Форум » Нью-Йорк » Темный Переулок 0.5 » Ответить

Темный Переулок 0.5

Madrox: Темный, вонючий неосвещенный переулок, с одного конца уходящий на оживленную улицу, с другого упирающийся в оцинкованную решетку. Место скопления мусорных баков, которые никто никогда не вывозил и нескольких бомжей. На одной и стен зеленой краской написано: «Смиерть Мутантам!!!»

Ответов - 65, стр: 1 2 3 All

Hannibal King: Ситуация продолжала накаляться и стрелять уже можно было. Кинг не сводил неморгающего взгляда с мужчины и даже не беспокоился о солнце. Вампир вымазал на лицо достаточно много специального крема который защищал от солнца, который он взял у одного из убитых им вампиров. Один из полицейских вызвал по рации подкрепление и правильно сделал. Стало слышно гораздо больше звуков полицейских серен и стали слышны лопасти вертолета. Дело принимало серьезный оборот и Кинг чувствовал гораздо больше людей чем сейчас были в переулке. Для того чтобы понять что присоеденившиеся к задержанию люди были на крышах. К переулку подезжал фургон с отрядом S.W.A.T. Как только мужчина стал пятится назад, то Ганнибал начал идти к нему, не давая сократить или увеличить расстояние в пять метров. Скорость пули из пистолета Беретта 92 составляла 390 м/с и эти пять метров она преодолеет чуть медленнее мысли к действию у мужчины. Даже если предвидеть наперед выстрел, то увернутся от него сможет только тот кто может двигаться на огромной скорости. Ганнибал абсолютно без мыслей нажал на спусковой крючок. Девяти миллиметровая пуля из свинца помчалась в барабан револьвера мычины намереваясь вывести из строя оружие и обезопасить девушку. 390 метров в секунду - на такой скорости летела пуля Кинга не угрожая ничьей жизни, но ломая оружие противника и от попадания револьвер должен был отскочить прямо в лицо мужчины и на время его оглушить.

Hunter: Нитка лопнула, занавес не поднялся, нет, он просто оборвалася и опал, ка порванная тряпка. Всё действие уложилось буквально в несколько мгновений. Кинг выстрелил. Хантер в этот момент убрал револьвер от головы Электры и сам спустил курок, целясь в голову Ганнибала. Пуля, пущенная вампиром попала туда, куда предполагал Охотник - в замок входной двери чёрного входа. Одновременно неизвестный снайпер пробил левоё лёгкое одного из полицейских, заставляя всех замереть. Подпрыгивая с крыш посыпались гранаты с ядовитым газом, который мгновенно стал распостраняться в свежем морозном воздухе, заполняя переулок и пытаясь вытеснить людей из него. Эти неизвестные упрямо не отставали от Хантера с Электрой, и одновременно не собирались отдавать их органам правопорядка. Охотник не стал терять времени. Грубо сжав Электру он спиной толкнул дверь, входя в помещение, пользуясь минутной неразберихой и хаосом. **Завод "FishCo" (бывшая база бутлегеров) 0.1.**

Hannibal King: Небольшое удивление постигло Кинга когда он видел что промахнулся. Стрелял он с большой точностью используя все свои органы восприятия, чувств и он буквально чувствовал куда полетит пуля. Спустя мгновение преступник сам выстрелил в детектива. Увернутся от пули для Кинга не составило труда. Он немного наклонил тело в сторону и пригнул голову в ту-же сторону с большой скоростью и мощный патрон влетел в кирпичную стену позади Кинга. Оставив в покое преступника детектив сразу определил где прячется снайпер, по стуку его сердца, и быстрым движением прицелился, спустил курок. Пуля пробило голову неизвестного снайпера прямо между глаз. Ганнибал не надеялся уже взят живым того кто подстрелил полицейского. После короткой перестрелки Кинг увидел летящие вниз гранаты, три штуки, и быстро подбежав к ним детектив пнул их, как футбольные мячи, в самую глубь переулка, подальше от полицейских. Трое оставшихся людей вызвали скорую помощь, а мимо них пробежал спецназ который забежал следом за преступниками. Это были профессионалы с большим опытом и в том что они поймают этого гада сомнений не было. Ганнибал вложил пистолет в кобуру, поставив его на предохранитель, и подойдя к упавшей пожарной лестнице начал двигать ее в сторону. Обычный человек смог-бы это сделать, тем более лестница упала фрагментами. Проход к основным силам правопорядка был очищен. Генри достал пачку сигарет, открыл крышечку и губами, вцепившись в бедный фильтр, вытянул оттуда одну сигарету. Первое дело было сделано, осталось найти зажигалку. Кейгл был спокоен и абсолютно не нервничал. если полицейский не будет говорить, то медики спасут его и переживать по этому поводу было излишне. Сразу было видно что винтовочная пуля прошла насквозь и пробила легкое, по характерному свисту при вдыхании. Зажигалка опять была в пачке и Генри никак не мог к этому привыкнуть, сам всегда ее туда запихивал, а потом найти не мог. Достав зажигалку он закурил и сложив все обратно в карман пальто вампир пошел в сторону полицейских машин. Мимо пробежали два медика с носилками чуть не задев Кейгла плечами, но он этого даже не заметил. Генри думал над этим преступником и манерой его действий, над тем неизвестным снайпером и над девушкой. Лица обоих сообщников он запомнил и составить фоторобот было не сложно. Такие лица трудно не запомнить. Генри вскоре вышел из переулка на улицу. Здание в которое забежали преступники уже было оцеплено и с другого хода также заходил отряд спецназа. В небе кружил вертолет светя в окна и помогая освещением и разведкой группам спецназа. Вся улица была перекрыта и заполненная полицейскими. К Кейглу подбежал какой-то мужчина, лет сорока пяти с шрамом на левой щеке - след от пули. - Кейгл! Тебя вызывает лейтенант! Я забираю у тебя руководство, а ты езжай в участок!- прокричал мужчина чтобы было слышно сквозь гул вертолета, вой сирен и разных криков полицейских. Ничего не отвечая детективу Шелдону Кейгл похлопал его по плечу и пошел в сторону полицейской машины не поднимая головы и смотря себе под ноги. Сейчас стоило подумать над рапортом. Генри открыл дверь полицейской "Шевроле" и залез внутрь. В машине все было обыденно, вот только дробовик отсутствовал в креплении. Посидев в машине и еще немного подумав над рапортом Кейгл завел машину, включил "мигалки" и медленно поехал в сторону своего участка. --- Полицейское управление Нью-Йорка---

Ego: [Квартира Афродиты] — [Не установлено] — [Темный Переулок] - Проклятье. Этот чертов ублюдок все-таки зацепил ее прежде, чем она вышибла ему мозги его же оружием. И чудо, что ему удалось задеть только край куртки, разорвать обыкновенную черную кожу, а не ее предплечье, скрывающееся за тканью темно-красной подкладки, которая теперь торчала из небольшой рваной дыры, что девушка зажимала окровавленной ладонью. Правда эта кровь принадлежала вовсе не ей, а мужчине, чью черепную коробку она разнесла каких-то десять минут назад, в его собственной постели, сыграя роль обычной проститутки. Она все еще чувствовала его руки на своей талии, но это все, чем он успел удовольствоваться. Все, к чему она его подпустила. Все, что он успел ощутить перед своей смертью. Ее едва чувствующееся через одежду тепло. Прекрасное от природы, притягивающее своей естественностью и необычной чистотой, не смотря на то, что она играла порочащую ее роль. В этом не было ничего недопустимого, все в пределах нормы. Последнее прикосновение к Ангелу перед пламенем в аду. Она до сих пор помнит его остекленелые глаза. Она помнит глаза каждого, с кем ей пришлось расправиться. Она их никогда не забудет. Свернув в проулок, она в последний раз, на ходу, обтерла пистолет клиента своим белым платком, одну сторону которого пришлось все-таки испачкать в крови, после чего, не останавливаясь ни на секунду, сбросила оружие в раскрытый мусорный бак, от которого несло гнилью, поспешно начиная обтирать теперь уже багровую ладонь, не обращая внимания на кровь, сочившуюся из виска – результат его крепкого удара, но что они по сравнению с выпущенной пулей? Да ничто. Кэрол и за урон его не посчитала, что уже говорить о до сих пор ноющем колене и часто напоминающей о себе спине. Джонас – хирург и, по совместительству, знакомый Гилла, что-то говорил ей о массаже, но разве на это можно найти время? Тем более, что девушке не были привычны подобные услуги, а на лечебный можно попасть только после заключения врача. И черта с два она к нему обратиться. Бледный, тусклый свет фонарного столба озарил белокурую головку Гончей. Она остановилась рядом с ним, после чего, выдохнув полной грудью, спрятала кровавый платок в карман и принялась рассматривать какого-нибудь затерявшегося во времени автолюбителя. Завидев приближающийся автомобиль непонятной марки, блондинка, чьи серо-голубые глаза вспыхнули ярким насыщенным оттенком зеленого, а после – погасли, вытянула руку, надеясь, что машина остановиться, а за рулем попадется толковый водитель. О своем же состоянии можно было с легкостью наврать, лишь бы ее вид не отпугнул его как и длинные белоснежные волосы, частично испачканные кровью. Или её. Кто знает, с кем тебя сведет судьба в том или иной момент. Слепым, глухим, тупым.

