Форум » Нью-Йорк » Парк 10.8 » Ответить

Парк 10.8

Bombist: Центральный Парк. Одно из мест в этом большом городе, где можно хоть чуть-чуть отдохнуть от суеты. Небольшой пруд в самом центре парка, вокруг которого летом расположены клумбы с самыми экзотическими цветами. Красиво, чисто. Зимой в парке на пруду устроен каток и каждый желающий может весело тут провести время.

Ответов - 136, стр: 1 2 3 4 5 All

Black Tarantula: - Всё так же зазнаётся. - Улыбнулся про себя аргентинец, слега приоткрывая своё окно. Он достал из внутреннего кармана пачку сигарет, и вытянув сигарету, протянул её Лександре, не поворачиваясь даже на пол оборота. Заметив в зеркале заднего вида явный отказ, хмыкнул, мол, как пожалешь, и сам подкурил эту же сигарету, спрятав пачку обратно. И вдруг он вспомнил о том, что Лександра не переносила табачный дым, и нажав на кнопку в двери водителя, открыл окно с её стороны. - Как захочешь говоришь? - Раздумчиво произнёс Карлос, выпуская дым изо рта. - А разве я говорю о деньгах, Лекс? Я знаю, что деньги для тебя не главное. Деньги есть у многих. Так же как и проблемы. Вот только не каждый может их решить, а я, могу тебе это устроить. Либо же... - Аргентинец усмехнулся самому себе, так как пытался подкупить человека знающего всё, и пытался играть на их прошлых чувствах. О которых он совсем не забыл. Были те девушки, о которых он забывал сразу же на следующий день. Но были и такие, о которых он будет помнить ещё долго. Свпомнить только их первое знакомство на улице... Затем, казалось бы, милое приглашение пройтись, затем ненавязчивые посиделки в кафе, разговорчики о том о сём, Карлос видимо чем то зацепил Эльсандру, раз она согласилась не только провести с ним время, но и поехать с ним к ней домой. Затем... - Либо же, скажи свои условия. - Закончил Тарантул, и откинулся на спинку кресла. Он ничего не мог предположить, из того, что она может захотеть. Не дав Лекс заговорить, аргентинец произнёс. - Что бы твоя цена была разумной и соответствовала по размерам моей просьбе, я сначала скажу, зачем я тебя позвал спустя... время. Мне нужно, что бы ты разузнала место проживания около сотни людей, страдающих синдромом саванта. Проще говоря - мне нужно знать местонахождение сотни савантов. В любых точках мира, плевать. Зачем мне это нужно - тебе знать не обязательно. Ах да. Впридачу, я отпущу того идиота в багажнике. Итак Лекс. предоставишь ли ты мне эти сведения, и что ты хочешь за них взамен? - Произнёс Карлос затушив сигарету в пепельнице, и повернувшись к девушке лицом. - А я был не прав... Что-то в ней действительно изменилось... - Взглянув на девушку уже более внимательно и цело. Ему нравилась Лександра, и даже если она ему откажет, он не станет ей угрожать или просить второй раз. Просто отпустит. Но без того нещасного патрульного, сцену с которым она успела заметить. И вдруг в голове раздался чей то отдалённо знакомый голос. Он принадлежал какой-то женщине, которая явно знала его. В первый миг Карлос посчитал, что с ним заговорила Лекс с помощью телепатии, но то, что голос был явно не её откинуло эту мимолётную версию. Впрочем, когда голос закончил говорить, Карлос резко осознал кому он принадлежал. Ну конечно! Эти колкие нотки в интонации. Эта манера строить предложения и обращения, манера подбирать слова. Да и само обращение - наглое и дерзкое. - Серси. Разумеется. Чего ты хочешь? - Коротко подумал Тарантул обращаясь к экстерналу. Сейчас он не мог отвлекатся на телепатические сеансы с бывшими сотрудницами, даже если они были мутантами-экстерналами, как Гидеон. Хотя с Гидеоном бы Карлос переговорил в этом случае. Ответив Сильвии, Карлос абсолютно сосредоточился на Лекс.

LSandra: - А разве я говорю о деньгах, Лекс? Я знаю, что деньги для тебя не главное. Деньги есть у многих. Так же как и проблемы. Вот только не каждый может их решить, а я, могу тебе это устроить. Либо же... - Хех, Карлос, родной, что ты знаешь о моих проблемах? К сожалению, мой сладкий, ни ты ни кто либо еще не способен решить моих проблем... - с очевидной досадой произнесла Лекс. Да, у девушки были проблемы, но они больше касались её сил и проклятия, а ни то ни другое не подвластно никому, хотя нет, последнее подвластно Люциферу, старейшине клана Леншеров, и её сестре. После того, как Лександра, вновь обрела чувства, она все чаще чувствовала себя никчемной, никому не нужной... Она знала, что "обещанная сестра" была Лара-Алиса, а от сюда следует, что у неё никогда не будет семьи, своей личной семьи, детей и прочих мелочей жизни. Конечно, с одной стороны это мало заботило девушку, но все же, в те редкие минуты, когда она была честна сама перед собой, приходило осознание того, что это просто необходимо. В принципе, у неё всегда был любовник, которого она могла бы попросить, создать фиктивную семью, так сказать для игры в жену и мужа. Но опять же, Эрик, был довольно видным мужчиной, рано или поздно, он встретил бы девушку и тогда Лекс, снова останется одна, даже на бумагах. Все, что нужно было людям от Лекс - её сила, сила ЭльСандры, не более. И вот сейчас, Карлос просит её об одолжении и снова, не саму Лекс, а ЭльСандру, да пусть даже не об одолжении, а о работе на него за определенную плату, но все же он просит не её, он просит ЭльСандру. Это причиняло девушки некоторые душевные переживания, которые она, пока, не могла распознать. Конечно, откуда ей знать о такой простой вещи, как чувства, ведь она уже и позабыла, что это. Чувства, не возможно описать, вписать в программу, хотя можно обыграть, чем и занималась Лекс на протяжении семи лет. Услышав слова Карлоса о савантах, девушка встрепенулась и обратила внимание на аргентинца. - Саванты!? - переспросила Лекс, - Зачем тебе эти бедняги, что бесплатных гениев захотелось? А если еще и с синдромом аутизама, так вообще здорово будет, не так ли? - с усмешкой спросила, - что ты задумал, Карлос? Но подумай, перед тем, как отвечать на этот вопрос, потому как от твоего ответа зависит размер моей платы, за работу. Это не значит, что я согласна, но и не значит, что я против. - В придачу, я отпущу того идиота в багажнике. Эти слова, искрение рассмешили Лекс, Карлос, никогда не видел, как она смеялась, да и вообще никто не мог представить, как это видеть радостную Лекс, обычно она была слишком хладнокровна ко всему, поэтому было интересно узнать его реакцию на это. - Ахаха, мой милый тарантул, - начала Лекс, переходя в вертикальное положения и передвигаясь ближе к Карлосу, - в память о том, что между нами было, я пропущу мимо ушей твои слова, - девушка аккуратно взяла левую руку Аргентинца, передвинулась еще ближе,положила его кисть, на один из кольтов и еле шепча, томным голосом, тихо сказала Карлосу на ушко, - мои помощники всегда рядом, а ты знаешь, как я владею этими крохами, - Лекс легонько лизнула мочку уха Карлоса и снова упала на заднее сиденье. - Патрульный уйдет на своих ногах, целый и не невредимый и это не обсуждается. - Утвердительно сказала Лекс, вновь отвернувшись к окну и ожидая, когда Карлос, поведает ей, что все он намерен делать с савантами.

Black Tarantula: - Делать вид, что я безумно соскучилась было бы слишком очевидной ложью. Хотя... - медленно протянула. - Я сейчас в Нью-Йорке и мне невыносимо тоскливо без былых деньков. Вот и стало интересно, где ты и развлекаешься ли по прежнему. - Обратись ко мне через пятнадцать минут. На этом связсь с Вечной прекратилась. Карлос надеялся, что она не обратится к нему и через пятнадцать условленных минут, так как не хотел больше иметь дел с этой... с ней. В прошлый раз она умудрилась бросить Карлоса в самый ответственный момент, и особого доверя теперь к ней тот не испывал. Хотя польза от неё была бы огромна. Карлос снова сел нормально, откинувшись затылком на спинку сидения. - Да, захотелось создать нечто гениальное. - Решил отшутится аргентинец с абсолютно серьёзным, хоть и знал, что было абсолютно не смешно. - Я ведь сказал, что тебе не следует знать зачем они мне. Понимаешь, bella, если я говорю, что чего-то не следует делать, то так оно и есть на самом деле. - Убедительно произнёс Карлос. и пусть это звучало скорее как угроза, он знал, что Лекс даже не обратит на интонацию внимание. И почему я постоянно сотрудничаю с теми, кого нельзя припугнуть? - Ахаха, мой милый Тарантул, в память о том, что между нами было, я пропущу мимо ушей твои слова. - И Лекс схватила Карлоса за руку разворачивая к себе. Ладонь аргентинца нащупала рукоять пистолета. Кольт, если память не подводит. - Мои помощники всегда рядом, а ты знаешь, как я владею этими крохами. - Она была так близко, что было трудно удержатся. Её тёплый язык прошёлся по мочке уха Карлоса. Впитала?! Нельзя было допустить того, что бы Лександра вновь впитала память Карлоса. - Патрульный уйдет на своих ногах, целый и не невредимый и это не обсуждается. Девушка отпустила Карлоса, когда тот не раздумываая, без единого звука повалил девушку на заднее сидение одной рукой, и прижал её руки к сидению, нависая над ней. Лицом к лицу. Она была в перчатках и ей было не вырватся. Да и зачем ей вырыватся? Ла Муэртэ смотрел прямо ей в глаза, от окторых его разделяло всего несколько сантиметров. В ней действительно что-то поменялось. Но что..? - Ты забыла... Ты забыла, что я всегда решаю как поступить. - Проклятье! Как же мне хочется тебя взять! Даже прикосновнеия её губ, ощущение мягкости, тепла и эмоций на кончике её языка казались не такими как раньше. Нет, не в корни. Просто было в этом нечто... новое. Будто в твой любимый коктейль добавили новый ингридиент, и ты не можешь разобрать хорошо это или плохо, так как пока не привык к новому вкусу. Карлос оторвался и на несколько мгновений застыл прикрыв глаза, будто аспробывая послевкусие вина. Даже если она его впитала, Карлосу было плевать. Лекс была не из тех, кто решил бы занятся шантажом. Особенно шантажом его - Карлоса Ла Муэртэ. И Лекс была достаточно умной, что бы не лезть в то, что узнала. И заодно с этой впиткой, если разумеется она произошла, чего всё таки Тарнтул не желал, Лекс получит ответы на свои вопросы. - Я отпускаю идиота, ты мне помогаешь и получаешь что-нибудь взамен. - Продолжая нависать прямо над ней произнёс Карлос. Он решил ничего не говорить девушке о том, что чувствует в ней нечто новое. Решил не спрашивать. Пока.

