Форум » Нью-Йорк » Бар "Sunrise" 0.3 » Ответить

Бар "Sunrise" 0.3

Pyro: Небольшое заведение для любителей спиртного, находящееся где-то меж улочками. Место малоизвестное, а потому не шибко популярное и разнообразием коктейлей похвастатся тоже не может, но, тем не менее, цены здесь не кусаются и пожаловатся на сервис тоже сложно. Обстановка весьма приятная, всегда играет какая-то разнообразная музыка. Всегда есть какой-то народец, бар не пустует, не смотря на своё явно неудачное местоположение. Работает круглосуточно.

Ответов - 61, стр: 1 2 3 All

X-23: - Ух ты, - будь Кинней чуть более эмоциональной, то обязательно бы захлопала в ладоши за такое прекрасное шоу с участием телефонов, но вместо этого просто взяла в руки новую игрушку, - Надеюсь он прослужит гораздо дольше своего предшественника, - естественно осторожно промолчав о том, что контакты в памяти телефона принадлежат бывшему владельцу сотового, - Спасибо. Сара была с техникой на твёрдое «ты», весьма завидный навык для людей в современном обществе. Лаура вообще была в восторге от способностей подруги, которые развивались не по дням, а по часам, а порой даже тайно завидовала девушке. Нетти могла открыть бы свой магазин и торговать различными новейшими техническими штучками своего производства и заработать на, вроде, честном труде. А в случае опасности, можно дать бой с дальней дистанции, а не как полоумная лететь на всех парах, пытаясь дотянуться хоть одним когтём до врага. Ну вот, Кинней вся в этом. -Класс, - коротко, но от этого не менее насыщенно красками радости ответила Лаура на предложение пожить у Сары. Стать частью чьей-то жизни по вечерам и утрам ( или каков там будет распорядок?), очень прельщало любопытную Кинней. Узнать какого это быть чьей-то соседкой. Правдиво ли снимают кино о жизни двух девушек в одной квартире? Ванна по расписанию, по очереди мытьё посуды, рассказы о забавных курьёзах на работе и просто улице. Может Кинней даже свой собственный ключ от квартиры получит… Девушка посмотрела на Сару весьма серьёзно, выискивая тень сомнения на лице собеседницы. Может она так, из вежливости предложила и очень надеется на отказ? Вроде нет, пожалуй даже, Сеть рада такому развороту их встречи. Слишком когтистая подозрительная, да и не к тем людям. Отлично…соседки. Как-то конечно не особо укладывалось в брюнетистую голову это понятие, но поживём – увидим. Может даже ни разу и не поругаются, хотя, честно признаться, Икс в этом сомневалась. Пока Сара рассказывала вкратце о своих злоключениях за долгое время, Кинней воспользовалась моментом, пока бармен отвлечётся и, перегнувшись через барную стойку, вытащила от туда пакет с соком. Демонстративно посвистывая себе под нос, налила себе концентрированного напитка и убрала обратно. Возможно, попахивает клептоманией, но кого это волнует. Главное, что она не пропустила мимо ушей ни одного слова собеседницы и умудрялась даже периодически понимающе кивать. Да, жизнь действительно та ещё сволочь. Каждый это понимает. Ло могла выслушать, но советы давать не решалась никому и никогда. Стоит посмотреть на её жизнь и понять причины. - Хочешь, сходим в тир? – неплохое средство для снятия стресса, когда заручился не убивать людей и не грабить банки, - Может большущую упаковку мороженного?, - кажется это из одного фильма об американской молодёжи. Конечно, хотелось сказать типа «Нетти, всё образуется! Бывало и похуже», но как-то язык не поворачивался. Утешить? А надо ли? Естественно Икс хочется как-то заполнить паузу и показать, что ей важно то, что Сеть делится с ней своими мыслями и ощущениями. - А знаешь, Нетти. Поможем друг другу отыскать свою опорную точку, с которой никто и никогда далеко не собьёт, -не наигранно ли оптимистично? – Так сказать купим себе горных «кошек» с крюками и вскарабкаемся по этой наклонной к вершине, а? Кажется у Икс немного получается. Конечно в своей манере, но движение заметно.

Network: Для полноты картины не хватало ненавязчивых мотивов музыки пятидесятых; знаете, такой задорный саксофон на заднем плане, звучащий в тон звонкому женскому голосу, поющему подле пианино. За стойкой стоял бы колоритный бармен, под ногами у которого обязательно был бы дробовик охотничьей модели, а перед ним сидели бы самые влиятельные гангстеры той эпохи. Среди них могли быть и Сара с Лаурой; это было бы прекрасно, им обеим ведь так идут мужские шляпки. Но все это только разочаровывающее "бы". За окном продолжал развиваться прогресс, а вместе с ним и двадцать первый век. Надо сказать, Сеть отнюдь не жалела, что жила в такое время, ведь если бы не то самое развитие, ее способности оказались бы бесполезными; но это, опять же, бесплотное "бы". Вообще Сара ощутила в себе некоторые перемены. Пусть люди говорят, что хотят, а сама одаренная верила в такие моментальные, спонтанные изменения; словно внутри что-то щелкает и ты знаешь, что делать и куда идти. Если пару часов назад девушка свято верила, будто бы только ее любимые мужчины, будь то брат или близкий друг, могут поставить ее на ноги. А сейчас, глядя на Кинней, которая в свойственной ей манере свистнула сок у бармена, Вэйл была безгранично счастлива; она и думать забыла, сколько положительного можно извлечь из общения со своей старой подругой. - Ммм, тир, говоришь? - утащив последний орешек из пиалки Икс, Сеть продемонстрировала подруге свой коварный оскал, - Отличная идея, давненько я не была в стрелковом клубе. Тут, неподалеку, есть клуб Взрывчатка. Название, конечно, не очень, но само заведение впечатляет. У меня там знакомый работает, думаю, он нам предоставит необходимую амуницию. На секунду Вэйл задумалась. Вкрадчиво вглядываясь в бармена, она все гадала: жив ли ее знакомый; не каждому под силу выдержать его нереальное любопытство, да и с честностью у него были проблемы. Удивительно, как одаренной, с ее-то характером, удавалось терпеть этого прохвоста. Впрочем, несмотря на все недостатки владельца клуба, девушка посещала вышеупомянутое заведение довольно часто; иногда ради развлечения, но чаще всего для поиска хорошей работы или покупки "одноразового" оружия. Оным, кстати, Сара пользовалась очень редко; бывают у нее дни, когда ей конкретно нездоровится, способностями в такое время лучше вообще не пользоваться, так что приходится прибегать к огнестрельному оружию. Защищаться Сеть привыкла сутки напролет. Утвердительно кивнув, девушка одобрительно подмигнула подруге; слова тут были излишни, она и без них была согласна с Лаурой, а такое безукоризненное взаимопонимание у них возникало нечасто. - Ладно, чего-то мы с тобой засиделись, пойдем пистолетами свистеть. Размяв затекшую шею с характерным ей хрустом, Сеть пальчиком подозвала бармена, попросила у него счет; а пока тот выполнял ее просьбу, она шустренько положила на стойку несколько баксов, включавшие чаевые, и, обратившись к Икс, предложила побыстрее покинуть это душное помещение. На улице было довольно прохладно, если учесть время года, но уж кого-кого, а мисс Вэйл это никак не волновало. Время года для нее – простая формальность, поэтому она, не дрожа и не скрипя зубами, легкой и изящной походкой приблизилась к своему авто и как-то неестественно улыбнулась. Думайте, что хотите, но мутантка улыбалась вовсе не симпатичному парню на другой стороне дороги, который от радости даже ей рукой помахал, она таким необычным для среднестатистического человека образом приветствовала свою любимую машинку; оная, завидев хозяйку, щелкнула всеми замочками и быстренько завелась. - Садись и ни о чем не беспокойся. Вожу профессионально. Открыв дверь новенького чистенького Лотуса синего цвета последней модели, девушка кивнула Кинней, мол давай шустрей; сама она уселась на свое излюбленное водительское кресло спортивного вида и положила руку на коробку передач, ожидая пока Икс устроится рядом. В этот раз она поведет машину своими руками, без помощи способностей, так ведь приятнее. - А вот прав у меня нет. Усмехнулась тихо, помотала головой и, переключив скорость, унесла себя и Лауру прочь от бара, в сторону стрелкового клуба. [Стрелковый клуб "Explosive"] Думаю, отписываться можешь уже там)

Umbral: Dragon Keeper [первый пост] В этот скрипучий зимний вечер, всё шло своим отлаженным и многовековым чередом. Дерек, как всегда бродил по кафе, ресторанам, торговым центрам, улицам, выискивая для себя очередную "добычу" на один вечер. - Слишком толстая... Сломанный нос... Плохая кожа... Редкие волосы... О мой Бох... Неужели я перепробовал всё? Ну где же вы, стройные длинноволосые самочки? - Его негромкое утомлённое ворчание, сопровождалось прицокиванием языком. Оборотень вальяжно расположившись на барном стуле, облокачиваясь обоими локтями на барную стойку и сидя лицом к залу, осматривал каждую появлявшуюся в клубе женщину, но ни одна из них не могла бы заставить Дерека захотеть её. - Или может это всё погода?.. - Тоскливо подумал лупус, беря стоящий подле него коктейль, название которого, Дерек уже и не помнил. Единственное, что ему было нужно от напитка, так это жгучий вкус алкоголя, и большая цифра в счёте. Его внешний вид был неброским, и в тоже время достаточно стильным, пусть и не самым современным. Пиджак кофейного цвета обрамлял чёрный гольф с высоким воротником, довольно неплохо сочетаясь с классическими синими джинсами и туфлями кремового цвета. - Целый загон, и ни одной стоящей самки. - Разочарованно произнёс Дерек, снова обжигая губы в голубом коктейле со вкусом кокоса. Бэйтс в последний раз окинул дергающийся в танцах и смехе зал, не замечая ничего стоящего, и развернулся к стойке уже боком, доставая из внутреннего кармана пиджака кожаный бумажник. По меркам Дерека, пойло это не должно было стоить больше сотни, и по этому, оставив один тиражированный портрет Франклина под ножкой замысловатого бокала, в котором находилась голубая жидкость его коктейля, Умбрал отправился в гардеробную, и, забрав своё чёрное длинное пальто, вышел на улицу. - Свежий воздух... - Подумал Дерек, лишь оказался снаружи клуба. - Хотя нет. Показалось. Умбрал двинулся сквозь улицы, отражая в чёрных линзах своих очков, лица проходящих мимо людей. Всё такое однообразное... Либо я уже зажился... Пора что-то менять... Может, уговорить Эллиота отправиться со мной в Тибет? Давненько я не навещался к своим тамошним друзьям. - Улыбнулся про себя оборотень, петляя между тел прохожих. Он умел идти в толпе, скользить между встречными прохожими. Его непросто было рассмотреть в ней. В этой реке из забот и напоминаний. Он скользил как тень, шелком обтекая любого, кто выныривал на пути. Дерек шёл в неизвестном ему направлении, просто петляя по городу. Почему-то, Реквием спал, хотя Элиот срочно позвал Дерека сюда, в Нью-Йорк, для оказания помощи его идее. - Всё. Сегодня не найду какую-нибудь "ночнушку", значит... - Вдруг Дерек остановился. В памяти возникли старые образы и картины из его прошлого. Оборотень стоял возле окна одного паба, выполненного, как казалось через окно, в скандинавском стиле. Его заставило остановиться очень знакомые лицо и манеры. Теневой силился вспомнить, где же он раньше видел молодого человека, что сидел за столом внутри паба, и беседовал с внушительным мужчиной, с лицом интеллигентного палача. - Вампир Долохов! - Наконец вспомнил Дерек. Они уже встречались раньше, много лет назад, и помнится Бэйтсу, их встреча была не слишком мирной. Впрочем, сам Дерек уже плоховато помнил чем всё окончилось. Оборотень скользнул в переулок, что находился прямо за пабом. Умбрал заметил пристроившуюся возле мусорного контейнера стайку воробьёв, что клевали заплесневевший батон, выброшенный мимо мусорника. Дерек медленным шагом прошёл мимо стайки, направляясь к стене, замыкавшей коридор переулка, и, проходя мимо стайки, что не испугалась проходящего рядом оборотня, шепнул. - Ко мне. Один из воробьёв, что оказался ближе всего к Дереку, вспорхнул в воздух, и сел на плечо шамана. Бэйтс остановился, и подставил птице указательный палец, дабы та перебралась на него, словно на ветку. Воробей послушно сел на палец Дерека, мягко, но прочно, держась тоненькими лапками за него. - Сейчас-сейчас. - Увлечённо шепнул Дерек, и осторожно выдернул выбившееся пёрышко птицы. Видать, не так давно участвовал в драке. Воробей никак не отреагировал на сиё действие оборотня, и продолжал спокойно сидеть на импровизированной жердочке. Дерек стал растирать меж большим и указательным пальцев выдранное перышко, и, прикрыв глаза под черными линзами очков, стал что то неразборчиво шептать. Это длилось всего несколько секунд, после чего, Умбрал, открыл глаза, и птица, расправив крылышки, вылетела из переулка, и села на фонарный столб, прямо напротив входа в кафе. Дерек, тем временем, продолжал стоять так же неподвижно, сжимая в одной руке перышко, а вторую держа на уровне груди, с выставленным указательным пальцем. Когда дверь кафе со звоном колокольчиков, висящих над ней, отворилась, воробей залетел внутрь, и уверенно залетел прямо на стол к Эванисте и Владиславу, после чего, немного попрыгав между приборов, залетел на плечо Владислава, и, просидев на нём несколько секунд, перелетел на ручку двери выхода, словно зовя за собой вампира. Как только дверь открылась, птица вылетела на улицу и залетела в переулок, где уже ожидал Дерек. Зрение Владислава должно было помочь ему заметить, куда птица залетела. - Dobry wieczór młody człowiek. - Произнёс Дерек, когда Владислав подошёл достаточно близко к его закутанной в длинное пальто фигуре у противоположной стены. - Вроде так, если я не ошибаюсь. - Оборотень довольно улыбнулся, глядя сквозь темноту неосвещённого переулка на Владислава.

