Форум » Нью-Йорк » Причал/Порт 0.3 » Ответить

Причал/Порт 0.3

Pyro: Причал для небольших любительских яхточек и лодочек, постепенно переростающий в огромный торгово-туристический порт. Всегда несколько больших кораблей-"путешественников" стоят на якоре. Какие-то уплывают, какие-то приплывают. Но места их швартовки никогда подолгу не пустуют, а та часть пристани довольно многолюдна. Для яхт и лодок какого-то особенного деления между собой нет, все впемемешку, но: чем ближе грузовая и рыбацкая территория, тем больше вам на пути встретиться нагромождений из ящиков и цистерн, троссов, сетей, и прочего. [more][/more]

Ответов - 68, стр: 1 2 3 All

Sandman: - Уж я то очень надеюсь, что дочь меня ждёт, - сказал Бейкер, отведя глаза. Тут же перед глазами у него начали проплывать времена, когда мутант даже и не задумывался про какие-либо преступления. Тогда он с радостью сидел по вечерам с дочкой, играл с ней, потом укладывал спать и читал сказку. Потом проводил время с женой. С этой… - Хотя я постоянно сомневаюсь, что хочу ли я бросить бухать, материться и грабить всё что ни попадя, но хотя бы просто увидеть свою маленькую дочурку очень хочется. Так что х*й с ним, Рождество я хочу провести именно с ней. После этого небольшого разговора Гидеон вдруг проявил свои необычные способности. Бейкер раньше видел как работает тот же Доктор Стрэндж. Как он магией мог сделать практически что угодно. И хозяин лимузина обладал чем-то похожим. Билл приблизительно через месяц понял, что он уже никогда не сможет ни то чтобы оставить на себе какой-либо шрам, но и даже сменить одежду, так как она тоже была из песка и полностью была под властью Песочного. Мутант как-то пытался изменить и её, но из этого ничего хорошего не получилось. Однако Гидеону каким-то необычным способом удалось-таки заставить песок в руке наёмника измениться, и на ней появилась карта, простиравшаяся на всю руку. Уильям ошарашено оглядывал свою новую татуировку, не зная даже что и сказать. Но Гидеон его опередил и начал описывать подробный план их будущих действий. Мутант пытался внимательно слушать и запоминать, но это было для наёмника, который привык всё делать спонтанно, крайне тяжело. Потому под конец, Бейкер начал поглядывать на сына Гидеона, надеясь, что хотя бы этот полудурок всё запомнит. Единственное, что точно понял Песочный, это то, что от него требуется карта на руке и умение грабить, что является чуть ли не единственным навыком мутанта. - Во-первых, я до сих пор ох*евлён от того, что ты смог как-то сам изменить строение моего песка… А, во-вторых, я ох*евлён от такого количества информации… Я обычно работаю как получиться, а тут надо всё делать аккуратно. Ты, Гидеон, думаю знаешь что я не самый культурный мутант, - Уильям ухмыльнулся. – Потому твой сынок будет всё делать, а я только помогать. Могу, конечно, всё делать сам, но пи*да нам наступит уже в самом начале задания. Песочный подозрительно посмотрел на Тарантула. Всяческие «пауки» у мутанта всегда вызывали приступы злости. Потому неудивительно, почему вражда у них появилась так быстро. И именно это заставляло Билла переживать за состояние будущего задания. «Напарник» запросто может сказать что-то лишнее или он решит начать командовать, чем взбесит Бейкера еще больше…

