Форум » Прошлое » Le tango de Roxanne [Kristoff von Doom and Tanya Sealy] » Ответить

Le tango de Roxanne [Kristoff von Doom and Tanya Sealy]

Black Mamba: Танго — это как секс на паркете! Саундтрек: Le Tango De Roxanne Место действия: NYC разные районы. Время действия: Прошлое. Участники: Кристофф фон Дум и Таня Сейли. Описание ситуации: Господин фон Дум-младший как-то раз озадачился проблемой танцев. Да и свадьба младшей сестры была не за горами, а отец, как всегда, требовал безукоризненного исполнения всех его требований и правил. И Кристоффу пришлось обратиться к лучшему из учителей танцев, которые только были в Нью-Йорке. Используя свою вторую фамилию, Крис отправился в студию, где, как он знал - будет не только он один, но это и нравилось ему, значит есть вариант найти какую-нибудь красавицу в качестве спутницы. Таня устала от всего, что её окружало в этой жизни. Танцы были единственным способом справиться со стрессом и отчаянием, и она решилась на то, чего так давно не делала - вновь записаться на них, к лучшему из лучших. Но что делать девушки, у которой итальяно-мексиканские корни, горячая кровь и абсолютное знание уличного танго и других страстей? Пытаться научить других чему-то, тем более, что Лучианно всегда рад таким помощникам. И как-то так случилось, что эти двое встретились. Абсолютно равнодушная ко всему она, и он полный жизненной энергии. У каждого своя цель, и что будет, если они вдруг столкнуться?

Ответов - 8

Black Mamba: Одиночество. У него такой странный привкус. Слез, виски, сигарет, отсутствия еды в желудке. У него странный звук. Тишины, ломающей перепонки, звонкого стука каблуков по мраморному полу огромного дома, где все напоминает о чем-то. Таня ненавидела одиночество, но почти всегда пребывала именно в нем. Её любовные связи терпели крах, унижение и прочее, что может с ними случиться плохого. И это так или иначе подорвало её эмоциональное состояние. Сначала сотни мужчин по телефону, потом на выездах, среди них был он – Старк. Статный, красивый, миллиардер, их не связывало ничего, кроме постели и редких встреч. А затем все изменилось. А затем снова изменилось. А потом был Джокер. Её сумасшедшая, больная фантазия, из-за которой она несколько месяцев провалялась в Аркхаме под транквилизаторами и таблетками, тощая, исколотая, больше похожая на наркоманку. Но все закончилось, не успев начаться – Куба оказалась последним их прибежищем. Возвращение в Нью-Йорк было чересчур бурным, Таня и сама не ожидала подобного исхода, но это было интересно. Она теперь знала, что внутри неё существует вторая душа, которая периодически надиктовывает ей на ушко, что делать, но Сейли оказалась бесконечно сильной личностью, если уж её не сломили неудачи на любовном фронте, то вмешательство в душевный мир тем более. Поэтому с Клеопатрой довольно быстро был найден общий язык, точнее как, бывшая коварная соблазнительца быстро оказалась подавлена, как только брюнетка смогла понять, что к чему и что происходит. Роман с мафией резко и внезапно, подобно сексу в первый день знакомства, перешел в замужество. Таня теперь являлась полноправным, не менее востребованным членом Синдиката, периодически управляя той или иной операцией, и ещё ни разу ей не удалось попасться, с учетом того, что половина агентов ЗАЩИТы вела за ней страшную охоту. Команданте Хилл устраивала свою личную вендетту за произошедшее на Бруклинском мосту, ведь разгребать все пришлось именно им, а ей удалось так или иначе скрыться. В общем, казалось, что жизнь налаживается, что всё в относительном порядке, и клуб процветал, да ещё как, Таня планировала открыть ещё один в районе Верхнего Ист-Сайда, но пока это были исключительно планы. Планы, планы, планы. Как же вас много. Таня запивала их хорошо выдержанным бурбоном, сидя в одной белой рубашке за высокой барной стойкой в своей столовой, выполненной в кипельно-белом цвете, словно в хирургическом отделении. А что? Вполне правильно, тут не раз ей вскрывали грудную клетку, чтобы достать и посмотреть, есть ли у неё сердце. На работе Сейли продолжала быть и улыбчивой, и грозной, и никто не мог заметить того, как на самом деле плохо Мамбе. Одиночество и съедающая её тоска просто убивали наповал, ничего не хотелось делать. Хотелось сидеть дома, методично напиваясь. В общем-то, именно этим она и занималась в последнюю неделю. Кажется, она спивается. Мобильный снова зазвонил настойчивой мелодией Имперского марша, и Тане даже не надо было смотреть, кто там звонит, она и так это знала. Домовой собственной персоной, Таня, ты куда пропала, какого черта происходит, почему у тебя в клубе творится черти что, и вообще, ответь, тебя не могут найти. А в квартире, как будто никто не мог посмотреть. Сейли ухмыльнулась сама себе, плавно поднимаясь со стула, и слегка покачиваясь, двинулась к широкому балкону, пытаясь танцевать под музыку, льющуюся из колонок стереосистемы. Приятное и любимое танго из любимого фильма «Запах женщины», ах Боги, хоть бы один мужчина оказался таким, как герой Аля, по запаху узнавал бы, как она выглядит, и также сходил с ума. Таня поставила бокал с янтарной жидкостью из дубовых бочек на столик, а сама упала на кожаный диван, вытягивая длинные ноги на подлокотник. Идея заняться танго снова пришла внезапно, как и все идеи, что раньше приходили ей в голову: спонтанно и совершенно непонятно откуда. Таня тут же выпрямилась на диване, рукой наупывая на столике домашний телефон. Тот быстро скользнул под её ладонь, мягко ложась, и пальцы тут же набрали до боли знакомый номер: - Ола, Николас. - О, моя дорогая, синьорита, сколько лет, сколько зим! Решила меня вдруг вспомнить? - Решила вдруг выползти из депрессии, и хочу, чтобы ты мне помог. Ты все ещё преподаешь на Верхнем Ист-Сайде? - Конечно, моя дорогая, и буду рад тебя видеть, если ты ещё не растеряла былую форму. Я всегда любил твою итальяно-испанскую страсть. Придешь? - Запиши меня, я приду. И думаю, что буду ходить долго. Только я без партнера, - в голосе Тани послышалась легкая горечь, которая тут же была скрыта за дымом сигареты, которую Сейли прикурила. - Да, с этим проблема, но может к пятнице кто-нибудь вдруг резко появится. Кто-нибудь. Какой-нибудь сногсшибательный итальянец, ну, вот как, я например. - Николас. Ты – гей. - Это не меняет сути. - Ещё как. Я не могу тебя трахнуть. - Фу, ты грубая, моя любовь. Но я тебя жду. Целую, - Николас звонко рассмеялся, положив трубку. Таня отбросила трубку в сторону, затушив сигарету в хрустальной пепельнице, и мрачно поплелась в ванную, еле передвигая заплетающимися ногами, день завтра предстоял трудный. И надо всё-таки ответить Кингсли. Она оказалась одной из самых первых в студии, облаченная в длинную, но легкую черную юбку и плотно прилегающее черное боди, что не сковывало сложных движений. Волосы Таня забрала наверх, закрепив шпильками, чтобы они не мешались в первое время. Все-таки распущенные волосы хороши только во время эффектного выступления, во всех остальных случаях они невозможно мешают. Стоя у стонкая, Таня тянула носок, как это обычно бывала, и разогревала мышцы, которые давно уже отвыкли от подобных нагрузок, что её ожидали, но это того стоило. Предвкушение танца, свободы, тяжести на плечах и в мышцах – это все то, что она так сильно и безропотно любила. И готова была заниматься этим вечно. Внезапно, дверь в студию открылась, и Таня резко обернулась, охнув от неожиданности…

