Форум » Нью-Йорк » Окраины города 0.4 » Ответить

Окраины города 0.4

Wolverine: Самая окраина Нью-Йорка, где живут бедняки и бандиты, где по ночам нельзя выйти на улицу и вернуться домой живым. Это опасное и крайне грязное место. Здесь много заброшенных домов и узких неосвещенных улиц. Правительство пытается проводить реконструкционные работы, однако инвентарь и материал постоянно куда-то пропадает...

Ответов - 62, стр: 1 2 3 All

Numscull: - Ну...работу если надо найдёт Хантер. Он тут уже был, так что не проблема. Да ладно, чего уж там..., - пожал плечами Дуб, когда обнаружил, что разговаривает сам с собой. Анжелика куда-то уже исчезла. Дендроид озадаченно повёл бровями, затем оглянулся, и даже повернулся на месте. Но девушки рядом уже не было. Решив, что это и был как раз тот самый фоку про запас, Дуб, немного за неё волнуясь, присел под стенкой, достал свою карту, и принялся её рассматривать в свете фонаря. Надо сказать, что карту он вновь держал вверх ногами, что всё равно не мешало ему как-то там ориентироваться. - Так, значит...Бру...Бруклинский...чего Бруклинсий? А, мост! Точно мост...Так... Так бесхитростно путешествуя по Нью-Йорку, Дуб случайно уронил взгляд вниз, и заметил какую-то бумажку. Подняв её, он принялся внимательно рассматривать, и тут лицо его посеръёзнело, дендроид встал и принялся оглядываться в поисках Анжелики, чтобы развеять мучавшие его сомнения.

FireStar: - Заказ готов! - возвестила Анжелика, мягко приземляясь перед Дубом, держа в одной руке коробки, а в другой пакет, весело позвякивающий при движениях. - Завтра местные смогут обсудить мое феерическое появление. Если стеклянная витрина мне не врет, то выгляжу я довольно паршиво. И верно, продавец бросал странные взгляды на девушку с раной на лице и размазанной вокруг нее кровью, покупающую кучу бутылок с пивом и три пиццы. Он даже несколько раз покосился на охранника, который "незаметно" придвинулся поближе к кассе. Анжелика же, одарив нервного паренька очаровательной улыбкой, подхватила покупки и, расплатившись картой, выбежала на улицу, откуда моментально исчезла. Даже несмотря на то, что дерево уселось на землю, оно все равно возвышалось над девушкой, но теперь было гораздо удобнее смотреть ему в глаза, не задирая голову вверх. - Что нашел? - она принялась вытаскивать из пакета бутылки с пивом и краем глаза заметила бумажку, которую Дуб внимательно изучал. - Я не знала, какое пиво тебе нравится, поэтому взяла все разное. И да, вот твоя кредитка. Из коробки с пиццей шел чудесный аромат. Анжелика только сейчас осознала, насколько голодной она была и поэтому, схватив один из кусочков, немедленно вгрызлась в него зубами. - Ну, что ты думаешь делать дальше? - с трудом протолкнув огромный кусок в горло, девушка запила его небольшим глотком быстро согревающегося в ее руках пива и подняла взгляд на дерево. - Ну, я имею в виду прямо сейчас. Ты так и не вспомнил, где находятся твои друзья? - честно говоря, Анжелика действительно очень интересовало, чем же Дуб собирается заниматься на Земле. Он не сможет найти работу, в этом она была уверена. Даже с помощью Охотника, несмотря на все то, что девушка о нем слышала, огромному дереву в Нью-Йорке не светит никакая работа. Но сам Дуб, кажется, совершенно не был обременен мыслями по этому поводу.

Numscull: - О, вернулась...а я уже волноваться начал...а ты что, разбила витрину? – внимательно осмотрел Дуб Анжелику с разных сторон, ища новые порезы. Но не найдя их, успокоился, и вновь уселся на землю. - Это...ох, это...я даже не знаю, чегой-то это такое...вернее, ну ,как оно сюда попало? Ты такое когда-нибудь раньше видела? – Дуб протянул небольшой листик. На жёлтом фоне были нарисованы три четырёхугольных звезды, похожих на вытянутые ромбы. Одна спереди, две выглядывали сзади. По центру стоял...предположительно человек, потому что лицо его было скрыто за шлемом. Во всяком случае, фигура была более человеческой, чем чьей-либо ещё. В одной руке он держал некое огнестрельное оружие, а вторую протягивал по направлению к зрителю. Вверху шла надпись непонятными иероглифами и пиктограммами, а внизу была вполне различимая, английская, разве что шрифт был несколько непривычный, буквы были не цельными, а из фрагментов : «Мы несём Мир ко всем. Присоединяйся, чтобы нести его вместе с Нами.» - Я думаю, может ко мне прицепилось...но мало ли...у вас тут такого нет? – Дуб задумчиво почесал макушку, расшевелив ветки на ней, и уронив несколько листьев. После чего хлопнул себя по колену, - Тебе это, наверное холодно стоять. Так ты ко мне садись. Твердовато, зато не земле, - после этого Дуб потянулся к коробке с пиццей, открыл её, и взяв целиком откусил почти половину. Начав шумно жевать, другой рукой потянулся к 2 литровой бутылке с пивом, одним только большим пальцем отвинтил колпачок, и шумно стал отпивать. Потом, откинувшись на стенку, он блаженно улыбнулся, легко достигнув той самой пресловутой нирванны, на которую буддисты тратили жизни. - Да...давно я такой вкуснятины не ел...давай, ложи сюда кредитку, - Дуб кивком указал на одну из многих трещинок в его коре. – Что делать...эх...Охотника найти...тока б причал этот вспомнить...а там уж...если его не будет, так стану деревом, и буду того, ждать. Я ж, когда дерево вообще в еде не нуждаюсь, и стоять могу...пока не надоест...Дуб внимательно посмотрел на Анжелику и поинтересовался: - А тебе это...пива не много? Просто я, чтобы захмелел, так это, мне ж считай, цистерну надо. А то и две...

Werewolf: Чувство тревоги охватывало Шелли. Она чувствовала, что тут, что то не так, и что она сейчас не в том состоянии, чтобы сражаться. Опасность буквально подкатила сзади, и Нельсон впервые перепугалась, скорее правда не за себя, а за сына, который может как то пострадать. Вообще, волки чувствительные существа, они учуют опасность за милю и постараются ее обойти, но Оборотень была из той породы, которая сама наравила навлечь на себя беду. Правда если раньше она так поступала не обдумывая свои поступки, то сейчас все было иначе. У нее был сын, которого она любила и за которого готова была умереть. Сын, который нуждался в ней и ради которого она жила, была осторожной и не играла с огнем. – Шелли, будь умницей, развернись и уходи от сюда. Хоть раз послушай моего совета – Спокойно и рассудительно проговорил монстр, который сидел внутри немфетки. Но Шелли же была настырная, всегда делала так, как считала нужным она, всегда добивалась того, что хотела она, поэтому предупреждение монстра, она пропустила мимо ушей. Вскинув бровью, Оборотень посмотрела на Санаэ, и ей хотелось сказать «Ты сдурела что ли?». Хоть они и были подругами, но Нельсон ни когда не позволяла кому то, так разговаривать с собой, тем более в таком странном тоне. Усмехнувшись своей белозубой улыбкой, Шелли сложила руки на груди и склонила голову на бок. – Энерго, я думаю тебе стоит и правда задуматься о своем здоровье и отправится в психологическую больницу. Ты кажись совсем с катушек слетела – Сдержав смех, Оборотень сделала шаг в сторону и осмотрела девушку. Показав рукой «Стоп», Шелли задумчиво посмотрела на небо, затем опять на Санаэ. – Значит меня выбрал Анубис, чтобы вселить какую то Нефертити, я верно поняла? Хммм.. И я типа должна принять это с честью, да?[ – Подавив смешок, Нельсон почувствовала уже не страх и опасность, а то, что еще немного таких выкрутасов Санаэ, и блондинка начнется биться в истерике от смеха. Нет, конечно, грешно смеяться над чужим горем, но как бы вы отреагировали на такое заявление? – Санаэ, скажи честно – Шелли пристально посмотрела на девушку и ухмыльнулась – Какой ты фильм посмотрела и заразилась им? Может, посоветуешь и я его гляну, видимо очень интересный. – Пожав плечами, девушка на какой то миг расслабилась, но потом монстр опять заставил взять себя в руки. Может, ей и было сейчас смешно, но зверь то чувствовал беду. Внезапно Санаэ упала на асфальт, и Шелли насторожило это, затем очень знакомый голос, а точнее его интонация, и Оборотень слегка встрепенулась. – Бежать? – Задумалась она хмурясь и тут ее как будто осенило. – Анубис, странное поведение Энерго.. – Мысленно рассуждала девушка. – Дошло наконец, вали от сюда или выпускай меня, немедленно! – Завопил монстр так, что эхо его голоса разнесся по всей голове блондинки. Она резко схватила за голову и поморщилась от боли. Затем боль утихла, и блондинка медленно выпрямилась, сжимая руки в кулаки. – Кто ты черт тебя дери! – Сквозь стиснутые зубы проговорила та и прищурила свой голубой взгляд. – Шелли, мало времени разбираться.. – И тут монстр был прав. Опасность, которую она чувствовала, сейчас исходила от Санаэ, а точнее от той, кто сидел в ней или что. Попятившись медленно назад, Оборотень старалась не сводить взгляда с Энерго, взгляда со всех ее движение. – Беги!!! – Рявкнул монстр и Оборотень резко развернувшись, побежала вперед по дороге превращаясь в белоснежного волка. Внезапно зверь остановился и замер – Что ты делаешь? – Спросил Король и волк медленно развернулся к Санаэ, та до сих пор стояла на своем месте, наверно догадываясь, что Шелли просто так не сбежит, а будет отстаивать свое. – Я выпускаю тебя – Спокойно и расслабленно подумала блондинка, и Король взял над ней вверх. Зверь начал расти и приобретать огромные формы. В мгновения ока, перед Санаэ Энерго, стоял гигантский волк, со свирепым взглядом и зловещим оскалом.

