Форум » Нью-Йорк » Улицы (Broadway) 0.4 » Ответить

Улицы (Broadway) 0.4

Element: Самая широкая и длинная улица Нью-Йорка (более 25 км), протянувшейся через весь Манхэттен. Улица Бродвей нарушает «квадратно-гнездовую», перпендикулярную планировку Манхэттена. Она волнами изгибается, «гуляя» поперёк острова. Как многие улицы Нью-Йорка — с односторонним движением. Бродвей называют предпринимательской улицей, поскольку на ней расположено огромное количество офисных зданий и предприятий. Улица не менее людная, чем Авеню. Много магазинов и, по-прежнему, небоскребов. Здесь так же можно найти много различных уютных кафе. Да и просто прогуляться здесь тоже приятно.

Ответов - 68, стр: 1 2 3 All

Holocaust: [переход с - Остров Святой Елены] Что-то ему это напоминало. Некое собрание, некую встречу, случившуюся энное количество лет назад. Несколько мутантов, которые рьяно клялись в преданности, говорили о новой эре, новой эпохе. Тогда ему, Холокосту, обещали многое – отдельную землю, вседозволенность, ему было поручено идти вперед, подобно знаменосцу и уничтожать тех, кто отказывался склониться перед величием нового мирового порядка. Какое воодушевление, какое удовольствие от происходящего он тогда испытывал. Все это казалось теперь сном, привидевшемся кому-то другому, не ему. Исчезло и растворилось во времени и множестве воспоминаний о других событиях, о поражении, о предательстве, о заточении и боли. Немезис нахмурился. Не шло ли сейчас все также к этому? Взгляд прекрасного юноши обратился к Сету, затем к Лили, которая подобно своему старшему коллеге приветствовала Древнее Божество. В маленькой тоненькой ручке оказался свежий плод, в который сразу же вонзились острые зубки, извлекая из яблока сок, словно бы это была кровь человеческая. Про себя Немезис отметил, насколько подобное зрелище прельщает его взор, в какой-то мере одаривая экстазом эстетического толка. Голос Лили разливался по залу также, как его голос до того, а затем – песок в одной из частей залы начал двигаться, формируя фигуры, одну, вторую, третью. Некое собрание… Двоих из новоприбывших он уже видел и знал. Только вот имена у них были иные, сейчас же – в телах простых смертных обитали древние цари и боги, проклятые, забытые, обиженные, униженные, они жаждали мести и потому своим покровителем и господином выбрали Сета. А он благосклонен был к ним, ведь в одиночку у него не было сил, тогда как в тандеме он становился по-настоящему всевластен. Оставалось лишь догадываться, насколько долго подобное сотрудничество, насколько долго подобная служба жрецов и жриц полезна будет Темному Богу. Холокост бросил короткий взгляд в сторону Лили, словно бы мысленно говоря, что они еще встретятся. Ему нравилась эта девчушка. Ему нравилась ее компания. А еще больше его интересовало то, на что она способна, ведь, в сущности, он видел лишь часть проявления ее талантов. Подойдя к отделившейся фигуре, он почувствовал, как ноги не затягивает, но медленно обволакивает песочная масса. Он не тонул, просто растворялся. Подобно тому, как мог бы растворяться в воздухе, чувствуя меж своей плотности молекулы кислорода. Подобное ощущение было не самым приятным, поскольку всегда сопровождалось вечным голодом, неутолимым ничем. Впрочем, никакого недовольства подобной формой путешествия не последовало. На миг, на краткий миг перед тем, как исчезнуть из храма, чудовище приняло свой истинный облик, теряя человеческую суть, а затем три фигуры пропали. Песок ли это был или обман? Не прошло так много времени, когда солнечный свет ударил в глаза, и инстинктивно Холокост посмотрел на свои руки, уменьшающие до человеческих. Мужчина поднял взгляд на остальных двоих спутников. Несколько презрительно улыбнулся Нефертити. Тело носило другое имя. И он готов был поклясться Апокалипсисом, что знает его. Нет времени на глупые мысли о какой-то девчонке. - Значит наша цель Атланты? – переводя взгляд на присутствующего рядом Сета, принявшего более приятную для человеческого глаза форму, задал Холокост вопрос. Скорее риторический. – Но что нам делать тогда здесь? Хотя…могу догадаться, - мужчина довольно улыбнулся.

Werewolf: [Остров Святой Елены] Новый мир. Новые люди. Новые правила. Здесь было все в ново, и Нефертити поначалу испытывала страх. Она с опаской осматривалась по сторонам, смотрела на наряды своих союзников и словно взглядом потом спрашивала Сета, что она вообще тут делает. Но сейчас время было мало, царица чувствовала что Сет призвал ее, да и других не просто так, а для какого то интересного дела. Так оно и оказалось - Мы видели мир смертных в самых глубинных его проявлениях и мы знаем, что преподнесли для нас стражи путей, ведущих к Богине Судьбы. Верховный маг смертных, носящий в мире имя Странного, должен лишиться своих привилегий и своего статуса. Мы видим наш путь в сражениях между магами этого мира, алчущих заполучить утерянную власть. Другой наш путь ведет к древней цивилизации смертных, дышащих в водных массах этого мира. Мы хотим зажечь дремлющее стремление к познанию и направить брата против брата в достижении сокрытых истин. Третий наш путь проложен через земли империи смертных, именуемых себя американцами. Мы погубим их, использовав их страх и воплотив его во плоти и крови. – Проговорил Сет, и Нефертити с интересом пыталась уловить ход его мыслей. Вообще ей не особо понравилось то, что она поняла, так как в свое время она была миролюбивой царицей, которая всегда старалась решить проблемы спокойно без пролития крови, но новый мир пугал Египтянку, поэтому ничего иного не оставалось как полностью подчиниться и выполнить волю своего Бога. Девушка подошла к мужчине, когда тот поманил ее и еще одного незнакомца и после они вновь куда то переместились… Через какое то время перед глазами Нефертити вновь открылся странный город, который был возведен огромными и высокими каменными стенами (небоскребы и т.д). Мимо проезжали какие то странные колесницы, которые вызывали у царицы один вопрос: как они двигаются без лошадей? Осмотревшись, она увидела так же странно-одетых людей, которые проходя мимо редко косились в ее сторону, явно думая что эда девушка сбежала из психушки, так как одета она была вовсе не как все. Проморгавшись египтянка перевела взгляд на Сета и незнакомца, который как то странно улыбнулся. Вскинув своей бровью, она сделала вид, что вовсе не заметила такого обращенного жеста в ее сторону и обратилась к Сету – Великий, из вашего плана я поняла про Атландиду, но разве нам стоит искать ее здесь? – Тихим, как шепот ветра проговорила блондинка склоняя свою голову на бок. – Этот мир совершено чужд для меня, и я не могу понять для какой цели мы сейчас находимся среди этих каменных стен – Она вскинула бровью и подошла к какому то зданию, на котором весела вывеска на странном ей языке. Проведя ладонью по стеклу, она задумчиво всмотрелась в свое отражение и увидела там невысокую девушку, хрупкого телосложения с голубыми глазами и белыми волосами. – Ах вот как она выглядит – Подумала та оборачиваясь к Сету и незнакомцу.

Seth: ------------Остров Святой Елены Обладая лишь ограниченным "бессмертием" - ибо они рождаются и умирают, - индуистские боги сталкиваются с основными дилеммами человечества и зачастую как будто отличаются от смертных лишь в нескольких мелочах... а от демонов и того меньше. И, тем не менее, индуисты видят в них класс существ, по определению совершенно отличных от всех остальных; их боги символичны в том смысле, в каком никогда не может быть символичен человек, сколь бы ни была «архетипична» история его жизни. Они – актеры, исполняющие роли, реальные только для нас; они – маски, за которыми мы видим собственные лица. Введение в Мифы индуизма На улицах Большого Яблока Сет стал казаться таким же, какими казались все другие люди, проходящие мимо него. Внешне его было не отличить от среднего делового американца, наглухо застегнутого на все пуговицы, в брюках, жилете и галстуке, который был в тон остальной одежде – черного цвета. Погода пребывала в отличном расположении духа, насколько это вообще было возможно для неодушевленного предмета и даже в какой-то степени вовсе не предмета, а явления, выдуманного людьми и названого погодой. Солнце, выглядывая из-за кучевых облаков, похожих на целый зоопарк и Авраама Линкольна, слепило глаза. Дул несильный ветер, играя с надкушенными второпях бумажными обертками от хот-догов. Материализовавшись в переулке, примыкающем к основной улице Бродвея и пребывающем в состоянии полной безлюдности, Сет был одним из немногих людей в радиусе нескольких десятков километров, кто выглядел замерзшим. На нем было пальто. Еще одним таким же чудиком был Эдди Ли Шон. Он находился в другом конце города и пытался перейти дорогу через пешеходный переход, скользя по асфальту лыжами. На лице Эдди Ли Шона застыла блаженная улыбка лыжника, который уже прошел не один штрафной круг, использовал все вверенные ему патроны, и теперь приближался к финишной черте если не первым, то точно не тем парнем, за спиной которого виден только оператор прямой трансляции и больше никого. Сет выглядел утомленным. Человеческое тело не могло изобразить все богатство мимики божества, потому черты лица застыли в прискорбно-скучающем выражении. Сет осмотрелся по сторонам. Выбежавший из мусорного контейнера дранный кот не удостоился внимания. В конце переулка воплощение древнего египетского божества увидело силуэты людей, идущих по своим делам со скоростью, завидной для именитых гонщиков Формулы 1. Направившись к ним, Сет, не оборачиваясь, качнул приподнятой рукой вперед, указывая путь для своих соратников. - Мы хотим лицезреть мир, - одними губами проговорил он, - хотим презреть ничтожество наций. Человечество. Не повышая тона, Сет говорил голосом, похожим на раскатистые звуки органа. Последнее слово он исторг с презрением, присущим только богам. - Мы хотим явить им гнев свой. Да будет лик наш последним, что будет даровано людям перед адскими безднами. Сет прошел дальше, через толпу деловых американцев, на которых стал похож. Все они неосознанно сторонились столкновения с ним, притормаживали и пропускали перед собой. Вокруг Сета стала сгущаться мрачная атмосфера торжественной злобы, готовой вырваться наружу и принести множество смертей. - Да не сравняться мучения их с теми муками, что нам было уготовлено испытать в изгнании! – Сет остановился и устремил взгляд себе под ноги. Несмотря на обычную одежду и ничем не примечательную внешность, теперь он казался другим. Отдельным от всех остальных. В его движениях, в его позе, проступало величие и грандиозность, сравнимая лишь с событиями, понесшими за собой перевороты в человеческой истории. Раскрыв ладони, Сет замер. Его лицо было избавлено от эмоций и отпечатка мыслей. Пальцы стали подрагивать. Некоторые прохожие останавливались и удивленно озирались на тройку странно выглядевших людей. Они, как загнанные в угол животные, чувствовали давно забытый зов предков, оповещающий их о нависшей угрозе. Из рук Сета стали вырываться потоки энергии, закрученные вихрем и превращенные в сильнейшие порывы ветра, направленного под землю. Повреждая асфальт, прорываясь через его слои, вихри уходили глубоко вниз и сотрясали землю в такт тому, как подрагивали пальцы бога. внешний вид

