Форум » Прошлое » А волчонка то мы и не приметили [Вербовка Bones] » Ответить

А волчонка то мы и не приметили [Вербовка Bones]

Trauma: Время: недалекое прошлое Место: Washington, D.C. Описание: Ирина получает дело, находящееся практически у необходимого срока, чтобы кануть в небытие, но кто бы знал - обнаруживаются новые факты! Одержимая загадками, она сразу начинает расследование, которое оборачивается для девушки чем-то большим и выводит ее на организацию, способную дать Ирине то, чего она так хочет - лекарство от проклятия. Разве можно устоять перед таким искушением?..

Ответов - 3

Bones: Дождалась! Наконец-то в Смитоновский университет прислали останки времен ацтеков! Еще когда Ирина жила с родителями, мать дала ей прочитать очень интересную книгу, под названием "Дочь Монтесумы", рассказывающая о временах когда на территории современной Мексики жили коренные жители. Книга настолько понравилась девочке, что она стала изучать тот период, собственно, и на выбор направления обучения повлиял именно этот факт. Факты, наше все, Доктор Джой не уставала повторять это. И вот сейчас, смотря на останки племени ацтеков, все что она хочет это... - Эй Кости! - окликнул её знакомый голос. - Джон... - не поворачиваясь, на выдохе разочарования, сказала она. Если в Смитоновском университете появлялся специальный агент ФБР Джон Крамер, это значило только одно - есть дело и все прочее придется отложить. Так случалось ни раз и не два. Пониматься он навязался сопровождать её в Японию, где нашли захоронения трех тысячелетней давности. Еще тогда Джой подумала - "Плохой знак". Хотя, наш логический империк не верила в "знаки", в тот раз её не уверенность пошатнулась. А все очень просто, даже во время полета Джон нашел дело. Кого-то поджарили прямо в самолете, в итоге пришлось найти убийцу и... Возвращаться обратно, так и не сойдя в аэропорту Токио. - Кости, есть дело. - Я работаю, Джон, я стала антропологом чтобы изучать и осматривать останки тысячелетней давности, а не для... - не успела договорить она, как Крамер её перебил. - Ирина, здесь дело федерального значения. - Ай, - махнула рукой она, - брось, у тебя не может быть других дел, ты же агент ФБР. - На этот раз все сложнее. - судя по выражению лица Крамера, все действительно было очень серьезно. Джой взяла у него из рук папку и стала просматривать один листок за другим, - дело касается Глена Джеферсона, он был федеральным судьей, вел только самые сложные дела. Но 4 года назад он скоропостижно скончался. Причину так и не выявили, дело забросили. - "О Боги, и за что мне все это..." - подумала Ирина, закатив глаза. Крамер хорошо знал свою напарницу, он буквально прочитал её мысли и дабы мотивировать её на эту работу, добавил еще один факт. - А не так давно одна журналистская задница решила провести свое расследование по этому делу - Эмми Чекман, её труп уже в руках Камил. - Чертов агент бюро, он всегда знал на что надо надавить чтобы Доктор Джой сломалась и принялась за расследование. - Тони, - окликнула она своего помощника, опустив голову и потирая лоб, - подготовь останки тела, которые привезли из ФБР, мы займемся этим делом. - Я знал, что на тебя можно положиться. - с улыбкой на лице сказал Джон. - Нет, Крамер, ты просто хорошо знаешь меня... - заключила Ирина и удалилась в свой кабинет для изучения материалов