Форум » Реальное время » "И матери сердце..." [Nightcrawler, Mystique] » Ответить

"И матери сердце..." [Nightcrawler, Mystique]

Mystique: [quote]"Пусть сын мой услышит, пусть сын мой поймет... Пусть сын мой меня непременно спасет... Но вот так бывает на свете... Что были оставлены дети..." (мотив песни Мамонтенок)[/quote] Участники: Nightcrawler, Mystique Место: Международный суд Описание: [quote]Матери, оставившей своего ребенка ради спасения собственной жизни - нет прощения... Но всегда есть надежда на прощение.[/quote] Мистик схвачена и приговорена в международном суде к смертной казни. Шансов на спасение нет ни с какой стороны. Это конец. Но на слушании ее дела она видит сына, которого оставила на произвол судьбы... Сможет ли он хотя бы простить ее, тем самым сняв давний грех?

Ответов - 7

Mystique: Когда-нибудь это должно было случиться... Не все в этой жизни зависит от ловкости, скрытности и силы... - Вы арестованы, мисс Даркхолм. - с большим удовольствием промолвил какой-то молодой коп, сумевший заполучить в свою ловушку одну из самых разыскиваемых террористок мира. Вот ведь ловкий и подлый гад. Усыпил бдительность мутантки дротиком с сонным зельем. И конечно же, первым делом, накинул на шею противоспособный ошейник. Продуман, однако! Респект ему за находчивость и улыбку судьбы! Очнулась мутантка уже в камере особого режима в одиночной камере. Голова раскалывалась от сильнейшего снотворного, но быстро шла на поправку. Помещение было довольно просторное. Все при нем. Спальное место, туалетные принадлежности, даже письменный стол и пара стульев. На стенке слева висела небольшая деревянная полка с рядом книжек и журналов. В углу - телевизор. Не сложно было догадаться, что все эти блага здесь не случайно. Для рядовых преступников все гораздо скромнее. Это вам не Швейцария. - Что, милая, попалась... Закончилась твоя сраная жизнь.. - донесся противный писклявый голос через решетку охранника. Юнец в синей форме подошел слишком близко к камере.. А Мистик слишком быстро на это среагировала. Прыгнула на решетку, схватила за шкирку наглеца и с силой прижав его к прутьям, укусила за ухо. Охранник начал визжать скорее от испуга, чем от боли. На его крики подбежали другие и надавали девушке тумаков палками по рукам до тех пор, пока она не отпустила нахала. - Сидеть! - приказал начальник отдела террористке, целясь в нее пистолетом. Мистик непринужденно подняла руки вверх, тем самым показывая, что она тут не при чем. Посмотрела на несчастного и села на кровать, скрестив ноги. - Суд по твоему делу назначен на завтра утром, но уверен, он продлиться недолго. У нас достаточно всякой информации, чтобы засадить тебя в тюрьму на пожизненное... - Иди в жопу - хмыкнула она в ответ и повернулась к мужчине спиной. Итак ясно, что суд - это всего лишь официальная часть. Все давно решили. И не в ее пользу. Кажется, сейчас она действительно сыграла в судьбой и поставила не на ту лошадь. Осознание того, что когда она шла на это дело, о нем никто не знал. Мистик умолчала ото всех своих близких и товарищей... Слишком большой обещался куш, чтобы делиться с кем-то. А это оказалось всего лишь ловко продуманной ловушкой... Может оно и лучше? Так, попалась лишь она одна. Страшно представить, если бы с ней рядом был Алекс... Ах, Алекс. Она столько много ему не сказала... Череп думает, что Рейвен отправилась закупать необходимое оружие... Азазель.. А с ним девушка вообще давно не виделась. Вот он бы точно мог