Game Master: Первоначальные условия. Время: 21 век Место: Нью-Йорк Десмонд Люций Трэнтон - младший сын демона Дэспаера, аристократ до мозга костей. Ты любитель шахмат, только обычная игра давно не удовлетворяет твои потребности. Разговор со светлой стороной во время очередной партии наводит тебя на мысль, что герои в масках являются самыми подходящими шахматными фигурками, которые при желании можно обратить на "неправильный путь" и окрасить в черное. Весь мир превращается для тебя в подобие шахматной доски, на которой ты передвигаешь настоящими людьми. О силах: остались

Ответов - 9

Game Master: Первый пост: начни с той игры со светлой стороной (ангел или чародей), которая навела тебя на мысли о проверки героев. Опиши разговор, который подтолкнул тебя к дальнейшим действиям.

Apollon: - Десмонд, ладья так не ходит, не придумывай, пожалуйста. - Но почему, пап? Почему она не может ходить так? Ведь тогда получится очень удобно, я смогу забрать твоего ферзя… - Потому что существуют правила, Десмонд – Люций само терпение, он берет белую фигурку из руки сына и ставит на место. - Ты говорил мы выше правил, – невинный взгляд темно-серых глаз. Дес сидит напротив, на высоком деревянном табурете и, болтая ногами, играет или скорее пытается играть в некое подобие шахмат, на ходу придумывая свои правила и добавления к ним. - Десмонд, – Трэнтон-старший останавливает руку сына, который уже ведет свою пешку через всю доску и какими-то одному ему известными ходами… - Десмонд, - Люций слегка сжимает маленькую ручку в своей, пытаясь привлечь внимание сына – давай ты сначала освоишь классический вариант, а потом уже начнешь импровизировать, хорошо? - отец улыбается, но Десмонд - папин сын, поэтому он говорит: «Хорошо, папа», и дальше играет по правилам. В комнате горит лишь небольшой ночник и потому по углам комнаты шуршит мохнатыми тенями темнота, пролетая мимо распахнутого окна, громко ухает филин, но Дес не видит ничего кроме клетчатой доски перед собой. Здесь фигуры творят что хотят. Здесь одна армия, возглавляемая великим полководцем Десмондом Трэнтоном, даром что он босиком и в пижаме с медвежатами идет на штурм редутов другой не менее опасной армии, которою также, только переползая на подушку и почти уже скинув на пол большое тяжелое одеяло, возглавляет сам Адмирал Десмонд Трэнтон. Дес – волшебник, его фигуры передвигаются сами, его кони ржут и бьют копытами, его офицеры закалывают пешек противника маленькими штагами, а коронованная чета как с одной так и с другой стороны, не забывает между боями пить чай из крохотных чашечек и лишь иногда, вдруг вскакивают и визгливыми тоненькими голосами начинают отдавать команды и кидать свои войска на баррикады противника. «Дорогой, ложись спать» - произносит ласковый голос в голове мальчика. - Сейчас, мам, - нетерпеливо, у адмирала Трэнтона явные проблемы, Дес спешно переползает на другую сторону кровати и пытается стянуть остатки армии на защиту Черного короля. - Завтра доиграешь, сын, ложись, уже поздно – как всегда папа говорит тихо и спокойно, но, тем не менее, это не дает повода его игнорировать. - Ну во-о-от… - тянет огорченно Десмонд, но все же аккуратно леветирует шахматную доску на стол и послушно забирается под одеяло. Он быстро засыпает безмятежным сном набегавшегося за целый день ребенка и ему сняться огромные башни-туры, бравые черноусые офицеры, королева похожая на маму и он сам верхом на боевом белом скакуне и с деревянной саблей в руках… Высоким тонким четырнадцатилетним подростком стоит Десмонд, облокотившись о каминную полку, и несколько флегматично крутит родовой перстень на левом мизинце. За окном поздняя ночь и глубокое темно-синее небо в россыпях звезд, а рядом на небольшом столике лежит развернутая шахматная доска, а на ней - некая партия.… Не отрывая от нее взгляда, младший Трэнтон толкается лопатками, подходит ближе и садиться в глубокое обтянутое бордовым шелком антикварное кресло. Недалеко стоит один из первых роялей Bösendorfer, сделанный в свое время он и сейчас звучит так же богато и насыщено… Десмонд ласково проводит рукой по его черному крылу... Несколько минут он все так же пытается решить в уме задачу, которая представлена здесь антагонистическим рисунком шахматных фигур. Резко дергает удавку галстука, …темно-серый, - он так подходит к твоим глазам, милый… Запонки не глядя, бросает на стол рядом с доской, небрежно закатывает рукава тонкой ослепительно-белоснежной рубашки с выбитой монограммой по уголкам манжет… Вынул