дела. Останки будут готовы к осмотру не раньше чем через час, следовательно, не стоит терять времени. Зайдя в свой кабинет, Ирина буквально плюхнулась в кресло и, отложив папку с бумагами в сторону, стала искать необходимую информацию в базе ФБР. Уже спустя 10 минут она поняла, что дело с судьей действительно не типичное. Как утверждают записи в его медицинской книжке, он был здоров, не было никаких отклонений, даже в роду не было никаких заболеваний, которые смогли бы привести к столь скоропалительной кончине. Отчет коронера и тот был составлен слишком поверхностно, никаких заключений, лишь описание и вывод о смерти. Все это дурно попахивало. Конечно, Ирине не привыкать, к ней приходят лишь тогда, когда нет надежды докопаться до истины, но все же, подобные дела стали надоедать. Хотелось переключиться на что-то новое, точнее старое, заняться тем, чем она всегда хотела заниматься, изучать древние останки, а не расследовать убийства. Погрузившись в изучение материалов дела, Бонес даже не заметила, как быстро пролетело время. - Доктор Джой, я подготовил останки. Вам еще нужна моя помощь? - спросил Тони, стоявший на пороге её кабинета уже в верхней одежде. Ирина непонимающе посмотрела на него, а затем перевела взгляд на монитор, в правый нижний угол, 23:35... - Нет, Тони, спасибо, ты можешь быть свободен. - не отводя взгляда от часов сказала она, но только молодой аспирант обрадовался и развернулся, как Ирина включила в себе босса, - но Тони, в следующий раз будь более расторопным, ты слишком долго возился с останками. - Я просто старался быть максимально аккуратным, - мотая головой в свое оправдание сказал он. - Иди уже. - Вы останетесь? - Конечно, иначе Джон завтра будет стоять над душой до тех пор, пока я не выдам ему хоть какое-либо заключение... Поняв, что крупно накосячил, Тони поспешил удалиться из лаборатории. И ведь действительно, Джон Крамер не обладал необходимым терпением, он частенько давил на Джой, чтобы та скорее дала ему заключение о смерти или убийстве. Ирина же так работать не могла. Она всегда работала крайне хладнокровно, не обращая внимания на окружение, полностью проникалась работой, но Джон... Он слишком хорошо её знал. А она его. Они отличная команда, хотя и часто спорят, ругаются. Пониматься Крамер не захотел подписывать ей разрешение на ношение оружия, Ирина взбесилась, даже чуть не обратилась в присутствии посторонних, а потом.. А потом он дал ей оружие и в тот же день она пальнула из него в человека. Затем был иск, разбирательства и прочее. Но это к делу не относиться. Три часа Джой изучала кости судьи, дюйм за дюймом и в итоге нашла небольшую аномалию - еле заметная выемка на 7-ом позвонке, которой не должно быть у здорового человека. А затем и еще одна аномалия, именно от седьмого позвонка, если посмотреть кости под микроскопом, можно было заметить мелкую россыпь. Такая россыпь характерна для людей страдающих заболеванием хрупкости костей, что крайне редко встречается и передается в основном по наследству. А так же для больных раком. Ирина сделала небольшой срез с кости, почти как кожица и положила тот под стекло, здесь нужен был микроскоп с максимально возможным увеличением. И вот, ровно в три часа ночи она нашла... - Да у него же был рак, но как? Как у абсолютно здорового человека может быть рак. Как мог коронер пропустить это?