Kristoff von Doom: Софи выходит замуж. Это ж надо подумать. Софи, его сестричка, самая младшая, и замуж. Уже! Софи выходит замуж, даже он еще не женился, а младшенькой уже подобрали партию. Фон Дум мысленно ворчал, при этом надевая на себя костюм, который смотрелся на молодом человеке весьма себе так солидно. Взглянув на себя в зеркало, он покачал головой. Ну чем не жених? Да только вот с невестами была проблема. Вернее нет, их было много, чуть ли не полчища, особенно, после того как его братец-акробатец оказался за решеткой, стал провозглашенным врагом народа, Кристофф стал еще большим сладким претендентом. Не то что бы ему не нравилось это все, но была одна небольшая проблемка. Они ему не нравились. Было трудно понять, что им хочется больше: заполучить его, приближение к трону или сам трон? Крис вновь задумчиво посмотрел в зеркало. Непослушные вьющиеся волосы могли лежать нормально, если он использовал на них больше половины ьюбике лака. А он этого не делал. И поэтому если не ходил с совсем короткой прической - то вьющимися густыми, темными волосами, которые придавали ему вид еще совсем мальчика. Застегнув пиджак на все пуговицы, он продолжил себя рассматривать, придирчивым взглядом. Определенно, на свадьбе он будет смотреться точно не хуже самого жениха. Хоть жениха он не видел, но был уверен, что будет выглядеть не хуже. Нет, Фон Дум не страдал чрезмерным самомнением и себялюбием, вкупе с эгоизмом, однако, себя не похвалишь - никто не похвалит. Отец был скуп на подобные вещи, и тем более уж на комплименты. Тем более сыну. Он же сын. Мужчина. Неторопливо снимая с себя костюм, он аккуратно повесил его назад на вешалку, облачаясь в обычную клетчатую рубашку и джинсы, и на этот раз, на него из зеркала смотрел совсем уж юный парень, которому даже и восемнадцати было не дать. Не смотря на растительность в районе подбородка и груди, Крис все равно выглядел слишком юным для своих лет, что если признаться честно, немного тревожило и даже, малость, смущало. Не то что бы его волновало что если он вдруг захочет выпить пиво- придется предъявлять документы, но все таки, это было как-то неприятно, чувствовать себя слишком уж молодым. - Вам подошел костюм, ничего не надо менять? словно из ниоткуда появился портной, заглядывая в залу, предварительно легонько постучав. - О, да, все великолепно. Идеально. он утвердительно покачал головой, расплачиваясь с мужчиной, посредством того, что выписывал на его имя чек, с щедрыми премиальными. На торжествах и праздниках, Фон Думы не экономили, особенно, если мероприятия проводились у них, в Латверии. Крис разумеется, заказывал костюм у одного из самых лучших портных в мире, хотя и не знал, почему он так хорош. За него сделала все прислуга, а все что оставалось сделать молодому человеку, это примерить смокинг, высказать свои недовольства, а если все будет хорошо - расплатиться. Чем сейчас Кристофф и занимался. - Юный сэр уже выбрал даму, с которой появится на торжестве? одобрительно погрозив ему чеком, портной, мастер, модельер или как там его, спрятал бумажку во внутренний карман пиджака. - Я не юный!! недовольно, но весьма импульсивно, пробормотал молодой человек, и чуть тише добавил - Нет еще.. Если честно, я совсем не умею танцевать. Я ведь буду должен там танцевать, да? в глазах Криса мелькнула легко уловимая паника, которая скрылась тут же - показывать слабину, да еще и перед мало знакомым типом? Никогда! Мужчина осмотрел его с низу вверх, так как был ниже его значительно. Чуть прищурив карие глаза, он рассматривал молодого человека, и словно размышлял, стоит ли ему давать совет или обойдется. Наконец, он чуть улыбнулся, а потом покачал головой. - Я знаю одного превосходного учителя танцев! Вы научитесь любому нужному вам танцу, а так же освоите азы всего того, что вам, вдруг может пригодится в будущем. Но это не слишком уж дешево, и этот учитель находится в другой стране.. В Нью Йорке Кристофф еще не бывал. Откровенно говоря, он не бывал еще ни в одной стране, после событий, случившихся с ним в юном, совсем раннем дестве, молодой человек все время был в Латверии. Он жил в замке, проводил много времени со своей семьей, с братом и сестрой, они вместе часто гуляли по улицам этой не слишком большой, но благодаря из отцу, очень важной и весомой страны, но так никогда и не бывали раньше, в других, даже близлежащих городах. В аэропорту юношу встретили какие-то знакомы Дума-старшего, посадили его в машину, не дав даже опомниться, и заявив что позаботятся о багаже, повезли его в отель. Сквозь тонированные окна машины, он рассматривал высотные здания, которые они проезжали, с удивлением и некоторым восторгом, рассматривал мост и другие постройке, поражаясь мощи, и некоторому безвкусию всего этого. Нью Йорк оказался большим муравейником, так решил Фон Дум когда смотрел вниз, из огромного окна в своем номере, в отеле прямо в центре города. - Итак, это твой пропуск. Туда ходят только по пропускам, все уже оплачено, можешь не беспокоиться, вот телефон, когда будешь готов, позвони и машина будет внизу, тебя довезут и подождут. Крис недоуменно вглядывался в небольшую пластиковую карточку, на которой была залакирована его фотография и было выгравировано имя "Джон Смитт" - Джон Смитт? он приподнял брови, показывая ему имя и вопросительно взглянул на мужчину, который чуть усмехнулся - Ничего более откровенно глупого вы придумать не могли? - Надо было написать кронпринц Латверии? Не спорь. развернувшись, он вышел из номера, так и оставив стоять озадаченного Криса посреди комнаты. Почему-то ему показалось, что единственное, чем он будет заниматься все это время в Нью Йорке, так это танцевать танцы. И это ему не очень нравилось. Откровенной охраны рядом с ним не ошивалось, но когда он шел обедать, то мог заметить рядом с собой две молчаливые тени, которые держались на расстоянии, но неумолимо его преследовали. Кристофф мог отчасти это понять - после попытки восстания, попытки захватить власть, которая принадлежала его брату, Виктор еще больше перестал кому бы то ни было доверять, а Кристофф, который все это время вернейшим образом ему служил, с самоотдачей которую редко можно было увидеть у кого бы то ни было еще, уехал в Америку. Скорее всего, Дум-старший боялся вовсе не того, что с Крисом что-то произойдет, а того, что он может потерять верность сына, которого может увлечь свободолюбивая и наполненная мутантами Америка. - Я готов. положив трубку, он накинул куртку, спускаясь вниз. Джон Смит, господи боже. покачав головой, парень сел в черную тонированную машину, и она тут же тронулась с места. Крутя в пальцах пропуск, он уже не смотрел на улицы города, машина мчалась с достаточной скоростью, чтобы они прибыли на место, значительно раньше, чем он рассчитывал. Юноша думал, что тут сплошные пробки, а они доехали за пятнадцать минут. Хлопнув дверью, он посмотрел на высокое здание, ничего особенного. Приложив карточку, а потом показав ее охране, он прошел в мужскую раздевалку, где оказался совершенно один. Сняв рубашку, парень остался в майке и джинсах, а больше ему переодевать было собственно и нечего. Балетом он вроде бы заниматься не собирался, а джинсы вовсе не сковывали движения, как говорили многие. Посидев на месте, он не выдержал скуки, и решил посмотреть на зал, когда он добрался до него, но не вошел, оказалось, что там уже кто-то есть. Странно, что ему говорили, что учить его будет мужчина. А тут была девушка. Не похоже было, чтобы она была одна из учеников, ведь он определенно точно записывался в группу для начинающих, а она разогревалась как умелая танцовщица. Крис даже сам не заметил, как оказалось, что он тайком за ней поглядывает из-за дверей, размышляя о том, что у нее очень красивые четы лица, и фигура, он выглядывал из-за приоткрытой двери, чуть придерживая ее рукой. Но совсем неожиданно, брюнетка резко развернулась, а Крис от неожиданности, отпустил дверь, которая наверняка из-за ветра, быстро открылась. Девушка повернулась и посмотрела на него удивленным и немного возмущенным взглядом. Кристофф потоптался пару секунд на месте, неопределенным образом махнул рукой, и опустив глаза в пол, попытался сделаться невидимым, быстрыми шагами направляясь назад в раздевалку. Лучше уж посидит пока там. Усевшись на скамейку, юноша искренне надеялся, что им учиться предстоит не вместе. Почувствовав себя как-то глупо, он выдохнул, сделав несколько глотков воды - в раздевалке был куллер. Спустя несколько минут, все будущие ученики мужского пола - а их было не так уж и много, стали собираться в раздевался, и знакомиться. Ребята оказались веселые, но большинство из них, пришли с парами, что немного озадачило Криса, ведь он-то пришел один, почему-то даже и не подумав, что стоит найти партнершу. - Через пять минут начинаем, зал номер два. услышав голос, вероятно всего, учителя танцев, Крис поднял с места, в душе молясь, чтобы это был не тот самый зал номер два.