Dragon Keeper: - Jó estét, fiatal férfi… Тебя память стала подводить, мой дорогой друг, мм? Стареешь? Венгрия, не Польша. – Влад стоял на входе в небольшой переулок позади кафе и невольно, почти не замечая, водил головой из стороны в сторону, разминаясь. Согласитесь, не каждый день удается вот так встретить одного из своих многолетних противников. Когда маленький растрепанный воробушек вдруг появился прямо в пабе.. Когда он сел вампиру на плечо.… Первой реакцией Владека было схватить и сломать бедной пташке все косточки. Каждую. Включая самые мелкие. Потому что этот маленький посланник.. Он воскрешал, подымал с пыльных полок памяти такое, о чем Влад не хотелось вспоминать ни при каких обстоятельствах. Никогда. - Что привело тебя в столь шумный мегаполис как Большое яблоко, Зверь? Насколько я помню, ваш брат любит больше глушь, провинцию, простор, природу опять же.. Где можно без лишних глаз размяться под луной, так сказать.. Долохов не стал ждать нападения, а в том, что оно последует, он не сомневался - слишком уж многих соплеменников не досчитались по его вине эти дети ночи. В подворотне темной и укрытой от солнца высокими стенами прилегающих зданий, было несколько непросыхающих луж, и это сыграло на руку вампиру. В буквальном смысле. Грязная, дурно пахнущая лужа вдруг вздрогнула, вздыбилась всей своей поверхностью, закрутилась тонким смерчем, потянулась вверх.… Через мгновение в руках Владека змеился переливался бензиновыми пятнами длинный темный хлыст. Удар резкий, без предысторий и разговоров. И еще один, на крест… Сейчас, здесь и сейчас с ним произошло то, чего с Владом не случалось уже многие десятилетия - в нем проснулось то, казалось давно забытое, то, во что он так верил, что укрепляло его и не давало усомниться в карающем взмахе клинка.… В нем проснулся Инквизитор. Мир позади кафе будто наполнился давящей ватной тишиной… это было похоже на затишье перед бурей, штормом, и в этом вязком безголосье громом разнеслись слова Владислава: - Тварь... - выдавил он из себя с яростным придыханием. Дернул рукой воротник рубашки, будто желая коснуться символа веры: - Глупец… Ты пришел как раз, куда нужно… Ты пришел, чтобы напомнить мне о присяге, о том знаке, что ношу я уже несколько сотен лет… Пастырь мой напоминает мне о труде моем и слове мною данном.…Ну так возблагодарим же Всевышнего за еще один шанс! Поистине он любит каждого из детей своих… и некоторым из любви своей он хочет помочь и лишить их поскорее мук при жизни этой.… Так вот, Тварь, я помогу тебе… Он не принимал никаких боевых стоек и поз, он даже не поднял рук, не говоря уже об оружии, но во всем его облике была готовность к бою, к нападению или обороне. Владек тяжелым взглядом смотрел на мужчину стоявшего напротив него и чувствовал как самостоятельно, не подчиняясь его воле, скорее уж жажде, во рту удлиняются и растут клыки, на руках появляются когти, а все тело будто набирается наполняется мощью и силой. - Я столько таких тварей перерезал, сколько ты и не видел в своей жизни, ясно, Волк? Конечно, я мог кого-то и забыть, буду я помнить каждую шкуру, вывешенную на солнышко для просушки.. – Долохов недобро усмехнулся – Но тебя, Любитель Теней, я помню, очень хорошо помню, ведь именно ты был одним из первых моих уроков. Тогда ты смог вырваться из моих не обученных еще рук, но теперь.… Прошли столетия, Теневой.…Поэтому ты лучше держись от меня подальше, слышишь? Для твоего же блага - держись от меня как можно дальше! Он рванулся вперед в едином порыве переломить несколько шейных позвонков и после, глядя в яркие желтые глаза издыхающей твари прочитать отходную молитву.. Кулак с серебреным перстнем в виде дракона сжимавшего в когтистых лапах монограмму из букв V и D полетел вперед..

Umbral: - И правда, Венгрия. - Согласился Дерек, становясь прямо, перестав опираться спиной о стену, и вытащив руки из карманов пальто. - Впрочем, вся Европа такая маленькая, скажу тебе, что все страны, вроде бы восточной Европы, да? мне на одно лицо. - Вальяжно говорил Дерек. Его забавила та ярость, которую он чувствовал в мёртвом сердце вампира. - О да. - Громко прошептал Дерек, прикрывая глаза. - Хоть что-то способно заставить твои мёртвые органы и разум накалится. Ты должен быть мне благодарен, Владек. - Оборотень усмехнулся, и, слегка опустив голову, снял прямоугольные солнцезащитные очки в серебристой оправе, и сунул их в карман пальто. Дерек знал, что сейчас предстоит делать. Всё же, давненько он не сражался с охотниками на оборотней и иную "нечисть". Всяко это было забавней, чем слоняться по городу от безделья. Да и Дерек просто не мог не поздороваться со старым знакомым. - Тоже самое хотел спросить и у тебя. - Расслабленным тоном произнёс Дерек, пронизывая Владека абсолютно чёрными глазами. - Ищейка. - Добавил хлестким тоном оборотень, после чего убрал ухмылку с лица. Пока что дразнить вспыльчивого вампира больше, не было смысла. И с секунды на секунду, кто то должен был сделать первый выпад, и Теневой знал, что это будет не он. - Как ты видишь, в забитом городе тоже есть такие места, где можно размяться без лишних свидетелей. - Дерек развёл в стороны руки, указывая на грязный и смердящий переулок, в котором они находились. Теневой закрыл глаза, и втянул ноздрям воздух, после чего блаженно улыбнулся и произнёс ностальгическим тоном. - Запах ладана никогда не выветрится из твоей мёртвой плоти, вампир. Дерек с удовольствием следил за оживлением воды. - Прям чудо Господнее. - Усмехнулся про себя оборотень, и, на его каменном выражении лица, едва дрогнули уголки губ. Первый удар Дерек принял грудью, не боясь запачкать любимое пальто. Оборотень от удара отступил на шаг назад, упираясь спиной в стену, но сразу же вернулся на прежнее место. Вместо оскала, Умбрал едва заметно усмехался. Ему нравился возникший контраст, между наполненным праведным гневом Владиславом, и самим Бэйтсом - прохладно играющим со злобой вампира. Впрочем, так могло казаться со стороны. Бэйтс не воспринимал Долохова не серьёзно, ибо слава охотника говорит лучше него самого, и чёрная репутация убийцы сородичей Долохова, была известна каждому оборотню, да и не только. Второй удар так же пришёлся прямо по Дереку. Оборотень и не пытался защищаться, так как знал, что этим, Владислав хочет показать сравнение себя, с ним. Жалкий пёс, которого карает грязная плеть посланника божьего. Вот только жалкому псу было плевать на дерзкий свист плети и её хлесткие поцелуи. Не таким травили род ликанов, что бы они стонали от этих детских потуг. Дерек опять же отошел к стене от удара, на сей раз, упершись в неё боком, с противоположной стороны которого и был нанесён удар. И снова же, оборотень мигом вернулся на прежнее место. Дерек не смог удержать презрительной усмешки, когда Охотник на Охотников стал изливать свой гнев словесно, подкрепляя свою хлипкую чёрную веру каждым выползшим, подобно змее, словом. Вот теперь, Теневой сменил презрительную ухмылку и взгляд полный пренебрежения, на яростный оскал, а в чёрных зрачках, в которых отражался как в выпуклых зеркалах вампир, засияли огни ярости. Звериной, но не дикой. - Твои слова ничто, если не скреплять их делом, вампир. - Презрительно прошипел Теневой. Его черты больше стали походить на звериные. Кожа на лице стала немного темнеть, а линии лица стали более резкими и острыми. На пальцах, так же как и Владислава, выросли чёрные когти, а челюсть стала немного вытянутой, и зубы его стали острыми, как лезвия. Дерек стоял перед Владиславом, слегка разведя когтистые руки в стороны, и следил за стремительно приближавшимся Инквизитором, чей кулак был занесён для удара. Как только Владислав приблизился на расстояние, что бы достать до оборотня, Бэйтс скользнул в сторону со звериной прытью, и ухватив за плечо вампира, направил его в кирпичную стену, перед которой стоял. Владек должен был столкнутся со стеной, и помять её, покрошив несколько кирпичей, а Дерек налетел бы на него, прижимая за горло к стене.

Dragon Keeper: Детство, сказки, теплые вечера июня, стрекот цикад и кваканье лягушек в пруду.. Всем этим наполненны долгие зимние вечера, когда вокруг холодно и стыло, когда не хочется разговаривать от боли и тоски сжимающих душу, когда вокруг непроглядная ночь и не видно ей ни края, ни спасения… Лишения давно стали если не нормой, то обыденностью его жизни. Сначала в армии, после в отрядах подполья, потом в обучении у святых отцов.… Спустя много лет он сам стал хозяином своей жизни, да, но тогда и бояться он стал уже совсем другого. Страх в первозданной его форме, в тягучем или обжигающем огне которого сгорают и по сей день многие, у Владека сменился другим – страхом безвозвратности. Если бы его спросили Бог ли, Дьявол ли – чтобы ты хотел заполучить в свои руки, Владислав? Какую силу? Чем хотел завладеть бы, в кого преобразиться? Он ответил бы, не задумываясь ни на секунду – он попросил бы себе умение поворачивать время вспять. А уже с ним, если бы, конечно, пожалели бы его будь-то Бог или Дьявол, он перво-наперво вернулся бы в ту темную, но теплую майскую ночь, когда он, Владек, крепко, что было сил обнимая, и пряча непрошеные слезы на плече брата, прощался с ним. Сейчас, отыграй он назад, он ни за чтобы не ушел. Он остался бы с братом, с семьей и в итоге стал бы совсем другим человеком. Вот именно – человеком! Он выучился бы на юриста, как хотели того родители, он завел бы себе семью, жену и нескольких ребятишек, выростил бы их, поднял на ноги, после понянчил бы внуков и счастливый и вполне удовлетворенный жизнью умер бы, в окружении многочисленной родни в крепком и надежном собственном доме. Но ничего из этого не нажил Долохов за несравненно более долгую жизнь. У него не было постоянного дома, из близких был только брат, да и с детьми вышла небольшая неувязка, мертвый не может дать потомства, не правда ли? Владек пытался найти успокоение в чем-то другом. Уж если не дом, семья и любимое дело, то пусть станет истребление, уничтожение и очищение, как учили и закладывали в юную неокрепшую душу его некогда отцы-инквизиторы. А быть может, в тот момент лучше было бы вернуть время? И не становиться тем, кем он таки стал – убийцей и палачом? Или в тот, когда он убил своего первого оборотня? Ведь у того, возможно, была семья, жена, детишки.. Пусть волчата, но все равно же.. Влад – молодой человек, мальчишка можно сказать на вид, он возможно в последствии даже встречался с его детьми на вечном поле брани, но кто теперь об этом вспомнит? Вот почему сегодня он так яростно налетел на этого старого уже вервольфа. Вместе с ним, он в очередной раз хотел убить, уничтожить свое прошлое. Растоптать его, выжечь из памяти и вытравить кислотой из сердца.. .. Но Андреш… …Да, Андреш…. Ради него я готов терпеть многое. Даже убийство таких вот волков. Кулак врезался в стену и несколько кирпичей разбилось раскрошилось под его ударом. Теневой схватил Влада за горло и хорошенько приложил головой о влажные от вечернего тумана и смога камни стены. Вампир оскорблено взревел и со всей силы рванулся назад, всем телом, всей массой своей, всей яростью.. Вырвался, обернулся, исподлобья уставился на улыбающегося Человека-из-Тени. - Я отличный таксидермист, Тень, поверь мне. В моем кабинете стоит волк в натуральную величину. Ну как тебе сказать волк.. Чучело. Правда в типе этом от санитара леса конечно было не так чтобы уж много, да.. Половина лишь может. А остальное.. Ну остальное не так уж и важно. Да впрочем, возможно, ты и сам сможешь скоро все увидеть, ибо я могу даже не убивать, а просто задержать тебя, для дальнейшего расследования твоих способностей, так сказать…Поэтому ответь мне четко и ясно сейчас, Зверь, что ты делаешь в Городе, мм? Ибо, если ты решил здесь немного покуролесить и поохотится на род человеческий, то лучше сразу дай задержать cебя, чтобы потом мне не прошлось отлавливать тебя, но уже с карабином полном серебра и парочкой невинных жертв на пути к ответу. На кой черт ты приехал сюда, а, Зверь?