Holocaust: Знаете, что такое оказаться единственным нормальным человеком? Это странно. Учитывая, что ты не человек, что ты просто не можешь им быть. Был когда-то, однако все, что сейчас осталось – лишь призрачный облик, который ты сам вполне способен подстраивать и менять как вздумается. Тем не менее, на данном этапе, к Немезису пришло странное осознание того, что он – чудище, настоящий зверь, кошмарный сон половины мутантов и человечества в целом, сын одного из тиранов и деспотичных правителей, узурпатор, уничтожитель, разрушитель городов и империй, - он, и никто другой, являлся сейчас самым нормальным и более менее здравомыслящим существом, осознающим собственное присутствие, вменяемость и то, какое сейчас время – год, место, сцена. Как и когда такое произошло стоило лишь догадываться да складывать кубик-рубик воедино, когда же чертова головоломка собралась, а собралась она, надо признать, весьма быстро, ничего не оставалось, только пожать плечами да обратить поочередно внимание сперва на одного представителя архаичной эпохи, канувшей в Лету еще до его рождения, затем на второго. Жалкое зрелище. И это несмотря на все его уважение к мудрости и опыту этих личностей. Личностей и существ. Лишь один из них был Богом, и то – в большинстве своем, он пока был богом без паствы, а такие долго не живут, не говоря уже о том, чтобы продержаться у власти и навести на мир трепет своим присутствием, когда только при упоминании твоего имени у всех коленки дрожат и подкашиваются. Холокост закатил глаза. Преимущество человеческого облика было в том, что различна была мимика и жесты, в его привычной форме - невидимые. Скажите вот мне, пожалуйста, вы видели когда-нибудь, чтобы череп, пусть и с наполненным чем-то сродни радиации веществом, улыбался, хмурился и прочие привилегии рода людского и класса приматов? Нет. Мужчина, отличающийся даже от обоих своих союзников высоким ростом и более сильной уверенностью в окружающем пространстве, ухмыльнулся девушке, с интересом рассматривающей себя в отражении витрины. - Видимо, привыкнуть к миру вы не успели, зато о себе уже объявили, - он едва заметно кивнул на противоположную сторону улицы, где в магазине, торгующем не то одеждой, не то украшениями, в витрине которого, тем не менее, был выставлен телевизор, по одному из каналов во всю мусолили тему разрушенного символа Нью-Йорка. Несчастная француженка. И ведь столько простояла. И ведь подарок. Такого короткого проявления внимания к Нефертити было уже достаточно. Даже более того, так что, едва до слуха долетел глубокий властный голос Темного Бога, Холокост потерял всякий интерес к девушке. Они могли быть союзниками, но любить друг друга и уважать при этом было не обязательно. Пока та себя не покажет в деле, не докажет свою преданность не единожды, для Немезиса она была пешкой, потенциальным врагом. Губы зверя расплылись в улыбке, брови взметнулись вверх. Воля Сета, его желание, его планы – они чего-то да стоили. Конечно, эти слова снова возвращали к старым добрым временам, заставляли немного ностальгировать, пробуждали в душе чувство дежа вю. Кому молится, не знал, но с удовольствием бы это сделал, дабы утвердить слова бога и действия, пусть они лучше исполнятся, претворяться в жизнь. В противном случае это будем весьма и весьма грустно. Темный Бог прошел вперед. Люди обтекали его словно поток рыб встреченный ими на пути к нересту риф. Кто-то начал останавливаться. Кто-то стал чувствовать. Это смутное чувство, давно переданной по наследству генетической памяти. Когда люди еще боялись тьмы, когда поклонялись солнцу, когда зима олицетворяла смерть, а лето – жизнь. Когда лев означал храбрость, слон – спокойствие, обезьяна – мудрость, сокол – Гора, а змея – злость и Сета. Асфальт подернулся трещинами, заходил ходуном под ногами прохожих, под шинами проезжавших то медленно, то быстро автомобилей. Инстинкт заставлял людей бежать, но приученные к тихой жизни и электричеству, разгоняющему ночную тьму и затмевающему звезды на ночном небосводе, они останавливались, осознавали происходящее и только потом в панике, в страхе бежали, сбивая друг друга, не зная куда себя деть. По логике всегда появляется кто-то еще. Кто-то, решивший помешать или внести своим присутствием спокойствие в воцарившийся хаос. Жалко, что обычно это те же самые люди. Появление Сета, Темного Бога, это не первое проявление божественного начала вообще. Пока они не осознали степень угрозы. А следовательно все это лишь приравнивает появление их, своеобразных новых Вестников, к акту терроризма. Как мелочно. Как несерьезно. Немезис нахмурился. Подобные мысли не приносили радости или удовольствия. - Муки? – мужчина оскалился, выходя вперед, навстречу несущимся в их сторону машинам. – Про муки я могу многое рассказать. Раскрашенная в бело-черную краску машина резко остановилась, встретившись с ногой Холокоста, упершийся машине в бампер. Мужчина, кажется, не придал этому и тому, что не пристегнутый водитель вылетел через лобовое стекло и пропахал землю носом чуть ли не до ног Сета, никакого значения. Равнодушно обернулся, затем перевел взгляд на идущую позади первой машины представителей порядка когорту из грузовика спецназа и еще пары патрульных машин, которые наверняка были направлены сюда только потому что оказались рядом с районом странных происшествий. Что же, не повезло. Сегодня за завтраком, друзья мои, вы съели свои последние бекон и яйца, а также выпили дешевого кофе кружку. Немезис всегда предпочитал действия словам. Тело стало меняться, приобретая привычные черты облаченного в бронекостюм гиганта. Асфальт затрещал под тяжестью тела, при каждом шаге земля чуть подрагивала. Подняв левую руку, чудовище, казалось, еще больше ухмыльнулось своим лицом-черепом, прежде чем из встроенного в руку орудия вырвался поток плазменной энергии, разорвавший выстроенные в линейку друг за другом машины пополам. Кто успел выскочить раньше того, чтобы луч достиг своей цели – тому повезло (хотя обгоревшая кожа не самое желанное приобретение в этой жизни), остальные - долго не мучились, однако менее приятным подобное действие не становилось. Перехватив второй рукой, остановленную ранее машину, Холокост швырнул ее в сторону убегавших еще людей. Несколько человек впечатало в витрину магазина. - И никто не попросит пощады?– в грубом, глубоком голосе гиганта почувствовались нотки насмешки.

Werewolf: Этот мир, эти люди, это время – все было чужим, странным и пугающим Нефертити. Она смотрела на свое скажем так отражение, пыталась хоть что то разглядеть там свое, но ничего кроме взгляда. Белые кудри аккуратно уложенные и падающие на плечи, алые губы, глаза подведены черным, и самое поразительно – светлая, почти молочного цвета, кожа. Это была не Египтянка – это была та, в ком она сидела. – Симпатичная девушка, милая наверно – Подумала женщина прикидывая, что с такой внешностью может быть только ангел, но увы, надежды были разрушены когда позади нее раздался голос союзника Сета. Она медленно повернулась к Немезису лицом и улыбнувшись краем губ, проследила за его взглядом. Нахмурившись египтянка посмотрела на мелькающую картинку за стеклом, еде показывали огромное сооружение в виде женщины держащей факел в одной руке и книгу в другой, у статуи была оторвана голова. Все мелькало и это заинтересовало блондинку – Интересно, а что это – Тихо проговорила она задумываясь над телевизором, по которому уже во всю показывали портреты преступниц и среди этих портретов Нефертити увидела того самого ангела, на которого смотрела пару минут назад в витрине. – Это она сделала? – Удивительно переведя взгляд на Немезиса, спросила девушка, после чего посмотрела на Сета, который направился вперед по улице. Нагнав его и поравнявшись ростом, девушка посмотрела на него и улыбнулась. После его слов в Нефертити зародилась какая то искорка, которая с каждым разом разрасталась и разрасталась, превращаясь в пожар. Она сбавила ход слегка отставая от мужчин, осмотрелась и прищурилась. Что то в ней изменилось, что то было чужим и сжав руки в кулаки, она поспешила нагнать своих «друзей», пока в итоге столкнулась со спиной Немезиса. Раздался скрип колес и блондинка в испуге посмотрела на машину, которая остановилась напротив Немезиса и нее. Она отшатнулась назад, кажась сейчас маленьким, напуганным ребенком. Пронаблюдав полет какого то человека, девушка выпрямилась в свой небольшой рост и улыбнулась. – Забавно – Подумала она – Такое зрелище прям будоражит кровь – Египтянка отошла в сторону и прищурившись подумала о вечном, об огне, которое красиво искрится над свечей. Нефертити любила эту стихию с детства, насколько она себя помнила. Она считала его божественным, считала что огонь это знак страсти и ненависти, он порождает в человеческом теле пожар, который можно усмирить только выпустив его и… Подумав обо всем этом девушка почувствовала как внутри нее вырывается пламя, снося все на своем пути оно вырвалось через египтянку и стремительно направилось в проходящих мимо зевак. Сгустки пламени обхватили около десяти человек, раздался крик боли и только после этого блондинка открыла глаза, видя как на той стороне улице горят люди. Сильный ветер шедший со стороны Сета заставил нимфетку обернуться и она увидела нечто. Немезис, который относительно недавно выглядел как обычный человек – изменился – Во чудеса то творятся – Она усмехнулась себе под нос и сильнее сжав руки в кулаки перевела взгляд на горящий огонь, которой с каждым разом быстрее и стремительнее взмывал вверх, словно Нефертити подпитывала его своей внутренней злостью. Продолжая экспериментировать со своим даром, блондинка представила у себя в уме огромную кошку, и пламя в мгновения ока приняло облик этого животного. – Ох мне это нравится.. – Злобно улыбнувшись египтянка прищурившись направила взгляд на другой конец улицы и огненная кошка мгновенно направилась в ту сторону, сжигая на своем пути людей, разбивая витрины от высокой температуры.

Seth: Пытаясь скрыться от нависшей угрозы, люди бросились врассыпную. Асфальтированное покрытие уходило у них из-под ног. Разметками расходились трещины. Падая и снова поднимаясь, нью-йоркцы заворачивали в подворотни, кидались в дверные проемы трясущихся от землетрясения магазинов. Два гидранта, размещенных поблизости от места, где все началось, покачнулись и, вытолканные земными массами, повалились на металлические бока. Лишенные преграждения, из подземных труб хлынули потоки воды. Сомкнув ладони, Сет оборвал поступление вихрей. Воздух вокруг божества прекратил свое безумное вращение. Мощь подземных толчков стала уменьшаться, но не исчезла полностью, по инерции продолжая испытывать здания на прочность. Не рассчитанные на подобные эксперименты, они с грохотом складывались как карточные домики, наложенные один на другой. Сквозь гвалт, вой сирен и одиночные выстрелы представителей закона, раздавались истошные человеческие крики. Строительный материал, разодранный на куски и вывернутый из выстроенной конструкции, придавливал тела и погребал под собой всех, кто не успевал отпрыгнуть в сторону. Сет резким движением ладони пригладил волосы назад. Он осматривал место побоища без тени улыбки и злорадства. Человеческие эмоции на его лице не отражались, только в глазах можно было разглядеть то, что было сокрыто в его мыслях и бессмертном духе. Он ликовал. Даже этой маленькой, незначительной победе он придавал большое значение. Видя, как вокруг копошатся смертные, подобно насекомым под ногами у высшего существа, он возвращался ощущениями и воспоминаниями к тем временам, когда ему поклонялись как богу. Прищурив глаза, прислушиваясь к каждому стону и крику по отдельности, не смешивая удовольствие в неудобоваримую массу, Сет воспринимал все смерти как подношение его божественному началу. Кровавая бойня была пиршеством для настоящих богов. Звон лопающегося стекла, разбиваемого изнутри салона автомобиля, звучит по-особому. На появляющихся осколках успевает пролиться кровь водителя. После того, как он уже вылетел, стекло продолжает позвякивать, осыпаясь на капот и с него уже на асфальт. Обернувшись на шум, Сет хладнокровно следил за тем, как к нему приближается бесчувственное тело. Подчиняясь законам физики, оно постепенно останавливалось от трения. Замерло у ног божества в тот момент, когда лицо и грудь стали похожими на кровавое месиво. Опустившись на корточки, Сет прислушивался к человеку. Он хрипел, закатывал глаза от переносимой боли, но был жив. Рука божества плавным движением описала замысловатый узор в воздухе, над окровавленным затылком. В рукаве пальто Сета, как у фокусника, началось движение. Послышалось едва слышное посвистывание, с которым тысячи песчинок вылетали и кружились вокруг кисти божества. Вырисовывая видимые глазу линии, песчинки рванулись к полуживому человеку и стали облеплять его тело, въедаясь в кожу. Сет сжимал пальцы и с каждым его движением песок все сильнее сжимал в своем коконе человеческую плоть, пока от нее не осталось и следа. Песок расщепил кожу, разорвал ткани и сухожилия, перемолол кости. - ..Мы ведем прямую трансляцию с места событий! Улицы Бродвея, где еще около получаса назад была тишь да гладь, стали местом побоища. Люди разбегаются в панике, пытаются спасти свои жизни! Черт подери, так жарко не было даже в Афганистане! Там по крайней мере речь шла о противостоянии людей, но тут... Это сложно передать словами, но то, что они творят - это за гранью нашего понимания. Они... они не люди! Один из них принял форму громадного чудовища. У него... у него пылает череп! И он бросает в людей сгустки энергии, хотя я не могу сказать наверняка. Это уже тема для экспертов, разбирающихся в науке, а моя работа - моя работа высовываться из вертолета и рисковать своей шкурой, сообщая вам последние новости! Америка должна знать о том, что происходит у нее на улицах. От такой напасти, скрыться от которой возможно только в бункере, не застрахован никто! Землетрясение не утихает, в рушащихся зданиях начался пожар! Все мы помним события, имевшие место быть в столице, Вашингтоне! Мы видим повторение той истории. Радикально настроенные мутанты - это определенно мутанты! Их трое. Двое мужчин... или ... я не могу сказать точно, что тот, с пылающим черепом, имеет какой-то пол! Но самое ужасное.. самое ужасное, что в их числе есть женщина. Блондинка и... кажется... да, я знаю ее! Все ее знают, кто смотрел сводки новостей за последние недели. Эта блондинка - известная всем террористка, лишившая Статую Свободы головы. И теперь она здесь. Здесь, на улицах Бродвея! В эту минуту хочется задать вопрос - где же Могучие Мстители?! Подождите, пилот что-то пытается мне сказать... Что, что такое? Вертолет налетел на движущийся песок, напоминающий стройные ряды пчелиного роя. Ударяя о стекло с невиданной силой, он пробил отверстие и стал просачиваться через него внутрь. Пилот размахивал руками, отгоняя от себя налетевший песок, но ничего не мог сделать. Он проникал в уши, забивался в рот и ноздри. Повинуясь велению песчаного божества, он убивал пилота и репортера, пропитываясь их кровью.

