Форум » Нью-Йорк » Музей современного искусства Соломона Гуггенхайма 0.2 » Ответить

Музей современного искусства Соломона Гуггенхайма 0.2

Molly Millions: Музей искусства в США, это одно из ведущих собраний современного искусства в мире. Ведет свою историю с создания в 1937 году Фонда Гуггенхайма. Основатель музея — меценат Соломон Роберт Гуггенхайм. Музей Гуггенхайма проводит грандиозные выставки, призванные показать искусство целых цивилизаций — Африка: искусство континента, Китай: пять тысячелетий, Империя ацтеков. Уникальная по своим масштабам и художественной ценности выставка Россия. Выставка предложила вниманию зрителей шедевры российского искусства с 13 столетия до наших дней, а также коллекции мирового уровня, собранные российскими царями и промышленниками, произведения выдающихся художников О. Кипренского, Д. Левицкого, К. Брюллова, А. Иванова, И. Репина, И. Крамского, Н. Ге, М. Врубеля, В. Серова, К. Малевича, М. Шагала, А. Дейнеки, А. Лактионова и других. В настоящее время музей Гуггенхайма посещает примерно три миллиона зрителей в год, а с открытием филиала в Лас-Вегасе число посетителей удвоится.

Ответов - 70, стр: 1 2 3 All

Batman: /Уэйн Мэнор/ Если ты ведешь двойную жизнь, то внутреннее напряжение неминуемо. Приходится контролировать ситуацию ежесекундно, подавлять рефлексы и реагировать не так, как привык, а так, как нужно окружающим. Снова эти лица с натянутыми улыбками, разговоры, когда цедят слова в час по чайной ложке и прикидываются что все друг другу нравятся. Частная выставка, посвященная Японии, была ему более чем интересна, но вот собравшиеся на ней люди вызывали отвращение. И всё-таки ему как обычно пришлось нацепить на лицо улыбку и стать тем молодым недалеким миллиардером, которым его все считали. Проблема заключалась в том, что он давно не ставил себя на одну доску с местной богемой. Он был ни лучше, ни хуже - он был другим. Однажды повернул к себе монету жизни другой, изъеденной ржавчиной жестокости и насилия стороной, и эта сторона прочно засела у него в голове, отгородив его от остального мира непроницаемой стеной отчужденности. Человек, которым он хотел быть остался за пределами Нью-Йорка, под ледяными и недружелюбными сводами пещеры, и им он снова станет лишь тогда, когда переступит её порог. И Ариста Джонс рядом с ним создавала великолепный контраст - её жизненной энергии хватило бы и на троих, в то время, как такие как он блуждали во тьме, такие как Ариста были в ней сродни спасительному маяку, излучавшему яркий свет и выводящему на верный путь. Но не все ищут верный путь. Брюс стоял у входа в музей, спрятав руки в карманы и задумчиво глядя на висящие на столбе часы. Спутница, которую он втянул в это мероприятие должна была прибыть с минуты на минуту, но мыслями он был всё ещё дома, смотрящим выпуск новостей, в которых рассказывали о городских беспорядках. Чёрная Ауди бесшумно припарковалась у здания, и Уэйн оторвался от собственных мыслей, неторопливо направляясь к машине. Для него вечер был испорчен загодя, но портить его ещё и девушке он не собирался. С ней он познакомился сегодня утром, после того как узнал что ему нужно посетить выставку, с тем дополнением, что фотографии должны попасть в Дейли Плэнет. Единственный свободный фотограф оказался симпатичной девушкой, заставившей улыбнуться даже невозмутимого как кусок гранита Уэйна. Распахнув заднюю дверцу, он протянул руку, приглашая даму к выходу. Надо сказать, в первую их встречу девушка показалась ему симпатичной, но только сейчас он по достоинству оценил её необычную красоту и эпатажный внешний вид. - Мисс Джонс. - Окинув её восхищенным взглядом, Брюс наклонился и запечатлел на тыльной стороне её ладошки поцелуй. - Потрясающе выглядите. - Выпрямившись, Брюс ещё несколько секунд сжимал её руку, после чего отпустил и жестом указал на вход в музей. - Выставка вот-вот начнётся, минут через десять. Не возражаете? - Мужчина взял девушку под руку, и двинулся в сторону входа. После романа с Черной Кошкой он несколько подзабыл, каково это - быть обходительным с девушками. Впрочем, подобное времяпрепровождение он позволял себе редко, так что не удивительно. - Не буду вас обременять - сделаем несколько снимков, улыбнемся, и отвезу вас куда захотите. - Он постарался улыбнуться, но отвыкшие мышцы слабо поддавались столь простым жестам дружелюбия. - Честно говоря, подобные вечера мне в последнее время разонравились, поэтому если заметите что я веду себя странно или неуместно для обстановки - сразу дайте мне знать. - Он тихонько постучал в ещё запертые двери музея, но охранник не дремал и спустя секунду открыл дверь. Перебросившись с ним несколькими незначительными фразами, мужчина пропустил Аристу вперед, и вошел следом, прикрывая за собой дверь. Всё это здание было сплошным нерушимым памятником древней архитектуры и истории, буквально каждая вещь хранила здесь отпечаток великих цивилизаций. Рай на Земле для любого историка. Несколько минут прошли в молчании - Брюс задумчиво разглядывал картины, Ариста или занималась тем же, или была полностью поглощена собственными мыслями. - Скоро подадут шампанское, и возможно станет немного поживее. Расскажете мне о себе? Это несколько скрасит вечер. - Он повернул голову в сторону фотографа, встречаясь с ней глазами. - Ариста, если не ошибаюсь - греческое имя, но фамилия у вас американская? Или английская? - Брюс несколько озадаченно почесал бровь, демонстрируя свою полнейшую некомпетентность в этом вопросе.

Irex: /Стадион Янкиз/ Большого удивления чем то, которое испытал Джон получив посылку, он кажется еще не испытывал никогда в жизни. Он как раз только немного задремал на продавленном диване автомастерской, как его разбудил один из рабочих, сообщив, что у дверей курьер ждет какого-то Джона Хоупа. Ирекс проморгался и морщась от слишком яркого света, заливавшего всю внутренность машинного зала, медленно побрел к выходу. Усталость, нервное истощение и откровенное недоедание сделали свое дело – сейчас Джонни даже и не думал о том, что на него могут напасть, что вместо курьера у дверей его может встретить горячими объятиями выстрел прямехонько в сердце, и что адрес этой мастерской, как и его имя, известно крайне ограниченному количеству людей. Джон оставил весь свой страх где-то там, за границей недосмотренного сна, из которого он так грубо был вырван и потому, бездумно и довольно коряво расписавшись на накладной, какую подсунул ему недовольный рассыльный, мальчишка забрал небольшую и легкую коробку внутрь. Бросил ее в подсобке, все на том же трудяге-диване и пошел, открыл громко дребезжащий в углу холодильник, в поисках чего-то съестного. Нашел лишь упаковку колы и, уже поддернувшийся пленочной плесени, кусок сыра. Скривившись на «ароматную» закуску, Джон вытащил одну банку с напитком и, с шипением открыв ее, принялся жадно пить. Тонкие коричневые ручейки потекли по его подбородку, а он все никак не мог оторваться от жестянки. Но наконец, прикончил ее в несколько глотков, и смачно испустив отрыжку, удовлетворенно улыбнулся и вновь вернулся, шлепнулся на диван. Жалобно звякнули пружины. Заскрипела оберточная бумага посылки. Под острым тигриным когтем лопнул упаковочный скотч. - Твою мать… - скорее изумленный шепот, чем громогласная ругань, хотя и то и другое чувство сейчас боролись в нем за главенство. – Мсье, да вы совсем обалдели? Я такого сроду не носил.. На вытянутых руках Джон держал перед собой черной смоли пиджак с атласными отворотами. - Это что, смокинг? О, мой Бог.