Форум » Динамичная импровизация » High Evolutionary [Динамичная Импровизация] » Ответить

High Evolutionary [Динамичная Импровизация]

Game Master: Первоначальные условия Время- Наше время. Место: Необитаемый остров ( точное местонахождение неизвестно ) Ситуация: Очень долго он искал ответы на самые разные вопросы. В том числе и на вопрос о странной способности человека в минуты опасности или кризисной ситуации, активизировать свои практически безграничные резервы, скрытые где- то в глубинах человеческого подсознания. И этот шанс наконец выпал и ему, ведь как говорили величайшие ученые Эксперимент лучше всего проходит испытание практикой... О силах: Осталось только сознание и возможности хорошо развитого среднестатистического человека.

Ответов - 3

Game Master: Первый пост носить описательно- мотивировочный характер и являться завязкой основной идеи. Почему Эволюционист решился на этот опыт ? Почему выбрал именно себя ? В чем основной смысл самой затеи ? Пост так же должен содержать описание попадания на остров в следствии каких - либо действий ( неудачные расчеты эксперименты, добровольное перемещение, другие причины ), а так же описание окружающей обстановки, и обустройства с использованием тех предметов , которые есть в небольшом лежащем неподалеку деревянном ящике ( средних размеров топор, запас еды и питьевой воды на три дня, десять коробков спичек и маленький нож ).