Umbral: - Друг мой, проклятый. - Улыбнулся Дерек, когда вампир вырвался из его хватки. Теневой не хотел убивать Владека, а лишь немного позабавиться, да узнать, что он делает здесь, в Нью-Йорке. Дерек помнил о всех прошлых конфликтах, он всегда относился к подобному, чем занимался Долохов, с жалостливым презрением. - Я всегда относился к тебе с жалостливым презрением, мой подневольный друг. В то время, как я бродил под луной на высохших и бесплодных землях ваших стран, ты, подставлял свою голову, свою душу, своё сердце, под стяг слепой ярости и ненависти. Вы, люди, возомнили себя царями всего. Все, кто не мы, не достойны. Вы глупы и самодостаточны, и это вас однажды погубит, как погубило множество рас, живущих до вас. - Внешний вид Дерека снова сменился на более человечный. - Ты всегда был не более чем пешкой, которая даже не понимала, зачем. Зачем ты всё это делаешь. Ведь если существу суждено было родиться здесь, на этой земле, значит, Бох так возжелал. Не считаешь ли ты это ересью, о кощунственный вампир? - Тень Дерека что падала перед ним от света фонаря, сиявшего со стороны тротуара, незаметно размножилась, и сейчас тёмные силуэты Человека-из-Тени усеяли весь переулок, словно следящие за Владеком духи возмездия. - Разве всё это, - Дерек кивнул в сторону стены, слева от Владислава, на котором сейчас разыгрывался спектакль теней. Двое мужчин один с мечом, другой безоружен. Тот, что с оружием преследует второго, и в итоге настигает. Убегавший превращается в огромного человекоподобного волка, но лишь Владек мог бы это понять, так как тень была красноречивой лишь для него и Дерека. Сейчас. Короткий бой, и непоколебимый клинок пронизывает тело оборотня, разбрызгивая кровь вверх, в стороны, на святые одежды преследователя, на его полное праведной ярости лицо. - Стоит того, что бы за это жить? Что бы за это умереть? - Театр теней сейчас разыгрывал сцену кремации тела пойманного оборотня на костре, а на его фоне, на гильотину взбиралась женщина, а за ней трое более меньших силуэтов. Это были дети. - Разве милосердный Бох хотел бы всего этого? Подумай, Владислав. Сейчас, когда твоё сердце остыло к тому слепому помыкательству, ты ведь можешь рассудить трезво. Ты должен осознать то, что не убийство является истиной. Да, оно необходимо. Но, - Дерек усмехнулся, и продолжил всё тем же серьёзным тоном. - Хорошо всё то, что в меру. Не бывает смерти ради Боха. Тень подошел к стене, на которой, с беззвучным свистом, рухнуло на последнюю шею лезвие гильотины, заставляя голову несчастной пятилетней девочки, отлететь в сторону кровожадной толпы. Как только Дерек опёрся спиной на влажную кирпичную стену, театр исчез, и на его месте возник силуэт Дерека. Умбрал почему то хотел заставить Владислава, по сей день казавшегося ему неопытным и горячим юнцом, понять, что не всё так, как он видит. Что иногда, следует заглянуть за грань, и что никогда не поздно искупить свои грехи. Дерек верил, что вампир способен понять, но лишь в том случае, если оборотень достучится до его сознания. - А к слову, то мы и говядиной вполне не брезгуем. - Улыбнулся оборотень, доставая из кармана пальто сложенные очки, и одевая их. - Что я тут делаю, касается лишь меня. Но я могу тебе сказать, если скажешь мне ты первым, что ты здесь делаешь. - Дерек опасался, что Долхова направили сюда для того, что бы вычислить и убить Эллиота и всех остальных. И, если это окажется так, то Тени ничего не останется, кроме как воспрепятствовать этому. Но насколько было известно Дереку, орден Долохова давно исчез, либо же ушёл в подполье с приходом новой власти в стране. - Поверь, я не ищу войны, вампир. Я прожил достаточно, что бы так говорить.

Dragon Keeper: - Мне льстит, что ты причисляешь меня к человекам. Сам я давно уже так не делаю. Но меня еще и развлекает то, что себя ты к ним не прибавляешь. Уж не это ли гордыня, а, Тень? А ведь именно она одна из страшнейших грехов, вспомни об этом. Как и том, что ты слишком юн и неопытен вступать со мной в теологические споры. Ибо моим всеобъемлющим ответом тебе будет лишь серебреная пуля меж глаз. Тоже мне еще святой отец нашелся.. Спектакль, разыгранный сподручными шамана на грязной влажной от конденсата стене подворотни, вызвал у Владека кривую, исказившую его красивое лицо гримасу: - Не стоило утруждаться, таких историй я видел-перевидел, и в некоторых сам участвовал. Должен тебя разочаровать, я лицезрел и четко противоположные концовки. Как ты знаешь, наверное, вампиры – бездетны. Ну почти. Много сил и умений затрачивают они на то чтобы, как и обычным людям испытать радости отцовства и материнства. Теперь представь, что чувствует четырехсотлетний вампир, который буквально трясется над своим таким желанным маленьким сыном. Но тут в замок где они живут, и заметь в отсутствие любящего папаши, вваливается свора подобных тебе псов. Хотя как знать, может и ты был среди них, да.. Так вот, они врываются и убивают невинное в сущности дитя, которое в лучшем случае пробовало лишь куриную кровь, и вся вина его заключалась в том, что его отец был ненавидим этими самыми половыми ковриками. Война не бывает односторонней, Теневой. Поэтому я давно прекратил рыдать над такими вот жалостливыми фильмами. Долохов встал и отряхнул плащ. Негромкий шепот заклинания и вода вместе с грязью отринула от его одежды мелкой изморосью. Влад взглянул на старого знакомца: - Тебя почистить? – Не дожидаясь ответа, точно так же осушил подправил тому внешний вид и кивнул в сторону бара: - Может пропустим по стаканчику? А то здесь наблюдается немое.. гмм.. ambré.. – Владек не оглядываясь пошел в сторону выхода из переулка подумав про себя, что если сейчас Теневик догонит его, они расстанутся вполне мирно, в конце концов – живи и дай жить другому, ну а во-вторых он всегда может подкинуть руководству идейку о том, что хорошо было бы Оружию вплотную заняться изучением оборотней и их возможностей. Они же такие здоровые, да на них пахать просто можно! Влад заулыбался в темноту подступающего вечера, но вскоре вновь стал серьезным. Вспомнил, что в организации он знал как минимум одного вервольфа. Миленькую самочку на которую в свое время запал его брат. Еще до того как.… Давно, в общем. В другой жизни. К которой нет возврата. Владек резко тряхнул головой и повернулся крикнул оставшемуся Джеку-Из-Тени: - Пошли, познакомлю тебя с такой подружкой, что не устоишь. Ты так точно.. Ты же за этим пришел сюда, правильно? Искать, с кем бы разделить ночь, а она как раз твоего круга, Тень. И заметь, однажды мы работали вместе и даже не поубивали друг друга.. Как думаешь, это говорит в мою пользу, а, Зверь?

Umbral: - Так или эдак, ты был человеком, и где то в глубине всегда будешь им оставаться. Вы, вампиры, вообще очень странный и нечистый род. - Дереку было плевать на всё остальное, что говорил Владек, так как сам видал не меньше самоуверенного вампира, и прекрасно понимал его, пусть сам не позволял себе оказываться в подобных ситуациях. Видимо, из-за этого. Всё, что говорил дальше Долохов, являлось лишь злостью раненой души, которая лишь на словах является праведной и нужной, а стоило копнуть в смысл немного глубже, как внезапно выяснялось, что это банальная вуаль для различных чёрных и греховных дел. Кстати о грехах. - Забавно слышать обвинения в грехе от того, кто давным давно на них наплевал. Помнишь? - Дерек усмехнулся. ЕГо забавляли подобные ситуации. - Не суди, да несудим будешь. - Очень любезно, с твоей стороны. - Хохотнув в кулак, произнес Дерек, глядя на то, как грязь отлетает от его пальто и падает на и не без того грязный асфальт. - Всё же взялся за ум, и это хорошо. - Подвёл итог Теневой, и провёл ладонь по затылку, довольно улыбаясь. А кто не любил добиваться своих целей? - Конечно, я сожалею о твоей утрате, но не убивать же весь род из-за деяния нескольких особей. Впрочем, не думаю, что стоит ворошить прошлое, ибо на то оно и прошлое. - Посерьёзнев, говорил Джек-из-Тени и не спеша последовал за вампиром к выходу из переулка. - Я не любитель посиделок, мой друг Проклятый. И я заскочил к тебе лишь что бы поздороваться, и спросить - что ты здесь делаешь? Явно не охотишься на нас. - Пошли, познакомлю тебя с такой подружкой, что не устоишь. Ты так точно.. Ты же за этим пришел сюда, правильно? Искать, с кем бы разделить ночь, а она как раз твоего круга, Тень. И заметь, однажды мы работали вместе и даже не поубивали друг друга.. Как думаешь, это говорит в мою пользу, а, Зверь? - Пониммаешь, - продолжал гнуть своё оборотень. - Поскольку такая личность как ты довольно не безисветна, то я хотел бы знать, почему тебя, с твоим жутким европейским акцентом, занесло в Нью-Йорк. - Для слуха Дерека и трещина на теле саксофона меняла в корни звучание инструмента.

Dragon Keeper: - Это не европейский акцент, что ты.. Новый Орлеан. Юг, магия, изобилие рыбных блюд, Mardi Gras, девушки-креолки, мм… Мечта, да и только! Я уехал из старушки Европы сразу после войны. Долохов опять стал серьезным, тогда их с Андрешем карательные отряды оставили после себя неизгладимый след на теле рода вервольфов. Возможно, он зря сейчас вспомнил об этом, если Теневик вспомнит, заинтересуется и сможет соединить в своей голове слова вампир-война-уехал из Европы, то мирно они не расстанутся. Ни при каких условиях. Поэтому следовало бы направить его мысли в другую сторону. - Я здесь работаю. И заметь не в лаборатории по забору крови – Влад хохотнул и достал из кармана пачку сигарет. Щелчком выбил одну, прикурил, закрывшись ладонями от ветра, но между тем продолжая искоса следить за шаманом. – Работаю на правительство Штатов. Они знают кто я, на случай если в твоей голове, Зверь, уже начал формироваться план шантажа. – Владислав присел на ступени бара и вкусно затянулся. …Всегда можно найти что-то хорошее даже в самой паршивой ситуации, правда? Вот я мертв, да, зато могу безнаказанно курить, легким моим хуже от этого уже не станет.. - Мало того, мне разрешено в любое время дня и ночи приходить в наш банк крови и брать оттуда столько питательной жидкости, сколько мне нужно. Поэтому я свободен в своих вкусах и желаниях, здорово, правда? Первая группа – на аперитив, вторая идет вторым же блюдом, прости за каламбур, ну и третья отрицательная как самая вкусная для меня – вуаля! Главное блюдо. Но я стараюсь не злоупотреблять, нельзя же ходить на работу выпившим, я понимаю. Долохов откровенно ерничал, но на самом деле в душе он был очень благодарен Кэлу, который в свое время пригласил, а после и приблизил его к себе. Наплевав на то, что в любой момент вампир может сорваться и закусить ближним своим. Но, наверное, именно на это и сделал в свое время ставку Директор – Влад держался. Закусывая время от времени донорской кровью, он не «пил» людей уже очень давно. Поэтому его сотрудничество с Оружием выходило крайне взаимовыгодным – Влад имел прикрытие, неплохую зарплату, которая помогала содержать ему квартиру в Нью-Йорке, безопасные вливания свежей крови примерно раз в месяц, ну и какую никакую деятельность. Вроде бы даже во благо. Оружие в свою очередь обрело практически бессмертного сотрудника, который в силу этой специфики мог участвовать в таких операциях, где обычные люди не справлялись. - Поэтому на твой вопрос-опасение я могу ответить тебе, Тень, не таясь – пока распоряжения на счет тебя и твоих дружков не поступало, можешь выдохнуть. Но и шуметь слишком сильно, здесь в городе, я тебе все же не советую. Чтобы не заинтересовать мое начальство ни в качестве возможности найма, а скорее уж в качестве мишени. Или ты хочешь сказать, что тоже узаконил свое существование, а, изгой?