Black Mamba: Таня медленно опустила ногу со станка, разворачиваясь к выходу, услышав звук открывающейся двери. Черная юбка обвилась вокруг стройных ног, делая акцент на крутых бедрах. Уперев руки в боки, Таня воззрилась на молодого человека, который, как оказалось, наблюдал за ней все это время. Она смотрела на него, чуть прищурив свои зеленые глаза, и этот пристальный взгляд, насколько знала сама Сейли – чертовски смущал представителей сильного пола, вводя их в полное замешательство. Мамба чуть улыбнулась в ответ на его неоднозначное помахивание сильной рукой, а руки были сильными, судя по рельефным мышцам и крупным ладоням, с длинными и аккуратными пальцами. Улыбнуться было просто необходимо, чтобы сгладить первоначальное жесткое поведение. Ведь в конце концов, этот парень ничего плохого не сделал, он просто смотрел, и может быть даже только-только зашел, а она сразу напридумывала себе невесть что. Брюнетка хотела было его позвать, чтобы посидеть с ней, все-таки в одиночестве пребывать немного проблематично, и скучно. Несмотря на то, что ты разминаешься, вспоминаешь старые движения, упражнения, одной быть тяжело. Но парень так быстро, точнее даже, стремительно скрылся за дверью, что в какой-то миг Тане показалось, что его тут и вовсе не было. Пожав круглыми плечами, Таня повернулась к зеркалу, прогибаясь назад, держась одной рукой за станок, а вторую чуть отводя в бок. Ей доставляло какое-то особенное удовольствие проводить в танцевальном зале некоторое время одной, чтобы почувствовать атмосферу будущих движений, будущего действия, вдохнуть поглубже грудью воздух, и выдохнуть его медленно, ощущая, как напряглись все мышцы. Подбородок всегда чуть приподнят, губы приоткрыты, а в глазах полыхает зеленоё пламя. Так было. Но сейчас этого вовсе не было. Таня попробовала изобразить что-то подобное, что в свое время устраивала на Кубе, но вышла лишь жалкая пародия на саму себя. Сейли упиралась локтями в перекладины, уткнувшись носом в сгиб локтя, чуть согнув одну ногу в колене. Она даже почти и не заметила, как зал стал наполняться людьми. Их было не так уж мало, около пятнадцати человек, шумно переговаривающихся между собой. Это за стенами этой комнаты они были влиятельными, занятыми людьми, важно задирающими нос. Здесь они все были просто сами собой. Танцы всегда позволяли людям расслабиться, прийти в себя, привести свои мысли и чувства в порядок, либо наоборот, чертовски их возбудить, взбудоражить, не давая затем спокойно спать по ночам. Сейли неизменно привлекала к себе внимание, такова уж была её участь. Даже если она просто плавно двигалась по комнате, из одного угла в другой, неспешно разминая мышцы шеи ладонью, чуть прикрывая глаза, и приподнимая грудь, делая глубокий вздох, на неё все равно смотрели. Женщины с завистью и восхищением, мужчины с желанием и обожанием, редко встречались равнодушные. Крайне редкое сочетание ума, силы и красоты. И все это оказалось слишком губительным не то, чтобы для семейной жизни, а даже просто для какой-либо другой жизни. Таня держалась особняком, понимая, что пары-то у неё и нет, как предупреждал Николас. И даже те свободные мальчики, что были, уже оказались занятыми. Кроме, разве что… И дверь снова отворилась, являя взору Сейли все тоже самое потрясающе очаровательное, милое лицо, с огромнейшими карими глазами, и обезоруживающей улыбкой. Таня улыбнулась, чуть покачивая головой. На её щеках заиграли едва заметные ямочки. И она догадывалась, что сейчас сделает Николас, стоит ему только появиться здесь. А он появился, под музыку, эффектно, с пафосом, придерживая под локоток свою партнершу, Марию, что была такой же жгучей брюнеткой, как и Таня, и по слухам любила таких же брюнеток, в общем, с Николя они друг друга определенно нашли. Таня выпрямилась, находясь в задних рядах, и внимательно смотрела на Николаса, который уже её заметил, и в его глазах загорелись чертенята, которых он жаждал выпустить наволю, дабы вдоволь повеселиться, а заодно помочь Сейли. - Ола, дорогие друзья, - Николас широко улыбнулся, обнажая ряд белоснежных зубов, настоящее достижение его личного стоматолога. – Я бесконечно рад, что мы сегодня здесь с Вами встретились. Почти со всеми я вижусь впервые, но есть и те, кто уже когда-то участвовал со мной в танцах, не так ли, моя дорогая? - Таня ухмыльнулась, понимая, что это относится именно к ней, и снова бросила на танцора взгляд исподлобья, чуть прищелкнув языком. – Правду же говорю. Итак, чтобы не терять нам зря времени на разглагольствования, ведь вы пришли учиться танцам, а не разговорному искусству, предлагаю разделиться по парам, чтобы сразу и наверняка, - Николас ходил между пар, довольно улыбаясь, и поощрительно похлопывая их по плечам. И очередь дошла до Тани. - Ты же ведь понимаешь, да? - О, заткнись! – Пробормотала брюнетка, подхватив полы юбки, и плавно покачивая бедрами, двинулась к тому самому парнишке, что смотрел на неё во время разминки. – Привет, кажется, утренняя встреча была неслучайной. Меня зовут Таня, - Сейли протянула ладонь, пожимая руку парня. – Без лишних слов, как говорит Николас. Хотя, пару советов, я тебе все же дам, - Таня оказалась рядом с парнем, внимательно слушая указания Николаса. Сегодня они начинали с азов, самого простого – это опредленные шаги, не очень сложные, учились слушать ритм и музыку, чтобы не заплутать в её нотах и битах, и разумеется, пытались уже изобразить хотя бы попытки танца. Если для Тани это проблемой не было, то надо было выяснить, какую проблему это все представляло для этого кудрявого мальца. - Совет первый. Не приходи на занятия в джинсах, если не хочешь, чтобы к концу недели эти потрясающие ливайсы стали похожи на половую тряпку, а твои…хм, достоинства превратились в непонятно что. Ходи в брюках, ведь в них намного удобнее при исполнении того же танго, - Таня уверенно положила руку Кристофа себе на талию, показывая стойку при вальсе, который был обязателен на некоторых свадьбах. – Совет второй, никогда не позволяй даме вести, - Таня тут же сделала шаг вперед, заставляя Криса подчиниться этой маленькой шалости, и тут обезоруживающе улыбнуться. – И третий совет… - Сейли незаметно для всех почти прижалась губами к уху парня, - Никогда не подглядывай за той, о ком точно не знаешь, что она не будет твоей партнершей по танцам, - брюнетка сделала шаг назад, снова приглашающее раскрыв объятия. - О, ну тут мои советы пока не нужны. Джон, чуть ближе к партнерше, - Николас нагло надавил на спины каждого партнера, заставляя их тела неприлично сильно соприкоснуться. Таня вскинула на молодого человека хитрый взгляд, чуть улыбнулась. – Вот так намного лучше. Главное – это контакт. У вас он есть, по глазам вижу. Ноги чуть шире, спину прямо, руку расслабь. Таня, ты пугаешь моих ребят. Они все крайне напряжены, -Николас притворно поджал губы, после чего тихо рассмеялся. Таня же в ответ лишь улыбалась, почти ничего не говоря. - Если это от страха, то я буду сильно удивлена, - женщина обернулась к Кристоффу, чуть склонив голов в легком поклоне, и как бы призывая его продолжить танец. Все, что сейчас им было необходимо сделать – это просчитать ритм вальса, почувствовать его. Чуть сжимая плечо молодого человека, без всяких намеков, Таня предложила считать вслух, тем самым помогая Крису, и искренне радуясь, когда у него наконец-то, под конец занятия, получилось повторить необходимую первоначальную комбинацию движений. - Отлично. Значит мне попался одаренный партнер, что не может не радовать, - Таня чуть улыбнулась. - А сейчас двадцатиминутный перерыв, наберитесь сил, чуть отдохните и снова в бой. Во второй половине мы посмотрим, кто и на что способен, просто, чтобы понять уровень. Главное – это уверенность! - Ну, и прекрасно, а я курить, - Сейли тут же ушла от парня. Танцы кончились? Кончились и мальчики. Никаких отношений или симпатий. Она даже старалась не смотреть на его руки, которые на самом деле вполне могли её пленить. Сейли сидела в курилке, задрав юбку почти до середины бедра, вытянув длинные ноги, и выдыхая дым из легких под самый потолок, ни о чем не задумываясь. Николас конечно ненавидел курящих дам, но с Таней смирился, поняв, что сигареты – это её неотъемлемая часть шальной жизни. Телефон вновь зазвонил. - Да? Заказ? А вы его выполнили, или мне ехать проверять, как в прошлый раз? Что с алиби? Отлично, меня устраивает. Завтра встречаемся в «Шоу герлз», отдохнете, а заодно расскажете подробности, а сейчас я занята. Неважно, кем и как. И когда. Важно, что просто занята. Своим собственным одиночеством и пустотой. И мыслями, которые невольно всплывали в её голове. Танцевать рядом с этим парнем было очень приятно, и мило. Он был так невинен, что хотелось у него спросить: ты точно настоящий? Все его прикосновения были такими легкими, почти воздушными, что Таня невольно задалась вопросом: а они вообще, как, есть?! Но это было бесконечно мило и приятно... Как бывает после первого бокала бурбона.

