Форум » Нью-Йорк » Таймс-сквер 0.1 » Ответить

Таймс-сквер 0.1

Electricity: Таймс-Сквер (англ. Times Square) — площадь в центральной части Манхэттена в городе Нью-Йорке в США, расположенная на пересечении Бродвея и Седьмой авеню в промежутке между 42-й и 47-й улицами. Одно из наиболее популярных и часто посещаемых мест в Нью-Йорке. Площадь получила своё название от ранее находившегося здесь главного офиса газеты Нью-Йорк Таймс (англ. The New York Times). Бродвейские театры, огромное количество яркой неоновой рекламы и указатели в телевизионном стиле сделали Таймс-Сквер одним из неотъемлемых символов бурной жизни Нью-Йорка. Это единственный район города, где его обитатели обязаны выставлять яркие рекламные щиты[9]. Густота неоновой рекламы на площади соперничает с рекламой Лас-Вегаса. Официально, рекламные щиты на Таймс-Сквер называют «театральными» (англ. spectaculars). Таймс-сквер имеет прозвища "перекресток мира", "Великий Белый Путь", добилась статуса быть знаковым ориентиром мира и символом Нью-Йорка и всех Соединенных Штатов.

Ответов - 11

Electricity: Квартира Афродиты ---> Дорога, дорога, снова дорога. Ничего кроме дороги, уже второй день. Странно, с того дня, как в жизни Эль вновь все рухнуло, прошло уже достаточно времени, но лучше не стало. Депрессия должна была закончиться, а она и закончилась. После нее наступило странное состояние, чем-то напоминающее все ее предыдущие срывы, но в тоже время совсем новое. В один прекрасный день ей просто захотелось собрать вещи, сесть в машину и ехать. Неважно куда, зачем. Просто смотреть вперед и думать о дороге. Асфальте, который бережно положен мастерами своего дела, разделительных полосах, светофорах. О том, что даже если она врежется во что-то, то в ее машине достаточно подушек безопасности, чтобы остаться целой и невредимой. Если раньше она бежала от общества, от всего, просто чтобы отдохнуть и начать бороться со своими проблемами с новой силой, то сейчас Эль просто бежала. От этого мира. Как никогда сейчас девушка ощущала себя чужой. Она была чужой для этого мира, и этот мир был для нее чужим. Страшнее было то, что Эль банально не могла прийти к мысли: почему? Винить ей себя, других, случай? Что с ней не так? Настолько это осточертело, что ничего вокруг не имело значения. Даже Кристофер стал увязать в вязких потоках противных самой себе мыслей, занимая свою ячейку, где-то на просторах памяти. То, что она уничтожила его, или он заставил Эллоусис так думать – уже не казалось столь ужасным. Несчастный случай, вот как эту ситуацию можно было охарактеризовать. Одаренная не хотела причинять ему вред, эта молния, будто на свое личное усмотрение вырвалась из ее руки, под действием сильных эмоций. Не в первый раз, как не печально. Да не молния, а такие несчастные случаи. Если бы эта реальность была просто игрой. Нашлась бы кнопочка «Esc», закрылась крышка ноутбука и опечаленная проигрышем Элли ушла в свою кроватку. Сейчас к месту будет сказать, что у каждого человека есть подобная кнопочка, суицид называется, но не этого хотелось данной особе. Она искала именно заветную кнопочку, которая вернет ее в свой мир. Где Эллоусис будут рады. Нет, определенно нужно завязывать с компьютерами. С каждым новым путешествием в сеть такие мысли все увеличивают свое количество. Спать как-то не хотелось, может, точно пора завязывать? Вдруг все это время она подпитывалась от аккумулятора машины? Черт с ним, главное – жива! Поворот за поворотом, Эль немного стала отходить от этого странного состояния. Стала чаще моргать, осматриваться. Но, все происходило как в замедленной съемке, чем больше она начинала включаться в эту реальность, тем больше тормозила. Видимо ее тело, как и яство было совсем не готово возвращаться к работе, после длительного отдыха. В частности, мозги выделялись больше других. С реакцией было весьма проблемно. Именно потому, первым, что она запомнила – был мужчина. Элегантно одет, не смотря на метель он не особо спешил, держался уверено. Эллоусис заметила его еще на площади, среди толпы. Ее глаза искали, на чем сосредоточится – и нашли. Что было дальше – она сама затруднялась сказать. Нога занемела, как девушка раньше этого не заметила? Как не заметила, что жмет на газ перед перекрестком, вместо того, чтобы затормозить задолго до него? Людей на переходе было много, это должно было остановить, но нет. Вместо этого одаренная стала совершать совсем абсурдные вещи, не отдавая себе отчета в этом. Скорость была не очень большой, но достаточно, чтобы сбить человека. Зачем-то, перед самым столкновением, девушка освободила одну руку и открыла дверь, собираясь выйти. Видимо, ее мозг решил позабавится, и дал информацию о том, что автомобиль припаркован и можно идти. Вместо этого, события только начали развиваться. Сначала бы удар о лобовое стекло, который сильной встряской вернул девушку к реальности. Инстинктивно, она вывернула руль в сторону и нажала на тормоза, из-за чего ее саму дернуло в сторону, прямо к открытым дверям. Если это она смутно помнила, так что дальше было – вообще нет. Очнулась она уже человеком. Может, даже не теряла сознания, но память вела свой отчет с того момента, как она в своем легком пальто стояла на асфальте, в окружении людей. Только разум прояснился, Эль сразу же сообразила, что кого-то сбила. Ужас, внезапно ударивший с невероятной силой, сжал все внутри своими мерзкими лапами, но здравый смысл подсказывал, что нужно что-то делать. Для начала, хотя бы узнать, что с ее жертвой. Быстро обогнув автомобиль, девушка подбежала к лежащему на дороге мужчине, сразу же упав рядом на колени. Помня все страшные истории про шеи и вообще курсы юного медика, она решила не прибегать к самой распространенной людской панике, проявляющейся в дергании и переворачивании пострадавшего. - Эй…прошу Вас, скажите, что Вы живы! Положив дрожащие руки на плечо жертвы, Эль стала оглядываться по сторонам. Неужели никто не додумался вызвать скорую?