LSandra: - Я ведь сказал, что тебе не следует знать зачем они мне. Понимаешь, bella, если я говорю, что чего-то не следует делать, то так оно и есть на самом деле. Когда Карлос говорил так, будто хотел припугнуть её, это даже как-то заводило девушку. Неожиданно Карлос повалил Лекс на заднее сиденье, о этого сексуальное напряжение все больше возрастало, она чувствовала его, очень хорошо чувствовала. - Ты забыла... Ты забыла, что я всегда решаю как поступить. - о, как он это сказал, Лекс куштавала каждое слово, каждую секунду, что она испытывала такие сильные чувства. Страсть, пожалуй, как и ненависть, может за дурманить, вопрос в том, сможешь ли ты очнуться от этого дурмана. - Нет, я ничего не забываю... - томным голосом, тяжело дыша ответила Лекс, она думала, что вот вот, еще немного и она сорвется и поддастся своим эмоциям, в ней сейчас находились две личности - Карлос и она сама, все остальные, слава богу были под крепким замком кладовой, загнать личность Карлоса в кладовую, представлялось возможным лишь в более спокойной обстановке, а значит, сейчас она не будет рисковать и открывать этот "файл". Хватило в её жизни эпилептических приступов от любимой силушки. - Я отпускаю идиота, ты мне помогаешь и получаешь что-нибудь взамен. - с этими словами Лекс тяжело вздохнула. - Отпусти, - тихо сказала она, Карлос, отпустил Лекс и она уселась рядом с ним, - То, что мне на самом деле нужно, ты...ты не сможешь это дать, да и не подходишь ты на эту роль, мне ничего от тебя не нужно. - с досадой ответила девушка и уставилась в окно. Внезапно, Лекс почувствовала напряжение, она повернулась к Тарантулу он так же спокойно сидел, уставившись в противоположное окно, но это чувство не покидало девушку. -Аааа, это наверно личность Карлоса, ну чтож, если войти в транс, то думаю от одной личности мне плохо не станет... Девушка села прямо, закрыла глаза, а затем три глубоких вздоха и... - Аа! - воскликнула ЭльСандра, прижимая запястье к лицу и слегка постанывая от боли, как ни странно, но боль была невыносима, возможно это было всего лишь последствие психометрического транса. Затем девушка подняла руку перед собой, её глаза округлились и она увидела, как на запястье вырисовывается татуировка, компас, а после надпись - Найди 50 савантов! Лишь на долю секунды взглянув, Лекс решила покинуть транс, она зажала голову руками и опустилась к коленкам, слегка покачиваясь. Через пару секунд, девушка откинулась на сиденье. Немного отдышавшись, Леншер повернулась к Карлосу. - Господи, Карлос...Ну почему ты такой, - с явным сожалением говорила девушка поглаживая щеку Тарнтула, - я помогу тебе.

Black Tarantula: - Да что же тебе нужно? - Не выдержал Карлос садясь на сидение. - Муж?! Аргентинец уставился в окно. Насколько он понимал, то сделка не состится, и придётся всё же выходить на контакт с новым источником, а Лекс отпустить восвояси, хоть как бы и не хотелось этого делать. Какая-то связь между ними существовала, и здесь явно виной были не только их прошлые отношения. Скорее всего, здесь имело большее значение то, что Лександра впитывала Карлоса. Постоянно. - Я больше тебя не задерживаю. - Произнёс Карлос глядя через окно на кирпичную стену. Но вдруг, Лександра вскрикнула от боли, заставив Карлоса резко посмотрет ьв её сторону, чувствуя надобность помочь ей. Девушка держалась за голову. Он уже это видел однажды, и если ему не изменяла память, то делать что-то в этой ситуации бесполезно, но аргентинец абсолютно машинально положил ладонь ей на плечо. Почему-то запахло её парфюмом. - Лекс. - Обратился Карлос глядя на девушку. - Господи, Карлос...Ну почему ты такой? Я помогу тебе. Карлос невольно усмехнулся убирая руку с её плечика. Неужели она боится за меня? Психометрик... - Я благодарен тебе, Лекс. - Стерев ухмылку с лица и аккуратно поддев пальцами её подбородок развернул её личко к себе. - Помни, что ты всегда можешь обратится ко мне за помощью. Тарантул убрал руку с её подбородка и посмотрел перед собой. - Пришли мне информацию в любом виде, и... будь осторожна. - Аргентинец приоткрыл дверь и позвал водителя. Через несколько секунд гангстер ждавший снаружи залез на сиденье водителя. - Тебя подбросить? - Обращаясь к девушке. - Мне нужно свидится с ещё одним человеком, но у меня ещё есть время закинуть тебя домой. Ты ведь живёшь там же где и раньше? Разумеется Карлос стал более официальным и жёстким, так как в машине уже присутствовал его подчиненный. А держать лицо перед людьмы - дело бесконечной важности.

LSandra: Да. Лександра переживала за этого мафиози, где-то в глубине души она понимала, что новая она может даже влюбиться в него. А почему нет? Он красив, обаятелен, умен, галантен...Пожалуй, единственный минус, который смущал девушку - его деятельность. ЭльСандра без чувств хладнокровно относилась к всевозможный пыткам, убийствам, даже к преступникам, таким, как этот, но после знакомства с Эриком, а затем с "будущим затем" Андреем Сотниковым, изменилась сама Лекс. Теперь она все реже пользовалась силой ЭльСандры и старалась решать головоломки без чьей-либо помощи, она все реже открывала кладовую не говоря уже о том, что теперь это было сложнее. - Помни, что ты всегда можешь обратится ко мне за помощью. Хех, я думаю мне не понадобиться твоя помощь. Подумала девушка слегка усмехнувшись на слова аргентинца. Какую помощь он мог ей предложить? В чем? Пока, девушка даже представить не могла о чем можно было бы его попросить. - Тебя подбросить? - Нет спасибо, я прогуляюсь, люблю подышать выхлопными газами перед сном, - улыбнувшись ответила Лекс. Вот что что, но услышать от прежней Лекс шуточку, довольно странно. Этот человек не шутил уже 7 лет, она вообще не видела смысла в шутках, та прежняя Лекс была одним куском льда, но эта... Эта девушка была живой. - Кстати, ты догадливый черт, ты понял, что мне нужно, но все же ты не заметил... Жаль, пока. - выйдя из машины сказала Лекс, затем хлопнула дверью и быстрым шагом направилась к своему маскл-байку. Он не заметил...Дура, как ты вообще могла подумать, что он заметит, у тебя с ним был просто секс, просто секс и ничего более, таких как ты у него в день по десятке бывает. Даже не поцеловал на прощание... Он просто, как и многие другие...просто пользуется. Подойдя к своему верному железному коню, Лекс оседлала его и тут раздался знакомый звук. Девушка достала КПК и увидела сообщение Виктории, в котором было сказано, что найдена еще одна жертва их маньяка веры. Твою ж мать, надо быстро возвести стену между моей сущностью и другими, ведь там потребуется сила ЭльСандры, а моя сущность может помешать, чтож... Подумала девушка, закрыла глаза и глубоко вздохнула, еще минута и... И теперь живая Лекс вновь стала Каменной леди, у которой вместо чувств маска других сущностей. Дум в голове было много, но все они были чужие. - А ну заткнитесь все, пора на дело. Девушка завела байк и умчалась. _____________________Общественная больница 0.1________________________

Black Tarantula: Что-то странное чувствовалось в Лександре. Нечто тонкое, неуловимое, возможно чуть инородное. В её взгляде больше не было того, что заставляло цепенеть от холода увиденного в них. Напротив, она смотрела... Она вообще пыталась не смотреть на него. Словно школьница на первом свидании. Или так казалось Карлосу? Но ему точно не казалось то, что она переживает. Лександра Леншер, одна из самых хладнокровных личносетй, которых встречал в своей жизни Карлос, переживала. Именно из-за её неестественного холода безразличия, и тому, что Карлосу удалось сквозь это пробится, он и запомнил девушку надолго. Возможно - навсегда. И возможно Карлос и стал для неё причиной изменится. Ведь насколько он знал, у неё долго не было ни с кем никаких отношений, и вот она что-то увидела в нём - аргентинском бандите, у которого просто слишком много денег и обаяния. Разумеется Ла Муэртэ не брал в счёт свои сверхкачества, так как в отношениях они не играли никакой роли. Но почему, если Карлос и стал причиной её изменений, почему она не писала все эти годы? Не писала, не звонила? Ведь у неё было целых три его мобильных номера и она знала один из его адресов в Нью-Йорке и даже летала с ним на его виллу в Рио. Просто пропала... Или он пропал? Да, скорее он пропал. Увлёкся делами в Таиланде настолько, что перебрался туда жить на время. Лучше про Таиланд было не вспоминать. Точнее следовало, вот только не сейчас. - Нет спасибо, я прогуляюсь, люблю подышать выхлопными газами перед сном. Карлос лишь хмыкнул, не понимая зачем ей отказыватся. Неужели она так спешит домой? Ах да... Она ведь впитала его. Ей теперь есть чем занятся. Она хочет узнать, что с ним происходит. Тот всплеск эмоций выдал её с головой. Больше всего Карлосу не хотелось, что бы Лександра впутывалась в его дела. Он всегда ограждал всех своих девушек, да и не только девушек но и просто близких людей, от своих дел. Если в них ввязатся, то уже никогда не оставить. Это затягивает не хуже героина. Стоп! Это была... шутка? До этого у Карлоса было чувство, что сейчас было то время, когда они были вместе, хотя трудно назвать их отношения "были вместе", и за всё время их общения она не отпустила ниодной шутки. Абсолютно! Он мог иногда увидеть её улыбку, но что бы она пошутила? Карлос лишь слегка удивился. По крайней мере так могло показатся внешне. Аргентинец нечасто явно выражал свои эмоции, и если бы шутка Лекс не была для него такой сильной неожиданностью, то он бы оставался абсолютно спокойным внешне. Он даже не знал что ей ответить... Да и она опередила его со словами, поразив ими ещё больше чем шуткой. - Кстати, ты догадливый черт, ты понял, что мне нужно, но все же ты не заметил... Жаль, пока. - Лекс... - Хотел было заговорить Карлос, но девушка уже закрыла дверь автомобиля. Карлос следил за её уходящей фигурой. Одиночество. Она начала страдать от него. Значит в ней окончательно проснулись чувства. И её последние слова на прощание подтвердили то, о чём Карлос предполагал. Что именно он стал причиной её "пробуждения". А ведь он всего-навсего выпалил первое что пришло в голову... - Трогай в "Грешники". - Задумчиво скомандовал Ла Муэртэ, доставая зубами сигарету. [Бар Грешники]

