Форум » Реальное время » L.O.S.T. [Apollon, Malice] » Ответить

L.O.S.T. [Apollon, Malice]

Malice: участники - Десмонд, Джейсен сюжет - один рейс...и вдруг авария, такового не было бы, если бы остров был обычным per l'isola [quote]Isla Sombra – не настоящий остров. Скорее, это морское образование, вулканический взброс скалы со дна океана. Расположенный недалеко от территории Коста-Рики и расположен примерно в 100 милях (160км) от западного побережья страны. Ближайший архипелаг — Галапагосские острова в нескольких сотнях миль к юго-западу. Остров покрыт джунглями, морское дно — вулканической породой с буйно растущими водорослями. Свидетельства его вулканического происхождения можно увидеть повсюду на острове – на нем множество мест выхода подземных испарений, а из-за обилия различных течений вокруг острова там часто случаются туманы. Общая площадь острова составляет около 56 км² (21,6 миль²). По форме напоминает вытянутую каплю – почти тринадцать километров в длину и пять в ширину в самом широком месте. Остров находится в так называемой Экваториальной Конвергентной зоне, потому погода здесь чаще всего облачная, ливни часты в течение года, немного меньше их с января по март и с сентября по конец октября. Климат на острове влажный, тропический, со среднегодовой температурой 23,6 °C и среднегодовым количеством осадков более 7000 мм. Многочисленные теплые течения из Тихого океана также оказывают огромное влияние на климат острова. В основе своей остров сложен из базальта, что позволяет с уверенностью говорить о его вулканическом происхождении — раскаленная лава застыла над поверхностью океана, сформировав небольшой кусочек твёрдой поверхности. Поверхность острова гориста, однако же, горы расположены преимущественно на побережье, центральная часть представляет собой равнину высотой около 200—260 м над уровнем моря. Береговая линия острова сильно изрезана, с двумя крупными заливами. Небольшая река протекает по центральной части острова и впадает в океан в районе одной из бухт. На острове много живописных водопадов, и в сезон дождей их становится гораздо больше. Почвенный покров образовался в результате разрушения и выветривания скальной породы, по сути дела представляет собой смесь глины, песка и мелких камней, легко вымывается тропическими ливнями, особенно на горных склонах, где эрозия не сдерживается растительностью. Растительный покров острова исключительно богат, во многом уникален. Несмотря на ограниченное пространство, Isla Sombra отличается удивительным разнообразием биологических мест обитания: тихоокеанское побережье, горная система, включающая вершину высотой более трех с половиной тысяч метров и действующий вулкан; тропические джунгли, горные леса, зоны умеренного пояса, топкие болота мангровых зарослей и бесплодные песчаные пляжи. Такое экологическое разнообразие порождает удивительное многообразие растительного и животного мира. Около 90 видов птиц. Более 30 сортов орхидей. Несколько сотен видов насекомых. И в этих местах постоянно появляются новые виды. Подобные открытия случаются в последнее время все чаще и чаще, но пока по неизвестной причине. Обитатели джунглей и горных массивов вдруг меняют свою естественную среду обитания, переселяются в другие зоны, при этом иногда меняя свои повадки. Таким образом, появление нового вида вполне возможно. Но вместе с радостью открытия они доставляют и массу проблем, связанных с возможностью появления новых болезней. Ящерицы, например, являются носителями вирусных заболеваний, причем некоторые могут передаваться человеку. Наиболее серьезным из них - центральный энцефалит рептилий, похожий на сонную болезнь и поражающий людей и лошадей. Среди прочих интересных представителей флоры острова можно отметить 74 вида хвощей и папоротниковидных, 128 — лишайников и мхов, 90 видов грибов и 41 разновидность грибковой плесени, притом, что исследование местной флоры далеко не закончено. На острове обитает более 400 видов насекомых, из которых 65 (около 16 %) являются эндемиками, то есть встречаются исключительно на этом острове. Особенно многочисленны и многообразны бабочки и муравьи. Кроме того, встречается множество разновидностей пауков, мокриц, и многоножек, некоторые из которых ядовиты. Встречаются также ядовитые змеи. Теплые тропические воды, колонии кораллов, подводные горы, вулканические пещеры — всё это дает убежище и пропитание для 600 разновидностей моллюсков и более 300 видов рыб, среди которых стоит отметить желтоперых тунцов, мант (Manta birostris), рыб-парусников (Istiophorus platypterus), бронзовых акул-молотов (Sphyrna lewini) и, наконец, китовых акул (Rhincodon typus), считающихся самыми крупными в своем семействе. В прибрежных водах также водятся горбатые киты (Megaptera novaeangliae), гринды (Globicephala), дельфины-афалины (Tursiops truncatus) и морские львы (Zalophus californianus), белопёрые и сероперые рифовые акулы (Triaenodon obesus). У рифов обитают осьминоги, мурены, биссы, морские черепахи, рыбы-попугаи. [/quote]

Ответов - 13

Apollon: Десмонд, бодро насвистывая, вел свою «Cessna» над биологическим заповедником Кабо Бланко, расположенному на западном побережье Коста-Рики. Было прекрасное июльское утро, и вид внизу, на сколько хватало глаз, был очень живописный: по краю отвесных гор серой лентой тянулась дорога, чуть дальше зеленым взъерошенным одеялом раскинулись джунгли, а голубая гладь Тихого океана сливалась с небом. В путеводителях писали, что Кабо Бланко – это нетронутая, девственная природа, почти рай. Глядя на все это, Дес чувствовал, что его отдых с новой знакомой девочкой, с которой он всего несколько дней назад познакомился в одном из клубов на побережье, будет весьма и весьма неплох.. А задание, совсем недавно полученное им от Короля, могло и подождать несколько дней. Ничего не случится, если он отправится в поездку немного позднее. И уж никак не раньше, чем он поближе познакомится с этой аппетитной фигуркой и формами. – Дорогая, ты мечтала о пустынном пляже, – сказал он, – и ты его получишь. – Десмонд белозубо улыбнулся, наклонился и поцеловал девушку в загорелое плечико. Тропический дождь лил как из ведра, барабаня и грохоча по металлической обшивке небольшого самолета, и, казалось, сплошной стеной обрушиваясь на землю. Демон негромко ругнулся и попытался справиться с управлением. Ветер бросал легенький гидроплан из стороны в сторону, а потоки воды сужали видимость практически до нуля. - Иди сюда, к черту самолет, прыгнем и все. Ты не пугайся, мы попадем ко мне домой, в Нью-Йорк. Жалко, конечно, я привык уже к этой малышке.. – Дес любовно провел ладонью про приборной панели и опять вцепился в штурвал. – Давай. – одной рукой он притянул к себе девушку, закрыл глаза и представил себе гостиную, белый диван, музыкальную систему в углу, большую панель телевизора на стене.. Очередной рывок ветра и самолет почти перевернулся в воздухе. - Черт! А ведь не получается… я не могу здесь телепортироваться… - Десмонд был скорее ошарашен и удивлен чем испуган, но опять резкие порывы тропического урагана и снова пригоршня дождя в цельное ветровое стекло… - Я попробую посадить его на воду, черт.. вот ведь.. и телепортация невозможна.. это же надо.. – на некоторое время демон замолчал, штурвалом сражаясь с непогодой . Наконец, самолетик обречено клюнул носом в волны и от удара Десмонда практически выбросило из кресла. - Кажется, сели.. – налетевшая волна схватила гидроплан за хвостовое оперение, развернула, толкнула вперед… - Эй, держись, кажется, нас поболтает немного! - демон обернулся к своей спутнице и замер от нехорошего предчувствия. Не смотря на то, что самолет кидало из стороны в сторону, девушка, с которой он отправился в это многообещающее для них обоих путешествие, спокойно полулежала в кресле. Ее голова была повернута к окну, а руки, увешанные яркими, тонко звенящими браслетами, сейчас как-то скорбно подрагивающими, ровно лежали на коленях. Уже понимая в произошедшем, Дес все же протянул вперед руку и коснулся щеки спутницы. Ничего не произошло. А когда от очередной волны он невольно качнулся вперед и помимо воли толкнул ее, белокурая головка девушки с готовностью кивнула и вдруг упала, склонившись к груди. - Основание черепа, да? Слишком сильный толчок или рывок…Девочка моя, а ведь я хотел отдохнуть на этом острове… Десмонд осуждающе покачал головой и привстал, перегнулся через теплое еще тело своей недавней знакомой, открыл дверцу кабины. Равнодушный к недолговечности и хрупкости человеческого тела он не хотел бок о бок соседствовать с мертвецом. - Прости, но из-за этого чертового урагана я упустил твою душу, а как обертка от конфеты ты будешь лишь отвлекать меня. Давай, возможно, еще встретимся.. Несколько сильных уверенных толчков и тело его последней подружки кулем свалилось за борт, и тут же исчезло подхваченное голодными крутобокими валами. - Жалко, только же познакомились… - демон вздохнул и откинулся в кресле. Прикрыл глаза, намереваясь немного отдохнуть, а после еще раз попробовать временной переход. С ним случалось подобное, ни раз уже и не два он попадал вот в такие «окна», в которых нарушалось привычное действие магии…. Десмонд уже знал, что идти напролом, бороться с феноменом бесполезно, только измотаешь себя, а потому, следовало или попробовать вырваться за ее пределы, либо найти альтернативное решение проблемы. В данном случае можно было попробовать воспользоваться самолетом. Но для этого следовало дождаться окончания шторма. А ждать можно и с закрытыми глазами… Кажется, он задремал. Сколько его так болтало Трэнтон не знал, но широко распахнул темные глаза, сел, когда вдруг услышал, что поплавки гидроплана зацарапали по кораллам. Демон выпрямился в кресле, сдвинул брови на непрекращающуюся серую муть за окном, но все же разрешил себе улыбнуться: - А вот и берег. Осталось лишь дождаться, чтобы прекратило лить как из ведра.. И вновь нырнул, отдал себя на волю полудреме. Дождь бил, хлестал, бесновался. Ветер выл и срывался в визге, а здесь, внутри, в небольшой кабине, было тепло и уютно, непогода не могла напугать потустороннюю демоническую природу Десмонда, а отсутствие попутчиков по-своему радовало, никто не мешал ему придаваться собственным мечтаниям и мыслям.. Постепенно стало светлеть, дождь уходил, оставляя за собой серое небо в рваных облаках и свежие порывы ветра, доносившие даже сюда запах зелени, сырой земли и прелых листьев.. - Уже все? А я даже как следует не поспал.. – Дес вкусно потянулся, не спеша выбрался из кресла и прошел в заднюю часть самолета. Там, достал откуда-то небольшой кейс, проверил замки, не повредило ли в разгар бури, удовлетворенно кивнул, и открыл, наконец, дверь кабины. В лицо ударил свежий ветер, убрал со лба вспотевшие волосы, остудил, принес с собой птичий гомон.. Дес тихонько удовлетворенно мурлыкнул, сказал будто продолжая недавно прерванный разговор: - Майкл, а ты был уверен, что я его не найду.. ха!