Black Tarantula: - Ты слишком много говоришь. - Тихим и в то же время, не сулящим ничего доброго тоном, произнёс Карлос, глядя на Бейкера. - Отец, позволь засварить ему рот. - Произнёс Тарантул у Гидеона, не отрывая взгляд от Песочного. Называть Гидеона отцом, было для Тарантула не самым простым заданием, но в данный момент, после стольких упоминаний Гидеоном о том, что Карлос для него как сын, пусть Ла Муэртэ и не верил этому, и Гидеон не являлся для него отцом в каком либо понятии. Но сейчас не об этом, а о здоровом тупоголовом громиле, который видимо решил, что раз не в тюрьме, так можно забывать о понятиях. Впрочем, Ла Муэртэ собирался поговорить с Бейкером уже в отсутствии Гидеона, и доктора Шэдоу, которого Карлос не замечал. Все эти татуировки-задания были не новостью для Карлоса, стоило вспомнить его "любимый" "компас-пейджер", наколотый землёй на левой руке. - Ты стал предсказуем. - Отметил про себя Карлос, следя за тем, как вычерчивается карта на руке Бейкера. Тоже самое сейчас чувствовал и он - как выбивается под кожей точный рисунок плана базы. Вся эта затея Карлосу не нравилась. Никакой поддержки, в напарниках самомнительный кретин, которого стоит опустить при первом же случае. В случае провала будет очень не просто сбежать с места действий живым. Хотя это касалось скорее Бейкера. За себя Карлос был уверен. - Позволь мне самому с этим всем разобратся, а этого придурка отправить плавать по Амазонке. - Карлос повернулся лицом к Гидеону. - Тебе ведь не нужен лишний шум в случае провала. Верно? А работая с этим микроцифалом, иного просто не добится. Ты только посомтри на него. Он способен лишь грабить инкасаторов и воровать сумочк у женщин. К тому же, если его поймают, то он сдаст нас с потрохами, я уверен на все сто. Я не люблю выполнять свою работу с умышленно подвешенным мне на шею баластом, Гидеон. - После этих слов, в зрачках Тарантула на миг полыхнули искры, вызванные запрятанной в тело Карлоса сущностью. - Если ты хочешь, что бы эта вещица к тебе вернулась, то ты выбрал не верный расклад сил. Я не собираюсь срабатывать твою шкатулку на пару с этой шестёркой. - Ла Муэртэ кивнул в сторону Бейкера. - Зажравшейся шестёркой. Поручи это дело своему младшему сынку, или вылови дочурку и напряги её по этому поводу. На крайний случай у тебя есть лояльный Горгон. Но если ты хочешь, что бы я раздобыл тебе шкатулку, то придётся избавить меня от этого. - Карлос опять кротко кивнул в сторону Бейкера.

Tigra: Видимо сегодня, весь мир решил, свети мохнатую с ума или по крайне мере постараться убедить ее в этом. Кажется, еще секунду назад один из амбалов Дента пытался прострелить ее очаровательный хвостик, а уже через пару вдохов и выдохов она оказалась в совершенно другом месте. Придержав когтистой полу рукой полу лапой голову, девушка осмотрелась по сторонам, в попытке собраться с мыслями и определить где они находятся, пока получалось плохо. Если не сказать больше просто отвратительно. Полосатая никогда не любила эти телепортации, особенно когда ее об этом не предупреждали. Так что теперь она косилась на ближайший ящик с коварными намерениями опустошить в него свой желудок. Когда мир перестал прыгать, словно бешенное кенгуру, а Грир договорилась с органами, что расставаться им пока. Мохнатая подошла к Сойеру и присев на корточки осмотрела этот живой труп, который сейчас был без сознания или делал вид, что без сознания, этих вампиров тяжело понять пока они с голодными глазами не подкрадутся к тебе и не перегрызут твою тонкую шейку. Массируя подушечками пальцев лоб, девушка решила, что случись самое ужасное с вампиром, Афродита непременно дала бы ей знать об этом, да и не пеклась бы так о бесчувственном теле мужчины. Но видимо на этом сюрпризы для Нельсон не закончились. Резко подскочив на звук разбитого стекла, девушка только и успела заметить как сумасшедшая блондинка выпрыгнула в окно. Времени корить себя за беспечность, не было, так что Тигра уже прыгала по ящикам следом за дамочкой с галлюциногенными шариками в голове вместо мозгов. Вся эта ситуация порядком раздражала девушку и теперь она намеревалась словить блондинку и пройтись ладошкой по ее пятой точке: -Перекину через коленку и пройдусь всей пятерней… Но видимо намерениям Грир, о светлом будущем не суждено было сбыться, мимо нее пролетела игрушка напоминающая рот.. С лицом, которые могут скорчить только мультяшки в мультиках Диснея, Грир издала звук напоминающий «о-оу» и спрыгнула вниз, толком не понимая, что она творит. Сознание вернулось к ней только когда она оказалась с Афродитой на руках и прыгала вверх по ящиках стараясь не дышать. Устроив Афру в более или менее устойчивом положении Грир, опустилась на колени и стегая хвостом в разные стороны ждала когда дым рассеется и Дент с Харви перестанут изображать из себя негодующих колобков и перестанут катиться к выходу. Туман рассеялся, но, как известно беда не приходит одна. С нервным смешком, Грир наблюдала за тем, как сработал механизм, на одной из коробок и та открылась, явив миру небольшой телевизор и камеру. Недоверчиво щурясь, Грир спрыгнула и осторожно подобралась к новому предмету интерьера. «Тела» Афродиты и Геймара пока не давали забывать ей об осторожности, может Харли и правильно поступила, удрав отсюда подальше. Осторожно взяв пальчиками записку и ознакомившись с ее содержимым, Грир усмехнулась и бросила взгляд на двух колобков, которые пытались укатиться, куда подальше от полосатой: -Не так быстро, господа! В один прыжок Грир оказалась рядом с новообращенными колобками и без каких-либо усилий схватила их за воротники и потащила к камере: -Мальчики, расслабьтесь я не думаю, что вам будет больно, просто улыбайтесь своими самыми очаровательными улыбками в камеры…Только зубы не показывайте, нас между прочим дети смотрят… Доставив к камере свою нелегкую ношу, хотя вопрос о ее легкости был спорным, для кого-нибудь другого Дент и Пингвин показались бы неподъемными. Но Тигра была из тех кто и Дента к камере как пушинку дотянет, и автомобиль на ходу остановит и нужные кнопочки нажмет, чтобы явить миру лики этих двоих. -А теперь, дорогие мои, улыбаемся и машем в камеру…

