Форум » Нью-Йорк » Парк 10.8 » Ответить

Парк 10.8

Bombist: Центральный Парк. Одно из мест в этом большом городе, где можно хоть чуть-чуть отдохнуть от суеты. Небольшой пруд в самом центре парка, вокруг которого летом расположены клумбы с самыми экзотическими цветами. Красиво, чисто. Зимой в парке на пруду устроен каток и каждый желающий может весело тут провести время.

Ответов - 136, стр: 1 2 3 4 5 All

Arana: Быть героем сложно. А когда тебе всего пятнадцать – это еще тяжелее. Эта такой сложный период в жизни, когда формируются основные жизненные ценности, когда делаешь нелегкий выбор в отношении своего будущего: надо выбирать профессию, расставлять приоритеты в жизни, определится с хобби… А работа в ВебКорпсе занимала почти все свободное время. И отцу совсем не нравилось занятие дочки. Такое рвение, конечно, похвально, но он беспокоился о ней. Арана почти забыла об обычной жизни. Шопинг, поход в кино, прогулки, общение с подругами – все стало недоступным. Сейчас был такой момент, когда приходилось делать выбор. Нелегкий выбор. «Наверное, стоит уйти. Это все весело, бороться со злом, но я порядком устала от этого. Тедд забавный, но на уме у него одни компьютеры. Нина – стерва, но все же хороший напарник. Мигель тоже отличный парень, хоть и немного странный. Жалко с ними расставаться, но сейчас это самый разумный выход. У меня своя жизнь, у них – своя. А куда мне пойти? Хе-хе, пойду мыть окна. С моими способностями – это не составит труда. Боюсь, у кого-то случится удар, когда он увидит, как я ползу по стене с валиком в зубах», - Аня сидела на скамейке в парке и ела мороженое. За спиной болтался рюкзак с парой книжек, болами и кошельком, там же, где-то в глубинах сумки валялся сотовый телефон. С виду девушка обычный подросток, но мороженое убывало, а грустные мысли все больше овладевали ею.

White Queen: Комната Эстезис 0.1 «Как всегда, все не во время!», - Эмма Фрост была зла. Даже больше того: она была в ярости, в неистовстве, готова растерзать всех и вся, кто приблизиться к ней или решиться заговорить. Поэтому ученикам - да и учителям - института профессора Ксавье очень повезло, что Белая Королева вышла на прогулку. Попадаться под горячую руку этой женщине, и правда, не стоит, а сейчас она была именно в состоянии «горячей руки». По собственной же глупости потерянный мобильный телефон очень сильно спутал планы Грэйс, и сейчас она была зла, скорее, на саму себя, чем на других, но признать это... Брр, нет. Лучше уж срывать свою злобу и ненависть на других, чем признаться в своей слабости самой себе и другим. Сейчас Эмме абсолютно не хотелось бродить по улицам среди многочисленных людей и мутантов - все они раздражали Фрост, поэтому Белая Королева направилась прямиком в центральный городской парк Нью-Йорка. Прекрасный парк всегда мало-мальски успокаивал Грэйс, и помогал вернуться к обычной, привычной жизни: школа, преподавание, ученики. Звонко стуча высокими каблуками туфель, Эмма прошла в парк: сделала несколько кругов по тропинкам, полюбовалась игрой света на гладкой поверхности пруда, и огляделась вокруг. Кажется, настроение стало улучшаться, а, значит, можно заняться чем-нибудь поинтереснее. «Какая интересная девочка.», - пронеслось в голове Фрост. Совсем молоденькая девушка, лет 14-16, не больше, сидела на скамейке под деревом и ела мороженое. Белая Королева уловила ее мысли, и были они явно не самыми радужными и радостными. Сомнения, недовольство, неуверенность, но в тоже время какая-то невероятно мощная сила - все это Грэйс увидела в мыслях юной незнакомки. - Привет, - поздоровалась Эмма своим приятным бархатистым голосом, и присела рядом с девушкой на некотором расстоянии, - Что, неужели, и у таких прекрасных юных незнакомок бывают личные проблемы? - усмехнулась Фрост, вскинув бровь.

Arana: От тяжелых раздумий и поедания мороженого, Аню отвлек приятный, женский, голос. Подняв глаза, она заметила не просто красивую женщину, а очень красивую женщину. От удивления Арана откусила слишком большой кусок мороженого и проглотила его. Сразу заныли зубы. Не обращая внимания на неудобства, она созерцала идеал красоты. Высокая, стройная фигура была затянута в темные джинсы, которые подчеркивали изящество ножек, белое пальто красиво оттеняло глаза, волосы были явно уложены в дорогой парикмахерской, все в этой женщине было превосходно! Рядом с ней, Аня чувствовала себя деревенщиной. Благодаря занятиям спортивной гимнастикой, Арана могла похвастаться гибким, красивым телом, но ей не хватало изящества, если хотите, шарма. Да и она сама считала себя гадким утенком, некрасивым и неуклюжим. - Привет. Проблемы бывают у всех и всегда – это неизбежная часть нашей жизни. Другой вопрос, почему тебя…кгх…вас это интересует, - девушка не могла определиться с чувствами к незнакомке, но на всякий случай решила отодвинуться подальше. Мало ли. В наш жестокий век лучше перебдеть чем недобдеть. «Да, Аня, везет тебе. Ни рожи, ни кожи, ни парня. И кому ты нужна? Посмотри на нее, все при ней, и ножки, и грудь, и личико милое. Не то, что у тебя», - Арана, как и все подростки, была весьма скептического мнения о своих внешних данных.


White Queen: - Никогда не нужно недооценивать себя... Аня. Тебя ведь зовут Аня, я права? - вопросительно вскинула бровь Эмма. Не поверите, но такое самобичевание, подобное тому, которое сейчас испытывает девушка, сидящая рядом с Фрост, знакомо и самой Белой Королеве. Да-да, знакомо! Ведь Грэйс не всегда была той сногсшибательной блондинкой с пышными формами, которой является сейчас. Даже более того, в подростковом возрасте Эмма и сама считала себя той ещё уродиной - этаким гадким утёнком, который со временем, не без помощи пластических хирургов, превратился в того прекрасного лебедя, что сейчас сидит в парке и мило рассуждает о подростковых проблемах, словно ничего этого с ней и не было. Словно, Фрост всегда была успешной бизнес-леди, способной соблазнить любого мужчину, и заставить его делать то, что нужно ей. - Не удивляйся, пожалуйста, Аня, и - самое главное - не бойся меня. Вреда я тебе не причиню - в этом ты уж точно можешь не сомневаться, - уверенно произнесла Белая Королева, дружелюбно, насколько она умеет, улыбнувшись, - Насчет проблем - да, соглашусь с тобой, они есть у всех. У кого-то больше, у кого-то меньше, но это не меняет смысла. Только вот... Мне показалось, или твои проблемы, на самом деле, стали совсем уж невыносимыми? - по-дружески спокойно поинтересовалась Грэйс, - Опять же: не удивляйся. Просто, так уж вышло, что мне открыто немножко больше, чем остальным людям... и мутантам, кстати тоже, - как бы между делом отметила Эмма, - Да, я знаю, что ты - мутант, такой же, как и я. Такой же, как и многие из нас. Хочешь - верь, хочешь - не верь, но твои мысли просто-таки вопили о том, что ты несчастна, и любой телепат, проходящий мимо мог просто воспользоваться этим ради каких-то своих целей. Радуйся, что я не такая, - улыбнулась Фрост, - Я вижу, ты еще совсем молода, твой разум еще не загрязнен всякими полоумными идеями, вроде тупых желаний Магнето, и поэтому я хотела бы предложить тебе кое-что. Ты, наверняка, слышал хоть что-то о школе профессора Ксавьера для одаренных детей? Впрочем, это и неважно, я могу все рассказать тебе, если хочешь. Знаю, ты можешь посчитать это подозрительным и даже опасным: подходит какая-то незнакомая женщина, и говорит, что может помочь тебе, но... Разве ты хоть что-то теряешь, если просто выслушаешь меня? В крайнем случае, ты всегда сможешь вернуться к прежней жизни, - Белая Королева посмотрела в глаза Аране и еще раз мило улыбнулась, - Кстати! Я же совсем забыла представиться! Меня зовут Эмма Фрост, или просто - Белая Королева, - представилась женщина.

Vampire By Night: 1-ый пост. «Кровь...», – пронеслось в голове Нины, и девушка резким броском кинулась на парня, идущего прямо впереди неё в одном из тёмных, грязных переулков Нью-Йорка. Многие недоуменные взгляды были направлены на Прайс в этом переулке: что такая выхоленная, явно избалованная, красавица делает в таком месте, как этот переулок? Одна, без охраны. Не боится ли? Почему так самоуверенна? Почему совсем никого и ничего не опасается? Пусть, Вампир никогда не обладала телепатией, но эти вопросы Нина очень чётко читала на лицах прохожих, отвечая им лишь надменной улыбкой пухлых, чётко очерченных губ, которая на прекрасном лице девушки выглядела очень даже мило. Прайс уже довольно давно шла за этим парнем – он её не замечал. Вампир приметила его уже очень давно, что неудивительно: жестокий убийца, насильник, вор – полный букет. Настоящий «клиент» Нины. Девушка привыкла питаться такими вот злостными преступниками – пусть их кровь не такая сладкая, как у детей, пусть, Прайс иногда становится противно, что она пьёт кровь убийцы – такого же, как и она сама – но так её хотя бы меньше мучают угрызения совести. Да-да, даже у вампиров есть совесть. Может быть, не у всех, но у Нины – точно. Резкий выпад вперёд – и вот девушка уже пьёт кровь этого молодого парня. «Кровь...», – ещё раз подумалось Прайс, и резким движением она бросила бездыханное тело на асфальт – то, с глухим стуком, упало. Вампир предпочла как можно быстрее скрыться с места «преступления», поэтому всё теми же переулками, только теперь уже полностью безлюдными, Нина на всех порах, со всей своей вампирской скоростью, мчалась вперёд. Только вперёд. Девушка и не заметила, как наступило утро, а она прибежала к городскому центральному парку города. Скорость Прайс уже снизила – всё-таки людям не зачем знать о существовании мифических существ. Ни о чём больше не задумываясь, Вампир вошла в парк, звонко стуча каблуками высоких сапог. Немного пройдясь по парку, Нина присела на одну из скамеечек, и глубоко вдохнула свежий воздух. Конечно, в воздухе витал и запах людей, человеческой крови, но пока девушка сыта, им абсолютно ничего не грозит.

SkyPrison: Всё это напоминало лишь одно, ночной кошмар в котором никто не выживет и никто не спасётся. Смешной поворот данного сюжета, но ничего. Всегда ведь можно изменить не только направление пули, но и свою судьбу, осмелитесь ли вы сделать это. Это ваши проблемы, Натаниэль давно выбрался с клетки и сделал свои выбор, теперь он стоит на защите человечества, его задача удерживать и не давать сбежать, убить в крайнем случае. Отбросы общества. Можно даже сказать и так, что Воздушная Тюрьма устал от этого, устал от грязного и серого мира, устал от вечной боли, которую приносят не только мутанты, но и сам люди своими поступками. Не ведаете что творите, так говорилось в библии. Ладно, не всё так плохо, как казалось бы. Солнце постепенно набирает обороты и поднимается ввысь. Делая очередные шаги, мужчина вошёл в парк, где кстати практически никого и не было в такую рань и его удивило то, что увидел. Девушка, одна, восход. Романтика, ну что тут скажешь. Сделав шаг, затем ещё один, вскоре остановился и приподнял голову к небу. Где-то там его дом и его тюрьма. Нужно же выкроить и для себя несколько минуток, чтобы спокойно отдохнуть от всех бумаг и всего прочего хлама. В качестве места для проведения своего свободного времени, выбрал парк, здесь всегда было спокойно и чисто. Не став далеко ходить, сел рядом с девушкой и внутри пробежало неизвестное. Это странное чувство. Повернув голову в её сторону, смотрел на девушку сквозь очки, светло - оранжевые. Ему было почему - то спокойно рядом с ней и так хорошо, в то же время навевал некий холод. По коже пробежало несколько мурашек, мужчина мило улыбнулся, а затем и вовсе чуть ли не расхохотался. Да, со стороны может и странно. - Доброе утро, мисс. - Нужно же поздороваться, а там дальше и имя дамы выведает, если повезёт правда и раньше она не уйдёт, посчитая его за очередного кабеля, чьей задачей является лишь секс и ничего более. - В такую рань, я думал люди ещё спят все и парк пустой, а тут встречаешь такую очаровательную даму. - Странно было, да и в то же время так плевать на то, кто здесь и как попал. Нет, ему плевать не на девушку, а именно на обстоятельства. не могу проверить пост на грамотность. прости.

Vampire By Night: Немногочисленным людям, сейчас окружающим Нину, и правда, очень повезло – они даже не представляли насколько крупно! Девушка только что утолила свою жажду – ну, или голод, тут уж кому как больше нравится – поэтому сейчас она была совершенно не опасна. Нет, конечно, даже в таком состоянии полного умиротворения перед Прайс лучше не раниться, и не проливать кровь, иначе, вряд ли дело обойдётся, но, по крайней мере, просто разговаривать с людьми, даже чувствуя запах их тёплой, вкусной крови, льющейся по венам и артериям, Вампир вполне способна. Нина с наслаждением ещё раз втянула в себя воздух: древесина, свежие листья, ткань, металл... Чего только не было в утреннем воздухе Нью-Йорка, но девушка уже привыкла к ним, и даже научилась не замечать. «Ой!», – Прайс едва не поперхнулась собственной слюной, когда почувствовала в воздухе ещё один аромат. Без сомнения, очень приятный и очень знакомый, но, тем не менее, довольно неожиданный – человек. Кажется, ещё только что поблизости, в радиусе нескольких метров, не было ни единой живой души, а сейчас совсем рядом с ней стоит живой человек с сильным бьющимся сердцем, качающим сладкую алую кровь. Ещё мгновение, и абсолютно незнакомый Вампиру мужчина подошёл к Нине чуть ли не вплотную и заговорил. Ответом ему был лишь надменный взгляд холодно-голубых глаз, брошенный словно сверху вниз, даже несмотря на то, что девушка сидела на скамейке. – Доброе утро, – всё же ответила Прайс своим приятным мелодичным голосом, – Я люблю гулять по утрам, когда в парке ещё пусто. Не люблю большие скопления народу, – маленький аккуратный носик Вампира непроизвольно поморщился. Нина, и правда, не любила столпотворения – слишком уж велик соблазн убить, когда вокруг много невинных, ничего не подозревающих, людей, а этого девушка никак не могла допустить. Да, Прайс, вообще, не любила сближаться с людьми – слишком уж это опасно, рискованно, и риск этот не всегда оправдан. Именно поэтому бледная светловолосая голубоглазая красавица, больше похожая на скульптуру, сейчас сидела на скамейке, стараясь даже не смотреть в сторону мужчины, не давать ему лишнего повода. Ни ему, ни ей это сейчас абсолютно ни к чему. Конечно, даже Вампир иногда скучает от нехватки людского общения: чистого и бескорыстного, но в таких ситуациях Нина старается убедить себя в том, что она – уже давно не человек. Иногда становится проще. Иногда – нет. Но всё равно почти всегда дело заканчивается очередным убийством. – Вы хотели что-то ещё? – таким же приятным, ласкающим ухо, голосом спросила девушка. Прайс прекрасно знала, что сейчас она, наверняка, создаёт впечатление этакой принцессы, с детства избалованной богатыми любящими родителями, которая всегда получает то, чего хочет, но Вампира это не интересовало. Напротив, это может оказаться ей лишь на руку – возможно, так этот парень скорее уйдёт отсюда. А кому интересно общаться с такими гламурными блондиночками?

SkyPrison: Столько времени может пройти с тех пор, как вы последний раз проснулись. Иногда человек никогда не станет ничего предпринимать, в том смысле, что он никогда не станет сперва делать, а потом думать. Умные люди всё ещё существуют и самые умные находятся лишь в одной стране. Америка. Какое приятное местечко, там можно открыть для себя множество новых дверей, не только в мафию, которая, кстати говоря, будет за вами охотиться и каждая ночь будет превращаться в ад и не более того. Беннет смог найти выход из столь сложной ситуаций, его способности позволяют это и кто станет нападать на того, кто неуязвим. Не будем говорить про пули, они слишком медлительны и не поддаются энергий, хотя в некоторые разы можно направить энергию в другую часть пули и она повернётся обратно, в своего носителя, так думали все. Сейчас голос был таким спокойным и мелодичным, что захватывало дух. Посмотрев вновь на своего собеседника, правда выбранное слово не совсем подходило, но да ладно. И так, сейчас видел не совсем человека, она была похожа на статую из мрамора, на живую статую, над которой поработал мастер, может Леонардо, может ещё кто. Ему не хотелось вообще думать над тем, кто она и что здесь делает, ведь объяснение и так было получено, так что. Просто поговорим и всё. Отведя взгляд в сторону, вдохнул свежего воздуха. Ведь этот воздух вскоре вновь станет грязным и смердячим, если можно так выразиться. Машины, фабрики, все они портят природу и засоряют её. Мужчина вздохнул и улыбнулся. Ему было приятно, было приятно то, что есть с кем поговорить, работа и так забирает всё, а тут можно немного расслабиться. - Да, хотел узнать ваше имя. И невежливо будет уйти и не представиться, вдруг судьба вновь сведёт нас. - Встав на ноги ... прямо перед вампиршой (этого пока не знал), протянул ей руку, немного опустив голову. Да, Натаниэль был обучен хорошим манерам и хладнокровию. Но знаете, ведь он агент и профессиональный, если бы это было не так, то кто бы доверил летучую крепость ему. Никто. Странно было другое, она не похожа на простую принцессу из богатой семьи, нет. А может и вовсе не стоит думать об этом. - Натаниэль Беннет. - голос был не таким бархатным, как того хотелось бы, но. Как говорится, что есть, то есть и этого не отнять никак.

Vampire By Night: Избалованная принцесса. Нина и сама невольно усмехнулась от такого «прозвища», от такой ассоциации. Некогда девушка услышала, как её назвали так знакомые по пансионату, в котором жила и училась Прайс в своё время. И им было неважно, что сами они – точно таие же избалованные дети, точно таких же богатых родителей. После этого Вампир ещё не раз и не два слышала подобные – не очень приятные, надо сказать – эпитеты с свой адрес, но с течением времени Нина просто смирилась с этим, и даже научилась смотреть на эту ситуацию с юмором. Знали бы эти любители прозвищ, что эта самая «милая блондиночка» на самом деле – кровожадный вампир, и часто не контролирующий себя оборотень. Как бы они тогда запели? Как бы тогда назвали симпатичную, милую и беспомощную с виду девушку? – Рада знакомству, Натаниэль, – всё тем же сладким елейным голоском пропела Прайс, но с очень холодным, даже каким-то отстранённым видом. Казалось, будто разговор совсем не интересует Вампира, будто она просто сидит в парке и думает о чём-то своём, очень далёком от этого места и от этого мира, и только из чистой вежливости, воспитанности что-то говорит, отвечает незнакомому мужчине. – Судьба? – Вампир откровенно усмехнулась, – А она есть? – интересное высказывание явно заинтриговало Нину, и она даже удостоила Натаниэля своим взглядом. Теперь глаза уже не были такими же льдисто-голубыми – они стали, скорее, светло-синими, и в них даже проскользнула искорка интереса, даже какого-то человеческого тепла, что так непривычно для этой девушки. Прайс осторожно вздохнула, стараясь не задумываться о запахе живого человека, о крови, и протянула руку мужчине в ответ. По губам скользнула усмешка. Вампир. Наверное, Нине повезло, что она – не совсем обычный вампир. Даже совсем не обычный вампир. Конечно, её кожа всегда имеет неестественно низкую температуру, но всё-таки руки не были ледяными. Скорее, просто сильно холодными. – Нина. Нина Прайс, – словно нехотя представилась девушка, стараясь не дышать. В конце концов, это не так уж и сложно, а польза может быть огромная. Откинувшись на спинку скамейки, Вампир скрестила руки на груди, поправив длинные светло-золотистые волосы. Всем своим видом она старалась показать, что дальнейшее общение с мужчиной её совсем не интересует. Но что-то такое в нём было, что-то такое, что даже необычную вампиршу-оборотня способно зацепить и заинтересовать.

SkyPrison: С наступлением вечера, практически никто не хочет выходить на улицу, чего-то бояться, а стоит ли такое делать? Ответ прост, нет. Бояться тьмы, значит быть загнанными в угол. Босс так не думал, если его загонят в угол, то эта персона крупно пожалеет о том, что вообще выбрала его. Усталый взор был устремлён лишь вперёд, были какие-то подозрения, казалось кто-то следит или это просто ошибочное чувство. Никогда нельзя быть уверенным на сто процентов. Безопасность, кому она вообще нужна, хотя если так подумать, то только тем, кто не может себя защитить. Чудные моменты, как бы не хотелось их отпускать, почему это не может длиться вечность. Вопрос конечно же важный, но важно и то, что в данный момент твориться. Земля ушла из под ног, весь мир пропал, остались только они. Всё просто напросто исчезло, мира больше не существовало, как же приятно было ощущать, что ты один со своей мечтой и никто вам больше не мешает и не пытается истребить. Главное лишь то, что у человека внутри, а не снаружи. Когда мир открывает новые возможности иногда хочется окунуться в них с головой, а иногда ничего просто не хочется. Судьба штука не предсказуемая, никогда не знаешь, что тебя ждёт за очередным поворотом, будет ли это очередная сказка, либо простая мимика, где никто и ничего не говорит. Забавно, не правда ли? Смешно, но в, то, же время и плакать хочется, весьма странное и необъяснимо. Почему она была так холодна? Руки. Интересно ведь. Взяв её руку в свою, Натаниэль на какое-то время задумался. Сейчас ведь такая погода, она не совсем холодная. В нём опять играет чувство любопытства. Он агент и ловит всё на лету. От раздумий отвлёк дивный голосок, как - будто журчание ручейка в знойную жару. - Очень приятно познакомиться. У вас руки холодные. - И опять же, никаких ноток, кроме спокойствия. Мистер Айсберг или Мистер Хладнокровность, такое прозвище надо было давать. Руки может и холодные, но обычно ... они начинают трястись, когда тело не получает достаточного тепла и кровь не вращается по венам так, как того хотелось бы. - Судьба свела нас сейчас ... - И тут в голове мелькнула идея, точно. Как же раньше не додумался до этого. Вопрос с подвохом и на него возможно дать правильный ответ, ибо он банален и чист, как слеза младенца. - Что может сравниться со слезой ... младенца? - Была пауза, но потом рассеялась.

Vampire By Night: На некоторое время Нина отвлеклась от только-только начинающегося разговора, и, словно бы, опять ушла в себя, в какой-то абсолютно другой мир. «Когда там полнолуние?..», – спохватилась вдруг девушка. Взгляд синих глаз внимательно оглядел руки, ноги, волосы... В полнолуние эти руки и ноги превращаются в сильные волчьи лапы, а мягкие волосы в густую белоснежную шерсть, как бы Прайс, порой, и не хотелось избавиться от этого неконтролируемого действия. Вампир нервно сглотнула, и тряхнула копной длинных золотистых волос. В любом случае, сейчас – утро, и, по крайней мере, пока можно ни о чём не беспокоиться. До полуночи время есть, а это – уже кое-что. – На улице – не жарко, – небрежно ответила Вампир, даже не поднимая глаз. Нина несколько раз потёрла ладони одну о другую, словно немного озябнув. На самом же деле, девушке хотелось хоть как-то согреть руки, чтобы при следующем прикосновении – если оно, вообще, будет! – не вызывать очередных лишних подозрений к своей, пусть и красивой, но скромной особе. – Не стоит путать судьбу и случайность, – саркастически прищурилась Прайс. «И что ты хочешь, чтобы я сказала? Согласилась, что это – судьба, и бросилась тебе на шею? Глупый.», – размышляла Вампир, нарочито откровенно разглядывая свои длинные ухоженные ногти. – Капля крови, – даже не задумываясь над вопросом, не думая о его смысле и подвохе, машинально ответила Нина, и тут же прикусила язык. Капля крови? Не слишком ли вызывающе? Не слишком ли откровенно и подозрительно? «А, к чёрту! Может быть, так он быстрее оставит меня в покое!», – девушка усмехнулась про себя. – Почему вы подошли ко мне? – поинтересовалась Прайс. Её всегда интересовало, что же такого люди находят в её неземной внешности, которая сохраняется лишь благодаря убийствам и крови. Конечно, не стоит отрицать факт вампирского гипноза, но ведь сейчас Нина никого не гипнотизировала – просто спокойно сидела в одиночестве, сосредоточившись на своих мыслях.

SkyPrison: В один из прекрасных дней, когда ты возвращаешься домой полон радости, ты уже ни о чём не задумываешься, никаких посторонних мыслей, ровным счётом ничего. Поднимаясь по ступенькам и делая очередной вдох, глаза устремлены лишь в одну точку, к потолку. Ведь не имеет значения, что перед тобой возникнет, если поставлена цель, то должен достигнуть её, чего бы это не стоило. Не каждому человеку суждено летать и не каждый может научиться ползать, ирония судьбы, ничего больше. Капля крови, так и знал, что ответ будет именно таким, ибо меньшего и не стоило ожидать от того, кто скрывается под покровом ночи. Вы спросите, а как он так быстро это определил? Легко. Сначала даже и не догадывался, а вот когда приблизился к девушке и уселся рядом, то его тело покрылось мурашками. Было такое чувство, что смерть рядом с ним сейчас, прямо сидит рядом и готова сцапать в любую секунду. Потом прикосновение рук, её кожа была слишком холодной. Такая погода, погода не совсем холодная и по всей видимости, она тут не долго сидела. Вампир? Конечно же и ответ на вопрос. Капля крови ... кровь всегда чище и невиннее, чем слеза младенца. Люди отвечают, что слеза, а вампиры, что кровь. Даже поставив всё на свои места, Натаниэль сидел спокойно себе и смотрел на дивное небо. Навевало множество воспоминаний, от которых отгородился. Его дыхание было лёгким, выдыхаемый поток воздуха ... стремился куда-то дальше, продолжая бесконечный цикл жизни. - Вампир. - Первое слово и что же сейчас будет? Она его укусит и после осушит, как прекрасный бокал вина? Возможно, только сперва придётся постараться, ибо так просто сдаваться женщине, ни в коем случае. - Просто вы мне приглянулись, да и вы единственный человек, который находится в парке. Разве этого мало? Захотелось познакомиться и так далее. Вы хотите, чтобы я ушёл? - Вопросы и вопросы, порой даже не стоит даже думать над ними, они сами вылетают, так же и с ответами происходит. Смышлёный парнишка, не даром же был принят в ЩИТ. Иногда не хочется быть таким проницательным.

Vampire By Night: – Только если вы хотите уйти, – пожала плечами Вампир, отвечая на вопрос Натаниэля. Нина отчётливо слышала стук его сердце, его горячую кровь, струящуюся по жилам, она даже ощущала её вкус в своём рту. Многого стоило девушке спокойно сидеть в парке и болтать с человеком – хотелось прямо сейчас сорваться и броситься бежать как можно дальше, от людей, от мутантов. – Да, обычно для людей этого бывает мало, – кивнула Нина. Конечно, люди всегда замечали крайне неестественную привлекательность девушки, но они, словно инстинктивно чувствуя опасность, исходящую от красавицы, предпочитали обходить её стороной, и даже на лишний метр не приближаться, за что Прайс часто была им благодарна, особенно, когда она была голодна и долгое время не пила кровь. – Что: вампир? – делая как можно более спокойный, безмятежный и, в тоже время, слегка недоумевающий тон в голосе, спросила Нина. «Неужели, он догадался? Или это было что-то вроде прикола насчёт моих холодных рук, и моих слов о капле крови?», – девушка не понимала. Не понимала, как же можно было вот так сразу догадаться о её истиной сущности. Не понимала, как, вообще, можно было высказать это вслух. В лучшем случае, если она – не вампир, Прайс просто высмеяла бы почти незнакомого мужчину. В худшем случае, если бы Натаниэль был прав, неужели, он не понимает, что это опасно: вот так говорить вампиру, кто он такой? Или он псих, или совсем бесстрашный. Впрочем, на психа Беннет уж точно похож не был...

SkyPrison: Она была слишком спокоиной для того, кого раскрыли. А может это просто защитная реакция, хотя и самой реакций не последовало, практически никакой. Может на лице ... выдала её мимика. Правда этого особо и не было заметно, сам мужчина не обращал на её мимику никакого внимания. Разве это должно портить приятное общение? Ему стоит завопить и бежать? Видели и не таких. - Разве нет? - Она могла соврать, но это уже никак не поможет, ведь когда он произнёс это слово, девушка молчала, думала над тем, как же смог догадаться. На лице всё ещё играла улыбка, взор был устремлён на небо. Начинается утро весьма неплохо или что там у нас? Натаниэль немного запутался и даже забыл о том, какой сегодня день. Ведь когда работаешь в закрытом пространстве, где практически нет окон, постепенно начинаешь забыть о том, какой же сегодня настал день или настала ночь. Но да ладно, не в этом сейчас дело, совсем в другом. Спокойствие, может для некоторых и покажется Босс странным, ну и что. Страха нет, может и есть, этого человека так просто не поймёшь, хорошо скрывает свои эмоций и даже в самой безнадёжной ситуаций ... в жилах течёт кровь и кубики льда. Ему плевать на то, вампир она или кто там ещё, главное не то, что у тебя снаружи, а что внутри. По идее нужно было задержать, но протокол такого не предусматривал, ибо давно не сталкивались с вампирами, только с мутантами и некоторыми непослушными людьми. - Ты думаешь сейчас над тем, почему я не бегу? Если да, то ответ прост. Ты не нападёшь на меня и мне не страшно. Разве ... чтобы пообщаться с человеком ... - пазуа. Нет, он не думал над словами, которые вскоре произнесёт, а наоборот, повернул свою голову в сторону Нины. - Даже если он вампир или опасный мутант, надо впадать в ужас, как делают люди и вопеть во всё горло? Вы мне нравитесь, честно и хотелось бы - Опять пауза, выжидание лучшего момента. - Сходить с вами в ресторан. Что скажите? - Разве откажется? А может? Лучше не стоит, ведь в пустом ресторане она никого не сможет обидеть, да и если его обидит, пускай, мужчина может за себя постоять, просто обязан.

Vampire By Night: Переживала ли Нина из-за того, что её истинную сущность, вроде как, раскрыли? Нет. Совсем нет. Эта девушка всегда отличалась уверенностью в себе – а порой и излишней самоуверенностью – и сейчас Прайс была на сто, нет, на двести процентов уверена, что в случае чего, победителем будет именно она, а не этот мужчина. Ну, во-первых, вряд ли что-то сможет повредить её мраморную вампирскую кожу, совладать с её идеальными рефлексами и инстинктами, а, во-вторых, в случае чего, если уж совсем плохо дело будет, Вампир всегда сможет перевоплотиться в белую арктическую волчицу, и только её и видели в этом парке. – Я должна ответить честно? – Нина вскинула изящную бровь с лёгкой, едва заметной, ухмылкой на чётко очерченных губах. – Вернее, даже не так, – поправила вдруг девушка саму себя, – Ты всерьёз надеешься на честный ответ? – Прайс вопросительно посмотрела на Натаниэля. Честно признаться, Вампир ещё никогда не встречала таких смелых – или глупых? – людей, которые вот так говорили ей в глаза о том, что Нина – вампир. Она, и правда, не могла понять, что же это: смелость или глупость? Вряд ли умный человек осмелился бы говорить с вампиром о крови, ведь существует слишком большой шанс быть «съеденным» такой беззащитной и милой с виду девушкой. С другой стороны, может быть, и этот Беннет не так уж прост, как показалось с первого взгляда? Вампир незаметно принюхалась к воздуху. Ясно чувствовалось присутствие человека, наделённого каким-то даром. Не вампира, не оборотня, а чего-то другого, третьего. Её новый знакомый, или кто-то другой, просто гуляющий в этом парке неподалёку? Пока Нине было сложно понять это, ведь принюхиваться к мужчине слишком явно было опасно и необдуманно. А этого себе позволить она никак не могла. – Почему? Почему ты так уверен в этом? – слегка понизив голос тихо спросила девушка своим мягким голосом. Он так уверен, что она не нападёт на него? Ха, глупец! Хотя... Наверное, всё-таки в чём-то он прав, ведь однажды Прайс дала самой себе клятву, что больше никогда не убьёт невиновного человека. И до сегодняшнего дня она очень даже успешно исполняла её. – Ну, ужас и крики в данной ситуации – самая адекватная реакция, – также тихо произнесла Вампир и усмехнулась. Нина не собиралась скрывать того, кто она есть на самом деле. В конце концов, а зачем это? И, может, стоит уже хоть один-единственный раз открыться человеку, и поговорить с ним не как вампир и человек – охотник и жертва – а как человек и человек, на равных? – Не я вам нравлюсь. Это всего лишь непроизвольный гипноз. Он очаровывает всех – а это так помогает во время охоты, – честно ответила девушка. Если уж говорить честно, говорить правду, то всю правду, не скрывая ничего, без лжи и ненужных приукрашиваний. – Только если там будет достаточно свежей, тёплой крови, – Прайс невинно пожала плечами. Для неё это стало напоминать какую-то необычную, очень своеобразную игру. Но, тем не менее, Нине нравилось это. И если в начале разговора её целью было как можно скорее прогнать мужчину, то теперь, наоборот, не хотелось, чтобы он уходил.

SkyPrison: - Гипноз? Ты, верно, шутишь, правда? - Эти слова просто рассмешили агента, ведь попасть под гипноз легко, даже очень, но так, же легко и распознать его, если ты человек с невероятным контролем над своим сознанием, ведь не станешь, же идти на какие-то странные действия? Это правильно, сам Натаниэль отлично контролирует свою личность и у него есть сила воли, посему и взять под гипноз, легко, но он почувствует это. На лице не было особой улыбки, потому что хотелось смеяться и это сделал. Из глубины его души вырвался смешок, затем ещё один, плавно переливающий в продолжительный смех. Мужчина даже встал на ноги. Никогда ранее не чувствовал себя так хорошо, как сейчас. - Знаете, а вы мне по - настоящему нравитесь и мне хочется побыть с вами немного дольше. - Рука автоматически ринулась в карман его куртки, там нащупала телефон. Чёрт, так не хотелось вновь возвращаться на базу, что в голове промелькнуло несколько цитат из разных книг, русских писателей. Разве я не говорил? Натаниэль любит русскую литературу, особенно Толстого. Много чего перечитал, в особенности его внимание привлекла книга, Война и Мир. Она была так прекрасна, все слова, все чувства переданы на высшем уровне, так и сейчас происходит. Природа передала все лучшие качества Нине. Стоя на своих двоих, Босс смотрел куда-то в даль, именно с того конца вскоре посыпаются люди. Кому на работу, кому на очередную охоту, кому крушить всё подряд. Почему нельзя переместиться в беззаботный мир с той, кого любишь? - Только тогда легко жить с человеком, когда не считаешь ни себя выше, лучше его, ни его выше и лучше себя. - И так, вот как надо говорить, а если быть точнее, то изрекать. Сняв очки, протянул девушку руку, это просто предложение насладиться небом и очередным восходом солнца на самую его вершину.

Vampire By Night: – Шучу? – даже немного оскорбилась Нина, – Разве я похожа на шутницу?! – удивилась девушка, – По-моему, все шуточки закончились как только ты присел рядом со мной и завёл разговор на запретную тему моего истинного «я», – выдохнула Прайс. «Шучу. Ха, как же!», – Вампир усмехнулась про себя. Гипноз... Нина не очень-то любила им пользоваться в обычной жизни, вне охоты. Всё-таки, как бы там ни было, но девушка уважала людей, уважала их выбор и их желания, и использование гипнозом с этим, ну, никак не вязалось. Конечно, иногда бывали безвыходные ситуации, где без этого интересного и полезного дара не обойтись, но даже в них Прайс старалась использовать его как можно меньше и осторожнее. Никогда не знаешь как будет себя вести человек, выйдя из такого своеобразного транса. – Хм, – довольно громко хмыкнула Вампир, – А не страшно? Не страшно будет оставаться со мной наедине? – мягким шёпотом промурлыкала Нина на ухо мужчине, приблизившись к нему, обдав его шею прохладным дыханием, и снова отстраняясь на прежнее место. Девушка улыбалась. Улыбалась и самой себе, и Натаниэлю, и всему миру. Этот разговор стал напоминать ей какую-то очень своеобразную охоту – начал срабатывать инстинкт охотницы. Конечно, назвать Беннета жертвой язык не повернётся, но всё же. В какой-то момент Прайс начали охватывать абсолютно противоположные желания: сначала захотелось вцепиться в глотку мужчины прямо здесь, в этом парке, и выпить всю его тёплую, ароматную кровь до дна. Потом захотелось впиться в его губы, и страстно поцеловать. Затем возникла жуткая неприязнь, и захотелось просто убить его на месте, даже не прикасаясь к крови – так противно ей было. Вампир качнула головой, отгоняя все свои мысли и желания на второй план. Ни одно из них нельзя назвать адекватным на данной стадии разговора, так что лучше воздержаться от решительных действий, и подождать что же будет дальше, куда их обоих занесёт. – Лев Толстой? – Нина вопросительно вскинула бровь. С раннего детства девушка получала самое лучшее образование, какое только возможно, поэтому неудивительно, что и русских классиков она знает отменно. Честно признаться, они даже вызывали у неё какой-то особенный, ни с чем не сравнимый, интерес. – Неужели, совсем не страшно? Ни капельки? – также мягко прошептала Прайс на ухо мужчине, встав со скамейки, подав ему холодную руку и приблизившись к нему вплотную, – Ты ведь даже и пикнуть не успеешь, если я захочу тебя убить.

SkyPrison: И так, страны по-прежнему играют в свои дурацкие игры. Борьба за власть, нападения на мирные селения, как же всё это уже порядком достало. Всех президентов начинали постепенно терроризировать мирные жители. Задавали множество вопросов. Закончится ли всё это добром? Никто не знает. Был великий человек, который и породил сей мир, если бы он был жив, то наверно поперхнулся, ведь создал сущий ад, для некоторых может и рай. Жизнь порой сильно бьёт в самое сердце, а порой награждает чем-то. Никогда не угадаешь, что тебя ждёт за углом и должно ли продлиться, сея чудо, если появится. Никогда не жди белого света в конце туннеля, иди к нему, сломай ноги, но добейся успеха, если не сделаешь этого, то будешь жалеть, что не принял иного решения. - Если я умру здесь, то далеко тебе не уйти. Я не простой человек, ты сможешь меня убить, но сбежать ... - Не стоило даже заканчивать предложение, ибо и так всё было понятно. В его глазах ничего не читало, правда промелькивали несколько таких словечек, если можно так выразиться. Уверенность и спокойствие. Ничего больше и не надо было, ведь разговор и так протекает в мирной обстановке и приятной. Зачем портить приятные моменты жизни, которые могут больше никогда не повториться, такого делать нельзя, грубая ошибка, вы можете получить красную карточку и отправлены далеко. - Лев Толстой. - Стоило немного отвлечься, надо было подумать. Слегка. Чуть - чуть. Самую малость. Да зачем вообще думать, кому это надо. Поддаваться животным инстинктам? Не стоит, может плохо кончиться. Развернуться и уйти? Наврятли. Взяв ручку девушки ... в свою, даже не дрогнул. Да, она была холодной, но зато приятной и нежной. От Нины не веяло теплом, может так показаться другим людям, но Натаниэль. Мужчина видел в ней не только вампира, который убивает ради наслаждения, но и самого обычного человека. Ему не хотелось вредить девушке, точнее, как бы она сама себе не навредила. Они стояли так, что могли чувствовать дыхание друг друга. её дыхание не обжигало его кожу, наоборот. Остужало. - Если бы ты захотела, то убила бы давно. - Совсем тихо, так, чтобы могла услышать только Нина. Смотрел прямо в её глаза и пытался там найти что-нибудь, но всё тщетно. Пустота, возможная тьма. Слегка сжав её руку в своей, слегка наклонил голову на бок, вредная привычка. - Мне хочется побыть с тобой подольше. - Теперь и самое главное. Занавес ещё не опускает. Его губы медленно подкрались к губам вампирши, а затем и впились в них. Практически впились. Нежный поцелуй, в нём и присутствовали дольки страсти. Это естественно. Рядом обворожительная личность же. Ему хотелось насладиться этими секундами, этими сладкими губами.

Arana: Эмма, так представилась незнакомка, говорила ровным, спокойным голосом, такое чувство, что она рассказывала лекцию студентам. Или урок ученикам. Белая Королева. Да, по ней было видно, что это имя ей очень подходит. Именно так она держалась. Царственно и величественно. Не заискивающее, но крайне гордо. Такая явно не будет пресмыкаться и вымаливать прощение. - Кгх, мисс Телепат, - Аня не сдержалась от издевательских ноток в голосе. – Вам не говорили, что читать чужие мысли – это моветон? И нарушение границ личного пространства? О Магнето и Ксавье она слышала. Урывками из новостей, обрывками от Мигеля. А вот о школе Аня знала мало. Только то, что есть некое место, где все мутанты могут найти приют. И пониманием. «А может мне попробовать там прибиться? Терять уже нечего. Только что я скажу отцу?», - Арана покосилась в сторону Эммы. Вдруг та снова прочитает ее мысли? «Нужно спросить у Мигеля, как защищать свой разум от нежелательного вторжения», - сделала мысленно пометку в своем блокноте девушка. С мороженым было благополучно покончено, обертка плавно отправилась в урну. У Араны, как всегда разыгралось воображение и ей представилось, что в мусорку она выкинула и свое прошлое, теперь нужно начинать жить сначала.

Vampire By Night: – Поверь: если я захочу убить, и сбежать незамеченной, у меня это получится. Получалось уже столько раз... – Нина слабо, немного грустно усмехнулась, – Даже при очень-очень большом желании меня вряд ли найдут, – невинно пожала плечами девушка. Нужно всего-то перевоплотиться в белую арктическую волчицу на виду у всех людей, находящихся в парке – которых, к слову, со временем становилось всё больше и больше, что никак не могло радовать Прайс – и бежать, бежать, бежать. Бежать, что есть сил, бежать туда, куда глядят неестественно голубые печальные волчьи глаза. Что ни говори, но Вампиру нравилась эта её способность – оборотничество. Конечно, в полнолуние, когда не можешь держать себя в руках, это не так здорово и удобно, но в остальные дни – очень даже. И если раньше, как только Нина узнал о семейном оборотническом проклятии она проклинала весь мир, то потом, когда немного подросла, стала даже благодарить судьбу за такой чудесный дар, доступный лишь немногим в этом мире. Казалось бы, вампир и оборотень – вечные, непримиримые враги, ещё с давних времён, и ужиться вместе они уж точно никак не могут. Но, оказывается, могут. Причём уживаются они в миниатюрной хрупкой блондинке, по внешнему виду которой, уж точно, не скажешь, кто она такая. Ведь люди привыкли следовать стереотипам: если вампир, то обязательно должны быть красные глаза, клыки и боязнь солнца. Ничем из этого Прайс не обладала. Красными её глаза становились лишь при сильной жажде крови, – во время «питания» они были белыми – клыки появлялись лишь при необходимости, а солнца она и вовсе не боялась. Парадокс. – Я знаю, помню, – кивнула Вампир. Лев Толстой. В своё время Нина читала его произведения, даже зачитывалась некоторыми из них. Странные воспоминания из такого, казалось бы, близкого и в тоже время далёкого детства, учёбы в различных школах и пансионатах заставили девушку грустно улыбнуться. Несмотря ни на что, Прайс считала это время очень счастливым, светлым и радостным. Такого в её жизни уж точно больше никогда не будет. Вампир неглубоко, осторожно вздохнула, и поморщилась. «Слишком близко», – мысленно констатировала Нина, и хотела уже сделать несколько шагов назад, но... не сделала. – Мне кажется, у меня ещё есть время, – тихо произнесла девушка. «Много ли мне нужно времени на одно быстрое убийство одного человека?», – в мыслях добавила Прайс, но вслух этого произнести не решилась. «Нет!!», – мысленно кричала Вампир. Она хотела сопротивляться поцелую. Хотела оттолкнуть от себя Натаниэля, и... не смогла. Даже чётко сознавая всю опасность ситуации, всё равно не смогла. Или не так уж сильно и хотела? Нина и сама не знала ответа. Глаза девушки из небесно-голубых вдруг стали ярко-алыми, что явно не было хорошим знаком. Но этот поцелуй... Когда ты чувствуешь живого, горячего человека и кровь пульсирующую в нём. Так сложно было остановиться. – Лучше не нужно, – довольно резким, но всё равно таким же приятным и бархатистым голосом ответила Прайс, быстро отстранившись от Беннета, ладонью ткнув его в грудь и сделав шаг назад, – Ни к чему хорошему это не приведёт, – уверенно добавила Вампир, пытаясь спрятать взгляд, не смотреть в глаза Натаниэля. Глаза. Из кроваво-алых они по-тихоньку стали возвращаться к своему привычному небесному оттенку, сначала становясь фиолетовыми, а затем тёмно-синими. – Ты же прекрасно видишь кто я. Какая я. Я становлюсь просто дикой, бешеной, когда хочу крови, хочу убивать. В таком состоянии меня никто и ничто не остановит. В таком состоянии я даже своих близких готова убить. Держись от меня подальше, я прошу тебя. Так будет лучше не только для тебя и меня, но и для всех окружающих.

SkyPrison: Вообще ничего не может испугать самого Натаниэля, вот только одна вещь. Есть одна вещь, про неё не стоит говорить и раскрывать все карты перед читателями скажем так. Но, да ладно. Выделка может и стоит овчинки или наоборот, но мужчина боится той девушки, которая может его отвергнуть. Ведь быть отвергнутым или отодвинутым это не очень - то и приятно. Ты себя начинаешь чувствовать немного иначе. Мир теряет свои краски и прелести. Жизнь начинает протекать сквозь пальцы, и ты этого не замечаешь, ведь твоя душа и тело находится в неподвижной форме. В голове летает множество мыслей. Как так могло произойти, почему она так сделала, может я не слишком крут для неё и так далее. Множество вопросов, на которые действительно нужны ответы. Проблема есть и будет, её не решить одним ответом или заданными вопросом. На данном этапе Босс чувствовал себя немного неловко, ведь Нина, можно сказать, оттолкнула его, но не стоит отступать назад. Может и сделала шаг назад, зато может сделать два вперёд и ничего не бояться. Надо как-нибудь подкрепить свои будущие слова фактами, без фактов нет и реальности, а без реальности нет и реальных поступков, а без реальных поступков нет и чего - то дорогого тебе. - Я бессмертен. - Вот и всё, что требовалось сказать на этом этапе. Как это будет выглядеть, плевать. Хочет кусать, пускай. Хочет убить, не страшно, ведь всё равно не получится. Осушай сосуд, отрубай конечности, как говорится, я вечен и меня не убить. Расчленением может быть, хотя, и не уверен, задеть мозг, возможно, но лучше не предоставлять какие-либо варианты, держать в себе их стоит. - Всё равно, какая ты, ведь вреда не сможешь причинить мне. Укусишь, попьёшь и так далее. Делай, не страшно. А вот если подумать, то к хорошему может привести. Ты же сама знаешь и боишься одновременно, может мои первые слова, которые я произнёс недавно заставят тебя передумать и всё - таки отдаться в мои руки. - Слишком сильно было сказано, возможно, и резко, необдуманно. Сейчас говорил не сам рассудительный Натаниэль, а его вторая половина. Можно сказать, второй я, который жаждет не приключений, а отношений. Необычных. Мужчине нравится данная личность, интригующая, спокойная, но в, то, же время и буйная, страстная, опасная. Все эти качества в одном человеке, прелестно, иного не приходит на ум. - Если ты захочешь меня убить ... Слушай. В данный момент за нами следит множество людей, они тебя из - под земли достанут. Если ты захочешь убежать, если мы больше не увидимся, ты убежишь во благо мне, не стоит. Говорю сразу. Я найду тебя. - Он не мог успокоиться, в нём бушевало множество эмоций, они возродились на данный момент и так же быстро утихли. Охладились. Но не в том смысле, что желание видеть Нину пропало, нет, наоборот. Скрывать за маской свои истинные эмоций, это мастерство, но любой человек может прощупать своего собеседника. - Разлука убивает слабое чувство и разжигает сильную страсть, подобно тому, как ветер тушит свечи и раздувает костер. - Жаль, но такие слова говорил не дедушка Лев.

Vampire By Night: – Что ж, тем лучше для тебя, – стараясь сохранить как можно более безразличный и холодный вид ответила Нина. Бессмертие. Девушка была обречена быть бессмертной, никогда неумирающей ещё с самого своего рождения. Кровь. Как причудлива она бывает порой, какие шутки выкидывает, как издевается над людьми. Прайс с самого рождения – а, может, ещё и до своего рождения – была обречена. Обречена быть тем не контролирующим себя оборотнем, которым стала в своё время. Да, мы не выбираем свою семью, поэтому единственное, что оставалось Вампиру в данной ситуации – смириться. Смириться и научиться хоть как-то жить со своим даром и проклятьем одновременно. Когда Нина, укушенная вампиром, стала превращаться в такого же кровопийцу, а затем и превратилась до конца, ей казалось, что жизнь закончена, мир разрушен. Ведь иногда сложно было справиться и со своим оборотнем внутри, а тут придётся ещё и с кровожадным вампиром бороться, но прошло время, девушка свыклась, смирилась, научилась контролировать обоих своих жестоких вторых сущностей, и мир, казалось, снова стал прекрасным. Разумеется, насколько он может быть прекрасным для такой особы. Может быть, дело в том, что Прайс ещё совсем молода, и её бессмертное не изменяющееся тело не особо отличается от истинного возраста, но она никогда не задумывалась о бессмертии. Не задумывалась о том, что потеряла став вампиром, не жалела о том, что ей суждено жить вечно. Возможно, такие внутренние мучения у Вампира ещё впереди, но пока она лишь радуется тому, что ей доступно гораздо больше, чем многим другим людям. – Ха, отдаться в твои руки?! – откровенно возмутилась Нина, – С какой это стати?! – воскликнула девушка. Сказать, что она была в ярости и слова мужчины разозлили её – не сказать ничего. «”Отдаться в мои руки”», – мысленно передразнила Прайс. – Во-первых, ты знаешь меня без года неделю, и смеешь говорить мне такие слова?! Во-вторых, никогда и ни в чьи руки я не отдамся. Я – одна. И в-третьих: я ничего и никого не боюсь, это меня все бояться, – на слегка повышенных тонах, обильно жестикулируя высказалась Вампир, и облегчённо вздохнула. Обычно такие приливы эмоций не заканчиваются хорошо ни для неё, ни для окружающих. В этот раз, кажется, обошлось… впрочем, ещё не вечер. – Почему ты так уверен в этом? Да ты и половины моих возможностей не знаешь! Не знаешь и половины того, что я могу!! – с явной усмешкой махнула рукой Нина. – А ты, оказывается, такой романтик! – саркастически воскликнула девушка, в ответ на последние слова Натаниэля.

White Queen: - Ох, Аня, чего мне только не говорили за всю мою жизнь! - небрежно махнула рукой Эмма, и звонко расхохоталась, стараясь не обращать внимания на легкий издевательский тон девушки. Белую Королеву, и правда, никогда особо не мучали угрызения совести по поводу использования телепатических способностей и нарушения личного пространства людей. Ну, может быть, в самом начале она и думала об этом, но так уж устроены все женщины семьи Фрост - стервы. Некоторые в большей степени, некоторые в меньшей, но это есть у всех их. Возможно, в Королеве эта черта характера даже выражается больше, чем у остальных, расцветая пышным, буйным цветом. Грэйс еще тогда, в раннем подростковом возрасте очень ловко подметила, что необычный дар можно использовать во время всех контрольных и тестов, читая мысли отличников, что же до головных болей, которые мучали тогда юную мутантку... Ну, так их можно и потерпеть, ради таких возможностей. - Но ведь сейчас речь не обо мне, а о тебе, - спокойно добавила Эмма, - Моя жизнь уже более-менее определена и устроена, в отличии от твоей, - выразительно вскинув брови произнесла Белая Королева. «И с какой это стати я так забочусь о ней? Ведь обычная девчонка - не хуже и не лучше остальных - таких тысячи!!», - мысленно пыталась переубедить саму себя Фрост. Возможно, она не хотела признаваться самой себе в этом, но Королева, без сомнения, ощущала силу, мощь Араны, подсознательно понимала, что из нее может выйти прекрасный человек и отличный мутант. - В общем, если ты не хочешь, заставлять тебя я не имею ни права, ни желания, - пожала плечами Грэйс. Да, она уже знала, что Аня согласится, пойдет вслед за ней, а, значит, уговаривать ее, упрашивать и унижаться уже нет никакого смысла, - Идем. Возможно, больше такой шанс тебе не предоставится, и потом ты будешь жалеть об этом, - Эмма встала со скамейки, и, пожождав Арану, вместе с ней пошла в сторону школы. Далее: Ворота 0.2

SkyPrison: Издеваться? Да ладно вам, ведь просто так нельзя такого делать. Людишки, вампиры. Они ничем не отличались, внешне лишь, а так всегда были такими же, чёрствыми и безжизненными. Натаниэль посмотрел на девушку и решил развернулся на 180 радусов, после чего и направился к выходу из парка, ибо ему не было смысла больше здесь находится, хотелось сходить ещё в кафе. Немного посидеть и выпить кофе, а потом вновь возвратиться в свою воздушную тюрьму. Кстати да, его любимый жест последует сейчас. Рука спокойно приподнялась в воздух, совсем слегка, может на уровне головы осталась. И всё. На этом можно было и заканчивать. Убрав руки обратно в карманы, спокойно пошёл дальше. Ему не хотелось ничего говорить. Обиделся? Возможно. Ну что тут поделаешь, да ничего. Есть те, которые просто не могут устоять перед правдой, а есть и те, которым правду расскажешь и они чуть ли не смеются в истерике, чуть ли не сходят с ума. Просто те. Просто они дураки и всё тут. Ему не совсем хотелось думать в данный момент, да и самочувствие немного ухудшилось. Нужно было осушить парочку бокалов белого вина, точнее, сухого. Во. А как может вино быть сухим? Вот это вопрос. - Удачи, Нина. - Спокойно произнёс, медленно обходя преграды в виде простых, мирных жителей. сорри. выжал всё, что только смог. устал как собака. прошу простить за столь малый пост.

Vampire By Night: – Беги-беги, – очень тихо, сквозь зубы процедила Нина себе под нос, – Далеко, всё равно не убежишь, если я захочу догнать, – также тихо добавила девушка и хмыкнула, скрестив руки на груди. Честно говоря, Прайс и сама не знала как ей хочется поступить в данный момент: броситься бежать вслед за Натаниэлем и извиниться? Или наговорить грубостей? Может, просто не обращать внимания, забыть об этой встрече, и жить так, словно никогда ничего этого и не было? Вампир глубоко вдохнула и выдохнула несколько раз, затем осмотрелась вокруг, и, резко подавшись вперёд, встала со скамейки, на которой сидела. Решение к Нине пришло само собой: совершенно спонтанно, непроизвольно и неожиданно, а значит, оттого очень естественно и натурально. Хотела ли она пойти за Беннетом, не отпустить его просто так? Наверное, всё-таки, да, ведь иначе девушка не поступила бы так, как поступила. – Подожди, – немного нервно произнесла Прайс, как будто всё ещё злясь на себя за принятое решение, – Подожди, – повторила Вампир, поравнявшись с мужчиной, который уже успел удалиться от неё на несколько метров, – Я... не хочу, чтобы ты уходил просто так, – выдавила из себя Нина. Ей всегда было очень непросто говорить такие слова – признаваться в том, что она хочет видеть человека рядом, поэтому это вполне можно назвать настоящим историческим моментом, – Ты один из немногих людей, которые знают об одном из моих маленьких секретов, поэтому... было бы глупо отпускать тебя просто так, да ещё и живым, – мягко усмехнулась девушка, – И знаешь... извини меня за то, что я там тебе наговорила до этого. Это было просто самозащита, – улыбнулась Прайс, пожав плечами.

SkyPrison: А ведь бывают и прекрасные моменты в жизни, только их могут испортить. Не в этот раз. Мужчине всё - таки было приятно то, что за ним пошла Нина, да ещё и извинилась, что было весьма не к месту. Она не виновата, он мог понять её чувства и то, что лучше не стоит шутить на такие темы. Правда ему хотелось поддаться ещё вперёд, пришлось остановиться и не делать поспешных выводов. Его взгляд вновь обратился на девушку. На лице всё так же была мягкая улыбка, согревающая. Не стоит ничего говорить, не надо вообще извиняться, Натаниэль не любил этого, когда девушка извиняется, она не провинилась. Вздохнув, засунул руки в карманы и склонил голову на бок. Так было намного лучше смотреть, да и старая привычка даёт о себе знать. - Отпускать живым? Можешь убить, превратить. Мои секрет тебе известен, хотя какой это секрет. - Сам усмехнулся над своими словами. А правда же, какой это может быть секрет, если половина его экипажа, если не вся ... знает о его способностях, поэтому никто не бунтует и даже не покушается на его жизнь, ведь это просто бесполезно. Трата времени и сил, умственных способностей и прочего. - Дивная улыбка, если бы почаще улыбалась, то люди потянулись к тебе. Не надо применять гипноз или там ещё какие - то штучки - дрючки. Будь собой. - Говорил спокойно, хотел даже процитировать одного писателя, но не стал этого делать. Не время для цитат и нравоучений. - Я тоже не хотел бы потерять тебя. И что же нам теперь делать? - Они были похожи на тех, кто расстанется и всё равно сойдётся. Может такова судьба или таков злой рок, готовый погубить обоих. Если уж суждено исчезнуть, то только рядом с той, которой собираешься отдать своё сердце, никак не иначе. Говорят и так, что у вампиров нет сердец, просто бред сивой лошадки. Сердца есть, а вот страсти для разжигания огня, увы, нет.