Malice: - Ненавижу самолеты, ненавижу самолеты, ненавижу самолеты… Приставив ко рту бумажный пакет и шумно дыша в него, Джейсен пытался данной мантрой, повторяющейся уже несколько минут успокоить свои и без того расшатанные нервы. Пилот небольшого самолетика обернулся к странному пассажиру и лишь ухмыльнулся в ответ. За свою жизнь и за всю практику полетов он много в каких ситуациях побывал, много кого повидал, и в данном случае этот экземпляр нервного пассажира не принес ему ничего нового для познания. Он прекрасно понимал тех людей, что предпочитали обеими ногами твердо стоять на земле, впрочем шутить и подтрунивать над ними при этом сам себе не запрещал. - Да, успокойся, парень, - полным жизнерадостности, которой хватило бы на все племя голодающих перуанских детишек, голосом обратился он к Джейсену. – Уже пятнадцать лет летаю, не такое видали. Скоро будешь землю целовать…буквально, - пилот громогласно рассмеялся, его помощник лишь покачал головой; он сам вообще предпочитал с пассажирами общаться по минимуму – короткие рейсы, короткие встречи, зачем узнавать кого-то, кого потом никогда в жизни нигде не встретишь, да и за приборами следить надо, а если так хочется общения – всегда есть пилот Барни, который в очередной раз сейчас подшутил над каким-то бедолагой, из какой-то правительственной конторы. Хотя, подумал штурман, парень не слишком походил на того, кто работает на правительство, начиная с выбора одежды, заканчивая видом, если не полного отморозка, то точка человека повидавшего всякого в сомнительного рода заведениях. Откуда такие выводы? Просто штурман сам любил такие заведения. А рыбак рыбака видит издалека. Джейсен, в свою очередь лишь мысленно послал пилота куда подальше, да и еще вдогонку. Отняв пакет от лица и откинувшись головой на подушку мягкого кресла, он взглянул в иллюминатор, однако нервы взяли свое и парень отвернулся, прикрывая глаза и пальцами буквально вцепившись в подлокотники кресла. Всего несколько дней назад он спокойно пребывал в пространстве любимой квартиры. Брошенный всеми, семьей, работой… в последнем случае, может, оно и к лучшему было, так как сам Криг был просто в невменяемом состоянии. Приятель подрабатывающий в Клубе 54 достал экстази нового образца и, само собой, ирландец вызвался продегустировать данный продукт. Не первую неделю коробила организм ломка, так как в доме Нельсон запретила принимать какие-либо наркотические вещества, да и сама она стала спадать на нет, затем следовало медленное отвыкание, – и совсем неудивительно, что от первых же двух таблеток, голова Джейсена взорвалась в прямом и переносном смысле. Вот так лежа на кровати, с закрытыми глазами и ловя кайф, он и был застигнут врасплох звонком от Кэла. Хотя, само собой, звонил не сам он, а его секретарь – длинноногая брюнетка-красавица, которой не доставало лишь одного – она была не на вкус Джейсена. Подобное заявление было озвучено дорогой супруге неделями раньше. В общем, его застали врасплох, обломали отдых и отправили туда, не знамо куда. Именно так. Да, Джейсен был торчком, да, не самым приятным типом, но назвать ирландца глупым и необразованным у вас язык бы не пошевелился. - Ненавижу самолеты, ненавижу самолеты, ненавижу самолеты… Шторм усиливался. И это было плохо – едва Джейсен взглянул на лица штурмана и пилота. О, ну просто прекрасно! Замечательно, не хватало разбиться посреди неизвестно чего, а именно океана. В теле образовалось странное покалывание. Криг нахмурился и дотронулся пальцами до шеи. Что-то не так. Самолет снова подбросило, затем корпус резко накренился и…да, они начали падать. - Держись, попробуем сесть на воду! – крикнул пилот, тянув штурвал на себя. Почему-то сейчас, именно сию минуту, а не раньше, Джейсен ему и, правда, не поверил. Нет. Они не сядут. Разобьются о поверхность, останутся плавать лишь обломки да кусочки их разорванных в клочья взрывом тел. У шах зазвенело, когда самолет резко тряхнуло и он словно остановился, затем вестибулярный аппарат понял, что к чему, и ирландец почувствовал как осел хвост. Сама машина медленно покачивалась на волнах, а точнее – просто стало уходить под дно. - Эй, эй, - расстегнув ремень, парень вскочил на ноги и в два шага подошел к единственным людям, которые могли управлять этой адской машиной. – Вот черт! – голова штурмана была буквально втиснута в приборную панель, капитану досталось меньше – всего лишь удар о ту же самую панель, - результат же был таким же. Шумно выдохнув Джейсен посмотрел вперед. Челюсть буквально отвисла, они погружались, причем погружались очень быстро. Ну уж нет, живым он вам не дастся. Рассудив, что команде уже ничем не помочь, парень вернулся в салон. Герметичная обшивка окон не давала воде проникнуть внутрь самолета, но чем ниже он опускался, тем сильнее становилось давление, тем все хрупче было для воды стекло. Пара иллюминаторов уже дали трещину. - Как только доберусь до Кэла, заставлю его настоящим козлом себя чувствовать, - подходя к двери процедил сквозь зубы Криг. Собравшись с духом и силами, которых для открытия двери требовалось не мало (видимо, запор заклинило при падении), он провернул ручки. Вода бурным потоком хлынула в салон самолета, сбивая Джейсена с ног. Только когда вода заполнила собой салон почти полностью, Джейсен, наконец, смог выбраться и сразу же поспешить к поверхности. О том, сколько метров его отделяло от спасительного глотка кислорода, думать даже не хотелось. Резко вынырнув, парень жадно заглотнул воздуха, а с ним и несколько капель дождя. Более менее, придя в себя, он понял, насколько безвыходно его положение – ночь, шторм, он в открытых водах, без шанса на спасение, без надежды на то, что ему посчастливиться добраться хоть до какой-нибудь суши, пусть это даже будет одиноко возвышающийся над морем вулкан. Еще меньше шансов выжить у него было бы, останься он дрейфовать на волнах, потому – чем черт не шутит – собравшись еще раз духом, Джейсен поплыл наугад в неизвестном для него направлении, с каждой минутой теряя все больше и больше сил. Солнце прогревало песок после недавнего дождя, и множество мелких крабиков бежали по пляжу в поисках нового места жилья. Маленькими ножками семеня по песку, они останавливались то у одного предмета, то у другого. Наконец, один из них, кажется, нашел подходящее для него убежище и уже хотел было там разместиться, как был незамедлительно отброшен в сторону неведомой и страшной силой. Джейсен отбросил крабика, который собирался поселится у него в ухе, и приподнялся на локтях. Волосы липли к лица, одежда была еще мокрой и потому к ней лип белоснежный песок пляжа, на который его, видимо, выбросило ночью, когда он, задыхаясь, просто потерял сознание. Не утонул – хорошо это или плохо? Ирландец сел и притянул к себе ноги, упираясь локтями в колени. Внимательно посмотрев по сторонам, он предварительно оценил, где именно находится. - Робинзон, мать его, Крузо, - откидывая волосы с глаз, усмехнулся он. Обувь с ног смыло водой, так что из одежды осталась лишь потрепанная черная рубашка, да джинсы. Пошарив по карманам, Джейсен извлек на свет зажигалку и промокшую пачку сигарет. - И без курева, - кидая находки на песок, констатировал он тоном, в коем было больше отчаяние от того, что нечем было закурить новость о неизвестности местопребывания, чем собственного от самого этого факта. Поднявшись на ноги и поправив штаны, парень выбрал направление и решил пройти вдоль берега. Рано или поздно он поймет – это действительно тропический рай с девочками в бикини и мальчиками с загорелым торсом, или же это ад для него, человека слишком привыкшего к урбанистическому стилю жизни.

Apollon: Глубоко утопая ногами в песке, Десмонд, наконец, добрался до края зеленого ковра джунглей, что огромным волнистым одеялом накрывал собой весь остров. Помедлил несколько мгновений, будто раздумывая делать следующий решительный шаг или нет. Обернулся к воде, где на едва заметных волнах покачивался маленький самолетик, и который, хоть и являлся его связью с внешним миром, вряд ли мог дать ему, демону, мудрый совет. Младший Трэнтон улыбнулся подобной мысли и, резко качнув головой, поспешил углубиться в зеленый туннель из пальм и зарослей маниока. Судя по тем документам, что в жалком, разрозненном виде и с явно многими недостающими частями, попали в Клуб, и которые давали крайне скупую, но все же весьма заманчивую информацию, на острове должны были быть строения. Несколько научных лабораторий, небольшие домики для работающих в них ученых, кажется даже некий центр для гостей... Десмонд решил постараться разыскать его, ибо игры в робинзона это конечно забавно, но суровая правда жизни в виде комаров, дождей и отсутствия горячей воды определенно наводила на мысль, что все это не для него. Привыкший к комфорту и удобствам демон не хотел себя в них ограничивать и в дальнейшем. Густая листва над головой Деса образовывала сплошной зеленый свод. Привычный мир, в котором подобное буйство растительности было строго лимитировано парками и садами, с их расчерченными дорожками и подстриженными кронами, менялся на глазах. Теперь со всех сторон Десмонда окружали густо произрастающие причудливые растения – от этого ощущение новизны, необычности мира и почти доисторических тропиков усиливалось многократно. - Я не удивлюсь, если из-за следующего куста на меня выйдет какой-нибудь тиранозавр.. – Десмонд зашипел от боли, когда очередная ветка с колючками вцепилась ему в плечо. На месте укола показалось несколько капелек темной крови. Задрожали, вздрогнули от неосторожного движения демона и, сорвавшись рубиновыми каплями, потянулись вниз. Десмонд обернулся на незнакомое ощущение и с удивлением остановился. Из пустяковой, небольшой ранки набухая, словно капли росы на рассвете, текла кровь. Трэнтон непонимающе сморгнул, не в его привычках было обращать внимание на подобные мелочи. Нет, конечно, и он попадал в переделки, и ему случалось получать раны и иногда, что уж греха таить, почти находиться на грани смерти, но чтобы царапина и не затягивается, не заживает сама, не требуя какой либо помощи? Десмонд повел раскрытой ладонью над, все также продолжавшей кровить, царапиой – и ничего не произошло. На секунду замерев от увиденного, Дес вдруг засуетился и принялся лихорадочно дергать рукав на левой руке. - Салем! Иди сюда, зверюга, я знаю ты можешь залечивать не слишком серьезные ранения, а здесь же ерунда, просто ободрался немного… - и обомлел, глядя на руку. На привычном месте от запястья до локтя, там, где несколько лет назад была нанесена татуировка-охранник, рисунок сохранился, да,… но и только. Черные, четкие линии картинки красиво змеились по загоревшему предплечью демона, но не более того. Никакого привычного движения, или шипения-приветствия в ответ на имя, и василиск не поднял головы и не вперил в Десмонда один из своих многозначительных взглядов… - Магия.… Здесь проблемы с магией… - Десмонд замер, осененный пониманием. – Нет, ну мы знали об этом, знали, что что-то здесь нарушено с полюсами, магнитными полями и соответственно с потоками сырой магии, но чтобы вообще… Слабость накатила волной и начала кружиться голова. Запершило в горле и, нервно кашлянув, Дес почти неосознанно потянулся за стаканом воды. Простейшее заклинание призыва и вот он, уже у него в руках, стакан, до краев полный прохладной вкусной водой. Но нет, в итоге, после многократного повторения и попыток, на его требовательно раскрытой ладони появилась лишь старенькая, треснутая с одного края, фарфоровая чашечка на половину заполненная мутной жидкостью, от которой на зубах скрипел песок, и на получение какой ушло никак не меньше пяти минут и колоссальное количество ментальных сил. Десмонд неуверенно переступил с ноги на ногу и, наконец, не выдержав, устало привалился к ближайшему стволу, какого-то, доселе неизвестного ему дерева. От жары и внезапно открывшейся ему истины, он весь взмок, а в висках настойчиво забилось, застучало сердце. - Ведь я же магически зависимое существо, и как же теперь? Ведь на мне иллюзия… Он давно привык уже не замечать те повсеместные потоки сырой магии, что окружали его постоянно, начиная с самого рождения. Это было, как дышать, как пить – ты просто зачерпываешь из окружающего тебя мира горсть магии и вливаешь ее в себя, наслаждаешься ей, плавишься под ее колючим обжигающими искрами, бегущими по венам. - Они что-то сделали тут с магией… развеяли, распылили, не знаю. Тех крох, что здесь осталось еле хватает, чтобы поддерживать меня в более-менее стабильном состоянии… От былой горячности демона не осталось и следа. Без сил, без возможности сообщить о себе, без охранника и помощника, Десмонд чувствовал себя чуть ли не голым. Понимание того, что он здесь остался один на один с природой, лишенный магических способностей и любых знаний о том, как можно без этой самой магии выжить, внушало если не ужас, то опасение и растерянность точно. Окружавший его лес сразу перестал быть таким уж милым и дружелюбным. Умереть, истекая кровью оттого, что упал и сломал ногу? Или умереть от укуса какого-то паука или малярийного комара? А болеют ли демоны малярией? А вдруг он аллергик и какая-то здешняя пыльца для него крайне опасна? Умереть от удушья? Подвергнуться нападению хищников? Немного подумав, расстроенный и обескураженный происходящим, в конце концов, Десмонд решил вернуться на пляж. Открытое пространство, настроенные на успокаивающую волну, звуки океана.… И самолет, если что, ведь он может спать в самолете, сделает из него свой дом, убежище. - Да-да, именно так и нужно сделать! Вернуться к самолету! Там есть рация! Я запрошу подкрепления! Дам координаты и они прилетят! Может даже сам Майк, ему как ученому должно быть здесь интересно! Он вылетел на пляж почти бегом. Взъерошенный, оцарапанный, в разодранной в нескольких местах джинсах и рубашке, с тяжелым кейсом в руках и полным отсутствием понимания в глазах. Возле его самолета кто-то был. Кто-то стоял к Десу спиной и разглядывал легкую коробку гидроплана. Худой, высокий, сейчас, для лишенного опоры магии демона он, тем не менее, представлялся очевидной угрозой. Аккуратно поставив чемоданчик на песок, Десмонд пошел вперед. На ходу наклонился и поднял с песка увесистый камень. С магией он там или без, Трэнтон не собирался ни с кем соперничать. Он решил сразу избавиться от подобной проблемы. В прямом смысле этого слова - убрать конкурента.