Umbral: Дерек не последовал под фонарный свет, вслед за своим старым приятелем, и просто прислонился спиной к стене бара со стороны переулка, практически на углу, таким образом, будучи достаточно близко к Долохову, что бы тот слышал его. Учуяв дым сигарет, Дерек невольно скользнул рукой во внутренний карман пальто, изымая оттуда портсигар, внутри которого находились, тонкие сигары, скатанные вручную. Торседор из Дерека был более чем хороший. - Неужто не можешь без хозяина? - Спросил Теневой, подкуривая, и, в итоге, скрываясь за плотным дымом с ароматом табака, и различных травяных примесей. Разумеется, для такого оборотня как Умбрал, никогда не сидевшего на цепи, никогда никому не служившего, помимо своего племени, казалось слабостью - зависеть от кого то. Но, современные люди, а теперь и паразитирующие в их обществе вампиры, считают это абсолютно естественным явлением. Впрочем, Теневик был рад, что Долохова удерживают его хозяева из века в век, иначе, если бы все последние столетия не нашлось на него поводка, мир узнал бы о очередном Владе Цепеше. Впрочем, не его ли родственником является Долохов? Умбрал усмехнулся, когда Владислав назвал его племя, род, дружками. Впрочем, откуда ему знать, что да как в роде ликанов? Однако, дальнейшие слова вампира, заставили Дерека больше прислушаться к нему. - Найма? Разумеется, Дерек не собирался наниматься на организацию, в которой работал Долохов. Пусть из двух зол, вариант присоединиться, и был бы лучше, нежели вариант снова стать целью для людских организаций, но всё же... Дерек больше привык скрываться, избегать, обводить вокруг пальца своих преследователей. Иногда убивать. Но это один оборотень, которого природа наградила не только способностью к предчувствию, но и хитростью, острым разумом, творческой фантазией. За остальных соплеменников, Джек-из-Тени сказать не мог. Он бы с радостью избавился от этой подсознательной любви к собственному роду, которое было заложено в нём с самого рождения, ибо оно лишь мешало оборотню. Много лет, Умбрал жил вдалеке от сородичей, и не испытывал никакого душевного дискомфорта, касаемо отделения от стаи. Он встретил всего двух оборотней за несколько десятков лет, и уверенность в своей свободе от стаи пошатнулась. И после того, как он получил письмо Элиота, Тень просто не мог отказать. Единственное, что в тот момент пришло ему в голову, так это тот час же отправиться в Нью-Йорк, к Элиоту, к сородичам, которых он не видел очень долгое время. - Американцы, французы, венгры, румыны, финны. Вас так много, что я предпочту и дальше оставаться вне ваших законов, Проклятый.

Dragon Keeper: - Я так и знал, что ты испугаешься. Забудь, Тень. Я знаю, что ошейника ты боишься больше всего на свете, и поэтому даже не смеюсь над твоей трусостью. У каждого из нас свои кошмары.. Мой вечно голодный стоит у меня за спиной постоянно. Дня не проходит, чтобы я не думал о горячей сладкой крови у себя на губах.… То же и с тобой, я понимаю… Долохов докурил и затушил сигарету о собственную ладонь. Поморщился и с каким-то болезненным интересом поднес ладонь ближе к глазам. Под его пристальным взглядом небольшое пятнышко ожога тут же затянулось, и Владек просто сдул с ладони крупинки пепла. - А национальность что ж.. Если уж я смог ужиться с людьми, оборотнями и бог его еще знает кем, то меньше всего мне в этой жизни интересно сейчас еврей Кэл или нет. Вампир вышел на тротуар и, взглянув на затянутое облаками небо, поднял воротник серого плаща, начинало моросить… Тусклый город, сизые вечера, небо цвета застиранного белья.. Холодно, промозгло, неуютно. Другое дело - веселый шумный Юг. Там хотелось дышать полной грудью, да что там, хотелось напевать, бредя по кромке прибоя. Теплый бриз трепал волосы, по-соседски перекрикивались чайки, волны облизывали босые ноги. И небо.. оно казалась глубоким, бесконечным, просторным и свежим, словно поцелуй девушки.… … Поехать бы туда сейчас. Вернуться, наплевав на все. Сказать, Кэл, ты прости, но я соскучился за небом и ветром… Я хочу собирать ракушки на рассвете, а поздней ночью любоваться звездами. Хочу завести собаку, несколько столетий все только собираюсь, пора бы уже решиться, наконец! Большого чехословацкого волчака, например… Ха-ха.. Какая ирония, ближайших родственников Тени одомашнили, скрестили с собаками. Неудивительно, что он так боится связываться с людьми, вдруг и его так же.. Да, Владечек, так и поступи, но перед этим просто вспомни, кто ждет тебя там. Правильно, твои братья вампиры, которые, после стольких лет, нашли тебя. И хотят, чтобы ты присоединился к их клановой системе. А еще они напомнили тебе о чем? Ну-ка, малыш, вспоминай.… И снова – бинго! Они напомнили тебе о том, что твой брат так же до сих пор на свободе и здравствует. Так-то... Они с братом спрятались оба. Андреш ушел в Клуб, а он, Владислав – к Кэлу. И пока они живы. Живы оба и к тому же, в кои-то веки, в одном городе. Влад не собирался ничего менять в ближайшее время. От добра - добра не ищут. Долохов достал из кармана кожаный бумажник, а уже из него белый прямоугольник карточки. Положил ее на перила невысокого крыльца бара, повернулся вполоборота к Теневику: - Мои координаты. Если вдруг, однажды, тебе прищемят хвост или того хуже - попадешь в травлю, позвони мне. Не факт что брошусь к тебе на выручку сломя голову, согласен, но если бы ты стал одним из наших – на помощь пришли бы многие. Подумай об этом, Зверь. Влад еще раз озабочено взглянул на небо, на усилившийся дождь, озябши повел плечами, и поспешил прочь. Через несколько шагов он пропал растворился в темноте улиц и лишь светлое пятнышко карточки на перилах, все еще напоминало о его недавнем присутствии.

Siren: Начало игры. Для Сары Уинстед этот день выдался ничем не примечательным. Он прошёл как и все, в общем говоря, один из обычных дней в жизни. Только и разница: короткий отпуск сменяется суровыми трудовыми буднями. И так каждый раз по кругу: работа - выходные, которых нет - отпуск. А иногда и вкалывать приходилось по две смены, но Уинстед не расстраивалась. Ей наоборот доставляло удовольствие лишние часы провести за барной стойкой, нежели скучать дома одной. Всё-таки на работе девушка имела связь с общественностью, с которой не разговаривала, а лишь принимала заказы. Парадокс. В баре "Sunrise" частенько собиралось много народу. Особенно, по вечерам, когда все люди возвращаются домой с работы. И несмотря на то, что бар был не таким уж и знаменитым для визитов, да ещё и располагался, грубо говоря, хрен знает где. У Сары появилось много знакомых, которые заглядывали в бар чуть ли не каждый день, и барменше было приятно увидеть своих постоянных клиентов. Возле стойки всегда много народа. Людской поток течет, меняется, показывая свою многоликость и разносудебность. И так – каждый день… Но этот день для Уинстед будет слишком особенным, ничем не похожим на другие. День, когда её соберётся убить...толпа народу. Нет, ну на неё были и раньше покушения в лице каких-нибудь наёмников, но такой резонанс точно был первым. *** Пройдя в комнату рабочего персонала, Сара скинула с себя кожаную куртку, нацепила на себя фартук с бейджиком и завязала волосы в хвост, чтобы не мешали. Пройдя к своей излюбленной барной стойке, Уинстед поприветствовала свою коллегу по работе - девушку-барменшу, заменявшую её в дневное время. А вообще, напарницы работали когда хотели, преждевременно договариваясь. Получалось когда как: либо Сара днём, а коллега вечером и наоборот. Приняв пост дневного бармена, Сара попрощалась с напарницей и приступила к своим рабочим обязанностям: бегло осмотрела рабочее место - барную стойку. Резиновый пол готов к очередным испытаниям. Хромированное железо оборудования – в мелких выбоинах после неточных бросков. Плотные три ряда бутылок занимают по длине почти половину барной стойки. Их содержимое привлекает взгляды посетителей: разноцветные и бесцветные, прозрачные и матовые, жидкие, как вода, и тягучие, как сгущенное молоко. Позади – морозильная камера, витринный холодильник с soft-дринками, полки второго забиты емкостями для напитков разных размеров и калибров. Здесь встречаются такие интересные сосуды, которые больше нигде не увидишь. Но для Сары, за год работы это стало обычным явлением. Уинстед включила хороший напор воды в раковине и дала ей как следует протечь. Затем протёрла влажной тряпкой рабочую зону – стол, сантиметров на 30-35 ниже уровня барной стойки. Половину стола занимают бутылки, потом – встроенная мойка, дальше – просто стол. Когда девушка протёрла всю поверхность стойки, к ней уже подошли первые посетители - сначала группа молодых девушек, заказавших махито на основе рома, а затем к барной стойке подсел мужчина. Он довольно частенько наведывался в бар и напивался вдрызг. Но Сара не особо с ним контактировала - просто выполняла его заказы. Вот и на этот раз он, наверно, пришёл напиться. Впрочем, в своих предположениях Уинстед не ошиблась. Мужчина действительно пришёл отхлебнуть спиртных напитков. Сара даже знала каких, поэтому направилась к нужной полке, когда услышала за спиной голос клиента: - Мне виски... впрочем, как и всегда... Ничего не отвечая мужчине, Сара достала с полки полную бутылку виски, называвшихся "Jack Daniels" - довольно хороший и качественный напиток от американского производителя. Славился он ещё с девятнадцатого века, поэтому был излюбленным спиртным напитком увлекающихся американцев. После этого девушка немного взболтала бутылку, а затем наполнила пустой гранёный стакан содержимым бутылки. После чего "отправила" стакан по столу, чтобы его принял клиент. После первой партии Сара ожидала, что сейчас он попросит очередной стакан с виски, затем ещё и ещё... И пока не удостоверится, что напился - отсюда не уйдёт к себе домой просыхать до утра в кровати. Но не успела Сара услышать очередного "Ещё один стакан виски", как дверь в бар внезапно резко распахнулась. "Пьяная малолетняя шпана..." - пронеслось в голове у девушки, но пришлось отрицать свои мысли, так как в помещение ввалились трое грузных мужиков, которые что-то крутили у себя в руках и безумными взглядами выискивали кого-то в баре, смотря то на людей, то на штуковины в их руках. - Вот один, лови его! - без понтов они схватили какого-то молодого парнишку, сидевшего у окна и потащили к выходу. Парень орал и отбивался, но сил у него было недостаточно, чтобы избавиться от хватки. Сара подумала, что это какая-то мафия и следовало вызвать полицейских. У посетителей тут же началась паника, про парня и бандитов, напрочь забыли, пока тот истошно орал, пытаясь отбиться от мужиков. - Да кто-нибудь помогите же ему! - Уинстед разрывалась между звонком и "разговором" с посетителями, которые повалили на выход. Но вот на соседнем узле раздался голос: "Полиция Нью-Йорка. Слушаем". - Алло, в баре "Sunrice" происходит...похищение. Я не знаю как это объяснить, но здесь напали на...парня... - не успела Сара договорить, как её тут же чья-то мощная рука пригвоздила к стене. Это оказался один из мужиков, который теперь схватил её за шею и стал душить. - Ну что, мутантишка, песенка твоя сейчас и закончится. - мужик старался проявить ещё больше сарказма, пока медленно душил Сару. - Вы уже конкретно офигели, заполоняя наш человеческий мир. От таких мразей как вы стоит побыстрее избавляться... - ну тут-то всё окончательно встаёт на свои места, и Сара понимает, что её пришли просто уничтожить как не такую как все. Штуковина же в руках оказалась ничем иным, как своеобразным "мутантоискателем" что ли... С помощью его эти ребята и смогли обнаружить Сару в пределах досягаемости. Видимо, тот парень оказался тоже одним из мутантоподобных, поэтому по несчастливой случайности оказался здесь напару с Уинстед. А в бар в это время ввалилась ещё толпа людей, вернее, отъявленных головорезов, которые ненавидят мутантов. Но благодаря практическим знаниям кикбоксинга, Сара сумела отбить врага ногой в живот. Остальные же, заметив это, бросились за Сарой, которая уже успела пронырнуть в дверь для служебного персонала и оказаться на кухне. Двое поваров в недоумении уставились на сбегающую барменшу, а потом ещё больше раскрыли рты, когда в комнату влетело ещё шесть человек народу. Сара бы спокойно могла использовать свои силы против этих ублюдков, но она не хотела себя раскрывать... да хотя бы и перед поварами, поэтому рванула к чёрному ходу, где оттуда стремглав выскочила на улицу, прямо в фартуке, который не сняла (а куртку оставила в баре). Быстрым шагом направляясь по закоулку в сторону многолюдной улицы, Сара заметила, что впереди её ожидала преграда - четверо каких-то парней с бейсбольными битами выстроились в ряд, гадко ухмыляясь и пристально смотря на приближающуюся к ним Сару. Девушка пребывала в замешательстве. Она хотела поворотить назад и обогнуть закоулок с другой стороны - шансы на то, чтобы убежать были, но не в случае, когда и сзади её настигает опасность. Сара была готова использовать свои способности против парней с битами, как в друг её кто-то сзади огрел по голове чем-то увесистым. При таком ударе Сара рухнула на землю, ощущая на месте ушиба адскую боль, но сознания она не потеряла. Наверно, это плохо (а лучше бы, чтоб потеряла), ведь вслед за этим последовала серия избиения ногами и руками по её лицу, спине, ногам, груди. При этом было даже не вскрикнуть, как-будто даже воздух спёрло и было трудно дышать. Ещё совсем немного и можно отбрасывать коньки.

