Форум » Арена » Beast vs Fox ( Инстинкты разума ) » Ответить

Beast vs Fox ( Инстинкты разума )

Beast: Зверь ждал уже достаточно долго. Правда он был готов ждать еще столько же, учитывая, что он висит вниз головой на перекладине и читает интереснейшую статью про новый вид белка- антогониста. Однако истинная причина почему Хэнк был здесь была конечно же не в этом, а в тренировке новой ученицы Людей Икс. Они с зверем имели переводя на язык Хэнка очень много общего в некоторыъ аспектах своих личностей- звериных аспектах. - Как интересно, а я и незнал, что белки- антогонисты способны к саморепродукции, просто поразительно. Генри перелестнул страницу, разворачивая огромный рисунок бактерии в полный рост . Правда за пазухой Хэнка, а точнее его штанов ибо из одежды на нем было только это Зверь держал еще один информационный планшет с подробным описанием треировки для ученицы. - Интересно какова ее зверинная сущность ? Исходя из общих познаний в генетических мутациях чаще всего это форма волка или семейства собачьих. Интересно было бы узнать почему ? Сей факт так же интересен тем, что сам я по генетической структуре больше подхожу под семейство львиных, ну или как любят выражатся некоторые преподаватели кошачьих. Чему я конечно же не нахожу никаких подтверждений и считаю этот довод ложным. Хэнк на секунду отвлекся от чтения, осматривая овальное просторное помещение с множеством стальных шестов, торчащих из разных мест. Пол был покрыт мягкой резиной с функцией подогрева, поэтому было довольно приятно проводить здесь долгие часы медитации. По расчетам Хэнка девушка должна была вот - вот появится в дверном проеме, в противном случае обрекая Хэнка на пытку в виде перечитывания уже изрядно надоевшего журнала еще раз.

Ответов - 21

Fox: Мила влетела в зал. Она сегодня была хороша, как никогда: пылающий румянец, смущенная улыбка, лазурные глазки… Не последнюю роль в этом играло, конечно же, невероятное, просто экстраординарное обаяние девушки, которое Фокс еще и усилила, чтобы Зверь не слишком распекал ее за опоздание. - Мистер Маккой, - позвала Мила, заметив преподавателя в весьма необычной позе у себя над головой. - Извините, что я опоздала. Я Мила Фокс, помните, вы назначили мне персональную тренировку? «Конечно же он помнит, о чем это я? Иначе его бы здесь не было… Ха, знаю я эти «персональные тренировки» - им лишь бы остаться со мной тет-а-тет». Одаренная усмехнулась, сцепив руки за спиной. Она только-только попала в Академию и еще не знала всех здешних правил и традиций. О Людях Икс девушка узнала от деда, но только попав в особняк Ксавьера, смогла полностью оценить масштабность действий этих героев. Чего скрывать – Фокс мечтала, что когда-нибудь и она сможет присоединиться к великим мутантам, сражаясь за честь и правду. Пока же между Фокс и ее мечтой стояло одно веское препятствие – ее «темный зверь». Как только девушка переключала свое сознание в фазу зверя (а происходило это совершенно спонтанно, под влиянием сильного стресса или гнева), она утрачивала все человеческое. Еще состоя в браке со своим бывшим мужем, она ужасно боялась, что когда-нибудь случайно порвет его на мелкие кусочки. «Нашла о чем вспоминать – о Хантере! Сбежал мой муженек, только его и видели». Мила постаралась не отвлекаться – все-таки не стоит забывать, зачем она здесь. Она улыбнулась профессору и спросила: - Объясните мне вкратце условия тренировки, мистер Маккой?

Beast: Хэнк ловко спрыгнул с перекладины, одновременно поправляя свои очки. - Не стоит извинений. Как говорил Шексир и ожиданье меду сладкому подобно. Ввернул фразу Хэнк подходя ближе и вытаскивая информационный планшет. - Итак что мы имеем ? Какова твоя форма зверя ? Я понимаю почему ты пришла на тренировку, ведь как видишь я сам отношусь к семейству пушистых и очень рад помочь другим справится с этим внутренним зверем. Зверь сел на небольшую подушку приглашая Милу сесть рядом. - Внутренее я очень сложно понять, еще сложнее научится находить с ним общий язык и верхом совершенства является контроль над ним. Мне интересно как ты получила свою форму зверя ? В следствии каких действий ты стала одаренной ? Зверь сейчас был очень серьезен и сосредоточенно записывал ответы девушки в информационный планшет, стараясь не упускать ни малейшей детали. - Пойми Мила зверь всегда зверь и даже если ты контролируешь его, это не значит что он не вырвется в следующую же секунду. На мгновение когти Хэнка выдвинулись во всей своей угрожающей красоте а оскал стал еще более жестким , словно приобретая больше звериных черт. Секунда и лицо Хэнка стало прежним, а сам он мило улыбнулся девушке. - Пожалуй как только я получу все ответы, мы начнем с медитационных действий и основ контроля над своим зверем, а после конечно же закрепим этот материал на практике.