Malice: С чего же началась эта крайне запутанная и странная история, а именно история его вынужденной Робинзонады? С небольшой тонкой черной папочки на столе директора Кэла в Прайматеке. Нет, скорее не так – началась она с очередной ссоры супругов, когда открыв коробочку шкафа Джейсен не обнаружил купленного накануне опиумного раствора, сначала подозрение пало на Шелли, жена всегда славилась тем, что мастерски смывала всю дурь в унитаз или сжигала траву рядом с домом, отчего потом местные комары выдавали странную траекторию полетов; конечно, разговор он начал тихо и спокойно, однако голос его звенел от ноток нетерпения и внутреннего напряжения. Это была не Шелли, но она была рада подобной кончине опиумных ампул и потому лишь отмахнулась. А дальше – как всегда. Он ударил ее, она его, на крик появилась Изабелла, с виновато опущенной головой. Шелли принюхалась, и снова по накатанной. В итоге, опять бар, опять перед ним пинта лагера, опять он смотрит то на дешевенький телевизор бармена, то на собственное отражение в зеркале, позади которого маячит персона заинтересовавшаяся его милой мордашкой. Звонок телефона оказался спасительным кругом. Нет, не для Джейсена, для того мерзкого толстяка. Знал, ирландец таких. Заходишь в туалет, в кабинку. Он заходит в соседнюю, а потом выясняется что подставка для туалетной бумаги и пуста, и открывается весьма нехитрым образом. Вот тогда и вступила в свою роль тонкая черная папка на столе Кэла. Информации в ней было не так много. И все же, верно говорят, главное не количество, главное качество, а за качество Оружие Икс всегда отвечало. Джейсен посмотрел на медленно наступающие на берег своими зарослями джунгли, затем на море, потом – вперед, на белоснежный песок пляжа. Да, именно качество. Кто же знал, что действительно в наше время существуют необитаемые острова. Ну, или почти необитаемые. Все говорило о странных аномалиях, происходящих в воздушном пространстве над заданными координатами, а также о том, что когда-то на острове располагалась исследовательская база. Проект был настолько засекречен, что твердокаменные лбы аналитиков Оружия не смогли не докопаться, не подкопаться хоть к толике информации – чем же занимались в этих землях многочисленные ученые и просто «добровольцы». Проблема заключилась и в месторасположении острова – точного не знал никто. Он просто был. Где-то между островами Карибского моря Центральной Америки. Нелегко затеряться. А остров взял и затерялся в этой мешанины вечного пиратства и контрабанды. Потому, Джейсен признался самому себе, нечего было пенять на начальство. Во многом, он сам вызвался на это, в принципе, спокойное задание. Все, что требовалось – разыскать остров, проверить – осталось ли что от исследовательской базы и вернуться в Прайматек, отдохнувшим, загоревшим и с докладом. Вернулся – Криг пнул какую-то ракушку ногой. Загорел – парень нащупал в кармане зажигалку, внутри плескался уже не бензин, а безумная смесь топлива, воды и соли. Отдохнул! На минуту ирландец поймал себя на мысли – а вдруг это тот самый остров? Вот будет здорово. И крайне иронично. Бог – 1. Джейсен Криг – 0. Он остановился и щурясь от яркого солнца, вгляделся в горизонт. Взгляд скользил по идеально очерченной полосе, пока не наткнулся дальше по берегу на нечто, отдаленно смахивающее то ли на лодку, то ли на самолет, а может это просто скала и у него уже начался бред от лихорадки. Сколько он лежал на берегу. Какая тварь могла бы его покусать за это время? Джейсен ускорил шаг, затем окончательно перейдя на бег. Поравнявшись с гидропланом, он даже рот открыл от озарения. От медленно покачивающегося на волнах самолета следы по песку уходили в глубь зарослей. Джейсен вновь обернулся к машине. Вот только интересно – в рабочем она состоянии или тоже, какому-то «путешественнику» посчастливилось удачно приземлиться во время вчерашнего шторма? Другой вопрос – проверить все самому, что там как внутри или же дождаться обладателя этой птички. Хорошо, Джейсен, сегодня ты благороден и полон человеколюбивых порывов. Учитывая еще и факт полного отсутствия практики по управлению этим «кукурузником». Парень сделал пару шагов вперед. Волны омыли ступни босых ног. Краем глаза Джейсен заметил тень, резко обернулся и, во время, надо сказать. Сначала действуй, потом думай. Трудно выжить и прожить его жизнь, не действуя по такому правилу. Нога сама собой поставила подножку наподдавшему, а рука взметнулась вверх перехватывая руку противника, с занесенным в ее ладони камнем. Упав вместе со своим патологическим умерщвлителем на песок, Джейсен, быстро сориентировавшись, придавил его своим телом к земле, садясь сверху и прижимая руки к мокрому от накатывающих волн песку. - Какого хрена творишь?! – нападавший был выше него, сильнее, мускулы более развиты, еще пара секунд борьбы и он без труда бы сбросил ирландца с себя, и повторил попытку ликвидировать конкурента по выживанию. Но ему представился и другой шанс – Джейсен нахмурился, нервно улыбнулся, всмотревшись в лицо своего коллеги по несчастью, шок, удивление и осознание невероятности встречи сковали его. Он ослабил хватку, что позволило Десмонду спихнуть тощую фигуру с себя. Джейсен и не сопротивлялся. Упав на спину, он откинул голову и громко рассмеялся. - Все, у меня галлюцинации, - это не был смех больного человека, скорее подитоживание того, насколько у судьбы есть чувство юмора. Ирландец вздохнул, взглянул в голубое безоблачное небо и, наконец, соизволил сесть, смотря на демона и улыбаясь. Из всех возможных кандидатов на подобную же участь, что и он, ему предоставили именно его. Того, с кем было связано и так многое. Давнее. Но многое. Вы либо издеваетесь, либо не думаете вообще головой. – Смотрю, тебя потрепало, - окидывая порванную в разных местах одежду Десмонда пытливым взглядом, заметил Джейсен, про себя еще отмечая, как юноша загорел и как не изменился ни капли, ни на йоту не постарел, разве что наоборот. Ирландец закусил губу, затем мысленно отвесил себе оплеуху, не время вспоминать то, что было. Ты не на курорте. Хотя, если присмотреться…

Apollon: Под ногу предательски попала ракушка. Десмонд неаккуратно качнулся, нелепо взмахнул руками, и уже почти устоял, до смешного балансируя на одном месте несколько долгих мгновений, но в этот момент высокая худощавая фигура незнакомца, покушающегося на его самолет, легко развернулась, в два шага налетела на демона и несильным толчком отправила в нокдаун на белоснежный песок пляжа. Трэнтон взвыл зло, агрессивно, рванулся изо всех сил, но вскинул голову, взглянул и.. осел обратно. Толкнул скорее на автомате, одним мышечным импульсом. Скинул неприятеля с себя, и рассеянно обвел глазами бездонное небо у себя над головой. - Откуда ты тут? - голос стал хриплым, звучал неуверенно и оттого казался стыдным и чужим. Кто угодно, но он? Десмонд не удивился бы, кажется, никому. Местному аборигену? Так это их дом. Ученым, трудившимся здесь, согласно находящейся таки у Клуба информации? Нет, опять же, люди здесь работают, живут.. Да он даже отцу здесь своему не удивился бы! Тот вообще мог быть где и когда угодно, время и место как преграда – это не про Люция Трэнтона. Но.. Джей?! - Какого черта приперся? За мной следил, да? - Десмонд почти прокричал, но голос опять подвел, и в конце фраза предательски ушла вверх. Он зло топнул по песку – Это мой самолет! И ни черта не потрепало меня! Захочу и все поправлю! Это была не правда. Он пробовал, магии этого острова едва хватало на то, чтобы поддерживать уже существующие на демоне заклинания. Иллюзия в этом плане «весила» очень много. Заклинания были вплетены в тугой кокон и тянули как каждый в отдельности, так и все вместе, целиком. И начни Дес сейчас латать себе рубашку или призывать любую другую, более удобную одежду, не факт, что у него от этого не прорежется на спине гребень шипов или не вырастут прямо изо лба парочка тяжелых, загнутых кверху рогов. Но даже это было не самым страшным. Кого тут бояться на острове? не Джейсена же.. Пусть стал бы он самим собой, что такого? А то, что демоном, чистой воды адовым созданием, он здесь, на Земле, долго не протянет. Кто-то оттуда, сверху, почувствует его, исчадие, примиленько разгуливающее на одном из островов курортной зоны, да и заберет отсюда, от греха подальше, ибо – не престало, демоническим созданиям вот так, просто, разгуливать на свободе и пугать своим видом добропорядочных и не очень человеков. И не посмотрят что остров, возможно, безлюден, не положено и все! Правила… Десмонд сердито отряхнул испачканные в песке модельные джинсы. Любивший и привыкший с детства одеваться во все самое лучшее Трэнтон и в это путешествие оделся, как привык. А привык он к белоснежным рубашкам с монограммами в уголках манжет, привык к эксклюзивным вещам купленных на показах мод, даже туфли шились для него под заказ, и вот теперь, эта непрактичная на острове одежда, совершенно не могла ему как-то помочь. Дес зло поджал губы и начал развязывать шнурки на намокших от воды и потерявший всякий вид от лазанья по мангровым зарослям, туфлях. Стянул мокрые носки и сердито бросил вслед за туфлями. Закатал до колен джинсы и с каким-то почти детским восторгом на лице вытянул ноги на песке и пошевелил пальцами. Горячее солнце приятно согревало, а ветерок обдувал вспотевшую кожу, в какой-то миг Десмонд почувствовал себя почти счастливым. Он не спеша закатал и правый, уже почти оторванный, рукав на рубашке и опять повернулся к тому, с кем было связано столько опасных воспоминаний: - Ты так и не сказал, какого черта здесь … Появление Джейсена вносило несомненные коррективы в планы. То, что на острове были проблемы с магией, недвусмысленно указывало на то, что это именно тот, искомый Остров. А значит – улетать сейчас нельзя. Он прибыл сюда с вполне определенной целью и потому, необходимо продолжить разведку и разработку этого живого и обширного артефакта. Но, каким-то образом здесь появился Джейсен и … Демон, сощурившись от яркого солнца, искоса поглядывал на свою, так внезапно возникшую, беду. ....Он стал немножко другим, или просто я запомнил его не таким.. Тогда ведь и освещения толком не было… Голубоглазый ангел изменился за те несколько лет, что его не видел младший Трэнтон. Он похудел кажется еще больше, а под глазами залегли темные круги. Взгляд стал более спокойным, но быть может это всего лишь усталость? Дес помнил же его совсем другим. Иногда, просыпаясь весь в поту, темными, безлунными ночами он вспоминал его.. Голубоглазого скорее демона, чем ангела, настолько он смог запасть в душу Десмонду… Он лежал, откинувшись на изголовье кровати, скрывая кровавые полосы по всей спине и бедрам так, что было видно только несколько перекрестных, вспухши рубцов по бокам. Глаза почти закрыты, руки сцеплены за головой так, как будто они до сих стянуты узким кожаным ремнем, что он сам нервно выдергивал из неподдающихся, мешающих петелек на поясе брюк всего несколько часов или дней назад. Но нет, вон мертвая кожа ремня валяется на полу, а в уголке рта к тому же тлеет сигарета — он выглядел на удивление хорошо, развалившись вот так, как будто и не было ничего на этих изорванных в клочья простынях, на этой огромной кровати, в этой спальне, принадлежащей некоему клубу. Заведению, насквозь пропитавшемуся похотью, вожделением, болью и отчаяньем. Десмонд дотянулся тогда, забрал сигарету, и, сильно затянувшись, вложил обратно. Каждое движение — плавно, изящно, без суеты. Внутри тогда все выгорело, сгорело дотла, оставив после себя лишь непроглядную темень. Тогда, уходя, он бросил на прощанье неподвижной фигуре, все также спокойно взиравшей на него с окровавленных простыней: — Первый и последний раз, Ангелок, — и ушел, не дожидаясь ответа. Сейчас, под этим ярким солнцем, сейчас оставшись без магии и средств к существованию, сейчас, застигнутому врасплох воспоминаниями, демону, вдруг стало холодно как никогда..