из воздуха книжку, залистал рассматривая, ища похожий рисунок, знает что ответа там не найдет, что это малодушие искать подсказку, но уже так поздно, а решения как не было, так и нет, нет даже намека! Взрывной характер – книга летит в стену, глухо ударяется о нее и с жалобным шлепком падает на пол. Вскочил, несколько раз нервно сжал уже вспыхнувшие ладони, и попытался взять себя в руки – так в шахматы не играют, в классический их вариант точно… не играют,… и обернулся к роялю. Постоял еще мгновение, потом откинул крышку и сел. Несколько секунд просто смотрел на черно-белые клавиши… Надменная и гордая осанка, его чертова аристократическая выдержка, его идеальность. Он так хорош и так утонченно воспитан, он воплощает в себе все самое лучшее от демона страха и все самое изысканное от богини любви. Не потерять голову, не утонуть во вседозволенности… отец просто присылает ему задачу, одну картинку, некий набор символов... но за ними стоит этот рисунок на доске.. и Десмонд не может сказать, как его развязать, да, черт, идеальный мальчик не знает… тонкие пальцы опускаются на клавиши… Страстная, мощная музыка Бетховена. Помноженная на вспыльчивый характер демона она в своей экспрессии кажется, способна разрушить этот замок до основания. Десмонд наслаждается каждым звуком, в каждое движение вкладывая всего себя, всю свою усталость, все свое отчаянье и неудовлетворенность… Несколько вальсов Шопена сменяет любимый отрывок из концерта Рахманинова… Десмонд отдавал музыке все что мог, весь огонь, что горел у него внутри, всю страсть и противоречивость собственных чувств… а она в ответ рассеивала то напряжение, копившееся столько бесконечных часов….. Воздух вокруг мерцал и дрожал, вибрировал, наполненный не только удивительными звуками, но и магией… Внезапно оборвав мелодию на самой высокой ноте, Десмонд вдруг захлопнул крышку, встал и стремительно подошел к доске. Замер, задумчиво наклонив голову набок, челка черным крылом упала на глаза, но он не спешил ее поправлять… так же резко выдернул из воздуха листок и перьевую ручку. Царапая на весу бумагу и пачкая пальцы в чернила, написал несколько строчек, положил среди шахматных фигур и «прыгнул» к себе – теперь можно было отправляться спать – задача была решена…

Apollon: Солнце заливало жаркими лучами мощеную, словно сошедшую с картины Матисса улицу на окраине Барселоны. Особенно тяжело приходилось уютному дворику небольшого кафе. – Signore! Todavía la botella de la vino, por favor…. Хозяин кафе как-то несколько странно посмотрел на них с Тео, но все же одарил улыбкой. Он готов был улыбаться всякому, кто обладает способностью столько выпить. – Не нравится мне, что он так смотрит на нас…. Где его манеры, мм? Или он сомневается в нашей платежеспособности? – сегодня в виду погоды и такого же настроения Десмонд был одет совсем не аристократично - в футболку, джинсы и легкие мокасины, а растрепанная прическа лишь довершали его образ студента на каникулах. - Так я могу устроить ему встречу с Мидасом, мне совершенно нетрудно ведь…– сказал Десмонд, и его почти уже черные глаза опасно блеснули.. – Да ну, оставь, он просто не привык к таким посетителям.. – В этом ты, несомненно прав, дружище Тео, – шах тебе. – Где? Не может быть, я же смотрел… День был теплым и приятным. Они сидели за плетеным столиком в тени старой раскидистой оливы и, неспешно потягивая вино, играли в шахматы. Был конец мая и налитые соком под жарким весенним солнцем, созревшие маслины осыпались с ветвей и, раскатившись, блестели кругом россыпью драгоценного черного жемчуга. - Что я скажу тебе, Про… - Десмонд покрутил в пальцах широкий квадратный стакан, понюхал его содержимое – хороший Абсент, еще что ли заказать… Ты не заглядывай в будущее, а просто играй по правилам… Сидящий напротив Протео, был один из немногих с кем Десмонд смог подружиться за годы обучения магии. Они вместе состояли в учениках одного чародея, вместе изучали руны, у обоих получалось не совсем гладко, и они оба тосковали по дому – ничего интересного в каждодневной зубрежке они не находили. Чародей был пожилым и дотошным, а понятие «веселье» явно было искоренено им из собственной жизни еще многие годы назад. В его старом довольно уже обветшалом доме, насквозь пропахшем книгами, пылью, старыми пергаментными свитками и чернилами, для ребят не было никакого развлечения, пока однажды Десмонд не нашел на чердаке коробку с шахматными фигурами. Доску нарисовали на куске картона, и долгие зимние вечера стали