High Evolutionary: Он прожил слишком долго. Эта мысль, возникшая у Герберта несколько дней назад, отказывалась выходить из головы, расцветая все новыми красками, внушая мысли, которых он прежде если и не сторонился, то старался избежать. Но Эволюционер знал на своем опыте: ученый не может долго скрываться от истины, и рано или поздно ему предстояло встретиться с последствиями самообмана. Вся его жизнь была бесконечным поиском истины, которому Виндхэм отдавал все свои силы и время, однако, в отличие от многих своих бесперспективных коллег, он не стал кабинетным теоретиком, рассуждающим о величии законов жизни за письменным столом. Для подлинного ученого-практика каждая гипотеза требовала проверки, каждая теория требовала эмпирических подтверждений, что же касается неизбежных жертв... Знание того стоило. Знание всегда того стоило. Иногда в его сознании мелькала мысль: что будет, когда наступит предел знаний? Что станется с ним и его жизнью в момент, когда больше нечему будет поражаться в этом мире? Когда будут выведены все законы, когда каждый чистый вздох, каждое непосредственное чувство найдет свое место среди графиков, холодным языком науки объясняющих все сущее? А ведь это вовсе не было невозможным: обладая сверхчеловеческим интеллектом, он был способен жить вечно, а это означало - познавать и познавать до тех пор, пока катастрофа вселенского масштаба не положит конец этому бесконечному опыту. Если же все тайны мира откроются перед ним раньше... Об этом Герберт старался не думать, всячески стремясь оттянуть этот момент. В этом бесконечном стремлении продлить свое осмысленное существование во Вселенной было только вопросом времени, когда предметом исследований Эволюционера станет он сам. Трудно было не замечать, как он привык к своим силам. Они давали ему власть над материей, позволяли даровать или отнимать силы, он мог создавать предметы из воздуха, понимал все языки мира, но не это делало его Эволюционером. И больше всего на свете ученый боялся, что забыл эту простую истину. Власть легко развращала даже лучших из людей, а ведь в прошлом он был человеком и до сих пор носил в себе гены Герберта Эдгара Виндхэма, что обрекало его на все типичные слабости, присущие этому виду. Это приводило к неизбежному, хотя и неприятному выводу. Как он мог стоять у руля эволюции, если по сути ничем не отличался от других существ, населявших эту планету? Кем, в конечном счете, он был - божеством во плоти или обычным смертным? Можно было провести сотню исследований и мучиться в их бесконечных интерпретациях, но существовал более простой способ узнать истину. Человечеству была присуща черта, издавна вызывавшая любопытство у виднейших мыслителей - способность в критические моменты преодолевать себя, перешагивая за пределы своих возможностей. С точки зрения теории эволюции в этом не было ничего странного: в борьбе за ограниченные ресурсы выживали лишь те, кто смог переступить через себя, доказав свое превосходство над другими особями. И теперь ученый желал узнать свое место в этой картине. Поставить себя в жесткие рамки, ограничить свои возможности лишь тем, что могло быть доступно простому человеку, а дальше... Дальше правда просто всплывет наружу. И если человеческая натура после этого эксперимента уже не будет вызывать у него отторжение, что ж... Значит, он ошибался, ошибался с самого начала, заняв место, на которое не имел права. Итак, задумка была ясна, однако ее воплощение в жизнь требовало определенной подготовки. С определенной долей досады Герберт был вынужден признать, что избавиться от своих способностей было несколько труднее, чем получить их. И трудность состояла не в том, чтобы лишить себя сил Эволюционера, вернувшись к состоянию Герберта Виндхэма, а в том, чтобы при этом оставить за собой возможность их вернуть - причем не при первой же встреченной трудности, а лишь тогда, когда завершится его опыт. Здесь Эволюционер не решился бы доверять даже себе самому, опасаясь, что искушение так или иначе настигнет его, заставив прибегнуть к сверхспособностям, когда речь шла об испытании его способности выживать. Это означало, что экзоскелет, который содержал запись его генетического кода, позволяя в один момент снова сделать его Высшим Эволюционером, необходимо было оставить здесь, на Вундагоре. Но как он вернется назад? На этот вопрос у Виндхэма тоже был ответ. Это был последний день в обличье Эволюционера. Виндхэм стоял посреди просторного зала, рядом с круглым столом, в середине которого покоился огромный камень с воткнутым в него мечом. То, что казалось на первый взгляд патетическим заигрыванием со Средневековьем и почерпнутыми из него наивными легендами, имело простой практический смысл: меч представлял собой мощнейшее телепортационное устройство, способное призвать Эволюционера, где бы он ни находился, в эту комнату - стоило только вырвать меч из камня. За последние несколько лет, пока Герберт отсутствовал на Земле, никто из Новых Людей так и не воспользовался этим знанием, зная, что вызвать их божество, не имея на то важной причины, означало обречь себя на суровое наказание - ведь даже сам Эволюционер был не в состоянии сопротивляться воздействию устройства. Но теперь речь шла о воле самого мастера. Он поднял глаза, как будто в первый раз оглядев это пустое помещение, где время от времени собирались для военного совета Рыцари Вундагора. - Лорд Тигр, - голос