Holocaust: Наслаждение болью и несчастьем других – особого рода наслаждение. Когда мир вокруг вас наполнен криками, когда наполнен страданиями, а вы стоите в центре, словно сами руководите всем этим процессом, и так оно и есть. Вы – дирижер данного представления, вы можете руководить этим оркестром, вы можете изменить мелодию, переставить роли, уволить актеров за халтуру, вы можете прекратить это или не прекращать никогда. Особого рода наслаждение. Особого рода эстетика. Удовольствие ни с чем не сравнимое и, равно как другие сильные ощущения, непередаваемое на словах. Вокруг царил настоящий хаос. Там, где происходит насилие, уже нет места порядку, как бы вы ни старались вернуть все на свои места, как бы вы не желали не участвовать во всем, вы будете подхвачены волной, унесены за пределы реальности, дозволенности, возможного и невозможного, импульс – всего один толчок в толпе подталкивает к началу драки, всего одна смерть дает всходы множества жертв. Тому свидетельство именно эта картина – всеобщая неразбериха, паника, желание смертников не расставаться с жизнью, вырвать еще несколько минут из когтей Белой Госпожи, а кто-то в это время пытается удержаться от удивления, пытается игнорировать инстинкты, пытается сохранить в себе то, что называется человеческим преимуществом. Нет, они же не звери пугливые, они люди, Человек – именно с большой буквы, который более разумен, который привык справляться с различного рода трудностями. Что ж, посмотрим, насколько успешно можно справится с этой трудностью. Идя вдоль улицы, выискивая предпочтительные мишени, по которым можно было бы попрактиковаться в стрельбе, Холокост совсем не обращал внимания на то, чем заняты его спутники. Движения песка, или подземные толчки, сильный ветер и огненная стихия, - для него они ровным счетом ничего не значили, слишком упоен был он действом и своими действиями в частности. Ногами давил он умирших или умирающих, будто ступал не по человеческим телам, а по простой земле, сырой земле, если и пропитывающейся кровью, то раз в несколько столетий, а последний – годы назад. Едва заметной струйкой, странным потоком от полуживых солдат и полицейских, простых прохожих, мужчин, женщин и даже детей, текло к чудовище нечто, пробираясь сквозь скрепления брони, насыщая, пропитывая бестелесную форму существа. Люди выдыхали и больше не дышали, тело начинало иссыхать, кожа натягивалась меж костей, внутри уже не теплилась жизнь, а сердце, отчаянно желавшее качать кровь, будто кашляло, кряхтело, задыхалось, каждый удар был словно через силу, последний же был настолько тих, что даже сознание покойника почти не улавливало звука. Холокост поднял взгляд к небу. Облако песка, поднявшегося от земли, накрыло вертолет одной из служб новостей. Машина закрутилась вокруг своей оси, начала снижать высоту, пока не столкнулась с одним из зданий, вызывая затем очередной взрыв и россыпь по ближайшему пространству смертельных снарядов щебня, осколков и железа, частей строения и вертолета. Теперь только слух настоящего убийцы, убийцы не по призванию, а по желанию, психопата, мародера, изверга и зверя, только его слух мог уловить ту тишину, которая возникает после бури. Для того, чтобы кто-то появился вновь требовалось время. Для того, чтобы сюда заявились в раскрашенных трико «защитники народной массы» требовалось много времени. Холокост обернулся и медленно направился к Сету, на ходу меняя облик закованного в доспех гиганта, на человеческий – все тот же привлекательный мужчина, в свободного покроя костюме, с холодными глазами, лишь выдающими голод, утолить который по силам вашим душам и только им. - Хорошая потеха, но ведь это лишь прелюдия? Отправимся поближе к воде, мой друг? – он посмотрел на Темного Бога, ожидая ответа, затем обернулся к Нефертити. – Девочка! Игрушки кончились! Уймись на время, а то еще устанешь слишком. Мужчина ухмыльнулся. Он не задирал девушку, египетскую королеву, заключенную в человеческом теле, скорее ставил все свои приоритеты и лишь показывал кто достоин здесь его серьезного отношения и уважения, а кто является лишь пятым колесом в его судьбе. - Уместным, полагаю, будет двинуться к Порту. [переход в локацию Причал/Порт 0.3]

Werewolf: Хаос. Суматоха. Смерть. На мир словно сошел гнев Богов, которые наконец решили проучить своих жалких созданий и показать, кто действительно хозяин на этой Земле. Крик, паника, люди как тараканы разбегались в разные стороны и звали на помощь своих героев, идолов, которые что то не особо торопились прибыть на место происшествия. Жалкое подобие, которое не достойно даже дышать одним воздухом с Богами. Их участь – это быть убитыми и сейчас Нефертити разошлась не на шутку. Она плавно водила руками в воздухе заставляя огромных, огненных кошек сжигать все на своем пути, уничтожать и оставлять после себя лишь черные угли и пепел. Асфальт пошел по шву, начали образовывать огромные щелины, трубы разрывались на куски и выпускали огромные потоки воды наружу. Одна труба разорвалась недалеко от Нефертити и брызги попали прямо на нее, заставляя блондинку отвлечься и недовольно посмотреть в сторону Сета, в тот самый момент огромные кошки растворились. – Всю малину портят – Недовольно подумала она как маленький и капризный ребенок, вновь сосредотачиваясь на своих силах, и подле Нефертити появились вновь огромные, огненные кошки. Она отошла подальше от Холокоста и Сета, на ее глаза попался какой то закоулок и блондинка с любопытством туда заглянула. Там было около двадцати или меньше, человек, который буквально сами загнали себя в угол, как мыши пытающеюся сбежать от кошки. В глаза блеснула жестокость, на лицо полыхнула коварная ухмылка – Ути... Мышки – Детским голоском проговорила она и по обе стороны показались кошки. Блондинка сжала обе руки в маленькие кулачки и кошки выпустив когти начали медленно двигаться на напуганных людей. Наблюдая за паникой человечества, как те зажимались в углу и со страхом глядели на две большие огненные фигуры, Нефертити взмахнула рукой, и кошки накинулись на людей, сжигая их. Девушка засмеялась как ребенок, наслаждаясь воплями и чувствуя запах горелой плоти. – Да, да, да.. – Хлопнула она в ладоши и гордо подняв голову, готова была пойти дальше в поисках добычи, и к великому сожалению раздался голос со стороны, говорящий прекратить. Это был не Сет – это был Холокост и Нефертити обернувшись посмотрела на него недовольным взглядом, словно у ребенка отняли игрушку. – Нашелся мне тут папочка – Пробубнила она опуская голову и направляясь в сторону Сета и Холокоста. Остановившись недалеко от них, блондинка посмотрела на Сета и улыбнулась, а после перевела опять обиженный и капризный взгляд на Холокоста. – Что, уже к Порту? – Спросила она расслабляясь в теле – А мне так понравилось издеваться над этими жалкими букашками – Вздохнула она и подошла ближе к Холокосту, толкнув его локтем в бок, явно проявляя свое недовольство его поведением и то, что он действительно обращался с блондинкой как с маленьким ребенком. [переход в локацию Причал/Порт 0.3]

Captain America: \Заброшенное Железнодорожное Депо\ Стив и Сью покинули временное убежище и ринулись на помощь людям. По увиденному в прямой трансляции было ясно – там творилось, что то ужасное. Земля содрогалась, вызывая у людей панику и ужас, сотрясая качающиеся здания. Направленные дома сгустки пламени достигали своей цели, и охватывая здания испытывали их свое силой, сжигая их. Люди гибли то от огня, то от камня. Некоторые пытались сбежать, не переставая кричать и рыдать, а некоторым бежать было некуда. Они были заточены огнём в зданиях. Путь от Железнодорожного Депо до Бродвея был не близким, поэтому мстители спешили, пытались не опоздать. Они бежали по пешеходным дорожкам, дорогам, срезали себе путь через переулки. И так они преодолевали квартал за кварталом, пока не добрались до цели. Навстречу им бежали люди, спасая свои жизни. Земля под ногами всё ещё тряслась, придавая некую неуверенность. Здания тоже немного тряслись, но фундамент был крепкий. Но всё равно, они были в огне. Были слышны крики людей, которые остались в горевших зданиях, они молили о помощи в надежде, что их кто-то услышит. В трансляции показывали и виновников «торжества», но их уже не было и может быть это к лучшему, мешать спасать людей не будут. Роджерс огляделся, определяя на слух в каком из горящих зданий находятся люди, а потом после успешного нахождения нуждающихся в помощи, показал пальцем на здание со словом «туда» и ринулся спасать. Здание возле стеклянное двери входа/выходы уже окуталась пламенем, через которое можно было перепрыгнуть хорошо разбежавшись, что Стив и сделал. Он побежал к зданию, при этом разбегаясь для прыжка, и добежав до определённого расстояния в два метра, прыгнул, выставив свой щит, чтобы разбить при прыжке дверь. Прыжок был удачным и мститель перепрыгнул через пламя. В здании царил дым, видимость была маленькая, трудно дышать. Ориентируясь на свой слух, он побежал к пожарной лестнице, прикрыв при этом нос и рот. На первом этаже никто не подавал виду своего нахождения в горящем здании, а значит, из живых никого не было. Здание было небольшое по сравнению с небоскрёбами. Стивен поднялся на третий этаж по пожарной лестнице и ориентируясь на слух начал искать людей. Голос был женский – женщина лет тридцати. - Где вы мисс? – крикнул Роджерс девушке, перебираясь через горящее здание в надежде, что она отзовется и тот найдёт и спасёт девушку. Надежды были оправданы и девушка отозвалась. Ещё преодолев некоторое количество препятствий, он обнаружил дверь, которая как оказалась после, вела в комнату. Стивен добрался до этой комнаты и увидел девушку. - Пойдёмте со мной, я вас выведу. Он одел щит на спину и взяв девушку за руку, повёл за собой. Неожиданно на их пути обвалился потолок, перекрыв основной путь для выхода. Но к счастью по нему можно было забраться на следующий этаж. Этот обвал поднял клубы пыли, которые вместе с дымом ослабляли видимость солдата.

Hawkeye: /Начало игры/ Сегодня Клинту на руку играла суматоха, появившаяся на Бродвее - кругом народ паниковал, кричал и совсем не замечал человека в маске, который через толпу обезумевших от страха людей прокладывал себе путь к горящему зданию. Обычно Бартону куда труднее добираться до места - тут и скрывайся от "героев", принявших регистрацию, и попробуй не попасться на глаза кому-нибудь, кто считает сверхлюдей психами. Но сейчас фортуна была на его стороне: людьми управлял инстинкт самосохранения, и им было абсолютно наплевать, бежит мимо них Соколиный Глаз, или нет... Бартон ускорил шаг; через дверь входить было глупо, потому что огонь, таившийся за ней, может полыхнуть так при взаимодействии с кислородом, что и самого потом Клинта придётся спасать. Соколиный Глаз перешёл на бег и через пару секунд влетел в окно на первом этаже. "Ох, дурацкая была затея..." - мрачно сказал себе Клинт, поднимаясь на ноги. Он не поранился, но ощущения после приземления на пол были не самые приятные. Клинт, перепрыгивая через преграды в виде горящей мебели, добрался до двери. Бартон что есть силы ударил её ногой; лицо его обдало жаром, дверь с грохотом приземлилась на пол в коридоре. - Есть кто живой? - как можно громче прокричал Соколиный Глаз. Ответа не последовало; но, ведь часто бывает, что люди, напуганные до смерти, вообще боятся и пикнуть, заперевшись в шкафу; особенно это свойственно детям. Клинт, минуя один холл за другим, пытался докричаться до кого-нибудь, но тщетно. На секунду ему показалось, что он кого-то услышал, но показаться может что угодно. - Я могу помочь! - отчаянно завопил Клинт, морщась от едкого дыма. - Пожалуйста, если здесь есть кто-нибудь, отзовитесь! Тишина. Только слышен треск горящего дерева. Бартон двинулся дальше и поднялся на второй этаж по лестнице. Оказавшись в коридоре, он вновь закричал, надеясь услышать ответ. Снова тишина. Зловещая тишина. "Чёрт возьми, нет, ну хоть кто-то да должен же быть живым..." На секунду Клинту опять что-то послышалось. "Уж не галлюцинации у меня начались?.. Снова какой-то шорох, выделяющийся из остальных шумов. Словно кто-то стукнул по чему-то твёрдому... А затем чей-то слабый голос: - Я здесь... Бартон в миг оказался у одной из дверей и навалился на неё всем телом. Не без труда он оказался внутри комнаты, превращающейся в пепелище: горели занавески на окнах, книжный шкаф, стол, стулья... Клинт почувствовал, что уже сам слабеет от дыма, пропитавшего его лёгкие; но он не имел права ни на ошибку, ни на то, чтобы развернуться и выйти из здания с пустыми руками. - Эй! Есть тут кто? - Да... Сюда... Клинт пошёл на голос; увиденное заставило его застыть на месте. Не смотря на то, что в комнате был пожар, Бартон почувствовал холодок, пробежавший по его спине. Рядом с книжным шкафом, который догорал, на полу лежал парнишка лет девяти. Ноги его были чёрными как смола, местами пузырились и кровоточили. Мальчик стонал от боли, тихонько всхлипывая. - Эй... Привет, как тебя зовут? - спросил Бартон, осматривая израненные ноги мальчишки. - А-А-Ад-дам... - заикаясь, просипел парень. - Всё будет в порядке, Адам, я вытащу тебя отсюда, - пообещал Клинт, глядя новому знакомому прямо в глаза, - но мне понадобится всё твой мужество, ясно? Мальчик молча кивнул, и Соколиный Глаз, пытаясь действовать как можно аккуратнее, взял Адама на руки. "Всё будет хорошо, Адам. Доверься мне." Клинт бросился вон из комнаты и как раз вовремя: уже обваливались балки, а на то место, где только что сидел Адам, упал карниз. Со стороны пожарной лестницы Бартон услышал ещё один грохот; вероятно, где-то этажом выше начался рушиться потолок - нужно было торопиться. Но а если там ещё человек? - Кто-нибудь есть живой? - прокричал Клинт, оказавшись на лестничной площадке. Да, он должен сейчас в первую очередь помочь Адаму, но если здание уже рушится, то потом возвращаться за кем-то ещё будет поздно...

