Форум » Прошлое » Don't look back [Polaris, Magneto] » Ответить

Don't look back [Polaris, Magneto]

Magneto: Название: Don't look back Время действия: прошлое (Полярис около 20 лет) Место действия: Нью-Йорк Участники: Polaris, Magneto Краткое описание: даже если ты заковал свое сердце неприступной броней, спрятал эмоции в бункер своего сознания, и всю свою жизнь посвятил лишь одной цели, в тебе все равно проглядывает порой нечто человеческое. Магнето никогда не забывал о своей дочери с момента первой встречи с ней. И не вмешивался в ее судьбу, пока она росла в приемной семье. Но однажды что-то пошло не так...

Ответов - 6

Polaris: Это тот самый промежуток времени, когда всё чаще и чаще тема людей с особыми генами обсуждалась на улицах, да и по телевизору тоже, а какими красочными заголовками пестрили газеты. Когда люди, обычные люди, при встрече гораздо яростнее дискутировали о новой проблеме всего человечества, чем о коррупции в рядах бюрократов. Никого более не интересовало, куда уходят их выплаты в казну, как газон у их соседей остаётся таким зеленым, почему качество образования значительно упало за последнее время. Больше не было разделения на страны, нации или веру. Мир раскололся на две неравные по численности группы: «нормальные» люди и «мутанты». "Нормальные" люди поделились на три лагеря. Первый был абсолютно безразличен к эволюционному скачку, старался держаться подальше от горячих дебатов и тихо-мирно делал свои дела. Второй лагерь целиком и полностью поддерживал теорию дарвинизма и призывал возрадоваться, что человечество не деградирует, а наоборот, вот-вот войдёт в свой золотой век. Кто-то говорил о том, что способности, которыми новый вид наделила матушка природа, можно использовать на благо всего человечества, улучшить цивилизацию. Обычно к этому лагерю относились любящие своих одаренных детей родители и всячески защищающих их всеми возможными способами, но были и простые разумные люди, которые допускали мирное сосуществование. Но, к сожалению, в мире существовала и третий лагерь. Ярые радикалы, считавшие проблему мутации настоящей эпидемией, сродни сибирской язве. Их Лорна ну никак не относила к «нормальным» людям. Излишне набожная, скорее даже фанатичная, толпа со средневековым воспитанием – уничтожить всё то, что выбивается из общей картины их привычного мира, с пеной у рта доказывающая, что «мутанты» опасны и их надо изолировать от общества, а кто-то и вовсе пропагандировал полное истребление. В общем, настали мрачные времена. Некогда уверенная девушка в том, что её ждут золотые горы, как только она получит образование: хорошая работа, приятный социальный статус, маленькие радости жизни, теперь всё чаще думала о том, а не закидают ли её камнями, если кто-то вдруг решит, что её изумрудные волосы – это не попытка выделиться из толпы, а всего лишь её ДНК подшутило. Дейн остановилась напротив витрины и наклонила голову так, чтобы увидеть, не проглядываются ли у корней волос тщетные попытки природного окраса вылезти на поверхность. Зеркальная поверхность придала уверенность в том, что Лорна всё ещё полноценная шатенка и, подмигнув своему отражению, она со спокойной душой продолжила свой путь до книжного магазина. Ах, сегодня ведь тот самый день, когда её любимый автор презентует своё новое творение , а что может быть лучше запаха типографии, да ещё и с автографом творца?! Девушка завернула за угол и вот он, волшебный маленький магазинчик, а прямо напротив него… Кажется Дейн не сдержалась и скривила лицо. Через дорогу, прямо параллельно книжному красовались яркие антимутанские плакаты ручной работы, был отстроен самодельный, что называется «на скорую руку», небольшой подиум, в центре которого стоял обычный мужчина и в рупор скандировал агрессивные хокку собственного сочинения. Она никогда не была «плохим» человеком, в воспитание родителей вошли разъяснения что такое «хорошо» и что такое «плохо», но швырнуть