помочь, да только о нем давно не было ни слуху, ни духу. Дочка... Видать, Мистик так и умрет, с ней не повидавшись. * * * Всю ночь мутантка не сомкнула ни глаза. Когда первые лучи утреннего солнца пробились сквозь тусклое окно камеры, она уже спокойно сидела за столом, читая какую-то книгу. Точнее делала вид, что читает. Буквы так и прыгали перед глазами, а разум не улавливал смысл написанного. Мистик просто ослабляла бдительность копов. Малая, но надежда на побег ее не покидала никогда. - Без глупостей, мисс Дарколхм. Это вам будет плюсом на слушании - добродушно, без злобы, предупредил пожилой полицейский, вышивший на смену юнцу. - Вы собрали сегодня высшее общество.. Каждый желает посмотреть на вас и ваш суд. Ваш портрет не сходит с первых программ телевидения. - Меня это не интересует. - мрачно процедила девушка, не поднимая глаз с книги - "Мы ведем срочный репортаж из тюрьмы для особо опасных преступников, где находится пойманная вчера, одна их самых опасных представителей антиправительственной организации "Братство мутантов" по прозвищу Мистик. Полиция пока не комментирует детали ее дела. Но можно быть уверенным, что наказание будет в высшей мере... Я, Маргарет Митчелл, буду держать вас в курсе событий... Не переключайтесь.." - Все утро о тебе только и говорят... * * * Грустная, в специальных наручниках за спиной, с ошейником, Мистик сидела в зале суда в специальной камере с лазерными решетками и лениво осматривала неровности на полу. Она отгородилась от всего происходящего и не слышала не задаваемые ей вопросы, ни ответы свидетелей, которых собралось чересчур много. Ее недавняя попытка к бегству закончилась провалом и лишней порции успокоительного. Вещество уже давно выветрилось, но мутантка продолжала делать вид спокойного удава... - Есть ли дополнения, вопросы или предложеия зала к суду и подсудимой?

Nightcrawler: "Мы ведем срочный репортаж из тюрьмы для особо опасных преступников, где находится пойманная вчера, одна их самых опасных представителей антиправительственной организации "Братство мутантов" по прозвищу Мистик. Полиция пока не комментирует детали ее дела. Но можно быть уверенным, что наказание будет в высшей мере... Я, Маргарет Митчелл, буду держать вас в курсе событий... Не переключайтесь.." В этот момент Курт спокойно уплетал свои хлопья в Особняке Икс. Ничто не предвещало беды. Он спокойно прочитал свой утренний курс лекций, принял нескольких людей в часовне, все как обычно. Но тут такое. Вопреки его ожиданиям и желаниям эта новость выбила его из колеи. С одной стороны, подумаешь, Мистик наконец поймали. Она предстанет перед судом, а после, несомненно, подвергнется справедливому наказанию. Вот только его понятия о справедливости не включали в себя смертную казнь, которой ее несомненно предадут. Как глубоко верующий человек, Курт верил во всепрощение, пусть и не все люди его достойны. Он не заметил, как обронил ложку на пол. Он уже давно был на ногах и сжимал трехпалые руки в кулаках. - Делай, что должен, Эльф. Логан всегда умел подбодрить. Никаких отговорок, никаких слезопусканий. По одному взгляду на Курта, Логан уже понял, что задумал его лучший друг. И он не собирался его останавливать. Сделав жест головой, он дал понять Вагнеру, что Росомаха его прикроет. Найткроулер кивнул в знак благодарности, активировал Индуктор Изображений и испарился в дымке фиолетового дыма под громогласное "БАМФ!". "Необычайно много народа" - первая мысль, проскочившая в голове