проходить в баталиях и сражениях. Протео играл неважно, даже слабо, но он умел предвидеть будущее. Замирал на секунду, заглядывал на немного вперед, видел возможный ход Десмонда и свои фигуры ставил соответственно. Сейчас же Протео являл собой то, что люди называют счастливым стечением обстоятельств, везением и фартом — он стал ангелом, корректирующим судьбы людей. Немного подправить здесь, отвернуть неприятность там... он видел, читал судьбы смертных и понемногу их исправлял. Он не мог изменить их кардинально, не мог уберечь человека от смерти или тяжелого недуга, но мог привести в парк понравившуюся девушку, мог помочь найти заплаканному ребенку игрушку, и подтолкнуть шарик в барабане лотереи, чтобы разочарованная уставшая женщина с тремя детьми выиграла немного денег... Он делал людей чуточку счастливее, он дарил им мгновения радости тем самым, оттеняя все то серое, что окружало их в этой не простой жизни. - Но люди, порой так слепы! - в сердцах воскликнул светловолосый, голубоглазый с россыпью веснушек на лице - все подстать профессии – молодой человек. - Вот взять этого Стива... ходи, Десмонд, вот я походил уже.. - Да, я вижу, шах тебе, Тео... а что за Стив? - на самом деле Десмонду было не интересно, его не волновали судьбы отдельно взятых людей, особенно тех, кого он даже не знал. Но Десмонд воспитанный молодой человек и поэтому он вежливо поддержал разговор. К его удивлению Протео вдруг смутился и отвел взгляд в сторону. - В чем дело, Про? Почему какой-то Стив заставляет тебя краснеть? - Дело не в нем, вернее не так... дело в том, кем он является.. - И кем же? - Десмонду стало любопытно. Он выпрямился, махнул хозяину, чтобы тот принес еще одну бутылку вина и, улыбаясь, повернулся к представителю Светлой стороны. - Понимаешь... - Протео залпом допил бокал протянул руку и ему точно на ладонь упало несколько оливок - понимаешь, иногда мне хочется не просто помогать Питеру, Молли, Джессике, Джону и так далее, а сделать, совершить что-то действительно стоящее... - косточки от оливок аккуратно сложил на краю тарелки, а сам вопросительно посмотрел в лицо демона - не высмеет ли? Десмонд не стал смеяться, а просто кивнул, чтобы Протео продолжал. - Если помочь не простому человеку, а кому-то более значимому.. - то это как большой камень брошенный в воду, от него круги пойдут больше чем от маленькой гальки. Слишком со многими людьми он повязан. - Так что это Стив? - Аа, увалень - Тео устало махнул рукой. - Просто крепкий парень с хорошей реакцией, не более того. Я несколько недель толкал к нему эту девушку. Я знаю где он обычно обедает и все эти недели туда же захотела, ну как захотела, не без меня, конечно, захотела ходить обедать та девочка. Она подходит ему идеально, а счастливый супергерой, это согласись немало. Счастливые, влюбленные супергерои способны горы свернуть. - При чем здесь герой? Или Стив это.. - Да, он. Капитан. Десмонд засмеялся: — Так он не обратил на нее внимания, да? И не стал счастливее? - и вдруг резко оборвал смех, прищурился, задумчиво посмотрел на шахматную доску. Взял со стола пешку, подумал, поставил на место и взял в руки слона... - Так ты говоришь, влюбленный герой может всех победить, мм? - Ну не всех, но смысл ты уловил верно, да... - А если герой будет не влюблен, а наоборот? - Тоже самое, наверное, в принципе, только вместо спасать котят для старушек, он этих самых котят по зашвыривает куда подальше... - Хмм... - Десмонд задумчиво крутил в руках шахматную фигуру. - Круги говоришь, от значимого человека... а в нашем случае от придурка в разноцветном трико... - Десмонд, не называй его так, он помогает людям.. - Но в трико же... - он улыбался, а перед его мысленным взором по черно-белым мраморным плитам передвигались герои в масках… Они убивали друг друга, и отнимали власть, они приносили жертвы гамбитами и разыгрывали чудеснейшие этюды...

Game Master: Apollon + 10 - за грамотность + 20 - за скорость отписи + 150 - за отличные посты Итого: 180 бонусов Ситуация: начинается подготовка к крупной игре. Ты выбираешь одаренных, которые будут участвовать: несколько со светлой стороны, кто-то с темной. Стив, Гарри, Питер, Эдди - тебе интересны все, кто обладает властью менять жизнь людей и кто эту власть направляет в то или иное русло. Начинается слежка. Ты становишься тенью каждой выбранной шахматной фигурки, изучая привычки, круг общения, слабости. Важна каждая деталь, потому что второго шанса все исправить и начать игру сначала уже не представится.