Эволюционера прозвучал тихо, но этого было достаточно, чтобы фигура человека-тигра в доспехах отделилась от стены, приблизившись к хозяину Цитадели. Преданный ему глава Рыцарей склонил голову, выражая свое почтение и готовность слушать последние наставления своего мастера. А тот не спешил, стараясь запечатлеть в своей памяти последние ощущения безграничной власти над своей судьбой. - Через три дня ты вытащишь меч. Пока же Рыцари Вундагора находятся под твоим началом. - Как вам будет угодно, - спокойно и с достоинством произнес Тигр, еще раз склонив голову и, повинуясь невербальному сигналу, направился к выходу. А Герберт обернулся к камню и слегка поднял руки вверх, готовясь к путешествию в глубины человеческой натуры. Костюм слетел с него по частям, повинуясь силе мысли, а его отдельные детали сами собой вновь сложились в фигуру Эволюционера, которая встала у стены подобно статуе, и только пустые темные глазницы говорили о том, что это был не сам Эволюционер, а всего лишь его блеклая тень. Затем Виндхэм сосредоточился, и по его телу прошла неприятная дрожь - отголосок сил, которых он себя лишал. Последняя выжатая им из самого себя капля пошла на то, чтобы телепортировать себя на остров, обнаруженный им совсем недавно, заброшенное местечко, неотмеченное на карте, куда никогда не ступала нога человека, а оказавшись там, окончательным усилием воли избавил себя от этой силы, подавив вместе с ней и способность менять генотип, делавшую его богом. Опустившись на одно колено, он зачерпнул ладонью песок, наблюдая, как крохотные частички уходят сквозь его пальцы, падая на влажный берег. Еще минуту назад он был человеком, в руках которого были все эти песчинки, теперь же он сам был не более чем песчинкой, и лишь, что его верный слуга выполнит приказ Эволюционера, служило гарантией возвращения к прежнему величию. Но каким бы сомнительным теперь ему ни казалось собственное решение, отступать было некуда. Сделав шаг вперед, Виндхэм отволок подальше от воды заранее переброшенный сюда ящик, в котором находилось все необходимое на первое время, и принялся отдирать крепко сбитые доски. Неожиданно он остановился, подняв руку и с интересом разглядывая крохотную капельку крови, застывшую на его пальце от вцепившейся в него занозы, а затем улыбнулся собственному бессилию и продолжил работу. До заката предстояло сделать еще очень многое... Первичный осмотр острова не обнаружил никаких признаков животной жизни, что уменьшало вероятность попасть в руки хищников, но отнюдь не устраняло ее: какие-нибудь существа могли скрываться в свои берлогах, выходя на охоту лишь ночью. Другой проблемой была погода: тропики предполагали возможность проливных дождей, и именно это сейчас больше всего заботило Герберта. Благо, заранее приготовленные припасы лишали его необходимости искать пищу, поэтому весь свой оставшийся день он мог посвятить созданию убежища. Первый удар топора по дереву вселил в него странное ощущение. Он уже давно не опускался до ручного труда, используя для этих целей своих созданий или создавая все необходимое ему из воздуха, но теперь этот примитивный человеческий труд казался Герберту Виндхэму таким же естественным, как все то, что казалось естественным Эволюционеру. Когда же ученый покончил с рубкой, и перед ним выстроилась кучка длинных неровных деревянных стержней, он принялся обустраивать свое новое жилище. Сначала крепко воткнул стержни в землю двумя аккуратными дугами, которые исходили в обе стороны от одной особенно толстой пальмы и, не смыкаясь, оставляли между собой расстояние чуть больше человеческой ширины, которое должно было служить входом. Затем натянул между двумя дугами пальмовые листья в несколько слоев, проткнув их концы стержнями так, чтобы создать некое подобие крыши. К тому моменту, как он закончил, небо затянула темно-синяя оболочка, указывавшая на то, что наступала ночь. Устало опустившись на землю, Герберт откинул голову, взглянув на далекие звезды и как будто в последний раз прощаясь с привычным ему наследием Эволюционера, а затем щелкнул спичкой, зажигая оставшуюся после рубки кучку сухих мелких дров. Съестные припасы уже были перенесены в новое жилище, а нож висел на поясе в положении, при котором его можно будет максимально быстро пустить в ход. Оставалось только пережить эту ночь...

Game Master: + 10 - за грамотность (за каждый пост) + 20 - за скорость отписи (за каждый пост, если отпись за менее чем 24 часа) + 50 - за неординарность, ловкость и смекалку (за каждый пост, если действительно удивительно ловкий и адекватный ход отписал игрок) Ночь встретила Герберта теплотой и относительным уютом. Все эти три дня не было дождей, да и вредных обитателей на острове не оказалось тоже. Впрочем, на острове вообще не было никого кроме самого Эволюциониста, и жизнь на острове все эти три дня можно было считать просто долгожданным отдыхом для ума и тела, ведь даже великим иногда нужно отречся от всех дел, что бы восстановить свои силы. Однако самое сильное потрясение его ждало на третий день, когда пришло внезапное осознание того, что Лорд Тигр не активировал устройство, или же возможно не захотел его активировать? А тем временем значительно уменьшившийся запас еды оставлял желать лучшего... В посте указываем на новые события произошедшего, отмечаем свою на них реакцию/ размышления/ волнения. Ищем выход из сложившейся ситуации.



полная версия страницы