Trauma: День начался для Теренса неудачно. Примерно в восемь утра его разбудил звонок одного из подчиненных Внешнего круга, сообщив, что дело четырехлетней давности, которое к новому Белому Королю не имело никакого отношения, подняли и передали одному из самых успешных антропологов страны. Издав обреченный вздох, Теренс выдавил в трубку: «понятно», и раскинулся на огромной кровати, предаваясь последним минутам блаженного покоя. А уже спустя полчаса он сидел на кухне своей новой квартиры в Нью-Йорке, с чашкой мерзкого кофе, в который забыл насыпать сахар, и который, впрочем, пить не собирался, ибо все внимание Теренса было сосредоточено на экране ноутбука, где он просматривал статьи и газетные заметки о некой Ирине Джой, «блестящем», как о ней писали, докторе-антропологе, у которой чуть ли не каждое дело было раскрыто, а преступник наказан. Конечно, Теренс понимал, что до Клуба ей будет тяжело добраться, даже несмотря на гениальность этой девушки, но проблемы могут возникнуть с Внешним кругом. Такой поразительный успех наталкивал на размышления о наличии у доктора чего-то большего, чем гениальность и чутье… Еще один звонок – на этот раз от Теренса одной из сотрудников Внешнего круга, мутантке, способной определять наличие каких-либо мутаций или сверхспособностей у других на расстоянии. Несколько минут разговора, если не монолога, в котором Теренс рассказывал ей об Ирине. Затем несколько минут молчания – и ответ есть. Да, доктор Ирина Джой не обычный человек, а оборотень. Несколько минут Теренс сидел, нервно постукивая пальцами по столу. Что ж, она не мутант и касаемо интеллекта самый обычный человек. Но она влиятельна и достаточно умна, чтобы стать проблемой для Клуба, а проблемы обычно тут решались неоднозначно. Но она так же была в какой-то степени уязвима… Чуть позже, спустя два часа, сначала в интернете, а затем и на ТВ, появилась новость, что федералы и команда доктора Ирины Джой принялась за расследование дела четырехлетней давности об убийстве почитаемого судьи, и не менее загадочной смерти журналистки, которая некогда решила провести свое собственное расследование. Но Теренс к тому времени уже направлялся в забронированный номер отеля «Мэдисон». Все-таки, были и свои плюсы у правящего круга – раньше Теренсу пришлось бы самому заказывать билет, самому бронировать, он добрался бы до Вашингтона не раньше полудня. А сейчас отель был забронирован не менее, чем за пять минут, перелет на личном самолете Клуба… Конечно, по сравнению с новыми заботами, свалившимися на плечи Теренса, такие вещи казались мелочами, но, безусловно, приятными и облегчавшими нелегкий труд Короля. В номере, открывавшем своей стеклянной стеной прекрасный вид на город, Теренс продолжал изучать документы, касающиеся Ирины, и в конце концов пришел к выводу, что она Клубу подходит. Возможно, они смогут дать ей то, чего она так хочет. Ведь все чего-то хотят. Затем Теренс решил просмотреть дела, порученные сейчас Ирине. Судья, который был одним из подчиненных Внешнего круга, решил бросить вызов Клубу, угрожая шантажом. Конечно, такая мелкая пешка нисколько не смущала ни Правящий круг, ни Внутренний, пока судья не перешел к активным действиям, и незамедлительно был убит кем-то из Черной ветви. Белая ветвь утрясла дело и все были счастливы, пока любопытная журналистка не полезла куда не надо, а наученный горьким опытом Правящий круг не стал долго думать и прикончил девушку тоже. И все было прекрасно, пока федералы не заметили очевидных пробелов в этом деле и явную связь первой смерти со второй. В общем, дела не представляли никакого интереса, по меркам Клуба, такая ситуация не считалась критической. Сначала Белая ветвь попыталась бы замять деятельность Ирины, а в случае неудачи подключилась бы Черная. Но Король решил «помиловать», ибо Ирина могла бы стать ценным сотрудником для Клуба. «Что ж, Ирина – думал он, – для начала нам надо встретиться» Теренс и не заметил, как быстро пролетел день, и когда часы показывали без пяти минут десять вечера, он был собран на встречу к доктору, облаченный в