Apollon: - Кто? Кто, кто, кто… Кого мы позовем в нашу чудесную игру, мм, Десмонд? Что ты скажешь? Ну что я скажу… - молодой демон задумчиво вышагивал по своей квартире в Нью-Йорке и разговаривал сам с собой. Иногда в его интонациях явно проступала манера Трэнтона-старшего, но, рассуждая, таким образом, очень часто Десмонд находил именно то единственное и наиболее рациональное решение того или иного вопроса. - Итак! – резкий хлопок ладонями чтобы сосредоточится – что я хочу? Я хочу сыграть небольшой этюд. Доска? Доской, то есть шахматным полем выступит Город. Фигуры… мне нужно несколько кандидатур.. но.. – Десмонд остановился посреди гостиной и задумчиво потер переносицу – усложним задачу… белые, то есть Светлые будут играть черными… ну а кто-то из нашего Темного брата немного обелится.. не знаю еще зачем, просто так интересней. Задача была поставлена, но прежде чем приступить к ее осуществлению Десмонд решил пообедать. После взял чашечку кофе и вышел с ней на крытую террасу. Перед ним как на блюде лежало Большое Яблоко. С его глянцевой натертой кожурой Манхеттена и Бродвея, с его сердцевиной в виде Центра Рокфеллера, Здания ООН, и Уолл–стрит, и уж конечно не без червоточинки Гарлема и Южного Бронкса… Обычно, виду этой яркой броской открытки Десмонд предпочитал дубовую рощу и ленту реки на горизонте, а перед самым домом немного заросший английский сад… мамин розарий чуть в стороне, а небо над всем этим такое прозрачное, такое высокое, что кажется опрокинутым океаном.. Но как люди порой наблюдают за поведением муравьев, так и демон любил иногда постоять высоко над городом, его жителями, и их судьбами… Трэнтон сел в плетеное кресло и развернул утреннюю газету. Усмехнулся – на ловца и зверь бежит – почти на всю первую полосу было помещено фото летящего Человека-Паука. На заднем плане были видны деловитые полицейские, вязавшие каких-то незадачливых грабителей, судя по рассыпанной у их ног бижутерии ювелирного магазина. Толпа на фото ликовала, малыши прыгали при виде героя, а девушки смотрели вслед с восхищением и жадность захватчиков. - Хм.. Человек-Паук… Кто ты? Я даже не знаю о тебе ничего… Распластавшийся на фото сине-красный герой, будто сам просился в задуманную Десмондом небольшую игру. Оставалось найти этого Летуна и разузнать о нем как можно больше, ведь надо знать на какие кнопки стоит нажать чтобы герой сменил "окрас" своей стороны. Проще всего было позвонить Валентайну и затребовать, именно затребовать и никак иначе! досье на этого парящего членистоногого… Десмонд усмехнулся, вспоминая, как в детстве он любил иногда поизводить секретаря Трэнтона-старшего. Иногда доходило просто до ненависти.… Сколько раз проклятый Валентайн неслышно возникал, когда они с папой прогуливались по парку или когда творили что-то необычайно интересное в лаборатории, или даже когда просто проводили время в библиотеке. Отец читал какой-нибудь древний фолиант, или правил какие-то работы из университета, или сам писал что-то, время от времени прося сына принести ему ту или иную книгу. Конечно, он и сам мог призвать ее с помощью простенького заклинания, но он знал, как любит Десмонд срываться к полкам, а потом, сопя от тяжести, но улыбаясь от возможности помочь папе тащить к нему книги. Десмонд и так не слишком часто видел отца, так еще и в те редкие минуты вдруг как из-под земли выныривал хорек-Валентайн и начинал: - Милорд, у Вас сегодня назначена встреча… или – Милорд, Вы просили напомнить о… или - Я принес необходимые бумаги, сэр.. И все, папа на прощанье кивал Десмонду и уходил заниматься какими-то своими взрослыми делами. Дес порой злился необычайно, но существовало неопровержимое Правило – дома никаких превращений с прислугой. В том числе с Валентайном. Особенно с Валентайном. Потом когда Десмонд подрос, он понял насколько отцу, с его спокойным, довольно легковесным, выработанным столетиями отношением к жизни необходим был такой секретарь. Который всегда напоминал где, когда, во сколько, собирал необходимые данные, которые при желании Трэнтон-старший мог бы собрать и сам, но ведь есть Валентайн, не так ли? Вадь так удобней. …- Да, Десмонд, несомненно, ты отличный помощник, ты знаешь и умеешь очень много, и в магии, конечно, ты впереди Валентайна, это даже не обсуждается, но ты можешь пойти домой к профессору Страуту и взять для меня четвертую главу его диссертации? – и взмах руки, останавливающий уже готовый сорваться с губ сына ответ, что, конечно, он может, он прыгнет сейчас и возьмет, а если тот не даст он просто войдет и заберет ее! - Сын, ты - Трэнтон и мой наследник, ты не должен этого делать. Десмонду семь лет он очень зол и раздосадован, он стоит перед отцом сжимая и разжимая кулаки и гневно хмуря тонкие черные брови, думает - зареветь или нет. - Ты, ты… ты с ним всегда! – наконец выпаливает Дес и в сердцах даже топает ногой. – Я тебя так ждал, а ты уехал с ним на кофн.. на конфрен… на то гадкое заседание! – голос предательски дрожит и видно уже не очень хорошо, Десмонд сердито мотает головой прогоняя подступившие слезы и закусывает нижнюю