Vampire By Night: – Превратить? – Нина удивлённо вскинула изящные брови, – Какой для тебя смысл в превращении? Ведь ты и так уже бессмертен! – немного недоуменно произнесла девушка. И правда, какой? Ведь одно из главных преимуществ того, что ты – вампир, именно вечная жизнь. Жизнь, в которой ты можешь испробовать всё, что тебе только хочется, не опасаясь того, что на остальные любимые занятия времени уже не останется. Конечно, не только бессмертие, ведь благодаря гипнозу есть ещё и неземная привлекательность, идеальное тело делает тебя ловким, быстрым и сильным. Да, без сомнения, плюсы есть и в этом существовании. Но ведь есть и минусы. И самый главный из них – необходимость убивать людей ради пропитания, пусть даже и злодеев и негодяев, как это всегда делала Прайс. Конечно, времени на выслеживание это занимает несравнимо дольше, но так Вампир может хотя бы немного успокоить свою совесть. А совесть у неё всегда была – пусть и спрятанная за семью печатями – даже несмотря, на, казалось бы, горючую смесь вампира и оборотня. – Думаю, людям всё-таки, лучше не тянуться ко мне, и держаться как можно дальше, даже несмотря на то, что чаще всего я держу себя в руках в их присутствии, – Нина тряхнула светлыми волосами и тяжело выдохнула. Да, вне всяких сомнений, девушка умела держать себя в руках – без этого умения она бы уже давно пропала в мире, населённом людьми. Но всё-таки Вампир предпочитала не сближаться с людьми, мутантами или кем там ещё... Это опасно. Опасно в первую очередь для них всех. И дело даже не в глубоком благородстве Нины, просто это – опасно. Во-первых, так она и саму себя подставит под удар. Ну, что подумают люди, увидев ярко-алые глаза и острые клыки? Явно ничего хорошего. Разумеется, сбежать из тюрьмы или какой-нибудь лаборатории не составит много труда, но кому нужны эти проблемы, если можно жить просто так? Тихо, мирно, спокойно, убивая негодяев, становясь оборотнем в ночь полнолуния. Девушка уже так сжилась со всем этим, что о другой жизни, казалось, даже думать перестала. – Ты считаешь, что с этим нужно что-то делать? – спросила Прайс, – Зачем? Для чего?

SkyPrison: - Бессмертие понятие растяжимое. Это не значит, что ты будешь жить вечно и не стареть, а можно и значит. - Натаниэль потерялся в своих мечтах, целях и нуждах. Ему сейчас было очень тяжело думать над чем - то, особенно рядом с Ниной, ибо он был готов потерять разум и сделать то, в общем, просто пойти на необдуманные действия, скажем так. Его жизнь никогда не была цветной, чёрно - белой, как и старые фильмы, в которых никогда и ничего не кончалось хорошо. Столько надо всего сделать и куда сходить, не хочется двигаться с места и даже думать над всеми вопросами, возникшими у него в голове. Как же тяжело, почему никогда и ничего не бывает просто? Почему простые вещи, сложные, сложные и так сложные. Проклятый мир с его обитателями. Они прокляты. Вечная тьма, войны и недоразумения. Сейчас стоял один вопрос, который мучил мужчину. - Сколько же тебе лет? - Отклонение от главного вопроса. Что с этим делать? Смотря с чем. Натаниэль имел в виду их. Куда бежать? Где скрыться? Хочет быть всегда рядом с ней. С ней можно быть счастливым, не со смертными. Они умирают, слишком быстро даже не успеешь и глазом моргнуть. Никто не знает, никто не даст ответа и не объяснит, что это может кончиться не совсем хорошо для обоих сторон. Посмотрев на девушку, оценивающим взглядом, слегка мотнул головой и улыбнулся вновь. С ней всегда и всё будет в порядке, такая мысль была, но не успела дойти до верхушки айсберга, как растаяла и спустилась по водосточной трубе в бездну неизвестности. - Улыбнись. - Одно слово. Больше не хотелось и вправду ничего говорить. Его холодное сердце должно было согреться при помощи её мягкой улыбки. Когда вы в последний раз видели, чтобы вампиры вам улыбались? Думаю никогда. Ведь вампир может и улыбнётся тогда, когда ваши очи сомкнуться и не смогут более разомкнуться. Только такое возможно и другое не рассматривается. Рука Беннета потянулась к руке Нины, может там и нет тепла, но для него есть. Даже в холоде можно найти то тепло, которое сможет согреть тебя и успокоить в нужное время. Может, влюбился?

Black Tarantula: Начало игры. BMW. Марка для тех, кто любит практичность и уверенность. Уверенность не только в машине, но и в себе. Отличная немецкая сборка, разумеется слегка потрёпанная при доставке в контейнере с картофелем на американский материк, позволяли водителю чувствовать абсолютный контроль над машиной, над дорогой, над собой. Тихо и плавно или мощно и быстро. Эта машина была мягкой и настойчивой, как питон. Или как алигатор, настигающий жертву. Чёрный цвет делал авто менее заметным в ночи, а тонированые стёкла делали находящихся внутри абсолютно невидными. - Интересно - насколько она изменилась с момента нашей последней встречи? Может набрала в весе, или наоборот, подхватила какую-нибудь болезнь, и сейчас тощая как рыбья кость? Даже не представляю. Хотя по правде говоря, я смутно помню её. Единственное что запомнилось, так это её безэмоциональность. Просто ходячая, разговаривающая кукла. Апарат по списыванию информации с дешёвой программой человечности. До сих пор не понимаю, как мне удалось затащить её в постель. И зачем я это сделал? Может... что бы очередной раз доказать себе, что Марианна не единственная. И что, доказал? Хе... Карлос затушил сигарету о ладонь, что бы отвлечся от мыслей, которые зарёкся допускать в свою голову. Скинув окурок в пепельницу встроенную в дверную ручку автомобиля, Карлос обратился к водителю. - Ну что? Видишь её? Их авто находилось прямо напротив главного входа в парк. В переулке через дорогу. - Нет босс. Зато видимо сейчас придётся дать на лапу. - Водитель кивнул в сторону подходящего к автомобилю патрульного. - Мне с ним расчесать? - Не надо, я сам. Следи за входом. Произнося эти слова, Карлос сам следил за входом, выжидая появление Лександры. - Всё таки она была из тех, в ком я искал утешения. И вот сейчас я ей воспользуюсь, так как знаю, что она ещё что-то ко мне испытывавет. Откуда я знаю? Просто чувствую. Но ничего Лекс. Я расплачусь сполна. Да и может на самом деле ты давно меня забыла, и вообще не придёшь. Хотя нет... Ты не могла забыть и тем более не можешь не прийти. Я помню что между нами мелькало нечто более чем влечение, но к счастью я не увлёкся тобой... Раздумья Карлоса прервались вежливым постукиванием полицейской дубинки о лобовое стекло со стороны водителя. Сам же водитель послушно сидел в своём сиденье, пока Карлос открывал дверь и выходил из машины. - Какие-то проблемы, офицер? - Не закрывая дверь, Карлос сложил руки на крыше автомобиля, и глядел на офицера. Аргентинец сразу понял, что с этим полицейским будет не против. Штамп честности прямо выпирал из офицера. - Ваше авто стоит в неположенном месте. - Да ну? Серьёзно что-ли? - Показал изумление Карлос, и отошёл от двери, захлопывая её. - Значит так. Я выписываю вам штраф, и вы должны будете отогнать своё авто в автопарк. - Говорил полицейский доставая штрафной блокнотик и ручку. - Нет офицер. Послушайте меня. - Карлос медленно подходил к полицейскому, сложив ладони домиком, на уровне груди. - Я даю вам вот это. - Карлос неспеша и неприглядно вытянул из кармана двухсотдолларовую купюру. - Что бы вы тихонько ушли, забрав ваши квитанции. Мы пробудем здесь ещё двадцать минут, исчезнем. - Это попытка дать... - Заткнись, я не окончил! - Резко отрезал Ла Муерте, глядя на офицера, мол, лучше не перечь мне, сынок, иначе худо будет. - Иначе мне придётся оступить с тобой куда хуже. И поверь, никому, кроме грифов-падальщиков, этот вариант не понравится. Скажи, я похож на человека, который бы шутил с тобой? - Вот теперь я вас арестую! - Полицейский потянулся за табельным пистолетом, но не успел выхватить оружие, так как Карлос одним молниеносным хуком рукой, в которой держал купюру, вырубил полицейского, и подхватил его. Ну что за люди? Нет, что бы взять денежку и уйти по своим делам..? Действие происходило в переулке, поэтому акта нападения не заметил никто. Карлос оттащил обмякшее тело к багажнику, и поддерживая полицейского одной рукой, второй открыл дверцу багажного отсека, и запихал туда тело, после чего захлопнул багажник и сел обратно на своё место. - Отличный удар босс. - Оклемается через полчаса. - Ответил Тарантул, рассматривая успевший зажить кулак. После такого удара, кожа на костяшках пальцев покрывается синяками даже у профессионального бойца муай-тай. Но не у Карлоса. Тарантул знал с какой силой нужно ударить что бы отрубить человека на час, на два, на полчаса, или вообще убить. - То не она, босс? - Водитель указал пальцем на девушку, по описанию Карлоса похожившую на Лександру. Оторвав взгляд от руки, Карлос стал всматриватся в фигуру девушки через дорогу. - Ну здравствуй, Лекс. - Лицо Карлоса исказилось довольной ухмылкой. - Я знал, что ты придёшь. - Иди и приведи её сюда. Посади её на заднее сидение, и сам подожди снаружи, пока не позову. Водитель молча послушался, не желая ничего говорить, так как кривое слово, и начальник мог жестоко наказать. - Иди за мной. - Произнёс водитель приблизившись к девушке, и отвёл её в переулок напротив входа, где их ждал чёрный BMW. Они подошли к задней двери со стороны штурманского места. Мужчина вежливо открыл дверь, и когда Лександра забралась на удобное заднее сидение оббитое кожей, мягко захлопнул за ней дверь. - Здравствуй Лександра. - Всё так же улыбаясь произнёс Карлос, повернув зеркало заднего вида так, что бы видеть сидящую сзади девушку. При этом, она могла видеть в зеркале только чёрные как маслины глаза Тарантула. - Ты почти не изменилась с момента нашей последней встречи. За это следует отдать тебе должное. - Уважительно покивав, не без доли юмора. - Зачем я тебя позвал. Мне нужны твои связи в ФБР. Точнее информация о некоторых людях. Ты знаешь, что я - в долгу не останусь.

LSandra: ____________Съемная квартира LSandra____________ Вечер. Лекс посмотрела на часы в прихожей, которые показывали половину восьмого. - Хм, пора...Интересно, заметит ли он, что я изменилась, а может быть я еще не так сильно изменилась, ай, ладно. Леншер подошла к ключнице и долго всматривалась, размышляя, как лучше ехать. Выбрав все же ключи от новенького маскл-байка и поняв, что одета не подобающе, она вернулась в основную комнату и принялась рыться в шкафу. В итоге выбор был таков - драные и протертые темно-синие джинсы, белая майка, кожаная куртка-болеро, кожаные перчатки с обрезанными пальцами, сапоги на стандартном 12-ти сантиметровом каблуке. Лекс взглянула на себя. - Ну вот так мне будет удобно, ах чуть не забыла, - девушка подбежала к журнальному столику и схватила мирно лежащий ремень-кобуру для Кольтов, прикрепив его на поясе и вложив в кобуру с права и слева свое любимое оружие, девушка вновь взглянула в зеркало, - ну теперь точно все. Кивнув сама себе, Леншер выбежала в прихожую, схватила ключи от байка и быстренько покинула свою квартиру. Почему быстренько?Время то поджимает, квартира Лександры находилась в одном из спальных районов, довольно далеко от центрального парка. Наконец, оседлав железного коня, Лекс вспомнила, что забыла свои очки. Эта милая девушка ненавидела шлемы, поэтому она воспользовалась своим положением агента ФБР, чтоб выписать маленькое такое разрешение, по которому она может ездить на маскл-байке, с государственным номером *****, без защиты, то есть без шлема. - Очки! - сказала ЭльСандра вытянув правую руку, в ладошке стала появляться черная дымка, а через пару секунд - те самые желтые очки, - Хех, иногда я даже люблю эту силу. - усмехнулась Лекс, одевая очки. Пока она ехала к месту встречи, из головы не шел один вопрос - Что ему от меня понадобилось?Секс?Не думаю... Хотя...нет, исключено. Хм...Зная его эгоистичную натуру, скорее всего ему нужен дар ЭльСандры, хех, всем он нужен, всем?Кроме меня...Эх... Лександра всегда говорила о своей силе в третьем лице, прозвище - ЭльСандра, было взято от её троюродной прапра....бабушки, которая так же обладала силой психометрии, её звали Сандра Леншер. Лекс знала историю и её беспокоило то, что она знала - Сандра Леншер через 15 лет, после того как открыла в себе дар психометрии, сошла с ума и убила себя. Повторять судьбу этого предка, Лекс, не жаждала, поэтому она и отказалась когда-то от эмоций и чувств, тем самых сковывая "впитанных". Но жизнь без эмоций - не жизнь. Не так давно Лекс познакомилась с Андреем Сотниковым, который дал девушке отличный совет о том, как можно "их" сдерживать. Благодаря этому, Лександра стала, в некотором плане, собой, обрела хоть какие-то чувства и уж точно чего она больше не хотела делать, дак это пользоваться своим даром знаний. Как это не смешно, но она даже боялась лишний раз открывать кладовую разума. Да...Если ему нужна сила ЭльСандры, придется его расстроить. И вот она уже не далеко от парка, но подъезжать к воротам она не стала. Девушка остановилась за углом и просто наблюдала. Недалеко от ворот стояла машина марки БМВ, она привлекла её внимание, потому что Лекс знала, что Карлос ценит комфорт и шик, возможно это его машина. Леншер посмотрела на КПК было уже 5 минут девятого. Затем взгляд девушки привлек патрульный полицейский, что подошел к БМВ. Через некоторое время из машины вышел человек. - Карлос! - радостно сказала девушка, но решила пока не подходить, она дождется ухода патрульно и только тогда подойдет. К сожалению, сцена с уходом патрульного оказалась не та, что представила себе девушка. - Да уж, совсем не изменился, хорошо, что они не знакомы с Эриком. Когда Карлос вернулся на свое место, Лекс слезла с байка и направилась к машине. На встречу ей из двери водительского сидения вышел амбал, который, как любой другой амбал, тупо сказал - Иди за мной. Но все же она последовала за ним, не упираться ведь, сама пришла. - Здравствуй Лександра. - донесся до боли знакомый голос с переднего сиденья. - Здравствуй, Карлос... Тебя мама не учила, что разговаривать сидя спиной к собеседнику не прилично!? - возмущенно спросила Лекс. - Ты почти не изменилась с момента нашей последней встречи. За это следует отдать тебе должное. - после этих слов, девушка даже расстроилась. - Не заметил...Значит, ему вправду нужна моя сила... - Давай к сути, я так понимаю пригласил ты меня не потому, что соскучился, я жду ответа. Хотя, конечно, я могу сама взять его, но знаешь нет настроения. - уже с нотками ярости в голосе говорила Лександра скрестив руки на груди. - Оу, да, кстати, у тебя есть ровно столько времени, на сколько ты вырубил этого беднягу полицейского, после ты откроешь мне багажник и он мирно и тихо уйдет, на своих ногах. - Зачем я тебя позвал. Мне нужны твои связи в ФБР. Точнее информация о некоторых людях. Ты знаешь, что я - в долгу не останусь. - Ха-ха-ха-ха-ха. Ты ведь знаешь, деньги меня не интересуют, я помогу тебе лишь в том случае, если сама этого захочу. Дак кто тебе нужен конкретно, скажи, может и помогу. После этого девушка облокотилась на правый локоть и переместившись из вертикального в горизонтальное положение, стала рассматривать свой маникюр.

Black Tarantula: - Всё так же зазнаётся. - Улыбнулся про себя аргентинец, слега приоткрывая своё окно. Он достал из внутреннего кармана пачку сигарет, и вытянув сигарету, протянул её Лександре, не поворачиваясь даже на пол оборота. Заметив в зеркале заднего вида явный отказ, хмыкнул, мол, как пожалешь, и сам подкурил эту же сигарету, спрятав пачку обратно. И вдруг он вспомнил о том, что Лександра не переносила табачный дым, и нажав на кнопку в двери водителя, открыл окно с её стороны. - Как захочешь говоришь? - Раздумчиво произнёс Карлос, выпуская дым изо рта. - А разве я говорю о деньгах, Лекс? Я знаю, что деньги для тебя не главное. Деньги есть у многих. Так же как и проблемы. Вот только не каждый может их решить, а я, могу тебе это устроить. Либо же... - Аргентинец усмехнулся самому себе, так как пытался подкупить человека знающего всё, и пытался играть на их прошлых чувствах. О которых он совсем не забыл. Были те девушки, о которых он забывал сразу же на следующий день. Но были и такие, о которых он будет помнить ещё долго. Свпомнить только их первое знакомство на улице... Затем, казалось бы, милое приглашение пройтись, затем ненавязчивые посиделки в кафе, разговорчики о том о сём, Карлос видимо чем то зацепил Эльсандру, раз она согласилась не только провести с ним время, но и поехать с ним к ней домой. Затем... - Либо же, скажи свои условия. - Закончил Тарантул, и откинулся на спинку кресла. Он ничего не мог предположить, из того, что она может захотеть. Не дав Лекс заговорить, аргентинец произнёс. - Что бы твоя цена была разумной и соответствовала по размерам моей просьбе, я сначала скажу, зачем я тебя позвал спустя... время. Мне нужно, что бы ты разузнала место проживания около сотни людей, страдающих синдромом саванта. Проще говоря - мне нужно знать местонахождение сотни савантов. В любых точках мира, плевать. Зачем мне это нужно - тебе знать не обязательно. Ах да. Впридачу, я отпущу того идиота в багажнике. Итак Лекс. предоставишь ли ты мне эти сведения, и что ты хочешь за них взамен? - Произнёс Карлос затушив сигарету в пепельнице, и повернувшись к девушке лицом. - А я был не прав... Что-то в ней действительно изменилось... - Взглянув на девушку уже более внимательно и цело. Ему нравилась Лександра, и даже если она ему откажет, он не станет ей угрожать или просить второй раз. Просто отпустит. Но без того нещасного патрульного, сцену с которым она успела заметить. И вдруг в голове раздался чей то отдалённо знакомый голос. Он принадлежал какой-то женщине, которая явно знала его. В первый миг Карлос посчитал, что с ним заговорила Лекс с помощью телепатии, но то, что голос был явно не её откинуло эту мимолётную версию. Впрочем, когда голос закончил говорить, Карлос резко осознал кому он принадлежал. Ну конечно! Эти колкие нотки в интонации. Эта манера строить предложения и обращения, манера подбирать слова. Да и само обращение - наглое и дерзкое. - Серси. Разумеется. Чего ты хочешь? - Коротко подумал Тарантул обращаясь к экстерналу. Сейчас он не мог отвлекатся на телепатические сеансы с бывшими сотрудницами, даже если они были мутантами-экстерналами, как Гидеон. Хотя с Гидеоном бы Карлос переговорил в этом случае. Ответив Сильвии, Карлос абсолютно сосредоточился на Лекс.

LSandra: - А разве я говорю о деньгах, Лекс? Я знаю, что деньги для тебя не главное. Деньги есть у многих. Так же как и проблемы. Вот только не каждый может их решить, а я, могу тебе это устроить. Либо же... - Хех, Карлос, родной, что ты знаешь о моих проблемах? К сожалению, мой сладкий, ни ты ни кто либо еще не способен решить моих проблем... - с очевидной досадой произнесла Лекс. Да, у девушки были проблемы, но они больше касались её сил и проклятия, а ни то ни другое не подвластно никому, хотя нет, последнее подвластно Люциферу, старейшине клана Леншеров, и её сестре. После того, как Лександра, вновь обрела чувства, она все чаще чувствовала себя никчемной, никому не нужной... Она знала, что "обещанная сестра" была Лара-Алиса, а от сюда следует, что у неё никогда не будет семьи, своей личной семьи, детей и прочих мелочей жизни. Конечно, с одной стороны это мало заботило девушку, но все же, в те редкие минуты, когда она была честна сама перед собой, приходило осознание того, что это просто необходимо. В принципе, у неё всегда был любовник, которого она могла бы попросить, создать фиктивную семью, так сказать для игры в жену и мужа. Но опять же, Эрик, был довольно видным мужчиной, рано или поздно, он встретил бы девушку и тогда Лекс, снова останется одна, даже на бумагах. Все, что нужно было людям от Лекс - её сила, сила ЭльСандры, не более. И вот сейчас, Карлос просит её об одолжении и снова, не саму Лекс, а ЭльСандру, да пусть даже не об одолжении, а о работе на него за определенную плату, но все же он просит не её, он просит ЭльСандру. Это причиняло девушки некоторые душевные переживания, которые она, пока, не могла распознать. Конечно, откуда ей знать о такой простой вещи, как чувства, ведь она уже и позабыла, что это. Чувства, не возможно описать, вписать в программу, хотя можно обыграть, чем и занималась Лекс на протяжении семи лет. Услышав слова Карлоса о савантах, девушка встрепенулась и обратила внимание на аргентинца. - Саванты!? - переспросила Лекс, - Зачем тебе эти бедняги, что бесплатных гениев захотелось? А если еще и с синдромом аутизама, так вообще здорово будет, не так ли? - с усмешкой спросила, - что ты задумал, Карлос? Но подумай, перед тем, как отвечать на этот вопрос, потому как от твоего ответа зависит размер моей платы, за работу. Это не значит, что я согласна, но и не значит, что я против. - В придачу, я отпущу того идиота в багажнике. Эти слова, искрение рассмешили Лекс, Карлос, никогда не видел, как она смеялась, да и вообще никто не мог представить, как это видеть радостную Лекс, обычно она была слишком хладнокровна ко всему, поэтому было интересно узнать его реакцию на это. - Ахаха, мой милый тарантул, - начала Лекс, переходя в вертикальное положения и передвигаясь ближе к Карлосу, - в память о том, что между нами было, я пропущу мимо ушей твои слова, - девушка аккуратно взяла левую руку Аргентинца, передвинулась еще ближе,положила его кисть, на один из кольтов и еле шепча, томным голосом, тихо сказала Карлосу на ушко, - мои помощники всегда рядом, а ты знаешь, как я владею этими крохами, - Лекс легонько лизнула мочку уха Карлоса и снова упала на заднее сиденье. - Патрульный уйдет на своих ногах, целый и не невредимый и это не обсуждается. - Утвердительно сказала Лекс, вновь отвернувшись к окну и ожидая, когда Карлос, поведает ей, что все он намерен делать с савантами.

Black Tarantula: - Делать вид, что я безумно соскучилась было бы слишком очевидной ложью. Хотя... - медленно протянула. - Я сейчас в Нью-Йорке и мне невыносимо тоскливо без былых деньков. Вот и стало интересно, где ты и развлекаешься ли по прежнему. - Обратись ко мне через пятнадцать минут. На этом связсь с Вечной прекратилась. Карлос надеялся, что она не обратится к нему и через пятнадцать условленных минут, так как не хотел больше иметь дел с этой... с ней. В прошлый раз она умудрилась бросить Карлоса в самый ответственный момент, и особого доверя теперь к ней тот не испывал. Хотя польза от неё была бы огромна. Карлос снова сел нормально, откинувшись затылком на спинку сидения. - Да, захотелось создать нечто гениальное. - Решил отшутится аргентинец с абсолютно серьёзным, хоть и знал, что было абсолютно не смешно. - Я ведь сказал, что тебе не следует знать зачем они мне. Понимаешь, bella, если я говорю, что чего-то не следует делать, то так оно и есть на самом деле. - Убедительно произнёс Карлос. и пусть это звучало скорее как угроза, он знал, что Лекс даже не обратит на интонацию внимание. И почему я постоянно сотрудничаю с теми, кого нельзя припугнуть? - Ахаха, мой милый Тарантул, в память о том, что между нами было, я пропущу мимо ушей твои слова. - И Лекс схватила Карлоса за руку разворачивая к себе. Ладонь аргентинца нащупала рукоять пистолета. Кольт, если память не подводит. - Мои помощники всегда рядом, а ты знаешь, как я владею этими крохами. - Она была так близко, что было трудно удержатся. Её тёплый язык прошёлся по мочке уха Карлоса. Впитала?! Нельзя было допустить того, что бы Лександра вновь впитала память Карлоса. - Патрульный уйдет на своих ногах, целый и не невредимый и это не обсуждается. Девушка отпустила Карлоса, когда тот не раздумываая, без единого звука повалил девушку на заднее сидение одной рукой, и прижал её руки к сидению, нависая над ней. Лицом к лицу. Она была в перчатках и ей было не вырватся. Да и зачем ей вырыватся? Ла Муэртэ смотрел прямо ей в глаза, от окторых его разделяло всего несколько сантиметров. В ней действительно что-то поменялось. Но что..? - Ты забыла... Ты забыла, что я всегда решаю как поступить. - Проклятье! Как же мне хочется тебя взять! Даже прикосновнеия её губ, ощущение мягкости, тепла и эмоций на кончике её языка казались не такими как раньше. Нет, не в корни. Просто было в этом нечто... новое. Будто в твой любимый коктейль добавили новый ингридиент, и ты не можешь разобрать хорошо это или плохо, так как пока не привык к новому вкусу. Карлос оторвался и на несколько мгновений застыл прикрыв глаза, будто аспробывая послевкусие вина. Даже если она его впитала, Карлосу было плевать. Лекс была не из тех, кто решил бы занятся шантажом. Особенно шантажом его - Карлоса Ла Муэртэ. И Лекс была достаточно умной, что бы не лезть в то, что узнала. И заодно с этой впиткой, если разумеется она произошла, чего всё таки Тарнтул не желал, Лекс получит ответы на свои вопросы. - Я отпускаю идиота, ты мне помогаешь и получаешь что-нибудь взамен. - Продолжая нависать прямо над ней произнёс Карлос. Он решил ничего не говорить девушке о том, что чувствует в ней нечто новое. Решил не спрашивать. Пока.

LSandra: - Я ведь сказал, что тебе не следует знать зачем они мне. Понимаешь, bella, если я говорю, что чего-то не следует делать, то так оно и есть на самом деле. Когда Карлос говорил так, будто хотел припугнуть её, это даже как-то заводило девушку. Неожиданно Карлос повалил Лекс на заднее сиденье, о этого сексуальное напряжение все больше возрастало, она чувствовала его, очень хорошо чувствовала. - Ты забыла... Ты забыла, что я всегда решаю как поступить. - о, как он это сказал, Лекс куштавала каждое слово, каждую секунду, что она испытывала такие сильные чувства. Страсть, пожалуй, как и ненависть, может за дурманить, вопрос в том, сможешь ли ты очнуться от этого дурмана. - Нет, я ничего не забываю... - томным голосом, тяжело дыша ответила Лекс, она думала, что вот вот, еще немного и она сорвется и поддастся своим эмоциям, в ней сейчас находились две личности - Карлос и она сама, все остальные, слава богу были под крепким замком кладовой, загнать личность Карлоса в кладовую, представлялось возможным лишь в более спокойной обстановке, а значит, сейчас она не будет рисковать и открывать этот "файл". Хватило в её жизни эпилептических приступов от любимой силушки. - Я отпускаю идиота, ты мне помогаешь и получаешь что-нибудь взамен. - с этими словами Лекс тяжело вздохнула. - Отпусти, - тихо сказала она, Карлос, отпустил Лекс и она уселась рядом с ним, - То, что мне на самом деле нужно, ты...ты не сможешь это дать, да и не подходишь ты на эту роль, мне ничего от тебя не нужно. - с досадой ответила девушка и уставилась в окно. Внезапно, Лекс почувствовала напряжение, она повернулась к Тарантулу он так же спокойно сидел, уставившись в противоположное окно, но это чувство не покидало девушку. -Аааа, это наверно личность Карлоса, ну чтож, если войти в транс, то думаю от одной личности мне плохо не станет... Девушка села прямо, закрыла глаза, а затем три глубоких вздоха и... - Аа! - воскликнула ЭльСандра, прижимая запястье к лицу и слегка постанывая от боли, как ни странно, но боль была невыносима, возможно это было всего лишь последствие психометрического транса. Затем девушка подняла руку перед собой, её глаза округлились и она увидела, как на запястье вырисовывается татуировка, компас, а после надпись - Найди 50 савантов! Лишь на долю секунды взглянув, Лекс решила покинуть транс, она зажала голову руками и опустилась к коленкам, слегка покачиваясь. Через пару секунд, девушка откинулась на сиденье. Немного отдышавшись, Леншер повернулась к Карлосу. - Господи, Карлос...Ну почему ты такой, - с явным сожалением говорила девушка поглаживая щеку Тарнтула, - я помогу тебе.

Black Tarantula: - Да что же тебе нужно? - Не выдержал Карлос садясь на сидение. - Муж?! Аргентинец уставился в окно. Насколько он понимал, то сделка не состится, и придётся всё же выходить на контакт с новым источником, а Лекс отпустить восвояси, хоть как бы и не хотелось этого делать. Какая-то связь между ними существовала, и здесь явно виной были не только их прошлые отношения. Скорее всего, здесь имело большее значение то, что Лександра впитывала Карлоса. Постоянно. - Я больше тебя не задерживаю. - Произнёс Карлос глядя через окно на кирпичную стену. Но вдруг, Лександра вскрикнула от боли, заставив Карлоса резко посмотрет ьв её сторону, чувствуя надобность помочь ей. Девушка держалась за голову. Он уже это видел однажды, и если ему не изменяла память, то делать что-то в этой ситуации бесполезно, но аргентинец абсолютно машинально положил ладонь ей на плечо. Почему-то запахло её парфюмом. - Лекс. - Обратился Карлос глядя на девушку. - Господи, Карлос...Ну почему ты такой? Я помогу тебе. Карлос невольно усмехнулся убирая руку с её плечика. Неужели она боится за меня? Психометрик... - Я благодарен тебе, Лекс. - Стерев ухмылку с лица и аккуратно поддев пальцами её подбородок развернул её личко к себе. - Помни, что ты всегда можешь обратится ко мне за помощью. Тарантул убрал руку с её подбородка и посмотрел перед собой. - Пришли мне информацию в любом виде, и... будь осторожна. - Аргентинец приоткрыл дверь и позвал водителя. Через несколько секунд гангстер ждавший снаружи залез на сиденье водителя. - Тебя подбросить? - Обращаясь к девушке. - Мне нужно свидится с ещё одним человеком, но у меня ещё есть время закинуть тебя домой. Ты ведь живёшь там же где и раньше? Разумеется Карлос стал более официальным и жёстким, так как в машине уже присутствовал его подчиненный. А держать лицо перед людьмы - дело бесконечной важности.

LSandra: Да. Лександра переживала за этого мафиози, где-то в глубине души она понимала, что новая она может даже влюбиться в него. А почему нет? Он красив, обаятелен, умен, галантен...Пожалуй, единственный минус, который смущал девушку - его деятельность. ЭльСандра без чувств хладнокровно относилась к всевозможный пыткам, убийствам, даже к преступникам, таким, как этот, но после знакомства с Эриком, а затем с "будущим затем" Андреем Сотниковым, изменилась сама Лекс. Теперь она все реже пользовалась силой ЭльСандры и старалась решать головоломки без чьей-либо помощи, она все реже открывала кладовую не говоря уже о том, что теперь это было сложнее. - Помни, что ты всегда можешь обратится ко мне за помощью. Хех, я думаю мне не понадобиться твоя помощь. Подумала девушка слегка усмехнувшись на слова аргентинца. Какую помощь он мог ей предложить? В чем? Пока, девушка даже представить не могла о чем можно было бы его попросить. - Тебя подбросить? - Нет спасибо, я прогуляюсь, люблю подышать выхлопными газами перед сном, - улыбнувшись ответила Лекс. Вот что что, но услышать от прежней Лекс шуточку, довольно странно. Этот человек не шутил уже 7 лет, она вообще не видела смысла в шутках, та прежняя Лекс была одним куском льда, но эта... Эта девушка была живой. - Кстати, ты догадливый черт, ты понял, что мне нужно, но все же ты не заметил... Жаль, пока. - выйдя из машины сказала Лекс, затем хлопнула дверью и быстрым шагом направилась к своему маскл-байку. Он не заметил...Дура, как ты вообще могла подумать, что он заметит, у тебя с ним был просто секс, просто секс и ничего более, таких как ты у него в день по десятке бывает. Даже не поцеловал на прощание... Он просто, как и многие другие...просто пользуется. Подойдя к своему верному железному коню, Лекс оседлала его и тут раздался знакомый звук. Девушка достала КПК и увидела сообщение Виктории, в котором было сказано, что найдена еще одна жертва их маньяка веры. Твою ж мать, надо быстро возвести стену между моей сущностью и другими, ведь там потребуется сила ЭльСандры, а моя сущность может помешать, чтож... Подумала девушка, закрыла глаза и глубоко вздохнула, еще минута и... И теперь живая Лекс вновь стала Каменной леди, у которой вместо чувств маска других сущностей. Дум в голове было много, но все они были чужие. - А ну заткнитесь все, пора на дело. Девушка завела байк и умчалась. _____________________Общественная больница 0.1________________________

Black Tarantula: Что-то странное чувствовалось в Лександре. Нечто тонкое, неуловимое, возможно чуть инородное. В её взгляде больше не было того, что заставляло цепенеть от холода увиденного в них. Напротив, она смотрела... Она вообще пыталась не смотреть на него. Словно школьница на первом свидании. Или так казалось Карлосу? Но ему точно не казалось то, что она переживает. Лександра Леншер, одна из самых хладнокровных личносетй, которых встречал в своей жизни Карлос, переживала. Именно из-за её неестественного холода безразличия, и тому, что Карлосу удалось сквозь это пробится, он и запомнил девушку надолго. Возможно - навсегда. И возможно Карлос и стал для неё причиной изменится. Ведь насколько он знал, у неё долго не было ни с кем никаких отношений, и вот она что-то увидела в нём - аргентинском бандите, у которого просто слишком много денег и обаяния. Разумеется Ла Муэртэ не брал в счёт свои сверхкачества, так как в отношениях они не играли никакой роли. Но почему, если Карлос и стал причиной её изменений, почему она не писала все эти годы? Не писала, не звонила? Ведь у неё было целых три его мобильных номера и она знала один из его адресов в Нью-Йорке и даже летала с ним на его виллу в Рио. Просто пропала... Или он пропал? Да, скорее он пропал. Увлёкся делами в Таиланде настолько, что перебрался туда жить на время. Лучше про Таиланд было не вспоминать. Точнее следовало, вот только не сейчас. - Нет спасибо, я прогуляюсь, люблю подышать выхлопными газами перед сном. Карлос лишь хмыкнул, не понимая зачем ей отказыватся. Неужели она так спешит домой? Ах да... Она ведь впитала его. Ей теперь есть чем занятся. Она хочет узнать, что с ним происходит. Тот всплеск эмоций выдал её с головой. Больше всего Карлосу не хотелось, что бы Лександра впутывалась в его дела. Он всегда ограждал всех своих девушек, да и не только девушек но и просто близких людей, от своих дел. Если в них ввязатся, то уже никогда не оставить. Это затягивает не хуже героина. Стоп! Это была... шутка? До этого у Карлоса было чувство, что сейчас было то время, когда они были вместе, хотя трудно назвать их отношения "были вместе", и за всё время их общения она не отпустила ниодной шутки. Абсолютно! Он мог иногда увидеть её улыбку, но что бы она пошутила? Карлос лишь слегка удивился. По крайней мере так могло показатся внешне. Аргентинец нечасто явно выражал свои эмоции, и если бы шутка Лекс не была для него такой сильной неожиданностью, то он бы оставался абсолютно спокойным внешне. Он даже не знал что ей ответить... Да и она опередила его со словами, поразив ими ещё больше чем шуткой. - Кстати, ты догадливый черт, ты понял, что мне нужно, но все же ты не заметил... Жаль, пока. - Лекс... - Хотел было заговорить Карлос, но девушка уже закрыла дверь автомобиля. Карлос следил за её уходящей фигурой. Одиночество. Она начала страдать от него. Значит в ней окончательно проснулись чувства. И её последние слова на прощание подтвердили то, о чём Карлос предполагал. Что именно он стал причиной её "пробуждения". А ведь он всего-навсего выпалил первое что пришло в голову... - Трогай в "Грешники". - Задумчиво скомандовал Ла Муэртэ, доставая зубами сигарету. [Бар Грешники]

Magister: ---- Здание Крайслера. Это было красивое место, несмотря на то, что на город накатила осень, это место оставалось маленьким уголком увядшего лета. Всюду росли прекрасные экзотические растения и цветы, всюду ходили люди, которые пытались сбежать от повседневности в этом маленьком подобии рая. Дети бегали по парку, играя в догонялки, женщины спокойно гуляли, катя впереди себя детские коляски – всё было спокойно. Один мужчина гулял по парку, стараясь не выделяться из общей массы, но если приглядеться, то можно было заметить, что он постоянно крутился у одной из машин стоящей у входа в парк. Около автомобиля стояла девушка, а в самой машине сидели два человека. Один водитель, а другой, наверное, и есть тот самый Тарантул, глава мафии. Девушка явно показывала недовольство от чего-то, но мужчина пока боялся подойти поближе, чтобы не показать себя. Через несколько минут ожидания, Найт увидел, что девушка закрыла дверь машины и быстрым шагом стала отдаляться. Фигура на заднем сиденье повернула голову в сторону, девушки и смотрела в ту сторону несколько минут. В это время Лексис медленно подошёл к машине и услышал заветные слова Тарантула: Трогай в "Грешники" Значит, едет в бар – подумал Вильям – Интересно, что этот гад задумал? Может это и вправду сделал он, может Андрей не врал? Но это ещё надо проверить, может он просто решил выпить, а может, нет? Надо проверить. В фильмах обычно герой, следящий за целью, садиться в машину и едет прямиком до места назначения, но в данный момент у Вильяма не было машины, да и пешком идти гораздо незаметнее. Поэтому Найт вспомнил, в какой стороне находиться бар и пошёл в ту сторону. --- Бар »Грешники»

LSandra: __________________________Съемная квартира LSandra________________________ 12:30 Лекс мчалась на своем байке сама не зная куда, встав утром и обнаружив, что любимая булочная сегодня закрыта, девушка не придумала ничего лучше, чем по завтракать где-нибудь в городе, хотя по времени это должен был быть уже обед, но все же. Пока Лександра думала куда бы лучше приехать, сама того не заметив она оказалась прямо у ворот того самого парка, у которого не так давно встречалась с Карлосом. Лекс остановилась, сняла свои желтые очки и глубоко вздохнула. - Ну почему быть в собственной сущности так больно, кто сказал что жизнь должна быть такой сложной... - с досадой сама для себя проговорила Леншер. Вчерашняя ночь запомнилась девушке лишь тем, что приехав домой, она решила вновь воссоздать кладовую разума и поместить туда всех впитанных, чтоб потом очиститься от лишней информации. Построить у себя в голове нерушимую кладовую для всех личностей - плевое дело, а вот выпустить свою сущность из той клетки, куда она её помещает, когда впитанные на свободе... Это сложнее, ведь тогда девушка становиться самой собой, ранимой, хрупкой, веселой и озорной, но главное - нелюбимой... В этом городе не было ни одного человека, который мог бы сказать ей - я тебя люблю, ну или хотя бы - ты мне не безразлична. Даже Карлос, а ведь впитав его она почувствовала, что она для него не просто обычная девушка, что он тоже испытывал какие-то положительные эмоции. И все же, факт оставался фактом, для окружающих она лишь чудачка не более. Чудачка без манер со стальным взглядом... Каменная леди, ледяная сказка, вместо сердца камень, вместо чувства - маска... Конечно она будет для них такой, ведь она лишь недавно научилась отделать впитанных от собственной сущности, для этого ей потребовалось 7 лет, хотя теперь она уже умело и довольно быстро могла это сделать тогда, когда этого требовала ситуация. Желудок Лекс издал знакомое урчание. Ой, да, совсем забыла, надо поесть. Лекс оглядела все вокруг и увидела кафе, она подъехала к нему, зашла во внутрь, взяла себе пару кофе на вынос, один пирожок и булочку, голубкам в парк. Расплатившись Лекс быстро вышла и направилась в центр парка, оставив свой байк у того самого кафе. В парке, как ни странно, было не многолюдно, девушка нашла скамейку и усевшись так, что подлокотник был под её коленками, даже в этом случае ей нужно было выделится от стальных, девушка поставила один стакан с кофе на скамейку, а другой взяла в руку, отпив немного она погрузилась в собственные размышления, а их было большое количество. Но стоило девушке подумать о Карлосе, как на глазах проступили слезы, нет она не всхлипывала и не жалела себя, слезы просто текли, Лекс даже не понимала хочет ли она плакать, но продолжала, закусывая чуть соленым от слез пирожком.

Montor: Молодой по внешнему виду человек прогуливался по парковой зоне, но в нём было нечто странное: дышал он, так как будто задыхается, пытается набрать как можно больше воздуха. Взгляд мужчины был отстраненный и напряжённый, движения резкие и продуманные. Прохожие смотрели на парня с небольшой опаской и недоверием. Мужчина внешне был весьма симпатичен, но перечисленные аспекты немного скрывали физическое состояние. Чуть позже стало ясно, что незнакомец осматривает каждого прохожего, каждое дерево, каждый кустик. Монтор был чрезвычайно доволен и новой обстановкой, и новым телом. Он уже отвык от этого чувства, которое бывает, когда наступаешь на землю, даже боль вместе с жаждой и голодом вызвали у него нереальную радость. Только иногда когда Монтор расслабляется, бывший владелец тела пытается вернуть своё имущество. Монтор шёл по парку, дыша как можно глубже и рассматривая жителей этого мира, думая: Никто из них не знает, какого это жить без тела, когда сквозь тебя проходит человек, а если тебе вдруг захочется с кем-нибудь поговорить, то тебя просто никто не услышит. В это время Макс решил провести ещё одну попытку вернуть контроль над телом. Несмотря на то, что Лешер был сильно ослаблен, он всё равно пытался вытолкнуть незваного гостя и вернуться к привычной жизни. В данный момент он находился в собственном разуме, который выглядел как библиотека с огромным количеством книг, в которых были записаны воспоминания Макса и Монтора. Из них он узнал многое о своём враге и понимал что в данной ситуации, он практически бессилен. Но Лешер всё равно очередной раз решил сбежать из своего разума, который стал для него тюрьмой. Монтор почувствовал страшную головную боль. Опять этот придурок – подумал парень. Далее он мысленно обратился к Максу: Прекрати или я убью твоё тело, и тебе ничего не достанется. И знай, ты ожил только благодаря мне, хотя мне было бы проще жить без тебя. Так что остынь и подумай о своём поведении. Головная боль прекратилась. Но продолжала кружиться, у Макс практически удалось задуманное, ещё немного и Монтор бы попал в ту, же западню что и Лешер. Парень увидел скамейку неподалёку он подошёл к ней и спросил у девушку: К вам можно присесть?

LSandra: - К вам можно присесть? - перебил размышления Лекс вопрос со стороны, но она никак на него не отреагировала, даже головой не повела, лишь тихо, еле слышным голосом ответила: - Это общественное место, вы можете сидеть где вздумается. - в голосе девушки явно проглядывалась грусть, но ей было плевать, что и кто о ней может подумать сейчас, она просто была погружена в свои размышления. Как часто вы думаете, что было бы если... А если... Если. Хорошее слово, но в реальности это "если" маловероятно, тем более если речь идет о прошлом. Прошлое Лександры Леншер, нельзя назвать вполне обычным, да, сначала была счастливая семья ученого и ученой с двумя замечательными сестрами-близнецами, затем лишение матери и вечные упреки в сторону отца, жизнь с бабушкой, которая была довольно строгих правил. Она растила из девочки бойца, знающего огнестрельное оружие, меткого стрелка и просто человека, способного выдерживать большие физические нагрузки. Еще бы, после пятичасовой тренировки, ванная со льдом, а после пары часов еще пять часов тренировок, так даже из дерева можно было сделать устойчивую броню. Вот и Лекс стала такой, непробиваемой, как в физическом так и в моральном плане, но в моральном только после 14 лет, после того, как в ней открылся дар прапрапра...бабушки Сандры, отсюда и прозвище - ЭльСандра. До обретения дара, девочка была нормальным ребенком, умела проявлять свои эмоции, хотя и была сдержанной и застенчивой, но все же это была живая девочка, а после... После и уже наверно до конца дней, Лекс останется одинокой кошкой, вольным диким зверем, никогда не плачет, никому не верит... Так она думала, но после встречи с Сотниковым, который дал ей толчок в развитии, Леншер больше не была вовсе безэмоциональной, теперь она могла загонять всех впитанных в своего рода кладовую, а когда дверь кладовой была закована телепатическим амбарным замком, Лекс могла выпустить свою сущность. Теперь она училась заново понимать мир, будто ребенок, который делает первые шаги, не уверено ранимо... Малейший толчок и ребенок плачет, вот и с Лекс так случилось. Карлос открыл в ней новое для девушки чувство - привязанность, симпатия, страсть, но... Но между ними никогда ничего не может быть, кроме, пожалуй, отличного секса. Он глава аргентинских мафиози, она агент ФБР. Они обречены, хотя Лекс, конечно, понимала, что Карлосу это в первую очередь не нужно, но все же её одиночество начинало душить девушку, она даже задумалась - Для чего вообще потребовалось высвобождать свою сущность? Может было бы лучше оставить все, как есть, и жить, без воли, без чувств, без любви... Именно эти вопросы сейчас крутились в голове юной особы. Её не заботил парень, что присел рядом, её вообще мало заботило собственное окружение. Девушка уже доела свой пирожок, кофе еще было предостаточно, она взяла в руки булочку и начала её крошить, на крошки слетелись голуби, один даже присел на руку Лекс, она выставила руку вперед, наклонила голову, а после стряхнула несчастного со своей руки, так же продолжая крошить булочку.

Hannibal King: --- Компания Primatech --- Генри уже перестал мчатся словно ветер. Он смирился со своим чувством и снова запер его в себе. Надо было отдохнуть. Он вовсе не устал физически - он устал морально, был повержен жаждой как слон умелым коротышкой-охотником. Горечь и досада. Жажда всегда найдет путь для выхода - как вода, будет протискиваться сквозь ограничивающую структуру и вытекать, как в том опыте где воду заключили в запаянный свинцовый шар и начали сжимать его прессом - вода сочилась сквозь свинец и вытекала. Вот что-то вроде этого сейчас и происходило с Генри - его сдавливали и содержимое сочилось сквозь, казалось бы, непреодолимый барьер. Вся эта ужасная сущность монстра. Для Генри было легче ее скрывать, чем ходить с открытым лицом. Сейчас как никогда он был уязвим и можно было сделать из него совершенную машину массового уничтожения. Кейгл засунул руки в карманы брюк и медленно шел по парку, глядя по сторонам и слушая разговоры и смех прохожих, вдыхая дерьмовый запах хот-догов и слушая бешеный ритм сердца голубей которыми буквально кишел весь парк. Как и их выделениями. Пройдя от главного круга чуть подальше Генри уже бодрее зашагал по аллее не думая вообще не о чем. В голове у него свистел ветер как у большинства богатеньких блондинок живущих на деньги папочки или папика. Первая попавшаяся скамейка - Генри не пропустил ее и очень удобно пристроился рядом с девушкой грустного вида, кормящую голубей, которые ели и гадили себе под ноги и снова ели. Устроившись на деревянной скамейке и смотря на девушку Генри покопался в кармане плаща и достал оттуда несколько сложенный вдвое долларов. Быстро оценив ситуацию он встал, дошел до ближайшей "варки" где продавали хот доги и купил две булки без сосиски. Довольно быстро Кейгл вернулся обратно и уже аккуратно примастился рядом с девушкой на скамейку, будто случайно задев ее плечом. Генри стал также расщеплять одну из булок и швырять ее голубям которые прямо не знали меру своему аппетиту и вокруг скамейки уже собралось очень и очень много голубей.

LSandra: Голубей становилось все больше, Лекс бездумно бросала хлеб. Зачем я вообще хотела быть как все? Быть мелочной и гадкой?Все такие, теперь и я...Противно. Думала про себя Лександра, а в голове вертелась песня, что сейчас отображала душевное состояние девушки: По тебе скучаю ночами, говорю только с птицами, Де жа ву, но без окончаний с незнакомыми лицами, уходить это твое искусство за тобой гаснут фонари, ты пойми это только лишь чувство... Ну просто у тебя все в душе поломана... Отличная песня, капец, кто из этих тварей внутри решил попеть? Раздраженно думала Леншер, сама себе не признаваясь в том, что это был её личный крик, крик её души, её сущности, которой надоело быть одинокой кошкой, каменной леди, которой хотелось быть и жить, но ЭльСадра обрубала любую попытку на корню. К сожалению, проблема этой девушки - её сила. Дважды проклятая - еще одно прозвище, что Лекс дала себе самой. То что происходило вокруг, мало заботило девушку, поэтому она совсем не обратила внимание на парня, который уселся рядом и некоторое время её разглядывал. Но когда он слегка задел её своим плечом... Тут не посмотреть она не могла. Увидев почти такую же булку, что была в её руках и глядя на то, что он так же кормит голубей, как и она, непроизвольно на лице девушки появилась улыбка. Слегка усмехнувшись Лекс перевила взгляд с его рук на лицо. Обычный парень ничем не примечательный, ничего...Ничего она о нем не знала, да собственно, и не очень то хотелось. Нет смысла. Но от разговора со случайным незнакомцем она бы не отказалась. Переведя взгляд на голубей, Леншер решилась начать разговор, с первого дурацкого вопроса, что пришел ей в голову. - Вы всегда кормите голубей с другими людьми в парке? - поняв насколько этот вопрос глуп, Лекс звонко рассмеялась, - простите, я не мастер разговоров, - все так же улыбаясь, но теперь смотря на молодого человека сказала девушка, - меня зовут Лекс, - было протянула она к нему руку, но увидев, что сняла перчатку, чтоб крошить булочку, резко увела руку назад и смущено улыбнулась.

Hannibal King: Девушка была красивой и все омрачало лишь ее абсолютно безэмоциональное спокойствие. Ни одна мышца на лице не дрогнет - прям "Железная леди" какая-то. Однако несмотря на это она была чертовски хороша. Генри хоть и не видел, но ощущал через кожу как девушка посмотрела на него. - Вы всегда кормите голубей с другими людьми в парке? - послышался ее милый голосок, а вслед полетел звонкий смех, что заставило Генри съежится от неожиданности. - простите, я не мастер разговоров, - завершила девушка. - А вообще нет. Просто вижу что девушка сидит на скамейке, привлекательной внешности и кормит голубей. Когда это делают в одиночку - то это патология, а если людей уже двое - терапия.- пояснил свои слова Кейгл с научным подкреплением. Чтоб лучше звучалось. - Привет, меня зовут Генри.- ответил на знакомство вампир и собирался пожать протянутую руку, но та отдернулась обратно, будто обожглась. Кейгл был детективом, да притом еще и человеком и повидал вампиров владеющих психометрией. Мастера не носили перчаток поскольку они умели контролировать то что получали, а вот более юные отродья носили перчаточки - чтоб не получить чего не нужно. Генри это не смутило, ведь не было никаких признаков того что девушка - вампир, поскольку сердце ее билось, а вот насчет прислужника... хотя - нет. Он к ней подсел, а не она к нему. Ничего особенного. наверняка бедный мутант который не может справится с самим собой. Как это печально иногда бывает. Жизнь - жестока и не щадит даже таких прекрасных созданий коим была Лекс. - Ничего страшного...- спокойно ответил Генри отвернулся в сторону сам поняв что сказал. Из его слов можно было провести довольно много логических цепочек того что он имел этим ввиду и в том числе то, из-за чего девушка отдернула руку.

LSandra: - Ничего страшного... -Что!? - промелькнуло в голове, - что он хотел этим сказать? А может просто узнать? Девушка потянула ук к парню, но после прижала ладонь к себе, еще несколько секунд подумала, а затем быстро натянула перчатку. Психометрия редкий дар, точнее это проклятье мутанта, для Лекс уж точно. Из-за своего дара, ей пришлось на 7 лет отказаться от чувств, но счастливый случай и случайная встреча, вновь вернули ей редкие минуты понимания того, кто она есть на самом деле. Счастливым ли был тот случай? С каждым днем, когда ЭльСандра выстраивала в своем разуме кладовую, куда загоняла всех впитанных, она все больше сомневалась в этом. Ведь теперь она знала, кто она есть. А кто она есть? Слабая, беспомощная, заблудшая душа, не более. Да теперь она могла чувствовать, когда этого захочет, а когда ей это не нужно, вновь становиться хладнокровным существом, но все же чаще предпочитала второе состояние. Так меньше боли. В последнее время одиночество, её вечное одиночество, стало душить девушку, ей казалось, что она одна в мире, а уж тем более, когда она узнала, какая учесть постигла её прапрапра...бабушку Сандру, которая так же являлась психометриком... Это еще больше раздувало скрытую депрессию. Булочка уже закончилась, Лекс убрала ноги с подлокотника и села, как все, облокотившись обеими руками на сиденье. -Хм, не думала, что вычислить мутанта, который боится себя так легко, - полу слышно сказала Лекс. Все же её не долгий опыт работы на ФБР сделал её более догадливой, без применения силы, - а что ты...эээ...вы делаете в парке? - еще один глупый вопрос из уст девушки. Ну вот, снова не то ляпнула... - Везет же им, - с ноткой зависти сказала Лекс указывая на голубей, - никаких забот и проблем... Почему у нас не так? - задалась вопросом, тяжело вздохнув и откинувшись на спинку скамейки.

Montor: Макс из своей импровизированной тюрьмы в сознании увидел девушку, сидящую на скамейке в парке сначала она ели булку, но через некоторое время стала кормить остатками булки птиц. В сердце Лешера что-то ёкнуло, эта девушка напомнила ему про те времена, когда он был четырнадцатилетним подростком и учувствовал в школьном театре. Это было время, когда Макс ещё мог управлять своим телом. Его глаза просто излучали невообразимую радость и любовь при виде девочки по имени Лиз. Он дарил ей подарки несколько раз посвящал стихи хоть и посредственные, но всё рано он делал всё это во имя любви. Но Лиз просто не замечала его, но Лешер каждую неделю придумывал новые и новые способы пробиться к сердцу девушки. В итоге он окончательно разозлил девушку и получил перелом руки. После того случая Макс перестал приставать к Лиз и стал наслаждаться её красотой издалека. Увидев девушку на скамейке, Лешер понял что, скорее всего она того же типа что и Лиз. Вдруг Макса отвлёк голос: Слушай. Как там тебя? Макс ты случайно не знаешь, как у вас на Земле начинается разговор с противоположным полом. Лешер усмехнулся, в такие моменты он начинал понимать, что Монтор тоже имеет чувства и совесть. Девушка понравилась? Ну, сначала назови наше имя, потом можешь спросить, как зовут собеседника. А дальше продолжай сам. Да, кстати на всякий случай береги глаза. – ответил парень. Монтор уже собирался сесть на скамейку, как вдруг его опередил мужчина лет двадцати – тридцати. Злость мгновенно стукнула в голову, но Монтор смог сдержаться и остался стоять на месте, через некоторое время парень вернулся и сел около девушки и также стал кормить голубей. Здравствуйте. Меня зовут Макс Лешер. – последовал совету Макса, Монтор.

Hannibal King: -Хм, не думала, что вычислить мутанта, который боится себя так легко, - сказала девушка на что Генри обернулся к ней и широко улыбнувшись сказал: - Сарказм, да?- Кейгл заметил невдалеке парня который таращился на них с видом злого быка, но потом сменил злость на милость и его взгляд уже напоминал взгляд кота в сапогах в Шреке. По началу Генри даже немного испугался - вдруг это ее парень и он допустил ошибку, а разлучать пары Генри не хотел - не его фасон да и чувство вины сгрызет как гусеница лист. - а что ты...эээ...вы делаете в парке? - задала не совсем уверенно Лекс, но потом довольно быстро переменила тему на другую: - Везет же им, - с ноткой зависти сказала Лекс указывая на голубей, - никаких забот и проблем... Почему у нас не так? - в принцепе вопрос был ничего себе - философский, но на него можно было ответить по разному, а например Генри ответил-бы что у них забот полон рот: Согреться, накормиться, найти где согреться и накормиться, спастись от кошки или палки какой-нибудь хозяйки, приготовится к суровой зиме и так далее. Но Генри не стал отвечать, а ответил просто и протяжно: - Дааа...- - Здравствуйте. Меня зовут Макс Лешер. – послышалось чуть дальше девушки и Генри повернулся с вопросом на лице и оглядел парня, но увидев его взгляд, что тот не к нему обращается, расслабился и посмотрел в сторону, на другую девушку которая выгуливала собаку, потом перевел взгляд на девушку которая устроила себе пробежку - но как у нее буфера-то прыгали, это что-то. Глаз не оторвать. Это видимо один из анонимных поклонников Лекс и ему мешать Генри не стал - а с чего вдруг?