Magister: ---- Здание Крайслера. Это было красивое место, несмотря на то, что на город накатила осень, это место оставалось маленьким уголком увядшего лета. Всюду росли прекрасные экзотические растения и цветы, всюду ходили люди, которые пытались сбежать от повседневности в этом маленьком подобии рая. Дети бегали по парку, играя в догонялки, женщины спокойно гуляли, катя впереди себя детские коляски – всё было спокойно. Один мужчина гулял по парку, стараясь не выделяться из общей массы, но если приглядеться, то можно было заметить, что он постоянно крутился у одной из машин стоящей у входа в парк. Около автомобиля стояла девушка, а в самой машине сидели два человека. Один водитель, а другой, наверное, и есть тот самый Тарантул, глава мафии. Девушка явно показывала недовольство от чего-то, но мужчина пока боялся подойти поближе, чтобы не показать себя. Через несколько минут ожидания, Найт увидел, что девушка закрыла дверь машины и быстрым шагом стала отдаляться. Фигура на заднем сиденье повернула голову в сторону, девушки и смотрела в ту сторону несколько минут. В это время Лексис медленно подошёл к машине и услышал заветные слова Тарантула: Трогай в "Грешники" Значит, едет в бар – подумал Вильям – Интересно, что этот гад задумал? Может это и вправду сделал он, может Андрей не врал? Но это ещё надо проверить, может он просто решил выпить, а может, нет? Надо проверить. В фильмах обычно герой, следящий за целью, садиться в машину и едет прямиком до места назначения, но в данный момент у Вильяма не было машины, да и пешком идти гораздо незаметнее. Поэтому Найт вспомнил, в какой стороне находиться бар и пошёл в ту сторону. --- Бар »Грешники»

LSandra: __________________________Съемная квартира LSandra________________________ 12:30 Лекс мчалась на своем байке сама не зная куда, встав утром и обнаружив, что любимая булочная сегодня закрыта, девушка не придумала ничего лучше, чем по завтракать где-нибудь в городе, хотя по времени это должен был быть уже обед, но все же. Пока Лександра думала куда бы лучше приехать, сама того не заметив она оказалась прямо у ворот того самого парка, у которого не так давно встречалась с Карлосом. Лекс остановилась, сняла свои желтые очки и глубоко вздохнула. - Ну почему быть в собственной сущности так больно, кто сказал что жизнь должна быть такой сложной... - с досадой сама для себя проговорила Леншер. Вчерашняя ночь запомнилась девушке лишь тем, что приехав домой, она решила вновь воссоздать кладовую разума и поместить туда всех впитанных, чтоб потом очиститься от лишней информации. Построить у себя в голове нерушимую кладовую для всех личностей - плевое дело, а вот выпустить свою сущность из той клетки, куда она её помещает, когда впитанные на свободе... Это сложнее, ведь тогда девушка становиться самой собой, ранимой, хрупкой, веселой и озорной, но главное - нелюбимой... В этом городе не было ни одного человека, который мог бы сказать ей - я тебя люблю, ну или хотя бы - ты мне не безразлична. Даже Карлос, а ведь впитав его она почувствовала, что она для него не просто обычная девушка, что он тоже испытывал какие-то положительные эмоции. И все же, факт оставался фактом, для окружающих она лишь чудачка не более. Чудачка без манер со стальным взглядом... Каменная леди, ледяная сказка, вместо сердца камень, вместо чувства - маска... Конечно она будет для них такой, ведь она лишь недавно научилась отделать впитанных от собственной сущности, для этого ей потребовалось 7 лет, хотя теперь она уже умело и довольно быстро могла это сделать тогда, когда этого требовала ситуация. Желудок Лекс издал знакомое урчание. Ой, да, совсем забыла, надо поесть. Лекс оглядела все вокруг и увидела кафе, она подъехала к нему, зашла во внутрь, взяла себе пару кофе на вынос, один пирожок и булочку, голубкам в парк. Расплатившись Лекс быстро вышла и направилась в центр парка, оставив свой байк у того самого кафе. В парке, как ни странно, было не многолюдно, девушка нашла скамейку и усевшись так, что подлокотник был под её коленками, даже в этом случае ей нужно было выделится от стальных, девушка поставила один стакан с кофе на скамейку, а другой взяла в руку, отпив немного она погрузилась в собственные размышления, а их было большое количество. Но стоило девушке подумать о Карлосе, как на глазах проступили слезы, нет она не всхлипывала и не жалела себя, слезы просто текли, Лекс даже не понимала хочет ли она плакать, но продолжала, закусывая чуть соленым от слез пирожком.

Montor: Молодой по внешнему виду человек прогуливался по парковой зоне, но в нём было нечто странное: дышал он, так как будто задыхается, пытается набрать как можно больше воздуха. Взгляд мужчины был отстраненный и напряжённый, движения резкие и продуманные. Прохожие смотрели на парня с небольшой опаской и недоверием. Мужчина внешне был весьма симпатичен, но перечисленные аспекты немного скрывали физическое состояние. Чуть позже стало ясно, что незнакомец осматривает каждого прохожего, каждое дерево, каждый кустик. Монтор был чрезвычайно доволен и новой обстановкой, и новым телом. Он уже отвык от этого чувства, которое бывает, когда наступаешь на землю, даже боль вместе с жаждой и голодом вызвали у него нереальную радость. Только иногда когда Монтор расслабляется, бывший владелец тела пытается вернуть своё имущество. Монтор шёл по парку, дыша как можно глубже и рассматривая жителей этого мира, думая: Никто из них не знает, какого это жить без тела, когда сквозь тебя проходит человек, а если тебе вдруг захочется с кем-нибудь поговорить, то тебя просто никто не услышит. В это время Макс решил провести ещё одну попытку вернуть контроль над телом. Несмотря на то, что Лешер был сильно ослаблен, он всё равно пытался вытолкнуть незваного гостя и вернуться к привычной жизни. В данный момент он находился в собственном разуме, который выглядел как библиотека с огромным количеством книг, в которых были записаны воспоминания Макса и Монтора. Из них он узнал многое о своём враге и понимал что в данной ситуации, он практически бессилен. Но Лешер всё равно очередной раз решил сбежать из своего разума, который стал для него тюрьмой. Монтор почувствовал страшную головную боль. Опять этот придурок – подумал парень. Далее он мысленно обратился к Максу: Прекрати или я убью твоё тело, и тебе ничего не достанется. И знай, ты ожил только благодаря мне, хотя мне было бы проще жить без тебя. Так что остынь и подумай о своём поведении. Головная боль прекратилась. Но продолжала кружиться, у Макс практически удалось задуманное, ещё немного и Монтор бы попал в ту, же западню что и Лешер. Парень увидел скамейку неподалёку он подошёл к ней и спросил у девушку: К вам можно присесть?

LSandra: - К вам можно присесть? - перебил размышления Лекс вопрос со стороны, но она никак на него не отреагировала, даже головой не повела, лишь тихо, еле слышным голосом ответила: - Это общественное место, вы можете сидеть где вздумается. - в голосе девушки явно проглядывалась грусть, но ей было плевать, что и кто о ней может подумать сейчас, она просто была погружена в свои размышления. Как часто вы думаете, что было бы если... А если... Если. Хорошее слово, но в реальности это "если" маловероятно, тем более если речь идет о прошлом. Прошлое Лександры Леншер, нельзя назвать вполне обычным, да, сначала была счастливая семья ученого и ученой с двумя замечательными сестрами-близнецами, затем лишение матери и вечные упреки в сторону отца, жизнь с бабушкой, которая была довольно строгих правил. Она растила из девочки бойца, знающего огнестрельное оружие, меткого стрелка и просто человека, способного выдерживать большие физические нагрузки. Еще бы, после пятичасовой тренировки, ванная со льдом, а после пары часов еще пять часов тренировок, так даже из дерева можно было сделать устойчивую броню. Вот и Лекс стала такой, непробиваемой, как в физическом так и в моральном плане, но в моральном только после 14 лет, после того, как в ней открылся дар прапрапра...бабушки Сандры, отсюда и прозвище - ЭльСандра. До обретения дара, девочка была нормальным ребенком, умела проявлять свои эмоции, хотя и была сдержанной и застенчивой, но все же это была живая девочка, а после... После и уже наверно до конца дней, Лекс останется одинокой кошкой, вольным диким зверем, никогда не плачет, никому не верит... Так она думала, но после встречи с Сотниковым, который дал ей толчок в развитии, Леншер больше не была вовсе безэмоциональной, теперь она могла загонять всех впитанных в своего рода кладовую, а когда дверь кладовой была закована телепатическим амбарным замком, Лекс могла выпустить свою сущность. Теперь она училась заново понимать мир, будто ребенок, который делает первые шаги, не уверено ранимо... Малейший толчок и ребенок плачет, вот и с Лекс так случилось. Карлос открыл в ней новое для девушки чувство - привязанность, симпатия, страсть, но... Но между ними никогда ничего не может быть, кроме, пожалуй, отличного секса. Он глава аргентинских мафиози, она агент ФБР. Они обречены, хотя Лекс, конечно, понимала, что Карлосу это в первую очередь не нужно, но все же её одиночество начинало душить девушку, она даже задумалась - Для чего вообще потребовалось высвобождать свою сущность? Может было бы лучше оставить все, как есть, и жить, без воли, без чувств, без любви... Именно эти вопросы сейчас крутились в голове юной особы. Её не заботил парень, что присел рядом, её вообще мало заботило собственное окружение. Девушка уже доела свой пирожок, кофе еще было предостаточно, она взяла в руки булочку и начала её крошить, на крошки слетелись голуби, один даже присел на руку Лекс, она выставила руку вперед, наклонила голову, а после стряхнула несчастного со своей руки, так же продолжая крошить булочку.

Hannibal King: --- Компания Primatech --- Генри уже перестал мчатся словно ветер. Он смирился со своим чувством и снова запер его в себе. Надо было отдохнуть. Он вовсе не устал физически - он устал морально, был повержен жаждой как слон умелым коротышкой-охотником. Горечь и досада. Жажда всегда найдет путь для выхода - как вода, будет протискиваться сквозь ограничивающую структуру и вытекать, как в том опыте где воду заключили в запаянный свинцовый шар и начали сжимать его прессом - вода сочилась сквозь свинец и вытекала. Вот что-то вроде этого сейчас и происходило с Генри - его сдавливали и содержимое сочилось сквозь, казалось бы, непреодолимый барьер. Вся эта ужасная сущность монстра. Для Генри было легче ее скрывать, чем ходить с открытым лицом. Сейчас как никогда он был уязвим и можно было сделать из него совершенную машину массового уничтожения. Кейгл засунул руки в карманы брюк и медленно шел по парку, глядя по сторонам и слушая разговоры и смех прохожих, вдыхая дерьмовый запах хот-догов и слушая бешеный ритм сердца голубей которыми буквально кишел весь парк. Как и их выделениями. Пройдя от главного круга чуть подальше Генри уже бодрее зашагал по аллее не думая вообще не о чем. В голове у него свистел ветер как у большинства богатеньких блондинок живущих на деньги папочки или папика. Первая попавшаяся скамейка - Генри не пропустил ее и очень удобно пристроился рядом с девушкой грустного вида, кормящую голубей, которые ели и гадили себе под ноги и снова ели. Устроившись на деревянной скамейке и смотря на девушку Генри покопался в кармане плаща и достал оттуда несколько сложенный вдвое долларов. Быстро оценив ситуацию он встал, дошел до ближайшей "варки" где продавали хот доги и купил две булки без сосиски. Довольно быстро Кейгл вернулся обратно и уже аккуратно примастился рядом с девушкой на скамейку, будто случайно задев ее плечом. Генри стал также расщеплять одну из булок и швырять ее голубям которые прямо не знали меру своему аппетиту и вокруг скамейки уже собралось очень и очень много голубей.