War Machine: Обычный день, не предвещающий ничего, который начался для Роуди ранним утром. Как всегда, по армейской привычной для него дисциплине, Джеймс встал ни свет ни заря. Но почему, то именно сегодня он не стал заниматься пробежкой и другими видами спорта. Быть может это из-за того, что он решил хотя бы денёк провести без того. Вместо этого, он надел свою броню и покинул штаб-квартиру Тайных Мстителей, отправившись патрулировать город. Такой вот дневной страж города не щадящий ублюдков-преступников. Город уже проснулся, с высоты птичьего полёта было видно, что люди как муравьи куда-то спешат, видимо по работам. Город оживает, но у него слабая иммунная система, а потому всякая зараза (преступники) к нему прилипает. А герои – это лекарство, актимель. Если люди верят в героев, они выполняют свою работу гораздо лучше, жертвуя собой за народ, который в них поверил, защищают город от заразы. Роудс летел над городом высотой птичьего полёта, с которой ему всё прекрасно было видно, всех людей, в том числе и подозрительных, все преступления. Пролетая над очередным зданием, которых Роуди пролетел очень много, он обнаружил, что какую-то лежащую на земле девушку окружили амбалы в чёрных куртках. И тупому понятно, что её избивали. Джеймс немедленно приземлился на землю возле преступников. - Эй, уроды общества, убирайтесь отсюда пока я даю вам возможность, - пригрозил Роудс амбалам, но они не испугались, а наоборот пытались напасть на Роуди. - И что вы мне хотите сделать этими дубинами? Я вас предупреждал Джеймс направил ладони на некоторых преступников и атаковал их репульсорами, мощностью малой для нанесения повреждений, но достаточной, чтобы отбросить их на метров пять шесть. Ошеломлённые преступники быстро удрали. Роудс взял девушку на руки и открыл шлем. - Девушка, с вами всё в порядке?

Siren: Сколько же эти "тряпки" избивают Сару? Минуту, две, а может, целый час? Но девушка от состояния, близкому сначала к потере сознания, а только затем - к смерти, сбилась во времени. Да и не о времени сейчас надо было думать. Кажется, что сейчас её вот-вот кирпич на голову уронят, чтобы не мучилась больше. Но Сару продолжали избивать, решив, чтобы та сдохла именно в таком состоянии. По правде сказать, Уинстед была атеистом и в Бога не верила, но в мыслях почему-то пронеслось единственное слово: "Господи...". Наверно, Бог решил сжалиться над ней, простив Саре все её грешки за душонкой, так как с неба реально что-то...упало? Приземлилось? Кажется, придётся поверить в Бога, ну надо же. Девушка не могла толком разобрать кто или что это такое из-за ног сгрудившейся вокруг неё шпаны, да и в глазах помутнело, а голова кружилась: её как-будто утюгом пришпарили. Момент - И Уинстед оказалась свободна. Свободна от тех, кто собирался прямо сейчас вершить над ней несправедливое "правосудие". Сколько времени прошло с этого момента - Саре было неизвестно, но она так и пролежала на грязном асфальте, не находя в себе сил подняться, пока чьи-то сильные руки не подняли её с земли. - Девушка, с вами всё в порядке? Уинстед едва открыла глаза, чтобы увидеть смутные очертания своего...спасителя. Какая-то маска на голове, человеческое лицо, а вот руки были слишком холодные для человека и жёсткие. Внезапно Сару прорвало на кашель, она судорожно замахала руками, давая понять незнакомцу, чтоб тот бросил её на землю. Пришлось сплёвывать кровь, ибо ей отменно отбили лёгкие, что Сара аж хрипела и было жутко больно, но зато она жива и более менее в сознании. Правда, из носа сочилась кровь, правая бровь была рассечена, под одним глазом был синяк, да и не только под глазом - по всему телу наверняка. Руки были в ссадинах, ушибах и ранках. Всю себя в целом Сара видеть не могла, пока бы ей не предоставили зеркало, но понимала, что выглядит она хуже дохлой крысы. - Не совсем... - ответила она на уже давно заданный вопрос мужчиной, пока стараясь не смотреть на него. Когда же она попыталась встать, её сильно пошатывало. Со стороны так будто пьяница-забулдыга. Теперь уже Сара повернулась в сторону своего спасителя, которым оказался...супергерой? Однако, супергероев в городе Сара видела не так часто, скорее вообще не видела, лишь слышала об их деяниях по телевизору, либо зачитывалась комиксами. Почему спасший её мужчина показался Уинстед супергероем - всё просто: на нём был надет костюм. Такой, не просто костюм, а скорее даже нестандартный - какая-то стальная броня что ли... - Спасибо за оказанные услуги, что не позволили мне умереть от рук и ног тех мразей. - девушка снова закашляла, сплюнув накопившуюся во рту кровь. - Сволочи удрали, да?

War Machine: Да… Отреагировала девушка конечно не очень… Впрочем, это и не удивительно после того, что она перенесла. Даже не всякий мужик выдержит такое избиение, что уж там говорить о женщинах. Но она держалась молодцом, то есть оставалась в живых. Девушка закашляла и подала знак, который явно обозначал, что её надо отпустить, что Роуди и сделал. На неё было невозможно смотреть без слёз, без жалости, хотя у солдата не пошли слёзы, ему было очень жалко девушку. Когда девушка попыталась встать и пошатнулась, Джеймсу показалось, что она может упасть и мигом поддержал её. На благодарность девушки Роудс только кивнул, неловко промолчав. - Да… Джима настигло некое чувство вины за то, что он позволил бандитам удрать. Но время не отмотать назад, как плёнку и поэтому ничего не поделаешь. Да и ринуться в погоню было бы как то глупо, они явно уже очень далеко и отследить их было бы очень сложно. Девушке нужна была медицинская помощь и чем быстрее, тем лучше, поэтому Роуди медлить не стал, предложив её. - Мэм, вам нужна медицинская помощь. Если вы не против, я вас отнесу туда, где вас быстро поставят на ноги. Вас там не будут преследовать или обвинять в том, что вы мутант… Роуди ненадолго замолчал, дав девушке переварить всё сказанное им. - Да, я узнал тех уродов. Они охотятся на мутантов и если они тронули такую девушку как вы – вы явно мутант.

Siren: По утвердительному ответу спасителя "мразишы" покинули переулок наверно ещё до того, как Сара успела очухаться. Теперь следовало направиться по направлению домой, чтобы привести себя в порядок, в том числе и отлежаться - уж очень болело тело и царапины жгли. Ни о какой больнице у Сары и мыслей не было - уж чего-чего, а будут устанавливать её личность и прочее, прочее. А что ещё хуже - туда могут наведаться подобные нелюбители мутантов и тогда просто придушат Сару постельной подушкой. Уж наверняка Уинстед решились бы запихнуть в реанимацию с такими-то значительными ушибами. - Мэм, вам нужна медицинская помощь. - Так вы ещё и врач?! - Сара обхватила рукой живот, так как резко закололо в боку и её пришлось опереться на стену здания. - В больницу - не пойду! И так проблем на сегодня хватило. - Если вы не против, я вас отнесу туда, где вас быстро поставят на ноги. Вас там не будут преследовать или обвинять в том, что вы мутант… - В больнице? Я знаю, что там наверняка оказывают помощь, но чтобы последнее... - говорить Уинстед было трудно и больно. Приходилось делать паузы. При этом она внимательно изучала супергероя, вернее, его броню. Ничего такая, крутая. - Да, я узнал тех уродов. Они охотятся на мутантов и если они тронули такую девушку как вы – вы явно мутант. - Ну... Вообще-то причин может быть великое множество. - стоять Саре не было сил, поэтому, пока девушка говорила, то села на асфальт, всё ещё опираясь спиной на кирпичную стену. - А вы в таком прикиде небось тоже...с отклонениями? Наверно, если бы подобный был сейчас на мне, то я бы уделала этих идиотов при входе в бар. - Сара сплюнула кровавой слюной, задрав голову, дабы видеть лицо спасителя, а не пялиться на его ноги. В броне. - А вы кто? Я понимаю, в нашем мире всяких мутантов вроде меня и парней в костюмах супергероев дофига, но вас я раньше не встречала. Хотя бы по телевизору. *** И насколько нужно было ступить и рассусоливать со своим спасителем, когда на кону встреча с представителем своей организации. Конечно, Сара не была готова к тому, чтобы какие-то мудилы захотели её поймать и избить, внезапно нарушив все планы. Что же, кажется, от помощи супергероя придётся отказываться и со своим здоровьем разбираться самостоятельно. - Если честно, времени на разговоры у меня сейчас не будет. Спасибо за помощь и всё такое, но с вами я никуда не пойду. У меня немного другие планы. - не дожидаясь ответной реакции на такое своё заявленьице, Сара заковыляла обратно к служебному входу в бар. По крайней мере сейчас она смоет с себя всю грязь и кровь, чтобы выглядеть более менее приемлемо. Хотя физически было очень нехорошо. Надо было просто заорать. И чего она только думала. Было бы меньше проблем. Ну и пускай Сару пропали с её способностями, зато жива-здорова бы была. Девушка добралась до туалета служебного персонала, где "подлетела" к заветному умывальнику, включив холодную воду. Только она сможет привести Сару в чувства. Спустя некоторое время после отмывания себя от крови и поверхностной обработки раны на рассечённой брови. Сплёвывалось кровью теперь меньше, но изнутри просто жгло. Ну и пофиг, ведь дело важнее. Не подставлять же КАП из-за этого. Пришлось вернуться "красавицей" в главный зал бара, где пока ещё и народу толком не было из-за недавнишней паники, Сара уселась у барной стойки, облокотившись на неё одной рукой: сил стоять не хватало. А вот остальной рабочий персонал косо на неё посматривал, но что-либо сказать Уинстед боялся. "Поработала, называется. Пора искать новое место".

Trauma: Теренс опаздывал, хотя и не спешил, ведь теперь он занимал достаточно высокую должность, и считал, что уважающие себя господа должны немного опаздывать. Он неспешно вошел в бар, довольно милый снаружи и уютно обставленный изнутри. Его глаза бегло осмотрели скучающих посетителей, и взор его остановился на одной особе, сидящей за барной стойкой. Она сидела спиной к нему, но идеально подходила под описание Герцогини: телосложение, темные волосы, возраст и подобные характеристики, которыми ему обозначили напарницу. «Что ж, была не была…» Он нарочито гордо подошел к девушке, и, почему-то нисколько не сомневаясь в правильности своего выбора, произнес в свойственной высокому обществу холодной манере: – Герцогиня. Какая честь… Долго вы ждали меня? – Он посмотрел в лицо девушки, почему-то сильно уставшей на вид. Она была не в лучшей форме, что можно было заметить по ее взгляду, сутулой спине и тяжелому дыханию. – У вас тут кровь, – Теренс указал небольшие размазанные пятна крови на щеке Герцогини, не торопясь усаживаться рядом.

Siren: Человек из КАПа, с которым Саре предстояло встретиться, не заставил себя долго ждать. Спустя две минуты, которые Уинстед провела в баре, он был уже здесь. Девушка это поняла по вежливому деликатному тону, с которым обратился к ней мужчина: – Герцогиня. Какая честь… Долго вы ждали меня? Хотя Сара не разделяла с КАПовцами стиля подобных разговоров, ибо она продолжала считать себя жителем современного мира, а не какой-то эпохи средневековой давности, где высоко ценились все эти титулы герцогинь, королев и прочих сословий. - Две минуты. - вяло проговорила Сара, взглянув на представителя КАПа – У вас тут кровь. Сразу же захотелось напомнить, что товарищ скэпил, но Уинстед промолчала, лишь потерев ладонью свою щеку. - За мной пришёл? Так пошли, чего время тянуть. - Уинстед с трудом поднялась с высокого табурета и потопала за своими вещами, предварительно сняв грязный окровавленный фартук и кинув его прямо на пол. В комнате служебного персонала девушка накинула на себя куртку, не забыв прихватить свой мини-рюкзак, в котором хранились личные вещи девушки. Пришлось в нём порыться, дабы обнаружить удачно оказавшийся в рюкзаке медицинский пластырь, который тут же перекочевал на разбитую бровь. "Красотища..." Сара вернулась в зал, где её всё ещё поджидал будущий спутник, девушка махнула тому рукой, предлагая выйти из бара. Дело оставалось за коллегой - ведь он должен был доставить белую герцогиню на нужное место и в нужное время.