… Но зачем?! – уже гонимый нехорошим предчувствием, мальчишка-тигр кинулся рассматривать содержание посылки дальше. Так же в коробке оказались брюки, такой же атласный, как и лацканы пиджака, кушак, белоснежная рубашка и словно в довершение полного отчаяния Джона – небольшая бабочка. - Я это не надену! Даже не надейтесь! - Ирекс в злой панике оттолкнул от себя посылку, да так сильно, что из нее вывалилась и покатилась по полу еще одна, но на этот раз небольшая и квадратная коробочка. Тигр в мальчишке взял верх, и он, словно кошка за клубком, бросился за еще одним подарком, присланным бывшим преподавателем. Догнал ее, открыл и невольно ахнул. В меньшей коробочке оказались часы. Джон, который никогда не носил их, а пользовался, как и все тинэйджеры, телефоном, от восторга затаил дыхание. Хоть он и не имел никогда наручных часов, марки и бренды некоторых из них он знал, и потому, сейчас даже заулыбался, настолько данный подарок пришелся ему по вкусу. - Хмм, а вот это уже действительно прикольная штуковина.. – не утерпев, Джонни тот час же надел часы на левую руку и отвел ее от себя, залюбовавшись. - Еще более чудесная штуковина поджидает тебя на заднем дворе.. – Джон обернулся, в дверях подсобки стоял названный брат Гамбита и поигрывал ключами от машины, увенчанных брелоком с весьма характерным логотипом. – Домчит до места в две минуты. – Эмиль перебросил ключи Ирексу и уже уходя, бросил через плечо – все необходимые документы и пригласительный в бардачке. Я бы советовал тебе поторопиться, иначе гости все слопают и тебе ничего не останется, ха-ха… Упоминание о еде вызвало голодный спазм в желудке Ирекса. Тот скривился от боли, и это решило дело. - Если для того чтобы нормально поесть мне придется надеть эти пижонсктие шмотки, ну что ж.. придется вырядиться…мррррявв Он сходил в душ, причесался, и, чертыхаясь, принялся одеваться в такие незнакомые для себя вещи. Еще раз перечитал вложенную внутрь посылки записку и мысленно возблагодарил старенького модельера, что тот догадался вложить не только костюм и туфли, но еще и несколько пар носков и белья. Одевшись Джон скривил себе несколько рож у мутного зеркала, что висело в подсобке и, подгоняемый Эмилем, наконец, вышел на улицу. - Она – красная. Девчачья значит… - пробурчал, чтобы сказать хоть что-то, ибо на самом деле машина, что стояла там, ему понравилась. Даже на вид стремительная, она, кажется, только и ждала когда кто-то ласково погладит изящный изгиб ее крыла, дотронется к округлостям руля, нежно прикоснется пальцами к коже сидений… Стоя на светофоре уже недалеко от места следующего свидания с одной из «девочек» француза, Джон открыл бардачок и вынул из него тесненное золотом приглашение. Выписанное твердым, почему-то смутно знакомым на вид, почерком, оно сообщало о том, что некий Иштван Медвецкий приглашен сегодня на мероприятие в музее современного искусства. - Иштван? Скажите, пожалуйста… - Джон хмыкнул и убрал приглашение во внутренний карман смокинга. – Иштван, но Медвецкий. Сразу и не поймешь кто по национальности. … Венгр.. – это знание почему-то само всплыло откуда-то из подсознания мальчишки, и он задумчиво нахмурил светлые брови. Но копаться в глубинах собственных воспоминаний у него уже не было времени, аккуратно вырулив из-за угла, он подъехал к назначенному месту встречи. Как оказалось, быть приглашенным на подобное мероприятие не означало чего-то ужасного. У дверей Ирекса встретили, мельком лишь взглянули на приглашение и, тут же, услужливо провели внутрь. А там уже фланировало достаточное количество людей, чтобы, одетый как и многие из них, Джон, смог легко затеряться в толпе. В каждом зале были накрыты фуршетные столы с закусками и, облизнувшись, Ирекс решил начать с главного, а именно – с насыщения себя. Неспешно, прогулочным шагом, он переходил из зала в зал и, не обращая никакого внимания на выставленные для обозрения произведения искусства, мальчишка всецело посвящал его еде на столах. Понемногу, и не отовсюду, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, урам Иштван Медвецкий пробовал разные блюда, и постепенно приходил во все более бодрое расположение духа. Чему немало способствовали и те несколько стаканов алкоголя, которыми он не слишком разбираясь в особенностях каждого, щедро приправил свой ужин..

Gideon: /Чайна-Таун/ Чёрный автомобиль марки "Maybach Exelero" заехал на территорию музея современного искусства Соломона Гуггенхайма. Из него спокойно вышел мужчина лет тридцати или сорока, возраст его было сложно определить. В его глазах можно было увидеть бездонный или колоссальный опыт, словно он прожил уже несколько жизней. Его внешний вид и состояние говорили сами за себя. Мужчина спокойно поднял голову и устремил свой холодный взгляд прямо в сторону музея, как-будто он там раньше был и что-то успел уже потерять. Гидеон помнил этот музей. Несколько лет тому назад, он тут прибывал и знакомился с одной мутанткой. Она его не знала, но он знал тут каждого, каждого в этом злосчастном месте. Тогда Гидеон заполучив её исходный код физических данных стал проявлять себя уже радикально и пошёл против Совета. А далее уже была встреча с Домино, охота за Волной, и конечно же знакомство с Чарльзом Ксавьером. Дров он наломал не мало, но все его ходы были чётко спланированы и он не сожалел не об одном из них, кроме того что недооценил изначально свою силу своей дочери. Если сделать промашку сейчас, то можно проиграть всё, над чем так ранее ты трудился. А Гидеон, как подсказывает история: проигрывать не любил. Мужчина направился вперёд и закрыл попутно дверь автомобиля, выставляя на сигнализацию машину. Он следил за всеми перемещениями Врагов Общества, но после заварушки на стадионе Янкиз, он потерял их всех из виду. Зато был весьма интересный факт, одна гончая сбилась со следа, так сразу поймала след другая. Ник Фьюри тоже не отставал в своих поисках, он тоже сюда приедет и поэтому у бизнесмена не так много времени для этой деликатной встречи. Детектив Фьюри фигура в этой игре довольна непредсказуемая, его не нанимал Гидеон, его нельзя было купить. Хотя фирма уже пыталась заполучить благосклонность агента Щ.И.Т.а, но Щ.И.Т. отчаянно скрывался от взора и влияния Офры, что весьма настораживало бизнесмена. Гамбит мог спутать всю игру и натравить всех игроков друг на друга. Одна костяшка домино упадёт - упадут и все. Карточный домик империи, которую за ночь выстроил Гидеон, мог рухнуть и все замысли пошли бы против него, и теперь главное было сделать радикальный ход, такой, чтобы вернуть преимущество в игре и снова поставить всех на свои места. Ирекс показал характер убежав со "Смертельной гонки" в Чайна-тауне, Гамбит связался с аукционным домом Кристи'c, а Домино выпустила в игру Фьюри натравив его на след своего отца. Теперь играть стало крайне трудно, теперь это даже была вовсе не игра, каждый думал, что может тягаться с ним - а это была уже их главная ошибка. Сейчас Гидеон чувствовал, что и сам стал одной из фигур на своей доске и чувство, что и ему могут поставить мат, было вполне логичным. Мужчина в чёрном пиджаке спокойно зашёл вовнутрь здания и тут же огляделся вокруг. Это была самая настоящая выставка автомобилей. Многие экспонаты из музея специально перенесли, теперь здесь везде находились самые дорогие и новые машины будущего, некоторые машины даже подвесили вверх ногами рядом с потолком, за место бывших экспонатов, чтобы оставить прежний стиль музею. Это была этакая подобия Женевской конвенции проходящей в Нью-Йорке 