LSandra: Напрашивался долгий и увлекательный разговор, возможно так же и спор, но вдруг, парочку перебили. - Здравствуйте. Меня зовут Макс Лешер. -Очень приятно, Макс. - театрально улыбнувшись и тяжело вздохнув, - Черт, только только хотела развить интересную беседу, как на те. Макс. - подумала про себя Лекс. Нет она не злилась на парня, но доля неудовлетворенности данной ситуацией присутствовала. - А может хватит?Завтрак съеден, теперь пора бы заехать в архив ФБР и поискать какую либо информацию о савантах для Карлоса? - думала про себя Леншер. Вспомнив, что сейчас находиться в состоянии поглощения собственной сутью, а не в состоянии силы ЭльСандры, девушка все же решила дождаться, когда этим молодым людям наскучит её компания и они уйдут. Для работы, Лекс всегда выбирала состояние хладнокровной чудачки, Каменной леди, потому как именно в этом состоянии она может пользоваться своим даром-проклятием в полной мере. А учитывая, что Карлосу, скорее всего нужна информация о савантах, как можно скорее, воспользоваться силой - самый разумный вариант, ничего не оставалось, лишь ожидать. Как-то Лекс переходила из одного своего состояния в другое, управляя при этом байком... Было много криков и ударов, но никто не пострадал, по крайней мере серьезно. Повторять этот опыт девушке, как то не очень то хотелось. - Что Макс, вы так же пришли голубей покормить? - типа с интересом спросила Лекс. - Генри, эта не о чем, ты погоди скоро мимо нас будет другая пробегать, - усмехнувшись подметила Лекс, гладя на то, как другой её собеседник уставился на пробегающею не так далеко девушку...эээ... точнее на её достоинства, коих было два. От пробегающей мимо них девушки, о которой говорила Лекс, голуби, что сидели себе мирно на дорожке, разлетелись в стороны, а один видимо потеряв координацию или просто не успев набрать высоту, летел прямо на Лекс. У Леншер была отличная реакция, еще бы она лучший снайпер, да и занятия гимнастикой, так же были помощниками в развитии реакции, увидев что птица сейчас налетит на её лицо, девушка резко увела туловищем налево, где сидел Генри. Что бы не свалиться обратно и не удариться копчиком от резкого перехода, Лекс пришлось обнять парня за шею, это продолжалось где-то пару секунд, затем хватка Леншер начала ослабевать и тут...Перчатки без пальцев подвели ЭльСандру... Она лишь слегка коснулась шеи парня и все... Теперь еще и он будет до конца её дней томиться в сознании. Теперь она знала о нем все. Лекс застыла в этой позе, с чуть приоткрытым ртом. -Вампир...- очень тихо протянула она, затем посмотрела с жалостью на парня, мол жаль, что ты стал таким по неволе, ты был отличным детективом, а затем снова вернулась на свое место, скрестив руки на груди.

Hannibal King: Генри наблюдал затем как Лекс знакомилась с ново прибывшим парнем. Он был ничего так себе - симпатичный в какой-то мере, но, видимо, приставучий. Отведя глаза от бегущей красотки Генри смотрел в бок, на Лекс, наблюдая за ее мимикой и вообще за ее прекрасным личиком. Вдруг, ни с того ни с сего ливанул проливной дождь, но Гени даже не шелохнулся от чего вмиг стал весь мокрый. Асфальт быстро намок, все вокруг кто отдыхал быстро собрались и разбежались по машинам, припаркованным около парка. У прохожих, спешащих по делам, в руках появились зонтики которыми те непременно воспользовались. Голуби разлетелись кто-куда, по укрытиям - не нравилась видимо им дождь. Генри было все-равно, ведь он-то не заболеет, но как истинный джентльмен он должен был спасти живую Лекс от простуды и большинства капель дождя. Быстро встав он снял с себя непромокаемое пальто и накинул его на девушку ни говоря ни слова, а лишь слегка улыбаясь. Ему было приятно несмотря ни на что заботится о ком-то, ведь ему самому подобного не хватает. Трассирующий голубь полетел на Лекс и та, дабы избежать столкновения, отшатнулась в сторону, на уже севшего рядом Генри и чуть коснулась его шеи. Кейгл не отреагировал на это, но очень явно почувствовал что по нему прошлась психическая энергия собирая всю информацию с каждой его клетки, как слабенький электро-статический разряд от свитера. Зрачки вампира сузились, а глаза расширились чем он показал свое беспокойство. Ведь теперь она знала кто он такой и явно сейчас начнет болтать лишнее. Быстро посмотрев на девушку, на ее выражение лица Генри с точностью до милисекунды просчитал когда она начнет болтать и вовремя, мягко прикрыл ее рот, дав сказать только начальную букву "В". Кинг смотрел в глаза девушки и взглядом уже говорил - молчи. - Пошли укроемся от дождя в ближайшем заведении?- сказал он будто ничего не случилось и взяв ручку девушки в свою, встал, ожидая того же от нее.

LSandra: - Пошли укроемся от дождя в ближайшем заведении? -Да... - неуверенно и растеряно протянуло девушка, смотря на небо. Дождь ронял капли на её губы, щеки, носик...Честно сказать, такая погода нравилась Лекс, но сейчас... Сейчас её голова тяжелела с каждой секундой, она думала, что способна справиться, но этому юноше было довольно таки много лет. Лекс попыталась встать, но тут же почувствовала слабость в ногах и выпала вперед, на стоящего Кинга, повиснув у него на шее, она повторяла всего лишь одну фразу, - слишком много, слишком...много, слишком много... Девушка знала, что парень поймет о чем она, ведь все его мысли были в её голове, и даже пытались завладеть ей, все таки сущность вампира такого возраста, была много сильнее сущности девушки. В конечном итоге, опыт контроля над впитанными взял верх над сущностью и мыслями вампира, но голова не перестала болеть, боль возрастала и хотя, Леншер была в сознании и могла что-то делать на автомате, сейчас разумом она была внутри себя, вместе с Кингом и его жизнью. Обычно, находясь в полном хладнокровии, то есть в отказе от сущности человека, ЭльСандра за считанные секунды умеряет таких разговорчивых парней и просматривает лишь то, о чем хочет что-то знать. Все это действо разворачивается за доли секунд. Но в нынешнем состоянии дело обстояло много сложнее. Обняв нового знакомого за шей и слегка повиснув на нем, Лекс с трудом перебирала ногами. -Мне нужен покой, тебя слишком много, - собравшись с силами отрывками слов сказала ЭльСандра. Этот молодой, с виду, человек не оставит её в беде ведь он когда-то был истинным джентльменом, и судя по его сущности станет считать себя виноватым в том, что сейчас творилось с Лекс, хотя на самом деле, здесь никто не виноват, все просто так сложилось... Удачно или нет?Увидим. __________________________ квартира Генри Кейгла__________________________

Hannibal King: Как только Лекс попыталась встать, то сразу обмякла, подалась вперед и навалилась на Генри. От такой неожиданной близости парень покраснел, виновато улыбнулся, но знал в чем дело, видел состояние отпечатавшееся на лице у девушки и подхватил ее на обе руки попутно завернув в свой плащ как в одеяло. - Ничего-ничего. Отдыхай. Не переживай.- приговаривал тихо Генри неся девушку так легко будто она перышко в его руках. Веса ее он не чувствовал, ровным счетом ничего. Да, Генри был смущен немного но это ничего. Он нес девушку по парку прикрывая собой ее от дождя и тот бил ему по спине увесистыми каплями. Вампир не хотел чтоб ее беспокоил еще и дождь. Жаль что Генри не был теплым, как люди, а был холодным как бывший человек, но он чувствовал теплоту Лекс и это согревало его самого. Изредко капли дождя стекали по его волосам и небольшими каплями слегка капали на щечки Лекс. Прохожие с интересом провожали видного мужчину у которого на руках то-ли спала, то-ли просто лежала привлекательная девушка обернутая в кремовое пальто. Нести девушку в кафе Генри сразу передумал - слишком много подозрений это вызовет в социуме, а вот нести ее в квартиру которая не так далеко отсюда - идея гораздо лучше и была она принята единогласно всем серым веществом мозга Генри. Так вампир и шел, спокойно, неслышно ступая и боясь потревожить отдых девушки, ведь вещи-то с ней происходили серьезные. --- квартира Генри Кейгла.---

Wild: Начало Шел так же уверенно, как и всегда, улыбался и смотрел в одну точку – на выход, которому должен был подъехать черный автомобиль. Он пытался представить ее образ, но получалось хреново, в этом он убеждался, когда просматривал фотокарточку. Мысли его шли по неправильному пути, превращая образ сестры в мать, уж больно они были похожи. Юноша быстро забросил глупое занятие и убрал фотографию во внешний карман распахнутой куртки. Прошло около пяти минут с момента их разговора, а Натан все еще не мог поверить, ухмылялся на ходу и недоуменно почесывал затылок. Зачем ждал четыре года? Почему не позвонил сразу? Какая-то детская глупость. Парень все свалил на судьбу, ей ведь видней. Ему же нравилось плыть по течению и не грести против мощного потока, он просто не волновался и жил так, как мог. Воспоминания о жизни под крышей практически полностью улетучились, канули в лету и оставили некогда любимого сына на произвол судьбы. Жаловаться Берроуз не любил от рождения, поэтому он все держал в себе; со временем переживания растворялись, и трава становилась зеленее. Был вечер, травы видно не было, но все равно было весело. Нейт даже потянулся за мобильным телефоном, ощутив жгучее желание позвонить своей давней сумасшедшей подружке и поблагодарить ее за чудесную идею, но запал быстренько пропал. (Занята какой-нибудь компьютерной системой), - подумал парень и убрал руку от кармана джинсов, в котором лежал мобильник, - (Звякну позднее). Дойдя, наконец, до нужного выхода, мутант замер и огляделся – вокруг не было ни одной души, а машины и подавно. Демонстративно взмахнув руками в знак недовольства, он повернулся лицом к стене, ограждавшей парк, кинул к ней рюкзак и уселся прямо на него, прислонив голову к кирпичной кладке ограждения. Знал же, что приедет, но хандра все равно не отступала. Все эти годы юноша старался так или иначе не заморачиваться, сортировать мысли и воспоминания, дабы не раздражать самого себя. Нервничать ему никогда было нельзя, а сейчас в особенности. Стоило на секунду представить, что приступ не за горами, как руки тут же вздрагивали. Мотнув головой, парень что-то прошептал и достал мобильный телефон, увидев номер Кэролайн, он подумал, что неплохо будет занести его в телефонную книжку, но немного позднее. Ему нужен был раздел сообщений, все-таки было бы неплохо выяснить, где Неттку носит. Набрав послание, Берроуз отправил его и убрал телефон обратно. Прошло уже пятнадцать минут; юноша постоянно смотрел на часы, от чего время тянулось мучительно медленно. Вся жизнь его сейчас была здесь, на и в рюкзаке. Больше ничего, никаких планов на будущее, никаких незаконченных дел и заданий, он был полностью свободен и был готов к той правде, что открылась ему в доме матери. Родители ему больше не звонили, даже отец молчал – это злило еще сильнее. Некоторые еще и удивлялись, почему Нейт нелюдим и вообще не верит в доброту человеческую. Он задремал, просто опустил голову вниз и закрыл глаза, парень не спал больше суток, поэтому его организм хватался за любую возможность отдохнуть. Берроуз уже засыпал, но шум автомобильного двигателя не позволил молодому человеку погрузиться в сон. Пришлось встряхнуться, быстро протереть глаза, встать на твердые ноги и закинуть рюкзак на спину, будто бы и не сидел совсем.

Ego: Переход - Главный госпиталь Нью-Йорка 0.2 «Мое имя Натан Берроуз. Натан Льюис, возможно, так вам будет удобнее... мы с вами, судя по всему, родственники. Я ваш брат». Тонкие пальцы задумчиво щелкают "раскладушкой", то и дело открывая и закрывая ее, уже давно позабыв о том, что ворот ее водолазки начинает напоминать ей петлю крепкой намыленной веревки. Что-то не сходилось, не клеилось и, вероятно, это были случайности, в которые, в последнее время, не было никакого смысла верить. Потеря отца и возникновение самозванца на горизонте - все слишком хорошо складывалось для его появления, но паранойя была отнюдь не ее коньком. По крайней мере, не была до того самого момента, когда ее способности, затрагивающие чувствительные рецепторы и головной мозг начали давать сбой, с каждым днем разрушая ее представления о самом этом дне. Прошедшее выдавало себя за настоящее, настоящее - за прошедшее, что-то затиралось, что-то возникало само собой, а что-то и вовсе заменялось чем-то извне, что было некогда просто зацеплено то на взгляд, то на слух. Спать становилось все страшнее, но оттягивать с этим категорически нельзя ни при каких обстоятельствах. Микросны - неизвестно, чего именно можно ожидать от подобного рода явления, когда ты перестаешь разделять сон и действительность. Именно поэтому при ней всегда были часы, а вместе с ними и будильник, стабильно пробуждающий ее каждые полчаса. Необходимость контролировать все те процессы, что начали происходить относительно недавно, не раз двигало ее головой обратится к Кэлу, но слишком страшно было не оправдать возложенных надежд. Однако, оставаться в запасе из-за подобного недуга и имитировать активность больше Льюис не могла. Все-таки отцовские гены были сильнее материнских как в плане внешности, так и в плане характера. Пожалуй, это единственные качества, которые она смогла унаследовать от него. Все остальное было заслугой ее скрытной матери. «Определенными способностями я обладаю, но даром их не назовешь». Не могло ли быть так, что сейчас этот парень страдает не меньше нее? Ведь если раньше Кэролайн и могла назвать свои способности - апперцепцию и априор даром, то сейчас даже они начинали медленно перетекать в то, что можно было полноценно назвать проклятьем. И снова - свои способности Эго унаследовала от матери. Вероятны ли сходства? Этот вопрос не давал ей покоя весь путь до парка, а ведь она собиралась направиться домой и немного поспать, после чего связаться или с Кэлом, или с Триксом. На худой конец, можно было спросить совета у Кэсси, но что-то подсказывало девушке, что дозвониться до нее будет едва ли возможно. «Я ваш брат» - единственная фраза, закрутившаяся волчком в ее голове стала той, с которой она и открыла дверь автомобиля, когда тот прижался к обочине и припарковался у самого входа в парк. Внутренние стороны ладоней - предательски влажные, одна из них все еще крепко сжимает телефон, другая же не спешит захлопнуть за собой дверь, едва в лицо ударил свежий прохладный воздух, а сама блондинка, покинув салон, обернулась к воротам, в ожидании того, о ком ей ровным счетом ничего не известно. Да, вряд ли сейчас можно было узнать в ней ту девочку со старой фотографии, где она безумно напоминает свою мать. Сейчас она больше походит на того, кто на фото находился рядом с Самантой - крепкого светловолосого мужчину с уверенным и пристальным взглядом голубых глаз, и легкой полуулыбкой. Но улыбки на пухлых губах Льюис не наблюдалось, а отпускать дверцу BMW она не собиралась. Ее глаза наткнулись на юношу - на вид усталого и потрепанного жизнью, который явно смотрел на нее не просто так. Недоуменно покачнувшись - телосложением он оказался весьма крепок, она же была довольно хрупкой на вид, - девушка раскрыла заднюю дверь пошире и встала подле нее, сложив руки под грудью. В них было что-то похожее. Но что именно, она предпочтет решить дома. - Садись, - одновременно с этим запищал будильник на часах, заставивший ее мотнуть головой и взъерошить волосы. Растерянный взгляд на часы, затем снова на юношу, сменяющийся немой просьбой поспешить, девушка отключает будильник, прекрасно зная, что вскоре за ним последует следующий. Это не дает ей пустить саму себя на самотек. - Трогай, - махнула девушка шоферу, когда они вместе с братом оказались в салоне. - Домой. Переход - Квартира Кэрол Льюис-Гилл 0.1

Wild: Всю жизнь одиночка, довольный собой, забывший о других. Ему было весело, будучи монстром по своему существу, ему было весело, будучи изгнанным собственной матерью, ему было весело даже на грани смерти, но и не грустно ему было на пляже – сидеть и держать фотокарточку в руках, не отрываясь слухом от звонкого смеха подружки, а глазами от заката. Был ли он счастлив тогда? Пусть каждый решит для себя, ему же это состояние чуждо. Живет сегодняшним днем, отталкиваясь от места, где проснулся, заканчивая тем местом, где упал от бессилия. Прохожие часто присваивают ему три говорящие буквы, но он посылает их туда же, отмахиваясь рукой, твердо держа рюкзак за спиной. Но что же будет теперь? Нелюбящий перемен, перевернул свою жизнь вверх дном, так или иначе привязавшись к незнакомой девушке. Сестра, брат. Такие понятия по звонкам не даются, нужны годы. Может, месяцы, недели, дни, ну или старые, добрые пару часиков свободной беседы. Последние, у юноши были, даже больше. Осталось дождаться той самой Кэролайн. Опять прошелся рукой по голове, растерянно улыбнулся. Пытался найти сигареты, беспорядочно хлопая себя по всем карманам, но затея отступила, как только машина остановилась прямо перед ним. Почувствовал. Тоже потеряна, тоже нервничает, вроде верит - только это пока волнует. (Такая решительная), - пронеслось у него в голове, пока глаза бегали по телу девушки, - (и такая хрупкая.) Если у него были сомнения еще совсем недавно, то теперь все ясно, пусть даже она перестала быть копией. Так даже лучше, будет шанс забыть ее яростные глаза, может даже простить. Молча, все той же расслабленной походкой, подошел к двери, взглянул на девушку. Теперь сто процентов. Уселся в салон, не забыв классически придержаться за дверь. Парень очутился на дорогом кожаном кресле, но потом опять взглянул на нее, сквозь стекло двери, вспомнив звук неожиданного будильника, совсем недавно подействовавшего на его мозги своим пронзительным писком. Будильники люди ставят, когда хотят очнуться от кошмара или куда-то спешат, поэтому лениться Берроуз более не собирался, нужно было разобраться, а что дальше – дело времени. Моментального доверия Нейт не требовал, да и сам он не привык кому-то доверять, чтобы вот так сразу. Дождавшись Кэролайн, водитель вновь схватился за руль. Они уехали. Неловкое молчание – конек этого парня. Многие готовы были рядом с ним рвать волосы на голове, настолько он был невыносим в своем молчании. Но только не сейчас. Отбросив рюкзак с колен, юноша опять занялся самообыском, но на этот раз целью была фотокарточка. Найдя изображение, он передал его девушке, после чего выпрямился и посмотрел на нее. - Фотографию нашел у матери, - подавшись ближе к Кэрол, медленно, чтобы не напугать, парень перевернул фотографию так осторожно, как только мог, но касания избежать не удалось, - Тут номер и имя твое. В голову впилась жуткая боль, заставившая его зажмуриться и приставить пальцы к закрытым векам. Теперь он чувствовал абсолютно все. Достаточно ему было коснуться кого-то, и весь мир становился сложнее. Если человек с обычной психометрией только видит события жертвы своих способностей, как бы со стороны хладнокровного наблюдателя, то Нейт ничего не видел, он чувствовал. Все прошлые переживания, взлеты и падения Кэролайн в одну секунду ворвались в голову мутанта, предоставив тому возможность прожить часть ее жизни. Почувствовалось ему многое. Когда боль отступила, он резко открыл глаза, вдарив запястьями себе по лбу. Думаться стало проще, сознание стало ярче, перед глазами был тот же город и то же плечо водителя. Берроуз повернул голову в сторону Кэрол и как-то иначе посмотрел на нее, так, будто бы видел ее каждый день на кухне, заваривающую себе кофе. - Ты тоже мутант? Квартира Кэролайн >>>

LSandra: __________________________Съемная квартира LSandra__________________________ Удача. Как много в нашей жизни значит это слово. Вообще в жизни людей есть много слов, которые значат многое, но в данной ситуации это слово было более уместным. Не так давно Специальный Агент ФБР Лександра Леншер, подтвердила свое звание одного из лучших агентов, раскрыв дело "по Методу Вуля" и отправив в тюрьму очередного серийного убийцу. Работка была не из легких, садить в тюрьму мафиози и просто криминальных личностей, это одно, и совсем другое работать с маньяками, ведь их суждения нельзя предугадать... Было не легко, но это в прошлом. Нельзя сказать, что Лекс сейчас зализывала раны, нанесены в схватке с маньяком, потому, как ему не удалось даже пальцем её коснуться, это был обычный вечер в компании с кальяном. Но было и необычное. На телефон Леншер пришло довольно забавное смс, забавное ли? Привет. Я хочу сыграть в тобой в игру, в которой очень простые правила. Есть игроки. Ты и Я. Ставка: нечто большее чем жизнь. Помни, дождь не может идти вечно, а когда он идёт то лучшее место чтобы его переждать - парк. Слова про игру напомнили Лекс Джона Крамера, но он умер, хотя её друг и бывший любовник Эрик Картнер, который так же был другом Крамера, так же мог прислать что-то похожее. Но слово "Привет" в начале, это было не про него. Хотя ставка, что указал неизвестный отправитель была более чем в стиле Пилы, но последнее предложение... Оно было не похоже ни на одного из знакомых Лекс. Возможно, кто-то из криминального мира в очередной раз решил убить меня, они же знают, что я клюну на это смс... - подумала про себя Агент. -Хех, парк... - усмехнулась Лекс, вспомнив о Генри, ведь именно там они познакомились и тогда шел дождь. Дак может это он решил встретиться с ней? Но он не знал её номера телефона, хотя, при его возможностях и навыках раздобыть её номер было более чем просто. - Ай, ладно, ладно, ладно...Все пойду. - прогоняя мысли протараторила Лександра. Девушка довольно быстро собралась, одела драные джинсы, светлую майку, кожаную куртку-болеро и разумеется перчатки. Затем она обернулась на журнальный столик, на котором лежали кольты, подошла к нему и, застегнув ремень-кобуру на поясе, прихватила и свои верных товарищей. Оседлав железного коня, свой маскл-байк, Лекс отправилась по направлению в парк. - Что-то в последнее время я частенько в парк езжу, забавно. - усмехнулась девушка. Путь до парка был не близкий, но с возможностями байка Лекс, время пути сокращалось почти втрое. Лекс не одевала шлема, только желтые очки, которые предохраняли глазки девушки от песчинок пыли и прочей требухи. Лекс затормозила у входа в парк и взглянула на экран Айфона, заставка которого напоминала циферблат дорогих часов. Было 10 вечера. - Ну чтож... - тяжело вздохнув, Лекс перекинула левую ногу, встав с байка. Затем она сняла очки, положив их в своего рода секретный бардачок байка, и проверив наличие кольтов направилась в темноту парка. Стальные нервы девушки сейчас были просто на вес золота. Кромешная тьма, посторонние, на первый взгляд, звуки и никого... Лекс шла все дальше и дальше, как вдруг звуки окружения исчезли, вот так просто, ни с того ни с сего. Леншер остановилась, пытаясь услышать хоть что-то. Звук сломанной ветки и Лекс тут же, выхватив из кобуры кольт, развернулась в сторону, от куда исходил тот единственный треск, но ничего, просто темнота... Перед дулом пистолета было пусто, ничего, но Леншер не торопилась убирать кольт обратно в кобуру, она пыталась услышать еще звуки, но казалось, что темнота душила все звуки, она их съедала.

Crow: ==========> Кабинет. Школа Профессора Ксавье. Эрик пользовался теневыми переходами, как дверьми и спокойно достиг парка раньше своей гостьи. А она пришла с буйным темпераментом и пистолетами. Ворон только улыбался, у него за спиной висела гитара, и старый добрый ремингтон который помог ему решить массу проблем. Что и говорить, на аккуратного ухажёра с цветочками Эрик был похож мало, но в руках у него была белая роза, которую он стащил из какой-то цветочной лавки. Цветок бы непременно погиб, из-за бурных скачков, но теневые витки не дали ему упасть – закрыв его. Эрик словно состоял из своей тени, в том месте куда неумолимо, точно Немезида за грешником, приближалась его гостья. От этой девушки можно было ожидать всего, Эрик помнил, что он прочувствовал, коснувшись её головы своими пальцами, и с тихим облегчением выдул струю воздуха. Она наступила на теневой клочок и сзади неё поднялись теневые лоскута, они соткались и сотворили нечто вроде кокона, который уже оказался невидим для чужого глаза. Для глаз Лекс это могло выглядеть темнотой, но он заметил, как она напряжена, потому и решил не слишком её шокировать. Откуда с небес теней, где он был, прозвучал спокойный голос. – Не бойся, истина, исходящая из уст Его, да не ранит тех, кто верен был Ему, в дни Гнева Зверя. – свисая на чёрных теневых лоскутах перед девушкой появилось лицо которое она могла бы узнать только если бы встала на руки. Улыбающееся и белое с чёрными разводами, что-то похожее на клоуна, который, не умея плавать, утонул, чтобы посмешить жестоких зрителей. Представление окончено, ибо клоун не умел плавать, но он выжил и посмешил зрителей тем, что у него всегда был тот самый велосипед без сиденья и только, поэтому он был зол на окружающий мир. - Опусти пистолеты. Игра не включает в себя оружие, точнее не в такой форме. – он протягивает ей цветок, который почитал за лучшее что у него осталось светлого в душе. Эрик попросту тяготел к белому, ибо считал, что так он не будет устрашающ. Увы, вы сами видите, что белый в глазах обычных людей не всегда цвет тепла или же надежды. Белый – цвет смерти, цвет чего-то нового, что создали, чтобы забыть старое, которое так надоело. На белом так красна кровь или так видна грязь от грехов, что если бы люди носили белые одежды, то вскоре бы не нашлось и одного, у кого бы они остались белым. Но в нашем мире, для кого-то чёрным стал белым, и наоборот, нашлись и те, кто сумел побеждать злом подобным, правда, сам Эрик не считал это правдой или истиной, но были и таковые. Теневой купол был неосязаем, но сейчас он был видим в нём для неё, ибо они находились посреди теневого разрыва, между мирами или где то там, где только тень и одна тень. Она понимала его способности и, наверное, это как-то ему помогало. – Говорят, люди умеют вливать свои эмоции или свою суть в предметы, не завися, от того, обладают они фактором сродни нам или нет. Но я влил весь свой Свет сюда, в этот хрупкий цветок. Весь белый цвет, который подарили мне небеса и Господь, я отдал сюда – чтобы показать тебе ещё раз, что не ты одна видишь мир такими глазами. – он улыбался и движением руки расправил теневые лоскуты, перенеся их от того дерева к небольшой скамье, где в отличие от других не было надписей перочинным ножом в стиле «Punks not dead.». Надпись была зачёркнута и рукою Эрика была выведена пророческая надпись в стиле «We rockin in a free world.» Он спокойными движением помогал ей идти и даже взял её под локоть, как было модно в то время, когда он был молодым повесой и не знал что такое боль. Он тогда был так юн и теперь смотрел на неё, как на кого, кто изготовился к поединку с трудным врагом. Рука его почувствовала, что мышцы хрупкого сильны и, несмотря на свою видимую слабость, дать в подъём ногой и вмазать она может. - Ты пришла. Спасибо тебе за это, я не совсем честным образом узнал твои данные и попробовал сделать это. К несчастью, мой телефон так стар, что у него полно недочётов, но сегодня мы поговорим о тебе. – улыбаясь он перешёл на другой тон и начал достаточно серьёзным голосом. - Знай, что притворятся, будто счастлив ты, лишь жалка попытка бегства извне. Но я спешу предупредить. Лишь стоит только взглянуть мне на тот путь, который я прошёл в одиночестве. Как меня переполняет знакомый аромат. Как же быстро летят дни. Мне так надоела дорога без конца, и воспоминания преследуют меня. Я вижу перед собой твой профиль, и слышу тебя, повторяя те же самые слова, их ты мне сказала: " Разве твоя жизнь не скучна, ведь всё что ты делаешь - это существуешь?" – отведя глаза, и неожиданно отпустив её руку, он сделал пару шагов перед ней и с пылким огнём из уст, который охватывал его в таких ситуациях, сказал. – Я решил перестать существовать, а начать жить снова, и за себя и за неё. Чтобы эта история не повторилась. Понимаешь ли ты значение того цветка? Что я хотел сказать? – задал ей вопросы почти неслышным шёпотом, Эрик. Они давно будоражили душу чернокудрого парня волею Судеб заброшенного между жизнью и смертью.

LSandra: – Не бойся, истина, исходящая из уст Его, да не ранит тех, кто верен был Ему, в дни Гнева Зверя. – послышался, наконец голос, откуда-то сверху, а после перед Лекс появилось довольно знакомое лицо. Память на лица, уж тем более впитанных людей, у Лександры была более чем хорошая. Скажите, смотря на себя в зеркало, вы узнаете того кто отражается? Думаю ответ очевиден. Вот тоже самое и с Эриком. Когда-то не так давно она впитала его, она впитала все о нем ради работы, для составления очередного досье, но писать о нем не стала. Может потому что понимала его, понимала всю его жизнь, а может и по другой причине... Леншер молчала и только слушала Эрика, вглядываясь в его глаза. Сейчас они были иными, что-то в нем изменилось. И уж что что, но увидеть в руке Эрика белую розу, Лекс никак не ожидала. Он протянул её девушке, но сперва она колебалась, не хотела брать. Лекс догадывалась, что означает этот цветок, но все же надеясь, что ошибается, приняла его. Руки девушки были в перчатках, поэтому считать информацию с этой чудесной розы, она не могла, но это было даже лучше, ощущения незнания, да, Лекс обожала его. Она так много знала в этой жизни, что пусть хоть эта небольшая тайна, будет тайной для неё, не долго, разумеется. - Обо мне? - с непониманием переспросила она у собеседника. Нет, со мной такого быть не может, все как всегда. - Знай, что притворятся, будто счастлив ты, лишь жалка попытка бегства извне. Но я спешу предупредить. Лишь стоит только взглянуть мне на тот путь, который я прошёл в одиночестве. Как меня переполняет знакомый аромат. Как же быстро летят дни. Мне так надоела дорога без конца, и воспоминания преследуют меня. Я вижу перед собой твой профиль, и слышу тебя, повторяя те же самые слова, их ты мне сказала: " Разве твоя жизнь не скучна, ведь всё что ты делаешь - это существуешь?" И снова противоречия, Лекс говорила себе одно, а её сила убеждала её в обратном. Она говорила ей, уже много лет, одно и тоже, много лет. Ошибка Люцифера, пришла чтоб умереть, а жизнь - страдания. Эрик бежал от прошлого, а Лекс не хотела будущего. Она просто жила, чтоб хоть кому-то быть полезной, абсолютно забывая о себе. И слыша, что сейчас Эрик цитирует её же слова, сказанные когда-то ему, ей стало очень горько, внутри все будто сжалось, было тяжело даже вздохнуть. – Я решил перестать существовать, а начать жить снова, и за себя и за неё. Чтобы эта история не повторилась. Понимаешь ли ты значение того цветка? Что я хотел сказать? – сказал он решающие слова, теперь сила, холодный разум взял верх и за словами Ворона, разум распознал лишь то, что хотела ЭльСандра, сила Лекс, но не сама она. - Да, знаю, белая роза символ нового начала, новой жизни, именно того, что я тогда тебе советовала. И да, я догадываюсь зачем ты меня позвал, я дала совет...Но не дала возможности. Ведь Эрика Драйвена давно уже нет, и единственный из документов, что есть у тебя - свидетельство о смерти. Жить среди людей, не имея этих бесполезных бумажек - невозможно. Естественно я помогу тебе. - закончила ЭльСандра свою хладнокровную речь. Да именно, именно ЭльСандра сейчас общалась с Эриком, закрытая, безэмоциональная, ледяная, не верующая в будущее. И ведь действительно, если трезво мыслить, проведя не долгий анализ вероятностей, то можно сделать вывод, что еще пару лет и славного агента ФБР Лександры Леншер не станет вовсе. ЭльСандра привыкла, что ей пользуются, в большинстве случаев, она еще ни разу не приходила на встречу с кем-либо, чтоб не уйти без задания. Вы скажите, как горько... Но нет, она привыкла в этому, и собственно, ей было все равно. Единственной целью Белой Леншер было - сделать как можно больше добра. К сожалению снять проклятие со своего рода она не могла, это могли сделать лишь Темные Леншеры, но, как говорилось выше, эта девушка уже давно забыла о себе, она жила для других. Правильно это или нет? Кто знает... ____________________________Заброшенный театр___________________________

Crow: - А я помогу тебе. – спокойным жестом вернул ей её слова Эрик, потому что прекрасно осознавал что она такое, хотя и представлял себе это нечто вроде человека у которого словно вырвали часть себя. Он помнил её шаги и представлял себе, что такое жить с сознанием того – что ты лишь тень от чего-то. Хотя, его состояние было чем-то сродни такому вот теневому плаванию в неизведанные просторы. Он не видел в ней сверхсильную святую, которая могла потрясти весь мир до основания, своими познаниями и прочими силами. Ворон серьёзно понимал, что же такое владеть подобным даром и был удивлён. Она не хихикала, не смеялась истерически, а была холодна и прямо как пресловутый Эскалибур, который по легендам мог поражать неправым без замаха и крови на лезвии. Жить ради других, принести себя в жертву другим людям, подобному тому, кто когда-то взошёл на крест ради других людей и принёс себя в жертву человечеству, назвавшись Иешуа Га-Ноцри. Луч фонаря блеснул как жертвенный меч, который должен был вонзиться в тело жертвы, но Эрик решил встать тенью на пути его и спокойно сжал её пальцы в своей руке. Это было не болевым действием, скорее желанием успокоить её и вернуть в нормальный мир. - И знали бы невольные герои, борясь и страдая, веря и любя, что заливая летописи кровью – ни капли не оставят для себя. – цитата оказалась очень удачной и он сделал шаг к ней. – Знаешь, я решительно не согласен с этой трактовкой, не нужно приносить себя в жертву. – решительный жест и сзади него из тени соткался крест. Он показал на него рукой. – Он принёс себя в жертву за нас и за тебя, и за меня… - крест медленно опал и музыкант улыбнулся. Чувство того, что она словно его копия или же родственная душа не пропадало. А ведь у него был для неё сюрприз, который готовил он сам и безо всякой помощи каких-либо сторонних лиц. Это было бы шикарно, если бы он согласилась пойти с ним, он чувствовал что, несмотря на маску, которая была на её лице, она другая. Внутри она желает чувствовать себя живой, кричать и этим подтвердим всему миру факт, что она не умерла. Ох, как же трудно дышать, когда все вокруг пахнет смертью, и он начал действовать. Пальцы его сжимали её ладонь вовсе не цепко, а скорее мягко и нежно, толчок и он берёт её за руки. Движение было простым, оно попросту призывало её забыть всё то, что она думала о себе и носила как маску для других людей, потому что для Драйвена её не было. Маска была словно прозрачной, он видел, как она цеплялась за ушками девушки, и потому он сделал быстрые движения, проводя за раковинами. Держа в руке что-то неосязаемое, он приложил руку к лицу и чисто театральным движением отбросил в сторону «маску». - Будь сама собой. Подумай, чего ты хочешь? – улыбаясь, он сильнее потянул её за руки, заставляя сделать широкий шаг, словно школьник старался свою одноклассницу уговорить пойти к нему домой, и попить там чая. А тут было другое, он старался её уговорить оставить прошлое, но тянул легко и не очень настойчиво, так чтобы она могла ощутить вкус свободы, которую он ей дарил. А он всего лишь пытался освободить её от правил и шептал так, чтобы она слышала. – Пари. Так как если бы не было правил и гравитации, и нету ни законов и никто их блюсти не заставил. Пари. – сладко потянув на себя её руки, он применил свою способность и их подкинул себя и её на небольшом теневом плоском лоскуте, как на трамплине. Подхватив её и приземлившись уже на дальнем газоне, он помогает ей подняться. – Ну, как? Это стоило того? Неожиданно так, а я уже смотрю на тебя и вижу, что это новое для тебя. Ты никогда не жила такой жизнью, как и я никогда не жил. Я зову тебя… - он протягивает ей руку и ведёт её туда, куда ведёт длинный теневой отрезок. Этот путь так узок, но он помогает ей идти, ведя её, как средневековый паладин в Храм Господень. В отличие от паладина, он был менее величественен, но вёл он собственно её туда, где намеревался провести с ней вечер и может быть ночь. Так что таинственного не было ничего, единственным был тот смешок, что заброшенный театр может показаться не слишком удобным местом. Но там уже всё было и свечи и небольшое угощение и даже, то место, где можно будет выспаться. Жить в старом театре было интересно и весело, никто туда не ходит – даже полиция, а там живёт человек и даже неплохо. Он вёл её дальше и дальше, туда, где смыкается тень и на мгновение, улыбнувшись, он резко разворачивается на каблуке и берёт её на руки так, как брали обычно невест или кого-то. Должно быть, она не ждала этого. Он приобнимает её и приближает своё лицо к её лицу. Он видит её глаза, чувствует как её волосы, взметнувшиеся от ветра, щекочут ему кожу, которая казалось, больше не увидит чувств и будет непроницаема как сталь. Он делает шаг вперед, и теневой купол поглощает их обоих. Они в непроницаемой черноте и он целует её губы, привнося с собой себя, такого как он есть. Если она впитывала людей, то сейчас он делал с ней и делал это иными путями. Просто, у неё это была особенная способность, а ему просто была нужна она и он забирал её, чтобы она стала сильней. Пора. Коронованный клоун ожидает их, а они идут к нему, в старый театр, чьи отголоски ещё не стихли. ===========> Заброшенный театр.

Crystal: /Общественная библиотека/ Здесь она не была почти два года. Два долгих, нерешительных года. Кристаллия припарковалась на ближайшей к парку стоянке, и не спеша выбралась из машины, запахивая покрепче белоснежное пальто, и повязывая на шее лёгкий, изумрудно-зелёный шёлковый платок. Девушка оставила все вещи в машине, забрав с собой только телефон, да пачку Голуаза, которые по привычке всё ещё курила, даже несмотря на то, что по понятиям некоторых они не отличались должной крутизной. Зато крепость у них была, что надо. Кристалл вздохнула, засунула руки в карманы, и всё таким же неспешным шагом прошла через огромные чугунные ворота, с резными вставками, погружаясь в тишину осени, нарушаемую лишь опадавшими листьями, да тихой рябью воды, которую тревожил ветер. Крис сегодня решила ничем и никак не менять погоду, просто потому, что хотелось естественности. Взобравшись по небольшому мостику, Крис остановилась, облокачиваясь на каменные перила, и устремляя взгляд вперёд, глядя на маленьких детей, которые, непослушные, убегали от своих матерей, а те за ними носились, пытаясь поймать. На губах Амакелин против воли появилась нежная, но вместе с тем грустная улыбка. Руки против воли сжались в кулаки. Резкий выдох, и Крис тут же отвернулась, облокачиваясь спиной перила, и не думая о том, что может испачкаться. Женщина прикрыла глаза, вдыхая полной грудью запах листвы и влажной земли, в такие секунды она чувствовала своё единение с природой,чувствовала,что она – неотъемлемая её часть. И это так поражало, что почти захватывало дух, и Крис не могла достойно контролировать свои способности. Да, и нахлынувшие воспоминания давно минувших дней, противно сжали горло, не желая отпускать. Крис достала сигарету из пачки, и кончик оной тут же заалел, и запахло жжёным табаком. Рыжая втянула в себя никотиновый дым, выпуская его тонкой струйкой в сторону от себя. И как-то так получилось, что это лёгкое движение заставило её шарфик слететь с плеч и помчаться на потоках ветра в сторону скамеек, где сейчас было совсем пусто, не считая, одинокого путника, который шёл к ней спиной, чуть опустив плечи, голову. Кристаллия протянула руку, попытавшись было воспользоваться силой, чтобы вернуть шарфик, но что-то остановило её. Что-то знакомое в этой фигуре. Крис резко остановилась, широко распахнув глаза. Этого не могло быть. Она не могла вот так просто попасться,

Wolverine: /Нью-Йорк/ Мрачная тень, слабо напоминавшая Хоулетта, бесшумно бродила по Центральному парку, подсознательно выбирая такие тропинки, по которым почти никто не ходил. Одиночество и пустота внутри стали такой же неотъемлемой частью его, как сигары, огромное количество алкоголя и абсолютное эмоциональное равнодушие ко всему, что происходило вокруг. Он любил осень. Когда-то. Когда-то давно, около недели назад. Прошла целая вечность, бездонная пропасть лежала между прошлым Джеймсом и тем, кто остался сейчас на краю. Он балансировал на дрожащих камнях собственного разума, готовых вот-вот провалиться в небытие. Его сознание кружилось от разверзнувшейся внутри него же пустоты, холодной, черной, затягивавшей в себя. С каждым часом одиночества он находился все ближе к пропасти собственного рассудка. А внешне ничем та трагедия, которая вот-вот должна была случиться, не выражалась. И все-таки отголосок близившейся гибели был заметен в его имидже. Хоулетт очень коротко подстригся по возвращении в Нью-Йорк и вкупе с легкой небритостью выглядел еще более брутально, чем с вечно взъерошенными волосами и бакенбардами. Вместо привычных кожаных курток на нем было черное, длинное до колен мужское пальто нараспашку, под ним виднелся тонкий светло-серый свитер, а на ногах – черные джинсы и такие же ботинки с острым носом. Это был не его стиль. Строгий, мрачный, бесцветный. Сразу же после прибытия из Монреаля Росомаха сжег все свои вещи, а также то, что напоминало ему о прошлом. Запахи, оставшиеся на одежде и предметах, сводили его с ума и причиняли ему невыносимые мучения. Он с облегчением спалил бы и саму квартиру, но в последний момент рука не поднялась сделать это. Все-таки здесь жила не только она… Джеймс обошелся простым проветриванием на несколько суток, устроив хороший сквозняк, такой, что ветер гулял по комнатам, и когда он дремал в кресле в гостиной, то сквозь сон ему часто казалось, будто кто-то кроме него есть дома. Простые фантазии переросли вскоре в настоящие галлюцинации, и больше мутант в ту квартиру не возвращался. Он снимал номер в одном неплохом отеле, и там уже впал в другую крайность: не имея ничего, что останавливало бы его, ни напоминавших о чем-то предметов, ни запахов, он изрядно выпивал и часто ночевал не один. Так прошла первая неделя в Нью-Йорке после случившейся с ним беды. А сегодняшним днем, блуждая по городу, он ненароком попал в Центральный парк, место, настолько важное для него, что избавиться от связанных с ним обрывков памяти было не так-то просто. Почему обрывков? Потому что после встречи с Тессой более чем пятилетней давности, после его просьбы помочь справиться с тогдашним горем, некоторые воспоминания так и не вернули себе прежний яркий облик. Но здесь, здесь его прошлое словно оживало, и перед глазами отчетливо вставала приятная сердцу картина на том мосту, прогулка по той усыпанной гравием дорожке, затем поворот в сторону ресторана… Затем… Странно, что вместо того, чтобы ностальгировать по утерянной любимой женщине он сейчас жил памятью гораздо более давних лет. И когда тонкий, до боли и стона знакомый запах защекотал его ноздри, Хоулетт не высказал искреннего удивления – он все еще пребывал в себе и не мог отличить реальность от участившихся в последнее время галлюцинаций. Но вот что-то нежное, невесомое коснулось его затылка. Сердце замерло, он резко повернулся и инстинктивно, механически схватил тонкий шарф, уносимый куда-то разгулявшимся ветром. А в следующее мгновение зрение обнаружило еще одну находку. Джеймс перестал дышать, замер, пораженный. Если бы он был менее крепким морально, то давно уже отключился бы, но нет. Пошатнулся, на миг прикрыл глаза, но справился с собой и вновь широко распахнул их. Когда-то ярко-голубые, теперь они, потухшие, были стального оттенка, но во взгляде по-прежнему оставалась твердость. Хотя сейчас, на несколько секунд, и ее не стало. Будто что-то сломалось внутри. Хоулетт тихо простонал, встретившись с изумрудными глазами, и, прерывисто вздохнув, протянул вперед руку с зажатым в ней шарфом. Он все еще не мог понять, воображение ли так издевается над ним, призрак ли это или же самая настоящая... - Крис…

Crystal: Ан нет. Оказывается могла. Столько времени скрываться, чтобы вот так глупо попасться на глаза Джеймсу, в том самом парке, где они впервые встретились, откуда направились в ресторан, ну, а потом… В голове Амакелин в безумной пляске проносились картины воспоминаний, каждый момент, каждое слово, эмоция и чувство тут же всплывало в памяти, нанося сокрушающие удары по сердцу. Не думала она, что будет так трудно и так тяжело это забыть окончательно. Рыжая внимательно смотрела на Хоулетта, чуть поджав губы, сжимая в кулак края пальто, у самой шеи, и нервно сглотнула. Она не знала, как реагировать дальше, что сказать. Ведь по сути дела, она же якобы забыла всё, что с ней было в прошлом, но это не так. Она помнила всё до мельчайших подробностей, хотя эмоции от пережитого уже немного поизносились, но всё-таки были, они хранились у самого сердца. Кристалл взяла себя в руки. Нет, она больше не позволит сердцу взять верх над разумом. Прости, пожалуйста, родной. Она всё прекрасно знает и помнит. Женщина медленно опустила руки по бокам, и сделала два небольших шага по направлению к Джеймсу, протягивая руку за своим шарфом. - Здравствуй, Джеймс, - тихо, с извиняющейся улыбкой произнесла рыжая, оказавшись меньше, чем в полуметре от Хоулетта, и мягко забирая из его руки шарфик, который снова повязала себе на шею, едва сдерживая дрожь в руках, которая выдавала её нервное напряжение. Что ему говорить? Как смотреть? О, нет, пожалуйста, не смотри так, это же просто убивает. Я не могу всего объяснить, а ты просто не захочешь верить. Да, что делать-то!.. Кристаллия была просто в отчаянии, она тяжело вздохнула, устремив взгляд в пол, скрестив пальцы, и нервно кусая губы. Что делают в таких ситуациях, когда ты оказывается была мертва несколько лет, а потом резко всречаешь своего бывшего-почти-мужа, от которого ещё и беременна была двумя малышами, так и не родившимися на свет. А вот это вызывало у Кристалл едва ли не истерику. Она не могла до конца осознать того факта, что это всё не сон, и что она жива, но жива без своего продолжения, которое у неё забрали. Это же несправедливо, это больно, дико, жестоко. Всё это пронеслось одновременно в изумрудных глазах, когда Кристалл резко сжала пальцы, нервно выдохнув. - Послушай, я наверное должна объясниться…- начала женщина, резко вскидывая голову и глядя прямо в глаза Джеймса. Пустые. Странно, его лицо до сих пор было таким родным, в какой-то степени по-прежнему нежно любимому, но вместе с тем уже таким чужим, изменившимся. Кристалл не могла объяснить толком, что тут было не так. Просто прошло много времени, много сил, нервов. Всё это прошло, а они остались, как это ни странно. И теперь они были похожи ещё и в силах. Кристалл подняла руку и тут же беспомощно её опустила, тяжело вздохнув. - Но я не знаю, как. Может пройдёмся?.. Мы давно не виделись, и я понимаю, что всё это дико, и что я снова начинаю много говорить и не по теме, и я не буду скрывать, что я жутко нервничаю, - Кристаллия нервным жестом отбросила за плечи свои огненно-рыжие волосы, отводя взгляд в сторону, и боясь даже посмотреть на Джеймса. Девушка засунула чувства поглубже, она понимала, что не надо сейчас никаких лишних эмоций, потому что… Потому что она итак достаточно сильно обидела Джеймса, пускай и не специально, пускай и не по своей воле.

Wolverine: Он вздрогнул, словно от удара, когда Кристалл позвала его по имени. Только она могла произносить его так, что по спине пробегала дрожь. Плавно и быстро Амакелин оказалась настолько близко, что от ее запаха, усилившегося в несколько раз, такого знакомого и близкого, у Хоулетта закружилась голова и помутнело перед глазами. Он безвольно разжал пальцы и опустил руку вниз, когда она забрала свой шарф. В какой-то миг Росомаха случайно коснулся ее кожи, и этого было достаточно, чтобы он снова издал приглушенный стон. Кристаллия даже не представляла, как сейчас страдал мужчина: он вернулся в то отвратное, опасное для жизни состояние, которое завладело им семь дней назад, в первые сутки после трагедии. И сам мутант не представлял, что ему может быть так же плохо, как и тогда. Нет, даже хуже… Затуманенным взором коротко посмотрел он на Амакелин, слабым кивком подтвердив, что объясниться ей все же следует. На слова он сейчас был неспособен – казалось, будто одаренный онемел от шока. Его поразила не только их случайная встреча, но и мысль, пришедшая сразу после того, как Джеймс убедился, что перед ним вовсе не призрак. «Она бросила меня…» Тогда, в школе, в комнате… Она ушла от него таким чудовищно жестоким способом. Он не мог найти другое объяснение случившемуся. Если бы тот кошмар произошел против ее воли, она сразу же связалась бы с ним, прекрасно зная, что Хоулетт медленно и мучительно умирает после столь сильного потрясения. Но Крис ни разу за все пять лет не объявилась, и все это время он считал ее погибшей. Если бы он знал, что ошибается! Если бы Амакелин не исчезла из его жизни, он никогда не женился бы на Тессе, и та сейчас была бы жива! Джеймс пошатнулся снова, блестевшими от непролитых слез глазами вновь уставился на Кристалл. Он уже давно разучился страдать адекватно, и все душевные муки переносил молча, внешне почти ничем их не выдавая. Все копилось внутри до тех пор, пока боль не разрывала Росомаху на грани очередного срыва. «Пройдемся…» - эхом отозвалось в его сознании, он опять коротко кивнул и медленно направился вперед, с опущенной головой и нетвердым шагом, засунув руки в карманы пальто – он окоченел от холода. Холода, завладевшего им изнутри, распространявшегося от пустого сердца. Разве пустота может сжиматься от боли? Или это единственное, что ему суждено чувствовать вечно? Они шли по узкой тропинке парка, почти соприкасаясь одеждой друг с другом. Джеймс практически не дышал - он терпел, пока наконец не начинал задыхаться, и тогда на мгновение отворачивался в сторону, чтобы сделать глубокий вдох. Ее запах было невыносимо ловить сейчас, когда в сознании стучала одна и та же мысль: «Бросила». - Говори… - хрипло прошептал мужчина, и это не было ни просьбой, ни приказом. Она нервничала, он понимал это, видел, но разве ее волнение можно было сравнивать с его состоянием? «Ты, оказывается, так жестока…» - вертелось в голове, но он не спешил заявлять это Амакелин. Да, ему было невероятно плохо, да, он не понимал, зачем потребовался весь тот кровавый ужас, но винить ее Логан не собирался. Он сам хорош, не смог отличить мертвую невесту от живой, поддался на уловку. Что это было, мощная иллюзия или так хорошо инсценированная смерть, что даже его животное чутье не заметило обмана? Джеймс не мог продолжать прогулку. Через пару минут, когда они оказались на тот самом мостике, он остановился. Прислонившись поясницей к перилам, судорожно нащупал в кармане сигару и зажигалку и несколько секунд пытался закурить. Руки тряслись так, что огонек не попадал на кончик сигары, и только это, пожалуй, могло показать, в насколько тяжелом состоянии сейчас пребывал Росомаха, чьи движения всегда были твердыми, четкими, решительными. Затем, глубоко затянувшись и зажмурившись на мгновение, он собрал все оставшиеся моральные силы, открыл глаза, встретился взглядом с стоявшей перед ним Кристалл, внимательно осмотрел ее с головы до ног, будто видел впервые, и глухо произнес: - Я слушаю…

Crystal: - Не делай поспешных выводов, Джеймс, - с грустной улыбкой произнесла Кристаллия, поспешно засовывая руки в карман своего пальто, и снова делая несколько глубоких вдохов-выдохов. Она, как и Хоулетт, за прошедшие пять лет изменилась. Вот только изменилась ещё больше, чем он. Потеряв двух детей, потеряв память, да саму себя, всё потеряв, и живя среди тех, кто всё это устроил, пускай не специально, ты волей-неволей вырабатываешь иное поведение, иной характер, нежели был до этого. Амакелин и раньше не отличалась доброжелательностью, ну а сейчас, так и вовсе превратилась в холодную, стальную женщину, которая не желает чувствовать. Ничего, кроме того, что выберет сама. Поэтому и сейчас Кристалл взяла себя в руки, внутренне одёрнулась, и решила, что не будет ничего скрывать, играть какую-то роль, искренность и честность – это единственное, что надо им обоим. Кристаллия прошла вперёд, поравнявшись с мужчиной, и они вместе, неторопливо двинулись вперёд, некоторое время проведя в молчании. Крис раздумывала над тем, что сообщить Росу, о чём утаить, как вообще всю эту информацию преподнести. Повернув голову в сторону мрачного мужчины, и увидев, что редкие порывы ветра доносят до его обоняния её запах, который сейчас был невыносим, и что он морщится, Кристалл решила, что небольшая смена направления ветра поможет им обоим в дальнейшем продолжении разговора. Итак, ветер перемен случился, а разговор так и не начинался. Хотя, пора было это сделать, и Кристаллия заговорила. Спокойно, размерено, как давно случившийся факт. Никаких эмоций. Абсолютная пустота. - Не вини меня, пока не узнаешь всего. А тогда тебе решать, для самого себя, права я или нет была, - тихо начала рыжая, сворачивая по узкой аллейке. – В ту ночь, я действительно чуть не погибла. Тебя не было. Время стёрло из моей памяти некоторые подробности, да и остальное тоже, впрочем, об этом я ещё расскажу. Итак, я была в комнате, когда тест показал, что я беременна. Хотя, тогда я и не догадывалась, что у меня…у нас, - голос на мгновение дрогнул, но Крис тут же продолжила, - будут двойняшки. А затем. Затем в комнате появились те, кого я меньше всего ожидала увидеть. Меня хотели вернуть на Аттилан, а поскольку заранее знали, что это не прокатит, то… Это было жестоко с их стороны, неоправданно жестоко. Браки между людьми и нашей расой не особо приветствуются, точнее даже, почти запрещены. А уж тем более тот факт, что я была ещё и беременна. Это окончательно вывело родителей и всю семью из себя, - Кристалл перевела дух и замолчала на некоторое время. Она не знала, как объяснить Джеймсу всё то, что с ней произошло, почему она не могла ничего ему рассказать, как-то добраться до него. И самое главное, что не хотела этого. Потому что ничего не знала о нём. Они поднялись по мостику, и пауза определённо затягивалась. Амакелин смотрела на мужчину, но как будто не видела его. Все её мысли вернулись к прошлому, к тем самым злополучным дням. Кристалл перевела взгляд на глаза Джеймса и коротко вздрогнула. Подобной пустоты она давно ни у кого не видела. Глубоко вдохнув холодный воздух, резанувший по лёгким, и дым от сигары, Крис продолжила. - Именно поэтому они приняли решение забрать меня от тебя, забрать с Земли и запихнуть обратно на Аттилан. Чтобы ты не смел меня искать, чтобы я не смела возвращаться, они и создали всё то, что ты видел. За мной прибывала Медуза. Меня лишили памяти, лишили всего, - Крис чуть нахмурилась, чувствуя, как снова боль сжимает её сердце, и слёзы сдавливают горло. Но она решительно продолжила. – Первое время я действительно ничего не помнила, но каким-то образом, сквозь дымку ко мне стали приходить воспоминания, через сны, полудрёму, а порой и через галлюцинации от излишнего количества опиума, который я долгое время принимала, дабы забыться и от того, что у меня было в тот момент, - девушка коротко усмехнулась, хотя и совсем невесело.Она снова достала из кармана сигареты и закурила, как обычно. Без зажигалки. - В один момент мне удалось вспомнить, что я когда-то жила на Земле и очень неплохо. Состоялся долгий разговор, вовремя которого я чуть не разнесла половину Луны, по средствам взрыва её изнутри. После этого все поняли, что это было плохой идеей, но ничего назад не вернуть. Собрав вещи, я вернулась в Нью-Йорк. Это было… Совсем недавно. Я вернулась в Прагу. К тому времени я вспомнила уже всех, ну почти всех. У меня состоялось несколько встреч, после которых моя судьба в этом мире снова становится более-менее определённой. Кристалл встала рядом с Джеймсом, заведя руки за спину. Покусывая нижнюю губу, она размышляла, а что дальше? - Я не знала ничего о тебе. А когда узнала, когда вернулась в Нью-Йорк, то не посмела приходить. И в общем-то, если быть честной и откровенной, то я не хотела тебя тревожить. И каким-либо образом вторгаться снова в твою жизнь. С моей стороны вот это было бы жестоко.

Wolverine: - Я все понимаю. Представляю, каково тебе было… - пока Кристал говорила, он не перебивал ее, слушая очень внимательно. Амакелин была далеко небезразлична ему. Он еще не определился насколько, но знал, что какие-то чувства сохранились. Все, что Джеймс узнал сейчас от нее, глубоко его поразило и в то же время освободило от проснувшейся обиды, боли, непонимания. Все встало на свои места, и мысль, что одаренная оставила его не по своей воле, что это был не ее выбор, принесло облегчение. На миг он даже забыл о своем недавнем горе, повернулся к Крис всем телом и накрыл своей ладонью ее руку, крепко сжимавшую перила. Их взгляды снова встретились, и в глазах Хоулетта блеснуло что-то, огонек духовного оживления, и в этот момент он как никогда стал похож на себя самого. На того, кого она когда-то любила, и кто был без ума от нее. Только сейчас он заметил и осознал, что Амакелин стоит совсем близко, а запах ее больше не вызывает мучительных ощущений. Уголки плотно сжатых губ чуть приподнялись – слабое подобие улыбки. А затем, тяжело вздохнув, он признался: - Я рад видеть тебя. Рад тому, что ты жива. Мне очень жаль, что так вышло… Если бы ты предупредила меня о ваших правилах, я бы… - мужчина запнулся, пытаясь подобрать верное завершение фразы. Что он действительно смог бы сделать? Устроил бы круглосуточное дежурство? Оставил бы Крис первым? Из всего случившегося самым трагичным для нее была потеря будущих детей, и Джеймс понимал это. Он искренне, насколько мог сейчас, сопереживал Амакелин: жить среди тех, кто значится родственниками, но кто уничтожил твое продолжение и сломал судьбу, это невыносимо тяжело. Росомаха опустил голову, задумчиво уставившись на ее тонкий шарф, прикрывавший шею, и тихо добавил, чуть сжав ее руку: - У тебя все обязательно будет хорошо, Крис… Мне кажется, ты в замешательстве. Из-за меня? Да, я изменился. Точнее умер. Морально. Неделю назад. Увиделись бы мы раньше, перед тобой был бы настоящий Хоулетт, а не живой покойник. – Он отпустил тонкие пальцы и, с намеком на заботу поправив выбившуюся прядь ее огненно-рыжих волос, повернулся лицом к ручью. В воздухе повисло ощутимое напряжение. Память захватила его снова. Он глубоко затянулся, вынул сигару изо рта и медленно провел тлеющим кончиком по тыльной стороне своей ладони, выводя дорожки там, где прятались когти. Три широких ожога, запах горелого – Росомаха впился взглядом в изуродованную руку, выражение лица изменилось. Добавилось больше звериного, было заметно, что внутри него происходит непростая борьба. Воспоминания об увиденном в лесе поглотили его сознание, едва он начал свой рассказ. Он пытался справиться с разрывавшей его изнутри болью, с истерзанным зверем. Со всем. Сразу. Джеймс еще раз провел по руке сигарой, перечеркнув три заживших ожога новым, и прошептал, вышвырнув потухший окурок в воду и не глядя на женщину: - Боль физическая облегчает душевную. В последнее время чаще неадекватен, чем спокоен. Только табак и алкоголь спасают… Ты в курсе, что я был женат?..