Sanae Energo: Египтянка выслушивала блондинку с ледяным спокойствием на лице, хотя на самом деле она была готова уничтожить её. Прямо сейчас. И ей бы было не важно что после сделает с ней Анубис. пусть хоть обратно в ад отправит, но только не слушать такое в свой адрес. Нельзя было больше допускать, чтобы эта мерзкая девчонка выходил из неё. А она довольно крепкая, да, раз у неё хватило сил для того, чтобы вырваться на свободу, хотя бы на пару мгновений. Но этого было совершенно достаточно, чтобы насторожить жрицу. Но стоило ей опять взять в себя в руки, как она наконец увидела в глазах Шелли страх и боль. Ну наконец то. На лице жрицы появилась блаженная улыбка, а лицо засветилось счастьем. Так и должно быть. Я вроде представилась.- произнесла она и улыбка сползла с её лица. Она сложила руки на груди и повела ногой по черной поверхности.- Анк су Намун.- чуть ли не прошипела она и с наслаждением посмотрела на то, как девушка пустилась в бег. Глупые люди. Они все не понимали с чем шутить стоит, а с чем не стоит. И эта высокомерная сволочь была одной из них. Видимо она считала себя выше других, считала величественнее, но теперь и она убегала от жрицы. Превращение в волка ни капельки её не удивило, как и то, что она вскоре остановилась и на мгновенье замерла, после чего начала вдруг расти, превращаясь чуть ли не в самого жуткого монстра, примеси волка и еще чего-то разумного. Девушка поморщилась будто от боли и нахмурилась. Вот кого кого, а эту тварь она не ожидала тут увидеть. Смуглая женщина стояла на коленях возле большой статуи кошки. В глазах была решимость, но руки будто не принадлежали ей, они соединились в мольбе. Этой девушке, с такими жесткими, серьезными чертами лица это совершенно не шло, но она почитала Богов, любила их. Из груди египтянки вырвался вздох и она обратила свой взор почти черных глаз на Мать. Она стояла в огромном храме. Вокруг веяло величаем и тлеющим огнем в факелах, которые находились тут повсюду. - Бастет. Я умоляю простить мои грехи. Я буду омывать их целую вечность. В первую очередь я прошу прощения у тебя.- промолвила египтянка и прикрыла глаза. Когда она их открыла, то статуя будто ожила. Взгляд её стал мудрым, а грудь двигалась в такт дыханию. - Ты знаешь что совершила грех. Но не Богов тебе следует боятся, Анк Су Намун, а людей.- с величаем прошептала Богиня и склонилась к дворянке. - Для нас это лишь игра. Мы знаем что ты не хочешь погубить Египет, мы знаем твои мысли, но людям и фараону Джессеру это не объяснить. Он в тебе усомнился, когда узнал о твоей связи с этим... с этим чудовищем, которое взял себе имя Антеф. Я не могу понять одного, зачем ты играешь с чудовищем, из-за которого можешь умереть?- с непониманием спросила она. Анк Су Намун посмотрела в глаза статуе и улыбнулась.- Я могу получить от него власть..., ей не удалось закончить, Богиня оборвала её слова, - Он хочет уничтожить Египет! Ты не тот путь выбрала!- с ненавистью прошипела она и глаза её загорелись огнем. -Прости меня.- прошептала женщина и оборвала связь с Богиней. - Король Лунного Света!- промолвила жрица и засмеялась, -Тебя я не ожидала увидеть в этом жалком теле больше всего!- из её груди вырвался смех. -Как же ты низок стал. Будешь её теперь защищать? Она медленно соединила руки и прикрыла глаза. - Антеф, существо, которое меня использовало, существо, которого использовала я в своих целях, не вставай на моем пути!- тихо прошипела Анк Су Намун на древнеегипетском и серьги в виде змей зашевелились в ушах жрицы, а затем сползли на плечи, начав шипеть на огромного монстра.

Werewolf: Что происходило между Королем и Анк су Намун, Шелли не знала и даже сейчас, когда монстр сидел в ней, он замертво поставил барьер и блондинка не могла ни чего слышать и видеть, такое чувство, что покровитель просто боялся показать чего то. Много лет, а точнее миллионов и столетий и бла-бла, Король посетил землю и вселился в какого то нищего, сделав из него принца и красавчика. Он желал уничтожить Египет, поэтому ему пришлось в свое время столкнуться с Анк и с помощью нее, стереть это страну с лица земли, но что то пошло не так, и Египет остался жив, а Король отправился обратно в свой дом, космос. – Анк су Намун – Злобно проговорил монстр и его глаза заполнились черной пеленой. Он был несказанно «рад» видеть эту женщину перед собой. – Это жалкое тело, сделает крутые перевороты на этой чертовой земле! – Эхом разнеслось по всем окраинам голос Короля. Он посмотрел на девушку сверху-вниз и оскалился острыми как ножи, зубами. – Нужно было тебя убить еще тогда, когда ты была смертная и прислугой во владениях фараона – Насмешливо ответил зверь и присел на задние лапы. Он не мог позволить убить сейчас Шелли, наверно потому, что еще и привязался к ней жутко, не говоря о том, что она идеальный сосуд для ношения такой силы. Даже когда покровитель вселился тогда в того юношу, борьба в теле происходила жуткая, и молодой человек бы не протянул и пяти лет ношения в себе Короля, так как его тело бы просто сгнило, а вот Шелли. Ее удивительная способность к регенерации, ее сила воли, уже много лет позволяла находиться внутри нее. – Низок? Дорогая моя Анк – С ядом в голосе проговорил он и наклонил свою морду к старой знакомой, так, чтобы та могла увидеть его глаза, наполненные тьмой. – Ты на свое тело посмотри, оно как раз ниже, чем тело этой девушки. У меня было два выбора, вселится в твою девочку, которая бы не выдержала меня и скончалась бы через десять лет, либо в ту, в которой я сейчас, которая носит меня уже лет двадцать – Конечно было не удобно сейчас ему разговаривать с Анк в таком облике, и в принципе он мог прибегнуть к тому, чтобы перевоплотится в человека, но тогда может пострадать тело Шелли, а ему это было не к чему. Его тело неуязвимо, а вот тело молодой девушки и матери, было сплошным уязвимым местом. – Анк, ступай своей дорогой, но девчонку ты эту не тронешь! Я этого не позволю – Зверь встал на четыре лапы и из его груди раздался злобный рык. – Ты душа заключенная в тело этой девушки, и ты вечно в нем не просидишь. Все твои планы превратятся в прах! – Со временем рык превратился на что то подобие жуткого и злобного смеха. Они простояли так друг напротив друга около десяти минут, каждый смотря друг другу в глаза. Анк су Намун, девушка, которая в прошлом сыграла главную роль для плана покровителя, но в последний момент испугалась, послушалась своих глупых богов. Зачем? Ведь она могла стать идеальной царицей всего мира, если бы нее ее страх перед богами, которых Король не как не ставил вровень с собой. – Скажи мне Анк су Намун – Заговорил Король – В тебе всегда было желание править Египтом, но так у тебя это не вышло. Ты не стала той царицей, которой желала быть, тебя никто не любил и всегда использовал, даже твои так называемые Боги. Почему ты послушала их, а не пошла со мной? Со мной бы ты стала правительницей не только Египта, но и всего мира, а ты сглупила – Монстр сделала маленький шаг назад, для обычных людей бы он наверно показался огромным, и опять сев на задние лапы, склонил морду на бок, внимательно вглядываясь в глаза девушки. – Все такая же глупая.. Бреееееееееееееееееед

Sanae Energo: Анк су Намун с интересом слушала Короля. В свое время она искренне привязалась к нему и была готова пойти с ним куда угодно. Вот только один минус- он хотел её убить как и многих остальных. Она не могла им не восторгаться. О зверь, великий зверь, озаривший путь и погубивший все вокруг. Девушка слегка сощурила глаза и опустила голову, пряча от него свое лицо.- Ну ты же меня не убил, верно.- с легкой иронией в голосе произнесла она и засмеялась. - Король, мне не надо слушать твоих сказок. она так же смертна как все вокруг нас. И твоя девочка, и та, которая живет в этом теле, всех их так легко убить, что ты себе не представляешь.- продолжала она уже слегка нахмурившись. Она опять подняла свое лицо и засмеялась в лицо хищнику, который мог бы одним взмахом лапы уничтожить это тело, переломать его, превратить в такое, что она себе с трудом могла представить... Хотя и представила на мгновенье. Кровь на земле, на огромных столбах и проводах. Вокруг валяются куски мяса этой изнеженной особы. Но она не боялась этого. она не боялась его. Он ей ничего не мог сделать, на ней стояла защита Анубиса. -Трону я эту девчонку. - прошипела она и сплюнула на землю. - Мне незачем её убивать. Она лишь станет сосудом для Нефертити.- с рыком сказала она и глаза жрицы зажглись черным светом. - Знаешь, Король...- вдруг неожиданно тихо произнесла она. - Я нахожусь в этом теле, но я разделяю его мало того что с самой девчонкой, но так же с её вторым "я", которое гнобит и истязает мою сущность изнутри. И все из-за того, что на девчонке стоял некий барьер. Барьер, который поставил человек, который очень сильно её любит. И этот барьер нерушим. Скажем так, я поставлю сама же барьер перед твоей смертной и засуну её душу глубоко внутрь. Как и тебя. Не нарывайся на меня, Король, а то и ты, и душа этого тела канут в ады Анубиса и оттуда их никто не вытащит.- закончила она и невозмутимо улыбнулась, как будто только что рассказала анекдот. -И да, кстати. Вы слишком жестоко относитесь к этой девчонке.- она постучала себя по виску, - Она до конца боролась и не убегала. Она не убегала только из-за того, что чувствовала, что Шелли следующая. Она хотела защитить её. Не себя, а её. А Оборотень лишь смеется над ней. Жестокая правда, да? Глупая девочка, она рисковала ради той, кто читает её чокнутой и кому она ни капельки не нужна. Она замолчала и начала смотреть своими глазами на зверя. Прошло наверно около десяти минут, а никто из них так и не проронил и слова. Она не видела никого кроме него. Её не волновало, что ледяной ветер обдувает её, тормошит её прически, пробирает чуть ли не до мозга костей. её не волновало, что сейчас твориться вокруг, её не волновали никакие вещи кроме Зверя. Она хотела покончить с этим и все. Наконец огромное существо заговорило и Анк Су Намун с удивлением слушала его... - Что ты несешь?- крикнула она и сжала ладони в кулаки, - Я бы пошла за тобой, Антеф. - уже спокойнее продолжила она, - Я бы пошла за тобой, если бы действительно была нужна тебе, а не была нужна как вещь, с помощью которой можно добраться до самого верха власти. Вот у меня реал бред.ХД И мало)

FireStar: - Не, не мои методы. - Анжелика ухмыльнулась. По мере того, как наполнялся желудок, поднималось настроение. - Я не бью витрины, когда есть деньги. Девушка вытерла пальцы о салфетку и взяла листок бумаги. Некоторое время, она честно копалась в памяти, стараясь припомнить хоть что-нибудь, похожее, на этот символ, но в конце концов была вынуждена покачать головой и вернуть бумагу Дубу. - Не имею представления. Хотя, знаешь, очень похоже на призыв какой-то секты или вроде того. Ну, знаешь, ты туда приходишь, тебя накачивают наркотиками, а потом ты отдаешь им все, что у тебя есть и выполняешь их всякие разные поручения. Далеко не всегда законные. Анжелика уселась на ногу дереву. Оказалось очень удобно, можно было с комфортом разместиться и даже поставить рядом еды и пиво. Она с легким удивлением смотрела, как Дуб насыщается. Это было похоже на... да ни на что это не было похоже. Вроде как пылесос засасывает все на своем пути, так и он поглощал пиццу и пиво. Она аккуратно засунула карточку в трещину его коры. "Это же ведь все тело, как один большой карман..." - Анжелика украдкой оглядела ствол в поисках дупла, в котором, возможно, могли бы жить белки... "Так, заканчивай глупости!" - Брось, я же немного выпью. А ты остальное. - девушка сделала еще один небольшой глоток и взяла еще один кусочек пиццы. - Знаешь, я думаю, что смогла бы тебе помочь с этим рисунком. У меня есть знакомые, которые, возможно знают, что это такое. Если конечно это не просто рекламка какого-нибудь дурацкого клуба веселых рейнджеров, в которых подростки собираются, напяливают на себя простыни и бегают по району, размахивая ручками от швабр. Анжелика слегка усмехнулась, не уверенная в том, что Дуб сможет оценить всю прелесть ситуации, которую она обрисовала.