в этого пропагантиста тухлым помидором, хотя бы за невыносимо противный голос, руки чесались. Вряд ли этого индивида загонят в кутузку, скорей всего в ближайшие полчаса он соберёт вокруг себя небольшое столпотворение, если не своих единомышленников, то хотя бы обыкновенных зевак. Но это уже забота местного полицейского участка, но никак не её. Лорна радостно отворила дверь в магазин и звон колокольчика где-то над головой оповестил о её приходе держателей книжной лавки. На её удивление километровой очереди на подпись книги не было, собственно как и самого автора. Лишь плакаты с анонсом нового произведения и всё. Она уточнила у продавца будет ли мероприятие или его перенесли на другой день, в ответ лишь развели плечами. Пришлось довольствоваться малым. Купить свеженапечатанный томик и ждать, авось всё же почтит своим присутствием писатель этот магазинчик. А сделать это можно с комфортом: присесть на средней удобности кресло рядом с окошком и придаться чтению. «Пролог. Помню, как мне исполнилось четырнадцать лет. Это был мой первый настоящий день рождения. Там не было специально обученных аниматоров, разрисованных в яркий грим, не было дюжины воздушных шаров, стол не ломился от тяжести подарков, в именинном торте не полыхали свечи, я не рассылал приглашения всем своим друзьям. Нет. Мой отец просто посадил меня в наш семейный пикап и повез на рыбалку. Как сейчас помню то чувство щенячьего восторга. Я и мой старик вместе едем на озеро, в машине играет Нирвана, а я знаю, что в багажнике лежат удочки, мотыли и прикормка для рыбы…» Лорна отвлеклась на крики, которые проникали в книжный магазин даже сквозь утолщенное стекло витрины. И надо сказать сделала она это вовремя. Своеобразный митинг начинал больше походить на восстание. Кажется, Лорна только что узнала о существовании четвертого лагеря людей. Тех, кому неважно, за что они борются и какую правду отстаивают, для них важен сам процесс и, желательно, чтобы он перерос в анархию. А закрепило это мнение, брошенное в витрину, перед которой сидела Дейн, но чудом недолетевший до цели, помойный бак. Шатенка, вцепившись в книгу, отскочила от греха подальше от стекла, и принялась наблюдать за бушующим стадом. А дальше начали происходить удивительные вещи.

Magneto: Вид: не такой старый, как в фильмах, скорее, внешность Фассбендера (лет на 10 постарше), т.е. на вид около 50-55 лет. Высокий крепкий мужчина, тронутые сединой волосы, небольшая небритость. Черный костюм, короткое (как куртка) приталенное серое пальто, темно-серая широкополая шляпа. Волнения в обществе, усугубившиеся после недавно пережитого инопланетного вторжения скруллов, правления Нормана Озборна, казалось, достигли своего апогея. Мутанты стали не просто словом, которым политики запугивали свой электорат, а родители – непослушных чад, а ненавистным феноменом, поводом для сбора радикальных масс в карательные отряды. Участились случаи убийств невинных мутантов, чаще всего это были дети и молодые, еще не окрепшие одаренные, жившие всреди людей. Их вычисляли, выслеживали и безжалостно уничтожали, нападая ночью, в подворотне, со спины. Правительство не только закрывало глаза на некрологи, в которые превратились сводки новостей, но даже поощряло такое истребление, снабжая убийц деньгами, оружием и иммунитетом против судебной власти. Некоторые одаренные еще осмеливались выступать публично, осуждая сложившуюся ситуацию и предлагая решения данного конфликта, но после безжалостных убийств нескольких спикеров все известные обществу и имевшие влияние на власть мутанты ушли в тень. Среди них были также Чарльз и Эрик. Меньше месяца назад им пришлось пережить то, о чем оба предпочитали не рассказывать даже своим последователям. Леншерр сильнее надвинул широкополую шляпу на лоб и, глубоко вздохнув, вышел из проулка меж домов, чтобы раствориться в людской толпе шумного утреннего Нью-Йорка. Пусть на улице было достаточно тепло для ранней