синекожего мутанта после того, как он материализовался в нескольких метрах от входа в здание суда. Действие напоминало Средние Века, когда весь город спешил увидеть, как отрубают голову разбойнику. Только сейчас не Средние Века, все можно решать более цивилизованно. Вагнер отнюдь не оправдывал Рэйвен. Он прекрасно знал, что мать из нее никудышная, что держать в руках оружие и убивать людей она умеет больше чем любить. Он знал, что никогда не был ее любимым сыном. Он прекрасно понимал, что он всю жизнь был только помехой своей матери. Но этим он и отличался от нее. Он не мог бросить в беде свою родню, даже если она такая как Мистик. Хотя при чем тут "даже если", вся его родня составлена из подобных личностей. Несколько шагов и Курт, закутанный в серый плащ, пошел в зал суда. Заседание уже началось. Его мать, как всегда невозмутимо, сидела в клетке и ожидала окончания. Свидетели выходили один за одним. Сторона защита просто тонула - даже смягчить приговор являлось невозможной задачей. - Есть ли дополнения, вопросы или предложеия зала к суду и подсудимой? Курт посмотрел на судьЮ посмотрел на Мистик и сказал: - Ваша Честь, ни одно божье создания не заслуживает смерти. Даже такое как она. - Курт посмотрел прямо в глаза Мистик, выразив все презрение, которое только мог к ней чувствовать в этом взгляде. - Приговорите ее к пожизненному заключению: ЩИТ, Рафт, да хоть Гора Громовержцев! Она должна жить, чтобы искупить свои грехи. Она должна раскаяться перед тем, как предстать перед Богом. У меня все, Euer Ehren! Курт не сомневался, что мать узнала его. Все же как лицо так и манера речи его выдавали. Он не хотел спасать ее, но он должен был. Он не сможет заснуть, если его мать умрет таким образом. Как уже было сказано ранее, Вагнер в корне различался со своими родственниками. И чтобы не уподобиться им, он обязан был поступать по своей совести.

Mystique: Мистик изредка поднимала голову, чтобы понаблюдать за взволнованной толпой жалких людишек. Ну и для того, чтобы увидеть знакомые лица, которых не оказалось. Странно. Она же сегодня - пойманное лицо номер 1. Неужели никто из знакомых не смотрит по утрам телек? Нужно будет показать, что это такое, когда она отсюда выйдет... Девушка горько усмехнулась. Не терять же надежды в самом деле... Которой оставалось все меньше и меньше, с каждой фразой свидетелей, с каждым молчанием бесплатного защитника... Судья злобно ухмылялся, присяжные потирали руки. Тьфу! Но один единственный голос заставил ее замереть от неожиданности. Мужской, хоть и не совсем настоящий, но даже родной голос. Мутантка подняла голову, тут же попав в омут темных, человеческих глаз, своего первого сына. Курт! Да, это был собственной персоной. Что-то похожее на жалкое отчаяние проснулось внутри. И имя ему настоящее - стыд. Никчемная мать отвернулась, боясь поднять голову. Все те, кого она ожидала увидеть не пришли. А он пришел. И даже защищает ее, не смотря на все ее подлости. Будь девушка на месте парня, еще бы попросила добавить лишние годы заключения. Хотя зачем они ей, если ее ожидает встреча с электрическим стулом? Прошло всего пара минут, но для Мистик они показались целой вечностью. Любопытство и легкий материнский интерес таки пересилил, заставляя мутантку взглядом исподлобья проследить за сыном, который сел на свое место в толпе присяжных. Его голос нельзя считать спасительным. Это всего лишь голос малолетнего ребенка в толпе взрослых дядь. Он глаголет истину, но к нему не