Trauma: Теренс подозрительно смотрел на Герцогиню и ее действия. Он откровенно не понимал, как человек, к тому же на должности герцогини, да еще и в белой ветви, может выглядеть как после пьяной драки. «Надеюсь, там будет темно, и они не заметят ее убитого вида. Они должны понять, кто предлагает им сделку» – Все в порядке? – вежливости ради поинтересовался Теренс, но его слова унеслись в пустоту, так как девушка уже исчезла со своего места, скрывшись в служебных помещениях. «О, она здесь, оказывается, работает… Да… В КАПе вообще смотрят, кого брать?» Он облокотился на стойку, постукивая пальцами о стеклянную панель и оглядываясь по сторонам, все-таки по виду Герцогини нельзя назвать это место безопасным. Несколько секунд спустя она вернулась, уже более-менее приличного вида. Она махнула ему рукой, что означало ее готовность уйти отсюда. Дверь служебного помещения находилась в другой стороне зала, так что встретились они только у выхода. – Вы готовы к переговорам? Думаю, нам придется их немного припугнуть… – последнюю фразу Теренс сладко растянул, ведь ему предстояло любимое занятие. С этими словами он вышел из бара, а за ним и Герцогиня. /где-то/

Dr. Lightman: --------вторая игра имя: доктор Коул Лайтмен внешний вид - Let it snow, let it snow, let it snow, - отряхивание снега с плеч сопровождалось мелодичным бормотанием. Напевая песню себе под нос, Лайтмен наконец покончил с чисткой пальто и поднял голову. Поправив старомодного вида очки в черной оправе, осмотрелся по сторонам и хмыкнул, приметив в баре лишь несколько посетителей. - Oh the weather outside is frightful But the fire is so delightful. Лайтмен прошел к барной стойке и уселся на высокий табурет, продолжая копировать Фрэнка Синатра. Достал из кармана пальто блокнот и остро заточенный короткий карандаш. Отыскав чистый листок бумаги, Лайтмен стал записывать в нем какие-то свои мысли мелким неразборчивым почерком, пока к нему не подошел бармен, чтобы узнать, не желает ли он чего-нибудь выпить. - Since we've no place to go.. Кружку пива, - не отрываясь от своего занятия, Лайтмен мельком взглянул на бармена и продолжил выводить цифры в блокноте. Казалось, он пребывает в отличном расположении духа, однако на деле это было не так. После новогодней вечеринки, когда он провел время со своими старыми друзьями и выпил лишнего, у него из памяти выпало не пару часов или одна ночь, как обычно случается, а целая неделя. Воспоминания были начисто стерты из головы и он не мог себе представить, где пропадал все это время. Прослушав несколько голосовых сообщений на автоответчике, удалив все остальные - их количество перевалило за сотню - Лайтмен оделся в то, что было более менее чистым и выбрался в город. Решив оставить на потом решение проблемы с провалами в памяти, доктор психологии отправился с экскурсией по барам, намереваясь собрать материал для своей будущей книги. Книгу он писал больше двух лет, выданный редакцией аванс давно растратил и теперь скрывался от всех заинтересованных в этом лиц, не желая, чтобы ему напоминали о сроках. Бармен поставил перед Лайтменом заказанную кружку пива. Взяв ее, док кинул блокнот в карман и поднялся на ноги. Поискал глазами подходящего подопытного кролика и решительным шагом направился к его столику. - Мое имя Коул Лайтмен. Ставлю кружку пива, если ответите на пару моих вопросов. Парень непонимающе уставился в лицо Лайтмена, решив, что это неудачная шутка. - Каких вопросов? К чему вы клоните? - Я не из полиции, не беспокойтесь. Провожу небольшое исследование - как алкоголь влияет на мимику и поведение людей. Помогает ли спиртное врать, ну, вы понимаете? Незнакомец ничерта не понимал и Лайтмену пришлось уточнить: - Это никоим образом не повлияет на вашу работу, вашу семью и ни при каких обстоятельствах не будет использовано против вас в суде. Не возражаете, если увиденное я зарисую? - Ладно, раз такие дела. Для исследований. Валяйте, выкладывайте свои вопросы, - помявшись, парень наконец дал своей согласие и потянулся за кружкой пива. - Назовите свое имя. - Зак Джефферсон. - Попробуйте соврать. Почесав в затылке, парень недолго подумал и выдал, что пришло ему в голову: - Ларри Флин. - Учились в колледже? - Нет, только в школе. Как-то... - Женаты, есть дети? - Да, в смысле женат, но.. - Когда последний раз имели сексуальную связь с проститутками? - Во вто.. погодите. Это-то тут причем? Что за сраное исследование там у вас? - Да или нет? - перестав делать записи в блокноте, Лайтмен пристально смотрел на парня. - Нет! Я женатый черт подери человек! - Понятно. Лайтмен снял очки и убрал их в карман вместе с блокнотом. Поднявшись со стула, он забрал нетронутую кружку пива и вернулся к барной стойке, не обращая внимание на ругань парня, оставшегося ни с чем. Док справедливо рассудил, что он ему мало чем помог и уже выпитого ему будет достаточно на этот день. - Какая малышка. Не часто такие тут появляются в это время. Услышав комментарий бармена, Лайтмен отнял от губ кружку пива и глянул через плечо на вошедшую в бар девушку. Узнав в ней одного из агентов ФБР, док большими глотками выпил половину кружки и упал лицом в стойку бара, собираясь сойти за пьяного в случае, если это пришли за ним.

Clea: [ФБР] выглядит так Когда ты хочешь, чтобы никто не заподозрил тебя в черных делах, то лучшее прикрытие – это работать в организации при правительстве. Ведь если так посмотреть, то в парламенте, в полиции, в ФБР и прочей ерунде куда больше плохих ребят, чем гуляющих по улице. Да что далеко ходить, посмотрите любой голливудский фильм, и вы увидите: хороший коп и плохой коп, так было, так есть и так будет, такова натура человека. Клиа уже не первый год прибывала на Земле, наблюдала за людьми, брала их привычки и поведение, запоминала все, чтобы не выделяться среди серой массы. И смотря на это жалкое подобие существ, в блондинке просыпалось отвращение и желание стереть эту планету, уничтожить, чтобы от нее не осталось и маленького пятнышка. Вопрос лишь заключается в том, могла ли она это сделать? Могла, но не одна конечно. Для того чтобы осуществить свой план, потребуется огромное количество сил, а главное войска, которые бестия планировала в будущем вызвать из Темного Измерения. Да, устроить войну – было ее планом, но сейчас мы ведь все не об этом. Сейчас чтобы не выдавать своей двуличности блондинка пошла работать в ФБР. Директриса ее отдела была весьма симпатична, миловидна и если приглядится к ее глазам, то там можно заметить танцующий огонек, что собственно и привлекало Леннокс. Ах да, чтобы смешаться с толпой Ведьме пришлось взять себе Земную фамилию и из всех перечисленных Смитов, Адамсов, Миллеров и т.д, она выбрала именно Леннокс. Так вот, о чем это мы, ах да о ФБР… Девушка сидела за своим столом пусто смотря в монитор компьютера и крутя в руках кинжал, который она прихватила с собой из Темного Измерения. Эта вещичка особо ничего такого сверхъестественного не делала, за исключением, что могла убить демона, а так, обычное холодное оружие, которым можно резать хлеб. – Леннокс – Раздался позади девушки голос, и она лениво закатив глаза, развернулась на своем стуле и посмотрела на молодого человека с кипой бумаг. Это был Джон или может Адам, кто его знает, блондинка не особо заморачивалась выучивать здешний штат. – Что? – Безразлично вскинув бровями она склонила голову на бок и посмотрела куда то сквозь молодого человека. Она была здесь, но ее словно и не было с нами вовсе, где то летая и думая о своем, блондинка убрала кинжал в ножны и встала с места – Что надо? – Переспросила она вновь возвращаясь к пареньку, который до этого какое то время зачарованно смотрел на сверкающее от света лезвие, после того как Ведьма убрала оружие он проморгался и поднял взгляд на Клиа – Вот – Взяв папку сверху и протянул ее девушке – Для тебя есть работка. Кали просила передать, чтобы ты и Лайтман не задерживались и приступали к делу – Леннокс взяла папку и быстро пролистала, замерев на фамилии Лайтман, она захлопнула папку и медленно подняла глаза на молодого человека – Лайтман? Я и он.. Работаем вместе? – Вот это было для нее удивление, и надо сказать, что не особо приятное. – Да, вы в паре. Ну, я пошел, у меня еще куча бумажной работы – После этого, явно понимая что девушка сейчас придет в бешенство, он резко развернулся и уже скрылся где то за углом. – Твою мать! – Швырнув папку на стол, Клиа сделала глубокий вдох и обеими руками ухватилась за спинку кресла, сжимая ту и жажде закинуть бедный стул в стену. – Она же знает, что я ненавижу работать с напарниками и тем более вот с ЭТИМ – Взвыв от негодования девушка взяла папку со стола, попутно хватая ключи от мотоцикла и направляясь фурией к выходу из здания. Дорога заняла у нее меньше часа и когда на горизонте появилась вывеска нужной улицы, она остановила мотоцикл и припарковав его достала из сумки папку с текущим делом. Раскрыв ее и внимательно просмотрев важную информацию, девушка покачала головой – Ох уж эти пропажи – Клиа слезла с мотоцикла, убрала документы в сумку и сжимая в руке шлем, направилась прямо по улице, пока в итоге не оказалась возле нужного бара. – И почему Лайтман вечно ошивается в каких то барах?! – Сделав глубокий вдох и надев на лицо маску самой невозмутимости, она вошла внутрь помещения и обведя его взглядом нашла того, кого искала – Где и всегда – Ведьма помотала головой и уверенной походкой подошла к барной стойке, кидая на нее свой шлем от мотоцикла – Прекращай претворяться, дело есть – Девушка села на стул и закинув ногу на ногу посмотрела на бармена – Ну чего уставился? Иди своим делом занимайся – Слегка оскалившись она проводила бармена и после вновь посмотрела на Лайтмана – Кали поставила меня с тобой в паре, так уж голубчик нам предстоит вместе расхлебывать одно дельце – Она кивком предложила мужчине направится за столик, подальше от любопытных глаз, чтобы можно было без проблем рассмотреть документы и обсудить, что делать дальше. – За месяц пропало пять человек, в одном и том же месте, примерно всем от двадцати до тридцати пяти лет – Ведьма поправила упавшую на лицо прядь волос и устало вздохнула, проницательно глядя на своего напарника.

Dr. Lightman: Лайтмен не поднимал головы от барной стойки. Начиная играть какую-то роль, он предпочитал играть ее до последнего, даже если прикрытие трещало по швам и сексапильная блондинка подходила к нему со словами "Прекращай притворяться, дело есть". - Мрпввхххр, - нечленораздельно пробормотал Лайтмен в ответ на слова блондинки. С трудом оторвался от стойки и бросил на агента ФБР косой пьяный взгляд. Положил ладонь на плечо девушки, уронил голову на согнутую в локте руку. - Бенни, скажи Марку, что Коул больше не пьет. Коулу еще за руль садиться. Рука сползла с плеча Леннокс и упала ей на колено. Целуясь с барной стойкой, Лайтмен прятал лицо от напарницы. Похрапывая, анализировал всю увиденную информацию. Как обычно, ее было больше нужного - взгляд дока цеплялся за каждую мелкую деталь, невидимую всем нормальным людям. Зак Джефферсон - мужчина среднего роста, 33 года. Стригся четыре дня назад, может пять. Не любит работать, вчера вечером возился в земле. Судя по всему, что-то прятал или наоборот вытаскивал старую заначку. Падкий на спиртное и шлюх. Получил травму ноги. Прихрамывает, но костыль не использует. Травма получена много лет назад. Двое собутыльников у дальней стороны бара. Обоим за сорок. Нет жен. У одного глубокий порез от рыбацкого крючка. Ловил рыбу будучи пьяным в стельку. Давно не виделся с родственниками. Выкуривает в день несколько пачек сигарет. Есть вероятность пожара из-за не потушенной сигареты. Второй часто видится с внучкой или племянницей. Вырезает фигурки из дерева. Бармен - противник здорового образа жизни. Питается в забегаловках фаст-фуда, на завтрак ел картофель фри и чизбургеры. По дороге на работу перехватил у продавца на улице пару хотдогов. Женат, дело близится к разводу. Царапины на шее и скуле. Мог не сказать любовнице о существовании жены. Две ночи провел у старых знакомых. Не жалеет о случившемся, проводил время за игровой приставкой. Засохшие пятна на полу и барной стойки. В начале недели была драка. Без госпитализации не обошлось. Клиа Леннокс - агент ФБР. Приехала на мотоцикле. Недовольна своей работой, желает много большего. Высокомерна, недолюбливает Лайтмена. Никогда не просит помощи и редко в ней нуждается. Лайтмен мог дать блондинке еще несколько определений, но не стал. Леннокс игнорировала все его попытки сойти за недееспособного. - Это похоже на наказание за грехи прошлого, - внезапно подняв голову, совершенно нормальным голосом произнес Лайтмен. Вздохнув, он поднялся со стула и нехотя поплелся за блондинкой. – Что за дело? Должно быть очень важным, раз Кали решила бросить в бой свое секретное оружие. Откашлявшись в кулак, Лайтмен полез в карман за очками. Говоря о секретном оружие директрисы ФБР, он скромно намекал на себя. Мельком взглянув на Леннокс, док подтянул к себе папку с документами и стал просматривать листы. - Аттракцион «Черная дыра». Звучит… ммм, - Лайтмен промычал, подбирая слова. Поправил очки. – Звучит как что-то неприличное. Но это только мое мнение. Я могу ошибаться, у меня довольно игривое настроение с утра. Знаете, такого подъема я не чувствовал уже давненько. Может быть, с лета 97 года, когда мы с друзьями отмечали день рождения Майка. Майк, старый чертов хиппи, он всегда знал толк в хорошей траве. Подмигнув Леннокс, Лайтмен добавил: - Мы ведь оба понимаем, что речь идет о газонах? Прочитав отчеты местного отделения полиции, которые вели расследование, Лайтмен поскреб пальцами скулы. В предоставленном материале значился небольшой городок штата Вермонт. - Как раз на этой недели у меня нет никакого желания выбираться из Нью-Йорка, - закрыв папку, Лайтмен придвинул ее блондинке. – Вижу два варианта в сложившейся ситуации. Док достал из кармана ключи от автомобиля и положил их на стол: - Ты берешься за это дело одна и едешь до Вермонта на своем мотоцикле или еще как – тут уже выбираешь сама. В стране процветает демократия. Положительные стороны – я не буду действовать тебе на нервы своей морщинистой физиономией. Сделав паузу, док продолжил: - Второй вариант, ты берешь ключи, садишься за руль моей машины и мы вместе едем в Вермонт, расследовать исчезновения людей. Положительных сторон – нет. Что выбираешь?