весны, и одет он был по погоде, в деловом стиле – черный костюм, светло-серое короткое пальто, все равно со всех сторон веяло холодом. Холодом, исходившим от озлобленного, напуганного, расколовшегося на разные лагеря социума. Эрику требовалось немало усилий, чтобы держать себя в руках: когда перед ним мелькали чужие и такие неприятные лица, в памяти всплывали яркие кровавые картины – раненый Ксавьер, горящее здание, зверски растерзанный Морлок вон на той улице, мимо которой мужчина сейчас проходил. Убитые, покалеченные мутанты, напуганные нечеловеческой жестокостью вставали перед глазами, пока Леншерр молча следовал в людском потоке по одной из главных авеню города. Он спешил увидеть кое-кого, и заставлял себя собраться с мыслями и отогнать мрачные воспоминания подальше. Мужчина не допускал мысли, что с ней было что-то подобное. Нет. Невозможно. Она защищена от этого безумного общества. Без четверти час. Времени до встречи с ее любимым писателем оставалось немного. Эрик решил сократить путь и свернул на соседнюю улицу, чтобы дворами выйти к нужному ему книжному магазину. Откуда Магнусу были известны ее предпочтения? Оттуда же, откуда и любое мало-мальски важное событие в ее жизни. От нескольких морлоков, живших в нью-йоркской канализации и время от времени следивших за ней по его просьбе. Украдкой, конечно. Она не должна была ничего знать. Не должна и сейчас? Эрик нахмурился, с нескрываемым омерзением переступая через растянувшегося на тротуаре бомжа. Улица была не такой многолюдной, но зато полной отбросов общества. Ненавистного и презираемого им общества. Свернув еще дважды, он вышел на ту самую улочку, где должна была состояться встреча. Остановившись у одного из домов, Леншерр огляделся в поисках зеленоволосой девушки, но тут же одернул себя. Та маленькая девочка с изумрудными локонами уже давно выросла и наверняка прячет свой натуральный цвет. В последний раз он видел ее лично, когда семья Дейн взяла девочку себе. Он не мог не проследить за этой парой, и лишь когда убедился, что они относятся к тем немногочисленным людям, которые не имеют ничего против мутантов, то успокоился и более не тревожил ее. Мимо мужчины, совсем близко, прошла стройная молодая шатенка. От неожиданности ёкнуло сердце, он замер, задержав дыхание, проследил за ней взглядом и заставил себя отправиться следом. Девочка выросла и превратилась в удивительной красоты девушку, безумно похожую на свою мать. Сюзанну. Непродолжительный роман с Сюзанной был невероятно ярким, сильным, и начался он так же внезапно, как и закончился. Даже не удостоив взглядом импровизированную сцену для антимутантских выступлений, расположившуюся неподалеку от книжного магазина, Леншерр проследил за тем, как девушка вошла внутрь и заняла место недалеко от окна. Он сомневался, стоит ли входить и садиться рядом, поэтому пока предпочел сыграть роль обычного прохожего, остановившегося поглазеть на выставленные на витрине новинки. Пока Лорна читала, мужчина мог беспрепятственно изучать ее профиль, запоминая каждую деталь. Он неспроста пришел сюда сегодня, но старался не вспоминать, что именно привело его к этому магазину. И все же им придется поговорить, рано или поздно. Но лучше поздно, лучше потом, не сейчас, слишком спокойно все, слишком умиротворенная она, а он чересчур волнуется, пусть и не показывает это ни взглядом, ни жестом. Она должна знать правду. Целиком. О себе, о нем, о приемной семье. Об этом мире. Слишком опасно сейчас обладать латентными силами. Пора. Пришло время. Пора стать тем, кто ты есть, Лорна. И словно в подтверждение мысленному обращению Магнето к девушке, со стороны антимутантской сцены началась перепалка. Одиночные возгласы переросли в громкий гул и непрекращающийся поток криков, демонстрантов явно прибавилось, как успел заметить Эрик, на миг отвлекшийся от своих мыслей и Лорны. Толпа бушевала и стремительно росла. Может, что-то передали по новостям? Леншерр