LSandra: Голубей становилось все больше, Лекс бездумно бросала хлеб. Зачем я вообще хотела быть как все? Быть мелочной и гадкой?Все такие, теперь и я...Противно. Думала про себя Лександра, а в голове вертелась песня, что сейчас отображала душевное состояние девушки: По тебе скучаю ночами, говорю только с птицами, Де жа ву, но без окончаний с незнакомыми лицами, уходить это твое искусство за тобой гаснут фонари, ты пойми это только лишь чувство... Ну просто у тебя все в душе поломана... Отличная песня, капец, кто из этих тварей внутри решил попеть? Раздраженно думала Леншер, сама себе не признаваясь в том, что это был её личный крик, крик её души, её сущности, которой надоело быть одинокой кошкой, каменной леди, которой хотелось быть и жить, но ЭльСадра обрубала любую попытку на корню. К сожалению, проблема этой девушки - её сила. Дважды проклятая - еще одно прозвище, что Лекс дала себе самой. То что происходило вокруг, мало заботило девушку, поэтому она совсем не обратила внимание на парня, который уселся рядом и некоторое время её разглядывал. Но когда он слегка задел её своим плечом... Тут не посмотреть она не могла. Увидев почти такую же булку, что была в её руках и глядя на то, что он так же кормит голубей, как и она, непроизвольно на лице девушки появилась улыбка. Слегка усмехнувшись Лекс перевила взгляд с его рук на лицо. Обычный парень ничем не примечательный, ничего...Ничего она о нем не знала, да собственно, и не очень то хотелось. Нет смысла. Но от разговора со случайным незнакомцем она бы не отказалась. Переведя взгляд на голубей, Леншер решилась начать разговор, с первого дурацкого вопроса, что пришел ей в голову. - Вы всегда кормите голубей с другими людьми в парке? - поняв насколько этот вопрос глуп, Лекс звонко рассмеялась, - простите, я не мастер разговоров, - все так же улыбаясь, но теперь смотря на молодого человека сказала девушка, - меня зовут Лекс, - было протянула она к нему руку, но увидев, что сняла перчатку, чтоб крошить булочку, резко увела руку назад и смущено улыбнулась.

Hannibal King: Девушка была красивой и все омрачало лишь ее абсолютно безэмоциональное спокойствие. Ни одна мышца на лице не дрогнет - прям "Железная леди" какая-то. Однако несмотря на это она была чертовски хороша. Генри хоть и не видел, но ощущал через кожу как девушка посмотрела на него. - Вы всегда кормите голубей с другими людьми в парке? - послышался ее милый голосок, а вслед полетел звонкий смех, что заставило Генри съежится от неожиданности. - простите, я не мастер разговоров, - завершила девушка. - А вообще нет. Просто вижу что девушка сидит на скамейке, привлекательной внешности и кормит голубей. Когда это делают в одиночку - то это патология, а если людей уже двое - терапия.- пояснил свои слова Кейгл с научным подкреплением. Чтоб лучше звучалось. - Привет, меня зовут Генри.- ответил на знакомство вампир и собирался пожать протянутую руку, но та отдернулась обратно, будто обожглась. Кейгл был детективом, да притом еще и человеком и повидал вампиров владеющих психометрией. Мастера не носили перчаток поскольку они умели контролировать то что получали, а вот более юные отродья носили перчаточки - чтоб не получить чего не нужно. Генри это не смутило, ведь не было никаких признаков того что девушка - вампир, поскольку сердце ее билось, а вот насчет прислужника... хотя - нет. Он к ней подсел, а не она к нему. Ничего особенного. наверняка бедный мутант который не может справится с самим собой. Как это печально иногда бывает. Жизнь - жестока и не щадит даже таких прекрасных созданий коим была Лекс. - Ничего страшного...- спокойно ответил Генри отвернулся в сторону сам поняв что сказал. Из его слов можно было провести довольно много логических цепочек того что он имел этим ввиду и в том числе то, из-за чего девушка отдернула руку.

LSandra: - Ничего страшного... -Что!? - промелькнуло в голове, - что он хотел этим сказать? А может просто узнать? Девушка потянула ук к парню, но после прижала ладонь к себе, еще несколько секунд подумала, а затем быстро натянула перчатку. Психометрия редкий дар, точнее это проклятье мутанта, для Лекс уж точно. Из-за своего дара, ей пришлось на 7 лет отказаться от чувств, но счастливый случай и случайная встреча, вновь вернули ей редкие минуты понимания того, кто она есть на самом деле. Счастливым ли был тот случай? С каждым днем, когда ЭльСандра выстраивала в своем разуме кладовую, куда загоняла всех впитанных, она все больше сомневалась в этом. Ведь теперь она знала, кто она есть. А кто она есть? Слабая, беспомощная, заблудшая душа, не более. Да теперь она могла чувствовать, когда этого захочет, а когда ей это не нужно, вновь становиться хладнокровным существом, но все же чаще предпочитала второе состояние. Так меньше боли. В последнее время одиночество, её вечное одиночество, стало душить девушку, ей казалось, что она одна в мире, а уж тем более, когда она узнала, какая учесть постигла её прапрапра...бабушку Сандру, которая так же являлась психометриком... Это еще больше раздувало скрытую депрессию. Булочка уже закончилась, Лекс убрала ноги с подлокотника и села, как все, облокотившись обеими руками на сиденье. -Хм, не думала, что вычислить мутанта, который боится себя так легко, - полу слышно сказала Лекс. Все же её не долгий опыт работы на ФБР сделал её более догадливой, без применения силы, - а что ты...эээ...вы делаете в парке? - еще один глупый вопрос из уст девушки. Ну вот, снова не то ляпнула... - Везет же им, - с ноткой зависти сказала Лекс указывая на голубей, - никаких забот и проблем... Почему у нас не так? - задалась вопросом, тяжело вздохнув и откинувшись на спинку скамейки.

Montor: Макс из своей импровизированной тюрьмы в сознании увидел девушку, сидящую на скамейке в парке сначала она ели булку, но через некоторое время стала кормить остатками булки птиц. В сердце Лешера что-то ёкнуло, эта девушка напомнила ему про те времена, когда он был четырнадцатилетним подростком и учувствовал в школьном театре. Это было время, когда Макс ещё мог управлять своим телом. Его глаза просто излучали невообразимую радость и любовь при виде девочки по имени Лиз. Он дарил ей подарки несколько раз посвящал стихи хоть и посредственные, но всё рано он делал всё это во имя любви. Но Лиз просто не замечала его, но Лешер каждую неделю придумывал новые и новые способы пробиться к сердцу девушки. В итоге он окончательно разозлил девушку и получил перелом руки. После того случая Макс перестал приставать к Лиз и стал наслаждаться её красотой издалека. Увидев девушку на скамейке, Лешер понял что, скорее всего она того же типа что и Лиз. Вдруг Макса отвлёк голос: Слушай. Как там тебя? Макс ты случайно не знаешь, как у вас на Земле начинается разговор с противоположным полом. Лешер усмехнулся, в такие моменты он начинал понимать, что Монтор тоже имеет чувства и совесть. Девушка понравилась? Ну, сначала назови наше имя, потом можешь спросить, как зовут собеседника. А дальше продолжай сам. Да, кстати на всякий случай береги глаза. – ответил парень. Монтор уже собирался сесть на скамейку, как вдруг его опередил мужчина лет двадцати – тридцати. Злость мгновенно стукнула в голову, но Монтор смог сдержаться и остался стоять на месте, через некоторое время парень вернулся и сел около девушки и также стал кормить голубей. Здравствуйте. Меня зовут Макс Лешер. – последовал совету Макса, Монтор.

Hannibal King: -Хм, не думала, что вычислить мутанта, который боится себя так легко, - сказала девушка на что Генри обернулся к ней и широко улыбнувшись сказал: - Сарказм, да?- Кейгл заметил невдалеке парня который таращился на них с видом злого быка, но потом сменил злость на милость и его взгляд уже напоминал взгляд кота в сапогах в Шреке. По началу Генри даже немного испугался - вдруг это ее парень и он допустил ошибку, а разлучать пары Генри не хотел - не его фасон да и чувство вины сгрызет как гусеница лист. - а что ты...эээ...вы делаете в парке? - задала не совсем уверенно Лекс, но потом довольно быстро переменила тему на другую: - Везет же им, - с ноткой зависти сказала Лекс указывая на голубей, - никаких забот и проблем... Почему у нас не так? - в принцепе вопрос был ничего себе - философский, но на него можно было ответить по разному, а например Генри ответил-бы что у них забот полон рот: Согреться, накормиться, найти где согреться и накормиться, спастись от кошки или палки какой-нибудь хозяйки, приготовится к суровой зиме и так далее. Но Генри не стал отвечать, а ответил просто и протяжно: - Дааа...- - Здравствуйте. Меня зовут Макс Лешер. – послышалось чуть дальше девушки и Генри повернулся с вопросом на лице и оглядел парня, но увидев его взгляд, что тот не к нему обращается, расслабился и посмотрел в сторону, на другую девушку которая выгуливала собаку, потом перевел взгляд на девушку которая устроила себе пробежку - но как у нее буфера-то прыгали, это что-то. Глаз не оторвать. Это видимо один из анонимных поклонников Лекс и ему мешать Генри не стал - а с чего вдруг?

