Форум » Нью-Йорк » Парк 10.8 » Ответить

Парк 10.8

Bombist: Центральный Парк. Одно из мест в этом большом городе, где можно хоть чуть-чуть отдохнуть от суеты. Небольшой пруд в самом центре парка, вокруг которого летом расположены клумбы с самыми экзотическими цветами. Красиво, чисто. Зимой в парке на пруду устроен каток и каждый желающий может весело тут провести время.

Ответов - 136, стр: 1 2 3 4 5 All

Black Bolt: На мгновение переведя взгляд на Долохова, когда тот произнес фразу о соблюдении четкой фиксированной дистанции, Гром моментально последовал этому, своего рода, указанию, не приближаясь к девушкам более чем на два метра и, дабы не допустить побега особо опасных преступниц, Гром внимательно наблюдал за каждым их движением, каждым шагом в ту или иную сторону, каждым невольным жестом, готовясь в любой момент пресечь любую бесплодную попытку к отступлению. Они готовы на все, лишь бы любой ценой не возвращаться туда, где они провели весомую часть своих жизней, - промелькнуло в голове Блэкгара, когда тот лицезрел, на сколько действия сестер был раскованными, свободными, их не волновало, чем все закончится, не волновало, кто из них выживет, а кто падет, любой расклад для двух юных созданий был лучше нежели безвременное заточение вдали друг от друга. В какой-то степени Гром даже готов был посочувствовать сестрам, несмотря на то, что немногим ранее они пытались превратить его в повешенного. Они не станут мешкать, не станут слушать ни слова из того, что мы будем говорить им. Каждая из них готова пожертвовать собственной жизнью, собственным существованием во имя спасения друга друга. Но в итоге они обе погибнут, погибнут в объятиях друг друга, с улыбкой на лице, символизирующей их полною умиротворенность и радость возможности утонуть во мраке смерти вместе, в один и тот же момент - Гром, будучи персоной крайне рассудительной, не мог не признать, что действия сестер в какой-то степени могут быть оправданы их мотивами, но никакие мотивы, никакие скрытые желания не оправдывают погубленных жизней. Когда Долохов закончил свои манипуляции с водой, а впоследствии и с заморозкой, Блэкгар уже был готов вздохнуть с облегчением, с чувством безопасности и уверенности в том, что сегодня никто более не пострадает, но, видимо, слишком глупо рассчитывать на такое скоротечное действие и смазанный финал, когда добро практически без усилий победило зло, слишком тривиально и неправдоподобно. Послышались многочисленные крики, а затем звериный рык, с каждой секундой становившийся все сильнее, эхом разлетаясь по всей территории этого чудесного места. На глазах у Грома, обезумевший тигр готов был разорвать свою недавнюю "поклонницу", наслаждавшуюся всеми его скачками и прыжками на арене, на маленькие кусочки. Произведя резкий толчок от земли, Гром поднялся в воздух и, чуть отдалившись от своей группы, в следующее мгновение оказался между беззащитной женщиной и тигром, уже приготовившимся сделать решительный выпад и лишить свою жертву жизни. Остановив руками выпад животного, всем весом своего тела наволившегося на Грома, Блэкгар схватил тигра верхнюю и нижнюю челюсти, тем самым давая возможность женщине встать и убежать, как можно дальше от этого места, так быстро переставшего быть обителью смеха и радости и превратившимся в место боли и страданий. Собрав большую часть своих сил в кулак, Гром просто-напросто откинул обезумевшее животное в сторону, заставив боком удариться о железную решетку. Сила удара была небольшая, но достаточная, чтобы, хотя бы на время, дезориентировать животное, не причинив ему особого, серьезного вреда. Неожиданное помутнение в глазах на мгновение остановило Грома от того, чтобы вернуться назад к Долохову для дальнейшей перевозки сестер обратно в тюрьму, а когда мутная пелена развеялась с глаз, пред Блэкгаром предстали многочисленные образы этих самых сестер, которых Король Нелюдей немногим ранее считал полностью выведенными из общего течения времени. -Влад, -Гром прикрыл глаза и, коснувшись виска указательным и средним пальцами, полностью сосредоточился на своих телепатических возможностях, пытаясь выцепить из всей этой беснующейся толпы образ Долохова: -Ты слышишь меня, Владислав? Я потерял из виду настоящих сестер Дрейфус. Я мог бы попробовать нарушить иллюзорное воздействие посредством оглушающего крика, но при таком раскладе пострадать могут все. - искренне надеясь, что это его послание дойдет до Влада, Гром старался придумать альтернативные способы вычислить их оппонентов во всем этом хаосе.

Game Master: Когда вудуист спокойно шел в толпе паникующих посетителей цирка, он на минуту обернулся. Никто не замечал странно чернокожего господина в сюртуке и шляпе цилиндре, с тростью и белой краской на лице, все слишком были заняты бегством от разбежавшегося зверинца. Пио улыбнулся – по его следу было направился один из них, но быстро был сбит с толку, а затем отвлекся на спасение то ли людей, то ли хищников, моральные принципы человечества не существовали для вудуиста, как таковые, все на что он опирался, было желанием болот и мертвых богов, любящих хорошие бутерброды с аллигаторами и добрую похлебку темно-бурого цвета. Они не указывали, не приказывали, помогали и давали силу, но, как и всякая магия, брали за это свою плату. Сейчас срок платы еще не подошел, потому Пио слышал звук барабанов, чувствовал рядом с собой невидимое присутствие и время от времени улыбался во все свои белоснежные зубы, между которыми время от времени пробегала сиреневатая искра. Что такое магия болот, точнее Вуду? Это почти то же самое, что и обычная магия, только здесь требуется меньше обмана, больше надежды, меньше веры и больше мастерства, а главное – терпения. Да, простая магия может легко разрушить в один миг целую страну, зато Вуду может уничтожить эту же страну пусть и медленно, но изнутри и окончательно. На самом дулу Вуду – это не зло, как и не добро, подобные понятие можно относить только к людям придерживающимся определенных убеждений, вудуист же должен быть и немного таким, и немного другим, оставлять что-то для себя и при этом помогать тому, кому выгодно и кому правильно, а что такое правильно – как не твоя собственная точка зрения? Пио еще какое-то время стоял на месте, затем обернулся и двинулся дальше. Мимо пробежал Айзек Казати. Славный парень, не считая того, что постоянно ходит серьезный. Его основная проблема – оказался в плохой компании. Такие люди, как он и являются хорошими, они любят свою семью, свою страну, а становятся плохими, поскольку те не отвечают им взаимностью, пользуют, а потом выбрасывают. У Вуду нет страны. Вуду это не территория, Вуду это даже не личность, это нечто среднее, привязанное ко всякому, кто осмелиться начать этот путь, сойти с которого невозможно, ведь, как уже говорилось, болото дает, но и берет очень многое взамен. Миновав выход из парка, негр краем глаза заметил двух агентов компании. Облачив несчастного Ренфилда в что-то сродни антирадиационному костюму, они клали его в багажник. От насекомыша осталось слишком мало, однако он продолжал жить. Вудуист миновал перекресток, вошел в одно из зданий никем не замеченный, все прилипли к стеклу и наблюдали за происходящем в парке, кто-то умудрился достать откуда-то бинокль, а кто-то даже захватил поп-корн. Лифт поднял его на самый верхний этаж, оттуда вудуист по лестнице поднялся на крышу. Сильный поры ветра чуть не сбил с него шляпу, человек вовремя удержал ее. На самом краю крыши, закутанный в плащ с капюшоном, скрывающем лицо, стоял некто. Человек, не подумайте, мы же не в научно-фантастическом романе, хотя все предпосылки к этому имеются. Он даже не обернулся к подошедшему сзади Пио. Трость уперлась в бетон крыши, вудуист насмешливо окинул взглядом человека, с головы до пят. - Сколько еще ты собираешься играть с ними, маста? – не менее насмешливым тоном осведомился он, перекрикивая шум ветра. Голос, ответивший ему, был на удивление приятным. - Достаточно, чтобы не возвращаться туда и показать, что будет с каждым, кто посмеет следовать за мной. Вудуист обвел взглядом, открывающийся вид. - Мне ты отдаешь того недоучку и мертвеца, мы договорились. - Нет, - человек повел головой в сторону. – Сначала они все должны сойтись в одном месте. - Их много, а некоторые независимые. - Не настолько, чтобы различить, когда треснет зеркало, в которое они смотрятся. Звери постепенно загонялись обратно в клетку. Одной проблемой стало меньше, но оставалась другая. Десятки и десятки сестер Дрейфус, причем, судя по озадаченным лицам всех девушек, даже настоящие сестры не понимали, что происходит, что уж говорить об их преследователях. Обе окончательно запутались настолько, что даже не могли понять, являются ли они теми, кто они есть. - Это он? – спросила одна половина девушек. - Да, - ответила другая. Слаженный хор из их голосов путал еще больше. Каждая то обходила другую, то переводила взгляд на сотрудников Оружия Икс. Все девушки улыбнулись. А это, в какой-то мере, было забавно. - Вам его не остановить. - Да, не остановить. Сестры Дрейфус и их копии стали обходить агентов кругом. Что-то коснулось щеки Владислава. Что-то нежное, хрупкое, приятное на ощупь. - Влади, Влади, - пропел легкий, как ночной бриз, женский голос. Девушка с томными темными глазами, кожей цвета какао и черными, как смоль, волосами стояла совсем рядом с вампиром. Ее браслеты позвякивали каждый раз, когда она поднимала или опускала руки, а уголки быть чуть приподняты в улыбке. Еще минуту назад ее здесь не было, а теперь где-то в парке будто не было самого Долохова. Кругом росли прямо из воды скрюченные под причудливым углом деревья, обвешенные лианами, где-то что-то громко булькнуло, уходя под воду и оставляя за собой лишь конусообразные волны. – Это был отличный гумбо, но ему никогда не хватало крови, - Мэрион сделала шаг назад, по направлению к старой хижине. Крыша обвалилась, дверь давно слетела с ржавых петель, кресло качалка было выброшена в болото рядом. В котелке было пусто, а огонь никто не поддерживал под ним уже много, много лет. – Папа Легба исправил это, - обернулась она к вампиру. – Идем, - девушка протянула руки, приглашая Владислава взять за них, - я покажу тебе, куда нужно идти. На этот раз блюдо покажется тебе более вкусным. Она сняла с шеи накинутый белый шарф. Легкая ткань упала на землю. Несмотря на всю смуглость кожи, увеличенные природой словно специально на шее зияли две кровавые точки. Красная жидкость продолжала пульсировать в них, одна капля стекла к плечу. - Владислав, - грубый мужской голос, тем не менее, не без ноток привлекательности окликнул вампира. Позади него стоял Андреш. Кожа была неестественно бледной, в глазах горел какой-то дьявольский огонек. – Не слушай, ее надо убить. офф: голограмма предоставлена одним из лучших пациентов клиники Аркам, осязаема и реальна на данный момент только для Владислава.

Dragon Keeper: ... Сиреневый тихий летний вечер. Лишь стрекот невидимых цикад да переливчатое лягушачье кваканье. Холодный чай в высоком стакане стоит тут же рядом, на горбатых деревянных мостках и теплая ласковость воды, обнимает за ноги. Вот он, покой и беззаботность. Когда ты, улыбаясь, в одних бриджах и подтяжках прямо на голое тело приходишь с удочкой на берег, ты садишься на самом краю небольшого уходящего в воду плота и свешиваешь ноги вниз. Совсем рядом покачивают на воде свои желтые головки кувшинки. Чуть дальше, в зарослях камыша, степенно подает голос утка, и вторят ей заливисто и беззаботно ее птенцы. Пробковый поплавок чуть покачивается на воде и где-то совсем далеко, на реке слышится губок парохода… - Влади, ты опять здесь… - Звонкий перестук браслетов и шаги легкие, невесомые. Владек закрывает глаза и замирает в ожидании. Вот шаги остановились прямо у него за спиной.. вот кто-то присел рядом на корточки, и Долохов ощутил теплое дыхание на своем плече.. вот, знакомыми ласковыми прикосновениями этот кто-то, пальчиком начинает обводить черное клеймо татуировки на его коже.. Аромат цветущих апельсиновых деревьев, диких фиалок и, быть может, лилий… - Однажды я повстречался с одним молодым человеком. Его звали Байрон… Мэрион на минуту задумалась. - Я знаю одного рыбака что живет рядом с пристанью, у него всегда самые свежие креветки. Мне кажется, его второе имя - Брайан. Губы Владека тронула улыбка. - Не Брайан, а Байрон. Лорд Байрон, английский поэт. - А-а-а, - протянула Мэри. – Лорд это слишком далеко для меня. - Может и так, но как-то раз, даже ничего не зная о тебе, он написал такие строки: Владек начал декламировать: Она идет во всей своей красе - Светла, как ночь ее страны. Вся глубь небес и звезды все В ее очах заключены, Как солнце в утренней росе, Но только мраком смягчены. И улыбаясь еще шире, Влад, с ощущением бесконечного счастья, наконец, открывает глаза. На вид Мэрион лет шестнадцать или семнадцать, но выглядит она вполне сформировавшейся женщиной. Невзрачная простота ее разноцветного платья только подчеркивает совершенство ее тонкой фигурки. У Мэри очень красивое выразительное лицо - большие ласковые глаза, полные сочные губы и кожа цвета кофе с молоком. Она сидит совсем рядом с ним и оттого, что Влад выглядит таким счастливым, кажется немного испуганной. - Влади, мне страшно когда ты так улыбаешься.. Будто знаешь что завтра уйдешь… - голосок ее еле слышен, а глаза наполнены слезами. - Я? Уйду? Да ни за что, Мэри! Никто не сможет забрать тебя у меня.. Никто. Смогли. Конечно, смогли. Когда он вернулся после недельной отлучки, надо было съездить в Орлеан привести в порядок дела, и встретить брата чтобы .. В конце-концов кто такая эта Мэри раз ты, дорогой братец, ради нее запер себя на болотах низовий? Ты непременно должен нас познакомить, быть может я, как более красивый из нас двоих, понравлюсь ей больше, мм? - Андреш, но мы ведь близнецы! – Владек хохочет, откидываясь на кожаные подушки двуколки. - Но я тебя старше и потому, это всего лишь ты на меня похож, так то! Когда они, наконец, добрались, в небольшом доме у воды их ждала уже целая компания. Мужчины и женщины, среди них два креола, один испанец, французы, девушки-англичанки… и Мэрион. Такая же прекрасная она казалось стала еще красивее. Тоньше. Прозрачнее. Бледнее. На ней теперь было синее бархатное платье до полу, а от бедной девушки и почти ребенка не осталось и следа; умытая и хорошо одетая, она стала юной женщиной таинственной, почти неземной красоты. - Мы рады приветствовать Вас, господа, и конечно, мы все благодарны тебе, Владислав, за то, что ты одарил нас таким щедрым ужином..- вперед выступил молодой человек и с кошачьей грацией согнулся в поклоне, глазами, впрочем, продолжая поедать тонкую фигурку Мэри – она оказалось очаровательной.. Такой нежной, изумительной… Та, о ком говорили, медленно подошла положила тонкие руки в белых, до локтя перчатках, Владу на плечи. Взглянула на него бездонными глазами: - Мне так холодно, Влади… - и отвернулась, продемонстрировав на шее две темные точки. Из одной сорвавшись, побежала вниз капелька крови. И сегодня он снова был там. На туманных сырых берегах, где реки текут как лианы, а лианы утопают в болотах. Он снова видел эту капельку крови, что не спеша писала приговор на теле его любимой. - Я не буду убивать ее, Андреш.. Не я.. Это сделают те, другие… Они слишком долго играли с ней в ту неделю и даже ты не смог тогда спасти ее, Андреш. Ох, Андреш, мы пришли тогда слишком поздно… Долохов подошел, встал рядом с братом и сухими, теперь уже сухими глазами посмотрел на свою Мэрион. - После, я отнес ее тело матушке Гоголь. Я встал перед ней на колени и просил убить меня. Я молил ее. Заклинал. А она.. Она сказала тогда странные слова, Андреш.. Она посмотрела на меня и хотя на ее лице было написано неимоверное страдание, голос ее звучал спокойно. Она сказала: « Мэрион хотела тебе помочь, очень хотела. Она дала клятву. Кто я такая чтобы разрушать ее? Иди, и знай, что она всегда где-то рядом с тобой». - Андреш, это звучало нелепо и странно, но знаешь, Андреш....Я столько раз мог уже умереть. И не умер. Будто действительно.. она.. Мэри… Владек не выдержал и прикрыл глаза ладонью. Постоял так некоторое время, после шумно втянул в себя воздух и вдруг распрямившись громко хлопнул в ладоши. Окинул взглядом девушку перед собой и брата, что стоял совсем рядом: - Мой брат, не стал бы меня просить убить ее. Он сделал бы это сам. И улыбнувшись, заговорил бегло, надрывно, спотыкаясь в словах, но непрерывно и уверенно: - Я развею весь этот морок, я не дам себя увлечь, утопить в аду прошлого… Мэри, опять, помоги мне! Он высоко прыгнул в воздух и, уже второй раз за сегодня, начал меняться. Ведения не властны над слепыми летучими мышами, что движутся по воздуху с помощью эхолокации. С помощью этого же чутья он, превратившись и кувыркнувшись в воздухе на кожистых крыльях, наконец, начал понимать - сколько реальных, действующих лиц было сейчас на этой маленькой полянке-сцене. ...Вот тот, кто остался с ним из команды, Айзек и Тень убрались как раз вовремя, вот сестры Дрейфус, кружатся вместе в танце, им больше никто не нужен, этим двоим, и в этом их счастье. А вот… а кто же это? - Тот, кто напомнил тебе обо мне… - в воздухе, совсем рядом с ним, раздался знакомый ласковый смех и нежный перезвон браслетов…