Crystal: Кристаллия закончила своё повествование, тяжело вздохнув, отчего облачко пара сорвалось с её губ и взметнулось к небу. Женщина усилием воли заставила себя повернуться к Джеймсу и посмотреть ему в глаза. И какое облегчение она испытала, увидев там не ту обиду, что была до этого, а действительно понимание. Только вот самой Амакелин сейчас стало снова не по себе. Когда ты пересказываешь по несколько раз одну и ту же историю, ты вроде привыкаешь к ней, и делаешь это без эмоций. Но когда ты рассказываешь её человеку, непосредственно задействованному в ней, то… Тебя ломает, рвёт на куски, твою душу скручивает жгутом и резко отпускает. Это не боль, нет, это решительно иной уровень, который всегда присутствует у тебя в подсознании, но который так редко проявляется сильно. Он пульсирует, он точит твоё сознание, и ты постоянно думаешь, а что ты сделала такого, что тебе приходится всё это терпеть? Лёгкий порыв ветра растрепал длинные волосы рыжей, бросив несколько прядок ей на лицо, Кристалл продолжала пристально смотреть на Джеймса. - Мне тоже было жаль, Джеймс. Очень, но время лечит, и это факт. Ты ничего не смог бы изменить, даже если бы я тебе сказала. И боюсь, что даже могло бы быть намного хуже. А так, по крайней мере, мы с тобой оба жива, если не в моральном, то в физическом плане уж точно, - Кристалл в ответ благодарно пожала руку Хоулетта, крепко сжимая его сильные пальцы. Это было довольно странно, спустя пять лет снова ощущать приятное тепло любимого, ну или уже не так сильно, но всё-таки близкого человека. - У меня уже всё хорошо, Джеймс. Несмотря на то, что я уже совсем не та девочка, которой была пять лет назад, - Кристаллия чуть улыбнулась, опуская взгляд, в тот момент, когда мужчина коснулся её лица, убирая прядь. Лёгкая дрожь прошлась по телу Амакелин, но ничего более. Она не желала воскрешать в своей голове воспоминания. Слишком много времени прошло. Внимательно наблюдая за тем, как Росомаха оставляет ожоги на своей руке, Кристаллия чуть склонила голову набок, пытаясь понять, зачем он это делает. Ведь физическая боль приглушает душевную, но зачем? Душевная боль делает тебя сильнее, и главное её пережить. А не загонять в глубины нашего бесконечного подсознания. - Ну, тут я тебя прекрасно понимаю. Пьяный угар помогает забыть всё то, что так тебя беспокоит, - рыжая отвернулась в сторону, делая ещё несколько затяжек сигаретой, и с лёгким щелчком выбрасывая её следом за сигарой Джеймса, в воду. Почему слова о том, что у него была жена так больно задели Кристаллию? Неужели она так наивно предполагала, что Хоулетт будет так долго её помнить и страдать в одиночестве? Конечно, нет. Мужчинам это не свойственно, они стремятся к уюту и комфорту, и обвинять их в том, что они ищут где бы устроить этот уют, нельзя. Поэтому Амакелин нервно сглотнула, сжала покрепче кулаки, и едва заметно пожав тонкими плечами, ответила: - Нет, об этом я не знала. Единственное, что мне было известно, так это, что ты жив и здоров, и живёшь вполне неплохо. Но видимо за всеми теми делами, что теперь у меня есть, я чего-то не знала. И почему ты говоришь в прошедшем времени?.. Зная тебя, и судя по твоей реакции, то произошло что-то чудовищное… - Кристаллия чуть нахмурила брови, глядя на свои пальцы, сцепленные в замок. – Ты не расскажешь? - Крис бросила на мужчину быстрый взгляд, отметив про себя глубокую складку между бровей, которая придавала лицу скорбный и одновременно немного жёсткий вид.

Wolverine: Он повернулся к ней снова, когда девушка отозвалась немного другим тоном. Джеймс слишком хорошо знал Амакелин, чтобы не заметить смены ее настроения после заданного им вопроса. Пусть она изменилась в чем-то одном, но по-прежнему в ней жила та эмоциональность, которая в частые минуты их совместного пребывания превращалась в настоящую страсть, заражавшую и его тоже. Он каким-то образом чувствовал эти волны, исходившие от нее, возможно еще и потому, что сейчас отвлекся от своих внутренних переживаний и полностью переключился на одаренную. На ее эмоциональный канал. Росомаха не спешил с ответом, так как понимал, что сдержать себя, предавшись чудовищным воспоминаниям, будет невозможно, и меньше всего на свете ему хотелось в данный момент снова потерять рыжую. Она находилась рядом, и ему было легче. Хотя бы от одной мысли, что он не остался в абсолютном вакууме равнодушия. Она сопереживала ему. Наверное. Он надеялся, что эти вопросы заданы вопреки тактичности. Проведя рукой по совсем теперь коротким волосам, взъерошив их немного, Хоулетт тяжело вздохнул и чуть исподлобья покосился на Амакелин, приподняв брови. Бесконечно сложно подобрать правильные фразы, чтобы она с легкостью ощутила всю трагичность им пережитого. Он действительно старался, но через несколько секунд, глухо рыкнув себе под нос от бессилия, поднял на Кристал пронзительный взгляд и негромко отозвался, решив говорить все как есть: - Супругу и маленького сына убили. Я видел их тела. Разглагающиеся останки. Я пытаюсь найти смысл в том, чтобы жить дальше. Я стал слаб, когда меня научили привязываться к другим. Когда ты меня укротила. После твоего… ухода я пребывал в точно таком же состоянии. История повторяется. Раньше было иначе. До того, как я встретил тебя. Пять лет назад. Ты очень сильно повлияла на меня, Крис. Наверное, в лучшую сторону. Но я здорово обжегся снова. Я остался с выжженным сердцем и не готов получить контрольный выстрел в голову. Поэтому давай отложим все подробности распада моей семьи. Я обязательно расскажу их, когда будет легче об этом думать. Мне нужно время. Тебе нужно время. Нам оно просто необходимо, чтобы выдержать все навалившееся и сделать шаг в правильную сторону. Ты только не уходи сейчас. Я прошу тебя… – с таким запалом прозвучал монолог Джеймса, будто он ожил и вернулся в реальность, перестав висеть в невесомости собственного сознания, пока время проходило мимо. Мужчина подал ей раскрытую ладонь и приобретавшими свой нормальный цвет глазами вновь встретился с двумя изумрудами Амакелин. Его губы тронула чуть печальная, но твердая улыбка. - Приглашаю тебя в ресторан. Если пожелаешь, в тот самый… Можно приклеить к этому предложению определенную символику, но я просто очень давно там не был. И не хотел. Без тебя. Знаешь, есть такие места, куда нужно ходить именно с кем-то. Иначе все теряет свою остроту и блеск... Расскажешь мне про Аттилан, про что-то приятное, что случилось за это время. Про свою личную жизнь. И про Прагу. – Он уже тронулся с места, поправив край воротника своего пальто свободной рукой, а другой сжимая ладонь Кристал. Ее тепло было спасительным для него, тонувшего доселе в своих страданиях. Перед ней он не мог быть слабым, подсознательно появлялись силы, не дававшие ему расклеиться окончательно. Амакелин была стимулом для его духовного воскрешения, хотя бы потому, что заставляла его бороться с собственной апатией и ощущением безнадежности. Рядом с ней он не представлял себя вялым и ко всему безразличным. Она была настолько яркой и внешне, и внутренне, что и он невольно старался соответствовать своей спутнице. И постепенно, с каждой минутой, у него это получалось все лучше. Он как будто заново учился думать о чем-то другом, кроме той трагедии. Он рассказывал ей о каких-то любопытных, но ничего не значащих мелочах, о новых машинах, о том, где ему пришлось побывать в последние месяцы, о Тибете особенно. Заикнулся о сыне, и сознание так ухватилось за это воспоминание, что еще некоторое время, пока они пересекали парк, Росомаха с живостью делился с Крис забавными и интересными моментами, связанными с его погибшим ребенком. И чувствуя, что она слушает его, что она действительно реагирует на каждое сказанное им слово, в эти секунды Джеймс окончательно забывал обо всем. Для него те, кого он любил, жили в нем самом. И места хватало на всех. На живых и на мертвых. /Ресторан Viva La Vida/

Crystal: Кристаллия внимательно слушала Джеймса, не перебивая его, внутренне сопереживая тому горю, которое испытал мужчина. Если раньше она не могла понять его до конца, каково это потерять всё, в том числе и память, то теперь осознавала это глубже, чем никогда. И всё то, что поведал ей Росомаха с болью отзывалось в холодном сердце Амакелин. Сердце холодном, но теплеющем с каждой секундой. В конце концов, у них с Джеймсом было так много общего, было общее прошлое, которое никуда не денешь и не выкинешь, и не забудешь, чтобы ни происходило. И это прошлое давало о себе знать в коротких полу взглядах, тяжёлых вздохах и мягких прикосновений ладоней к руке или плечу. Вроде бы дружеское, но сколько в нём потаённого. - Тише, Джеймс… - Рука Крис взметнулась вверх, женщина приложила ледяные пальцы к губам брюнета, заставляя его на секунду замолчать. Вторая рука легла в раскрытую ладонь, крепко сжимая её. – Я не собираюсь никуда уходить. И ты прав, время нам нужно обоим. Не для того, чтобы сделать шаг, а для того, чтобы подумать, надо ли его делать. Мне жаль, что это произошло с тобой снова, правда жаль. Я бы и врагу не пожелала того, что произошло с нами. Обоими. Но если смогла пережить, то и ты сможешь. Ведь кто у нас сильнее?..- Амакелин мягко улыбнулась, убирая пальца от губ Джеймса, и накрывая вторую руку мужчины. Кристаллия искренне улыбнулась в ответ на предложение мужчины. Странно, но она сама буквально пару секунд назад подумала о том, чтобы перейти куда-нибудь в место потеплее, и поскольку их ресторан был совсем неподалёку, то логичнее было бы пройти именно туда. Говорить и признаваться самой себе в том, что ею двигали немного иные причины, Крис не хотела. Почему? Просто не хотела и всё тут, Джеймс прав, им надо время. Очень много. - Иногда у меня возникает ощущение, что ты по-прежнему читаешь мои мысли, Хоулетт, - Крис прищурилась с лукавой улыбкой. – Я хотела предложить тебе тоже самое. Только ты уверен, что хочешь услышать про мою беспорядочную личную жизнь, и про Прагу? – Женщина приподняла левую бровь, легко отталкиваясь от перил, и делая шаг навстречу Джеймс, оказываясь в опасной близости от зверя. А в следующее мгновение они уже вместе шли по парку, в направлении того самого небольшого ресторана, где в общем-то и начиналась странная история их сосуществования, взаимоотношений и простого безумства. Амакелин стала немного иной, предпочитая теперь слушать, нежели говорить самой. Да и как можно было перебить эту вдохновенную речь человека, которому просто необходимо высказаться, доверить кому-то всё то, что накопилось внутри. А кому, как ней было это слушать, и мягко улыбаясь, сглаживать острые углы, впивающиеся в болезненно раненное сердце этого сильного мужчины. Его истории о погибшем сыне вызывали у Кристалли грустную улыбку, а душа отзывалась тихим стоном, потому что сама Крис так и не узнала, какими могли быть её дети. Но, наверное, и это надо пережить, не замыкаясь внутри себя, не позволяя убивать изнутри. Надо жить положительными эмоциями и воспоминаниями, не планируя заранее, что будет. Просто позволяя течению нести тебя, изредка корректируя свои движения. А главное, не помнить плохого о людях. И уметь прощать.

Dragon Keeper: /Бруклин/ Весело катится машина, пожирает шоссе у себя на пути. Влад удачно перестроившись в другой ряд протянул назад руку: - Долохов. Владислав. Будем знакомы, мистер Казати. Как я понимаю нам с вами работать теперь, а для этого, как минимум, хотелось бы знать имена друг друга. Чтобы в случае чего знать, кого проклинать за плохо приготовленный кофе.. – Владек хохотнул, а сам уже достал из кармана телефон. Набрал офис, переговорил о прибытии нового сотрудника, а именно Фазы: - ...и поэтому обязательно следует подготовить научный отдел и да, закупить побольше шурупов, да, именно шурупиков, мелких таких, да. Еще раз повторите, что я сошел с ума и до утра вы не доживете, да, это угроза, просто вспомните, кто я и мои способности. Нет, ничего не будет, я просто скажу, что был в состоянии близком к коме и мне все спишут, ясно вам? С кем приходится работать, Господи.. Нет-нет ребята, к вам это не относится – засуетился Владек, заметив в зеркало заднего вида с какими лицами вся троица смотрит на него. - Мы сейчас завезем нашего великого Эль Фазио на базу и я вызову еще парочку ребят нам в подмогу, раз вы говорите, что те за кем мы едем столь опасны.. Сейчас, погодите. Где-то тут у меня были досье, дал один странный доктор. Вампир, продолжая вести машину, нагнулся и стал искать упавшие документы где-то на полу под передним сиденьем. Наконец достал, облегченно вздохнул, и вдруг резко вильнул машиной, прижался к обочине – маленькая сухонькая старушка выросла как из-под земли и прямо перед капотом его автомобиля. - Так возблагодарим же Всевышнего за то, что я тот кто я есть и у меня чудесная реакция, но больше так, леди, не делайте! – Влад совсем по-мальчишечьи проорал вслед старушке и вновь вырулил на шоссе. Весь оставшийся путь до офиса Оружия они проделали без приключений, а уже там Владек оставив их теперешнего союзника Айзека Казати под присмотром Фенриса, подхватил раскуроченный системник в одну руку, второй открыл дверь перед Фазой и повел его в лабораторию. Устроив медвежонка со всеми возможными удобствами и обеспечив игрушками, а именно техническим оснащением целого научного центра, он вернулся обратно в машину. Сел за руль, коротко бросил взгляд на заднее сиденье - все ли нормально? и двинулся в сторону Центрального парка. - Итак, что мы видим из досье… - шелест страниц, долгое пристальное рассматривание фотографий и это все, не отрываясь от дороги. – Итак,… сестры Дрейфус.. бывшие цирковые артистки. Так, а что у нас со способностями.. Ого! Слушайте.. Да кто так ездит! Так вот.. - эффект близнецов, поцелуй смерти это у той, которая Джулиана, и превращение в прах у Коралины. Гмм, прям как я умеет, это ж надо…. А вот с Ренфилдом все не так смешно, увы. Читаю - пациент отличается крайней степенью мутации и болезненной тягой к насекомым.. Мда.. пожалуй, я сейчас еще позвоню кое кому.. Влад достал телефон и, набрав нескольких агентов, назначил им встречу на одной из аллей Центрального парка. Наконец, сквозь пробки и заторы добрались до парка и они. Оставив машину на одной из парковок, Долохов вместе со своей новой командой двинулись в сторону купола передвижного цирка шапито, яркими бликами красок уже мелькавшему среди деревьев.

Black Bolt: \Отель "The Plaza"\ Признаться, во время недолговременного полета по направлению к аллее центрального Парка, Черный Гром несколько раз успел пожалеть о своем решении отправиться именно по воздуху, проигнорировав такую, мягко говоря, нелетную погоду и возможность лишний раз пройтись пешком, так как расстояние было просто смехотворным, а костюм Болтагона, являющийся его стандартным одеянием, хоть и был достаточно теплым, но все равно мало соответствовал настоящей погоде. Из-за сильной метели, Гром был вынужден лететь крайне медленно, а видимость отсутствовала практически на чисто, и только антенна на лбу, создававшая колебания электронов, едва заметно светилась, мягко освещая небольшую площадь вокруг Черного Грома. Почему все так называемые злодеи предпочитают прятаться в каких-либо парадоксальных местах типа парков и скверов, а не что-то более приземленное и логичное, - прервав свой плавный полет, Блекгар повис в воздухе и, тяжело вздохнув, стал осматривать близлежащую территорию и постепенно снижать высоту, все таки в такую погоду совершать какие-либо перелеты - это верх глупости и наивности со стороны Грома, привыкшего жертвовать зрелищностью за практичный подход в любом деле. Во время мягкого снижения Грома снежная метель плавно омывала все его тело, будто морские волны, а небольшой сгусток тепла, мягко исходящий от антенны Болтагона, не позволял стремительному снежному потоку слишком сильно ограничивать возможность Блэкгара наблюдать за происходящим вокруг, в момент растапливая снежные комья, не позволяя им оканчивать свою траекторию полета. Полминуты и Блекгар приземлился на небольшой площадке близ входа в центральный парк и через несколько минут, неспешной походкой добравшись до аллеи, стоял в ожидании остальных членов организации. Искренне надеюсь, что лишние проблемы не будут иметь место, хоть в каком-либо виде применять грубую силу прямо здесь и прямо сейчас неприемлемо и может привести к сверх печальным последствиям и жертвам, - выпрямив спину и скрестив руки на груди, Гром стоял в ожидании группы, смотря на какую-то произвольную точку в пространстве.

Fenrir: [Бруклин] Едя в машине, я слушал, как Владислава и Айзек о чём-то говоря. Слишком вслушиваться я не стал. Дойдёт очередь да меня, обратятся. В окне промелькали дома, улицы, люди, машины. Всё это скучно, однообразно и порядком мне надоело, но делать свою работу было надо. -С кем приходится работать, Господи.. Нет-нет ребята, к вам это не относится Все разом мы посмотрели на Владислава с удивлением. Казалось в этот момент нас троих, меня, медвежонка, которого называли Фазой и Айзека, объединила одна мысль "а не офигел ли он". Машина резко вильнула. Долохов Что-то прокричал старушке, неизвестно откуда взявшейся прямо перед машиной. Пожалуй, это было единственное событие, которое случилось за сегодня после того, как мы сели в машину. Добравшись до офиса, Долохов и Фаза вышли из машины. Мы с мистером Айзеком остались в машине вдвоём. Молчание, повисшее в этот момент, звенело как стекло. Попытавшись разрядить обстановку я спросил у Айзека: - Во что вы верите, мистер Айзек? Словно на призывный вой этого вопроса рядом с машиной возник Долохов и сев за руль, оглядел нас. Пожав плечами, я кивнул ему, и мы поехали в сторону парка. Пролистывая досье, Долохов отпускал комментарии о каждом из перечисленных. - Я думаю, сестры не особая проблема, а вот с Ренфилдом понабиться кто-нибудь с дихлафосом ну или со способность к массовому поражению, а то не дай бог придётся отбиваться от стрекоз и божьи коров, - отшутился я. Мы доехали до парка, и вышли из машины. Впереди маячил огромный купол цирка, возвышаясь надо всем парком. Я принюхался к воздуху. Пахло сладким, людьми и ещё чем-то. Чем-то химическим. И, кажется, ещё пахло озоном, как это бывало перед грозой. - Чую химию, исходящую от троих и озон. Последнее мне не ясно, учитывая, что грозы вроде бы не предвидится. А так только сладости и обычные люди. - сообщил я всем остальным. Операция началась.

Dragon Keeper: Парк вырос надвинулся черными скелетами деревьев. Полосатый шатер цирка на их фоне выглядел нелепо и странно. Как будто в царство печали и смерти кто-то бросил гигантскую рождественскую карамельку. Владек поднял воротник пальто, в парке гулял по-зимнему пронзительный ветер, с неба срывались редкие снежинки, а небольшие озера покрылись крепкой корочкой льда… Ну до чего же Нью-Йорк не гостеприимный город! Если бы не дело, уехать, уехать срочно и конечно на юг.. Где пальмы, где можно ходить в рубашке и легких брюках, где ласковый океан и тихие звездные ночи, утонувшие в стрекоте цикад… Видимо совсем замечтавшись о ласковых объятиях Флориды, Долохов так печально взглянул на подошедшего агента: - Здравствуйте, мистер Болтагон.. Простите, если отвлек вас от важных дел, но здесь нам может понадобиться ваша помощь.. Я вас попрошу, вон видите – цирк приехал.. Трое подозреваемых находятся именно там, это нам недавно подтвердил мистер Вульф. Знакомьтесь, кстати, если еще не доводилось узнать друг друга по другим операциям… - вампир подождал, когда двое мужчин обменяются рукопожатиями – так вот.. я хочу чтобы вы вошли в сию обитель веселья, мистер Блэк, так, как делает это простой обыватель. То есть - через парадный вход. Зайдете, осмотритесь там, и занимайте любое интересующее вас место, но поближе к арене, конечно. Если будут вопросы подойдите к распорядителю.. ну просто станьте нашими глазами, руками, защитой и так далее и тому подобное.. Мы зайдем сзади. Побродим между клеток, так сказать. Поищем сестричек и букашку с ними. Владислав вопросительно взглянул на своих спутников и, не дождавшись каких- либо существенных возражений повернулся и направился к служебному входу. У него не было никакого желания лезть в это пекло, он не хотел ловить каких-то чокнутых девчонок, одна из которых убьет вас, если поцелует, а вторая сама станет прахом, ха-ха…Что интересней, выбирай, не бойся.. Ах да, еще букашка-таракашка, инсектициды не помешали бы.. А лучше бы Андреша сюда. Ведь именно с братом Владек познал, что это такое – эффект близнецов. Когда силы, кажется, удесятеряются, когда магия, которой они владеют оба, начинает бежать не ручьем, полноводной горной рекой снося все на своем пути и превращая даже слабенькое заклинание в силу, мощь, и непреодолимую преграду. Здесь и сейчас их жало тоже самое. Не стоит недооценивать сестренок Дрейфус. А с ним шел беззащитный террорист Казати.. Влад остановился на полпути и вдруг резко повернулся к Айзеку: - А Вас я попрошу остаться, да.. Как бы смешно это не звучало, Айзек, но там вы ничего не сделаете, а убить вас смогут и даже очень. Не ходите. Прикрывайте нас, если хотите, но не лезьте вперед, ведь у вас семья… маленький сын.. Пойдемте, мистер Вульф, я слышу фанфары начинающегося представления. И я буду весьма благодарен судьбе, если сестер мы встретим еще в ожидании выхода… За полосатой полотняной стеной цирка оркестр грянул туш.

Game Master: - Венгр, если я не ошибаюсь? – уже сидя в машине, позади Долохова улыбнулся Айзек. Это не было даже даром, просто когда работаешь с большим контингентом людей они перестают для тебя быть бесформенной и безликой серой массой, скажем так – после подобного опыта вы не затеряетесь в толпе китайцев, и каждого сможете отличить и даже назвать по имени ни разу не ошибившись. Рукопожатие Владислава было крепким и холодным, Айзек не мог не отметить этого, есть люди у которых руки постоянно холодные, скажем так, кровь не слишком хорошо приспособлена у них для жизнеобеспечения организма, но это рукопожатие – на минуту Казати поймал себя на мысли о том, что думает будто поздоровался с мертвецом. Впрочем, он быстро отбросил подобные мысли, стоило машине остановиться у незнакомого ему здания, что сыграло на руку, он не любил тесных пространств и потому сразу вышел на свежий морозный воздух. Вопрос Фенрира заставил задумать, но как всякого истово верующего человека не обескуражил. Казати вздохнул, коротко пожал плечами и посмотрел на оборотня: - Я верю, что на все есть причина и воля Божья, - смотря собеседнику в глаза полным уверенности голосом, ответил он. Да, так оно и было. Представитель народа богом избранного несмотря на все перипетии жизни, несмотря на несправедливость судьбы, обман близких людей, друзей, своей страны, он все равно верил в непогрешимость Создателя, все равно осознавал, так или иначе, всему есть своя причина, возможно не сейчас, позже, когда последний вздох его ускользнет в неизвестность он узнает эту причину, а пока – ему остается делать то, что он должен и умеет делать, с верой и смирением принимая любые испытания, будь то банальное неприятие общества, которое часто считает евреев чуть ли не дьявольским отродьем, или же что-то более угрожающее и серьезное. Ответа на свою реплику он так и не услышал, подошел Долохов и они вернулись в машину, направляясь прямо к Центральному парку. В какой-то момент Казати поймал себя на мысли о том, что не думает о задании и сотрудничестве с этими людьми, или не людьми, он вспоминает тот первый раз, когда они с Ирмой только приехали в Америку и пошли гулять в Парк, затем был цирк, один из приезжих, сладкая вата, яблоко в карамели, чертово колесо, тигры, - в тот день он будто не был собой, это был совершенно другой человек, без забот, без проблем, которому легко дышать, который не думает о прошлом, а в будущем видит лишь светлое начало. От размышлений его отвлек голос Владислава, зачитывающего дело. Айзек не преминул вставить и свою лепту, ведь с этими людьми он был знаком лично и видел их не только во всем блеске и красоте, образно выражаясь, но и в состоянии овощей, подсаженных на сильнодействующие препараты Аркама. От одной только мысли об острове внутри все сжалось в тугой комок. Вот уж действительно, когда предпочтешь смертную казнь заключению. Что-то не так в этом острове, и дело не в лекарствах и в том, что там первая в мире лучшая психиатрическая клиника, сама земля будто… - Вы несколько ошибаетесь, мой друг, - он коротко взглянул на Фенрира, посмотрел на отражение глаз Владислава в зеркале заднего вида. – Вы уже прочли все основное, могу сказать одно, все трое схожи по характеру. Что-то человеческое? Нет. Ренфилд…это даже не его имя, это прозвище он уже в Аркаме получил, сами догадайтесь почему. Он полностью насекомое, не только внешне, отвратительный вид, который не рекомендую увидеть во сне, не успеете проснуться, как вас хватит удар, но и внутренне. Гуманизм? Ничего подобного, как и здравого смысла, представьте себе большого умного таракана и вы представите его. Что же касается сестер, - Казати провел рукой по подбородку. – Близнецы. Идентичные до последней хромосомы. Если вы были знакомы с подобными людьми, то поймете о чем я. У них одинаковое все. Кроме само собой деталей Икс-гена, о котором вы узнаете только в самый последний момент. Они любят менять имена, любят называть друг друга своими собственными, и трудно сразу отличить кто есть кто. Даже в заключении они находились в соседних камерах, чтобы окончательно не ухудшить их состояние. Болезненная тяга друг к другу, их двое, но действует они настолько слажено. С Джулианой однако проще будет справиться, ей нужно вас заманить, соблазнить или хотя бы обездвижить, а вот Коралина… скажем, так, я бы рекомендовал вам использовать против нее что-то дальнобойное, иначе рискуете провести остаток существования в виде праха на полке в семейной гостиной. Они подъехали к парку. Там у самой машины к ним присоединился еще один человек. Казати он почему-то сразу не понравился. Было в нем что-то отталкивающее, и дело даже не в молчаливости. Скорее внутренне Айзек будто видел, что перед ним не брат. Гои, скоты, - не все так просто было. Айзек резко остановился. - Послушайте, Владислав, я вполне могу справиться с ними и помочь вам, я…, - Долохов был непреклонен, как веский аргумент из его слов прозвучало упоминание об Ирме и маленьком сыне. Легче от этого не стало, Казати обреченно кивнул в ответ и только. Мысленно он просто чувствовал себя трусом. Без оружия. Только с мастерством. Он оставлен здесь, возле машины. – Хорошо. Только помните мой совет. Коралина и Ренфилд. Казати остался стоять посередине одной из мощенных булыжником тропинок, так и глядя в след удаляющимся. Брови нахмурились. Нет, одних их он точно не отпустит. Подождав пока охотники отдаляться на приличное расстояние, один из войдет в шатер, а двое других свернут в сторону клеток, он быстрым шагом направился за ними. Черт возьми, он не какой-нибудь недотрога агент. Он солдат. - Дамы и господа, мадам и месье, леди и джентльмены, - озарил громкий голос всякого кто входил в шатер навстречу пылающим красным бархатом арене. – Мы рады приветствовать вас на знаменательном представлении. В течении всей недели мы будет развлекать вас, веселить, смешить, повергать в шок и ужас! Размалеванный в белый грим импресарио вещал в микрофон с середины сцены. Его маленькая фигурка казалась совсем крошечной на это большом пространстве, в окружении выходивших артистов, клоунов, факиров, дрессировщиков, жонглеров и акробатов, которые, совершив круг, возвращались за кулисы. - Вы долго думали, вы долго мечтали, вы грезили о них, вы просто не могли жить без них, итак, - он сделал значительную паузу, пока со сцены не убрался последний циркач, свет померк, только в синем свечении была представлена арена и маленькая фигурка человека, похожего на черта, предлагающего публике удовольствия за кусок души. – Наши музы, прелестницы и красавицы. Попробуйте угадать, кто из них – кто, и тогда быть может они пощадят и наградят вас. Наши воздушные нимфы, Коралина и Джулиана! – свет померк, чтобы затем прожекторы выхватили под самым куполом, стоящих на канате в обнимку и поддерживающих друг друга сестер. В одинаковых костюмах, с одинаковой улыбкой, прической, и движениями. Едва учуяв странный запах, исходящий от Вульфа тигры, львы и волки начали метаться по клеткам. Один из бенгальских представителей кошачьих с шумом ударил по решетке клетки, защищая свою территорию и себя, ему не нравилось присутствие этого странного субъекта, еще больше – оно раздражало его, заставляло испытывать ярость, желание наброситься на нарушителя и разорвать в клочья, и никакие годы тренировок не могли стереть первобытный инстинкт хищника. Напротив клеток с тиграми также вели себя встревожено волки. Они принюхивались и издавали едва слышимый рык, встретив в лице одаренного чужака. В это время пара неестественно красных глаз, украдкой наблюдала за ними. Он не прятался, не страшился, учуяв их издалека, по одному плачут черви, другой еще пышет жизнью и здоровьем. Ренфилд, сидя на земле, закутанный в плащ, чтобы никто не мог его точно разглядеть, миниатюрный, сгорбленный, склонился над коробкой – уменьшенной копией шатра цирка. - М, обед, обед, мои артисты, - произнес он поломанным голосом, буквы смешивались со странным треском. –Давайте, давайте, свежая псинка, идите. Казалось, ничего не произошло. Насекомыш так и остался сидеть на месте, хищники в клетках продолжили угрожающе рычать, и в тот же момент один из охотников мог почувствовать зарывающихся в кожу паразитов, начавших покрывать тело и причинять невыносимую боль своими маленькими, но многочисленными зубчиками.

Venom: >>> Заброшенное Железнодорожное Депо. Кортеж из нескольких лимузинов медленно подъехал к главному входу Центрального парка. Они были идеально черного цвета, похожие друг на друга как стаканчики в руках шулера. По пути они несколько раз поменялись местами, понять в которой именно находился Брок, был невозможно. Он долго смотрел в окно, куда-то вглубь парка, выискивая глазами девочку. Небольшого ростика, худенькую и со скрипкой в руках. Её не было. Хорошая причина, чтобы остаться и подумать над следующим шагом. Звонок телефона спутал прилив мыслей. Брок нажал на кнопку и, поднеся к уху, представился: - Эдвард Брок, слушаю. – Те, кто знали его телефон, не были простыми смертными и могли отдавать себе отчет, куда звонят и с кем разговаривают, потому он уже совершенно забыл как это, когда некоторые ошибаются номерами или несут пьяный бред. Хорошая команда связистов делает свою работу, за это им и платят. – Понятно…. Человек по другую сторону эфира говорил медленно, четко выговаривая слова, но самое главное, он не дал сказать ни одного слова Броку. Так обычно поступают информаторы, за это им и платят. Сидящий напротив Секретарь покряхтел, чтобы привлечь внимание. - Мистер Брок, что будем делать с UP-S? Они узнают, откроют ящик Пандоры, могут возникнуть проблемы. - Если ты волнуешься за себя, то даже не думай. Шило в мешке не утаишь, не от Короля в первую очередь. Какие потери среди населения города? - Из последних данных, пришедших два часа назад, число пострадавших ноль. Пакеты теряются, но это не та информация, чтобы иметь погрешности. - Видишь? – Брок внезапно повернул ладонь к собеседнику, чего он обычно не делал – не жестикулировал при столь близком общении. Словно этим он хотел сказать: «Ты был не прав». – Разворачиваемся, едем в «Скорпио». >>> Центр развития человека "Scorpio" 0.1

Black Bolt: Одну вещь можно было утверждать наверняка безо всяких сомнений или никому не нужных бессмысленных рассуждений: Блекгар работал в организации, сотрудники которой могли похвастаться удивительной пунктуальностью, сдержанностью и ответственным подходом к любому вопросу, независимо от характера оного. Данный способ решения вопросов был характерен и самому Грому, привыкшему к слаженной работе, в купе с уверенностью в собственных силах и профессионализме своих партнеров, способных в любой момент времени прикрыть спину или даже вытащить из особо трудной, непредсказуемой ситуации, благо в таком деле таких ситуаций, с различного рода неординарных концовок и развязок, может возникнуть превеликое множество и воспринимаешь ты их, как само собой разумеющийся факт. Совсем немного времени пробыв на главной аллее центрального парка в ожидании своих компаньонов, Болтагон в конце концов встретился со своими коллегами, с которыми ему в лучших традициях коммерческой рекламы на ТВ "предстояло провести незабываемые часы вместе в поисках особо опасных преступников, не имеющих ни моральных принципов,ни малейшего представления о жалости, снисхождении и здравому смыслу, который мог бы сдержать их неординарные желания причинять боль и вред невинным людям. Кивнув Долохову в знак приветствия, а затем пожав руку достаточно внушительного вида Вульфу, чье рукопожатие недвусмысленно намекало о недюжинных физических возможностях этого человека, вероятно способного разбить бетонную стену несильным ударом кулака, Гром затем, выслушав краткий план действий, был несколько удивлен отведенной ему ролью своего рода разведчика, если данный термин можно считать уместным в данной ситуации. Такая деятельность подразумевает коммуникативные навыки, а Гром, ввиду своих особенностей, не часто вступал в контакт, предпочитая принцип, сводящий все разговоры к минимуму и возводящий планирование и действие на новые высоты. Через несколько минут группа дошла непосредственно до цветастого шатра, манящего своими яркими красками, звуками оркестра, спрятавшегося где-то под куполом цирка и артистами, так мастерски зазывающими народ на свои представления, утверждая, что такого они ещё нигде не видели и не увидите, если упустите этот удивительный шанс. Отделившись от группы, Блекгар быстрым шагом проследовал к кассе и, приобретя заветный, но абсолютно бесполезный кусочек бумаги, теперь уже медленным и размеренным шагом проследовал внутрь шатра, пробираясь сквозь толпу детей и их родителей и осматриваясь по сторонам для максимально эффективной оценки обстановки. В случае нашей ошибки все эти люди окажутся в смертельной опасности, - Болтагон, несколько неряшливо пробираясь к своему месту, на мгновение заострил взгляд на женщине с двумя детьми, пытающимися снять с себя зимнюю одежду, навзничь бросая её на пол, заставляя маму поднимать за ними вещи, аккуратно складывая их. Женщины, дети, от мала до велика окажутся в центре настоящего побоища. Без спасения и надежды.., - дыхание на мгновение оказалось затруднено, но вскоре пришло в норму и Гром, коснувшись указательным и средним пальцами виска и на секунду прикрыв глаза, приходя в себя, спокойно сел на своё место в ожидании начал представления. Прозвучал размеренный громкий голос ведущего этого шоу, оповестив зрителей о начале представления. -...Коралина и Джулиана! - сделав ударение на последнем слоге произнес ведущий. Публика тот час же устремила свой взгляд под купол цирка и, увидав двух, казалось бы, невиннейших созданий, разразилась протяжными охами, а рядом с Громом донеслись едва слышные разговоры: -Это для них не опасно?.....у них ведь нет страховки?...а что если они сорвутся, куда смотрят их родители...?

Fenrir: К группе подошёл мужчина средних лет. От него сильно веяло озоном, что не оставило сомнений, что я учуял именно его. Кивнув Долохову, он пожал мне руку. Ощущения сказали мне, что от него можно как минимум разряда электричества ожидать. Об этом говорил лёгкий заряд, прошедший между ладонями. - Я так полагаю, это от вас пахнет озоном, - осведомился я у него. - Значит, у вас есть способность, связанная с электричеством. Это хорошо. Выслушав дела каждого из отлавливаемых вкратце, я понял для себя, что определённого плана у нас нет. Во всё придётся импровизировать. Долохов немного поспорил с Казати, и мы выдвинулись к шатрам, где уже звучали фанфары. Неожиданно я почувствовал странное ощущение в ногах. Впрочем, оно быстро прошло. На секунду промедлив, я плюнул на это дело и пошёл дальше. В конец концов неуязвимость и регенерация в одном флаконе защити меня от многих фактором, кроме магических, типа молота Тора. Из самого цирка уже слышен голос ведущего, который возвестил, что две из трёх целей выступают первыми. - Может мне заняться насекомоподобным? - спросил я Долохова. - Думаю, против него физическая сила будет самым логичным. Впрочем, решать тебе Владислав. Тем временем у меня возникло ощущение, что что-то здесь не так. Такое чувство, что нас ждали задолго до того, как мы подошли. Это напоминает состояние, когда ты оказываешься загнанным в угол хищником, которого туда загнал куда более хитрый враг, чем он сам. Впрочем ситуация сейчас была не та. Враг может и хитёр, умён и изворотлив, но физические воздействия на нашей стороне. - Надо было пойти в штурмовые отряды. Мне бы было там самое место, - усмехнулся я, - да и нас уже ждут. Так что будьте внимательны. Может этот жучок очеловеченный умеет общаться с другими насекомыми. Тогда проблем от стрекоз не оберёмся. Я рассмеялся. В конце концов, нужно было разрядить обстановку. Однако же я продолжал следить за своими ощущениями, принюхиваясь к воздуху и вслушиваясь в каждый шорох. Парк – прекрасное место для того, чтобы устроить нам фильму ужасов с участием всех видов насекомых, поэтому нужно смотреть во все глаза и срочно найти повелителя хитиновых.

Dragon Keeper: Цирк… Это должно быть красочно, ярко, феерично.. Цирк.. где представление на арене вызывает восхищение и восторг, где рукоплещет восторженная публика и на манеж летят цветы… Для Влада - цирк был тем местом, где миллион меняли по рублю, где животных воспитывали шамбарьером, а клоуны под рыжими париками зачастую оказывались седыми.. Долохов не любил цирков. А тут еще и телефон стал разрываться в кармане плаща... Досадливо поморщившись, вампир достал аппарат и прочитал полученное с неизвестного номера сообщение. Улыбнулся и нахмурился одновременно. Быстро набрал ответ. И почти сразу получил еще одну смс-ку. Писал Фаза. Маленький шустрый медвежонок, про которого Владек уже начал думать как о своем будущем инфаркте. Или скорее как о пуле в лоб, которую пустит ему Кэл, как только узнает, что за мелкий, но крайне опасный термояд приволок в контору его заместитель. Но, тем не менее, Влад улыбался, пока еще улыбался – Фаза был похож на малыша, ребенка, пусть шумного и непоседливого, но все же ребенка, которому все интересно, которого все занимает, который требует внимания и опеки. У Влада никогда не было семьи, будучи вампиром, он не мог себе этого позволить и следует признать, он всегда находил в себе силы вспомнить об этом, какими бы радужными не казались перспективы в тот или иной момент его нелегкой, в общем-то, жизни. Из близких – только брат и время от времени более-менее постоянные подружки, которые скрашивали холостяцкое существование Владислава. Но видимо природа все же брала свое. Даже в таком привычном уже, столетиями выверенном образе жизни нет да нет, но проскальзывала даже не желание, не тень его, а лишь слабой нотой, аккордом сожаления одиноко прозвучавшем в тишине осеннего парка.… Иногда хотелось, чтобы в его доме было шумно от детского смеха, хотелось маленьких ладошек, доверительно сжимавших ладонь, хотелось походов в парк, в кино на мультфильмы, на аттракционы, где Долохов не постеснялся бы и тоже залез бы и в детский паровозик, и в большую чашку-карусель, и в машинку на игрушечном треке.. Поэтому он остановился и ответил Фазе еще несколько раз. Да, он задержал немного, отложил начало операции, но зато теперь Влад знал, что Казати ослушался его просьбы и в случае опасности будет где-то неподалеку. .. Надо будет потом сказать ему спасибо … или оторвать голову, в зависимости от того как все пройдет.. Владек, наконец, вступил под полог передвижного цирка. Звери в клетках мгновенно отреагировали на их появление, а собственно чему здесь было удивляться, один из них являлся зооморфом, а второй, и в данном случае не понятно кого из них двоих зверье разорвало бы первым – вампиром. Влад улыбнулся и ладонью похлопал по клетке с волками. Три пары желтых глаз тут же повернулись к нему и уставились с некоторой растерянностью. Внешние раздражители кричали о том, что на их территории появился чужак, новая особь, о том, что следует непременно выяснить с ней отношения и расставить полагающиеся приоритеты, но другой запах.. Запах тлена, сухой книжной пыли, палой мертвой листвы… Аромат страха, что заставлял инстинкты кричать и который вызывал лишь одно желание - сорваться и со всех ног мчаться прочь. Один из волков вдруг присел на задние лапы и, задрав кверху морду, громко завыл. Его стон подхватили собратья, через несколько клеток вглубь, им вдруг ответила пума. Со скулежом, повизгиванием, с бешеной пляской хвоста она кидалась на стенку клетки и пыталась то ли сбежать, то ли броситься и разорвать всех, до кого сможет дотянуться. Влад не напрасно не любил цирки, он знал, как на него реагируют животные. Именно поэтому странное ощущение, что его телом завладевает кто-то еще… Боль зародилась и прокатилась волной, поднимаясь к коленям, а от них и к бедрам. Кожу на ногах будто жгло огнем, резало стеклом, било током.. Весь кожный покров казалось, пошел пузырями ожогов. Долохов остановился и застонал. Он затопал ногами, пытаясь унять жжение, но кажется, сделал только хуже – боль пламенем отозвалась в каждой клеточке уже израненного тела. В панике, не понимая, что с ним происходит, Владек вдруг закричал и начал стремительно меняться. Болят ноги – избавься от них, или, по крайней мере, от них в таком виде, в котором они болят.. Через несколько минут весь зверинец цирка буквально бесновался, над клетками, размахивая уродливыми кожистыми крыльями, билось отвратительное чудовище, монстр, которое, так и не избавившись от боли в теперь уже лапах, все же взлетев, смогло заметить нечто даже сквозь агонию боли. За клетками, свернувшись темным клубком кто-то сидел. И перед этим кем-то, на полу стояла уменьшенная копия циркового шатра, такая же остроконечная и полосатая… Владек достаточно пожил на свете и в частности в Новом Орлеане, чтобы сразу узнавать симпатические чары. Боль жгла, резала осколками его конечности.. Влад не придумал ничего другого, как, сложив крылья упасть, в буквальном смысле рухнуть на маленький силуэт. Раздался хруст костей. За ним тонкий вскрик. После, во внезапной, какой-то гробовой тишине, раздались тихие сосущие звуки..

Game Master: Dragon Keeper Fenrir Маленькие слуги, невидимая армия, - можно придумать множество эпитетов обозначающих тех мелких тварей, что Ренфилд решил напустить на своих потенциальных обидчиков. Кем бы вы не являлись, человеком, одаренным, мутантом, даже богом, вам не скрыться от них; ведь человеческое тело вне зависимости от происхождения имеет множество изъянов, и один из них – слабость перед паразитами, сонмом набрасывающимися на вас, вгрызающиеся в плоть и начинающие сосать кровь. О своих маленьких подопечных и этих, и тех, что он приберег напоследок, сумасшедший любитель членистоногих знал многое, практически все. Может потому что любил их, может потому что давно сам стал одним из них. Пока его невидимая маленькая армия начинала медленно, но верно наступать и впиваться в плоть агентов, пришедших за ним, по всей видимости чтобы спровадить обратно в это ужасно стерильное помещение камеры, где нет ни окон, а дверь настолько герметизирована, что воздух подается через вентиляцию, где сам очищается каким-то веществом. Что они добавляли в атмосферу камеры Ренфилд так и не понял, однако вещество действовало безотказно, он постоянно пребывал в каком-то полуанабиозе, сне наяву, ему то казалось, что он снова нормальный человек, каким себя помнил двадцать лет назад, то окончательно превратился в огромного таракана, вместо рук – лапки с жесткими волосками, спина – сплошь чешуйчатый панцирь, и ему страстно хочется сахара, ему нужно много сахара, так как его кровь уже не кровь, а сладкая и мерзкая на цвет слизь. Неожиданное превращение одного из пришедших за ним заставило на минуту подключить на всю силу человеческий разум. Что за тварь, добра аль зла за ним пришла? Быть может это сущее наказание или наоборот спасение, что такие сложные экземпляры предстали перед ним? Что ж. поглядим. Тварь взлетела вверх, потому как маленькие зубчики сотней имаго до сих вгрызались в плоть, им было все равно кого пить, кусать, иссушать, они всего лишь хотели насытиться, отложить яйца и умереть, грубо говоря – даже желаний у них не было, просто первобытные рефлексы, инстинкты, запрограммированное миллионами поколений поведение. Затем это нечто, пожираемое маленькими друзьями Ренфилда рухнуло прямо на насекомыша. Хруст костей, хруст начавших расти из плоти пластин, что-то человеческое выдавило из его легких вскрик, затем – он почувствовал как чьи-то зубы вгрызлись в его плоть, как кто-то пытается найти в плоти нечто, похожее на кровь таких же людей. Таких же? Скомканная как бумага фигурка насекомыша затряслась от смеха. Он чуть двинулся, одна из пластин, или скорее чешуй, оторвалась от тела, с привычно омерзительным звуков лопающего гнилого продукта, но вместо привычной красной, наполненной гемоглобином крови, между пространство оголенной плоти и внутренней стороной чешуи образовались тянущие обратно покров липкие, железообразные нити нечто зеленого. Гемолимфа из перегрызенных сосудов ударила в глотку твари, не хлеща и вытекая, а растекаясь во рту подобно желчи. - Букашки, таракашки, - продолжал посмеиваться Ренфилд, уже сам с нечеловеческой силой удерживая Долохова странным подобием рук. Земля под ними разрывалась и оттуда выползали многочисленные падальщики, лапками взбираясь по фигурам обоих, проходя по плоти, зарываясь под кожу, работая лапками как миниаютрными бритвами. Не думайте, что Ренфилд забыл про второго. Больше похожего на зверя. Отнюдь. Тот хотел познакомиться с кем-то летающим, ему представился такой шанс. Восьмая казнь египетская в исполнении всех тех, кто был в парке, пусть не саранча, так хоть и пчела, и осы, и те же самые стрекозы, все крылатые: кожистокрылые, прямо и двукрылые, - устремились на Фенрира, плотным облаком огораживая его. Ренфилд тем временем стал карабкаться по спине Долохова, с него будто спадали и одежда, и собственная кожа; цепкие пальцы держались крепко, а полный перегнивших зубов рот стал присасываться к вампиру не хуже паразита. Это было похоже на галлюциногенный сон Льиса Кэрола, в котором вдруг страна чудес превратилась в приквел фильмов Кроненберга, пока… - Эй! – облепленный также насекомыми, внимание обоих привлек подбежавший в парочке Казати. Сощурившись он быстро ударил Долохова чем-то тяжелым, таким образом отбрасывая вампира в сторону и отрывая от насекомыша, не медля не минуты направил трубку огнетушителя на Ренфилда и нажал на пусковое устройство. Насекомыша обдало облаком инертного газа со смесью порошка. Припав к земле, Ренфилд закрыл руками, скуля и визжа от того, что соли начали разъедать крепкие соединения пластин и кожи. Казати без преувеличений истратил на скукоживающегося сейчас монстра весь заряд, затем перехватил еще раз баллон покрепче, в случае чего чтобы ударить Ренфилда. По инерции нервно стал стряхивать с себя, замерзших насекомых. Black Bolt Под шатром публика не придавала значения, да и не замечала странного шума и жужжания доносившегося с улицы. Все внимание зрителей было приковано к двум тонким, идентичным друг другу во всем фигуркам акробаток и лицедеек, к главным звездам этого представления. - Они любят нас. - Да, они боготворят нас. - Хорошо вернутся. Перекинувшись парой слов, сестры кивнули друг другу и прыгнули вниз, хватаясь за брусья, на лету перехватывая палку ногами и раскачиваясь в такт друг к другу навстречу. Казалось, вы смотрите в зеркальное отражение, но кто из них реальный, а кто лишь отражение определить было трудно. Сестры устремились вновь друг к другу, и одна из них перехватила за руки вторую. Публика ахнула, когда одна из сестер как будто сорвалась и, совершив в воздухе кувырок, ухватилась кончиками пальцев за один из спущенных с шатра канатов. Вторая последовала за ней, веревка закружилась вокруг своей оси, а сестры спустились на арену. Коротко поклонившись, они переглянулись. Все шло замечательно. Никто до них пока не добрался, а если кто и объявится, то преданный Ренфилд подаст знак. Удерживая одной рукой каждая из них еще веревку, по которой они спустились, сестры хором спросили: - Для следующего номера нам нужен доброволец, - обе обворожительно улыбнулись, оглядывая толпу и скромные неуверенно поднятые руки некоторых. Дети? Нет. Женщины? Нет. Им нужен был мужчина. Взгляд одной из них выцепил в толпе Болтагона. - Его? - Его. Одна из сестер подошла к краю арены. - А вот и он, наш доброволец, - девушка раскинула руки, когда свет прожекторов упал на нее и мужчину, публика зааплодировала, и совсем неважно было, что добровольцем выбранный не был. Циркачка любезно поклонилась указывая Блэкгару следовать за собой. Вторая уже перехватила канат и, когда мужчина подошел к ней, стала наматывать его на талию. - Вы очень сильный, - заметила она, оглядывая его. - Очень, - вторила ей другая. – И странно выглядите. - Странно. Пару петель накинули ему на шею, затем делая шаг назад, держа конец кнута в руках. Левая и, соответственно, правая рука девушек взметнулись вверх, невидимый зрителям механизм дернул веревку вверх, поднимая Болтагона. Кнут стал затягиваться. - Он подозрительный. - Он пришел за нами. - Убьем его?

Umbral: Улицы [Weapon X] Почему то, слова ровесника вампира заставили его ровесника волка задуматся. Визитка Долохова была подобна допингу для нюха Теневого. Его острейшее обоняние способно было разобрать запах любого из толпы, в перемешку с запахами его немытых частей тела, осевших выхлопных газов, скопившейся пыли в волосах, запах жира и соуса вокруг губ, едва различимый запах слёз на шарфе. Это был отдельный, тонкий, словно шепот тишины мир. Лишь по запаху, Дэрэк мог определить, годна ли самка для ночи. Лишь по запаху он мог узнать, чем болеет человек, волк, собака, крыса. Лишь по запаху, он мог узнать о недостатках веществ в организмах людей. Запах пота, их личный запах, запах их болезней, запах их крови. Всё это создавало первоначальный план. Так Дэрек называл совокупность фактов о человеке, которые он узнавал ещё до того, как заговорит с ним. Визитка, вся пропитавшаяся мёртвенным ладаном вампира, сохраняла запах, и позволяла охотнику вычислить скрывшуюся жертву, пока она не ушла слишком далеко. Времена менялись, и охота стала иной. Нас всё меньше и меньше, и способов скрытся становится всё так же мало. С каждым днём, человеческое общество придумывает новый способ слежки. Придумывает новый способ травли. Новый способ убийства. Новый способ пыток. Новый способ садизма. Новый способ унижения. Ещё немного, и скрыться станет невозможным. Мой род умрёт, подобно усыхающему цветку под песочными бурями. Затем устроят последнюю охоту, предрешая существование всех нас. Но если мы станем на службу, станем псами на цепях у патриархов их низьменного общества, мы выживем. Стоит ли свобода жизни? Разумеется стоит. Но... Что-ж... Уйти я всегда смогу, уж это верно. Ещё до того, как случиться задуманное. Парк. - Здесь тебя больше всего. - Морщась от отвратного запаха произнёс Дэрек, решивший выследить вампира. Всю нить, по которой шел Тень, пытался стереть, разбавить в себе, поглотить отвратный запах. Эта смесь феромонов, органических выделений, процессов желчного пищеварения.... Насекомые. Запах слюны и шерсти. Похоже на кошачих. Джек-Из-Тени быстрым шагом направился к высокому шатру цирка, проскальзывая меж тел снующих прохожих, не знающих о том, что буквально в нескольких метрах за их осознанием, происходит битва. Битва за их маленькие жизни. Их было трое. И ещё один. И ещё тысяча. Шаман остановился перед выходом в зверинец, и закрыв глаза, едва слышно замычал. - Поведайте мне... Через несколько секунд, в голове Дэрека предстала подробнейшая картина происходящего внутри. Духи, которые вечно витали над оборотнем, предоставили ему картину происходящих событий внутри шатра. Двое навзнич, третий спас но сам страдает. Насекомые. Неизвестная тварь ранена, а неподалёку пожираемый преобразившийся. Это вампир. Перо, безукоризнено отобранное у птицы семейства воробьиных, опять возникло в ладони оборотня. На сей раз, Шаман закрыл глаза, и его губы стали подрагивать в обращениях на неизвестном многим языке. Из сжатой ладони с пером выбивалось лёгкое серебристое свечение, словно сноп тусклых искр, размером с ничто. К цирковому эпицентру, слетаясь со всех веток, слетаясь со всего района, подхватывая по пути встречавшихся им сородичей, начали слетаться воробьи различных пород, семейств. Они стали кружить над острыми куполами цирка, подобно дьявольской воронке. Не каждый человек находящийся в парке сумел это заметить. Но тем, кому всё же пощасливилось, не могли оторвать взгляда от жуткого, необычного явления. Внезапно, от "живой воронки" стали отделятся небольшие куски её составляющего, которые постепенно залетали внутрь зверинца. Они начинали кружить над головами присутствующих внутри, но затем, когда места под крышей уже не оставалось, птицы налетели на каждого человека, присутствовавшего внутри. Они набрасывались на их плоть, начиная выдирать с кусочками кожи и плоти крепко вонзившихся имаго, поедая жадных паразитов. Они охотились за каждым жуком, который находился внутри зверинца, издавая жуткую симфонию шелеста перьев, отрывистого щебетания и бьющихся клювов. Часть из общей стаи налетели на самого огромного из представителей насекомых, заклёвывая его подобно крылатому проклятью, не давая сбежать или вырватся наружу. Они постоянно налетали вновь и вновь. Метили в глаза, челюсти, конечности, не позволяя сделать и шага в сторону выхода, тем временем как иные "санитары" очищали плоть изъеденых агентов от остатков паразитов, до которых, маленькие истребители могли добраться. - Это куда лучше химио-терапии. - Прознёс вошедший в зверинец оборотень, обращаясь сразу ко всем присутствующим, и ему на плечо сел один из воробьёв, в оперении хвоста которого, явно не доставало одного пера. И вдруг, шаман осознал, что произошло на самом деле. Прирученные воробьи исклёвывали уже пришедших в порядок агентов, и заклёвывали несчастного Ренфилда, который и так растекался по земле от корозий и щелочных ожогов. Дэрек слегка виновато осмотрел присутствующих, от которых вот-вот отстали отважные птички. - Опять я опоздал. Интересная работёнка у вас. - Тень хитро усмехнулся, и обратился к пернатым. - А вы куда? Вы ещё нужны. Пернатые послушно сели на клетки и землю, в ожидании. - Вот уж не думал увидеть тебя преобразованным снова, Владислав. - Оборотень дружески ухмыльнулся.

Black Bolt: Несмотря на весь тот произвол, что сейчас творился за кулисами этого места, являющегося по сути своей воплощением всех маленьких фантазий детей в возрасте до четырнадцати лет, Черный Гром практически позволили себе утонуть в атмосфере, образовавшейся здесь. Атмосфере своеобразного уюта, веселья, приятного чувства, заполняющего души маленький детей, расплывающихся в широких улыбках, наслаждающихся ещё не совсем понятными им вещами. Да, за ликами двух достаточно симпатичных девушек на самом деле скрываются хладнокровные, безжалостные убийцы, которые не остановятся ни перед чем, чтобы утолить свою жажду, неведомую никому, кроме их самих. Но несмотря на это, незнание спасает от подобных, порой абсурдных реалий современной жизни, и множество детей и взрослых сейчас наслаждаются великолепным представлением, замирая от каждого плавного движения сестер. Больше сотни человек, и взгляд каждого из них прикован к арене, следя за грацией и мягкими движениями артисток. Надеюсь лишь, что сестры отдают себе отчет, сколько здесь маленьких детей и беззащитных женщин и не станут устраивать настоящую бойню, - На мгновение задержав дыхание от великолепного пируэта, Блэкгар отвел взгляд в сторону от арены и мельком осмотрел многочисленные ряды, окружающие арены и заполненные фактически до отказа. Представление должно закончиться через несколько минут, развлекать толпу вечно невозможно и за кулисы им рано или поздно придется уйти, чтобы отдохнуть или подготовиться к следующему номеру. В этот момент есть возможность проследовать за ними, не привлекая внимания. Там же будет и это насекомое. Особых проблем не должно возникнуть, жертв, разумеется тоже. Слишком идеально звучит, чтобы сработать, - мысли Черного Грома сейчас сосредотачивались вокруг того, как, без применения особо агрессивных методов поймать беглых преступников, лишь надеясь, что они не поднимут настоящего хаоса и не устроят бойню. Девушки плавно, аккуратно и очень элегантно приземлились на арену, вызвав этим просто буйный восторг, сопровождаемый такими же активными овациями, многочисленными хлопками: систематизированными и неряшливыми детскими едва слышимыми. При идеальном раскладе хрупкие девушки должны проследовать за кулисы, чтобы перевести дух, но кажется сегодня явно не день идеального планирования. -Для следующего номера нужен доброволец! - эхом донеслось под куполом цирка, заставив многочисленных детей моментально соскочить со своих мест, поднимая руки в воздух, желая привлечь внимание артистов, выбраться на арену и ощутить себя важным участником следующего фееричного номера, входящего в состав этого представления. Чуть выпрямив спину, Болтагон моментально начал следить за тем, кто же будет выбран для продолжения шоу, т.к. отбрасывать вероятность того, что артистки могут причинить кому-то вред прямо на сцене нельзя. Лучше так, чем кто-либо другой, - донеслось в голове, когда Гром оказался этим самым "добровольцем" на участие в следующем выступлении сестер. Чуть неряшливо встав со своего места и благополучно пройдя по ногам своих соседей, выслушав недовольные возгласы, как это обычно бывает, Гром уже оказался на арене в ожидании следующих действий циркачек. Признаться, Блэкгар ожидал чего-нибудь тривиального, типа летающих кинжалов, однако сегодня явно не его день. Оказавшись на арене, Гром через несколько секунд уже был обмотан канатом вокруг талии. Сощурившись и посмотрев на одну из сестер, затем переведя взгляд на другую, Блэкгар затем перевел взгляд на ликующие ряды, ожидающие чего-то по истине феерического. Слегка улыбнувшись им, Блэкгар неожиданно почувствовал канат, обматывающий его шею. Не слишком приятное положение вещей. Легкий взмах и Гром уже находился в нескольких метрах над землей. Канат стягивал шею, вызывая постепенно нарастающие приступы удушья. Воздуха начинало катастрофически не хватать. Десять мимолетных секунд и я перестану ясно соображать, через ещё семь секунд я потеряю сознание, а после этого останется всего лишь две или три секунды перед тем, как я умру. Затевать драку глупо. К счастью я готов сыграть в эту игру на их условиях, - к счастью продуктивного мышления Блэкгару не занимать. Благодаря способности летать, Гром, не вызывая лишних подозрений, чуть поднял своё тело, позволив канату ослабнуть и пропустить заветный кислород обратно в мозг Болтагона. Все ещё ведя себя спокойно, не делая никаких резких движений он стал ожидать дальнейшего продолжения шоу, надеясь, что у его коллег сейчас куда меньше проблем.