LSandra: Напрашивался долгий и увлекательный разговор, возможно так же и спор, но вдруг, парочку перебили. - Здравствуйте. Меня зовут Макс Лешер. -Очень приятно, Макс. - театрально улыбнувшись и тяжело вздохнув, - Черт, только только хотела развить интересную беседу, как на те. Макс. - подумала про себя Лекс. Нет она не злилась на парня, но доля неудовлетворенности данной ситуацией присутствовала. - А может хватит?Завтрак съеден, теперь пора бы заехать в архив ФБР и поискать какую либо информацию о савантах для Карлоса? - думала про себя Леншер. Вспомнив, что сейчас находиться в состоянии поглощения собственной сутью, а не в состоянии силы ЭльСандры, девушка все же решила дождаться, когда этим молодым людям наскучит её компания и они уйдут. Для работы, Лекс всегда выбирала состояние хладнокровной чудачки, Каменной леди, потому как именно в этом состоянии она может пользоваться своим даром-проклятием в полной мере. А учитывая, что Карлосу, скорее всего нужна информация о савантах, как можно скорее, воспользоваться силой - самый разумный вариант, ничего не оставалось, лишь ожидать. Как-то Лекс переходила из одного своего состояния в другое, управляя при этом байком... Было много криков и ударов, но никто не пострадал, по крайней мере серьезно. Повторять этот опыт девушке, как то не очень то хотелось. - Что Макс, вы так же пришли голубей покормить? - типа с интересом спросила Лекс. - Генри, эта не о чем, ты погоди скоро мимо нас будет другая пробегать, - усмехнувшись подметила Лекс, гладя на то, как другой её собеседник уставился на пробегающею не так далеко девушку...эээ... точнее на её достоинства, коих было два. От пробегающей мимо них девушки, о которой говорила Лекс, голуби, что сидели себе мирно на дорожке, разлетелись в стороны, а один видимо потеряв координацию или просто не успев набрать высоту, летел прямо на Лекс. У Леншер была отличная реакция, еще бы она лучший снайпер, да и занятия гимнастикой, так же были помощниками в развитии реакции, увидев что птица сейчас налетит на её лицо, девушка резко увела туловищем налево, где сидел Генри. Что бы не свалиться обратно и не удариться копчиком от резкого перехода, Лекс пришлось обнять парня за шею, это продолжалось где-то пару секунд, затем хватка Леншер начала ослабевать и тут...Перчатки без пальцев подвели ЭльСандру... Она лишь слегка коснулась шеи парня и все... Теперь еще и он будет до конца её дней томиться в сознании. Теперь она знала о нем все. Лекс застыла в этой позе, с чуть приоткрытым ртом. -Вампир...- очень тихо протянула она, затем посмотрела с жалостью на парня, мол жаль, что ты стал таким по неволе, ты был отличным детективом, а затем снова вернулась на свое место, скрестив руки на груди.

Hannibal King: Генри наблюдал затем как Лекс знакомилась с ново прибывшим парнем. Он был ничего так себе - симпатичный в какой-то мере, но, видимо, приставучий. Отведя глаза от бегущей красотки Генри смотрел в бок, на Лекс, наблюдая за ее мимикой и вообще за ее прекрасным личиком. Вдруг, ни с того ни с сего ливанул проливной дождь, но Гени даже не шелохнулся от чего вмиг стал весь мокрый. Асфальт быстро намок, все вокруг кто отдыхал быстро собрались и разбежались по машинам, припаркованным около парка. У прохожих, спешащих по делам, в руках появились зонтики которыми те непременно воспользовались. Голуби разлетелись кто-куда, по укрытиям - не нравилась видимо им дождь. Генри было все-равно, ведь он-то не заболеет, но как истинный джентльмен он должен был спасти живую Лекс от простуды и большинства капель дождя. Быстро встав он снял с себя непромокаемое пальто и накинул его на девушку ни говоря ни слова, а лишь слегка улыбаясь. Ему было приятно несмотря ни на что заботится о ком-то, ведь ему самому подобного не хватает. Трассирующий голубь полетел на Лекс и та, дабы избежать столкновения, отшатнулась в сторону, на уже севшего рядом Генри и чуть коснулась его шеи. Кейгл не отреагировал на это, но очень явно почувствовал что по нему прошлась психическая энергия собирая всю информацию с каждой его клетки, как слабенький электро-статический разряд от свитера. Зрачки вампира сузились, а глаза расширились чем он показал свое беспокойство. Ведь теперь она знала кто он такой и явно сейчас начнет болтать лишнее. Быстро посмотрев на девушку, на ее выражение лица Генри с точностью до милисекунды просчитал когда она начнет болтать и вовремя, мягко прикрыл ее рот, дав сказать только начальную букву "В". Кинг смотрел в глаза девушки и взглядом уже говорил - молчи. - Пошли укроемся от дождя в ближайшем заведении?- сказал он будто ничего не случилось и взяв ручку девушки в свою, встал, ожидая того же от нее.

LSandra: - Пошли укроемся от дождя в ближайшем заведении? -Да... - неуверенно и растеряно протянуло девушка, смотря на небо. Дождь ронял капли на её губы, щеки, носик...Честно сказать, такая погода нравилась Лекс, но сейчас... Сейчас её голова тяжелела с каждой секундой, она думала, что способна справиться, но этому юноше было довольно таки много лет. Лекс попыталась встать, но тут же почувствовала слабость в ногах и выпала вперед, на стоящего Кинга, повиснув у него на шее, она повторяла всего лишь одну фразу, - слишком много, слишком...много, слишком много... Девушка знала, что парень поймет о чем она, ведь все его мысли были в её голове, и даже пытались завладеть ей, все таки сущность вампира такого возраста, была много сильнее сущности девушки. В конечном итоге, опыт контроля над впитанными взял верх над сущностью и мыслями вампира, но голова не перестала болеть, боль возрастала и хотя, Леншер была в сознании и могла что-то делать на автомате, сейчас разумом она была внутри себя, вместе с Кингом и его жизнью. Обычно, находясь в полном хладнокровии, то есть в отказе от сущности человека, ЭльСандра за считанные секунды умеряет таких разговорчивых парней и просматривает лишь то, о чем хочет что-то знать. Все это действо разворачивается за доли секунд. Но в нынешнем состоянии дело обстояло много сложнее. Обняв нового знакомого за шей и слегка повиснув на нем, Лекс с трудом перебирала ногами. -Мне нужен покой, тебя слишком много, - собравшись с силами отрывками слов сказала ЭльСандра. Этот молодой, с виду, человек не оставит её в беде ведь он когда-то был истинным джентльменом, и судя по его сущности станет считать себя виноватым в том, что сейчас творилось с Лекс, хотя на самом деле, здесь никто не виноват, все просто так сложилось... Удачно или нет?Увидим. __________________________ квартира Генри Кейгла__________________________

Hannibal King: Как только Лекс попыталась встать, то сразу обмякла, подалась вперед и навалилась на Генри. От такой неожиданной близости парень покраснел, виновато улыбнулся, но знал в чем дело, видел состояние отпечатавшееся на лице у девушки и подхватил ее на обе руки попутно завернув в свой плащ как в одеяло. - Ничего-ничего. Отдыхай. Не переживай.- приговаривал тихо Генри неся девушку так легко будто она перышко в его руках. Веса ее он не чувствовал, ровным счетом ничего. Да, Генри был смущен немного но это ничего. Он нес девушку по парку прикрывая собой ее от дождя и тот бил ему по спине увесистыми каплями. Вампир не хотел чтоб ее беспокоил еще и дождь. Жаль что Генри не был теплым, как люди, а был холодным как бывший человек, но он чувствовал теплоту Лекс и это согревало его самого. Изредко капли дождя стекали по его волосам и небольшими каплями слегка капали на щечки Лекс. Прохожие с интересом провожали видного мужчину у которого на руках то-ли спала, то-ли просто лежала привлекательная девушка обернутая в кремовое пальто. Нести девушку в кафе Генри сразу передумал - слишком много подозрений это вызовет в социуме, а вот нести ее в квартиру которая не так далеко отсюда - идея гораздо лучше и была она принята единогласно всем серым веществом мозга Генри. Так вампир и шел, спокойно, неслышно ступая и боясь потревожить отдых девушки, ведь вещи-то с ней происходили серьезные. --- квартира Генри Кейгла.---

Wild: Начало Шел так же уверенно, как и всегда, улыбался и смотрел в одну точку – на выход, которому должен был подъехать черный автомобиль. Он пытался представить ее образ, но получалось хреново, в этом он убеждался, когда просматривал фотокарточку. Мысли его шли по неправильному пути, превращая образ сестры в мать, уж больно они были похожи. Юноша быстро забросил глупое занятие и убрал фотографию во внешний карман распахнутой куртки. Прошло около пяти минут с момента их разговора, а Натан все еще не мог поверить, ухмылялся на ходу и недоуменно почесывал затылок. Зачем ждал четыре года? Почему не позвонил сразу? Какая-то детская глупость. Парень все свалил на судьбу, ей ведь видней. Ему же нравилось плыть по течению и не грести против мощного потока, он просто не волновался и жил так, как мог. Воспоминания о жизни под крышей практически полностью улетучились, канули в лету и оставили некогда любимого сына на произвол судьбы. Жаловаться Берроуз не любил от рождения, поэтому он все держал в себе; со временем переживания растворялись, и трава становилась зеленее. Был вечер, травы видно не было, но все равно было весело. Нейт даже потянулся за мобильным телефоном, ощутив жгучее желание позвонить своей давней сумасшедшей подружке и поблагодарить ее за чудесную идею, но запал быстренько пропал. (Занята какой-нибудь компьютерной системой), - подумал парень и убрал руку от кармана джинсов, в котором лежал мобильник, - (Звякну позднее). Дойдя, наконец, до нужного выхода, мутант замер и огляделся – вокруг не было ни одной души, а машины и подавно. Демонстративно взмахнув руками в знак недовольства, он повернулся лицом к стене, ограждавшей парк, кинул к ней рюкзак и уселся прямо на него, прислонив голову к кирпичной кладке ограждения. Знал же, что приедет, но хандра все равно не отступала. Все эти годы юноша старался так или иначе не заморачиваться, сортировать мысли и воспоминания, дабы не раздражать самого себя. Нервничать ему никогда было нельзя, а сейчас в особенности. Стоило на секунду представить, что приступ не за горами, как руки тут же вздрагивали. Мотнув головой, парень что-то прошептал и достал мобильный телефон, увидев номер Кэролайн, он подумал, что неплохо будет занести его в телефонную книжку, но немного позднее. Ему нужен был раздел сообщений, все-таки было бы неплохо выяснить, где Неттку носит. Набрав послание, Берроуз отправил его и убрал телефон обратно. Прошло уже пятнадцать минут; юноша постоянно смотрел на часы, от чего время тянулось мучительно медленно. Вся жизнь его сейчас была здесь, на и в рюкзаке. Больше ничего, никаких планов на будущее, никаких незаконченных дел и заданий, он был полностью свободен и был готов к той правде, что открылась ему в доме матери. Родители ему больше не звонили, даже отец молчал – это злило еще сильнее. Некоторые еще и удивлялись, почему Нейт нелюдим и вообще не верит в доброту человеческую. Он задремал, просто опустил голову вниз и закрыл глаза, парень не спал больше суток, поэтому его организм хватался за любую возможность отдохнуть. Берроуз уже засыпал, но шум автомобильного двигателя не позволил молодому человеку погрузиться в сон. Пришлось встряхнуться, быстро протереть глаза, встать на твердые ноги и закинуть рюкзак на спину, будто бы и не сидел совсем.