Kristoff von Doom: Крису показалось, что где-то была пометка, в которой было сказано о том, в какой одежде и обуви стоит появится на тренировке, ой, вернее, на танцах. Танцы звучали гораздо более печально, где тренировка. Парень, честно говоря, искренне надеялся, что довольно быстро научится этой науке, станцует на свадьбе сестры и позабудет об этом странном эпизоде. Он вошел в зал, теряясь среди толпы таких же как и он, надеющихся по скорее с этим разобраться парней и оказался неподалеку от стены с зеркалами. Он уже понял, что зал номер два. этот тот самый зал, где он был уличен в подглядывании. Впрочем, ничего страшного ведь в этом не было? Он всего лишь интересовался тем, что его ждет. Задумчиво побродил карими глазами по стенам, он старался не попадаться на глаза девушке, которая тут была. И за которой он поглядывал. Учитель танцев появился под ручку со своей партнершей, такой изворотливый и быстрый, словно уж, он демонстративно протанцевал с ней среди нестройных и несколько озадаченных такой скоростью, рядов, под громкую музыку с латинским уклоном, а потом сверкая улыбкой, начал наставлять учеников. Фон Дум приблизился к девушке, неловко улыбаясь. Чувствуя себя крайне глупо, с такой умелой партнершей, парень то и дело смотрел под ноги, которые непослушно заплетались, норовили отдавить девушке все ноги и вели себя так, словно вовсе и не принадлежали ему. С хмурым сосредоточением на лице, молодой человек старался правильно вести счет, не путаясь, в шагах, но у него ровным счетом ничего не получалось, особенно когда учитель начал говорить что-то, что касалось рук, и что еще и с ними надо было что-то делать. Прямо держать корпус, не сутулиться, быть ближе, быть не слишком близко, на третий счет переход, а потом еще что-то, и за этим, Кристоф уже не смог уследить, усвоив лишь только три первых шага. - А мне нравится в джинсах, запоздало проговорил молодой человек - И не собирался я за тобой подглядывать, так сложились обстоятельства. продолжил он, деля шаг, под надзором учителя, который по очереди обходил все пары, и остановившись на против них, инспектировал парочку, довольно улыбаясь. Чему этот Николас улыбался, Крис понять не мог, потому что он чувствовал себя более чем глупо, и ему казалось, что он представляет из себя самое ужасную и провальную попытку научиться танцевать. - И вообще, он хмыкнул, а потом по крепче ее перехватив, когда нужно было начинать все сначала, сделал шаг, заставляя брюнетку подчиниться - Тебе никто и не позволял вести, ты воспользовалась моей растерянностью. Вы всегда так делаете. он сделал еще один шаг, а затем повернулся, потянув на себя партнершу, все было бы не так сложно, если бы каждый раз, когда он ставил ногу, он не думал, правильно ли вообще он ее ставит. Весь этот счет вслух, казался парню настоящей несуразицей и он только обреченно покачал головой, когда Таня сказала, что он одаренный. - А сейчас двадцатиминутный перерыв, наберитесь сил, чуть отдохните и снова в бой. Во второй половине мы посмотрим, кто и на что способен, просто, чтобы понять уровень. Главное – это уверенность! Крис открыл бутылочку с водой, делая несколько глотков. Он совсем не устал, но было какое-то странное чувство. Брюнет присел на скамеечку, поправив шнуровку на ботинках. Хотелось есть. Он почему-то понял, что жутко проголодался. Словно в его желудке уже долгое время не было ни крошки. Он открыл свой шкафчик, и покопался в сумке, на предмет какого-нибудь бутерброда, а потом сообразил, что никто ему этот бутерброд туда положить не мог. Он вздохнул и сделал еще несколько глотков воды, которая вовсе не помогала ему справиться с яростным приступом голода, который отчего навалился на него. На самом деле, у него в голове крутилась странная брюнетка. Вернее как, его интересовало скорее то, что она делает в группе начинающих танцоров, если по ней сразу было видно, что она может точно и без всяких особых проблем, составить компанию самому учителю, танцуя уж точно не хуже его партнерши. и дело было не в том, что он за ней подглядывал или еще что-то в этом духе. Просто все ее шаги были настолько выверены, насколько привычны ей, что она даже не думала о них, при этом ни разу не сбившись. Единственный раз, когда в ее глазах промелькнуло едва заметное удивление, которое вскоре скрылось за все тем же налетом скуки, это когда фон Дум сделал неожиданный маневр, запретив ей наконец, вести. - Итак дорогие мои, давайте вы покажите нам чему научились, да? Ну вот и чудненько. Давайте по очереди, итак начнем с вас, Николас подтолкнул девушку и парня в центр зала, где им пришлось вспомнить все шаги и повороты, чтобы с треском не провалиться. Они не спешили, хоть и Николас отчаянно их подбадривал, парень выглядел не лучше Криса точно и тот почувствовал себя чуть более увереннее. Когда они закончили, все похлопали и дав им наставление, Николас отправил их в другую часть зала, тренироваться под командованием ассистентки, которая показывала им новые шаги и движения. Так постепенно, все показывали что выучили, пока очередь не дошла до пары Кристоффа и Тани. Парень уткнулся в пол, понимая, что он забыл что и как нужно делать, что он не знает с какой ноги начинать, и куда идти вообще, и главное, что он почему-то почувствовал какое-то глупое и робкое чувство неуверенности рядом с этой девушкой, понимая вдруг, что едва ли какая-то сила на этой планете заставит положить его руку ей на талию. Девушка смотрела на него удерживая улыбку, покусывая губы, не торопясь как в прошлый раз. - Ну и чего же мы ждем? Rapidamente-rapidamente! он похлопал в ладоши, и подошел к Кристоффу, едва заметно, он толкнул юношу в спину, делая несколько шагов назад. Фон Дум поднял взгляд, чуть криво усмехнувшись, а потом положил руку на талию девушке, крепко сжимая ее ладонь, делая первый шаг. И вдруг, у него все получилось, вдруг он знал куда нужно было поставить ноги и вдруг он понял, как вести счет, даже не вслух. Медленно, медленно, быстро, быстро, в бок, еще раз, медленно, медленно.. - Ух ты, пробормотал парень, когда Николас поставил их вместе со всеми, учиться продолжать танец. Неожиданно, Крис понял, почему этот курс такой дорогой и почему он такой успешный, прошло всего в районе двух часов, а он уже знал азы. Он уже точно мог не опозорится на свадьбе своей сестры, даже если бы ушел с этих курсов сейчас. - Ну хорошо, а что ты тут делаешь? брюнет подчеркнул слово ты, когда наконец, он смог выучить и вторую часть танца, тогда же как девушка, все с той же скучающей грациозностью, делала все движения и шаги так, словно с раннего детства тут танцевала. - Это совершенно очевидно, что тут делаю я, или он, юноша кивнул головой на парня неподалеку от них - Или кто угодно из нас, находящихся сейчас в этом зале, но ты?