2011 года. Гидеон остановился рядом с одним интересным экспонатом и одним лёгким движением руки взял бокал с виски, осматривая старую раритетную модель, которая заострила на себе его внимание. Это был серебристый автомобиль не большой величины, марка Porsche 356 Speedster. Гидеон любезно поздоровался с менеджером, и тот открыл бизнесмену дверь, давая сесть на кресло и потрогать рукой руль и коробку передач. - Классика мсье, я вижу вы весьма большой ценитель. Про такие машины говорят, что они из эпохи Джеймса Бонда, - улыбнулся менеджер. - У меня был такой в 86 году, - улыбнулся Гидеон, а потом удовлетворённый машиной, тут же выписал чек и отдал его менеджеру. - Но, мсье... Боюсь она не продаётся, машины выставленные здесь, редкие экземпляры... Это музей! - попытался объяснить менеджер, но только его глаза встретились с цифрами, как он немного опешил и тут же добавил в конце. - Но за ваши деньги любой каприз! - улыбнулся любезно менеджер и побежал оформлять сделку купли-продажи. Оставшись один бизнесмен немного отпил ещё из бокала, а потом через стекло увидел смутный образ проходящего мальчишки и приветствующий других собравшихся бизнесменов. Бизнесмен тут же перевёл взгляд на всех кто тут собрался, это было весьма даже интересно. Здесь как минимум три машины из списка, что он им дал, но Ирекс чего-то выжидал, а кавалерии не было до сих пор видно. Зато было ясно, что сейчас появиться Фьюри и его люди, и тогда маленький тигрёнок окажется снова в клетке на обозрение у зловещего общества. Мужчина отпил до конца свой напиток, а потом таинственно сзади рукой похлопал по плечу парня и улыбнулся своей красивой улыбкой, когда Ирекс его заметил. - Здравствуй, Джон, - послышалось ласково из уст Дьявола, бизнесмен галантно передал парню новый бокал со спиртным, а потом поприветствовав ещё пару богачей, обратился вновь к мальчишке. - Ты так ушёл быстро с китайского квартала... - тут же послышалось цоканье языком, словно эта была самая большая из ошибок, которую сделал Ирекс за свою жизнь и место теперь ему было с Касием и Брутом подле трона Сатаны. - Как думаешь, Джон, если вдруг что-то случиться здесь... Скажем так, один автомобиль будет неисправен, сколько людей пострадают? Один, два, три... Десять?! - улыбнулся ещё больше, словно рассказывал милую шутку или делал комплимент, бизнесмен. - Допустим, что маленький мальчик должен следовать определённым правилам игры, но мальчик не слушался старших, вбив себе, что он волен делать, то что пожелает... Но за каждый наш поступок нужно ведь нести ответственность, верно я говорю Ирекс? Этому нас учить жизнь?! - Гидеон повернулся спиной к залу, вставая прямо лицом к парню и тут же самая дальняя машина при большом потоке ветра, появившийся вдруг из неоткуда слегка подлетела в воздух переворачиваясь и припечатывая к стене несколько сотрудников данного мероприятия. Ладонь мужчины коснулась груди мальчика, чтобы он стоял на месте и вся сила мутанта упорхнула из тела мальчишки, словно газ из бутылки. - Такое бывает... Бывает... Главное, чтобы ты уяснил урок, мой милый друг... - улыбка перестала красоваться на лице бизнесмена и тут же все машины стоящие по углам, начали слетать со стоек и ударяться об людей, словно их невидимой рукой толкали. Слышались крики повсюду, Гидеон лишь видел отражение того что случилось, в глазах мальчика и от этого бизнесмену было только приятно. Он щёлкнул пальцами и ветер подхвативший мальчика тут же впечатал его в свободный диван, заставляя сидеть. Все побежали и занимались людьми и известными особами, которых придавало машинами. Многие из них получили травмы и увечья, другие лежали мёртвым грузом на полу, ударившись головой или лежащие под колесом машины. Мужчина же подошёл и поменял играющую старую пластинку музыки на другую старую музыку. На фоне теперь заиграла весьма знаменитая композиция: Escala Palladio Гидеон спокойно перевёл взгляд на мальчика сидящего одиноко на белом диванчике в красивой одежде. Мужчина только усмехнулся и проводя пальцем по краям играющей пластинки, сказал: - Во время пыток, истязаний и расстрелов в концентрационном лагере "Яновский" в городе Львове, всегда играла именно эта музыка. Ты знал это? - спросил экстернал, указывая пальцем на пластинку, а потом спокойно подошёл и сел рядом с Ирексом, наблюдая за тем зрелищем, как люди отчаянно пытаются спасти других людей, словно это было в порядке вещей, наблюдая как кто-то умирает или страдает. - Оркестр состоял из заключенных, они играли одну и ту же мелодию, оно называлось - «Танго смерти». Автор этого произведения остался до сих пор неизвестным. В числе оркестрантов были кстати и уважаемый профессор Львовской государственной консерватории Штрикс, и дирижёр оперы Мунд, - Гидеон говорил крайне спокойно, а потом поднял руку и указал Ирексу пальцем на подвесные машины у потолка. Одну из них начал раскачивать встречный ветер, но никто в связи с паникой этого не замечал и в любой момент тросы и крепления не смогли бы выдержать и машина тут же рухнула, похоронив под собой множество невинных душ. - Ну так вот, в Яновском концлагере под Львовом во время экзекуций оркестр из заключенных музыкантов играл "Танго смерти". А незадолго до подхода советских войск все оркестранты, прямо во время последнего исполнения этой музыки, ставшей символом ужаса, во главе с дирижером львовской оперы Мунтом и профессором львовской консерватории Штриксом также были расстреляны в духе вагнеровских мистерий и в подражание "Прощальной симфонии" Гайдна. - Гидеон говорил так, будто он сам тогда присутствовал на той казне, вполне возможно это было и так, оставалось понять кем тогда был сам Гидеон. Тем кого расстреляли или тем кто расстреливал. - Попытка восстановить звучание этого "Танго смерти" не увенчалась успехом - ноты не сохранились, а несколько уцелевших узников при попытке воспроизвести мелодию по памяти впадали в транс или заходились в рыданиях... - отметил для себя этот некий прискорбный факт экстернал, а потом один из тросов вдруг не выдержал и машина наклонилась всем весом вниз, смотря прямо лобовым стеклом и капотом словно остриём ножа в головы спасателей и пострадавших. - Сколько стоит твоя ошибка, Джон? Ммм? - улыбнулся мутант, смотря прямо в глаза Ирексу. - Тебе не приходило в голову, что всех их не спасти? - улыбался ещё больше бизнесмен, когда люди пытались отчаянно вытащить своих сородичей из придавленной машины. - Мы стоим выше чем кто-либо, мы сильнее чем кто-либо. Мы новая раса, Дарвину далеко до нас, ему такое и в голову не приходило. Взгляни на них, малыш Джон, это животные, скот и сплошное пастбище для вампиров, оборотней и прочего смрада... Они самое низкое звено в пищевой цепи. Черновики Творца не более того, мы же с тобой истинное воплощение идей и замыслов Господа Бога. Двум зверям никогда не ужиться в одной клетке, не мне тебе рассказывать об этом... Выбирай на чьей ты стороне, - Гидеон взглянул опять вверх на готовую упасть машину. - Мы хищники, они жертвы. Сильный пожирает слабого, таков естественный отбор и если ты хоть на мгновение дашь понять, что ты на их стороне, то поверь мне... Они тут же начнут искать способ, чтобы всадить тебе нож в спину... А потом ты всю жизнь проведёшь в том самом цирке, наблюдая как тебя изучают по ту сторону клетки и указывают пальцем... - Гидеон опустил руку и тросы окончательно не выдержали и сорвались, а машина стала срываться и падать. Мутант вернул силу Ирексу и посмотрев в последний раз на него, сказал: - Выбирай Ирекс, с кем ты!