Ego: Переход - Главный госпиталь Нью-Йорка 0.2 «Мое имя Натан Берроуз. Натан Льюис, возможно, так вам будет удобнее... мы с вами, судя по всему, родственники. Я ваш брат». Тонкие пальцы задумчиво щелкают "раскладушкой", то и дело открывая и закрывая ее, уже давно позабыв о том, что ворот ее водолазки начинает напоминать ей петлю крепкой намыленной веревки. Что-то не сходилось, не клеилось и, вероятно, это были случайности, в которые, в последнее время, не было никакого смысла верить. Потеря отца и возникновение самозванца на горизонте - все слишком хорошо складывалось для его появления, но паранойя была отнюдь не ее коньком. По крайней мере, не была до того самого момента, когда ее способности, затрагивающие чувствительные рецепторы и головной мозг начали давать сбой, с каждым днем разрушая ее представления о самом этом дне. Прошедшее выдавало себя за настоящее, настоящее - за прошедшее, что-то затиралось, что-то возникало само собой, а что-то и вовсе заменялось чем-то извне, что было некогда просто зацеплено то на взгляд, то на слух. Спать становилось все страшнее, но оттягивать с этим категорически нельзя ни при каких обстоятельствах. Микросны - неизвестно, чего именно можно ожидать от подобного рода явления, когда ты перестаешь разделять сон и действительность. Именно поэтому при ней всегда были часы, а вместе с ними и будильник, стабильно пробуждающий ее каждые полчаса. Необходимость контролировать все те процессы, что начали происходить относительно недавно, не раз двигало ее головой обратится к Кэлу, но слишком страшно было не оправдать возложенных надежд. Однако, оставаться в запасе из-за подобного недуга и имитировать активность больше Льюис не могла. Все-таки отцовские гены были сильнее материнских как в плане внешности, так и в плане характера. Пожалуй, это единственные качества, которые она смогла унаследовать от него. Все остальное было заслугой ее скрытной матери. «Определенными способностями я обладаю, но даром их не назовешь». Не могло ли быть так, что сейчас этот парень страдает не меньше нее? Ведь если раньше Кэролайн и могла назвать свои способности - апперцепцию и априор даром, то сейчас даже они начинали медленно перетекать в то, что можно было полноценно назвать проклятьем. И снова - свои способности Эго унаследовала от матери. Вероятны ли сходства? Этот вопрос не давал ей покоя весь путь до парка, а ведь она собиралась направиться домой и немного поспать, после чего связаться или с Кэлом, или с Триксом. На худой конец, можно было спросить совета у Кэсси, но что-то подсказывало девушке, что дозвониться до нее будет едва ли возможно. «Я ваш брат» - единственная фраза, закрутившаяся волчком в ее голове стала той, с которой она и открыла дверь автомобиля, когда тот прижался к обочине и припарковался у самого входа в парк. Внутренние стороны ладоней - предательски влажные, одна из них все еще крепко сжимает телефон, другая же не спешит захлопнуть за собой дверь, едва в лицо ударил свежий прохладный воздух, а сама блондинка, покинув салон, обернулась к воротам, в ожидании того, о ком ей ровным счетом ничего не известно. Да, вряд ли сейчас можно было узнать в ней ту девочку со старой фотографии, где она безумно напоминает свою мать. Сейчас она больше походит на того, кто на фото находился рядом с Самантой - крепкого светловолосого мужчину с уверенным и пристальным взглядом голубых глаз, и легкой полуулыбкой. Но улыбки на пухлых губах Льюис не наблюдалось, а отпускать дверцу BMW она не собиралась. Ее глаза наткнулись на юношу - на вид усталого и потрепанного жизнью, который явно смотрел на нее не просто так. Недоуменно покачнувшись - телосложением он оказался весьма крепок, она же была довольно хрупкой на вид, - девушка раскрыла заднюю дверь пошире и встала подле нее, сложив руки под грудью. В них было что-то похожее. Но что именно, она предпочтет решить дома. - Садись, - одновременно с этим запищал будильник на часах, заставивший ее мотнуть головой и взъерошить волосы. Растерянный взгляд на часы, затем снова на юношу, сменяющийся немой просьбой поспешить, девушка отключает будильник, прекрасно зная, что вскоре за ним последует следующий. Это не дает ей пустить саму себя на самотек. - Трогай, - махнула девушка шоферу, когда они вместе с братом оказались в салоне. - Домой. Переход - Квартира Кэрол Льюис-Гилл 0.1

Wild: Всю жизнь одиночка, довольный собой, забывший о других. Ему было весело, будучи монстром по своему существу, ему было весело, будучи изгнанным собственной матерью, ему было весело даже на грани смерти, но и не грустно ему было на пляже – сидеть и держать фотокарточку в руках, не отрываясь слухом от звонкого смеха подружки, а глазами от заката. Был ли он счастлив тогда? Пусть каждый решит для себя, ему же это состояние чуждо. Живет сегодняшним днем, отталкиваясь от места, где проснулся, заканчивая тем местом, где упал от бессилия. Прохожие часто присваивают ему три говорящие буквы, но он посылает их туда же, отмахиваясь рукой, твердо держа рюкзак за спиной. Но что же будет теперь? Нелюбящий перемен, перевернул свою жизнь вверх дном, так или иначе привязавшись к незнакомой девушке. Сестра, брат. Такие понятия по звонкам не даются, нужны годы. Может, месяцы, недели, дни, ну или старые, добрые пару часиков свободной беседы. Последние, у юноши были, даже больше. Осталось дождаться той самой Кэролайн. Опять прошелся рукой по голове, растерянно улыбнулся. Пытался найти сигареты, беспорядочно хлопая себя по всем карманам, но затея отступила, как только машина остановилась прямо перед ним. Почувствовал. Тоже потеряна, тоже нервничает, вроде верит - только это пока волнует. (Такая решительная), - пронеслось у него в голове, пока глаза бегали по телу девушки, - (и такая хрупкая.) Если у него были сомнения еще совсем недавно, то теперь все ясно, пусть даже она перестала быть копией. Так даже лучше, будет шанс забыть ее яростные глаза, может даже простить. Молча, все той же расслабленной походкой, подошел к двери, взглянул на девушку. Теперь сто процентов. Уселся в салон, не забыв классически придержаться за дверь. Парень очутился на дорогом кожаном кресле, но потом опять взглянул на нее, сквозь стекло двери, вспомнив звук неожиданного будильника, совсем недавно подействовавшего на его мозги своим пронзительным писком. Будильники люди ставят, когда хотят очнуться от кошмара или куда-то спешат, поэтому лениться Берроуз более не собирался, нужно было разобраться, а что дальше – дело времени. Моментального доверия Нейт не требовал, да и сам он не привык кому-то доверять, чтобы вот так сразу. Дождавшись Кэролайн, водитель вновь схватился за руль. Они уехали. Неловкое молчание – конек этого парня. Многие готовы были рядом с ним рвать волосы на голове, настолько он был невыносим в своем молчании. Но только не сейчас. Отбросив рюкзак с колен, юноша опять занялся самообыском, но на этот раз целью была фотокарточка. Найдя изображение, он передал его девушке, после чего выпрямился и посмотрел на нее. - Фотографию нашел у матери, - подавшись ближе к Кэрол, медленно, чтобы не напугать, парень перевернул фотографию так осторожно, как только мог, но касания избежать не удалось, - Тут номер и имя твое. В голову впилась жуткая боль, заставившая его зажмуриться и приставить пальцы к закрытым векам. Теперь он чувствовал абсолютно все. Достаточно ему было коснуться кого-то, и весь мир становился сложнее. Если человек с обычной психометрией только видит события жертвы своих способностей, как бы со стороны хладнокровного наблюдателя, то Нейт ничего не видел, он чувствовал. Все прошлые переживания, взлеты и падения Кэролайн в одну секунду ворвались в голову мутанта, предоставив тому возможность прожить часть ее жизни. Почувствовалось ему многое. Когда боль отступила, он резко открыл глаза, вдарив запястьями себе по лбу. Думаться стало проще, сознание стало ярче, перед глазами был тот же город и то же плечо водителя. Берроуз повернул голову в сторону Кэрол и как-то иначе посмотрел на нее, так, будто бы видел ее каждый день на кухне, заваривающую себе кофе. - Ты тоже мутант? Квартира Кэролайн >>>

LSandra: __________________________Съемная квартира LSandra__________________________ Удача. Как много в нашей жизни значит это слово. Вообще в жизни людей есть много слов, которые значат многое, но в данной ситуации это слово было более уместным. Не так давно Специальный Агент ФБР Лександра Леншер, подтвердила свое звание одного из лучших агентов, раскрыв дело "по Методу Вуля" и отправив в тюрьму очередного серийного убийцу. Работка была не из легких, садить в тюрьму мафиози и просто криминальных личностей, это одно, и совсем другое работать с маньяками, ведь их суждения нельзя предугадать... Было не легко, но это в прошлом. Нельзя сказать, что Лекс сейчас зализывала раны, нанесены в схватке с маньяком, потому, как ему не удалось даже пальцем её коснуться, это был обычный вечер в компании с кальяном. Но было и необычное. На телефон Леншер пришло довольно забавное смс, забавное ли? Привет. Я хочу сыграть в тобой в игру, в которой очень простые правила. Есть игроки. Ты и Я. Ставка: нечто большее чем жизнь. Помни, дождь не может идти вечно, а когда он идёт то лучшее место чтобы его переждать - парк. Слова про игру напомнили Лекс Джона Крамера, но он умер, хотя её друг и бывший любовник Эрик Картнер, который так же был другом Крамера, так же мог прислать что-то похожее. Но слово "Привет" в начале, это было не про него. Хотя ставка, что указал неизвестный отправитель была более чем в стиле Пилы, но последнее предложение... Оно было не похоже ни на одного из знакомых Лекс. Возможно, кто-то из криминального мира в очередной раз решил убить меня, они же знают, что я клюну на это смс... - подумала про себя Агент. -Хех, парк... - усмехнулась Лекс, вспомнив о Генри, ведь именно там они познакомились и тогда шел дождь. Дак может это он решил встретиться с ней? Но он не знал её номера телефона, хотя, при его возможностях и навыках раздобыть её номер было более чем просто. - Ай, ладно, ладно, ладно...Все пойду. - прогоняя мысли протараторила Лександра. Девушка довольно быстро собралась, одела драные джинсы, светлую майку, кожаную куртку-болеро и разумеется перчатки. Затем она обернулась на журнальный столик, на котором лежали кольты, подошла к нему и, застегнув ремень-кобуру на поясе, прихватила и свои верных товарищей. Оседлав железного коня, свой маскл-байк, Лекс отправилась по направлению в парк. - Что-то в последнее время я частенько в парк езжу, забавно. - усмехнулась девушка. Путь до парка был не близкий, но с возможностями байка Лекс, время пути сокращалось почти втрое. Лекс не одевала шлема, только желтые очки, которые предохраняли глазки девушки от песчинок пыли и прочей требухи. Лекс затормозила у входа в парк и взглянула на экран Айфона, заставка которого напоминала циферблат дорогих часов. Было 10 вечера. - Ну чтож... - тяжело вздохнув, Лекс перекинула левую ногу, встав с байка. Затем она сняла очки, положив их в своего рода секретный бардачок байка, и проверив наличие кольтов направилась в темноту парка. Стальные нервы девушки сейчас были просто на вес золота. Кромешная тьма, посторонние, на первый взгляд, звуки и никого... Лекс шла все дальше и дальше, как вдруг звуки окружения исчезли, вот так просто, ни с того ни с сего. Леншер остановилась, пытаясь услышать хоть что-то. Звук сломанной ветки и Лекс тут же, выхватив из кобуры кольт, развернулась в сторону, от куда исходил тот единственный треск, но ничего, просто темнота... Перед дулом пистолета было пусто, ничего, но Леншер не торопилась убирать кольт обратно в кобуру, она пыталась услышать еще звуки, но казалось, что темнота душила все звуки, она их съедала.