Ermittler: [Первый пост] Первая неделя, проведенная в Америке, подходила к концу, и к огромному облегчению Крамера за все эти дни, проведенные среди янки, он никого не убил и никто не совершил покушение на него. А как хотелось иногда… Он не просто недолюбливал эту нацию, он ее терпеть не мог. Раньше. Теперь это чувство медленно притуплялось, так как, будучи по природе достаточно добрым и дружелюбным, Эрих не мог не замечать и положительных черт американцев. В Нью-Йорке мужчина уже ориентировался сносно, особенно хорошо изучил он все более-менее приличные кафе, бары и рестораны в ближайших кварталах от квартиры, которую он снимал в новостройке. Поначалу Агент собирался остановиться в домике в спальном районе, но затем передумал – это было далековато от центра города, а Рихард не желал лишать себя возможности находиться в самом сердце происходящего. Еще одна его природная черта, любознательность, не позволяла ему просиживать целыми днями где-то в укромном уголке, и если у Эриха выдавалось свободное время, он выходил на прогулку. Сегодня, закончив с делами чуть раньше, одаренный направлялся в банк за авансом, который ему должны были прислать для кое-какой миссии накануне. Маршрут был коротким, но приятным, и Крамер, не желая спешить, спокойным шагом прогуливался по Таймс-сквер, разглядывая кричащие разноцветные вывески со снисходительной, чуть ироничной улыбкой. Аляпистая безвкусица, такое в Берлине бы никогда не развесили. Плотнее запахнув пальто, он остановился перед пешеходным переходом, дожидаясь зеленого сигнала и с таким же интересом продолжая изучать рекламные плакаты, подсвеченные неоном. Он задумался над тем, что отдал бы все сейчас, лишь бы на пару дней вернуться на родину, повидать родных, оказаться дома… Но официально его лишили немецкого гражданства, всю информацию о нем засекретили и строго запретили связываться с близкими. Иначе риск попасться был бы более чем велик. Тяжело вздохнув, Эрих, не отрывая взгляда от особенно яркой вывески напротив, вместе со всеми дожидавшимися зеленого пешеходами шагнул на асфальт. Он все еще никак не мог привыкнуть к тому, что здесь, в США, водили гораздо хуже, чем в Германии. Там одного твоего движения было достаточно, чтобы все машины разом остановились. Здесь же… Он часто напоминал себе об этом, но сегодня оказался так увлечен ностальгией по родине, что даже не услышал взволнованные голоса. Зато через мгновение Эрих, повинуясь интуиции, повернулся и успел разглядеть мелькнувший перед ним красный капот. «Как кровь…» - единственное, что пришло ему в голову, прежде чем автомобиль подбросил его в воздух. Мозг отдал команду сам, тело сгруппировалось так, что при падении на капот, а затем обратно на асфальт травмы должны были быть минимальными. Самосохранение, самозащита – все это было глубоко вогнано в подсознание Агента, которого большую часть жизни учили выживать. В разных ситуациях. И когда-то давно его уже сбивали. Но в этот раз почему-то было больнее. Сильный удар головой об асфальт – и Крамер потерял сознание, правда, ненадолго – из легкого беспамятства его вывело прикосновение дрожащих рук и чей-то взволнованный голос. Тихо застонав, он открыл глаза и пронзительно посмотрел на нависшую над ним незнакомку. Логическая цепочка выстроилась в сознании очень быстро, ему не нужно было даже гадать, кто это. Дамочка, сидевшая за рулем красного Бентли. Эрих должен был бы злиться на нее, но к собственному удивлению не чувствовал ничего подобного, не было даже раздражения. Какая-то внезапная усталость навалилась на него, он попытался подняться, храбро стиснув зубы и превозмогая боль, но ему удалось лишь сесть. Придерживаясь одной рукой за разбитую голову, другой он дотронулся до локтя девушки и тихо, стараясь улыбнуться, произнес: - Жив, к вашему сожалению, мисс… Буду очень благодарен, если вы избавите меня от толпы зрителей. Раз уж сбили, подберите и подвезите, пожалуйста. А то на этих ребят без попкорна печально смотреть. Ах да, Эрих Рихард Крамер с пробитой головой и небольшим сотрясением к вашим услугам. – он подмигнул ей, и в речи его не было ни капли обиды, гнева или неприязни. С долей юмора, с иронией отзывался он о произошедшем так, будто его сбивали симпатичные девушки на дорогих машинах ежедневно: утром, днем и вечером. - Я вас прошу, только не в больницу. Американские доктора лечить не умеют. – еще тише произнес он, вновь попытался подняться и, неудачно оперевшись сломанной рукой об асфальт, прошептал что-то неприличное на немецком и потерял сознание снова. Перед тем, как отключиться, Крамер успел немного повлиять гипнозом на незнакомку, легонько коснувшись ее разума и убедив в том, что бросать его точно не стоит. Почему-то сейчас, именно сейчас он боялся остаться один на один с американским здравоохранением, полицией и жителями Нью-Йорка. Всем вместе взятым он доверял меньше, чем той, которая сбила его.