Fox: Мила опустилась на подушку, грациозно поджав под себя ноги. Она с любопытством рассматривала профессора, а когда он показал ей свои когти, восхищенно кивнула: - Впечатляет, сэр. Маккой задал ей несколько вопросов. В основном они касались той самой, темной стороны девушки, о которой она и сама-то толком не знала. Что, например, вызвало ее мутацию? Кажется, был какой-то инцидент в прошлом, дед даже что-то упоминал по этому поводу… Мутантка легко потрясла головой – не все ли равно, что произошло? Главное, как теперь удержать ее «чудовище» под контролем. - Мое психологическое состояние зверя, - начала девушка, - описывать очень сложно. Я почти ничего не помню после приступов. Я думаю, это что-то клыкастое, когтистое и довольно страшное. Понимаете, - она доверительно посмотрела в глаза Хэнку, - были «эпизоды». Иногда я творила такие вещи, которые мне в обычном состоянии были бы просто не под силу! Например, справлялась сразу с несколькими людьми, явно превосходящими меня по силе. Девушка содрогнулась, вспомнив, как однажды нашла у себя во дворе выпотрошенное тело почтальона. Останки висели достаточно высоко на ветвях деревьев – она явно затащила туда труп, находясь в форме психологического оборотня. - Самое ужасное, что этот зверь внутри меня никоем образом не обременяет себя чем-нибудь человеческим. Кажется, перед ним стоят самые примитивные задачи: насытиться и выжить. И это пугает… Иногда я даже спрашиваю себя: в какой момент мое сознание не сможет уже вернуться обратно в человеческое? Немного помолчав, Фокс закончила: - Вот, пожалуй, и все, что я о нем знаю. Как я получила свои способности, я не представляю. Дед, именно он меня воспитывал, рассказывал, что подобные «трансформации» случались у меня в раннем детстве, да и то, довольно редко. А потом снова проснулись. «Как раз после того, как ушел Хантер». - Наверное, - улыбнулась одаренная, - так проявляются все мои негативные эмоции.

Beast: Хэнк слушал Милу очень внимательно, несколько раз он отвлекался записывая что - то в планшете и дослушав речь Милы до конца спокойно ответил. - Иными словами твоя звериная сущность , это отражение твоих инстинктов. Питание и процесс выживания два изначальных и наверное самых глубоких инстинкта, равно как и функция самовоспроизведения. Твоя увеличенная сила так же находит себе объяснение. Уровень адреналина у тебя в форме зверя явно превосходит обычную норму, а клеточчная структура перестраивается меняя твою физиологию в пользу звериной формы. Все эти процессы вполне объяснимы. Зверь поудобнее устроился на подушке, не сдержавшись и все - таки почесав себя за ухом. - Чертовы привычки. Выругался Зверь, улыбнувшись Миле и показывая, что в чем- то даже Хэнк не отличался от Милы, ведь даже над великим профессором иногда брали вверх инстинкты. - Пожалуй начнем. Мила пожалуйста сядь рядом со мной , мы начнем с серии глубоких дыхательных упражнений, которые искуственно введут тебя в состояние транса. Попробуй внутренне понять когда именно ты начинаешь приближаться к своей звериной сущности и особенно понять , что управляет ею. Инстинкт выживания ? Чувства самосохранения или просто животная ярость. Ликантропия весьма странная вещь, но она в чем то схожа с моими собственными способностями, ведь как видишь я тоже в каком- то роде одарен Ликантропией. Правда этот мех при мне всегда и видела бы ты меня после ванны, клянусь Ньютоном я больше похож на какой- то высушенный феном меховой ковер. Хэнк замолк, сосредотачиваясь и показывая девушке, как именно нужно двигать грудную клетку и с какой очередностью делать вдохи и выдохи. Состояние близкое к медитации объяснялось довольно просто. При очередности поступления активного воздуха в организм перенасыщался и входил в состояние весьма близкое к состоянию, когда подсознание и активное сознание почти соприкасались и если звериная сущность девушки находилась именно там, то Мила сможет как минимум увидеть ее и внутренне осознать с чем вообще предстоит иметь дело профессору. На всякий случай перед медитацией Хэнк слабо тронул девушку в области шеи, используя нехитрый прием акупунктуры. Благодаря этому прикосновению тело девушки просто отключится через двадцать минут , и Мила просто погрузилась бы в состояние сна.