Black Mamba: Таня докурила, затушив сигарету в пепельнице, закинув в рот парочку мятных леденцов. Сейли подобрала юбку и плавным шагом двинулась в сторону зала, где они занимались, ведь перерыв заканчивался, а работа продолжалось. Ей было более, чем забавно наблюдать за всеми этими горе-танцорами, если парням ещё было простительно танцевать настолько чудно и забавно, то девушкам вряд ли. К сожалению, половина из них даже толком не могла и ноги передвигать, постоянно путая право и лево, спотыкаясь в собственных юбках и наступая партнеру на ноги. И если бы не фантастическая выдержка Блэк Мамбы, то скорее всего, она бы тут уже загибалась от хохота, постукивая ладошкой по коленке. Но времена подобных выходок уже давно прошли, Таня была совсем иного мнения теперь. Она стремилась помочь, если не всем, то хотя бы одному человеку точно – в данном случае этому смазливому красавцу с пронзительно карими, хотя они больше напоминали по цвету гречишный мед, терпко сладкий, но с характерной горчинкой. Мамба стянула пучок, позволяя роскошной массе густых черных волос ринуться по спине темным водопадом, накрывая спину плотным шелковым покрывалом. Таня вернулась в общий зал, чеканя шаг, перебросив копну волос на одну сторону, на полных губах играла легкая улыбка – танцы возвращали её к жизни, позволяя снова дышать полной грудью и чувствовать себя куда более живой, нежели буквально пару месяцев назад, когда казалось, что все надежды рухнули, как подвесной мост, подожженный мятежными войсками. Легко крутанувшись вокруг Кристофа, Сейли легкомысленно улыбнулась, оказываясь слева от него, и едва касаясь плечом его плеча. - В продолжении нашего разговора, пардон, не успела ответить в прошлый раз, слишком была занята тем, чтобы не попасться под твоим начищенные ботинки, могу сказать, что нравится и удобно – это не одно и тоже. При некоторых движениях слишком плотная ткань джинс сковывает твои движения, а следовательно затрудняет выполнение некоторых элементов, например, выпады, - Таня аккуратно ткнула пальцем в сторону парочки, которую выставили на всеобщее обозрение, как животных в клетке, и склонившись к уху Криса тихо стала комментировать. – Вот, наглядный пример того, как джинсы мешают работе, - парень постоянно путался, его джинсы, то и дело спадали, даже подпоясанные ремнем, к тому же они были чересчур туги для того, чтобы именно грациозно и плавно выполнять переходы по залу. – А что касается второго… - Таня развернулась к Кристоффу лцом, расправляя плечи, и плавно проводя рукой по его плечам, и становясь в нужную позицию. – Просто я привыкла по жизни вести, так что, ничего тут удивительного, - он резко прижал её к себе, ближе положенного, сильная ладонь скользнула по спине, задерживаясь на пояснице, парнишка лучезарно улыбнулся, а в его глазах мелькнул закономерный вопрос: удивлена? А она и впрямь была удивлена подобным поведением, первоначальный образ немного рассеялся, добавив в милость каплю дерзости, а благодаря огонькам в глазах, и некоторой страстности. «Неплохо, если он будет продолжать в подобном духе, то через пару занятий сможет прекрасно танцевать вальс, а там и до моего любимого десерта недалеко. Стоит посоветовать Николасу предоставить этому молодому человеку партнершу иного плана, или уровня. Ему со мной будет тяжело и неловко», - Таня покачала головой собственным мыслям, стараясь подстроиться под Кристоффа. В общем-то, особенных проблем в этом не наблюдалось, всю свою сознательную жизнь Таня только и делала, что подчинялась и шла за мужчинами. Так что спокойствие на лицо, немного отрешенно выражение в глазах, и отсчет ритма вслух, чтобы Крис не сбился окончательно. Как только Таней начинают управлять, она перестает быть той самой влиятельной и сильной, что пленяет и очаровывает, превращаясь в тряпичную куклу, с пустыми и ничего невыражающими глазами. - Таня и Джон, ну-ка, покажите нам, чего вы добились за сегодня! – Николас призывно взмахнул рукой, приглашая пару на паркет. Взявшись за руки, Таня отвела свободную руку в сторону, тут же выпрямляя спину так, будто к ней прибили стиральную доску, на губах дежурная широкая улыбка, совершенно голливудская. – Последний совет на сегодня. Когда танцуешь – не думай, - тихо шепнула Сейли, взглянув прямо в глаза брюнету. И выдохнула, будто бы вкладывая в его голову определенные знания, едва нашептывая ритм, и замолкая вовсе, когда стало понятно, что он справляется и без неё. Это удивило и поразило Сейли одновременно, парень действительно знал своё дело, он так легко запоминал все то, что ему говорили, будто его голова – это миникомпьютер, где тут же всё программируется. Его руки свободно сливались с её телом и руками, распространяя приятное тепло, а Таня отгоняла от себя непрошенные мысли. Он ей нравился, но не более того, ему нужны и подходят совсем другие особы. Шаг вбок, ещё один, плавно присесть, почти незаметно, а ей отклониться назад, держа равновесие, и чуть улыбаясь, позволяя волосам скользнуть по его рукам, обдавая их прохладной шелковой волной. - Поздравляю с успешно завершенной первой частью, - Таня присела в легком книксене, когда танец закончился. Она стояла напротив Криса, вытирая влажную шею белым полотенцем, и перебрасывая волосы то на одну сторону, то на другую, чуть прикрыв глаза. Приятная усталость растекалась по её телу, даря то приятное забытье, которое она искала столько времени. Но на расслабление нет времени, Николас хотел, чтобы они доучили и вторую часть, но это удалось лишь наполовину, хотя видимо, её напарник был иного мнения. Таня крутанулась, тут же останавливаясь, и чуть разминая плечи. - Ну, что же, мне достался неплохой партнер. С учетом того, что мы совсем не знакомы, а все остальные давно с парами, то мы справились, просто отлично, ну, на мой скромный взгляд, - Таня остановилась возле станка, наблюдая за тем, как Николас раздавал последние указания. Таня резко дернулась от вопроса, как от пощечины, поморщившись, и не желая отвечать первое время. Но потом подумала, и решила, а что если сказать чистую правду?.. Да, без проблем. - А разве девушка не может просто так прийти на занятия к своему старому другу и бывшему партнеру в свободных танцах? – Таня улыбнулась, по-прежнему, стоя в профиль по отношению к Кристоффу, и чуть пожала плечами. – Я спасаюсь от депрессии и состояния постоянной апатии. А также от алкоголизма, который в последние несколько месяцев прочно засел в моей жизни, - Сейли опустила взгляд на свои туфли, словно пытаясь выискать на них что-то, но упорный и пристальный взгляд Джона на неё, заставил брюнетку посмотреть на него, закатывая глаза. – Я не лгу. Это чистая правда. В моей жизни крайне сложный период, родственников у меня нет, близких тоже никого нет, и друзей. Поэтому танцы – это единственное, чем я в состоянии залечить какие-либо душевные раны. Так спокойно, будто каждый день об этом говорит, будто эти слова не причиняют безумной боли, струящейся по венам вместо густой и бордовой крови, с привкусом Джэка Дэниелса, если бы Таня могла, она бы кричала от этой боли, яростно, дико, разнося все вокруг, позволяя Клео завладеть её телом и разумом, но Сейли не могла себе этого позволить. Сжимая крепко станок, Таня резко повернулась к Кристоффу. - Приходи