Electricity: - Что это такое? Карма? Злой рок? Хард рок? Звезды? Венера? Скольких еще мужчин я убью в этом году? Табличку надевать надо, что ли. Хотя, моя фотография и так у полиции есть. Если бы рядом была стена – ее бы уже не было. Эль бы снесла ту своей головой - до чего ей было паршиво в данной ситуации. Чувство вины и злость на себя, одновременно с тем, что девушка только было отошла от предыдущего «несчастного случая», все это было очень крепким коктейлем. Хотелось под землю провалиться, и она могла. Но не могла бросить этого человека, ведь наши американские друзья, далеко не так сообразительны, как хотелось. Хоть их скорые ездят со скоростью 50 км в час, стараясь как можно быстрее доставить пострадавшего в больницу, то еще неизвестно, когда люди додумаются медикам позвонить и как быстро они приедут. Какое облегчение принес Эллоусис голос незнакомца – сложно передать. Будто сердце снова забилось. Теперь она имела возможность увидеть его лицо, оценить хоть часть повреждений, хотя это и не нужно было – мужчина сам все сказал. Остальное было очевидно. Неловко сглотнув, Эль сразу же подхватила его руку, поддерживая и внимательно слушая. - Меня зовут Эль… Девушка хотела сказать, что, разумеется, не бросит его, спросить что-то – но не успела. Лишь вслушалась в последние слова, перед тем как ее жертва потеряла сознание. В этот же момент, одаренной овладело желание помочь ему, сделать это в кратчайшие сроки, оно перекрыло все, что было в голове Эль. Пусть она знала лишь имя этого человека. Пусть это были лишь первые минуты их знакомства – создалось впечатление, что это кто-то близкий, значимый для нее. Что ни говори, Эллоусис всегда быстро и сильно поддавалась гипнозу, а в силу того, что если она не в обществе, то она мысленно в сети, и этим пользовались ее «создатели» – было сложно разобраться, где твои желания и мысли, а где навязанное. Нехотя того, она существовала по принципу, либо не касаться чего-то вообще, либо нырять с головой. «Попросив» о помощи стоящих рядом парней, точнее, чуть ли не приказав им это сделать, Эль справилась с первой задачей – забрать Эриха с собой. А когда тот был на заднем сидении ее автомобиля, не размышляя о последствиях, одаренная вжала педаль газа в пол, не желая оставаться тут ни на секунду более. - Опять жертва высоковольтного темперамента? Эль сидела на кушетке, глядя на старую подругу так, будто хотела прожечь в ней дыру. Это было не смешно, вообще-то. Когда-то она привозила сюда своего ученика, после атаки копов, ну и что с того? Благо, англичане славятся тонким юмором, пусть даже новое поколение подданных королевы. Поэтому шутят не так уж и много, только если что-то стоящее придумают. Бессмысленные комментарии – не в счет. На данный момент ее новый знакомый был в соседней комнате, в надежных руках врачей. Пусть этот «госпиталь» был, черт не знает где, и выглядел как бомбоубежище тинейджеров – этим людям можно доверять. Они прошли с одаренной через все темные закоулки ее биографии, и прекрасно знали, что делать в экстренных ситуациях с самыми колоритными личностями. - Знаешь, я вообще не понимаю, зачем они меня отпустили, - Девушка нервно закусила губу, сильнее кутаясь в плед. Казалось, так он станет теплее. – Не смогли пристрелить – отравили бы. Я опасная для общества, приношу одни неприятности людям! - Эй, прекрати истерику! Чуть было, не схлопотав по голове подносом для инструментов, Эллоусис послушно прижалась к стене и закрыла рот. И вправду, слишком истеричной в последнее время стала. Хотя, раньше любое событие в ее жизни сопровождалось беспричинной радостью и припадками, как у психопата. С гордостью можно отметить – взрослеет. Дверь комнаты резко распахнулась, на пороге появился еще один друг Эль, в белой маске, как полагается. Снимая ту на ходу, он устало махнул рукой. - Все хорошо с твоим немцем. Только больше его не сбивай – бедняга и так на всю жизнь тебя запомнит. Вздохнув, девушка сползла с кушетки и кивнула, в знак благодарности. Даже сейчас, когда, казалось бы, никакой угрозы жизни мужчины нет, и она могла бы просто узнать его адрес и доставить туда, то самое чувство, желание заботится о нем дальше, даже не думало отпускать. Поэтому девушка заручилась помощью своих давних знакомых, чтобы доставить мистера Крамера к себе домой. Дальше – она решит, что делать. Надеюсь, это будет завтра. - Будто в моей кровати никогда полуголых мужчин не лежало! Ну ладно, в этой не лежало. Но таких - точно никогда не лежало. Бережно укрыв Эриха одеялом, Эль принялась сгребать его одежду. После встречи со слякотью, грязью Нью-Йоркского асфальта – она требовала хорошей стирки. Скорее химчистки, даже, чтобы не рисковать. Эллоусис и стиральная машина – это повесть, заслуживающая отдельной книги. Лучше даже не начинать. Потому девушка передала все вещи, разумеется, оставив все содержимое карманов и прочее, специально обученным людям, для своего гостя, так же, заказала «временные» вещи. Но, так как их еще не привезли, придется бедняге смущаться в одном нижнем белье. Хотя, не он будет смущаться, думается Эль. Ведь это был далеко не юный парень, не маньяк, и просто не мужчина того типа, с которым она ранее сталкивалась. Все в нем было в новинку. Проще говоря, без лишней информации: если хотите увидеть мужчину – посмотрите на него. Если хотите увидеть красивого мужчину – посмотрите на него спящего, без лишней одежды, на белых простынях. И вам больше не захочется идти в кино, или читать романы. Что сейчас делала Эль? Кто бы мог поверить. Она была на кухне. Заваривала чай, пыталась что-то приготовить. Успев принять душ ранее, она то и дело поправляла собранные в пучок волосы, так как они были немного влажными. Как-то все было слишком странно для нее. Еще совсем недавно Эль была девчонкой в салатовых кедах, которая сидела в баре с Пиро и заводила его на подвиги. А сейчас практически была девушкой в светлой ночнушке, махровых тапочках и с поварешкой, которой нервно постукивала по чайнику. Бывают же в жизни чудеса – в сентябре исполнилось 20 лет. Двадцать первый пошел – это что-то да значит.

Game Master: Около шести часов назад, неизвестная банда преступников вооружённая огнестрельным оружием, ворвалась в один из филиалов коммерческих банков. Неизвестным в масках удалось забрать большую часть выручки и скрыться на машине, оставив после себя два трупа представителя охраны и кассира вместе с менеджером банка. В течении шести часов, погоня за ними не имела более смысла. Грабители оперативно скрывались, меняли одну машину за другой, избавлялись от каких-либо улик и зацепок, оставляя полицию на протяжении этого времени в дураках. Однако пару минут назад заявив об угоне своей машины, пострадавший владелец красного линкольна, обратился в полицию с заявлением, что четыре вооружённых незнакомцев избили его и угнали у него машину. Четыре головореза подходят под описание тех самых грабителей и теперь полицейские вертолёты и местный патруль блокирует путь мчавшейся прямо на таймс-скверу машине. Первая попытка преградить дорогу не увенчалась успехом, грабители открыли огонь и перестреляли две патрульные машины вместе с полицейскими, продолжая мчаться на полной скорости. Сейчас всё окружное отделение полиции бросило все свои силы, чтобы перекрыть площадь и все пути отхода безжалостным головорезам. Kimberley В моторном отсеке Lincoln MKR, дизайн которого радует глаз не меньше, чем внешность автомобиля, расположилась 3,5 литровая V-образная «шестерка» с прямым впрыском топлива и двумя турбинами наддува, мощностью 415 л.с. и крутящим моментом 546 Нм. «Фордовские» инженеры считают, что развиваемые новым двигателем (заслужившим собственное имя TwinForce) показатели сравнимы с атмосферными шестилитровыми моторами. Но новый двигатель Ford имеет меньшую массу, занимает меньше места и экономит, по сравнению с указанными аналогами, до 15 процентов топлива. Позаботились двигателисты и об экологии: помимо бензина мотор способен потреблять этанол E-85. Новый силовой агрегат имеет все шансы получить широкое распространение на автомобилях концерна в ближайшей перспективе.

