Форум » Арена » St. Andersen versus Fleecer » Ответить

St. Andersen versus Fleecer

St. Andersen: Место: Заброшенная стройка События: Просто схватка.

Ответов - 8

Fleecer: Башка болит… невозможно, нет ну это же просто полный… говорил себе уже много раз, что выпивая с этим твердолобым лосём в камуфляже цвета хаки, и безупречной голливудской улыбкой, нужно помнить, что первый признак, утреннего похмелья, это поблёскивающее дно энной бутылки, а уж потом неожиданное пробуждение, аля Белоснежка… ну хрен с ней, её хоть семеро гномов ждали. Стая называется… Один за всех и все за одного, да я ж брат тебя уважаю, ты ж мне как родственник, брат, эх… Одни пустые слова, а на деле, следы недавно потушенного костра… не хочу даже думать как его тушили эти болонки бесхвостые... да и озвучивать очевидные вещи, как то… кхе… Нужно подняться… всё тело ломит, догоню убью. Зиглер подонок, ублюдок, чирьи на заднице стаи. А ещё Вожак… Хорош же пёс, бросать своих, на поле брани… Гусар должен плечом к плечу непреклонно стоять рядом с товарищем, хоть на эшафоте, хоть в кабаке, лёжа мордой в салате и шевеля тараканьим усищами, посапывая и кряхтя от случайно втянутой в ноздрю горошины! Это априори мать вашу, аксиома! Эх, если друг оказался вдруг… Я осторожно встал с земли, одной рукой опираясь на зудящее колено, а другой держась, за чугунную голову, вопившей как набатный колокол в воскресный день. Отрешенно оглянувшись вокруг, я смутно восстанавливал в своей памяти картину произошедшего здесь, на этом самом месте, вчера ночью. Удачная охота, наш Акелла местного разлива, к сожалению не промахнулся… отметили, а вот как? Понятное дело как, но подробностей бы побольше… ладно догоню выбью силой из этих уголовных морд признание и полный отчёт о вчерашнем «мероприятии». Было раннее утро, солнце еле-еле лениво выползало, из-за горизонта, робко ощупывая землю чуть тёплыми лучами. Ещё пепельно-серый небосвод, низко нависавший над сухой перерытой кем-то целиной, хмуро поглядывал на недостроенный фасад массивного здания, вросшего прочными корнями фундамента в грубую роспашь некогда девственной почвы. Кирпичное сооружение должно было, судя по всему быть швейной фабрикой, или же здесь задумывалась мастерская по изготовлению обуви, да в прочим и не важно… сейчас это унылое сооружение, посреди раскидистого пустыря, огорожённого со всех сторон прочной металлической сеткой, чуть поддавшейся за долгие годы забытья бурому коррозийному налёту ржавчины… Да местечко нашли первоклассное, тут тебе и вид на памятники архитектуры и массовочка ничего так, живописная. Отель пять звёзд отдыхает…

St. Andersen: На горизонте маячил силуэт ужасного и обшарпанного здания. Похоже оно было на старый башмак который не мыли лет десять и не снимали лет десять. Оно стояло за городом. В десяти километрах от него и от какой-либо оживленной трассы по которой ездили машину. Тут-же просто росла трава и только-то. А росла она почему-то в огроженной территории, а не за его пределами. Так или иначе это была земля Андерсена и ему доложили что тут напали на охранника и забрели в здание. Он-бы мог послать сюда полицию или, скажем, несколько дуболомов которые-бы уладили это дело, но обратившись к магии, смотря сквозь нее, Андрей увидел не просто человека, а одаренного. Убивать таких ему приносило удовольствие, причем за это ему никогда и ничего не бывало. Пройти через ограду Андрей смог легко. Напрямую, она будто его даже не задела и не остановился. Просто прошел сквозь сетку. Князь был в своем стандартном одеянии для боя: Белые стальные многосоставные наплечники, черный плащ непонятного военного образца с множеством застежек, но застегнутой только одной, черных штанах, черных высоких ботфортах до колен с перетягивающими их ремнями сверху и снизу колен. Он любил всегда хорошенько подраться и не важно несло это ему поражение или нет. Чаще всего не несло. Очень даже часто. Войдя внутрь завода плавным и спокойным шагом князь увидел посреди непонятное существо которое проникло сюда. Соблюдая все правила приличия Андрей начал сначала с разговора. Вежливым и спокойным тоном князь начал говорить: - Вы проникли на охраняемую территорию, мою территорию, напали на охранника... выхода у вас нету. Я вас убью.- После последних слов у Андерсена в руках появился длинный меч - Масамуне. Длинная катана с некоторыми магическими улучшениями в виде неразрушаемости и всеразрезаемости. Ну, кроме адамантия. Но это был вопрос времени.