Fox: Зверь располагал к себе. Мила еще помнила, как она была удивлена, в первый раз увидев его. Все-таки, нечасто встречаешься с такими явными проявлениями мутации. Но как не ей было понять, каково это? Разве она не помнила, как возле их дома остановилась полицейская машина, и как побледнел при этом дедушка? Тяжелые объяснения с детективом, затем к ним приходили какие-то громилы, которым старик Фокс вручал по конверту. А затем, словно по мановению, находился «маньяк», резавший мирных жителей в округе, который брал на себя всю вину. Тогда дед мог вздохнуть немного свободнее. Но как хмуро, как мрачно он смотрел на свою маленькую внучку, не зная, как подступиться к ней, когда все, что она помнила – это то, что проснулась не в своей постели, а на пороге дома, перепачканная землей и кровью. .. Сейчас Хэнк шутил и при этом оставался очень собранным. Фокс не могла не порадоваться, что он согласился взяться за ее «воспитание». Она почувствовала легкое прикосновение к своей шее, затем постаралась дышать именно так, как показывал ей преподаватель. Спустя какое-то время одаренная стала чувствовать себя довольно странно, как будто она засыпала, но при этом сохраняла трезвость ума. Все казалось ей спокойным и размеренным, она сидела бы так до бесконечности… Обоняние девушки усилилось, она слышала шорохи, которые создавала ее одежда, вздымаясь и опускаясь. Также Фокс почувствовала посторонние запахи, и поняла, что внутри нее начинает ворочаться ее «темный зверь». Спокойная, безопасная для нее обстановка вдруг превратилась в неизвестную опасность. Мозг, находящийся под влиянием ликантропа не мог адекватно оценить поступающие сигналы: темнота, которую Мила создала, закрыв глаза, превратилась в непроглядную ночь. Дыхание Маккоя, тихое и спокойное до этого, показалось девушке рычанием невидимого зверя, а легкие шорохи превратились в скрипы веток и шелест кустов. Чудовище внутри забеспокоилось еще сильнее, чувствуя исходящую отовсюду опасность. Еще чуть-чуть, и оно бы проснулось в полную силу, резко, вспышкой, как это всегда бывало. Мила не могла ему противиться, робея перед своим страшным, клыкастым «опекуном», и теперь лишь надеялась, что Хэнк будет представлять, что делать дальше, если вдруг ее сознание переключится на сознание оборотня.

Beast: - Замечательно. По моим меркам именно сейчас она окончательно потеряет контроль над зверем. Слава богу, что из отведенного времени осталось всего десять минут, ну Хэнк сможешь побегать кругами от желающего сожрать тебя зверя пару минут ? Хэнк встал смотря на девушку и на всякий случай приготовившись к активным действиям. - Мила ты слышишь меня ? Попробуй успокоить зверя, найти с ним язык, спроси его имя и попробуй убедить что все в порядке, на тебя сейчас никто не нападает, это всего лишь его ярость, а ее как и всякую эмоцию можно поглотить в концетрации и спокойствии. Ты должна разглядеть зверя внутри себя, и в каком - то роде принять его. Например ... Погладить ? Честно говоря в последних своих предложениях Зверь импровизировал, т.к сам еще не до конца понимал с чем именно он столкнулся, ведь сам Хэнк получил своего зверя в результате вторичной мутации, а не в качестве то ли неизвестной болезни на генетическом уровне, то ли вообще при весьма странных обстоятельствах. Утешало лишь то, что через девять минут тело девушки отключилось бы само собой, что в свою очередь лишало бы зверя возможности действовать.

Fox: Затмение в сознании Милы усилилось. «Чудовище» пока ничего не видело, ведь глаза его носителя были закрыты. Темный зверь находился на чужой территории, он чувствовал это по запаху. Раздалось холодящее кровь рычание – его невидимый противник испускал потоки звуков, из которых нельзя было разобрать ничего членораздельного. По крайней мере, такую речь чудовище не понимало. Где-то в уголкеего примитивного животного разума раздавался слабый голосок носителя – она пыталась говорить с ним. Монстр только потряс своей массивной клыкастой головой, отгоняя этот «комариный писк» от себя – что могло это хрупкое существо, похожее на лысого, беззащитного детеныша, знать об опасности? Пришло время открыть глаза. Фокс смотрела на Хэнка таким взглядом, что становилось понятно – ничего людского в ней сейчас нет. Хотя глаза девушки по-прежнему оставались пронзительно зелеными, чудовище видело все в серых, блеклых тонах. Казалось, в зале стало светлее, по крайней мере, темный зверь видел предметы в тени лучше, чем могла бы видеть Мила. Одаренная присела, готовясь к прыжку. Опасения ее внутреннего «питомца» вполне оправдались – над ней возвышалось большое лохматое животное неизвестной породы. Темный зверь принюхался, однако не уловил запаха ярости или признаков угрозы в позе незнакомца. Тем лучше, ведь наиболее действенная защита – это нападение. Девушка прыгнула вперед. Откуда только у нее взялась такая сила? Даже Маккой, этот массивный, прочный, как скала мутант, почувствовал сильный толчок, словно на него прыгнул крупный волк или даже рысь. Загнув пальцы крючками, Мила, издавая нечеловеческое рычание сквозь оскаленные зубы, пыталась повалить Зверя на землю или достать зубами до его мохнатого горла. Немного возни, и вдруг Мила разом обмякла, упав на пол. К своему ужасу темный зверь понял, что не может пошевелить ни лапой, ни кончиком хвоста. Только краем расширившегося глаза он смотрел на сизого гиганта снизу вверх и тяжело дышал.