Dante: Данте любил получать от охоты удовольствие. Главная её цель - достойный противник, с которым интересно помериться силами. Это был единственный аспект, из-за которого оплата за работу отходила на второй план. Так вот сейчас охота была полная херня, глаза слипались, голова болела, прическа была похожа на черте что. Но тем не менее он продолжал упорно преследовать по всему Нью-Йорку свою цель, вот уже второй час следуя таинственной демонической "тропой", следом демона, который был виден отчетливо, только если ты умеешь видеть такие вещи. Остановившись, сын Спарды извлек из-за пазухи бутылку наполненную янтарной жидкостью и здорово приложился к горлышку, ополовинив её в один присест. Вернув её на штатное место, Волк огляделся, исследуя окружающую местность. На удивление, не смотря на не очень позднее время, людей было немного. Те, кто ещё оставались на улице, торопились по своим норам, явно полностью поглощенные своими проблемами. На небе между тем густели тучи, явно намекая на то, что если Волк не поторопится, то промокнет. Постояв ещё несколько секунд, он наконец нашел глазами след, уходящий в один из не самых богатых районов Нью-Йорка. С неба начали накрапывать первые, холодные капли дождя. Ругнувшись сквозь зубы, сын Спарды запахнул красный плащ потеплее, низко опустив голову, Волк углубился в паутину темных переулков Нью-Йорка. - Ну же, цыпа, я задрался за тобой бегать. Мы оба знаем что ты сдохнешь, так какого хрена так затягивать? - замерев, Волк внимательным взглядом окинул вонючее пространство. Переулок как переулок: мусорные баки, граффити, крысы и прочие атрибуты сих прекрасных мест в большом количестве. - Нет? Ну ладно. - стряхнув с глаз спавшую на них намокшую челку, Данте спрятал руки в карманы, сжав рукояти пистолетов. Беготня по переулкам продолжалась ещё не меньше сорока минут, но теперь Волк четко ощущал, что совсем близок к цели. Словами это объяснить довольно сложно, он действовал по наитию, полностью повинуясь собственным демоническим инстинктом. Как говорится, чтобы поймать преступника, надо думать как он. Так вот, чтобы думать как демон, Данте не нужно было прикладывать совершенно никаких усилий. Свернув в очередной раз, Данте мгновенно замер, словно вдруг окаменел. Со стороны могло показаться что в переулке стоит мраморное изваяние, наряженное в красный плащ. - Ну, наконец-то, я уже устал. - вытащив пистолет, Данте не глядя пальнул в воздух. Несколько секунд ничего не происходило, потом наверху что-то заскребло и к ногам Охотника рухнуло существо, внешний вид которого описывать не стоит. Аккуратная дырка на том месте, которое вероятно являлось головой, явственно говорило о том, что существо мертво. Вот только чувство опасности никак не отпускало. Медленно опустив пистолет, сын Спарды пристальным взглядом окинул переулок, словно желая запомнить его до мельчайших деталей прежде, чем случится что-нибудь из того разряда, что случается с ним обычно. Где-то справа полыхнуло, раздался громкий рык и одновременно с этим блондин стал палить на звук из обоих стволов, буквально заливая ту часть переулка свинцовым дождем. Мелькнули в темноте клыки, налитые ненавистью красные глаза и рык, который кажется складывался в звуки его имени. Выглядел Данте определенно хуже, чем когда входил в переулок. И без того бледная кожа теперь по цвету не уступала мрамору, а поэтому красные капли на лице и руках выделялись на таком фоне особенно ярко. Двигался Данте медленно, сцепив зубы, останавливаясь через каждые 150-200 шагов чтобы перевести дыхание. - Вот проклятье, понатыкали домов, хрен знает куда идти... - повертев головой, Волк выбрал первое попавшееся направление и двинулся дальше. Наконец впереди показалась человеческая фигура. Сейчас Данте был бы рад даже распоследнему маньяку, главное что человек. По мнению Данте, если ты человек, то у тебя должны быть сигареты, ведь у него есть пистолет. Окликнув фигуру чем-то вроде "Эй ты, поди сюда", Данте двинулся ей навстречу, сосредотачиваясь на том, чтобы нога не сбилась с шага. - Эй, очаровашка, мне...срочно сигареты нужны. - бормотал он вполголоса, искренне надеясь что речь его ещё можно разобрать. Привалившись спиной к стене, Данте покрепче прижал руку к животу, наконец остановив плывущий взгляд бело-голубых глаз на лице девушки.

Black Tom: Начало игры Серебристый Астон Мартин стремительно летел по пустынной автостраде, изящно сливаясь со светом дорожных фонарей. В салоне автомобиля играла громкая музыка, плотно занимавшая и без того затуманенный разум водителя. На длинных пальцах мужчины, крепко сжимавших кожаный руль, виднелось несколько свежих ссадин, которые пока не спешили затягиваться, ровно как и пара пулевых ранений в области плеча. Причиной заглохшей регенерации являлась наполовину опустошенная бутылка виски, небрежно валявшаяся на пассажирском сидении. Зато в темном багажнике лежал серебристый кейс, доверху наполненный зелеными бумажками. Именно этот факт и заставлял Тома довольно ухмыляться, придерживая зубами догорающую сигарету. Все-таки ограбление богатенького толстосума прошло довольно успешно – ему удалось уйти почти незамеченным и почти целым. Несмотря на незажившие увечья, Кэссиди не чувствовал ни боли, ни какого-либо другого дискомфорта. Ему просто было плевать на окружающий мир. Откровенно говоря, он просто провис, скучал и не видел смысла суетиться. Однако стоило только одаренному повернуть в один из мрачных переулков Нью-Йорка, как его апатичное состояние тут же откатилось куда-то в бездну. Спокойные синие глаза приметили в темноте очертания знакомой женской фигурки, на плечики которой рассеянно спускались белокурые волосы. Он сразу узнал ее. В его голове не было ни тени сомнений – перед ним любимая Кэрол, ангел воплоти, светоч, на который можно было любоваться часами. Внутри заиграли оттенки непонятных чувств, заставившие тут же потушить сигарету, вырубить разоравшееся радио и просто взбодриться. Опьяненный разум заполнился дюжиной разнообразных вопросов, доля волнения проскочила в сознание мужчины, заставив того напрячься еще больше. Регенерация снова начала функционировать, благодаря чему все раны тут же принялись затягиваться. Том постепенно возвращался в свое привычное состояние. По мере приближения автомобиля к девушке, мужчина стал замечать, что его давняя знакомая далеко не в радужном состоянии. На ней была кровь, на волосах, на лбу, пару капель на руках. Кэссиди еще крепче сжал руль. В нем нарастала злость. Он был готов убить любого, кто причинит хоть малейший вред его милой Льюис. Ему хотелось защитить ее от пагубного воздействия этого мира. Вокруг слишком много жестокости, похоти. Мужчина был убежден, что Кэрол не заслуживает давления всей этой грязи. Чистая, светлая, сияющая – только такую одаренную он видел перед собой. Даже сейчас, когда на ней была кровь, он все равно ловил в ее сияющих глазах того ангела, который запал ему в душу. Хотелось стоять рядом, согревать и защищать. Мужчина схватил бутылку виски и откинул ее на заднее сидение. Том желал как можно скорее уничтожить то состояние, в котором пребывал всего пару мгновений назад. Лишь бы Льюис не видела его таким – потрепанного жизнью, разбитого и уставшего. Одной рукой мужчина поправил пальто, закрыв кровавое пятно, красовавшееся на рубашке. "Черт, Бэррингтон, ты похож на голодранца из Бронкса". Наконец, автомобиль остановился в нужном месте, прямо перед Эго. Возможно, одаренный даже бы не стал суетиться, просто бы открыл дверь, пригласил знакомую сесть, а дальше отвез бы ее в свою теплую квартиру. Но его слух приметил не совсем вежливое обращение в сторону Кэрол, да и видок того наглого парня приятным назвать было нельзя. Томас сейчас не был настроен на дипломатические разборки и выяснение фактов. Ему было проще покинуть автомобиль и надрать задницу этому странному типу. Водительская дверь резко распахнулась, и Кэссиди вышел на улицу. Он был полон решимости и злости. Данте совершил саму крупною ошибку в своей жизни – полез к к Кэрол Льюис-Гилл. Легко свистнув, мужчина дождался, пока наглец обернется в его сторону. Как только сия событие свершилось, Бэррингтон без колебаний выпустил в парня мощный заряд тепловой энергии, вылетевший из его рук. Естественно, противник не мог ожидать такого внезапного нападения, поэтому из-за расслабленного состояния он улетел на пару метров дальше своего прежнего местонахождения и влетел прямо в каменную стену. - Пойдем, - спокойно произнес Кэссиди. Подойдя к Эго, он взял ее за руку и довольно стремительным шагом отправился к своей машине. Пачкать руки об этого странного человека ему не хотелось, тем более, сейчас нужно было заниматься не Данте. С таким же невозмутимым настроем, одаренный уселся в машину и, дождавшись пока девушка устроится рядом на пассажирском сидении, уехал прочь от места происшествия. - Что у тебя стряслось? Оффтоп: мы с Эго уехали. Дальнейший отыгрыш пройдет в этой теме, но мы будем ехать по автостраде. Убедительная просьба нас не догонять.

Ego: маленький ночной бред Попутка снизила скорость и не спеша принялась перестраиваться в первый ряд, слегка прижимаясь к обочине. Это немного успокоило Кэрол и блондинка облегченно выдохнула, опуская руку, но оборачиваясь на голос. Весьма фамильярную фразу ей бросил до жути бледный мужчина с испачканным кровью лицом. Вид у него был из ряда вон выходящий и на какой-то момент Кэрол показалось, что это ее свеженький покойник, которого она оставила остывать в квартире, что находилась в паре кварталов отсюда, однако присмотревшись, смогла отметить, что все-таки мертвые не кусаются и этот блондин явно не ее клиент, а скорее или попавший в передрягу - этому свидетельствовала крепко прижатая к животу ладонь, или тот, кто ее учинил, но вышел из потасовки победителем, но не без жертв. Говорил он слегка натяжно, но слова блондина она разобрала довольно легко. С явным замешательством, Ищейка оглядела его с ног до головы, после чего встретилась своими серо-голубыми глазами с его - светлыми, белоснежными. Что было в его взгляде? Небрежность, беспардонность, усталость, но наравне с этим - непривычное откровение. Что было в ее глазах? Замешательство, немного боли, усталость, необыкновенное понимание и чудесное природное тепло, которым была наделена с самого своего рождения. Девушка неловко похлопала себя по карманам кожаной куртки, умудрившись замарать ее кровью и достала пачку сигарет, после чего кинула ее мужчине, словно безмолвно интересуясь «поймаешь ли?». - Держи. Видать не у меня одной выдалась веселая ночка, - совершенно искренне улыбнулась Кэрол, даже не обращая внимания на начавшийся дождь, вот-вот намеревающийся перейти в глубокий ливень. Но что странно - она не могла оторваться от его глаз, таких до противного и, одновременно, сладкого нагих. Эго даже не заметила, что автомобиль, которого она ждала, остановился напротив нее. Только инстинктивно обернулась на свист, с удивлением смотря на Черного Тома, с которым достаточно давно не виделась. Кто бы мог подумать, что он окажется здесь, в этом месте и в это же время. Однако, тот факт, что он нанес удар, пусть и тепловой, по блондину, что и без того был ранен, заставил девушку возмущенно вспыхнуть. - Том! - требовательно кинула она ему, после чего хотела броситься к незнакомцу, чтобы узнать как он, но прикосновение Тома заставило ее вздрогнуть и последовать за ним, оглядываясь назад, на поверженного блондина. Прикусив язык, блондинка все-таки заставила себя сесть в машину, но едва стоило Кэссиди опуститься рядом, как Кэрол не вытерпела: - Ты всегда сначала делаешь, а потом думаешь? Он ранен, Том, он еле держался на ногах, какого черта ты делаешь? Что на тебя нашло и где были твои мозги в тот момент, когда ты решил его ударить? - кинув на Бэррингтона критический взгляд, девушка непонимающе покачала головой, после чего обернулась к окну, пытаясь справится с эмоциональным наплывом. Неужели нельзя было выйти и все уточнить, неужели нельзя поступать как-то более благоразумней, почему все вокруг поступают не так, не правильно, а предпочитают совершать ошибку за ошибкой? Вот из-за такого большинство людей одаренных и ненавидят. И не удивительно. - Ничего, - ответила ему Эго, оборачиваясь к мужчине и поднимая на него усталые серо-голубые глаза. - Кровь не моя. Не вся. Подкинешь меня до работы? - спросила девушка и громко чихнула. Промокшая и продрогшая насквозь, помятая и усталая, ей сейчас меньше всего хотелось ехать в контору, но именно там она оставила ключи от комнаты. Как бы ни было странно, но имея достаточно неплохой заработок, она все-таки снимала именно комнату, чтобы не находится в одиночестве, иметь алиби, а так же как можно ближе находится с семьей, пускай и чужой. - Я оставила там ключи.