Fleecer: Вот чего по настоящему я ненавижу, так это подобных позёров… Разоденутся, как герои нелепых аниме сериалов страны восходящего солнца и в бой. Размахивают сабелькой, тычут в нос очередным трёхметровым пародием на благородное орудие сёгунов времён Сэнгоку Дзидай, да за такое в те времена просто бы рубили головы, не сподобившись даже спросить имени дерзкого наглеца. Вон смотрите-ка, как навострился, глаза злющие заделал, ну глядите, прямо-таки Нобунага Ода, Рязанской губернии села Орехово-Зуева… Надо же заблаговременно предупредил о своих намерениях, «Иду на вас»… ну это ж другое дело сразу видно интеллигентный молодой человек, вежливый, порядочный душегуб, воспитанный маньяк, в общем парень что надо… В руках ряженного самурая сверкнуло лезвие длинного японского меча… недурственно, размером клинка компенсирует, какие-то собственные комплексы… Фрейд мать его… старина Фрейд его психоанализ редко когда подводит… Не удивляйтесь так, в своё время меня буквально изучала целая рота психологов, и никто из них не смог придти к обоюдному консенсусу, одни твердили, что я просто больной на всю голову малолетний садист, другие что этот ребёнок от дьявола, ну а третьим вскоре самим понадобилась помощь специалиста. Эх, школа, школа «счастливая» пора… Ровным счётом ничего, не говоря… А зачем? С дураками грех спорить, всё равно по своему сделают… Я медленно начал расстёгивать багровую рубашку, освобождая руки от узких манжетов и обнажив жилистый мощный торс, уже ломавшийся и готовый к преображению, бросил презрительный взгляд янтарных волчьих глаз на враждебно настроенного павлина. Мышцы груди и пресса напряглись, раздвигая рывками грудную клетку, ломая рёбра вытягивая их и деформируя в килевидную форму. Я пал на колени, и моя спина выгнулась назад, словно напрягшееся древко составного тисового лука. Резкая боль в черепной коробке и пунцовый импульс свинцовым снарядом ударил по мозгу, молнией прорываясь по нервной системе, исторгаясь неистово протяжным воем из провалившейся вниз глотки. Вспахивая острыми, как бритва когтями собственную отмирающую кожу, я чувствовал, как под ней пробивается наружу густой обсидиановый мех, способный забить глотку любому зверю. Да, я волк-оборотень, я тварь, живущая за счёт человеческих жизней, охотник на которого самого ведётся охота с изголовья времён, мифическое чудовище из бабушкиных сказок, монстр, урод, мутант, тот кто не пожалеет старика, или ребёнка ибо инстинкт кричит в моей голове, сожри слабого, его легче отбить от стада… И меня это более чем устраивает… Я стоял на всех своих четырёх лапах, впиваясь когтями в ссохшуюся почву и грозно махая хвостом. Угрожающе ощеренная клыкастая пасть, из которой медленно бежала вязкая слюна, уродуя вытянутую аккуратную морду, уже наметила себе цель. Уши прижались к голове наклонённой чуть вниз и улавливали каждое мельчайшее колебание звука. Здоровый мускулистый зверь, с жилистыми грозными лапами и оскаленной пастью готов был в любой момент броситься на врага.