Invisible Woman: [Заброшенное Железнодорожное Депо] -О Господи, - это, то меньшее что можно было сказать при виде подобного ужаса собственными глазами, - Как мы это допустили? Пробиваясь сквозь толпу убегающих с Бродвея людей, Сью могла думать только об одном: Как так получилось? Мир запомнит этот день. День, когда герои Земли позволили умереть стольким людям, не придя вовремя на помощь. Занимаясь своими делами, когда в них так нуждались. Технологичный экран, хоть и передавал картинку в цвете, но настоящую атмосферу можно было прочувствовать лишь придя на место трагедии лично. Крики. Стоны. Плач. Огонь – почти непобедимая непредсказуемая стихия. Буквально недавно пламя костра согревало, придавая комфорта ей в заброшенном депо, а здесь это же пламя убивает людей. Одна из самых страшных смертей – сгореть заживо. Без слёз не взглянешь на некогда прекрасную улицу, теперь главным украшением, которой стали обгоревшие тела на асфальте и булыжники, некогда бывшие частями зданий. Уже от одного вида желудок воротило, а запах добавлял желание дать клятву никогда больше не есть. Не время и не место быть неженкой. Виновников беспорядка видно не было. Словно они сделали своё дело и ушли делать подобное в другом месте. Такие не останавливаются никогда. Где в следующий раз? Столько домов, объятых пламенем, глаза разбегаются с которого из них начать и как успеть посетить все! Здесь вдвоём не справится. Сью собиралась выкрикнуть что-нибудь исчезающему в проёме горящего здания Капитану, но не смогла. Опрометчиво нырять в здание, из которого клубами выходит дым, хотя бы без поддержки. Она бы пошла за Роджерсом, но он большой мальчик и справится сам, а тут, снаружи, женщина нужна гораздо больше. Она принялась вытаскивать людей из-под обломков домов, абстрагируясь от криков. Раскуроченные, половинчатые, обгоревшие, кровавые. Сколько людей на улице просят о помощи, ей не успеть ко всем. Скорая. Кто-то вызвал врачей? - Всё хорошо, всё хорошо, - успевала приговаривать Сьюзан, используя силовое поле, как рычаг и освобождая ноги мужчины от валуна, - Всё будет хорошо. Он схватил её за руку и потянул на себя. В глазах пострадавшего не было ничего кроме боли и ярости, перерастающей в ненависть. Её растормошил звук сирены. Да, хотя бы врачи в Нью-Йорке пунктуальней героев. Женщина старалась, она прилагала все свои усилия. Стараясь посматривать на здание, в которое вошёл Роджерс, ища его глазами у выхода с каким-нибудь человеком или несколькими на руках. Беда не приходит одна, да?! Этот дом, он словно трещал по стенам, рассыпался по кирпичикам. Фундамент не выдерживал, балки сгорали и обваливались. Напоминало карточный дом, когда убираешь по одной карте и гадаешь «А когда же он всё таки сложится?». Вот и сейчас кажется чья-то невидимая рука потянула за последнюю карту, дом стал складываться, это нельзя допустить пока в здании Мститель. Дом окружило поле. Не дать ему упасть. Не дать сложиться, как карточному. Держать! - СТИВ! – так громко, как только может с нотками мольбы в голосе, - Он падает Тяжело. Большой. Надо удержать!

Wind Dancer: Ранее - неопределено София давно не появлялась в особняке Профессора Ксавье. В последнее время, а именно после принятия Акта, девушка сняла небольшую квартиру в отдаленном районе Нью-Йорка. Все одаренные, которые раньше плечом к плечу сражались со злом, сейчас разбились на лагери. Одни являлись сторонниками, другие – ярыми противоборцами, а третьи же, как Люди Икс в частности, заняли нейтральную позицию. Мантега-Барретт не смогла принять этого, хотя Чарльз всегда говорил, что им решать, как поступить в такой ситуации. Бунтарский дух девушки не желал успокоиться и остаться в стороне от конфликта. Танцующая всегда верила Профессору, верила в то, что однажды люди и одаренные смогут жить вместе. Но сейчас ее вера стала слабеть. Герои столько раз спасали Нью-Йорк, Америку, да и планету в целом, а что получили в благодарность? Ни-че-го. Презрение и страх, насмешки и упреки. О, как порой девушке хотелось все бросить и уйти, а также посмотреть, как эти люди будут противостоять преступникам со сверхспособностями… Однако она понимала, что это не выход. Усмирив свой гнев, она стала в одиночку патрулировать город и оказывать помощь нуждающимся. К черту этот Акт, к черту правительство, не способное видеть дальше своего носа. Они развязали войну, в которой пострадают все, а больше всего – невинные люди. Мантега-Барретт сидела на парапете крыши высотного здания и, закрыв глаза, слушала ветер. Его прохладные потоки доносили до одаренной шум городских улиц внизу. Этот день не предвещал никакой беды, он был всего лишь одним из многих. Внезапно в воздухе что-то изменилось: привычный шум сменился пронзительными криками и мольбами о помощи. Ветер доносил обрывки фраз, пропитанных ужасом, паникой и горем. Не открывая глаз, девушка повернула голову, улавливая направление, откуда пришла беда. Еще секунду назад молодая одаренная сидела на крыше, но теперь там осталась лишь пустота, а сама она на огромной скорости мчалась на помощь. Когда картина происходящего предстала перед Софией, она ужаснулась. Ей доводилось видеть разрушения разных масштабов, но это потрясало до глубины души. Обгоревшие тела, скорчившиеся в неестественных позах на растрескавшемся асфальте, обломки зданий… От такого зрелища, а главное от запаха горящей плоти, ей едва ли не стало плохо. Однако времени на эмоции сейчас не было, она мигом создала вокруг себя привычную сигнальную сферу, которая смогла бы предупредить ее о нападении, и рванула вниз, оценивая обстановку. Похоже, из героев Танцующая с Ветром была здесь не одна. Взгляд девушки сразу впился в горящее здание, рядом с которым стояла хрупкая женская фигура. На первый взгляд, тех, кто устроил этот ад на земле, больше здесь не было, но кто знал… Мантега-Барретт приземлилась на асфальт и с удивлением отметила, что где-то видела эту девушку. Обернувшись, ученица института Ксавье окинула внимательным взглядом здание и поняла, что оно дышит на ладан. И не просто дышит на ладан, а уже падает, однако что-то удерживало его от окончательного разрушения. Не теряя времени даром на пустые вопросы, молодая одаренная вытянула ладони вперед, создавая столбы и подпорки из мощных вертикальных потоков воздуха для укрепления конструкции в наиболее шатких местах. При этом одаренная контролировала процесс таким образом, чтобы ее вмешательство не позволило пламени разгореться еще сильнее. Она ощутила колоссальное напряжение и отдачу при этом, словно на нее саму обрушилось огромное давление. София предполагала, что раз здание все еще стоит (явно не без помощи той девушки), значит, там кто-то был. И удержать нужно было любой ценой. «Держать. Не позволить ему рухнуть, ты же герой, София. Ты стала сильнее». Многие считали воздух бесплотным, и это было так, но в руках одаренной он превращался в мощное оружие. Воистину страшны ураганы и те последствия, которые они оставляют после себя. «Ну же, кто бы там ни был, поторопитесь…», - стиснув зубы, мысленно простонала одаренная.

Dr. Lightman: -----------------Парк 10.8 - Уже смотрю. Уже все вижу, так что не важно. Я о вопросе, который задал, - Кэл говорил быстро, словами наскакивая на слова. Люси Форд привлекла его внимание к витрине и теперь он хмуро смотрел на экран телевизора, где шли новости. Срочный выпуск, прямая трансляция с места событий - репортеры всегда первыми приходят туда, где они совсем не нужны. Спасатели, полиция, скорая помощь, военные - да, но только не репортеры, которые кроме как трендеть под руку ничего не могут сделать для людей, нуждающихся в экстренной эвакуации с места событий. Тыча камерами и микрофонами, задавая вопросы о том, что люди чувствуют в эту минуту, тяжелые ранения не обработаешь. Швы не наложишь. Толком не зная, что сказать своей секретарше, Кэл почесал лоб. Рядом с ними стали скапливаться прохожие зеваки, заинтересовавшиеся тем, что показывают в выпуске новостей. Кто-то из них стал шептаться между собой. Качать головами, какая это все трагедия для американского народа. - Свяжись с Нортоном.. Нет, это я сам сделаю. Ты займись отчетом. Я хочу знать все об этом типе, который сбежал. Холокост, так? Как было проведено задержание, кто этим занимался. Кто отвечал за содержание преступника под арестом. Характеристики камеры, где он сидел и чем вообще занимались, пока он был у нас. Особенно последнее меня интересует, так что еще раз повторю - ЧЕМ, МАТЬ ВАШУ, ЗАНИМАЛИСЬ, ПОКА ОН БЫЛ У НАС? - до этого Кэл говорил вполголоса, чтобы никто кроме секретарши его не слышал. На последнем вопросе он оттянулся на полную и те, кто стоял поблизости или проходил мимо, стали оглядываться на него. Кэлу было наплевать на них и их мнение. Они в любом случае не слышали весь разговор по мобильному с самого начала, поэтому не могли знать, о чем и о ком идет речь. Вряд ли они продолжили бы заниматься своими делами, если бы узнали, что перед витриной магазина стоит директор секретной правительственной организации и орет на секретаршу из-за того, что один из беглых заключенных теперь истребляет нью-йоркцев в прямом эфире. - В конце отчета напиши имя виновного во всей этой чертовщине и подчеркни его, обведи красной ручкой, потому что этого недоразвитого сукина сына я придушу голыми руками! Кэл нажал кнопку отбоя и убрал телефон в карман. Хотел зашвырнуть в одного из прохожих, который окинул его слишком пристальным взглядом, но сдержался. В контактах было слишком много важных телефонных номеров, чтобы раскидывать их по всему Нью-Йорку. Люси Форд оказалась шустрой девочкой. Пока Кэл вскипал, она успела поймать такси и назвать адрес, куда им нужно было ехать. Усевшись в салон автомобиля, Кэл некоторое время молчал, но когда Люси задала свой вопрос, он не сдержался. Отозвался ответным вопросом: - Так и будете меня преследовать или режим маньяка-наблюдателя у вас автоматически отключается к вечеру? Вспомнив, что должен был вызвать Нортона и его отряд на Бродвей, чтобы убрать все трупы - мертвецы в Нью-Йорке все еще продолжали оживать, так что оставлять их на улицах было небезопасно как для жизни американцев, так и для репутации правительства - Кэл достал телефон и набрал номер. - Уже слышал последние новости? Да. Да. Ясно, по телику значит. Кэл решил, что отдел обработки информации в Оружие Х пора сносить к черту со всеми сотрудниками. - Собирай людей, выезжайте на место. Я буду там через десять или пятнадцать минут. Нужно увести все трупы, пока они не воскресли и не показали выжившим зубы.

Doctor Doom: ---> Замок Виктора фон Дума Геракл был доставлен посредством одного из телепортеров Доктора Дума на окраину города Нью-Йорк. Модели предстояла кратковременная автоматическая калибровка всех систем, а для этого было необходимо задействовать все группы мышц, которые только возможно, дабы максимально адаптировать их к тем нагрузкам, которые способен выносить оригинал олимпийского героя. Будучи в курсе того, какой хаос сейчас разворачивался на бродвее, учитывая то количество разрушений, которое устроили неизвестные, Геракл направился прямиком туда, начав развивать по истине колоссальную скоростью, автоматически активируя нано элементы в организме, которые многократно усиливали работу мышц и могли делать это практически не зная предела. За кратчайшее время, мышцы олимпийского героя полностью адаптировались и сформировались, мышечная масса значительно увеличилась и обрела форму, которая и подобает олимпийскому герою и силачу, обладающими навыками превосходного рукопашника и лучника. У Геракла заняло менее чем пятнадцать минут, чтобы достичь Бродвея, где перед ним развернулась картина куда более ужасающая, чем можно было себе представить. Ранее процветающий район большого яблока превратился в настоящую обитель боли и хаоса, объятый огнем, который сопровождали бесчисленные крики тех, кто хоть и не мог умереть ввиду странных событий в городе Нью-Йорк, но продолжали чувствовать бесконечную боль, как физическую, так и психологическую, которая на долго останется в их памяти после этого ужасного случая. Остановившись посередине того, что ранее являлось дорогой, а теперь представляет из себя лишь кусок изничтоженного асфальта, да так, что можно было лишь представлять, какая сила прошлась здесь и способная с такой легкостью всего за несколько мгновений уничтожить целую улицу, впрочем это было дело минувшего времени и сейчас необходимо было спасти тех, кому не повезло и они оказались не в нужное время не в нужном месте. Осматривая улицу, не сводя взгляда с бесконечных языков пламени, не имея возможности понять, откуда доносился тот или иной крик, количество которых не имело счета и могло бы сопоставимо лишь с царством Аида и тысячи павших душ, Геракл услышал крики Сьюзан Сторм, в тот момент удерживающей одной из зданий, в которое, судя по крикам девушки, сейчас находился Капитан Америка, икона нации, настоящий герой и пример для подражания, которым восхищались абсолютно все. -Сьюзан, опустите поле всего на мгновение, я вытащу его, - произнес олимпийский герой, подбежав к Девушке-Невидимке, а затем быстро устремившись к заваленному входу в здание. Удачно подгадав момент, когда девушка открыла проход, бывший до этого окруженный полем, дабы иметь возможность полностью удерживать здание, Геракл, не останавливаясь, фактически прошел сквозь завал, превратив последний в бетонную пыль и щепки. К этому моменту Капитан уже успел взобраться на следующий этаж, где едкий дым был не так насыщен. Геракл, резко при этом выдохнув совершил прыжок по направлению к Стиву и спасенной им женщине. Схватив обоих, прижимая к своему массивному телу, Геракл при этом повернулся спиной к стене, дабы обезопасить этих двоих, и фактически пробил её насквозь, практически не снижая импульса. В конечном итоге сумев пройти с уже изрядно ослабшее поле Сьюзан, Геракл приземлился на спину, при этом прижимая к себе Капитана и женщину, успевшую потерять сознание от подобных приключений. -Вы в порядке? - отпуская "парочку", произнес олимпийский герой, обращаясь к Роджерсу. -Спасибо, Сьюзан, - затем закончил он, посмотрев на Сью, которая фактически спасла их всех. Герой Олимпуса так же обратил внимание на неизвестную ему девушку, так же поддерживавшую здание, но пока обратиться к ней не представлялось возможным ввиду напряженной ситуации. Внешний вид. Оперирую полностью с разрешения Администрации.