Beast: - Мила нет. Стой. Попробуй себя контролировать. Хэнк ловко опрокинулся на спину, мощными ногами оттокнув от себя звериную форму Милы и вскакивая на ноги для дальнейших действий. Тренированное тело и ожидание атаки позволило Зверю не получить никаких серьезных травм, однако сила ликантнропа поражала. Однако спустя весьма короткий промежуток времени все было кончено, тело Милы парализовало и теперь она лежала на полу, едва находя в себе силы двигать глазами и дышать. Хэнк одним рывком приподнял зверя, заставляя того сесть и облакотится к стенке. На всякий случай Хэнк пригвоздил ослабленного ликантропа к стене толстым металлическим стержнем вбитым в стену всей нечеловеческой силой мохнатого зверя. - Мила ты меня слышишь ? Сейчас должно стать легче. Хэнк протянул лапу , нажимая когтем куда- то в области затылка зверюги. - Если я все правильно понимаю, то сознание Милы сейчас находится на уровне внутреннего осязания, тогда как звериная сущность занимает позицию активного сознания осуществляющего почти всю мыслительную деятельность. Сейчас по идее активировав точки , я нажал на те нервные окончания которые активируют именно внутренее сознание человека и помогают например восстановить какую то картинку или эпизод из памяти, большая часть которой находится в неактивном состоянии до тех пор пока мы ее не активируем. Посмотрим получится ли. Коготь пронзил шкуру нажимая на нервные окончания , активирующие подсознательное мышление , по сути это могло дать Миле шанс наконец то заговорить со стороны своего сознания, при этом оставаясь в форме ликантропа. На всякий случай Хэнк конечно же отошел чуть подальше от зверя, приготовившись и к самым худшим вариантам и уже зажимая в руке несколько острых акупунктурных игол.

Fox: Сознание девушки медленно прояснялось. Миле показалось, что у нее сразу две пары глаз: одна пара, которая видела все в серо-красных тонах, а вторая та, которая видела первую. Это было очень странное и неприятное чувство, к тому же, одаренная ощущала тяжесть собственных клыков, словно вместо нормального рта у нее была массивная, острозубая челюсть. Не лучше обстояли дела и с руками – хотя Фокс их не видела, ей казалось, что у нее огромные, когтистые лапы. И, наверное, это не расстраивало бы ее так сильно, если бы не навязчивое желание ринуться в бой и растерзать противника. Животный страх с нечеловеческой кровожадностью... Она попыталась утихомирить своего внутреннего зверя, но он так рыкнул на нее, что девушке стало не посебе. Это было все равно, как отдернуть руку от злой собаки. - Это… оно, да? – выдавила из себя одаренная. Язык все еще слушался плохо. – Это было чудовище? Темный зверь не спал. Носителю было трудно подавить его волю, и мохнатая масса лишь затаилась в тени зрачков девушки. Выжидающе смотрело чудовище на сизого гиганта, знавшего, как лишить его возможность двигаться. Утробное рычание изредка доносилось откуда-то из недр сознания Милы, которая думала, что может подчинить его себе. Зверь твердо знал – он вожак в этой паре, так как он сильней, и именно на его ответственности лежит выживание их обоих. Поэтому тщедушному носителю нужно было научиться вести себя тихо и не лезть в драку, он ясно дал это понять, лениво обнажив свои зубы в угрожающе-недовольном оскале. Носитель трусливо забился в свой угол и оттуда тихо беседовал с четырехлапым на их непонятном для Темного зверя языке.

Beast: ХЭнк не смог сдержать легкую усмешку в тот момент, когда Мила весьма характерным образом пошупала свои клыки кончиком языка. Один взгляд в сторону Милы и Зверь лишь подмигнул девушке. - Теперь ты понимаешь что это слегка неудобно, а уж знала бы ты как неудобно их чистить. Улыбаясь, Хэнк плюхнулся рядом с рычащей зверюгой, смотря на то, как девушка изучает свою новую форму. - Я активировал твое внутреннее сознание, но не могу сказать на сколько хватит моих знаний, что бы сохранять твою форму дальше. Тут нужна твоя собственная воля и над этим нам еще предстоит работать, но прогресс налицо, кстати в такой форме ты очень симпатичная, лапки просто загляденье. Было слегка непонятно, флиртует ли Хэнк, или просто отчего то зверь находился в приподнятом настроении, и возможно пытался таким образом подбодрить девушку. - Твой внутренний зверь силен, но тебе нужно помнить, что зверь это сложная сущность и с позиции силы он невероятно сильнее тебя , твоя сила это разум, ведь несмотря на то, что ликантропия неизученная область и внутренний зверь подчиняется инстинктам, он скорее всего разумен, нужно лишь научится его слушать. Попробуй сосредоточится и услышать его, возможно он что - нибудь и скажет. Используй силы своего зверя против него самого. Не противодействуй его основным выражениям воли, а направляй их в нужное русло. Твой зверь наделен яростью и хочет атаковать - пусть атакует, но только того, кто действительно опасен или хочет причинить тебе вред. И кстати советую тебе его как следует покормить, ликантропическая форма требует огромных затрат энергии, да и сам зверь будет тебе благодарен ведь ты удовлетворишь одну из основных его потребностей. Хэнк протянул Миле кусок отлично прожаренного мяса, который Генри достал из бокового отсека, и освободив Милу уселся рядом, ожидая пока девушка начнет есть первой и все еще сохраняя немного тревожный вид, ведь Хэнк только начал понимать сущность внутреннего зверя и как поведет он себя в следующий момент оставалось только гадать.