Numscull: Дуб, снова отпил, почти что полбутылки, и принялся за вторую половину пиццы. - Ну, немного...немного, оно то для каждого разное, так-то, - ухмыльнулся Дуб. – Да не, я то знаю, что это такое, - дендроид тяжело вздохнул, - они называют себя Миротворцы. Лет, этак, двадцать назад появились. Ну и, начали, этого..., - Пень махнул рукой, как бы говоря, что начали они заниматься всем общеизвестными и не очень лично им одобряемыми делами. Потом нахмурился, и вспомнил, что Анжелика скорей всего не знает, кто это такие. – ну, в смысле, они начали это...как они сами называют...Нести Мир. Ага, нести...танками, оружием, да бомбардировкой...чуть где драка большая – они уже тут, насаждают своё, это...режим, вот. Дендроид неодобрительно покачала головой, и отставил прочь пустую бутылку. – В общем, хорошо, что их у вас нет. И не надо. Может, они кому-то и помогают, только я пока такого не видел что-то. Скажу тебе по секрету, - И Дуб наклонился поближе к Анжелике, - Мы с Хантером и Щенком даже помешали им к вам попасть. Украли одну важную вещь...и теперь с ней у вас прячемся. Понимаешь, у вас такая планета интересная...от на неё попасть это нужно...в общем, нужно знать как именно, - Дуб понимал, что объяснять сложные механизмы междумирового сообщения с его-то пониманием весьма непросто. Поэтому активно помогал своей жестикуляцией и мимикой. – Так вот, а что бы знать как, это или все способы перепробовать, или знать точно нужный. А без того, что мы украли – это считай, никак. Так-то, - Дендроид вновь задумчиво посмотрел на бумажку, - От, узнать бы только, как оно сюда попало? Затем новь потянулся за новой бутылкой пива, и коробкой пиццы. - Слушай...а можно как-то увидеть Терминатора? Или Конана-варвара? Всегда мечтал с ними познакомиться...мне так фильмы с ними нравятся...вот это, «I’ll be back”, или “For Crom!!!”, - пытаясь быть похожим на своих любимых персонажей, процитировал их Дуб, - а они может братья?, - откусывая кусок пиццы, размышлял он дальше, - а то похожи очень...ну прям, до безобразия...А ты дальше куда собиралась? – поинтересовался, активно жуя.

FireStar: Анжелика внимательно слушала, не забывая активно откусывать от пиццы. И то, что она слышала, ей совсем не нравилось. "Стало быть нести мир путем бомбардировок и устраивать свой режим... Что-то до боли знакомое было и в нашей мировой истории." - Я, конечно, не очень разбираюсь в этих ваших межгалактических терках, но мне кажется, то, что эта штука здесь оказалась - это не слишком-то хороший знак, разве нет? Она напрягала все свое воображение, накладывая его на логику и скудные познания о путешествии в космосе. - Может, кто-то из этих... - она покосилась на листок бумаги. - ...Миротворцев все-таки здесь? Ну, скажем, попал сюда до того, как вы украли этот таинственный предмет, и теперь сможет подать какой-то сигнал своим коллегам? Анжелика прекрасно понимала, что Дуб не расскажет ей, что же это за штука-то такая и, хотя ей было ужасно любопытно, даже не спрашивала его о ней. - Или, например, у них есть какие-то союзники, которые знают, как попасть на Землю. Может, даже, союзники здесь, на Земле. Ведь у нас тут есть люди, которые могут при желании без проблем выходить в открытый космос. И потом, есть же Сделка Дьявола. Туда попасть не слишком сложно, как мне показалось, а значит, оттуда, можно попасть и к нам. Чем больше девушка размышляла, тем больше ей казалось, что она погрязла в паранойе. Но тем не менее, размышления ее вполне имели место быть правдой. В конце концов, чего только не случается в жизни, причем не всегда хорошего. И тут она услышала последние слова Дуба и весело расхохоталась. Даже бутылку пришлось поставить, чтобы не пролить все пиво. - Не думала, что вы смотрите наши фильмы! - девушка продолжала смеяться и поэтому слегка задыхалась при разговоре. - Не думаю, что нам удастся с ними познакомиться, но, да, я согласна, это было бы здорово. Ты прав, они ужасно похожи, иногда даже может показаться, что это один и тот же человек. - она "заговорщицки" подмигнула Дубу. - Ну, когда я тебя встретила, я как раз собиралась пойти что-нибудь перекусить, а потом, возможно, отправится поспать, так что с тобой гораздо интереснее. - Анжелика лучезарно улыбнулась дереву.

Numscull: Дуб подумал минуту, прекратив жевать, и утвердительно кивнул: - Ну вообще-то...Хантер говорил, они всегда с этого начинают. Только они много сбрасывают таких, а тута всего одна...может, действительно, ко мне чего-то прицепилась, а мы сидим, волнуемся почём зря... На упоминание об том, что уже кто-то проник сюда, Дуб задумался снова. В последнее время, общение с этой девчонкой явно стимулировало в нём активные мозговые процессы. Может даже на пользу. - Да не, не думаю...их никто особо не любит, а они меньше, чем флотом, не летают. Не, не так, - Дуб улыбнулся, и даже покачал головой, издав протяжный скрип коры. – Это просто Сделка очень известное место. А от вас туда попасть...это как...ну вот...у вас автобусы есть? Так от, представ себе, что вот такой автобус всего один ходит. Ну, туда, на Сделку, - Пень неаккуратно махнул рукой в сторону, немного расплескав пиво, отчего потерял нить мысли и немного побыл в прострации, вновь пытаясь её обрести. – А, так вот...он один, а помимо него...ещё много ходит. А ты не знаешь, како тебе нужен. Вот и тут так. Пока случайно не попадёшь, или не будешь знать...безнадёжное дело, - Дуб снова махнул ценной тарой, на этот раз аккуратней, чтобы ничего не потерять в процессе. Потом доел остаток пиццы и стал допивать пиво. - Да, классно было бы...или с этим, с Джоном МакКлейном..., - и тут Пень сдвинул свои густые моховые брови, стараясь сымитировать знаменитый ироничный прищур Уиллиса, - «Если хочешь стрелять – стреляй, а не разговаривай». Ты что, у вас классные фильмы...а то там, в других мирах, развлечений то мало...Ну так, чего сидим? Пошли, где ты тут ночуешь? О, черепашки-ниндзя тоже в этом городе живут? **Квартира Анжелики Джонс 0.1**

FireStar: Нельзя сказать, что Анжелику сильно убедили рассуждения Дуба. Она почему-то точно была уверена, что, кто ищет, тот всегда найдет, а недобрые люди всегда почему-то ищут гораздо лучше. Она снова рассмеялась, глядя, как дерево старательно корчит физиономию. Получалось не слишком похоже, но основная идея угадывалась. Удивительно, как легко было с ним общаться, как спокойно можно было смеяться с ним и болтать о всяких хороших фильмах. - Да-да, и черепашки-ниндзя, и Чип с Дейлом, и многие другие крутые ребята! Ты, правда, только не расстраивайся, но они выдуманные персонажи. Видишь ли, наши фильмы, это не реальная съемка, это специально придуманный сюжет. - Анжелика покосилась на Дуб, надеясь, что не оскорбит его своими словами. Вдруг она как-то неправильно его поняла и он на самом деле все это уже знает. - Но зато, если захочешь, сможем как-нибудь посмотреть что-нибудь. У меня много фильмов есть. Похоже, что их "прогулка" подходила к логическому завершению. Ну да, познакомиться, немножко подраться, сбежать от полиции, а потом славно перекусить, - что еще нужно для отличного завершения вечера? Анжелика спрыгнула с дерева и допила последний глоток из бутылки, словно ставя точку. - Ну, пойти-то мы, конечно, можем, тут недалеко... - она слегка виновато посмотрела на него, надеясь, что он не обидится. - ...Только, ты же понимаешь, что не сможешь войти ко мне домой, правда? Тебе там просто не хватит места. "Мне и самой-то не всегда хватает." Анжелика действительно жила неподалеку, в дешевой, маленькой, но довольно уютной квартирке, в которой она проводила довольно мало времени, учитывая образ жизни. По большей части девушка шлялась то туда, то сюда, спала в транспорте, или же гостиницах, но вернуться домой всегда было приятно. далее - Квартира Анжелики Джонс 0.1

Werewolf: Смертные, низкие и жалкие существа, которые даже постоять за себя нормально не могут, вот как думал Король, тот, у кого нет смерти, он ее даже не знает, но зато желает каждому, кто встает на его пути. Но не в этом заключалось счастья бессмертия, наоборот – это были муки, самые настоящие муки. Ты ждешь, когда холодное дыхание смерти окажется в плотную, и вот, оно рядом, а потом «бац», и смерть говорит тебе: «Извини дружок, ты нести будешь это бремя вечно», вот и где тут справедливость? Король мечтал ощутить холод клинка, стрелу в груди, или выстрел из оружия, но так и не мог этого почувствовать, он был несчастен. Анк су Намун – смертная, девушка которой суждено в свое время и свой час покинуть эту землю. Она была красива для египтянок, властна и жадна для обычных прислуг, хитра и умна для фараона, Королю она сразу приглянулась среди множества других прислуг. Он попервости даже влюбился, но потом одернул себя и отодвинул чувства назад. – Потому что по глупости полюбил – С сожалением проговорил монстр и внимательно посмотрел в глаза девушки. – Смертные – это сосуд для нас, ты права, спорить не смею, но есть одно но, Анк су Намун – Начал он и на его морде появился довольный и одновременно злобный оскал – Смертная, в чьем я теле, не умрет, пока я этого не позволю – Чудовище встало на свои четыре лапы и лишь оставив склонной к земле морду, засмеялся – Эта девушка, Шелли Нельсон, уже была мертва трижды, но как видишь, она стояла перед тобой, разговаривала и дышала. В моей власти даровать жизнь или отнимать ее, и тебе это должно было быть известно. – Короля соблазняло преимущество над Анк су Намун, он мог ее убить прямо тут, а точнее ее сосуд, он мог это сделать, но почему то мешкал, может пока не время. Ведь если он раздавит своей массивной лапой Санаэ, то Анк су Намун нужно будет покинуть ее тело до смерти смертной, иначе ее душа опять вернется в руки Дьявола. А как правило, то покинув тело, бестелесной оболочке придется еще долго выискивать себе новый сосуд, ибо не каждый смертный может носить в себе великую мощь. – Зачем ты хочешь вызвать сюда Нефертити? – Переспросил Король и нахмурился. – Что задумал ваш поддельный Бог? – Покровитель не верил в Божество всех этих Египетских Богов: Сет, Анубис – это лишь клоуны, да и только. Ты сильна Анк су Намун, я не отрицаю, но мою сущность ты ни когда не победишь. Ты можешь победить сущность Шелли, блокировать ее душу, но я не имею души. Поставив барьер, ты не уберешь меня и не избавишься просто так, а только насадишь душе Нефиртити. – Покровитель держался холодно и спокойно, потому что понимал, что в этом он прав. Нельзя закрыть того, у кого нет тела, нет души. Даже тот же Чарльз Ксавье, великий из великих, который однажды по просьбе Магнето, блокировал Короля, чтобы устранить в Шелле потенциальную угрозу, не смог окончательно убрать и закрыть Короля Лунного Света. – Анк су Намун, в этом времени, все смеются над чужим горем. Шелли дорожит этой самой девчонкой, Санаэ Энерго, поэтому ты еще не оказалась под моей лапой и раздавленной. Я знаю, что эта девчонка, в которой ты сидишь, частичка жизни моего сосуда. Я уважаю свой сосуд, потому что он действительно драгоценен – Закончил зверь и склонил морду на бок. Странно, они разговаривали так, словно это была обычная беседа двух влюбленных голубков, который в очередной раз что то не поделили. От этого даже становилось как то смешно. – Открою тебе тайну, ты стала вещью тогда, когда приняла сторону своих Богов и своего фараона. Только тогда, я увидел в тебе двуличную змею, которую возненавидел, но чтобы не подать этому виду, мне пришлось уже играть тобой, вертеть в своих лапах – Сказал он и посмотрел на небо, где из за облаков вышла яркая и огромная луна, затем опять посмотрел на девушку. Вот вам очередное доказательство, влюбленных голубков. – Поэтому прости, но сейчас я не позволю какой то твари, испортить мои планы, которые уже совсем близки к своей цели. – Из груди раздался злобный рык и блеснул своим оскалом. Острые как бритва клыки, ужасали любого, кому они были адресованы, но Король знал, что Анк одним рыком и оскалом, не испугаешь.