Crow: ==========> Кабинет. Школа Профессора Ксавье. Эрик пользовался теневыми переходами, как дверьми и спокойно достиг парка раньше своей гостьи. А она пришла с буйным темпераментом и пистолетами. Ворон только улыбался, у него за спиной висела гитара, и старый добрый ремингтон который помог ему решить массу проблем. Что и говорить, на аккуратного ухажёра с цветочками Эрик был похож мало, но в руках у него была белая роза, которую он стащил из какой-то цветочной лавки. Цветок бы непременно погиб, из-за бурных скачков, но теневые витки не дали ему упасть – закрыв его. Эрик словно состоял из своей тени, в том месте куда неумолимо, точно Немезида за грешником, приближалась его гостья. От этой девушки можно было ожидать всего, Эрик помнил, что он прочувствовал, коснувшись её головы своими пальцами, и с тихим облегчением выдул струю воздуха. Она наступила на теневой клочок и сзади неё поднялись теневые лоскута, они соткались и сотворили нечто вроде кокона, который уже оказался невидим для чужого глаза. Для глаз Лекс это могло выглядеть темнотой, но он заметил, как она напряжена, потому и решил не слишком её шокировать. Откуда с небес теней, где он был, прозвучал спокойный голос. – Не бойся, истина, исходящая из уст Его, да не ранит тех, кто верен был Ему, в дни Гнева Зверя. – свисая на чёрных теневых лоскутах перед девушкой появилось лицо которое она могла бы узнать только если бы встала на руки. Улыбающееся и белое с чёрными разводами, что-то похожее на клоуна, который, не умея плавать, утонул, чтобы посмешить жестоких зрителей. Представление окончено, ибо клоун не умел плавать, но он выжил и посмешил зрителей тем, что у него всегда был тот самый велосипед без сиденья и только, поэтому он был зол на окружающий мир. - Опусти пистолеты. Игра не включает в себя оружие, точнее не в такой форме. – он протягивает ей цветок, который почитал за лучшее что у него осталось светлого в душе. Эрик попросту тяготел к белому, ибо считал, что так он не будет устрашающ. Увы, вы сами видите, что белый в глазах обычных людей не всегда цвет тепла или же надежды. Белый – цвет смерти, цвет чего-то нового, что создали, чтобы забыть старое, которое так надоело. На белом так красна кровь или так видна грязь от грехов, что если бы люди носили белые одежды, то вскоре бы не нашлось и одного, у кого бы они остались белым. Но в нашем мире, для кого-то чёрным стал белым, и наоборот, нашлись и те, кто сумел побеждать злом подобным, правда, сам Эрик не считал это правдой или истиной, но были и таковые. Теневой купол был неосязаем, но сейчас он был видим в нём для неё, ибо они находились посреди теневого разрыва, между мирами или где то там, где только тень и одна тень. Она понимала его способности и, наверное, это как-то ему помогало. – Говорят, люди умеют вливать свои эмоции или свою суть в предметы, не завися, от того, обладают они фактором сродни нам или нет. Но я влил весь свой Свет сюда, в этот хрупкий цветок. Весь белый цвет, который подарили мне небеса и Господь, я отдал сюда – чтобы показать тебе ещё раз, что не ты одна видишь мир такими глазами. – он улыбался и движением руки расправил теневые лоскуты, перенеся их от того дерева к небольшой скамье, где в отличие от других не было надписей перочинным ножом в стиле «Punks not dead.». Надпись была зачёркнута и рукою Эрика была выведена пророческая надпись в стиле «We rockin in a free world.» Он спокойными движением помогал ей идти и даже взял её под локоть, как было модно в то время, когда он был молодым повесой и не знал что такое боль. Он тогда был так юн и теперь смотрел на неё, как на кого, кто изготовился к поединку с трудным врагом. Рука его почувствовала, что мышцы хрупкого сильны и, несмотря на свою видимую слабость, дать в подъём ногой и вмазать она может. - Ты пришла. Спасибо тебе за это, я не совсем честным образом узнал твои данные и попробовал сделать это. К несчастью, мой телефон так стар, что у него полно недочётов, но сегодня мы поговорим о тебе. – улыбаясь он перешёл на другой тон и начал достаточно серьёзным голосом. - Знай, что притворятся, будто счастлив ты, лишь жалка попытка бегства извне. Но я спешу предупредить. Лишь стоит только взглянуть мне на тот путь, который я прошёл в одиночестве. Как меня переполняет знакомый аромат. Как же быстро летят дни. Мне так надоела дорога без конца, и воспоминания преследуют меня. Я вижу перед собой твой профиль, и слышу тебя, повторяя те же самые слова, их ты мне сказала: " Разве твоя жизнь не скучна, ведь всё что ты делаешь - это существуешь?" – отведя глаза, и неожиданно отпустив её руку, он сделал пару шагов перед ней и с пылким огнём из уст, который охватывал его в таких ситуациях, сказал. – Я решил перестать существовать, а начать жить снова, и за себя и за неё. Чтобы эта история не повторилась. Понимаешь ли ты значение того цветка? Что я хотел сказать? – задал ей вопросы почти неслышным шёпотом, Эрик. Они давно будоражили душу чернокудрого парня волею Судеб заброшенного между жизнью и смертью.

LSandra: – Не бойся, истина, исходящая из уст Его, да не ранит тех, кто верен был Ему, в дни Гнева Зверя. – послышался, наконец голос, откуда-то сверху, а после перед Лекс появилось довольно знакомое лицо. Память на лица, уж тем более впитанных людей, у Лександры была более чем хорошая. Скажите, смотря на себя в зеркало, вы узнаете того кто отражается? Думаю ответ очевиден. Вот тоже самое и с Эриком. Когда-то не так давно она впитала его, она впитала все о нем ради работы, для составления очередного досье, но писать о нем не стала. Может потому что понимала его, понимала всю его жизнь, а может и по другой причине... Леншер молчала и только слушала Эрика, вглядываясь в его глаза. Сейчас они были иными, что-то в нем изменилось. И уж что что, но увидеть в руке Эрика белую розу, Лекс никак не ожидала. Он протянул её девушке, но сперва она колебалась, не хотела брать. Лекс догадывалась, что означает этот цветок, но все же надеясь, что ошибается, приняла его. Руки девушки были в перчатках, поэтому считать информацию с этой чудесной розы, она не могла, но это было даже лучше, ощущения незнания, да, Лекс обожала его. Она так много знала в этой жизни, что пусть хоть эта небольшая тайна, будет тайной для неё, не долго, разумеется. - Обо мне? - с непониманием переспросила она у собеседника. Нет, со мной такого быть не может, все как всегда. - Знай, что притворятся, будто счастлив ты, лишь жалка попытка бегства извне. Но я спешу предупредить. Лишь стоит только взглянуть мне на тот путь, который я прошёл в одиночестве. Как меня переполняет знакомый аромат. Как же быстро летят дни. Мне так надоела дорога без конца, и воспоминания преследуют меня. Я вижу перед собой твой профиль, и слышу тебя, повторяя те же самые слова, их ты мне сказала: " Разве твоя жизнь не скучна, ведь всё что ты делаешь - это существуешь?" И снова противоречия, Лекс говорила себе одно, а её сила убеждала её в обратном. Она говорила ей, уже много лет, одно и тоже, много лет. Ошибка Люцифера, пришла чтоб умереть, а жизнь - страдания. Эрик бежал от прошлого, а Лекс не хотела будущего. Она просто жила, чтоб хоть кому-то быть полезной, абсолютно забывая о себе. И слыша, что сейчас Эрик цитирует её же слова, сказанные когда-то ему, ей стало очень горько, внутри все будто сжалось, было тяжело даже вздохнуть. – Я решил перестать существовать, а начать жить снова, и за себя и за неё. Чтобы эта история не повторилась. Понимаешь ли ты значение того цветка? Что я хотел сказать? – сказал он решающие слова, теперь сила, холодный разум взял верх и за словами Ворона, разум распознал лишь то, что хотела ЭльСандра, сила Лекс, но не сама она. - Да, знаю, белая роза символ нового начала, новой жизни, именно того, что я тогда тебе советовала. И да, я догадываюсь зачем ты меня позвал, я дала совет...Но не дала возможности. Ведь Эрика Драйвена давно уже нет, и единственный из документов, что есть у тебя - свидетельство о смерти. Жить среди людей, не имея этих бесполезных бумажек - невозможно. Естественно я помогу тебе. - закончила ЭльСандра свою хладнокровную речь. Да именно, именно ЭльСандра сейчас общалась с Эриком, закрытая, безэмоциональная, ледяная, не верующая в будущее. И ведь действительно, если трезво мыслить, проведя не долгий анализ вероятностей, то можно сделать вывод, что еще пару лет и славного агента ФБР Лександры Леншер не станет вовсе. ЭльСандра привыкла, что ей пользуются, в большинстве случаев, она еще ни разу не приходила на встречу с кем-либо, чтоб не уйти без задания. Вы скажите, как горько... Но нет, она привыкла в этому, и собственно, ей было все равно. Единственной целью Белой Леншер было - сделать как можно больше добра. К сожалению снять проклятие со своего рода она не могла, это могли сделать лишь Темные Леншеры, но, как говорилось выше, эта девушка уже давно забыла о себе, она жила для других. Правильно это или нет? Кто знает... ____________________________Заброшенный театр___________________________