Havok : Прошу прощение за опоздание. [Институт Ксавье/Комната Дейн] Он умел уходить красиво, особенно от девушки, но вот появлялся он как раз либо не к стати, либо пропустив какую-либо весомую часть задания. По сути, пунктуальностью Саммерс не отличался, но всё заглаживало его чересчур лёгкое отношение к вещам. Всегда спокойный, улыбчивый и несерьёзный Александр, придерживался определённой тактики в поведении и общении. Это располагало людей и порой даже заставляло из развязать язык, что стало очень удобно в его нынешней работе. Кстати о ней. Честно говоря, мужчина не ожидал звонка, и поэтому его слегка смущало то, что во время звонка, телефон был выключен. Но это мелочи, если уже говорить о том, где он проводил время. Вот тут был казус неразрешимый. Узнай начальство, что Саммерс скоро станет заядлым посетителем Института Ксавье то… Не то, чтобы он пропал и погиб, нет. Скорее бы получил строгий выговор. Но это мелочи. В любом случаи, теперь перед ним стоял вывод: либо снова оставить Лорну, либо переманить её на чью-нибудь сторону. Например, того же Оружия. Но проблема состояла в том, что Дейн не согласиться на его предложение. Хотя кто его знает… Чёрт, и как эта мысль не пришла в голову блондина до того, как он намылился на «свидание»? Саммерс доехал на такси, до Центрального Парка и уже стоял на указанном месте. Собственно дальше, он достал телефон и начал набирать номер, который звонил ему до этого. Ответа не было. Мужчина начал расхаживать взад-вперёд, и лишь потом он обратил внимание на то, что цирк приехал… Не поймите не правильно, цирк приезжает не каждый день, и встречу в парке, по поводу задания тоже, не каждый день дают. Хотя если подумать, то встречу ему бала назначена здесь, лишь для удобства… В любом случаи, решив, что задание он проморгал, Саммерс двинулся в сторону цирка, решив проверить свою теорию. Нет места хуже цирка. Нет людей более жестоких, чем дрессировщики. Представьте себе, что нужно сделать с диким животным, чтобы заставить его встать на дыбы или подать лапку. Сколько сил прилагаться на то, чтобы подчинить животное. Ещё в детстве Александр случайно попал за кулисы в подобном заведении и узрел тот ужас, который дрессировщики называют дрессировкой. Сколько мер и издевательств прилагается на то, чтобы заставить животное играть… Ни что не сравниться с этим. А ведь самое страшное, что всё это ради человеческой забавы. Гадство. После этого, Саммерс младший стал ненавидеть цирки, дрессировщик и всё, что связано с приручением. По сути, у него никогда не было домашнего животного, и если бы сейчас ему предложили купить морскую свинку, то он бы точно отказался от этого и перестал поддерживать отношения с этими людьми. Но об личных предпочтениях позже… Блондин зашёл тихо, когда представление уже началось. Он стоял в одном из проходов, куда обычно заходят зрители, а потом рассаживаются по рядам на свои места. Привалившись плечом к деревянной стене, мужчина начал рассматривать помещение. Арена была не слишком большой, скорее средней., зал тоже, всего по 5 рядов на каждой мини-трибуне. Зал, забит битком. Сразу видно – первое или второе выступление. Сюда по всему, это начало или середина представления, учитывая то, что такие шоу-программы обычно проводятся либо утром, либо вечером. На сцене, две девушки, кажется близнецы, над ареной мужчина. Непроизвольно рассматривая девушек, Александр начал подмечать особенности этих двоих: одинаковые движения, улыбки, даже фразы (Саммерс учился читать по губам, и кое-что разобрать мог) были почти идентичны. Фигура мужчины оставалась в тени, но на достаточном расстоянии, чтобы разглядеть мелочи, и оставаться более менее не замеченным. Анализ картины, дошёл и до конструкции фокуса. Два каната, обматывающие мужчину в воздухе, были закреплены на талии и на шее. И в этом заключался фокус? Саммерс хмыкнул. Наверняка, там есть дополнительный крючок, позволяющий свободно дышать, да и сюда по тому, что лицо «жертвы» двух красоток не становилось зелёным. Но это ладно… Продолжая рассматривать, фигуры мужчины, Саммерсу вдруг показалось, что где-то он уже его видел. Более того, он ему даже показался очень знакомым, но копаться в памяти Хэвок не стал. Кажется, его теория была пустой, и задание проходило не здесь. Что ж жаль. Но уходить Саммерс кажется не спешил. Он решил досмотреть это шоу. Не зря же он сюда явился. Наблюдая а дальнейшими движениями близняшек, Александр подметил одну не очень то приятную вещь. Чем-то здесь не чистым пахнет... - подумал он, когда мимо него, пролетело что-то вроде мухи. Хэвок вздохнул.

Dragon Keeper: Когда Владек наконец-то пришел в себя, он обнаружил, что лежит на остро пахнущей, слегка прелой соломе, позади какого-то рева, стона и какофонии криков. Лежать было жестко, а его тонкий звериный нюх от такого обилия сильных запахов определенно сошел с ума – нос заложило и вот-вот собираясь перейти в стон, воздух с хрипами, кровью и ядом человека-жука исторгался изо рта. С большим трудом, казалось веки залиты свинцом, Владу все же удалось открыть глаза и осмотреться вокруг. Над ним качался, дрожал разноцветный потолок. Испуганно, это как это же должна кружиться голова, и какими сильными должны быть отравление и слабость после него, что потолок так начал вдруг ходить ходуном? Вампир дернулся и попробовал сесть. Голову тут же пронзила чудовищная молния боли, и Долохов не удержался и вновь завалился на спину. Закрыл глаза и просто замер, борясь с тошнотворными последствиями сотрясения мозга. Регенерация боролась, несомненно, но яд, паразиты и удар чем-то, крайне тяжелым, по голове... следовало дать себе некоторое время на восстановление, хоть немного. Но кое-что Владислав все же успел заметить. Во-первых в помещении каким-то чудом оказался Казати. .. Сначала пропесочить за ослушание приказов, а потом поблагодарить за то, что помог товарищам в трудную минуту. И если встреча с человеком-насекомым, и не только в мозгах! это не трудная минута, то тогда я даже и не знаю, что может подходить под это определение.. Не забыть спросить, кстати, этого моссадовца, а не он ли это так огрел меня чем-то по макушке? Ведь совесть иметь нужно, восстанавливаться от проломленного черепа это вам не газеты читать... Боже, но что же это за шум, а? Будто здесь собрались все птица этого треклятого города.. Птицы?.. Влад опять попытался сесть. Еще один приступ боли, на сей раз уже не такой убийственной и вампир смог оценить всю фантасмагоричность картины, что развернулась перед ним во всем своем безумии. Вокруг бесновались в клетках хищники. Тигры, пума, несколько волков, даже медведи.. Все рычали, кричали , били хвостами и царапали когтями полы своих клеток. В дальнем углу какая-то съеженная фигурка скулежом и воем вторила им и пыталась справится с собственных болевым шоком. А посреди этого оркестра ужасов стоял слегка обескураженный Казати и сжимал в руках приличных размеров огнетушитель. Влад потел рукой затылок и подумал о том, что не будь он вампиром, подобная помощь могла бы окончится значительно печальнее. Но с другой стороны, не будь он вампиром, он и не полез бы к этому уродцу-Ренфилду. Но кроме Айзека-спасателя и обработанного эдаким дихлофосом-абсорбентом пациента лечебницы на острове, в помещении находились еще двое — Фернир, это понятно, он и пришел сюда с Владом, а вот рядом... Тень. Джек из тени. Вот откуда столько воробьев, с их несмолкаемым гвалтом. Вот откуда боль по всему телу - своими инстинктами охотников и толстыми короткими клювами воробьи рвали кожу не хуже маленьких волков. Переждав новый приступ боли, Долохов все-таки поднялся и вышел в проход между клетками. Подойдя к тому что осталось от маленького человека-жука, он остановился и несколько минут просто молча смотрел на него. Потом сказал: — Когда я был мальчишкой, мы с одним лесным братом выследили в горах волка и застрелили его. Он был здоровенный, матерый, и мы думали, что убили никак не меньше чем главаря стаи вурдалаков, ха-ха. – Лицо Влада не выражало и капли веселья, наоборот оно посерело, осунулось, а возле глаз залегли тени усталости. - На обратном пути в отряд мы протащили его тушу миль десять по грязной каменистой дороге. То, что после этого осталось от зверя, было самым жалким зрелищем, которое я когда-либо видел в своей жизни. Ты претендуешь на второе место после того волка, жученыш. - И то, что мы посчитали за благо тогда.. Ведь мы искренне считали, верили, что очищаем мир от скверны, исчадия. Наивная юность.. Но знаешь что, Ренфилд? Тоже самое я чувствую и сейчас. Инквизитор во мне оказывается так и не умер, тварь.. Ни на кого не глядя, вампир развернулся на каблуках и низко опустив голову, чтобы никто не заметил истинного выражения его глаз, вышел на улицу. Вдохнул глубоко, полной грудью. Холодный пронзительный, наполненный колючими кристаллами снега, воздух ворвался в легкие, отрезвляя и приводя в чувство. В голове кажется, наконец, прояснилось, и Влад достал из кармана пальто телефон. Набрал номер душеспасительной лечебницы, заговорил глухо, отрывисто: - Пришлите машину в Центральный парк. Там где цирк-шапито.. Найдете, его видно издалека. Машину с санитарами и медпомощью, если хотите довезти его живым.. С сестрами еще не знаю что, пойдем сейчас разбираться. – Долохов на миг замолчал, гримаса отвращения исказила его лицо но, тем не менее, он продолжил – возьмите для меня пакет крови. Третья отрицательная. Да поживее! Он еле удержался от того чтобы не запустить телефоном прямо в рядом стоящее дерево. Как злила его вся эта ситуация! Он оказался некомпетентен! Попался как мальчишка, как недоумок… Гордыня, это она в нем взыграла. Он возомнил что, будучи вампиром, защищен от всего и вся. Что клыками своими и силой он может вершить судьбами и властвовать над обстоятельствами. Мысль о том, что его спасли обычный человек Казати и Джек - многолетний, если не противник то оппонент уж точно, разъедала душу Долохова не хуже, чем кислота Ренфилда - кожу. Самолюбие истоптанной и грязной тряпкой валялось под ногами и вампир невеселыми думами своими, затаптывал его все глубже и глубже. Но услышал за собой шаги и смог собраться. Втянул носом воздух, почувствовал извечный звериный дух и обернулся уже с приветливой улыбкой на устах. Протянул руку: - Ты услышал тогда меня.. Может и огрызался и приводил свои доводы, но ты меня услышал, Тень. И должен признать, ты решил вернуться в очень удачный момент. Очень. Твои птахи здорово помогли нам. Считай, за мной должок, Волк. - А вы мистер Казати.. Где я сказал вам быть? Это что за несоблюдение приказов, а? У вас что, лишняя жизнь есть? А может, вы бессмертны как я? Или вы хотите, чтобы я объяснял вашему сыну, что с вами случилось? Что вы молчите?! - Долохов распаляясь все больше и больше, надвинулся на Айзека облаком темного негодования. Он шипел, он повышал голос, он начал активно жестикулировать.. а когда оказался совсем рядом вдруг замолк и выдохнул: - Спасибо, но больше так не делайте, одно дело я убиваю, а другое из-за меня… Берегите себя и семью.. И ушел, закурил судорожно, нервно, яростно сжимая фильтр сигареты зубами…

Game Master: Black Bolt Havok Одна из сестер взглянула на другую, при этом брови обеих нахмурились, портя чудные милые личика молодых девушек. Сестры приблизились друг к другу, смотря на Блэкгара, руки медленно разжали канат. - Он леветирует. - Он все портит. - А может мы… Далее диалога не услышал бы никто так, как восторженная публика с придыханием начала смотреть на перешептывание циркачек. На лицах многочисленных зрителей был отображен немой восторг и ожидание еще большего чуда, иначе для чего обе артистки так сговорчески тихи. Одна кинула другой и обе сестры резко отпустили трос, предоставляя мутанту какое-то время висеть в воздухе самостоятельно. Публика ахнула, даже в наше время, когда мимо тебя может пронестись на паутине человек в красно-синем трико, а твоя собственная дочь спокойно игнорирует двери, проходя сквозь них без особых проблем, подобные трюки все равно пользовались спросом. Люди не любят удивляться обыденности и тому, что видят каждый день, это никогда не может их восхитить, для подобного переживания они ходят именно в такие заведения – цирки, ярмарки, шоу уродов, потому что так принято и положено, потому что так было до них и будет после, а тот, кто смеет разевать рот на каждодневные чудеса, ничего, кроме презрения не достоин. Сестры улыбались ослепительно, дружелюбно, они раскинули руки и поклонились зааплодировавшей публике. - Аплодисменты, нашему ассистенту, - прокричала одна из них через шум толпы. Выход они нашли простой, и пока еще не заметили нового представителя охочей до развлечений публики. Впрочем, для них сейчас все скамьи были заполнены однообразными, один в один похожими друг на друга людьми, тупыми и податливыми, как глина, принимавшими ту форму и вбиравшими в себя именно то, что предоставляли сами сестры. Они обняли друг друга за талию и засеменили за кулисы, из-за которых уже выходил конферансье с озадаченным выражением лица смотрящий на одаренного. Этого в программе не было, да и в номере в целом, он вообще не понимал, как согласился предоставить Дрейфус еще один шанс выйти на сцену, да еще вместе с их мерзким дружком, которого он лично не видел, из-за скрывавшего того плаща, впрочем запах их нового знакомого говорил гораздо больше, было чувство что ты находишься рядом с муравейником или же передавил кучу тараканов у себя под носом – тошнотворно-приторный, вызывавший не лучшие ассоциации. Мужчина обошел Болтагона кругом, не забывая при этом улыбаться и делать вид будто так и должно все происходить. Он вскинул руки, еще раз собирая щедрый урожай аплодисментов от благодарной публики. Меж тем, сами сестры, скрывшиеся за кулисами этого красочного представления, пробирались к черному выходу. Одна из них дернула за руку вторую. - Мы сможем уйти? – встревожено спросила она. - Если они здесь, значит маленький жучок повержен, остается лишь один выход. Дверь выходившая на противоположную сторону зверинцы тихонько приоткрылась. - Придется так сделать, иначе мы вернемся туда. Ты хочешь этого?] - Нет, Коралина, не хочу, нам было плохо там. Сестры обнялись и вышли на улицу. Umbral Dragon Keeper Fenrir Айзек удивленно уставился на птиц, которые ворвались к зверинцу и начали буквально подчищать залепленными остановившимися жуками агентов. Такого он, признаться, еще не видел, конечно, бывало всякое и будет неправдой говорить, что он был таким особенным и единственным в службе, кто обладал какой-либо силой, однако управление птицами, полное их подчинение – это было жутковато сродни фильму Хичкока, просмотренному им когда-то в детстве. Только там пернатые друзья не были столь дружелюбны и любезны. Агент наблюдал за действиями своего сегодняшнего начальника, затем бросил короткий взгляд на пришедшего неизвестно откуда нового участника этих действий. Мужчина внушал уважение, только не доверие, о нет, слишком хорошо Казати понимал насколько не стоит доверять внешности и пусть, в каком-то смысле, Бэйтс был располагающим к себе человеком, шестое чувство било в гонг тревоги и расставляло колючую сетку под током, лишь бы не касаться никоим образом и не вступать в разговор с ним. Владислав же. Как бы сказала мать, царствие ей Божие, ему не помешает немного чая и теплой ванны. Напряжение – лишь слабый отголосок того, что излучал сейчас вампир. Он быстро набрал номер Аркама, спокойно и вкрадчиво указал им место, где забрать пациента и попросил крови, при этом голос будто то и дело пытался сорваться на крик, и уж лучше бы так оно и произошло, лучше бы Долохов выместил свой гнев на несчастном телефоне, это куда как полезнее затаенной ярости, обиды или гнева, по крайней мере, ничто не будет пожирать тебя изнутри и ничто не вырвется наружу в самый неподходящий момент, уж простите за буквальность. Благодарность, естественным образом, прозвучала гораздо резче, чем могла бы быть. Сначала Владек обратился к пришедшему агенту – Тень. Казати прокрутил в уме все знакомые лица с подобным прозвищем. Их было немного. Все-таки мы живем в реальном мире, а не в фильме о шпионе ее Королевского Величества. - А я не ради вас убивал, - Айзек нахмурился и бросил огнетушитель на землю, коротко кивнул в знак благодарности и приветствия пришедшему Бэйтсу. – Я встречу машину, - отозвался он, убирая руки в карманы и направляясь обратно в сторону проезжей части, куда в скором времени должен был подъехать автомобиль Асайлума. Такой же черный как и в Бронксе, и с такими же карикатурными агентами Смитами внутри. Накал страстей улегся. По крайней мере, на время. За это время сестры вышли из шатра и направились, переодетые в обычную до рези в глазах одинаковую одежду, к противоположному концу парка. Они не торопились, ведь так они меньше привлекали внимания, да и куда им было спешить, они решили действовать дальше более грубыми методами, включавшими в себя тление всякого, кто посмеет приблизиться к ним. Владислав стоящий на холодном зимнем ветру пока в одиночестве и куривший сигарету, мог расслышать звуки шагов, ровное дыхание, а потом – запах. Это ни с чем не возможно было спутать, запах болота, сырости, рептилий, потрохов курицы и цветов, которые время от времени росли на поверхности трясины. Запах не разливался в воздухе, а скорее неким шлейфом следовал за кем-то, равно как и странный звук, похожий на отзвук удара по барабану. Сигарета непроизвольно потухла, однако в скором времени с лицом вампира мелькнул темнокожая рука, щелкнувшая зажигалкой. Мужчина сделавший пару шагов назад и снявший в приветствии цилиндр широко улыбнулся во все свои белоснежные ровные зубы. Звук барабанов стал отчетливее, выбивающих какой-то свой собственный ритм. - Папа Легба говорит, они убегают. Шустрее, шустрее, а то совсем скроются, - он громко рассмеялся, а затем… растворился в воздухе.

Fenrir: Стоило нам пройти немного по зверинцу, началась такая какофония, что трудно было соорентироваться. Сначала мы всё же увидели нашего клиента. Странная на вид сгорбленная фигура сидела фактически в центре зверинца и что-то бормотало себе под нос. Вроде бы ничего не обычного было в этом, но в следующий момент я понял, как сильно ошибался. Со стороны входа послышался звук множества маленьких крылышек. Долохов вдруг неожиданно начал топать ногами и стонать. Я понял, что в его тело сейчас врезаются те самые паразиты, которые пытались попортить мне жизнь. Бедлам начался, когда в помещение влетели насекомые. Рои. Их было так много, словно саранча, как одна из казней египетских. Они застилали глаза, лезли в рот и уши, упорно пытаюсь навредить, защитить своего хозяина. Насекомые всё больше злили меня, и я даже не заметил, как уже, будучи волком лапой, сносил целые кучи этих мерзких созданий, которые умирали, словно от удара об лобовое стекло машина на скорости в 100 километров в час. Что происходило с остальными я не видел, поскольку упорно пытался не давать насекомым лезть мне в глаза. Крики, вопли, стоны, жужжание. Всё смешалось в единый поток звуков, запахов, ощущений. Но в последний момент всё изменилось. Появился новый звук и новый запах. Запах волка и звук крыльев. Крыльев птиц. В ту же секунду в зверинец влетело огромное количество птиц. - Что за день такой-то. Сначала насекомые, теперь птицы. Дальше рептилии, что ли будут? - подумал я. Насекомых стало меньше, а от пёстрой раскраски птиц рябило в глазах. Всё закончилось так же быстро, как и началось. Осмотревшись вокруг, я, наконец, смог оценить ситуацию в полной мере. Владислав лежал на соломе с явно помятым видом, упорно пытаясь встать. Айзек удивленно смотрел на летающих птиц, пытаясь видимо понять, что же всё-таки произошло. Был здесь еще один персонаж, которого я явно не ожидал здесь увидеть. - Дэрек? - удивлённо сказал я, - вот уж кого не ожидал здесь увидеть. Так или иначе, но любой оборотень или зооморф, или метаморф, мне знакомы. К счастью или сожалению, но на этой планете я был первым представителем такого вида. Остальные либо результат моих пошловатых усилий, либо ускоренная по каким-либо причинам эволюция человека. И в любом случаи я по запаху, так или иначе, знаю всех. Пока я отвлёкся на возникшего из неоткуда шамана, случилось две вещи. Первая. Владислав, наконец, встал и уже что-то требовал по телефону. И вторая. Два других объекта решили свалить. - Я думаю, это уже не будет новостью, но дамы решили удалиться. - спокойно сказал я. - Мне их догнать? Конечно, вопрос был крайне глупым, но задать его всё же стоило. В ту же минуту, словно из воздуха возник неизвестный. Он повторил моё сообщение об убегающих двойняшках и так же неожиданно исчез, как и появился. - Ну что за день, - с досадой сказал я, - Сначала насекомые, словно казнь египетская, потом птицы, за ними шаман, а теперь ещё и хрен с цилиндром. Цирк какой-то. В этой фразе был явный каламбур, так как мы на самом деле были в цирке. Я потянулся и сел на ближайший ящик в ожидании дальнейших распоряжений.

Dragon Keeper: Май 190…года. По прошествии нескольких недель с момента приезда, Владу начинало казаться, что на самом деле здесь не один, а два города. Один был белым, с новыми особняками и дворцами под голубыми крышами, но вокруг него и даже под ним располагался совсем другой, более старый город. Новому городу, возможно, не нравилось присутствие старого, но обойтись без него он не мог. Ведь кто-то и где-то должен готовить, стирать, убирать.. в общем делать все то, отчего верхний город выглядел так привлекательно. Владислав Долохов после стольких лет проведенных в различных уголках света, не без оснований мог сказать, что является знатоком и гурманом многих кухонь мира. Но, только приехав сюда, он осознал, что все его знания - полная ерунда по сравнению с тем, как готовили в Орлеане. На Родине, в своей дорогой сердцу Венгрии, Владек никогда и слыхом не слыхивал о креветках, лангустах или омарах. Потом, конечно, жизнь побросала его и множество блюд он перепробовал, но что бы так как здесь?… На его взгляд, жители Орлеана просто выходили на берег плодородной дельты "Старика" и собирали все, что давала им кормилица-река. Хороший повар из нижнего города мог бросить в кастрюлю горсть этого собранного чего-то, добавить несколько палых листьев и щепотку-другую каких-нибудь травок с непроизносимыми названиями, но из всего этого получалось такое блюдо, попробовав которое, вы раз и навсегда понимали, что такое праздник желудка. Владислав с любопытством ребенка разглядывавшего все вокруг, неспешно шагал через рынок нижнего, многонационального города. Мимо клеток со змеями и связок загадочных волосатых растений. Мимо поддонов с устрицами. Мимо и вдоль, и поперек, посмотреть, пощупать, понюхать здесь было на что. Потом он ненадолго задержался у небольших ларьков, в которых за пару пенни можно было попробовать какие-то странные похлебки и пирожки с моллюсками. Влад пробовал все подряд. Он получал несказанное удовольствие. Наконец, прикончив тарелку жаренной рыбы, Владислав вымыл руки в небольшой полуобрушенной чаше фонтана стоявшего посреди рыночной площади и огляделся. Чуть поодаль от остальных ларьков, прямо у реки, стояла очень ветхая с виду хижина. Вывески над ней не было, но перед входом над небольшим костерком нежно булькал котелок. Рядом с котелком, сидя на корточках и старательно дуя на угли, сидела девушка. Тоненький, будто очерченный карандашом на фоне голубого неба, силуэт. Копна длинных темных волос и множество звеняще-шелестящих браслетов на руках… Владислав отправился к хижине и заглянул в котелок. Что-то то и дело всплывало с его дна, а потом снова исчезало в глубине. Большей частью варево было бурым. Время от времени, на его поверхности образовывались пузыри, они росли, росли, а после липко лопались с характерным «блоп». В этом котелке могло вариться все что угодно. Вполне даже могло оказаться что, в данный момент, там зарождалась ну или трагически обрывалась чья-то жизнь. Нельзя не сказать, что Влад ни на секунду не засомневался… но, в конце концов, ведь его брат был врачом! Он решительно вздохнул и спросил: – Ничего, если я это попробую? – поинтересовался он голосом ребенка уже протянувшего ладошку, чтобы погладить здоровенную псину. Фигурка разогнулась и встала напротив. И Влад, кажется, забыл как дышать. Перед ним, едва прикрытая разноцветными лоскутами одежды, стояла прекраснейшая из девушек, которую Владу доводилось встречать в своей жизни. Пока он стоял пораженный ее красотой до глубины души, девушка взяла с небольшого табурета, что стоял рядом, черпак и слегка помятую железную миску. Так же молча, она зачерпнула в котелке серо-бурого варева и протянула миску Владеку. Владислав немного помолчал, слушая отдаленные звуки рыночной суеты и собираясь с силами. Потом взял предложенную ложку и успев вспомнить, что он и так уже мертв, зачерпнул и съел пару ложек. – И как это называется? – Гамбо. – Вкусно. – Знаю. – Эмм, а вы…? – Владислав чуть поморщился, никогда ему еще не казалось таким трудным знакомиться с девушками. - Я – Мэрион. А ты - Влади, дитя ночи. - Но.. а ты видимо не просто повариха, да, Мэрион? Судя по вот этим нескольким, очень знакомым мне амулетам, увлекаешься колдовством, мм? Они стояли и смотрели друг друга как заговорщики, которые, обменявшись паролем и отзывом, ждут, что будет дальше. – Там, откуда я родом, таких называют ведьмами, – негромко произнес Влад. – А там, откуда родом я, мы называем это вуду, – сказала Мэрион и улыбнулась. Молодой человек чуть прищурился: – Это что-то вроде возни с разными там куклами, мертвецами и прочим? – Ровно в той же степени, в какой ты спишь в гробу или носишь черный плащ с красным подбоем – спокойно парировала Мэрион. – А, – глубокомысленно отозвался Владек. – Я кажется, понял, что ты хочешь сказать. Девушка тихонько засмеялась в ответ, будто еще раз, кто-то невзначай тронул ее браслеты…. Она стояла так близко, и была так очаровательно молода и прекрасна… эти большие темные озера-глаза, эта нежная кожа оттенка кофе с молоком.. эта энергия жизни, которая исходила от нее… Влад качнулся вперед, и наклонился к ее губам, а девушка опередила его.. ее губы были такие живые, такие теплые, и Владу хотелось пить их, пить без остатка… Сначала появился аромат, шлейф его, запах, тяжелой удушающей волной, надвинулся, нахлынул следом как жаркая тропическая ночь. Запах болота, его липкой жижи, приторный запах цветов, что благоуханием своим и неимоверной расцветкой ни раз вели неосторожного путника на погибель.. - Бабуля, это, Влади, помнишь ты говорила, что скоро придет темный незнакомец? Ему понравилось наше гамбо… - Еще бы не понравилось, ведь варилось оно именно для него… - мягкая, черная, похожая на старую кожаную перчатку, ладонь похлопала Влада по плечу, отчего он, кажется, на несколько сантиметров ушел в мягкую податливую почву. – Идемте, молодой господин, нам надо поговорить.. объявился недавно у нас здесь один князь… А нескольким позже были дом на сваях и кресло-качалка на его веранде. Были разговоры с матушкой Гоголь о мистической, магической силе этих мест, подпитываемых духами болот. Был черный петух на прогибающихся перилах мостков, и было чучело в цилиндре и фраке, которое однажды… Тонкий фиолетовый налет магии лег, окрасил все вокруг в дрожащие контуры и цвета. - Мэрион.. – Влад выдохнул ее имя в холод февральского вечера, и казалось на миг окунулся в жар тех ночей. Ее стройное горячее тело, такое желанное, такое волнующее.. ее объятия, которые могли его согреть хоть ненадолго… Поэтому так заулыбался Влад вдруг откуда-то появившемуся и так же, через несколько мгновений, исчезнувшему господину: - Не бойся, Легба, мы их не упустим! – и рассмеялся, совсем по-мальчишечьи, так, как будто после долгого-долгого странствия, он вдруг увидел в конце дороги знакомые ворота. Ворота дома, за которым его еще помнили и, возможно, ждали.. - Вперед! Тень, вы идете со мной, Вы мне можете понадобиться, а особенно ваш шаманизм, я думаю. Айзек! - Долохов опять ожил и вновь начал действовать быстро и четко – Мистер Казати, еще раз большое спасибо и больше так не делайте! – Хлопнул своего спасителя по плечу и опять улыбнулся, на сей раз действительно искренне – Дождитесь машину и сдайте им таракана этого, хорошо? Потом попробуйте нагнать нас.. кажется, больше я не намерен разбрасываться такими кадрами… - Фенрис, а вы? Что сидите с таким видом, будто ничего не случилось, а? Девицы Дрейфус пытаются сбежать от нас, быть может мы им помешаем, как вы считаете, мм? - Вампир хлопнул в ладоши, призывая внимание - - Все, вперед, ребята, и я думаю, нам всем стоит пробежаться. Они настигли неразлучную парочку в конце одной из аллей. Представляя собой странную разношерстную компанию, они наверняка превалировали в силе, но пока нерешительно застыли, глядя на этих двух, идентичных во всем, девчонок. - Дамы, - Долохов как главный, наконец, сделал шаг вперед – вы понимаете, что сопротивление бесполезно, не правда ли? – и улыбнулся. Он все еще слышал легкий отголосок гулкого барабанного боя, а это значило, что в случае опасности, за его спиной будут не только крылья..

Umbral: - Давненько я не попадал в подобные ситуации. - Негромко произнёс себе под нос Бэйтс, осматривая каждого участника этой приватной вечеринки для сотрудников правительственной организации и психопатов с высшим уровнем опасности. - Уж скорее тебя здесь не должно было быть, Праотец, нежели меня. - С небольшой ухмылкой поприветствовал Фенрира Дэрек. - Неужели ты решил "легализировать" себя в их гнилом обществе? - Иронично спросил оборотень, после чего, многозначительно посмотрел на Казати, и кивнул ему в ответ. - Ты был слишком жалок, Владек, будучи пожираемым теми миниатюрными шедеврами природы. Я не мог оставить тебя в подобном положении. - Слегка нагло заявил оборотень, но говорил он разбавляя всё доброй усмешкой и достаточно дружественным огнём в глазах, хоть прекрасно понимал, что подобное обращение могло запросто вывести вампира из себя. - М... За ним заедут? - Вопросительно кивнув на корчащегося Ренфилда, спросил Лупус, обращаясь неведомо к кому конкретно. Но уже через несколько мгновений Владек сообщил группе, к котрой Дэрек с радостью примкнул, хоть и был слегка разочарован отсутствием симпатичных барышень. Впрочем, барышень в группе не было совсем. Зато им предстояло задержать неких девиц Дрейфус, что, конечно же, подлило масла в пламя интереса оборотня. И спустя пару минут, сотрудники Оружия нагнали двух миловидных дам, в которых ощущалось нечто странное и опасное. Дэрек держался позади всех, но как только группа остановилась, оборотень незаметно скользнул по краю аллеи, и едва уловимо зашел за спины сестёр, внимание которых больше было сосредоточено на центровых группы преследователей. Но даже если бы они и заметили обошедшего в нескольких метрах мужчину, ничего бы не смогли ему сделать в виду расстояния между ними, и в виду обоюдных возможностей. Неподвижно и бесшумно, оборотень стоял в нескольких метрах за спинами Дрейфус, готовый пресечь их попытку к бегству, а духи были готовы помочь отразить практически любую атаку, ведь не зря столько опасных личностей охотились за ними двумя. Я очень сильно извинияюсь за это... Это.. Ну это... В общем, за "это", что написал. Но в данный момент ничего не могу поделать.

Black Bolt: Простейшее цирковое представление, коим молодые родители тешат своих одновременно и себя, и своих детей, зарождая во многих эту классическую боязнь клоунов с истерическим смехом и бешеными глазами, могло в любой момент превратиться в арену бессмысленного насилия и хаоса, когда беззаботный смех сменяется криком и мольбами о помощи, а глаза, наполненные радостью и наивностью, в одночасье лишаются огня жизни, энергии и воли. И сейчас сотни подобных взглядов были буквально прикованы к статной фигуре человека, так любезно согласившегося помочь двум артисткам в их маленьком шоу, которое изначально, видимо, планировалось как медленная и сверх изощренная пытка для Грома, или вернее сказать - грамотное исполненное умерщвление Болтагона, так феерично замаскированное для пущего увеселения ничего не понимающей публики. Согласно первоначальной задумке близняшек агент Оружия должен был скончаться в течение какой-то минуты без особых телодвижений, выдававших организмом нехватку кислорода, сопровождающуюся всего лишь несколькими едва заметными рывками в надежде спастись, а затем подобно елочной игрушке, безмолвный безвольный объект плавно покачивался бы взад вперед, подобно тряпичной кукле. Однако шла уже, наверное, пятая минута, пока Блэкгар изображал из себя звезду сцены, иногда даже позволяя себе раскинуть руки в стороны, дабы чуть раззадорить публику, не имеющую ни малейшего представления, в какой опасности они находятся на самом деле. Канат едва-едва сдавливал шею, все шло как нельзя лучше до тех пор, пока Гром не ощутил, что небольшая давка, ранее бывшая в области груди и шеи, перестала существовать по факту, предоставив Блэкгару свободно висеть в воздухе на протяжении практически тридцати секунд. Плавное приземление, точно имитирующее ситуацию, будто крепкий мужчина имеет дополнительный крепеж, скрытый от посторонних глаз. Поднявшиеся овации и рукоплескания зрителей разного возраста. Проклятье, - одна мысль заглушила весь гул, в одно мгновение поднявшийся в цирке. Близняшек и след простыл, и Гром уже было собирался проследовать за ними за кулисы, однако возникший из ниоткуда конферансье преградил Болтагону дорогу, заставив последнего застыть на месте на полминуты, пока человек не отошел, дабы поблагодарить публику за столь щедрые овации и объявить следующий номер. Плавным, чуть торопливым шагом Гром двинулся в сторону кулис, с улыбкой на лице осматривая трибуны, будто выражая почтение всей собравшейся здесь публике. Скрывшись от гула рукоплесканий и счастливого смеха детей и попав в "служебные" помещения, где разноплановые артисты готовились к выступлению, Блэкгар заметно увеличил скорость шага и, аккуратно пробравшись сквозь толпу циркачей, вышел с черного входа, устремившись за преступницами. К счастью возможность полета значительно облегчила процесс поиска и Блекгар, увидавший своих коллег, нагнавших сестер, поспешил к ним. -...сопротивление бесполезно.., - донесся голос Долохова в тот момент, как Гром плавно приземлился в нескольких метрах напротив сестер, с противоположной от своих коллег стороны, таким образом практически полностью отрезав сестрам путь для возможного победа. Скрестив руки на груди, статный мужчина сначала мельком обвел взглядом всех присутствующих здесь агентов, чуть кивнув головой в их стороны, а затем вновь устремил взгляд на сестер Дрейфус в ожидании каких-либо необдуманных и глупых действий с их стороны.

Lonely Shepherd: [Планета "D-1368"] Сейчас, находясь в растерянном состоянии посреди газона парка Нью-Йорка, который Мишель тут же узнала по возвышавшимся над парком многоэтажным зданиям, одарённая не осозновала до конца всё то, что происходило с ней около десяти минут назад. Она сжимала в ладони серебристый кулон, не понимая, для чего он был взят. Для чего Мишель безмолвно согласилась взять его на сбережение? Кем был тот старик? Почему он доверил хранение вещи, за которой охотились те люди в боевых скафандрах, именно ей? Кто такой этот Охотник, и значит ли это, что теперь ей придётся ждать прихода этого самого Охотника? Впрочем, девушку наполняло чувство радости за то, что она вновь оказалась не в родном, но успевшем стать вторым домом, городе. Что она больше не находится на неизвестной враждебной планете, в окружении футуристических боевиков, которые сами не знали что делать, но благородно держали под своим крылом горстку выживших людей с моста. Да, Старик был прав насчёт того, что всю вину за те разрушения могли без проблем повесить на Мишель, ведь сами виновники произошедшего остались там, на той планете, вместе с Карнажем, Дубом и дюжиной попавших в межпространственную ловушку обыкновенных жителей Нью-Йорка. Это ужасно... Почему то Мишель чувствовала, что вот так переместить всех оказавшихся в том жестоком месте невинных людей Старик не сможет, и попросту не будет. Одарённая положила кулон в карман её чёрной длинной куртки, сильно испачканной и потрёпанной после путешествий по непроходимым джунглям. Всё это время, она шла по аллее, словно ничего и не было. Будто всего несколько минут назад, она не была похищенна из лагеря выживших противоречивым дендроидом, не слушала довольно феерического старичка, любящего ловить бабочек и умеющего в доли секунд перемещать людей из одной точки мироздания, в другую. Сейчас, Мишель хотела лишь одного - попасть домой. Да и большего ей не оставалось. Пока что. Ведь Мишель знала, что на этой ноте, история, в которую она ввязалась, сняв кулон с пальца дендроида, только начиналась. И не знала того, что всего через несколько дней, к Мишель явится девушка, с которой они пытались противостоять террористам на мосту, и сделает ей предложение, которое изменит всю дальнейшую жизнь одарённой. [Дом Камю.]

Game Master: Что такое непредвиденные обстоятельства? Или точнее – что такое никак не предусмотренные обстоятельства места, времени и события? Когда вам говорят кого-то поймать, вы не думаете, что охота будет сложной и обремененной еще чем-то, напротив, вы готовитесь к трудностям, но особого рода – трудности физического плана, сопротивление, резкое и жестокое, на грани смерти; порой добыча предпочтет умереть, чем сдаться, и никак вы не думаете, никогда (а следовало бы) – за простыми вещами скрываются более сложные, достаточно сложить разрозненные куски мозаики и получить общую картину, с ней и представление. Сестры остановились, переглянулись. Как два зеркальных отражения, как две копии одного и того же человека, разделенные неведомой силой, полностью идентичные, похожие настолько, что уже более будет невозможно. Тонкие ручки обнимали друг друга за талию и смотрели на окруживших их последователей то со страхом, то с вызовом и гневом, трудно было догадаться, что сейчас чувствуют циркачки, они и не хотели умереть, а с другой стороны – ничуть не страшились этого. Единственно от чего сестры желали отказать – возвращение обратно на остров. Да, ради попытки скрыться подальше и не попадать в клинику стоит рискнуть. Ради такого не жалко поставить на кон последнее, собственную душу и тело. - Их много. - Да. - А вон тот красавчик. - Миленький клыкастик. - Заведем себе такого? - Почему бы нет. Казалось, они даже не замечают опасности, пытаясь скрыться в разговоре с самими собой. Мимо проходили люди, некоторые не придавали значения происходящему, некоторые оглядывались, прочие останавливались, а затем спешили удалиться, предчувствуя неладное. Сестры сделали шаг друг от друга оглядывая каждого из преследователей. - Интересно, а он умеет целоваться? - Я тоже хочу проверить. Одна из сестер смотрела на Долохова, вторая изучала взглядом Бэйтса. Обе хихикнули, в своем природном женском кокетстве. Со стороны цирка раздались крики. Прохожие, недавно миновавшие группу одаренных, заторопились обратно. В скором времени на дорожку вышла одна из причин волнения людей. Львицы оглядела парк и направилась прямо к ближайшему от нее человеку, гулко рыча. Следом за ней из-за ограды вынырнуло пара волков, обе дрались из-за куска мяса, оставалось надеяться, что раздобыли они его в чужой клетке. - Зверушки. - Как мило. Искренняя ребяческая радость сестер, как холодной водой окатила агентов. Впрочем, не только это стало проблемой. Перед взором каждого из них все люди, включая самх мутантов, превратились в сестер Дрейфус. Сидевший на крыши клетки с тиграми негр крутил цилиндром на кончике трости. - Папа Легба доволен, очень доволен! – он вскочил на ноги, прошел от одного конца крыши к другому, театрально поднес руку к лицу, высматривая вдалеке группу агентов Оружия Икс. – Это был отличный гумбо! Да! Но ему никогда не хватало крови! Папа Легба исправил это! Улыбаясь во все зубы, негр завыл и зашелся в смехе, прежде чем спрыгнуть на землю и раствориться в выбегающей из цирка толпе.

Dragon Keeper: Перед глазами шелестели страницы досье. Менторским тоном звучал в голове голос Казати. ...Одна из них, Каролина…прикосновение.. смерть... Вспомнив, он принял вдруг совсем другое решение, чем раньше. Если бы он был здесь один, если бы он пошел на это задание сам, можно было бы еще о чем-то говорить, но за его спиной стоят люди.. живые люди. - Все - назад. Отошли все назад. Близко не приближаться, использовать оружие и навыки дальнего действия… Различить сестер не представлялось возможным. Они были так похожи, что Долохов мог бы поклясться, что даже собственные родители путали этих генетических уродцев. Владек прекрасно знал, каково это жить рядом с собственной копией. Они оба с Андрешем знали это и, не стесняясь, пользовались своим сходством. А еще, еще, находясь рядом, они усиливали способности друг друга. ...Значит и здесь все точно так же.. Но кто же из них кто… Кто опасен смертельно? Владислав досадливо поморщился и уже в сотый раз, наверное, выругался про себя. Какого черта он подрядился на это задание? Какого беса он взялся здесь всем управлять? На кой ляд он подставляет всех этих доверившихся ему бедолаг, у себя за спиной? Пойди он один, ну что бы с ним сделали эти девицы? ...Прекрасная Джулианна забрала бы, высосала душу.. У кого? У вампира? Ха-ха, очень смешно. А вторая, Каролина, кажется.. превратила бы в прах.. А знаете, милая Карочка, ведь я и сам так могу, ну то есть в прах.. Потом правда возвращаюсь, приучил себя, наконец, после стольких-то лет, носить с собой запаянную ампулу с кровью.. Да, и в конце-то концов, кто сказал, что я не хотел бы быть развеянным этим самым пеплом, пусть не над Гангом, за не имением под рукой оного, хотя, надо сказать, то еще болото, более грязной реки стоит еще поискать, но над Гудзоном тоже неплохо, а там и до океана рукой подать, вовсе и не страшно все это, а скорее даже наоборот – покой сулит и отдых.. Но даже вампиры по многим статьям должны этому миру. Влад хотел, наконец, достучаться до брата, и опять же Лайтмен, тот еще босс в кавычках, но он рассчитывает на помощь Долохова, и зная его характер, можно быть уверенным на все сто, что даже стань Владек пеплом, проклятья Кэла не оставят его даже в таком состоянии. Ну и было еще одно дело. Дело, над которым Владислав, с переменным усердием, думал уже больше сотни лет. Думал упорно и одно время даже начал подыскивать кандидатуры для проведения эксперимента. И этой проблемой действительно следовало бы заняться более чем вплотную. Ведь что плохого совершили их предки, если они с братом вдруг решат оборвать династию? А, между прочим, в Венгрии, в одном из предместьев до сих пор стоит дом… Дом, который периодически реставрируется и восстанавливается. Дом, в котором однажды родилось двое мальчиков-близнецов. Так неужели в этом доме никогда вновь не зазвучит детский смех? По всему этому выходит, что умирать Владеку еще действительно рано. А значит надо опять брать себя в руки и драться, сражаться, выкарабкиваться, бороться.. baszom az anyad… Долохов не стал долго думать, оглянулся по сторонам, неподалеку заметил серую сталь пруда и усмехнулся. Резко шагнул назад и взмахнул руками. Повел плечами, будто прикидывая вес… Глубоко вздохнул, присел и пружиной разогнулся, бросил вперед невидимый мяч. В его руках незаметный, этот шар воды, призванный и брошенный в защиту сотрудников Оружия, зародился, поднялся тяжелым шаром над стылой поверхностью декоративного пруда и, повинуясь магии вампира, рванулся вперед. Сестер, все еще находящихся в объятиях друг друга, окатило, умыло холодной мутной водой. И может, этот душ и не стал бы решающим в сражении, если бы следом за первым ушатом, Влад не вылил на них второй и третий. А, после, победно улыбаясь прямо в глаза сестрам, резко не сжал в кулак направленную в их сторону руку. Сжал так, что побелели костяшки пальцев, сжал так, что на его ладони остались глубокие отпечатки его же собственных ногтей. Зато вода, вода, что пропитала одежду, волосы, обувь и землю на которой стояли сестры Дрейфус, в несколько секунд превратилась в крепкий и прочный лед, что сковал, прихватил и приклеил беглянок к месту. И тут Владу бы рассмеяться, расслаблено подойти бы к сестричкам, и довершить начатое. Заставить даже их кровь замерзнуть в венах, а может и не всю кровь, а лишь у одной, а у второй и попробовать.. Но откуда-то сто стороны цирка послышались крики. Крики ужаса и отчаянья. - Ну что там еще?! - Долохов ошарашено уставился на разбегающийся во все стороны зверинец шапито. – Черт возьми, но кто?! - Так, с водой я очень долго буду гоняться за ними.. Тень, Вульф, помогите разобраться с животными, это мне кажется как раз ваша стихия… А мы тогда сдаем куда надо девчонок и присоединяемся к вам… Владек вздрогнул и невольно дернулся, потерянно качнулся из стороны в сторону… вокруг него, плодясь и размножаясь, стали появляться, заменяя всех остальных, наведенные иллюзии сестер Дрейфус….

Umbral: - А ты знаешь, Владислав, твоя работёнка открывает предо мной многое, чего я не видел ранее, как бы внушительно это не звучало. Буду считать это очередным кусочком пазла моей нелегкой жизни. Ну что, господа бесплотные? Готовы совершить акт внеземного насилия? - Последний вопрос Дэрек задал про себя с усмешкой, обращаясь к дюжине хранителей, которые всегда его окружали, благодаря множествам тех оберегов, маниту и различных других напрямую связанных с нематериальным миром проводников в виде перстней, браслетов, амулетов и прочего. Помимо возможности связаться с духами-хранителями, они так же позволяли шаману повышать свой духовный и ментальный потенциал, служа чем-то, вроде ключа для раскрытия собственного потенциала, который следовало заполнять тем, к чему стремился сам практикующий. Но вот сейчас, перед Дэреком стояли две смазливые близняшки, к которым, оборотень, не смотря на свою тягу к прекрасному полу как человеческому, так и волчьему, не испытывал абсолютно никакой тяги. Он чувствовал их плоские души, которые искажали обезумевший и сродненный уродством, подобно сиамским близнецам разум. Оболочка. Сухая скорлупа гнилого ореха. Бэитс не знал, кто эти девицы, зачем их ловят и что они натворили, однако это не мешало оборотню абсолютно уверенно стать на сторону агентов Оружия, и, уже в ходе событий осознавая и догадываясь о причинах, помогать им с заданием, пусть его не ждали и не приглашали именно сейчас. Девушки о чём то переговаривались меж собой, и одна из них пристально рассматривала сунувшего руки в карманы пальто, высокий ворот которого был поднят, прикрывая до ушей от ветра, оборотня, чёрные солнцезащитные очки которого, в свою очередь, пристально следили за обеими, стоящими в близости дамами, коих, требовалось задержать. Но вот только почему никто не спешил этого делать, раз цели остановились и дают такую возможность. С ними явно что-то не так, и это что-то не ограничивалось явным безумием. Внезапно, к оборотню подлетел, и стал кружить над его головой один из оставленных с Казати и жуком воробей. Он принес шаману весть о том, что клетки зверей были открыты. Не долго раздумывая, оборотень стремглав помчался к цирку, замечая боковым зрением, как Владислав начинал колдовать со своей стихийной способностью. Тень не сомневался, что Загонщик справится с теми двумя странными девицами, которые вызывали у бывалого оборотня довольно неприятные душевные ощущения. Так же, Тень не сомневался и в том, что в цирке потребуется разобраться с вырвавшимися животными. Не прошло и минуты, как оборотень уже вновь находился возле цирка. Он остановился, поскольку резкое и специфическое ощущение, пронзило шамана как только он приблизился к цирку. - Вуду? - Ошарашено прошептал оборотень, принюхиваясь и осматриваясь по сторонам, не забывая осматривать любые возвышенности. И внезапно, его острый глаз сумел изловить чернокожего человека в костюме и цилиндре, восседавшего на крыше оставшейся полной тиграми клетке. Дэрек, маневрируя в сошедшей с ума от ужаса и паники толпе, пытался добраться до темнокожего в цилиндре, который, в это время высматривал события, происходящие на аллее с агентами и сестрами Дрейфус. До клетки, на которой находился негр, оставалось ещё несколько десятков метров. Оборотень пытался уловить запах незнакомца, но либо из-за слишком большого количества иных запахов (животных, людей) либо из банального неимения энного у этой особы, попытки лупуса остались тщетными. Как и его попытка добраться до него раньше, чем тот бы исчез. Незнакомцу в цилиндре хватило всего пары секунд, что бы бесследно скрыться в метающейся, словно рой горящих муравьёв, толпе. Оборотень остановился. Его кто-то задел плечом, но это не отвлекло Дэрека от попытки высмотреть эту странную особу в пёстрой толпе. Безуспешно. Дэрек недовольно причмокнул, и неспешно обернулся на человеческий крик, раздавшийся всего в нескольких метрах от него. Огромная львица набросилась на одного из посетителей цирка, и сейчас впивалась зубами в его шею. Никакая медицина не спасет больше этого бедолагу. - Они не поймут твоих законов. - Молвил оборотень, подходя и обращаясь к хищнице, чьи желтые глаза поднялись на странного человека, который лишь с виду напоминал ей тех, с кем она привыкла жить и выступать, но чувства подсказывали львице, что перед ней стоит нечто большее. Нечто более сильное и более значимое. - Я твой друг, и потому, я хочу, что бы ты разомкнула хватку. - Дэрек подошел вплотную к львице, и присел на корточки, под застывающим взглядом жертвы хищницы, в котором отражался немой крик о помощи и спасении. Джек-Из-Тени положил руку на мощную спину прирожденной убийцы, и та, не охотно, но всё же разомкнула пасть, выпуская окровавленную шею мужчины из ловушки мощных зубов. - Помоги мне, и я помогу тебе вернутся туда, где ты привыкла быть. - Говоря это, Дэрек приложил пальцы к обильно кровоточащим ранам мужчины, и прикрыл глаза. Он замолчал, а на его лице отразилась сильная сосредоточенность. Из под кончиков его пальцев стал пробиваться желтоватый, неяркий свет, и рваные раны под ним стали затягиваться, не оставляя после себя даже шрамов. - Ты скажешь, что обязан жизнью этой львице, иначе, я делаю так, что твои раны откроются вновь. - Ощущая возвращающуюся жизнь в тело этого человека, буднично произнес оборотень, и вытер испачканную кровью ладонь о куртку выжившего. Не прошло и шести минут, как все звери были успокоены посредством прямого вмешательства оборотня. дело оставалось лишь за дрессировщиками, которые должны были вернуть зверей обратно в их клетки. Единственное, что Дэрек попросил у них взамен на свою помощь, так это не прибегать к крайним мерам относительно особо отличившихся сородичей.

Black Bolt: На мгновение переведя взгляд на Долохова, когда тот произнес фразу о соблюдении четкой фиксированной дистанции, Гром моментально последовал этому, своего рода, указанию, не приближаясь к девушкам более чем на два метра и, дабы не допустить побега особо опасных преступниц, Гром внимательно наблюдал за каждым их движением, каждым шагом в ту или иную сторону, каждым невольным жестом, готовясь в любой момент пресечь любую бесплодную попытку к отступлению. Они готовы на все, лишь бы любой ценой не возвращаться туда, где они провели весомую часть своих жизней, - промелькнуло в голове Блэкгара, когда тот лицезрел, на сколько действия сестер был раскованными, свободными, их не волновало, чем все закончится, не волновало, кто из них выживет, а кто падет, любой расклад для двух юных созданий был лучше нежели безвременное заточение вдали друг от друга. В какой-то степени Гром даже готов был посочувствовать сестрам, несмотря на то, что немногим ранее они пытались превратить его в повешенного. Они не станут мешкать, не станут слушать ни слова из того, что мы будем говорить им. Каждая из них готова пожертвовать собственной жизнью, собственным существованием во имя спасения друга друга. Но в итоге они обе погибнут, погибнут в объятиях друг друга, с улыбкой на лице, символизирующей их полною умиротворенность и радость возможности утонуть во мраке смерти вместе, в один и тот же момент - Гром, будучи персоной крайне рассудительной, не мог не признать, что действия сестер в какой-то степени могут быть оправданы их мотивами, но никакие мотивы, никакие скрытые желания не оправдывают погубленных жизней. Когда Долохов закончил свои манипуляции с водой, а впоследствии и с заморозкой, Блэкгар уже был готов вздохнуть с облегчением, с чувством безопасности и уверенности в том, что сегодня никто более не пострадает, но, видимо, слишком глупо рассчитывать на такое скоротечное действие и смазанный финал, когда добро практически без усилий победило зло, слишком тривиально и неправдоподобно. Послышались многочисленные крики, а затем звериный рык, с каждой секундой становившийся все сильнее, эхом разлетаясь по всей территории этого чудесного места. На глазах у Грома, обезумевший тигр готов был разорвать свою недавнюю "поклонницу", наслаждавшуюся всеми его скачками и прыжками на арене, на маленькие кусочки. Произведя резкий толчок от земли, Гром поднялся в воздух и, чуть отдалившись от своей группы, в следующее мгновение оказался между беззащитной женщиной и тигром, уже приготовившимся сделать решительный выпад и лишить свою жертву жизни. Остановив руками выпад животного, всем весом своего тела наволившегося на Грома, Блэкгар схватил тигра верхнюю и нижнюю челюсти, тем самым давая возможность женщине встать и убежать, как можно дальше от этого места, так быстро переставшего быть обителью смеха и радости и превратившимся в место боли и страданий. Собрав большую часть своих сил в кулак, Гром просто-напросто откинул обезумевшее животное в сторону, заставив боком удариться о железную решетку. Сила удара была небольшая, но достаточная, чтобы, хотя бы на время, дезориентировать животное, не причинив ему особого, серьезного вреда. Неожиданное помутнение в глазах на мгновение остановило Грома от того, чтобы вернуться назад к Долохову для дальнейшей перевозки сестер обратно в тюрьму, а когда мутная пелена развеялась с глаз, пред Блэкгаром предстали многочисленные образы этих самых сестер, которых Король Нелюдей немногим ранее считал полностью выведенными из общего течения времени. -Влад, -Гром прикрыл глаза и, коснувшись виска указательным и средним пальцами, полностью сосредоточился на своих телепатических возможностях, пытаясь выцепить из всей этой беснующейся толпы образ Долохова: -Ты слышишь меня, Владислав? Я потерял из виду настоящих сестер Дрейфус. Я мог бы попробовать нарушить иллюзорное воздействие посредством оглушающего крика, но при таком раскладе пострадать могут все. - искренне надеясь, что это его послание дойдет до Влада, Гром старался придумать альтернативные способы вычислить их оппонентов во всем этом хаосе.