Irex: Больше всего ему понравились небольшие канапе с морепродуктами. Изысканный вкус соусов и пикантный - начинки, приятная утонченность белого вина в качестве антуража и ласкающие взгляд не менее аппетитные фигурки девушек, что не спеша фланировали по залу. Они почти не подходили к столам, предпочитая сопровождать своих кавалеров или самостоятельно перемещались от одного эксклюзивного авто к другому, рассматривая, восхищаясь, прицениваясь.. Джон уже по горло был сыт машинами и наоборот, чертовски голоден по-своему, по-человечьи и потому все свое внимание по-прежнему уделял лишь блюдам с закусками. Но именно за сложнейшим выбором между черными и зелеными оливками кто-то коснулся его плеча, тем самым напомнив Джону, что он пришел сюда совсем не за этим. Ирекс недовольно скривил губы, оливки он успел полюбить совсем недавно, и потому решив, что на встречу наконец-то явился Гамбит, решил выказать ему свое недовольство, касаемо беспокойства его во время еды. Каково же оказалось удивление мальчишки-тигра, когда он, повернувшись и уже открыв рот для фразы, которая должна была начаться обвинительными словами: «Ну нежели, мсье Реми, работая на вас я не заслужил для себя немного еды?» - встретился глазами с совершенно другим человеком. А вернее и не с человеком вовсе. С дьяволом, с демоном из плоти и крови, с расчетливым кукловодом, с пожирателем чужих душ и способностей. С мутантом необычайно сильным, а значит и чрезвычайно опасным. Джонни закрыл рот и попробовал изобразить вежливую улыбку. Вместо этого его верхняя губа искривилась и поползла в верх, обнажая крепкие и сильные клыки. Из горла непроизвольно донеслось угрожающее рычание. Так тигр готовящийся к прыжку, в последний раз предупреждает своего противника. В последние мгновения перед броском так он подстегивает себя, изничтожая в собственном сердце следы хоть каких-то сомнений и сожаления. Длинный полосатый хвост хлестнул Ирекса по ногам, а когти, изогнутые, острые, смертоносные зацарапали по стеклянному боку стакана. Не слишком вникая в витиеватость речи противника, Джон без колебаний готовил нападение. Не убийство, нет, даже в таком возбужденном, взвинченном состоянии ярости он понимал, что шанса мальчика-анималиста против экстернала высшего класса крайне ничтожны, но оставить на память несколько глубоких следов когтями, почему нет? Разукрасить холенную физиономию, при хорошем раскладе лишить глаза, а при лучшем – попробовать вырвать горло.. И что, что скорее всего, у этого прожигателя чужих жизней есть регенерация? Ведь воспоминания о том, что мальчишка-тигр пытался убить его – останутся. Джон отвернулся от сверхчеловека и аккуратно поставил на стол недопитый бокал. Постоял, замерев несколько секунд, выравнивая дыхание и ровный грохот сердца в ушах. Пальцы его по-кошачьи изогнулись для удара и уже в броске Джон начал поворот в обратную сторону. Будто издалека разобрал он какой-то грохот, но не обратил на него никакого внимания. Здесь и сейчас, главной опасностью и главным препятствием к его дальнейшему существованию, перед ним стоял невысокий мужчина среднего возраста и осуждающе, но ласково, будто Ирекс был ему если не сыном то уж любимым учеником точно, покачивал головой и поцокивал языком. И вдруг выставил вперед руку и коснулся мальчишки. Джона будто ударило током. Он задохнулся, сердце его споткнулось, желудок спазматически сжался, а все мышцы тела будто пронзило судорогой. Джон закричал. Но крик его потонул, неуслышанным, во множестве остальных. По всему залу вдруг со своих мест стали падать и разъезжаться во все стороны дорогие авто. Надтреснутым фальцетом кричала женщина – не обращая на нее никакого внимания, прямо по ее роскошному телу медленно ехал красный «Ягуар». Кричали юные прекрасные модели. Некоторые из них, рыдая и стеная, бросились к своим раздавленным и покалеченным покровителям, другие, с визгами и воплями, бежали прочь. Словно раненый олень в лесу, утробно выл тучный мужчина, прижатый к стене красавицей «Ламборгини». Но вот из его рта фонтаном ударила кровь и, некрасиво залив ей весь ярко-желтый капот, мужчина, наконец, обмяк и затих. Люди толпой бежали к выходу, образовывая в дверях заторы, и в страхе затаптывая друг друга. Людские крики и металлический скрежет сливались в единой какофонии страдания. Которую вдруг расцветила, разрезав на несколько неровных частей, печальная музыка. И в то же мгновение, словно гигантская ладонь подхватила Джона и опрокинула, уронила на невысокий диванчик у стены. Джонни не возражал, откинувшись на белую кожаную спинку, он дал себе возможность немного прийти в себя. К сожалению экстернал не оставил попыток посеять в его душе сомнения и потому, он тоже подошел, опустился рядом с Джоном на диван. - Мне нет дела до этих людей. Они мне не родственники и не друзья, пусть погибают. – Ответил сухо и без эмоций, а сам, тем временем, прикрыл глаза и скрестил руки на груди, отчаянно обхватив ладонями себя за бока, таким образом пытаясь унять ту крупную дрожь, что сотрясала все его тело. На уроках истории он слышал, и даже немного сам читал о концентрационных лагерях смерти, но вторая мировая война была так давно и проходила так далеко от его Родины, что все эти знания прошли как бы вскользь него. Болезненно зацепив струны еще неокрепшей детской души, они были спрятаны где-то глубоко в памяти Ирекса. Но сейчас, когда почти всемогущий мутант вдруг стал рассказывать свою историю, все эти фотографии, все свидетельские воспоминания, выдержки из обвинительных приговоров – все это всплыло в памяти Джона и он, открыв глаза, спросил довольно грубо и резко: - Зачем вы мне об этом рассказываете? И при чем здесь я? Эти люди не имеют ко мне никакого отношения, ровно как и я к ним.. В Чайна-тауне я спасал свою жизнь и ничего более. Уверен, не будь у вас ваших способностей супермена и, попади вы в мою ситуацию, вы поступили бы так же. Или вот как этот ваш профессор. У него не было выбора. Он просто не хотел умирать, понимаете? В ужасе Джон слушал все больше и больше распаляющегося перед ним бизнесмена. Он говорил о высшей расе, о главенстве, о рабах, и что самое страшное, о Боге. Люди, несущие перед своими идеями знамя Господа, что может быть страшнее на свете? - Вам не кажется, что именно сейчас вы говорите точно как некий коротышка с нелепыми усами под крючковатым носом. Вам руку для приветствия не хочется выбросить случайно сейчас, а? - расширенными от ужаса, узнавания и понимания глазами, Ирекс смотрел на одаренного рядом с собой, и больше всего на свете ему хотелось сейчас просто встать и уйти. Не убить экстернала, нет, желание прикасаться к этому мутанту казалось ему невозможным из-за омерзения, из-за грязи тех предложений, что сейчас он излагал перед ним. - Да, я знаю, что люди не в восторге от нас, мутантов, но чтобы вот так, как 1943.. Вы рассказали мне про Львов зачем? Вы что, предлагаете мне пойти вместе с вами? После чего мы вдвоем или с группой тех, кто таки купится на ваши посулы, мы откроем новые Дахау и Треблинку? Построим парочку гетто, и присвоим себе все ранее принадлежащие людям, вина которых будет лишь в том, что они родились без хвостов и когтей? Да вы в своем уме? В ужасе и растерянности от происходящего, Джон плохо замечал, что происходит вокруг. Но вдруг, одаренный вновь дотронулся до него. Тело мальчишки будто окатило горячей волной и в тот же момент, откуда-то сверху раздался оглушительный треск и грохот. Даже не осознавая своих действий, Джон вдруг выбросил руки вперед и сильный взрыв, врезавшись в автомобиль, отбросил его в бесполезный и будто бы даже глумливый фонтан, что продолжал весело журчать посреди зала. Люди, что по-прежнему помогали друг другу, не пострадали, а лишь, наоборот, поспешили утроить усилия и поскорее покинуть опасную территорию. Джон встал с дивана и в последний раз посмотрел на сверхмутанта. - Я презираю вас. Однажды бросив меня ради услады собственного времяпрепровождения под ноги смерти, вы не единожды поступите так и в дальнейшем. Поэтому конечно я никуда не пойду с вами.. Более того, при первой же удобной возможности я постараюсь поквитаться, так и знайте. Джон круто развернулся на каблуках подаренных ему туфлей и, не спеша отправился в сторону выхода. Кончик его длинного тигриного хвоста дрожал от негодования.