не мог понять, чем вызван такой резкий подъем агрессии, ведь в его сторону никто и не смотрел, значит, он сохранял свое инкогнито. Решив, что пора, пожалуй, последовать примеру девушки и зайти в книжный, он двинулся с места, как в тот же момент из-за спины мимо него, прямо в витрину полетели самые разнообразные предметы. Затылок Эрика обожгло от сильного удара и боли – один из крупных булыжников задел мужчину, сбив шляпу и заставив его пошатнуться. Внезапное нападение со спины придало Магнето ярости, он молниеносно среагировал, поднявшись в воздух на метр, остановив все металлические предметы прямо перед витриной, а затем, придав более мощный импульс, перенаправил все мусорные баки, арматуру и обломки железобетона в адрес бросавшей их толпы. Миг – послышались крики боли и удивления. Еще миг – Эрик уже в магазине, подхватил под руку Лорну и стремительно слевитировал через приоткрытый черный выход прочь, на соседнюю безлюдную улочку. За их спиной, едва дверь магазина захлопнулась намертво по его приказу, раздался звон стекла и вспышки огненных смесей. Активисты-радикалы всегда использовали коктейли Молотова. Книжный магазин за несколько секунд объяло пламенем, а Леншерр снова подхватил девушку за руку и увлек ее за собой еще дальше, в следующий переулок. Убедившись, что они находятся на достаточно безопасном расстоянии, и высокие стены зданий скрывают их от глаз посторонних, Эрик отпустил руку Лорны и тяжело выдохнул. Прекрасное начало знакомства. - Извини, я… Не было времени объяснять. Ты цела?

Polaris: Никогда в жизни, до этого момента, Лорне не доводилось сидеть в первых рядах подобного рода событий. Может быть именно из-за этого, она просто прикрывала рот ладонью и с расширившимися от ужаса глазами бездвижно наблюдала за детьми анархии и хаоса. Тонкий барьер между ней и ревущей лозунгами толпой в виде утолщенного стекла витрины был настолько прозрачным и скорее условным, что колени подкашивались от страха. В Лорне бушевало лишь одно желание – проснуться от этого кошмара в своей кровати, под защитой родных стен. «Это всё происходит не со мной», - пальцы буквально вжались в обложку книги, девушка закрыла глаза, лишь на мгновенье, чтобы найти верное решение, - «Бежать» Но куда? На улицу нельзя, эта беснующая толпа и мокрого места от неё не оставит, просто потому, что она оказалась не в том месте в не то время. Но попробовать стоит. Всего лишь на мгновение шум с улицы превратился в гул, напоминающий скуление раненной собаки, а потом завёлся с новой, ещё более яростной силой. Колокольчик над дверью издал короткий звон, и в следующую секунду чья-то крепкая рука сжала предплечье Лорны и увела за собой. События развивались так стремительно, а Дейн всё так же сжимала книгу, словно она верующая с Библией в руках и только она может спасти её от этого кошмара. Вместе со своим спасителем (а может и не спасителем вовсе) девушка оказалась в переулке, который быстро сменился соседним, но прежде, стоило двери закрыться за ними, как послышался звон разбивающего стекла. Далее ей лишь предстояло с сожалением наблюдать, как превращается в руины книжный магазин, который она открыла для себя ещё лет пять назад и с тех пор регулярно посещала, стоило новой интересующей её книге сойти с печатного станка. Казалось, что девушка ощущает на своей коже жар пламени в полной мере, будто так и осталась стоять как вкопанная внутри. Мгновение и Лорна услышала голос, в котором, как ей показалось, присутствовали нотки заботы и беспокойства. - Да? В смысле, да. Спас…- шатенка повернула голову на голос, сменяя картинку пламени, на обладателя той самой спасительной руки и именно в этот миг окончание благодарности встало комом в горле. Она его знала, этого человека знали все, ну не лично, конечно же, если верить телевидению и вещавшим из кинескопа дикторам, все, кто лично встречались с ним либо мертвы, либо провели пару недель на больничной койке. Достаточно