Black Tom: Несмотря на все он был очень рад ее видеть. Впервые за несколько месяцев в его жизни произошло что-то положительное, что-то, способное заставить Тома выйти из состояния забвения. Уголки губ мужчины дрогнули в слабой, почти незаметной улыбке. Серо-голубые глаза Кэрол, устремленные на него, напомнили ему о существовании реальности. Только сейчас его сознание получило способность адекватно реагировать на происходящее вокруг, только сейчас он смог проснуться. Жгучая боль, поражавшая плечо одаренного, начинала плавно стихать. Последние струйки крови прокатывались под тканью бежевого пальто. Регенерация творила свои завершающие штрихи – края пулевого отверстия стягивались воедино, от чего место ранения неистово зудело. Но Кэссиди пропустил эти неприятные ощущения мимо себя. Это всего лишь физиология. Она не стоит того, чтобы дрожать при каждой царапине, особенно, если заживляющий фактор работает гораздо быстрее обычного. - Возможно, - наконец ответил он на один из вопросов, поступивших от вспыхнувшей девушки. Рассудок Бэррингтона был настолько сильно затенен в момент атаки, что ему не удалось разглядеть истинное состояние противника. Зато ему удалось высмотреть его ауру, а там не было ничего радужного – сплошная кровь, убийства, расправы и много другого, что могло коснуться Эго не самой приятной стороной. Том не стал больше распространяться по этому поводу. Просто сохранил все при себе. Вступать в распри с Льюис ему сейчас хотелось меньше всего, так что легче было выстроить из себя виноватого. Тот парень выкарабкается, и он знал это. Доказывать что-то Кэрол было бы лишним. Мужчина знал позицию одаренной и уважал ее взгляды на жизнь, поэтому и ограничился неопределенным «возможно». - Никакой работы, - отрезал Бэррингтон, посмотрев на девушку взглядом спокойных глаз, - Ты сейчас не в том состоянии, чтобы по конторам разъезжать. Работа никуда не денется. Побудешь пока у меня. Тебе нужно отдохнуть. Заодно расскажешь, что с тобой произошло. Когда машина остановилась перед одним из многочисленных светофоров, наводнявших улицы Нью-Йорка, Том дотронулся своей рукой до гладкой ладошки девушки. Немного сжав ее тоненькие пальчики, он улыбнулся чуть шире и, ободряюще посмотрев на Льюис, отправил ей целительный поток энергии. Его ладонь засветилась легким светлым сиянием, неся Кэрол ощущение тепла и успокоения. Через несколько мгновений несерьезные ранения одаренной должны были исчезнуть. - Лучше? – медленно отпуская Эго, поинтересовался Черный Том. Светофор моргнул зеленым огоньком, и мужчина неспешно вернулся к рулю, чтобы продолжить путь по затихшим улицам города. Время уже близилось к утру, но тьма, тем не менее, отказывалась отступать, продолжая охватывать пространство своими мрачными объятиями. Кое-где можно было заметить фигуры одиноких прохожих, которые с самого раннего часа уже спешили на работу. Том равнодушно наблюдал за пробуждением мегаполиса. Он любил молчание и не был сторонником суматохи, но сейчас ему было не по себе. Ему не хотелось выдерживать атмосферу нагнетающей тишины. Собрав в голове накопившуюся неурядицу, Кэссиди постарался выдавить из себя хоть что-то. - У меня дома есть некоторая женская одежда… Осталась от дочери кузена, которая жила у меня некоторое время… Думаю, что удастся тебе что-нибудь подобрать. Если хочешь, можем заехать в магазин… Купить то, что ты сама захочешь. Денег у меня хватит. Он невольно усмехнулся, вспомнив серебристый кейс с ценными бумажками, который продолжал перекатываться по багажнику автомобиля. Томас и сам не мог до конца придумать, куда деть все заработанные деньги. Есть где жить, что одевать, на чем ездить, что пить, что есть… Если бы заработанным средствам нашлось иное применение, то Бэррингтон находил бы в себе желание улыбаться почаще.

Ego: - Спасибо. Мне действительно меньше всего хочется сейчас быть одной, - взглянув на Тома снизу вверх проговорила блондинка, после чего принялась стаскивать с себя мокрую куртку с простреленным плечом. - Это была моя любимая куртка, - разочарованно заключила Кэролайн внимательно рассматривая рваную дырку и одновременно шаря по карманам в поисках мобильного телефона, паспорта с вложенным в него полисом, правами и удостоверением, свидетельствующем о том, что она является сотрудником Оружия X, бумажником, а так же тем самым платком, которым она судорожно пыталась вытереть окровавленную руку. Бросив все это себе на колени, Гилл наспех свернула куртку и сунула ее между собой и автомобильной дверцей, намереваясь в дальнейшем избавиться от нее. Что касается платка, то она была не уверена, стоит ли его сбрасывать вместе с простреленной одеждой. Все-таки, он станет хорошим упоминанием о том, что действовать необходимо как можно более осторожно и все равно, чья на нем сейчас была кровь. В любой момент, когда она посмеет допустить очередную неосторожность, он может окраситься уже в ее багровый цвет. Сомневаюсь, что это доставит ей весьма приятные ощущения. Астон остановился на одном из светофоров. Тем временем, попрятавшая по карманам кожаных брюк все свои вещи девушка слегка приподнялась на кресле и обернулась в сторону окна, наблюдая за редкими прохожими, прятавшимися от крупного ливня под зонтами, опершись ладошками о сидение. И ощутила как одну из них накрыла мужская рука, слегка сжимая ее тонкие пальчики. Ищейка немного смутилась и не спеша обернулась к нему, изумленно смотря на их руки, ощущая, как стремительно исчезает головокружение, боль в виске, как перестают напоминать о себе полученные по неосторожности царапины, а колено, что она выбила во время стычки с собственным отцом, на заводе, начинает проходить. Он снова заботился о ней как когда-то и это вызвало у Эго легкую наивную улыбку. Машина тронулась, он не спеша, а может - просто нехотя отпустил ее ладонь, которую девушка тут же прижала к своей груди, продолжая улыбаться своим мыслям. Благодаря таким друзьям она и держиться в отсутствии отца. Они все заменяют ей родных, близких, любимых. Они готовы заступиться за нее, уже только за то, что она - такая. Естественная. Природная. Настоящая. А она в ответ готова пожертвовать собой ради них и не важно, заслуживают они того или нет. Хватит у нее сил помочь им или не. Она готова стоять за них до последней капли крови и ни за что не отступиться. Не в ее правилах и интересах сдаваться. Ни за что. - Мне бы хватило и обычной рубашки или футболки. Я не хочу быть тебе в нагрузку. Но мне очень приятно, что ты обо мне заботишься, не смотря на наши пусть редкие, но ссоры. И я даже... по тебе соскучилась, - Кэрол с улыбкой глянула на него, после чего вновь обернулась к окну, но на этот раз уже положив голову на спинку сидения и прикрыв глаза. Но не от того, что устала. Она пыталась вслушаться в дыхание того, кто всегда ей нравился. Возможно, что даже чуть больше, чем просто друг.

Dante: По крайней мере всё было не так плохо. Ну рана, ну хреново. Зато девушка, как это обычно бывало, когда любитель женской ласки подваливал к ним в таком виде с нелепыми предложениями, вроде "поиграть в игровые автоматы" не побросала всё и не припустила прочь с воплями из разряда "Изыйди, демон!". Изойти, он естественно никуда не исходил, но удовольствия к жизни это тоже не добавляло. Курил он тоже не так часто. На здоровье это никак не влияло, но само курение вызывало у демона раздражение, он предпочитал разлагать себя алкоголем, нежели наркотиками и табаком. Впрочем, сейчас сгодилось бы что угодно, лишь бы заниматься чем-нибудь. По прежнему, чуть запрокинув голову назад, касаясь затылком холодного камня, Данте задумчиво, открыто глядел на девушку, с выражением чистейшего, почти детского любопытства. Поймав пачку, Волк поблагодарил незнакомку вымученной ухмылкой, слегка обнажавшей белые клыки. Вытащив одну, оттуда же и достав зажигалку, серебряный блондин закурил, не без удовлетворения втягивая в легкие сизоватый дымок. С девушкой рядом было необыкновенно спокойно, а на такие вещи у Охотника чутье было невероятным. Пожалуй, так спокойно, без какого-либо напряжения он чувствовал себя только рядом с двумя людьми. Собравшись уже отпустить какую-нибудь шутку, или рассказать как поохотился, Данте открыл рот, но оборвал себя едва только темноту переулка прорвал режущий глаза свет автомобильных фар. Удивительно, как переменился Охотник. Он по прежнему сохранял полное внешнее спокойствие, но словно бы подтянулся, немного напрягся, как хищник в засаде, перед прыжком на добычу. Он им и был. Ненавидимый общественностью, не от мира сего, запертый тут словно в клетке. Бросив на незнакомку быстрый взгляд, с немым вопросом, Тони расслабился, поняв что это за ней. Удар, для расслабившегося было демона оказался некоторой неожиданностью. Исходя из этого, можно было понять почему именно он входит в разряд хищников, с некоторой опаской относящимся к людям. Впрочем, даже получив удар исподтишка, Данте умудрился упасть спиной на стену скрестив на груди руки, приняв самую вальяжную позу, на которую был способен. Цвета расплавленной ртути глаза опасно вспыхнули и тут же погасли. - Пух ещё не вырос, со мной тягаться. - тихий голос после схватки с представителями иного измерения чуть охрип. Данте спокойно проследил за ними до того, как они оба оказались в машине. Да уж, этот Данте был не похож на того, которым он был лет скажем двадцать назад. Импульсивность и полная басшабашность отошла на второй план, упустив место мудрости. Демон прикрыл глаза. «Рука мягким, отточенным годами движением скользнула в карман, сжав рукоять безразличного ко всему металла пистолета. Вытащив Эбони, демон направил его вслед тронувшейся машине. Не смотря на то, что через секунду она должна была скрыться, он успевал. Пуля вылетает из ствола, пробивает правое заднее пассажирское стекло, дальше в затылок, и миновав голову разбивает лобовое.» Он бы даже не успел понять, что его убило. Сжав и разжав ладонь несколько раз, Волк улыбнулся непонятно чему. Сила - инструмент, а не самоцель. Это он усвоил давно, через боль, потерю и кучу времени. Оттолкнувшись от стенки, Данте сделал несколько шагов в сторону, противоположную уехавшей машине, но ноги подвели и подогнулись. Припав на колено, сын Спарды облокотился на мусорный бак, морщаясь от боли. «Что за херня, это всего лишь рана в животе...» - сцепив покрепче зубы, блондин огляделся, припоминая телефоны всех знакомых.