Aurora: <=== Неизвестно Везет как утопленнице, так вот, сегодня это очень даже про неё. Её следующим заданием стал красавец Линкольн, правда к нему прилагалось четыре грабителя банка, и вся полиция на хвосте, редкая удача, ничего не скажешь. Аврора летела над Таймс-сквер на высокой скорости, так чтобы держаться на ровне с погоней. Наиболее трезвой мыслью было подождать, пока парни бросят автомобиль и уже тогда забрать его. «Ага, сейчас, разбежались, помнишь репортаж о придурке который на угнанной машине доехал до Л.А. Ему просто захотелось установить рекорд на самую долгую погоню,» - внутренний голос. - Можно подождать пока полиция их сцапает, и забрать машину со штраф - стоянки, - предложила девушка. Лезть в чужую заварушку отчаянно не хотелось. Тем временем грабители расстреляли первый заградительный кордон. Полиция рассчитывала взять их легко, без шума и пыли. Большая часть неприятностей в мире происходит оттого, что кто-то чересчур переоценивает свои силы и недооценивает противника. Данная светлая мысль была камушком в свой собственный огород, поэтому Аврора решила её не высказывать. «Ну, такими темпам полиция сцапает их не раньше рождества», - пока грабители отлично справлялись с погоней, в сравнении с новеньким Линкольном, видавшим виды, полицейским фордикам оставалось только пыль глотать. Надо было что-то делать, она же не может до утра наблюдать за погоней. Вечерняя Таймс-Сквер продолжала жить своей жизни, внизу спешила по своим делам привыкшая ко всему Нью-йоркская публика. «О чем эти идиоты только думали? Спереть эксклюзивный красный Линкольн, чтобы грабануть банк. Дилетанты!» - голосом знатока рассуждало альтер-эго. Пожалуй, сейчас она была с ним согласна. Если бы грабить банк задумала она, то выбрала бы что-нибудь незаметное, машину каких на Нью-йоркских улицах тысячи, чтобы слиться с толпой, и уходила бы точно не центральными улицами, а глухими переулками и объездными трассами. Впрочем, для этого требуется неплохо знать город, так что можно было предположить, что речь идет о гастролерах. Сейчас ей вспомнилась одна давняя работа, строго говоря, это было не совсем ограбление, вернее речь шла об отчуждении похищенного ранее имущества. Вор, ворующий у вора и далее по тексту. Так тоже бывает. Грабителям, мчавшимся сейчас в Линкольне по центральной улице, нужна была слава, а ей нужно было выполнить свою работу и по возможности остаться в тени. Только вот тут есть забавная особенность, Бони и Клайд хотели славы, и они её получили, вместе с большим количеством свинца в организме. Поэтому гораздо лучше тихо делать свои дела и сваливать пораньше и потише. Но, как известно, хороший понт, дороже денег. - Боже, какая же я зануда! – усмехнулась девушка, идя на снижение. Она приземлилась рядом с красным Линкольном, численный перевес её не смущал. - Тук-тук! – она постучала костяшками пальцев в окно, два парня сидевшие на заднем сидении обернулись и уставились в окно. Аврора помахала им рукой и исчезла. За спиной завывали сирены, с ними она будет разбираться попозже. - Что за ….! – выругался один из них, продолжая смотреть в окно, где никого уже не было. В следующую секунду девушка обошла линкольн с другой стороны, открыла пассажирскую дверь, и резко дернула одного из парней за воротник, вытаскивая его из машины. Тот даже вскрикнуть не успел, настолько быстро и неожиданно она это провернула. Дверца хлопнула. «Выход» из машины на такой скорости дело весьма неприятное, но не смертельное, пара месяцев в больнице и добро пожаловать на тюремную койку. Она смотрела, как незадачливый грабитель, кулем катиться к обочине. -Эй, Майк ты это видел? – спросил мужчина, оборачиваясь к тому месту, где секунду назад сидел его напарник. - Какого … здесь, мать вашу твориться?! – взревел мужчина, когда не обнаружил вышеупомянутого Майка ни на сидении, не под сидением, куда заглянул чисто по привычке. Аврора обошла машину снова, открыла вторую дверь и с силой дернула второго грабителя за ремень брюк, выволакивая наружу. Второй отправился прямо в руки полиции. Пока всё шло, как положено. По крайней мере, её отвлекающий маневр сработал. «Два готовы, два на очереди», - прикинула она. Оставалось самое сложное, похоже, те двое пассажиров, которые только что покинули автомобиль умом и сообразительностью не отличались, видимо это было их первое дело, и закончилось оно совсем не так, как они ожидали. Двое сидевших впереди были опытнее. Полицейская погоня набирала обороты, кажется, здесь была вся полиция Нью-Йорка, они вовсе не собирались прощать этим уродам расстрелянный кордон. Теперь это было личное, как ни крути, а полиция это тоже та еще каста, со своими правилами и законами. Оставив предупреждения до лучших времен, копы открыли стрельбу по колесам. Линкольн принялся вилять, девушки приходилось тяжеловато, нужно было следить за перестроением машины и постараться не поймать пулю. - Мужики, какого хрена вы там делает? – спросил водитель, поглядывая в зеркало заднего вида, но на заднем сидении сиротливо стоял бумажный пакет с выручкой. - Твою мать! Вот дерьмо! – выругался он, включая автоблокировку дверей. Тем временем Аврора достигла водительской двери. - Привет, мальчики! – действовать по накатанной схеме, было хорошей идей. - Смотри на дорогу, я сам с этой дрянью разберусь! – велел водителю второй мужчина, доставая пистолет. Девушка обошла машину и дернула ручку двери, заперто, прогремел выстрел. Пуля прошла нескольких сантиметрах от её лица, Аврора выругалась, отлетая в сторону. «Так, этот фокус больше не прокатит», - заключило альтер-эго. Да, нужно было придумывать что-то другое и делать это очень срочно. Несколькими кварталами ниже по улице копы устроили второе заграждение, расстелив шипы. Так и не сумев придумать ничего путного, девушка продолжала нарезать круги вокруг машины. Полицейские, вместо того чтобы попасть по колесам, высадили заднее стекло. «А это идея!», - подумала девушка, рыбкой ныряя на заднее сидение, и пригибаясь, полицейские патронов не жалели, они были не слишком-то заинтересованы взять грабителей живыми. Услышав шорох сзади, мужчины обернулись, думать было некогда, Аврора загорелась ярко белой вспышкой, ослепляя их. Вспышку света было хорошо видно и за пределами машины. «Молодец, с тем же успехом могла бы копам визитную карточку оставить! Тебе аэропорта мало! Теперь еще и ограбление банка повесят!», - оптимизмом второе я никогда не страдало, и теперь рисовало худший сценарий. Но сейчас девушке было не до прогнозов, обо всей этой кучу дерьма она подумает завтра, если у неё, конечно, будет это самое завтра. Водитель вывернул руль, машину занесло, второй мужчина открыл стрельбу вслепую. Пули прошили заднее сидение и застряли в обивке, парочка угодила в крышу. Девушка сжалась на сидении, пружиной выбросила ногу вперед, заехав тяжелым ботинком мужчине по лицу. Выпрямилась, протиснулась в просвет между передними сидениями и вывернула руль в обратную сторону, Линкольн лишь слегка задел крылом цветочный киоск, стоящий на углу. Отключила автоблокировку дверей, и спокойно отправила парня с переднего сидения в полет. Юркнув между сидениями она устроилась впереди и ударила водителя по лицу локтем. Теперь ей предстояло как-то поменяться с ним местами. Она открыла дверь, и, держась за руль, поставила свою ногу на газ, спихивая мужчину с водительского сидения. - Да что же вы все такие тяжелые! – возмутилась она, выпихнув из автомобиля последнего грабителя. Теперь машина была в полном её распоряжении. Оставались, правда, две серьезные проблемы копы на хвосте и вертушка в небе. Стрельба и не думала прекращаться, похоже, урожай из четырех свалившихся им под ноги грабителей, полицейских не обрадовал. - Вот свинство, да они мне благодарны должны быть, получили своих грабителей тепленькими! – возмутилась Аврора, когда очередная пуля впечаталась в багажник. «Осторожно!», - закричал внутренний голос. Впереди был очередной заградительный кордон, а через всю проезжую часть лежала шипастая лента. Было поздно, Линкольн на полной скорости пропорол все четыре колеса, машину занесло и начало кидать из стороны в сторону. Девушка и не собиралась сбрасывать скорость, пробитые шины её не смущали, но уходить от погони, шоркая по асфальту колпаками, не лучшая затея. Она перегнулась на заднее сидение и перетащила вперед бумажный пакет с деньгами. Открыла его и принялась вспарывать бумажные ленты, скреплявшие деньги в пачки. Потрясла пакет, чтобы хорошенько перемешать. «Ты хоть представляешь, сколько здесь?» - возмутился внутренний голос. - Ровно столько, сколько нужно, чтобы уйти от копов, - ответила девушка, у неё был готов план. Раньше ей хотелось денег, много денег, для девчонки выросшей в приюте, где ей ничего не принадлежало, деньги казались пропуском в другой мир, способом обретения свободы. Но ничего подобного, они не дают свободу, а просто делают тебя рабом резаной бумаги. Посмотрите на тех, у кого они есть, они живут как в тюрьме за высокими заборами и постоянно заботятся о своей безопасности и безопасности своих денег. «Этих денег хватило бы, чтобы уехать из страны всей вашей веселой компании. Да мало ли, на эти деньги вполне можно уйти на покой и начать новую жизнь где-нибудь на тихом тропическом острове. В детстве ты всегда хотела уехать к морю», - продолжал уговаривать внутренний голос, все мысли которого были посвящены тому, сколько в сумме в пакете было нолей. Начинать новую жизнь? Она уже начинала раз десять если не больше, обычно её новая жизнь заканчивалась старыми неприятностями. Потому что всегда есть что-то, что нужно сделать, и всегда есть кто-то, кто заставит тебя это сделать. - Ага, но гораздо вероятнее попасться в руки к полиции с этими деньгами, - сказала оборачиваясь назад и спокойно высыпая наличность из зияющего проема, где раньше было заднее стекло. Ветер подхватил купюры и начал разносить их по улице. Расчет оказался правильным, люди, увидевшие в метающийся в воздухе рой стодолларовых банкнот, напрочь позабыли об осторожности, кое-кто принялся выбегать на дорогу в погоне за бумажками. Теперь полиции будет, чем заняться, разгоняя прохожих перегородивших проезд и стараясь собрать деньги которые уже перекочевали в карманы жителей города. - Согласись, красиво получилось, - подколола она внутренний голос, который смертельно обиделся за такое отвратительное отношение к портретам мертвых американских президентов. «Ты можешь хотя бы одну машину доставить в целости и сохранности?!», - возмутилось альтер-эго, повреждения были значительными, но и погоня была та еще. Девушка вела машину переулками, благодаря постоянным резким поворотам, и мельтешению из ряда в ряд ей удалось оторваться от вертушки, пилот которой просто не ожидал подобной прыти от машины, с четырьмя пробитыми колесами. ===> Неизвестно.