прислушиваются. Спасибо хоть за это. Кто-то иной мог бы еще подумать, что Курт не жизнь матери спасает, а наоборот усугубляет ей ее. Ведь Мистик боится больше всего быть отвергнутой, сидеть в клетке. Лучше смерть, чем прозябание взаперти. Но мутантка уверена, что так мог придумать любой, только не Курт. С его набожностью и верой в людей, сто процентов он даже о таком и не подумал. И откуда только у него эта любовь к Богу? Неужели место зачатия играет такую большую роль? - Нам ясна ваша позиция, мистер. Но к сожалению, мы не можем оставить ее в живых. Лишь смерть абсолютно точно искоренит все лазейки, которые она может использовать ради побега. Надеюсь, больше нет голосов против? Зал утонул в мертвой тишине. Лишь одинокий смешок самой преступницы раздался из за решеток. Чего еще ожидали? - Единогласно! Рэйвен Даркхолм, более известная, как Мистик, вы приговариваетесь к смерти посредством смертельной инъекции. Взгляд судьи был направлен на Курта, дабы показать максимум гуманности к преступнице. Мистик усмехнулась, услышав приговор. Ей бы испугаться по-настоящему, да смешно до жути. Они не знают что ли, что регенерация способна противостоять и большинству ядов? Интересно, а к тиопенталу натрия и павулону это распространяется? А говорят, что удача не на нее стороне... Вот и новая лазейка к спасению собственной жизни. Прикуют к креслу, снимут все ошейники, вколют и будут спокойны. Зря. - Ваша честь! - вдруг встала с места Мистик и гремя цепями, подошла к ограждению клетки. На нее тут же направили оружие охранники. Но на них она и глазом не повела. - Позвольте мне выразить особую благодарность таинственному мистеру Иксу.. Икс от слова Неизвестный. Она специально уточнила это, сверкая желтыми глазами. - Мне ужасно приятно, что хоть один здравомыслящий человек сохранил свое человеческое хладнокровие в нашем современном мире... Я бы была рада увидеть его вновь. Но жаль, это становится невозможным... Только сын мог понять двусмысленное приглашение. Вопрос лишь в том, примет он его ли нет? - Увести заключенную из зала суда в камеру строго режима, где она будет ждать своего срока казни, назначенного на 24 сентября. - далее последовал стук молотка. И судья вышел. Через 4 дня?! НЕ слишком ли быстро? Ой, как гуманно... А как же последнее желание и попрощаться с близкими? Но если один единственный человек, кто захочет с ней попрощаться, таки явится, то смертельная инъекция не дождется своей жертвы..

Nightcrawler: - Единогласно! Рэйвен Даркхолм, более известная, как Мистик, вы приговариваетесь к смерти посредством смертельной инъекции. А чего еще можно было ожидать? Курт изначально знал, что его слова не помогут. Единственной причиной этого выступления было привлечение внимания матери. Он знал, что станет преступником, как только сделает то, что он собирается сделать. Но если ради своей родни нужно быть по ту сторону закона, Найткроулера это не пугало. Пускай множество раз Мистик сражалась с его настоящей семьей, пускай она несколько раз чуть не убила его самого и его близких, пускай. Она его мать и, к сожалению, навсегда ей останется. Как бы подла и изворотлива она не была, он обязан ей помочь. Это его долг. После высказывания Рэйвен о "мистере Икс", Вагнер получил подтверждение того, что его слова были услышаны и поняты именно так, как он того хотел. В нем боролось два чувства: он не хотел, чтобы его мать так легко получила свободу от своих грехов, но он не мог предоставить ей так расплатиться за