Game Master: В то самое время, как мальчик ясно дал понять человеку выше его по рангу, что он не намерен слушать того, появилась ещё одна фигура, не принадлежавшая к общей публике. Мужчина следивший за всем этим, стоял у бара и курил сигарету. Он сразу обратил внимание, когда случилась эта трагедия с машинами: сохраняли спокойствие только эти два человека сидящие на белом диванчике. Однако вскоре можно было заметить, как большая раскачивающаяся машина сейчас упадёт прямо на толпу и никто этого явно не замечал. Мужчина взял бутылку и плеснул себе ещё вина. Он обхватил руками бокал и сквозь него следил за парочкой, явно демонстрируя свою наблюдательность и незаметность у пьяниц, что уже успели напиться и потешить девиц. Вскоре мальчик что-то сказал и начал уходить, повернувшись спиной к своему собеседнику. Мужчина в чёрном костюме, держа бокал с вином сразу понял, что это была его самая большая ошибка. Зная кто такой этот мальчик и кто такой его собеседник, он понял, что авария с машинами, это лишь начало. Сейчас может развернутся целая небесная война и возможно ещё несколько десятков лет будут поминать тот случай, когда фундамент под музеем Соломона Гугенхейма рухнул и уничтожил их всех, лишь потому что кто-то вспылил, а кому-то это не понравилось. Craig Armstrong – Escape Незнакомец тут же вышел и встал прямо перед Ирексом, загородив путь собой к двери. Он спокойно стоял между мальчиком в дорогой одежде и парадным входом-выходом. Теперь именно в такой форме: он единственный что стояло между затылком Ирекса и дулом автомата. Ирекс мужчину не знал, да и это не нужно было. Сегодня вечером они ещё не встречались, а этот вечер был особенным. Здесь люди никогда друг друга не видели, но кто-то находил союзников, а кто-то лютых врагов. Здесь всё вставало на свои места. Мужчина посмотрел на мальчика, а потом знакомая креольская улыбка заиграла на его лице, совсем как у бывшего учителя Ирекса. Незнакомец снял пальто и остался стоять в кевлларовых боевых серебристых доспехах, в руке у него тут же появился раскрывающийся шест из такой же стали. С право плеча послышался стук мужских каблуков и вышел ещё один человек, с другого плеча тоже кто-то подошёл. Оба они были знакомы уже Джону. Двое мужчин позади сняли и свои парадные плащи и остались в тех же доспехах, что и незнакомец. Рядом с Ирексом же появился мужчина и положил ему одобрительно руку на плечо, а потом вместе с ним взглянул на Гидеона. Теперь Гидеон явно не ожидающий такого, видел отчётливо всю картину: Ирекс стоял рядом с Анри ЛеБо, и в окружении Клода Пуатье, Эмиля Лапена и Женара Аллюэтта. Все лучшие мечи и ловкие руки Гильдии Воров собрались тут, рядом с Ирексом, знаменуя его место, вместо покойного малыша Этьена. - Один за всех и все за одного?! - с улыбкой и вежливо озвучил это шествие Гидеон, рукой поглаживая свою щёку. Женар тот что держал бокал с вином, откинул его в сторону, и выступил со всеми, закрывая мальчика спиной, а потом с улыбкой добавил экстерналу, узрев в его глазах каплю ненависти к ним ко всем. - Мистер Гидеон, Ирекса вы не тронете. - сказал крайне спокойно и вежливо Женар. - Я не ваша болотная ведьма, мальчики... - улыбнулся теперь призрено и начал уже более серьёзно экстернал. - Мне не нужно будет организовывать вторую Гильдию, чтобы вас уничтожить. Мои методы более практичны. Гидеон заметил краем глаза, что вся толпа смотрит на пятерых юношей и на него самого, теперь все думали, что тут творится на самом деле. Никто пока не понимал, как могут связаны "эти" джентльмены с "этим" джентльменом. - Не всякий бой можно выиграть, мистер Гидеон. Уверены, что хотите попытать счастье прямо сейчас?! Думаете, что городские камеры не засекли вашу машину? Даже разрушив тут всё, останутся люди, которые прекрасно будут знать, кто за этим всем мог бы стоять. - юрист Гильдии Воров, прекрасно выдавал весомые доводы и аргументы в пользу их братии. - Вы же понимаете, что через три часа вы все будете мертвы? - Гидеон уже не обращал внимание ни на кого, он задал вопрос в лоб юристу и чтобы другие его братья и Ирекс в том числе, понимали с чем они связались и что их ждёт. Однако видя лишь холод в глазах воров, а также стойкость и их преданность делу, а самое главное своему "Патриарху" и защите своего собрата, Гидеон тут же улыбнулся и разрядил обстановку словами: - Что ж, я лишь хотел предложить мальчику путь менее опасный, чем он избрал! Пойти со мной и жить без бед, но раз он захотел остаться - это его выбор! - Гидеон встретился глазами с Ирексом, а потом его глаза блеснули белой энергией, давая понять, что с ним он ещё не закончил. Женар же подошёл и таким же спокойным и любезным голосом, вторил своим словам ранее: - Уверен, мистер Гидеон... Великий Помпей проиграл Фарсальскую битву, или король Франциск Первый, который, как я слышал, кое-чего стоил, - бой при Павии. Но это не отбросило тень на их величие и сделало лишь сильнее. Ваша честь не задета, мы не хотим ничего плохо, но мальчик сказал своё слово! - на последнем слове Женар сделал точный акцент, как юрист и Гидеон понял, что сейчас ему самое время уйти, пока это не обернулось, во что-то, что стало бы трагическими новостями года. Гидеон лишь усмехнулся, а потом подойдя и забрав документы на купленную машину, поспешил удалиться, дойдя до двери и опустив руку на дверную ручку, он обернулся и сказал пятерым юношам: - Я надеюсь все следят за временем мальчики? Подвели часики?! Уж я то буду ждать вас ровно в девять. Надеюсь ваши слова будут стоять ваших дел! - улыбнулся коварно ещё раз он и вышел за дверь, ударяясь плечом с темнокожим мужчиной, которой шёл во главе с полицейским строем. - Простите... - холодно сказал чернокожий офицер. Гидеон лишь любезно отворил дверь и пригласил рукой весь отряд, ответив: - Что вы, не стоит извиняться. Надеюсь вы найдёте то что ищете, агент Фьюри! - улыбаясь и уходя, сказал мужчина. Фьюри шокировано остановился и подумал, откуда незнакомец его знает, однако тронул свой бейдж на смокинге, а потом глупо улыбнулся. Детектив вновь посмотрел на улицу, но уже не наблюдал незнакомца в поле зрения. Решив оставить дурные мысли об этом проходимце, Фьюри зашёл в музей вместе с отрядом полицейских, но как оказалось для полиции тут уже была работа. Многие ринулись помогать тем, кто попал под машины. Сам Фьюри же поставил двух оперативников, у главного входа и сказал: - Никого не впускать и никого не выпускать! Это мой приказ! Фьюри тут же вытащил сигарету и закурил, а потом подошёл к центру зала и начал осматривать толпу. Никого он сейчас не наблюдал кто мог бы броситься ему в глаза, однако детектив пока и не подозревал, что за его спиной, вверх по спиральному коридору-лестнице, которая шла до последнего этажа с машинами; уносили ноги пятеро юношей, чтобы полиция внизу их не заметила. - Ну и где же вы?! - уставив руки в бока, сам себя спросил одноглазый детектив, начиная осматривать здание, а в особенности машины.

Electro: /Небоскрёб "MetLife Building/ Электро уже успел освоиться. «Оказывается эта не так сложно, как казалось раньше. Всего две педали и штурвал. Всё равно что управлять автомобилем, только в воздухе. Плюс ещё и без пробок можно добраться. Кстати, а куда лететь?» - спросил сам себя Макс. Он посмотрел в окно. С ним уже рядом летел Гамбит. Макс чётко видел его лицо, а потом услышал и его голос в наушниках. - Музей так музей - Казалось, без интереса ответил Электро и направил своё новое необычное транспортное средство в сторону музея. «Помощь говоришь? И что бы вы без меня делали!» - самодовольно размышлял Макс. - А что особенно в этом куполе? Купол как купол. С ним проблем возникнуть не должно. Да и как ты можешь сомневаться в моей точности? Мои молнии летят всегда куда надо! - У Электро появилось очередное желание запустить в Гамбита молнию и сбить его вертолёт. Но если бы не потребность в деньгах он бы так и сделал и показал ему свою меткость. - Да, задача ясна: подлететь, взять и улететь. Звучит как то просто... - с подозрением сказал Макс. Они подлетели к музею. Электро посмотрел на свою ладонь и сосредоточился. От мизинца до большого пальца начала образовываться энергия. Он сжал кулак и направил его в строну купола и выстрелил огромной молнией, словно выстрелил из базуки. Молния зигзагом полетела и попала точно в стекло, которое распалось на осколки. - Берегите голову! - крикнул Электро.