обладать хотя бы капелькой воображения и мысленно поместить на голову мужчины металлический колпак и вуаля, перед ней стоит Магнето. Дейн медленно попятилась назад, вытягивая перед собой свою спасительную библию, а в сознании вновь застучало «Это происходит не со мной». Ведь разве мог обычный весенний день развернуться таким финалом. Признаться честно, секунды тянулись часами, котелок Лорны усиленно варил идеи, но все мысли путались в клубок, не выдвигая вперед и единственного верного действия с её стороны, в результате которого она бы осталась целой и невредимой. Встретится лицом к лицу с самым ярым мутантом, имя которого у всех на устах, с Гитлером нынешнего времени, готовящего свой собственный людской геноцид. Что там говорила её преподавательница по психологии, как надо себя вести тет-а-тет с неуравновешенным маньяком? Ах, ну да, точно, половину лекций Лорна простояла за дверью, после своих громких высказываний. А вот так посмотришь на мужчину, ну никак не подумаешь, что в его голове зреет план как поработить всё человечество, не скажешь что он точно такой же радикал, как те люди, которые только что подожгли целое здание, просто он по другую сторону баррикады, с другими взглядами и другим, более мощным оружием в руках. Котелок сварил и не веря собственным ушам, Дейн словно мантру начала шёпотом повторять одно и тоже, будто нашла спасительную соломинку. - У меня похожее ДНК, просто я крашусь, - страх в глазах было не спрятать, равно, как и не унять дрожь в голосе. Видели бы её сейчас все ребята, которым она давала лихую словесную взбучку с красочными эпитетами и неожиданными метафорами, глазам бы не поверили, что эта та самая бравая Лорна мямлит одно единственное предложение и медленно и без резких движений отходит назад, словно пытается спастись от хищника. Она молилась про себя всем богам, которые ей были известны: христианскому Богу, Зевсу, Аллаху, Шиве, Будде и другим. Но в следующий момент что-то изменилось, от куда-то, из глубин её сознания пришла решимость и уверенность. Храбрая Лорна взяла верх, над своей трусливой двойняшкой, прогоняя её как можно глубже и дальше. Девушка быстро подобрала с земли какой-то обломок доски и крепко, до боли в ладони, вцепилась в неё, не боясь засадить себе под кожу занозу. Сейчас она напоминала храброго рыцаря с щитом-книгой в правой руке и карающим мечом-палкой в левой. Дальше предстояло самое сложное – вложить в свой голос как можно больше стали. - Только дай мне повод, и клянусь, ты об это будешь жалеть до конца своих дней! - получилось?

Magneto: Внимательно наблюдая за девушкой, Эрик не переставал любоваться ей. Сейчас, стоя лицом к лицу с пусть и напуганной, еще не оправившейся от произошедшего Лорной он чувствовал себя… другим? Привычная маска холодности и жестокости медленно сходила с его лица, хмурые складки на лбу расправлялись, и он уже выглядел более дружелюбно. Но она явно была напугана, и не столько нападением толпы на магазин, сколько тем, кто, стоял напротив. Им. Ну конечно, глупо было бы полагать, что отсутствие шлема полностью меняет внешность. Она узнала в нем Магнето. В это мгновение Леншерр впервые в жизни почувствовал стыд. Стыд за самого себя. Не такие эмоции, не парализующий страх хотел он вызвать в сердце юной одаренной. Черт возьми, да с чего вообще ей бояться его, он же спас ее! Мужчина медленно поднял руку и осторожно потрогал затылок. Кровь ручейком бежала по шее, но это его мало тревожило. Он лишь механически проверил, цел ли череп, на мгновение прикрыл глаза, сканируя близлежащие улицы и дворы на предмет электромагнитной ауры возможных агрессоров. Нет, никакой угрозы для них сейчас не было. Можно поговорить спокойно. Точнее, можно было бы, если бы девушка не вышла из оцепенения и не бросилась из одной крайности в другую. Теперь она, подхватив с земли деревяшку, с видом опытного бейсболиста замахнулась, словно собираясь отбить мяч. В роли