Captain America: Стиву удалось перебраться по обваленному потолку на следующий этаж вместе со спасаемой. На этом этаже едкого дыма было меньше. Он стал оглядывать этаж, пытаясь найти взглядом выход. - Так, на этаж забрались… Что дальше? Не прыгать же вместе с женщиной. Думай Стив, думай… - А что если…, - не успел закончить свою фразу Роджерс, как здание начало вновь трясти так, как трясло, когда обваливался потолок, только ещё сильнее. - СТИВ! Оно падает. -Чёрт, держитесь за меня мисс, - громко сказал Стивен женщине, чтобы та услышала его, а не только звук обвала. Вдруг откуда не возьмись, появился давний друг Роджерса, бог олимпа, сын метателя молнии, Геракл. Он схватил девушку и Стива и унёс к Сью из обваленного здания. - Вы в порядке? - Я да, - Стив посмотрел на женщину и та кивнула. - Спасибо Геркулес, как всегда вовремя, - сказал капитан греку, хлопая по плечу, - Спасибо и тебе Сью. Но не время отдыхать В других оставались люди. Ну просто быть не может, что только в одном здании осталась одна женщина. - Я иду в то здание, - Стив показал пальцем на одно из зданий и отправился туда. Он подбежал к зданию и анализируя осмотрел его. По той же схеме, что и с предыдущим не получится. Мститель достал свой пистолет-гарпун и сделав пару шагов назад, прицелился на одно из окон нижних этажей (3-4) и стрельнул. Гарпун устремился в окно, разбив его залетел в здание и за что то зацепился. Стив немного потянул пистолет на себя, чтобы проверить – держит он или нет. После проверки он прикрепил пистолет к поясу и нажатием на кнопку активировал лебёдку. Капитан устремился вверх, он поднимался, пока не забрался на этаж. Здесь дыма ни меньше, чем в предыдущем здании. - Есть кто ни будь живой? – крикнул Стивен. Несмотря на весь шум, который там творился, Стив что то услышал. Он прикрыл рот рукой и проследовал на услышанный звук. От едкого дыма щурились и слезились глаза, и с трудом было что то видно. Его слух привёл Роджерса на лестницу. Мститель подошёл к перилам и в плотном дыме заметил человека в костюме старого друга. - Хоукай? Давай сюда!

Hawkeye: Клинт не знал, как ему поступить: поскорее поспешить прочь из здания, или же проверить ещё один этаж. В конце-то концов, он и понятия не имел, есть ли ещё люди наверху, или нет. Но долго думать не пришлось: стены задрожали так, что с верхних этажей начал обваливаться оставшийся потолок. Вероятно, одно из соседних зданий стало рушиться, и часть его приземлилась именно на тот дом, в котором находился Клинт и несчастный мальчонка. Полыхнуло пламя, лестницу на верхний этаж завалило глыбой; Соколиный Глаз только и успел шарахнуться в сторону. - Держись, Адам, почти всё позади, - успокоил Клинт парнишку, которого боль и страх истерзали до невозможности. "Вниз, вниз, вниз, Бартон, бегом... Ещё пара минут - и, кажись, всё закончится очень печально, если ты не уйдёшь отсюда. Только бы не завалило лестницу вниз, только бы... Чёрт!!!" Раздался громкий треск, и огромная плита рухнула прямо за спиной Клинта и Адама. Их отбросило вперёд, и они громко рухнули на пол на лестничном пролёте. К счастью, мальчик особо не пострадал: Клинт крепко прижимал его к себе, так что все ссадины и синяки на этот раз достались Соколиному Глазу. - Ты в порядке, Адам? - спросил заботливо Клинт у мальчика. В ответ тот кивнул. - Отлично, нам осталось совсем немного... Бывший Мститель (впрочем, вернее будет сказать "Мститель однажды - Мститель навсегда") поторопился спуститься вниз на ещё один. Подступала бешеная усталость, глаза просто жгло от дыма, запах гари вскружил голову; каждый шаг к свободе давался всё тяжелее и тяжелее, он отдавался болью, эхом разносившейся по всему телу. Но каково же было парнишке, у которого на ногах живого места и не осталось? Каково было тем, кто не успел выбраться? Каково было тем, кто стоял там, снаружи, надеясь увидеть спасённого друга или родственника?.. "Ещё чуть-чуть, и я сам задохнусь... Что за?.." Клинт готов был поклясться, что услышал ещё чьи-то шаги, доносившиеся снизу. Рука его моментально потянулась к кинжалу, висевшему на поясе; друг или враг - он не мог знать, кто это, так что... - Капитан? - опешил Клинт, не ожидая увидеть подобное. На объяснения времени не было. Клинт, не задавая лишних вопросов, направился вслед за Стивом, который вскоре вывел его из здания. Оказавшись на безопасном расстоянии от горящего дома, Соколиный Глаз опустился на колени и с облегчением вздохнул. Ему хватило буквально два-три глотка свежего воздуха, чтобы найти в себе новые силы. - Мальчику нужен доктор! - крикнул он в сторону машины скорой помощи; врачи уже через пару мгновений были заняты с Адамом. Соколиный Глаз осмотрел улицу. Сердце его ёкнуло, от гнева по телу пробежали мурашки. "Вот так какие-то уроды громят улицу, а убираем за ними мы. И за их поступки потом отвечаем тоже мы." Клинт повернулся к Капитану Америке. Он не нашёл нужных слов, потому только и смог сказать: - Ты был как раз во время. Спасибо, Стив. - Клинт обвёл взглядом присутствующих; он не ожидал здесь увидеть ни Сью Ричардс, ни Геракла. Впрочем, он был чертовски им рад - Акт хоть и породил разногласия между лучшими друзьями, многие из них продолжали бороться за общее дело. - Неожиданная встреча, - горько усмехнулся Клинт вместо приветствия.

Invisible Woman: «Держать», это слово единственное, которому она придавала значение, оно звучало в голове с монотонной периодичностью и отдавалось в висках, а может и нет, просто казалось. Она привыкла к тому, что при сильных напряжениях из носа может потечь кровь, когда-нибудь это прекратится, как только Сьюзан научится правильно расходовать энергию. А пока…Она зажмурилась, не хотелось видеть, как дом трещит по швам, как дрожит поле. Полная концентрация, но в один момент героиня ощутила облегчение, нагрузка словно уменьшилась. Это и обрадовало и испугало одновременно. Неужели какая-то часть всё же рухнула?! Нет, она убедилась, что дом в порядке, если это можно назвать порядком, как только открыла глаза. Тут было что-то другое и это что-то сразу попалось на глаза – ветряные столбы, маленькие торнадо, создавали новую опорную конструкцию. Сьюзан повернула голову и сразу увидела молодую девушку неподалёку, её выдавало не только отсутствие паники на лице, но и поза: эти вскинутые вперёд руки, весьма распространённая поза для людей со способностями выше человеческих. Помощь всегда будет кстати, неважно от кого она исходит. Познакомятся они и потом. Кстати о помощи, вот и греческий великан на всех парах понёсся спасать Капитана Роджерса из рушащегося здания. Да так стремительно, что Ричардс еле успела организовать Геркулесу аркообразный проход. - Только вытащи его от туда, прошу, - отправила она вдогонку, словно без её слов мужчина просто бы блуждал по зданию прогулочным шагом. Она облегчённо выдохнула, как только могучий герой вытащил из здания бесстрашного капитана и спасённую им женщину, поле исчезло так же легко и быстро, как и появилось. Не зря о нём и его подвигах слагали столько мифов и легенд. Она лишь кивнула в ответ, и открыла было рот, чтобы задать Роджерсу вопрос, как тот, словно заводная игрушка поспешил к соседнему дому. Женщина сделала шаг, но остановилась, схватившись за плечо стоящего рядом Геркулеса. Прошептав благодарственные слова, она оглянулась по сторонам, рукой вытирая из-под носа кровь. Набежавшие врачи обхаживали раненных, подготавливали чёрные пакеты для умерших, оттаскивали девушку, бьющуюся в истерике от мёртвого тела. Сердце ёкнуло, это слишком трагичная ситуация. Раздай сейчас толпе камни, гнилые помидоры или тухлые яйца, они бы забросали своих медлительных спасителей и им есть за что. - Спасибо, без тебя мне было бы очень худо, - Сью подошла к незнакомке, поблагодарить за оказанную неоценимую помощь нужно, - Ты очень помогла, - женщина ласково улыбнулась и протянула руку, - Женщина Невидимка, - впрочем, наверно, девушка итак в курсе как зовут героическую блондинку. При появлении на сцене Клинта, Сьюзан поёжилась, не зная имеют ли место быть радостные речи о прелести командной работы Мстителей, в очередной раз отделалась лёгкой улыбкой. Это уже входит в привычку, меньше слов, больше улыбок. Хорошо ли это, когда трудно подбирать слова и проще отмолчаться? Не тут, не сейчас. Но она рада, правда рада, даже в голубых глазах можно было без труда увидеть вновь проснувшуюся искорку. - Я бы предложила найти виновников этого…,- она не находила подходящего слова, - Но скорей всего все концы ушли в воду и остаётся лишь ждать новой волны, но в следующий раз...не допустить подобного, присечь на корню.

Wind Dancer: София была полностью сконцентрирована на удержании шатких конструкций здания. Сейчас она не замечала практически ничего из того, что творилось вокруг. Все же она была еще слишком молодой одаренной, чтобы легко и играючи управлять столь мощными потоками. Ей требовались огромная сила воли и сосредоточенность для подобных подвигов. Девушка потеряла счет времени: ей казалось, что оно нарочно тянется столь долго. Кровь гулко пульсировала в висках, одаренная с каждой минутой ощущала все большую и большую тяжесть, словно она на самом деле держала весь этот вес. По ее ощущениям прошла целая вечность, прежде чем среди дыма показались три фигуры. Молодая одаренная с облегчением вздохнула и плавными движениями рассеяла воздушные столбы. Теперь несколько минут она будет чувствовать себя, как выжатый лимон. Сколькому ей еще предстояло научиться… Ученица школы Ксавье осмотрелась вокруг. Это было такой малой каплей в море человеческого горя… Они спасли одну жизнь, а потеряли десятки. Сколько же подобное будет продолжаться? На этот вопрос София не могла дать четкого ответа. Да и вряд ли кто-то смог бы. Танцующая с Ветром закрыла глаза и сделала неглубокий вдох. На этой улице было психологически тяжело находиться. Ветер доносил до нее малейшие стоны умирающих и раненых, тихий плач и всхлипы. Герои спасали жизни, но потери всегда неустанно следовали за ними. Сколько бы они ни старались, какие бы усилия ни прилагали – этого оказывалось недостаточно. Спустя несколько минут София почувствовала легкое колебание воздуха и открыла глаза. К ней приближалась та самая женщина. Теперь, когда она подошла ближе, Мантега-Барретт ее узнала. - Танцующая с Ветром, Люди Икс, - ответила одаренная, пожав руку девушки. Сил улыбаться у нее уже не нашлось, поэтому она лишь устало кивнула. – Рада была помочь. Дыхание и сердечный ритм постепенно возвращались в норму, тренированное тело молодой одаренной достаточно быстро приходило в себя. Она внимательно взглянула на собравшихся: все, как на подбор, легендарные личности, герои. И все они, насколько знала София, были против акта. Хотя вот присутствие Женщины Невидимки удивляло. Разве она была не с Фантастической Четверкой, которая поддерживала печально известный закон о Регистрации? Сосредоточившись, девушка принялась слушать голос ветра. Однако его шепот указывал на то, что виновников здесь уже давно не было. «Мерзавцы… Какими же отвратительными животными нужно быть, чтобы сотворить такое? Хотя нет, они даже хуже животных, ибо те не станут развлечения ради убивать…» - Танцующая презрительно скривила губы и сжала кулаки. Она будет теперь патрулировать город чаще и усиленнее, чтобы впредь оказаться вовремя, а не в тот момент, когда остается лишь только извлекать тела из-под завалов. И как бы ей сейчас хотелось, чтобы друзья были рядом… Но увы, они сейчас исчезли, и одаренная не знала, куда. Это была одна из причин, по которой она ударилась в спасательную деятельность. Мантега просто не могла иначе жить. Похоже ее миссия была здесь завершена. Подоспевшие машины скорой помощи и спасателей справятся теперь и без их помощи. София, ни слова не говоря, развернулась и направилась прочь с этой улицы. На полпути ее окликнули. Одаренная обернулась и увидела спешащую к ней блондинку. Было похоже, что она хотела отправиться вместе с Танцующей. Одаренная кивнула и махнула рукой куда-то в сторону, показывая предполагаемое направление движения. После недолгого разговора, ученица школы Ксавье взмыла в воздух и подняла за собой Невидимую леди. Теперь их путь лежал на одну из крыш высотного здания. Там можно было спокойно поговорить, в чем Мантега сейчас весьма нуждалась. Далее - Нью-Йорк. Крыша небоскреба