Black Tom: Сейчас он был наркоманом. Наркоманом, безнадежно пытающимся завязать со своей вечной утягивающей, но в тоже время невероятно сладостной зависимостью. Стоит задуматься, а надо ли вообще лишаться этого невероятного чувства? Неужели оно действительно делает людей более расслабленными, не сосредоточенными, мешая им при этом существовать в прежнем режиме? Возможно, но в душу заползают сильные тени сомнения… Симпатия, притяжение, влюбленность – называйте это как хотите, все равно не хватит никаких заумных понятий, чтобы объяснить то, что творится с человеком, до руки которого дотрагивается настоящее чудо. Легко обернув голову в сторону девушки, Том слабо улыбнулся, слегка приподняв уголки губ. Под глазами появились морщинки радости, которые проступали на лице мужчины слишком редко, чтобы казаться заметными. Он не проронил ни слова. Просто не хотел нарушать эту тишину, прекрасную и глубокую. Его слух внимательно ловил каждый звук, каждый шорох, не пропуская мимо головы ни одной мельчайшей детали. Ее сердцебиение, приятное дыхание – все доставляло несоизмеримое удовольствие. Кэссиди чувствовал себя живым, тем, кто увидел свет и понял, что всю жизнь шел по правильной тропе. Иначе бы просто он не встретился с милой Кэрол. "Забота… дорогая… Как бы я хотел сделать для тебя больше, нежели подарить пару рубашек и футболок. Забирай хоть все, но даже тогда, я не смогу быть уверенным, что сделал все возможное.." - Хех, без проблем. Рубашек и футболок у меня завались, - невольно усмехнувшись, Черный Том вновь уставился на скучное пространство Нью-Йорка, мельтешившее за лобовым стеклом. Состояние одаренного все еще было под грифом «помятое», поэтому он не позволял своей сущности до конца расслабиться, иначе они рискуют оказаться впечатанными в один из многочисленных столбов. "Скучал" – мысленно вымолвил мужчина, дабы самому осознать, что без Льюис его жизнь была совершенно иной. Может, виделись они не так часто, как хотелось бы, да и ссоры нередко проскальзывали в их отношения, но без контраста скучно жить на этой земле, так что все трещины между ними затягивались с той же быстротой, что и увечья Бэррингтона, которые, кстати, полностью исчезли с его ровной кожи, не оставив и намека на свое существование. Насколько же сильной должна быть энергетика Эго, чтобы растопить практически ледяное сердце знаменитого Злодея. Черный Том – кровожадный, беспощадный «кукловод», ловко распоряжающийся жизнями других людей, выстраивая их в свою игру – именно так о нем отзывались. Отрицать нельзя - в этом была доля правды. Но манипуляции человеческими жизнями не производились самим мужчиной, они происходили спонтанно, потому что перед сильной натурой слабые склоняются. Томас не был чрезмерным гордецом, ему не нужно было преклонение, доходящее до фанатизма. Он настолько редко доверял людям, что предпочитал добиваться всего сам, проходя по головам других. Подло? Вполне возможно, но зато реалистично и безопасно. Ему было приятно видеть Кэрол рядом. Их отношения обходились без масок, так что не было нужды скрывать себя настоящего. Многие пытались залезть к Бэррингтону в душу, но прорубить то самое окно доверия удалось лишь единицам. Осторожно занеся свою руку под запах пальто, Кэссиди окончательно убедился в целостности своего некогда израненного тела. Снова знакомый огонек в глазах, ненавязчивая ухмылка и какой-то непонятный клубок внутри, распутать который непосильно даже ему самому. - Я скучал, - наконец проговорил он, устав держать мысль при себе, - Скоро приедем. Автомобиль направился в более оживленную часть города – район элитных квартир, где и располагалась «берлога» мужчины. Одаренный уже точно не помнил – порядок там у него или хаос – настолько долго его не было дома. Правда, ему не виделось нужным распускать мямли по поводу извинений за неуютную обстановку дома. Черный Том прекрасно понимал, что он услышит в ответ на эти глупые и бессмысленные слова. Две близкие души могут найти счастье и в кромешной тьме. /Квартира Черного Тома/

Success: Сокращать путь – дело быстрое, но грязное. А если сокращать путь в малознакомом городе, еще и безнадежное. Майк был в гневе. Кровь просто закипала, ему казалось, что вот-вот сердце разорвется. Нервные срывы без повода случались с ним часто и можно было бы привыкнуть, но каждый раз был все хуже и хуже. Майкла успокаивали прогулки по ночному городу. Идти до парка недалеко, а если сократить, еще и быстро. Вот только чтобы сокращать, нужно знать город. Майкл шел быстрым шагом, несколько раз зацепил неспешно идущих людей. Он больше всего хотел сейчас кого-нибудь прикончить, но это вряд ли помогло. Зато непосредственный контакт с природой и свежим воздухом помог бы ему успокоиться. Майкл города не знал, поэтому нырнув в первый попавшийся переулок, еле удержался от крика негодования, уткнувшись в мелкую решетку. Он тихо выругался и небрежно пнул один из баков. Из опрокинутого бака выскочила черная кошка и от страха сиганула через забор. Майкл посмотрел на небо. Темное, глубокое, в него можно было смотреть вечно. Ему хотелось смотреть вечно. Неподвижно стоять среди мусорных баков и смотреть на успокаивающее небо. С самого утра его преследовало ощущение, что день пойдет не так, и закончилось все нервным срывом. В общем-то, забор был не преградой, Майкл с легкостью мог перелететь его, или вовсе прыгнуть с балкона квартиры и полетать над городом. Но он почему-то выбрал пешую прогулку. У Майкла закружилась голова, он еле удержался на ногах. Кровь, видно, не поступала в мозг из-за такого положения. Сердцебиение участилось, будто сейчас должно произойти что-то важное...

Pain: Только посмотреть на этого парня... Отлично. Он именно тот, кто мне нужен. Ещё секунда, и он взорвётся от гнева. Он никого не видит перед собой. Ему на всё наплевать. Для него существуют лишь он сам и его неудовлетвроённые желания. Его запросы, которые он не в состоянии выполнить. В нём скапливается весь этот негатив, и единственное что он может придумать, это пнуть бак. Странно что не погнался за выпрыгнувшей перепуганной кошкой. Глупое существо, этот человек. Человечишка. Его смерть будет страшнее тех предыдущих. Он заслужит её своей глупостью. Своим гневом. Я освобожу то, что все называют миром от этого сосредоточия бездумной ярости. Убийца втянул носом воздух. Сегодня ему не пришлось долго выискивать своего попугая. Попугай оказался более нетерпеливым, и стал кричать ещё в начале невидимой охоты. Что нравилось Убийце, так это то, что практически в любое время он мог найти жертву. В самое неожиданное время. Будь это обеденное время, будь то ранний вечер, или как сейчас - ночь. Пороки будут всегда и везде где будет человек. Его взгляд словно стал одним целым с жертвой. Ни на милиметр лишнего обзора. Только то, что было по сторонам и впереди. Убийца собирался действовать по старой схеме - сначала нейтрализировать жертву, затем затащить в одно из временных логов, и там уже расправится с добычей так, как хотел этого Убийца. Шприц с транквилизатором уже был на готове. Убийца держал его в кармане. Единственное, что было виддно из его одежды, так это тонкий чёрный плащ с капюшёном, который напоминал монаший балдахон, но на самом деле выглядел действительно как плащ-накидка. Просто слегка запахнутая. Людей на улице практически не было. Пара-тройка пешеходов. Убийца перешёл через дорогу, двигаясь, словно плывя. - Не хочешь расслабончику? - Послышался приглушённый безликий голос, который мог принадлежать как юноше так и девушке одновременно. Убийца стоял от парня на расстоянии чуть меньше метра, и он подошёл со спины. После этих слов, убийца, дождавшись реакции жертвы, начал действовать во время неё, и за миг оказавшись за спиной добычи попытался вонзить иглу тому в шею.

Success: Неожиданный голос разбудил Майкла. Он опустил голову, но впереди ничего не увидел, лишь услышал странный звук, похожий на короткий тихий свист. Все это произошло меньше, чем за две секунды, но Майкл почувствовал тепло, исходящее от человека, за своей спиной. От растерянности он обернулся. — Чего? — сдуру бросил Майк в пустоту, потому что на выходе из тупика никто не стоял. «Почудилось» — подумал Майкл и повернулся к решетке, собираясь взлететь. И оторопел. Напротив Майкла стояла фигура в черном плаще с длинным капюшоном. В руке фигура держала шприц, который находился на уровне его шеи. Сердце Майкла забилось с бешеной скоростью, в голове что-то пульсировало. Он попытался сделать шаг назад, но уперся спиной в решетку. Майкл понял, что именно это существо его окликнуло, а потом каким-то образом оказалось рядом с ним. «Скорее всего, это мутант» — рассудил Майкл. Мутант, который только что чуть не вколол какой-то дряни ему в шею. И, судя по всему, не намерен останавливаться. Все эмоции как рукой смело. Майкл оставил все человеческие чувства, весь свой гнев, жалось и потребности. Осталась лишь логика и хладнокровие. Сконцентрировав силу в кончиках пальцев, он собрал их и занёс руку для удара в средце фигуры (если оно там, конечно, есть)...

Pain: - Ловкий малый! - Подумал Убийца, когда жертва сумела ускользнуть от несущейся к шее пятисантиметровой иглы. Вот только в этом порыве жертва загнала себя в ловушку, стукнувшись спиной о запертую решётку. - Попался попугайчик. Убийца уже хотел было нанести сверхбыстрый удар иглой в фронтальную часть шеи парня, как вдруг заметил, что парень, не собираясь сдаватся просто так, занёс руку для удара. Разумеется, учитывая скоростное превосходство маньяка не только в движениях но и в восприятии, тот смог без труда увернутся от удара, сделав полуповорот на месте, тем самым уводя место для удара в сторону, и одновременно с этим выпуская руку со шприцом к шее противника, дабы окончить борьбу, не успев её начать. Но удача этой ночью была явно не на стороне Убийцы. Игла, которая должна была беззаботно проткнуть кожу парня и впустить под неё транквилизатор, сломалась. Убийца не мог поверить в то, что мог допустить такой просчёт в точности нанесения удара. Игла врезалась в воротник куртки жертвы и просто сломалась. Причём даже не пополам, так как тогда можно было бы нанести удар менее заметный, но не менее эфективный, а прямо у основания. Заслышав щёлк переломившейся иглы, Убийца сразу же откинул шприц в сторону, и решил завершать дело в ручную. Нельзя было давать жертве шанс хотя бы оттолкнуть его, так как сейчас парень был не в выигрышном положении, прижат к решётке, и это было кульминационным моментом для Убийцы. Из-за плаща было невозможно понять телосложения Убийцы, но удары, которые он мог нанести, были довольно крепкими. Маньяк попытался нанести несколько ударов. В солнечное сплетение, затем попытка ударить в кадык, и после этого удар открытой ладонью в лицо. У последнего удара было сразу две цели: либо сломать нос, либо заставить парня по инерции от удара хорошенько стукнутся затылком о решётку. Маньяк начинал догадыватся, что имеет дело не с простой жертвой, так как уже потерпел две неудачи за весь акт нападения. Но даже самый удачливый заяц может встретится с не менее удачливым и в равной степени с этим голодным волком. И удача его оборвётся. Все три удара прошли безупречно. Убийца двигался слишком быстро, и парень попросту не смог успеть защитится. Но, к очередному удивлению маньяка, парень не отрубился, а напротив, взлетел. Вот теперь всё стало на свои места. Да и улететь далеко ему не удалось. Убийца крепко схватил его за ноги и дёрнул вниз так, что тот упал челюстью прямо на металическую перегородку. Попался. /Общественная Больница/