Malice: Ирландец упер руки в колени и огляделся. Да, странная штука судьба. Очень странная. А еще у нее отвратительное чувство юмора. И она почему-то любит это самое чувство юмора испытывать на нем, на несчастном джанки из пригорода Дублина. Спрашивается. Ну чем он не угодил вселенской энергии? Что такого сделал, что не делал никто до него? Он даже не насиловал никого, сразу честно признавался человеку, с которым хочет переспать – девушка, юноша, старик или совсем ребенок (не подумайте, все строго, начиная с шестнадцати, когда у людей свои мозги на плечах должны быть), так нет – именно он был любимой игрушкой для биться, испытательным манекеном. Так вот, мисс Удача, Судьба, Злой Рок или как там вас – вы не удивили его, лишь заставили лишнюю каплю обиды и злобы опуститься на чашу терпения. С другой стороны – все могло быть намного хуже. Он мог напороться на племя местных аборигенов, которые практикуют каннибализм всех незадачливых путешественников, или же просто сразу отрубают им головы, или приносят в жертву своим богам, - здесь в пору вспомнить народную мудрость о том, что голь на выдумки хитра. Он мог встретить и кого-то более цивилизованного, но не менее агрессивного. Говорят, в этом море еще промышляют пираты. А мог вообще пойти на дно вместе с тем несчастным самолетом, и тогда что? В общем, не следовало бы ему поблагодарить неведомого Бога за столь удачную встречу. Джейсен усмехнулся: - Да, а то мне делать больше нечего, как следить за всякими избалованными мальчишками? – он поднялся с песка, отряхнул еще мокрые брюки и посмотрел на Десмонда то ли сочувствующе, то ли слишком иронично. Похоже что-то не нравилось пареньку здесь, в этом острове, а может он просто не хотел и видеть, и вспоминать Крига. Интересно почему? Джей поправил рубашку, засучивая рукава до локтей. Нисколько не изменился. Сколько времени прошло? Сколько лет? Не так много, как могло бы показаться, однако столько всего случилось, что представлялось будто пролетел не год и не один, а никак не меньше полувека. Конечно, Криг практически тоже не изменился, внутренне, а внешне – стал более тощим, более бледным, он был простым человеком, с особыми способностями, и все же – человеком. Бесконечная череда наркотраффика, алкоголь, секс, моральные дилеммы, жизненные трудности, постоянный выбор на чьей ты стороне и кого или что должен выбирать собственное, - это подтачивает организм. При нем осталось все лучшее, немного женственные черты лица, яркие голубые глаза, пухлые губы, тонкие пальцы, некая привлекательная неряшливость как в манерах, так и в разговоре, остальное – время не щадило, факторы усугубляли. – Да, да, твой, твой игрушечный самолетик, - скрестив руки на груди и не без улыбки смотря на демона, поддакнул он тому. Мальчишка. И не смейте его переубеждать. Да, Десмонд был выше, был сильнее, его тело было по настоящему телом бога, лишний раз само за себя напоминало о прошлом, и все же – мальчишка. Ирландец обернулся в сторону «припаркованной» у берега птички. Все он врет. А может у него и выйдет что-то сделать здесь. Но сам Джейсен поверит только, когда увидит эту его особую магию в действие. Украдкой взглянул на юношу, он покачал головой. Прошло так мало времени, он изменился, а Десмонд – нет. Память не всегда была на стороне конченного наркомана и пофигиста Крига, а вот именно такие дни он помнил отчетливо. Еще до всей этой кутерьмы, еще до знакомства с женой, еще до очень многих вещей. Мятые шелковые простыни, с рассыпанными на них осколками зеркала, лужи крови, царапины и синяки на теле, горячее дыхание которое обжигает кожу, губы целуют нежную женскую плоть, а шеей ты чувствуешь, как тебя пробует на вкус сам искуситель. - Отдыхаю, - он убрал руки в карманы брюк и взглянул в сторону горизонта, там где вода и небо сливались в единое полотно, словно бы символично изображая настоящий край света, за которым ничего нет, кроме необъятного космического пространства, наполненного не пустотой, но мириадами звезд, миллиардами галактик. – Закурить найдется? Боль вперемешку с наслаждением. Он всегда любил это сочетание. Только этот странный клуб, где обитали жалкие извращенцы и их шлюхи, тогда мог подарить ему нечто такое. Он совсем не планировал настолько увлекаться своим выбором. Он совсем не планировал так провести вечер, но потом в опиумной полудреме, сжимая загривок волос очередной проститутки, склонившейся над ним, он закрывал глаза и вспоминал тот вечер, ночь и утро, когда искуситель сказал ему раз и навсегда – больше, никогда. Конец. Все. Эта не сказка. Не романтическая история. Это реальная жизнь. В которой нет места чему-то прекрасному. Мы сами создаем это прекрасное, сами видим его в своем воображении, и пробуем на язык лишь однажды, чтобы затем всю жизнь жалеть не о содеянном, а о том, что не может повторить сотворение нечто большего, чем грязь и мерзость мира именуемые нашими пороками. Впервые за все время, что он Мэлис была с ним, Джейсен почувствовал настоящую расслабленность во всем теле. Энергия молчала. Она не отдавалась в кончиках нервов. Она не душила. Она не захватывала разум. Не дожидаясь ответа от Десмонда, Джейсен чуть вытянул руку. Птичка была сделана на семьдесят процентом из железа. Сплав металлов, приборная панель, внутренности, кабина пилота, каждая гайка, каждый гвоздик. Способность не была сильной стороной ирландца, но она была, а сейчас – тонкая худощавая рука затряслась, Джейсен закусил губы, нахмурился, ну же, совсем чуть-чуть, он не просит подниматься самолет в воздух, лишь совершить небольшое преодоление расстояния до него, ближе к берегу. Мышцы напряглись, на висках выступили почти синие вены. В пустую. Ничего не выйдет. Парень резко выдохнул и наклонился, пытаясь отдышаться. - Ну, замечательно, - полушепотом произнес он, вытирая ладонью пот со лба. Значит ничего не работает. Абсолютно. Плохая новость. Еще хуже, до его сознания медленно, но верно стало доходить – ломка. Семья вносила свои коррективы в жизнь, и все же полностью отказаться даже от слабой консистенции порошка он не мог. – Ладно, поговорим на чистоту, - он выпрямился и приблизился к Десмонду. – Не надо быть ясновидящим, чтобы понять, нам обоим сюда был путь заказан, и оба мы здесь потому что преследуем свою цель. Предлагаю быть откровенным, как на исповеди у католического священника, с поправкой на то, что к тебе я приставать не буду, в отличие от богопоклонников, - он улыбнулся, смотря демону в глаза. – Если только сам не попросишь. Он сделал несколько шагов по направлению к самолету. - Так, ты не ответил, закурить есть? И как на счет рации? Работает или твоя игрушка является лишь игрушкой сейчас?

Apollon: Это было страшно. Страшно, но и забавно одновременно. Вот так, в одночасье, лишиться всего – способностей, силы, умений, власти. Несколько часов назад быть почти богом и вдруг упасть вниз до обычного человека. Носить эксклюзивную, подогнанную специально для тебя одежду, и как противовес на качелях судьбы - теперь практически голым он должен будет выжить в условиях, даже для простого обывателя, неординарных. А еще Джейсен. Тот, кого он чуть не убил тогда, тот которого он боялся и презирал так же сильно, как и жаждал видеть. Он не удержался, обернулся тогда на пороге. Сморгнул пару раз, но понял, что не может разглядеть, скрытого тенями и сигаретным дымом, лица поверженного им ангела. И от этого стало радостно и горько одновременно. Почти также как и сейчас. Хотя сейчас был еще и страх. Страх оттого, что он оказался не на своей территории, да еще и не в той команде. Скорее всего, они оба прибыли на остров по одной причине, Майкл говорил о возможной утечке информации, ведь еще тогда в Лондоне, агенты Клуба взяли не весь архив, а лишь часть его, недостающие куски восстанавливали, как могли, но…. Возможно Джейсен здесь именно потому же что и он, да, но это не умаляет, а лишь усугубляет опасение. Ведь тогда, вполне резонно, всплывает вопрос о правообладании найденным? Значит, необходима модель поведения.. Такая, которая поможет ему скрыть свои потери, а, в конечном счете, еще и завладеть всем тем, зачем он был сюда послан. В конце концов, он все-таки демон, пусть даже и лишенный своих сверхспособностей. Младший Трэнтон задумался и потому, когда Джейсон вдруг склонился к нему, от неожиданности так резко дернулся в сторону, что чуть не упал. Тут же понял свой промах, и его красивое лицо исказилось гримасой ненависти. Но уже всего через несколько мгновений он смог взять себя в руки. Десмонд глубоко вздохнул, лицо его приняло прежнее благовоспитанное выражение, а после нескольких хлопков по карманам на свет божий появилось и слегка измятая пачка сигарет: - Вот, бери, пожалуйста… - он слегка дернул рукой с пачкой, так, чтобы из нее выпала всего лишь одна сигарета. Пачка отправилась обратно в карман. Вне всяких сомнений, сам он сможет отказаться от курения. И так редко курящий Десмонд, имея здоровые легкие и отсутствие зависимости, в никотине не нуждается, а вот Джейсен.. Так почему бы не оставить за собой такой, пусть и небольшой, бонус? Тем более что здешней, хотя и крайне рассеянной магии, все же должно будет хватать на то, чтобы иногда пополнять запасы пачки на одну или две сигареты. А еще, Джей сам подтверди мысли Десмонда о том, что на остров они попали по одной и той же причине.. Тогда что ему известно о мисии Клуба? И рраз так, то что еще? Что еще может сыграть Десмонду на руку здесь, когда они почти уравнены с Джейсеном? Ах да, ведь еще остается самолет и рация. Демон поднялся с песка и отряхнувшись пошел в к воде. …Почему Джей спросил о рации, но не спросил про сам гидроплан? Он назвал его игрушечным и подтвердил мою принадлежность.. Значит.. Значит сам самолет для него бесполезен, он не умеет им управлять! Браво, Десмонд, выходит, ты один владеешь навыками пилотирования на этом острове. По крайней мере, до тех пор пока не появится кто-то еще. И потому, хотя бы угона маленькой аккуратной Сессны пока можно будет не опасаться... Прошлепав по воде несколько метров, Десмонд забрался на поплавок самолета, а с него перебрался в небольшую кабину. Привычно натянул наушники на голову, включил рацию и начал говорить, время от времени переключая частоту и прислушиваясь: - Мэйдэй, Мэйдэй, Мэйдей… любой, кто нас слышит, отзовитесь.. Мэйдей, повторяю Мэйдей… Спустя некоторое время он устало вздохнул и отвел в сторону микрофон. Взглянул на Джейсена: - Ничего, лишь помехи.. Я опробовал уже и морские частоты, и те, что для экстренных сигналов авиации. Потом уже передавал по всем подряд, надеясь хотя бы на какого-то любителя, но… - Десмонд развел руками и стянул с головы наушники – не похоже, что рация повреждена, я слышу щелчки, когда переключаю каналы и сами помехи иногда меняются.. Скорее всего, это все Остров, он вносит коррективы.. Пошли, может я потом на закате еще попробую, или ночью, тогда, возможно, станет полегче… На берегу Десмонд встал и внимательно посмотрел по сторонам, при этом, старательно избегая смотреть прямо на Джейсена. - Я не знаю, что ты собираешься делать здесь, Ангелок, но сам я собираюсь исследовать территорию. … Где-то должно быть жилье. Тот поселок ученых. Я видел его на карте. По прикидкам и если солнце здесь движется как обычно – Десмонд прищурился и, прикрыв глаза ладонью, посмотрел на небо – то идти следует на восток. Но нашему голубоглазому другу знать об этом совершенно не обязательно… Скептически взглянув на мокрые носки и туфли, Десмонд решил не обуваться, а просто подобрал их и кейс, и неспеша двинулся вдоль по берегу. Желание обернуться и еще раз посмотреть на Джейсена было таким сильным, что ему пришлось использовать всю свою силу. Танец влажного языка по шее, вокруг ушей и ниже к ключицам… удары перемежаются со шлепками и укусами…. Приникая к нему изо всех сил, тянуться навстречу, подставляя разгоряченное истерзанное тело и тут же отталкивать, на грани боли и наслаждения.. Он проклинал себя и блаженствовал одновременно… Пляж давно уже остался позади, теперь Десмонд пробирался сквозь густые заросли тропической растительности, надеясь вот-вот увидеть просвет и выйти, наконец, к таким желанным и уже порядком долгожданным домикам поселкам. Жилью, в котором, конечно же, будет горячая вода, много вкусной еды, удобная кровать и большой телевизор. Десмонд так размечтался о благах цивилизации, что не заметил у себя под ногами корягу выпирающего корня. Демон споткнулся и, охнув, полетел вперед.. Конечно, он не разбился. Даже не слишком ушибся. Он даже толком и не упал, в последний момент успев ухватиться рукой за одну из лиан. Постоял, приходя в себя от внезапно нахлынувшего страха. - Смотреть надо под ноги, ведь так и убиться недолго.. Ну ладно, впредь буду внимательнее, а теперь надо идти дальше.. Идти дальше не получилось. На первом же шаге Десмонд вдруг глухо вскрикнул и как подкошенный рухнул на землею. Схватился за лодыжку. Критически осмотрел, ощупал. Нахмурил черные брови и совсем по-детски шмыгнул носом от боли. - Кажется, сухожилия. Это же надо так неудачно.. Как же теперь, а? Окружающие джунгли ответили ему скрипом, шорохом и скрежетом подступающей паники…