Irex: Однажды маленький Джонни Хоуп сильно ударился головой. Ударился вроде бы случайно, глупо, с рождения проворный словно настоящий котенок, он почти всегда умудрялся смягчить возможные травмы. Но не в тот раз. Пытаясь увернуться от вездесущего, казалось шамберьера, он споткнулся об одну из растяжек суконного шатра шапито, полетел вперед, но удачно приземлился на руки, ловко перекувыркнулся, вскочил, уже побежал… Длинный хлыст выстрелом разорвался где-то над ним, Джонни инстинктивно пригнулся, втянул голову в плечи и, совершенно по-детски, на миг зажмурил глаза от страха. Этого оказалось достаточно для того, чтобы не глядя налететь на рабочих выносивших тяжелые скамьи после закончившегося представления. Удар пришелся аккуратно по лбу и, возможно, именно поэтому Джон остался жив. Рухнув тогда словно подкошенный, он несколько дней провалялся в горячечном бреду, но чудесным образом все-таки выжил, оставив себе на память лишь небольшой шрам, прятавшийся в светлых белесых волосах и одно крайне реальное воспоминание…. Он лежал тогда отвернувшись носом к истертой пластиковой стене небольшого домика на колесах, в котором квартировал еще с пятью другими артистами. Ворочаться было больно, при каждом движении в его голове как будто начинал расцветать обжигающий алый цветок и потому, он просто лежал в наименее болезненном положении и просто рассматривал старый растрескавшийся от времени пластик. Мелкий узор трещинок, пятнышки грязи и царапины складывались в картинки. Полусонный, балансирующий где-то на грани между сном и явью, Джонни видел в них странных фантастических птиц, круторогих антилоп, старинный поезд, пересекающий дикие прерии Запада и еще какие-то крепости, замки, домики… Но отчетлевей всего он видел рыцаря. Рыцарь был пешим, зато полностью облаченным в доспехи. На его голове был остроконечный шлем с плюмажем, а опущенное забрало скрывало от Ирекса лицо настоящего воина. В одной руке рыцарь держал меч, а в другой — длинное копье (эту царапину Джонни сам аккуратно выцарапал когтем). Тупо ныло в висках, глаза сонно слипались, а узоры на стене вздрагивали и шевелились. Рыцарь несколько раз переступил с ноги на ногу и слегка наклонил голову, словно приглашал мальчика присоединиться к нему. А Джонни вздыхал в ответ и едва слышно шептал героическому рыцарю о своем бессилье.. ...Наверное ему это приснилось, или придумалось, но вдруг, мягко, цельно качнулся дом на колесах, скрипнули давно несмазанные петли потревоженной двери… И простучали от порога до узкой полки-кровати твердые, с металлическим передзвоном шпор, шаги. Джонни открыл глаза и стиснув зубы, чтобы не застонать от боли, повернулся на спину. В небольшой кибитке трейлера было полутемно из-за того, что солнце за окном уже село, а света еще не включали. Дальнее зарево заката укутало окружающий мир в призрачную дымку нереальности и тайны. Недалеко от откидной койки Джонни стоял человек в остром шлеме с плюмажем и суставчатых доспехах. В последних лучах угасающего солнца его латы казались разукрашенными розовой эмалью. Длинный тяжелый меч рыцарь держал в левой руке и мальчишка-тигр успел с досадой подумать о том, что сам бы он так конечно не смог. Этот меч он наверное и двумя руками не удержал бы, особенно сейчас, когда так остро отдает болью в ушах, когда на лоб будто положили раскаленную спираль, а в затылке… А рыцарь вдруг медленно поднял руку и открыл забрало. Под ним оказалось смутно знакомое лицо с резкими правильными чертами, и добрым усталым взглядом карих глаз.. Рыцарь протянул руку в латной перчатке и осторожно коснулся лба Джона, сказал негромко: "Ты должен быть сильным, малыш… Иначе какой же ты тигр?" Джонни сморгнул и ему вдруг отчаянно захотелось стать таким же вот рыцарем, сильным и смелым, не знающим поражения ни от кого… Он решительно зажмурился, упрямо сжал губы в тонкую полоску и медленно поднялся. Держась за заботливо подставленную руку, закованную в холодный металл доспеха, встал. Качнувшись почти упал, прижался щекой к гладкой стали. Она была прохладной и вся, как и стена трейлера в мелких царапинах. Голые локти и коленки Джонни уперлись в этот металл, когда он доверчиво облапил эту невесть откуда взявшуюся фигуру. Рыцарь был высокий, и Ирекс с трудом доставал ему до пояса. Но он так и стоял, вцепившись в холод под пальцами и задрав подбородок, все смотрел и смотрел на чудесного гостя. "Ты пришел помочь мне?" — спросил тогда Джонни. И рыцарь серьезно ответиил: "Если будет нужно. Если тебе придется плохо, ты позови. И я приду". "Как позвать?" — спросил Джонни шепотом, потому что очень хотелось заплакать. Не от боли, ее сейчас он как раз не чувствовал, а оттого, что этот славный рыцарь не может забрать его из этого трейлера вместе с собой. Рыцарь улыбнулся. "Как позвать... Я почувствую тебя. Тут» - с мелодичным звоном рыцарь несколько раз стукнул себя по металлической груди – И не бойся, просто знай, что если что, я - рядом". "Буду..." — прошептал Джонни. Рыцарь положил ему на плечо тяжелую ладонь и легонько сжал, попрощавшись. Аккуратно, чтобы не задеть ничего в тесноте трейллера, повернулся и ушел за дверь, позвякивая шпорами. За горизонтом угас последний луч солнца. Джонни снова лег... А на следующий день он проснулся абсолютно здоровым. Спокойно и терпеливо дал осмотреть себя и ушел в сторону от общей стоянки. Присел в тени какого-то дерева, осторожно коснулся плеча, которое до сих пор все еще будто чувствовало тяжесть крепкой дружеской ладони.... Нет, Ирекс больше ни разу в жизни не звал на помощь того рыцаря. Всего несколько шагов отделяло его от выхода. Всего несколько шагов, но с каким же трудом они давались ему! Взгляд сверхмутанта давил, прожигал его спину, хотел прижать, склонить его к земле, опрокинуть ниц, на колени, и уже там вырвать из него прощение. Каким-то шестым чувством, кошачьей прозорливостью, интуицией, ощущал он смерть вокруг себя. Воздух сгустился, стал липким и тягучим словно туман. Свет потускнел и приобрел ту, какую-то необыкновенную прозрачность, сквозь которую все предметы видятся в каком-то ином, фантасмагорическом свете. Холодок обреченности коснулся незащищенной шеи... Джон глубоко вздохнул, прикрыл глаза и мысленно попрощался с миром. Он ждал удара и, наверное, именно сейчас, уже сломанный и обесчещенный, он принял бы его без страха. С благодарностью. И вдруг кто-то вышел ему навстречу. Смутно знакомое лицо и усталая озорная улыбка. И дальний свет уличных огней, отразившийся на металлического оттенка доспехах… И заныло, отзываясь приятной тяжестью плечо, которое однажды, спасая его от капканов бреда, уже сжимала латная перчатка. Джон был настолько ошеломлен происходившим далее, что безмолвно и безропотно дал увести себя команде Гамбита, куда-то на один из верхних этажей. И конечно туда, под крышу они уже не шли – бежали, ибо кто-то из участников уже успел передать по рации, что к музею приближается ни кто иной, как сам Фьюри. А потому надо делать ноги, и как можно скорее, а о машинах придется забыть, бросить.. - Подождите! - Ирекс резко остановился прямо посреди одного из лестничных маршей, отчего чуть не упал, так как в спину ему сразу же врезались. - Мы должны сделать это здесь и сейчас, иначе все это будет напрасно. – Но не о машинах думал сейчас мальчик-тигр, о нет. Он думал о том, как чудно порой переплетается явь и призрачный мир необъяснимого. О том, что все эти люди облачившись в доспехи появились здесь и сегодня не случайно, а это значило, что настала пора действовать. - Мы возвращаемся! Клод и Эмиль, вы берете ту машину, что ближе всех к грузовому лифту. Всех этих «девочек» как-то загрузили сюда, на выставку и, скорее всего, именно с помощью лифта. Мы заберем их на крышу! Анри, помоги мне! Ирекс бросился к самой дальней машине и аккуратно снял с ее капота, отложил в сторону, к стене, изломанное силовым ударом тело девушки-модели, что презентовала эту машину. - Анри, ты давай за руль и правь к лифту, мы отправляемся сразу после ребят.. А я постараюсь прикрыть нас.. Злой и решительный, переживший почти смерть и второе почти рождение, через свидание с прошлым, Джон будто разом повзрослел на несколько лет. Его скулы и нос заострились, в провалах щек залегли тени, губы изогнулись в скорбной ухмылке… Он сдернул с себя часть энергии силового поля, что под наплывом эмоций уже полностью окутало его, и приготовился встречать непрошенных гостей. Дальнейшее впоследствии так же воспринималось им словно во сне. Кричали какие-то люди. Ревели двигатели перегоняемых машин, громко лопались, взрываясь, его аэромтические бомбы-шарики, попадая во все новых и новых прибывающих полисменов и агентов в штатском… Ирекс уходил последним. К этому моменту в здании музея стало на два автомобиля меньше, и на несколько десятков раненных – больше. Анри почти за шиворот затащил Ирекса в кабину и нажал кнопку последнего этажа. И удержал, остановил, спас от падения на груду стекла, стоило Джону только выйти из лифта и тут же поскользнуться на стеклянном крошеве. - Там! – Анри кричал и показывал куда-то наверх. Джонни проследил за его рукой и удовлетворенно кивнул. Призывно завывая в вечернем небе, к ним спускались сразу две вертушки.