Joker: - Понимаешь ли, в чем дело, мой бедный маленький дружочек, - он сидела на стуле, держа в одной руке пистолет, другой жестикулируя, пока позади него стучал по клавишам какой-то нанятый на спех специалист по электронике. Автобус телекомпании, перехваченный по пути с Бродвея, стоял между переулков, и едва ли его можно было не заметить даже здесь – слишком красиво и ярко высвечивались красные буквы, нанесенные поверх покрытого синем металла. – Тебе просто не повезло. Такое случается. Поверь, мне очень, очень жаль, - Джокер улыбнулся на мычание связанного по рукам-ногам человека, рот которого был заклеен скотчем. – Скоро все кончится. О, подожди минуту, мне надо подготовится к выступлению, в конце концов, после этого инцидента с Опрой…как ты думаешь я не набрал от нее пару лишних кило? - хохотнув клоун спихнул со своего стула помощника. – Умная девочка. Осталось всего чуть-чуть и, …. На Таймс-сквер изображение телевизионных указателей заморгало, подернулось рябью, а затем и вовсе погасло. Это привлекло внимание тотчас, ведь последний раз такое было… слишком давно и слишком неожиданно, кажется кто-то во что-то врезался пока кого-то преследовал. Однако спустя какую-то долю от минуты изображение вновь вернулось на экран, только на этот раз оно было белым. Медленно и верно на фоне белого фона начало проступать изображение игральной карты «джокера». Примечательным являлось то, что сколько было экранов, столько было и карт. Сидя в трейлере Джокер расплылся в улыбке, глядя на экран и кивнул своему помощнику в сторону связанных работников телеканала. Дверь открылась и все заложники, в числе троих, были просто вышвырнуты на улицу, все еще пребывая в связанном состоянии. На рекламном щите начало появляться сообщение, по мере того, как пальцы облаченные в перчатки стучали по клавишам. «Здравствуй, город. Смотрю, ты не скучаешь. Почему бы нам не сыграть в игру. У всех вас есть минута на то, чтобы убраться подальше. Отсчет пошел. Ха-ха. Ха-ха.» Клоун взял маленькую рацию в руки. - Немного дымовых эффектов нам не повредят. Давай. Давай, давай, давай, девочка!