Support: /Швейцария/ После прилета из Швейцарии Агнес была в великолепном настроении. Она была просто счастлива что нашла своего брата, что он жив. То что у него были темные дела которые он сам ненавидел это было не страшно, он справится с этим и станет вновь на правильный путь, он просто по своей сути не может быть плохим человеком. Домой отправляться после приезда совсем не хотелось, хотелось гулять, бродить по городу погружаясь в сладкие мечты о том что наконец хоть кто то будет рядом, и этот кто-то родной человек. Кейв пешком прошла почти пол города, и даже не заметила этого, все казалось невероятно легким. Мир вокруг был прекрасен, пусть даже все еще из него не пропали всякие уроды которым покоя нет просто потому что они живы и потому что им хочется всем вредить, они сейчас далеко и ни что не помешает Агнес быть счастливой. На окраинах, девушка остановилась выйдя с одной из улиц в район коттеджного поселка политических деятелей. Вокруг него бродили люди в штатском, но их военизированная суть была слишком явной. Они частенько останавливались и прикладывали ладонь к уху, прижимали наушник связи что бы доложить обстановку. Их взоры бегали словно сумасшедшие, они безостановочно искали тех кто потенциально опасен. Агнес ухмыльнулась, она слышала о том как один безумный боец прорвался в поселок вырезал массу народа и безнаказанно ушел. Видимо страшная боль или страх гнали того бойца на это дикое дело, просто так никто не пошел бы на такое. И Агнес знала кто был тот убийца, и она отлично его понимала, ведь он признался в том каковы были его цели. - Иногда нужно вытрясать дерьмо из этого мира... - Как бы для Рика сказала Агнес и улыбнулась. Ее путь теперь лег в сторону от поселка, дальше на окраины, туда где все еще красиво как на чистой природе. На улицах лежал не тающий снег, погода была прекрасной. Небо хоть и было затянуто облаками, но они были светлыми, холод был слабым и Агнес не мерзла даже в своем легком пальто. Впереди виднелся небольшой парк. Туда девушка и направилась. Средь парка с нечищеными тропинками стояло несколько заснеженных лавочек, на одну из них девушка и села. - Сколько лет я уже так не была спокойна и счастлива, а Агнес?.. Лет семьдесят... - Глубоко вздохнув девушка подняла взор и посмотрела сквозь голы ветви нависших деревьев в небо. - Но теперь все будет по другом. - Где то рядом внезапно в поле восприятия Агнес появилась девушка, Кейв ее не видела, но точно определила это по очень яркому и мощному биополю. Такие поля Саппорт встречала у одаренных обладающих регенерацией, чистое, не поврежденное болезнями организма. Чистейшее жизненное сияние, которое Агнес видела. Повернув взор туда где она ощущала девушку Кейв постаралась присмотреться, но искомая цель была за голыми кустами, за снегом, там где за парком был пустырь. - Хммм... - Кейв удивилась тому что такая сильная органическая сущность, ведет себя странно, словно зверек, прячется и таится.

Native: Бар Грешники ---> Если кто думает, что Уайт как самая честная заплатила за всех в баре – они очень ошибаются. Учитывая скорость Эсми, она попросту вылетела из бара быстрее, чем бармен сумел сообразить, что же произошло. Снова оказавшись на улице, дикарка осмотрелась. И куда идти теперь? О том, чтобы вернуться в институт…институт! Только теперь она поняла, что в этом «лесу» следов не оставишь, и как вернуться обратно, она понятия не имела. Некая паника начала разрастаться внутри. Она одна, среди стольких «людей», которые в любой момент могут напасть и сделать больно, она совсем не знает, куда иди, что делать, к кому обратиться. Да что там, даже язык и, то только основы ей ведомы. Обняв себя руками, так как в ее тоненькой курточке было прохладно, Уайт не придумала ничего лучше, чем идти. Просто идти вперед, пока силы не покинут тело. Это было не в первый раз. Оружие икс выпило много крови у этой одаренной, и почти каждый раз она, в конце концов, попадала в подобную ситуацию. Только тогда, она, по крайней мере, была в Канаде и хочешь не хочешь, попадала «домой», а то есть в лес. А куда Абориген попадет теперь? Шаг за шагом, становилось все холоднее. Эта странная обувь совсем не грела, в ней даже по бокам были дырки, так что было только хуже. Да и вообще вся эта одежда тепла не придавала. Не то что ее шкуры! Они могли согреть при любых условиях. А эти тонкие ткани, какой в них прок? Картина по боках стремительно менялась, но Уайт этого, как и ранее не замечала. Слишком много всего и сразу, чтобы всему уделить внимания и осмыслить. Ведь мозг у девушки сейчас был как у ребенка малого, потому что в нем попросту не было информации. Какие-то слова, как ловить рыбу и убивать, еще несколько подобных навыков и «основное»: как есть, ходить, спать, укрываясь чем-то. Эсми не знала ни математики, даже основной, ни как вести себя с людьми, что носят люди, как готовить пищу, даже двигаться по-человечески. Сейчас она шла все равно наклонившись вперед и немного сгорбившись, так как привычка ходить на четвереньках не хотела уходить. Все было так сложно. И вот, Эсми заставило остановиться то, что перед ней появились ветки. Много веток, которые заставили ее поддаться рефлексам и дернуться назад. Кеды-предатели и тут не остались в стороне, так что Абориген попросту свалилась в снег. Теперь вся ее одежда была мокрой, а эту тонкую курточку, которую люди называли каким-то словом, связанным с «пух», можно было попросту выбросить. Какой от нее смысл? Сопя, срываясь на рык, девушка начала елозить в сугробе, пытаясь подняться и не наткнуться на эти ветки. Получалось плохо, так как волосы как назло навалились на лицо и всячески мешали. Еще бы, иметь такую шевелюру длинной где-то до коленей. В конце концов, одаренной удалось пролезть между этими кустами, а после попросту свалиться на спину перед ними. Теперь уж рывком поднявшись, Эсми попросту сорвала с себя эту куртку, после чего откинула волосы с лица. Облегчение длилось секунд тридцать, потому как после холод со всей силы ударил по телу, на котором остались только джинсы, тонкая майка на голое тело и кеды. Обняв себя руками, Нейтив начала судорожно оглядываться. Прежняя паника вернулась, теперь развиваясь все быстрее. Куда идти, что делать, как согреться и где спрятаться. Тут взгляд упал на одиноко сидящую на лавочке девушку, которая с интересом наблюдала за действиями Аб. Реакцией на нее у Нейтив последовал рывок в сторону, к ближайшему дереву, за которым можно было спрятаться. Перейдя на четвереньки, так как надоело строить из себя человека, одаренная спряталась за растением, прижавшись к нему спиной. Обняв свои колени руками, Уайт свернулась комочком.

Support: Удивляться здесь было чему. Та девушка что странно себя вела просто напросто вела себя как зверь! Дико, необдуманно и очень очень напугано. Агнес встала и увидела как полураздетая девушка встав на четвереньки метнулась за деревья, но биополе перестало перемещаться, значит она просто укрылась и выжидает. Кейв увязая в снегу двинулась туда где сейчас предположительно была девушка. Бояться сейчас было нечего, любой зверь ведет себя в определенных ситуациях одинаково, если он напуган, то он ищет пути как избежать проблем и бежит, если он просто загнан и находится в депрессии то бежать он не станет, а просто будет ждать неминуемой гибели. Сейчас все походило на второй вариант. Агнес прошла к дереву и обойдя его ахнула, девушка лежала на снегу свернувшись в клубок словно маленький котенок. - Ох Господи... - Агнес ловким движением скинула с себя пальто и присев рядом с девушкой приподняла ее за плечи и посадив одела на продрогшую пальто. капитан ни коем образом не боялась холода, ее армейская закалка и просто сила привычки просто игнорировали холод и так девушка могла даже полностью без одежды продержаться не меньше двух часов на холоде в минус 20 градусов. А сейчас было гораздо теплее. - Как тебя так угораздило... - Агнес прижала к себе девушку, не потому что она знала что делает и шла по определенному плану, а просто так выходило, словно душа требовала такого порядка действий. Сейчас в эту секунду, рядом с этой диковато девочкой Агнес ощущала себя... матерью. Словно у нее все таки родился ребенок, и вот он сейчас рядом и о нем надо заботиться во что бы то ни стало. Материнский инстинкту в такой ситуации да еще и у прожженной временем и болью вояки был странен. Агнес просто не знала как это быть матерью, что надо делать она тоже не знала по определению, но душа словно подсказывала. - Вставай, нельзя сидеть на снегу... Простудишься.. - Агнес встала и помогла подняться девушке. - Как тебя зовут малышка? - К собственному постоянному удивлению Кейв, она всегда называла девушек и парне не достигших тридцати лет "малышами", видимо сказывался собственный возраст и обыкновенное наблюдение за людьми. А сейчас это определение было пропитано душевным отношением Агнес к совершенно незнакомой девушке. На душе и без того сияющей от радости за найденного брата стало совершенно тепло. Странная, растрепанная и дико напугана девочка была почему то таким милым созданием что хотелось тискать ее как маленького котенка, хотя последнее наверное было уже странным для самой Агнес. - Тебе есть куда пойти? - Поток вопросов со стороны Агнес нарастал, почему то теперь хотелось что бы эта девочка была сиротой, хотя это дикость, мечтать о таком. Но все же это казалось чем то более реалистичным для сложившейся ситуации.

Native: В скорее та странная девушка уже была рядом. Абориген уже приготовилась к ударам и крикам…но, ничего этого не было! Напротив, незнакомка укрыла ее своей одеждой, что было шоком для Эсми. Все люди в ее жизни, неважно девушки, парни или дети относились с ней одинаково. Все они были настроены враждебно, все желали причинить боль. Пока Уайт осмысливала происходящее, незнакомка уже была рядом. А далее следовало что-то очень странное для Нейтив: девушка ее…обняла? Нет, конечно ее ранее уже обнимали, но это были мужчины да и то на памяти Абориген был отчетливо запомнен один эпизод, да и там ее не особо обнимали, другой процесс был. А после сей мужчина ее оттолкнул, мотивируя тем, что он не любит, когда к нему прикасаются. Тут же были совсем другие ощущения. Это было странно нежно, Абориген не могла подобрать толком слов, чтобы описать. В этом человеке она не чувствовала агрессии и опасности, но к сожалению это напрягало. Хоть этот момент был странно приятным и можно сказать долгожданным, девушку очень напрягало то, что эта незнакомка вела себя по-другому. Девушка еще сильнее сжалась, ожидая когда же ее наконец ударят или что-то в этом роде. Вот, вроде бы этот момент настал. Незнакомка поднялась сама и начала поднимать Нейтив. Дикая лишь беспомощно повиновалась, все так же ожидая удара. Как же ненавистно это ожидание, черт его дери! Но тут вместо удара все же последовало кое что, что окончательно поставило одаренную в тупик. - Эс-ми. Тихо проговорив имя прочитанное ей в журнале по слогах, Уайт замерла, глядя на девушку широко распахнутыми глазами. Теперь вмешалось новое ощущение, которое было связано с именем. К этому было не столь просто привыкнуть. Ведь так просто взять и начать откликаться на два слова прочитанных в журнале неведомым способом нельзя вот так сразу. Хотя с другой стороны, то слово, которым ее называли в Оружии Икс было куда сложнее. Далее следовал еще один вопрос, чтобы ответить на него снова задрожавшей Эс, которая чуть отошла от шока вспомнив про холод, пришлось немного помедлить. Куда ей иди? Как называлось то место, куда ее привезли из леса? А нужно ли туда иди? Нахмурившись, Дикая жалобно уставилась на «спасительницу» от холода. Правда тут стоит признать, что учитывая наличие на Абориген мокрой одежды и температуры вокруг – теплее ей не стало. Ну зачем же она так с ней? Это же буквы, слова, их нужно вспоминать, пытаться прознести… - Я…инстит…одарен…Ксавр…я привезти…я лес жить…долго… Если бы можно было услышать скрип работающих извилин, то этот звук резал бы уши всем в радиусе ста метров. Потому как на данный момент учитывая стучащие зубы от холода, познания в языке и шок, даже 4-х летний ребенок говорил лучше чем Нейтив. Стиснув зубы по окончанию реплики, Уайт опять обняла себя, прижимая к себе пальто. Сейчас уже не волновало, что она говорит с совсем незнакомым человеком и стоило бы вообще убежать. Все равно, с такими темпами она замерзнет до конца дня, так что тут терять уже нечего.