Malice: Взяв сигарету, Джейсен посмотрел на Десмонда и улыбнулся, рука опустилась в карман брюк, чтобы нащупать зажигалку. Дабы получить огонь пришлось постараться, но небольших искорок хватило, дабы табак начал тлеть и во рту разлился такой приятный, сладостный, хоть и горьковатый вкус никотина. На ум пришла странная ассоциация с тюрьмой, где сигареты были разменной монетой, сам Джейсен в тюрьме не был и был этому чрезвычайно рад. Почему? Ну вы представьте его в тюремных казематах. Обычно таких милых мальчиков, пусть по возрасту они давно и стали мужчинами, и нагибают первыми. И вот так маленькие невинные мужчины лишаются девственности во второй раз. Конечно, Джейсен подобной девственности лишился уже давно, но вот как-то не хотелось ему, повторять свой опыт данного сексуального плана насильственным образом с непонятными и неприятными людьми. Говоря же о сигаретах, ирландец оценил преимущество, которым обладал на данный момент Десмонд. Никотин станет валютой, не иначе, ведь сейчас ради одной затяжки Криг готов был убить, а что будет когда организм опомнится и подаст сигнал о набиравшей обороты ломке? Как вариант – исследовать местность на предмет знакомых растений или же найти ту треклятую лягушку, от лизания которой помимо крапинок на языке, можно словить нехилые глюки. Нет, это в самом крайнем случае, только когда прижмет настолько, что он почувствует себя моряком выброшенным в открытое море на лодке без капли пресной воды. Затянувшись, Джейсен благоговейно прикрыл глаза, пробуя на вкус и позволяя табачному дыму проникать в самые отдаленные бронхиальные уголки легких, заполнять их и оседать. Проводив взглядом прошествовавшего к самолету демона, парень какое-то время стоял на берегу, но затем направился следом за неожиданно встреченным здесь знакомым. Опершись ногой о поплавок гидроплана, рукой держась за стенку, он наблюдал как Десмонд безрезультатно пытается выйти хоть с кем-то на связь. - Думаешь, что-то с острова блокирует сигнал? Магнитное поле или как там оно называется, или может, какой прибор? – озвучил вслух свои мысли Джейсен, бросая взгляд на приборную панель. Следовало бы научится пользоваться этой штуковиной, чтобы в случае чего и самому попробовать выйти на связь с кем-то, пусть хоть с самим Кэлом, которому он прямым текстом скажет все, что думает и куда тот может идти. Десмонд бросил попытки с кем-то связаться, так что, отойдя в сторону, Джейсен пропустил его к берегу, сам, тем не менее, оставшись стоять по колено в воде. Обратив взгляд к горизонту, парень тяжело вздохнул. Нет, он точно выскажет все, что думает обо всех, о своей работе, о семье, если только не найдет какого-либо стоящего оправдания своего пребывания здесь. Медленно выходя на пляж, он глянул на демона. Парнишка осматривался, выбирая направление в котором следует идти, по его мнению. Так зачем он сам здесь? Схожие цели? Но наверняка Десмонд знал намного больше, нежели Криг, которому просто велели выяснить что же находится в этом месте, чему служит и может ли пригодится Оружию. И с чем его послали – ни с чем. Часы, кошелек, яйца на месте и понеслась. Как обычно. И почему он не удивлен? Наверное, у начальства сложилось странное, слишком странное представление о нем самом, если он ирландец, если он выжил на улицах, в трущобах, если он не подох от передоза к двадцати восьми годам, это еще не означает, что он какой-нибудь там гребанный Индиана Джонс, способный выжить в любых условиях и найти по ходу дела настоящие сокровища нации. - Ну что оставим его одного и пойдем своим путем или же…? – ответа не последовало, Мэлис словно бы и не было с ним, так что Джейсен скорее задал риторический вопрос самому себе, своей совести. Он привык пользоваться силами как игрушкой, а вот Десмонд – кем был он на самом деле и каким потенциалом обладал в полной мере? Чем больше сила, тем труднее с ней расстаться, тем труднее отказаться от ее использования. Тебя медленно затягивает ее использование, ты медленно погружаешься в своеобразную зависимость и уже не представляешь себе жизнь без нее. – С другой стороны, так у меня меньше шансов подхватить шизофрению, - докурив сигарету и отбросив бычок в сторону, Джейсен направился следом, за скрывшимся уже в зарослях демоном. Догнать и найти Десмонда не составило труда, что было удивительно. Джейсен шел медленно, никуда не торопясь, когда впереди раздался короткий вскрик, ирландец прибавил шагу, хотя будто чувствовал, особо опасаться за жизнь парнишки не стоит, если бы он встретил какого хищника или просто зверя, то крик длился бы намного, намного дольше, сладостной музыкой разливаясь по лесу и оповещая местную фауну о скором обеде. Выйдя перед вперед прямо перед упавшим на землю Трэнтоном, Джейсен покачал головой. - Тебя нельзя оставлять одного прямо-таки, - он опустился к Десмонду, подхватывая его под плечи и разворачивая так, чтобы молодой человек мог сесть, спиной откинувшись к дереву. Положив рядом с пострадавшим все его вещи, Джейсен склонился к ноге. – Так больно? – он сжал пальцами ногу за лодыжку. Можно было и не уточнять, однако зрелище - искаженное болью лицо Десмонда, того стоило. Ирландец улыбнулся, садясь на колени и ощупывая ногу. – Ничего страшного, просто растяжение, - пошарив по карманам брюк, натолкнулся на завалявшиеся ключи от гостиничного номера, в котором он сейчас должен был бы сидеть и попивать холодный мохито с водкой. Но нет – приходится оказывать первую помощь незадачливому мальчишке, что всего пять минут назад строил из себя настоящего героя и храбрился. Оторвав часть штанины от брюк демона, ирландец обвязал ногу и потуже затянул перевязь, пока ткань не впилась в кожу со всей силы. – Лед, как я понимаю, ты наколдовать не можешь? Как и парочку шезлонгов, - отшучиваясь и завязывая узел, прокомментировал Джейсен. Опустив ногу со своих колен на землю, он переместился, подхватывая одной рукой вещи демона, а второй помогая ему самому подняться на ноги. Смотря прямо в глаза Десмонда, Джейсен улыбнулся. – Немного будет болеть, а дальше останется синяк, не больше. Хорошо, что нос не разбил. Было бы обидно испортить такое милое личико, - усмехнувшись, он отвел взгляд в сторону. – Так куда мы направлялись, на восток? Я, знаешь ли, тоже тут кое-что ищу. И если там есть хотя бы намек на цивилизацию, я буду рад этому, пусть эту цивилизацию хоть церберы охраняют. Обопрись пока о меня, - несмотря на тощее телосложение, хилым назвать Джейсена нельзя было, и уж точно не слабаком. Нечаянно уткнувшись носом в шею демона, Криг шумно вздохнул. Нет, ну почему, почему из всех мыслимых людей, он встретил именно его? Просто как та странная история из библии, когда один встретил другого в пустыне, только вот здесь не было ни одного святого или сына божьего.

Apollon: На ногу было больно наступать. Щиколотка опухла и отзывалась ярким уколом при каждом шаге. И если бы где-то в городе, на ровном, удобном асфальте демон сосредоточился бы только на аккуратной смене ног, но в непроходимых первобытных джунглях острова так совершенно не получалось. Тяжелые лианы свисали с веток деревьев и затрудняли передвижение. Буйная дикая поросль молодняка хлестала по лицу и рукам, кривые изогнутые корни вылезали из-под земли, а всевозможные насекомые так и норовили испробовать крови. Десмонд начал злится. Ему было жарко и душно, у него болела нога, с боку к нему тесно и тепло прижимался тот, кого младший Трэнтон менее всего сейчас хотел видеть рядом с собой и, к тому же – он лишился магии! - Ну, Майкл, дай мне только вернуться… - ожесточенно процедил сквозь зубы Десмонд и тут же охнул, крепко, наверное, до синяков вцепившись пальцами в плечо Джейсона. Очередная канавка, промытая в земле сильными весенними ливнями, а сейчас оказавшаяся скрытая опавшей листвой, стала виновницей того, что демон в очередной раз потревожил больную ногу. - Все. Дальше пока не пойдем. Мне нужно прийти в себя. Довольно невежливо оттолкнув от себя конкурента, демон опустился, сел на ближайший воздушный корень одного из деревьев. Вытянул ногу вперед и, морщась от боли, попробовал покрутить ступней. Зашипел, словно потревоженная змея и часто заморгал, прогоняя невольно проступившие слезы. - Если хочешь, можешь пойти поискать лагерь сам. Если найдешь врачей, давай, смело присылать их за мной. Только скажи чтобы носилки взяли, бродить по этим непроходимостям я больше не собираюсь. – Десмонд деловито заозирался по сторонам. - Здесь довольно неплохо. Достаточно тени, но деревья стоят не очень плотно, поэтому чувствуется даже небольшой ветерок. – Вновь уверенный взгляд на парня, что волею случая оказался на этом острове вместе с ним. – Вода? Наверное, нам потребуется вода, так? Я смотрел несколько передач National Geographic, так вот, там первое что всегда ищет путник - это вода. Сможешь обнаружить ручей или что-то типа того? Голос демона звучал не натурально. Дес хотел выглядеть деловым, озабоченным проблемами и переживанием об их ближайшем будущем, но в то же время не мог отрицать даже для себя самого, что его интонации звучат скорее растеряно и неуверенно, и совершенно не похожи на советы бывалого путешественника Беара Гриллса. - Ну, хорошо. – Лицо Десмонда скривилось от недовольства. – На самом деле я не знаю, как выживать в дикой природе. Я не знаю, какие растения съедобные, а какие нет. Без магии я могу разжечь огонь только с помощью зажигалки и то, если кто-то наберет мне дров. Я не умею строить хижину своими руками и вообще.. – здесь Десмонд обезоруживающе улыбнулся – я хочу домой. Со стороны могло показаться, что демон смеется над собственным ребячеством, но сам он думал сейчас совершенно о другом. Десмонд вдруг осознал насколько, возможно, ему повезло оказаться на острове именно с Джеем. Не с Майклом, который обладает поистине кладезем знаний и уж наверняка узнал бы в растениях те, что можно было есть без опаски, но Черный Король - вампир и окажись он здесь, еще неизвестно как повлиял бы на него этот проклятый остров. Попади он в эти джунгли с какой-то очередной подружкой, и ему пришлось бы рассчитывать только на себя, вскоре девчонка явно была бы принесена в жертву, ибо человеческая душа – это чудесная энергетическая подпитка для его истинной сущности. А он встретил здесь именно Джейсона. Того худого, с глубокими печальными глазами, изломанного судьбой паренька, который определенно неровно дышал в сторону Деса. Так что же? Иметь в своем распоряжение такое сокровище и не воспользоваться им? У Аполлона болела всего лишь нога, сотрясения мозга и, как следствие, неких трудностей с мышлением – не наблюдалось. - Джей? Ты можешь поискать немного водички, а? Пить хочется просто невыносимо.. – демон вздохнул, чуть смущенно улыбнулся и нарочито медленно облизал губы. … Ни в коем случае не дать ему понять, что на самом деле я сейчас словно беспомощный ребенок. Отсутствие магии делает меня практически недееспособным. А насколько я понимаю, нам нужен костер, еда, желательно и крыша над головой, вдруг дождь. Нам нужно и дальше искать тот поселок ученых, а послать его вперед, без сомнения более целесообразное решение, потому как могут быть и охранные системы и часовые на вышках.… Надо постараться задержать его возле себя хотя бы до того момента, как я вновь смогу самостоятельно передвигаться… - Ну что? Пока останемся здесь, да? Маленький лагерь на двоих… Что скажешь, Джей-Джей? … А цена? Какую цену придется заплатить за это?… Десмонд на мгновение напрягся. Он помнил, каким оставил он Джейсена прошлый раз. … Кровь. Там повсюду была кровь. Не моя. Его. Но тогда я богом, а он нерадивым грешником, над которым этот самый бог и повеселился на славу. А теперь? Как все пойдет теперь, когда мой личный демон спит, усмиренный непонятными силами что царят здесь? Когда я так же бессилен перед ним? Пальцы нежно поглаживают кожу. Стоны, утробные всхлипы от нетерпения, но все равно ласки не прекращаются. Едва ощутимыми касаниями, нервной дрожью по лицу, шее, танцуя по груди и спускаясь все ниже и ниже к животу.. И вдох в пересохшие от желания губы и выдох, как часть единения..