последнего, очевидно, должна была выступить его голова. Эрик внимательно заглянул в ее удивительно красивые изумрудные глаза и, не пряча скромную улыбку с толикой печали, тихо отозвался: - Лорна, я знаю про твоё ДНК и роскошные зеленые локоны. И я не причиню тебе зла. Никогда. – не дожидаясь ответа, одним широким шагом он сократил между ними расстояние и спокойно положил руку, перепачканную в собственной крови, на направленный на него конец доски. Он не выдергивал деревяшку из рук девушки, просто накрыл острие ладонью и снова взглянул на нее так, что в его серо-голубых глазах читалось гораздо больше, чем он мог сказать. - Нельзя верить всему, что тебе говорят и показывают. Пожалуйста, отдай мне это. Когда юная Дейн ослабила хватку, Магнето спокойно отбросил ее импровизированное оружие в сторону и жестом предложил присесть на железные ступени пожарной лестницы одного из домов. У него немного кружилась голова, да и беседовать лучше сидя. Но, поскольку строптивый характер все же взял свое, и его, кажется не собирались слушаться беспрекословно, Леншерр лишь коротко вздохнул и кивнул. - Хорошо, тогда не буду отнимать у тебя слишком много времени, перейду сразу к тому, ради чего я встретился с тобой сегодня… Лорна, скажи, пожалуйста, что ты помнишь о своём детстве? Можешь назвать самые первые, самые яркие свои воспоминания? Я понимаю, мои вопросы могут показаться странными. Сам Магнето явился к тебе и, вытащив из горящего магазина, начинает впадать в ностальгию о прошлом, так ты думаешь сейчас, верно? Мне понятно твое смущение, твои опасения, но я приглашаю тебя поговорить. Ни о чем больше я не прошу, только немного времени и небольшая беседа. И если тебя не затруднит, мы не могли бы присесть, пожалуйста? Разбитая голова несколько мешает. Спасибо. Эрик облегченно выдохнул, когда они опустились на ступеньки, близость металла придавала ему сил. Сидя в пол-оборота к одаренной и не отводя от нее взгляда, он продолжил: - Лорна, не только волосы отличают тебя от людей. Ты знаешь, какими силами обладаешь? С тобой когда-нибудь случалось нечто необычное?

Polaris: Ещё с детства родители усиленно вбивали в голову любознательной Лорны, что разговоры с незнакомцами никогда не заканчиваются ничем хорошим, что нельзя садиться в машину к дядечкам, которые предлагают тебе конфетку или игрушку, что нельзя заходить в чужие дома, не сообщив об этом родителям и что, если происходят неприятности, то надо набирать на телефоне 9-1-1 и убегать, выкрикивая всего одно слово: пожар. Её всегда интересовало, почему именно это слово, чем плохо обычное «Помогите»? Но к счастью ей никогда не приходилось проверить всё это на практике. Возможно, всякие нехорошие личности видели в глазах юной Лорны некую уверенность, вложенную в неё то ли с рождения, то ли после парочки занятий элементарной самообороны. Ничего криминального, кроме одного единственного ареста ещё в бездумном подростковом возрасте, о котором ей стыдно вспоминать, в жизни Лорны не случалось. Там не было ничего страшного, её пальчики не вносили в базу, даже штрафа родителям не выписали, всего лишь на радость миссис Гувер, их соседки-сплетницы, разок подбросили до дома на полицейском автомобиле и всучили прямо в руки разгневанным родителям. Тогда она убежала из дома в поисках чего-то интересного и захватывающего вместе со школьным хулиганом. Первая любовь. Девочки всегда тянутся к плохим парням. А здесь и сейчас творилось что-то из ряда вон выходящее. Всем своим видом ужас человечества показывал ей, что не желает причинить зла, даже напротив, и в это верилось, хоть и с трудом. Лорна недоверчиво приподняла бровь, стоило мужчине заговорить. Какой поворот событий! Он знал их маленький семейный секрет, который она не рассказывала даже лучшей подруге, и который так тщательно скрывался от любопытных глаз на протяжении долгих лет, но откуда? Дейн подчинилась, она отдала свой карающий меч, просто потому, что её