Support: То как девушка говорила было по крайней мере странно, она говорила по слогам и явно очень сильно напрягаясь. Словно искала те правильные слоги которые могли сложиться в нужные слова. - Эсми.. Тебя привезли из леса в Институт Ксавьера?.. Вот же.. - Агнес на мгновение задумалась и взяла девушку за руку. - Пойдем, до Института далеко, а мой дом рядом. Отогреешься у меня. - Сейчас разум Агнес быстро анализировал полученную информацию, и картинка вырисовывалась не очень то и приятная. А получалось вот что. Говорит девушка плохо, и это не смотря на то что по всем внешним признакам нервная система и в частности мозг работает эффективно, значит она просто напросто не знает языка. Повадки очень схожи с повадками дикого животного, скорее хищника, рыси. Физиология организма, его функциональные данные, сила регенеративных возможностей были на высочайшем уровне, это Кейв читала с яркого биополя определяя общую картину здоровья. Психика заметно поврежденная и очень сжатая, до пределов обычных биологических требований и минимума общественных требований. Это все говорило о том что весь период детского обучения у нее просто отсутствовал или был направлен совершенно не на то что бы помогло девочке стать нормальным человек. Да и еще эти слова "я лес жить…долго… ", она видимо прожила далеко за гранью цивилизации. Но что ее побудило жить в лесу? Какие причины? - Пойдем Эсми, не бойся. Я тебя не обижу, никто тебя не будет обижать, я не позволю. - Агнес приобняв мерзнущую девушку пошла в сторону дороги, отсюда до ее дома оставалось минут пять пешком, ее коттеджный поселок был одним из элитных и старых в Нью-Йорке. Теперь надо было скорее убраться с улицы, с холода, ведь малышка мерзла и это уже скрыть было невозможно даже ей, она тряслась как отбойный молоток. Даже казалось бы теплое пальто не грело ее. - Ничего ничего, скоро мы будем в тепле. /Особняк Агнес Энн Кейв./

Sanae Energo: Он еёуже начал потихоньку утомлять. Его слова противоречили сами себе и ему в том числе. Сейчас он говорит то, а через пару минут говорит совершенно другое, опровергает своими словами то, чтро сказал немного ранее. Поэтому она молчала. Молчала и слушала его слова, которые заменяли друг друга, которые что- то поясняли и что-то требовали. Ох, каким же он сейчас казался глупым для неё. Огромный великан и маленькая девушка. Интересно, он слышал сказ про слона и маленькую мышь из царских погребов, которая напугала огромного слона до смерти и он умер от страха. Нет? А зря. порой нас могут уничтожить те, от кого мы смерти ожидаем меньше всего. Которые по своей природе низки нас по уровню или низки нас по разуму. Когда-нибудь и к Королу придет Смерть, возьмет его в свои обьятья и унесет в другой мир, в свой мир, где мечуться души грешников, где огонь и воздух пропитан страхом, болью и желанием умереть еще раз, чтобы на пару мгновений уйти отсюда. В нашем мире нет вечных вещей. Пора это было бы узнать ему. Любое можно уничтожить. Для каждого есть смерть. И это неизбежно. Зверь зря думает что будет жить вечность. даже вечность кончается. Если не через пару веков, то к примеру через пару миллионов Смерть придет. Вообще все эти мысли и раздумья не для её головы. Она очень сильно хотела уже со всем этим покончить и уже жалела о том, что заговорила с Королем. Надо было делать все сразу, чтобы у девчонки не было мыслей ни о чем, чтобы все произошло быстро. Хм... Тогда бы она возможно отправила бы душу девчонки в ад. Тогда бы она умерла и Зверю бы пришлось выйти из тела, чтобы найти себе новое. Тогда бы он не мешался и она бы смогла бы все нормально закончить. Так нет. Впрочем всегда все не так, как ам хочется. Это бывает обидно. -Ты наивен. Ты наивен до глубины просто. Ты думаешь я не знаю что тебя пытался остановить Ксавьер?- С широкой улыбкй поинтересовалась она.- Ксавьер- это не Бог. Он никто по сравнению с Великими. Просто никто. Пусое место. А я, я, я смогу тебя остановить и засунуть твою жалкую душенку глубоко внутрь. Потому что все предусмотрено. Когда надо будет, когда надо будет чтобы нам помогла Нифертити, вы оба будете просто напросто отключатся. И ничто не поможет тебе вылезти раньше времени, раньше законченности дела. Ты не Бог. Ты- жалкое ничто. Девушка улыбнулась еще шире, когда зверь встал на дыбы и ощетинился, зарычал на неё. Это забавило её. Пора заканчивать с этим- в руках жриы появилась зеленая сфера и Анк Су Намун приготовилась запустить её в тело блондинки.

Werewolf: Король знал одну простую вещь, сколько бы Анк ему не угрожала, не говорила о смерти и прочей ерунде, он не умрет. Он просто сам по себе не умрет ни когда, бессмертен. С одной стороны, ему это надоело, потому что вот так вот, болтаешься по мирам, уже не одну сотню лет, скорее даже миллиарды. И рано или поздно, тебе надоедает твоя бесконечная жизнь, у который ниточка все тянется и тянется, а ты как дурак, сидишь и думаешь – где тут справедливость? Почему я не могу умереть, как и все? Первое время Короля забавляло то, что он бессмертен, потом ему начало это надоедать, затем он поник в депрессию и начал искать разные способы, чтобы умереть, а потом вот появилась Шелли. Появился лучик надежды, благодаря которому он опять живет, благодаря которому он может насладиться жизнью. Шелли Нельсон, вроде бы не приметная девочка, но ее потенциал был великолепен и выше ожидаемого, Король понял, что он существовал все это время, для того, чтобы встретится с ней. Вселится в нее, слиться с ее телом и разумом, чтобы потом нести разрушение в этот мир, который он так презирал и ненавидел. Он задумался. Задумался над тем, как можно будет закрыть Нифиртити, и чтобы она не мешалась под ногами, ибо было понятно, чем закончится вся эта встреча с Анк. Он может дать ей момент, чтобы она вселила эту царицу Египта, но для начала нужно обдумать все. – Шелли – Мысленно обратился он к белокурой девушке, которая была до этого момента закрыта от всего. Он не хотел, чтобы Нельсон знала про Анк и про прошлое Короля, но сейчас это было необходимо, для ее же блага и блага Короля. – У тебя хорошая сила воли, ты умеешь даже мне противится, поэтому у меня к тебе есть одно дело, весьма трудного рода. – Все так же мысленно говорил он, пока нимфа не подола голос и не ответила на его слова. – Я сейчас позволю Анк су Намун вселить в тебя Нефертити, но ты должна будешь сразу же ее стараться блокировать, я тебе в этом помогу. По началу у тебя будут ужасные головные боли, но ты должна будешь с этим справится. Я верю в тебя – Король был очень мил в последнее время с Шелли, да и она была с ним терпима, проще говоря они сработались, хотя порой монстр выходил из себя и брал вверх. – Но я не такая сильная как ты – Проговорила блондинка в мыслях, напуганным и сдавленным голосом, словно боясь, что у нее не получится то, что ей велел Король – Все получится, главное сейчас нам вместе сработаться. Когда мы вдвоем – мы сильны, и ты это прекрасно знаешь. Просто будь готова к тому, что в тебе будет третий, совершенно чужой разум, но ты должна его отправить так глубоко, чтобы эта царица не вырвалась на свободу, а мое дело, это удерживать ее там. Она не должна помешать нашим планам! – Ответил ей Король и Шелли замолчала, собираясь силами. Он был прав, вдвоем они были сильны. Вдвоем они были непобедимы. Они были одно целое, Шелли это понимала. Король внимательно посмотрел на Анк и как то странно улыбнулся. – Деточка, давай не будем о Богах? Ты знаешь мое мнение об этих низших существах – Слащаво ответил зверь и едва помотал головой. Нет, вот тут он действительно был прав. Конечно Боги – сильные, с этим не поспоришь, но это сейчас. В те времена, когда жила Анк – это были слабые актеры, люди в которых слепо верили, по сравнению с тем, кто сейчас был перед девушкой, да даже по сравнению с тем, какие сейчас были Боги, который Король мог смело назвать - совершенство, и знал, что с ними он обычный смертный. Высший разум, который может и не обладал какими то силами иллюзий и так далее, но за свое время существования, Король стер с лица земли не один город, страну, уничтожал планеты. Он даже умудрился побывать на Атландите, о которой говорят и считают мифом. Он был там, он видел там людей, и потом убил всех, ради забавы. Что потом было с городом, ему было плевать, он просто ушел, после чего узнал о затоплении города. – Ты меня даже не знаешь, поэтому не говори глупости, договорились? – Настойчивость Анк, забавила Короля, он едва сдерживал смех, но старался как мог. – Кончай с этим, вселяй свою дуру – Зверь стал изменять форму, стал уменьшаться, а затем появилась белокурая девушка, с голубыми глазами, которая уверенно смотрела на Анк. – Помни, что я сказал – Проговорил монстр и Шелли кивнула в пустоту. – Значит, ты и есть Анк су Намун, жалкая прислуга, ну что же.. Давай, заверши свое дело, которое тебе поручил, ТВОЙ, Бог... Шестерка несчастная.. – Нельсон усмехнулась и расправила руки в разные сторону, готовясь впустить в свое тело постороннюю душу. – Я надеюсь ты знаешь что делаешь – Мысленно обратилась она к Королю и закрыла глаза – Положись на меня..

Sanae Energo: Вообще это все выглядело как то странно. Вот перед тобой огромный волк, в которого надо запихнуть душу Богини, которая у тебя уже в руке находиться, только подкинь её и покажи на белое существо. Подкинь и все готово. Ты выполнила свою миссию. Ты сделала то, что тебе сказали. Выполнила приказ. О боже, как же она сейчас была похожа на шавку, выполняющие приказы своего хозяина. Порой она восторгалась Антефом. Он был независимым, он был сам для себя Богом. Но в то же время это раздражало Анк Су Намун. Как так, жить выше всех, жить выше Богов, не подчиняться их воле... Это просто не могло уложиться в её голове. Она и сейчас думала что этот мир не так потерян и в нем есть фараон, которому все подчиняются. Но какого же было бы её разочарование, если бы она узнала про политику нашего времени... Хотя не надо об этом, возможно она и узнает, но узнает чуть позже. Все-таки было что-то не так. Ей не хотелось этого делать. Если бы не Король Лунного Света в этой девчонке, то жрица бы уже давно сделала свое дело. А нет, ему постоянно надо появиться в самый ненужный момент. Женщина собрала всю волю в кулак и слегка подкинула сферу, поймав её другой рукой, а затем мгновенно кинула её прямиком в существо, которое уже трансформировалось обратно в девушку. Сфера полетела прямиком в блондинку, а после этого начало происходить самое странное. Сознание жрицы начало утихать и таять, словно снег весной. Медленно угасать, исчезать... Она пыталась выбраться из темноты, которая её поглотила, опять обрести контроль, но краем глаза заметила что падает на холодный и твердый асфальт. Попробовала пошевелить рукой, как то затормозить, но у неё не выходило. Неожиданно что-то ударило душу в живот, если так можно выразиться, и глаза жрицы закрылись. -Мы же сказали что надолго не задержишься, мразь.- Анк Су Намун поглотила темнота... Глаза девушки открылись примерно спустя пять минут. Она моментально вскочила и начала оглядываться. Глупые вопросы типа " Где я?" и "Что я здесь делаю" не были в её голове. Она прекрасно знала что она тут делает и зачем и самое главное, что она УЖЕ сделала. Поэтому взглядом она искала Шелли. Коленки жутко болели, видимо от удара об асфальт. Она почувствовала струйку крови, которая медленно стекала от её коленей вниз по ногам, но не обращала на это внимания. Заживет. Причем быстро, поэтому ей не придется ходить с измазанными зеленкой коленями. Наконец она увидела Шелли, странно что не сразу, но все же. Она сидела на коленях чуть поодаль от девушки с опущенной головой, упершись руками и слегка раскачиваясь. Энерго поправила волосы и быстрым шагом подошла к Шелли, наклонилась к ней и бережно взяла её лицо в правую руку, а левой тут же ударила её по щеке. -Я же тебе ясно написала чтобы ты не искала меня и чуть что бежала! Тебе неясно сказано? - прорычала девушка и ударила Шелли еще раз. - А теперь ты в таком же дерьме. Добро пожаловать в жопу, Шелли.- чуть ли не крича сказала она и притянула девушку к себе, крепко обняв её. - Господи, слава Богу ты жива...