Umbral: Звери были в клетках, и большинству из них ничего не грозило. Как и стаду, что суетилось с иной стороны. Дэрек позаботился о том, что бы никого из зверей не наказывали, сообщив выбежавшим на улицу владельцам цирка, что виной всему стала банда вандалов, которую сотрудники полиции успешно задержали, правда, упустив некоторых её участников. В общей суматохе и панике, хозяева словно бессознательно прислушались к обыденному, серьёзному и спокойному тону незнакомца в очках и плаще, который представился агентом спецслужб, пришедшим на выступление и забывшим удостоверение в ином пальто. Оборотень на миг задумался о том, что сейчас происходило в нескольких десятках метров от него, но его внимание привлек на себя пробежавший неподалеку Казати. Шаман на секунду подумал о том, что бы его окликнуть, но всё же решил поступить более расчетливо, и издал довольно необыкновенный по мелодике свист, провожая взглядом сквозь темные стёкла очков, бывшего агента Массад. На плечо шамана проворно приземлился тот самый воробей с выщипанным пером, и Дэрек, приятно улыбнувшись столь быстро откликнувшемуся другу, повернулся к птице лицом, и произнес: - Найди мне черного человека с белым лицом, тростью и цилиндром. - Оборотень слегка ткнул средним пальцем в грудку птицы, и та взмыла в небо, созывая звонким чириканьем своих сородичей. Из парка выпорхнула целая туча маленьких, серо-коричневых птиц, и разлетелась по всей округе парка. Тем временем, агенты Оружия уже погружали в машину расплавленного мутанта Ренфилда, и Умбрал наблюдал за этим процессом, размышляя о том, что природа никогда не перестанет удивлять своих детей. Однако вновь, на миг, Дэрека посетила мысль о том, что Влад должен был, уже, справится с незатейливыми близнецами. Ведь агентов оставалось больше, да и там был сам Фенрир. Какие проблемы могли возникнуть? Но решив, что стоит пойти и проверить, как обстоят дела с задержанием сестер, перед лицом шамана пронесся тусклый щебечущий комочек перьев. - Нашли. - Мысленно возрадовался Дэрек, и следя острым взглядом лупуса за птицей, отправился вслед за ней. Воробей без лишних просьб чувствовал, что найдя, следует показать. Перспектива нагнать человека-вуду интересовала зрелого оборотня куда больше, чем поимка двоих душевных уродов. Спустя каких то пять минут, воробей, показывавший путь, взмыл вверх, вдоль высоты одного из зданий, после чего, долетев до его края, вернулся обратно, вниз. Однако Старшего Друга уже не нашел, а связь, которая была протянута между птицей и шаманом, незаметно рассеялась, и сидящая на заборе вокруг здания, в которое вошел Дэрек, стая городских птиц, взмыла вверх, и во все стороны, отправляясь по своим несложным делам. В лифте стоял запах болот. Его мог ощутить не каждый, и оборотень смог учуять его не только благодаря сверхтонкому нюху, но и благодаря тому, что уже не первый век являлся шаманом. Новоявленный агент Оружия Икс повторил путь Пио, и спустя минуту уже стоял на крыше здания, обдуваемый сильным ветром. Он не пытался скрыть своё присутствие. Духи были с ним, и это всегда придавало уверенности. Их всегда было много, потому что никогда неизвестно, с кем столкнешься в очередную секунду. И далеко не каждый маг, шаман, вудуист, мистификатор, экзорцист, смог бы одолеть сразу дюжину хранителей. Бэитс не произносил ни звука, лишь стоя в десятке метров от человека в черном, и неизвестного в плаще. Рано или поздно они его заметят, но до этого, оборотень предпочел послушать, о чем эти двое могли беседовать. Пока духи были начеку.

Game Master: - Пора заканчивать спектакль, они не решатся, - фигура в плаще говорила тихо, взмах рукой, будто человек что-то разрезал в воздухе. Солнце осветило бледную, как мел, кисть руки. В это время в парке со всех людей будто спала пелена иллюзии. Под весенним небом центрального парка остались лишь сестры Дрейфус, один на один с теми охотниками, которые решили, во что бы то ни стало, остановить и задержать их, вот только никак не решалась подойти ближе или что-либо предпринять. Сестры с неимоверным интересом следили за объятым галлюцинацией прошлой жизни вампиром, а потом – все исчезло – их снова стало двое, вампир превратился в какое-то чудовище, страшное и уродливое, совсем не такое красивое, как тело молодого человека, в котором он приглянулся им. Сестры переглянулись, на их лицах, в их глазах можно было прочесть страх, смятение. Все пошло совсем не так, как им обещали. Он ведь дал слово, он обещал их защитить, он сказал, что они смогут вернуться в цирк и никогда, никогда больше не разлучатся. - Он. - Обманул. - Нас. Одна из сестер окинула взглядом охотников. Вон, тот зверюга, второй куда-то подевался, а там – мужчина, которого они пытались задушить. Где-то вдалеке показался Казати, он не бежал, но шел достаточно быстро, чтобы в скором времени оказаться рядом с остальными. Сестры переглянулись. - Вы же знаете, что мы просто так не пойдем с вами. - Никуда. Они приобняли друг другу за талию. Еще минуту смотрели на окруживших их агентов. - Лучше. - Смерть. Сестры сняли с рук перчатки. Одна из них тронула щеку другой, затем их губы слились. Девушка сжала руку сестры и стала медленно опадать. Шелковая кожа лица покрылась рубцами, начала сереть. Джулиана распахнула глаза и встретилась с мертвым взглядом Коралины, которая упала на землю у самых ног сестры, с которой ссыпался прах. Через каких-то пару минут все было кончено. Вудуист обернулся. - О, великий заклинатель животных, - он снял цилиндр и раскланялся перед Дэреком. Сделал шаг ему навстречу. Меж тем, фигура в плаще не оборачивалась. Негр выпрямился в полный свой рост и оценивающе уставился на шамана. Его не волновало, как оборотень нашел их – по запаху, с помощью магии духов, какая разница – слепая уверенность в своей победе у вудуиста была вполне обоснована. Он перехватил трость, собирался было подойти к Бэйтсу, когда его «друг» схватил за ворот сюртука и толкнул к самому краю. На лице вудуиста проявилось удивление. Ни слова ни говоря «масса» толкнул негра и тот полетел с крыши прямиком навстречу приветливому серому нечто под названием асфальт мостовой. Неожиданно, крик оборвался. Не так как обрывается крик упавшего с большой высоты человека, его просто не стало, словно кто-то или что-то удалил из этого места и времени пикирующего вниз вудуиста и поместил в другую обстановку. Какую? Это уже было на усмотрение именно виновника данного происшествия. Взгляд стоящего у края крыши человека обратился к парку, над которым взмыла вверх летучая мышь. Этот тоже обнаружил его или, по крайней мере, был близок к этому. Фигура в плаще обернулась к оборотню. На краткий миг солнце осветило лицо человека. Было ли это лицо – сказать трудно. Создавалось впечатление, что вы смотрите в треснутое зеркало, в каждом кусочке которого отображается совершенно другие люди. - Немного рано, - тихо произнес, пристально глядя на шамана. – Духи? Он прав. Нет, не поможет. Совсем не то, - фигура покачала головой. – Мама в детстве рассказывала мне о семи мостах, мне нравился высокий – Хоэ-брюке. Только здесь я понял, что бывают мосты выше. Там я и буду. Но только, если вы вместе придете. Человек сделал шаг навстречу Бэйтсу, а потом все изменилось. Вместо крыши оборотень стоял на одном из этажей здания. Пара офисных работников, наливавших воду у кулера недоуменно уставились на него. офф: обращаем внимание на обращение и то, что сказал один из сбежавших заключенных. Фактически, он назначил вам в указанном месте рандеву с определенными условиями.

Umbral: Дэрек осторожно двинулся по косой, приближаясь к Пио и незнакомцу. Ветер трепал полы пальто и волосы оборотня, однако тёмные очки позволяли глазам не щурится от ветра. - Паяс. - Принебрежительно прицокнув языком, а затем оскалив клыки в такой же по характеру улыбке, прокоментировал заклинатель животных приветствие вудуиста. Однако больше внимания Дэрек старался уделять замолчавшему человеку, закутанного в плащ. Пио сделал шаг, и показалось, что вокруг Дэрека воздух стал извиватся, словно сжигаемый языками пламени. Напряжение возрастало, но оборотень продолжал медленно ступать, сокращая дистанцию между подозреваемыми. Бэитсу очень не нравилась фигура в капюшоне, однако предпринимать действия было ещё рано. Опыт подсказывал шаману, что момент, когда стоило воспользоватся силой, ещё не настал. И как зачастую бывало - он почувствует и начнет действовать в единственно верный момент, ровно за мгновение до действий соперника. Однако стоило вудуисту для чего то сделать ещё один шаг вперед, как фигура в плаще ухватила его за шиворот, и швырнула с края крыши. Дэрек не собирался бросатся к сброшеному. Их дела, а Дэреку было плевать - на вудуиста больше, или меньше. Однако крик внезапно прекратился. Не затих, а именно оборвался, что Дэреку с его сверхтонким слухом, определить было не трудно. Магия. Она безгранична. Незнакомец повернулся, отражая в солнце своё лицо. Лица. Осколки. Оборотень много повидал, и подобное его не поразило, однако насторожило. Шаман отдал ментальный приказ духам заключить незнакомца в астральную и физическую клетку, окружив собой, и хранители, незримые, безприкословно окружили Безликого. Оборотень хмыкнул в ответ на заявление незнакомца о бесполезности духов, однако про себя насторожился ещё больше. По всем законам логики, Дэрек уже должен был давно нейтрализовать незнакомца, однако интерес взял над ним верх. И понимая это, оборотень отдал последнюю команду одному из незадействованных хранителей, вызвав тихое трещания скрытых рукавами браслетов. - Хоэ-брюке? У тебя было довольно укромное детство. И... - Однако Бэитс не успел окончить, поскольку Разбитый сделал к нему шаг вперед, и перед Дэреком всё внезапно сменилось офисной обстановкой. - Проклятье... - С досадой произнес оборотень, чувствуя, как его хранители, сковывающие незнакомца, потеряли свою цель, и сейчас расстворились в пространстве. Значит, следовало вызывать их вновь. Шаман обернулся на недоумевавших работников офиса. Вода из кулера переливалась через край стаканчика. - Бегом за работу! - Проворчал шаман, после чего, поправил воротник пальто, и невозмутимо направился к лифту. - У нас есть три дня, и мы должны надеятся, что он не станет скрыватся возле рек, печей или под природной землей. - На ходу говорил оборотень Владеку, встретив его на улице с остальными агентами. - Хоэ-Брюке. Многоликий человек управляющий пространством дал намек. Кёнинсберг. Не одну голову я там оторвал, да. Оборотень остановился, повернувшись к вампиру. - Дай мне карту города, аметист и машину, что бы я съездил за нужной дурью, и мы его вычислим, если он ещё в городе. Если же нет - то мы отправляемся в Город Семи Мостов, Владек.