губу, чтобы позорно не расплакаться. Помощники не плачут! Папа сидит напротив и абсолютно спокойно ест черешню. Берет из большой глубокой расписной тарелки ягодку, мгновение рассматривает ее и отправляет в рот. Потом так же спокойно протягивает руку и несильно нажимает Десу на подбородок, заставляя отпустить прикушенную губу, и с улыбкой спрашивает: - А люблю я кого, Десмонд, мм? Иди, дам черешенку…- он сгребает сына в охапку, притягивает к себе и протягивает на ладони несколько сочных спелых ягод… Десмонд улыбнулся памяти и решил, что на этот раз все сделает сам. Он сам найдет этого Паука, и все разузнает о нем. Для этого понадобиться не так уж и много… На ходу закатывая рукава белоснежной рубашки демон вернулся в гостиную. Постоял несколько минут неподвижно и с закрытыми глазами, а потом вдруг начал негромко петь. Он поднял руки, и ладони уже были в огне, и слово за словом он потянул заклинание, и принялся лепить, будто собирать горстями вдруг поплотневший воздух в некое подобие сгустка. Несколько пасов руками, несколько слов – уточнений… Слепленная огнем фигура незаметно начала приобретать необходимые очертания.… Еще несколько минут и Десмонд уже критически рассматривал собственное творение. Это был мужчина, вернее некое подобие мужчины, который недавно ограбил ювелирный магазин. Черты лица были нечеткие будто смазанные, но Десмонду это не важно. Еще раз внимательно осмотрел, развел широко ладони, несколько отрывистых слов и резко хлопнул – фигура мужчины исчезла. Демон удовлетворенно кивнул, накинул на плечи пиджак и пошел вниз, в Город. Неспешно прогуливаясь, он, наконец, остановился возле одного из закрытых уже ювелирных магазинов. Отошел чуть в тень - опять несколько слов хлопок и между ладоней Десмонда проступила, появилась та фигура, недавно созданная им в квартире. - Ну давай, парень, не подведи меня – будь достойной приманкой… - с этими словами Дес ударной волной просто вышиб дверь магазина и втолкнул туда лже-воришку. Завыла сигнализация, заоборачивались редкие прохожие, сверху начали распахиваться окна.. Десмонд ухмыльнулся и щелкнув пальцами растаял в воздухе. Все гениальное довольно просто в исполнении, но не всегда срабатывает сразу – Человек- Паук прилетел только на третье демоново ограбление, в первых двух прибывшая на место полиция с открытыми ртами наблюдала, как их клиент таял и исчезал в воздухе. Но когда тоже самое увидел герой в маске, он завертелся на месте, закрутил головой, будто почуяв опасность, и он был несомненно прав - пока он искал источник невидимой угрозы, Десмонд нехитрым заклинанием прицепил к его спине свою метку, а после, когда герой удалился, просто пошел по своему магическому отголоску. Когда Питер Паркер, на ходу вытирая голову полотенцем, вышел из душа своей маленькой квартирки, сидящий в продавленном кресле у окна невидимый демон внимательно рассматривал небольшую фотографию рыжеволосой девушки: - Ее зовут Мэри-Джейн, не так ли, Питер? - И беззвучно засмеялся, тайная жизнь Паука оказалась довольно банальной….

Apollon: Паук показался Десмонду не интересным. Парень был абсолютно не притязателен в своих желаниях. Ему не нужны были слава или деньги, не нужна была любовь женщин или обожание толпы.… У Питера Паркера было лишь одно желание, ну хорошо, два – это признание его летающей ипостаси Героем, ну и конечно Мэри-Джейн. Мэри хотели оба и Паук и Питер, но Питер кажется все-таки больше, наверное, Летун понимал, что изящно снять костюм в самый ответственный момент у него не получится. А если серьезно…. Десмонд поражался бескорыстию этого молодого человека. Он не брал за свои подвиги денег, он не спасал богатых и избранных, наоборот он работал денно и нощно, и если бы не насущная необходимость хоть иногда есть и спать, пожалуй Питер Паркер вообще бы перестал снимать костюм. Он хотел малого,… чтобы, когда он пролетал над городом, этот самый Город аплодировал ему стоя. То же образно конечно, но Питер очень расстраивался, завидев в газете гневную или оскорбляющую статью про самого себя. Вернее про того классного сине-красного парня. Питер любил его, и обижался за него как за родного человека. Сам, работая несчастным фотографом-курьером, зарабатывал сущие гроши - ни один банк не взялся бы кредитовать его ни при каких условиях, но зато у него был Паук. Там, в прыжках и полетах, в метких выстрелах и в установлении справедливости он спасался от всего этого - от нищеты, от маленького роста, от невозможности пригласить Мэри-Джейн в хороший ресторан и обеспечить безбедную старость своей тетушке… Несколько дней походив за Паркером словно привязанный, Десмонд узнал о нем все. Он видел как Питер разговаривает со своим костюмом, как старается сделать получше его… …черт, этого же его собственные фотографии!… чтобы потом продать их за несколько долларов, как он, заискивающе улыбаясь, искал в карманах мелочь на проезд в автобусе, в городском транспорте! но ведь он не мог позволить себе иметь автомобиль. Когда хозяин крысиной дыры, в которой жил Паркер стал однажды орать на него, Десмонд, невидимой тенью стоя позади молодого человека, заинтересованно прищурился – он ждал взрыва.