них. Интересно, если бы Анна знала, что сейчас происходит с Мистик, она бы пришла? Пересилила бы она свою неприязнь к матери, как пересилил ее Курт, и спасла бы ее? Или дала бы ей наконец упокоиться и предстать перед Всевышним? Увидев усмешку Мистик, Курт даже на секунду задумался, правильно ли он поступает? Не грех ли ради успокоения своей души спасти ту, кто отнимет еще немало жизней? Плевать. Это был один из тех немногих разов в жизни, когда Вагнер был готов совершить грех. Поняв приглашение Мистик, он решил принять его. Курт сидел в своей комнате в особняке и ждал наступления темноты. Целый день он не показывался никому из своих друзей, боясь, что кто-нибудь из них увидел его на суде и разгадал его планы. Кроме Логана, которому Курт безоговорочно доверял, никто не был осведомлен о причине ухода Вагнера. Весь особняк считал, что Курт пошел прогуляться. Наконец на улице стемнело, что дало сигнал Найткроулеру к действию. Перво-наперво Вагнер телепортировался в церковь. Быстрым шагом он прошел в кабинку. Он не стал прибегать к помощи индуктора, так как знал лично настоятеля церкви и был уверен в его лояльности. К тому же, исповедь анонимна. - Отец, я собираюсь совершить грех. Мною движут исключительно добрые помыслы, но на пути, который я избрал и который считаю единственно верным мне придется ослушаться воли Бога. Священник по ту сторону кабинки вздохнул, узнав знакомый голос и произнес: - Если грех твой вынужден, прощу я его и простит его Бог. Иди, сын мой, да убережет тебя Господь. Курт поднялся, прошептал слова благодарности и сразу же по выходу из кабинки совершил телепорт в тюрьму строгого режима для суперпреступников, где Мистик дожидалась казни. Около пятнадцати минут понадобилось синекожему чтобы разузнать о камере заключения Рэйвен, отключить систему видеонаблюдения и отвлечь охранников подальше от этого места. Еще один телепорт и Курт оказался прямиком в камере заключения Мистик. Та содержалась в одиночке, так что никто помешать не мог. Поначалу Вагнер решил, что разбудил мутантку, но потом понял, что она все это время ждала его. - Собирайся. Время у нас есть, но я не желаю испытывать удачу. Не смотри так на меня, я вытащу тебя отсюда, пусть и буду потом об этом жалеть. Курт отвернулся от матери, так как не мог спокойно говорить с ней, смотря ей в глаза. Не получалось сдержать чувства неправильности. Он уже начинал жалеть о том, что пришел сюда.

Mystique: Мистик провели в ее одиночную камеру строго режима. Наручники правда сняли, даже будучи со свободными руками у нее не хватит сил, чтобы снять металлический ошейник. Ну она попыталась конечно, чтобы не разочаровывать охрану и дать им возможность ненадолго подумать о своей власти над ней. - Попалась мразь! Ты за все ответишь! - шипел молодой стражник, стоявший в шагах десяти от решетки и с ненавистью смотревший на преступницу. Мистик не скрывала нахальной улыбки. Даже сейчас, загнанной в клетке, она не теряла "лица". - Подойди ближе... И я тебе шепну на ушко, как отправила в мир мертвых твоего напарника... - мутантка сама подошла к краю и взявшись ладонями за прутья, улыбалась, слегка нагнув голову вбок. - Стой, где стоишь! Иначе я... - Что ты? Будешь стрелять? Стреляй. Семи смертям быть, одной не миновать. У меня уже запланирована встреча с Дьяволом, какая разница во сколько? Этот дилетант в полицейской форме, иначе никак не назовешь, начал бесить ее. У самого молоко на усах не обсохло, а думает, что он тут самый главный... Но