Lady Deathstrike: /откуда-то/ Первым делом Ояма решила полностью привести себя в порядок, а с учетом последних ее приключений, сделать это будет очень и очень трудно. За последние пару часов, она узнала, что ее квартира уничтожена, при чем в буквальном смысле этого слова, какими-то непонятным "гостями" из другого измерения, сказать, что ее удивило эта новость, значит ничего не сказать. Теперь у нее появилась еще целая куча вопросов, начиная с того - кто именно это сделал, и заканчивая тем - на кой черт им это понадобилось. Может искали что-то? Ояма пожала плечами, продолжая свой путь. Она даже не заметила как дошла до центральной улицы, где люди шарахались от нее во все стороны, не забывая при этом кричать что тут мутант и надо как можно быстрее вызывать спец.отряд. Когда ее все же достала вся эта суета, она свернула на менее оживленную улицу, где неподалеку жил один ее знакомый, а если быть точнее то должник, которому сейчас придется отдавать свой долг... пока ей выгоднее получить деньги, чем его жизнь, мало ли еще пригодится, ведь всякое бывает. Получив кругленькую сумму и пожелания вслед чтобы больше никогда не встретится, она прямиком направилась в ближайший отель с целью снять номер и принять душ... ...через пару часов вновь оказавшись на улицах, но уже в более хорошем и приподнятом настроении, Леди решила немного побродить по вечернему городу, чтобы привести свои мысли в порядок. Последнее что она отчетливо помнила и понимала, это то, что она оказалась на какой-то базе, где ей не плохо промыли мозги, но память к ней все же решила вернуться, только вот как оказалась не полностью, иначе бы она помнила свои приключения с Охотником, явно по вине которого она и лишилась квартиры. Ладно, с этой фигней разобраться нет никаких проблем, более интересно и важно сейчас, кто из моих "друзей" находиться в городе и не поспособствовал ли кто-то из них моему последнему "отдыху". Пока Йорика размышляла, она оказалась в одном из темных переулков города, в которых почти никогда нельзя было встретить людей, так и сейчас этот неприветливый уголок города был мрачен и молчалив. Если хочется побыть наедине со своими мыслями, то это, наверное, лучшее место в городе… Ояма прислонилась спиной к стене и закрыла глаза, каламбур среди мыслей никак не давал ей покоя и, уж точно, не помогал связать многие последние события в единое цело, не хватало много кусочков из этой мозаики чтобы получилась цельная картина происходящего…

Omega Sentinel: [Начало игры.] [Проверка всех систем] - Неживой, бездушный голос в голове оповестил о проверке ПО и СО. Нудность. О Всевышний, за что ты так поступил со мной и позволил людям сделать меня живой машиной? Нет, эта мысль не была обидой обретшей форму мысли. Это не была злость. Это была обыденность. Карима перестала взрослеть и стареть. Ее тело стало вместилищем силы равной которой в этом мире было не так уж много. Технологии и техника стали неотъемлемой частью индианки. Энергия в кабелях заменила кровь, реактор заменил сердце, металлы заменили кости... И это уже привычно, но та часть что осталась от человека, от реальной Каримы, пытаясь вернуться к тем потерянным, забытым человеческим чувствам. Как же иногда девушке хотелось что бы этот ужас программы "Нулевая Толерантность" был лишь страшным сном. Что бы то страшнейшее зрелище когда она, Карима, очнулась от действия анестезии и увидела как ей отрезают ноги и выворачивают наизнанку внутренности было лишь самым ужасным и самым реалистичным, но кошмаром, игрой воображения. Но все было правдой... Проклятой правдой. [System online] Знаю я.. Чувствую... Отмахнулась девушка и поднялась на ноги. Темный переулок, а именно так и назывался сей неширокий, но довольно длинный проулок от оживленной дороги к тупику близ железнодорожной ветки, стал пристанищем живого Стража пару часов назад. Тогда Кариме захотелось ненадолго отключиться от реальности и предаться недавно обретенной способности видеть сны. А сны были яркими, наполненными радость и чистотой. Вот сейчас Омеге приснился сон что она вновь человек, свободный от оков этого сумасшедшего технического прогресса обратившего ее в машину убийства. Она бежала по родной улице к своему дому. Может вот оно было счастье?... Сейчас последние следы сна ушли и вернулся жестокий темный мир реальности. Вздохнув Карима поднялась из кучи пустых картонных коробок - своего скромного пристанища. Достать денег для девушки было совершенно не сложно, взломать любой банковский счет на расстоянии и вуаля, селись хоть в самом лучшем отеле семейства Хилтонов. Но нет, это было непонятно Омеге, ведь она хотела стать человеком, а кража чужих денег попахивала воровством и следовательно шагом в сторону от человеческих чувств. Отряхнув плащ скрывавший ярко белую броню Карима сама себе улыбнулась вспомнив что теперь у нее вообще-то есть дом - КАП. Но прежде надо было обратиться к одному из известных ей членов Клуба и уже там получить помощь. Но не сейчас, не сейчас. В проулке показалась девушка, точнее даже женщина, слишком уж серьезным был ее взгляд и тяжелы ее думы. Читать человеческую мимику Карима умела, как и сканировать ДНК. В голове сработал инфоцентр и Омега Страж осознала что пред ней один из могущественных мутантов - Йорика Ойама, Леди Смертельный Удар. Таких кровожадных и страшных убийц еще надо поискать. Хотя зачем? Вот же она. И это совсем не хорошо. Кто бы ты ни был ты в первую очередь человек! Верно. И вновь жизненное кредо Омеги взяло верх над техническим прогрессом. Взгляд Каримы провожал японку и при этом внимательно оценивал, информация никогда никому не мешала, за исключением тех случаев когда факт того что ты знаешь что-то мешает другим.

Lady Deathstrike: Жизнь такая странная штука, в один момент у тебя есть почти все, преимущество явно на твоей стороне, а потом, всего через мизерное количество времени, у тебя уже ничего этого нет, и отнято даже то малое счастье в жизни, которое у тебя было. Интересно это когда-нибудь прекратится, или все так и будет продолжаться, судьба то преподносит тебе подарки, а потом вновь ставит подножку, чтобы посмотреть на твой выбор - сломаться или, стиснув зубы, подняться и продолжать идти, чтобы потом вновь упасть... для очередного выбора. Сколько раз Ояма попадала в различные неприятности, столько же раз она благополучно выпутывалась из них, чтобы потом вновь во что-нибудь ввязаться. Последнее ее приключение оказалось слишком жестоким, она своими собственными руками причиняла боль своим друзьям, даже не подозревая, что когда-то с ними была вообще знакома. Пусть бы лучше с ней сделали все что угодно, только не такое, она даже представить теперь не могла как посмотрит Росу в глаза, ведь на той базе могло случиться все что угодно, что было бы если б они чуть лучше поработали с ее памятью... неужели она могла бы... об это женщине даже думать не хотелось, она с силой стукнула по стене кулаком. Люди... с каждым разом я их начинаю ненавидеть все больше и больше, если бы тока они оставили одаренных в покое, но такого никогда же не будет... значит - выбор один - противостояние, и пусть тока мне потом кто-то решится лекции читать о том, что убивать людей плохо Ояма открыла глаза, в них как и прежде плескался безграничный холод и лютая ненависть ко всему окружающему. Откуда-то со стороны послышался звук, больше напоминающий отдаленные шаги, а потом стих, словно кто-то остановился, в этот момент женщина почувствовала на себе чей-то взгляд, но поворачивать голову в сторону незнакомца или незнакомки не стала, зато была готова в любой момент отразить атаку, если таковая последует. Леди ждала, надеясь получить какую-нибудь реакцию от появившегося, но ее не было. - Если ты думаешь, что я тебя не заметила, то ты ошибаешься, лучше проваливай отсюда побыстрее, - металлический холод и уверенность в голосе, Йорика по прежнему так и не посмотрела на появившегося, может это и была ее ошибка, ведь потенциального врага лучше знать в лицо, но ей сейчас было все равно

Omega Sentinel: [Оценка физических данных объекта.] Голос в голове подтвердил физическое желание Каримы знать того с кем имеешь дело. Справа от Йорики, в воздухе появились голографические данные оценки. Никто кроме самой Омеги не мог видеть эти голограммы, это была лишь подсказка ЦП. И данные были занимательные - содержание в адамантиума в организме Йорики зашкаливали за все вероятные показатели "случайных единиц" - то есть сей редчайший искусственный металл был частью организма девушки. Соответствующее подтверждение нашлось в базе данных по проектам "Оружие Икс" и "Нанекс". И еще нашлось указание на то что адамантиум в кистях представлен в виде гибкого, подконтрольного сплава. То есть по воле владельца такого сплава возможно изменение форм, но вероятно очень узкое и однотипное изменение. Отметка в активной базе данных о новом факте. Следующая графа данных - физическое состояние организма. Тут уже информация не была удивительна: уровень скорости и удельной силы сокращения мышечной массы был далеко за пределами даже самых развитых людей, восстановительно-рекреационные возможности на клеточном уровне скорее подходили по показателям на вирусные бактерии, так активно и стремительно происходил энергообмен в клетках, нервная систем вообще светится в магнитно-резонансном режиме наблюдения. Карима все отметила и разобрала для самой себя за считанные мгновения, поэтому она по окончании сбора информации внимательно прислушалась к окружающему миру, обновила тактическую информацию в базе данных о происходящей ситуации в радиусе двух километров на данный момент, сверила данные со спутником и даже обновила очередной блок в системе спутниковой связи во избежании обнаружения. - Если ты думаешь, что я тебя не заметила, то ты ошибаешься, лучше проваливай отсюда побыстрее. - Карима даже слегка удивилась, так ей самой показалось. Она, Омега Страж жила на качественно другом уровне скорости восприятия и осознания мира, с момента обнаружения ей Йорики Ойамы прошло от силы две три секунды, а объект уже успела однозначно оценить ситуацию со своей стороны и сделать свои выводы. - Не вижу причин выполнять ваш совет Йорика. - Карима ответила безэмоционально, хотя и могла говорить подобно нормальному человеку со всем возможным спектром эмоций, но для себя вновь отметила что слова Леди обладали не скрытым эмоциональным подтекстом - агрессией и самоуверенностью. Безосновательной самоуверенностью. Последняя мысль даже заставила Кари слегка ухмыльнуться, часть человеческого сознания отвечавшая за сарказм и некую часть юмора все же делали свою работу. И это радовало. - Я имею полное право смотреть на вас и вы не в силах мне это запретить. - Голос вновь был пуст и безжизнен, машина продолжала свою холодную работу. Стало почему то очень интересно как себя поведет дальше объект и что она предпримет столкнувшись с противостоянием ее воле.