St. Andersen: Играть по чьим-то правилам Андерсен не любил, но так было всегда интереснее чем диктовать свои, продуманные для себя действия. Конечно бой затягивался на гораздо более долгий срок, но интереса было больше и более приятней было втаптывать чужое лицо в грязь, дерьмо, помои - зовите как хотите, но проигравшим всегда был не Андрей. Эдакий чемпион в эдаком Колизее мироздания. Всегда было интересно посоревноваться с тем, кто воображает себе эпическую схватку. На деле же оказывается что все не так плохо. Бой длится не дольше минуты и потом кому-то отрывают голову, после чего все быстро кончается. Этот экземпляр, видимо, еще и удовольствие от этого получит, не меньшее чем сам князь. Оставалось надеяться что это будет что-то твердое, а не что-то вялое и бесформенное. Так или иначе сразу порубить в капусту мечем противника - слишком быстро и скучно. Лучше играть по его правилам. Трансформироваться и все дела. Когда оппонент начал снимать рубашку, медленно ее расстегивать, то Андрей в это время откинул меч в сторону и тот куда-то исчез, потом расстегнул единственную застегнутую застежку на плаще и скинул его на землю небрежным движением рук. Князь начал преображаться принимая физическую демоническую сущность. Тело исказилось, на груди, бедрах, предплечиях, ногах, руках, спине начал проявляться черный как сама тьма роговой слой кожи который было чертовски трудно преодолеть. Он был тверже стали и, в то же самое время, довольно легок, ибо являлся частью тела, а тело имело огромную силу. Следом на роговом слое появились небольшие но многочисленные ромбоподобные отростки которые могли причинить боль при ударе по ним или даже сломать какую-то кость. Более тонкий роговой покров светился огненно-красным свечением, ровно как и глаза и ротовая полость преобразившегося. Голова Андерсена покрылась слоем рогового покрова и напоминала больше шипастый шлем с лицом. Многочисленные, но не большие и острые конусы покрыли всю голову заместо серебряных волос. Рики так и остались с человеческими пальцами, хоть и не много длинными и когтистыми. Когти на руках Андрея были похожи больше на алмазы, острее бритвы и крепче булатной стали. Не став особенно медлить и подождав пока противник окончательно трансформируется Андерсен резко метнулся вперед, оставляя за собой огненно-красный шлейф и двигаясь со скоростью звука, не без помощи магии, он сразу нанес одновременный удар двумя кулаками в клиновидную грудь. Такой удар отправлял противника как снаряд спиной вперед, в стену, учитывая огромную мистическую физическую силу Андрея, то это очень даже возможно и будет больно.

Fleecer: А самурайчик получается, не так-то прост, как выглядел на первый взгляд. Напускная придурковатость и внешний вид толкиниста – ролевика, оказались всего лишь малой долей всех недостатков этого коренного фрика… Буквально секунду назад был доблестным шизеку и вдруг за мгновение переквалифицировался в нечто несуразное, походящее на смесь дикобраза и Дарта Вейдера – тёмного лорда из знаменитой саги о Звёздных Войнах. Чем чёрт не шутит, оказия вышла такая, что мама не горюй, а выпутывайся как хочешь… Ничего прорвёмся, выкручивались и не из таких переделок, вот взять, к примеру, тот случай, когда нас всей стаей накрыли хэнгэёкай, в японском борделе… Вот это заварушка была. Эти наглые рыбьи морды с ничем не обоснованной претензией на оборотня взяли наш доблестный отряд в кольцо… Девчонки вопят белугой, хозяин гнезда ночных бабочек лежит в углу с разодранной глоткой, клиентов неторопливо доедают эти ускоглазые бирюки… Ну ничего собрались, взяли себя в руки и не посрамили честь волчью. Так и летела рыбья чешуя по всему публичному дому… Совершенно бесполезные хочу вам сказать создания эти японские оборотни… На вкус не рыба, не мясо… отдаёт смрадом гниющей плоти да и воняет тухлой селёдкой… Ну да ладно вернёмся к нашим баранам, а точнее барану. С довольной рожей этот крестоносец из бойцовского клуба, стоял наполненный через края плещущим самолюбием и верой в собственное превосходство… ну ладно молодец нанёс удар первым, кулаком в грудину, хорошо, что финку свою выкинул, а то хрен ж его знает пырнёт в бочину и поминай как звали. Я приподнялся с пола, весь обильно обсыпанный бетонной крошкой. Встряхнув раскалывающейся от боли головой мой взгляд вновь встретился с бронированным «танком». Напружинив все свои четыре лапы, так, что мышцы на них напряглись до придела, я оттолкнулся от сухой почвы и яростно бросился в сторону утильцеха… Такую тварь весьма трудно победить обычными методами, бездумно бросаясь на амбразуру с криками «За родину!», или «Вперёд!»… Будьте уверенны в таких ситуациях это совершенно бесполезно, надежда была лишь на собственную смекалку и сообразительность, а её у меня хватает… да определённо у меня её в избытке. С бешеной скоростью добежав до заветного помещения, я начал терпеливо ждать следующего шага противника, если всё пойдёт по плану… то у меня ещё будет шанс выпить с Зиглером, рассказывая на очередной попойке новехонькую байку, в которую как всегда опять никто не поверит…