Game Master: Все участники Гильдии Воров, уже выезжали на двух машинах прямо на последний этаж. Паника и хаос тут же появились на светской вечеринке: все богачи тут же начали отдаляться к стенке, кто-то пытался бежать к лифту, но Клод решил проблему с электричеством и заблокировал все лифты на последнем этаже. Это выиграло нужное время, пока Фьюри и его верные прихвостни бежали бы сюда по спиральному склону музея прямо наверх. - Клод, камеры! - дал указание Анри и тут же второй вор вытащив электронный прибор, снёс память и изображения во всех камерах музея. - Готово, - улыбаясь и пожимая плечами, сказал довольно вор. Анри и остальные тут же вышли на этаж, где на них ошарашено смотрела вся элита Нью-Йорка и Америки в целом. Здесь даже были известные шейхи, которые мечтали приобрести машину, но увидев, как из грузового лифта выезжают машины за которыми сидели бандиты, они только коснулись ладонями своих висков и принялись читать молитву. Ведущий стоящий в смокинге и закрывая голову от ветра, исходившего над ним вертолёта, громко обратился к неизвестным: - Прошу, только не убивайте!!! Анри улыбнулся и подходя к нему, взял ключи от машины и сказал так, чтобы слышались все: - Ну что вы, мсье! Дамы и господа! Мы цивилизованные воры! - с этими словами, Анри кинул Ирексу ключи от Тины, третьей машины, которая уже находилась наверху. Шэнон и Элен тут же припарковали прямо под обрушившимся стеклянным куполом. Ellen Shannon Tina - Дамы и господа! - улыбаясь заявил Анри, вставая на крышу одной из машин, а потом приложив руку к сердцу, демонстративно поклонился на французский манер и другие воры повторили этот галантный реваранс от имени общества Гильдии Воров - благородных и нищих разбойников. - Мы те, кого вы называете "Врагами общества", просьба убрать ваши драгоценности и деньги обратно в ваши кошельки и сумочки, мы тут только ради машин! Ваши деньги нам не нужны! Нууууу... Пока не нужны! Soundtrack: Gnarls Barkley - Run После этих слов, Эмиль подошёл в центр зала и тут же вытащил из серебристого кейса два шарика с большими длинными шлангами. Он кинул оба шарика под Элен и Шэнон, а потом стал крутить краны на конце обоих шлангов. Воздух буквально за полминуты стал надувать шар, так что машины поднялись без усилий какого-либо домкрата. Женар тут же обошёл Ирекса и помог Эмилю установить на каждое колесо алого цвета крепления, специальное приспособления используемое в автосервисе, чтобы колесо не отлетело от машины при большом давлении и не унесло половины двигателя. - Элен - готова! - закончил Женар, оглядывая как на четырёх колёсах стоят задвижки. - Шэнон - готова! - вторил Эмиль, и тут же посмотрел на Анри. Анри ЛеБо стоя на одной из машин, коснулся передатчика в ухе и обратился к Клоду. - Свяжи с птицами! Клод пару раз провёл по сенсорному экрану и тут же Анри подключился к связи Гамбита и Электро, подняв большой палец вверх, Клод дал команду, что тот может говорить. - Максвелл, мы готовы! Давай! - Анри тут же дал сигнал руками и жестом указал на Элен, через пару секунд прямо из вертолёта, что был над ними, упали стальные тросы. Публика резко отошла и кто-то даже потерял сознание при таком зрелище. Некоторые из охранников и администраторов ещё больше вжались в стенку. После того как молния ударила в купол и появились вертолёты, а потом выехали машины из лифта, им казалось, что у них нет ни единого шанса против этих ребят. Многие же шейхи с интересом наблюдали, как воры крепят тросы к креплениям на колёсах, проверяя баланс машин, держащихся на весу благодаря воздушному под ним домкрату. - Ахмед, - обратился один из шейхов, к своему приближённому с повелительным тоном, стараясь не ударить лицом в грязь. - Мой шейх, Хамад бин Хамдан Аль Нахьян... Господин, ваша воля моими руками, - довольно тихо ответил Ахмед, стараясь не привлекать внимание бандитов. - Во имя Аллаха, что тут происходит? - спросил шейх, наблюдая за манипуляциями молодых людей. - Ну, они... - Ахмед знал английский и потому перевёл слова бандитов шейху и указал на возможную попытку украсть машины, а также указал и на вертолёты. - Ах вот оно что, - гордо поднимая голову и поглаживая чёрную бороду, сказал шейх, а потом тут же снова окликнул Ахмеда и добавил: - Ахмед, передай мою визитку кому-нибудь из них. Ахмед тут же повернулся и его глаза округлились, так он ещё никогда не смотрел на своего шейха. - Мой господин, так они воры, бандиты и головорезы! Коран гласит... - Я и без тебя знаю, что Коран гласит. Вон тот... - шейх кивнул в сторону белобрысого мальчишки в смокинге, указывая жестом руки повелительно, на пальцах которых были различные перстни. - Он пока без дела стоит, вот ему передай. Мне такие люди будут нужны! - шейх говорил по арабски, поэтому вся его свита тут же странно поглядела на него и никто не мог поверить, чем сдались известному коллекционеру автомобилей из ОАЭ, у которого свой национальный музей автомобилей; эти воры. Ахмед достал золотистую визитку шейха и осторожно ступая по разбитому стеклу подошёл к Ирексу, наблюдая, как одну из машин тут же принялись поднимать вертолётом и вытаскивать через дыру в куполе. Ахмед появился прямо перед Ирексом, а потом любезно сунул ему визитку прямо в нагрудный карман, где обычно в смокинге содержался платок. - Нужна будет работа - мой господин будет вас ждать в своём дворце! - улыбаясь и быстро удаляясь, поспешил ретироваться Ахмед, и тут же хватаясь за сердце, подбежал героически к своему шейху и гордо сказал: - Мой шейх, ваша воля, да моими руками! Анри дал знал, чтобы Электро начал набирать высоту и вытаскивать аккуратно машину через купол. - Электро, отлично! Принимай посылку! - Анри тут же посадил в последний момент в машину, Клода, прямо на место водителя. Кто-то должен был вытаскивать автомобиль, а кто-то сидеть в нём. - Следующий! - крикнул Женар и Эмиль тут же поймал тросы с вертолёта Гамбита и стал крепить их. - Быстрее, Фьюри уже тут! - торопил Женар. Эмиль сел в "Элен" и Гамбит на вертолёте аккуратно стал набирать высоту и таким же образом, как Электро вытащил "Шэнон", стал выносить свою посылку. Теперь прямо над крышами небоскрёбов и зданий Нью-Йорка, два вертолёта в полседьмого утра по местному времени с помощью тросов и прочих гаджетов, совершали ограбление в воздухе, ограбив музей Соломона Гугенхейма. Вертолёты было сложно удержать, машины были тяжёлыми и некоторые тросы даже не выдерживали, но в целом транспорт удалось выровнить и с минимальной скоростью ночные птицы передвигались по воздуху перенося девушек. Люди собирающиеся на работу, поднимали голову под надвигающейся на улицах тенью и смотря в небо, видели, как в воздухе два вертолёта служебных переносят две красивые машины. - Всё!!! Больше не пью! - яро произнёс бродяга, сидя с выпивкой в руках, когда при очередном глотке из своего напитка, увидел пролетающую машину в воздухе. - Чёрт знает что! Фьюри уже слышал по всем каналам, кучу сообщений поступающих в полицию и в 911, что мол в небе они наблюдают две машины и куда смотрит полиция?! На предпоследнем этаже, детектив остановился и взглянул в окно, наблюдая, как два вертолёта уносят две машины. Один из них был причём полицейский, что окончательно являлось плевком в его сторону. - МНЕ КТО-НИБУДЬ МОЖЕТ ОБЪЯСНИТЬ, КАК ЭТО ПРОИЗОШЛО?!!! - заорал на весь музей детектив, тут же получая звонок от своего комиссара. - Нет, сэр... Да... То есть... Я просто... Мы полностью контролируем ситуацию... Нет, сэр я не слепой... Нет, ни как в детстве головой не ударялся... Мне повязка не мешает... Да, я осознаю! - Фьюри сжимал кулак, выслушиваю ругань и грязь, которой его поливали, он прекрасно знал, что сейчас вся полиция выставлена посмешищем и что комиссар это только начало, дальше стоило ждать главного окружного судью, которого тоже сегодня ограбили и выставили посмешищем. - Они заблокировали дверь! - тут же отозвался оперативник. - Эти парни стали настоящей проблемой! - Фьюри тут же дал команду и дверь разнесли с помощью взрыва. Агенты один за другим вбегали на последний этаж и тут же стали грубыми движениями валить одного за другим на пол. Сам Фьюри искал знакомые лица. В руках он держал пистолет и стоило ему увидеть хоть кого-нибудь, он тут же произвёл бы выстрел без промаха. Однако только дым стал рассеиваться, он увидел загорающиеся фары от белого автомобиля, где сидели Ирекс, Анри и Женар. - Ирекс, - улыбнулся Анри сидя рядом с водителем-тигром. - Будь добр, гони что есть мочи и не останавливайся! - похлопав по плечу Джоника, улыбнулся Анри и подмигнул сидящему сзади Женару. Фьюри лишь в последний момент, успел развернуться и спрыгнуть к карнизу, чтобы его не задавил набирающий скорость автомобиль. Агент ловко преодолел расстояние, при этом одной рукой удерживаясь, чтобы не упасть вниз и наблюдая, как машина прямо вниз по спиральному склону минуя многочисленные выстрелы копов, рвётся вниз к выходу. - По колёсам стреляйте! - кричал Фьюри, однако было видно, что бортики были высокими и были видны за ними лишь стёкла и крыша проезжающей машины. - Остановите их!!! Любой ценой! - Ник тут же отпустил руку и улыбаясь прыгнул прямо на держащуюся на тросе одну из декорация в виде машин. Он ловко подвис и зафиксировался, так что не стало видно. Машина с преступниками двигалась по спиральному кругу, однако Фьюри стал прислушаться и в последний миг, отпуская верёвку-трос, прыгнул прямо на проход, приземляясь на крышу проезжающегося автомобиля, руками прямо ухватываясь за крышу. Пару раз даже послышались выстрелы, пролетающие рядом с капотом и лобовым стеклом. оос: Электро твой пост следующий, пишешь как уносишь машину по воздуху вместе с Гамбитом и пишешь переход на остров Рузвельта (тему я создам чуть позже). Далее пост Ирекса, как он угоняет и уходит от погони.