… Ждал, когда Паркер очнется, когда он осатанеет, когда бросится на этого эмигрантишку, проломит его черепом дыру в стене, а потом паутиной еще долго будет швырять по углам его тело , ведь он же герой!.. или нет? Оказалось что Питер не герой, совсем. Но для плана Десмонда он вполне подходил. Перекрасить его означало – опорочить Человека-Паука, сделать так чтобы от героя отвернулись все, включая его обожаемую Мэри.. С героями нетрудно, надо всего лишь отобрать у них разноцветные трико. А без них, без того ослепляющего, обжигающего вены адреналина они уже не могут. Сначала, в темных наполненных смрадом мусорных бачков переулках, сидя в машинах, они будут слушать полицейскую волну, чтобы успеть, перехватить сигнал о вызове, будут бросаться туда со всех ног,… а там.. а там они обнаружат, что никому не нужны. Их объявят вне закона, их поставят на одну планку с преступниками… Некоторые начнут пить, некоторые попробуют найти себя в семье и работе,… но нет, тот адреналин, те овации, те портреты на весь разворот, те интервью, награждение у мэра, телекамеры… Ядом, разъедающим душу ядом, отравлены все герои. И вот когда Герой, будь-то Питер, или Стив, или еще какой-нибудь Мышь будут на грани отчаяния, вот тогда к ним придет Десмонд. К ним придет волшебник Десмонд, который, сладкоголосо воспевая оды и поливая елеем лести душевные раны Героя, изящным кивком укажет на виновников геройских бед и пообещает.. нет, не все и сразу, он пообещает одно – вернуть все как было. И Герой согласиться, чтобы хотя бы еще разочек одеть синие/красные/желтые рейтузы/плащ/дуплет - нужное подчеркнуть, еще раз увидеть мир в прорезях маски и еще хотя бы раз услышать рев ликующей толпы… Главное, чтобы Герой добровольно вызвался помочь, чтобы подписал необходимые бумаги, и вот тогда… тогда Десмонд заставит Героев творить такое, что.. - Как однажды отметил доктор Уотсон: « Как хорошо, что Шерлок Холмс не преступник…»

Game Master: Apollon + 10 - за грамотность + 20 - за скорость отписи + 100 - за отличные посты Итого: 130 бонусов Ситуация: ты выбрал светлую сторону, теперь нужно сделать тоже самое с темной. Врагов у Паркера много, может кого-то из них? Или, любой другой злодей Нью-Йорка, над которым можно поэкспериментировать. Плюс к этому, опиши еще одну игру со своим другом-светлым магом. Пусть он попытается доказать тебе в споре, что героя невозможно сделать злодеем.

Apollon: Узнав за несколько дней всю подноготную Человека-летающиего-между-домами, Десмонд легонько ментально «стукнул» настроился на связь с Протео: - Где ты , мой друг Про? Как обычно сидишь на облаке и, свесив ножки вниз, играешь на арфе? - Десмонд не удержался и хихикнул. - Очень смешно, Дес, – по голосу было слышно, что шутка ангелу не понравилась, и теперь он мог в любой момент ментально закрыться, а он был нужен демону по делу. - Ну прости меня, Тео, я больше не буду шутить про твою принадлежность к ангелам. - Да ладно, просто у меня тут не получатся в одном месте… никак не могу разрешить одну ситуацию, обязательно кого-то ущемляю все равно. - Да и у меня тоже не все гладко... – Десмонд вспомнил, что еще так и не выбрал на задуманную игру претендентов со своей Темной стороны и недовольно нахмурился. - Тео, давай встретимся может? Посидим, немножко выпьем, сыграем партию другую, глядишь и развеемся, а там и дела пойдут на лад, мм? - Нуу я не знаю, у меня неувязка же тут,… а ладно, к черту, что уж мне и головы не поднять? – непривычно резко взвился ангел. Десмонд присвистнул и рассмеялся: - Что я слышу? К черту? Что это Про - бунт на корабле? - Ну тебя, говори где, пока я не передумал.. – голос Светлого звучал серьезно и строго, но Десмонд все равно слышал в нем яркие капельки смешинок… Ужин в Ницце в одном из маленьких уютных ресторанчиков на Promenade des Anglais… Они сидели на улице, и, потягивая Chateau Petrus нового урожая, продолжали беседовать над шахматной доской. - Нет, Десмонд, что ни говори, а Герой он всегда остается Героем – это состояние души.. - Да ладно! – Десмонд махнул рукой, удобно откинулся в уютном кресле и достал закурил тонкую ароматную сигару – Герои, если это люди, особенно, я подчеркиваю, особенно если это люди - хрупки и уязвимы, поэтому превратить Героя – а Анти лишь вопрос времени и старания.. - Нет, Дес, ты не прав! Не говори так… я могу рассказать тебе массу историй, когда люди не отступали, когда оставались верны идее до конца.. - Протео, ведь мы говорим не просто об отдельно взятом каком-то человеке.. И я знаю историю Иова, и о том классическом пари между Богом и Дьяволом — улыбнулся, хитро прищурившись, - сейчас в какой-то степени мы даже повторяем эту историю, ты не находишь, Тео, мм? Демон, почти настоящий ангел и грешник.. Ну да ладно я все равно не силен в теологии. Так вот, Тео, сейчас мы рассматриваем именно понятие «Герой, облаченный в трико»… Как долго он будет оставаться таким, если он станет не нужен Городу, который обслуживает? – демон усмехнулся и провел рукой по воздуху, пробормотал несколько