в коридоре, кроме него, никого не было. Пересмена и все такое. Оставили беднягу приглядывать за мутанткой, которую он просто боится, хоть и хорохорится и все время тычет в нее пистолетом. - Не бойся. Не трону. - усмехнулась Мистик и отойдя назад, села на постель. Закинула ногу на ногу, сцепила пальцы в "замок", всем своим видом показывая, что подвоха от нее он не дождется. - Я хочу пить. Имею право. Юнец, да для Мистик этот 40летний мужчина был юнцом, нерешительно потоптался на месте. Таких указаний ему не давали. - Попьешь из крана. Там есть холодная вода. Мутантка вздохнула и покачала головой: - В Австрии меня угостили сладким чаем, в Германии преподнесли клюквенный морс, во Франции налили латте. В Японии обещали даже налить горячий саке, но не налили. Я слишком быстро сбежала. Неужели Америка останется в стороне и не угостим меня даже стаканом воды? Мда... Свою порцию прохладной воды она таки получила. После того, как схватила за шею охранника, который подал ей стакан через решенку. Получила она и свою порцию электрошока. На остаток вечера больше решила не буйствовать. Тем более должен прибыть Курт. В том, что он придет, она не сомневалась. Не смотря на позднюю ночь, мутантка не спала. Просто лежала на кровати и считала трещины на потолке. Когда послышался характерный для ее сына, хлопок, она даже не шелохнулась. Наслаждалась этим моментом. Ведь она вновь оказалась права. Сын пришел ее спасти. Он такой предсказуемый... Но определенно все это ему было не по душе. Не из личных же мотивов он собирается выпустить на свободу приговоренную на смерть. А из-за чистого эгоизма. А вроде у священников на это настоящее табу. - Курт. - на удивление тихо промолвила Мистик, поднимаясь с кровати и разглядывая его спину. Возможно у нее внутри что-то щелкнуло, что-то заискрилось, хоть и тщательно прячется за маской усмешки. - Я позвала тебя не ради своего спасения, хоть и знаю, что ты способен на это. Мне осталось жить четыре дня. И навряд ли кто-то из "моих" сможет прорваться сюда за это время. Честно... Я не ожидала увидеть тебя на суде. Но рада, что ты пришел. Возможно все так о должно быть. Возможно это мой последний шанс попросить у тебя прощения за все. Мистик подошла к парню и хотела положить свою ладонь ему на плечо. Рука зависла в неуверенности. Секунда. И девушка решила, что это будет лишним. - Ты сейчас думаешь, что я давлю на жалость, что это очередная уловка по спасению своей шкуры, но нет. Ты не представляешь, как тяжело сейчас осознавать, что все близкие мне люди, которых я считаю своими друзьями, оставили меня на смерть. А те, кому я доставила столько горя... Ты, который должен лично ввести мне эту долбанную инъекцию, пришел сюда, чтобы переступить порог закона и спасти меня. Ты всегда видишь лишь хорошее. А я вижу лишь ненависть к себе... Может осознание близкой кончины сделало ее такой сентиментальной? Слышал бы Магнето ее речи... - Я прошу лишь об одном. Прости меня за все. И лучше уходи, Курт. Не хочу потерять перед тобой свою былую репутацию. Она вздохнула и вернулась на кровать, отвернувшись в сторону небольшого окошка. Зачем она отказалась от помощи? Ведь одно их касание, и Мистик окажется на свободе... Но что это будет за свобода? Осознавать, что осталась жива лишь благодаря жалости. Повисло молчание, но хлопка телепортации не было. Он не ушел еще. - Я тебя любила, Курт Вагнер. Хоть и не такой любовью, которую ты заслуживаешь. Просто, тогда,у меня не было выбора...