Malice: О чем ты думаешь, неся такую ношу? Наверное, не о том, чего не сможешь понять. Поскольку ты уже попал сильно, и сильнее, чем думаешь. Ты, просто вспоминаешь то, что было и не можешь это понять сейчас, когда за тысячу миль тебя ждет верная супруга, твой ребенок, и когда ты не можешь спросить Мэлис о совете. А что она? Она – точнее. Вы все забыли о ней, но она была человеком или нет слишком давно, слишком мало, а потому – ее присутствие кажется, подобно, ангелу-хранителю, или же – демону-искусителю. - Что ты там бормочешь, - одними губами произнес Джейсен. Конечно, сейчас он стал старше, старее, опытнее, чуть сильнее. В этом «чуть» и заключалась загвоздка. Он не был тем, на кого бы мог рассчитывать Десмонд. Ему повезло в одном, Криг обладал памятью, которой позавидовали бы многие, и которой не было у них. – Твою мать! – Джейсен прикусил язык, чтобы не выругаться слишком сильною. – Не думал, что ты такой нежный, - вытаскивая ногу пинками, буквально, своего товарища из какой-то канавки, в мыслях ирландец ругался, как только мог. Такое чувство, что чертов Шор Полли здесь заправлял и потому он должен был терпеть этого вычурного мозгляка. И все же, было что-то ироничное в их нахождении здесь… И все-таки Джейсен, как мог, нежно опустил бывшего пока демона на землю. Плечо болело нещадно, поскольку тот вцепился в него не на шутку, однако, пока синяка не было. Начнем с того, что от большой влажности рубашка начала трещать по швам, что уже не есть хорошо; закончим тем, что Джейсен привык за свою практику к грубому обращению, даже от бывших любовников. Хмыкнув, ирландец отвесил театральны поклон, лежащему под ракитой юноше: - Конечно, ваше Величество, - он снял с себя рубашку, расправил плечи и кинул ткань Десмонду. – Если заболит опять, затяни потуже этим. К вечеру нам лучше перебраться поближе к берегу. Может, я не Инди, зато выжил в Дублине. Ирландец пошарил по карманам, пока «сопляк», так его пока окрестил Джейсен, распинался о том, чего сам не понимал. Распинался, надо признать, толково. Одно дело выжить в джунглях города, который тема проглотит и выблюет, затем отымеет во все щели, а потом снова сожрет. И совсем другое быть там, где быть не привык. Ты не просто в чужой среде, ты в другом мире. - Вода, - Криг мотнул головой, засучив остатки мокрых подолов штанин до колен. – В этом здесь тебе беспокоиться не стоит. Роса, а так…источник, наверное, но его найду я не раньше, чем ты подохнешь здесь, - резко обернувшись к Десмонду, Джейсен посмотрел тому в глаза, нагнулся, провел пальцами по плечу. – Ты думаешь, я забыл? Ты думаешь, я такой легкомысленный? Вряд ли. Иначе бы те, кто причинил мне слишком сильную боль не валялись сейчас на дне Шеннона. Он резко отстранился, словно этого разговора и не было продолжил: - Сиди…ах да, наш малыш никуда не может идти без своей магии, - ирландец будто фыркнул. – Закат не скоро, но здесь в тени тебе не грозит солнце, оно слишком печет. Сиди и, - Джейсен выудил из кармана перочинный нож, точнее швейцарский, но лучше, чем ничего, - постарайся не вляпаться ни во что. Ткань обвяжи вокруг щиколотки, ближе к вечеру перенесем тебя обратно к берегу, это более безопасно. Насколько я помню твое долбанное документалку – хищников нет, зато у берега более спокойко. Парень выпрямился и уже собирался уйти. - Кстати, - он остановился, обернулся, - прости. Я… мне было просто больно тогда. Слишком. Физически, - Криг наклонился и припал губами к губам Десмонда, затем резко отстранился. – И приятно. Но я не хотел, чтобы ты это делал с кем-то еще… Ревность подлая штука. Солнце клонилось уже к закату. Его темные лучи освещали кроны дерев, затем опускались все ниже, покуда не погрузили в тень сумерек почти весь лес, который, в свою очередь, наполнился самыми разнообразными звуками. Цикады, птицы, над головой Десмонда пролетело под самыми кронами пара приматов, они оставили под себя несколько опавших листьев, которые приземлились на голову молодого человека, как и звук, стрекочущий, будто предупреждающий. Джейсен вышел из-за зарослей отнюдь не оттуда, куда уходил. Со стороны. Штаны, даже державшиеся у колен были в грязи, тело порядком покраснело – видимо от солнца, к которому кожа ирландца не особо привыкла, и местами покрылось веснушками; в руках молодой человек сжимал палку, наточенную под конец. - Уходим, - он подхватил Десмонда под плечо и охнул. Только вблизи можно было увидеть синяк, который буквально сиял синевой на ребрах тела. – Послушай, у тебя не перелом, попробуй больше шевелить конечностью! – Криг словно был чем-то напуган или взбешен, однако большею частью просто тащил за собой демона, хотя, признаться, был ниже ростом и куда более хрупким. Они вышли на береговую линию, и, если можно так сказать, опушку, леса. - Переночуем здесь. Ты не инвалид, вырой небольшую яму, я принесу опавшие ветки, бензина в зажигалке должно хватить на один костер, и на пару сигарет, если они у тебя остались, - Джейсен снова скрылся в лесу. А вернулся только, когда солнце окончательно зашло за горизонт. На небе будто от спячки долгой безызвестности проснулись звезды. Они осыпали все пространство неба. Такое не увидишь в городе. - Красиво, да? – ирландец опустил хворост на землю, откупорил зажигалку и чуть отлил бензина. Спустя попыток пятнадцать, та дала искру. – Потом либо стоит не гасить и поддерживать, либо вспоминать твой долбанный телик, - в голосе парня звучала раздражительность. Когда костер разгорелся, и Джейсен подбросил в него еще пару веток, ирландец позволил себе расслабится. Откинувшись на спину, он погрузился в созерцание звездного неба. Подобное такому он видео очень давно. Тогда все было проще, тогда не было искушения, злобы, голода, ломки… - Еще сигарета есть? – он не поднимался, просто спросил у товарища по несчастью.

Apollon: Солнце медленно клонилось к закату. Будто зная, что скоро ему придется замолчать и уснуть до утра, ветер сильнее прежнего решил побеспокоить высокие стебли тростника, воздушные корни лиан, и тонкие ветви деревьев. Разбежавшись и расшалившись не на шутку, он, потрепав вечнозеленые кроны, сорвал несколько листьев и сбросил их вниз. Пролетая мимо, донес до Десмонда непривычный, сладкий и экзотичный аромат невидимых цветов. Младший Трэнтон стряхнул с себя древесный мусор и, опираясь на руки, осторожно сменил позу. Нога все еще болела, но уже не так сильно как прежде. Наблюдая за ее состоянием в течение дня, Десмонд пришел к выводу, что пусть слабая, но все же регенерация у него сохранилась. Припухлость на вывихнутой лодыжке спала, отечность заметно уменьшилась, а сами движения стали даваться гораздо легче. Но, тем не менее, демон не спешил снимать наложенную Джейсеном повязку. Он лишь перевязал ее по-своему, более правильно, а рубашку, что горячий ирландец так опрометчиво бросил ему под ноги, подобрал, аккуратно сложил и подложил под голову вместо подушки. Ожидать спасения стало чуть более комфортно. Спустя некоторое время после ухода еще одного искателя приключений, которого нелегкая и начальство занесли на этот загадочный кусок суши, Десмонд огляделся по сторонам и, сорвав с ближайшего куста плотный, глянцевый лист, свернул его в виде небольшого конверта и бережно, но тщательно завернул снизу. Сосредоточился, пристально вглядываясь в темно-зеленую глубину. Задержал дыхание, нахмурил темные, правильной формы брови и изо всех своих ментальных сил совершил призыв. И улыбнувшись, потянулся губами к самодельному стакану. Вода прозрачным нектаром пролилась по его горлу и пересохшим губам, освежая. Десмонд довольно кивнул самому себе, по крайней мере, от жажды он здесь теперь не умрет. Да, аппетиты придется умерить, пить понемногу и не слишком часто, но все же это не смерть и не бесконечное ожидание того, когда над ним смиловистится Джейсен и решит таки одарить своим вниманием. Воспоминания о голубоглазом ангеле заставили младшего Трэнтона откинутся на самодельное ложе – наклонный ствол дерева и прикрыть глаза. То, как Джейсен кипя и ерепенясь, вышагивал тут вокруг него, могло бы вызвать бурный протест со стороны демона, но Джей сам поспешил искупить свою вину. Тот смазанный, но все равно такой чувственный поцелуй.… И слова прощения и поясняющие многое муки ревности… Солнечные блики, проникая сквозь частые просветы в листве, приятно согревали демона, и тот, уютно устроившись, удовлетворивший свою жажду, предался сладостным воспоминаниям. Как целовались так увлеченно, что даже не заметили, как добрались до широкой кровати. Как во властной манере своей он гладил бархатистую кожу и впивался в сочные губы, как, подкатывая, смывало собой все прочие чувства, желание. Яростная страсть, нежная боль… кожа под прикосновениями горела и плавилась, раздражающе сильно пахло кровью и дымом, а острое, все заполняющее собой возбуждение, все никак не могло найти выход. Боль и блаженство были тогда так рядом… Десмонд сел чуть удобнее и, не открывая глаз, провел рукой, надавил, сквозь джинсы почти грубо сжал в ладони затвердевшую от всплывших в памяти видений, плоть. Задвигал рукой, понял, что грубая ткань лишь сильнее раздражает и потому, дернул в сторону второй рукой, одним движением расстегивая разом все болты. Сквозь стиснутые зубы, медленно втянув в себя вдруг ставший тягучим воздух, Десмонд оттянул край плавок и запустил руку в сладостную тесноту. Застонал, выгибаясь навстречу своему кулаку, а другой ладонью меж тем поглаживая себя по груди и шее. Закусил губу, ощущая прилив наслаждения.… Задвигал бедрами, подчиняясь собственному ритму… Перед глазами демона, распластавшись на белоснежной простыни, лежало тело разукрашенное рубцами. Светлые волосы, прилипшие к мокрому лбу, узкие плечи – такие худые, что кости на них выступали, словно на анатомической модели… Изящные, будто у девушки запястья, узкая грудь с яркими каплями сосков, и такие же четкие бордовые полосы-шрамы, оставленные демоном на тонкой белой коже бедер… В своем ведении Десмонд не выдержал и протянул руку, осторожно провел пальцем по вспухшему следу на коже. Палец оставил за собой красивый темно-алый след и поверженный ангел застонал, но не отстранился и Десмонд что там, что здесь замер в предвкушении кульминационного момента… Ангел толкнулся ему навстречу и жарко зашептал, прося, умоляя завершить начатое… Движение руки демона ускорилось и вместе с жертвой он вдруг выгнулся дугой и судорожно всхлипнул… Солнечные блики, играя, отражались в прозрачных капельках пота на смуглой коже, в рубиновой, на прикушенной губе и в белесых каплях наслаждения на темных жестких волосах. Вечер принес долгожданную прохладу, ясный купол неба, разукрашенный звездами и… Джейсена. К его приходу Десмонд уже давно привел себя в порядок, но при появлении того, кто стал виновником его недавней вспышки желания, демон почему-то растерялся. Одно дело видеть его в своих грезах и совсем другое шагать, опираясь о его обнаженное плечо. Наверное, именно из-за неясности в собственном личностном отношении к Джею, Десмонд совсем не помогал ему во время возвращения на пляж. Джейсен ругался, шипел сквозь зубы, а демон в его руках при этом немного рассеяно улыбался и думал явно о чем-то своем. Уже устроившись на опушке леса, на еще теплом после такого яркого солнечного дня, песке, Десмонд все же постарался, наконец, понять, о чем же ему толкует разозленный Ангел. Безропотно послушался и опустившись на колени вырыл не слишком глубокую ямку и аккуратно сложил в нее принесенные дрова. - Я видел как прислуга складывает поленья в каине и сделал так же.. – улыбнулся хорошо, по-доброму, воспоминания о доме на какой-то момент вернули ему хорошее настроение. Аккуратно устроив больную ногу на песке и прижмурив темно-серые, сейчас почти черные глаза Дес спокойно смотрел, как Джей возится с зажигалкой. Помощь не предлагал, с рождения привыкший к присутствию специальных людей-прислуги он и теперь вел себя точно так же. Всегда есть кто-то, кто приготовит еду, выстирает рубашку, принесет в постель стакан теплого молока.… Если за это необходимо платить сигаретами, что ж, по демоническим меркам это выходила не слишком-то и большая цена. - На, вот. – Десмонд аккуратно вытряхнул из все такой же, почти полной пачки, сигарету и протянул ее Джею. Остальные убрал на место и спрятал пачку в нагрудный карман. Еще немного посидел, глядя на огонь, а потом последовал примеру ирландца и лег, распростерся на песке, подложив под голову руки. - У нас дома так же. Если ночью подняться на одну из башен, звезд, кажется даже еще больше. – Десмонд всмотрелся – только созвездия не такие… Ему вспомнился Трэнтон Мэнор. … Через все левое крыло Замка, через малую Восточную башню, на галерею, соединявшую дом с главной, Западной твердыни, огромной и мрачной, еще более старой, чем сам Мэнор. Дрожащий дерганный от ветра свет факелов, укрепленных железными скобами на столбах, своеобразная дань традициям, но как же правдиво подчеркивала она быстротечность времени! По винтовой лестнице без перил подняться на самый верхний ярус башни. Когда-то это был донжон, древний донжон, который чуть ли не тысячу лет оставался неприкосновенным для изменений, в то время как замок, постепенно превратившийся в Трэнтон-Мэнор, по прихоти магов-основателей не раз менялся почти до неузнаваемости. Башня венчается восьмиугольной площадкой с невысоким каменным парапетом по краю. В центре, несколько напоминая надгробие, возвышается большой, плоский поверху черный камень. Алтарь… Десмонд, наверное, задремал, потому что, вспомнив вдруг обряд Посвящения, он вздрогнул и открыл глаза. Костер почти догорел. Демон приподнялся и подбросил в него оставшиеся несколько веток. Последней, он не слишком вежливо, дотянулся, потыкал неподвижно лежавшего по ту сторону от огня, Джейсена. - Эй! Джей, ты спишь? Джей, мне холодно, песок остыл уже… Джей? Никакой реакции в ответ. Тогда вздохнув, Десмонд хотел было лечь обратно, но вздрогнул, поежился от нахлынувшего вдруг озноба и потому, решился. Осторожно поднявшись на четвереньки он переполз на сторону Джейсена. Бесцеремонно отодвинул его от костра и улегся там сам, спиной прижавшись к худому, но живому и теплому телу ирландца. Еще несколько минут поворочался, устраиваясь, а после, согревшись, удовлетворенно вздохнул и закрыл глаза, запоздало подумав о том, что мог бы уйти спать в самолет. … Но там же не было бы Джея… Мысль была верной и потому, Десмонд остался.