сегодня в клуб «Шоугелз», на входе скажешь, что ты от Мамбы, и тебя пропустят. Сегодня там намечается неплохая вечеринка, вовремя которой ты сможешь потренироваться немного в других танцах. Пересмотри «Грязные танцы», думаю, что там ты найдешь достойную партнершу. Не то, что я, - Таня отсалютовала Кристоффу, отходя к двери, и уже будучи там, она обернулась, и задумчиво произнесла, - и для латверианца у тебя неплохое произношение английского, - брюнетка хмыкнула, закрывая за собой дверь и скрываясь в женской раздевалке. Откуда она узнала, что он из Латверии? Она была там, и какое-то время общалась с жителями, и была даже как-то знакома с их предводителем, но недолго, так что их четкий выговор впечатался в её мозг, как и любая другая информация. Сейли сидела, как обычно, за огромным столом в своём кабинете, облаченная в темно-бордовое платье, с клешом от груди, которое при ходьбе не сковывало движений, но прекрасно подчеркивало потрясающую полную грудь, открывая её почти до сосков. Таня приподняла очерченную бровь, устремив взляд пронзительно зеленых глаз на нескольких мужчин, смотревших на неё, если не в ужасе, то в страхе точно. Они не знали, что делать дальше. Задание, которое им было поручено – они провалили, причем с треском, чуть не раскрыв саму Сейли. - Я вас убью. И даже бровью не подведу. Я ничего не хочу говорить больше. У вас есть сутки, чтобы исправить ситуацию, чтобы прикончить господина Вестерса, и принести мне его голову. И ничего более, я хочу, чтобы его долбанная свиная бошка лежала на моем столе в золотом блюде!!! – Рявкнула Сейли поднимаясь из кресла, и отодвигая его к стенке, в этой комнате окон не было отродясь. – Пошли вон. Не хочу видеть вас. Таня опустилась назад, снова потянувшись к бутылке с бренди, и опустошая залпом чуть ли не половину. Сейли чуть поморщилась, и тут же поднялась с места, и направилась в общий зал. Она не обманула, когда сказала Кристоффу, что сегодня особенная вечеринка. Сейли раз в три месяца устраивала «Грязные танцы», совсем, как в фильме, и порой не гнушалась лично участвовать в подобных мероприятиях. Вечеринка только начиналась, и наиболее привлекательные партнеры ещё не подошли. Народ раскачивался неспеша, ему нужен был заряд. Огонь. Интересно, а он придет? Тане очень хотелось помочь ему с выбором партнерши, потому что Джон, или так он назвался, был прекрасным учеником.

Kristoff von Doom: - Не такие уж у меня и начищенные ботинки, спокойно проговорил молодой человек, все еще нагло и беспардонно, держа ее в своих руках, ошибаясь и заставляя ее ошибаться вместе с ним, не позволяя поправить его путем ведения и держа руку чуть ниже положенного, но без всяких намеков. Просто нагло. На лице была хитрая, чуть игривая ухмылочка, которая многих кто его знал - раздражала, потому что стереть ее было невозможно, и гласила она о том, что он безусловно прав и в правоте своей уверен неоспоримо. Крис кивнул головой в знак благодарности и солидарности, вытирая рукой лоб, и с удивлением обнаруживая, что он даже и не заметил, как его лоб покрылся сначала испариной, а потом и вовсе липким потом, волосы прилипли к мокрому лбу, спутались и мешались, парень быстрым движением руки избавился от них, полотенцем протирая лицо и взяв бутылочку с водой, щедро вылил добрую половину себе на голову, превращая ее окончательно чуть ли не в птичье гнездо. Темные волосы, которые говорили о его явном, не европейском происхождении, запутались, закудрявились и омолодили Криса еще на несколько лет. Сделав несколько глотков, он выдохнул, а затем окончательно выпрямился, давая этим понять, что он готов к продолжению банкета. Парень чувствовал некоторую усталость, однако она была не раздражающа, не выматывающа, а приятна, если конечно усталость впринципе может быть приятной. Он взглянул на остальных учеников, замечаЯ, что они все, точно так же как и он, уставшие, но довольные. Напряженные мышцы, не привыкшие к подлобного вида нагрузкам, чуточку ныли, но боль в мыщцах от многоичсленных тренировок была для Криса привычным делом и он даже не воспринимал ее. - Ты и алкоголизм? он недоверчиво вздернул бровь, но встретившись с взглядом девушки, придержал свои сомнения, которые желали выбраться на ружу - Ты довольно бодро выглядишь для девушки, справляющейся с подобным. брюнет снова осмотрел ее, почесав затылок, а потом чуточку пожал плечами, мол не его это дело, хоть его и удивила такая откровенность, Крис решил не задавать лишних вопросов. Казаться назойливым не хотелось, реакция девушки на его вопрос была более чем неоднозначна. Крис проводил ее взглядом, усмехнувшись. По ней можно было сделать вывод, что ее фишкой было оставлять последнее слово за собой. Парень чуть слышно рассмеялся, коротко и отрывисто, а затем перекинул через плечо полотенце, неторопливо направляясь в раздевался. Спешить было некуда, у него весь оставшийся вечер впереди, который ему, вероятнее всего придется провести в одиночестве. - Вы слышали что-нибудь о клубе «Шоугерлз»? ребята, к которым обратился Крис сначала замолчали, а затем чуть загадочно улыбнулись, размыто и обтекаемо, поделившись с молодым человеком, какой примерно контенгент предпочитает посещать подобный клуб и с улыбками сказали, что такому парню как он совсем не обязательно посещать такие клубы, чтобы найти как развлечься ночью. Даже немного обидевшись, парень решил, что пойдет туда на зло, правда кому на зло, было непонятно, но что пойдет решил точно. Да и приглашение было неожиданно приятным. Брюнет вышел из машины, которая его сюда, как и впрочем, везде по городу, возила и доставляла. Черный, блестящий джип, совсем не броский, ага. На парне были одеты снова, все те же джинсы и черная рубашка, с расстегнутыми верхними пуговицами. Волосы были в непослушном бесорядке, да и вообще, нуждались в срочной стрижке, хоть парень и пытался их как-то пригладить, они все равно непослушно торопщались и вились. Присвиснув, Крис подошел к очереди, которая весело увеличивалась с геометрической прогрессией. Молодой человек не один раз успел посмотреть на часы, пока подходил к дверям, где пара громилл выкидывали тех, кто, по их мнению, не подходил чтобы тусить в этом клубе. Заводить знакомства он не решался - а вдруг новых друзей не пропустят? Будет обидно. Когда на парня насмотрела пара суровых глаз двух метрового охранника, который судя по всему был недавно бодибилдером, Крис использовал коронную фразу, что он, мол от Мамбы, и вышибала удивленно приподнял брови, интересуясь, почему парень не пошел сразу же к вип входу, который был тут же рядом, но очередь там была значительно меньше. Он неопределенно пожал плечами, оказываясь в месте где громко звучала латиноамериканская музыка, светили яркие вспышни неона и алкоголь лился рекой. Конечно же, за счет желавшего выпить. Народа было уже прилично, много кто толкался у бара, кто-то сидел этажем по выше, а некоторые компаниями заняли столики, и официантки в откровенных нарядах то и дело бегали туда сюда с подносами, пару раз, чуть не натолкнувшись на Кристофа, который был не слишком расторопным. Некоторые девушки уже танцевали на полу пустом танц поле, двигаясь в такт музыке и нисколько не смущаясь того, что на них все пялились. Молодой человек тоже очень даже пялился, но не слишком долго. Девушки из разогрева, если так можно было выразиться, тоже очень бодренько выплясывали, на отдельных возвышениях. Фон Дум добрался до бара, заказывая себе выпить, и через какое-то время, принимая бокал у парня, который старался обслужить всех и каждого, и как можно по быстрее. Клуб наполнялся людьми, которые подходили к бару, неторопливо усаживались, для разгона брали что-нибудь по легче, и проникались атмосферой, кто-то брал сразу и по круче, чтобы не слишком долго качаться и присоединялся к танцующим, постепенно, заполняя зал. Парни и девушки двигались в стиле грязных танцев, которые ему, конечно же никогда в жизни не освоить. Было видно, что они уже не новички, и что приходят сюда частенько, они чувствовали себя раскованно, свободно, в то время как брюнет чувствовал себя несколько зажато, непривычный к таким развлечениям, в чужой стране, без друзей или знакомых, и в совершенно, принципиально непривычном ему месте.