слов. У девушки официантки проходившей мимо вдруг подвернулся каблук, она охнула, покачнулась и возможно упала бы или, по крайней мере, уронила бы заказ, что несла клиентам, но Десмонд резко вскочил и услужливо подхватил ее под локоток. Девушка обрела равновесие, благодарно посмотрела на молодого человека и поспешила дальше. - Зачем ты это сделал, Дес? – Про непонимающе нахмурился. - Просто хотел тебе показать как некая малость может сделать из тебя героя… Протео посмотрел на девушку, отдав заказ, она пошла обратно, ну и конечно тем же путем, чтобы еще раз пройти мимо Десмонда. Но конечно и Дес знал об этом, поэтому, когда она с ним поравнялась, демон встал, вынул из вазочки на столе небольшую розочку, протянул, подарил, заворковал что-то на французском... через несколько минут девушка уже писала ему на салфетке свои координаты. После радостно улыбаясь убежала ко входу в кафе к своим таким же товаркам, они зашушукались, защебетали бросая заинтересованные взгляды на Десмонда. - А если я сейчас сделаю какой-то мельчайший промах, допустим, положу руку тебе на колено, они отвернуться от меня в один миг, моментально.…Тоже самое и с героями, пока они безупречны – они нужны, но если они совершают ошибку, ликующие толпы покидают их… - Дес, ты вроде и говоришь все правильно, но как-то… Ты говоришь, как демон-искуситель не иначе, здесь ты утрируешь, там умалчиваешь, а вот там откровенно передергиваешь. - А я и есть демон, Протео! – Трэнтон засмеялся – но в данный момент мне нужна помощь именно ангела – он сделал еще глоток вина и, прищурившись от сигарного дыма, сказал: - Про, расскажи мне все что ты знаешь про Стива с красивым звездным щитом. - Зачем тебе информация о Капитане, Десмонд? - Я решил провести эксперимент, Про.. Как раз в тему нашей с тобой беседы... Я хочу сыграть в шахматы, но с условием, что я поменяю масти… - Как это поменяешь масти? Подожди, то есть ты хочешь сказать, что выбирая на одну из ролей Капитана… - Да, он будет, допустим Темным, не черным, а именно Темным слоном, на ферзя он просто не тянет… - Что ты хочешь с ним сделать, Десмонд? - Протео, чьим подопечным, при чем не слишком уж удачливым подопечным был Стив Роджерс, выпрямился, поставил на стол бокал и внимательно посмотрел на худую фигуру демона напротив. Начинало смеркаться, за спиной Десмонда садилось солнце, и потому на краткий миг он показался Протео темной опаловой статуэткой высеченной искусным мастером, но забывшего вселить в нее душу.. - Ничего особенного.. – фигурка шевельнулась, закинула ногу на ногу, меланхолично сделала глоток из высокого тонкого стекла бокала и двинула вперед одну из фигур на доске: - Шах, Тео… - Нет, подожди, объясни мне… Я не хочу, чтобы ты… - Тео, я просто хочу показать, что в определенных обстоятельствах герой может поменять сторону.. - Нет! Стив не станет! - Тео? – иронично вскинутая бровь Десмонда и наигранно изумленная улыбка тонких губ. Протео стушевался, его щеки порозовели, и казалось еще ярче проступили веснушки на чуть курносом носу. - Я хотел сказать что герой, настоящий герой, он всегда такой, это его характер, ему не нужно принуждать себя, он вел бы себя так же, даже не будь он в трико как ты говоришь..., это все в душе, в сердце изначально понимаешь, Дес? - А что происходит с твоей душой, Тео, когда ты говоришь об этом бравом вояке, мм? - Не называй его так… - Протео устало потер переносицу, взял со стола булочку и стал кормить нескольких воробьев у себя под ногами. – Он.. он мне нравится.. не подумай ничего сверхъестественного! Он вскинул на демона гневный взгляд ярко-голубых глаз, но Десмонд в ответ протестующее поднял руки и постарался спрятать улыбку. - Просто у него такая судьба,… в общем я как-то прикипел к нему… сколько раз пытался ему помочь, чуть облегчить, подкорректировать, но этот увалень ничего не замечает, будто наперекор всему хочет всего добиться сам.. Что ты задумал, Десмонд? Обманывать ангела да еще глядя ему в глаза, это знаете ли искусство,… а если этот ангел еще и твой… друг? - Хочешь, продолжай помогать ему и дальше.. Ты увидишь, я и пальцем его не трону, не переживай.. – Десмонд чуть виновато улыбнулся – тебе мат, Тео…

Apollon: Долго, уже слишком долго кружил он над Городом, выбирая тех, кто в задуманной им партии наденет Белое, но чьи костюмы изначально должны были быть темны как южная ночь. Но теперь история начинала обогащаться красками. Заинтересовавшись, Десмонд даже забыл, что он невидим и захотел подойти взять со стола и рассмотреть поближе нескольких этих небольших круглых шаров, этих взрывоопасных «тыковок-бомбочек», смертоносных игрушек Хеллоувина… Определенно, выбор мистера Норманна, в качестве участника живой игры было верным решением. Когда Питер Паркер случайно вывел его на Осборнов, Десмонд прибывал уже в легком унынии - и тут такая удачная встреча! Как оказалось, Питер был дружен с Гарри - сыном мистера Нормана Осборна, видного ученого, у которого впрочем, была и другая, не менее интересная жизнь, чем и у летающего героя – Человека-Паука. А когда Десмонд узнал, что Гарри влюблен в ту же