Fox: Мила определенно была благодарна тому, что Хэнк не скачет вокруг нее с воплями: «Жги ведьму!» или что-нибудь в этом роде, а пытается, как может, приободрить. Он даже не потерял своего чувства юмора, а вот девушка выглядела кисло – впервые она так «близко» видела своего Темного зверя, и он показался ей уж слишком страшным. Как совладать с таким чудовищем, было неясно. Ликантроп внутри девушки почувствовал запах мяса раньше, чем она увидела его своими глазами. «Даже не думала, что могу быть такой голодной, - Фокс впилась зубами в бифштекс и уничтожила его за несколько минут. – А ведь я пришла сюда абсолютно сытой». - Спасибо, - промямлила одаренная, вытирая губы тыльной стороной ладони. – Я, должно быть, выгляжу жалко? Темный зверь молчал, занятый перевариванием пищи. Он был спокоен – если лохматый великан накормил его, значит, пока сражения не будет. Все драки случались обычно за самый жирный кусочек. В уголке сознания чудовище на всякий случай рыкнуло, предупреждая Милу, что ухо надо держать востро, и особо на подобные подачки не поддаваться. - Но я его совершенно не понимаю, - в отчаянии сказала Мила, воспользовавшись паузой. – Я не знаю, чего он хочет, что… что пытается мне сказать. Иногда мне казалось, что он вроде ангела-хранителя, понимаете? – она посмотрела в синие глаза Маккоя. – Но чаще я думаю, что он просто какая-то злая, жуткая часть меня. Я никак не могу повлиять на этого «зверя», когда превращаюсь в ликантропа. Мое слово ему не указ. Мила с надеждой смотрела на своего наставника, надеясь, что он расскажет ей, что делать дальше. Ведь справился же как-то Хэнк со своим Зверем? Следуя его совету, девушка попыталась прислушаться к себе, но Темный зверь ничего не отвечал. Его молчание могла растолковать даже она – «не лезь, дитя, в пасть ко льву».

Beast: - Ты бы видела меня после душа, вот это действительно жалкое зрелище. Зверь еще раз улыбнулся Миле, спокойно доедая свой кусок после того, как девушка уже поела. - Ангела- хранителя ? Вполне вероятно. Я когда - то читал статью о Веноме, так вот этот паразит - захватчик тоже спасал своего носителя, но только до той поры, пока носитель был полезен самому паразиту. В Ликантропии же вы слишком тесно связанны с друг другом и поэтому врядли твой зверь согласится на то, если ты к примеру сама вскроешь себе вены. Я не исключая возможность такой угрозы, но шантаж столь откровенного типа- последний выход, пока же мы уже добились не малого, ты хотя бы знаешь что в форме зверя ты довольно таки симпатичная Ликантропка. Встав Хэнк совершил несколько наклонов в разные стороны. - Ну что Мила, может быть слегка разомнемся ? Я имею ввиду учебный бой, ведь по одной из задумок ты вполне сможешь понять своего зверя в бою, да и он сейчас у тебя несколько ленивый и сонный, ведь этот бой будет нужен ему не для того что бы насытится, а для того что бы не заплывать жирком поэтому я надеюсь ты сможешь удержать его от того, что бы твои когти не вспороли мое горло. В глубине своих мыслей Хэнк прекрасно понимал что делает. Внутренний зверь подчиняющийся иснстинктам выживания должен был видеть в Хэнке сильного противника, того на кого нельзя нападать, так как вариант поражения был слишком велик. А для этого Зверь должен был показать свою силу , иначе Ликантропная форма Милы никогда не примет Хэнка , как равного. Единственное что беспокоило Хэнка сможет ли Мила контролировать в своем звере именно жажду убийства, ведь если она сможет это побороть, она уже сделает немалый шаг вперед. Но был лишь один способ это проверить и Хэнк оттолкнувшись от пола и совершив акробатический прыжок вытянулся ногами вперед намереваясь ударить Милу лапами в грудь. Удар получился бы сильным, но Зверь не выпускал когти, а лапы служили бы удобным армотизатором что бы не нанести фатальных для девушки повреждений.