Dragon Keeper: Быть летучей мышью не так уж и плохо, летаешь себе, ныряя в воздушные потоки, спишь, укутавшись в собственные крылья… Владек ненавидел себя в облике этих рукокрылых. Более низкого существования для себя ему даже и придумать было сложно. То, что он стал вампиром, он принял почти безболезненно, тогда у него просто не было другого выхода, а выбрать смерть ему, тогда такому юному, не представлялось никак... и ведь был еще брат. Брат, который сидел рядом и, держа его за руку, просил: «Не уходи…» и Владек - бледный, исхудавший, совсем казалось уже обессиленный, повторял за ним эхом: «Не оставляй меня…» Форма монстра была удобна в каких-то крайних, пиковых случаях, несомненно. Крылья одинаково хорошо уносили как с места пиршества, так и в минуты опасности. И подкрадываться, подбираться к жертве, таким образом, было действительно проще, но.… Но Влад, начинавший свою карьеру в лоне церкви в качестве ни кого-нибудь, а именно Инквизитора… Летучие мыши так и остались для него выродками, исчадиями ночи. И спустя даже столетия он так и не смерился с этой своей стороной. Камнем упал он, упал в траву, перекувыркнулся пару раз и вскочил на ноги как раз в тот момент, чтобы увидеть как две сестры-близняшки заключают друг друга в объятия. Заныло где-то в груди. Эхом боли отозвалось знание, предопределенность. Нетрудно догадаться, что станет когда свои, такие страшные способности, сестры направят против себя же. Тогда в Лондоне у них с Андрешем случилось почти также. Он швырнул очередного выродка о стену, он оттащил, с силой оттащил его от жертвы, с гримасой праведного гнева повернул его к себе в едином порыве намериваясь всадить кол прямиком в черное сердце,… да так и застыл пораженный. Ведь он смотрел на свое отражение. И он опустил тогда в бессилье руки, вот бы влетело ему от отцов-Инквизиторов, увидь они эту картину! Но он все равно опустил тогда руки и сделал неуверенный шаг назад. Постыдно начала кружиться голова, и воздух вдруг стал таким колючим и острым, и он даже не смог удержаться на ногах когда тот другой? или ты сам? вдруг схватил тебя за лацканы камзола. Но схватила Тварь, а аккуратно усадил в кресло перепуганный не менее тебя брат. И именно потому, видимо… именно потому, что просто не представляли они себе жизни по одиночке, Влад принял тогда решение. Влад принял, а брат исполнил. Пусть такими, пусть изгоями, пусть детьми тьмы, не света, будут жить они. Но жить, жить один ради второго… Долохов подошел, поднял с земли горсть пепла. Вернулся к озеру и дождался очередного порыва ветра. Серые хлопья полетели высоко вверх, кружась и танцуя в воздухе. - Надеюсь что и там вы вместе. И что там все, наконец, оставят Вас в покое. Амен.. Побрел, как-то враз уставший, по пустынной аллее парка. Сунул озябшие руки в карманы пальто. Подумал о том, что давно не был в отпуске, о том, что во Флориде сейчас девушки ходят в бикини, что вода в океане такая ласковая, а прибой подбирается, преданно лижет сваи его дома на острове…. Казати догнал его почти на выходе. Спросил про сестер. Влад ответил буднично, тускло, стараясь ничем не выказать своего настроения. Созвонились, дождались всех остальных. Пошли слитой, серой, тяжелой компанией по неширокой улице. Редкие прохожие спешили их обойти, а некоторые даже предпочитали перейти на противоположную сторону. - Смерть. От нас несет смертью. – Влад говорил глухо, опустив голову, и ни к кому конкретно не обращаясь. Он вроде даже и не слышал реплики Шамана, но возле одного из магазинов вдруг подошел к черной машине с тонированными стеклами и припаркованной на стоянке отведенной для инвалидов. Что-то продиктовал в опущенное боковое стекло, после чего вернулся в «своим». - Все будет. И карта и аметист. А про мосты... – Владек внимательно посмотрел на старого вервольфа. – В Россию не поеду. Ну ее к черту. Да собственно и Кэл не выдаст таких командировочных. – Владек невесело усмехнулся. – Предлагаю сначала проверить наш Хоэ-Брюке. Например тот, что пересекает пролив Ист-Ривер и соединяет Бруклин и Манхэттен. Наш друг не молод, как я понимаю, а на момент окончания строительства этот мост являлся самым большим подвесным мостом в мире, поэтому… Я думаю, стоит попробовать.. /Бруклинский мост/

Lucy Ford: - О, выходной, - направляясь следом за Кэлом, констатировала Форд голосом полным патоки и язвительного яда. – А я-то всегда считала, что большие боссы обходятся без такого замечательного явления. Вы бы сказали сразу, мистер Кэл, тогда бы мы управились с вами в более короткий срок, и я не беспокоила вас своим назойливым присутствием, - все это было сказано с такой долей сарказма, что им можно было бы убить половину населения города; при всем при том, к фразе нельзя было придраться, ведь, если бы вы решили возразить в ответ, то в скором времени обнаружили собственную невнимательность и глупость, противоречащую вашей же собственной логике. Как бы то ни было, парк, значит, парк. Люси вела со счетом два ноль, и пока ничего в ответ не получила, кроме грубости, хамства, беспардонных замечаний и попыток откупиться короткими фразочками в духе «да», «нет», «угу», «ага». Сдаваться, однако, девушка не собиралась, все-таки раствор был сильный, концентрированный, за физическую составляющую можно было не беспокоиться, это была, своего рода, химическая реакция, необратимая и имеющая собой определенного рода последствия. Другой вопрос психология – вот здесь было намного интереснее. Привлечь интерес Люси могла без проблем у кого угодно, но тут попался экземпляр твердый, крепкий орешек, упрямый, впрочем, как и она сама. Берем часы и начинаем отсчитывать минуты. От больницы до парка было не так далеко, так что все расстояние они преодолели пешком, по двум улицам, мимо четырех пешеходных переходов и двух наглых таксистов, зазывавших покататься «ай красавицу» голосом с восточным акцентом. Шли не быстро, не медленно, однако царившее между сторонами холодное молчание ускорило путь. Пару раз Форд отвлекалась от собственных мыслей на телефонные звонки, пару раз то ли случайно, то ли нарочно брала Кэла за руку, чтобы продолжать идти и при этом не врезаться в первое же дерево из-за своей невнимательности, реагирование и реакцию мужчины на это девушка просто-напросто игнорировала. Тактильный контакт – это может раздражать такого человека как он, и это видно по выражению его лица и вздоху, но не следует списывать со счетов подобную тактику, раз или два вполне можно обратить внимание, дальше все войдет в привычку, а потом до финального удара останутся считанные миллиметры. Обычно оживленный в это время дня и уж тем более года, когда погода лучше не бывает, парк сейчас казался местом наполовину заброшенным, в связи с недавними событиями. Постоянно расположенный в самом центре парка цирк медленно сворачивал свою лавочку, артисты спешили убрать реквизит подальше в фургоны, шатер давно спустили на землю. На удивление на нешироких дорожках парка не было ни лавочников, ни продавцов хот-догов или сладкой ваты, ни экипажа с лошадьми – любимое развлечение влюбленных парочек и туристов. Форд все это волновало так же, как дятла волнуют кольца дерева, которое он продалбливает в поисках термита. Ловко вытащив из сумки небольшую папку, она буквально всучила ее в руки Кэла, хотел он или не хотел сейчас просматривать все данные, дело было десятое. - Уэст хотел бы сам лично поговорить с вами, но, к сожалению, умением находиться в двух местах одновременно он не обладает, - смахнув с глаз, упавшую прядь челки заметила девушка. Расстояние между ней и Кэлом заметно сократилось под невинным предлогом обратить внимание директора Оружия Икс на пару аспектов разработок Аркама. – Мы отказались полностью от тех препаратов, что вы использовали раньше, однако кое-что усовершенствовали. Последняя страница, - Люси выудила из сумки пачку тонких женских сигарет с ментолом и закурила. – «Второй день». Прямо как название презервативов, - усмехнулась она. – Эффект похожий, только без участия мужского полового органа. Да и ко всему прочему – это полная стерилизация объекта, сами понимаете некоторым индивидам даже малейшего шанса на размножение нельзя давать. Дурная наследственность, - девушка внимательно посмотрела на Кэла. – Присядем? – кивнула она в сторону скамьи, когда же оба опустились на нее, Форд продолжила, закинув ногу на ногу и разместившись в опасной близости от Кэла. – Думаю, вас больше привлечет блокиратор. Ошейник. Если разместить пару датчиков в офисе «Прайматек», то те задержанные…личности, которыми заняты ваши сотрудники даже не попытаются шаг сделать без вашего дозволения. Это экономия на лекарственных препаратах, подумайте. Никому же не хочется остаться без головы. И да, не беспокойтесь, все, что здесь написано точно – у компании очень много образцов для работы, требуется только ваша подпись, чтобы часть товара шла не на экспорт, а оставалась в стране.

Dr. Lightman: --------главный госпиталь нью-йорка - Сомнительное заявление. Не уловив сарказма, Кэл большими шагами шел в сторону парка, нахмурившись и засунув руки в карманы. Присутствие Люси Форд казалось каким-то испытанием, проверкой на выдержку, которую надо было во что бы то ни стало пройти. После очередной остановки такси и выкрика "- Ай, красавица! Садись, прокачу!", директор Кэл крепче стиснул зубы и прибавил шагу, надеясь, что девушка, привлекающая к себе слишком много внимания, пожалеет свою обувь, сбавит темп и наконец отстанет. Через пару минут медленного бега Кэл украдкой посмотрел по сторонам и, не увидев помощницу Герберта Уэста, хмыкнул, выражая сразу несколько эмоций и мыслей, начиная от того, что девочка оказалась намного слабее, чем хотела себе показаться, и заканчивая садистическим удовольствием, что смог довести пробивную помощницу до предела. Почувствовав в своей руке ладонь Люси Форд, Директор Кэл едва не шарахнулся в сторону. От позорного маневра его спас недюжий пофигизм, характеризующийся полным безразличием к изряда вон выходящим событиям. Высвободив руку и отодвинувшись, Кэл продолжил идти как ни в чем не бывало, стараясь не думать о том, о чем думал с момента встречи с помощницей Уэста. Она въедалась в его мозг, проходила по нервам и царапала их своими острыми коготками, отчего мутанту хотелось сбросить одежду, сжечь ее, сжечь себя и в состоянии горения бегать по улицам, размахивая руками и громко крича. Если бы Кэл ходил к психоаналитику, как это делает половина американцев, человек в очках и с раскрытым блокнотом на коленях сказал бы ему, что нужно расслабиться. Повертев в руках хорошо наточенный карандаш, он добавил бы, что при той должности, которую занимает Кэл, подобная антипатия к людям неуместна и следует пересмотреть свое отношение к человечеству. До того, как Кэл стал бы его душить, психоаналитик мог бы успеть затронуть тему секса и Фрейдовского мнения относительно длительного воздержания, которое приводит к чрезмерной раздражительности. Отдернув локоть до того, как Люси Форд успела к нему прикоснуться, Кэл ушел в сторону и едва ощутимым воздействием телекинеза заставил полную афроамериканку пройти между ним и девушкой. Мысль о толстозадой негритянке на время отвлекла Кэла от мыслей о странной притягательности Люси Форд. - И поэтому он послал вас, умеющую испоганить выходной день во всех местах сразу, - машинально взяв в руки всученную папку, пробормотал Кэл. На нем были перчатки и теперь, когда особо внимательные прохожие их увидели, в сторону мутанта стали кидать косые взгляды. Будь они материальны, Кэл мог бы споткнуться. Сплошной словесный поток, исторгаемый Люси Форд, проходил мимо ушей мутанта. Попытавшись вникнуть в слова девушки, Кэл повернулся к ней и его взгляд невольно опустился к груди, что заставило директора отвернуться и окончательно перестать слушать, от греха подальше. К тому же, речь пошла о презервативах и размножении, что сильно сбивало с толку. Опустившись на скамейку, Кэл хлопнул папкой о колени и достал из кармана брюк упаковку соленых фисташек. Расслабленно откинувшись на спинку, мутант стал задумчиво их поглощать. - Обычно такие документы оставляют на столе моей секретарши. Я их внимательно читаю, попивая черный кофе без сахара и закусывая их шоколадными батончиками. Ставлю подпись и пускаю в ход, - через некоторое время заговорил Кэл. – Что такого сверхъестественного в этом случае, что вы решили сдесантироваться мне на голову и начать читать лекцию?

Lucy Ford: - Я закурю, не возражаете? – девушка откинулась на спинку скамьи и начала нарочито рыться в сумке, пока не достала тонкую сигарету, пахнущую ментолом. Закурив, она выдохнула дым в сторону и вновь посмотрела на мужчину. На губах появилась улыбка. Собственным мыслям. – Обычно такие документы вы даже не читаете, зато потом смотрите и не понимаете, что происходит вокруг. Поймите, мистер Кэл, - она придвинулась к нему и ловко взяла за подбородок пальцами, поворачивая лицо к себе, - ваша подпись на реализацию товара не требуется. Это внутренний регламент кампании. Мы уже производим и некоторое оборудование и множество лекарственных препаратов, вопрос в том, чтобы помимо продажи в страны содружества и ЕС они были и в Америке, а это уже зависит только от вас. Отпусти его, Форд закинула нога на ногу и стала без особого интереса наблюдать за окружающей обстановкой, если таковую можно было назвать. Пара студентов прошли мимо, потом женщина с коляской, от каждого из них, как мурашки по коже, как электрический ток проходил импульс, желание узнать лучше, посмотреть, что с ними было, что будет, кем они были и кем станут, искушение достойное самой прародительницы человечества. - Если бы я даже села вам на колени, мой дорогой, - продолжила Люси, - вы бы не выдержали и пяти секунд, чтобы либо а – не изнасиловать меня, б – не шарахаться более, чем сейчас совершаете это. Но речь не об этом верно? – она обернулась к Кэлу. – Ничего сверхъестественного, поверьте, скорее лишь мы стараемся удержать разработки при себе, ввиду того, что многие привыкли воровать, так как сами ничего придумать не могут. Девушка усмехнулась, отворачиваясь вновь. Все играло как по нотам, но скучным, вопреки всем ее ожиданиям не становилось, наоборот – это был не кролик, хищник играл с хищником, только несколько другого вида и склада ума. Медленный вальс, постепенно перерастающий в танго, а затем в страстную румбу, сначала вертикальную, потом горизонтальную. О да, именно на это она и надеялась. - Оставите себе, дома почитаете на ночь вместо сказки и мультиков, - девушка улыбнулась, беззлобно, но насмешливо. – Заодно разнообразите скучный вечер, полный одиночества и порно-журналов, - Форд коротко усмехнулась, поднялась и положила свою сумку Кэлу на колени. – Я скоро вернусь, если вас не будет здесь, то поверьте, я приму как должное, но это выставит вас не в самом лучшем свете в видении кампании Аркама, - она уже повернулась, чтобы проследовать в место, где благородные дамы, как выражаются они же, пудрят свои курносые носики, но обернулась. Склонившись, она резко перехватила рукой мужчину за ворот рубашки, притянула к себе и заключила поцелуй, долгий, но не навязчивый. – Напряжение сняли и кое-что проверили, я скоро, - как ни в чем не бывало, констатировала Форд, поворачиваясь на каблуках и следуя в означенную сторону. Не взглянув и украдкой назад, тем не менее, она почувствовала, как у самой быстрее забилось сердце и как душа, уже в таком возрасте подвластная пороку во всех аспектах, потребовала продолжения. Пара метров от лавочки, небольшое здание, девушка захлопнула за собой кабинку и оперлась спиной о стену. Тяжело вздохнув, она прикрыла глаза. Соберись Лючия, соберись. В конце концов, ты это ты, а не какая-нибудь глупенькая молоденькая студентка. Выйдя девушка оглядела себя в зеркало. Все на месте. Макияж. Осанка. Интеллект. И намерение. Едва приблизившись к лавочке, она вздернула брови вверх. - Ознакомились, я так полагаю? – поинтересовалась она у Кэла.