Malice: Прогулка по тропическому лесу это вам не пикник на обочине, наступишь ни туда – либо кто-то ядовитый укусит, либо нога застрянет в корнях деревьев или кустарника, либо поскользнешься и пропахаешь своим телом добрую милю вниз по склону, сломаешь шею и будешь валяться трупом, пока падальщики не разберут тебя на ужин до последней косточки. Короче говоря, опасностей здесь хватает, их даже больше, чем в бетонных джунглях. С потерей кошелька смириться всегда можно, а вот с потерей собственной жизни – нет, просто не успеете. Потому, едва убедившись, что отошел от места, где оставил демона отдыхать с его нежными конечностями, Джейсен остановился и огляделся по сторонам. Солнце давно уже миновало свой зенит, и сейчас шло медленно и верно к горизонту в стороне запада. Деревья отбрасывали длинные тени, в их кронах щебетали птицы и время от времени можно было услышать звуки других существ, находящихся и на самом верху, и прямо под вашими ногами. Криг отломал от одного из кустарников ветку и, опершись о ствол дерева спиной, с помощью ножа начал придавать ветке вид схожий с самодельным копьем. Конечно, хищников крупных на таких островах нет, им просто нечем здесь питаться, однако есть множество других животных, которые не слишком дружелюбно настроены к незваному гостю, имя которому человек. Ко всему прочему, палка может послужить и опорой ему в случае чего. Местность ирландец не знает, где какая канава, где возвышение, а где крутой спуск, а лишний инструмент не будет здесь таковым. Закончив работу, парень удовлетворенно кивнул и направился дальше по намеченному маршруту. Солнце еще довольно таки сильно припекало, так что в скором времени кожа незащищенного ничем тела начала краснеть, выступили веснушки, а от влажности воздуха, брюки намокли и стали весить будто тону. Однако подобные неудобства вполне себе можно было стерпеть. Он должен был найти хоть что-то в своем «походе». Первостепенной важностью была вода, источник любой сгодился бы, и тоненькая лента ручейка, и капли влаги в гротах какой-нибудь пещеры. Еда была на втором месте, с ней-то уж проблем не было, оставалось лишь надеяться, что среди плодов, растущих на деревьях, нет ничего такого, что с первого кусочка может отправить вас к праотцам. Джейсен шел не спеша, аккуратно, смотря каждый раз себе под ноги и стараясь в случае чего обходить особенно подозрительные места, опавшая листва которых шевелилась. Змеи. Наверняка здесь до черта змей. Это только в документальных передачах и на картинках в книжках, они кажутся красивыми, изящными, обаятельными созданиями; в жизни – никто не хочет встречаться с ними, с любым их представителем, имей тот яд в своих клыках или нет. Ирландец усмехнулся. Интересно на кого он сейчас похож со стороны? Точно какой-нибудь Робинзон, или того хуже «потеряшка» Том Хэнкс. Как назывался тот фильм? А, неважно. Парень остановился и прислушался. Знаете такое чувство, будто что-то не так? Когда вдруг ветер стихает, и кто-то проворачивает ручку окружающего вас звука на выключение, а вы стоите в центре всей этой гнетущей тишины и не понимаете ровным счетом ничего. Джейсен сглотнул, огляделся вновь по сторонам. Главное, не паниковать и не давать страху схватить тебя за горло и начать душить. Выплеск адреналина в кровь здесь сыграет не в твою пользу и скорее привлечет к тебе неведомую опасность. Посильнее перехватив палку острием вверх, он, продолжая озираться, медленно продолжил свой путь. Позади раздался хруст, Джейсен резко обернулся – никого. Видимо, почудилось. Хорошо, берем себя в руки, не буквально конечно, и двигаемся дальше. Пройдя еще несколько метров, до его слуха вновь донесся звук приминаемой кем-то палой листвы. Джейсен уже было хотел открыть рот и крикнуть «кто здесь?», но во время понял, как будет глупо выглядеть. Кто тут еще может быть? Кроме них двоих, конечно. Десмонд вряд ли за ним последовал, а надежда отыскать на этом острове цивилизацию равна минус одному проценту. Так что можете забыть о тропическом рае в шезлонге и с бокалом «багама мама» в руке. Джейсен начал вглядываться, может какой-то любопытный зверек решил за ним последовать на безопасном расстоянии, или же ирландец просто впадает в крайность из-за стресса, из-за грядущей ломки, из-за желания вновь покурить, ширнуться, вынюхать хоть весь заляпанный кокаином бочок. Расправив плечи, Криг сделал несколько шагов назад, пятясь. Не нравилось ему нарастающее гнетущее ощущение, не нравилась ему и тишина, которая вдруг опустилась на всю местность. В спину подул ветер, сначала легкий и теплый, затем поток усилился, стало холодной, в воздух поднялись листья и мелкие веточки отсохшего папоротника. Парень покачал головой. Стоя на месте он воды точно не найдет, да и вернется к своему товарищу, когда будет совсем темно, а бродить здесь ночью – эта идея душу не грела. - Джейсен, - ирландец замер на месте. Он готов был поклясться, что чувствует, как нервы вырвались из тела, опутали его снаружи и сдавили в подобие «железной девы». Неприятный холодок прошелся по спине, словно чье-то дыхание. – Джейсен? – этот голос он не слышал уже несколько лет и рад был не слышать еще очень долгое время, до самой своей смерти, ведь по-другому и быть не могло. Парень медленно обернулся. Внутренности сжались в тугой комок и стали давить изнутри, дыхание сперло, сердце замерло в предсмертной паузе последнего своего слова. Нет, видимо он что-то перепутал. Видимо, солнце нагрело голову. Видимо, в легкие попал какой-то яд местных растений. Видимо, он не заметил насекомое присосавшееся к нему. - Тебя нет, - одними губами произнес он. – Это невозможно. Обагренное кровью лицо смотрело на него. Темные глаза, которые сливались в жутком месиве красной жидкости, точно расчленяли его медленно на составляющие детали, пытаясь добраться до самой сути человека. - Джейсен, иди в свою комнату, - мужчина произнес все с настойчивостью в голосе, за которой скрывалась угроза и предупреждение, если сын не послушается, его ждет суровое наказание. - Тебя нет, - ирландец попятился. – Я убил тебя, - спиной он натолкнулся на что-то твердое, обернувшись же, увидел, что уперся в стол. Не было никакого леса, не было никакой джунглей, деревьев, солнца, щебета птиц, Джейсен стоял посреди кухни своего дома. Серая мебель, свет фонаря с улицы, едва пробивавшийся сквозь зашторенные окна, кафельный пол с причудливым узором на белой плитке, широкий стол и четыре стула, а в дверях стоит отец; он уже не в крови, он держит в руке ремень, на лице играют желваки, мышцы рук уже напряглись; его высокая фигура загораживает проход так, что ирландцу никак его не обойти, даже если он сильно постарается; темные карие глаза и черные, как смоль, волосы, ни единой сединки. - Я тебе, что сказал, сволочь ты малолетняя, - отец начинает терять терпение. – Иди сию же минуту в свою комнату, помолись и ложись в постель, а не то… - Это не реально. Это сон, другого объяснения… - Значит, упрямимся молодой человек? Хорошо, - отец делает первый шаг вперед. – Иди сюда, крысеныш, я из тебя сделаю шелкового. Джейсен попятился, обогнул стол, не в силах отвести взгляда от следовавшей за ним фигуры родителя. В какой-то миг ему почудилось, что он теряет равновесие. Оступился? Ирландец почувствовал с какой силой его тело ударилось о воду. Открыв глаза, он как можно быстрее поднялся к поверхности. Окружавший озеро лес не заметил будто бы ничего, все было как и прежде, солнце продолжало ярко освещать джунгли, отблески его лучей играли на встревоженной поверхности воды. Никакого дома, никакой угрозы. Парень завертелся, не понимая, что же все-таки с ним произошло. Бок он отбил при падении, и сейчас на ребрах расцветал всеми оттенками радуги холодных тонов синяк. - Какого хера? – выдохнув и недоуменно продолжая осматриваться, процедил сквозь зубы парень. Получив заветную порцию никотина, Джейсен закурил от одного из веточек костра, откинулся вновь на спину и стал просто наслаждаться горьким привкусом сигареты. Звезды были красивы, небо само по себе было здесь другим, более красочным, более романтичным. Именно таким его и рисуют на полотнах художники. Но даже оно не могло его отвлечь от мыслей, которые решили возвратится к тому, что случилось днем. Да, он нашел воду, он понял, что в западной части острова ничего интересного нет, а что это было – галлюцинация, наркотическое опьянение или самовнушение, ирландец до сих пор понять не мог. Десмонду он так ничего не рассказал. Зачем? Еще сочтет его спятившим и постарается поскорее избавиться от присутствия безумного, или того лучше решит избавить безумца от мучений. Джейсен докурил, бросил окурок в костер и, повернувшись к огню спиной на бок, поджав к себе ноги, постарался заснуть. Это вышло бы лучше, если бы он закрыл глаза, согласитесь. Нет, сна не было. Только странная усталость и страх, что и в грезах кошмар настигнет его и довершит начатое. А все казалось таким простым, само задание казалось изначально плевым, и вот вам, пожалуйста. За один день столько переживаний, одно из которых лежит по другую сторону огня и предается воспоминаниям о доме. Сколько времени прошло точно неизвестно. Он просто лежал и смотрел перед собой. Раздавшийся голос Десмонда чуть не заставил Джея обернуться, но парень стиснул руки покрепче и решил прикинуться спящим. На какой-то миг воцарились опять тишина и спокойствие. Джейсен закрыл глаза, а открыл их, почувствовав как кто-то ложится рядом с ним, бесцеремонно отодвигая подальше от костра. В одном Десмонд был прав, стало, действительно, чертовски холодно. Нагретый за день солнцем песок остыл, а оголенное по пояс тело ирландца было открыто всем ветрам. А рядом лежало тело, теплое, живое, заслоняющее собой часть тепла от костра, который до того согревал ирландцу спину. Джейсен чуть обернулся. Прикусил губу. - Дес, ты заснул? Ты..ты спишь? – не дожидаясь ответа, Джейсен перевернулся на другой бок, секунду замешкался, но все же обнял демона со спины, рукой обхватывая талию и прижимаясь щекой к мягкой ткани рубашки. – Скажи, а там, ну дома, у тебя кто-то есть? Какая-нибудь девушка или подружка. Может, невеста? – он пододвинулся чуть ближе, прижимаясь к Десмонду уже всем телом. – А я женат, представляешь? Меня и женатым? Но это ничего, я люблю ее, а она любит меня. Этого же достаточно? Как думаешь? – ирландец усмехнулся, обнял тело покрепче. – Мне кажется достаточно. А еще дети, да. У нас есть. Правда, старший не от меня. И, хех, представляешь, терпеть меня не может. Хотя, мне кажется, такое представить легко. Меня многие ненавидят. А так – дочка. Тоже не подарок. Как я. Хотя…что я все о себе. Тебе ведь не интересно совсем, верно? – он уткнулся носом в плечо демона и шумно вдохнул, прикрыл глаза. – У тебя точно кто-то есть, - Джейсен улыбнулся, вытягиваясь. В нос ударил запах туалетной воды, которая ее не выветрилась с кожи юноши, маленькие каплю впитались в поры ровно там, где прощупывался пуль на шее. Ирландец коротко поцеловал Десмонда в шею, руки скользнули под рубашку. – Не может кого-то не быть. Наверняка, девушки падают перед тобой на колени и умоляют взять их в жены или хотя бы подарить одну ночь. Всего одну. И за нее, точно тебе говорю, они готовы душу отдать, - ладонь остановилась внизу живота, ирландец шумно выдохнул. – Десмонд? Десмонд, обними меня. Мне очень холодно.