Fox: Мила белозубо улыбнулась, радуясь возможности пустить в ход свое кокетство. Оборотень отступил, и она снова была Мисс Привлекательность – никаких клыков и когтей, только красавица Фокс. - После душа? – игриво фыркнула девушка. – Думаю, это можно устроить. Хэнк тем временем порядком заговорил ей зубы. Как поняла одаренная, она была не единственная, «клейменная» сомнительной «темной силой». «Используй силу, Люк», - собиралась уже пошутить Мила, как Маккой совершил коварный прием и напал на нее. Слова о тренировочном бое девушка не восприняла, как призыв сражать здесь и сейчас, особенно после того, как ей только-только удалось утихомирить своего оборотня. Поэтому она была несколько не готова к такому повороту. Что до Темного зверя… Фокс поняла, что снова теряет контроль, и взмолилась о том, чтобы у Хэнка хватило сил защитить себя и не прикончить ее. Подозрения чудовища оправдались. Не так-то просто было приручить это мрачное, подозрительное животное, которое нутром чувствовало, что брошенный ранее кусок мяса мог быть всего лишь приманкой. Пока носитель паниковал и спешил уйти в свою психологическую «ракушку», Темный зверь оценивал силы противника. Лохматый двуногий был силен, его удар пришелся в грудь чудовища и впечатал его в бетонную стену. Тут же «зазвенели» потревоженные ребра, онемели лапы. Перед глазами у ликантропа заплясали звездочки. Он заставил себя встать, инстинкт выживания был сильнее боли. Пригнувшись к полу и осев на все четыре лапы, Мила издавала страшное, нечеловеческое рычание. Нос собрался складками, задирая верхнюю губу и обнажая ровные зубы. В сознании девушки они были, естественно, острыми и массивными клыками. Фокс же со стороны отрешенного наблюдателя отметила это странное чувство раздвоенности, но Темный зверь снова рявкнул на нее – сейчас было определенно неподходящее время для носителя лезть со своими глупостями. Подобравшись, чудовище прыгнуло вперед, умудрившись цапнуть Хэнка за плечо. К великой досаде Темного зверя, укус получился несильным, большей частью, погашенный густой шерстью противника. Мила снова отметила про себя, как неприятно ощущать комок волос во рту. Ее ликантроп буквально взвыл от досады – сражаться на два фронта он не мог, а постоянные ремарки носителя здорово отвлекали. В это время сизый враг снова ударил, отбросив оборотня от себя. Если и был момент, когда сознание Фокс могло взять верх над ее звериной сущностью, то это было сейчас. Беда была в том, что девушка была слишком неуверенна и напугана, чтобы подать голос. Вместо этого она предпочитала наблюдать за своим «питомцем» со стороны, лишь надеясь на то, что все закончится благополучно для все их троих.

Beast: Мила, а точнее ее темная сторона метнулась и цапнула Хэнка за плечо. Густой мех и твердая кожа сдержали большую часть укуса, однако выдернутый комок густого меха так же был весьма неприятным по ощущениям и Хэнк невольно скривился от легкой боли в плече, отталкивая Милу от себя и потирая место повреждения. - А у тебя острые зубы. Ну посмотрим на что ты способен. Сейчас Хэнк изменился, приземистая фигура Зверя пригнулась и мощные ноги Хэнка выгнулись, выбрасывая его мощное тело вперед и буквально сбивая Ликантропа с ног, что вполне объяснялось невероятной плотностью тела Хэнка и его весьма тяжелым весом. Зверь буквально подминал врага под себя, используя то, что его фигура была более приземистой и мощной , да и все Хэнка был наверняка больше чем вес превратившейся Милы. - Мила, постарайся боротся с ним. Ты знаешь что я тебе не враг, скажи это ему. Он должен понять что главная здесь ты. Если когда то и пора показать свой характер, то для этого самый подходящий момент. Ноги Хэнка весьма профессионально прижали нижние конечности монстра к полу, а руки легли на запястья зверя, сжав их достаточно сильно что бы темная сторона Зверя поняла , что проиграла. - Если ты попытаешся меня укусить, я прокушу твое горло. У тебя оно защищенно намного меньше чем моя приземистая шея, где меха больше чем мускульных связок. Но можешь попробовать и умереть или сдатся и признать что я сильнее. Зверь говорил совершенно серьезным голосом , а его руки и не собирались ослаблять хватку, а сам Хэнк был готов к контр мерам если бы Мила в своей звериной форме попыталась бы укусить Зверя за шею.

Fox: Темный зверь не смог устоять перед силой и напористостью своего противника, оказавшись на лопатках. Его замешательством спешно решила воспользоваться Мила, которая, хотя и сомневалась в том, что преподаватель Академии сможет убить ученицу, все же чувствовала достаточную угрозу в голосе Зверя, чтобы понимать, что нанести ей серьезный вред он все же сможет. «Бороться мне надо не с мистером Маккоем, - подумала девушка, глядя как ее «питомец» фырчит и скалится в сторону лохмача, - а вот с этим вот… Чтобы это не было». У одаренной не было сильных ментальных способностей, она не умела читать чужие мысли или даже собираться собственную волю в кулак. Но сейчас Фокс приложила все свои усилия, пытаясь найти контакт с чудовищем. Со стороны было видно, как ослабевает ее тело, пока, наконец, глаза девушки в состоянии оборотня, не закатились назад, показывая, что она находится без сознания. Темный зверь прекратил пытаться вырваться из крепких тисков и смотрел на приближавшегося к нему носителя. Он мог понимать ее речь, успел этому научиться за долгие годы их сосуществования, хотя и относился к носителю как к слабому, беззащитному детенышу. Чудовище издало грозный рык, который можно было интерпретировать не иначе как: «Помоги мне освободиться». - Нет, - покачала головой девушка, и оборотень поднял вверх уши, пытаясь уловить, правильно ли он понял исходившее от нее звуки. Отказ? Мила сделал робкий шаг вперед, потом еще один. Сейчас Темный зверь был слаб, можно было даже погладить его… Но Фокс не решалась. Достаточно было того, что она стояла прямо напротив своей темной половины. - Этот противник тебе не по зубам, - сказала одаренная. – Ты хороший воин в нашей… стае. Но вожаком отныне буду я. Ликантроп сердито зарычал – такой поворот дела ему не нравился. Мила категорично вскинула вверх руку, выставляя ее ладонью вперед: - Теперь я буду выбирать, с кем нам сражаться и на кого нападать. Мне нужно, чтобы ты слушался моих команд, иначе нас снова могут победить. Она подошла еще ближе, и попыталась схватить «волка» за загривок. Извернувшись, тот цапнул ее за запястье, но Миле все-таки удалось впиться пальцами в шерсть. Она дернула, заставляя чудовище взвизгнуть. - Я больше не хочу ходить у тебя на поводу, - не зло, но строго заметила Фокс. – Теперь все будет иначе. А чтобы доказать тебе мою силу, я сейчас прикажу Сизому Зверю отпустить нас. Она развернулась, собираясь занять главенствующее место в этой психологической кутерьме, но в последний момент посмотрела еще раз ан Темного Зверя и сказала: - Не зови меня больше «носитель». Теперь я – «хозяин». Мила открыла глаза, и вернувшееся к ней обаяние и, самое главное, осмысленность ее взгляда, показывали, что девушка уже контролирует себя. - Какая пикантная поза, - усмехнулась одаренная, немного изогнувшись, чтобы оказаться еще ближе к нависшему над ней Хэнку. – Но, думаю, теперь вам можно меня отпустить. Она села и потерла руки – на одной ладони осталась кровь. Перевернув левое запястье вверх, Фокс увидела четкий отпечаток острых зубов, который кровоточил. «Ничего, - подумала она, - понемногу он научится мне подчиняться. Теперь все будет иначе». Она потерла затылок и снова улыбнулась своему учителю: - Ну и денек выдался, да?