Dr. Lightman: Продолжая грызть фисташки, Кэл пожал плечами. Он не курил, но запах сигаретного дыма никогда его не раздражал. Наоборот - успокаивал нервы и замедлял темп жизни, поэтому по сути против курения он не был. Когда выпадали ситуации, требующие переговоров на уровне ресторанных трапез, Директор всегда приходил раньше назначенного срока и занимал столик в зале для курящих, несмотря на то, что секретарша по телефону заказывала для официальных встреч только места для некурящих. Все это кажется лишними мелочами, но для Кэла они таковыми не были. Сигаретный дым вызывал у него ощущение встречи со старым знакомым, хоть и происходило все на уровне подсознания, в котором мутант никогда не копался. В кармане Кэла пискнул мобильный. Достав его и прочитав краткий отчет с работы, мутант чертыхнулся. - Даже когда пингвины начинают кружиться вокруг и плясать буги-вуги, я понимаю, что происходит и за каким чертом они это творят, поэтому, - сдерживаясь, чтобы не сообщить девушке за напористость и наглость все, что он думает о происходящем, Кэл нахмурился и не моргая уставился ей в лицо. Хоть перед глазами и не начинали мелькать картинки из прошлого Люси Форд, от прикосновения было не по себе. Щетина начала зудеть и требовать, чтобы Кэл поскреб ее ногтями. Сплюнув в сторону скорлупу от ореха, Кэл продолжил свою мысль: - поэтому я поставлю свой автограф там, где нужно, только это не будет означать, что мне не безразличны все эти экспорты и импорты. Я отвечаю за предотвращение масштабных катастроф, спасаю мир, мать его, от террористов. Экономику оставляю тем, кто ее придумал. Кэл не походил на шаблонного начальника, всегда ходящего в вычищенном строгом костюме и говорящим властным профессорским голосом. Кэл был не из тех, кто принуждает агентов действовать и добиваться цели одним только взглядом, в котором черным по белому читались слова "Терпение на исходе, в этом городе тебе больше не видеть должности выше уборщика сортиров". Когда кого-то в чем-то нужно было убедить, Кэл становился тем парнем, который мог врезать в нос без долгих уговоров начать выполнять свои обязанности. Проследив за взглядом Форд, Кэл отложил папку с документами на скамью вместе с остатками от фисташек. Ему был знаком этот взгляд, но он не мог вспомнить, где и у кого видел его раньше. Уже был человек, который хотел всего и сразу, докопаться до самой сути через вскрытие. Попытка докопаться до личности человека, на которого сейчас была похожа Люси Форд, привела к головной боли. Решив, что это того не стоит, Кэл перестал думать вообще. Отказ от размышлений и обработки звуковых сигналов, поступаемых от Люси Форд, привел к тому, что Кэл прослушал несколько ее фраз и потому не понял, почему девушка схватила его за ворот рубашки и начала целовать. Маневр был настолько неожиданным, что мутант с удивлением понял, что слова Форд задержались где-то в воздухе, поймали попутный ветер и, спикировав, влетели ему прямо в уши. Захлебнувшись от негодования, что его заставляют в свой выходной день ждать послушно на скамейке и сторожить личные вещи, Кэл порывисто убрал руки с талии девушки и перестал лезть ей в рот языком. - Какого..? - пробормотал Директор вдогонку уходящей Люси Форд, но девушка уже не стала останавливаться и ждать, пока он оформит свою жалобу в членораздельную фразу. Вскочив на ноги, он схватил сумку и собрался уже запустить ее снарядом куда подальше, но зазвеневший внутри телефон навел на другую мысль. Открыв сумку и достав мобильный Люси Форд, Кэл ответил на поступивший звонок: - Она... мммм, ее рот сейчас занят. Перезвонит, когда закончит.дааа! Нажав кнопку сброса, Кэл довольно ухмыльнулся. Почесал мобильным переносицу и вспомнил, что нужно уладить кое-какие дела по работе. Снова воспользовавшись телефоном Форд, он набрал номер Шелли Нельсон, но кроме гудков ничего не добился. Следующим в списке был Джейсен Криг. Сработал автоответчик. - Криг, какого черта твоя Нельсон светится на ТВ? Какого черта я получаю отчет об этом, а не саму Нельсон и ее объяснения? Завтра в мой кабинет, оба! Отбой. Второй звонок, снова автоответчик: - Сава, живые мертвецы в Нью-Йорке - это именно то, что должно быть уже на твоем рабочем столе под скальпелем. Если еще не достал труп одного такого, езжай в больницу и держи наручники над чахлыми и дохлыми. Я хочу знать, что не так с жителями этого города. Еще раз нажав кнопку отбоя, Кэл пытался вспомнить, кому еще собирался позвонить, но размышления прервало возвращение Люси Форд. Поднявшись на ноги и вручив ей ее мобильный, Директор умиротворенно размял мышцы, потянувшись. - Да, конечно, и спасибо за телефон. Теперь можем обсудить сексуальные домогательства с вашей стороны или разбежаться, в зависимости от того, как быстро вы удираете от судебных исков.

Lucy Ford: Сотовый был сброшен в недра сумки, как Директор Оружия Икс сумел в черной дыре женской сумочки так быстро найти его, оставалось только поражаться. Что ж, бал в его пользу еще один. Весьма весомый, кстати, ведь доподлинно известно, даже самая маленькая представительница женской слабости – сумочка или клатч – имеет большую вместительность, чем та представляется. - Простите, что? – Форд с неподдельным удивлением посмотрела на Кэла. – Сексуальные домогательства? А они имели место быть? – она усмехнулась, окидывая мужчину внимательным взглядом. Покачала головой. – Как нехорошо, мистер Кэл, являетесь руководителем одного из самых известных правительственных бюро, а в характеристике правонарушений не разбираетесь. Люси улыбнулась. Повернулась к мужчине, придвинулась ближе. Сумка была небрежно переброшена через плечо, руки поправили ворот куртки Кэла. - Если бы я совсем, всем телом прижалась к вам, - она смахнула невидимые пылинки с его плеча. Грудью прижавшись к торсу мужчины и поставив ногу так, чтобы бедром касаться паха, девушка продолжила. – А потом еще расстегнула куртку и терлась бедром о ваше самое дорогое сокровище, незаметно расстегнув ширинку, - вот это с моей стороны и считалось бы сексуальным домогательством. Причем, оно бы дискредитировало не только вас, на глазах честных граждан Америки, но и их самих. Вам знакомо выражение – прелюбодейство? Так вот, в уголовном кодексе оно четко обозначено, как совершение полового акта или сексуального совращения на публике, думаю, я бы попала под эту статью, а так, - Форд пожала плечами, отстранившись, - взгляните на себя со стороны. Привлекательный молодой человек в отличной физической форме, в компании с симпатичной девушкой. Ничего противозаконного я лично не вижу. Люси смотрела на Кэла взглядом полным честности и невинности. Не хватало только условной подписи – ну разве эта особа способна на что-то большее ругательства «черт»? Опережая негодования мужчины, Форд заметила: - Ах, да, это неловкое движение, когда мои губы скользнули по вашим, - с наигранной тревогой. – Видимо, я просто оступилась. Что ж, прошу простить. Дорожки здесь из гравия, каблуки так и проваливаются между камушками, - вздохнула она. – Кстати, должна заметить, целуетесь вы вполне хорошо. Немного практики, правда, не помешает. Хотя, если вы привыкли лишь трахаться, без поцелуев, это объяснимо. Скрестив руки на груди, Люси Форд скептически посмотрела на мужчину. Стрела была пущена, а целью было самолюбие, от того, как среагировал бы Кэл, она сделала бы для себя собственные выводы и подкрепила бы то, что успела узнать о нем, за короткое общение, короткие наблюдения и собственную характеристику Уэста.

Sophie von Doom: Начало. Сумерки – самое лучшее время для прогулок по парку и философских бесед. За последние месяцы Софи и Калима успели более менее поладить: фон Дум дала слово более не подавлять сознание богини, а та клятвенно пообещала не предпринимать в дальнейшем попыток по захвату контроля над телом. На том они и порешили: плодотворный союз еще никому не мешал, хотя наследница все же была настороже. Доверяй, но проверяй. Девушка сидела на скамейке у озера и мило беседовала с отражением Кали в темных водах. Со стороны зрелище было явно не для слабонервных, впрочем, вряд ли в такое время здесь мог бы быть кто-то кроме нее. Наследница уже второй день была не в духе: присутствие в родном замке одной особы явно портило всю малину. И какого черта она появляется там тогда, когда заблагорассудится? Девушка фыркнула и презрительно поджала губы: сейчас Нью-Йорк был именно тем местом, где она могла отдохнуть от всего. Все равно Виктор пропадал неизвестно где, а в компании его думботов ей скучать не улыбалось. В конце концов, она сама без проблем могла бы собрать нечто подобное, только с собственной внешностью. Была еще и Клиа, но их баталии уже успели порядком надоесть. А чем еще заняться молодой и красивой девушке? Конечно же отправиться в Нью-Йорк. Этот город она уже успела немного изучить, но для дальнейших планов было явно мало. Вчера она упаковала чемоданы, оставила отцу что-то вроде записки «уехала по делам, вернусь нескоро» и вылетела из Латверии спецрейсом. Такое поведение для Софи было абсолютной нормой – отец из родного измерения быстро привык к самостоятельности дочери, точнее подобным выходкам, а значит, и этот тоже привыкнет. Со временем. - И чем бы нам с тобой заняться? – фон Дум задумчиво наблюдала за тем, как на небе загорались звезды. «Развлечься со смертными?» – тут же среагировала Кали, недвусмысленно намекая на ужин. - Тебе бы только убивать… - лениво отмахнулась девушка. – Какое же это счастье, когда тебя никто не знает… В родном Нью-Йорке сюда бы прискакала куча супергероев. Это ведь огромное преимущество, можно столько всего сделать… Жаль только, что здесь нет Рико. Он был таким милым мальчиком, мы весело проводили время, а впрочем… Фон Дум прикрыла глаза и углубилась в воспоминания, однако долго так ей не удалось просидеть: Калима сообщила, что они здесь уже не одни. - Что ты имеешь ввиду? – по-прежнему не открывая глаз, поинтересовалась брюнетка. «Обернись и взгляни», - насмешливо улыбнулась богиня Смерти. Девушка пожала плечами и обернулась, однако ничего подозрительного не обнаружила. «Внимательнее смотри». Наследница присмотрелась и с удивлением отметила, что в нескольких метрах от нее возникли два странных существа, отдаленно похожих на псов. Как она их раньше-то не заметила? - Очаровательные собачки, люблю все необычное, - змеиная улыбка скользнула по губам Софи. – А где же хозяин или же хозяйка? «Ловишь налету, девочка. Это адские гончие, сама понимаешь, откуда. А хозяйка скоро должна явить себя. Неужели не чувствуешь? Впрочем, куда тебе до меня – учиться и учиться…» - снисходительно усмехнулась Кали, а фон Дум заинтересовалась не на шутку. Гостья из Ада, здесь, в тихом парке Нью-Йорка?

Candra: [Прямиком из Ада] Сколько уже времени прошло с момента, как эта женщина была заточена в ловушку? Год, два, а может целая вечность? Понимаете ли, в аду есть такая отвратительная вещь – время, которое дико отличается оттого что на поверхности Земли. Например вы в аду провели по земному времени месяца три, а по адскому времени это будет все три года, если не больше. Такова вот закономерность, такова вот подлянка, которая буквально сводила пышногрудую с ума. Она сидела на якобы каком то троне, следила за тем, как происходят дела тут, в преисподней, слушала рассказы тех демонов, которые вернулись с Земли, и мечтала, ждала, когда наконец настанет ее время, ее час выбраться на волю. Поглаживая одного из своих псов по голове женщина внимательно наблюдала за вратами, словно чувствуя, что они вот-вот откроются и она сможет выбраться обратно в свет. Минута, которая тянулась словно час, две, три и … В аду начал царить полный хаос, кто то пытался вторгнуться в логово Дьявола, врата начали открываться и из за этого перед ними столпилась полчища низших демонов, жаждущих так же как и блондинка оказаться на свободе. Кинув приказ псам очистить ей проход, Кандра ринулась к вратам и через какое то мгновение почувствовала почву под ногами, свежий ветерок ударил в лицо и, проникая в легкий, оживил дьяволицу. Она медленно открыла глаза, наслаждаясь приятным мгновением, и когда взгляд сфокусировался, женщина увидела перед собой вход в парк. Отдав приказ псам, которые вместе с ней выбрались наружу, чтобы обследовать территорию, она медленно даже скорее робко перешагнула с ноги на ногу. – Ах.. Наконец то – Проговорила она наслаждаясь свободой и осматриваясь по сторонам. Теперь главное было то, чтобы Дьявол не засек ее на поверхности, иначе он ринется за пышногрудой, чтобы вновь затащить в ад. Псы молниеносно неслись по парку, и если бы не их возможность быть невидимыми, люди бы сразу же бы бросились в панику при виде огромных, черных и горящих собак. Громко лая и рыча, они свернули на какую то аллею уставленную лавочками и резко затормозили. Лаки – так звали одного из псов, утробно зарычал на одиноко-сидящую фигуру в паре метров от них. Пушок – так звали второго пса, и не стоит смеяться, Кандра их так назвала от скуки, подхватил рычание своего компаньона и двинулся вперед. Не зря же ведь поговаривают, что библейские существа плохо ладят с другими, но откуда не возьмись появилась Кандра, в ярко-красном костюме. Ее легкий красный плащ игриво развивался на ветру на пару с белыми локонами – Стоять! – Грозно и довольно громко проговорила она, как псы моментально остановились и вернулись к своей хозяйке. Стоя в тени под каким то деревом, женщина внимательно вглядывалась в одинокую фигуру на скамье и ухмыльнулась, чуя здесь что то неладное. – Любопытная девушка – Подумала Владычица выходя на свет и держа позади себя псов. Она медленной и плавной походкой подошла к незнакомке склоняя голову на бок. Что то в этой девочке было не так, магический потенциал так и выплескивался из нее, но что то было еще. Что то было чужое, на что гончие отреагировали не доброжелательно, и если бы не Вестница, то возможно бы они даже напали бы. – Здравствуй – Спокойно и равномерно проговорила блондинка обходя скамью и показываясь перед незнакомкой в полной красе. Псы вновь утробно зарычали, Лаки так и рвался вперед, но Вестница сдерживала его одним жестом руки – Можно поинтересоваться, что такая девушка забыла в парке, в такое время? – Вскинув бровью она ухмыльнулась уголком губ и в глазах загорелся какой то хитрый огонек – Моим песикам явно ты не понравилась, а точнее та, что сидит в тебе, интересно, кто бы это мог быть.. – Как змея она двигалась плавно, словно играя со своей жертвой, и присев на другой конец скамьи женщина в упор посмотрела в глаза псов, которые тут же покорно сели возле нее и замолкли – Так то лучше – Довольно проговорила она вновь возвращая свое внимание к незнакомке.