Clea: Больше всего в жизни мы не любим, когда люди надевают различные маски, дабы отмазаться, но в большем случаи и мы сами их надеваем, не так ли? Поэтому наблюдая за поведением Лайтмена, блондинка терпеливо ждала, когда эти детские игры закончатся и наконец появится взрослый и умный человек. Конечно в выходной день она не против понаблюдать за выходками Коула, но так как сейчас на плече весело задание, да еще может ей с этого что будет, то естественно терпение медленно и ровно подходило к точнее отсчета. – Если не закончишь, я тебе вдарю – Устало и как то без энтузиазма проговорила она косясь на спавшую его руку на ее колено. Наконец мужчина пришел в себя, точнее закончил детские забавы и настроился на серьезность, что уже было прогрессом, ведь вся эта катавасия могла затянуться на несколько часов. Вы словно будете своего ребенка в школу, а он начинает елозить в постели и капризничать, мол мне плохо, у меня температура, я не могу пойти в школу и так далее по списку. Леннокс ухмыльнулась на его слова и с довольной улыбкой кивнула – Ага, за грехи – Когда они наконец двинули в сторону отдельных столиков, где собственно говоря можно было спокойно разобраться подвернувшееся им дело, Клиа услышала за своей спиной назойливый голос Лайтмена – Ты от скромности как всегда, не умрешь – Закатив глаза, она резко повернулась к мужчине с прищуренным взглядом осмотрела его с ног до головы – Будь серьезен, я не собираюсь с тобой нянчится и будь моя воля, вообще бы сюда не пришла – Помотав головой она вновь развернулась и дойдя до одиноко стоящего столика, села на стул стоявший в угле. На стол она кинула папку с документами, чуть ли не под нос своего напарника и скрестила руки на груди – Лайтмен, давай без своих речей – Простонала она поправляя челку свалившуюся на глаза – За три месяца в этом аттракционе пропало около десяти человек, в основном мужчины и женщине в возрасте от двадцати до тридцати пяти. Они зашли туда и больше не выходили – Пожав плечами она посмотрела на один лист с отчетом и ухмыльнулась – Последний был Адам Грей, парню было двадцать два, пропал на той неделе. Он пошел туда со своим младшим братом, мелкого нашли бессознания, а вот старшенького и след простыл. – Проговорила она все, пока мужчина ознакомлялся с отчетами. Затянувшаяся минута-две дали Ведьме расслабится и отдохнуть от ворчливого старика, который был невыносим и в тот же момент блондинка видела в нем какую то изюминку. Что то все же привлекало в нем, тянуло, но конечно же большую часть отталкивало. Он был странным, даже очень, но был бесподобен в своем деле. И наконец когда Док поднял свою голову от кипы бумаг и протянул из обратно бестии, она натянуто улыбнулась. – Слушай, я могу обойтись без тебя, но я не хочу прибегать к своим способам допроса, а ты прекрасно читаешь людей и зная тебя, тебе ведь нравится это – Вскинув бровью проговорила блондинка склонив голову на бок и кинув взгляд на ключи –Мне тоже не в кайф ехать в Вермонт, потому что тут дел хватает, но раз попалась такая работка с «отпуском», почему бы и нет – Вновь натянутая улыбка, которую помоему уже все привыкли видеть на ее лице. С другой стороны Лайтмен предложил ей хорошую идею поехать без него и разобраться в деле за дня два, в другой же момент будет просто скучно. Где то в глубине своей черной души она рассчитывала на то, что эти двое наконец смогут поладить, а не цапаться как кошка с собакой. – Нет уж милый – Она резко встала из за стола, взяла ключи и папку – Ты едешь со мной, где твоя машина? – Выразительно вскинув бровью, она посмотрела на мужчину сверху-вниз и расплылась в ехидной улыбке. Можно было бы применить на нем заклятие «молчанки», чтобы ехать в тишине и покое, но об этом пока было рано думать. –Ну, карапуз, пошли…

Dr. Lightman: Выпивая кружку пива доктор Лайтмен знал, что дешевое пойло в любой момент даст о себе знать и ему придется объяснять молоденькой девушке, сидящей за рулем его машины, все недостатки совместного путешествия с человеком, чей возраст приближался к 60-ти годам. Спящие до поры до времени способности, которые он успел к своему неудовольствию натырить чаще всего по чистой случайности, не страховали его от необходимости облегчать организм от лишних жидкостей. Насвистывая знакомую с бурной молодости мелодию, Лайтмен застегнул ширинку и бодрой походкой направился обратно к машине. В голове у него крутилась подлая мысль, что таких остановок им придется сделать еще не один и не два раза. - Не возражаешь, если я буду называть тебя котеночек? Был у меня такой зверь однажды. Точнее не у меня, у соседей. Они жили дверь в дверь со мной - шумная парочка, размножались как хомяки, но детей за все время нашего знакомства так и не сделали, - нарушив молчание воспоминаниями из прошлого, Лайтмен потянулся к бордочку и стал копаться в нем. Вытаскивал диски, смотрел на исполнителя и кидал обратно. - Была у них кошка, крупная, красивая. Я вообще люблю крупных и это я сейчас не про кошек. Пока хозяева шатались по своим клубам, вечеринкам, друзьям, кошка мяукала и ко мне просилась. Прихожу с работы, а она ждет, дверь когтями выносит как Фредди Крюгер. Я ее пускал к себе, кормил пиццей и давал отоспаться. Однажды она из окна выпрыгнула. Как сейчас помню это было, я ей тогда помог еще немного. Лайтмен выбрал сборник исполнителей музыки в стиле кантри. Настроив магнитолу на нужную громкость, он откинулся на спинку сиденья и стал ногой выбивать ритмичные мелодии. - Буду называть тебя котеночек. У вас с ней взгляды похожие, когда на меня смотрите. Вот как сейчас, - доктор психологии добродушно улыбнулся и подмигнул блондинке. Им удалось достаточно быстро выбраться из Нью-Йорка, миновав крупные непролазные пробки на дорогах. Теперь они проезжали мимо вывесок, которые указывали на расположение бензоколонок, закусочных, мотелей и госпиталей. Подумав, что самое время подкрепиться, Лайтмен мельком окинул взглядом Леннокс. Блондинка была сосредоточена на дороге и, по мнению Лайтмена, слишком напряжена. - Мне привелось побывать в Тайланде во время научной экспедиции по Азии. Кто-то может сказать, что это была вовсе не экспедиция, но слушать злые языки себе дороже. Они ничего не понимают в исследованиях, которые мне приходится проводить. Наблюдение за человеческим поведением, изучение мимики и жестов различных народов мира, тонкости культуры и традиций - это требует большого количества времени и сил. Я был сам не свой, когда приходилось пить сакэ рюмками и уделять внимание всем гейшам, чтобы никого не обидеть западным невежеством.. О чем я тебе сказать хотел, не знаешь? - пораскинув мозгами, Лайтмен перекрутил в голове свою речь и вернулся к тому, с чего начал. - Ну да, Тайланд! Я тогда провел время с одной красивой азиаткой, она многому меня научила и среди всего, что она показала, было что-то от массажа. Тебе нужно расслабиться. За болтовней Лайтмен мог пропустить закусочную. Вовремя спохватившись, он пробормотал что-то вроде "прости, Джули" и телекинезом повернул руль в сторону парковки. Подчинив машину своим мыслям, он сбавил газу и резко затормозил в нескольких метрах от закусочной. - Тут поблизости еще должен быть отель. Переночуем и двинемся в Вермонт с утра, - выбравшись из машины, Лайтмен добавил, - если конечно не произойдет чудо, которое подхватит нас на ковер самолет и довезет до места за пару минут. О! У них свежая выпечка.

Clea: Не успели они отъехать на приличное расстояние от бара, в котором Клиа встретила Лайтмена за кружкой хрени, как ему уже приспичило. Она закатила глаза, дала по тормозам и пока дожидалась старика, раздумывала над дальнейшими своими действиями. Она прекрасно понимала, что в ФБР долго не задержится, планы не позволят, во вторых ей нужно было быстрее расследовать подвернувшееся дело и делать ноги, ибо бестия еле сдерживала себя, чтобы не вдарить Лайтмену по темечку. Наконец он вернулся, но блондинка даже не обратила на это внимание, пристально глядя на дорогу и прокручивая свои планы в голове по сто раз, чтобы не забыть, да и попросту это был единственный выход, чтобы только не слушать бредни мужчины. Она вдавила педаль газа и машина тронувшись с места, поехала прямо набирая скорость. Руки ее крепко держали руль, так что можно было заметить побелевшие косточки, выражение лица с каждым разом менялось, выдавая гнев, а Коул все не унимался и не унимался, в конечном итоге ведьме не стерпела – Хватить болтать Лайтмен – Резко возразила она переводя слегка свой взгляд на мужчину – Мне плевать на всяких этих кошек и кого ты спас или угробил. – Она закатила глаза и вновь сосредоточилась на дороге, как внезапно в салоне прозвучала мелодия в стиле кантри – Господи… Почему же ты такой нудный?! – Взмолилась она делая глубокий вдох и мысленно заставляя себя расслабится. Постепенно она отключила свой слух, чтобы только не слышать этот бред, доносящийся из магнитолы. – Слушай, Лайтмен, у нас есть дело куда важнее чем придаваться воспоминаниям – Уже спокойно сказала она, переводя свой взгляд на мужчину и легким движением руки выключила музыку. – Только попробуй назвать меня котеночком – Прищурившись, процедила она резко дав по тормозам. Посмотрев на дорогу, Клиа увидела, что они наконец то выбрались из Нью-Йорка и уже ехали по шоссе вверх. – Понимаешь, я очень тронута, что ты мне все это рассказываешь, но мне не интересно – Помотав головой, она прикрыла глаза и сосредоточившись, пыталась определить как будет быстрее и короче доехать до нужного штата, после чего вновь надавила педаль газа и вывернув руль, повернула налево, двигаясь противоположено главному шоссе. Наконец в салоне образовалась тишина, но ненадолго, хотя этого было достаточно, чтобы Леннокс успокоилась полностью. – Я получу массаж, когда мы вернемся в Нью-Йорк, не волнуйся – Натянуто улыбнувшись ответила она, чуть прибавляя скорость, как внезапно руль в ее руке повернулся и машина заехала на стоянку закусочной – Ты что, серьезно? – Она отчаянно посмотрела на мужчину и опрокинула голову на подголовник. – Ты же недавно ел – Ведьма вытащила ключ из зажигания и выбравшись из машины, поставила ту на сигнализацию. Медленно передвигая ногами за доком, Клиа осмотрелась и удивилась, что здесь было не так уж и плохо, довольно уютно и тихо. – Чудо произойдет, если тебя грохнут – Мысленно подумала она подходя к стеклянной двери в закусочную и дернув ручку на себя, вошла внутрь помещения. Внутри небольшого «кафе» было так же уютно, в стиле конца семидесятых, за кассой стояла рыжеволосая девушка, за столиками сидело несколько клиентов, и то либо пожилые парочки, либо дальнобойщики – Отлично Лайтмен, здесь компашка твоего возраста – Брезгливо проговорила она садясь за свободный столик. И скрестив руки на груди, блондинка принялась пристально осматривать помещение, затем вернула свой взгляд напарнику и наигранно улыбнувшись, поддалась вперед – Ну что, старичок, супчик? – В глазах проскользнула какая то искорка, затем она откинулась на спинку мини-диванчика и посмотрела на подошедшую к ним официантку – Что будете? – Вежливо проговорила она и Клиа поправив свои белые пряди волос, бегло пробежала взглядом по меню – Кофе - Отодвигая от себя меню ответила бестия переводя внимательный взгляд на Лайтмена – Кофе, хорошо. Может вы хотите попробовать наше фирменное блюдо? – Официантка безобидно захлопала глазками глядя на хмурую Клиа – Хорошо – Ответила она лишь бы отделаться от назойливой служащий. Затем официантка взяла заказ у Лайтмена и только после этого удалилась, дав наконец ведьме вздохнуть полной грудью. [Вермонт.] Думаю так логичнее будет, а не в одной локации все отписывать.. Пиши туда пост, сладость.