Crow: - А я помогу тебе. – спокойным жестом вернул ей её слова Эрик, потому что прекрасно осознавал что она такое, хотя и представлял себе это нечто вроде человека у которого словно вырвали часть себя. Он помнил её шаги и представлял себе, что такое жить с сознанием того – что ты лишь тень от чего-то. Хотя, его состояние было чем-то сродни такому вот теневому плаванию в неизведанные просторы. Он не видел в ней сверхсильную святую, которая могла потрясти весь мир до основания, своими познаниями и прочими силами. Ворон серьёзно понимал, что же такое владеть подобным даром и был удивлён. Она не хихикала, не смеялась истерически, а была холодна и прямо как пресловутый Эскалибур, который по легендам мог поражать неправым без замаха и крови на лезвии. Жить ради других, принести себя в жертву другим людям, подобному тому, кто когда-то взошёл на крест ради других людей и принёс себя в жертву человечеству, назвавшись Иешуа Га-Ноцри. Луч фонаря блеснул как жертвенный меч, который должен был вонзиться в тело жертвы, но Эрик решил встать тенью на пути его и спокойно сжал её пальцы в своей руке. Это было не болевым действием, скорее желанием успокоить её и вернуть в нормальный мир. - И знали бы невольные герои, борясь и страдая, веря и любя, что заливая летописи кровью – ни капли не оставят для себя. – цитата оказалась очень удачной и он сделал шаг к ней. – Знаешь, я решительно не согласен с этой трактовкой, не нужно приносить себя в жертву. – решительный жест и сзади него из тени соткался крест. Он показал на него рукой. – Он принёс себя в жертву за нас и за тебя, и за меня… - крест медленно опал и музыкант улыбнулся. Чувство того, что она словно его копия или же родственная душа не пропадало. А ведь у него был для неё сюрприз, который готовил он сам и безо всякой помощи каких-либо сторонних лиц. Это было бы шикарно, если бы он согласилась пойти с ним, он чувствовал что, несмотря на маску, которая была на её лице, она другая. Внутри она желает чувствовать себя живой, кричать и этим подтвердим всему миру факт, что она не умерла. Ох, как же трудно дышать, когда все вокруг пахнет смертью, и он начал действовать. Пальцы его сжимали её ладонь вовсе не цепко, а скорее мягко и нежно, толчок и он берёт её за руки. Движение было простым, оно попросту призывало её забыть всё то, что она думала о себе и носила как маску для других людей, потому что для Драйвена её не было. Маска была словно прозрачной, он видел, как она цеплялась за ушками девушки, и потому он сделал быстрые движения, проводя за раковинами. Держа в руке что-то неосязаемое, он приложил руку к лицу и чисто театральным движением отбросил в сторону «маску». - Будь сама собой. Подумай, чего ты хочешь? – улыбаясь, он сильнее потянул её за руки, заставляя сделать широкий шаг, словно школьник старался свою одноклассницу уговорить пойти к нему домой, и попить там чая. А тут было другое, он старался её уговорить оставить прошлое, но тянул легко и не очень настойчиво, так чтобы она могла ощутить вкус свободы, которую он ей дарил. А он всего лишь пытался освободить её от правил и шептал так, чтобы она слышала. – Пари. Так как если бы не было правил и гравитации, и нету ни законов и никто их блюсти не заставил. Пари. – сладко потянув на себя её руки, он применил свою способность и их подкинул себя и её на небольшом теневом плоском лоскуте, как на трамплине. Подхватив её и приземлившись уже на дальнем газоне, он помогает ей подняться. – Ну, как? Это стоило того? Неожиданно так, а я уже смотрю на тебя и вижу, что это новое для тебя. Ты никогда не жила такой жизнью, как и я никогда не жил. Я зову тебя… - он протягивает ей руку и ведёт её туда, куда ведёт длинный теневой отрезок. Этот путь так узок, но он помогает ей идти, ведя её, как средневековый паладин в Храм Господень. В отличие от паладина, он был менее величественен, но вёл он собственно её туда, где намеревался провести с ней вечер и может быть ночь. Так что таинственного не было ничего, единственным был тот смешок, что заброшенный театр может показаться не слишком удобным местом. Но там уже всё было и свечи и небольшое угощение и даже, то место, где можно будет выспаться. Жить в старом театре было интересно и весело, никто туда не ходит – даже полиция, а там живёт человек и даже неплохо. Он вёл её дальше и дальше, туда, где смыкается тень и на мгновение, улыбнувшись, он резко разворачивается на каблуке и берёт её на руки так, как брали обычно невест или кого-то. Должно быть, она не ждала этого. Он приобнимает её и приближает своё лицо к её лицу. Он видит её глаза, чувствует как её волосы, взметнувшиеся от ветра, щекочут ему кожу, которая казалось, больше не увидит чувств и будет непроницаема как сталь. Он делает шаг вперед, и теневой купол поглощает их обоих. Они в непроницаемой черноте и он целует её губы, привнося с собой себя, такого как он есть. Если она впитывала людей, то сейчас он делал с ней и делал это иными путями. Просто, у неё это была особенная способность, а ему просто была нужна она и он забирал её, чтобы она стала сильней. Пора. Коронованный клоун ожидает их, а они идут к нему, в старый театр, чьи отголоски ещё не стихли. ===========> Заброшенный театр.

Crystal: /Общественная библиотека/ Здесь она не была почти два года. Два долгих, нерешительных года. Кристаллия припарковалась на ближайшей к парку стоянке, и не спеша выбралась из машины, запахивая покрепче белоснежное пальто, и повязывая на шее лёгкий, изумрудно-зелёный шёлковый платок. Девушка оставила все вещи в машине, забрав с собой только телефон, да пачку Голуаза, которые по привычке всё ещё курила, даже несмотря на то, что по понятиям некоторых они не отличались должной крутизной. Зато крепость у них была, что надо. Кристалл вздохнула, засунула руки в карманы, и всё таким же неспешным шагом прошла через огромные чугунные ворота, с резными вставками, погружаясь в тишину осени, нарушаемую лишь опадавшими листьями, да тихой рябью воды, которую тревожил ветер. Крис сегодня решила ничем и никак не менять погоду, просто потому, что хотелось естественности. Взобравшись по небольшому мостику, Крис остановилась, облокачиваясь на каменные перила, и устремляя взгляд вперёд, глядя на маленьких детей, которые, непослушные, убегали от своих матерей, а те за ними носились, пытаясь поймать. На губах Амакелин против воли появилась нежная, но вместе с тем грустная улыбка. Руки против воли сжались в кулаки. Резкий выдох, и Крис тут же отвернулась, облокачиваясь спиной перила, и не думая о том, что может испачкаться. Женщина прикрыла глаза, вдыхая полной грудью запах листвы и влажной земли, в такие секунды она чувствовала своё единение с природой,чувствовала,что она – неотъемлемая её часть. И это так поражало, что почти захватывало дух, и Крис не могла достойно контролировать свои способности. Да, и нахлынувшие воспоминания давно минувших дней, противно сжали горло, не желая отпускать. Крис достала сигарету из пачки, и кончик оной тут же заалел, и запахло жжёным табаком. Рыжая втянула в себя никотиновый дым, выпуская его тонкой струйкой в сторону от себя. И как-то так получилось, что это лёгкое движение заставило её шарфик слететь с плеч и помчаться на потоках ветра в сторону скамеек, где сейчас было совсем пусто, не считая, одинокого путника, который шёл к ней спиной, чуть опустив плечи, голову. Кристаллия протянула руку, попытавшись было воспользоваться силой, чтобы вернуть шарфик, но что-то остановило её. Что-то знакомое в этой фигуре. Крис резко остановилась, широко распахнув глаза. Этого не могло быть. Она не могла вот так просто попасться,

Wolverine: /Нью-Йорк/ Мрачная тень, слабо напоминавшая Хоулетта, бесшумно бродила по Центральному парку, подсознательно выбирая такие тропинки, по которым почти никто не ходил. Одиночество и пустота внутри стали такой же неотъемлемой частью его, как сигары, огромное количество алкоголя и абсолютное эмоциональное равнодушие ко всему, что происходило вокруг. Он любил осень. Когда-то. Когда-то давно, около недели назад. Прошла целая вечность, бездонная пропасть лежала между прошлым Джеймсом и тем, кто остался сейчас на краю. Он балансировал на дрожащих камнях собственного разума, готовых вот-вот провалиться в небытие. Его сознание кружилось от разверзнувшейся внутри него же пустоты, холодной, черной, затягивавшей в себя. С каждым часом одиночества он находился все ближе к пропасти собственного рассудка. А внешне ничем та трагедия, которая вот-вот должна была случиться, не выражалась. И все-таки отголосок близившейся гибели был заметен в его имидже. Хоулетт очень коротко подстригся по возвращении в Нью-Йорк и вкупе с легкой небритостью выглядел еще более брутально, чем с вечно взъерошенными волосами и бакенбардами. Вместо привычных кожаных курток на нем было черное, длинное до колен мужское пальто нараспашку, под ним виднелся тонкий светло-серый свитер, а на ногах – черные джинсы и такие же ботинки с острым носом. Это был не его стиль. Строгий, мрачный, бесцветный. Сразу же после прибытия из Монреаля Росомаха сжег все свои вещи, а также то, что напоминало ему о прошлом. Запахи, оставшиеся на одежде и предметах, сводили его с ума и причиняли ему невыносимые мучения. Он с облегчением спалил бы и саму квартиру, но в последний момент рука не поднялась сделать это. Все-таки здесь жила не только она… Джеймс обошелся простым проветриванием на несколько суток, устроив хороший сквозняк, такой, что ветер гулял по комнатам, и когда он дремал в кресле в гостиной, то сквозь сон ему часто казалось, будто кто-то кроме него есть дома. Простые фантазии переросли вскоре в настоящие галлюцинации, и больше мутант в ту квартиру не возвращался. Он снимал номер в одном неплохом отеле, и там уже впал в другую крайность: не имея ничего, что останавливало бы его, ни напоминавших о чем-то предметов, ни запахов, он изрядно выпивал и часто ночевал не один. Так прошла первая неделя в Нью-Йорке после случившейся с ним беды. А сегодняшним днем, блуждая по городу, он ненароком попал в Центральный парк, место, настолько важное для него, что избавиться от связанных с ним обрывков памяти было не так-то просто. Почему обрывков? Потому что после встречи с Тессой более чем пятилетней давности, после его просьбы помочь справиться с тогдашним горем, некоторые воспоминания так и не вернули себе прежний яркий облик. Но здесь, здесь его прошлое словно оживало, и перед глазами отчетливо вставала приятная сердцу картина на том мосту, прогулка по той усыпанной гравием дорожке, затем поворот в сторону ресторана… Затем… Странно, что вместо того, чтобы ностальгировать по утерянной любимой женщине он сейчас жил памятью гораздо более давних лет. И когда тонкий, до боли и стона знакомый запах защекотал его ноздри, Хоулетт не высказал искреннего удивления – он все еще пребывал в себе и не мог отличить реальность от участившихся в последнее время галлюцинаций. Но вот что-то нежное, невесомое коснулось его затылка. Сердце замерло, он резко повернулся и инстинктивно, механически схватил тонкий шарф, уносимый куда-то разгулявшимся ветром. А в следующее мгновение зрение обнаружило еще одну находку. Джеймс перестал дышать, замер, пораженный. Если бы он был менее крепким морально, то давно уже отключился бы, но нет. Пошатнулся, на миг прикрыл глаза, но справился с собой и вновь широко распахнул их. Когда-то ярко-голубые, теперь они, потухшие, были стального оттенка, но во взгляде по-прежнему оставалась твердость. Хотя сейчас, на несколько секунд, и ее не стало. Будто что-то сломалось внутри. Хоулетт тихо простонал, встретившись с изумрудными глазами, и, прерывисто вздохнув, протянул вперед руку с зажатым в ней шарфом. Он все еще не мог понять, воображение ли так издевается над ним, призрак ли это или же самая настоящая... - Крис…



полная версия страницы