Captain America: - Спасибо ещё раз Сью, - Стив перевёл взгляд, - и тебе…, - сказал он молодой девушке. Перед тем, как Невидимая Леди и Танцующая с Ветром ушли, Стивен сказал им, как попасть убежище. Через некоторое время их не было, а на улицах остались только Капитан, Соколиный Глаз и Геркулес. Люди постепенно скапливались на месте произошедшего. Пожарные, скорая помощь, репортёры на вертолётах и машинах. Уже были слышны сирены полицейских машин, а это означало, что пора сматываться. - Друзья, пора нам уходить. Вы мне помогли, а я в розыске… Идёмте со мной, я покажу безопасное место. Роджерс начал пробираться через толпу людей, репортёров, а за ним и Хоукай с Гераклом. Внезапно на его пути встал репортёр канала CNN, Стив понял это по названию канала на микрофоне. Естественно репортёры не встают на пути просто так с микрофоном… От репортёра, а если быть точнее от репортёрши прозвучали вопросы. - Стив Роджерс, Капитан Америка, защищавший свою страну во Вторую Мировую Войну и защищает до сих пор. Вас объявили вне закона – что вы на это скажете? Роджерс пытался пробраться через репортёра, но без успешно… - Что я скажу? То, что этот законопроект полный бред. У героев должно быть право выбора, - сказал он, всё ещё пытавшись перебраться через настойчивого репортёра. - Вы вне закона и каждый раз, когда вы пытаетесь защитить граждан, вы оказываетесь в опасности. Вас могут в любую минуту схватить сотрудники полиции. Страна отвернулась от вас, но почему вы всё ещё защищаете её? Неожиданно для всех, Стив прекратил движение и посмотрел серьёзным взглядом в камеру. - Потому что это моя страна. Я её гражданин, я Капитан Америка и я буду её защищать, и пусть меня за это посадят как остальных героев… А всем Могучим Мстителям я скажу: Не пытайтесь нас обнаружить, схватить, посадить… Мы поступаем правильно и не позволим Акту действовать по всей стране. С этими словами Стив оттолкнул репортёра в сторону и прошёл дальше. /Секретная Штаб-Квартира Тайных Мстителей/

Hawkeye: Клинт мрачным взглядом пробежался по Бродвею. Дым, пыль, руины, грязь, чьи-то слёзы... Кому всё это надо? За что пострадали эти невинные люди?.. Внутри у Бартона полыхал гнев, сменявшийся яростью. Он умел контролировать себя, когда надо, но на душе сейчас было так пакостно... Он не сотню раз видел подобные картины, но сейчас... Та мысль, что они вынуждены спасть народ, скрываясь от своих бывших друзей и выслушивая чужие упрёки, отравляла душу. - Друзья, пора нам уходить. Вы мне помогли, а я в розыске… Идёмте со мной, я покажу безопасное место. Соколиный Глаз колебался секунды две. Он давно оставил команду, а сейчас его "звали" обратно. В силу своего упрямого и не самого "сахарного" характера, ему не очень хотелось следовать за Стивом. С другой стороны, это был шанс. Шанс вновь стать Мстителем, шанс доказать, что Акт - всего лишь чёртова бумажка, которая не сможет нацепить на героев ошейники... Ко всему прочему, ему практически не было куда идти. Значит, выход был один... Клинт, не сказав ни слова, побрёл за лидером Тайных Мстителей. Мысли ходили ходуном, а всё ещё "не самая хорошая" часть Клинта противилась его решению пойти за Капитаном. Проклятье, что за день? - думал Бартон, пока они пробирались через толпу репортёров, которые, как и следовало ожидать, уже кинулись к героям с диктофонами и фотокамерами. И эти журналюги... Интересно, хоть один из них возьмёт смелость на себя сказать миру правду? Хоть один из них сможет открыто в лицо государство завить о провале инициативы создания Акта?.. Капитан ответил на пару вопросов репортёрам и уверенно зашагал прочь. Клинт отмахнулся от журналиста, который со Стива уже переключился на него самого, и поспешил удалиться. Ему было тошно; он не хотел разговаривать с этими людьми, он хотел одного: добраться до "убежища", перевести дух, и поразмыслить над тем, как наказывать падон*ов, которые устраивают подобные разгромы на улицах Нью-Йорка. /Секретная Штаб-Квартира Тайных Мстителей/

Mystique: /Фондовая биржа -- здесь/ Сообщение от Эксодуса Мистик получила еще перед операцией "Фондовая биржа". Немного расстроилась неизвестности Магнето, но какого было ее изумление, когда спустя пару часов, пришла новая смс-ка. И как раз от имени Магнето. Если бы не его серьезный печатный тон, который мутантка уже успела изучить, хотя к мобильной связи они прибегали лишь в особых случаях, то она бы подумала, что это чистый развод. Но звонок Саблезуба подтвердил ее веру. Лучше было бы обговорить весь ход операции с глазу на глаз с самим Магнето, но сейчас он занят, и предоставил ей полную свободу действий и права и обязанности руководителя. Не это ли высшая степень доверия? Мистик было безумно приятна такая роль, хотя ее душа разрывалась между Братством и Молотом. Душа и сердце полностью обитали вместе с командой злых мутантов, в то же время, как тело и разум требовали оставить идеалистические мысли и отправится в Молот для выполнения заданий мужа за особое денежное вознаграждение. - Это новый пункт регистрации. - Мистик кивком головы указала на современное здание, пока еще сидела за рулем автомобиля. Бродвей встретил их забитыми улочками, спешащими людьми, открытыми бутиками. - Думаю, наша задача ясна. Но какими способами? Я предлагаю действовать в открытую, пусть видят наши благие намерения. Как думаешь, Вик? Ей нравилось называть бывшего любовника настоящим именем, хотя вроде помнится, его это выводит из себя. В нем тут же просыпается зверь, пышущий страстью и звериной силой. Изменился ли он за то время, которое они не виделись? Сколько лет прошло? Кажется, лет сто. Синяя девушка положила голову на руль, пристально наблюдая за входящими и выходящими людьми. Устроить очередной взрыв? Или просто разукрасить это, как несчастный случай? Или просто прорваться и устроить шикарнейший разгром с мгновенными убийствами гос персонала и ненужных свидетелей, не надевая на себя маски? Тоже вариант. Она в сотый раз перечитала смс от Магнето. Старику нужно было уточнить, что именно он ожидает? Видео в срочных новостях? Или тихий "праздник"? Сама Мистик больше склоняется к первому. Это отличная возможность показать миру серьезные намерения Братства. Хватит находится в тени! Пора выйти и показать людскому миру, кто здесь хозяин! - У тебя есть оружие? - весело и ласково, словно о ребенке, спросила террористка, доставая из бардачка свой Инграм и перезаряжая обойму. - Предлагаю повеселиться на славу и не сдерживать своей звериной сущности! Разнесем это здание на мельчайшие сувенирные кусочки? А потом... Так и быть, я оставлю им свой автограф... От предстоящего у нее радостно светились глаза, а сердце отчаянно билось в предвкушении. Они слишком долго ждали...

Lucy Ford: Dr. Lightman Люси была умной и смышленой девочкой, с массой достоинств и недостатками, которые на самом деле были теми же самыми достоинствами. Возьмем к примеру смазливое личико, так и просящие чтобы их стиснули щечки и губки бантиком, что и хочется так поцеловать, - кто-то бы сразу сказал, что за подобной привлекательностью нет ни йоты здравого ума и интеллекта, и сразу бы ошибся, поскольку Форд не только разрушала устоявшиеся стереотипы, но и с успехом пользовалась своими внешними данными так, как было удобно ей или необходимо было в ее работе. Помните ту картинку, на которой старцы-жрецы неизвестного демонического культа приносят красавицу племени в жертву своему темному богу? Так вот, в прежние времени именно бы такая судьба ждала Люси. Нет, я не хочу сказать, что девушка была настолько глупа, наоборот – она была умна ровно настолько, насколько могла здраво рассудить – темным богам и прочим представителям Древних совершенно не нужны поклонения стариков и их жертвы, достаточно человека вежливо попросить и что-то предложить взамен, а уж о расплате будем задумываться позже. - Нет, он у меня работает круглосуточно, без перерыва, - мило улыбнулась в ответ девушка, едва директор Оружия Икс прекратил поносить по телефону своих нерадивых сотрудников. По всей видимости, секретаря или ближайшего помощника. Помощника, помощника, - скорее для удовлетворения собственного любопытства и умственных изысканий, Люси быстро прокрутила в голове список сотрудников и всех особо важных агентов организации, старания Уэста к которой теперь относилась и она. Решения отчима она не осуждала и не оспаривала, так как прекрасно понимала насколько мужчина опытнее и мудрее в подобного рода политике отношений компании и остального мира, и все же некое чувство, предчувствие, если хотите это так называть, не покидало Форд с самого момента оглашения решения Герберта. Если быть откровенным то, следуя саркастической поговорке, она могла и посмотреть в пресловутый шарик гадалки и выяснить чего добивается Уэст, но не стала – то ли ей самой так не хотелось копаться в грязном белье отчима, то ли чудесным образом на нее действовал запрет наложенный еще в далеком отрочестве, как только мужчина стал замечать за приемной дочерью экстраординарные способности. – Не забывайте, мистер Кэл, что я представляю интересы Аркама рядом с вами, а о каком партнерстве может идти речь, если в Оружии не могут удержать простого заключенного и он отправляется громить город и убивать ни в чем неповинных жителей. И, - предвидя его реакцию, скорее психологически, Люси подняла в воздух палец, прерывая вот-вот собирающуюся на нее вылиться тираду (опасно было подначивать мужчину, который так и сгорал от гнева и негодования, и, в то же время, для девушки это было неким забавным развлечением, доведением блюда до кондиции готовности), - не стоит вспоминать побеги из психиатрической больницы, в то время руководство было другим и меры предосторожности были также более шаткими. Форд откинулась на спинку кресла и замолчала, словно говоря этим, что готова теперь выслушать все, что собирается или собирался сказать сам Кэл. В это время таксист сделал радио погромче. В конце концов, он направлялся именно в сторону той улицы, где творилось черт знает что, а никакие деньги не стоят собственной жизни и машины, которая и собственностью его-то не была; таксопарк вломит несусветный штраф, если с автомобилем что-либо случится. К счастью, репортеры уже передавали, что команда «супергероев» (прислушавшись, Форд едва заметно фыркнула) прибыла на место случившегося. И, пусть злодеев не было уже и в помине (видимо, они отказались ждать протагонистов), помочь пострадавшим и запертым в ловушке обрушивающихся зданий гражданам было необходимо. Машина встала в растянувшейся на многие кварталы пробке. Форд мысленно пожала плечами и кивнула мужчине, что дальше им и правда будет легче добраться пешком. Неудивительно, что к тому моменту, как они оказались на улицах Бродвея, большинство последствий случившегося уже было убрано. Бравых спасителей Нью-Йорка уже видно не было, как и агентов Оружия Икс. То тут, то там еще можно было разглядеть перетянутые лентой разрушенные магазины, а еще…песок. Люси сама не поняла, почему именно эта особенность ей бросилась в глаза – помимо пока не убранных кучек мусора, разбитого стекла и асфальта, которые являлись непременным атрибутом последствий разгрома (все равно что пустые бутылки и непонятно откуда взявшаяся туалетная бумага после вечеринки в общежитии), у самой мостовой был собран вместе песок, словно бы кем-то принесенный сюда с пляжа, настолько он был чист и светел по своей структуре. Конечно, звучит все это смешно, но для человека, который проторчал пять лет в университете и из них три года по колено в разных пластах почвы, ища следы древних цивилизаций…в общем, все это детали, которые прокрутились и сложились в общую картину произошедшего у Люси в голове быстрее, чем вы сможете сказать – аббревиация. - Полагаю, разумным будет вернуться в «Прайматек», мистер Кэл, и выяснить, что могли ваши эксперты найти, - она подошла к мужчине и перехватила ладонью его за предплечье. – Не только в трупах. Пришлось немного сосредоточиться, чтобы не окунуться с головой в то, что происходило на Бродвее раньше. Если сравнивать, то все представлялось как в старом фильме с испорченной пленкой. А едва желание и порыв взглянуть вперед и перемотать текущий момент дальше брал верх – как ничего кроме пустоты внутреннему взору не являлось. Подобного рода Ничто она уже видела, только это было давно и было связанно не с самыми приятными воспоминаниями для самой Люси.