Sophie von Doom: Пока Софи с интересом и умилением наблюдала за агрессивными псами, Калима презрительно кривила губы, глядя на это безобразие. Она не имела ничего против библейских существ и божеств иных пантеонов, пока ее не трогали. А сейчас эти создания были настроены явно не дружелюбно, и богиня подумывала о призыве собственного «зоопарка», который насчитывал куда больше существ. «Благоразумная дамочка», - Кали снисходительно усмехнулась, когда незнакомка приструнила своих питомцев. «Знаешь ее?» - фон Дум вопросительно изогнула бровь, рассматривая появившуюся блондинку. «Делать мне больше нечего, кроме как знать всяких выходцев из Ада. У них своя сфера влияния, у нас своя. Не мешают и ладно. Вопрос в том, что она здесь забыла и зачем подошла конкретно к тебе. Хотя я догадываюсь, эти псы очень тонко умеют чувствовать…» «А вот это мы сейчас и выясним», - брюнетка хитро прищурилась и окинула незнакомку внимательным взглядом. - И Вам доброго вечера, леди, - в лучших традициях семейства фон Дум произнесла наследница и слегка склонила голову в знак приветствия. – Вероятно, я могла бы задать Вам встречный вопрос или же ответить, что это мое личное право, где находиться и в какое время суток, верно? Софи едва заметно улыбнулась, замолчав на некоторое время. Как оказалось, незнакомка и правда чувствовала в наследнице трона Латверии чье-то присутствие. Причем говорила она об этом столь бесцеремонно, будто имела на то право. Сама девушка не слишком любила подобный тон, а уж Калима и подавно. Но фон Дум никогда без острой необходимости не шла на конфликт и грубость, в конце концов, она будущая правительница и должна вести себя подобающе. - Однако я совершенно не понимаю, о чем идет речь. Почему кто-то должен «сидеть» во мне? Не думаете ли Вы, что это несколько бестактно обращаться к незнакомой девушке с подобными заявлениями? «О да ты прирожденная принцесса, девочка, - усмехнулась Калима. – Этот тон, подчеркнутая вежливость. Я вполне довольна своим выбором. А уж как изображаешь саму невинность… Однако будь осторожна: я чувствую ее силу – это тебе не рядовая демоница». «Я сама вежливость», - достаточно холодно ответила девушка и вновь вернулась к разговору с незнакомкой. - Впрочем, мне и самой весьма интересно, кто Вы и что делаете в этом парке. Только не говорите, что выгуливаете своих дивных собачек? – в зеленых глазах Софи промелькнуло ехидство. – А я всего лишь наслаждаюсь тишиной и прохладой сумерек, не более.

Candra: Для каждого живого существа ад имеет различный фон, различную картину. Спросите одного, а затем другого и потом сверьте ответы. Кто то скажет, что ад это вечно горящий мир не имеющий ничего живого, кто то скажет, что ад это просто что то черное и бездонное, не имеющее начала и конца. Каков же он был на самом деле, как он выглядит по настоящему, никто вам не ответ за исключением живущих там тварей. Кандра видела ад, она жила в нем, но говорить и вспоминать этот кошмар женщина не желала, тем более когда она вот-вот вырвалась на свободу. Блондинка вскинула бровью глядя на незнакомку, на ее грацию, манеру разговора, поведение. – Явно не простоя девчонка с улицы, в этой особе еще и аристократическая кровь – Подумала Дьяволица склоняя слегка голову на бок и кинув мимолетный взгляд на своих псов, которые словно поняли о чем их хозяйка и злорадно зарычали. – Оо, милая девочка я не хотела оскорбить тебя своими словами, просто любопытно было узнать почему ты увидела адских псов. – Слащаво проговорила она пристально глядя в глаза Софии – Видишь ли, их никто не видит, за исключением тех за кем они пришли, либо.. Либо в Богов и Демонов. Поэтому вывод, что в тебе кто то сидит или ты являешься… Хм, среди демонов я тебя не видела, значит… - Блондинка встала со своего места и сделала один шаг назад, псы же поднялись и выступили вперед. Чего не хотелось Вестнице, так это сейчас сталкиваться со всякими божескими существами, так как за полгода проведенных в аду, хочешь – не хочешь, а их ты будешь считать уже своими врагами, ибо те считали врагами демонов. Пышногрудая конечно не относилась к этим тварям, скорее она была Богиней, но знаете когда ты выходишь замуж за Дьявола, а потом еще и хрен знает сколько сидишь в аду, то волей не волей все светлое и возможно в какой то мере хорошее, исчезает. – О, дорогуша – Чуть приподняв гордо голову вверх и с высока глядя на незнакомку, она выждала минуту и продолжила – Мне нравится твоя манера общения, в тебе явно течет высшая кровь, но, не думаю что уместно скрывать от меня что либо. Видишь их – Женщина кивнула в сторону двух огромных собак – Эти лапы чуют угрозу, заблудшую душу или еще какую нибудь паранормальную чушь за версту. От них нельзя что либо скрыть. Они учуяли в тебе Божественную силу, поэтому так и реагируют. Я же – Вздохнув сказала она скрещивая руки на груди – Просто чувствую в тебе огромную силу, поэтому от Королевы тоже трудно скрыться. – Чуть сделав шаг вперед, она тенью нависла над Софии и коварно улыбнулась, сверкнув своим алым взглядом. – Я Кандра, а ты … ? – Вскинув бровями она протянула свою руку облаченную в красную перчатку – Не столь важно что я здесь делаю.. Будем считать что как раз выгуливаю своих собачек. Лаки, Пушок – проверить местность и возвращайтесь ко мне – С этими словами псы сорвались с места и молниеносно скрылись в накатывающей темноте ночи. – Теперь мы совершенно одни, поэтому можем побеседовать в спокойной и не напрягающей обстановке – Сказала она садясь обратно на скамью и закидывая ногу на ногу. – От тебя прям веет негативно-гнетущей аурой, сбежала от кого то? – Безразлично проговорила блондинка прикрывая глаза и перед глазами резко полыхнуло пламя и горящие глаза Дьявола. Все произошло быстро, напугав этим самым Вестницу. Она резко раскрыла глаза и напугано уставилась куда то перед собой, словно выглядывая там кого то. – Твою мать..

Sophie von Doom: Девушка проводила адских псов задумчивым взглядом, и только когда они скрылись в сумраке ночи, она обернулась к блондинке. Да уж, самоуверенности той было не занимать, впрочем, что толку сетовать на манеру речи? Фон Дум глубоко вздохнула и выдала лучшую из своих дежурных улыбок: - Пожалуй, от Ваших прекрасных питомцев ничего не укроется, да и от Вас, соответственно, тоже. Но, надеюсь, Вы не слишком расстроитесь, если я оставлю свой маленький секрет при себе? Согласитесь, у любой девушки должна быть какая-то тайна, верно? Наивно было полагать, что девушка купится на манящие речи и тут же выложит о себе всю правду. За всю свою жизнь Софи говорила правду о себе настолько редко, что эти моменты можно было пересчитать по пальцам, а беседы с Виктором в счет не шли. Вот и сейчас наследница совершенно не собиралась распространяться о своем происхождении и прочих сугубо личных вещах, к которым относилась ее божественная сила. Этот мир должен был до поры до времени пребывать в полном неведении относительно того, что у Доктора Дума появилась достойная преемница. Джокер в рукаве отца ожидал своего часа, и совсем немногие знали о его существовании… - Знаете, я совершенно не собираюсь скрывать от Вас что-либо, просто мне совершенно не хотелось бы затрагивать подобные темы. У Вас ведь наверняка тоже найдутся такие, о которых хотелось бы умолчать? Тогда Вы меня поймете, - наследница слегка склонила голову набок, спокойно глядя на блондинку снизу вверх. Затем протянула ладонь, обтянутую в темно-зеленую перчатку без пальцев, и слегка пожала руку Кандры. – Мое имя Софи. Не буду лукавить и говорить, что рада знакомству, как это полагается по этикету. Ведь подобные манеры здесь ни к чему. Кандра тоже весьма ловко увильнула от вопроса о цели визита в этот парк, впрочем, брюнетка совершенно не страдала любопытством, поэтому допытываться о чем-либо не собиралась. «Да, одни. Вы, я и Калима», - усмехнулась девушка на пару с богиней. Эта ситуация уже начала забавлять обеих. - Сбежала? Что ж, можно и так сказать. Хотя я бы предпочла фразу «уехала отдохнуть»… Что с Вами? – Софи уловила резкую перемену в настроении собеседницы и тут же посмотрела в ту сторону, куда был устремлен взор Кандры. – Все в порядке или Вы тоже «уехали отдохнуть»? – чуть насмешливо поинтересовалась девушка, однако за кажущейся расслабленностью скрывалась холодная собранность и готовность к действиям. Любым, если в этом будет необходимость.

Candra: От Дьявола невозможно сбежать, невозможно скрыться, как бы ты не пытался он найдет тебя. Он придет за тобой ровно по расписанию и скажет: «Прости, время пришло платить долг». Мы будет откупаться, просить хотя бы еще денек дабы попрощаться с друзьями и близкими, но поверьте, Дьяволу будет плевать на это. Ты заключил с ним сделку и теперь ты принадлежишь ему как вещь. Ему все равно, что забрав тебя люди будут горевать, будут еще сильнее ненавидеть Хозяина Ада, но такова была реальность. Совершил сделку – так уж сумей отдать ее с гордостью, а не падая на колени и рыдая в ноги «торговца». Это твоя была ошибка, его же дело просто прийти во время по расписанию. Возможно по этой причине Кандра была влюблена в Хозяина, она видела в нем власть, хитрость, силу, господство и это полностью соответствовало требованиям Владычицы. Только в одном она ненавидела его, да и себя тоже, в том что позволила заключить с собой сделку, позволила насильно выдать себя замуж, но чего жаловаться, надо искать во всем плюсы и один жирный плюс был в том, что теперь она стала королевой Ада. Вот только Дьявол не подумал о том, что Кандра может и отомстить и в данный момент своей свободы она начала уже думать план, который сможет поставить этого проходимца на место. Надеясь сейчас внутри себя, что эти красные глаза были всего лишь иллюзией, вызванной страхом перед лицом разгневанного Дьявола, она перевела взгляд на Софии и натянуто ухмыльнулась – Что мы с вами все так официально, может перейдем на «ты»? – Поинтересовалась дьяволица наклоняя голову на бок и изучая брюнетку своим взглядом, словно пытаясь отыскать таки эту невиданную силу исходящий из такого хрупкого тельца. – О, милая… Ты недооцениваешь мои силы – Проговорила она слегка прищурив взгляд и делая глубокий вдох, и вновь перед глазами появились эти глаза, а в голове послышался голос. Он почувствовал ее на Земле, он знает, что она все таки выбралась из преисподней. – Очень приятно Софи – Спокойно проговорила она, даже скорее как то немного отстранено, чувствуя приближение опасности. Встав с места, она свистнула и ее свист эхом разошелся по всему парку. Послышался отдаленно лай собак, и блондинка успокоившись вновь вернул свое внимание к Софи. – Ты проницательна девочка – Сказала блондинка наклоняясь к ней и пристально глядя в глаза – Мне это нравится, и не буду врать – да уехала, но скорее даже правильнее будет – сбежала – На горизонте появились две большие фигуры собак, которые посмотрела в сторону хозяйки и взглядом дали понять, что все чисто – Видимо мне все таки почудилось, либо он мне дал пока день форы.. Демоны, я не выдержу новой гонки – Подумала она выпрямляя свою осанку и отойдя на шаг назад – Может пройдемся по парку, чего сидеть на одном месте, когда можно размять ножки? – Вскинув бровью Кандра улыбнулась своей коварной улыбкой и задумалась насчет потенциала брюнетки. Она чувствовала что в той огромная мощь и если Владычица прибегнет к своей способности усиливать способности мутантов, то из этой девчонки можно сделать настоящую и непобедимую машину разрушений. Ей это понравилось.

Sophie von Doom: «Похоже, она и правда чего-то опасается», - Софи пристально взглянула на лицо собеседницы, уловив ее волнение. Глаза Кандры и ее натянутая улыбка говорили сами за себя. Но что могло так встревожить эту женщину, в которой чувствовалась огромная сила и власть? Кто-то более могущественный? Эти мысли не слишком обрадовали наследницу трона. А она так надеялась побыть в тишине и спокойствии… Секунды томительного напряжения тянулись словно вечность, однако ничего не произошло. Брюнетка глубоко вздохнула и позволила себе немного расслабиться. Скорее всего, ее новой знакомой что-то померещилось в темноте. - Официально только я с Вами, - легкая улыбка заиграла на губах девушки. – Вы же с самого начала перешли к более фамильярной манере общения. Впрочем, если так будет удобнее для… тебя, то пусть так и будет. Софи в общем-то было совершенно все равно, в какой манере обращаться к Кандре, однако если ты являешься наследной принцессой, то твоя речь должна быть особенной. Этикет и правила поведения, присущие царственным особам, крепко-накрепко засели у юной фон Дум в голове с самого детства. Не так-то просто было от этого избавиться, да и зачем? Похвалу из уст Кандры брюнетка пропустила мимо ушей: она сама прекрасно знала о своей проницательности, а также еще массе качеств и навыков. Если бы их не было, тело Софи сейчас бы уже мирно гнило в земле. - Удивительно схожая у нас ситуация с тобой, - усмехнулась фон Дум, глядя куда-то вдаль. – Только в различных масштабах. Мысли девушки вновь вернулись к гостье, по вине которой она покинула родные стены. За свою жизнь Софи привыкла быть единственной представительницей прекрасной половины человечества в фамильном замке фон Думов. Нет, она вполне спокойно относилась к гостьям, однако патологически на дух не переносила тех, кто позволял себе являться без приглашения и вести себя так, словно это был их дом. Но пока ей было рано что-то высказывать на подобные темы, ведь Виктор признал ее совсем недавно. И пока девушка не обрела под ногами твердую почву, она предпочитала отступать. Пока отступать. Софи знала, что ее время еще придет, а сейчас нужно было набраться терпения. Голос Кандры вывел фон Дум из омута мыслей, вернув к реальности. Девушка поднялась со скамейки и едва заметными движениями размяла тело, потянула каждую мышцу. - Верно, почему бы не пройтись? Сидеть на одном месте порой бывает весьма утомительно. – Кивнула наследница и статной походкой направилась по тропинке вглубь парка. Девушка была не слишком многословна и не стремилась поддерживать беседу с новой знакомой. Чужие проблемы никоим образом не интересовали ее, поэтому вопросов она не задавала. Да и Кандра не была похожа на ту, кто выложит о себе всю правду, если ее все же о чем-то спросить. Сама расскажет, если захочет. А на нет и суда нет. Однако один вопрос у фон Дум все же имелся, но она не спешила его задавать. Наследница ступала бесшумно, словно кошка, лишь только тихий шелест плаща выдавал ее движения. Ее вполне можно было принять за призрака, плавно скользящего по извилистым дорожкам парка. Наконец Софи ощутила, что пришло время задать свой вопрос. - Это кажется мне несколько странным… Однако ты чего-то хочешь от меня? – брюнетка чуть замедлила шаг, но при этом даже не взглянула на Кандру. Что бы ни ответила блондинка, фон Дум вполне могла уловить в ее голосе необходимую подсказку и сделать из этого вывод.