Beast: Моментально смутившись от слов девушки Хэнк разжал хватку , чуть ли не отпрыгивая в сторону и отвернувшись, делая вид что разминается быстро выдохнув и попытавшись успокоится. - Да уж тренировочка выдалась на отлично. Я вижу есть заметные успехи с общением со своим Я ? Усмехнулся зверь , показывая на отпечатки зубов на руке Милы. После Хэнк перевел взгляд на свое плечо и потерев место укуса еще раз, продолжил речь, стараясь сделать голос как можно более спокойным. - Я надеюсь я не сделал тебе больно. Просто это был чуть ли не единственный способ что бы вы смогли найти с ним диалог. Ну или по крайней мере тот, который первым пришел мне в голову. А у твоего зверя неплохие зубки. Стоматолог бы упал в обморок. Какой клочок то оторвал, теперь неделю отращивать буду. Хэнк сел на корточки, открывая банку с Кока- колой и протягивая ее Миле, взял еще одну. - Откровенная гадость, но в ней содержится огромный запас энергетических веществ. Ну будем. Пошутил Хэнк , делая почтительный глоток.

Fox: Мила усмехнулась краешком губ, принимая Колу. - Да нет, все нормально, - ответила она на участливый вопрос Хэнка. – Спасибо, мистер Маккой. Мне действительно удалось пробиться к нему… По крайней мере, на какое-то время. Да и шкуру вы ему… то есть, мне, помяли основательно. Фокс сделала освежающий глоток газировки: - Вам также трудно было справляться со своими инстинктами? Ну, то есть, я хочу сказать, вся эта кровожадность, жестокость?.. Иногда мне кажется, что ликантропия появилась в моей жизни неслучайно. Как будто кто-то поставил Зверя защищать меня. И он, скорее, умрет, нежели сдастся. Вот только… - девушка облизнула губы, слизывая крохотные пузырьки Колы, - я предпочитаю действовать уговорами и тактом, а не бросаться с кулаками на обидчика. Думаю, для меня очень важно научить свое темное «Я» тому, что иногда лучше и поддаться, чтобы потом победить. Одаренная потерла плечи и спросила: - Эти Люди Икс… Какие они? Дед рассказывал, что они меня не обидят, но больше ничего я о них не знаю.