Game Master: Когда вудуист спокойно шел в толпе паникующих посетителей цирка, он на минуту обернулся. Никто не замечал странно чернокожего господина в сюртуке и шляпе цилиндре, с тростью и белой краской на лице, все слишком были заняты бегством от разбежавшегося зверинца. Пио улыбнулся – по его следу было направился один из них, но быстро был сбит с толку, а затем отвлекся на спасение то ли людей, то ли хищников, моральные принципы человечества не существовали для вудуиста, как таковые, все на что он опирался, было желанием болот и мертвых богов, любящих хорошие бутерброды с аллигаторами и добрую похлебку темно-бурого цвета. Они не указывали, не приказывали, помогали и давали силу, но, как и всякая магия, брали за это свою плату. Сейчас срок платы еще не подошел, потому Пио слышал звук барабанов, чувствовал рядом с собой невидимое присутствие и время от времени улыбался во все свои белоснежные зубы, между которыми время от времени пробегала сиреневатая искра. Что такое магия болот, точнее Вуду? Это почти то же самое, что и обычная магия, только здесь требуется меньше обмана, больше надежды, меньше веры и больше мастерства, а главное – терпения. Да, простая магия может легко разрушить в один миг целую страну, зато Вуду может уничтожить эту же страну пусть и медленно, но изнутри и окончательно. На самом дулу Вуду – это не зло, как и не добро, подобные понятие можно относить только к людям придерживающимся определенных убеждений, вудуист же должен быть и немного таким, и немного другим, оставлять что-то для себя и при этом помогать тому, кому выгодно и кому правильно, а что такое правильно – как не твоя собственная точка зрения? Пио еще какое-то время стоял на месте, затем обернулся и двинулся дальше. Мимо пробежал Айзек Казати. Славный парень, не считая того, что постоянно ходит серьезный. Его основная проблема – оказался в плохой компании. Такие люди, как он и являются хорошими, они любят свою семью, свою страну, а становятся плохими, поскольку те не отвечают им взаимностью, пользуют, а потом выбрасывают. У Вуду нет страны. Вуду это не территория, Вуду это даже не личность, это нечто среднее, привязанное ко всякому, кто осмелиться начать этот путь, сойти с которого невозможно, ведь, как уже говорилось, болото дает, но и берет очень многое взамен. Миновав выход из парка, негр краем глаза заметил двух агентов компании. Облачив несчастного Ренфилда в что-то сродни антирадиационному костюму, они клали его в багажник. От насекомыша осталось слишком мало, однако он продолжал жить. Вудуист миновал перекресток, вошел в одно из зданий никем не замеченный, все прилипли к стеклу и наблюдали за происходящем в парке, кто-то умудрился достать откуда-то бинокль, а кто-то даже захватил поп-корн. Лифт поднял его на самый верхний этаж, оттуда вудуист по лестнице поднялся на крышу. Сильный поры ветра чуть не сбил с него шляпу, человек вовремя удержал ее. На самом краю крыши, закутанный в плащ с капюшоном, скрывающем лицо, стоял некто. Человек, не подумайте, мы же не в научно-фантастическом романе, хотя все предпосылки к этому имеются. Он даже не обернулся к подошедшему сзади Пио. Трость уперлась в бетон крыши, вудуист насмешливо окинул взглядом человека, с головы до пят. - Сколько еще ты собираешься играть с ними, маста? – не менее насмешливым тоном осведомился он, перекрикивая шум ветра. Голос, ответивший ему, был на удивление приятным. - Достаточно, чтобы не возвращаться туда и показать, что будет с каждым, кто посмеет следовать за мной. Вудуист обвел взглядом, открывающийся вид. - Мне ты отдаешь того недоучку и мертвеца, мы договорились. - Нет, - человек повел головой в сторону. – Сначала они все должны сойтись в одном месте. - Их много, а некоторые независимые. - Не настолько, чтобы различить, когда треснет зеркало, в которое они смотрятся. Звери постепенно загонялись обратно в клетку. Одной проблемой стало меньше, но оставалась другая. Десятки и десятки сестер Дрейфус, причем, судя по озадаченным лицам всех девушек, даже настоящие сестры не понимали, что происходит, что уж говорить об их преследователях. Обе окончательно запутались настолько, что даже не могли понять, являются ли они теми, кто они есть. - Это он? – спросила одна половина девушек. - Да, - ответила другая. Слаженный хор из их голосов путал еще больше. Каждая то обходила другую, то переводила взгляд на сотрудников Оружия Икс. Все девушки улыбнулись. А это, в какой-то мере, было забавно. - Вам его не остановить. - Да, не остановить. Сестры Дрейфус и их копии стали обходить агентов кругом. Что-то коснулось щеки Владислава. Что-то нежное, хрупкое, приятное на ощупь. - Влади, Влади, - пропел легкий, как ночной бриз, женский голос. Девушка с томными темными глазами, кожей цвета какао и черными, как смоль, волосами стояла совсем рядом с вампиром. Ее браслеты позвякивали каждый раз, когда она поднимала или опускала руки, а уголки быть чуть приподняты в улыбке. Еще минуту назад ее здесь не было, а теперь где-то в парке будто не было самого Долохова. Кругом росли прямо из воды скрюченные под причудливым углом деревья, обвешенные лианами, где-то что-то громко булькнуло, уходя под воду и оставляя за собой лишь конусообразные волны. – Это был отличный гумбо, но ему никогда не хватало крови, - Мэрион сделала шаг назад, по направлению к старой хижине. Крыша обвалилась, дверь давно слетела с ржавых петель, кресло качалка было выброшена в болото рядом. В котелке было пусто, а огонь никто не поддерживал под ним уже много, много лет. – Папа Легба исправил это, - обернулась она к вампиру. – Идем, - девушка протянула руки, приглашая Владислава взять за них, - я покажу тебе, куда нужно идти. На этот раз блюдо покажется тебе более вкусным. Она сняла с шеи накинутый белый шарф. Легкая ткань упала на землю. Несмотря на всю смуглость кожи, увеличенные природой словно специально на шее зияли две кровавые точки. Красная жидкость продолжала пульсировать в них, одна капля стекла к плечу. - Владислав, - грубый мужской голос, тем не менее, не без ноток привлекательности окликнул вампира. Позади него стоял Андреш. Кожа была неестественно бледной, в глазах горел какой-то дьявольский огонек. – Не слушай, ее надо убить. офф: голограмма предоставлена одним из лучших пациентов клиники Аркам, осязаема и реальна на данный момент только для Владислава.

Dragon Keeper: ... Сиреневый тихий летний вечер. Лишь стрекот невидимых цикад да переливчатое лягушачье кваканье. Холодный чай в высоком стакане стоит тут же рядом, на горбатых деревянных мостках и теплая ласковость воды, обнимает за ноги. Вот он, покой и беззаботность. Когда ты, улыбаясь, в одних бриджах и подтяжках прямо на голое тело приходишь с удочкой на берег, ты садишься на самом краю небольшого уходящего в воду плота и свешиваешь ноги вниз. Совсем рядом покачивают на воде свои желтые головки кувшинки. Чуть дальше, в зарослях камыша, степенно подает голос утка, и вторят ей заливисто и беззаботно ее птенцы. Пробковый поплавок чуть покачивается на воде и где-то совсем далеко, на реке слышится губок парохода… - Влади, ты опять здесь… - Звонкий перестук браслетов и шаги легкие, невесомые. Владек закрывает глаза и замирает в ожидании. Вот шаги остановились прямо у него за спиной.. вот кто-то присел рядом на корточки, и Долохов ощутил теплое дыхание на своем плече.. вот, знакомыми ласковыми прикосновениями этот кто-то, пальчиком начинает обводить черное клеймо татуировки на его коже.. Аромат цветущих апельсиновых деревьев, диких фиалок и, быть может, лилий… - Однажды я повстречался с одним молодым человеком. Его звали Байрон… Мэрион на минуту задумалась. - Я знаю одного рыбака что живет рядом с пристанью, у него всегда самые свежие креветки. Мне кажется, его второе имя - Брайан. Губы Владека тронула улыбка. - Не Брайан, а Байрон. Лорд Байрон, английский поэт. - А-а-а, - протянула Мэри. – Лорд это слишком далеко для меня. - Может и так, но как-то раз, даже ничего не зная о тебе, он написал такие строки: Владек начал декламировать: Она идет во всей своей красе - Светла, как ночь ее страны. Вся глубь небес и звезды все В ее очах заключены, Как солнце в утренней росе, Но только мраком смягчены. И улыбаясь еще шире, Влад, с ощущением бесконечного счастья, наконец, открывает глаза. На вид Мэрион лет шестнадцать или семнадцать, но выглядит она вполне сформировавшейся женщиной. Невзрачная простота ее разноцветного платья только подчеркивает совершенство ее тонкой фигурки. У Мэри очень красивое выразительное лицо - большие ласковые глаза, полные сочные губы и кожа цвета кофе с молоком. Она сидит совсем рядом с ним и оттого, что Влад выглядит таким счастливым, кажется немного испуганной. - Влади, мне страшно когда ты так улыбаешься.. Будто знаешь что завтра уйдешь… - голосок ее еле слышен, а глаза наполнены слезами. - Я? Уйду? Да ни за что, Мэри! Никто не сможет забрать тебя у меня.. Никто. Смогли. Конечно, смогли. Когда он вернулся после недельной отлучки, надо было съездить в Орлеан привести в порядок дела, и встретить брата чтобы .. В конце-концов кто такая эта Мэри раз ты, дорогой братец, ради нее запер себя на болотах низовий? Ты непременно должен нас познакомить, быть может я, как более красивый из нас двоих, понравлюсь ей больше, мм? - Андреш, но мы ведь близнецы! – Владек хохочет, откидываясь на кожаные подушки двуколки. - Но я тебя старше и потому, это всего лишь ты на меня похож, так то! Когда они, наконец, добрались, в небольшом доме у воды их ждала уже целая компания. Мужчины и женщины, среди них два креола, один испанец, французы, девушки-англичанки… и Мэрион. Такая же прекрасная она казалось стала еще красивее. Тоньше. Прозрачнее. Бледнее. На ней теперь было синее бархатное платье до полу, а от бедной девушки и почти ребенка не осталось и следа; умытая и хорошо одетая, она стала юной женщиной таинственной, почти неземной красоты. - Мы рады приветствовать Вас, господа, и конечно, мы все благодарны тебе, Владислав, за то, что ты одарил нас таким щедрым ужином..- вперед выступил молодой человек и с кошачьей грацией согнулся в поклоне, глазами, впрочем, продолжая поедать тонкую фигурку Мэри – она оказалось очаровательной.. Такой нежной, изумительной… Та, о ком говорили, медленно подошла положила тонкие руки в белых, до локтя перчатках, Владу на плечи. Взглянула на него бездонными глазами: - Мне так холодно, Влади… - и отвернулась, продемонстрировав на шее две темные точки. Из одной сорвавшись, побежала вниз капелька крови. И сегодня он снова был там. На туманных сырых берегах, где реки текут как лианы, а лианы утопают в болотах. Он снова видел эту капельку крови, что не спеша писала приговор на теле его любимой. - Я не буду убивать ее, Андреш.. Не я.. Это сделают те, другие… Они слишком долго играли с ней в ту неделю и даже ты не смог тогда спасти ее, Андреш. Ох, Андреш, мы пришли тогда слишком поздно… Долохов подошел, встал рядом с братом и сухими, теперь уже сухими глазами посмотрел на свою Мэрион. - После, я отнес ее тело матушке Гоголь. Я встал перед ней на колени и просил убить меня. Я молил ее. Заклинал. А она.. Она сказала тогда странные слова, Андреш.. Она посмотрела на меня и хотя на ее лице было написано неимоверное страдание, голос ее звучал спокойно. Она сказала: « Мэрион хотела тебе помочь, очень хотела. Она дала клятву. Кто я такая чтобы разрушать ее? Иди, и знай, что она всегда где-то рядом с тобой». - Андреш, это звучало нелепо и странно, но знаешь, Андреш....Я столько раз мог уже умереть. И не умер. Будто действительно.. она.. Мэри… Владек не выдержал и прикрыл глаза ладонью. Постоял так некоторое время, после шумно втянул в себя воздух и вдруг распрямившись громко хлопнул в ладоши. Окинул взглядом девушку перед собой и брата, что стоял совсем рядом: - Мой брат, не стал бы меня просить убить ее. Он сделал бы это сам. И улыбнувшись, заговорил бегло, надрывно, спотыкаясь в словах, но непрерывно и уверенно: - Я развею весь этот морок, я не дам себя увлечь, утопить в аду прошлого… Мэри, опять, помоги мне! Он высоко прыгнул в воздух и, уже второй раз за сегодня, начал меняться. Ведения не властны над слепыми летучими мышами, что движутся по воздуху с помощью эхолокации. С помощью этого же чутья он, превратившись и кувыркнувшись в воздухе на кожистых крыльях, наконец, начал понимать - сколько реальных, действующих лиц было сейчас на этой маленькой полянке-сцене. ...Вот тот, кто остался с ним из команды, Айзек и Тень убрались как раз вовремя, вот сестры Дрейфус, кружатся вместе в танце, им больше никто не нужен, этим двоим, и в этом их счастье. А вот… а кто же это? - Тот, кто напомнил тебе обо мне… - в воздухе, совсем рядом с ним, раздался знакомый ласковый смех и нежный перезвон браслетов…

Umbral: Звери были в клетках, и большинству из них ничего не грозило. Как и стаду, что суетилось с иной стороны. Дэрек позаботился о том, что бы никого из зверей не наказывали, сообщив выбежавшим на улицу владельцам цирка, что виной всему стала банда вандалов, которую сотрудники полиции успешно задержали, правда, упустив некоторых её участников. В общей суматохе и панике, хозяева словно бессознательно прислушались к обыденному, серьёзному и спокойному тону незнакомца в очках и плаще, который представился агентом спецслужб, пришедшим на выступление и забывшим удостоверение в ином пальто. Оборотень на миг задумался о том, что сейчас происходило в нескольких десятках метров от него, но его внимание привлек на себя пробежавший неподалеку Казати. Шаман на секунду подумал о том, что бы его окликнуть, но всё же решил поступить более расчетливо, и издал довольно необыкновенный по мелодике свист, провожая взглядом сквозь темные стёкла очков, бывшего агента Массад. На плечо шамана проворно приземлился тот самый воробей с выщипанным пером, и Дэрек, приятно улыбнувшись столь быстро откликнувшемуся другу, повернулся к птице лицом, и произнес: - Найди мне черного человека с белым лицом, тростью и цилиндром. - Оборотень слегка ткнул средним пальцем в грудку птицы, и та взмыла в небо, созывая звонким чириканьем своих сородичей. Из парка выпорхнула целая туча маленьких, серо-коричневых птиц, и разлетелась по всей округе парка. Тем временем, агенты Оружия уже погружали в машину расплавленного мутанта Ренфилда, и Умбрал наблюдал за этим процессом, размышляя о том, что природа никогда не перестанет удивлять своих детей. Однако вновь, на миг, Дэрека посетила мысль о том, что Влад должен был, уже, справится с незатейливыми близнецами. Ведь агентов оставалось больше, да и там был сам Фенрир. Какие проблемы могли возникнуть? Но решив, что стоит пойти и проверить, как обстоят дела с задержанием сестер, перед лицом шамана пронесся тусклый щебечущий комочек перьев. - Нашли. - Мысленно возрадовался Дэрек, и следя острым взглядом лупуса за птицей, отправился вслед за ней. Воробей без лишних просьб чувствовал, что найдя, следует показать. Перспектива нагнать человека-вуду интересовала зрелого оборотня куда больше, чем поимка двоих душевных уродов. Спустя каких то пять минут, воробей, показывавший путь, взмыл вверх, вдоль высоты одного из зданий, после чего, долетев до его края, вернулся обратно, вниз. Однако Старшего Друга уже не нашел, а связь, которая была протянута между птицей и шаманом, незаметно рассеялась, и сидящая на заборе вокруг здания, в которое вошел Дэрек, стая городских птиц, взмыла вверх, и во все стороны, отправляясь по своим несложным делам. В лифте стоял запах болот. Его мог ощутить не каждый, и оборотень смог учуять его не только благодаря сверхтонкому нюху, но и благодаря тому, что уже не первый век являлся шаманом. Новоявленный агент Оружия Икс повторил путь Пио, и спустя минуту уже стоял на крыше здания, обдуваемый сильным ветром. Он не пытался скрыть своё присутствие. Духи были с ним, и это всегда придавало уверенности. Их всегда было много, потому что никогда неизвестно, с кем столкнешься в очередную секунду. И далеко не каждый маг, шаман, вудуист, мистификатор, экзорцист, смог бы одолеть сразу дюжину хранителей. Бэитс не произносил ни звука, лишь стоя в десятке метров от человека в черном, и неизвестного в плаще. Рано или поздно они его заметят, но до этого, оборотень предпочел послушать, о чем эти двое могли беседовать. Пока духи были начеку.

Game Master: - Пора заканчивать спектакль, они не решатся, - фигура в плаще говорила тихо, взмах рукой, будто человек что-то разрезал в воздухе. Солнце осветило бледную, как мел, кисть руки. В это время в парке со всех людей будто спала пелена иллюзии. Под весенним небом центрального парка остались лишь сестры Дрейфус, один на один с теми охотниками, которые решили, во что бы то ни стало, остановить и задержать их, вот только никак не решалась подойти ближе или что-либо предпринять. Сестры с неимоверным интересом следили за объятым галлюцинацией прошлой жизни вампиром, а потом – все исчезло – их снова стало двое, вампир превратился в какое-то чудовище, страшное и уродливое, совсем не такое красивое, как тело молодого человека, в котором он приглянулся им. Сестры переглянулись, на их лицах, в их глазах можно было прочесть страх, смятение. Все пошло совсем не так, как им обещали. Он ведь дал слово, он обещал их защитить, он сказал, что они смогут вернуться в цирк и никогда, никогда больше не разлучатся. - Он. - Обманул. - Нас. Одна из сестер окинула взглядом охотников. Вон, тот зверюга, второй куда-то подевался, а там – мужчина, которого они пытались задушить. Где-то вдалеке показался Казати, он не бежал, но шел достаточно быстро, чтобы в скором времени оказаться рядом с остальными. Сестры переглянулись. - Вы же знаете, что мы просто так не пойдем с вами. - Никуда. Они приобняли друг другу за талию. Еще минуту смотрели на окруживших их агентов. - Лучше. - Смерть. Сестры сняли с рук перчатки. Одна из них тронула щеку другой, затем их губы слились. Девушка сжала руку сестры и стала медленно опадать. Шелковая кожа лица покрылась рубцами, начала сереть. Джулиана распахнула глаза и встретилась с мертвым взглядом Коралины, которая упала на землю у самых ног сестры, с которой ссыпался прах. Через каких-то пару минут все было кончено. Вудуист обернулся. - О, великий заклинатель животных, - он снял цилиндр и раскланялся перед Дэреком. Сделал шаг ему навстречу. Меж тем, фигура в плаще не оборачивалась. Негр выпрямился в полный свой рост и оценивающе уставился на шамана. Его не волновало, как оборотень нашел их – по запаху, с помощью магии духов, какая разница – слепая уверенность в своей победе у вудуиста была вполне обоснована. Он перехватил трость, собирался было подойти к Бэйтсу, когда его «друг» схватил за ворот сюртука и толкнул к самому краю. На лице вудуиста проявилось удивление. Ни слова ни говоря «масса» толкнул негра и тот полетел с крыши прямиком навстречу приветливому серому нечто под названием асфальт мостовой. Неожиданно, крик оборвался. Не так как обрывается крик упавшего с большой высоты человека, его просто не стало, словно кто-то или что-то удалил из этого места и времени пикирующего вниз вудуиста и поместил в другую обстановку. Какую? Это уже было на усмотрение именно виновника данного происшествия. Взгляд стоящего у края крыши человека обратился к парку, над которым взмыла вверх летучая мышь. Этот тоже обнаружил его или, по крайней мере, был близок к этому. Фигура в плаще обернулась к оборотню. На краткий миг солнце осветило лицо человека. Было ли это лицо – сказать трудно. Создавалось впечатление, что вы смотрите в треснутое зеркало, в каждом кусочке которого отображается совершенно другие люди. - Немного рано, - тихо произнес, пристально глядя на шамана. – Духи? Он прав. Нет, не поможет. Совсем не то, - фигура покачала головой. – Мама в детстве рассказывала мне о семи мостах, мне нравился высокий – Хоэ-брюке. Только здесь я понял, что бывают мосты выше. Там я и буду. Но только, если вы вместе придете. Человек сделал шаг навстречу Бэйтсу, а потом все изменилось. Вместо крыши оборотень стоял на одном из этажей здания. Пара офисных работников, наливавших воду у кулера недоуменно уставились на него. офф: обращаем внимание на обращение и то, что сказал один из сбежавших заключенных. Фактически, он назначил вам в указанном месте рандеву с определенными условиями.

Umbral: Дэрек осторожно двинулся по косой, приближаясь к Пио и незнакомцу. Ветер трепал полы пальто и волосы оборотня, однако тёмные очки позволяли глазам не щурится от ветра. - Паяс. - Принебрежительно прицокнув языком, а затем оскалив клыки в такой же по характеру улыбке, прокоментировал заклинатель животных приветствие вудуиста. Однако больше внимания Дэрек старался уделять замолчавшему человеку, закутанного в плащ. Пио сделал шаг, и показалось, что вокруг Дэрека воздух стал извиватся, словно сжигаемый языками пламени. Напряжение возрастало, но оборотень продолжал медленно ступать, сокращая дистанцию между подозреваемыми. Бэитсу очень не нравилась фигура в капюшоне, однако предпринимать действия было ещё рано. Опыт подсказывал шаману, что момент, когда стоило воспользоватся силой, ещё не настал. И как зачастую бывало - он почувствует и начнет действовать в единственно верный момент, ровно за мгновение до действий соперника. Однако стоило вудуисту для чего то сделать ещё один шаг вперед, как фигура в плаще ухватила его за шиворот, и швырнула с края крыши. Дэрек не собирался бросатся к сброшеному. Их дела, а Дэреку было плевать - на вудуиста больше, или меньше. Однако крик внезапно прекратился. Не затих, а именно оборвался, что Дэреку с его сверхтонким слухом, определить было не трудно. Магия. Она безгранична. Незнакомец повернулся, отражая в солнце своё лицо. Лица. Осколки. Оборотень много повидал, и подобное его не поразило, однако насторожило. Шаман отдал ментальный приказ духам заключить незнакомца в астральную и физическую клетку, окружив собой, и хранители, незримые, безприкословно окружили Безликого. Оборотень хмыкнул в ответ на заявление незнакомца о бесполезности духов, однако про себя насторожился ещё больше. По всем законам логики, Дэрек уже должен был давно нейтрализовать незнакомца, однако интерес взял над ним верх. И понимая это, оборотень отдал последнюю команду одному из незадействованных хранителей, вызвав тихое трещания скрытых рукавами браслетов. - Хоэ-брюке? У тебя было довольно укромное детство. И... - Однако Бэитс не успел окончить, поскольку Разбитый сделал к нему шаг вперед, и перед Дэреком всё внезапно сменилось офисной обстановкой. - Проклятье... - С досадой произнес оборотень, чувствуя, как его хранители, сковывающие незнакомца, потеряли свою цель, и сейчас расстворились в пространстве. Значит, следовало вызывать их вновь. Шаман обернулся на недоумевавших работников офиса. Вода из кулера переливалась через край стаканчика. - Бегом за работу! - Проворчал шаман, после чего, поправил воротник пальто, и невозмутимо направился к лифту. - У нас есть три дня, и мы должны надеятся, что он не станет скрыватся возле рек, печей или под природной землей. - На ходу говорил оборотень Владеку, встретив его на улице с остальными агентами. - Хоэ-Брюке. Многоликий человек управляющий пространством дал намек. Кёнинсберг. Не одну голову я там оторвал, да. Оборотень остановился, повернувшись к вампиру. - Дай мне карту города, аметист и машину, что бы я съездил за нужной дурью, и мы его вычислим, если он ещё в городе. Если же нет - то мы отправляемся в Город Семи Мостов, Владек.

Dragon Keeper: Быть летучей мышью не так уж и плохо, летаешь себе, ныряя в воздушные потоки, спишь, укутавшись в собственные крылья… Владек ненавидел себя в облике этих рукокрылых. Более низкого существования для себя ему даже и придумать было сложно. То, что он стал вампиром, он принял почти безболезненно, тогда у него просто не было другого выхода, а выбрать смерть ему, тогда такому юному, не представлялось никак... и ведь был еще брат. Брат, который сидел рядом и, держа его за руку, просил: «Не уходи…» и Владек - бледный, исхудавший, совсем казалось уже обессиленный, повторял за ним эхом: «Не оставляй меня…» Форма монстра была удобна в каких-то крайних, пиковых случаях, несомненно. Крылья одинаково хорошо уносили как с места пиршества, так и в минуты опасности. И подкрадываться, подбираться к жертве, таким образом, было действительно проще, но.… Но Влад, начинавший свою карьеру в лоне церкви в качестве ни кого-нибудь, а именно Инквизитора… Летучие мыши так и остались для него выродками, исчадиями ночи. И спустя даже столетия он так и не смерился с этой своей стороной. Камнем упал он, упал в траву, перекувыркнулся пару раз и вскочил на ноги как раз в тот момент, чтобы увидеть как две сестры-близняшки заключают друг друга в объятия. Заныло где-то в груди. Эхом боли отозвалось знание, предопределенность. Нетрудно догадаться, что станет когда свои, такие страшные способности, сестры направят против себя же. Тогда в Лондоне у них с Андрешем случилось почти также. Он швырнул очередного выродка о стену, он оттащил, с силой оттащил его от жертвы, с гримасой праведного гнева повернул его к себе в едином порыве намериваясь всадить кол прямиком в черное сердце,… да так и застыл пораженный. Ведь он смотрел на свое отражение. И он опустил тогда в бессилье руки, вот бы влетело ему от отцов-Инквизиторов, увидь они эту картину! Но он все равно опустил тогда руки и сделал неуверенный шаг назад. Постыдно начала кружиться голова, и воздух вдруг стал таким колючим и острым, и он даже не смог удержаться на ногах когда тот другой? или ты сам? вдруг схватил тебя за лацканы камзола. Но схватила Тварь, а аккуратно усадил в кресло перепуганный не менее тебя брат. И именно потому, видимо… именно потому, что просто не представляли они себе жизни по одиночке, Влад принял тогда решение. Влад принял, а брат исполнил. Пусть такими, пусть изгоями, пусть детьми тьмы, не света, будут жить они. Но жить, жить один ради второго… Долохов подошел, поднял с земли горсть пепла. Вернулся к озеру и дождался очередного порыва ветра. Серые хлопья полетели высоко вверх, кружась и танцуя в воздухе. - Надеюсь что и там вы вместе. И что там все, наконец, оставят Вас в покое. Амен.. Побрел, как-то враз уставший, по пустынной аллее парка. Сунул озябшие руки в карманы пальто. Подумал о том, что давно не был в отпуске, о том, что во Флориде сейчас девушки ходят в бикини, что вода в океане такая ласковая, а прибой подбирается, преданно лижет сваи его дома на острове…. Казати догнал его почти на выходе. Спросил про сестер. Влад ответил буднично, тускло, стараясь ничем не выказать своего настроения. Созвонились, дождались всех остальных. Пошли слитой, серой, тяжелой компанией по неширокой улице. Редкие прохожие спешили их обойти, а некоторые даже предпочитали перейти на противоположную сторону. - Смерть. От нас несет смертью. – Влад говорил глухо, опустив голову, и ни к кому конкретно не обращаясь. Он вроде даже и не слышал реплики Шамана, но возле одного из магазинов вдруг подошел к черной машине с тонированными стеклами и припаркованной на стоянке отведенной для инвалидов. Что-то продиктовал в опущенное боковое стекло, после чего вернулся в «своим». - Все будет. И карта и аметист. А про мосты... – Владек внимательно посмотрел на старого вервольфа. – В Россию не поеду. Ну ее к черту. Да собственно и Кэл не выдаст таких командировочных. – Владек невесело усмехнулся. – Предлагаю сначала проверить наш Хоэ-Брюке. Например тот, что пересекает пролив Ист-Ривер и соединяет Бруклин и Манхэттен. Наш друг не молод, как я понимаю, а на момент окончания строительства этот мост являлся самым большим подвесным мостом в мире, поэтому… Я думаю, стоит попробовать.. /Бруклинский мост/

Lucy Ford: - О, выходной, - направляясь следом за Кэлом, констатировала Форд голосом полным патоки и язвительного яда. – А я-то всегда считала, что большие боссы обходятся без такого замечательного явления. Вы бы сказали сразу, мистер Кэл, тогда бы мы управились с вами в более короткий срок, и я не беспокоила вас своим назойливым присутствием, - все это было сказано с такой долей сарказма, что им можно было бы убить половину населения города; при всем при том, к фразе нельзя было придраться, ведь, если бы вы решили возразить в ответ, то в скором времени обнаружили собственную невнимательность и глупость, противоречащую вашей же собственной логике. Как бы то ни было, парк, значит, парк. Люси вела со счетом два ноль, и пока ничего в ответ не получила, кроме грубости, хамства, беспардонных замечаний и попыток откупиться короткими фразочками в духе «да», «нет», «угу», «ага». Сдаваться, однако, девушка не собиралась, все-таки раствор был сильный, концентрированный, за физическую составляющую можно было не беспокоиться, это была, своего рода, химическая реакция, необратимая и имеющая собой определенного рода последствия. Другой вопрос психология – вот здесь было намного интереснее. Привлечь интерес Люси могла без проблем у кого угодно, но тут попался экземпляр твердый, крепкий орешек, упрямый, впрочем, как и она сама. Берем часы и начинаем отсчитывать минуты. От больницы до парка было не так далеко, так что все расстояние они преодолели пешком, по двум улицам, мимо четырех пешеходных переходов и двух наглых таксистов, зазывавших покататься «ай красавицу» голосом с восточным акцентом. Шли не быстро, не медленно, однако царившее между сторонами холодное молчание ускорило путь. Пару раз Форд отвлекалась от собственных мыслей на телефонные звонки, пару раз то ли случайно, то ли нарочно брала Кэла за руку, чтобы продолжать идти и при этом не врезаться в первое же дерево из-за своей невнимательности, реагирование и реакцию мужчины на это девушка просто-напросто игнорировала. Тактильный контакт – это может раздражать такого человека как он, и это видно по выражению его лица и вздоху, но не следует списывать со счетов подобную тактику, раз или два вполне можно обратить внимание, дальше все войдет в привычку, а потом до финального удара останутся считанные миллиметры. Обычно оживленный в это время дня и уж тем более года, когда погода лучше не бывает, парк сейчас казался местом наполовину заброшенным, в связи с недавними событиями. Постоянно расположенный в самом центре парка цирк медленно сворачивал свою лавочку, артисты спешили убрать реквизит подальше в фургоны, шатер давно спустили на землю. На удивление на нешироких дорожках парка не было ни лавочников, ни продавцов хот-догов или сладкой ваты, ни экипажа с лошадьми – любимое развлечение влюбленных парочек и туристов. Форд все это волновало так же, как дятла волнуют кольца дерева, которое он продалбливает в поисках термита. Ловко вытащив из сумки небольшую папку, она буквально всучила ее в руки Кэла, хотел он или не хотел сейчас просматривать все данные, дело было десятое. - Уэст хотел бы сам лично поговорить с вами, но, к сожалению, умением находиться в двух местах одновременно он не обладает, - смахнув с глаз, упавшую прядь челки заметила девушка. Расстояние между ней и Кэлом заметно сократилось под невинным предлогом обратить внимание директора Оружия Икс на пару аспектов разработок Аркама. – Мы отказались полностью от тех препаратов, что вы использовали раньше, однако кое-что усовершенствовали. Последняя страница, - Люси выудила из сумки пачку тонких женских сигарет с ментолом и закурила. – «Второй день». Прямо как название презервативов, - усмехнулась она. – Эффект похожий, только без участия мужского полового органа. Да и ко всему прочему – это полная стерилизация объекта, сами понимаете некоторым индивидам даже малейшего шанса на размножение нельзя давать. Дурная наследственность, - девушка внимательно посмотрела на Кэла. – Присядем? – кивнула она в сторону скамьи, когда же оба опустились на нее, Форд продолжила, закинув ногу на ногу и разместившись в опасной близости от Кэла. – Думаю, вас больше привлечет блокиратор. Ошейник. Если разместить пару датчиков в офисе «Прайматек», то те задержанные…личности, которыми заняты ваши сотрудники даже не попытаются шаг сделать без вашего дозволения. Это экономия на лекарственных препаратах, подумайте. Никому же не хочется остаться без головы. И да, не беспокойтесь, все, что здесь написано точно – у компании очень много образцов для работы, требуется только ваша подпись, чтобы часть товара шла не на экспорт, а оставалась в стране.

Dr. Lightman: --------главный госпиталь нью-йорка - Сомнительное заявление. Не уловив сарказма, Кэл большими шагами шел в сторону парка, нахмурившись и засунув руки в карманы. Присутствие Люси Форд казалось каким-то испытанием, проверкой на выдержку, которую надо было во что бы то ни стало пройти. После очередной остановки такси и выкрика "- Ай, красавица! Садись, прокачу!", директор Кэл крепче стиснул зубы и прибавил шагу, надеясь, что девушка, привлекающая к себе слишком много внимания, пожалеет свою обувь, сбавит темп и наконец отстанет. Через пару минут медленного бега Кэл украдкой посмотрел по сторонам и, не увидев помощницу Герберта Уэста, хмыкнул, выражая сразу несколько эмоций и мыслей, начиная от того, что девочка оказалась намного слабее, чем хотела себе показаться, и заканчивая садистическим удовольствием, что смог довести пробивную помощницу до предела. Почувствовав в своей руке ладонь Люси Форд, Директор Кэл едва не шарахнулся в сторону. От позорного маневра его спас недюжий пофигизм, характеризующийся полным безразличием к изряда вон выходящим событиям. Высвободив руку и отодвинувшись, Кэл продолжил идти как ни в чем не бывало, стараясь не думать о том, о чем думал с момента встречи с помощницей Уэста. Она въедалась в его мозг, проходила по нервам и царапала их своими острыми коготками, отчего мутанту хотелось сбросить одежду, сжечь ее, сжечь себя и в состоянии горения бегать по улицам, размахивая руками и громко крича. Если бы Кэл ходил к психоаналитику, как это делает половина американцев, человек в очках и с раскрытым блокнотом на коленях сказал бы ему, что нужно расслабиться. Повертев в руках хорошо наточенный карандаш, он добавил бы, что при той должности, которую занимает Кэл, подобная антипатия к людям неуместна и следует пересмотреть свое отношение к человечеству. До того, как Кэл стал бы его душить, психоаналитик мог бы успеть затронуть тему секса и Фрейдовского мнения относительно длительного воздержания, которое приводит к чрезмерной раздражительности. Отдернув локоть до того, как Люси Форд успела к нему прикоснуться, Кэл ушел в сторону и едва ощутимым воздействием телекинеза заставил полную афроамериканку пройти между ним и девушкой. Мысль о толстозадой негритянке на время отвлекла Кэла от мыслей о странной притягательности Люси Форд. - И поэтому он послал вас, умеющую испоганить выходной день во всех местах сразу, - машинально взяв в руки всученную папку, пробормотал Кэл. На нем были перчатки и теперь, когда особо внимательные прохожие их увидели, в сторону мутанта стали кидать косые взгляды. Будь они материальны, Кэл мог бы споткнуться. Сплошной словесный поток, исторгаемый Люси Форд, проходил мимо ушей мутанта. Попытавшись вникнуть в слова девушки, Кэл повернулся к ней и его взгляд невольно опустился к груди, что заставило директора отвернуться и окончательно перестать слушать, от греха подальше. К тому же, речь пошла о презервативах и размножении, что сильно сбивало с толку. Опустившись на скамейку, Кэл хлопнул папкой о колени и достал из кармана брюк упаковку соленых фисташек. Расслабленно откинувшись на спинку, мутант стал задумчиво их поглощать. - Обычно такие документы оставляют на столе моей секретарши. Я их внимательно читаю, попивая черный кофе без сахара и закусывая их шоколадными батончиками. Ставлю подпись и пускаю в ход, - через некоторое время заговорил Кэл. – Что такого сверхъестественного в этом случае, что вы решили сдесантироваться мне на голову и начать читать лекцию?

Lucy Ford: - Я закурю, не возражаете? – девушка откинулась на спинку скамьи и начала нарочито рыться в сумке, пока не достала тонкую сигарету, пахнущую ментолом. Закурив, она выдохнула дым в сторону и вновь посмотрела на мужчину. На губах появилась улыбка. Собственным мыслям. – Обычно такие документы вы даже не читаете, зато потом смотрите и не понимаете, что происходит вокруг. Поймите, мистер Кэл, - она придвинулась к нему и ловко взяла за подбородок пальцами, поворачивая лицо к себе, - ваша подпись на реализацию товара не требуется. Это внутренний регламент кампании. Мы уже производим и некоторое оборудование и множество лекарственных препаратов, вопрос в том, чтобы помимо продажи в страны содружества и ЕС они были и в Америке, а это уже зависит только от вас. Отпусти его, Форд закинула нога на ногу и стала без особого интереса наблюдать за окружающей обстановкой, если таковую можно было назвать. Пара студентов прошли мимо, потом женщина с коляской, от каждого из них, как мурашки по коже, как электрический ток проходил импульс, желание узнать лучше, посмотреть, что с ними было, что будет, кем они были и кем станут, искушение достойное самой прародительницы человечества. - Если бы я даже села вам на колени, мой дорогой, - продолжила Люси, - вы бы не выдержали и пяти секунд, чтобы либо а – не изнасиловать меня, б – не шарахаться более, чем сейчас совершаете это. Но речь не об этом верно? – она обернулась к Кэлу. – Ничего сверхъестественного, поверьте, скорее лишь мы стараемся удержать разработки при себе, ввиду того, что многие привыкли воровать, так как сами ничего придумать не могут. Девушка усмехнулась, отворачиваясь вновь. Все играло как по нотам, но скучным, вопреки всем ее ожиданиям не становилось, наоборот – это был не кролик, хищник играл с хищником, только несколько другого вида и склада ума. Медленный вальс, постепенно перерастающий в танго, а затем в страстную румбу, сначала вертикальную, потом горизонтальную. О да, именно на это она и надеялась. - Оставите себе, дома почитаете на ночь вместо сказки и мультиков, - девушка улыбнулась, беззлобно, но насмешливо. – Заодно разнообразите скучный вечер, полный одиночества и порно-журналов, - Форд коротко усмехнулась, поднялась и положила свою сумку Кэлу на колени. – Я скоро вернусь, если вас не будет здесь, то поверьте, я приму как должное, но это выставит вас не в самом лучшем свете в видении кампании Аркама, - она уже повернулась, чтобы проследовать в место, где благородные дамы, как выражаются они же, пудрят свои курносые носики, но обернулась. Склонившись, она резко перехватила рукой мужчину за ворот рубашки, притянула к себе и заключила поцелуй, долгий, но не навязчивый. – Напряжение сняли и кое-что проверили, я скоро, - как ни в чем не бывало, констатировала Форд, поворачиваясь на каблуках и следуя в означенную сторону. Не взглянув и украдкой назад, тем не менее, она почувствовала, как у самой быстрее забилось сердце и как душа, уже в таком возрасте подвластная пороку во всех аспектах, потребовала продолжения. Пара метров от лавочки, небольшое здание, девушка захлопнула за собой кабинку и оперлась спиной о стену. Тяжело вздохнув, она прикрыла глаза. Соберись Лючия, соберись. В конце концов, ты это ты, а не какая-нибудь глупенькая молоденькая студентка. Выйдя девушка оглядела себя в зеркало. Все на месте. Макияж. Осанка. Интеллект. И намерение. Едва приблизившись к лавочке, она вздернула брови вверх. - Ознакомились, я так полагаю? – поинтересовалась она у Кэла.

Dr. Lightman: Продолжая грызть фисташки, Кэл пожал плечами. Он не курил, но запах сигаретного дыма никогда его не раздражал. Наоборот - успокаивал нервы и замедлял темп жизни, поэтому по сути против курения он не был. Когда выпадали ситуации, требующие переговоров на уровне ресторанных трапез, Директор всегда приходил раньше назначенного срока и занимал столик в зале для курящих, несмотря на то, что секретарша по телефону заказывала для официальных встреч только места для некурящих. Все это кажется лишними мелочами, но для Кэла они таковыми не были. Сигаретный дым вызывал у него ощущение встречи со старым знакомым, хоть и происходило все на уровне подсознания, в котором мутант никогда не копался. В кармане Кэла пискнул мобильный. Достав его и прочитав краткий отчет с работы, мутант чертыхнулся. - Даже когда пингвины начинают кружиться вокруг и плясать буги-вуги, я понимаю, что происходит и за каким чертом они это творят, поэтому, - сдерживаясь, чтобы не сообщить девушке за напористость и наглость все, что он думает о происходящем, Кэл нахмурился и не моргая уставился ей в лицо. Хоть перед глазами и не начинали мелькать картинки из прошлого Люси Форд, от прикосновения было не по себе. Щетина начала зудеть и требовать, чтобы Кэл поскреб ее ногтями. Сплюнув в сторону скорлупу от ореха, Кэл продолжил свою мысль: - поэтому я поставлю свой автограф там, где нужно, только это не будет означать, что мне не безразличны все эти экспорты и импорты. Я отвечаю за предотвращение масштабных катастроф, спасаю мир, мать его, от террористов. Экономику оставляю тем, кто ее придумал. Кэл не походил на шаблонного начальника, всегда ходящего в вычищенном строгом костюме и говорящим властным профессорским голосом. Кэл был не из тех, кто принуждает агентов действовать и добиваться цели одним только взглядом, в котором черным по белому читались слова "Терпение на исходе, в этом городе тебе больше не видеть должности выше уборщика сортиров". Когда кого-то в чем-то нужно было убедить, Кэл становился тем парнем, который мог врезать в нос без долгих уговоров начать выполнять свои обязанности. Проследив за взглядом Форд, Кэл отложил папку с документами на скамью вместе с остатками от фисташек. Ему был знаком этот взгляд, но он не мог вспомнить, где и у кого видел его раньше. Уже был человек, который хотел всего и сразу, докопаться до самой сути через вскрытие. Попытка докопаться до личности человека, на которого сейчас была похожа Люси Форд, привела к головной боли. Решив, что это того не стоит, Кэл перестал думать вообще. Отказ от размышлений и обработки звуковых сигналов, поступаемых от Люси Форд, привел к тому, что Кэл прослушал несколько ее фраз и потому не понял, почему девушка схватила его за ворот рубашки и начала целовать. Маневр был настолько неожиданным, что мутант с удивлением понял, что слова Форд задержались где-то в воздухе, поймали попутный ветер и, спикировав, влетели ему прямо в уши. Захлебнувшись от негодования, что его заставляют в свой выходной день ждать послушно на скамейке и сторожить личные вещи, Кэл порывисто убрал руки с талии девушки и перестал лезть ей в рот языком. - Какого..? - пробормотал Директор вдогонку уходящей Люси Форд, но девушка уже не стала останавливаться и ждать, пока он оформит свою жалобу в членораздельную фразу. Вскочив на ноги, он схватил сумку и собрался уже запустить ее снарядом куда подальше, но зазвеневший внутри телефон навел на другую мысль. Открыв сумку и достав мобильный Люси Форд, Кэл ответил на поступивший звонок: - Она... мммм, ее рот сейчас занят. Перезвонит, когда закончит.дааа! Нажав кнопку сброса, Кэл довольно ухмыльнулся. Почесал мобильным переносицу и вспомнил, что нужно уладить кое-какие дела по работе. Снова воспользовавшись телефоном Форд, он набрал номер Шелли Нельсон, но кроме гудков ничего не добился. Следующим в списке был Джейсен Криг. Сработал автоответчик. - Криг, какого черта твоя Нельсон светится на ТВ? Какого черта я получаю отчет об этом, а не саму Нельсон и ее объяснения? Завтра в мой кабинет, оба! Отбой. Второй звонок, снова автоответчик: - Сава, живые мертвецы в Нью-Йорке - это именно то, что должно быть уже на твоем рабочем столе под скальпелем. Если еще не достал труп одного такого, езжай в больницу и держи наручники над чахлыми и дохлыми. Я хочу знать, что не так с жителями этого города. Еще раз нажав кнопку отбоя, Кэл пытался вспомнить, кому еще собирался позвонить, но размышления прервало возвращение Люси Форд. Поднявшись на ноги и вручив ей ее мобильный, Директор умиротворенно размял мышцы, потянувшись. - Да, конечно, и спасибо за телефон. Теперь можем обсудить сексуальные домогательства с вашей стороны или разбежаться, в зависимости от того, как быстро вы удираете от судебных исков.

Lucy Ford: Сотовый был сброшен в недра сумки, как Директор Оружия Икс сумел в черной дыре женской сумочки так быстро найти его, оставалось только поражаться. Что ж, бал в его пользу еще один. Весьма весомый, кстати, ведь доподлинно известно, даже самая маленькая представительница женской слабости – сумочка или клатч – имеет большую вместительность, чем та представляется. - Простите, что? – Форд с неподдельным удивлением посмотрела на Кэла. – Сексуальные домогательства? А они имели место быть? – она усмехнулась, окидывая мужчину внимательным взглядом. Покачала головой. – Как нехорошо, мистер Кэл, являетесь руководителем одного из самых известных правительственных бюро, а в характеристике правонарушений не разбираетесь. Люси улыбнулась. Повернулась к мужчине, придвинулась ближе. Сумка была небрежно переброшена через плечо, руки поправили ворот куртки Кэла. - Если бы я совсем, всем телом прижалась к вам, - она смахнула невидимые пылинки с его плеча. Грудью прижавшись к торсу мужчины и поставив ногу так, чтобы бедром касаться паха, девушка продолжила. – А потом еще расстегнула куртку и терлась бедром о ваше самое дорогое сокровище, незаметно расстегнув ширинку, - вот это с моей стороны и считалось бы сексуальным домогательством. Причем, оно бы дискредитировало не только вас, на глазах честных граждан Америки, но и их самих. Вам знакомо выражение – прелюбодейство? Так вот, в уголовном кодексе оно четко обозначено, как совершение полового акта или сексуального совращения на публике, думаю, я бы попала под эту статью, а так, - Форд пожала плечами, отстранившись, - взгляните на себя со стороны. Привлекательный молодой человек в отличной физической форме, в компании с симпатичной девушкой. Ничего противозаконного я лично не вижу. Люси смотрела на Кэла взглядом полным честности и невинности. Не хватало только условной подписи – ну разве эта особа способна на что-то большее ругательства «черт»? Опережая негодования мужчины, Форд заметила: - Ах, да, это неловкое движение, когда мои губы скользнули по вашим, - с наигранной тревогой. – Видимо, я просто оступилась. Что ж, прошу простить. Дорожки здесь из гравия, каблуки так и проваливаются между камушками, - вздохнула она. – Кстати, должна заметить, целуетесь вы вполне хорошо. Немного практики, правда, не помешает. Хотя, если вы привыкли лишь трахаться, без поцелуев, это объяснимо. Скрестив руки на груди, Люси Форд скептически посмотрела на мужчину. Стрела была пущена, а целью было самолюбие, от того, как среагировал бы Кэл, она сделала бы для себя собственные выводы и подкрепила бы то, что успела узнать о нем, за короткое общение, короткие наблюдения и собственную характеристику Уэста.

Sophie von Doom: Начало. Сумерки – самое лучшее время для прогулок по парку и философских бесед. За последние месяцы Софи и Калима успели более менее поладить: фон Дум дала слово более не подавлять сознание богини, а та клятвенно пообещала не предпринимать в дальнейшем попыток по захвату контроля над телом. На том они и порешили: плодотворный союз еще никому не мешал, хотя наследница все же была настороже. Доверяй, но проверяй. Девушка сидела на скамейке у озера и мило беседовала с отражением Кали в темных водах. Со стороны зрелище было явно не для слабонервных, впрочем, вряд ли в такое время здесь мог бы быть кто-то кроме нее. Наследница уже второй день была не в духе: присутствие в родном замке одной особы явно портило всю малину. И какого черта она появляется там тогда, когда заблагорассудится? Девушка фыркнула и презрительно поджала губы: сейчас Нью-Йорк был именно тем местом, где она могла отдохнуть от всего. Все равно Виктор пропадал неизвестно где, а в компании его думботов ей скучать не улыбалось. В конце концов, она сама без проблем могла бы собрать нечто подобное, только с собственной внешностью. Была еще и Клиа, но их баталии уже успели порядком надоесть. А чем еще заняться молодой и красивой девушке? Конечно же отправиться в Нью-Йорк. Этот город она уже успела немного изучить, но для дальнейших планов было явно мало. Вчера она упаковала чемоданы, оставила отцу что-то вроде записки «уехала по делам, вернусь нескоро» и вылетела из Латверии спецрейсом. Такое поведение для Софи было абсолютной нормой – отец из родного измерения быстро привык к самостоятельности дочери, точнее подобным выходкам, а значит, и этот тоже привыкнет. Со временем. - И чем бы нам с тобой заняться? – фон Дум задумчиво наблюдала за тем, как на небе загорались звезды. «Развлечься со смертными?» – тут же среагировала Кали, недвусмысленно намекая на ужин. - Тебе бы только убивать… - лениво отмахнулась девушка. – Какое же это счастье, когда тебя никто не знает… В родном Нью-Йорке сюда бы прискакала куча супергероев. Это ведь огромное преимущество, можно столько всего сделать… Жаль только, что здесь нет Рико. Он был таким милым мальчиком, мы весело проводили время, а впрочем… Фон Дум прикрыла глаза и углубилась в воспоминания, однако долго так ей не удалось просидеть: Калима сообщила, что они здесь уже не одни. - Что ты имеешь ввиду? – по-прежнему не открывая глаз, поинтересовалась брюнетка. «Обернись и взгляни», - насмешливо улыбнулась богиня Смерти. Девушка пожала плечами и обернулась, однако ничего подозрительного не обнаружила. «Внимательнее смотри». Наследница присмотрелась и с удивлением отметила, что в нескольких метрах от нее возникли два странных существа, отдаленно похожих на псов. Как она их раньше-то не заметила? - Очаровательные собачки, люблю все необычное, - змеиная улыбка скользнула по губам Софи. – А где же хозяин или же хозяйка? «Ловишь налету, девочка. Это адские гончие, сама понимаешь, откуда. А хозяйка скоро должна явить себя. Неужели не чувствуешь? Впрочем, куда тебе до меня – учиться и учиться…» - снисходительно усмехнулась Кали, а фон Дум заинтересовалась не на шутку. Гостья из Ада, здесь, в тихом парке Нью-Йорка?

Candra: [Прямиком из Ада] Сколько уже времени прошло с момента, как эта женщина была заточена в ловушку? Год, два, а может целая вечность? Понимаете ли, в аду есть такая отвратительная вещь – время, которое дико отличается оттого что на поверхности Земли. Например вы в аду провели по земному времени месяца три, а по адскому времени это будет все три года, если не больше. Такова вот закономерность, такова вот подлянка, которая буквально сводила пышногрудую с ума. Она сидела на якобы каком то троне, следила за тем, как происходят дела тут, в преисподней, слушала рассказы тех демонов, которые вернулись с Земли, и мечтала, ждала, когда наконец настанет ее время, ее час выбраться на волю. Поглаживая одного из своих псов по голове женщина внимательно наблюдала за вратами, словно чувствуя, что они вот-вот откроются и она сможет выбраться обратно в свет. Минута, которая тянулась словно час, две, три и … В аду начал царить полный хаос, кто то пытался вторгнуться в логово Дьявола, врата начали открываться и из за этого перед ними столпилась полчища низших демонов, жаждущих так же как и блондинка оказаться на свободе. Кинув приказ псам очистить ей проход, Кандра ринулась к вратам и через какое то мгновение почувствовала почву под ногами, свежий ветерок ударил в лицо и, проникая в легкий, оживил дьяволицу. Она медленно открыла глаза, наслаждаясь приятным мгновением, и когда взгляд сфокусировался, женщина увидела перед собой вход в парк. Отдав приказ псам, которые вместе с ней выбрались наружу, чтобы обследовать территорию, она медленно даже скорее робко перешагнула с ноги на ногу. – Ах.. Наконец то – Проговорила она наслаждаясь свободой и осматриваясь по сторонам. Теперь главное было то, чтобы Дьявол не засек ее на поверхности, иначе он ринется за пышногрудой, чтобы вновь затащить в ад. Псы молниеносно неслись по парку, и если бы не их возможность быть невидимыми, люди бы сразу же бы бросились в панику при виде огромных, черных и горящих собак. Громко лая и рыча, они свернули на какую то аллею уставленную лавочками и резко затормозили. Лаки – так звали одного из псов, утробно зарычал на одиноко-сидящую фигуру в паре метров от них. Пушок – так звали второго пса, и не стоит смеяться, Кандра их так назвала от скуки, подхватил рычание своего компаньона и двинулся вперед. Не зря же ведь поговаривают, что библейские существа плохо ладят с другими, но откуда не возьмись появилась Кандра, в ярко-красном костюме. Ее легкий красный плащ игриво развивался на ветру на пару с белыми локонами – Стоять! – Грозно и довольно громко проговорила она, как псы моментально остановились и вернулись к своей хозяйке. Стоя в тени под каким то деревом, женщина внимательно вглядывалась в одинокую фигуру на скамье и ухмыльнулась, чуя здесь что то неладное. – Любопытная девушка – Подумала Владычица выходя на свет и держа позади себя псов. Она медленной и плавной походкой подошла к незнакомке склоняя голову на бок. Что то в этой девочке было не так, магический потенциал так и выплескивался из нее, но что то было еще. Что то было чужое, на что гончие отреагировали не доброжелательно, и если бы не Вестница, то возможно бы они даже напали бы. – Здравствуй – Спокойно и равномерно проговорила блондинка обходя скамью и показываясь перед незнакомкой в полной красе. Псы вновь утробно зарычали, Лаки так и рвался вперед, но Вестница сдерживала его одним жестом руки – Можно поинтересоваться, что такая девушка забыла в парке, в такое время? – Вскинув бровью она ухмыльнулась уголком губ и в глазах загорелся какой то хитрый огонек – Моим песикам явно ты не понравилась, а точнее та, что сидит в тебе, интересно, кто бы это мог быть.. – Как змея она двигалась плавно, словно играя со своей жертвой, и присев на другой конец скамьи женщина в упор посмотрела в глаза псов, которые тут же покорно сели возле нее и замолкли – Так то лучше – Довольно проговорила она вновь возвращая свое внимание к незнакомке.

Sophie von Doom: Пока Софи с интересом и умилением наблюдала за агрессивными псами, Калима презрительно кривила губы, глядя на это безобразие. Она не имела ничего против библейских существ и божеств иных пантеонов, пока ее не трогали. А сейчас эти создания были настроены явно не дружелюбно, и богиня подумывала о призыве собственного «зоопарка», который насчитывал куда больше существ. «Благоразумная дамочка», - Кали снисходительно усмехнулась, когда незнакомка приструнила своих питомцев. «Знаешь ее?» - фон Дум вопросительно изогнула бровь, рассматривая появившуюся блондинку. «Делать мне больше нечего, кроме как знать всяких выходцев из Ада. У них своя сфера влияния, у нас своя. Не мешают и ладно. Вопрос в том, что она здесь забыла и зачем подошла конкретно к тебе. Хотя я догадываюсь, эти псы очень тонко умеют чувствовать…» «А вот это мы сейчас и выясним», - брюнетка хитро прищурилась и окинула незнакомку внимательным взглядом. - И Вам доброго вечера, леди, - в лучших традициях семейства фон Дум произнесла наследница и слегка склонила голову в знак приветствия. – Вероятно, я могла бы задать Вам встречный вопрос или же ответить, что это мое личное право, где находиться и в какое время суток, верно? Софи едва заметно улыбнулась, замолчав на некоторое время. Как оказалось, незнакомка и правда чувствовала в наследнице трона Латверии чье-то присутствие. Причем говорила она об этом столь бесцеремонно, будто имела на то право. Сама девушка не слишком любила подобный тон, а уж Калима и подавно. Но фон Дум никогда без острой необходимости не шла на конфликт и грубость, в конце концов, она будущая правительница и должна вести себя подобающе. - Однако я совершенно не понимаю, о чем идет речь. Почему кто-то должен «сидеть» во мне? Не думаете ли Вы, что это несколько бестактно обращаться к незнакомой девушке с подобными заявлениями? «О да ты прирожденная принцесса, девочка, - усмехнулась Калима. – Этот тон, подчеркнутая вежливость. Я вполне довольна своим выбором. А уж как изображаешь саму невинность… Однако будь осторожна: я чувствую ее силу – это тебе не рядовая демоница». «Я сама вежливость», - достаточно холодно ответила девушка и вновь вернулась к разговору с незнакомкой. - Впрочем, мне и самой весьма интересно, кто Вы и что делаете в этом парке. Только не говорите, что выгуливаете своих дивных собачек? – в зеленых глазах Софи промелькнуло ехидство. – А я всего лишь наслаждаюсь тишиной и прохладой сумерек, не более.

Candra: Для каждого живого существа ад имеет различный фон, различную картину. Спросите одного, а затем другого и потом сверьте ответы. Кто то скажет, что ад это вечно горящий мир не имеющий ничего живого, кто то скажет, что ад это просто что то черное и бездонное, не имеющее начала и конца. Каков же он был на самом деле, как он выглядит по настоящему, никто вам не ответ за исключением живущих там тварей. Кандра видела ад, она жила в нем, но говорить и вспоминать этот кошмар женщина не желала, тем более когда она вот-вот вырвалась на свободу. Блондинка вскинула бровью глядя на незнакомку, на ее грацию, манеру разговора, поведение. – Явно не простоя девчонка с улицы, в этой особе еще и аристократическая кровь – Подумала Дьяволица склоняя слегка голову на бок и кинув мимолетный взгляд на своих псов, которые словно поняли о чем их хозяйка и злорадно зарычали. – Оо, милая девочка я не хотела оскорбить тебя своими словами, просто любопытно было узнать почему ты увидела адских псов. – Слащаво проговорила она пристально глядя в глаза Софии – Видишь ли, их никто не видит, за исключением тех за кем они пришли, либо.. Либо в Богов и Демонов. Поэтому вывод, что в тебе кто то сидит или ты являешься… Хм, среди демонов я тебя не видела, значит… - Блондинка встала со своего места и сделала один шаг назад, псы же поднялись и выступили вперед. Чего не хотелось Вестнице, так это сейчас сталкиваться со всякими божескими существами, так как за полгода проведенных в аду, хочешь – не хочешь, а их ты будешь считать уже своими врагами, ибо те считали врагами демонов. Пышногрудая конечно не относилась к этим тварям, скорее она была Богиней, но знаете когда ты выходишь замуж за Дьявола, а потом еще и хрен знает сколько сидишь в аду, то волей не волей все светлое и возможно в какой то мере хорошее, исчезает. – О, дорогуша – Чуть приподняв гордо голову вверх и с высока глядя на незнакомку, она выждала минуту и продолжила – Мне нравится твоя манера общения, в тебе явно течет высшая кровь, но, не думаю что уместно скрывать от меня что либо. Видишь их – Женщина кивнула в сторону двух огромных собак – Эти лапы чуют угрозу, заблудшую душу или еще какую нибудь паранормальную чушь за версту. От них нельзя что либо скрыть. Они учуяли в тебе Божественную силу, поэтому так и реагируют. Я же – Вздохнув сказала она скрещивая руки на груди – Просто чувствую в тебе огромную силу, поэтому от Королевы тоже трудно скрыться. – Чуть сделав шаг вперед, она тенью нависла над Софии и коварно улыбнулась, сверкнув своим алым взглядом. – Я Кандра, а ты … ? – Вскинув бровями она протянула свою руку облаченную в красную перчатку – Не столь важно что я здесь делаю.. Будем считать что как раз выгуливаю своих собачек. Лаки, Пушок – проверить местность и возвращайтесь ко мне – С этими словами псы сорвались с места и молниеносно скрылись в накатывающей темноте ночи. – Теперь мы совершенно одни, поэтому можем побеседовать в спокойной и не напрягающей обстановке – Сказала она садясь обратно на скамью и закидывая ногу на ногу. – От тебя прям веет негативно-гнетущей аурой, сбежала от кого то? – Безразлично проговорила блондинка прикрывая глаза и перед глазами резко полыхнуло пламя и горящие глаза Дьявола. Все произошло быстро, напугав этим самым Вестницу. Она резко раскрыла глаза и напугано уставилась куда то перед собой, словно выглядывая там кого то. – Твою мать..