Candra: Бывало ли у вас такое, что когда вам приснился кошмар, он потом как песня начинает заедать, и ты сутками пытаешься разгадать его смысл? Ты тщательно прокручиваешь у себя в голове все детали и внимательно их рассматриваешь, а потом гадаешь правильно ли понял значение или нет? Так вот, у Кандры буквально за несколько дней до попадания в ад как раз и был такой сон. Она видела себя словно со стороны, разговаривала с собой и та, вторая темная личность, ехидно убеждала блондинку в неисправимом. И сейчас вспоминая об этом кошмаре, который начал отчетливо проявляться в голове, пышногрудая готова была закричать. Она сходила с ума, она была подавлена и не могла контролировать свои эмоции. Даже не смотря на то, что она находилась сейчас не одна, а в компании мощной силы, Вестница начала видеть во всем опасность. Отстранится, подозвать псов ближе к себе и быть готовой на атаку. Собраться с силами и посмотреть прямо в глаза Софи, гнусно ухмыляясь. – Да, очень схожа – Проговорила она мертвым голосом и прикрыла глаза, пытаясь пробиться в мысли новой знакомой, но каждая попытка, каждая атака заканчивалась ничем, проигрышем. – Черт – Подумала она поняв с кем она наконец то имела дело. Это девочка не просто мутант, она оказалась ведьмой, и в довесок ко всему в ней сидел Бог, осталось выяснить какой именно. Они не торопясь шли вдоль тропинки парка, адские псы шли по команде: один впереди, второй сзади Кандры. Женщина была настороже, потому что ведение красных глаз предвещали ей беду и, кто знает на что способен Дьявол в гневе. Внезапно заданный вопрос со стороны Софи заставил Вестницу вернуться в реальный мир и отогнать дурные мысли на задний план. – Нужно ли мне что то от тебя? – Задумчиво переспросила блондинка косо глядя на брюнетку и на ее губах скользнула тень улыбки – Возможно, а может я просто хотела поболтать, шучу конечно – Закатив глаза вверх Кандра закусила губу и задумалась над тем, что же можно было попросить у ведьмы. Она могла заключить с ней сделку и затем забрать душу, но, у Софи была мощная аура и незачем так быстро прощаться с этой девчонкой, мало ли пригодиться в будущем. – Думаю есть – С коварством в голосе проговорила та останавливаясь и поворачиваясь к фон Дум лицом. Она внимательно посмотрела в глаза своей новой собеседнице и продолжила – Я хочу заключить с тобой союз. Ты сильная ведьма, а я таких люблю и ценю, поэтому не спешу заключать сделку, так вот – Сделав минутную паузу Кандра поправила пряди белых волос и продолжила идти вперед – Согласна ли ты работать вместе? Ты мне нравишься Софи, я удивлена что вернувшись из Ада я встретила именно тебя. В чем заключается работа, в том что мне в будущем возможно понадобиться твоя помощь, чтобы откупится от Дьявола – Вскинув бровь, Вестница решила сразу перейти к делу и не темнить вокруг Ада и его обитателей. Если бы фон Дум испугалась бы Кандру, то наверно бы уже сбежала при ее появлении, но этого ведь не произошло. Конечно бежать и падать в ниц женщина была не намерена, ровно как и доверять, но это ведь пока. Софи пройдет тест и тогда пышногрудая сможет понять, стоит ли доверять брюнетке целиком и полностью или же нет.

Sophie von Doom: Выслушав слова Кандры, наследница чуть удивленно изогнула брови. Они едва познакомились, а блондинка уже предлагает заключить союз, да не просто союз, а помощь в… Сформулировать точно в чем, девушка так и не смогла. Однако это этого за милю разило безумием. Она не смотрела на Кандру, однако ощущала на себе ее внимательный, изучающий взгляд. Сделка… одну сделку фон Дум уже заключила с Калимой, правда, ее цели и мотивы оставались для брюнетки загадкой. Они вполне могли бы найти богине новое тело, но та не спешила с выбором. Может, все-таки не оставляла мыслей о полном контроле Софи? Однако наследница всегда была настороже, не снимая ментальных защит, разделяющих две души в одном теле. - Вот значит как, - медленно протянула фон Дум и, наконец, взглянула на собеседницу. – Если ты перешла дорогу Дьяволу, то даже с моей помощью тебе, скорее всего не убежать от него. Однако я приятно удивлена твоей прямотой. Наследница в задумчивости созерцала лицо Кандры и пыталась понять, возможно ли было осуществление того, о чем говорила блондинка? Да, сильная союзница в этом мире ей бы не помешала, но вставать на пути у Дьявола… - Чтобы получить что-то, необходимо отдать взамен нечто равноценное. – Спокойно произнесла Софи, взглянув в глаза собеседнице. – Но противостояние Владыке Ада – это не шутки. Я не могу дать тебе ответ, пока хорошенько не обдумаю твое предложение. Для такого серьезного шага наследница должна была взвесить все плюсы и минусы, а также подумать и о последствиях. К тому же, требовалось узнать чуть лучше ее новую знакомую, прежде чем давать согласие. Конечно, полезные знакомства и связи всегда ценились юной фон Дум, но этот случай требовал более детального рассмотрения. Говорить «да», очертя голову, было не в правилах молодой наследницы. Она не была похожа на обычного демона или заблудшую душу, раз уж опасалась самого Князя Тьмы. Если он лично преследовал беглянку, то можно было сделать вывод о ее важности и огромном потенциале. Такое знакомство однозначно пошло бы Софи на пользу, но стоила ли игра свеч? Была ли выгода больше, чем опасность, с которой ей, возможно, предстоит столкнуться в будущем? - Итак, тогда я тоже перейду к делу. Что я получу от этого союза?

Dr. Lightman: Lucy Ford Впервые в жизни Кэл не мог вставить и слова в то, что ему говорили. Он открывал и закрывал рот, клацая зубами. Таращил и щурил глаза, не успевая реагировать на речь Люси Форд. Мозг рядом с этой девушкой отказывался работать так, как привык это делать обычно. Что-то в ней было такое, что вызывало ступор и выводило Кэла из равновесия. То, что для мужчин было естественной реакцией организма на близость привлекательного женского тела, для Кэла было чем-то из ряда вон. Его самоконтролю еще утром могли позавидовать буддийские монахи или католические священники, давшие обед безбрачия. Творившееся сейчас в голове и теле Кэла можно был назвать возбуждением, но сам он это квалифицировать подобным образом отказывался напрочь. Все, что душе угодно, но только не желание разорвать одежду на этой девушке и затащить ее в кусты. Проговорив это мысленно, Кэл сглотнул. Во рту пересохло. Он ярко представил себе эту картину. Провел рукой по носу и дернул голову в сторону, готовый поклясться, что фантазия взыграла так отчетливо, что он почувствовал прикосновения и как ноздри щекочет запах тела. Духи. Он попытался представить себе что-то совсем не сексуальное. Гиппопотамов - целое семейство толстозадых животных, при виде которых не сможет возбудиться ни один нормальный человек с уравновешенной психикой. В голове Кэла гиппопотамы стояли на задних лапах и были одеты в откровенные платья. Они высоко задирали их, размахивали передними лапами и качали в такт музыке своими массивными мордами. Из-за громоподобного топота самой мелодии музыки слышно не было. Негромко взвыв от отвращения, что даже такая муть и уродство показались ему сейчас возбуждающими, Кэл наконец решился посмотреть на Люси Форд. Только сейчас он понял, почему фантазии показались такими материальными - девушка прижималась к нему, провоцируя. Отказываясь провоцироваться из принципа, Кэл хотел отстраниться, но вместо него это сделала Люси Форд. Наблюдавший за ними бомж уперся щекой в кулак и устроился удобнее. Стоя в тени дерева и облокачиваясь на свою тележку, набитую всяким дерьмом и хламом, он располагал достаточным количеством времени, чтобы не торопиться по делам и глазеть по сторонам. Поведение Кэла казалось ему странным. Для личного пользования окрестив его Накачанным Ослом, он безмолвно шевелил губами и сплевывал в сторону, памятую о том, что в его времена люди знали, что надо делать с девками. В его времена не было мутантов, которые ненавидят всех людей из-за способности увидеть их прошлое. Узнай он о причине странного поведения Кэла, смачно сплюнул бы и сказал, что это слабая отмаза и что следует провериться у спецов. По голове или по другому месту - выбор он оставлял за самим странным типом. Кэл дернулся как от удара молотком в затылок - из кармана доносился громкий звонок мобильного телефона. Достав его, с облегчением выдохнул. - Это по работе, - сказал Кэл так, будто это были его первые слова и до этого он ни разу не пробовал заговорить. Вышло с каким-то присвистом и слишком дергано. Прочистив горло, он ответил на звонок: - Да, я.. Из трубки донесся голос его секретарши, Алисы Джонс. Она говорила быстро, параллельно слушала чей-то доклад. Смысл сказанного дошел до Кэла с опозданием. - Как он туда попал? В смысле, в телевизор, - мысленно прокручивая разговор в обратном направлении, Кэл дошел до того момента, когда ему сообщили о побеге заключенного Холокоста. То, как здоровенный мутант уместился в маленькой коробочке телевизора, его больше не волновало. Он признал, что это была тупая мысль. - На каких к дьяволу улицах?! Говори точно, где он и что происходит?! Продолжая орать в трубку, Кэл вскочил на ноги и стал выбираться из парка, думая о том, что надо найти где-то поблизости телевизор и увидеть выпуск новостей своими глазами.

Candra: Все мы совершаем ошибки, кто то большие, а кто то не заметные глазу. Всеми нами движет жадность, жажда быть Богом в этом мире, и по этой причине многие люди несутся сломя голову к Дьяволу. Они заключают сделки, продают свои души, не думая даже о последствиях, а когда приходит время расплаты, то те сразу же кидаются в бега и пытаются лихорадочно найти способ обмануть Сатану. Но ведь это глупо, обмануть само олицетворения зла невозможно, а если кому то и удавалось, то в итоге их ждала жесткая месть, в этом весь и был Дьявол. Кандра совершала ошибки и не мало, но зачастую она старалась на них учиться и больше не допускать такого, но вот ошибка с продажей души сыграла злую шутку. Насколько бы умна и хитра она не была, в итоге все равно потерпела поражение и оказалась там, внизу, в аду. И кто знает, сколько бы женщина еще проторчала бы там, внизу, пока к счастью не нашелся какой то умник и не открыл врата ада. Интересно этот кто то подозревал, что выпустил наружу саму королеву, или даже не догадывался. Пышногрудая улыбнулась Софи и отвела взгляд в сторону, пытаясь не сталкиваться со взглядом брюнетки. – Знаешь Софи, я люблю сразу переходить к делу и никогда не скрываю от собеседника правды, ибо лгать мне впрочем не к чему – Спокойно проговорила она вновь посмотрев на девушку и склонив голову на бок – Не то чтобы я перешла дорогу Дьяволу, к сожалению меня связывает с ним клятва, но – Сделав минутную паузу блондинка прошла вперед и резко остановившись, повернулась к фон Дум, заглядывая прямо в глаза, словно считывая ее душу. – Ты можешь попросить у меня все что хочешь и я даже не буду заключать сделку с тобой.. Сделаю исключение, так и быть – Хищно проговорила она подойдя к девушке вплотную и закусывая свою нижнюю губу. – Ты права, связываться с самим Дьяволом это чревато, но это если ты одна будешь противостоять ему – Она положила свою ладошку на щеку юной наследницы и улыбнулась – Но ты будешь не одна – Опалив нежную кожу Софи своим горячим дыханием, Кандра отошла на небольшой шаг назад и опустила руки по шву. – Но ты обдумай. Но я даю тебе день, потому что в таком деле время имеет свою ценность – Сказала она направляясь дальше по парку иногда косясь на идущую рядом девушку, которая после заинтересованно задала вопрос про цену – Что тебе будет с этого союза, хммм.. – Задумчиво проговорила пышногрудая и подняла взгляд к небу – Не знаю Софи.. Как я уже сказала ты в праве потребовать все что хочешь и не бояться за свою душу. – Наконец ответила она вновь посмотрев в глаза своей собеседнице и коварно улыбнулась – Если нужно будет кого то убрать – обращайся, если нужно будет спасти – обращайся. Я не лгу Софи и поэтому если ты согласишься работать со мной вместе, то я сдержу свое слово и выполню твою волю и часть договора – Закончила она останавливаясь и вновь поворачиваясь к брюнетки лицом.