черный костюм, прихватив с собой курительный набор из пачки сигарет и зажигалки, чтобы придать своему образу поэтичности. Добираться привычными средствами Теренс не пожелал, поэтому с легкостью принял форму своей Санаэ, которая была способна путешествовать по электропроводам со скоростью повыше, чем такси по улицам. Но в последний момент он остановился и подумал: «Почему бы для начала не заглянуть к Ирине на работу и полистать ее записи, посмотреть на мир ее глазами?». Так и решил: «запрыгнул» в розетку своего номера, слился с током, текущим по паутине проводов… нужно быть полным идиотом, чтобы пытаться найти среди них именно «тот», однако Теренс имел неплохой опыт в обращении способностями Санаэ и знал, что достаточно лишь представить нужное место, и поток сам тебя вынесет. Держа перед глазами холл Смитоновского университета, Теренс, как следовало ожидать, выпрыгнул из розетки, находясь все еще в облике невысокой девушки модельной внешности. Идея не из лучших – такое место отлично охранялось, поэтому Теренс сразу услышал за спиной голос охранника, направляющегося к нему трусцой: – Эй! Ты кто, черт побери, такая?! Медленно повернувшись на каблуках, девушка с улыбкой послала мужчине воздушный поцелуй, которой оказался подобием шаровой молнии, и спустя миг охранник уже лежал без сознания, а Теренс был в своем облике. Поправив ворот пиджака, он спокойным шагом направился искать кабинет Ирины. Далеко ходить не пришлось – только в одном кабинете тут горел свет. Без сомнения, это был ее кабинет. Не утруждаясь в маскировке (на таком расстоянии Теренс уже знал, что Ирина своим чутьем чувствует его присутствие и сидит наготове), он просто подошел к стеклянной двери и, вежливо постучав, вошел внутрь. – Надеюсь, я вас не отвлекаю? – С улыбкой сказал он, усаживаясь в кресло напротив стола Ирины. – Думаю, нам есть, о чем поговорить. В разговоре повисла небольшая пауза, во время которой Теренс бегло просмотрел страхи и желания Ирины. Этого хватило, чтобы он мог в любой момент показать девушке самые неприятные и пугающие картины ее прошлого, а заодно понять, чего она так хочет.

Bones: Как-то так бывает, ты сидишь, что-то делаешь, почти на автопилоте, а потом темнота и ничего. Ты просто отрубился, твой организм сказал – «все, баста, нужен отдых». Вот так нечаянно, нагадано, ты можешь уснуть где угодно и когда угодно. Например, Доктор Ирина Джой, частенько спала на разделочном анатомическом столе. Со стороны это могло показаться очень странным, кому-то даже пугающим, но, по сути, залезть на стол с останками ей заставляла лишь усталость. Ирина всегда работала до последней капли сил, тогда, когда уже нет мочи сделать и шага, тогда, когда ты готов упасть в обморок. Но не любовь к своей работе заставляла нашего милого доктора так себя вести. А самая настоящая одержимость! Да да, Ирина Джой была одержима не только пушистым хвостиком, и серой шерсткой, но так же, эта особа была одержима истиной. Сколько она себя знала, не прошло и дня, чтобы она не задалась очередным вопросом. А начиналось то все, как у всех обычных, казалось бы, детей – Почему небо синее, почему птички летают…» Затем начались вопросы посложней, почему синий, именно синий, и по каким таким критериям, используя крылья птицы, могут летать, а люди нет. Бедная Миша Лектер, её мать, ей ведь приходилось находить специальную литературу, просиживать порой и часами в Интернете, чтобы таки найти ответ, который полностью удовлетворит сей пытливый ум. Собственно эта черта характера не покинула Ирину даже с годами. Она работала всю ночь, пока не отрубилась на софе у себя в кабинете. Проснулся же наш доктор от приятного запаха кофе. Единственный минус, это то само кофе варили в трех кварталах от Смитоновского университета. Из-за подобный моментов, ей хотелось себя лишить не только проклятья оборотничества, но и способностей мутанта. Слегка потерев глаза, Джой довольно зевнула и с не меньшим наслаждением потянулась. Мозг пока все еще находился где-то посередине между реальным миром и царствием Морфея, когда Бонес услышала удар газеты