Sabretooth: \первый пост\ - Похоже, вот-вот пойдет снег, - заметил Виктор, мрачно смотря на низкие свинцовые тучи, плывущие над городом. Порой переключится от одного дела на другое благотворно. Только так можно освободится от некоторых навязчивых мыслей. Однако Рейвен не могла усидеть на месте, вполне очевидно, что шило в попе служило ей внутренним стрежнем. Виктор уже как-будто слышал надсадный треск костей охранников и радостное улюлюканье Мистик. Радость то какая. Еще миг - и она сорвется туда. Но именно сегодня он не очень разделял её настроение. Однако работа есть работа, как бы не раздражали его все спешащие куда-то по улице люди, работу надо делать. На её глупые вопросы Крид лишь улыбался в ответ. Глубоко в его душе прячутся ид, эго и суперэго, даже если он все эти годы подавлял человеческие чувства и питал лишь желания, присущее зверю, потому что только их мог удовлетворять. Все эти годы ид лепило его, внушало ему, что он выше остальных, что все животные желания, не подлежавшие удовлетворению в его полной власти, что чужие жизни нужно топтать в пух и прах, размазать, спалить и рассеять по ветру оставшийся от них пепел. И не соображал, почему это так сводит его с ума. Он схатил её за плечо и дернул к себе: - Всё правильно, я не сомневаюсь в ваших с Эриком благих намерениях и побуждениях. Но есть одно "но", детка. - он ударил её по лицу и злобно уставился на оставшийся красный отпечаток. - Не смей меня так называть, поняла? Постепенно с течением времени все больше и больше народу прибывало к зданию. Набралось уже сотни две, причем большую часть составляли обычные люди. Кучка представителей какого-то общества столпилась у плаката "убей мутанта - спаси свой мир", вывешенного на стене здания, стоящего напротив. - Вот теперь я думаю нам пора. - улыбнулся Виктор.

Mystique: Нужная реакция By Саблезуб не заставила себя долго ждать. Бывший любовник зарядил ей смачную пощечину. Безумная улыбка растянулась на синем лице девушки, когда она нежно прикоснулась к явно красному отпечатку его пятерни. Так нежно и аккуратно, будто невинная школьница, получившая свой самый первый поцелуй. Щека горела, и эта боль придавала особую пикантность во всей ситуации. Отличный и действенный способ разбудить дикого зверя - назвать его по кличке. И хоть Саблезубый не был абсолютным животным, но ему просто требуется небольшая взбучка перед атакой. А Мистик с радостью ее предоставила. - Как скажешь. - она подмигнула мужчине, давая понять, что совсем на него не в обиде. Хотя к чему этот балаган? Крид наверняка сам все понял. Через секунду краснота уже спала, можно приступить к осуществлению их благого дела. Зверь проснулся и уже тянет ошейник. Можно выпускать. Ох и не повезло же сегодня бедным людишкам... Время тянулось не так стремительно, как люди, идущие в торговый центр. Они стекались группами, парами, небольшими компаниями, даже "табунами" маленьких детей... Насчет последних... Мистик не была вселенским исчадием ада, детей она даже любила. И не только на обед. Она всегда старалась не браться за дела, когда те требовали смертей маленьких спиногрызов. Но сейчас кажется именно тот случай. Какого черта они все собираются именно здесь и сейчас? У них что там, Санта в кресле шоколадки раздает?! Девушка посмотрела на напарника с плохо скрываемой тревогой. Но быстро ее прогнала. Дело есть дело. В процессе операции она всеми силами постарается им не навредить. - Идем. И сделаем это с удовольсвием! - дала команду своим согласием террористка, одевая кобуру с дополнительной огнестрельной техникой и парочкой мощных гранат, на всякий случай. Взрывов на сегодня достаточно, но вдруг что-то пойдет не так. Она мысленно представила деловой костюм одной из девушек, которая проходила минут десять назад мимо машины. И сейчас синее тело мутанки украшал брючный костюм светло-серого цвета., который неплохо скрывал ненужные детали операции. Мистик зарядила свой незаменимый Инграм и вышла на улицу, кидая взгляд, полный ненависти и злобы, на плакат. Первую партию пуль она подарила именно ему. Изображение, не выдержавшее такой атаки опало кусками вниз. Те немногочисленные люди, кто в этот момент находился рядом, со страхом посмотрели на мутантку. Мистик подняла пистолет в воздух, проводя им невидимую линию: - И так будет со всеми! - крикнула и поторопилась вовнутрь. Пункт регистрации выделялся от торговых лавок, как праздничный торт среди овсяных печений. Небольшой стол, за ним парочка администраторов, перед ними парочка мутантов, пишущих свои данные. Чем почти вывели метаморфа из себя. Девушка покачала головой, потом сделав пару сальто в воздухе, приземлилась прямо на регистрационный стол. Листки бумаги разлетелись по сторонам, как и две очаровательные администраторши. - Друзья... - Мистик слегка присела в реверансе, держа оружие прямо перед собой. - Я рада видеть вас здесь. Ибо я - это последнее. что вы увидите в этой жизни... А вы? Вы - мутанты и должны гордиться этим! Покажите этим жалким существам свою истинную мощь! Мутантка с силой пнула компьютер, стоящий на столе, присаживаясь на колени, и дотронувшись дулом пистолета до одного из мутантов. - Давай.. Не бойся... Покажи на что ты способен! Будь с нами! С Магнето! Мистик резко встала и пустила пару выстрелов в потолок. Одна из пуль была направлена на красивую лампу. висевшую в центре потолка. От горячего свинца она пошатнулась, и через пару секунд упала на пол, жаль, что не на какого нибудь человеческого ублюдка

Alicia Baker: Алисия сама не понимала, какого черта лешего, она здесь делает. Стоит у самого края офисного стола, и пытается ровным почерком написать о своих способностях. Хотя всеми фибрами своего разума понимает, что делать этого ни в коем случае нельзя! Тогда зачем она с силой нажимает на шариковую ручку, пытаясь продырявить отпечатанный листок регистрационной бумаги? Когда она переехала в эту страну, думала, что найдет новую и веселую жизнь, где никто не узнает о ее способностях, где никто не станет тыкать пальцем и обзывать фриком. Ну да, фриками тут не обзываются, обзывают мутантами. Не легче, да. Лучше бы осталась в Сиетле. Люди склонны быстро забыть. Может стоит вернуться домой? Но все таки встреча с профессором Ксавье не прошла даром. Она оставила неизгладимый след в психике и судьбе девушки. Общаясь с ним и обитателями его необычной школы, блондинка поняла, что способности - это не проклятье, это дар, который нужно использовать с умом. Правда она не понимала, почему профессор не использует свои власти и связи (ведь у него столько много мутантов) для.. Для захвата власти. Они же - высшая ступень эволюции, его слова. Люди - это прошлое, а значит обязаны быть свергнутыми. Совсем не давно Алисия услышала про некое Братство злых мутантов, которое преследовало именно мысли Алисии.. Но вместо того, чтобы найти этих сильных фриков, она зачем стоит и выводит свое настоящее имя... Как вдруг внутрь зала ворвались двое. И начался хаос. Синяя и очень грациозная женщина, ну явно мутант, который не стесняется своего внешнего вида, прыгнула на стол, раскидала ногой бумаги. Блондинка мысленно ей зааплодировала. Ее речи и призыв действовал, как бальзам на душу. Именно это и хотела сказать сама мисс Бейкер! Она не знала, кто такой Магнето, но она может узнать все у этой террористке. А пока нужно привлечь ее внимание. Поэтому, Алисия отшвырнула бланк регистрации и телепортировалась на соседний офисный стол, где по примеру синей незнакомки пнула компьютер и расшвыряла кипу бумаг. Люди в ужасе бросились к дверям, но блондинка уже растворилась в зеленом тумане и появилась прямо перед ними, с безумной улыбкой держа ручку двери. - Ваш час настал... - злорадно и величественно прошипела блондинка, моментально "превратившись" в настоящую фурию, давно жаждующую возмездия. Ее не волновал исход этой операции. Если будет разрушено все здание, плевать. Главное, обратить внимание этого синего воина

Dr. Lightman: Рот Кэла искривился в той форме, в которой он обычно посылал людей нахрен. Самого посыла не прозвучало, Люси Форд прервала его поднятым пальцем и продолжающейся болтовней. Быстро остыв, Кэл почесал нос и пожал плечами. Раздраженно сказал: - Плевать мне, что там было у вас с руководством в Аркаме. Психиатрическими лечебницами никогда не интересовался в таких подробностях. Но вообще спасибо, что напомнили - я забыл, что у вас был большой бада-бум и пациентов пришлось отлавливать по всему Нью-Йорку. Повысив голос и отделяя слова друг от друга, Кэл добавил: - Нашими силами, надо заметить. Директор Оружия Х ничерта не понимал в том, что касалось бизнеса, но сейчас ему казалось, что он смог отстоять вверенную ему организацию и не ударить в грязь лицом. Нетерпеливо поглядывая на циферблат часов, Кэл уже в следующую минуту забыл о возникшем разговоре о бегстве заключенного из стен Прайматека и о бегстве пациентов из Аркама. Тема была вечной, потому что каждую минуту в одном из уголков мира какую-нибудь гниду приходится ловить, пока в другом месте, у черта на куличках, другая гнида составила план и сделала ноги из тюрьмы. - Быстрее никак нельзя? Время, - Кэл поднял руку с часами и пальцем постучал по стеклу, показывая таксисту, что они едут уже черт знает сколько, а пункта назначения все не видно. Таксист, прислушивающийся к новостям, передаваемым по радио, беспомощно упер руки в лобовое стекло, через которое было видно, что даже Годзила не сможет проехать на своем авто напролом через возникшую пробку. Физиономия водителя при этом светилась от радости, что не придется рисковать своей шкурой ради нескольких баксов. Таксист сдержался от улыбки и потому Кэл не стал разбивать ему нос. - Ясно. Ногами дойдем. Кэл оставил деньги и вышел из такси хлопнув дверцей. Маневрируя между вставшими машинами, они добрались до тротуара и стали срезать путь, торопясь оказаться на месте событий. Придти первыми им не светило, как и оказаться в эпицентре разрушений хотя бы десятыми по счету. От места отъехала уже последняя машина скорой помощи, когда они остановились и стали оглядываться по сторонам. - Да, может быть, - мутант набрал номер мобильного Нортона. Его людей нигде не было видно и директор хотел знать - хорошая это новость или плохая. - Где вас черти носят? Я на месте, никого из ваших нет! Погрузили? Нет, не в порядке. Я дал распоряжение приехать, а не свалить как только покажитесь здесь! Да, возвращайтесь, я не собираюсь ловить еще одно такси, чтобы добраться до Прайматека. Жду. Кэл убрал мобильный в карман и окинул взглядом Люси Форд. Она весь день была поглощена болтовней и видеть теперь ее задумчивой было странно. - Будут какие-то предсказания от Нострад...? Аррр! Мутант зажал уши руками. Попытка услышать приближение Нортона привела к тому, что он услышал выстрелы. Это было так громко, будто стрелял рядом стоящий и пулей продырявил Кэлу висок. Все еще зажимая уши руками, он стал оглядываться по сторонам и, поймав след, пошел в сторону выстрелов как ищейка, унюхавшая вонь преследуемого преступника. - Приведите Нортона, там стрельба! - на бегу прокричал девушке, не понявшей, что случилось с мутантом. - Ваш час настал... Наплевав на все, Кэл перестал огибать препятствия и пошел вперед на стену, чтобы сэкономить время. В этот же момент в голове появилось четкое представление, как пройти через преграду без крови и пота. Тело сработало синхронно с мыслью и ставшие нестабильными молекулы протолкнулись через твердую поверхность. Преодолев ее, молекулы вернулись в норму. Убедившись, что все в порядке, Кэл сделал последний рывок и оказался стоящим перед возомнившими себя крутыми террористами. Дернув левой рукой в сторону, Кэл вырвал телекинезом оружие у нападавших. Правая нацистским приветствием была выброшена вперед. Пальцы сомкнулись в кулак и телекинетическая хватка сомкнулась вокруг глоток мутантов. Подняв их в воздух одним усилием мысли, Кэл рявкнул, чтобы все разошлись по сторонам. - Здесь не на что смотреть, - глаза директора Оружия сузились. Он усилил давление, оказываемое на Саблезубого. Он хотел, чтобы мутант скручивающимися кишками чувствовал, насколько не прав. - Соплячка, слезь со стола и вали домой! Это не очередь в Макдональдс. Кто-то остался и со стороны снимал все происходящее на камеру мобильного. Кому-то нужно было вломить поглубже, чтобы народ наконец начал расходиться. - Я тебе мобильный этот сейчас в жопу запихну! - повернув голову, но не сводя глаз с подвешенных в воздухе мутантов, Кэл позвал подошедшую Люси Форд. - Звони сукиным детям, которые этим должны заниматься. Костяшки пальцев Кэла побелели от напряжения. Сжимая кулак крепче до хруста, мутант хрустнул парой косточек задержанных. Насрать было, в каком виде они предстанут перед теми, кто за ними придет. Алисии Бейкер, юной пропагандистки насилия и секса между мутантами, видно не было. - Какие будут прогнозы на будущее? Была еще одна. Телепортировалась.