Electro: /неизвестно/ Обычный вечер в мегаполисе. Машины беспрерывно двигались в обе стороны, среди них и знаменитое жёлтое такси. Было много туристов, фотографировавших ночной Нью –Йорк. Макс шёл по Тайм – Скверу и старался не привлекать к себе внимания. Сейчас ему не нужны были неприятности. Ему было грустно, ведь он снова один. А вокруг то и дело ходили влюблённые парочки, разглядывающие афиши и планирующие, где бы провести сегодняшний вечер. Макс признался себе, что завидует им и тут же ненависть охватила его. В его руке уже начала образовываться молния и Макс готов был уже выстрелить, но здравый смысл взял вверх над эмоциями. «Нет, пускай радуются жизни, пока могут. А я начну всё с «чистого листа». Разбогатею, обзаведусь жильём и стану влиятельным и уважаемым человеком!» - пообещал себе Макс. Макс зашёл в кафе. К нему практически сразу подбежал официант. Макс не стал читать меню и сразу заказал чашечку кофе с десертом. В сладком он не мог себе отказать. Это была его маленькая слабость, которая его успокаивала и радовала. Отглотнув глоточек принесённого капучино он огляделся. «Сколько же здесь рекламных щитов?! Сколько же энергии израсходуется!!! Не может человечество экономить. Это ужасно!! Так, не забыть напомнить себе, что нужно как нибудь преподать урок человечеству» – и Макс довольно отхлебнул ещё горячий кофе.