о стоящий рядом с софой, журнальный столик. - Какого черта, Кости!? – довольно на повышенных тонах и явно не в духе прорычал Крамер. - Ну прости, я сама не помню, как отрубилась, работала всю ночь, между прочим. – Промычала Ирина все еще сонным голосом. - Да я не об этом… - удивленно посмотрел она на напарницу, а потом еще раз отругал, - погоди, погоди, ты, что всю ночь работала? Кости, ты же доктор, тебе должно быть известно, что человеческому организму необходим сон. - Во-первых, - начала она, уже приоткрыв правый глаз, - я доктор наук, а не медицины, во-вторых, мои подопечные мертвы, в третьих, я не человек разумный, а эволюционирующий, пока феномен мутации не изучен, до конца говорить о том, что может быть вредно, а что нет, нельзя. – Прочитав эту занудную мини лекцию, Бонес все же наконец проснулась окончательно. А Крамер… Да он уже и привык к такой своей напарнице, пытался, конечно, сделать её более человечной в вопросах не материального характера, но пока безуспешно. - К черту! – спустя пару секунд замешательства, выругался он и схватил с журнального столика ту самую газету, которую не так давно швырнул на него. – Я про это, Кости, про это! – чрезмерная эмоциональность его когда-нибудь погубит. Ирина спокойно взяла газету из рук и, развернув ту, прочла заголовок. «Известный антрополог, Доктор Ирина Джой, взялась за расследование дела судьи…» - Как? – теперь замешкалась и она, затем перевела непонимающий взгляд на напарника и повторилась, - как они узнали? - Я вот бы тоже хотел это знать... – прорычал он сквозь зубы, отвернувшись от напарницы. – Ты тут всю ночь была одна? - Да, разумеется, охрана на своих постах, а в лаборатории никого не было. - Значит, у нас завелся крот… - протянул он насторожено. – Распорядись чтоб записи с камер наблюдений доставили в мой офис. – Напоследок кинул он и вышел из кабинета. - Джон, погоди. – Подорвалась Бонес с места и схватила Крамера за руку уже в дверном проеме, - да чего ты так переживаешь? Ну узнали, что я веду это дело. Не критично. - Что? – возмутился он на тон выше, - Не критично, - казалось, что вот-вот и на его лице начнут лопаться вены, - НЕ КРЕТИЧНО! – закричал он, от чего Ирина даже чуть прищурилась. Никто не мог напугать Доктора Джой, никто! Кроме Крамера, было что-то в этом мужчине, что-то первобытное, сразу было видно – вожак. А самое главное, у него был просто дар убеждения, хотя Ститц объяснял все это с точки психологии, мол сперва он расслабляет свою «жертву», а затем резкий удар, или наоборот, в разных ситуациях по-разному. Сейчас, к примеру, после того, как он накричал на Джой, мужчина наклонился к её уху, так чтобы она чувствовала его дыхание на своей шее и прошептал, - ты уже забыла историю с мафией, забыла как тот чертов псих чуть не порезал тебя на кусочки и не скормил собакам? – спросил он и чуть отринув от девушки, посмотрел той пристально в глаза. Джой же ничего не оставалось, как точно двоечнице опустить глаза и сказать… - Нет, не забыла, ведь тогда ты чуть не погиб из-за меня… - протянула она. - Хм… Забудь. Просто я переживаю за тебя, не хочу чтоб история повторилась, не хочу тебя терять. – Похлопал он её по плечу, - Ну, не кисни, улыбнись, мне нравится твоя улыбка. – перевел разговор в другое русло, чтобы хоть как-то успокоить Ирину. Он знал, что пусть она и кажется черствой, на самом деле напротив, очень чуткая и тяжело переживает многие моменты, связанные с дорогими её сердцу людьми. - Я буду здесь, попрошу Тони привести мне сменную одежду, здесь куча охраны, да и камеры наблюдения, со мной все будет в порядке. Иди, работай. – Добавила она и таки выдавила из себя пусть и грустную, но все же улыбку. Обещание, данное Джону, Ирина сдержала, она действительно дала Тони ключи от своей машины и дома, и тот привез ей сменную одежду. Благо лаборатория была оборудована всем необходимым, здесь можно было даже жить, при желании. Поэтому, приняв душ, переодевшись и заказав то самое кофе, которое пробудило её утром, Доктор Ирина Джой вновь принялась за работу. Вся лаборатория сейчас пыталась выяснить, что