Black Mamba: Откинувшись на спинку кресла, Таня прикрыла блестящие зеленые глаза бледными веками, устало вздохнув. Впрочем, усталость эта была не такая, как она привыкла, а действительно приятная, она растекалась по телу, но Сейли точно знала, что ещё немного времени и она придет в полный порядок, сегодня её один из любимых дней. День, когда можно было отрываться по полной. В этот день клуб открывал свои двери для многих, переставая быть просто борделем или стриптиз-клубом, а также притоном. Мамба меняла вывеску, и сторону входа в клуб, и всем казалось, что они посещают решительно иное заведение. Но не это владело мыслями роковой брюнетки, она думала о том, каким дерзким и настойчивым оказался тот мальчишка, которого поставили ей в пару. Хотя, назвать его совсем уж мальчишкой было бы ошибкой, она была старше его всего на пять или чуть больше лет, но тот опыт, что был за плечами самой Тани говорил о её гораздо большем внутреннем возрасте. В свои двадцать шесть Сейли, казалось, напрочь забыла о том, что значит быть молодой и отчаянно отрываться вместе с подругами в клубах, ведь и подруги-то у неё как таковой не было. Таня устало потерла переносицу, нервно выдохнув. Плеснув в бокал очередную порцию бренди, Таня залпом опустошила его, поднимаясь из кресла. Женщина прошла к зеркалу, чеканя шаг высокими и тонкими шпильками любимых Маноло, что делали её ноги ещё длиньше. Платье она решила переодеть, благо небольшой гардероб, расположенный прямо в кабинете позволял это сделать. Лямки платья упорно спадали, и Сейли уже просто перестала обращать на них внимание, волосы она все-таки решила распустить, зная, какое магнетическое влияние они оказывают на противоположный пол, хотя иногда и не только на мужчин… Клуб и впрямь преобразился, даже сама хозяйка такого не ожидала. Две очереди, зал наполнен девушками и мужчинами, которые уже вовсю отрывались, хотя по-прежнему не было нужного драйва, он появлялся только в районе часа ночи, а сейчас только самое начало, впрочем, клуб уже под завязку, а значит сегодня будет отличная выручка. Приятно получать деньги законным способом, это тешить самолюбие. Сейли выплыла в зал, тут же к ней подскочил администратор, коротко отчитавшийся о том, что происходит. - Ты думаешь, что меня это волнует? Сегодня я клиент. А ты должен сделать так, чтобы я осталась довольна, свободен, - властный взмах рукой все-таки выдавал в этой знойной красотке хозяйку положения. В её руке уже покоился бокал с чем-то вкусным и определенно алкогольным, Таня стояла на втором этаже, почему-то выглядывая одного нужного ей клиента, ей просто было интересно, придет он или нет. Было в нем что-то непреодолимо загадачное, обычные мальчики не ездят под охраной, не живут под чужими именами, и не блокируют своё сознание от неё. Так что… Сейли прищурилась, вглядываясь в даль, и чуть улыбнулась. Черные вихры было видно даже отсюда, с такой прической он и впрямь выглядел совсем мальчишкой, с непосредственной улыбкой, и глазами. Он так отличался от всех тех мужчин, что кружились в её обществе, что совсем не расстраивало Мамбу, наоборот, даже радовало в определенном смысле, была хоть какая-то возможность пообщаться с нормальным человеком. Спустившись на первый этаж, Сейли в мгновение ока оказалась за спиной у Кристоффа, аккуратно проведя пальцами по его спине, чуть улыбаясь. - Ты всё-таки пришел, - она присела на соседний свободный стул, закинув ногу на ногу, и потягивая оранжевый коктейль в её бокале. – Не ожидала. Хотя нет, вру. Ждала, мне было интересно познакомить тебя с иной стороной этого города, которую я знаю не понаслышке, - Сейли развернулась на стуле, понимая, что сейчас большая часть внимания прикована именно к ней. Почему?.. ну, наверное, потому что она действительно стала уверена в себе, а от этого её итальяно-испанская красота стала ещё ярче и агрессивнее, а это всегда привлекало внимание, а уж яркое платье и макияж только подчеркивали. – Видишь, как танцуют эти люди?.. – Она кивком указала на извивающиеся парочки, кторые не подчинялись определенным законам танцев, они всего лишь чувствовали музыку и друг друга, соприкасаясь горячими, влажными телами, ощущая малейшия изменения в сердцебиении партнера. – Для тех, кто хочет просто научится танцевать – это и не понадобится. Чистая техника – она у тебя есть, а вот страсть… - Таня поднялась со своего места, подав знак диджею, и тот тут же сменил музыку, удивившись тому, что его хозяйка впервые за долго время решилась выйти на танцпол. Тут же подхваченная своим давним партнером, внезапно вырвавшимся из толпы, Таня оказалась поставленной на небольшое возвышение. Ладонь Эрика заскользила по идеальным бедрам, едва касаясь, и тут же перешла на руки, резко разворачивая девушку к себе лицом. Они знали друг друга давно, этот смуглый красавец, что мог бы быть её братом, если бы не был так опасно горяч, и она сама. Они двигались одинаково быстро и слажено, он позволял ей владеть его телом, крутиться вокруг него, и даже на нем, взмывая к самому потолку, демонстрируя лишь частичку своего идеального нижнего белья. Но Танин взгляд то и дело устремлялся к одному единственно важному сейчас мужчине – её новому партнеру. Шпагат в воздухе, её левую ножку Эрик положил себе на плечо, медленно опускаясь на пол, и едва касаясь губами идеальной лодыжки, и снова разворот Тани, волнообразное движение ногой, и она в объятиях партнера. - Это была страсть и техника, - со смехом произнесла Сейли, вновь оказываясь перед Кристофом. – Но к сожалению, страсть наигранная. Мы слишком давно знакомы, чтобы чувствовать по-настоящему, и слишком друзья. Попробуй ты, выбери себе партнершу. Могу даже посоветовать кого-нибудь, кто с удовольствием преподаст тебе пару уроков, я все-таки немного не тот формат… Я даю только частные уроки, - Таня подмигнула Крису, отбирая у него бокал, и делая глоток. – Вон та блондинка неплоха, хотя она конечно не латино, но тоже сойдет для танца. Ну, или, выбирай любую. Кстати, это, - Таня кивнула на напиток, - за счет заведения. Ты мой гость. И ты был когда-нибудь на Кубе? Ей так и хотелось сказать ему: спасибо за то, что я сама не за что. Возможно за то, что мне стало почему-то легче дышать. И дело даже не в тебе, а во мне самой, я снова танцую и легче живу.