попросили. Поп-ро-си-ли, Боже, что за глупости, какая несуразица. В голове сумбур, полная каша, словно она отходит после дикой попойки и никакой аспирин вперемешку с минералкой не помогают справиться с недугом. Девушка усиленно замотала головой, как только ей предложили присесть, стояла как вкопанная и не сводила глаз с мужчины, ожидая какой-нибудь подводный камень в его сладкой добродушной речи, или что добрый взгляд окропит какая-нибудь гневная пелена злобы и ярости. Возможно, мужчина и прав, в новостях часто искажаются вещи, но кадры, кровавые кадры, которые всё же транслировало прямое включение, отнюдь не было монтажом. С каждым новым предложением, слетавшим с уст Магнето, брови Дейн медленно ползли всё выше и выше. Оказывается, их встреча была вовсе не случайным стечением обстоятельств, она была заготовлена для неё заранее и это, признаться, действительно пугало, но одновременно интриговало. - О нет, в моей голове сооооооовсем другие мысли, - и это была чистая правда, её больше интересовало «Чему я обязана такой чести? Такому неподдельному интересу к своей персоне?» И лишь, когда Магнето оповестил о своей разбитой голове, Лорна обратила внимание на кровь на его руке и откуда-то проснулось сочувствие, обычное человеческое сочувствие и желание помочь, но, увы, медицинского образования за плечами Дейн не было. Но, если обыкновенное положение сидя облегчит самочувствие мужчины, то ей это не сложно, в конце концов он вытащил её из того магазина. Шатенка мирно присела на ступеньку и ощутила холод металла сквозь тонкое шифоновое платье в бледно-розовых розах, но не придала этому особого значения. Лорна всерьёз задумалась, свои первые красочные воспоминания из детства, которыми она может похвастаться сейчас? Разве многие люди помнят своё детство, увы, памяти свойственно освобождать место для более свежих воспоминаний, всё старое теряет краски и превращается в крохотные обрывки киноленты, при монтаже которой не получится красивого фильма. Вот её первый велосипед и первая разбитая об асфальт коленка, мама познакомила маленькую дочку с зеленкой и это знакомство не было приятным, но если анализировать, то можно прекрасно понять, что кроме радости от подарка, боли от раны, ненависти к антисептику, в этих воспоминаниях самое главное заботливые глаза матери и ласковые поглаживания по руке, чтобы маленькая плакса вытерла слёзы. Таких коротких, временами немых, сцен она помнит много, но вовсе не отчетливо. И Лорна более чем уверена, что адресуй подобный вопрос любому другому человеку он даст абсолютно аналогичный ответ. Детские воспоминания – это всего лишь абстракция, большая часть из них додумана уже в более зрелом возрасте. - Велосипед, - она произнесла это слово, вложив в него всю нежность, которую можно передать обычным звуком, - Моё первое яркое воспоминание, навскидку. Дейн не впадала в ностальгию, отнюдь. Если Магнето говорит правду, то обычная беседа не может обернуться трагедией, если просто отвечать. Это как на допросе в ФБР в кино, только за плечами нет специально обученного адвоката. Всё, что от неё требуется, просто отвечать и лучше не кривить душой, черт знает, какими способностями наделила природа этого мутанта. Следующий вопрос на повестке дня, который томился в ожидании ответа, был немного провокационным и нестандартным, как впрочем, и всё происходящее ежесекундно. - Вы шутите? Я сижу на пожарной лестнице неподалеку от горящего здания, а мой собеседник – самый разыскиваемый человек на всей планете. Мне кажется это весьма необычно. А если Вас интересует, не превращаются ли мои волосы в змей, то нет, - Дейн развела руками, будто извинялась за неоправданные ожидания, - Третий глаз не появляется, мысли читать не умею, летаю только во сне. Я веду абсолютно обычную, ничем не приметную, жизнь. Меня даже больше в походы с собой не берут потому, что я не очень в ладах с компасом. Боюсь, Вас неправильно информировали о моих талантах.