St. Andersen: Когда твой кулак, хоть и испорченный печатью демонизма, врезается в чужую плоть, то ты чувствуешь что тот кому ты нанес удар - мягок, как желе, слаб, и его тело не настолько совершенно и высокоорганизованно. Вообще чувство превосходства - опьяняет. Когда ты его чувствуешь, то ты стремишься уничтожить менее совершенного и слабого. Чувства дают тебе смелости и сил, но берут и свое - внимательность и расчетливость своих действий. Ты считаешь что слабый не сможет нанести тебе даже малейшего вреда и потому не видишь даже видимой опасности. Смотря как этот волчонок поднимается после мощного удара в грудь и удара спиной о стойкую бетонную стену Андрей медленным, даже прогулочным шагом, шел к оппоненту намереваясь просто раздавить его голову одним ударом ноги - это должно было произойти быстро и оставить море приятных ощущений, но не тут-то было. Оппонент-то тоже стойким оказался, зашевелился, проявил признаки жизни. Вроде после такого удара должен был хребет на сотню частей сломаться, вместе с грудиной, но к чему такие сложности? На нем же все заживет как на собаке. Собственно он и есть собака во всем своем образе. - Давай! Веселье только началось!- громко сказал князь тьмы и его голос не был обычным. Его голос воплощал в себе миллионы голосов - грубых, тонких, нежных. Будто все население земли в один голос сказало все эти слова и они эхом раскатились по всему помещению. Волчонок метнулся в сторону другого помещения, в проем где царила полная темнота. В том помещении не было окон. Вообще не было. Однако никого это не останавливало и решительность победить явно была у каждого. У одного ради принципа, наверное, а у второго ради удовольствия. Эта тварь в волчьем обличии явно была не трусливой, что не могло не радовать. В одно мгновение все места на демонизированом теле Андерсена, которые горели огненно-красным светом, еще больше огрубели и всякое излучение яркого света прекратилось. С решительностью во всем своем естестве Андерсен потопал в сторону оппонента, но не дав тому и с места сдвинутся, в одно мгновение, с невероятной скоростью, влетел в оборотня и крепко ухватившись за шерсть на его ключицах пробил им, как щитом бетонный косяк прохода, и потом, оказавшись в соседнем помещении, остановился и раскрутившись на одном месте, как юла, отпустил оборотня в свободный полет в огромную металлическую машину которая поддалась коррозии и не могла больше работать, но от этого была не менее смертоносна из-за обилия разнообразных углов, от острого до немного тупых.

Fleecer: Кровь… это моя кровь? Ха…ха-ха…хи-хи-хи… кровь, красная краска красит крики кровью криво квинтэссенцию калечить кость крушить кипящий кровью, кровью, кровью… ха-ха…хи-хи-хи-хи… жрать плоть, грызть кость, упиваясь кровью распадаться на молекулы безумия танцуя вальс с огнём… дом… дом… к черту… ха-хи-хи… девочка куда ты идёшь? Глаз, где твой глаз? Рука в крови, девочка не молчи, слишком сильно сдавил глотку, здохла… ещё одна здохла… Ты не можешь убивать, да ни кто не имеет права просто так убивать... -Но я убил и что с того? Ты любишь кровь это не грех, грех то как ты её добываешь… -А как я её добываю? Ты убиваешь детей… - Как всех? Ну да… - И давно? Вот уже как полтора года… -А мне это нравится? Очень… - А ну тогда ладно… Ты ведь знал это и сам, зачем тогда спрашивал? - Не знаю… просто хотелось услышать это от кого-нибудь другого… Но я это ты… - Как? Давно? Вот уже как полтора года… - А ну тогда ладно… Никто не поймёт кровавый паркет… да, они не знают, что мы вместе… - Даже он? А он нас слышит? - Кто? Он? Он это кто? - Тот парень которого мы хотим убить. Кто это мы? - Ну ты и я? Здесь только ты один… - Да? Конечно... - А ты тогда кто? Я не знаю… - Понятно… а кто тогда я? Ты зверь… - И давно? Вот уже как полтора года… - А ну тогда ладно… Удар о твердый метал был болезненно сладок. Боль доставляла ему удовольствие, а привкус собственной кипящей крови на вкус просто пьянил, дурманя разум. Взор оборотня затмила багровая пелена. Он уже не понимал где он и кто он, весь его мир замкнулся на существе которое само того не подозревая подписало себе смертный приговор. Сломанные рёбра волка медленно, но верно регенерировали. Зверь издал пронзительный вой, сотрясший воздух, разрывая его на части. Прыжок в сторону. Снова прыжок. Отскок назад. Лапы монстра напружинились. Прыжок. Лобовая атака в корпус жертвы. Порванное о шип ухо. Струя крови багрящая вороную шерсть. Дикий хрип и безумный смех гиены. Оборотень подался вперёд. Он теснил врага к глубокой шахте, для отбросов. Челюсти то и дело сверкали, глумясь над бронёй. Резкий толчок вперёд. Оба тела устремились ко дну шахты. Удар! Ещё удар! Укус! Вопль! Смех! Жажда крови! Слюна смешивалась с алой кровью. Клыки впивались во врага. Резкая боль под лопаткой. Пульс вновь ускоряет ритм. Сердце на пределе и готово остановиться. Смех. Опять смех. Фонтаны собственной крови, вперемешку с кровью колдуна. Нарост пронзивший брюхо. Когти подобно кинжалам врезаются в мясо. Они потрошат мышцы. Чьи это когти? Гул. Ветер. Дно. Удар. Сбивчатое дыхание. Боль. Радость. Жажда. Клыки вплетающиеся в плоть врага. Волк не в силах разжать хватку. Рык. Боль. Боль. Она везде. В воздухе. В крови. Она бурлит в пасти, вытекая на холодную землю. Сожру!