Nightcrawler: Тяжело было верить мутантке, учитывая то, как много раз она лгала, сколько людей пали жертвами ее лжи. Но что-то в ее голосе говорило Курту, что сейчас она не лжет. Он старательно пытался сдерживать себя. Контролировать любые проявления эмоций. Он не хотел давать матери повод посмеяться над его сентиментальностью, не позволял себе лишних взглядов или слов. Он продолжал стоять к ней спиной, слушая ее речи. Правда уверенность его слегка поугасла. Он более не стоял ровно, словно по струнке. Согнувшись, он оперся трехпалой рукой на решетку камеры и пытался придти в себя. Зачем она делает это? Она специально издевается над ним, или это действительно первые слова раскаяния, которые он услышит от родной матери за всю жизнь? Нельзя было терять контроль. Зубы стиснуты, левая рука сложена в кулак. Однако уши заткнуть он не мог - это выглядело бы слишком по детски. Да и хотел ли он этого? У него была семья. Пусть и не родная, приемная, но намного более настоящая. У него была мать, брат и сестра. Он был счастлив, несмотря на свою необычную внешность. Даже после смерти брата, он был счастлив. Он обрел новую семью, еще большую чем раньше, семью Людей-Икс. Пусть для этого понадобилось определенное время, но он смог сблизиться со всеми членами своей новой семьи, подружиться с каждым из них. Те, кто сначала боялись его, стали его лучшими друзьями, благодаря нескончаемому потоку позитива идущего от него. Потом был Экскалибур, новые знакомства, еще больше новых друзей. Если задуматься, он мог подружиться буквально с каждым. Он был доволен своей жизнью, любил своих друзей, был готов отдать за них жизнь. Потом пришла и любовь. Чего еще можно было желать? Но банальное желание быть со своей настоящей семьей на всю жизнь поселилось в душе Вагнера с детских лет. Пусть он считал Профессора своим отцом, а Маргали своей матерью, он всегда втайне мечтал увидеть настоящую семью. И он ее увидел. Мутант-террорист мамаша, которой всю жизнь было плевать на него, и демон-антихрист отец, который рассчитывал использовать Найткроулера для своих грязных целей завоевания мира. Признаться честно, семейка не из лучших. Поэтому мечта быть рядом с мамой и папой была похоронена. Курт уже даже перестал думать о ней, когда случилось это. Мало того, что он должен спасать ее, так в ней еще и совесть проснулась! Как не вовремя. Он пытался построить между ним и своей матерью стену, дабы ни в коем случае не дать ей подобратсья ближе к нему и снова обмануть. Но он не мог сопротивляться ее словам. Что поделаешь, детская мечта сбывается. Мама любит его. И больше не было ничего важно. Глаза заслезились, так что он незаметно смахнул слезы рукой, перед тем как повернуться к матери лицом. - Пойдем со мной. - голос Вагнера стал уже не таким твердым. В нем были слышны нотки отчаяния и мольбы. - Хотя бы ради меня. Я не смогу жить, зная, что не спас тебя. Внезапный порыв заставил его ринуться вперед, к матери. Он обнял ее, не думая о последствиях. Сейчас ему было неважно, что мать рассмеется ему в ответ, назовет сентиментальным щенком. Он так долго ждал любви от мамы, что более не мог себя сдерживать. Не сумев себя сдержать, Курт таки пустил слезу, но быстро взял себя в руки, не дав себе разрыдаться. Нужно было уходить. Еще минута и Вагнер телепортировался вместе с матерью на берег озера, тем самым закончив круг сомнений и, все же, освободив ее, пусть и вопреки ее желаниям. - Сейчас ты свободна. Я не знаю, что ты будешь делать, но... неважно. - Курт не мог заставить себя попрощаться с вновь обретенной матерью. Он просто стоял и смотрел ей в глаза, пытаясь улыбнуться.