Apollon: Он слишком успешен в своей жизни, чтобы испытывать какие-либо трудности со сном. Уверенность могущественной магии и семейного благополучия без труда привили ему ровную осанку и твердую поступь, высоко поднятую голову и чуть ироничную улыбку в темных глазах и изгибе чувственных губ. Он красив и удачлив, он здоров и обеспечен, он шагает по жизни с легкостью танцора и вседозволенностью королей. Поэтому, пригревшись и положив голову вместо подушки на согнутую руку, он спокойно спит сейчас у костра, не подозревая о том, что Остров пристально следит за каждым из своих подопечных. Родившись на Земле, в большом обширном поместье, но все же среди людей, Десмонд знаком совсем с небольшим количеством демонов. И попадая первый раз в Пуату, приехав однажды погостить к одному из друзей отца, он искренне удивлен такой его разительной непохожести на Трэнтона-старшего. Антуан де Моран весел и жизнерадостен, он юн и задорен не по годам, он относится к жизни с легкостью и беззаботностью мальчишки и при этом бесконечно талантлив и одарен, многосведущ как теоретик и еще более ценен как практик. Десмонда, вежливого, воспитанного мальчика привозят сюда на лето, попрактиковаться в разговорном французском, и тот с плохо скрываемым восторгом рассматривает легкий, белого камня, и оттого кажущийся еще более воздушным замок, доверху набитый оружием и доспехами всех времен и эпох, темно и светло-магическими артефактами и с украшенными гобеленами стенами, самой что ни на есть интересной для десятилетнего мальчика тематики. А само знакомство с хозяином этой сказочной шкатулки? Десмонд вместе с отцом прибывают четко в условленное время, и это лишь для того, чтобы попасть на самый разгар весенней уборки. Все поместье де Моран гудит от перетряхивающих его заклинаний. Худенького и легкого Деса буквально сбивает с ног одно из устаревших защитных заклятий и если бы не вовремя наведенный отцом кокон непроницаемости, они оба могли бы изрядно пострадать. Старший Трэнтон пытается докричаться до хозяина, но из-за всеуровневых колебаний абсолютно всех гармонических составляющих магических формул, в изобилии оплетающих владения могущественного демона, это не имеет никакого эффекта. Им остается лишь ждать. И, наконец, видимо ощутив магию чужеродного заклинания, еще один из Верховных появляется перед ними. Но каково же удивление Десмонда! Мессир Антуан, судя по тому, как описывал его отец, является еще одной, насчитывающим в своем возрасте несколько десятков тысячелетий, демонической сущностью. Трэнтон-старший отзывался о нем как об очень талантливом рунисте, изобретателе, чаротворителе, философе, зельеваре.. Так как же может такой маститый волшебник выглядеть как студент университета?! Высокий, худощавый, но широкоплечий, с копной светлых, золотого оттенка, волос и яркими голубыми глазами. Белозубая улыбка и заразительный смех, быстрота и стремительность в каждом движении, действии, слове... Ни раз и не два потом Десмонд замирал вдруг прямо посреди их дуэльных поединков, просто чтобы полюбоваться этим изящным и таким смертоносном танцем. А тогда, тогда перед некультурно приоткрывшим ртом Десмондом, Антуан де Моран просто упал на одно колено и несильно щелкнув мальчика по носу в несколько мгновений поинтересовался что Дес знает/любит/умеет и в свою очередь пообещал научить его болтать на французском как на родном, фехтовать на саблях и ездить верхом как казак. А заодно варить яды 4-ого уровня сложности согласно флорентийской системы, ведь Десмонд конечно помнит в котором году была она введена, не так ли? Плести новые заклинания с той ловкостью, с которой старушки вяжут носки, а так же просчитывать влияние звезд для любого заклинания или события. Ошарашенный происходящим Десмонд тогда растерянно взглянул на отца. А тот вздохнул и протянул другу руку для рукопожатия, сказал негромко: - Анти, ты пугаешь моего сына, прекрати паясничать. Молодой человек со смехом поднялся и крепко пожав протянутую руку на несколько мгновений крепко сжал плечи старшего Трэнтона. Порывисто же отстранился и вдруг ласково взъерошил волосы все так же молчавшего Деса: - Не бойся, малыш, тебе здесь понравится, обещаю. И он сдержал свое слово. Антуан де Моран оказался в первую очередь талантливейшим педагогом и потому смог дать и научить младшего Трэнтона действительно очень многому. С тех пор почти каждое лето, а иногда еще и на зиму, перебирался Десмонд в аккуратный белоснежный замок, перстом возвышающийся на одном из известняковых мысов Пуату. Вместе с Антуаном они ездили верхом, сражались на мечах и шпагах, они составляли новые зелья или придумывали заклинания.. Они почти все время проводили вместе... И в свое четырнадцатое лето Дес вдруг осознал, что де Моран занимает в его мыслях одно из главенствующих мест. И что сами мысли эти порой крайне далеки от образовательного процесса. Такие горячие, схватывающие румянцем щеки, видения приходили обычно ночью, когда, укрывшись за пологом, в темноте собственной постели он не начинал представлять вдруг как однажды его учитель вдруг застанет своего ученика, юного Десмонда Трэнтона за чем-нибудь запрещенным. Например, за работой со сверхопасными ингредиентами и без надлежащей защиты. Смешливый, с хорошим чувством юмора Антуан как-то безапелляционно предупредил его, что выпорет, если хоть раз увидит за лабораторным столом с гремучими смесями без специального облачения. И хотя он никогда и пальцем не тронул Десмонда и тот резонно сомневался, что подобный поворот событий возможен в принципе, тем более что он прекрасно понимал опасность работы незащищенным, но в мечтах.… В мечтах, молодой и такой прекрасный Антуан де Моран заставал Десмонда за каким-либо из глупых занятий и, нахмурившись и потемнев лицом, приказывал тому раздеться. Совсем. На этом моменте у Деса в кромешной темноте спальни начинало спазматически перехватывать дыхание. Далее в его горячих подростковых грезах непременно присутствовали вспухшие рубцы и бережные их последующие поглаживания, присутствовали искренние невинные слезы и пальцы аккуратно, но властно утирающие их с его щек... Много чего еще было в тех снах, ведь Десмонд не знал преград времени, и много где бывал, и многое что видел в своей жизни. Уже позже, повзрослев и испробовав кое-что из того, что было в изобилии изображено на гобеленах Моран-Мэнора, Десмонд как-то обмолвился Антуану о том, что представлял его в своих страстных виденьях. Они оба были пьяны тогда уже изрядно и, попивая шампанское времен Наполеона прямо из горлышек бутылок, здорово проржали над этим. А после, когда на следующее утро после завтрака остались покурить на одной из террас, Антуан вдруг сказал: - Нет ничего дурного в том, чтобы предаваться фантазиям, Дес. Ты не должен стыдится этого, ведь, в конце концов, пока наши мечты остаются лишь мечтами.. – Антуан улыбнулся и как когда-то в прошлом протянул руку, чтобы шутя щелкнуть Десмонда по носу. Но не стал этого делать, а вместо этого вдруг ласково и нежно коснулся гладковыбритой щеки демона. И по тому как тот в ответ вздрогнул, невольно качнулся на встречу, кажется все понял. Грустно усмехнулся и, убрав руку от лица, смахнул, убрал несколько несуществующих пылинок с рукава Десмонда. Поправил и без того идеально завязанный узел галстука. Сказал, отведя взгляд: - Твой отец привел тебя ко мне, Десмонд. – вздохнул, глядя куда-то вглубь яркой зелени, окружавших поместье болот. Грустно улыбнулся - Иногда мечтам лучше оставаться именно мечтами, Дес, поверь мне… Сейчас во сне, уютно устроившись у почти догоревшего костра, Десмонд вновь стоял в своей лаборатории. Среди наполненных разноцветными составами реторт, в горячем тепле адова огня, что усмиренный бился в одной из горелок, обнаженный по пояс он следил за ходом возгонки очередного зелья. Поднимаясь легкими куреньями, испарения опьяняли и кружили голову и видимо поэтому такими правильными показались ему объятия, вдруг пришедшие со спины. Такие знакомые руки, вдруг притянули его, обняли и узкие ладони с несколькими перстнями на тонких, таких чутких пальцах заиграли мелодию наслаждения на разгоряченной коже демона… На пляже, во сне, Десмонд вдруг застонал и, не просыпаясь, откинулся на спину. Забормотал что-то и не осознанно потянулся, ища, словно слепой котенок, то, откуда пришло к нему долгожданное тепло. Застонал, разбрасывая в стороны длинные ноги: - Oui, oui, Antoine… Сontinue, je te demande, s'il vous plaît, Antoine, encore… Одна его рука поймала, сжала в пальцах чужую ладонь. Надавила сильнее, прижимая к грубой ткани брюк. Демон толкнулся навстречу, выгнулся в спине, жадно хватая ртом воздух. И вновь упал назад, подрагивая от напряжения и жажды, жажды того, о чем так ярко просило его тело и так давно требовало воображение. - Oui, Antoinе, oui… Десмонд, словно сломанным крылом, взмахнул одной рукой и, не разбирая, уронил ее на песок. Раскрытая, с нервно-подрагивающими пальцами, ладонь слепо упала прямо на угли костра. И если раньше демона это только потешило бы, вот, даже его стихия огня заодно с ним! То теперь, лишившись почти всех способностей, Десмонд вдруг закричал и резко сел. Невидяще уставился в темноту и машинально прижал к груди, баюкая, раненную руку. Еще не совсем понимая где он, слишком внезапно вырванный из своих грез, Дес обиженно наморщил нос и со словами: - Антуан, я руку обжег, кажется, посмотришь? - обернулся. Маской, слепком, холодным рисунком на разукрашенном морозом стекле, застыло лицо демона. Лихорадочно соображая, что именно произошло за последние несколько мгновений и отчего так тяжело и неуютно внизу живота, и, вспоминая все те слова, что он уже успел наговорить… Десмонд пружиной вскинулся и, забыв про обоженную руку, кинулся на Джейсона. Горящие яростным гневом глаза и крепко стиснутые в тонкую полоску губы, ясно говорили о его намерениях.



полная версия страницы