Lady Deathstrike: Ояма получилась лишь сарказм в ответ, появившейся в темном переулке явно был уверен в себе, что означало одно - перед ней точно не человек, а мутант, что уже было интересно. Леди повернула голову в сторону своего потенциального врага, ее заинтересовал тот факт, что в ответ она получила уверенность и насмешку, только вот голос был очень странным, словно говорило не живое существо, а машина. Как оказалось, именно так и было на самом деле, женщина увидела перед собой робота, что несколько ее удивило, но она не подала виду, лишь была готова в любой момент отразить атаку и нанести удар, но нападать первой нее стиль, ведь в начале надо хотя бы чуть-чуть узнать своего противника, увидеть как он двигается, чтобы создать свою линию ведения боя, а просто так бросаться в драку... конечно можно, но не в характере. Робот... это уже интересно Ояма пристально посмотрела на девушку, пытаясь понять знакома ли она с ней, или такого счастья ей еще не выпадало. Лично она с ней не была знакома, но что-то все же Леди было о ней известно. Киберпатия отличная штука, твой мозг может усваивать и хранить столько информации, которая в начале кажется совершенно бесполезной, но в любой момент может стать очень необходимой. Ояма надеялась, что долгое время, проведенное за компьютером, с целью изучения досье различных мутантов, которые известны правительству, не были потрачены зря. Она чуть наклонила голову на бок, пытаясь вспомнить что-нибудь. Из недр памяти всплыло имя незнакомки - Карима Шапандар, которая, как и когда-то сама Йорика, подверглась каким-то странным опытам, в результате чего получился практически настоящий робот, только вот очень опасный и сильный. - Карима, - Йорика специально к ней тоже обратилась по имени, чтобы дать понять, что не только Кариме известно о противнике, но и Ояма в курсе ее способностей, - видимо в тебе после долгих опытов убили всю человечность, что так трудно понять, когда лучше уйти. Леди привыкла бить по больным местам, ведь для этого не обязательно применять силу, хватит и простых слов, только вот как быть в случае с роботом? - Видимо тебе уже давно перестало быть известным такое состояние, когда хочется побыть одной, без назойливых наблюдателей со стороны. Женщина поднялась с земли и встала напротив Каримы, их по прежнему разделяло довольно большое расстояние. Нападать первой Ояма пока не спешила, ведь мало ли чего могло написать правительство про Кариму в ее досье, но вот о том, что ее дело было отмечено красным, уже явно говорит о высоком уровне опасности. Карима словно застыла, ответа так и не последовало, Леди пожала плечами, мол с кем не бывает, робот же, с осторожностью она обошла девушку и покинула темный переулок /Город/ ждать больше не было сил, поэтому пост был дополнен и поставлены переход 29.10

Nihilist: <<<Кухня 0.4 «Интересно, что заставило её так поступить? Обычно люди помогают обладателям значков. Хотя какая разница. Она, можно сказать, вытащила меня из тюрьмы, главное чтоб это не вошло у нее в привычку. Точнее мне надо больше не попадаться» Гуляя по городу, пара молодых одаренных за разговорами не заметила, как ночь сменила вечер. Они просто шли и беседовали о чем-то своем, то и дело, прерывая свои разговоры, звонким смехом и ловя смущенные взгляды друг друга. Эту идиллию разрушил пронзающий до костей сквозняк. Нигилист осмотрелся по сторонам и эму казалось, что он только проснулся, прервав прекрасный сон. «Жуткое место. Что нас сюда занесло? А ж мороз по шкуре» Микки сложно было назвать трусом, но этот переулок мог навести страху на кого угодно. Устоявшийся запах мусора и гнили, почти полная темень, которую местами разрывает качающейся от завывающего сквозняка старый фонарь. Из-за моргающей лампы свет от фонаря нормально освещал только деве точки: ярко зеленую надпись «Смерть Мутантам!!!» на треснувшей стене, и двух громадных крыс дерущихся за бездыханное тело своего сородича. В голову мутанта то и дело лезла всякая чушь вроде считалки про Фредди Крюгера. - У тебя нет ощущения, что мы находимся на декорациях к фильму Хичкока? Я не знаю, может ли это место быть ещё более мерзким. – Внезапно в ароматный букет переулка добавился ещё один запах. Довольно неприятный и резкий запах гари ударил в нос Микки, что вызвало на его лице гримасу отвращения. Также неожиданно из-за угла выбегает горящий мужчина. На удивление от него нет ни звука, он мечется из стороны в сторону, потом замирает и падает. Несколько секунд Нигилист стоял как вкопанный из-за увиденного. В памяти всплыли воспоминания, когда он сам оказался в подобной ситуации в подобном переулке.

Arana: /Кухня 0.4/ Аня так и не поняла, зачем она утащила Микки. На кухне она повиновалась порыву чувств, но почему девушка пошла с ним гулять? Мило разговаривая, они не заметили, как зашли в какой-то переулок. Обстановка могла смело служить декорациями для фильма ужасов. Темный, не смотря на теплую погоду - здесь было очень холодно. Не хватает только какого-нибудь монстра с бензопилой. Арана поежилась. - Тебе не кажется, что нам пора уходить? Увидев больших, жирных крыс у стены дома, Аня закрыла глаза и попыталась успокоиться. "Раз, два, три, я совершено не боюсь, так, глубокий вдох", - восстановив душевное равновесие, девушка открыла глаза - только ничего радостного она не увидела. В нос ударил едкий запах гари. Откуда-то выбежал человек, весь покрытый пламенем. Он даже не кричал, только пытался сбить пламя. Арана прикрыла рот рукой, чтобы не издать вопль ужаса. Оцепенение охватило ее. Тем временем, человек упал. Шоковое состояние у Ани прошло. - Пошли, нужно ему помочь! - девушка дернула Микки за руку, на ходу снимая куртку. Подбежав к горящему человеку, она принялась сбивать пламя, кашляя от дыма. Глаза слезились, тошнило от запаха, было очень страшно. "Во что ты в очередной раз ввязалась? Нет, чтобы остаться в школе, в новой комнате, спокойно почитать книгу, тебя понесло гулять",- думала девушка. -"Что с ним произошло? Пожара вроде нигде нет. Неужели кто-то решил развлечься подобным образом?".

Nihilist: Первая волна шока прошла, мутант снял с себя кожаную куртку и принялся тушить бедолагу. Очередной раз парня удивила его прекрасная спутница. Помогая ей тушить огонь, он не мог оставить мысль как человек, который жмурится от вида крыс так смело бросается бороться с огнем. Паре одаренных ели удалось сбить большие языки пламени одежда все ещё продолжала тлеть, распространяя вокруг жуткую вонь. Хлопки от ударов куртками разносились по всему переулку и помалу начали смешиваться со звуком мелкого и противного, но такого необходимого моросящего дождя. С помощью природы пламя было побеждено Микки перевернул тело и в ужасе отпрыгнул в сторону. В тот момент свет упал на погибшего и молодым людям была показана ужасная картина. Лицо незнакомца было сильно вытянуто и полностью обугленное, рот был сильно открыт вроде он все время кричал, а нижняя челюсть сдвинута в сторону, из-за гари или так удачно упала тень вместо глаз было два черных пятна, визуально казалось, что глаза выгорели. Вот и второй шок. Поколебавшись Микки, бросился к телу в поисках каких либо документов. Умом он понимал, что это не его дело, но из-за непонятного притяжения, парень не обращая внимание на все вокруг него продолжал обыскивать тело. В одном из карманов парень нашел слегка обгоревший аккуратно сложенный листок бумаги. – Отойди от тела! Руки за голову! – Микки быстро спрятал бумажку в кроссовок, огляделся по сторонам и на его удивление девушки уже не было рядом, вместо Ани напротив мутанта стояло два полицейских державшие его под прицелом. «Что такое не везет и как с этим бороться? А девочка оказалась шустрой» - Меня зовут Микки О'Нил. Я увидел горящего человека и пытался… - Полицейские прервали рассказ парня щелчками наручников на запястьях. После чего посадили его в машину и вызвали опер группу. - В отделении у тебя еще будет возможность все рассказать – Коп завел двигатель, и они уехали с места происшествия. Полицейское управление Нью-Йорка 0.3>>>

Arana: Запах горящего тела был очень мерзким. Он проникал глубоко в легкие, вызывая кашель, Аране казалось, что еще немного – и она выплюнет свои легкие. Пошел дождь, который сильно облегчил борьбу с огнем. Совместными усилиями пламя удалось потушить. Пострадавший продолжал лежать без движения. Повисла пронзительная тишина, которую нарушали только капли дождя. Аране было страшно, очень страшно. Когда Микки перевернул тело, то девушка едва подавила в себе визг. Обугленная кожа притягивала взгляд, невозможно было оторваться. От смрада к горлу подступила тошнота. «Это все сон, дурной сон, Аня, ты должна проснуться», - к сожалению, это было реальностью. - Нам нужно уйти отсюда! Мне все это уже не нравится. На двое почти ночь, откуда-то выбегает мужчина, объятый пламенем, блин, чертовщина какая-то, - Аня нервничала и воровато оглядывалась. Сердце бешено колотились, спина покрылась липким потом, руки дрожали, в горле пересохло. За все время работы в ВебКорпсе ей не было настолько жутко, даже когда она первый раз столкнулась в парке с Мигелем. Микки не обращал на нее внимания, он решил обыскать мертвеца, видимо надеялся найти хотя бы документы. -Ты как хочешь, а я пошла отсюда! – сказала Арана и отошла от тела. В душе она надеялась, что Нигилист пойдет за ней, но не тут-то было. Вздохнув, Арана решила вернуться. Все-таки негоже бросать новоявленного друга вот так. – Отойди от тела! Руки за голову! – Первым порывом Ани было мчаться обратно, ведь Микки ни в чем не виноват, они только хотели помочь. Благими намерениями выложен путь в ад. Вышло так и сейчас. Полицейские же были настроены решительно. «Что же мне делать? Я не могу все это так оставить», - девушка пыталась найти решение проблемы. Да, можно было применить силы – покрыть тело броней, сказать что-то угрожающее, раскидать машины, но это даст лишь отсрочку, не решит проблемы. Тем паче, что это даст дополнительный повод обвинить мутантов во всех смертных грехах. «Держись, Микки, я скоро тебе помогу», - девушка отступила глубже в тень. Сейчас главное, чтобы ее никто не заметил. Служители порядка видимо не думали о том, что у подозреваемого могут быть сообщники. Сделав все, что следует, они забрали Микки в участок. «Значит, скорее всего, сейчас его посадят под замок. Мне нужно будет с ним переговорить», - Аня решила завтра с утра добиться свидания с Нигилистом. Все-таки у нее теплилась надежда, что полиция поймет, что все произошедшее - случайность. Когда органы правопорядка удалились вместе с ее другом, то девушка отправилась в школу. Нужно успокоиться и выспаться. /Школа Ксавье/