Sophie von Doom: Девушка проводила адских псов задумчивым взглядом, и только когда они скрылись в сумраке ночи, она обернулась к блондинке. Да уж, самоуверенности той было не занимать, впрочем, что толку сетовать на манеру речи? Фон Дум глубоко вздохнула и выдала лучшую из своих дежурных улыбок: - Пожалуй, от Ваших прекрасных питомцев ничего не укроется, да и от Вас, соответственно, тоже. Но, надеюсь, Вы не слишком расстроитесь, если я оставлю свой маленький секрет при себе? Согласитесь, у любой девушки должна быть какая-то тайна, верно? Наивно было полагать, что девушка купится на манящие речи и тут же выложит о себе всю правду. За всю свою жизнь Софи говорила правду о себе настолько редко, что эти моменты можно было пересчитать по пальцам, а беседы с Виктором в счет не шли. Вот и сейчас наследница совершенно не собиралась распространяться о своем происхождении и прочих сугубо личных вещах, к которым относилась ее божественная сила. Этот мир должен был до поры до времени пребывать в полном неведении относительно того, что у Доктора Дума появилась достойная преемница. Джокер в рукаве отца ожидал своего часа, и совсем немногие знали о его существовании… - Знаете, я совершенно не собираюсь скрывать от Вас что-либо, просто мне совершенно не хотелось бы затрагивать подобные темы. У Вас ведь наверняка тоже найдутся такие, о которых хотелось бы умолчать? Тогда Вы меня поймете, - наследница слегка склонила голову набок, спокойно глядя на блондинку снизу вверх. Затем протянула ладонь, обтянутую в темно-зеленую перчатку без пальцев, и слегка пожала руку Кандры. – Мое имя Софи. Не буду лукавить и говорить, что рада знакомству, как это полагается по этикету. Ведь подобные манеры здесь ни к чему. Кандра тоже весьма ловко увильнула от вопроса о цели визита в этот парк, впрочем, брюнетка совершенно не страдала любопытством, поэтому допытываться о чем-либо не собиралась. «Да, одни. Вы, я и Калима», - усмехнулась девушка на пару с богиней. Эта ситуация уже начала забавлять обеих. - Сбежала? Что ж, можно и так сказать. Хотя я бы предпочла фразу «уехала отдохнуть»… Что с Вами? – Софи уловила резкую перемену в настроении собеседницы и тут же посмотрела в ту сторону, куда был устремлен взор Кандры. – Все в порядке или Вы тоже «уехали отдохнуть»? – чуть насмешливо поинтересовалась девушка, однако за кажущейся расслабленностью скрывалась холодная собранность и готовность к действиям. Любым, если в этом будет необходимость.

Candra: От Дьявола невозможно сбежать, невозможно скрыться, как бы ты не пытался он найдет тебя. Он придет за тобой ровно по расписанию и скажет: «Прости, время пришло платить долг». Мы будет откупаться, просить хотя бы еще денек дабы попрощаться с друзьями и близкими, но поверьте, Дьяволу будет плевать на это. Ты заключил с ним сделку и теперь ты принадлежишь ему как вещь. Ему все равно, что забрав тебя люди будут горевать, будут еще сильнее ненавидеть Хозяина Ада, но такова была реальность. Совершил сделку – так уж сумей отдать ее с гордостью, а не падая на колени и рыдая в ноги «торговца». Это твоя была ошибка, его же дело просто прийти во время по расписанию. Возможно по этой причине Кандра была влюблена в Хозяина, она видела в нем власть, хитрость, силу, господство и это полностью соответствовало требованиям Владычицы. Только в одном она ненавидела его, да и себя тоже, в том что позволила заключить с собой сделку, позволила насильно выдать себя замуж, но чего жаловаться, надо искать во всем плюсы и один жирный плюс был в том, что теперь она стала королевой Ада. Вот только Дьявол не подумал о том, что Кандра может и отомстить и в данный момент своей свободы она начала уже думать план, который сможет поставить этого проходимца на место. Надеясь сейчас внутри себя, что эти красные глаза были всего лишь иллюзией, вызванной страхом перед лицом разгневанного Дьявола, она перевела взгляд на Софии и натянуто ухмыльнулась – Что мы с вами все так официально, может перейдем на «ты»? – Поинтересовалась дьяволица наклоняя голову на бок и изучая брюнетку своим взглядом, словно пытаясь отыскать таки эту невиданную силу исходящий из такого хрупкого тельца. – О, милая… Ты недооцениваешь мои силы – Проговорила она слегка прищурив взгляд и делая глубокий вдох, и вновь перед глазами появились эти глаза, а в голове послышался голос. Он почувствовал ее на Земле, он знает, что она все таки выбралась из преисподней. – Очень приятно Софи – Спокойно проговорила она, даже скорее как то немного отстранено, чувствуя приближение опасности. Встав с места, она свистнула и ее свист эхом разошелся по всему парку. Послышался отдаленно лай собак, и блондинка успокоившись вновь вернул свое внимание к Софи. – Ты проницательна девочка – Сказала блондинка наклоняясь к ней и пристально глядя в глаза – Мне это нравится, и не буду врать – да уехала, но скорее даже правильнее будет – сбежала – На горизонте появились две большие фигуры собак, которые посмотрела в сторону хозяйки и взглядом дали понять, что все чисто – Видимо мне все таки почудилось, либо он мне дал пока день форы.. Демоны, я не выдержу новой гонки – Подумала она выпрямляя свою осанку и отойдя на шаг назад – Может пройдемся по парку, чего сидеть на одном месте, когда можно размять ножки? – Вскинув бровью Кандра улыбнулась своей коварной улыбкой и задумалась насчет потенциала брюнетки. Она чувствовала что в той огромная мощь и если Владычица прибегнет к своей способности усиливать способности мутантов, то из этой девчонки можно сделать настоящую и непобедимую машину разрушений. Ей это понравилось.

Sophie von Doom: «Похоже, она и правда чего-то опасается», - Софи пристально взглянула на лицо собеседницы, уловив ее волнение. Глаза Кандры и ее натянутая улыбка говорили сами за себя. Но что могло так встревожить эту женщину, в которой чувствовалась огромная сила и власть? Кто-то более могущественный? Эти мысли не слишком обрадовали наследницу трона. А она так надеялась побыть в тишине и спокойствии… Секунды томительного напряжения тянулись словно вечность, однако ничего не произошло. Брюнетка глубоко вздохнула и позволила себе немного расслабиться. Скорее всего, ее новой знакомой что-то померещилось в темноте. - Официально только я с Вами, - легкая улыбка заиграла на губах девушки. – Вы же с самого начала перешли к более фамильярной манере общения. Впрочем, если так будет удобнее для… тебя, то пусть так и будет. Софи в общем-то было совершенно все равно, в какой манере обращаться к Кандре, однако если ты являешься наследной принцессой, то твоя речь должна быть особенной. Этикет и правила поведения, присущие царственным особам, крепко-накрепко засели у юной фон Дум в голове с самого детства. Не так-то просто было от этого избавиться, да и зачем? Похвалу из уст Кандры брюнетка пропустила мимо ушей: она сама прекрасно знала о своей проницательности, а также еще массе качеств и навыков. Если бы их не было, тело Софи сейчас бы уже мирно гнило в земле. - Удивительно схожая у нас ситуация с тобой, - усмехнулась фон Дум, глядя куда-то вдаль. – Только в различных масштабах. Мысли девушки вновь вернулись к гостье, по вине которой она покинула родные стены. За свою жизнь Софи привыкла быть единственной представительницей прекрасной половины человечества в фамильном замке фон Думов. Нет, она вполне спокойно относилась к гостьям, однако патологически на дух не переносила тех, кто позволял себе являться без приглашения и вести себя так, словно это был их дом. Но пока ей было рано что-то высказывать на подобные темы, ведь Виктор признал ее совсем недавно. И пока девушка не обрела под ногами твердую почву, она предпочитала отступать. Пока отступать. Софи знала, что ее время еще придет, а сейчас нужно было набраться терпения. Голос Кандры вывел фон Дум из омута мыслей, вернув к реальности. Девушка поднялась со скамейки и едва заметными движениями размяла тело, потянула каждую мышцу. - Верно, почему бы не пройтись? Сидеть на одном месте порой бывает весьма утомительно. – Кивнула наследница и статной походкой направилась по тропинке вглубь парка. Девушка была не слишком многословна и не стремилась поддерживать беседу с новой знакомой. Чужие проблемы никоим образом не интересовали ее, поэтому вопросов она не задавала. Да и Кандра не была похожа на ту, кто выложит о себе всю правду, если ее все же о чем-то спросить. Сама расскажет, если захочет. А на нет и суда нет. Однако один вопрос у фон Дум все же имелся, но она не спешила его задавать. Наследница ступала бесшумно, словно кошка, лишь только тихий шелест плаща выдавал ее движения. Ее вполне можно было принять за призрака, плавно скользящего по извилистым дорожкам парка. Наконец Софи ощутила, что пришло время задать свой вопрос. - Это кажется мне несколько странным… Однако ты чего-то хочешь от меня? – брюнетка чуть замедлила шаг, но при этом даже не взглянула на Кандру. Что бы ни ответила блондинка, фон Дум вполне могла уловить в ее голосе необходимую подсказку и сделать из этого вывод.

Candra: Бывало ли у вас такое, что когда вам приснился кошмар, он потом как песня начинает заедать, и ты сутками пытаешься разгадать его смысл? Ты тщательно прокручиваешь у себя в голове все детали и внимательно их рассматриваешь, а потом гадаешь правильно ли понял значение или нет? Так вот, у Кандры буквально за несколько дней до попадания в ад как раз и был такой сон. Она видела себя словно со стороны, разговаривала с собой и та, вторая темная личность, ехидно убеждала блондинку в неисправимом. И сейчас вспоминая об этом кошмаре, который начал отчетливо проявляться в голове, пышногрудая готова была закричать. Она сходила с ума, она была подавлена и не могла контролировать свои эмоции. Даже не смотря на то, что она находилась сейчас не одна, а в компании мощной силы, Вестница начала видеть во всем опасность. Отстранится, подозвать псов ближе к себе и быть готовой на атаку. Собраться с силами и посмотреть прямо в глаза Софи, гнусно ухмыляясь. – Да, очень схожа – Проговорила она мертвым голосом и прикрыла глаза, пытаясь пробиться в мысли новой знакомой, но каждая попытка, каждая атака заканчивалась ничем, проигрышем. – Черт – Подумала она поняв с кем она наконец то имела дело. Это девочка не просто мутант, она оказалась ведьмой, и в довесок ко всему в ней сидел Бог, осталось выяснить какой именно. Они не торопясь шли вдоль тропинки парка, адские псы шли по команде: один впереди, второй сзади Кандры. Женщина была настороже, потому что ведение красных глаз предвещали ей беду и, кто знает на что способен Дьявол в гневе. Внезапно заданный вопрос со стороны Софи заставил Вестницу вернуться в реальный мир и отогнать дурные мысли на задний план. – Нужно ли мне что то от тебя? – Задумчиво переспросила блондинка косо глядя на брюнетку и на ее губах скользнула тень улыбки – Возможно, а может я просто хотела поболтать, шучу конечно – Закатив глаза вверх Кандра закусила губу и задумалась над тем, что же можно было попросить у ведьмы. Она могла заключить с ней сделку и затем забрать душу, но, у Софи была мощная аура и незачем так быстро прощаться с этой девчонкой, мало ли пригодиться в будущем. – Думаю есть – С коварством в голосе проговорила та останавливаясь и поворачиваясь к фон Дум лицом. Она внимательно посмотрела в глаза своей новой собеседнице и продолжила – Я хочу заключить с тобой союз. Ты сильная ведьма, а я таких люблю и ценю, поэтому не спешу заключать сделку, так вот – Сделав минутную паузу Кандра поправила пряди белых волос и продолжила идти вперед – Согласна ли ты работать вместе? Ты мне нравишься Софи, я удивлена что вернувшись из Ада я встретила именно тебя. В чем заключается работа, в том что мне в будущем возможно понадобиться твоя помощь, чтобы откупится от Дьявола – Вскинув бровь, Вестница решила сразу перейти к делу и не темнить вокруг Ада и его обитателей. Если бы фон Дум испугалась бы Кандру, то наверно бы уже сбежала при ее появлении, но этого ведь не произошло. Конечно бежать и падать в ниц женщина была не намерена, ровно как и доверять, но это ведь пока. Софи пройдет тест и тогда пышногрудая сможет понять, стоит ли доверять брюнетке целиком и полностью или же нет.

Sophie von Doom: Выслушав слова Кандры, наследница чуть удивленно изогнула брови. Они едва познакомились, а блондинка уже предлагает заключить союз, да не просто союз, а помощь в… Сформулировать точно в чем, девушка так и не смогла. Однако это этого за милю разило безумием. Она не смотрела на Кандру, однако ощущала на себе ее внимательный, изучающий взгляд. Сделка… одну сделку фон Дум уже заключила с Калимой, правда, ее цели и мотивы оставались для брюнетки загадкой. Они вполне могли бы найти богине новое тело, но та не спешила с выбором. Может, все-таки не оставляла мыслей о полном контроле Софи? Однако наследница всегда была настороже, не снимая ментальных защит, разделяющих две души в одном теле. - Вот значит как, - медленно протянула фон Дум и, наконец, взглянула на собеседницу. – Если ты перешла дорогу Дьяволу, то даже с моей помощью тебе, скорее всего не убежать от него. Однако я приятно удивлена твоей прямотой. Наследница в задумчивости созерцала лицо Кандры и пыталась понять, возможно ли было осуществление того, о чем говорила блондинка? Да, сильная союзница в этом мире ей бы не помешала, но вставать на пути у Дьявола… - Чтобы получить что-то, необходимо отдать взамен нечто равноценное. – Спокойно произнесла Софи, взглянув в глаза собеседнице. – Но противостояние Владыке Ада – это не шутки. Я не могу дать тебе ответ, пока хорошенько не обдумаю твое предложение. Для такого серьезного шага наследница должна была взвесить все плюсы и минусы, а также подумать и о последствиях. К тому же, требовалось узнать чуть лучше ее новую знакомую, прежде чем давать согласие. Конечно, полезные знакомства и связи всегда ценились юной фон Дум, но этот случай требовал более детального рассмотрения. Говорить «да», очертя голову, было не в правилах молодой наследницы. Она не была похожа на обычного демона или заблудшую душу, раз уж опасалась самого Князя Тьмы. Если он лично преследовал беглянку, то можно было сделать вывод о ее важности и огромном потенциале. Такое знакомство однозначно пошло бы Софи на пользу, но стоила ли игра свеч? Была ли выгода больше, чем опасность, с которой ей, возможно, предстоит столкнуться в будущем? - Итак, тогда я тоже перейду к делу. Что я получу от этого союза?

Dr. Lightman: Lucy Ford Впервые в жизни Кэл не мог вставить и слова в то, что ему говорили. Он открывал и закрывал рот, клацая зубами. Таращил и щурил глаза, не успевая реагировать на речь Люси Форд. Мозг рядом с этой девушкой отказывался работать так, как привык это делать обычно. Что-то в ней было такое, что вызывало ступор и выводило Кэла из равновесия. То, что для мужчин было естественной реакцией организма на близость привлекательного женского тела, для Кэла было чем-то из ряда вон. Его самоконтролю еще утром могли позавидовать буддийские монахи или католические священники, давшие обед безбрачия. Творившееся сейчас в голове и теле Кэла можно был назвать возбуждением, но сам он это квалифицировать подобным образом отказывался напрочь. Все, что душе угодно, но только не желание разорвать одежду на этой девушке и затащить ее в кусты. Проговорив это мысленно, Кэл сглотнул. Во рту пересохло. Он ярко представил себе эту картину. Провел рукой по носу и дернул голову в сторону, готовый поклясться, что фантазия взыграла так отчетливо, что он почувствовал прикосновения и как ноздри щекочет запах тела. Духи. Он попытался представить себе что-то совсем не сексуальное. Гиппопотамов - целое семейство толстозадых животных, при виде которых не сможет возбудиться ни один нормальный человек с уравновешенной психикой. В голове Кэла гиппопотамы стояли на задних лапах и были одеты в откровенные платья. Они высоко задирали их, размахивали передними лапами и качали в такт музыке своими массивными мордами. Из-за громоподобного топота самой мелодии музыки слышно не было. Негромко взвыв от отвращения, что даже такая муть и уродство показались ему сейчас возбуждающими, Кэл наконец решился посмотреть на Люси Форд. Только сейчас он понял, почему фантазии показались такими материальными - девушка прижималась к нему, провоцируя. Отказываясь провоцироваться из принципа, Кэл хотел отстраниться, но вместо него это сделала Люси Форд. Наблюдавший за ними бомж уперся щекой в кулак и устроился удобнее. Стоя в тени дерева и облокачиваясь на свою тележку, набитую всяким дерьмом и хламом, он располагал достаточным количеством времени, чтобы не торопиться по делам и глазеть по сторонам. Поведение Кэла казалось ему странным. Для личного пользования окрестив его Накачанным Ослом, он безмолвно шевелил губами и сплевывал в сторону, памятую о том, что в его времена люди знали, что надо делать с девками. В его времена не было мутантов, которые ненавидят всех людей из-за способности увидеть их прошлое. Узнай он о причине странного поведения Кэла, смачно сплюнул бы и сказал, что это слабая отмаза и что следует провериться у спецов. По голове или по другому месту - выбор он оставлял за самим странным типом. Кэл дернулся как от удара молотком в затылок - из кармана доносился громкий звонок мобильного телефона. Достав его, с облегчением выдохнул. - Это по работе, - сказал Кэл так, будто это были его первые слова и до этого он ни разу не пробовал заговорить. Вышло с каким-то присвистом и слишком дергано. Прочистив горло, он ответил на звонок: - Да, я.. Из трубки донесся голос его секретарши, Алисы Джонс. Она говорила быстро, параллельно слушала чей-то доклад. Смысл сказанного дошел до Кэла с опозданием. - Как он туда попал? В смысле, в телевизор, - мысленно прокручивая разговор в обратном направлении, Кэл дошел до того момента, когда ему сообщили о побеге заключенного Холокоста. То, как здоровенный мутант уместился в маленькой коробочке телевизора, его больше не волновало. Он признал, что это была тупая мысль. - На каких к дьяволу улицах?! Говори точно, где он и что происходит?! Продолжая орать в трубку, Кэл вскочил на ноги и стал выбираться из парка, думая о том, что надо найти где-то поблизости телевизор и увидеть выпуск новостей своими глазами.

Candra: Все мы совершаем ошибки, кто то большие, а кто то не заметные глазу. Всеми нами движет жадность, жажда быть Богом в этом мире, и по этой причине многие люди несутся сломя голову к Дьяволу. Они заключают сделки, продают свои души, не думая даже о последствиях, а когда приходит время расплаты, то те сразу же кидаются в бега и пытаются лихорадочно найти способ обмануть Сатану. Но ведь это глупо, обмануть само олицетворения зла невозможно, а если кому то и удавалось, то в итоге их ждала жесткая месть, в этом весь и был Дьявол. Кандра совершала ошибки и не мало, но зачастую она старалась на них учиться и больше не допускать такого, но вот ошибка с продажей души сыграла злую шутку. Насколько бы умна и хитра она не была, в итоге все равно потерпела поражение и оказалась там, внизу, в аду. И кто знает, сколько бы женщина еще проторчала бы там, внизу, пока к счастью не нашелся какой то умник и не открыл врата ада. Интересно этот кто то подозревал, что выпустил наружу саму королеву, или даже не догадывался. Пышногрудая улыбнулась Софи и отвела взгляд в сторону, пытаясь не сталкиваться со взглядом брюнетки. – Знаешь Софи, я люблю сразу переходить к делу и никогда не скрываю от собеседника правды, ибо лгать мне впрочем не к чему – Спокойно проговорила она вновь посмотрев на девушку и склонив голову на бок – Не то чтобы я перешла дорогу Дьяволу, к сожалению меня связывает с ним клятва, но – Сделав минутную паузу блондинка прошла вперед и резко остановившись, повернулась к фон Дум, заглядывая прямо в глаза, словно считывая ее душу. – Ты можешь попросить у меня все что хочешь и я даже не буду заключать сделку с тобой.. Сделаю исключение, так и быть – Хищно проговорила она подойдя к девушке вплотную и закусывая свою нижнюю губу. – Ты права, связываться с самим Дьяволом это чревато, но это если ты одна будешь противостоять ему – Она положила свою ладошку на щеку юной наследницы и улыбнулась – Но ты будешь не одна – Опалив нежную кожу Софи своим горячим дыханием, Кандра отошла на небольшой шаг назад и опустила руки по шву. – Но ты обдумай. Но я даю тебе день, потому что в таком деле время имеет свою ценность – Сказала она направляясь дальше по парку иногда косясь на идущую рядом девушку, которая после заинтересованно задала вопрос про цену – Что тебе будет с этого союза, хммм.. – Задумчиво проговорила пышногрудая и подняла взгляд к небу – Не знаю Софи.. Как я уже сказала ты в праве потребовать все что хочешь и не бояться за свою душу. – Наконец ответила она вновь посмотрев в глаза своей собеседнице и коварно улыбнулась – Если нужно будет кого то убрать – обращайся, если нужно будет спасти – обращайся. Я не лгу Софи и поэтому если ты согласишься работать со мной вместе, то я сдержу свое слово и выполню твою волю и часть договора – Закончила она останавливаясь и вновь поворачиваясь к брюнетки лицом.

Lucy Ford: Dr. Lightman - Да, конечно, - доброжелательно и крайне добродушно улыбнулась мужчине Люси. Он был у нее на крючке, но продолжал извиваться из стороны в сторону, чтобы, если она захочет взять покрепче его в руки, был шанс вырваться, сверкая пятками и не признаваясь самому себе в собственных желаниях. То, что желание и некое возбуждение прокатило по телу Кэла, Форд готова была поспорить на свою следующую зарплату. Уж кто-кто, а она прекрасно разбиралась в мужской психологии. Они могут говорить, что угодно, могут отнекиваться, выкручиваться, врать, говорить, будто это просто ветер холодный и потому их передернуло, или – одна из самых оригинальных отмазок – у него простуда и нет желания заражать кого-то еще. Как обычно, в таких случаях, Люси лишь улыбалась, ставила диагнозом воспаление мозга и победно уходила. Только не сейчас. Ну, уж нет, мистер Кэл, коли начали игру – следует ее завершать, пусть вы сами, и не подозреваете о ней. Форд отвернулась, чтобы из вежливости даже не смотреть в сторону Кэла, начавшего говорить таким голосом, будто подымал что-то тяжелое или пробежал километров сто, тем не менее, женское любопытство, да, да, чисто женское любопытство взяло верх, и девушка прислушалась. Из трубки достаточно громко доносился женский голос, говорил он о… скажем так, разобрать было трудно, а по лицу директора Оружия Икс итак можно было догадаться в какую сторону направлены свежие новости с «Большой Земли». Этого даже следовало ожидать. Вспомнить, за последние пятьдесят лет хоть один день, когда в Нью-Йорке было спокойно и ничего, абсолютно ничего не происходило? Нет, невозможно. Люси во время проснулась от собственных размышлений. Кэл резко вскочил на ноги и направился к выходу из парка, попутно озираясь по сторонам на улице и крича в трубку. Не нужно было быть эмпатом, чтобы понять, насколько мужчина разозлен. Чем? Собственно… Форд постучала Кэла по плечу, когда же тот обернулся, указала пальчиком на витрину магазина, в котором был выставлен телевизор не новенькой, но вполне сносной модели. Рядом с экраном была наклейка, о беспрециндентной скидке на сей товар, а самое интересное заключалось не в аппарате, а в том, что он показывал. Телевизор был включен отнюдь не на новостном канале, однако это не помешало телемагнатам прервать развлекательную передачу и пустить в эфир то видео, что было сделано несчастной группой телевизионщиков до их гибели или исчезновения. Ради такой сенсации и полного освещения события, они даже не поленились пустить внизу субтитры, с кратким изложением происходящего. Следующие кадры, уже более свежие, были сделаны после прибытия на место катастрофы, трагедии или нападения, а может и теракта (судя по тексту, мелькавшему на мониторе, редакторы программы сами не могли определиться в определении, простите за тавтологию), героев или тех, кого когда-то Уэст назвал легальными психами в лосинах и трусах поверх них. Пока Кэл лицезрел сие событие, Форд сориентировалась быстрее, тормознув одно из желтых транспортных средств. Едва водитель услышал, куда ему следует ехать – то сразу замотал головой. Мол, нет, товарищи, так дело не пойдет, доставлю вас хоть в Гондурас, но только не туда. И, равно как секундой раньше, едва перед его носом мелькнула стодолларовая купюра, таксист тяжело вздохнул и решил поддаться собственной жадности. - Проблемы с содержанием заключенных? - не без иронии в голосе заметила девушка, когда машина тронулась с места, а телефон руководителя Оружия Икс вновь скрылся из поля видимости в кармане. – Или проблемы с кадрами? Ответа она не ожидала, а дальше раздувать огонь в жаровне гнева мужчины не хотела. /далее - Улицы, Бродвей/

Sophie von Doom: Софи не слишком нравилась физическая близость Кандры. У каждого человека имеется пространство вокруг, которое он считает своим. И любое появление там малознакомых людей вызывает дискомфорт. Однако наследница даже бровью не повела, ни единый мускул на ее равнодушном лице не дрогнул. Она никогда не выдавала своих эмоций, по крайней мере, старалась. Сейчас это получалось. Фон Дум пребывала в особом состоянии расслабленности: с одной стороны она помнила, почему покинула Латверию, и это должно было бы ее злить, но с другой стороны она устала от этих мелочных глупостей. В какой-то момент ей стало просто все равно. Софи знала, что своего добьется, а тратить свои силы на пустые эмоции было, по меньшей мере, неразумно. «Как маленькая глупая девчонка… Впрочем, нет, даже в детстве я такого не позволяла». Прикосновение руки в алой перчатке и вовсе не обрадовало девушку. Она сухо поджала губы и плавно ушла в сторону, холодно взглянув на собеседницу. Подобные действия были недопустимы: впредь Софи не собиралась подпускать Кандру к себе настолько близко, а уж тем более позволять прикасаться. Было в этом ее жесте что-то такое, что задело самолюбие брюнетки. Та с ней словно играла, а этого наследница не терпела. Они шли дальше по дорожке, но теперь фон Дум держала дистанцию, не только реальную, но и психологическую. - Любопытно… Даже не будешь заключать сделку, - словно чеканя каждое слово, повторила брюнетка. – Я бы и не стала заключать с тобой сделку, не зная всего, на что иду. В этом случае предположить возможные варианты крайне тяжело. За душу она и так могла не бояться – у Кали, вопреки всем ее заверениям, наверняка имелись на нее планы. А эта индийская богиня не привыкла ни с кем делиться. Однако слова Кандры наводили на определенные мысли. Головоломка постепенно складывалась в единое целое, хотя многих деталей для полноты картины все же не доставало. Блондинка имела власть в Аду, причем сильную. Но какая клятва могла связывать самого Князя Тьмы и эту женщину? Пока оставалось лишь догадываться. Софи отметила, что ее мысли как-то незаметно приобрели другой подтекст. Теперь она была не столь равнодушна к собеседнице, как в самом начале, фон Дум стало интересно. Однако девушка старалась ничем не выдать свои эмоции. Она отрешенно смотрела куда-то вдаль, не обращая внимания на собеседницу. Чего она могла попросить у новой знакомой такого, чего не могла добиться сама или же научиться у отца? Предположим, к Виктору брюнетка могла обратиться не всегда – все-таки пора было осторожно начинать и свою игру, а это значило, что ей требовался сильный союзник в стороне. А желательно и не один. Вот и представилась возможность, стоило только сказать «да». - Что ж, пока я не знаю, с чем можно было бы к тебе обратиться и что в твоей власти, однако предложение все же весьма интересно. Не буду скрывать – сильные союзники мне нужны. Они вообще всегда на вес золота и лишними никогда не бывают. Я не даю обещаний, если не уверена, что смогу их сдержать. Однако при необходимости я приложу все необходимые усилия, чтобы тебе помочь, - спокойный взгляд изумрудных глаз брюнетки пристально впился в кроваво-рубиновые глаза блондинки. Сейчас они были двумя полными противоположностями: лукавая, игривая Кандра и холодная, сдержанная Софи. - Думаю, мы еще сможем узнать друг друга чуть лучше в будущем, а также обсудить некоторые детали, - голос наследницы едва заметно смягчился. – Мне бы хотелось знать о тебе больше, нежели сейчас. Быть может, тебе есть, что рассказать? Я имею ввиду лишь то, что тебе хочется открыть. Чужие тайны мне ни к чему – своих хватает. В свою очередь и я могу дать ответы на некоторые интересующие вопросы, если таковые имеются. Постепенно холодность фон Дум стала исчезать, а выстроенный ею барьер – таять. Дистанция, несомненно, все же останется, однако уже не столь явной.

Candra: Интересно, а у вас бывало такое чувство, когда вы видите впервые человека, общаетесь с ним и чувствуете некое родство. Родство – словно этот человек близок вам не только по духу, но и по крови? Бывало ли у вас желание связать себя с этим человеком, радоваться, что нашли свою половинку, заблудшую душу в этом мире хаоса? Наверняка бывало, и вы наверно всячески старались отогнать от себя мысли о родстве, так как по логики вы совершенно чужды друг другу, у вас нет ничего общего и уж подавно вы не носили этого человека у себя под сердцем, когда то. Поэтому сейчас глядя на Софи, заглядывая в ее душу, ощущая на себе ее эмоции и внутреннюю борьбу, Кандра чувствовала родство. Она прекрасно понимала, осознавала, что этого в принципе невозможно, что это не ее родная кровь, но каким то странным образом ее тянуло к девочке. И тот гормон материнства, который казалось бы отсутствовал у пышногрудой напрочь, внезапно образовался. Ей хотелось узнать о фон Дум все, абсолютно, даже любую мелочь, которая была бы не такой важной. Помотав головой и отогнав от себя дурное чувство Вестница посмотрела в темень и улыбнулась на слова юной девушки. Она хоть и была молода, но уже обладала качествами ума, некой хитростью и осторожностью, это то и понравилось блондинке. Софи была сильной, а такие мутанты лишь сильно привлекали к себе внимание владычица ада. – Нууу – Протянула она вновь оборачиваясь к брюнетке – Заключая сделку, ты продаешь душу и через данный тебе срок за тобой приходят адские псы и уносят с собой. Твоя душа горит в огне, ее подвергают пыткам и так далее – обычное дело в аду – Просто так ответила она поправляя белую прядь волос и хмыкая. Да, Кандре довелось понаблюдать за теми несчастными душами смертных, которые по неволе судьбы или от какого то отчаянья заключили сделку с демоном или самим Дьяволом, мучались в адских муках веками. По началу Вестница наблюдала за этим с отвращением, а потом даже как то сама втянулась в такого рода развлечение. Лишь одно радовало, то что душа Кандры не была подвешена на крюки над адским пламенем и ее уродовали какие то демонюги, напротив, ее душа словно какая то ценность была заперта под надежными замками и доступа туда не имела не то чтобы Кандра, но и любой другой сильный демон. Печально, но зато так теперь Владычица могла не волноваться о своей душонке. Поведение же Софи забавляло блондинку, она словно играла с ней в знаменитую игру кошки-мышки. Словно загоняла свою жертву в угол и готовилась вот-вот разорвать ее на части, только в нашем случаи Кандра не собиралась причинять вреда фон Дум, напротив – желание оберегать ее возрастало и становилось сильнее самой Вестницы. – Ну когда потребуется моя помощь, просто произнеси мое имя и я явлюсь – Между тем проговорила дьяволица и закусила свою нижнюю губу, наблюдая как Софи буквально начала меняться в лице и весь тот холод странным образом начал растворяться. Да, великолепно, она расположила девочку к себе и теперь осталось дело за малым, просто схватить ее покрепче. – Здесь я с тобой согласна, ибо наша будущая встреча думаю не за горами – Ласково проворковала она и склонила голову на бок, попутно кладя ладошку на морду одного из псов. – Больше? – Удивленно вскинула она бровью и призадумалась. А собственно что Кандра могла о себе рассказать? То что она Королева ада, что ее муж Дьявол закрыл ее в преисподней, что она когда то была Экстерналом, что она служила у самого Апокалипсиса и так далее? Ведь если рассматривать историю блондинки, то там даже не было намека на что то хорошее и светлое. Вся ее жизнь была одним большим, черным пятном. – Я скажу лишь то, что сейчас перед тобой Королева Ада, а все остальное ты сможешь узнать со временем. – Спокойно проговорила она опять заглядывая в глаза Софи – Мне интересно вот что о тебе, что за Бог внутри тебя? – Прищурившись спросила она и улыбка сама по себе появилась на миловидном, но коварном, личике – И как я поняла, ты откуда то из будущего, ибо раньше я тебя на Земле не наблюдала, точнее в наше время.. Хотя за год с лишним могло что угодно случится... – В голове сразу же показалась картина вышедшей замуж Санаэ, как Воробей подрос и был уже одной ногой на пути лидера и избранного… Ох уж эти избранные, с ними вечно проблемы и Вестница это понимала потому, что в дальнейшем будущем ей предстоит хорошенько взяться за этого паренька. – Понимаешь, я ведь тоже не могу работать с тем, кого вовсе не знаю. А так как в тебе сидит сила Бога и мои псы на это реагируют, то конечно хотелось бы знать и ее мнение на все происходящее – Ее кроваво-красный взгляд сверкнул в отблеске фонарного света. – И если ты согласишься быть на моей стороне, то возможно что у тебя появится не один сильный союзник.. У меня понимаешь ли есть хорошие связи – Она сыграла бровями и подошла к какому то одиноко стоящему дубу, по возрасту которому уже было не за одну сотню лет. – Из сил, я занимаюсь магией, в основном Вуду или черная, и то проявляю это редко, в основном мой любимый дар это телекинез и возможность отнимать силы или увеличивать их у любого мутанта – Пожала она плечами и провела ладошкой по коре дерева – И ты у нас как мне подсказывает сердце, тоже специализируешься в области магии? – Вновь переведя своя взгляд на собеседницу Кандра ухмыльнулась наслаждаясь свободе. – И еще один вопрос, откуда ты все же сбежала? – Некая мрачность и коварство вновь пронеслись в ее взгляде. Она была по своей натуре все же любопытная, но старалась всегда удерживать это чувство на расстоянии. В прошлом пострадала от такого, теперь же все будет иначе, ибо так решила блондинка с момента как прорывала себе дорогу к адским вратам. Внезапно Лаки начал утробно рычать куда то в сторону и Кандра резко обернулась в ту сторону. Сплошная темнота и не более, но пес что то учуял, какую то опасность и Вестница поняла это. Она посмотрела на девушку – Может отправимся в более безопасное место? – Спросила она чувствуя как по телу проходит чей то, посторонний взгляд. – Не уже ли сейчас явится – Нервно поджав свои губы Вестница почувствовала как вокруг начал меняться воздух, словно какое то напряжение. Она не могла поверить что Дьявол все же так быстро отреагирует на присутствие своей женушки. – Лаки, хватит – Строго проговорила она и пес посмотрел в красные глаза своей хозяйки – Задержите, а мы пока.. – Кандра подошла к брюнетки и взяв ее за руку закрыла глаза, как обе фигуры моментально исчезли из парка, словно их здесь и не было вовсе. Тем временем, после исчезновения Кандры и Софи на горизонте появилась темная фигура высокого мужчины, одетого в длинный плащ с поднятым вверх воротом. Своим красным взглядом он осмотрел парк, видя, как на него несутся два огромных пса. Лишь подняв свою руку, он приказал животным остановиться. Сам хозяин коварно улыбаясь подошел к собакам и гневно посмотрев на них, заставил псов Кандры убраться, отправится обратно к своей владелице. После этого Дьявол исчез с места. [Пятизвездочный отель "The Mark"] Сюрприиз, переход.. Напиши как тебе удобно, можешь сразу в отеле написать, можешь тут сделать переход.

Sophie von Doom: - Весьма интересный досуг у душ в Аду, - нехорошо усмехнулась девушка, слушая вдохновенную речь Кандры. Оказывается, так просто было позвать эту блондинку… Всего лишь имя – и все. Но смысла в продаже души Софи не видела: желаемого она могла добиться и сама, благо возможностей, целеустремленности и амбиций у нее было предостаточно. Судьба сделала так, что она родилась наследницей небольшой, однако могущественной страны Латверии. Фон Дум была готова принять в будущем престол и продолжать дело отца. Она желала этого яростно, страстно. Однако потом в один миг фон Дум лишилась всего. Попав в новый мир, она оказалась отрезана от дома, от наследия. Здесь ее никто не знал, она была без роду и племени. Это было самое скверное чувство для той, кто привыкла быть принцессой. Но благодаря железной воле и твердому характеру брюнетка не растерялась и тут же принялась изучать новый мир. Она нашла здесь воплощение Виктора – ее отца, с нуля доказала ему, что способна быть рядом с ним. Теперь Софи начинала налаживать связи. Осторожно, избирательно. Она получила у Доктора Дума доступ к базам данных на многих выдающихся и известных обитателей мира, выбирая среди них могущественных и интересных для сотрудничества. Информации о Кандре она среди тех файлов не помнила, а может быть, просто не успела дойти. С ее отцом никогда нельзя было знать наверняка: есть ли у него в базе кто-то или нет. «Королева Ада, - медленно произнесла Калима, позволив себе, наконец, высказать хоть что-то. – Я чувствовала, что здесь все не так просто. Со здешней мифологией, богами и демонами мы с тобой еще не до конца успели ознакомиться. Любопытно». Фон Дум задумчиво молчала, вникая в информацию. Вот значит как. Она была не просто пленницей Дьявола, она была его украшением, его игрушкой, если можно было так выразиться. Кому могло понравиться такое положение вещей? Теперь брюнетка понимала свою новую знакомую: жить взаперти, в клетке. Пусть и золотой. После длительного соседства с богиней Смерти Софи уже вполне привыкла к встречам с могущественными существами, являющимися богами, повелителями, демонами или же иными созданиями. Поэтому особого удивления ни она, ни Кали не высказали, просто приняли как данность. Богиня не была в восторге от новой знакомой ее носительницы, однако по большей части ей было все равно. Пусть девочка делает, что хочет. - Земля огромна, неужели ты следишь за всеми на этой планете? – с легкой полуулыбкой наследница вопросительно изогнула бровь, затем на лице отразилось некое понимание. – Или только за теми, кто может оказаться тебе интересным? Но ты права: я не отсюда. Пожалуй, даже скрывать не буду этот факт. Думаю, тебе вполне известно, что эта вселенная не единственная в своем роде. Я прибыла из некой альтернативной реальности не слишком давно. Там я была принцессой великой страны, но по странной иронии судьбы оказалась здесь. Конечно же Софи умолчала, какой именно страны. Это было не так важно сейчас. Пока она внимательно слушала блондинку и вела безмолвный диалог с богиней. Той было совершенно безразлично, расскажет фон Дум о ней или не расскажет. От этого ей не было ни выгоды, ни вреда. Такое знание было козырем лишь в руках брюнетки. - Ей все равно, - медленно произнесла наследница, решив все же забросить наживку. – Ее имя Калима – индийская богиня Смерти. Ее воплощение есть и в этом мире, насколько нам известно, но мы с ним не встречались. Софи с интересом восприняла новость о связях Кандры. Похоже, она выигрывала даже больше, чем предполагала сначала. Оставалась лишь маленькая проблема – Дьявол. Но если у Королевы Ада все-таки были связи, и вряд ли они были бы налажены со слабыми созданиями, то шансы против Повелителя Преисподней резко взрастали. - Твое сердце удивительно точно подсказывает тебе, - змеиная усмешка скользнула по губам девушки, после чего она коротко произнесла. – Магия. Эти темы не вызывали у наследницы ни волнения, ни опасений. Подобную информацию она могла раскрыть, но вот как только речь зашла о том, откуда она сбежала – на лице Софи мелькнула мрачная тень. Лишь на доли секунды, но все же. - Скажем так, я покинула место, которое считала здесь своим домом, - наконец произнесла фон Дум и вновь придала лицу бесстрастное выражение. Холодность вновь засквозила в голосе и во взгляде. Это должно было навести Кандру на мысли о том, что более эту тему поднимать не стоило. Яростный рык одного из псов блондинки заставили фон Дум пристально взглянуть в ту же сторону. Сама она ничего не ощущала, однако Калима в подсознании напряглась. Это Софи не понравилось – подобное поведение богини служило сигналом к приближающейся опасности. Девушка приготовилась действовать, однако этого не потребовалось – вместе с Королевой Ада они исчезли из парка. Фон Дум не слишком любила заклинания перемещения, а уж чужие в особенности. Она встряхнула своими черными, цвета воронова крыла волосами, словно отгоняя паутину чужих чар. Осмотревшись вокруг, девушка отметила, что вместе с Кандрой они переместились в некую комнату с роскошным интерьером. Многие детали обстановки указывали на то, что это апартаменты в отеле. - Мы благополучно сбежали от Дьявола, - скорее утвердительно, нежели вопросительно произнесла девушка. – Однако я не понимаю одного – зачем ему играть с тобой? Эта погоня явно ведь развлечение. У него других забот нет или внезапно у Князя Тьмы дела закончились? Души покупать не у кого, или грешников опротивело мучить? Он легко мог бы проследить след… Далее - Нью-Йорк. Пятизвездочный отель "The Mark"

Dynamite: -начало игры- - Честное слово, я не знаю, когда у меня будет время, - выдохнула я в телефон, не понимая, сколько раз можно повторять человеку одно и то же. - Чарли, я не знаю. Ну, скажи мне, когда я обещала что-то сделать и не делала этого? Я никогда не могла похвастаться особенно близкими отношениями с приемными родителями, но навещать старалась хотя бы раз в месяц. Но вот уже пятую неделю я не могла выкроить день, чтобы съездить на другой конец города, поболтать с приемными родителями. И вот Чарли начал меня донимать периодическими звонками. Сейчас я позвонила сама, зная, что он все равно не спит в два часа ночи. Позвонила, чтобы просто потрепаться ни о чем, пока иду домой через парк, чтобы спросить, как у него и Элисон, а нарвалась на кучу претензий и вопросов. Меня это начинало раздражать, надо бы сворачиваться. - Я позвоню на днях и постараюсь приехать, передай Элисон привет, - не смотря на возгласы из серии "не вздумай бросать трубку" на другом конце провода, я отключила телефон и сразу же установила беззвучный режим и убрала его в карман джинсов. Хватит. Успокаиваемся. Я остановилась неподалеку от поляны, где днем на травке расстилали коврики, устраивая небольшие пикники. Закрыв глаза на полминуты, я глубоко вдохнула, успокаивая клокочущий внутри меня огонь раздражения и злости, пару раз сжала и разжала кулаки... - Эй ты! Ну да. Открыв глаза и автоматическим движением убрав с лица волосы всей пятерней, чем еще сильнее их взлохматила, я увидела источник грубого, неприятного на слух звука. Не сказать, что особенно здоровый, но крепкий и жилистый парень, коротко стриженый, почти на лысо. Я закатила глаза. Только этого мне не хватало... - Эй, я, - согласилась я, решив, что вряд ли он тут один, а лезть сразу в драку чревато последствиями, да не самыми приятными. А я очень хотела в свою небольшую квартирку к своему большому толстому коту и горячему чаю. К вечеру похолодало, не смотря на то, что я редко мерзла, в легкой кожаной куртке поверх футболки становилось неуютно. - Деньги, мобильник, драгоценности и прочее, - протянул бритоголовый парень, а я почувствовала, как в спину мне уперлось острие ножа. Чудесно. Этот город меня не любит, я за последние два месяца третий раз нарываюсь на каких-то отморозков, требующих у меня все, что можно будет потом продать. И деньги. А справа от меня возник третий, весь в цепях, булавках и тоже с ножом, выше и крепче первого. Что там у меня за спиной - понятия не имею. - Мальчики, меня уже у входа в парк сегодня ограбили, ни денег нет, ни украшений, а телефон такой древний, что им орехи можно колоть, они его и не забрали даже, - уверенно и нагло соврала я, если понадобится, я такой лапши им могу еще сколько угодно навешать. Судя по последовавшему тычку в спину - я по инерции сделала шаг вперед - и ножу, оказавшемуся в следующее мгновение у моего горла, я их не убедила. Во внутреннем кармане куртки у меня были документы, кошелек, в карманах джинсов - ключи и мобильник, орехи им можно колоть, тут я не соврала, но загнать по вменяемой цене тоже вполне. - Не болтай, - прохрипел мне на ухо голос с сильным немецким акцентом, в следующей момент он резко скрутил мою правую руку, загнув ее мне за спину. Я стиснула зубы. Первый парень сделал шаг ко мне, с явным намерением начать обыск, как-то особенно гадко при этом ухмыляясь. - Стой смирно. - Как скажешь, - быстро согласилась я. И даже подняла свободную левую руку, мол, сдаюсь. Правда, ладонь я повернула так, чтобы она была направлена на нож в руке бандита за моей спиной. Нож из нержавейки, сразу не загорится, но до чего приятно, когда за твоей спиной испуганно и удивленно вскрикивает не то от страха, не то от боли здоровенный детина, роняя раскаленный нож из обожженной руки. Недоуменно глядя на руку, парень пятился назад, третий, который в цепях и булавках, тупо смотрел на него, открыв рот от удивления. Быстрее остальных собрался с мыслями первый, бритый почти что наголо. Но к тому моменту, как он собрался ринуться на меня, он уже успел получить ногой по физиономии, благо удар у меня после карате поставлен хорошо, а растяжка с детства осталась превосходная. Парень отлетел назад и осел на землю, врезавшись спиной в ближайший столб. Все это сопровождалось отборной руганью третьего, который баюкал теперь раненую руку, не отваживаясь вступить в бой, да и не очень-то горя желанием это делать, по всей видимости. Мне же лучше. Второй парень очухался и с гортанным рычанием, как заправский ротвейлер, метнулся было ко мне, но изначально он стоял слишком далеко. Поэтому единственное, что он успел сделать после того, как я вытянула вперед руку ладонью вверх и вперед, так это выронить из руки нож буквально за секунду до того, как он взорвался и разлетелся тучей искр, которые прожгли парню куртку и обожгли руки. Он отшатнулся назад. - На счет три я взорву твою голову, если сам не свалишь отсюда, - объявила я тоном, не допускавшим никаких сомнений в том, что именно так я и сделаю. - Раз... Повторять не пришлось, парень поспешно ретировался, ухватив за собой еще одного с травмированной рукой. Бритоголовый как раз поднимался с земли, хватаясь руками за фонарный столб. Для больше эффекта, я почти неуловимым движением руки превратила лампу над его головой в сноп искр и клубы дыма, не парня посыпались осколки раскаленного стекла, но не особенно задели его. Последовав примеру своих товарищей по несчастью - по встрече со мной, то бишь, - он бегом скрылся с моих глаз. Я расслабленно выдохнула. Настроение было теперь еще более паршивое, чем после разговора с Чарли. Зато согрелась и даже сняла куртку. Подойдя к ближайшей скамейке, я тяжело на нее опустилась, потирая ушибленную руку. Плечо сводило ноющей неприятной болью, терпимой, но очень уж нудной. Левой рукой я потерла шею, смахнув капельки крови, этот подонок все же задел меня ножом, хотя это всего лишь царапина, которая заживет через пару дней. Домой хотелось уже меньше, да и идти было лениво. Откинувшись на спинку скамейки, я запрокинула голову и уставилась в небо, разглядывая появляющиеся то здесь, то там звезды. - Достойное окончание скучного дня, - подытожила я. Переходы или "Начало игры/Первый пост" ставим, чтобы не было путанницы. Polaris

Captain America: Первый пост. Игра за War Machine (ошибся профилями) В этот поздний, тёмный вечер Джеймс прогуливался по улицам Нью-Йорка. Довольно спокойное время, в отличие от дня, вечером никто и не засмотрится на чернокожего парня, который превращается в военную версию Железного Человека. Когда людям угрожает опасность. Немного прохладно, в некоторых местах темновато, но зато безопасно. Ну или не совсем. Ночью как известно преступники совершают свои незаконные дела и не дай бог попасться кому либо из гражданских им на пути… И не всегда защитит полиция. Отчасти для этого Джим гуляет ночью по улицам. С выправкой солдата, брутальной внешностью его мало кто тронет. Роуди решил заглянуть в парк, так как там было темнее, чем в других местах – идеальное место для грабежа. Кожаная куртка защищала Роудса от ветра, а так же прикрывала пару репульсоров на руках, подпитываемых от мини-реактора, который закреплён на груди с помощью жилета, одетого на Роуди. И опять же яркий светящийся круг на груди закрывала кожаная куртка. Джеймс шёл в глубь парка по специальной дорожке. Через какое то время он услышал нецензурные выражения, на звук которых он и побежал. Когда он прибыл на место – было уже поздно. Девушка уже заканчивала расправляться с грабителями. Вопрос – как она это сделала. Одной техники единоборств будет маловато… Ответ прозвучал чуть позже. - На счет три я взорву твою голову, если сам не свалишь отсюда - Мутант… Роудс решил подождать, пока девушка не закончит с последним грабителем. Через некоторое время девушка села на лавку и через несколько секунд Роуди подсел к ней. - Не просто вот так вот жить, скрывать в тени свой необыкновенный талант, особенно когда сейчас из-за этого идёт война… Да? Скоро война и коснётся вас. Будьте уверенны…

Dynamite: - Не просто вот так вот жить, скрывать в тени свой необыкновенный талант, особенно когда сейчас из-за этого идёт война… Да? Скоро война и коснётся вас. Будьте уверенны… Я вздрогнула от неожиданности и моментально вскочила со скамейки. В других обстоятельствах, подсевший ко мне сразу же получил бы локтем под ребра, но сейчас я чувствовала себя слишком подавленно, чтобы драться. Круто развернувшись и увидев неожиданного собеседника, я искренне порадовалась тому, что не полезла в драку - шансов у меня было бы очень мало. Из всех видов самообороны, в ситуациях, где проявление моих способностей было бы чревато последствиями, я предпочитала бег. И сейчас лишь чудом удержала себя на месте, но пару раз сжала и разжала кулаки, успокаиваясь. Из-за внезапного появления этого чернокожего парня сердце в моей груди бешено колотилось. Я глубоко вдохнула, затем медленно выдохнула через рот. В мыслях пронеслось уже с полдюжины вариантов развития событий, а так же пара десятков вопросов и отборнейшая трехэтажная французская ругань на саму себя. За то, что позволила себе расслабиться настолько, что даже не заметила приближения незнакомца. А при его телосложении и росте он вряд ли мог весить настолько мало, чтобы шаги его не были слышны в темном тихом парке. Третий час ночи, кажется. Уже в который раз за последние пятнадцать минут я пожалела, что не осталась ночевать у друзей. При словах о тени и таланте, я сразу же подумала о "разбитом" мною не далее, как пять минут назад, фонаре. На свету я чувствовала бы себя чуть более уверенно. Может, скамейку поджечь? Интересно, кстати, сколько этот парень успел увидеть и услышать. Слова о необыкновенном таланте все же рассеивали все мои смутные надежды остаться незамеченной, значит он видел, какими методами обычная на вид девушка расправляется с компанией бандитов. Пожалуй, я влипла. - Ты кто вообще такой? - После почти минутного молчания мой мозг сообразил, что недурно было бы сказать что-нибудь в ответ. На душе было паршиво. Я слишком много лет успешно скрывала от посторонних свой дар, практикуя его только на неживых объектах и на нападавших на меня в переулках хулиганах, что сейчас вся ситуация казалась донельзя глупой. - И чего тебе надо? Что еще за война? - А так же, почему не смылся, услышав фразу о взорванной голове, а подошел поболтать, какое тебе до меня дело, почему это какая-то неведомая война коснется меня и какие есть предложения, чтобы я сегодня ночью крепко спала, а не размышляла о сущности мироздания и принципах действия закона подлости, который сейчас воочию предстал передо мною. Почувствовав, что на прохладном ветру я начинаю замерзать - в одной футболке в такую погоду, конечно совершенно очаровательно, - я подняла с лавки легкую куртку из мягкой кожи и надела ее обратно на себя. теплее не стало, но зато полегчало морально - я сделала все возможное на данный момент, чтобы согреться. Поежившись от холода и сложив руки на груди, я выжидающе смотрела на незнакомца. Вряд ли он представлял опасность, хотел бы что-то сделать, уже бы сделал, а не медлил. Он ведь видел, с какой легкостью я заставляю предметы разлетаться на расплавленные куски и снопы искр. Тем не менее, я не спешила представляться и, тем более, садиться обратно на скамейку. Себе дороже, мало ли, что в голове у этого парня?

War Machine: Девушка шустро вскочила с места, её реакция была понятной. Какой-то загадочный, незнакомый человек к ней подошёл и начал разговаривать о её способностях. Практически любо бы вскочил так же и поэтому Джеймс не удивился этому. По глазам было ясно, что девушка начала всё обдумывать, все возможные варианты событий, которые могут произойти. Она к счастью успокоилась и начала задавать вопросы. - Это хорошо, что вы меня не узнали. Не буду говорить своего настоящего имени в своих же интересах. Зовите меня пока что Джон Смит. Можете присесть, если кому и угрожает опасность, то это мне – если вас разозлить. Полковник уже знал, что ему говорить и потому не особо раздумывал над своими словами. Эта «вербовка» продумана до всяких мелочей. - А вы не местная. В этом городе много туристов, но основные страны три – Канада, Англия, Франция. На Канадку вы не похожи… Скорее на француженку с таким акцентом… Новости вы тоже видимо не смотрите, ибо практически весь мир знает о Гражданской Войне. Войне между супергероями вставшими на сторону акта о регистрации супергероев, а так же правительства против противников акта. Вы тоже одарённая и война коснётся и вас. Вам остаётся выбирать на чьей вы стороне. Стать практически рабами правителей, у которых будет слежка за вами, они будут знать о вас практически всё. Вплоть до того, в какие дни идут месячные. Или же вы можете остаться свободным человеком и пойти со мной. Выбор вам предоставляется. Ну вроде и всё. Основную часть вербовки Роудс закончил. Теперь остаётся два варианта событий. Девушка откажется и спокойно уйдёт или она вместе с Джимом пойдёт в логово Тайных Мстителей.

Dynamite: Я озадаченно приподняла одну бровь. Не узнала, да, разумеется, я не узнала этого человека. Парень, да я впервые в жизни тебя вижу, с чего я могла бы тебя узнать?! И что такого в твоем настоящем имени, что ты отказываешься его назвать? А что, если и у него тоже есть какие-то способности. Я ведь никогда не тешила себя надеждой, что я такая одна во всем мире, я прекрасно понимала, что где-то наверняка есть такие же, как я. Впрочем, я думаю, что он прав, опасность угрожает только ему, если он позволит себе что-то лишнее, в чем я лично сомневаюсь, он ведь стал невольным свидетелем моих разборок с грабителями. Смерив своего собеседника задумчивым оценивающим взглядом, я все-таки села обратно на скамейку в пол оборота к нему, подвернув под себя одну ногу и плечом облокотившись на спинку скамейки. Смотрела я по-прежнему с недоверием, рука все так же болела, а я продолжала замерзать, ночью на улицах Нью-Йорка всегда было холодно, особенно, в это время года. Я внимательно выслушала короткую речь парня, назвавшегося Джоном Смитом - молодец, выбрал самые распространенные имя и фамилию, предусмотрительный, зараза. Признаться, известием о войне я была малость шокирована, о новостях я узнавала из интернета, но меня больше интересовала экономическая обстановка на международной арене, чем отношения правительства с мутантами. Я вообще не подозревала, что у правительства с ними есть хоть какие-то отношения, если уж на то пошло. Тем более, такие... проблемные. Речь Джона казалась заранее отрепетированной, словно бы он уже неоднократно повторял ее. Он говорил спокойно, уверенно, а у меня никаких сомнений не возникало, что именно так все и есть. И это заставляло задуматься. Впрочем, даже мимолетного взгляда на меня со стороны хватило бы, чтобы я привычным движением левой рукой взлохматила короткие рыжие кудри. Интересно, если дела правда обстоят так, как говорит Джон, кто согласится на такое? Я нахмурилась, серьезно поглядев на своего собеседника. - Вы говорите такими словами, что вариантов остается немного, - заметила я. Будучи по натуре человеком импульсивным, оставаться после такого известия в стороне у меня не хватило бы терпения, а присоединиться к тем, кто будет знать обо мне больше, чем приемные родители, друзья и бывшие парни. - Mon dieux! Чувствую, я еще вспомню об этом, но я согласна пойти с вами. Вы, кстати, были правы, я француженка. Еще один последний шанс, я даю себе последний шанс уйти прямо сейчас домой, принять душ, выпить чаю, покормить кошку, живущую своей жизнью на окрестных крышах, но приходящую ко мне иногда за едой, лечь спать и не вспоминать об этом. Но мне только что сказали, что в мире идет война, которая рано или поздно коснется меня саму, а значит не надо об этом думать,надо действовать. По привычке своей я отринула все сомнения - первое решение всегда самое верное, первому порыву надо довериться, а затем уже решать,плыть по течению или упорно грести против него, даже если не сдвинешься с места. Я села ровно, не облокачиваясь больше не скамейку, чтобы освободить обе руки. Правую я протянула Джону, как бы его не звали на самом деле. - Лили-Энн, - представилась я, решив, что этого имени вполне достаточно. Полным именем я представляться не любила, да и Лили-Энн меня называли только в каких-то из ряда вон выходящих ситуациях, хотя я всегда давала новым знакомым право самим решать, как ко мне лучше обращаться. - Или Лу, как вам угодно.