St. Andersen: Андерсен ощущал мысли своего противника. Он всегда так делал когда с кем-то сражался. Так удобнее и сподручнее выигрывать. Оппонент был омерзителен как внутри, так и снаружи. Раздвоение личности, бессмысленная жестокость... Он больше чем заслужил смерть, и заслужил смерть ужасную. Такое стоило устроить, разорвать это существо на сотни частей и сжечь адским пламенем. Противник князя чувствовал боль. Очень хорошо чувствовал, но он получал от нее удовольствие, а регенерация продлевала это удовольствие. Но это будет длится не долго. Волчонок стоял на куске металла и выл. Впечатляюще и громко. Но не достаточно громко и впечатляюще. В ответ Андерсен искусственно вызывал в себе злость которая переросла в ярость. Испепеляющую, всеуничтожающую и дающую бесконечную силу. Андерсен раздвинул ноги для упора, слегка нагнулся вперед. По всему заброшенному зданию и территории вокруг него разнесся мощный звериный рев. Такой рев поблизости мог оглушить практически любое существо. Рев был сильнее и мощнее даже чем у знаменитого Халка. Рев следом перерос в рычание и постепенно утих. Андерсен весь воплощал в себе ярость. Предплечия демонизированного тела надулись мышцами которые были крепче стали и просто огромными. Само тело увеличилось в размерах и было уже два метра ростом. Все тело также надулось мышцами с невиданным рельефом. Роговая оболочка исчезла, а основная кожа была грубее и плотнее. Кисти стали огромными и напоминали гигантские кувалды способные крушить не только кости врага, но и толстые бетонные стены. Резко и неожиданно последовала атака в корпус которая оттолкнула обоих противников в какую-то яму. Там было темно и глубоко, но просторно и ничего не стесняло действий огромного мускулистого монстра в которого превратился Андерсен. Волчонок пытался нанести хоть какой-то значительный вред телу монстра, но в основном это было не успешно, за исключением разодранной кожи и небольшого количества кипящей яростью крови в прямом смысле слова. Кровь Андерсена кипела на теле оборотня. Огромная ручища с легкостью оторвала кусающегося и царапающегося волчонка от тела князя и не выпуская из себя, как в тисках позволила второй рукой наносить мощнейшие сокрушающие удары которые заставляли даже пространство дрожать. Правый гигантский кулак монстра вколачивал мохнатое тело в ладонь другой руки. Первый удар, второй удар, третий удар... это было сокрушительно мощно. Следом, после того как оборотень был вколочен в ладонь и буквально выплевывал свои кишки из пасти и противоположной ей дырки, Андерсен со всего размаху влетел в дно шахты образовав там глубокий кратор. Оборотень вылетел из мощной руки в сторону. Весь монстр был забрызган кровью своей жертвы. От удара Андерсен на мгновение отключился, но быстро пришел в себя и пришел в движение. Рыча и медленно поднимаясь на дне кратера Андерсен думал окончательно вколотить тело этого волчонка в землю.



полная версия страницы