Magneto: Казалось, услышанное ничуть не разочаровало мужчину, наоборот, пока Лорна открещивалась от каких-либо необычных моментов в своей жизни, он коротко улыбнулся и глухо пробормотал что-то про латентный дар. Похоже, Мастермайнд выполнил тогда его задание на совесть, так, что за долгие годы ни один призрак прошлого не вернулся в сознание Дейн. Было несколько странно слышать столь убежденную речь девушки, пока в памяти Магнето всплывали яркие картины горящих обломков самолета, двух изуродованных страшных падением тел, одно из которых он некогда любил, и детский плач, завершающий всю эту трагедию. Леншерр появился на месте крушения, получив от девочки своеобразный сигнал о помощи в виде мощного электромагнитного импульса. Он еще не знал, что произошло и кого ему предстоит увидеть – с Сюзанной они прекратили общение после новости о том, что она замужем, а поставить Эрика в известность о рождении дочери она побоялась. В тот день один самых опасных мутантов на Земле остался с трехлетним ребенком на руках. Раненым, хоть и легко, и не прекращающим плакать. Пусть и недолго, но Лорна жила с Леншерром, пока Мастермайнд бережно обрабатывал ее память, чтобы не задеть ничего лишнего, и пока Магнето занимался поиском подходящей приемной семьи. Он не мог оставить дочь в своем доме. Это было просто невозможно. - Хорошо, Лорна, я тогда, пожалуй, возьму слово, и вкратце кое-что тебе расскажу. Твои родители удочерили тебя в три года. Не хочу сказать, что они плохие, нет, они отличная семья, я рад, что именно они тебя воспитали, но тем не менее они – твои приемные родители. Твою родную мать звали Сюзанна, а отчима – Арнольд, он был пилотом небольшого частного самолета. Когда тебе было три года, ты летела с ними на этом самолете… Что-то произошло на борту, возможно, родители поругались, Арнольд потерял управление, и вы разбились. Сюзанна и ее муж погибли. А ты выжила… - Эрик достал из внутреннего кармана короткого пальто тонкую пачку старых фото и молча передал их девушке. - Это из вашего семейного архива и полицейских отчетов о крушении самолета. Я считаю тебя уже достаточно взрослой, чтобы знать правду. Правду о себе и своем прошлом. И все же я не могу ограничиться только коротким рассказом и фото. Есть еще кое-что, что необходимо сделать сегодня. Магнето замолчал на несколько минут, предоставляя Дейн возможность спокойно рассмотреть фотографии себя маленькой, с родителями, а затем и разбившегося самолета. Далее он внезапно поднялся с лестницы, и в ту же секунду ступеньки обвили стопы и плечи девушки, приковав ее к месту так, что пошевелиться было почти невозможно. Они зафиксировали ее в положении сидя, с фотографиями в руках. Мужчина тем временем встал напротив нее, выдержав расстояние в несколько шагов и, жестом призвав к себе кусок металлической трубы, на глазах девушки превратил ее в подобие короткого острого копья. Смертельно опасный кусок железа застыл в воздухе рядом с мастером магнетизма, нацеленный на сердце юной Дейн. Мутант хладнокровно взглянул ей в глаза и с ужасающим спокойствием произнес: - Я досчитаю до трех и выпущу его в тебя. Ты же не хочешь умереть в двадцать лет, правда? Придется обратиться к своему истинному «я», Лорна. Выпусти себя из темницы сознания. Раз! – грозно, с металлическим звоном в голове воскликнул Леншерр, нагнетая и без того накаленную обстановку. Словно не замечая тревогу и страх родной дочери, ужас в ее глазах, он произнес «Два!» и, почти не делая паузы, тут же изрек «Три!» и махнул рукой. Он не показывал своих истинных эмоций. Лорна не должна была знать, что ему больно и неприятно пугать ее, еще важнее было не сообщать ей, что он обязательно поймает этот металлической кол, ведь весь полет он контролировал его настолько внимательно, что, казалось, сам превратился в железо. И уж тем более ей пока не следовало быть в курсе того, что мужчина лишь хочет пробудить ее лантентные способности и не собирается никого убивать. Эрик был не только самым разыскиваемым мутантом, но и довольно артистичным. Пусть жестоким, для многих маниакально жестоким, но его методы всегда срабатывали.



полная версия страницы