Wanderer: \...\ (Начало после перерыва) Давно же у него не было такой возможности: просто пройтись пешком по улицам этого огромного муравейника, каковым Нью-Йорк обычно выглядел с неба. Причем скорее даже не из-за людей, а из-за количества машин на дорогах, которые с большого расстояния в самом деле напоминали маленьких, разноцветных, непрерывно копошащихся мурашек. Сколько ж времени его тут не было? Моросил дождик, грозивший перейти в куда более ощутимый каприз природы, но Ворон был ему даже рад: обычно тяжелый из-за количества выхлопа, здешний воздух становился в такую погоду хоть немного свежее обычного, хоть после Сьерра-Невада и лесов Канады парень всё равно ощущал себя так, словно попал в парильню. Прошло недели полторы, а обратно привыкнуть еще не успел, хотя раньше это не было для него проблемой. В мысли и воспоминания вклинилась вдруг еще одна, откровенно дурацкая: "Снова пару неделек по подворотням побегать невзрачной псиной, чтоли?.." Чужим город, тем не менее, не казался. Джон совершенно уверенно ориентировался в направлениях, стоило только увидеть название улицы и номер дома, пусть даже все вывески или именные таблички оных полностью изменились за компанию с начинкой. Фотографической памятью он совсем не отличался, но одно время от умения запоминать карты и дороги зависело существование завтрашнего дня, а такие навыки не забываются и к старости. Много чего лезло в голову, что следовало бы теперь нормально обдумать и разложить по полочкам. А глядеть в потолок своей комнаты, валяясь на кровати, не хотелось — слишком много ассоциаций, чужих эмоций и чувств, которые до него всё равно доходили, как он ни пытался от них отстраняться. Здесь же... Сплошной сумбур толпы прохожих, без взятия во внимание кого-то отдельного сливающийся в исключительно непонятный поток ощущений. Несколько сложно разбирать на этом фоне собственные настроения, зато все окружающие тебя люди — чужие, они тебя не замечают и им нет до тебя дела, как и тебе, в общем-то, до них, пока всё спокойно. В кои-то веки Айрен не опасался реакции на свой внешний вид и излишнего любопытства со стороны толпы — наконец научился нормально прятать от чужого взора свои крылья собственной же магией, при этом не избавляясь от них совсем. Такой же серый человек, один из толпы. Как раньше... Отстраненность отстраненностью, но терпению и выносливости предел всё-таки имелся, потому довольно скоро Странник свернул к менее людным районам. Дождик прекратил накрапывать именно тогда, когда Ворон проходил мимо печально известного (для себя) заведения, напротив которого неволей остановился — заведения, довольно приятного по атмосфере, вот только какого-то больно проклятого по карме. Две трети из всех посещений этого бара в меланхоличном и вдумчивом настроении для крылатого заканчивались или причудливыми, или весьма печальными неприятностями. Наверное, на сей раз он прошел бы мимо, если бы обнаглевшая туча не вылила на него махом, наверное, целое ведро. Усиливающийся шум со стороны он слышал, но всерьёз как-то не воспринял, потому от настигшего ливня откровенно шарахнулся, волей-неволей влетев в приоткрытую дверь. Поглядел на столб льющейся с неба воды, недовольно фыркнул и отряхнулся, всё-таки решив переждать это ненастье в тёплом помещении. Народу в баре оказалось на удивление много, что, впрочем, объяснялось одновременно и серой погодой, и довольно ранним еще часом. Освежив в памяти здешний ассортимент, Ворон решил не издеваться над собой и взял обычного чая — пожалуй, урок, который преподала ему в тот раз Сью, многого стоил, и по крайней мере в этом месте с алкоголем лучше бы повременить, даже если выпить всё-таки хочется. Затуманивает сознание и в добавок отшибает практически полностью эмпатию, а в эти времена бдительность ему терять всё же не хотелось бы. Выбрав один из немногих свободных столиков (по иронии — тот же самый у стенки, где он куковал в последний раз) и устроившись на косом резном стуле, Ворон скучающе принялся изучать присутствующих, незаметно для них ментально прощупывая. В головы он не лез, судил просто по ощущавшимся желаниям, настроениям. Чрезмерно буйных или просто чем-то подозрительных личностей он не заметил, потому вскоре вернулся к своим мыслям и чаю.

Graviton: Вступление в Игру. Ночные улицы в самой захолустной части великого Нью-Йорка, мало полиции, много различного отребья, этой частью города заправляют местные банды, начиная от мафиозных семей и заканчивая мелкой шпаной. Идеальное место, чтобы скрыться ото всех в этом большом городе. Фрэнк сидел в темноте и смотрел в окно, погрузившись в свои мысли. Дождливая погода идеально подходит к этому месту. Мне лучше не появляться в людных местах, а этот клоповник конечно, не самый лучший вариант, но его вполне достаточно...здесь я смогу отдохнуть. Тяжело вздохнув Фрэнк, встал со стула и направился в ванную. В помещении горел тусклый свет, а саму ванную комнату, таковой было весьма сложно назвать. Жухлый потолок желтоватого цвета, словно в помещении постоянно курили, вместо ванной в уголке стоит побитая временем душевая кабинка, а рядом уже слегка покрытая ржавчиной раковина с небольшим шкафчиком, на дверцах которого прикреплено зеркало. Холл подошел к раковине и вновь тяжело вздохнув, посмотрел на свое отражение в зеркале. Проклятое ощущение постоянного преследования не покидает меня. Из-за амнезии я не могу вспомнить, почему меня преследуют. Ужасное чувство, когда ты понимаешь что в бегах, но не понимаешь в чем причина. Словно что-то вырвало из моей памяти эти воспоминания. Я похож на древнего старца, а с таким внешним видом я лишь буду привлекать к себе больше внимания, нужно что-то сделать с этим. Открыв дверцу шкафчика, Фрэнк осмотрел его содержимое. - То, что нужно. Негромко проговорил Холл и достал из шкафчика небольшую машинку для стрижки волос и ножницы. Фрэнк потратил почти час на стрижку. До профи мне конечно далеко, но вышло весьма неплохо. Теперь я хотя бы не похож на горного отшельника. Нужно немного развеяться, здесь как раз через дорогу есть небольшой бар. Смотря в зеркало, подумал про себя Фрэнк. Убрав машинку с ножницами обратно в шкаф, Фрэнк направился к выходу, по пути прихватив свою кожаную куртку. Накинув ее Холл, вышел из квартиры. Дождь на улице все еще шел, но уже гораздо меньше. Фрэнк выйдя на улицу, посмотрел по сторонам, после чего перешел дорогу и зашел в бар. Внутри было не так много людей, что для Фрэнка было не так уж плохо. Единственное что привлекало к себе внимание это компания из десятерых человек которая заняла несколько столиков и соединив их вместе, компания активно выпивала и шумела на весь бар. Холл направился к барной стойке, выбрав себе место в самом краю, чтобы не привлекать внимание местной публики. Бармен был весьма крупным парнем с суровым видом. Увидев нового посетителя, он подошел и спросил: - Что будете пить…Мистер. Слегка прищурившись, осматривая Фрэнка, хрипловатым басом проговорил Бармен. - Виски со льдом. Невозмутимо проговорил Холл. По всему помещению раздался дикий смех, все от той же шумной компании. Пока бармен занимался заказом, Фрэнк вновь погрузился в свои мысли. Сразу видно, что здесь всем заправляют бандиты. В любом другом месте такую компанию уже давно бы вышвырнули за дверь, но здесь все бояться на них даже взглянуть. Может по этому в баре не так много людей. Но мысли Фрэнка прервал голос бармена. - Ваш заказ…Сэр. Прохрипел бармен. Взяв в руку стакан, Холл залпом осушает все содержимое. - Бармен повтори. Все тем же невозмутимым голосом проговорил Фрэнк. В этот момент в дверь бара открылась и в нее вошел здоровенный парень.

Colossus: [Первый пост] Снова не хочется спать. Уже третий месяц подряд. Пётр никак не мог привыкнуть, что её, любимой, не стало. Как только мутант закрывает глаза, сразу вспоминаются последние мгновения с Китти. Как он её гладил по волосам, как говорил, что после всего этого они пойдут в парк, как она прыгнула в ракету, спасая всё население Земли… Её не стало. И вряд ли когда-нибудь он сможет с этим смириться. Колосс встал с кровати, одел штаны и футболку. За окном бушевал ливень, слово чувствовавший грусть мутанта. Он всё чаще замечал, что не погода делает настроение, а, наоборот, настроение людей и мутантов делает погоду. Когда вокруг всем радостно, солнце светит, поют птицы, в общем, красота. А когда же вокруг тоска и печаль, льёт точно такой же, как сейчас, ливень. Связано ли это с чьими-то способностями – остаётся загадкой. Пётр пошёл на кухню и достал из морозильника холодную бутылку воды. Постояв немного и поразмыслив над тем, пить ему или не пить, он закрыл крышкой ледяную жидкость и поставил обратно в холодильник. Захотелось чего-нибудь покрепче. Оделся Распутин быстро - одежда всегда висела на своём месте, беспорядок мутант недолюбливал, потому и времени на поиски тратить не приходилось. Закрыв дверь, он вышел на улицу и тут же почувствовал тысячу запахов: от прохлаждающего аромата дождя до вони помоек в переулке. Мутант раскрыл зонт, запахнул потуже чёрный плащ и отправился в сторону ближайшего бара. Бар «Sunrise» никогда не оправдывал своего названия. Здесь то и дело происходили стычки то бандитов, то просто всяких пьяниц. Чаще всего это заканчивалось приездом полиции, которая дружелюбно отпускала первых под предлогом невиновности и злобно наказывала вторых, ссылаясь на ужас их деяний. Все жители этого района уже привыкли к этому, потому просто закрывают глаза. Русский открыл дверь бара, отряхнул зонт от капель дождя, и огляделся. Народу было, на удивление, немного. Хотя сразу выделялась шумная компания в углу, громко звеневшая стаканами и орущая что-то нечленораздельное и, видимо, матерное. Колосс догадывался, что эта ночь может закончиться очередной потасовкой и разговором с полицией об увиденном. Но выпить и забыться хоть немного очень хотелось. В дальнем конце барной стойки сидел парень и попивал нечто похожее на виски. Пётр прекрасно понимал, что если шумная компания захочет «повеселиться», то лучше держаться рядом с другим таким же одиночкой, авось пронесёт. И не надо будет тогда разносить пол бара, сбегать или платить штраф за устроенный погром. - Ничего, что я здесь сяду? – спросил Пётр, подойдя к «намеченному» парню. Не дождавшись ответа, мутант сел на стул рядом и заказал у подошедшего бармена бутылку пива. Поразмыслив, стоит ли начинать разговор, Пётр всё же решился. – Не спится?

Graviton: - Ничего, что я здесь сяду? – спросил Пётр, подойдя к «намеченному» парню. Не дождавшись ответа, мутант сел на стул рядом и заказал у подошедшего бармена бутылку пива. Поразмыслив, стоит ли начинать разговор, Пётр всё же решился. – Не спится? Фрэнк поднял глаза и посмотрел на своего собеседника. Судя по акценту, он русский. Почему он решил заговорить со мной? А может, он узнал меня?...нужно быть на чеку. Чтож поддержу разговор, чтобы не казаться слишком подозрительным. - Ваш виски…Сэр. Вновь прохрипел бармен. Фрэнк переведя свой взор на стакан, негромко проговорил: - Есть немного. И после своих слов вновь залпом осушил стакан. Бармен словно читая мысли, подошел к Холлу и наполнил его стакан. В знак признательности Фрэнк одобрительно кивнул бармену. Фрэнк с задумчивым видом рукой слегка поворачивал наполненный стакан и не отводя взгляда негромко произнес: - Последнее время, мысли просто не дают заснуть. Все с тем же невозмутимым видом Холл покручивал стакан, заставляя содержимое двигаться, потом ждал когда вновь все успокоиться и вновь поворачивал стакан. - По идее должен радовать тот факт, что хоть кому-то сейчас не так паршиво, что можно весело напиваться с друзьями в баре. С легкой грустью в голосе проговорил парень, переведя взгляд на местный контингент. - Но меня от этого тошнит. С легким раздражением в голосе произнес Фрэнк. - А тебя как сюда занесло? Не отводя взгляда от пьяной компании, проговорил Холл.



полная версия страницы