Electro: Электро посмотрел вниз. Надо признать, у ребят крепкие нервы. Можно даже сказать, что они контролируют ситуацию. Но если бы не мы с вертушками, им бы пришлось намного сложнее. Надеюсь, о сегодняшнем приключении напишут в газете. А если посмотреть на это более масштабно, то можем угодить в вечерний выпуск новостей. Слава не деньги, но тоже приятно. Тогда мой рейтинг в "списке самых опасных злодеев" увеличиться. Кстати, надо потом будет посмотреть кто находиться в начале списка и отправить его в самый конец - Электро, отлично! Принимай посылку! - прервав размышления Электро крикнул Анри. Макс бросил вниз тросы и через пару минут машина была у него "на крючке" - А теперь осторожно взлетаем. - Как оказалось, это проще сказать чем сделать. Электро слишком уж сильно потянул за ручку управления и вертолёт почти не упал в музей. - Осторожнее, не дрова везешь.- Сейчас ты чуть не загубил всю операцию - закричал в рацию Гамбит. - Да успокойся ты! Ничего ещё не случилось. - Электро попробовал снова. На этот раз более плавно, но всё равно процесс подъёма давался тяжело. Машина весила достаточно много, что казалось тросы не выдержат и порвутся. Кроме того, дело осложнялось тем, что глаза слипались, напоминая Максу, что работа работой, а сон всё таки необходим, даже злодеям. В конце концов машина оказалась в воздухе. - Куда лететь? - спросил по рации Электро. - Лети прямо. Необходимо улететь от музея как можно дальше.- ответил на вопрос Гамбит. Разумеется Электро понимал, что без машин они летели быстро и легко. С их драгоценным грузом мягко говоря далеко и быстро не улетишь. - Гамбит, надо определяться. Так мы у все на виду и от возможной погони мы не уйдём.- сказал взволнованно Электро. - Остров Рузвельта - всё что в ответ сказал Гамбит, но этого было достаточно... /остров Рузвельта/

Irex: Они поднялись на крышу последними, а вертолетов оказалось всего два. Но, судя по всему, подобная картина никак не влияла на решение команды Гамбита забрать с собой максимально возможное количество машин. Столько – сколько им удастся увести без относительно больших потерь. Или же с ними, но чтобы в итоге это не помешало конечному выполнению задания. Две первых «девочки», весенними ласточками упорхнули с крыши музея, а Ирекс все так же задумчиво стоял в стороне и невидяще следил за их остроумной транспортировкой. Ему не давало покоя то, случайно вынырнувшее из памяти, воспоминание. Лицо, мимика, выражение глаз, чуть ироничный изгиб губ в улыбке… Джона не покидало ощущение узнавания. Возможно, это были лишь отголоски детства. Или просто услужливая память подставляла ему сейчас всех, более-менее подходящих, из ранее виденных Ирексом людей. Или же это был всего лишь плод его фантазии, но в подобный вывод не хотелось верить уже самому Джону и потому, он безжалостно гнал его от себя. Пускай, он уже не мальчик, пускай ему рано пришлось повзрослеть, но отдавать на растерзание рациональному и практическому мышлению свои крохи детских воспоминаний он, однозначно, не собирался. Кто-то решительно шагнул в его сторону. Какой-то черный костюм из дорогих. Значит один из гостей, полиция не одевает на спецоперации подобного. - Что вы хотите? - спросил негромко и сипло, от недавних криков, кажется сел голос, но посмотрел на подобострастно склоненного мужчину вполне спокойно. Лишь небольшой волной прошелся по ногам длинный тигриный хвост. - Какой дворец? И какого рода работа… - он ничего не понял, а смуглый, восточного типа мужчина уже вновь поспешил отойти к тем остальным несчастным, что волею случая оказались сегодня на пути одного из вс6есильнейших мутантов. – Если вы думаете, что только мы умеем так переправлять машины… - Джон замолчал и, вынув из нагрудного кармашка, повертел в пальцах небольшой прямоугольник визитки. Золотое теснение, четкость линий и краткость арабской вязи. Мальчишка-тигр усмехнулся, реклама и слава уже, кажется, давно перегнали их команду, к несчастью, привлекая к ним не только потенциальных работодателей, но и заинтересованные правоохранительные власти. Взрыв, оглушительным грохотом вырвал ведущие на крышу двери и, разметав вокруг себя мусор, стекло и агентов Фьюри, канонадой оповестил о быстротечности времени. Ирекс затравленно огляделся по сторонам. Им очень нужен был как минимум еще один вертолет, ибо вернуться на грешные тротуары Нью-Йорка через музей им не позволит полиция, а кошки, как бы прыгучи они не были, навряд ли совладали бы с такой высотой, как у здания музея. Ключи от последней «подружки» Гамбита, белоснежной Тины, весело звякнули прямо перед глазами мальчишки. Джонни, уже почти впавший в панический ступор, медленно проследил за ними и обнаружил, что держит их в руках и весело потрясает ими словно рождественским колокольчиком, ни кто иной, как Анри, брат и что гораздо хуже – главный сподвижник мсье Француза. Джонни скривил физиономию. Он не хотел уже никуда ехать. После всего пережитого, он надеялся забраться в теплое и безопасное нутро вертолета и под грозное, но абсолютно пустое сотрясание воздуха проклятиями полиции, улететь куда-нибудь в закат. А вместо этого ему опять суют в руки ключи от очередного угоняемого авто! Джонни решительно открыл рот, чтобы предложить Анри целый ряд мест, куда он может деть эти самые ключи, но в этот момент, в дыму и пыли вокруг раскуроченной двери, послышался рев раненного в самое нутро самолюбия Фьюри. Джон вздрогнул, Джон невольно втянул голову в плечи и, мяукнув что-то о том, как же он хочет обратно в институт, пусть и будет навечно покаран там, но выхватил у Анри ключи и с кошачьей грацией и поспешностью юркнул на переднее сиденье «блондинки». Голодным зверем взревел двигатель. Перепуганной совершаемым кошкой, ответил ему Ирекс, и машина рванула с места, обдав всех вокруг осколками и чадом сгоревшей резины. Впереди, прямо перед его капотом вырастали один за другим люди. Полицейские и агенты в штатском. Зазевавшиеся гости и уцелевшие работники выставки… Джон тихо заскулил, и что было сил, нажал на клаксон. И, прижмурив желтые, с золотым отливом сожаления и вины, кошачьи глаза, прибавил скорости. Несколько раз что-то очень характерно ударило по машине. А еще пару раз попало под колеса, страшно прогрохотав под днищем. Джон, на сей раз, уже в ужасе распахнув глаза, намертво вцепился в руль и следил, кажется, только за тем, чтобы машина не слетела с пологой, но бесконечно длинной спирали спуска вниз. С тяжелым уханьем обвала что-то рухнуло прямо к ним на крышу. А еще через несколько мгновений, пробив ее, пуля с голодным чавкающим звуком впилась в сиденье всего в паре дюймов от белобрысой головы Ирекса. - А-а-а-а! – перепуганный, уже где-то за гранью понимания происходящего, Джон крутанул руль в сторону, машина резко вильнула и лишь то, что сидевший рядом с ним Анри, вновь дернул руль на себя, спасло их всех от незапланированного падения. Следующий выстрел ушел в сторону, заставив лишь покрыться паутиной трещин зеркало заднего обзора. Но от неожиданности Джонни вздрогнул и отчего-то перепутал педали. Машина резко затормозила и ее начало заносить. Что-то грузно упало и поволокло по крыше. Ирекс кричал уже не переставая… Сильно оттолкнув его в сторону и грубо прижав к двери, управление автомобилем перехватил на себя Анри. Крыша стонала под чьим-то весом, а угол заноса все увеличивался, грозя всех их опрокинуть с и так узкого пандуса.. Очередной выстрел прошел по касательной с дорогой замшевой обшивкой салона и одной светловолосой головой. Обшивку лишь слегка окропило темной кровью и Джон, наконец, замолчал. Когда он открыл глаза в следующий раз, над темными неспешными водами Гудзона уже вставало солнце. Резко кричали чайки, а ароматы и доносившиеся откуда-то сбоку весьма характерные звуки, ясно давали ему понять, что очнулся он, где-то в районе порта…



полная версия страницы