Beta Ray Bill: Где то на расстоянии 200 метров от двоих, на ветвь одного из деревьев встал Билл, в надежде что она не сломается, и его надежда была оправданной. Кинув свой взор и слух, на двоих незнакомцев. Слегка прищурившись и склонив голову немного влево, Рэй начал прислушиваться и присматриваться. Но с такого расстояния врятли что услышишь, Воин смог лишь понять что один из них женщина, а второй мужчина. -...Лу... - единственное что смог расслышать Билл из уст девушки, да и он не был уверен сказали ли это девушка или тот мужчина. Во общем по глупости Киборг подумал что эти двое любовная пара. Но с какой же целью прилетел сюда Билл. Ему еще с далека показалась знакомая особа в парке, но стояло подлететь поближе Билл понял что обознался, ну или же эта особа исчезла. В любом случае Воину здесь делать было нечего. -Кажись обознался...- негромко проговорил Билл и поднял Штормбрейкер к верху, и направив в ту же сторону свой взгляд, после чего легко и плавно оторвавшись от ветки дерева, взлетел в воздух над парком. Через несколько секунд Рэй исчез из виду и вообще из территории парка, а направлялся он на сей раз к своим друзьям, по крайней мере один из них был его лучшим другом. Переход - Особняк Мстителей в Манхэттене

War Machine: - Вы правы, вариантов всего два, - подметил Джеймс. Он ждал, пока Лу всё обдумает и через некоторое время наконец дождался. - Mon dieux! Чувствую, я еще вспомню об этом, но я согласна пойти с вами. Вы, кстати, были правы, я француженка. - Вот и славно, - ответил полковник девушке, - Думаю, нам следует уже пойти туда, - с этими словами Джеймс встал со скамьи, всё ещё стараясь скрыть свои руки от глаз девушки, и проследовал медленным шагом вперёд, прогуливаясь по парку. Их прогулка была недолгой. Те парни, грабители, что напали на девушки опять прибежали, да не одни, а с подкреплением, да ещё и вооружившись. Они окружили «парочку», закрыв все пути отхода. Джеймс принял стойку рукопашного боя, и поворачиваясь по часовой стрелку осмотрел всех. Да это оказалась целая банда грабителей, человек десять ни меньше. Джеймс прижался спиной к спине девушке. - Я беру на себя шестерых, а вы оставшихся, - сказал Роуди и начал атаковать. Джеймс сделал пару медленных шагов вперёд. На него побежал бандит с железной трубой, а за ним и все остальные. Сделав пару шагов в сторону и вперёд, уйдя за спину первого противника, Роудс схватил руку бандита, державшую «железную дубину» и манипулируя ей, врезал второму подбежавшему грабителю сначала в пах, затем по морде. Заканчивая свой приём, Роуди всё ту же руку заломил за спину и сломал. - Осталось четыре… Роуди обернувшись, увидел ещё одного грабителя, который хотел атаковать сзади, как испуганная девочка. За мгновенье до атаки этого труса, Джеймс вытянул руку, ладонью вперёд а атаковал с помощью репульсора. Грабитель отлетел. Ещё раз обернувшись, Роуди вытянул уже две руки и направил их на оставшихся бандитов. Последние убежали, моля их оставить в покое. - Вы в порядке, Лу? - Спросил Роуди, повернувшись к девушке.

Dynamite: - Не знаю, куда - туда, но согласна, - отозвалась я, поднимаясь со скамейки вслед за моим собеседником. Я шла вслед за ним, отставая буквально на полшага и изо всех сил стараясь не думать о том, куда меня ведут, что там собираются делать и так далее. Хотелось верить, что я все же смогу за себя постоять, поджечь пару людей и взорвать что-нибудь крупногабаритное. В мыслях и впрямь полыхал пожар, сжигавший какой-то очередной мост в прошлое. Я только что совершенно добровольно ввязалась в редкую авантюру, которая обещала быть не только захватывающей, но еще и потрясающе опасной. Часть моего сознания искренне радовалась новому приключению, другая часть горела синим пламенем, отчаявшись переубедить первую. Можно считать, что я закрыла глаза и шагнула в темноту, не зная, есть ли там опора. Мы наверное, и ста метров не прошли, как оказались окружены десятком таких же отморозков, с какими я расправилась минут двадцать назад. Надо признать, что это мой личный рекорд - два нападения за одну ночь, так мне еще ни разу не везло. Я закатила глаза и тяжело вздохнула, мол, ну сколько можно? И тем не менее, почувствовав прикосновение Джона, или как его там на самом деле, я тоже приняла боевую стойку. Мы стояли спина к спине не более пяти секунд, а затем почти синхронно шагнули вперед. Если ему шестеро, то мне остались вот эти пять придурков. Всего одиннадцать. Думаю, разберемся. На меня с двух сторон, размахивая каким-то железом, побежали двое парней. У одного в руке кусок арматуры, у другого - обрывок тяжелой цепи в крупными звеньями. Подпустив их максимально близко к себе, я бросилась вперед, кувыркнувшись через голову, сразу же встала на ноги и круто развернулась, так что успела увидеть столкновение. Они ударились лбами, а один другого еще и арматурой как следует приложил. Минус два, если первые тоже не оклемается. А я, тем временем, замешкалась, так что оказалась схвачены за руки с двух сторон двумя из троих оставшихся на мою долю, а третий шел прямо на меня. - Давай, недоносок, ближе, - пробормотала я. Парень был примерно в шаге от меня. Пользуясь тем, что меня крепко держат и не дадут упасть, я оттолкнулась от земли и ударила его одновременно двумя ногами - в грудь и в лицо. Парень отлетел назад, а я благополучно приземлилась обратно. Один из державших меня ослабил хватку, дав мне вырваться, освободившейся правой рукой я сильно двинула в челюсть второму. Левая рука тоже оказалась на свободе. Кувырок назад, чтобы оказаться на безопасном расстоянии. В сознании оставались трое, первый с арматурой, получивший по морде ногой и один из державших меня. Последние двое уже через секунду прыгали, как ошалелые, сбивая с одежды огонь - я выбросила вперед руки ладонями вверх, и куртки на нападавших моментально вспыхнули. Парень с арматурой успел подойти достаточно близко, чтобы задеть меня, но после очередного моего движения арматуры в его руках разлетелась вдребезги. Чтобы защититься от осколков и искр, я окружила себя защитным полем на несколько секунд. Парень с ожогами присоединился к плящущим горящим товарищам - все трое направлялись бегом к пруду, чтобы потушить себя, дико вопили и матерились. - Этот город меня ненавидит, - с мрачной улыбкой констатировала я. - Особенно ночью. Обернувшись, я увидела, что со своими шестью мой спутник разделался, при чем, вполне успешно. Кажется, мы оба обошлись без ранений, даже одежда не пострадала, а я снова согрелась от кувырков и прочего. К слову, надо будет поискать в своем гардеробе что-нибудь более комфортное для акробатики, чем узкие джинсы и кожаная куртка. - Вы в порядке, Лу? Какая забота, подумать только. Я подошла чуть ближе к Джону. Решив, что бывало и лучше, я неопределенно пожала плечами. - Рука болит, - пожаловалась я. - Кстати, два нападения за такой короткий срок, я побила собственный рекорд, - добавила я с приятной мягкой улыбкой, глядя на парня снизу вверх, как, впрочем, и на большинство моих знакомых. - И давайте лучше на "ты", а то я чувствую себя втрое старше, чем я есть, когда ко мне обращаются на "вы".

Moonstone: ---первый пост--- - Неужели так уж обязательно соблюдать все эти дебильные условности и сопровождать нас в самолет под охраной? – ворчит Софен, недовольно оглядываясь на двух крепких парней, медленно плывущих от нее по обе стороны и столь же крепко сжимающих необычайно грозные на вид дробовики. Интеллектом ребята не отличались, говорливостью тоже, хотя невнятное мычание и сосредоточенное хрюканье можно было принять за разновидность неизвестного ученому миру диалекта. Увы, Мунстоун не являлась асом в области дешифровок, посему обреченно махнула рукой на все малейшие попытки поболтать о том или о сем с доблестными секьюрити. У них рожи и так практически лопались от важности – ведь, черт побери, не каждый день же ведешь к самолету двух самых опасных Громовержцев, каких только видывал свет. Меченый и Таскмастер курят в сторонке, когда на дело выходит белокурая Мунстоун, причиняющая Добро всем вокруг за полцены! Ну, и еще Карнаж там где-то сбоку болтается, ведь каждому Дон Кихоту нужна своя Дульсинея Тобосская, не так ли? – А что там с погодой-то? Учти, если испортится моя укладка, тебе не поздоровится, - грозно бормочет девушка, в упор глядя на одного из охранников. Того, что справа. Того, расцветка чьей физиономии в большей степени напоминала не прожаренный, но изрядно подгнивший стейк. Паренек вновь предпочел хранить молчание и грозно сопеть, сим сопением распугав всех окрестных бактерий, насекомых, голубей и прочую живность, случайно затесавшуюся в самолетный ангар Громов. Потеряв последнюю надежду на задушевную беседу, Карла лишь тяжело и театрально вздохнула, затем еще раз – для пущей драматичности и трагизма творящегося беспредела секьюрити – и ткнула в бок Карнажа, так же обреченно бредущего чуть впереди. – Выше голову, Кэс! Сейчас разберемся с беспредельщиками и по пиву. Я угощаю! – ухмыльнулась Мунстоун, представляя себе, в каких судорогах сейчас кривится лицо Карнажа от услышанных перспектив провести свободное время на пару с ней. Друзьями-то они не были, даже приятелями их можно было назвать с большущей такой натяжкой – Софен каждый божий день цеплялась к Клетусу по поводу и без, ибо дразнить Голд было слишком банально и предсказуемо; Лестер и Мастерс вечно пялились на ее сиськи, совсем не оскорбляясь ее шутками, ну а хохма про Озборна и его таблетки, придуманная Карлой, уже порядком утомила саму Мунстоун. Комик не должен повторяться! Посему вот уже как месяц любимым Громовержцем девушки стал Кэссиди и его симбиотические отростки, с которыми блондинка надеялась крепко подружиться. Хотя в этот раз на пути дружбы встала – как ни странно – очередная героическая вылазка. На их полупустую базу, как раз в проклятое время вахты Софен и Карнажа, поступил звонок. Рвущимся от злости голосом, глотая сопли, слюни и по ходу выплевывая выбитые зубы, неизвестный, но очень опечаленный голос поведал, что на него в парке напала какая-то совершенно шизонутая бабища, грозившая подорвать все вокруг или запихать ему в анус ядерную бомбу (последнее Карла дофантазировала сама, что, собственно, не умаляет всего трагизма ситуации). И, значит, Громам стоит тут же лететь укрощать мутантов, раздавать тумаки направо и налево, сея закон и порядок. Софен в свойственной ей манере предложила пострадавшему привезти и горячую пиццу, тем самым предоставив полный пакет услуг их организации, но звонок прервался, оставив Мунстоун неудовлетворенной сорвавшейся шуткой. Однако, пришлось брать ноги в руки, докладывать Озборну о предстоящем дельце, выслушать его хриплые рекомендации и горделиво задрать вверх белокурую голову – ибо ее, в кои-то веки назначили командиром операции. Карла не была мастером в продумывании планов, стратегий и тактик, но все время, что они с Кэссиди летели к месту назначения, что-то сосредоточенно бормотала себе под нос, прикрыв глаза и шевеля большими пальцами на ногах (чего, естественно, видно не было). Парочка прихваченных с базы Громовержцев болометателей должна была им помочь в поимке неизведанного чуда-юда, если окажется, что это не запуганная девчонка, а мастистый и опытный в драках мутантище. Выгрузившись прямиком в центре ночного нью-йоркского парка, Мунстоун, картинно махнув шикарной блондинистой копной, пафосно провозгласила: - Вы будете арестованы согласно Акту о Регистрации Суперлюдей. Пожалуйста, лягте на землю, сложив руки за головой и скрестив лодыжки. В случае сопротивления аресту вы будете задержаны насильно, - пробубнила Карла вызубренную фразу, к которой было строго-настрого запрещено добавлять отсебятину. А у Софен была парочка предложений по модификации сей унылой речи. Справившись с официальной частью привычного приветствия Громов, Карла соизволила таки внимательнее разглядеть добычу. Тощая девчонка с взъерошенной шевелюрой, незнакомая и какой-то воинственно настроенный чернокожий парень, в котором Софен узнала полковника Роудса. Девушка расплылась в ехидной ухмылочке. - Советую вам отойти от сей мадемуазель, сэр. Не ровен час подожжет вам брови, – хмыкнула Карла, одновременно с ироническими изречениями обходя будущую арестантку полукругом и занимая наиболее выгодную тактическую позицию. Подмигнув Карнажу, Карла выжидала мирного исхода схватки, хотя (естественно) и не надеялась на таковой. Никто не любит ложиться на землю и скрещивать лодыжки!

Carnage: ---> неизвестно -Ты ваще разговаривать умеешь, чувачок? - облаченный в простенькие джинсы, черные кеды и голубую майку, произнес рыжик, идя рядом с Муней и параллельно обратившись к одному из твердолобых громил, который с каменным выражением лица сопровождал их сладкую парочку твиксиков как полагалось по шаблону ну или что-то типа того. Получив же в ответ лишь молчание и кислую рожу, которую охранник так клево демонстрировал, да так, что ему хоть сейчас в академию актерского мастерства, шутка, на самом деле он был тем же куском унылого говна. -Да и хрен с тобой бы, зато у меня есть сексуальная цыпочка, которая ещё и меня пивком угостит, понял да? - указательным и средним пальцами правой руки тыкнув в грудь здоровяка, который был на добрую голову выше самого Кэсиди, произнес рыжик, одновременно приобняв за талию и слегка прижав к себе Мунстоуню, хвастаясь тем, что у него в компании находится такая кисуля с пышными формами, вполне себе соответствует вкусам маньяка на гос. службе. Когда же, уже после того, как пришла информации на тему того, что в парке сейчас шалят какие-то особо свирепые зайчики, Клетус, поднимаясь на борт летательного аппарата, который должен был доставить их на место всего феерического, богоподобного и фантастического действа, оставив позади двух здоровяков и указав большим палец в их сторону, поинтересовался у блондиночки: -Чего они такую скучные? Разве они не должны радоваться тому, что оказались в компании таких крутышек и сексуашек как мы, почему у меня никто до сих пор не взял автограф? Почему у меня нет личного номера люкс с икс боксом? Почему у тебя такие большие сиськи? Все эти вопросы кружатся в моей голове, снова и снова, снова и снова, снова и снова, а потом ещё раз снова, - описывая все свои насущные вопросы, Клетус активно водил ладонями по своим волосам по разнообразной траектории, зрачки его были расширены, иногда он срывался на легкий прерывистый смех, треся при этом плечами в свойственной себе манере. Потом же, как ни в чем не бывало, он преспокойно себе выпрямился, до этого находясь в полусогнутом положении, и в итоге плюхнулся попой на сиденье, вытянув перед собой ноги и потянувшись руками к верху, изображая традиционные потягушки, что было очень мило и кавайно. -Так кому нам там нужно навешать люлей? - обратился Клетус к бравому командиру группы, состоящей из себя и белокурой цыпочки, но не получив от оной ответа, видимо потому, что Муня была занята своими медитационными заморочками, на которые Кэсиди мог лишь скрючить кислую мину и доставь сигаретку и зажигалку с целью прикурить, на что получил комментарий пилота в стиле "Нельзя курить, козел". Изобразив лицо, как на популярном меме "okay", Кэсиди мог лишь произнести: -Ну хрен ли твою налево в глаз? - остаток пути Клетус провел в полусонном состоянии, откинув голову назад и закрыв глаза, одновременно с этим судорожно двигая пальчиками, будто бы заправский пианист, что символизировало активное желание кого-нибудь помучить, пустить кровь, выцарапать глаза, кишки, мозги, печень, почки, легкие, да что угодно, лишь бы порезвиться. Когда же их выгрузили на месте событий, Клетус, все ещё находясь в человеческом облике, ибо впадлу, да, лениво достал из заднего кармана последнюю сигаретку и пока Карлик вещала свои клевые речи, которые Кэсиди несомненно успел оценить, преспокойненько закурил, выпустив сигаретный дым, на секунду запрокинув голову, а затем опустив её и переведя взгляд на парочку ренегадов в лице черного властелина Роудса и видимо его тощей белой рабыни. -Вы бы это, - сделав затяжку и указав сигаретой, зажатой между указательным и средним пальцами, в сторону Софен, которая находилась чуть вперед него, одновременно обращаясь к бунтовщикам: -Послушали её, а то блондинки они же такие, сначала предупредят, а потом заставят ходить по магазинам, а вы же этого не хотите, малышки? - - сбросив пепел, Кэсиди внимательно смотрел на парочку черно-белых твиксов в то время, как его свободная ладонь, прижатая к собственному бедру, активно постукивала по оному, выдавая ярко выраженной желание известно что поделать.

War Machine: Всего лишь мелкие грабители, ничего особенного для военного и даже больше, чем военного, ведь Роудс был когда-то Железным Человеком. Сейчас у него «сценическое имя» правда, другое, но ничуть не хуже. Преступники страшатся, щемятся в разные стороны, когда слышат «Воитель (Военная Машина)». Ну, правда, звучит устрашающе. Особенно, когда голос в броне в некотором роде изменяется, делается более устрашающим. А стоит его только увидеть – описаешься. У него такие игрушки, ух, так и хочется всеми поиграть. Но вот только не позавидуешь тому, против кого эти игрушки используются. Сверхтехнологичная броня вместе с боевыми качествами и навыками становится ясно, почему именно такое прозвище у солдата. Вербовка девушки затягивалась, ночь уже приближалась ко дню, это было пока не заметно, но так оно и было. Ночью пережить два нападения – действительно моет показаться странным. Но на пути, по которому идут Мстители это лишь привычные будни и не более. А так же приходится сражаться с суперзлодеями, да ладно уж, и это ещё ничего. Приходилось сражаться с инопланетянами, а Галактус, это вообще другой уровень. Парень, пожирающий планеты, о да, и с такими приходится видеться. Но Роуди привык ко всему этому, это стало частью его нелёгкой, но интересной жизни. Иногда такое чувство возникает, когда понимаешь, что тебе лучше уйти отсюда, а то не поздоровится. Ну, бывают такие странности, когда ничего не предвещает беды, вокруг тихо. Но тебе кажется, что место, где ты находишься слишком уж подозрительное. Вот и сейчас Роудсу казалось, что в парке стало как-то подозрительно тихо, и лучше смыться сейчас, чем потом нарваться на неприятности. - Рука болит - И явно устала, - изрёк Джим истину, которая была сильно заметна. Девушка устала – это видно невооруженным глазом, и два нападения для неё уже перебор. Надо было идти дальше, пока Лу не побила свой собственный рекорд. - Дойдём до убежища, отдохнёшь вдоволь, - сказал Роуди с обнадёживающей улыбкой на лице. – И хочу тебя предупредить сразу, что такие вот нападения станут для тебя привычным делом. Они пошли дальше по дорожке, преодолевая этот чёртов парк. Но внезапно на их пути встала девушка, что-то там проквакала о акте регистрации одарённых. Джеймс узнал в девушке, полную психопатку на его взгляд, преступницу, а ныне члена Правительственной организации «Громовержцы» под командованием реабилитированного преступника Нормана Озборна, более известного как «Зелёны Гоблин», Лунного Камня. - Чёрт, было же у меня плохое предчувствие! Я же чуял опасность, чуял! – воскликнул Роуди, правда про себя. Как говорится «Вот тебе бабушка и Юрьев День»… Первое, что возникло на уме у полковника, так это спасти девушку. Она и так за сегодня многого пережила, встреча с этой ненормальной – это уж слишком. - Не вступай с ней в бой один на один, она психопатка, даже у меня мало шансов против неё. Держись за мной и всё будет хорошо, - на полном серьёзе сказал Роудс так тихо, чтобы услышать могла только Лу, а после, он повернулся к ней лицом и с лёгкой улыбкой на лице сказал, - Когда всё закончится, сходим в одну забегаловку, развеемся. Джимми двигался вперёд, медленными шагами, заслонив собой новую Мстительницу. Пытаясь отвлечь Громовержца от неё. - А ты у нас теперь на правительственной службе, да? Ну и как на новом месте? Небось, привыкла уже, да? Зря ты сюда пришла, тебе здесь нечего делать. Пошла прочь! Роудс бы всё ближе к Мунстоун, и намерения у него были на её счёт не добрые. Правдо без брони, с одними только репульсорами. Он выбора у него небыло.

Dynamite: Я нехотя кивнула. Да, устала. Не спала почти сутки, замоталась с учебой, работой, дважды подралась с хулиганами. Мне, конечно, не впервой, но не каждый день тебе в спину тычут ножом и накидываются на тебя с тяжеленным куском арматуры в руках. И голова немного кружилась. Я шла домой через парк, надеясь срезать, чтобы побыстрее оказаться в тепле и уюте, заварить чаю покрепче и что-нибудь съесть. В общих чертах, я чувствовала себя крайне паршиво. Слишком много всего за одну ночь. - Очаровательно, - с нескрываемой издевкой в голосе отозвалась я. Чего мне точно не хватало, так это будней, проведенных в разборках с хулиганьем. Пожалуй, стоит возобновить тренировки по боксу, а то теряю форму. Тренажерка, оно хорошо, конечно, но в случаях, подобных сегодняшнему, чувствуется нехватка живого партнера для тренировок, который реагирует на твои выпады и удары не одинаково, как боксерская груша, висящая посреди моей комнаты. Честно признаться, не хотелось думать, что это нормальное явление. Вообще, если уж речь об этом, думать я была не настроена, тем более, о чем-то серьезном. Нащупав в кармане телефон, я вытащила его, чтобы посмотреть, который час. Едва я убрала телефон обратно в карман джинсов, цифры тут же улетучились из моей головы. Сама этого не замечая, я периодически взлохмачивала непослушные вьющиеся волосы пятерней, делая это по привычке, появившейся с того дня, когда я впервые коротко постриглась. Лет с четырнадцати, иными словами. Я молча следовала за своим "провожатым" и, по сути дела, вербовщиком в неизвестную мне пока что организацию, опустив голову и засунув руки в карманы расстегнутой куртки. Смотрела под ноги. Мелькнувшую было мысль о том, что стоит наплевать на все и никуда не идти с огромным чернокожим парнем, замутившим какую-то ерунду про мутантов и регистрацию, но он только что помог мне. Да и на крик прибежал. А мог помочь хулиганам и пройти мимо. К тому же, он уже заинтриговал меня, мне было до безобразия любопытно. К тому же, этот парень - первый мой знакомый мутант. Как я прожила до этого, так сохранившись, я не понимаю. Я что-то о них, конечно, слышала, но не замечала, чтобы это предавалось особенной огласке. Цепочка мыслей моих была прервана сказанной без особого энтузиазма фразой об акте регистрации мутантов. Вспомнишь, что называется, солнце... Только мне пообещали, что и меня это дело коснется, как вот оно, легко на помине. Я подняла голову, нахмурившись, и изучающим взглядом окинула блондинку, вставшую у нас на пути. Ничего особенно примечательного, на улице бы встретила - не обратила бы никакого внимания. Но сейчас она ощущала себя хозяйкой положения, стоя перед нами и болтая что-то о том, что мы арестованы. Отреагировала я на ее появление вяло, мол, ну сколько можно. - Чего? - коротко переспросила я, ни слова не поняв, кроме фразы про арест и руки за головой. - Это кто и о чем? Ответом на мой вопрос стал совет не ввязываться в драку, чего я, вообще-то, совсем и не собиралась делать, а так же объяснение, что наша новая приятельница - психопатка. - Давно вы знакомы? - поинтересовалась я, не рассчитывая, впрочем, на ответ. Несмотря на крайнее недоумение, я пропустила вперед Джона, послушно оставшись за его спиной, но по инерции сжала кулаки и прикинула, какую ветку можно будет обрушить на голову новой неприятности. К слову, она мне не нравилась, резко и категорически не нравилась. - Ммм, chouette, - тихо протянула я, наблюдая крайне наивную попытку прогнать девушку, словно надоедливую дворнягу. Я не питала надежд легко отделаться, поэтому перешла к действиям сразу же. Лучше нападаь, чем обороняться. - Так она тебя и послушала. Шагни назад, mon chere, - обратилась я к своему спутнику. Вообще-то, задеть его не должно было, но всякое случается. Одним легким взмахом руки я нарушила закон, запрещающий ломать деревья в парке, и заставила толстую дубовую ветку над головой блондиночки отломиться у самого основания и стремительно рухнуть вниз. Пока она падала, я успела подумать, что поступила невежливо, не представившись. С другой стороны, не пристало называть свое имя всем и каждому, кто собирается тебя арестовать, не поздоровавшись и не представившись. Тем более, что сегодня ночь рекордов, это мы уже успели выяснить. С каким-то непонятным ликованием в глубине себя я наблюдала за коротким полетом ветки огромного дерева.

War Machine: План изменился. Строить из себя героя сейчас было не очень некстати. Обдумав ещё раз как следует свои действия, Роуди посчитал их неправильными, девушка может пострадать. А потому, единственный план, который он мог придумать к отступлению, может и не совершенный, но он точно должен сработать, заключался в том, чтобы вызвать свою броню. Джеймс проделал комбинацию из нескольких кнопок на его часах и преподнес их ко рту. - Бальтазар, активируй броню Iron Man 2.0.. Мне она нужна, срочно!, - сказал Роуди в свой коммуникатор, замаскированный под часы, кстати, так удобней, - и отключил связь. Далее оставалось заняться с Мунстоун, отвлечь её, пока транспорт и вообще высокотехнологичный «протез» рассекая небо, летит к своему хозяину для спасения последнего. Вытянув руки на Мунстоун, ладонями вперёд, Роудс выстрелил в блондинку, не обращая внимания на то, что она увертывается, он даже стрелял не прицельно, для одной лишь цели – не подпускать её ближе. Он тянул время, и тянул его не напрасно, в небе послышались звуки самолёта или летательного аппарата, преодолевающего звуковую скорость. Броня не заставила себя долго ждать, буквально две минуты и она примчалась, приземлилась и так сказать «открылась». Роуди побежал к ней и «заполз» в неё, после чего она «закрылась» и активировалась. Вспыхнули в маске разрезы для глаз синим цветом, а так же линза в области груди. - Боевой режим активирован, - послышалось от костюма, после чего разрезы для глаз и линза поменяли свой цвет на рубиновый. Роуди взлетел в верх, после чего поменял траекторию полёта и стремительно направился вниз, к Динамит. Схватив её на руки, он прижал девушку к себе. - Закрой глаза, сейчас полетим быстро. Будет немного холодно, - предупредил Роуди и значительно увеличил скорость полёта, но не слишком, чтобы девушка не замёрзла и не заболела. Две минуты и он убавил скорость, теперь не к чему было спешить, их не преследуют и уж точно не найдут – в броне имеются системы заглушки систем слежения. Некоторое время продолжался полёт, приземлился на одной из крыш здания. - Это конечная остановка, - Джеймс поставил девушку, - Извини, но тебе придётся самой отправиться в убежище. У меня ещё дела, - Он достал GPS, - вот по нему ты доберёшься до убежища. Я предупрежу всех, чтобы тебя не трогали. На этом Воитель улетел в сторону Бруклина. - Скарлетт, соедини меня со штабом, - скомандовал Роуди - Соединение… Связь установлена. - Бальтазар, кто из Мстителей на месте? - Сэр, в штаб поступил Женщина-Паук с Флэшем и неопределённым мутантом. - Отлично, свяжи меня с Женщиной-Пауком. - Это Воитель, скоро в штаб придёт девушка, по акценту француженка, она своя, позаботьтесь о ней. Вывожу из игры

Dynamite: Всё произошло как-то сумбурно и быстро. Я, если честно, не вдавалась в детали того, что делал этот странный парень, у меня так и не сложилась целостная картина происходящего. Я просто стояла в стороне, наблюдая, как он с блондинкой обменивается "любезностями" в виде выстрелов. Я неуверенно сделала несколько шагов назад, не понимая толком, что происходит и искренне желая оказаться дома или во всяком случае подальше отсюда. Прилетевшее к моему спутнику механическое нечто заставило меня широко распахнуть глаза и приоткрыть рот в удивлении. - Закрой глаза, сейчас полетим быстро. Будет немного холодно. - Что за черт?! - недоуменно воскликнула я в ответ, но сопротивляться не решилась. Поначалу я не последовала совету Роудса, но быстро поняла ошибку и закрыла глаза, повернув при это голову к плечу мужчины, чтобы ветер не дул в лицо. Летающая железная фиговина меня, признаться честно, пугала. Так или иначе, она летела и держала нас обоих в воздухе, к тому же, Роуди, похоже, управлял ею проще, чем машинкой на радиоуправлении, которыми в детстве баловался мой брат, пока я рисовала на стенах в комнате. Через какое-то время я наконец-то почувствовала твердуб поверхность у себя под ногами. Мы приземлились на одну из крыш. Манхэттэн. До моего дома рукой подать, я несколько раз добиралась до дома по крышам, правда не с этой, а с соседней, но попасть на нее не составит труда. - Это конечная остановка. Извини, но тебе придётся самой отправиться в убежище. У меня ещё дела. Вот по нему ты доберёшься до убежища. Я предупрежу всех, чтобы тебя не трогали. Я озадаченно подняла одну бровь. - Я бы вообще-то домой сгоняла, - протянула я, принимая навигатор и вертя его в руках. - Насыщенный вечер, знаешь ли, получился. Распрощавшись с облаченным в несколько десятков килограммов железа парнем, я выдохнула, поняв, что сил нет никаких. Круто развернувшись, я направилась по крыше в сторону дома. Нужно было миновать пару небольших пролетов между крышами близко стоящих друг к другу высоток, а так же преодолеть два с половиной метра воздушного пространства перед этим. Добравшись до края крыши, я прикинула, какой разбег придется взять. Отошла метров на пять и, разбежавшись, оттолкнулась от самого края крыши. Пролетев положенное расстояние, я ухватилась руками за карниз крыши соседнего здания, ногами уперлась в стену. Нехитрым маневром из подтягивания на руках и прыжка через перила крыши, я оказалась на ней. Дальнейший путь до дома занял минут десять. Покопавшись в карманах, я нашла ключи и открыла дверь на крыше. Спустилась на свой этаж. В квартире темно, сыро и пахнет краской из баллончиков. Не далее, как вчера, я разрисовывала стену в комнате баллончиками для граффити, рисовала большой пожар на всю стену в двенадцать квадратных метров. Закрыв за собой дверь, не включая свет, я скинула обувь возле двери, на ходу сняла с себя куртку, кинув ее посреди коридора, на пол возле кровати выложила навигатор и телефон, после чего абсолютно без сил рухнула на кровать и минут через пять уже спала.

The Thirteenth: ----> Начало игры. К сожалению, в наше время возможно практически все в личной стороне жизни. Еще детьми мы думаем о том, что будем всегда вместе со своими родителями, проживем вместе с ними всю свою жизни, будем помогать им, жить со своей отдельной семьей рядом с ними, поддерживать их и знать, что в ответ они поступят так же. Мы думаем о карьере, о том, чтобы жить в достатке, чтобы и родители, когда будут уже старенькими, не отказывали себе в приятных вкусностях, походах в то же кино или театр, а в современности еще и не отказывали себе в интернете. Ну и помимо этих наживных приоритетов, мы обеспечим их всем, что необходимо для самой жизни. Но как же ломается жизнь, когда всего этого нет. Точнее, есть и работа, и своя семья, и достаток, но совершенно нет рядом родителей. Вообще нет. В такие моменты любой человек ломается – каждый под своим углом, - и это решает всю жизнь, и даже характер человека. Тринадцатый тоже сломался. Дважды – смерть родителей и смерть девушки майор пережил уже давно, но тяжело, сейчас он не знал, чем себя занять так, чтобы и не отходить от своего многолетнего профиля и опыта, но в то же время заработать нормально, жить, а не существовать и чувствовать лишь пустоту. Однако… какой-то подозрительный ярый интерес врачей к своей персоне Тринадцатый напрягал. Он не хотел быть подопытным кроликом для научников, хотя когда-то сам выступал в роли хирурга, испытывая долю удовольствия при виде голых нервов и мышечных тканей. Вот и решай судьбу человека! Правда…. Не особо увлекайся и не отступай от клятвы Гиппократа, раз подписался на сие когда-то. Так или иначе, делать было нечего, хирургия не привлекала Алексея, как профиль. Он привык к взрывам, привык к тому, что люди паникуют, кто-то кричит, кто-то рыдает. А среди этого панического гражданского хаоса его задача – уводить людей, командовать своими людьми, чтобы те выполняли его приказы, но действовали по заранее оговоренному плану. А бывает и такое, что их задача - не обращать внимания на снующих в панике гражданских, и устранять свои определенные мишени. Майор уже соскучился по тем временам и опасался, как бы руки не забыли холод стали, как бы нос не перестал чувствовать гарь, порох, как бы уши не ощутили больше плотного закрытия, чтобы не лопнули барабанные перепонки, как бы тело не забыло, что такое тренировка, что такое задания, что такое риск. Адреналин и кое-как привычная боль от ножевых ранений или глубины входа пули в мышцу, порой даже задевающей кость… Майор бежал по узкой дорожке парка, будучи в этакой спортивной форме одежды. Но больше смахивающей на военную по материалу и камуфлированному окрасу.

Copycat: >> Начало игры. Ванесса была в на редкость хорошем расположении духа, ей казалось, что черная полоса, наконец, закончилась, и теперь все обязательно будет иначе, возможно, не идеально, но уж точно не так, как было год назад. За плечами остались бесконечные побеги и нервотрепки, сомнительная работа и жизнь в отвратительном съемном клоповнике. Карлайл была готова вступить в новый день с гордо поднятой головой, она смотрела на прохожих сквозь темные стекла солнечных очков и задорно отстукивала такт каблучками по асфальту. Собственно, погода баловала погожим днем, а Ванесса просто прогуливалась по парку и улыбалась всем и каждому, наверное, еще чуть-чуть, и Копикэт бы бросилась отплясывать ламбаду посреди улицы и распевать веселые песенки. Резонный вопрос, с чего бы это затюканная и побитая жизнью Ванесса вдруг перешла в режим ожидания чуда, наверное, ей впервые стало нравиться жизнь без прошлого, девушка поняла, наконец, что и в ее амнезии есть целый ряд ощутимых плюсов. Помахав рукой маленькой девочке, которая пускала мыльные пузыри, Ванесса на миг застыла от неожиданного острого удара в плечо, старательно удерживая равновесие на высоких шпильках, девушка не сразу поняла, что произошло. С пару секунд растерянно хлопая глазами и испуганно озираясь по сторонам, Карлайл ощутила какую-то небывалую легкость на плече, которое еще недавно оттягивала сумка, полная разной девичьей дребедени. Ванесса сдавленно ойкнула и медленно обернулась, в поле зрения никого подозрительного не было, а Карлайл на глазах побледнела, улыбка сползла с ее лица, а на глазах стали наворачиваться слезы. «Я - неудачница», - девушка потерла переносицу, из последних сил подавляя подступающую к горлу истерику, солнечный день резко померк в глазах Копикэт, и она в растерянности переминалась с ноги на ногу, не зная, что же ей делать теперь. В какой-то момент Ванесса хотела громко закричать, просить о помощи, но, не увидев в глазах прохожих хоть толики участия, Карлайл медлила. Иногда жизнь сплетается в замысловатые узоры, заманивает в витиеватые и путаные лабиринты или расставляет незаметные капканы. Пару часов назад Копикэт готова была дать голову на отсечение, что счастливее ее девушки в Нью-Йорке не найти, а сейчас Карлайл была в шаге от того, чтобы вновь придти к тому, что ее жизнь наполнена фатальным отсутствием хоть доли везения. Ванесса так и стояла посреди дороги, чуть приоткрыв рот и отстраненно хлопая глазами, будто рыба, которую прибило к берегу приливом. Девушка была в тотальной растерянности, она действительно не знала, что делать. Грабителя, который украл сумку, в которой ничего ценного и не было, Карлайл не видела в толпе людей. А вот памятные вещи, с которыми Копикэт предпочитала не расставаться, кажется, теперь с легкостью можно считать безвременно утерянными. «Господи, ну хоть кто-нибудь…» - девушка опустила голову и закрыла лицо руками, еще пара вдохов, и Ванесса не сможет сдержать потока слез. – «Неужели, никто ничего не видел…»

The Thirteenth: Мда, определенно все подходило под фразу "дело было вечером, делать было нечего". И кто, скажите на милость, намолил погоду испортиться до накрапывающего дождя и собирающихся туч. Где-то в дали гулко громыхнуло, в в нос уже ударил приятный воздух, предвещавший грозу. Тринадцатый, наяривавший энные круги по парку, замедлил бег и остановился у бордюра, чтобы не мешать прохожим. Кто-то уже собирался покинуть парк, а кто-то готовил зонтики. Алексей любил дождь, но грозу любил больше всего. Потому что шум ливня и гром заглушали какие-то возможные шорохи со стороны его команды "А". Когда-то... Единственное, да, неприятно полностью промокнуть, что случалось, когда они были либо не подготовлены к столько негативной смене погоды, либо намеренно собирались промокнуть, дабы не шуршать или же еще по какой причине. Сейчас Тринадцатый совершенно не желал быть мокрым насквозь, но запах озона и гром, звучавший где-то далеко, ему определенно нравился. Да и настроение способствовало. Мужчина упер руки в торс и подставил лицо к первым каплям дождя, которые тем временем учащались. "Хорошо..." - с приязнью подумал мужчина, поддавшись минутному наслаждению и моральному расслаблению. Но вот он снова взял себя в руки и продолжил бег. "Еще пара кругов, до самой грозы и бегом в сторону отеля." - решил майор, тронувшись с места. То ли жизнь решила сыграть с ним злую шутку, то ли наоборот, подфартила, однако на параллельной дорожке возникла суета, которую Алекс поначалу не заметил - люди остановились, кто-то крикнул " Урод!", а по намокающему асфальту стучали быстрые, но тихие шаги. Тринадцатый, не сбивая ритма бега, посмотрел в сторону неразберихи и увидел лишь, что многие остановились, кто-то отскочил в сторону, но все стояли и провожали взглядом какого-то молодого парнишку лет этак двадцати с хвостиком, сжимающего в руках дамскую сумочку. Ну, ясное дело, что сумочка была явно не его, но майор не увидел вопящей обладательницы украденной парнем вещицы. Никто за ним не гнался, но многие провожали его выкриками оскорбления. Лишь один мужчина побежал следом, но быстро оставил это дело. Тогда-то Тринадцатый и увидел девушку, одиноко и растерянно стоящую на дорожке. "Не мое дело." - решил Тринадцатый, продолжая бег и невольно ловя убегающего парнишку взглядом. - "Что стоим, кого ждем???" - вопил разум. - "Бегом!!!" "- Нет." - его простой ответ на многое за последние годы. Служба приучила его совершенно иному, и личные гражданские дела Тринадцатого не волновали, так как не должны волновать. А тем временем мужчина начал набирать скорость, полностью отдавая себе отчет в своих действиях и беря курс к молодому вору. -"Ну что ты будешь делать!" - решил окончательно майор, резко сворачивая с дорожки на газон и развивая уже не шуточную скорость, догоняя парня с дамской сумкой. С одной стороны, Тринадцатому совершенно не было дела до обладательницы сумки, а с другой стороны, его жизнь и прошлая работа приучили его к тому, что что бы он ни делал - убивал, рушил, уничтожал, - он делал ради спасения людей. Ради гражданских, среди которых сейчас оказался. Это чувство долга намертво въелось в разум и характер мужчины, который сам себе удивился, когда с какой-то легкостью перемахнул на бегу через не очень высокий, но широкий бордюр, с каждым шагом становясь ближе к вору. Наконец, через считанные секунды, его рука уверенно и крепко схватила молодого парня за шиворот куртки, а сам мужчина остановился, сбив бег. Развернув вора к себе лицом, Леша поставил блок, если вдруг парень забьется, но тот почему-то не стал этого делать, просто не желал отдавать сумку, стиснув ее в руках. Никак не прокомментировав эту неопытность и просто идиотизм, мужчина просто вывернул парню одну руку и, отпустив ворот, забрал вещь. - Чтобы я тебя больше не видел. - отчитывать молодого вора Тринадцатый не стал, да и не собирался. У этого молокососа должны быть родители. Если их нет - это не его проблема и он не полицейский. Вот поймают - пусть мозги промывают, а у него подобного даже задания не было, иначе разговор был бы совсем другой. Забрав сумочку, Тринадцатый убедился, что в руках вора больше ничего нет, и в карман он ничего не успел засунуть, отпустил пацана, грубовато (не рассчитал силу) оттолкнул его от себя. Повертев сумку в руках, Тринадцатый отметил про себя ее целостность и, взяв ее в одну руку, совместив с ремешком, направился по газонам на исходную дорожку, чтобы придти на ту, где все началось несколько считанных минут назад. - Мисс, Ваша сумка? - спросил мужчина, подойдя к девушке, которую он видел стоящей с растерянным видом посреди парковой дорожки. А дождь тем временем набирал силу.

Copycat: Ванесса подняла голову и замерла на пару секунд: погода стремительно менялась, небо затянуло тучами, а первые капли дождя упали на скулы девушки, скатываясь на обнаженные ключицы. Карлайл прислушалась, сквозь звуки большого города, которые было отлично слышно даже здесь, в парке, отчетливо выделялись гулкие раскаты грома. На пару мгновений, Копикэт забыла про украденную сумку, про грабителя, про суету вокруг. Гроза всегда заставляла девушку забыться, отвлечься от всего насущного и отдаться стихии полностью, без остатка, раствориться и слиться с потоками дождя, так, чтобы сердце билось вместе с раскатами грома, прыгало в груди и останавливалось тогда, когда вокруг все стихает. Девушка поежилась, стало ощутимо холоднее, приятный прохладный ветер трепал волосы и заставлял закрывать глаза, поддаваясь сиюминутной неге. Наверное, Ванессе было уже наплевать, что она осталась без ключей от дома, без той небольшой суммы, которая бережно хранилась в кошельке для оплаты счетов, даже без тонкой золотой цепочки, которая покоилась в бархатной коробочке на дне сумки. Хотя, пожалуй, будь там обручальное кольцо, Карлайл бы уже давно сворачивала шею воришке, а так… Ничего из того, ради чего стоило бы ломать каблуки и демонстрировать всем прохожим свою не самую идеальную спортивную форму. Виной такой апатии и лени стала гроза, сама природа отвлекла Копикэт от происшествия, из-за которого Ванессе придется, скорее всего, проплакать в подушку всю грядущую ночь, виня все на свете в своей беспечности и фатальном невезении. Вокруг не было паники, никто, кажется, даже не обратил внимания на это маленькое, почти бытовое, ограбление. Или герои перевелись, или равнодушие людей постепенно достигло своего апогея, Карлайл не бралась делать выводы, лишь только где-то в глубине души нарастало беспокойство за то, что теперь придется потратить ворох нервных клеток на придумывание хитрого плана, как объяснить подарившему пропажу цепочки и каким волшебным образом теперь будут оплачены счета. Ванесса вздрогнула от неожиданно громкого голоса за спиной и резко обернулась, чуть не потеряв равновесие. От удивления девушка еще шире распахнула свои и без того большие глаза и чуть приоткрыла рот, еле заметно кивая и принимая свою сумку из рук мужчины, который, видимо, предпочел не уподобляться безынициативной толпе. - Эмм… - Карлайл в неуверенности потерла переносицу и внимательно посмотрела в глаза незнакомцу. – Спасибо… Между тем, дождь уверенно набирал силу, тяжелые холодные капли падали на лицо и руки, асфальт покрылся лужами, а Карлайл с пару секунд просто топталась на месте в неуверенности. С одной стороны, была отличная возможность прогулять под дождем, как раньше, с другой – новые туфли Ванессе безумно нравились, и ей очень не хотелось жертвовать не самой дешевой частью своего гардероба ради нескольких минут сомнительного удовольствия. - Хмм… - Карлайл улыбнулась, на сей раз так, чтобы это было заметно мужчине, и очаровательно захлопала ресницами, возвращаясь к хорошему настроению и убеждению, что на сей раз действительно покончено с черной полосой в жизни. – Теперь я просто обязана угостить Вас кофе, если Вы никуда не торопитесь… Не получив ответа, Ванесса пожала плечами и отвернулась, теперь она намеревалась добраться до дома.

Gambit: /Остров Рузвельта/ Время: 07:00 (утра по Нью-Йорку) Место: Bethesda Fountain in Central Park Глаза уже слепаются. Ноги с трудом держат молодого человека. Всё тело ноет и зудит, и только мечтает о хорошей ванне и душе. Француз уверенно шёл по обширному центральному парку Нью-Йорка, минуя один известный монумент за другим. Он спокойно проходил памятник посвящённый персонажам Льюса Керола, а также волка Балто, и известного поэта-романтиста Роберта Бёрнса. Креол проходил одну историю этого города за другой. Ему казалось, что он не может остановиться, что его ноги просто несут его и он только и ждёт того когда сможет остановиться. Но нет, они продолжают идти, его тело встаёт каждый раз когда он падает. Он опирается на одно дерево, делает передышку, и продолжает свой трудный путь. Солнце уже светило и ослепляло его алые глаза своими ранними лучами. Он встречал рассвет в небоскрёбе Трампа, учинил взрыв на Стадионе Янкиз, за эту ночь успел завязать войну между Рукой, Гидрой и русской мафией. Сейчас он возвращался с острова Рузвельта, куда принёс машины прямо из музея Соломона Гугенхейма, используя два вертолёта компании MetLife и полиции. Француз не оглядывался назад, нет. Ни в коём случае он не старался сейчас делать подробный анализ своих поступков. В его дрожащей руке есть список и он должен угнать их все - иначе смерть. Машины в порту - или их милые мордочки в гробу. Казнь устроят лютую. На этот раз всё или ничего. Однако на хвосте висел весь город, криминальный мир, и даже полиция с другими службами занялись ими. Гамбит боялся даже спросить дорогу, сейчас ему могли запросто выстрелить в грудь или в затылок: он не знал, кто друг, а кто враг. Он лишь сел на скамейку и старался по меньше привлекать внимания. Сделать это было не трудно, в это время все уже собирались в парке, а бродяги спали на скамейках, поэтому его присутствие не было заметным. Вскоре когда француз увидел в центре фонтан ангела из которого выходит вода, Гамбит не побрезговал и спокойно опустился прямо к бортику и рукой подчерпнул пару капель и вытер пот с лица. Влажные капли стали попадать за воротник, спускаясь прямо по шеи вдоль спины. Креол спокойно опустился на землю и опустил пальцы в холодную воду фонтана. Сейчас он выжидал, машина из его списка должна была вот-вот прибыть. Инструментов под рукой не было, но себя он ловил на одной мысли: ему всё равно - главное не останавливаться. - Соберись Реми... Не вздумай только раскисать... - француз ещё раз провёл влажной ладонью по лицу и протёр усталые глаза, однако тут же он услышал звонкий стук копыт лошадей. Реми обернулся и увидел полицейских в центре площади, которые осматривали народ, но креол во время успел спуститься к земле и спрятаться за бортик фонтана. - УВАЖАЕМЫЕ ЖИТЕЛИ НЬЮ-ЙОРКА!!! ВОТ УЖЕ НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ ТАК НАЗЫВАЕМЫЕ "ВРАГИ ОБЩЕСТВА" ТЕРРОРИЗИРУЮТ ВЕСЬ НЬЮ-ЙОРК! - говорил в специальный рупор полисмен. Француз спокойно поднялся и поровнялся с толпой, которая образовывалась на площади и окружала нескольких всадников в форме полицейских. Тот что говорил в рупоре, сделал кивок головой и второй тут же предоставил распечатку фотографий на большом плакате, где были изображены все члены команды, так называемых "Врагов Общества". В самом центре и сверху, как особо опасный преступник № 1, был изображён фоторобот лица Гамбита. - ЕСЛИ ВЫ УВИДИТЕ КОГО-НИБУДЬ ИЗ НИХ... ПОМНИТЕ, ОНИ МУТАНТЫ! ОНИ ОСОБО ОПАСНЫ, ЭТО ДАЖЕ НЕ ЛЮДИ ВОВСЕ! - продолжалось выходить из рупора. - ГЛАВНОЕ, ВЫ ДОЛЖНЫ ЗАПОМНИТЬ, ЧТО ЭТИ ОНИ МОГУТ ОКАЗАТЬСЯ КЕМ УГОДНО! ВОЗМОЖНО ЭТО ВАШ СОСЕД, ВОЗМОЖНО ВАШ ДРУГ ИЛИ ВАШ ЗНАКОМЫЙ! ВОЗМОЖНО ВЫ КАЖДЫЙ ДЕНЬ ЗАВТРАКАЕТЕ С НИМИ В ОДНОМ ИЗ ВАШИХ ЛЮБИМЫХ КАФЕШЕК! ОГЛЯНИТЕСЬ ПО СТОРОНАМ! - полисмен делал свою работу на совесть и француз почувствовал, как все стали оглядываться и изучать друг друга. - ПОСМОТРИТЕ НАЛЕВО! - все дружно повернули голову налево и увидели затылки друг друга. - ПОСМОТРИТЕ НАПРАВО! - все опять дружно повернули голову в противоположную сторону и снова встретили затылки друг друга. - ПОМНИТЕ! ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ ДАЖЕ ВАШ СОСЕД! ЛЮБОЙ КТО УВИДИТ ИХ ИЛИ РАСПОЛАГАЕТ КАКОЙ-НИБУДЬ ИНФОРМАЦИЕЙ ОБ ЭТИХ ПРЕСТУПНИКАХ-МУТАНТАХ ДОЛЖЕН ПРЕДОСТАВИТЬ ДАННЫЕ В БЛИЖАЙШИЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ УЧАСТОК ИЛИ ОБРАТИТЬСЯ ЗА ПОМОЩЬ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМ ВЛАСТЕЙ! - на этом полисмен закончил свою речь. Француз долгое время наблюдал, как все поворачиваются дружно влево и вправо, но его голова не двигалась уже. Он стоял на месте, словно хотел сказать: ну вот он я, так возьмите и арестуйте, если я настолько опасен. Однако этого не произошло, люди или так называемое "общество" смотрело дружно по сторонам, но просто боялось. Они не искали лиц с плакатов, они просто хотели по быстрее уйти и чтобы их оставили в покое. Француз стоял в центре толпы и чувствовал, как волна страха всех на этой площади окутало его с ног до головы. Ему самому даже стало страшно, в том числе он чувствовал рассеянность и полную безнадёжность в поисках преступниках, в лицах самих всадников. Зная этот довольно простой факт, он просто нагло и бесстыдно сверлил взглядом стражей порядка. Фьюри начал опасную игру, теперь их ищут в каждом уголке этого города. Их лица на рекламных щитах, между эмблемой Макдональдса и какой-нибудь новинкой в мире хозяйства. Теперь они стали известны, их разыскивает весь город и все против него. Француз коснулся рукой голой шеи и ощутил, как-будто настоящая петля всё крепче сжимало его горло. Креол понимал, что чем дальше он идёт тем сильнее затягивается петля на его шеи. Вскоре он потеряет под собой почву и просто повиснет на обозрения этого народа и на него будут показывать пальцем говоря: смотрите это Гамбит, возомнивший что обманет систему. Обыкновенный вор и карточный шулер из Нового Орлеана, стал проблемой для всех властей и криминального мира правящий в этом городе. Француз тут же вышел из толпы и решив, снова набрать воды в фонтане, вдруг услышал мотор ревущей машины. Француз поднял голову и увидел прямо по узкой дороге идущей вдоль парка, где проезжали многочисленные кареты, остановившуюся на время машину. Alma Креол наблюдал, как карета медленно проезжает впереди машины и водитель выжидает смиренно, пока откроется путь, чтобы он мог прибавить скорость и выехать в другую часть парка. Реми повернулся и увидел полисменов, которые не покидали своих коней, а наоборот заострили своё внимание на машине, как и он. Гамбит ударил кулаком по воде в фонтане, а потом стал придумывать хоть что-нибудь, чтобы заполучить эту проклятую машину. Однако чтобы он не делал, он привлечёт внимание копов и ему отрежут путь из парка, оставив его в ловушке. Но если француз будет ждать, пока машина проедет, то он уже не угонится за такой спортивной машиной. Креол закусил губу, а потом запустил ладонь в порванной перчатке прямо в карман своего плаща. Пальцы нащупали несколько мятых карт. У него их осталось около пятнадцати из всей многочисленной колоды. Тузы и короли кончились сразу же, далее колоду покинула вся королевская семья, оставив ему даже не десятки, а карты числом ниже. Гамбит взглянул в отражение, где ещё бежали волны от его удара; он уловил пять не чётких фигур всадников, медленно следовавших к фонтану в сторону автомобиля. Француз спокойно встал и направился совсем в другую сторону, сразу освобождая внимание полисменов от своей фигуры. Полисмены поравнялись с фонтаном и стали наблюдать, как водитель выезжает на прямую дорогу и удаляется. - Что это?! - спросил один из полисменов, вглядываясь в фонтан. - Что ты там заметил? - спросил главный, который говорил в рупор, однако стоило ему повернуть голову, как он тоже что-то заметил внутри фонтана. - Разве вода должна быть такого цвета? - с ужасом спросил полисмен и его конь тут же начал паниковать и ржать, стараясь пятиться от фонтана. Вода приняла алый цвет и главный полисмен заметил, что на дне фонтана лежит какой-то не большой предмет в виде игральной карты, который светился и освещал всю воду, словно большой фонарь. - Что за... - не успел главный служащий закончить предложение, как вода в фонтане взорвалась, словно туда кинули гранату. Алая вспышка выходящая из воды, накатила волной воды из фонтана всех полисменов. Кони бешено заржали и тут же встали на дыбы, всадники не удержались и стали падать на землю. Люди запаниковали вокруг и стали вопить от ужаса, создавая хаос. - Он здесь!!! Он здесь!!! Он здесь!!! - хрипел главный полисмен, валяясь на земле и пытаясь не попасть под копыта собственного коня. Перед его глаза пролетал медленно и плавно кусочек-уголок от игральной карты. - Машина!!! Где машина?! - тут же пытаясь встать на ноги, принялся осматриваться полисмен, но видел лишь бегущих вокруг в ужасе людей. Soundtrack: Cash Out ft. Akon, Young Jeezy, Fabolous & Yo Gotti - Cashin Out (Remix) Как только прогремел взрыв, француз развернулся и со всей своей оставшейся силой побежал прямо в сторону парка, пытаясь не упустить набирающий скорость серебристый Porshe. Креол побежал по короткой дороги, прямо по растительной территории парка. Его скорость сверхчеловека и мутанта, включалась на максимум, поэтому он старался не упустить свою цель. Однако машина определённо вырывалась вперёд, француз стал сближаться в беге, находясь при этом уже на большом склоне и видя, как внизу двигается автомобиль. Его пальцы чувствовали, как кожа практически горит и не может адаптироваться к такому быстрому темпу. Кровоток нарушается и потому он превозмогая боль бежал, уже что есть силы. Глаза округлились и француз начал максимальное сближение. Теперь он явно отставал, водитель его заметил и ускорял темп пытаясь пропасть в впереди стоящем маленьком каменном мостике находящийся в центральном парке Нью-Йорка. Если он уйдёт туда, то все попытки угнаться за машиной будут тщетны. Француз вытащил из внутреннего кармана свой шест и вскинул руку вверх, услышав, как раздаётся звук металла и обычная маленькая трость вырастает в массивный боевой шест. Удар прямо перед собой и листва вместе с травой поднялась в воздух на некоторое время прямо застывая на одном уровне. Взрывная волна прошла по ближайшей местности и ударила прямо по кроне ближайших деревьев, заставляя их погнуться в разные стороны от чего люди отдыхающее в парке перепугались. После удара, тело француза словно пушинка оказалось в воздухе и он уже рассекал воздушное пространство двигаясь в сторону серебристой красавицы. Теперь всё было отдано на волю случаю, он или успеет или нет. В последний момент Гамбит вытянул свободную руку и коснулся гладкой поверхности багажника, чувствуя как ладонь просто скользит и ему не за что ухватиться. Тут же вторая рука вскинула шест и из него вышел стальной трос, который охватил словно лассо сиденье рядом с водителем. Гамбит в последний момент чуть не потерял машину, но его руки сильно обхватили шест и он бессильно висел позади движущегося автомобиля. Пару усилий и француз стал тянуться, слыша позади ржание приближающихся коней. Гамбит залез на багажник и тут же лёгким прыжком приземлился прямо на сиденье рядом с водителем, а потом улыбнулся глядя на перепуганного молодого человека. - Пожалуйста, только не убивайте меня! - мужчину охватил страх, когда он увидел, как горят глаза неизвестного преступника и он тут же открыв дверь, сгруппировался и прыгнул в сторону мягкой травы. Глаза француза округлились от такой наглости, и он тут же почувствовал, что машина сходит с дороги, тем самым суля ему страшную кончину в автокатастрофе. Реми тут же обхватил рукой руль и быстро выравнил автомобиль, а потом удобно устроился на водительском сиденье. - Я... Сегодня умирать не намерен! - сам себе сказал француз, а потом вскинул карту и заезжая под мост, кинул своё оружие прямо под свод стен. Прогремел взрыв и кони снова остановились и стали пугаться, видя как обрушивается маленький мост и блокирует путь полисменам, образуя впереди перекрытую дорогу из обрушившихся камней. - Проклятье!!! Проклятье!!! Он был практически в наших руках! - слыша удаляющийся рёв мотора серебристой спортивной машины, процедил полисмен. /Неизвестно/



полная версия страницы