Lucy Ford: Dr. Lightman - Да, конечно, - доброжелательно и крайне добродушно улыбнулась мужчине Люси. Он был у нее на крючке, но продолжал извиваться из стороны в сторону, чтобы, если она захочет взять покрепче его в руки, был шанс вырваться, сверкая пятками и не признаваясь самому себе в собственных желаниях. То, что желание и некое возбуждение прокатило по телу Кэла, Форд готова была поспорить на свою следующую зарплату. Уж кто-кто, а она прекрасно разбиралась в мужской психологии. Они могут говорить, что угодно, могут отнекиваться, выкручиваться, врать, говорить, будто это просто ветер холодный и потому их передернуло, или – одна из самых оригинальных отмазок – у него простуда и нет желания заражать кого-то еще. Как обычно, в таких случаях, Люси лишь улыбалась, ставила диагнозом воспаление мозга и победно уходила. Только не сейчас. Ну, уж нет, мистер Кэл, коли начали игру – следует ее завершать, пусть вы сами, и не подозреваете о ней. Форд отвернулась, чтобы из вежливости даже не смотреть в сторону Кэла, начавшего говорить таким голосом, будто подымал что-то тяжелое или пробежал километров сто, тем не менее, женское любопытство, да, да, чисто женское любопытство взяло верх, и девушка прислушалась. Из трубки достаточно громко доносился женский голос, говорил он о… скажем так, разобрать было трудно, а по лицу директора Оружия Икс итак можно было догадаться в какую сторону направлены свежие новости с «Большой Земли». Этого даже следовало ожидать. Вспомнить, за последние пятьдесят лет хоть один день, когда в Нью-Йорке было спокойно и ничего, абсолютно ничего не происходило? Нет, невозможно. Люси во время проснулась от собственных размышлений. Кэл резко вскочил на ноги и направился к выходу из парка, попутно озираясь по сторонам на улице и крича в трубку. Не нужно было быть эмпатом, чтобы понять, насколько мужчина разозлен. Чем? Собственно… Форд постучала Кэла по плечу, когда же тот обернулся, указала пальчиком на витрину магазина, в котором был выставлен телевизор не новенькой, но вполне сносной модели. Рядом с экраном была наклейка, о беспрециндентной скидке на сей товар, а самое интересное заключалось не в аппарате, а в том, что он показывал. Телевизор был включен отнюдь не на новостном канале, однако это не помешало телемагнатам прервать развлекательную передачу и пустить в эфир то видео, что было сделано несчастной группой телевизионщиков до их гибели или исчезновения. Ради такой сенсации и полного освещения события, они даже не поленились пустить внизу субтитры, с кратким изложением происходящего. Следующие кадры, уже более свежие, были сделаны после прибытия на место катастрофы, трагедии или нападения, а может и теракта (судя по тексту, мелькавшему на мониторе, редакторы программы сами не могли определиться в определении, простите за тавтологию), героев или тех, кого когда-то Уэст назвал легальными психами в лосинах и трусах поверх них. Пока Кэл лицезрел сие событие, Форд сориентировалась быстрее, тормознув одно из желтых транспортных средств. Едва водитель услышал, куда ему следует ехать – то сразу замотал головой. Мол, нет, товарищи, так дело не пойдет, доставлю вас хоть в Гондурас, но только не туда. И, равно как секундой раньше, едва перед его носом мелькнула стодолларовая купюра, таксист тяжело вздохнул и решил поддаться собственной жадности. - Проблемы с содержанием заключенных? - не без иронии в голосе заметила девушка, когда машина тронулась с места, а телефон руководителя Оружия Икс вновь скрылся из поля видимости в кармане. – Или проблемы с кадрами? Ответа она не ожидала, а дальше раздувать огонь в жаровне гнева мужчины не хотела. /далее - Улицы, Бродвей/

Sophie von Doom: Софи не слишком нравилась физическая близость Кандры. У каждого человека имеется пространство вокруг, которое он считает своим. И любое появление там малознакомых людей вызывает дискомфорт. Однако наследница даже бровью не повела, ни единый мускул на ее равнодушном лице не дрогнул. Она никогда не выдавала своих эмоций, по крайней мере, старалась. Сейчас это получалось. Фон Дум пребывала в особом состоянии расслабленности: с одной стороны она помнила, почему покинула Латверию, и это должно было бы ее злить, но с другой стороны она устала от этих мелочных глупостей. В какой-то момент ей стало просто все равно. Софи знала, что своего добьется, а тратить свои силы на пустые эмоции было, по меньшей мере, неразумно. «Как маленькая глупая девчонка… Впрочем, нет, даже в детстве я такого не позволяла». Прикосновение руки в алой перчатке и вовсе не обрадовало девушку. Она сухо поджала губы и плавно ушла в сторону, холодно взглянув на собеседницу. Подобные действия были недопустимы: впредь Софи не собиралась подпускать Кандру к себе настолько близко, а уж тем более позволять прикасаться. Было в этом ее жесте что-то такое, что задело самолюбие брюнетки. Та с ней словно играла, а этого наследница не терпела. Они шли дальше по дорожке, но теперь фон Дум держала дистанцию, не только реальную, но и психологическую. - Любопытно… Даже не будешь заключать сделку, - словно чеканя каждое слово, повторила брюнетка. – Я бы и не стала заключать с тобой сделку, не зная всего, на что иду. В этом случае предположить возможные варианты крайне тяжело. За душу она и так могла не бояться – у Кали, вопреки всем ее заверениям, наверняка имелись на нее планы. А эта индийская богиня не привыкла ни с кем делиться. Однако слова Кандры наводили на определенные мысли. Головоломка постепенно складывалась в единое целое, хотя многих деталей для полноты картины все же не доставало. Блондинка имела власть в Аду, причем сильную. Но какая клятва могла связывать самого Князя Тьмы и эту женщину? Пока оставалось лишь догадываться. Софи отметила, что ее мысли как-то незаметно приобрели другой подтекст. Теперь она была не столь равнодушна к собеседнице, как в самом начале, фон Дум стало интересно. Однако девушка старалась ничем не выдать свои эмоции. Она отрешенно смотрела куда-то вдаль, не обращая внимания на собеседницу. Чего она могла попросить у новой знакомой такого, чего не могла добиться сама или же научиться у отца? Предположим, к Виктору брюнетка могла обратиться не всегда – все-таки пора было осторожно начинать и свою игру, а это значило, что ей требовался сильный союзник в стороне. А желательно и не один. Вот и представилась возможность, стоило только сказать «да». - Что ж, пока я не знаю, с чем можно было бы к тебе обратиться и что в твоей власти, однако предложение все же весьма интересно. Не буду скрывать – сильные союзники мне нужны. Они вообще всегда на вес золота и лишними никогда не бывают. Я не даю обещаний, если не уверена, что смогу их сдержать. Однако при необходимости я приложу все необходимые усилия, чтобы тебе помочь, - спокойный взгляд изумрудных глаз брюнетки пристально впился в кроваво-рубиновые глаза блондинки. Сейчас они были двумя полными противоположностями: лукавая, игривая Кандра и холодная, сдержанная Софи. - Думаю, мы еще сможем узнать друг друга чуть лучше в будущем, а также обсудить некоторые детали, - голос наследницы едва заметно смягчился. – Мне бы хотелось знать о тебе больше, нежели сейчас. Быть может, тебе есть, что рассказать? Я имею ввиду лишь то, что тебе хочется открыть. Чужие тайны мне ни к чему – своих хватает. В свою очередь и я могу дать ответы на некоторые интересующие вопросы, если таковые имеются. Постепенно холодность фон Дум стала исчезать, а выстроенный ею барьер – таять. Дистанция, несомненно, все же останется, однако уже не столь явной.

Candra: Интересно, а у вас бывало такое чувство, когда вы видите впервые человека, общаетесь с ним и чувствуете некое родство. Родство – словно этот человек близок вам не только по духу, но и по крови? Бывало ли у вас желание связать себя с этим человеком, радоваться, что нашли свою половинку, заблудшую душу в этом мире хаоса? Наверняка бывало, и вы наверно всячески старались отогнать от себя мысли о родстве, так как по логики вы совершенно чужды друг другу, у вас нет ничего общего и уж подавно вы не носили этого человека у себя под сердцем, когда то. Поэтому сейчас глядя на Софи, заглядывая в ее душу, ощущая на себе ее эмоции и внутреннюю борьбу, Кандра чувствовала родство. Она прекрасно понимала, осознавала, что этого в принципе невозможно, что это не ее родная кровь, но каким то странным образом ее тянуло к девочке. И тот гормон материнства, который казалось бы отсутствовал у пышногрудой напрочь, внезапно образовался. Ей хотелось узнать о фон Дум все, абсолютно, даже любую мелочь, которая была бы не такой важной. Помотав головой и отогнав от себя дурное чувство Вестница посмотрела в темень и улыбнулась на слова юной девушки. Она хоть и была молода, но уже обладала качествами ума, некой хитростью и осторожностью, это то и понравилось блондинке. Софи была сильной, а такие мутанты лишь сильно привлекали к себе внимание владычица ада. – Нууу – Протянула она вновь оборачиваясь к брюнетке – Заключая сделку, ты продаешь душу и через данный тебе срок за тобой приходят адские псы и уносят с собой. Твоя душа горит в огне, ее подвергают пыткам и так далее – обычное дело в аду – Просто так ответила она поправляя белую прядь волос и хмыкая. Да, Кандре довелось понаблюдать за теми несчастными душами смертных, которые по неволе судьбы или от какого то отчаянья заключили сделку с демоном или самим Дьяволом, мучались в адских муках веками. По началу Вестница наблюдала за этим с отвращением, а потом даже как то сама втянулась в такого рода развлечение. Лишь одно радовало, то что душа Кандры не была подвешена на крюки над адским пламенем и ее уродовали какие то демонюги, напротив, ее душа словно какая то ценность была заперта под надежными замками и доступа туда не имела не то чтобы Кандра, но и любой другой сильный демон. Печально, но зато так теперь Владычица могла не волноваться о своей душонке. Поведение же Софи забавляло блондинку, она словно играла с ней в знаменитую игру кошки-мышки. Словно загоняла свою жертву в угол и готовилась вот-вот разорвать ее на части, только в нашем случаи Кандра не собиралась причинять вреда фон Дум, напротив – желание оберегать ее возрастало и становилось сильнее самой Вестницы. – Ну когда потребуется моя помощь, просто произнеси мое имя и я явлюсь – Между тем проговорила дьяволица и закусила свою нижнюю губу, наблюдая как Софи буквально начала меняться в лице и весь тот холод странным образом начал растворяться. Да, великолепно, она расположила девочку к себе и теперь осталось дело за малым, просто схватить ее покрепче. – Здесь я с тобой согласна, ибо наша будущая встреча думаю не за горами – Ласково проворковала она и склонила голову на бок, попутно кладя ладошку на морду одного из псов. – Больше? – Удивленно вскинула она бровью и призадумалась. А собственно что Кандра могла о себе рассказать? То что она Королева ада, что ее муж Дьявол закрыл ее в преисподней, что она когда то была Экстерналом, что она служила у самого Апокалипсиса и так далее? Ведь если рассматривать историю блондинки, то там даже не было намека на что то хорошее и светлое. Вся ее жизнь была одним большим, черным пятном. – Я скажу лишь то, что сейчас перед тобой Королева Ада, а все остальное ты сможешь узнать со временем. – Спокойно проговорила она опять заглядывая в глаза Софи – Мне интересно вот что о тебе, что за Бог внутри тебя? – Прищурившись спросила она и улыбка сама по себе появилась на миловидном, но коварном, личике – И как я поняла, ты откуда то из будущего, ибо раньше я тебя на Земле не наблюдала, точнее в наше время.. Хотя за год с лишним могло что угодно случится... – В голове сразу же показалась картина вышедшей замуж Санаэ, как Воробей подрос и был уже одной ногой на пути лидера и избранного… Ох уж эти избранные, с ними вечно проблемы и Вестница это понимала потому, что в дальнейшем будущем ей предстоит хорошенько взяться за этого паренька. – Понимаешь, я ведь тоже не могу работать с тем, кого вовсе не знаю. А так как в тебе сидит сила Бога и мои псы на это реагируют, то конечно хотелось бы знать и ее мнение на все происходящее – Ее кроваво-красный взгляд сверкнул в отблеске фонарного света. – И если ты согласишься быть на моей стороне, то возможно что у тебя появится не один сильный союзник.. У меня понимаешь ли есть хорошие связи – Она сыграла бровями и подошла к какому то одиноко стоящему дубу, по возрасту которому уже было не за одну сотню лет. – Из сил, я занимаюсь магией, в основном Вуду или черная, и то проявляю это редко, в основном мой любимый дар это телекинез и возможность отнимать силы или увеличивать их у любого мутанта – Пожала она плечами и провела ладошкой по коре дерева – И ты у нас как мне подсказывает сердце, тоже специализируешься в области магии? – Вновь переведя своя взгляд на собеседницу Кандра ухмыльнулась наслаждаясь свободе. – И еще один вопрос, откуда ты все же сбежала? – Некая мрачность и коварство вновь пронеслись в ее взгляде. Она была по своей натуре все же любопытная, но старалась всегда удерживать это чувство на расстоянии. В прошлом пострадала от такого, теперь же все будет иначе, ибо так решила блондинка с момента как прорывала себе дорогу к адским вратам. Внезапно Лаки начал утробно рычать куда то в сторону и Кандра резко обернулась в ту сторону. Сплошная темнота и не более, но пес что то учуял, какую то опасность и Вестница поняла это. Она посмотрела на девушку – Может отправимся в более безопасное место? – Спросила она чувствуя как по телу проходит чей то, посторонний взгляд. – Не уже ли сейчас явится – Нервно поджав свои губы Вестница почувствовала как вокруг начал меняться воздух, словно какое то напряжение. Она не могла поверить что Дьявол все же так быстро отреагирует на присутствие своей женушки. – Лаки, хватит – Строго проговорила она и пес посмотрел в красные глаза своей хозяйки – Задержите, а мы пока.. – Кандра подошла к брюнетки и взяв ее за руку закрыла глаза, как обе фигуры моментально исчезли из парка, словно их здесь и не было вовсе. Тем временем, после исчезновения Кандры и Софи на горизонте появилась темная фигура высокого мужчины, одетого в длинный плащ с поднятым вверх воротом. Своим красным взглядом он осмотрел парк, видя, как на него несутся два огромных пса. Лишь подняв свою руку, он приказал животным остановиться. Сам хозяин коварно улыбаясь подошел к собакам и гневно посмотрев на них, заставил псов Кандры убраться, отправится обратно к своей владелице. После этого Дьявол исчез с места. [Пятизвездочный отель "The Mark"] Сюрприиз, переход.. Напиши как тебе удобно, можешь сразу в отеле написать, можешь тут сделать переход.