Sabretooth: Они нырнули в пункт регистрации. Во внутрь. Здесь пахло настолько мерзко, что у Виктора свело зубы. Неуверенность и страх - вот чем было пропитано это место. Да, он любил эти ароматы, однако ощущая их из своих жертв. Здесь же всё было просто дешево пропитано этой мерзостью, и быть может, становилось даже немного обидно за то, что не он был причиной. Усмехнувшись тому, что подобные места действуют намного эфеективнее его - убийцы со стажем, Крид неспешно двигался вслед за Мистик, распихивая, словно колоски в поле, столпившихся на его пути мутантов. Здесь были представители различных сортов - от звероподобных ублюдков до ангелов неземной красоты, которые подогревали желание изуродовать касаниями их прекрасные образы, и омыть руки их кровью. Мистик резво заскочила на стол, за которым сидела какая-то кефирная блондинка, чиркая бумажку. Виктор на миг оценил изящные и ловкие движения синекожей, и неспешно двинулся к столу, продолжая не в самой мягкой форме расталкивать стадо баранов, что столпилось в страхе и непонимании перед новоявленными хищниками. Позволив Мистик самой занятся пропагандой, немногословный Саблезуб лишь присел на край стола, сложив руки на груди. Мутант искоса посомтрел на мужчину с бейджиком, который остался сидеть за столом, и улыбнулся ему так, как улыбается охотник, завидев легкую, ни о чем не подозревающую жертву. Мужчина оттянул лиловый галстук, тут же побледнев в лице, и, сглотнув, отправился под стол, где уже сидели его коллеги, напуганные прыжком вооруженной террористки. Виктор лишь молча стоял, презрительно осматривая кучу неудачников и сопляков, что собрались здесь, и стояли, боясь вякнуть что либо без лишнего приглашения. Мистик сама прекрасно справлялась, и Крид уже начинал постепенно скучать. Кефирная, в свою очередь, прониклась речью террористки, и поймав волну пафоса, решила показать всем свои возможности. Виктор лишь ухмыльнулся, наблюдая столь забавную картину эволюции плоского червяка в кольчатого, и вновь перевел взгляд на толпу. Новое лицо. Вперед стоял неизвестный мужик, который был одет как какой-то коррпоративный мудак. Виктор не придал этому больше значения, однако в следующие несколько мгновений, вся ситуация слишком изменилась. Новоявленный оказался не промах, и силенок у него было достаточно. Горло Виктора сжалось от невидимой хватки. Телекинетик! Крид не стал бездумно хвататся за горло, зная, что двигаясь, он лишь скорее отключится. Покосившись на Мистик, Крид стал нащупывать рукой металлический стаканчик, который Мистик перевернула запрыгивая на стол, и из него посыпались все ручки, однако сам стакан не докатился до края. Ухватившись за него, Виктор вновь посмотрел на менеджера. Было всё тяжелее и тяжелее сохранять сознание, и перед глазами всё постепенно начинало плыть. С секунды на секунду должен был случится асфиктивный обморок. Однако нашедшийся герой отвлекся на снимавшую всё это толпу. Хоть он и не отрывал взгляда от членов Братства, но всё же сорвался на лишнии эмоции и речь. Крид решил, что этого было достаточно, и швырнул со всей возможной силы стканчик в голову мутанта. В случае попадения, не смотря на сдавленность трахеи, Крид не мог промазать, учитывая его природные способности. Это должно было сбить хватку мутанта, и затем, не мешкая ни секунды, хищник рванул бы в сторону, и упав на четвереньки, совершил бы мощный прыжок на защитника. А кто сказал, что будет так легко?

Mystique: Людям нравится, когда к ним прислушиваются. Мутантам нравится, когда их хотя бы слышат. Мистик просто в безумном восторге, когда незнакомая блондинка прислушалась к ее агитации и даже проявила себя, как незаурядного альфу. Браво! Себе, конечно. Она довольно оскалилась и кивнула той, полностью давая добро на все, что та захочет сделать. Ведь ее главная цель достигла хоть одного уха. А глядишь их примеру и свободной чести последуют и остальные. Но мечтаниям мутанки не суждено было осуществиться так скоро. Знала ли она, что им помешают провести операцию? Да конечно. Каждый только и делает, что пытается вставить палки в колеса Братства. Но не так легко, полностью остановить эту процессию. Идеи Братства будут медленно, но верно, укрывать сознание молодых мутантов, ставя их на путь истинный. Да, Мистик предполагала, что возникнет поганая овца из ФБР, КАПа или же кто то из массовки Ксавье. Да, хоть сама полиция. Но что-то этот мутант появился чересчур неожиданно. - Пошел на *! - возмущенно закричала террористка, когда невидимая сила "отобрала" из ее рук любимый Инграм, а затем еще и схватив за шею, подняла в воздух. Горло сильно давило, но этот факт бесил девушку. Больше всего было досадно за то, что вторая часть их плана прервалась, так и не достигнув своей конечной точки. А Мистик не любила, просто ненавидела оставлять свои дела незавершенными. Мужчина, которого только сейчас смогла разглядеть метаморф был незнакомым вроде, но вероятнее всего сильнейшим телекинетиком. Боль начала расползаться жестокой змейкой по всему телу, но безумная и довольная таки улыбка с синего лица ее не слазила. Все таки начало тоже неплохое! - Найди Магнето! - что было силы закричала мутантка незнакомой блондинке, пытаясь ладонями разжать невидимые кандалы на шее. Если эта девчонка умеет телепортироваться, что было уже продемонстрировано, то с легкостью найдет Эрика и Ко. Не известно, как она это сделает, но давно Азазель как то рассказывал, что достаточно просто назвать имя желаемого объекта и примерно его изобразить. Пусть покажет себя. Из нее кажется может выйти толк. - Живо! Сама же террористка, чуть заметно усмехнулась и мысленно приказала клеткам своего тела видоизмениться. Тело приняло команду, уменьшая размер шеи на несколько сантиметром. Особого эффекта это не дало, зато хоть появилась возможность ослабить боль. - Отпусти.. И я лично перережу тебе горло, гаденыш

Lucy Ford: Событий имеют свойство развиваться стремительно. Опоздав на одно событие, вы всегда можете надеяться, что поспеете во время к другому, не менее впечатляющему, особенно для вас, жителя мегаполиса. Ох уж эти жители мегаполиса, совсем недавно их чуть под чистую не стерли с полотна мироздания одним, если так можно выразится, правонарушители, а сейчас они уже, забыв об инстинктах самосохранения, готовы молча стоять и наблюдать за другими, решившими ворваться в один из пунктов регистрации и наглядно показать такое понятие как – левый кулак оппозиции. В первые минуты их приезда на улицы Бродвея, все шло тихо и мирно. Народонаселение вновь заполняло улицы, да и сам внешний вид одного из самых многолюдных районов Нью-Йорка словно бы по волшебству обновлялся и восстанавливался. Форд нахмурилась, соображать быстро она умела и без особого свойства, дарованного генами, впрочем, это мало чем помогло – закончивший разговор на повышенных тонах с Нортоном Кэл так и не был удосужен ответа, который крутился на языке. Проклятье, и почему ей не дарована телепатия, чтобы скриншотами просто отсылать в мозг этого упрямого директора Оружия Икс последние сводки новостей «CNN из будущего». Мозг анализировал все со скоростью света, уж простите за столь набитое сравнение, но отделить одно от другого, когда еще просится и третье – стоит немалых стараний и усилий, потом Люси задумается о мягком кресле и кофе с ликером, а сейчас – страницы произошедшего и образы сотен свидетелей разрушений в духе второй Хиросимы, только более легкого масштаба, сливались в выходящее из этого будущее – не слишком приятное на вид и, если признаться, вообще никакое, вместе с тем, не следовало еще потерять голову и от того, что перед глазами словно уже произошли все события, которые, дабы не смутить читателя, мы опишем поэтапно. В конце концов, автор не обладает таким развитым навыком анализа работы чужого мозга. В это же время где-то на полпути к офису «Прайматека» агент Нортон беззвучно выругался. Выражения были одними из самых красочных, что были придуманы людьми во вселенной. Сидя на переднем сидении небольшого фургона, мужчина перехватил рацию. - Мы разворачиваемся и возвращаемся на Бродвей, - холодно процедил он, понося всех и вся, и своего начальника, и свою маму, и даже Господа Бога (Боже, отвернись, пожалуйста, на минутку). – Машины с трупами следуйте прежним курсом, - он вцепился руками в сиденье. – Поаккуратнее, разворачивайся! – выместил, наконец, злобу на водителе. – Не дрова везешь! – матерясь на чем свет стоит, Нортон кинул рацию на приборную панель. – Да, кто там еще звонит! – ответив на вызов, мужчина тяжело вздохнул, оглянувшись назад коротко прокомментировал. – Всем приготовить оружие, - в голосе уже чувствовалась не злость, а элементарная усталость, хотя сказать по правде, для него это лучше, чем сидеть в четырех стенах Прайматека и плевать в потолок. Он вновь перехватил оскорбленную в метафизическом плане одной из многочисленных вселенных, в которой даже у радиоприемников есть чувства, рацию. – Свяжитесь с ребятами из ЩИТа. Как? Не знаю, я б****, как. Но это и их работа! Форд быстро переступила порог пункта регистрации, оказавшись с Кэлом в непосредственной близости. Так было надежнее. Безопаснее. Глаза, быстро покрывшиеся темной пленкой, окинули помещение взглядом. На подвешенных в воздухе мутантов ей было плевать, девушка смотрела куда дальше и куда глубже, еще пара минут и от ребер обоих преступников останется порошок, продолжай мужчина сжимать их тела с такой же силой, если только… - Создать щит можешь? – это был скорее вопрос риторический, был и другой вариант, но сначала следовало оградить себя любимую от даже малейшей опасности. – Нортон на полпути. От точки отсчета нападения Кэла на Мистик и Крида отделилось несколько путей вероятности. Множество из них были тупиковыми для кого-то – то для синекожей красавицы, то для мистера Крида, была и еще одна – для Форд. Другая от прочих проходила дальше, но смотреть так далеко – не представлялось возможным. А если и можно было бы – вряд ли бы девушка потом отвечала не просто за трезвость своего ума, да вообще за функциональность рассудка. Стоящая спиной к Кэлу Форд обернулась. - Девушка уйдет, - тихо проинформировала она. За эмоциональную составляющую и тем более за то, что думала о всем произошедшем Алисия Бейкер Форд не отвечала, а вот действия новоявленной террористки предугадать могла.

Alicia Baker: Она так давно мечтала об этом! Сколько лет с момента понимания своих врожденных способностей, Алисия размышляла, чтобы достойно их использовать? А родители прятали ее в свинцовой комнате, прятали от людей. Они боялись, что вырастит монстр и поглотит их. В принципе так оно и случилось. Погиб отец. От легкого толчка руки дочери. А люди не поняли, что внимания девочке не хватает. Настоящего внимания, который сделал бы ее не вредной букой, а достойным членом общества. Но не приняло ее общество, обозвало фриком и отправило лечится, блокируя ее способности. Четыре года не прошли таки даром. Блондинка тихо и мирно молчала и копила злобу. А когда ее выпустили в надежде, что вылечили, они просто выпустили злобную мегеру на волю. Но Алисия твердо уяснила одно - нужно держаться в тени. Скрывать свой дар до последнего. А тут эта регистрация... И вот, как говорится, дождалась. Судьба не отправляет людей просто так в странные особые места. Это был знак выше! И блондинка своего не упустит! Представив себя новоявленной революционеркой, которой перепала небольшая роль в этом жизненном театре, она швыряла вещи, толкала людей, развлекалась, как могла. Пока в одну секунду все это не закончилось, так и не успев начаться. Ворвались странные люди, нет, мутанты. И хоть Алисия очень редко встречала себе подобных, сразу поняла, что от этих лучше держаться подальше. Она начала "сиять", мгновенно телепортируясь с места на место. Террористы, представляющие Братство какого то Магнето, пало. Точнее наоборот поднялось в воздух. Можно было бы исчезнуть, если бы не павший голос синей мутантки и ее безумный взгляд. - Найди Магнето! Блондинка кивнула, размышляя, где его искать. Хоть это и не играло особого значения. По имени тоже можно найти, правда тыкаться придется вслепую. - Хорошо! Значит не все потеряло, как могло показаться на первый взгляд. Висевшие в воздухе революционеры, или простые террористы не важно, не пали. Значит у них есть запасной вариант отхода. Но помочь тоже можно. Алисия посмотрела на один из перевернутых столов, мысленно заставила его исчезнуть в зеленом тумане, тем самым призвав его с его родного места, и переместила усилием мысли на мужчину, который схожей способностью держал в невидимой руке парочку. Стол появился буквально в метре над головой мужчины, а затем упал прямо на него. Улыбка засияла на лице девушки, и она растворилась в появившемся ядовито-зеленом тумане, примерно прикидывая, где ей искать этого таинственного мутанта по прозвищу Магнето Далее Особняк Братства



полная версия страницы