Werewolf: Он отпустил Шелли. Он дал ей самостоятельно ответить за свои ошибки. Грустно лишь от того, что Нельсон то сама по себе не сможет справиться с Анк су Намун, как бы не хотела, силы не равны. Последующее, что успела заметить Оборотень это то, что в нее направилась какая то сфера, похожая на чью ту душу, а потом тьма. Рухнув на землю, блондинку охватила легкая судорога, кидало то в жар то в холод, перед глазами стояла темнота, и как говорят, перед смертью перед тобой пробегает вся жизнь. Она знала, а точнее надеялась, что Король не позволит умереть, но это не мешало Оборотню увидеть свою жизнь. Подавно цветку, Нельсон сжалась в комок, медленно словно увядая. Дыхание ее стихло и стало едва заметным, а взгляд превратился в стеклянный, и на мгновение показалось, что в них погасла жизнь. Блондинка увидела улыбающегося сына, Джона, Ланса, Моргану и других, кто стал частью ее жизнью. Глаза закрылись, дыхание остановилось. – Ах ты зараза, Шелли Нельсон – В голове проговорил зверь и собрав силы, разбудил девушку, словно та получила дозу электрошока. Врачи обычно называют это клинической смертью, это года люди умирают, а затем через какое то время приборы вновь показывают биение сердца и пульса. Чудо. Она резко вздохнула, набирая большое количество кислорода в легкие и открывая широко глаза, поднялась на колени. – С возвращением – Устало проговорил монстр, но Нельсон до сих пор была в каком то состояния овоща, куклы. Ее голова была опущена, а белые волосы полностью закрывали обзор. – Спасибо – Мысленно поблагодарила она Короля, как в голове резко раздалась адская боль. Рывком опрокинув голову назад, она расправила руки в разные стороны, затем рывком обхватила себя за голову и закричала. Точно такую же боль она испытала, когда в нее только-только поселился некое существо, позже представившись Королем лунного света, но что теперь? – Что это? – Сквозь стиснутые зубы прорычала она, сжимаясь в комок и искажая свое лицо от боли. – Да погодь ты, я тут пытаюсь одну особу затоптать в самую жопу – Нервно проговорил тот и Нельсон продолжала страдать из за борьбы двух разных, посторонних, личностей внутри. Одного то Шелли уже знала и считала частью себя, но вот кто еще мог в нее так нагло вцепиться? – Это Нефертити – Прорычал монстр – Царица Египта. В тебя впендюрили эту заразу, она еще сопротивляется и пытается взять вверх, но ни чего, сейчас я ее… - Новый стон сошел с ее губ и боль исчезла – Фуф… - С облегчением проговорил Король и Нельсон обезвожено выпрямилась, как к ней подлетела Санаэ. Та начала лупцевать ее по щекам, что то кричать, но блондинка словно находилась в эйфории и ничего не понимала, лишь возгласы. Отпихнув Энерго, Нельсон собралась с силами и поднялась на ноги. – Санаэ? – Вопросительно посмотрев на нее, девушка покачала головой и нахмурилась – Что тут вообще происходит? Что с тобой произошло? – Сдавленно проговорила та и трясущей рукой провела по щеке девушки, а затем рывком перехватила ее за руку и притянула к себе, обнимая. – Ты такая же дурочка, как и я – Уже более внятно и спокойно проговорила Нельсон, отпуская подругу из объятий. – Я должна была пойти к тебе. Ты моя подруга, ты мне как дочь и… - Она достала из кармана джинс что то, сжимая это в кулаке. – Помнишь наш поход в Белый дом? – Вопросительно поинтересовалась нимфа и повела Санаэ за собой, к ближайшей лавочке, словно до этого ни чего не произошло. Она старалась держаться, потому что ее цели сейчас были важнее, чем какая то дрянь внутри. – Вот – Она села на лавочку и разжала кулак, на ладони лежало небольшое колечко с розовым камнем – Это тебе – Усмехнулась та – Я доверяю тебе как дочери, поэтому я предлагаю тебе вступить в Верховные Судьи и стать старейшиной. – Сунув кольцо в руку Энерго, Шелли обняла свою кисть руки и посмотрела на свое кольцо с черным камнем. – Я знаю, что ты не откажешь. Знаю, что твои цели идентичны с моими, поэтому прими это кольцо и борись вместе с нами, Судьями – Гордо проговорив, Шелли подняла взгляд на Энерго и улыбнулась – В наших рядах уже многие, известные личности: Элемент, Санспот, Мефисто, Кандра, Оползень, мой сын и другие. Компашка в общем веселая у нас вышла, поэтому и тебе дорога к нам – Поднявшись с лавочки слегка пошатываясь, она отошла от брюнетки и добро улыбнулась – Добро пожаловать, и первое задание для тебя, привести Виктора Манча. Как он будет у нас, сообщи мне, связь моя у тебя есть. – Сказала она на прощание превращаясь в волка и убегая куда то в неизвестном направлении. Сейчас Нельсон нужно было многое обдумать, прийти в себя, и, направится к следующему избранному члену Судей. [Куда то]

Sanae Energo: Все таки все мы имеем большие слабости. Даже жестокие убийцы имеют слабости. И эти слабости те, кто нам дорог. Обычные люди или же мутанты, ради которых мы пойдем в самое пекло. Ради которых мы сделаем все что только можно. Огромная слабость. Но вместе с этими людьми мы чувствуем себя намного сильнее. Так было, так будет. И уже ничего не изменить. Невозможно уже порвать эти связи, потому что без них мы элементарно умрем. Санаэ стояла и прижимала к себе Шелли, пока та не отпустила её и не отошла на шаг назад. Но опять Шелли поразила её. Вспоминать поход в Белый Дом. Бровь брюнетки изогнулась кверху, а на лице появилась лукавая улыбка, которая смешивала в себе непонимание, вопрос и жуткий интерес.. Что же у блондинки там опять? - Ну помню...- медленно и настороженно произнесла Элл и покачала головой, будто стряхивая что-то с неё. - О да, ей сейчас нетерпится прям будто.- пробормотала Маркс внутри неё и сжалась в комочек, - Мы устали, мы хотим спать, мы выдохлись из сил, засовывая эту египетскую шлюшку в самую жопу, а она сейчас еще какое-нибудь задание даст... Сань, тебе не надоело это все?- Энерго в ответ слегка постучала по виску кончиком пальца и нахмурилась. Шелли же схватила Санаэ к какой- то лавочке и только сейчас, когда шла, она заметила что стоит босиком. На её руках какие то браслеты, на её теле какая то белая простынка... - Маркс, в следующий раз бей эту шавку посильнее... Мне ходить неприятно в таком виде...- прошептала с некой ненавистью Элл, своей второй половине. Она села рядом с подругой на лавочку и невольно вздрогнула. Лавка была холодная, поэтому сидеть на ней чуть ли не голой задницей было совсем не приятно, но интерес все делал сам, девушка перестала обращать на холод внимание, с интересом повернулась к Оборотню и начала разглядывать колечко с розовеньким камушком на её ладони. -Это предложение руки и сердца? О боже, как романтично, я сейчас расплачусь...- Санаэ шикнула на Маркс, но на губах появилась легкая улыбка непонятия. Что же ей надо все таки? О, сюжет принимает интересный оборот. - Верховные судьи?- прошептала девушка с выдохом и прикрыла глаза, взяв кольцо с ладони блондинки. Пять медленных вдохов для того чтобы успокоиться и вот Элл уже открыла глаза и разглядывает его. - Шелли, я все понимаю конечно, ты прекрасно знаешь чтот я пойду за тобой куда угодно, но с тебя потом подробный рассказ, после того как я приведу Викториуса.- сказала, а под конец чуть ли не прокричала, девушка убегающему волку. Она надела на указательный палец кольцо и невольно залюбовалась им. В нем чувствовалась какая то власть... Старейшины... Это ведь что-то более особенное, чем обычные судьи, а то бы Шелли дала кольцо и для Ви. Санаэ встала и , потянувшись, впрыгнула в провод, отправившись домой... ей нужен только сон. » Квартира Санаэ 0.1

Sabretooth: Переход: Апартаменты Леди Мастермайнд Мотоцикл с визгом развернуло на месте, - вокруг воцарился едкий запах паленой резины, ожесточенно сожженной об асфальт во время крутого поворота. Раздался жуткий скрежет металла, мотор взревел в последний раз, после чего затих окончательно. Черный и крепкий, сверкающий новизной крузер оказался только-только из салона. Его хозяин - хилый на вид, впрочем и по факту, пирсингованный паренек, от силу лет двадцати, облаченный в кожаный прикид и ярко-красную бандану с изображенными на ней языками пламени, любезно передал его в собственность Виктора без лишних вопросов вместе с бутылкой пепси-колы, за которой и отбегал к ближайшему киоску. Впрочем, было бы странно, если бы он хотя бы попытался возразить и выступить против высокого и широкоплечего мужчины, взгляд которого, при этом варианте развития событий, не предвещает ничего хорошего. Виктор сел на свежайшего железного коня, сразу же ощущая под собой его мощь, чувствуя, что этот малыш может мчать так, что падение с Ниагарского водопада покажется вечерней прогулкой по парку. Улыбнувшись парню, любезно и ехидно в одно время, слегка обнажая клыки, мужчина открыл бутылку, и выпил залпом всё чёрное содержимое до конца, надеясь окончательно удовлетворить уже надоевшую жажду. Пустая бутылка упала на асфальт, под ноги бывшего владельца шикарнеишего двухколёсного монстра, и тот довольно заурчал, когда Виктор провернул ключ зажигания. Новенькие покрышки кличем заскрипели о асфальт, набирая оборотов, и чёрный монстр рванул с места. Город уже горел. Горел аккуратными яркими огнями, фальшивыми как надежда на спасение души. Сколько лет длится их борьба, их кровная вражда, месть, а лёгкое чувство волнения всё же щекотало где-то внутри. Дорога была скользкой от недавно прошедшего ливня, и это делало её ещё черней чем она была. Виктор мчал на окраину города не боясь ни скорости, ни ветра, ни скольжений. Мастерски обходя ползущие машины, Виктор мчал на встречу самому близкому в его жизни человеку. Самому близкому и самому ненавистному. Ведь это было бы просто возмутительно, если бы они не встретились спустя пять долгих лет. Виктор не простил себе, если бы упустил случай встретится с Джимми. А поскольку он даже не поскупился на сувенир, то встреча состоялась бы при любом условии. Ведь собственно за этим Крид и вернулся в Нью-Йорк. Вот и условленное место. Здесь слишком темно для человека и достаточно светло для Саблезубого. Мотоцикл сменил неистовый рёв на покорное урчание, подъезжая к тротуару. Жестокая усмешка скользнула по губам Виктора. - Опаздываешь? - Саблезуб мельком обвел взглядом окружение понимая, что прибыл раньше своего бывшего компаньона. Что ж, это даже лучше.