же случилось с судьей, почему рак убил его столь стремительно, никак не проявился и вообще, когда у него возник рак? Что повлияло? Так прошел весь день, ближе к вечеру, в лабораторию вновь заехал Крамер, с пакетиками китайской яды и парой бутылочек пива. Правда, если в любой другой день, а особенно после раскрытия очередного дела, это было просто приятным времяпрепровождением, то в этот раз мотивировало Джона на сей поступок состояние Ирины. Он знал, что она не успокоится, пока не докопается до истины, поэтому решил чуть расслабить напарницу, чтоб та хотя бы сегодня поспала. Ирина поддалась на провокацию и, отбросив все дела, с удовольствием поглощала еду из пакетиков, запивая все это пивом и просто болтала с Крамером обо всем и не о чем. Они действительно были настоящими напарниками. А тем временем стрелки часов неумолимо бежали вперед, так они и просидели, до десяти вечера. - Ну ладно, Крамер, иди ка ты домой. – На выдохе с улыбкой сказала Ирина. - Зачем, я полнее могу пристроиться на диванчиках в комнате отдыха. - Нет, - замахала она головой, - мне так будет спокойней, я все же хочу еще поработать. - Поработать? – непонимающе уставился он на неё, - ты же выпила, забыла? Последний раз, когда ты хотела поработать, после пары бокалов, ты прострелила человеку ногу, а мне потом пришлось улаживать это дело с судьей. - Крамер, да я здесь как в крепости, не валяй дурака. Конечно, Джон мог и настоять на своем решении, но ему тоже надо было закончить кое какую работу, чтоб освободить завтрашний вечер для встречи с сыном, поэтому, пусть и нехотя, но он все же покинул лабораторию. А Ирина стала изучать ту информацию, что для неё разыскала Анджела. Анджела была спецом по разного рода программам и частенько, тогда когда вся эта лаборатория умников не могла найти ответ, именно она находила его. Вполне вероятно, что и на этот раз будет что-то подобное, а Доктор Джой предпочитала всегда видеть полную картину и, как оказалось, не зря. В документах, который нарыла Монтенегро, Ирина обнаружила очень любопытный факт – оказывается судья, за две недели до своей кончины, проходил полный медицинский осмотр. Он был здоров, ни единого признака наличия рака мягких тканей или же рака кости. Следовательно, кто-то очень постарался замести следы. И как только Джой стала изучать новые всплывшие факты, её чуткий слух уловил кое что.... – Эй! Ты кто, черт побери, такая?! – Это был один из охранников, имена их она никогда не запоминала, но запах и голос узнала бы из тысячи. - «Кажется ко мне гости..» - подметила она, тут же собрала со стола все документы с новыми фактами и спрятала те в верхний ящик, а перед собой положила ту самую бесполезную папку, которую в свое время принес ей Крамер. И за одним, достала из нижнего ящика кольт М1911, конечно, не известно кто или что её сейчас навестит, но кольт придавал некой уверенности, в то время, как внутренний голос только и вторил – «Вот зря ты отпустила Джона, дура… Ох зря.» – Надеюсь, я вас не отвлекаю? – С улыбкой сказал незнакомец, усаживаясь в кресло напротив стола Ирины. –Думаю, нам есть, о чем поговорить. На появление незнакомца Ирина никак не отреагировала, она все так же сидела со спокойным выражением лица, а когда тот приземлился в кресло, то повисла пауза. Джой привыкла осматривать «объекты» перед тем, как начать что-то делать, поэтому именно этим она и занялась. Мужчина, странно, что охранник перепутал его с девушкой, хотя… Втянув воздух носом, она почувствовала запах незнакомца и тут же поняла – он не такой, как прочие. Его запах отличался от запаха обычных мутантов или людей, в нем чувствовалось что-то схожее с самой Ириной, схожее, но другое. Словно он тоже принадлежал к миру сверхъестественного, как и она, но он не был оборотнем, не был вампиром, да и не сказать, что он ведьмаг. Подобного запаха она еще не встречала. Её гость явно не так прост. Спустя секунд 10, когда предварительный осмотр был закончен и сделаны определенные выводы, Ирина на выдохе сказала: - Ну чтож, излагайте, я Вас внимательно слушаю.



полная версия страницы