Sophie von Doom: - Весьма интересный досуг у душ в Аду, - нехорошо усмехнулась девушка, слушая вдохновенную речь Кандры. Оказывается, так просто было позвать эту блондинку… Всего лишь имя – и все. Но смысла в продаже души Софи не видела: желаемого она могла добиться и сама, благо возможностей, целеустремленности и амбиций у нее было предостаточно. Судьба сделала так, что она родилась наследницей небольшой, однако могущественной страны Латверии. Фон Дум была готова принять в будущем престол и продолжать дело отца. Она желала этого яростно, страстно. Однако потом в один миг фон Дум лишилась всего. Попав в новый мир, она оказалась отрезана от дома, от наследия. Здесь ее никто не знал, она была без роду и племени. Это было самое скверное чувство для той, кто привыкла быть принцессой. Но благодаря железной воле и твердому характеру брюнетка не растерялась и тут же принялась изучать новый мир. Она нашла здесь воплощение Виктора – ее отца, с нуля доказала ему, что способна быть рядом с ним. Теперь Софи начинала налаживать связи. Осторожно, избирательно. Она получила у Доктора Дума доступ к базам данных на многих выдающихся и известных обитателей мира, выбирая среди них могущественных и интересных для сотрудничества. Информации о Кандре она среди тех файлов не помнила, а может быть, просто не успела дойти. С ее отцом никогда нельзя было знать наверняка: есть ли у него в базе кто-то или нет. «Королева Ада, - медленно произнесла Калима, позволив себе, наконец, высказать хоть что-то. – Я чувствовала, что здесь все не так просто. Со здешней мифологией, богами и демонами мы с тобой еще не до конца успели ознакомиться. Любопытно». Фон Дум задумчиво молчала, вникая в информацию. Вот значит как. Она была не просто пленницей Дьявола, она была его украшением, его игрушкой, если можно было так выразиться. Кому могло понравиться такое положение вещей? Теперь брюнетка понимала свою новую знакомую: жить взаперти, в клетке. Пусть и золотой. После длительного соседства с богиней Смерти Софи уже вполне привыкла к встречам с могущественными существами, являющимися богами, повелителями, демонами или же иными созданиями. Поэтому особого удивления ни она, ни Кали не высказали, просто приняли как данность. Богиня не была в восторге от новой знакомой ее носительницы, однако по большей части ей было все равно. Пусть девочка делает, что хочет. - Земля огромна, неужели ты следишь за всеми на этой планете? – с легкой полуулыбкой наследница вопросительно изогнула бровь, затем на лице отразилось некое понимание. – Или только за теми, кто может оказаться тебе интересным? Но ты права: я не отсюда. Пожалуй, даже скрывать не буду этот факт. Думаю, тебе вполне известно, что эта вселенная не единственная в своем роде. Я прибыла из некой альтернативной реальности не слишком давно. Там я была принцессой великой страны, но по странной иронии судьбы оказалась здесь. Конечно же Софи умолчала, какой именно страны. Это было не так важно сейчас. Пока она внимательно слушала блондинку и вела безмолвный диалог с богиней. Той было совершенно безразлично, расскажет фон Дум о ней или не расскажет. От этого ей не было ни выгоды, ни вреда. Такое знание было козырем лишь в руках брюнетки. - Ей все равно, - медленно произнесла наследница, решив все же забросить наживку. – Ее имя Калима – индийская богиня Смерти. Ее воплощение есть и в этом мире, насколько нам известно, но мы с ним не встречались. Софи с интересом восприняла новость о связях Кандры. Похоже, она выигрывала даже больше, чем предполагала сначала. Оставалась лишь маленькая проблема – Дьявол. Но если у Королевы Ада все-таки были связи, и вряд ли они были бы налажены со слабыми созданиями, то шансы против Повелителя Преисподней резко взрастали. - Твое сердце удивительно точно подсказывает тебе, - змеиная усмешка скользнула по губам девушки, после чего она коротко произнесла. – Магия. Эти темы не вызывали у наследницы ни волнения, ни опасений. Подобную информацию она могла раскрыть, но вот как только речь зашла о том, откуда она сбежала – на лице Софи мелькнула мрачная тень. Лишь на доли секунды, но все же. - Скажем так, я покинула место, которое считала здесь своим домом, - наконец произнесла фон Дум и вновь придала лицу бесстрастное выражение. Холодность вновь засквозила в голосе и во взгляде. Это должно было навести Кандру на мысли о том, что более эту тему поднимать не стоило. Яростный рык одного из псов блондинки заставили фон Дум пристально взглянуть в ту же сторону. Сама она ничего не ощущала, однако Калима в подсознании напряглась. Это Софи не понравилось – подобное поведение богини служило сигналом к приближающейся опасности. Девушка приготовилась действовать, однако этого не потребовалось – вместе с Королевой Ада они исчезли из парка. Фон Дум не слишком любила заклинания перемещения, а уж чужие в особенности. Она встряхнула своими черными, цвета воронова крыла волосами, словно отгоняя паутину чужих чар. Осмотревшись вокруг, девушка отметила, что вместе с Кандрой они переместились в некую комнату с роскошным интерьером. Многие детали обстановки указывали на то, что это апартаменты в отеле. - Мы благополучно сбежали от Дьявола, - скорее утвердительно, нежели вопросительно произнесла девушка. – Однако я не понимаю одного – зачем ему играть с тобой? Эта погоня явно ведь развлечение. У него других забот нет или внезапно у Князя Тьмы дела закончились? Души покупать не у кого, или грешников опротивело мучить? Он легко мог бы проследить след… Далее - Нью-Йорк. Пятизвездочный отель "The Mark"

Dynamite: -начало игры- - Честное слово, я не знаю, когда у меня будет время, - выдохнула я в телефон, не понимая, сколько раз можно повторять человеку одно и то же. - Чарли, я не знаю. Ну, скажи мне, когда я обещала что-то сделать и не делала этого? Я никогда не могла похвастаться особенно близкими отношениями с приемными родителями, но навещать старалась хотя бы раз в месяц. Но вот уже пятую неделю я не могла выкроить день, чтобы съездить на другой конец города, поболтать с приемными родителями. И вот Чарли начал меня донимать периодическими звонками. Сейчас я позвонила сама, зная, что он все равно не спит в два часа ночи. Позвонила, чтобы просто потрепаться ни о чем, пока иду домой через парк, чтобы спросить, как у него и Элисон, а нарвалась на кучу претензий и вопросов. Меня это начинало раздражать, надо бы сворачиваться. - Я позвоню на днях и постараюсь приехать, передай Элисон привет, - не смотря на возгласы из серии "не вздумай бросать трубку" на другом конце провода, я отключила телефон и сразу же установила беззвучный режим и убрала его в карман джинсов. Хватит. Успокаиваемся. Я остановилась неподалеку от поляны, где днем на травке расстилали коврики, устраивая небольшие пикники. Закрыв глаза на полминуты, я глубоко вдохнула, успокаивая клокочущий внутри меня огонь раздражения и злости, пару раз сжала и разжала кулаки... - Эй ты! Ну да. Открыв глаза и автоматическим движением убрав с лица волосы всей пятерней, чем еще сильнее их взлохматила, я увидела источник грубого, неприятного на слух звука. Не сказать, что особенно здоровый, но крепкий и жилистый парень, коротко стриженый, почти на лысо. Я закатила глаза. Только этого мне не хватало... - Эй, я, - согласилась я, решив, что вряд ли он тут один, а лезть сразу в драку чревато последствиями, да не самыми приятными. А я очень хотела в свою небольшую квартирку к своему большому толстому коту и горячему чаю. К вечеру похолодало, не смотря на то, что я редко мерзла, в легкой кожаной куртке поверх футболки становилось неуютно. - Деньги, мобильник, драгоценности и прочее, - протянул бритоголовый парень, а я почувствовала, как в спину мне уперлось острие ножа. Чудесно. Этот город меня не любит, я за последние два месяца третий раз нарываюсь на каких-то отморозков, требующих у меня все, что можно будет потом продать. И деньги. А справа от меня возник третий, весь в цепях, булавках и тоже с ножом, выше и крепче первого. Что там у меня за спиной - понятия не имею. - Мальчики, меня уже у входа в парк сегодня ограбили, ни денег нет, ни украшений, а телефон такой древний, что им орехи можно колоть, они его и не забрали даже, - уверенно и нагло соврала я, если понадобится, я такой лапши им могу еще сколько угодно навешать. Судя по последовавшему тычку в спину - я по инерции сделала шаг вперед - и ножу, оказавшемуся в следующее мгновение у моего горла, я их не убедила. Во внутреннем кармане куртки у меня были документы, кошелек, в карманах джинсов - ключи и мобильник, орехи им можно колоть, тут я не соврала, но загнать по вменяемой цене тоже вполне. - Не болтай, - прохрипел мне на ухо голос с сильным немецким акцентом, в следующей момент он резко скрутил мою правую руку, загнув ее мне за спину. Я стиснула зубы. Первый парень сделал шаг ко мне, с явным намерением начать обыск, как-то особенно гадко при этом ухмыляясь. - Стой смирно. - Как скажешь, - быстро согласилась я. И даже подняла свободную левую руку, мол, сдаюсь. Правда, ладонь я повернула так, чтобы она была направлена на нож в руке бандита за моей спиной. Нож из нержавейки, сразу не загорится, но до чего приятно, когда за твоей спиной испуганно и удивленно вскрикивает не то от страха, не то от боли здоровенный детина, роняя раскаленный нож из обожженной руки. Недоуменно глядя на руку, парень пятился назад, третий, который в цепях и булавках, тупо смотрел на него, открыв рот от удивления. Быстрее остальных собрался с мыслями первый, бритый почти что наголо. Но к тому моменту, как он собрался ринуться на меня, он уже успел получить ногой по физиономии, благо удар у меня после карате поставлен хорошо, а растяжка с детства осталась превосходная. Парень отлетел назад и осел на землю, врезавшись спиной в ближайший столб. Все это сопровождалось отборной руганью третьего, который баюкал теперь раненую руку, не отваживаясь вступить в бой, да и не очень-то горя желанием это делать, по всей видимости. Мне же лучше. Второй парень очухался и с гортанным рычанием, как заправский ротвейлер, метнулся было ко мне, но изначально он стоял слишком далеко. Поэтому единственное, что он успел сделать после того, как я вытянула вперед руку ладонью вверх и вперед, так это выронить из руки нож буквально за секунду до того, как он взорвался и разлетелся тучей искр, которые прожгли парню куртку и обожгли руки. Он отшатнулся назад. - На счет три я взорву твою голову, если сам не свалишь отсюда, - объявила я тоном, не допускавшим никаких сомнений в том, что именно так я и сделаю. - Раз... Повторять не пришлось, парень поспешно ретировался, ухватив за собой еще одного с травмированной рукой. Бритоголовый как раз поднимался с земли, хватаясь руками за фонарный столб. Для больше эффекта, я почти неуловимым движением руки превратила лампу над его головой в сноп искр и клубы дыма, не парня посыпались осколки раскаленного стекла, но не особенно задели его. Последовав примеру своих товарищей по несчастью - по встрече со мной, то бишь, - он бегом скрылся с моих глаз. Я расслабленно выдохнула. Настроение было теперь еще более паршивое, чем после разговора с Чарли. Зато согрелась и даже сняла куртку. Подойдя к ближайшей скамейке, я тяжело на нее опустилась, потирая ушибленную руку. Плечо сводило ноющей неприятной болью, терпимой, но очень уж нудной. Левой рукой я потерла шею, смахнув капельки крови, этот подонок все же задел меня ножом, хотя это всего лишь царапина, которая заживет через пару дней. Домой хотелось уже меньше, да и идти было лениво. Откинувшись на спинку скамейки, я запрокинула голову и уставилась в небо, разглядывая появляющиеся то здесь, то там звезды. - Достойное окончание скучного дня, - подытожила я. Переходы или "Начало игры/Первый пост" ставим, чтобы не было путанницы. Polaris

Captain America: Первый пост. Игра за War Machine (ошибся профилями) В этот поздний, тёмный вечер Джеймс прогуливался по улицам Нью-Йорка. Довольно спокойное время, в отличие от дня, вечером никто и не засмотрится на чернокожего парня, который превращается в военную версию Железного Человека. Когда людям угрожает опасность. Немного прохладно, в некоторых местах темновато, но зато безопасно. Ну или не совсем. Ночью как известно преступники совершают свои незаконные дела и не дай бог попасться кому либо из гражданских им на пути… И не всегда защитит полиция. Отчасти для этого Джим гуляет ночью по улицам. С выправкой солдата, брутальной внешностью его мало кто тронет. Роуди решил заглянуть в парк, так как там было темнее, чем в других местах – идеальное место для грабежа. Кожаная куртка защищала Роудса от ветра, а так же прикрывала пару репульсоров на руках, подпитываемых от мини-реактора, который закреплён на груди с помощью жилета, одетого на Роуди. И опять же яркий светящийся круг на груди закрывала кожаная куртка. Джеймс шёл в глубь парка по специальной дорожке. Через какое то время он услышал нецензурные выражения, на звук которых он и побежал. Когда он прибыл на место – было уже поздно. Девушка уже заканчивала расправляться с грабителями. Вопрос – как она это сделала. Одной техники единоборств будет маловато… Ответ прозвучал чуть позже. - На счет три я взорву твою голову, если сам не свалишь отсюда - Мутант… Роудс решил подождать, пока девушка не закончит с последним грабителем. Через некоторое время девушка села на лавку и через несколько секунд Роуди подсел к ней. - Не просто вот так вот жить, скрывать в тени свой необыкновенный талант, особенно когда сейчас из-за этого идёт война… Да? Скоро война и коснётся вас. Будьте уверенны…

Dynamite: - Не просто вот так вот жить, скрывать в тени свой необыкновенный талант, особенно когда сейчас из-за этого идёт война… Да? Скоро война и коснётся вас. Будьте уверенны… Я вздрогнула от неожиданности и моментально вскочила со скамейки. В других обстоятельствах, подсевший ко мне сразу же получил бы локтем под ребра, но сейчас я чувствовала себя слишком подавленно, чтобы драться. Круто развернувшись и увидев неожиданного собеседника, я искренне порадовалась тому, что не полезла в драку - шансов у меня было бы очень мало. Из всех видов самообороны, в ситуациях, где проявление моих способностей было бы чревато последствиями, я предпочитала бег. И сейчас лишь чудом удержала себя на месте, но пару раз сжала и разжала кулаки, успокаиваясь. Из-за внезапного появления этого чернокожего парня сердце в моей груди бешено колотилось. Я глубоко вдохнула, затем медленно выдохнула через рот. В мыслях пронеслось уже с полдюжины вариантов развития событий, а так же пара десятков вопросов и отборнейшая трехэтажная французская ругань на саму себя. За то, что позволила себе расслабиться настолько, что даже не заметила приближения незнакомца. А при его телосложении и росте он вряд ли мог весить настолько мало, чтобы шаги его не были слышны в темном тихом парке. Третий час ночи, кажется. Уже в который раз за последние пятнадцать минут я пожалела, что не осталась ночевать у друзей. При словах о тени и таланте, я сразу же подумала о "разбитом" мною не далее, как пять минут назад, фонаре. На свету я чувствовала бы себя чуть более уверенно. Может, скамейку поджечь? Интересно, кстати, сколько этот парень успел увидеть и услышать. Слова о необыкновенном таланте все же рассеивали все мои смутные надежды остаться незамеченной, значит он видел, какими методами обычная на вид девушка расправляется с компанией бандитов. Пожалуй, я влипла. - Ты кто вообще такой? - После почти минутного молчания мой мозг сообразил, что недурно было бы сказать что-нибудь в ответ. На душе было паршиво. Я слишком много лет успешно скрывала от посторонних свой дар, практикуя его только на неживых объектах и на нападавших на меня в переулках хулиганах, что сейчас вся ситуация казалась донельзя глупой. - И чего тебе надо? Что еще за война? - А так же, почему не смылся, услышав фразу о взорванной голове, а подошел поболтать, какое тебе до меня дело, почему это какая-то неведомая война коснется меня и какие есть предложения, чтобы я сегодня ночью крепко спала, а не размышляла о сущности мироздания и принципах действия закона подлости, который сейчас воочию предстал передо мною. Почувствовав, что на прохладном ветру я начинаю замерзать - в одной футболке в такую погоду, конечно совершенно очаровательно, - я подняла с лавки легкую куртку из мягкой кожи и надела ее обратно на себя. теплее не стало, но зато полегчало морально - я сделала все возможное на данный момент, чтобы согреться. Поежившись от холода и сложив руки на груди, я выжидающе смотрела на незнакомца. Вряд ли он представлял опасность, хотел бы что-то сделать, уже бы сделал, а не медлил. Он ведь видел, с какой легкостью я заставляю предметы разлетаться на расплавленные куски и снопы искр. Тем не менее, я не спешила представляться и, тем более, садиться обратно на скамейку. Себе дороже, мало ли, что в голове у этого парня?



полная версия страницы