Wolverine: Быть может, только потому вновь и вновь возникают войны, что один никогда не может до конца почувствовать, как страдает другой. (Э. М. Ремарк) /Квартира Росомахи/ - Стой! – коротко рыкнул Джеймс, наклонился вперед к шоферу и, заплатив ему гораздо больше, чем полагалось, стремглав выскочил из такси. До окраин они еще не доехали, но просто сидеть он уже больше не мог. Лучше быстро идти, бежать, занять онемевшие от напряжения мускулы, чем погружаться в кошмарные воспоминания и не менее ужасные мысли в салоне машины. «Ненавижу. Ненавижу. Ненавижуненавижуненавижу…» - дробью стучало в голове одно-единственное слово, эмоция, которую вызывал в нем Крид. Он еще не видел его, не слышал, но само его незримое присутствие где-то поблизости, текст, написанный им, выбешивал Росомаху настолько, что он еле сдерживался, переводя свою ярость в более быстрый шаг. Казалось, если он остановится, то обязательно потеряет над собой контроль и превратится в почти идентичную копию того, кто был хуже любого заклятого врага. Если бы со всего континента можно было бы собрать по крупицам источаемую людьми злобу, ее не хватило бы, чтобы покрыть всю глубину ненависти Хоулетта к Саблезубому. Она была больше, чем все испытываемые им когда-либо чувства. Пожалуй, даже любовь к избранной им женщине казалась рядом с этим шквалом эмоций лишь увлечением. Его трясло от ярости при одном лишь упоминании о Викторе, а что происходило внутри у Росомахи при разговоре или встрече с ним – передать невозможно. Было ли виной тому лишь превращение бывшего близкого друга в маниакального, кровожадного, мстительного врага-преследователя? Частично. Жестокие убийства самых близких Джеймсу людей? О да, но опять же, частично. Третьей долей, объяснявшей такое отношение Логана к Криду, было подсознательное понимание того, что они слишком похожи. Возможно, это был страх превратиться в такое же беспощадное, бесчеловечное существо, казавшееся еще более дьявольским из-за того, что когда-то мужчина знал его другим. Да, определенно, Хоулетт не мог не сравнивать себя с Виктором и не замечать тех многих схожих черт, что не объединяли их, а наоборот, развели по разные стороны фронта. Всю долгую и полную испытаний жизнь Росомаха пытался сохранить в себе человечность, не позволял себе полностью отдаться звериным инстинктам, боялся потерять себя. Если чего-то Хоулетт и боялся, то лишь двух вещей: потерять себя и своих близких. Так как его темную сущность больше ничто не связывало бы с человеческим обликом. Чудовище внутри него все еще находилось в клетке. В отличие от давно уже вырвавшегося на свободу зверя Виктора. Мутант лихорадочно вертел в голове эту идею, рассматривал ее со всех сторон, все больше распаляясь, но пытаясь найти в ней убежище от леденящего душу напоминания причины их предстоящей встречи. Он не позволял себе думать об этом, прежде следовало проверить Крида. Но интуиция подсказывала Джеймсу, и он с крепко стиснутыми зубами душил в себе это, что самое страшное все же произошло. Но его надежда не подчинялась внутреннему голосу. Ноги сами вели хозяина к цели, чуткий нос уже давно поймал еще слабый, но до боли знакомый запах, и теперь он направлялся туда, вперед, петляя между полуразрушенных домов, игнорируя редких прохожих. Он не видел ничего, кроме тротуара перед собой. Широкими шагами преодолевая сразу по метру, Хоулетт сокращал расстояние до назначенной встречи. Сердце билось сильнее, гулким эхом отдаваясь в ушах, и от напряжения готовы были вот-вот выскочить когти, но он лишь крепче сжимал зубы, глубоко вдыхая носом воздух. Внезапно Росомаха замер, будто вкопанный, и только пылающий ненавистью огонь во взгляде выдавал сейчас все его эмоции. Он стоял в нескольких метрах от Крида, вынырнув из-за поворота на небольшую безлюдную улицу. Стоял и молчал, чувствуя, что одной лишь его усмешки будет достаточно, чтобы Джеймс сорвался. Окончательно и бесповоротно. - Говори. – наконец выдавил из себя мутант, хрипло и коротко. Если бы можно было убить глазами, от Виктора бы уже давно не осталось и пепла. Пять лет прошло, но ярость не исчезла. Она накапливалась, хранилась внутри Хоулетта все эти годы. Он знал, что их встреча закончится битвой. Очередной, одной из многих. Своеобразная традиция – один оставляет другого в луже крови. Ситуация была одинаковой, менялись лишь роли. Кто сегодня сумеет уйти на своих ногах?

Ghost Rider: *Окраина, плавно перетекающая в улицы Нью-Йорка* Ночь. Время, когда на улицу выходят пьяницы, ночные бабочки, убийцы, насильники и прочий сброд, коих породила цивилизация. На окраине после полуночи выйти из дома, это как минимум подписать себе смертный приговор. Ветер дует в лицо. Мотор мотоцикла ревёт, словно разъярённый зверь. Фонарь за фонарём. Одна тёмная улочка за другой, в которых мелькают тени тех, чья цель забрать у вас всё, в том числе и жизнь. Может заняться очищением этих места? - задумался я, проезжая через окраину Нью-Йорка. - Пожалуй, не буду. Мне ведь ещё несколько дней надо провести в этом богом забытом городе из стекла и бетона Грехи. Повсюду грешники. Их нужно наказать, - шептал Зэратос, - наказать за всё, что они сделали. Показать им настоящий ад. - Замолчи, - сказал я вслух. - Тебе никто пока не давал голоса, а здесь ещё настанут времена, когда грешники покаются за всё... на страшном суде. Твои уста говорят правду, - снова прошептал Зэратос. Проулок, ещё, магазины с решётками, побитые фонари, грязные стены серых домов, заклеенные старыми рекламными листами. Перекрёсток. - И куда же дальше, - подумал я. - Бруклинский мост или тоннель? В этот момент я заметил двух людей, стоявших невдалеке. В воздухе словно чувствовалось напряжение, нараставшее между ними. Они стояли друг напротив друга. Тот, что стоял ко мне спиной, сжав кулаки, что-то сказал. Второй не отреагировал сразу. Это не твоё дело, Джонни, - подумал я. - Тебе надо в город Ещё раз взглянув на этот странный дуэт абсолютно разных и абсолютно схожих людей, я рванул с места в сторону Бруклинского моста. - Надо заглянуть в ближайший бар, - подумалось мне. *Нью-Йорк*

Sabretooth: Если бы вы вспомнили о том, что существо, с рождения живущее в определенной среде своего обитания, приспособляется к дальнейшей жизни с того момента, как начинает самостоятельно познавать мир, то вы ни за что не смогли бы назвать Виктора Крида жестоким. Все то, что теперь двигало мужчиной, можно было назвать отцовской любовью, заложенной в некогда маленьком мальчике вкось и вкривь, не знающей к нему никакой жалости. Уродливый отпрыск – с этим вряд ли сможет смириться любой нормальный мужчина, поэтому каждый вечер для Виктора был подобен настоящему испытанию. По возвращению, отец каждый раз вырывал у своего сына, прикованного к стене в подвале небольшого фермерского домика, каждый раз появляющиеся звериные клыки и избивал до практически полной потери сознания, совершенно не осознавая, что вечер за вечером в Виктора он собственноручно закладывает не зачатки покорности. Это была далеко не покорность, а та самая зловещая кровожадность, с которой его сыну придется жить, как с одним из положительных личных качеств своего вида. Волчонок, воспитывающийся волками, станет хищником, младенец, воспитывающийся исключительно в любви и заботе вырастет отзывчивым и неимоверно добрым. Вы никогда не задумывались, что было бы, если поменять волчонка и младенца местами и дать им подрасти? Да, инстинкты едва ли оставят обоих существ, однако из младенца вполне вероятно, если его не сожрут раньше времени, вырастет озлобленный волчок, в то время как волчонок может стать хорошим и преданным четвероногим товарищем. Виктора можно было назвать тем самым волчонком, пускай он был просто одержим зверем внутри себя, которого лишь раззадорили, который даже не являлся волчонком изначально. Если бы вы знали историю этого человека, что сейчас восседал на черном мотоцикле, добытом не без помощи силы, то, возможно, вы смотрели бы на него совершенно другими глазами. Вероятно, Виктору все же нужна была помощь, причем не только психиатрическая, но то время, когда он смог бы ее принять, было давным-давно упущено. Видимо, с того самого момента, когда его отец вырвал Виктору последний клык в своей жизни. Это слишком яркие воспоминания, насыщенные терпким запахом крови Саблезубого, которую он постоянно чувствовал у себя во рту. Горькое, соленое и противное детство, его и нельзя было назвать детством. Это был его персональный ад, в котором он и начал свою жизнь. Откуда ему и суждено было придти с одним только желанием. Чтобы окружающие ощутили всю его боль на себе. И поняли бы, что подобные муки не свойственно испытывать человеку, мальчику. Поняли бы, что их просто невозможно пережить. И умирали. Морально? Физически? Неизвестно, какая именно боль намного сильнее именно для тебя. Физически ты можешь быть силен и крепок. Но стоит едва лишь задеть твою моральную сторону, как физическая тот час рассыплется, словно карточный домик. И наоборот, ты можешь смотреть на жизнь исключительно философски, быть абсолютно стрессоустойчивым, но при этом бояться боли сильнее самой страшной смерти. Джеймс был одним из тех, кому было суждено принимать из рук Виктора моральные муки, ведь физические раны на Росомахе, впрочем, как и на Саблезубом, имеют свойство практически мгновенно затягиваться – все зависит от степени тяжести – а душевные могут оставить след от раны такой глубины, что она невольно, то и дело будет напоминать о себе, кровоточа вновь и вновь, стоит только слегка поддеть. У Хоулетта было все то, чего был лишен Виктор. Но неизвестно, могло ли все это быть у него, ведь Крид, видя Джеймса и его жизнь, желая порой жить его жизнью, пресекал любую возможность остановиться и прекратить преследовать своего врага, в прошлом верного боевого товарища, и попытаться создать что-то абсолютно новое и не характерное. Нет, единожды, Виктор позволил себе остановиться и ощутить всю ту горечь утраты, что ощутил в свое время Росомаха, когда с подачи Крида он потерял Чернобурку. Но в отличие от Джеймса, что нашел уже остывающий труп, Мишель умирала у него на руках, стремительно теряя тепло и легкий румянец, уступая холоду и мертвецкой бледности. Он до сих пор помнил, как ее глаза стекленели и приобретали неестественный блеск. Вот только этот блеск мог увидеть только Виктор. Для других это была всего-навсего серость покинутого душу тела, пустой оболочки. Он не должен был привязываться, он никогда не должен был испытывать чувства любви, пускай и любил по своему, зло и грубо. Должна была быть только зависть. Но воспоминания говорили о том, что, конкретно в этом случае, это невозможно, сколько не пытайся. А верить в возвращение и осознавать, что подобное может повториться, Виктор не хотел. Не хотел и не пытался, потому что вряд ли сможет смириться со всем этим. - Здравствуй, приятель. «Возлюби врага своего». «Возлюби ближнего твоего, как самого себя». - Я пришел извиниться за то, что пропустил несколько твоих Дней Рождений и пышную свадьбу, - отчего-то Виктору не хотелось даже усмехаться. Его янтарные глаза изучали напряженную фигуру Хоулетта в то время, как одна из его рук крепко сжимала руль мотоцикла, а другая легко скользнула вдоль кожаной куртки, расстегивая молнию и вынимая из внутреннего кармана нечто железное и грубо скрученное на несколько раз, видимо для устранения дискомфорта, что оно могло принести во время ношения. - Я принес тебе открытку, Джимми, - кусок металла был тот час брошен к ногам Хоулетта. Хотя они стояли на недостаточно близком для обычного человеческого броска расстоянии, сила Виктора помогла ему попасть точно в цель. - Все мои пожелания хранятся в ней, - Крид слегка наклонился вперед и теперь уже усмехнулся, слегка обнажая клыки. Но эта улыбка не была замечена Джеймсом, на глаза которого попался смятый автомобильный номер. Немного усилий для выправления металла - слишком знакомый номерной знак. Слишком близкие цифры. Слишком догадливое чутье.