Gambit: /Бейсбольный стадион Янкиз - Автомастерская Врагов Общества/ Гамбит некоторое время сидел на асфальте прямо под встроенным в стену банкоматом с названием "Федеральный резервный банк Нью-Йорка". Это был один из двенадцати самых крупных банков США, он и строил всю финансовую экономику этого города и страны в частности. Креол смотрел на шагающих вокруг людей, которые его вовсе не замечали. Сейчас было полшестого утра, но даже на самом большом экране Нью-Йорка, где обычно показывали какую-нибудь рекламу, алые глаза бродяги наблюдали как крутили видео о том, что огненный дракон снёс половину Чайна-тауна, далее были кадры, где француз тут же взрывает половину трибуны на стадионе Янкиз. Одним за другим крутили СМИ кадры о деяниях за эту ночь "Врагов Общества". Вор из Нового Орлеана сюда приехал с мыслью, что спасёт Кевина Форда и что же оказалось? Оказалось то, что он настроил большую часть города против себя самого и теперь был виновен и ответственен за судьбу всей своей команды. Вставать больше не хотелось, но Реми знал, опусти он руки сейчас, Гидеон дождётся девяти утра, а потом все кто был хоть как-то причастен к угону машин не станет в один день. Люди компании "Офра Индастриз" ни перед чем не остановятся, чтобы уничтожить каждого, кто дорог Реми. Хоть Гамбит и встречал некоторых в первый раз из угонщиков, ясно было одно: их всё равно уничтожат и главное, чтобы он это понял. Глядя на свои руки сейчас, вор из Нового Орлеана уже видел багровый цвет крови, разница была лишь в том, что время ещё оставалось. Но как? У детектива Ника Фьюри есть список машин, он теперь только и поджидает Реми, чтобы копы загребли его. Француз задумался, ему нужен план, да он пописать в туалет не ходит без плана и в этот раз он опять что-то придумает: сможет выкрутиться, опять надует всех и выйдет из воды сухим. Но как не вспоминал Реми свою виртуозную кражу картины Дали, его борьбу с компанией и всяческие похищение предметов искусств под носом у копов; он прекрасно понимал, что пятьдесят машин - это слишком много. Сейчас осталось четырнадцать машин и Фьюри точно знал, где находится три из них. У него три с половиной часа, он не успеет и стоило признать, он проиграл. Эта система, это город, это общество и на этот раз система бьёт его. Когда француз стянул вниз шляпу прямо к лицу, и закинул голову к стене, то он услышал звон падающих монет на землю, рядом с его ногами. Рука тут же обхватила шляпу-котелок и убрала головной убор с лица. Усталые алые глаза француза наблюдали за монетами, которые лежали прямо у его ног. Он посмотрел по сторонам и увидел уходящего мужчину в чёрном смокинге. Люди из простого народа называли их то "люди в чёрном", то "агенты из фильма Матрицы" или чьими-то "телохранителями". Но француз знал правду, это люди компании. Они следят и сейчас француз пальцем отделил монеты друг от друга и посчитал их количество. Здесь было ровно десять монет. Француз понял, что это послание, когда уже мужчина улыбнулся ему и сел обратно в машину, уехав в неизвестном направлении. Часики тикали: тик-так, тик-так, тик-так. Сзади можно было услышать звуки пуль или почувствовать пламя огня, огня и пуль которые преследуют его и настигнут, если он не успеет в срок. Перевернув каждую монету, он увидел хорошо отчеканенные надписи. Эти монеты готовились на заказ и за одну ночь такую сделать нельзя было. Француз понял, что кем бы ни был Гидеон и чтобы он не затевал, он прекрасно знал всех членов команды Гамбита. Француз читал одно прозвище за другим: Wither, Domino, Blood-Lioness, Bella Donna, Tigra, Aurora, Elektra, Arana, Richter, Irex. Золотые монеты с испанскими знаками, в центре символ "золотого компаса". Это был символ компании "Офра Индастриз", а под каждым компасом золотой стрелки были отчеканены имена потенциальных жертв. Сицилийский знак смерти дошёл и до Гамбита, послание вор получил и теперь ему необходимо было или смириться, что десять трупов будут на его руках, или же продолжать делать, то что он может делать лучше всего и каждого - воровать. Гамбит положил монеты к себе в карман, он был зол, больше на себя, чем на фирму, копов и остальных. Он проделал такой сложный путь и теперь какие-то три часа решали жизни его друзей. К девяти часам утра он скорее всего сам будет гнить в сточной канаве. Реми понял одно, если Гидеон изначально знал, что француз обратиться к этим людям и что с каждым из них он находится в контакте или дружеских отношениях, то следовало было поступить иначе. Нанять того, кому француз не доверял бы больше всего, но с такими как правило дело не выгорает. Его промашка была в том, что в его команде работали те кому он мог доверять, поэтому его действия были более чем предсказуемы. Полиция и люди компании знают всех "врагов общества" в лицо, на них охотятся и их преследуют, больше друзей у него не оставалось. Ему приходиться идти ва-банк, он должен был поставить всё что имеет, в том числе и свою жизнь; отдаться в руки человека или врага, которому он не доверял. Возможно враг моего врага мой... Нет! Француз отрицательно помотал головой, никому из своих врагов он не доверял в принципе. Злыдень, Кандра, Апокалипсис, тот же Гидеон... Бессмертным доверять нельзя было, эти так называемые "Высшие Лорды" и их потомки, не ценили человеческую жизнь вообще, для них нормально, что кто-то умрёт, словно как идти дождю не по прогнозу погоды. Ну тогда кто? Многих нет ещё в Нью-Йорке, до Черепа, Дума и остальных межпланетных захватчиков просить аудиенции было бы из ряда вон выходящим. Ему нужен был не враг, ему нужен был прежде всего "соперник", тот чьи цели такие же как и у него, но с уклоном в тёмную сторону. Тот кто мог переступить черту, которую не переступит никогда сам француз. Ему нужен был тот кто сможет сделать то, что не сможет сам Реми - убить человека. Француз опустил руки на дверные ручки круглосуточного кафе и почувствовав эмоции человека, которого он знал уже однажды; вошёл с тяжёлым вздохом внутрь. Его нога ещё не успела ступить на паркет кафе, но он уже чувствовал, что противостояние началось. Остановившись прямо напротив сидевшего мужчины с чашкой кофе в руках, Гамбит сел прямо напротив него. Сняв шляпу, тем самым дав себя узнать, мужчина обратился к человеку, с которым несколько месяцев сражался на электростанции (с прошлым игроком Electro, игра не была закончена). Тот бой закончился тем, что электростанция взорвалась, а он после не видел злодея, считая его похороненным заживо под руинами. - Ну здравствуй Максвелл, - улыбнулся слегка француз, обращаясь попутно к официантке и прося: - Можно чизкейк и капучино, по вашей вечерней акции, - у француза не было денег, поэтому он не стеснялся говорить об этом. Его плащ был в пыли и грязи, ему приходилось пережить пару взрывов на стадионе и ещё побегать от копов, поэтому он просто грезил о хорошем душе и чтобы промыть кровоточащие раны на руках, ногах и спине. - Я пришёл не драться... - спокойно заверил француз, вытаскивая из кармана колоду карт, в которой уже было меньше чем половины. Он снял плащ и кинул его рядом на диванчик, а потом спокойно убрав рукой длинные, спадающие волосы назад, продолжил: - Мой шест, - француз спокойно откинул маленький кусок металла, который раскрывался в большой шест, прямо рядом с плащом. Теперь Гамбит был безоружен, но это конечно не означило, что при необходимости стол между ними, не сможет взорваться. - Я здесь не чтобы говорить о том, что этот город не стоит спасения или пытаться вспомнить то что произошло около полугода назад... Я не прошу прощение... - Реми выдавливал слова этому человеку, словно глотал железные гвозди, его гордость ему не позволял проявить слабость и показать врагу, что он на грани. Француз чувствовал ненависть, чувствовал эмоции который тот испытывает и к нему и к жителям этого города, и это бесило француза. Он хотел схватить Максвелла и со всей силой ударить тому кулаком в лицо, доказывая силой, что его собственный эгоизм и тщеславие и заставляет его быть таким плохим, но вовсе не город и не жители в этом виноваты. Однако француз спокойно сидел, ведь в это самое мгновение от его слов и поступков зависело, решение Максвелла Диллана, человека, а точнее существа, который мечтал уничтожить многих из друзей француза, в том числе и его самого. Гамбит вспомнил, что когда-то Домино сразилась с Гидеоном, когда тот решил оставить Нью-Йорк навсегда без электричества и энергии с помощью поглощения молнии и направления её в город. Но Домино направила молнию прямо в сердце экстерналу, пожертвовав собственной жизнью и разрушила башню "Офры Индастриз". Также поступил и Гамбит в драке с Электро, но теперь ситуация была куда хуже, ему было необходимо, чтобы Диллан выслушал его и согласился помочь ему. - Я не прошу прощение... Я прошу помощи, Максвелл... - француз снова глубоко вздохнул, следя за взглядом мужчины, а потом добавил, сам от себя не ожидая этих слов: - В обмен на твою услугу я отдам тебе свою долю украденного в хранилище "Федерального резервного банка Нью-Йорка", - это была правда, Гамбит в конце всего этого задумал ограбление, он даже подготовился к этому. Под шум угонов, всё должно было пройти идеально, последний чирк так сказать в разрушении финансовой системы человеческой жадности. Там было около трёхсот миллионов долларов, не считая слитков и личных ячеек клиентов. Делить надо было между десятью членами "Врагов Общества", чьи имена были начертаны на монетах, также в долю входили люди из Гильдии Воров: Анри, Клод, Женар и Эмиль. Последний пятнадцатый был сам Гамбит. Триста миллионов на пятнадцать человек, означало что у каждого по двадцать миллионов долларов, как минимум. - Может быть это тебя заинтересует... - француз любезно взял кофе и свой чизкейк у официантке, а потом ручкой написал на салфетке цифру "20" и показал её собеседнику. - Ты кажется любишь сильных соперников... - усмехнулся француз, а потом взглянув исподлобья, обратился к мужчине: - Как насчёт противостоять экстерналу, главе Щ.И.Т.а и всему городу, при этом стараясь никого не убивать?! - улыбнулся француз, ни на секунду не забывая о том, что случилось между ними ранее.