Beast: Хэнк вытер губы, стряхнув капли напитка на пол. Маленький забавный робот - уборщик тотчас же поттер капли, а заодно убрал комок шерсти Хэнка и прибрался в помещении. Зверь придвинулся чуть ближе к Миле, словно заговорщик скорчив забавную гримасу. - Я могу поклястся этот робот собирает каждый волосок с моей шкуры. Не удивлюсь если у них там уже целое чучело из моей шерсти набить можно. небось лупасят его когда меня нету или еще того хуже, открыли себе маленький культ фанатического поклонения. Когда я разбил очки этот гад спер их на ремонт быстрее чем я успел сказать " Ой ". так главное очки до сих пор так и не вернули гаденыши. Мол не подлежат восстановлению и были утилизированны. Ага как же, знаю я их утилизацию. Зверь улыбнулся еще раз, допил напиток, выкидывая банку к ближайшей стенке и даже не оборачиваясь что бы посмотреть долетела ли банка до стены. Он уже знал, что маленькие гаденыши- уборщики ее уже утилизировали. Хотя сам Хэнк называл это " робо реквизицией ". - Видела бы ты что было когда Росомаха случайно оставил здесь свой пояс. Он оторвался у него на одной из тренировок. Было весьма забавно видеть нашего небритого неряху бегающего за этими гаденашами. Впрочем свое дело эти молодцы знают. Сейчас Зверь уже окончательно расслабился, позволяя себе разговаривать с Милой так, как будто они были старыми друзьями. Хэнк шутил, веселился и вообще делал все, что бы .. Понравится Миле ? Расположить к себе ? Впрочем на этот вопрос Зверь и сам не мог бы дать однозначного ответа, и лишь фырчал потирая внезапно раскрасневшиеся кончики ушей. - Инстинктами ? Да я блин один сплошной ходячий шерстяной инстинкт. Правда медитации и некоторые изобретения помогли мне справится с порывами выпустить когти и бегать обидаря кору с ближайших деревьев. Этот клубок сделан не из простых ниток, а пропитан особым составом отрезвляющим сознание и вызывающим химические реакции специального типа. Иными словами он возвращает тебя из формы зверя обратно в состояние человека. Действие его правда не долговременно, но для сдерживания порывов хватает. Вот, возьми немного. Поможет. Хэнк оторвал несколько ниток, передавая их Миле и совершенно серьезно предупредив, что если сейчас будет подколка про льва и клубок, то девушка получит еще одну трепку. Впрочем и на этот раз голос Зверя звучал больше шутливо и приводить свои угрозы к реальному исполнению Хэнк явно не спешил. - Люди- икс ? Ну это такое собрание чудаков, которые мнят себя высшими элементами общества, пожирают напитки и еду в нереальных количествах, ездят на крутых тачках и самолетах и еще изредка играют в героев и спасают мир. Ну а на самом деле мы здесь одна большая и дружная семья, которая и вправду иногда занимается тем, что иногда высовывает свои хвосты что бы кого - нибудь спасти и прочистить мозг очередному злодею .

Fox: Миле было легко общаться с Маккоем, хотя девушка постоянно держала в уме две вещи: он – ее преподаватель… а она – мутантка с супер-обаянием. Вполне вероятно, что их разговор проходил бы более прохладно, если бы не последнее обстоятельство, и от этого девушке стало немного грустно. Правда, совсем чуть-чуть, ведь она уже успела привыкнуть к такому положению вещей с тех пор, как Хантер… «Стоп, - оборвала сама себя Мила. – Не будем о нем. Да и мой «питомец» только-только успокоился». Хэнк поделился с Фокс какой-то странной нитью. Как ее применять было не совсем ясно, но девушка была безмерно благодарна такой щедрости. Темный Зверь только фыркнул – он еще не отошел от обиды за кусок мяса и последовавшую за ним трепку. - Спасибо, - улыбнулась одаренная. – Вы ведь знакомы с Акупунктурой, не так ли? Вы учились этому где-то отдельно? Извините, что расспрашиваю так подробно, но ведь Люди Икс такие скрытные… и недоступные. Я помню, про это супер-команду как-то делали репортаж. Но кто бы мог подумать, что я тоже окажусь здесь? – Мила как-то натянуто рассмеялась. – Не то, чтобы мне было особо плохо жить вдвоем с дедом… Взгляд девушку ускользнул в сторону, и она невнимательно следила за мельтешением роботов-уборщиков. - А этих крох вы тоже сами собрали? Роботы, наверное, здорово помогают в борьбе с преступниками?

Beast: - Нет. Эти роботы могут только убирать. Боевых роботов в нашей школе нет. Есть система безопасности, но это военная тайна- Хэнк подмигнул Миле, приглашая ее встать и идти за ним. - Я думаю на сегодня наша тренировка закончена. А обо всем остальном я могу рассказать и за .. например обедом ? Если конечно общество синего мехового ковра будет тебе приятно. Зверь стеснялся, однако все- таки сделал свой ход, ожидая реакции девушки. Неизвестно почему, но Мила нравилась Хэнку. Ему было интересно в ее обществе и дело было совсем не в физиологической красоте, хотя и тут Зверь не мог не отметить пару моментов, а скорее в красоте ее души. Да и немалая доля любопытства к ее темному зверю так же присутствовала. - Интересно а ее темный зверь - женского пола ? Подумал на последок Хэнк приглашая девушку на совместный обед. в принципе независимо от ответа квест наверное закончен. После подведу оценку и выставлю уровень повышения навыков. Отличная игра.

Fox: Мила понятливо кивнула, выслушав объяснения Хэнка, затем тоже поднялась на ноги. - Спасибо за тренировку, профессор, - сказала одаренная, не пряча лукавых искорок в глазах. – Говорят, псов перед охотой не кормят. Но никто не запрещает их кормить после, не так ли? – девушка подмигнула Маккою, и добавила: - Плотный обед мне сейчас вряд ли пойдет на пользу, а вот какой-нибудь десерт я бы с удовольствием съела… И, кстати, вам не стоит быть таким строгим с самим собой. «Меховой коврик» не лучший эпитет. Как насчет… бравого Чубаки, например? «Я просто не могу удержаться, не так ли?». Убедившись, что мужчина последовал за ней, Фокс со смешком вышла из зала и повернула в сторону столовой.



полная версия страницы