Kristoff von Doom: Танцы-танцы-танцы. Повсюду были танцы. Неловкие, неумелые или жаркие, страстные, опытные. Танцы. По всюду. Куда бы Крис не посмотрел, везде были танцы и танцульки. Он опрокинул очередную порцию коктейля в себя, уже практически не чувствуя вкуса. Нет, он не был опытным алкоголиком, да и пил он очень редко, и как правило, дома такого шанса не выпадало, и не то чтобы сейчас был отличный повод надраться, впрочем отказываться тоже было бы не лучшей идеей. Так вот, возвращаясь к первоначальному - танцы. Время тянулось, время разбивалось четкими битами, ритмами барабанов и сладкоголосой испанской речью, а повсюду танцевали люди, слившись воедино. Разумеется, Крис сидел у барной стойке, ощущая некоторую скованность и не мог присоединиться к этой вакханалии, у него не было ни малейшего шанса попасть в эту тусовку танцоров. Во-первые, он не очень то и хотел, во вторых, он не слишком был еще пьян, ну и в третьих, чувство зажатости отказывалось покидать его, так что с каждым новым движением его становилось неловко, даже когда он просто пил коктейль, казалось что он выглядит смешно и нелепо. На самом деле, у него не укладывалось в голове что он каком-то клубе, месте, совсем ему не свойственном. Наверное, как нормальный молодой парень, он должен был бы быть частым гостем в клубах, на тусовках и все такое, но этого не было. Нет. Он скорее уж подходил под разряд очкариков и ботаников, которые сидели дома уткнувшись в книгу или за комп. - О привет, ему даже показалось, что его слова прозвучали немного равнодушно, но на самом деле он был рад хоть кому-то, кого знал тут. Да и вообще явился он сюда исключительно по приглашению этой дамы, а так бы сидел в своем номере и читал бы журнал или смотрел бы очередное американское шоу в стиле мокрых белых маечек. - Ты наверное догадалась, что такие места это..слегка не обо мне. он сделал глоток коктейля пожимая плечами и неловко улыбаясь. Но Таня явно не собиралась тут вести с ним светскую или даже не очень беседу. Пока она весело отплясывала с каким-то парнем, который был подозрительно похож на испанца или доминиканца, Крис успел допить коктейль, заказать второй, а потом взяться за третий, ему успела подмигнуть какая-то девушка, сидящая неподалеку от него и улыбнуться другая, а он в полном отчаянье махом выпил пол бокала, как оказалось, очень даже не плохого виски. И когда он успел сменить легкий сироповидный коктейль на виски? Наверное танец Тани впечатлил бы его еще больше, если бы он уже не чувствовал ту самую легкость и беспечную невесомость, которая была так знакомя людям, которые много и часто надирались в хлам. - Ва-а-а-у.. протянул он, щурясь от прожекторов, которые теперь не просто светили, а словно бы специально светили ему в глаза, раздражающе и очень не кстати - Это было очень круто. Особенно, как ты это..ну.. фон Дум начал помогать себе руками, но в конце концов бросил это бесполезное дело, махнул рукой, опрокидывая в себя остатки виски. Показаться неумелым пьяницей? Может, умеет, практикует. Почесав затылок, он опустил глаза, рассматривая блики, которые были на полу, кружочки и точечки, которые бешено скакали и кружились, сталкиваясь друг с другом и рассыпаясь. От них пошла кругом голова и Крис вновь поднял глаза, чуть улыбнувшись. Сейчас ему больше всего хотелось завалиться спать, куда-нибудь в теплое место, куда-нибудь где нет этого шума, который еще пол часа назад он принял за музыку, где не было бликов, и этих танцующих людей, и жаркого, возбужденного воздуха. - Неее.. он слабо покачал головой - Из меня никудышный танцор, да и как ты себе это представляешь? Просто подойти к девушке, позвать ее на танец и оттоптать к чертям все ноги? Кристоф усмехнулся над собой и посмотрел на Сейли осоловелым взглядом, отрицательно мотая головой на любые уговоры. На самом же деле, еще один не слабый аргумент к отказу крутился у него в голове, но он пока не думал что стоит его озвучивать. Просто блондинка была слишком блондинистой, а вот та латино, мило улыбающаяся ему, была слишком латина, та девочка что отлично плясала была как-то не очень, да и вообще, после такой партнерши ему мало кто казался интересен. От этих мыслей Крис глупо хмыкнул себе под нос, утвердившись лишь в своей правоте и удивленно приподнял брови после последнего вопроса. - На Кубе?.. Нет, как-то не доводилось. Если честно, это вообще мой первый выезд заграницу, я раньше нигде не был, только дома, а .. он захлопнул пасть, с таким обиженным видом, словно она заставила сказать его что-то запрещенное, но на самом же деле, это он сам ляпнул то, что не следует. Такими темпами, он ей вообще выложит все, что не надо, а потом отец надерет ему за это уши и не только. Крис задумчиво посмотрел в сторону бармена, поблагодарив Таню за щедрость, и не столько от большого желания, сколько атмосфера располагала заказал себе еще один бокал виски со льдом, совершенно невозмутимо принимая ее из рук парня, и надеясь что он не выглядит неуклюже и смешно, что в состоянии почти алкогольного опьянения вполне могло быть. - Таааак, а как ты умудрилась заполучить такой здоровенный клуб и так его раскрутить? Тоесть..обычно такими прибыльными заведениями владеют либо старые толстосумы, либо их получают в наследство, а ты не похожа на старого толстосума, слишком молода и красива, значит..? он приподнял брови еще раз, чуть улыбнувшись и делая небольшой глоток из бокала. Наверное, она была его старше. Ну потому что она держалась гораздо более спокойно и свободно, конечно, это ведь был ее клуб, отчего бы ей вести себя не спокойно и свободно? С другой стороны, если бы ей было бы лет 19, она наверное направо и налево кричала бы, что это ее клуб и что она его хозяйка, и что он такой успешный благодаря чудо-ей. Да много причин было для такого вывода, она была чуточку равнодушна, в ее глазах можно было прочитать, что это все так привычно для нее, она говорила негромко, но ее было слышно, она улыбалась и это была улыбка уверенной в себе женщины. Фон Дум чуть склонил голову в бок, рассматривая ее ноги и медленно поднимаясь выше, ощупывая ее фигуру, и сейчас он наверняка, выглядел весьма неоднозначно, а когда он наткнулся на ее взгляд, то очаровательно улыбнувшись отвел взгляд. Было немножко стыдно.



полная версия страницы