Blood-Lioness: [center]Начало игры[/center] Тёмный переулок - довольно опасное место для людей, но не для мутантов. Даже в таком закоулке может произойти что-то необычное, поэтому всегда нужно быть готовым ко всему. Сейчас пока было тихо и спокойно, только люди изредка тут ходили. А зря, видимо не чувствовали опасности, как некоторые мутанты. Неожиданно из-за мусорных баков появилась тень. Она становилась всё больше и чётче, пока оттуда не вышла девушка: лет семнадцати, высокая, с хорошей физической формой. По лицу нельзя было сказать, что эта была американка. Нет... Волосы были радикально-фиолетовыми, но это ещё ничего, если посмотреть девушке в глаза. Глаза сверкали чудовищно алым сиянием, словно этот взгляд испепеляет тебя, хочет наброситься на тебя. Девушка вышла из "укрытия", чтобы "прогуляться" после сна. Да, представьте себе, она спала за мусорными баками. А где ещё жить таким как она, когда люди посчитали всех мутантов изгоями общества? Одета девушка была в чёрный, на вид латексный костюм: комбинезон с декольте и без рукавов, юбка, короткая безрукавка с капюшоном и перчатки с треугольным вырезом, сапоги. Плюс ещё оружие с собой носит, словно она тут королева "каменных джунглей" (образно). Каждый день мутантка жила тут и каждый день видела одну и ту же надпись - "Смиерть мутантам". Обычно девушка не реагировала на такие послания, но сейчас она не контролировала себя, потому что была голодна и хотела человеческой плоти. Так что хищница выходит на охоту. Но было почему-то пусто, никаких следов людей, даже бомжей. Не повезло, но есть так сильно хотелось! Чтобы не потерять контроль над собой, девушка решила выйти к более населёным пунктам Нью-Йорка. Там, несмотря на свой голод, могла контролировать себя, ведь даже её хищное "Второе Я" понимало, что если мутантка себя выдаст, ей конец! ===> Улицы.

Game Master: Тед давно уже ничего не ждал от жизни. С того момента, как люди из Адской Кухни вышвырнули его вместе с вещами, все стало еще хуже, чем обычно. Он не знал, куда пойти и где просить помощи. Бездомные могут стать такими же жестокими, как и все другие, если у тебя на лбу написано, что ты изгой и никому не нужен. Из груди Теда вырывался удушливый кашель. Ноги окоченели от холода и бедолаге казалось, что встать и пошевелиться уже не получится. Лохматая псина лежала у него под боком и кое-как грела, заменяя ему печку. Почувствовав благодарность к верному животному, Тед потрепал грязную шерсть рукой, когда смог откашляться. - Что, парень, паршиво жить на свете, а? Повернув морду, дворняга негромко подвыла. Вечно печальные глаза отражали голод, который пес не мог утолить уже больше недели. Рыскать в поисках еды в мусорных баках рядом с дешевыми забегаловками было здравой идеей и инстинктом, но бросать хозяина так надолго не позволяла преданность. Тед почесал пса за ухом. Прикладывая руку ко рту и кашляя в кулак, потянулся за разложенной газетой. Одеяло из нее выходило паршивое, но может содержание поможет переждать время и убить пару тройку часов, пока не начнут открываться пристанища для ночлега. - Только посмотри на это, Зевс, - бездомный ткнул в морду пса газетным заголовком на первой странице. – Опять политиканы чудят с этой своей регистрацией. Черт их дери, когда начнут только решать настоящие проблемы! Забывшись, Тед повысил голос и поплатился за это приступом кашля. Его изнутри раздирала мысль, что скорее умрет от болезней и голода, чем от происков каких-то там суперзлодеев. Прохудившаяся обувь была для Теда страшнее Доктора Осьминога или многочисленных пауков-симбиотов. Он тайно мечтал найти среди мусора хорошую пару шерстяных носков. - Дерзкое нападение на … регистрации сверх…, - Тед приблизил газету, пытаясь рассмотреть пропущенные слова. Буквы расплывались. – Зевс, совсем старик сдал, а. Без очков уже никак не могу. Ты как, сам-то видишь еще? Зевс заскулил, вскочив на лапы. Поджатый хвост пса красноречиво говорил, что что-то не так и надо валить из переулка как можно скорее. - Что такое, парень? Тед закряхтел, тяжело поворачиваясь. В той стороне, куда указывал мордой скулящий пес, сильный поток ветра гнал мусор. - Холодает, Зевс. Ничего, скоро ночлежку откроют, вот тогда-то и поглядим…Что за черт?! Голос Теда перебил собачий лай. Поток ветра усилился и затягивал пса, подобравшегося к черной пустоте слишком близко. - Зевс, ты куда?! Да что с тобой, Зевс?! Тед попытался встать, но рухнул на колени. Ноги болели. Повернувшись к псу, он увидел, как Зевс исчез в дыре вместе с мусором. Тед не успел пожалеть своего друга, как портал стал затягивать его самого.

Catwoman: *первый пост* - Какие плохие мальчики. Селина сидела на крыше одного из зданий, свесив ноги. Это было не свойственно для мисс Кайл, но ситуация была соответствующая. Все начиналось банально, пусть даже локация изменилась – Бэтси, его проблемы с очередным суперзлодеем из их общей «большой семьи». И, разумеется, Кошка не могла остаться в стороне. Будь он даже на другом конце света – он ее найдет и за хвост втянет. В прочем, давно решив покончить с этим эпизодом своей жизни, пушистая опиралась всеми лапами и своего добилась. Отделавшись лишь хорошим полетом после взрыва, Киса, лежа на битом стекле среди снега, вдруг осознала, что кинул ее не любимый добряк. В условиях Готэма контролировать преступные шайки довольно легко: причастность к человеку с «громким» именем дает тебе ощущение безопасности. Кому-то удалось быть «под» Джокером, кто-то подался к Пингвину, ну а те, кто не хотел пачкать руки и промышлял старым добрым воровством, имел небольшой выбор. Признать Королеву воров, или перебиваться мелкой выручкой и уповать на счастливый случай. Само собой, время от времени случались бунты. Вот и сейчас, в Нью-Йорке, история повторялась. Обобрать вора, какая ирония. Но, что еще сильнее – они решили ее же деньгами оплатить чьи-то услуги, а потом их же зажать, судя по настроению собравшейся публики. У людей совсем инстинкт самосохранения отбился. Впрочем, не у людей, а у мужчин с их эго-переростком. Самое забавное, когда какая-то мелкая сошка, будучи десятым с краю, после удачно проведенной «операции», мнит себя королем мира и травит байки направо и налево. Девушка могла слышать их разговоры, потому и откровенно потешалась. Выбор у этих «мастеров» был невелик: либо за ними придет обделенный, либо Женщина-Кошка решит вернуть честно награбленное. Только они, кажется, о таком исходе даже не подозревали. - Жаль, очень жаль. Кажется, я начинаю проникаться духом Мышонка. Трепещущие, дрожащие и такие соблазнительные жертвы – хоть какое-то разнообразие. С другой стороны, хорошую драку тоже никто не заменит. Ах, этот вечный душещипательный выбор. Пожалуй, предоставлю это почетное право таинственному незнакомцу. Быть хрупкой и невинной порой так замурррчательно. Поднявшись на ноги, Кайл сладко потянулась, прохаживаясь по самому краю крыши, и не торопясь поправила свою маску, надела очки. Мир в красных тонах значительно облегчает жизнь, избавляя ее от ненужной информации. Шипы, бола, кнут, и даже сонный порошок, все на месте, в полной боеготовности, волноваться не о чем. Как же прекрасна луна сегодня, как она раньше не заметила? Это сулит хорошую ночь, если верить своим собственным приметам. Разве что в городе не завелся какой-либо оборотень, слышала, что в Нью-Йорке и такое возможно.

Sabretooth: -> SHIELD Helicarier Холодный ветер гонял по переулку кусок газеты, от стены к стене, от мусорного бака к другому баку. Шелест, иногда шуршание и крысиная возня, доносившаяся из углов периодически нарушала тишину этого затхлого места. По вечерам эхом доносился шум машин, гомон прохожих, ругань. Хотя последнее в основном только со стороны бара, находящегося в паре кварталов. Кроме того, отчего то переулок в любое время года был сырым и промозглым, вечно темным и испещренным сверкающими крысиными глазками. Вечно злые и вечно голодные существа. Всю эту идиллию внезапно нарушило что-то, гулко упавшее откуда-то сверху на мокрый асфальт, отчего тот потрескался. Приземление на асфальт всегда было самым неприятным по мнению Виктора. Хотя если порассуждать, в принципе есть вещи намного больнее и неприятнее, но зачастую расставлять приоритеты и выбирать не приходиться. Прыжок вниз был единственным правильным решением - никто не должен сидеть в клетке. Тем более он. А Братство - странная шайка. Своих не бросают, но как начинает пахнуть жаренным - все сразу в рассыпную, уносят свои задницы, да с такой скоростью, что шуба заворачивается. Только одна мысль об этом у Виктора вызывала усмешку. В общей совокупности шаг вниз приобрел некую двойственность в плане смысла. Или даже в плане символизма. Но мужчина старался не заморачиваться над этим. Главное для него в момент прыжка было то, сколько времени ему понадобиться, чтобы оклематься после приземления. А тело срастется, оставив лишь гудящую тяжесть в голове и слабость в руках. Удар. Зеленовато-бурая консервная банка, из которой торчат блестящие лезвия — вертолетные винты. А вот… ну, можно назвать крошечные обгорелые вагончики — детской железной дорогой, только не стоит, ох не стоит, детям играть в такие игрушки. Ну и комья тинистой глины, чуть подсохшие, но будто недавно из моря. То гребной винт торчит из грязи, то краешек мачты с обрывком паруса, то острый нос с остатками надписи на английском: «…ent». Да что же это!? Неужели сон? Вот только во сне никогда, практически никогда не чувствуешь своего тела. И уж точно не замечаешь, что вода — мокрая, солнце — жжет затылок, камни под ногами покрыты скользким налетом. Но в то же время было очень спокойно. - Дьявол! - только и сказал Виктор. Но вдруг замешательство резко прошло. Крид метнулся к выходу, и едва успел переступить порог, как затрещала крыша. Посыпались какие-то деревянные плашки, рухнула за спиной тяжелая балка. И сразу же вспыхнуло пламя. Сидя на корточках, упираясь руками, Виктор смотрел, как охватывают строение стремительные языки огня. Жаркие, почти прозрачные, с одинаковым успехом пожирающие и дерево, и камень, и железо. Рухнула труба — будто втянуло ее внутрь. А еще говорят, что на пожарищах всегда остаются закопченные, но целехонькие печи… Так и не вставая, Виктор начал отползать от огня. Быстрее и быстрее — жар нарастал. Внутри рушащегося, складывающегося здания что-то гулко лопалось, шипело, вспыхивало разноцветными бликами. Виктор прикрылся от разлетающихся, будто от фейерверка, снопов искр. И, казалось, доносился тонкий хор голосов… Сон. Просто сон. Виктор открыл глаза. Дернулся, отстраняясь от удивленной, то ли перепуганной девушки. Крид поднял голову. Вокруг него была кровь. И комья грязно-белого тополиного пуха жадно впитывающие её. И еще эта девка, выряженная как проститутка с венецианского карнавала-маскарада. А еще тишина. Только сердце бухало в его груди. И то хорошо.