Electro: Вошедший только что человек в кафе заставил Макса поперхнуться. Уж кого, а Гамбита он ожидал увидеть здесь в последнюю очередь. Макс уже чуточку приподнялся и готов был атаковать, но слова Гамбита заставили его притормозить. Гамбит неожиданно достал свою колоду карт и медленно положил на стол, потом свой и знаменитый шест. «Странно, если бы он хотел напасть на меня, то напал бы сразу, без этих церемоний. Значит ему что то от меня нужно. А почему бы не узнать? Что я при этом теряю?» – С этими мыслями Электро спокойно снова сел за стол. - Долю говоришь?» – подозрительно переспросил Электро. Глаза у Макса алчно загорелись. Возможно эта встреча подарок судьбы. Если всё пройдёт удачно, то он разбогатеет и всё его мечты станут реальностью. Электро заинтересовало его вознаграждение за будущую работу и Гамбит, словно прочитав его мысли, дал ему салфетку с цифрой «20» «Двадцать тысяч или двадцать миллионов? Определённо двадцать лямов. Если эта цифра означала бы двадцать тысяч, то он бы меня унизил, а это привело бы к сражению. Гамбит это прекрасно понимает» – анализировал у себя в голове Электро. - Да за такие деньги мне всё равно кто будет стоять на пути. А вот на счёт отсутствия убийств гарантировать не могу. Мало ли как пойдут дела. - И сделав небольшую паузу, Электро спросил: «Что ты просишь меня сделать?»

Gambit: Гамбит оживился, вдруг услышав, что Элеткро переменился наконец-то и слушает его внимательно. Нельзя было сказать, что теперь Реми ему доверял. Электро до сих пор был одним из первых его врагов в списке недоброжелателей, но судьба так связала их, что без помощи Максвелла, Реми теперь мало что сможет. Француз лишь улыбнулся, услышав последние слова мужчины. - Ну для начала, тебе не повредит набраться сил, - как только Максвелл согласился, француз стал продумывать, то чем Электро мог оказаться ему полезен. Диллан был зависим от электричества, а столкнись они с экстерналом, тот положил бы их обоих и бровью не поведя; поэтому креол решил сделать из Максвелла достаточно весомый козырь в команде Врагов Общества. Если Максвелл кого-то и хочет убить, то пусть лучше это будет Гидеон, кто знает, может это решит все его проблемы. Ведь Реми точно знает, что Гидеон не так-то прост, как кажется. Умри ты сейчас, твой долг перейдёт по наследству, пока глава компании просто не перебьёт всех до одного и даже тогда, он найдёт способ спрашивать с другого "обязательства". - Ты никогда не пытался застраховать свою жизнь?! - улыбнулся ещё больше Реми, задав риторический вопрос. Он смотрел с усмешкой на своего собеседника, при этом поедая свой кусок пирога и запивая всё это чашкой кофе. Идеи француза были безумны, но он придерживался всех правил касаемо воровского кодекса, не раскрывая свои замыслы до конца, поэтому ему до сих пор удавалось оставаться на плаву. Он запустил руку в карман плаща и тут же извлёк свёрнутую бумагу, на ней был изображён план известного небоскрёба Нью-Йорка, носящий название "MetLife Building". - Моя команда, занимается тем, что угоняет машины... Но... - улыбнулся француз, указывая Максвеллу на крышу одной из высоток города. - В данный момент мне нужны кое-что более трудное и доступное! - при этом глаза француза загорелись алым светом, в такт его лучезарной улыбке. Вор вытер рот салфеткой, а потом посмотрел на Электро, начав обрисовывать ситуацию: - Мне удалось достать не только чертежи и планы здания, но также и архивы по ведению проектных работ. До 1981 года в здании было расположено управление авиакомпании "Pan American World Airways", а с 1981 здание выкупила "Metropolitan Life Insurance Company", в связи с чем и поменялось его название. - прочитал француз текст написанный чуть ниже самого плана и указал Максвеллу на него пальцем. - Из всех небоскрёбов в этом городе, я выбрал именно это здание. Оно имеет форму октагона и оснащено площадкой для посадки и взлёта служебного транспорта, но после несчастного случая с пятью жертвами в 1977 года была повторно закрыта. - Реми поджал недовольно губу, а потом его улыбка снова появилась на его лице. В план входило не только проникновение в шесть утра на территорию одной из самых крупных страховых компаний в стране, но также и угон служебного транспорта. В одиночку это сделать было не возможно, но вот с таким напарником, как Электро это было вполне вероятно. - Добро пожаловать в команду, Электро! - похлопал по плечу своего собеседника француз, а потом накинув свой плащ, встал и допив кофе, сказал: - Ты когда-нибудь пробовал что-нибудь грабить в воздухе? Провернуть сложное и идеальное ограбление?! - француз поправил рукава помятого плаща и воротник, а потом изящно выбрасывая туз в сторону мужчины, добавил: - Так пойдём и ограбим "Metropolitan Life Insurance Company"! /Неизвестно/ оос: пиши пост сейчас с переходом, а я создам тему для перехода и там продолжим играть.

Electro: - Набраться сил? Вот как! То есть ты считаешь, что я слаб? – Слова Гамбита немного разозлили Электро. - Хотя... - Макс почесал свой подбородок и призадумался. - Возможно, ты и прав. Я заряжен не на 100% - Электро улыбнулся своему говорливому и явно, что-то задумавшему собеседнику. Макс не стал отвечать на риторический вопрос. Вместо этого он сказал Гамбиту: "Ты постоянно улыбаешься. Мне это не нравиться. К делу нужно относиться серьёзно. Кстати, что за дело у нас?" «Моя команда, занимается тем, что угоняет машины» - Повторил у себя в голове Макс. «Машины? Он это серьёзно?» - Парень, а ты не насмотрелся «Форсажа»? Нет, я понимаю, кино хорошее, но нельзя же так фанатеть, да ещё и ребят за собой потянул. Есть более прибыльные дела. И надо сказать, что это не совсем мой профиль. - Иронично ответил Электро. - Трудное и доступное говоришь. Это уже интереснее - И Макс стал слушать дальше. Выслушав про здание, Макс попытался запомнить все детали и тут неожиданно его похлопали по плечу. Он уже и забыл, когда его хлопали в последний раз. «И как мне понять это жест?» - подумал Макс. «Может это значит, что мы теперь друзья и напарники. Ну уж нет. Я за тобой ещё буду приглядывать» - Нет, не пробовал, но надо же когда то начинать! - и Электро с улыбкой подмигнул Гамбиту. После чего он достал из кармана деньги, благо они у него ещё были, и не став жадничать, оставил неплохие чаевые официантке и последовал за Гамбитом. /Неизвестно/



полная версия страницы