девушку что и Питер, он даже рассмеялся, на такую удачу он никак не рассчитывал. Дом Осборнов – уютный, солидный особняк, расположенный в престижном дорогом районе, конечно до Трэнтон-Мэнора ему было ох как далеко, но, тем не менее, здесь тоже был дворецкий, в гостиной - портрет хозяина дома, недурная библиотека и винный погреб… так зажиточный крестьянин пытается быть похожим на своего сеньора, но разница, несомненно, очевидна… Гарри Осборн оставлял о себе впечатление приятного молодого человека, хорошо воспитанного и без той нездоровой навязчивой идеи Паркера. А мистер Норманн… Десмонд ходил вокруг него кругами, не переставая удивляться, и задумчиво качая головой. Слишком много параллелей напрашивались сами собой. Но словно в комнате с кривыми зеркалами любого парка аттракционов – картинка, оставаясь нечеткой и гротескной, все равно угадывалась… Ученый, который пал жертвой собственного эксперимента... вам это никого не напоминает? …Июль, город плавится под палящими лучами полуденного солнца, и даже легкий ветерок с гавани не приносит должного облегчения. Десятилетний Десмонд сидит за столом рядом с Майклом и, подперев рукой щеку потихоньку начинает клевать носом. Этой ночью он почти не спал, но ведь ему в руки попала такая интересная книжка! Уснув уже под утро, он сначала долго не хотел просыпаться, не взирая на настойчивый писк будильника, но потом все же поднялся, и сонно протирая глаза, босой потопал в ванную - нельзя пропускать занятия просто потому, что хочешь спать, сам виноват же, чего ж? Но теперь сидя возле Майкла и слушая его ровный голос что-то объясняющий про доли полиплоидных зигот.. да еще эта жара… Дес не выдерживает и зевает вежливо прикрыв ладошкой рот. - Десмонд, ты спишь, устал? - Не, Майк, я не сплю, я тут, я слушаю, ты говори.. – Дес старательно таращится на своего наставника и с готовностью хватает с белого лабораторного стола, за которым они сидят чернильную ручку показывая, что он готов, он сейчас все сделает… ручку он держит вверх ногами. - Дес, иди ляжь, отдохни.. – Майкл улыбается его сонной мордашке и кивает в сторону дивана, который стоит в дальнем углу лаборатории. – Не, я не хочу спать, я буду занима-а-аться… - и опять зевает. - Бегом давай... иди, отдохни, малыш.. - Я уже большой… - Десмонд ворчит, ему неудобно, что он так сморился прямо на занятиях, но в глаза кажется, кто-то насыпал песку и потому он сонно сползает с высокого табурета и послушно идет в сторону дивана. Укладывается там с печальным вздохом. Комната с прикрытыми решетчатыми ставнями похожа на прохладный зеленый аквариум; и хоть на самом деле воздух в ней горячий и душный Десу кажется, что ему становиться легче, и он засыпает… Он просыпался медленно, и еще не открывая глаз и не совсем понимая где он, услышал некую жизненную историю… Ее рассказывал знакомый голос и потому было не страшно, это было как сказка хоть и печальная… В ней рассказывалось про одного ученого, Нобелевского лауреата.. про ученого в жизни которого были слишком резкие взлеты и падения. Десмонд беспокойно дернулся и, наконец, проснулся, сел на диване приглаживая вихры… Майкл сидел там же за столом и в его руках чернела маленькая коробочка диктофона…. Сущность, спрятанная под маской благопристойности не новость для Десмонда – он сам такой и папа такой, и вот Майкл тоже, и еще многие и многие демоны и другие мистические личности, но Норман Осборн это другое.. Добровольно колоть себя инъекциями, чтобы превратиться в монстра? Сладость обретенной власти? Но тайком? Это было похоже на какое-то сексуальное извращение… Десмонд озадаченно хмурил брови и продолжал наблюдения. Гарри… вот еще одна загадка… Скорее даже не просто он сам, а он и его взаимоотношения с близкими ему людьми. Популярный и богатый наследник Гарри в Университете сошелся именно с Питером, и еще до того как он стал Пауком – Дес специально «прыгал» посмотреть в прошлое. Но все равно.. Питер – умненький интроверт, с детства проводивший какие-то опыты в своей небольшой домашней лаборатории в то время как Гарри - не подающий никаких надежд в науке экстраверт. Быть может они сблизились, потому что были чем-то похожи? Может своим сиротством? Мать Гарри погибла, когда он был совсем маленьким, Питер не помнил своих родителей и жил у дяди с тетей, а отец Гарри… После очередной вспышки недовольства Нормана Осборна Десмонд тут же отправился домой, нашел Трэнтона-старшего и долго изводил его вопросами, устраивает ли он его как сын и наследник. Трагедия Гарри, в которой он друг Человека-Паука, но прежде – сын Зеленого Гоблина, мда.. Не удивительно, что еще одним его другом стали наркотики. Вся эта взрывоопасная смесь чрезвычайно занимала Десмонда. В его кабинете в Трэнтон-Мэноре не столе появилась развернутая шахматная доска, на которой стояло пять фигурок – Черные: слон – Капитан Стив Роджерс, и ладья – Питер Паркер и Белые: слон – Норман Осборн и за возможность неизвестно как взбрыкнуть под действием психотропных веществ, конь – его сын Гарри. Была еще пятая… небольшая ониксовая статуэтка демона…



полная версия страницы