Mystique: Странное творилось внутри ее души. Раньше там были лишь мысли о ненависти к людям, опустошенность и гнев. В ее душе не было места обычным человеческим чувствам. Она их пресекала сразу же. Просто боялась быть уязвимой. Ведь, когда у тебя есть близкие люди, если ты преступник мирового класса, каждый будет планировать бить по самому больному, резать на живую, целиться прямо в сердца друзей и близких. Азазель способен постоять за себя сам, а Курт.. Курт такой уязвимый. - Пойдем со мной. - его слова звучат, как издевка. Он что смеется над ней? Показывает свою исключительность? Указывает на то, что она в его власти? Что лишь от него держится вся ее никчемная жизнь? Но.. Как бы Мистик не хотела слышать его слова именно так, она понимала, что смысл их совсем в другом. В его чистой искренности. Горький вздох раздался с постели и пробежался по комнате. - Хотя бы ради меня. Я не смогу жить, зная, что не спас тебя. От этого делалось еще хуже. Сердце мутантки-мамаши разрывалось на части от осознания, какой же у нее хороший сын. А она - настоящая сволочь, достойная лишь смерти за все свои грехи. - Курт, мне не нужна твоя жалость. Иди домой. - скольких усилий стоило ей сказать эти слова, да еще стальным голосом. Она боролась с желанием остаться здесь и принять смертную дозу в угоду своей гордости, и чувством самосохранения, которое твердило, как заведенное: "Беги! Беги!". Но окончательную и бесповоротную точку поставил сам сын. Даже ее инстинкты дали сбой, когда она почувствовала крепкое объятие. Мистик приподнялась с постели и смотрела в одно место, соображая, правда это или плод воображения. Синяя кожа Курта сливалась с ее, от его рук она чувствовала исходившее тепло. Объятие было реальным. И искренним. Неуверенно и медленно, мутантка подняла руки и неловко коснулась его плеч. Не заметив отрицания, обняла крепче. В голове бились тысячи молотков, отражая биение сердца. Редко кто обнимал ее так просто и по-настоящему получая от этого удовольствие. Чаще всего планировали всадить в спину клинок. - Курт... Ответ последовал не сразу. Она почувствовала, как ее тело застыло на мгновение, чтобы переместиться в другое место. Они появились где-то на озере. Еще пару секунд, продолжали держать друг друга в объятиях. Это совсем не вяжется с репутацией Мистик, и ей было немного неловко то, что она дала слабинку, показала свою женскую слабость. Но не находила в себе силы оттолкнуть на миг полюбившего ее, сына. Террористка прятала глаза, бегала ими по местности, боясь столкнуться с взглядом Курта, который не стеснялся своей нежности и смотрел на мать. Это Мистик ощущала телом. - Кажется, это мое первое объятие без страха получить удар в спину. - выдавила жалкий смешок мутантка, продолжая держать парня за талию. Впервые за столь долгий промежуток времени она ощущала себя кому то по-настоящему нужной. Может к черту ее прежнюю жизнь? Может остаться рядом с Куртом и быть примерной мамочкой? Очередной горький смешок. Нет. Курт не захочет видеть рядом с собой преступницу, путсь и попытается ее перевоспитать. Мир ее не простит. А одного прощения от священника мало. Но рано или поздно, отпустить его нужно. Мистик слегка отстранилась, опуская руки, но не удержалась и слегка провела кончиком пальца по его правой щеке, улыбаясь. - Не думаю, что это что-то изменит в наших судьбах, Курт. Я благодарна тебе за этот день, но я должна вновь оставить тебя. Ради твоей же безопасности. Тебе не место рядом с убийцей и террористкой. И пусть я не считаю себя таковой, мнение мира не изменить... Не меняй своего отношения ко мне, каким бы оно не было. Не изменяй своим чувствам. Ненавидишь - ненавидь! Считай эту встречу сном, как буду считать ее я. Прекрасным несбывшимся сном, в котором мы могли бы быть счастливы вместе. Все таки, я правильно сделала, что оставила тебя в детстве... Ты сохранил чистоту души, тогда, как я погрязла в грехах. Сын... Последнее слово быть произносить гораздо сложнее, чем она ожидала. Может не стоило этого делать вообще? Не стоило осквернять это священный эпитет своим ртом? Но она не удержалась, посмаковать. То недолгое время, проведенное в тюрьме, побои, отсутствие пищи и питья, инъекции для успокоения, все это дало о себе знать. ПО телу растеклась вселенская усталость, от чего даже Мистик пошатнулась. Голова резко закружилась, а в ушах кто-то тарабанил барабанную дробь. От греха подальше, мутантка опустилась на землю, массируя пальцами виски. Ей бы сейчас отдохнуть да набраться сил. Но ей некуда идти. До дома она быстро не доберется. Крылья отрастить не сможет, сил не хватит пронестись через тысячи километров. Мистик поняла глаза на сына, подумав, что телепорт весьма кстати, но она и так перед ним в долгу.



полная версия страницы