Catwoman: - Почему мне никто не рассказал об этом районе? С такими-то спецэффектами… То, как изогнулась бровь мисс Кайл, когда перед носом пролетел какой-то увесистый аналог Бэтмена – сложно себе представить. Но, судя по тому, как заныли мышцы после – удивление на ее лице было более чем подлинным и впечатляющим. Надо запомнить и взять на вооружение. Что это было такое? Сложно было рассмотреть со столь высокой точки, как того хотелось. Любопытство же, усердно требовало своего и пришлось спускаться. Один шаг в пропасть, и шум рассекаемого воздуха бьет по ушам – свободное падение всегда было самой приятной частью. Особенно, если ты твердо уверен, что не разобьешься. Острое зрение уже привычно отыскивает подходящий выступ, отработанный удар кнутом и до стены соседнего здания остаются считанные метры. Когти выскальзывают из перчаток, позволяя ненадолго задержаться на неровной поверхности фасада. Следующая цель – пожарная лестница, не самое удобное место для высоких каблуков, но весьма неплохая альтернатива окнам. Не составило труда спрыгнуть с оной, дабы приземлиться на козырьке одного из входов в здание. Идеальное расстояние. Прильнув максимально близко к низу, Кошка медленно приблизилась к самому краю, полагаясь на все четыре «лапы». - Нихрена себе! Откуда он взялся? - Да какая нам разница? На руки посмотри – одним уродцем меньше, и то хорошо. О, ее любимые злодеюшки. Один из них даже решил пнуть тяжелым ботинком бездыханное, как ему казалось, тело, в доказательство собственной «крутизны». Чего же передумал, милый? Боишься, что ножку обратно не вернут? Хороший мальчик, хоть что-то в этой жизни понимаешь. Впрочем, к черту этих подражателей, есть более интересные вещи на этом асфальте. Неопознанный летающий объект оказался мужчиной, очень даже не обычным мужчиной. Не каждый день встретишь такого здоровяка, даже бетон трещинами вспыхнул от возмущения. Сколько же он весит? Даже с таким набором женских грез, то есть развитой мускулатурой… - Эй! Женщина-Кошка здесь! - Да ладно? Кайл закатила глаза, резко отпрянув от козырька, встав во весь рост. Как неожиданно-то, честное слово! Лицо девушки засияло от самодовольно ухмылки, а пальцы правой руки нетерпеливо дрогнули, в предвкушении хорошей драки. Только в лучших традициях американского кретинизма, ее ненаглядный первооткрыватель вдруг остолбенел, и этим заразил своего дружка. А где же грозные крики? Выпады, аля горилла и банановая пальма? Определенно, есть что-то во мнении, что люди – устаревшее звено эволюции. Кажется, какой-то Магнитофон сказал, мудрый человек, да с именем как-то прокололся. Впрочем, у каждого свои недостатки. И если у одного из местных вышибал этим недостатком была голова, то ему стоит выписать Кошке счет – теперь он идеален. Болла попала точно в цель, будто кто-то нарочно нарисовал ее посреди лба бедолаги. Одновременно с тем, как соратник грохнулся на спину, оставшийся крепыш резко бросился на нежданную гостью, на ходу подхватив с земли крышку от мусорного бака. Сообразил, плюс балл Отстойдорру. Только от шипов он не защитит. О, этот чудный момент, когда проклятые железяки пробивают подошвы и словно по маслу входят в плоть. Вытянуть такую колючку из обуви не просто, ибо за острый край не особо схватишься. Попробуешь стянуть ботинок – еще больше разорвешь рану. Как же мило эти гении валяются на полу, словно божьи коровки, беспомощно лапками махая. А тем временем подоспело подкрепление, с излюбленными бейсбольными битами – в этой стране ими вообще пользуются по назначению? - Идите к Кисе… Резким, но по-кошачьему грациозным движением, Селина настигла свою следующую жертву, схватившись за его биту. Используя ее как точку опоры, она крутанулась вокруг импровизированного столба и устроила близкое знакомство с ее сапожками другому, стоящему позади «смельчаку». Девушка приземлилась на твердую землю, и, не медля, отклонилась назад, балансируя на одной ноге, а второй смачно освежила память хранителя биты. Секунда на то, чтобы оттолкнуться руками от земли, и сходу обхватить голову новой жертвы ногами, благодаря чему и подняться, меняясь с ним местами. Как приятно, заодно и пресс помогает держать в форме, летний сезон – не за горами! Финальные аккорды – коронный удар с разворота, и вновь отталкиваясь от груди жертвы, Женщина-Кошка совершила переворот в воздухе, дабы оказаться на шее у последнего «воздыхателя», и хорошенько приложить его об землю. Осталось дело за малым – как следует разогнаться и прыгнуть, преодолев в воздухе около четырех-пяти метров, и сходу закрыть дверь автомобиля, столь уютно притаившегося в подворотне. Последняя голова. Бессознательный лидер стаи был использован как ступенька, благодаря которой Кайл забралась в салон, с любопытством изучая его содержимое. Классический бумажный пакет для ее денег? Издеваетесь? В качестве процента они поплатились бутылкой виски и стаканом. О, то есть нормально покрасить автомобиль – это выше их моральных сил и финансового положения, а вот обустроить внутри мини-бар – так с легкостью? И у кого еще нет логики. - А теперь перейдем к главному. Если бы я знала, что здесь с неба падают, а потом еще и на дороге валяются такие мужчины – давно бы сколотила на этом состояние. Кайл неспешно приблизилась к распластавшемуся в новообразовавшейся вмятине зверю и остановилась пред границами кровавой лужи. Ох, да ладно, бывало и хуже. Ступив прямо в алый океан темпераментных кровей, Кошка плавно опустилась на корточки, склоняясь над лицом мужчины. Было что-то такое…хм. Воровка мельком пробежала взглядом по его телу, вновь пытаясь поймать ту ниточку, ведущую к необходимому ей открытию. Точно. Руки. Со всей присущей ей осторожностью, а для профессиональной воровки это многого стоит, Селина осторожно подняла ладонь летуна из кроваво-пухового месива. И не прогадала. Если бы ее находка вдруг не вздрогнула, словно ужаленная, брюнетка может даже и не заметила бы его пробуждения. Все ведь очевидно – не может человек выжить, свалившись с такой высоты, с такой силой ударившись об асфальт, не говоря уж о шоке, испытываемым во время падения, чего для смерти достаточно. Выходит, ее так сильно заинтересовал труп? Спокойно, Селина, только некрофилии тебе не хватало. Нет. Будь он мертв, ее бы не потянуло к чему-то родственному, столь откровенно подтверждаемому восхитительными когтями. Как же он выжил? Удивленный взгляд девушки был красноречивее вопросов. - А ты живучий. Будто желая убедиться, не чудится ли, Кошка оставила в покое столь интересную руку, и на миг склонилась над грудью мутанта. Ну и грохот, оглохнуть можно. Уже поднимаясь, Селина замерла, встретившись с незнакомцем взглядом. О да, это определенно стоило того. Такой взгляд не забывается. Не видь она столь хорошо, практически вне зависимости от освещения, то готова была бы поклясться – и в темноте эти янтарные глаза хищника упустить невозможно. Что же, так и быть, ее зеленые зеркала души немного потеснятся, но пусть слишком не обольщается. - И у тебя очень красивые глаза. Наконец, воровка отвлеклась от своего нового открытия, вернувшись к более обыденным вещам. Например, скрывания крышки с бутылки и наполнение стакана виски. Да, теперь, когда его запах смешался с вездесущим ароматом крови, картина стала полной. Сжимая стакан большим и указательным пальцами, не потрудившись спрятать когти обратно в перчатки, Кайл поднесла его к лицу пострадавшего. - Ты ведь подумал об этом, верно?

Sabretooth: Часы текут… Мимо… Время делает свое дело… Время всегда идет вперед вместе с Виктором. И никого больше. Может быть, до поры? Сначала это было непонятно, потом страшно, а затем как-то примелькалось, обросло уютными и мягкими словами… И он принял, просто принял себя, не для остальных, что он один. Других больше нет. Никого нет. Только люди и он один. А в голове у Виктора тем временем величественно звенели колокола. Если он не поднимется сейчас, то снова потеряет сознание, ну или по крайней мере уснет. Девушка поднесла к его лицу булытку,внутри которой имелось жидкое содержимое с резким для Виктора запахом. Виски. Виктор с силой оттолкнул от себя девушку и, сухо кашляя, поднялся на ноги. Звон в голове прекратился между "дин" и "дон", еще шатало, в целом было уже более-менее ничего. Голова до сих пор какая-то пьяная. И перед глазами все слегка плыло. И руки тряслись, как после попойки. Тем временем куда-то расползлись пьяные бродяги, дрыхнувшие у мусорных баков. Казалось невероятным, что они могли что-то услышать и сообразить. Ан нет! И услышали, и сообразили, и растолкали спавших друзей. Начинал накрапывать дождь. По-осеннему холодный, хотя до осени было еще далеко. Холодный дождь в тандеме с промозглым ветром не обещают ничего хорошего. Виктор поднял голову. Несмотря на сплошную пелену туч, было довольно светло — солнечные лучи каким-то образом пробивались сквозь накинутое на мир черное покрывало. Послышались первые шлепки капель. Над головой нависало низкое штормовое небо, все затянутое клубящимися черными тучами. Свинцовый ветер в голодной ярости бросался на здания, жадно облизывая темные камни. Сплюнув на асфальт, Виктор зашагал по улице, стараясь не обращать внимания на молчаливый, но красноречивый взгляд девушки, обнаружившей его. Отвяжется. Никуда не денется. Вот свернет он за угол… не сорвется же она, не бросятся очертя голову невесть куда. Приходишь из ночи, уходишь в ночь, назначаешь странные встречи, да еще и оказываешься в таком месте неведомо как. Я что-то не вижу твоего байка. – Усмехнулся Виктор сам над собой. Игра морщин на его лице завораживала, особенно когда свет сквозь тучи или от фонаря падал на него, создавая странные тени. Но вдруг, поймав себя на какой-то деловой заинтересованности, Виктор остановился и засмеялся. Да уж. Он обернулся. Девка, которую Крид оттолкнул, стояла рядом. Была в ее движениях грация, недоступная человеку. Темные глаза, темные волосы, матово-белая кожа — и все это карикатурно подчеркнуто теми же цветами. Мужчина закрыл глаза, борясь с искушением начать расспросы. И вновь молчаливое ожидание. Не исключено, что сейчас все и закончится. Так даже интереснее – совсем уж непредсказуемо. И пусть… Его лицо старательно маскировало любопытство, его лицо не выражало ничего, кроме внимания. Вечер озадаченно моргнул редкими для города огоньками звезд. Попробовала раздуть мигающими и затухающими фонарями, поиграть веселыми огоньками. Не получилось.



полная версия страницы