Wolverine: Сердце болезненно сжалось внутри при упоминании о свадьбе, а сам голос Виктора заставлял Хоулетта крепче стискивать зубы и до побеления сжимать кулаки в карманах куртки, доводил его до предельного морального и физического напряжения. Не отрываясь взглядом от противника, наблюдая за каждым его движением, мужчина был готов в любой момент отразить внезапную атаку, увернуться от пули или чего-нибудь покрупнее – от Крида можно было ожидать чего угодно. Чего угодно, но только не того, что приземлилось прямо у ног Джеймса. Внутри, откуда-то из середины, по всему телу расходился пронизывающий ледяной холод, и те мгновения, когда он медленно нагибался, чтобы поднять странный предмет, казались вечностью. Кусок металла был теплым, но от этого тепла хотелось брезгливо морщиться. Пока Росомаха выпрямлял прямоугольную пластину, мысли его постепенно становились все более разреженными: уходили все проклятия, все воспоминания, связанные с Саблезубым, оставалась лишь сосредоточенная тревожность. Мутант хотел поднять взгляд на врага прежде, чем прочитать надпись на знаке, но увиденные мельком цифры загипнотизировали его. Наступила полнейшая тишина. Гнетущая, страшная, тяжелая. Джеймс замер, уставившись на автомобильный номер, и перед его глазами благодаря фантазии развертывалась вся картина прошедших событий. Ничего более не нужно было, кроме этого куска железа. Мужчина слишком хорошо знал стиль Виктора, понимал, что ему проще убить, чем оставить в живых кого-то, что ему доставит больше удовольствия пустить кровь и сообщить потом другому, чем просто шантажировать символами, вещами... Росомаха не отрывал взгляда от знака, но рукой все крепче и крепче сжимал его, пока наконец покореженный металл не раскололся, вонзившись ему в ладонь насквозь, глубоко уйдя в запястье. Физическая боль была сейчас очень кстати – она помогла Хоулетту не ослепнуть от ярости и моральных мук. Спасла его от мысленного самоуничтожения, от сумасшествия, на грани которого он, потеряв в очередной раз самое драгоценное на свете, оказался. Голова его была по-прежнему опущена, но вот рука разжалась – с глухим звоном обломки приземлились на асфальт. Раны уже затянулись, и больше ничто не отвлекало Росомаху от его горя. Но он держался, держался до последнего, с медленным упрямством поднимая глаза на Крида, с немым воплем пронизывая его взором. Он оскалился, сам того не замечая. Непроизвольное, небольшое движение вперед – резкое, будто Хоулетт хотел поймать что-то, но тут же отпрянул назад. Глаза в глаза. Мучительный короткий шаг, чтобы сократить расстояние между ними, оказался единственным. Далее Росомаха пошатнулся, словно пьяный, и, прижавшись плечом к кирпичной стене дома, прислонился к ней и головой, наконец-то отведя взгляд, опустил веки. Не глядя, нашарил в кармане куртки сигару и зажигалку. Сильно дрожащими руками с третьего раза, все еще вслепую, поджег сигару и закурил, длинной затяжкой, не выдыхая. Словно он пытался вспомнить, как это – дышать. Сильнее прижимаясь боком к стене, исподлобья он вновь покосился на Саблезуба, как-то странно и страшно усмехнулся и глухо, совсем не своим голосом прошелестел: - Украл из гаража номер машины моей жены, что я могу сказать, молодец… - помутненным разумом Джеймс отдаленно понимал, что его утверждение абсолютно неправдоподобно, но сердцем, измученным, истерзанным, окровавленным сердцем он цеплялся за эту последнюю надежду. Перед ним не было ни тел, ни крови, ни личных вещей, с которыми они, его супруга и маленький сын, ни за что сами не расстались бы. Почему он должен верить? Что если это ошибка? Если они спаслись, если живы? А Крид просто решил поиздеваться над своим старым врагом. Это ведь так естественно для него – разрушать все, что создают по крупицам другие. Горе Джеймса оказалось сильнее ненависти.

Hunter: Hunter, Phase, Firestar, Dark Dust, Magneto -> Остальные страны и другие миры - Где-то в других мирах... Тихо разорвав ночное небо, в атмосфере Земли появился покоцанный и весьма покалеченно выглядящий летательный аппарат. Спланировав к земле, он резко снизил высоту, завис над домом со слепыми окнами и двором-колодцем, и плавно опустился вниз, тихо шипя дюзами. Приземлившись и немного разогнав пыль и темноту кругом синего света от своих двигателей, корабль на время замер. А затем с шипением открылась дверь, выпуская наружу своих пассажиров. Охотник вышел последним. Немного отойдя, чтобы пусть и тихое, но шипение двигателей не заглушало звук его голоса, он повернулся к своим невольным недавним экскурсантам, и огляделся по сторонам, ан предмет невольных наблюдателей, а затем бегло уделил внимание каждому с ног до головы. - Ну всё, приехали. Не могу сказать точно, но, похоже, вам сильно повезло. Земля пока что ещё не принадлежит Миру. Молитесь, чтобы и не принадлежала. Я показал вам всё, что успел и знал сам. Остальное сами домыслите, - Охотник сплюнул в сторону, и достал сигарету. В последнее время он много курил. – Мир – это не хорошо или плохо. Это есть и с этим нужно считаться хотя бы помня про их размаха. А сейчас советую всем разбежаться в разные стороны, и готовится к тому, что может случиться. Даже не прощаясь, наёмник размашисто дошагал до полосы света от одинокой лампочки внутри корабля и запрыгнул, постучав по стенке. - Фаза – взлетаем! Нужно утрясти ещё пару дел. Корабль так же тихо поднялся вверх, втянув свои посадочные лапы, развернув крылья, и устремился вверх, пока сквозь низко висящие тучи не стало видно быстро набирающее скорость светящееся синим пятно. Но позже и оно исчезло, оставив тяжелое небо Нью-Йорка таким же, как и до своего вторжения. Hunter, Phase – не известно. Firestar, Magneto, Dark Dust – Нью-Йорк

Sabretooth: Для Виктора слишком занятным было наблюдение за Джеймсом, а если быть точнее, то за тем, с какой силой он сдерживает самого себя от опрометчивого поступка, броска вперед, прямиком на своего заклятого врага, обнажив острые когти из адамантиума. Пускай даже без какой-либо явной на то причины, настолько была крепка его ненависть, выработанная и воспитанная в нем Кридом с годами. Ему нравилось видеть в глазах Хоулетта откровенную и сжирающую его самого злобу, которую он пытался выплеснуть на Саблезубого даже элементарно заглядывая тому в глаза, но это было слишком бесполезно. Джеймс даже не мог догадываться, что безвольно демонстрируя свои собственные эмоции, трещащие по швам еще с того самого момента, как завидел заклятого врага, он позволял Виктору щедро упиваться неким самоудовлетворением, исходящим из того факта, что Крид все-таки добился своего в очередной раз. И это "свое" он получал вне зависимости от желаний самого Хоулетта. Возможно, в этом и была особенность Охотника - получать то, что ему необходимо, но то, что совершенно не нужно остальным. Вряд ли, кто-либо мог пожелать себе во врагах самого Росомаху. Если только не Крид, не раз подтверждающий их отношения на деле. Едва ли можно представить, с какой усладой Виктор следил за реакцией Хоулетта, стоило тому решиться и поднять скомканный автомобильный номер, что около двух недель назад был сорван с одной из иномарок, следовавшей по дорогам Канады, по направлению к Соединенным Штатам. Именно она и стала большим сюрпризом для зверя, что уже четыре года находился в добровольном изгнании и скитался в тех лесах, которые и решит пересечь, как окажется чуть позже, супруга Джеймса вместе со своим маленьким сыном, желая сократить путь, чтобы поскорее увидеться с мужем. Устроить ему сюрприз. Если бы Тесса знала, чем обернется ее поездка, то ни за что бы не решила свернуть со своего привычного пути на очередной развилке. Но она слишком любила, а стало быть слишком мечтала оказаться вновь в объятиях любимого человека, что решила отправиться по незнакомой части дороги, ведущей напрямик. Ставшей для нее и для ее ребенка роковым и финальным испытанием. Ценою в жизнь. Мальчишка, он сразу не понравился Виктору. Сын Росомахи вобрал в себя все то, что слишком явно напоминало как Сейдж, так и Хоулетта, и если с первой Крида мало что связывало, то со вторым у него были свои счеты. Поэтому решение пришло раньше, чем Виктор успел все обдумать - у пацана даже не было возможности защитить самого себя, он потерял свою защиту в тот момент, когда Крид вырвал автомобильную дверь в одно движение и отбросил водителя в сторону чащи - тело женщины встретили крепкие деревья, о которых она ударилась настолько сильно, что уже не могла подняться и с земли наблюдала за расправой над сыном. Это было слишком легко - разбить все то, что Джеймс так долго собирал по кускам, собирая свое маленькое семейное счастье, которое было разбито за чуть меньше получаса. Это уже вошло в сколько традицию, а не привычку - уничтожать все то, что доставляло Росомахе радость и содержало в себе его любовь. Но Хоулетт так и не запомнил те уроки, что на протяжении всей жизни получал от Виктора. Зверь забирал у него все то, что было ему дорого и это не могло прекратиться так просто, стоило ему встретить на своем пути Тессу. Сколько он встречал и встретит еще на своем пути девушек, женщин, что умело украдут его сердце - исход будет один. Как ни крути. - Самовнушение, оно как уринотерапия - глупо, бесплатно и бесполезно, - Джеймс не позволял себе сорваться, что только позабавило Виктора, но он и не собирался вступать с Хоулеттом в драку. По крайней мере, на этот раз он не собирался ее учинять, ему было интересно лишь его моральная сторона, которая сейчас дала сбой, нежели физическая, что все равно нашла бы восстановление в исцеляющем факторе. - Я говорил тебе, Джимми. Предупреждал и не раз доказывал правдивость собственных слов. Неужели, тебе всегда было мало этого? Неужели ты не учишься на своих ошибках? Продолжаешь искать свое место под солнцем... - задумчиво проговорил Виктор слегка хриплым голосом, наблюдая за Хоулеттом без какой-либо тени усмешки. - Какого это - терять тех, кто тебе так дорог? - странный вопрос из уст того, кто расправился с собственными родителями и уничтожил собственного сына. Но это только одна сторона медали, никто не знает о том, что у Виктора есть вторая. Та, о которой он предпочитает молчать. И та, что он уже однажды терял, а стало быть ощутил всю горечь утраты любимого человека. Но ни за что не признается в этом.



полная версия страницы