Gideon: Гидеон сидел и смотрел на обоих весьма статного роста и накаченных фигур мужчин, которые выслушали его, приняли всё к сведению, однако снова начали друг на друга наседать. Первородный коснулся пальцами устало своих висков, массируя их, чтобы унять эту головную мигрень. - Не стоит горячиться... - хотел было вмешаться доктор Шедоу, однако Гидеон вмешался раньше. - Послушай меня сынок... - Гидеон сжал руку за воздух, словно он сжимал чьё-то горло и татуировка на запястье Тарантула тут же расплылась под кожей выползая к горлу и трансформируясь в рисунок руки, схватила за горло Карлоса, точь-в-точь как это сделал Гидеон. - Я с вами обоими не в игрушки пришёл играть! Ты меня понял? - рука сильнее сжала горло Карлоса, однако Гидеон повернулся в сторону Бейкера. - Даю слово, мой сын не причинит тебе вреда, если ты исполнишь свою часть сделки! - кивнул утвердительно первородный, а потом разжал руку и татуировка обратно ушла обратно на место запястья. - Джентльмены, не испытывайте моё терпение! Я здесь не для того, чтобы проверять кто из вас лучший наёмник или ас в своём деле! Я всего лишь плачу за результат и вы его добиваетесь! Что не понятного? Язык денег мне кажется знают все, разве нет? Или мы привыкли сначала стрелять, а потом задавать вопросы? - повернулся Гидеон в сторону Тарантула и обратился уже скорее с этим риторическим вопросом к нему. - Мистер Бейкер, как вам доставать шкатулку не моя забота, делайте всё что считаете нужным в рамках анонимности моего участия в этом проекте! Я рассказал вам про охрану и систему, по которой вас могут схватить, как достать то что нужно мне, уже ваша проблема! - Гидеон снова посмотрел на Тарантула, а потом спокойно сказал, обращаясь к своему сыну: - Запомни Карлос одно: то что не убьёт, сделает тебя сильнее! Горгон, Домино и Мор заняты другими важными делами и если я поручаю грязную работу тебе, значит в ней есть смысл и толк, и больше скорее для тебя, нежели для меня! Твои эмоции зашкаливают, я это чувствую и это чувствует любой другой кто готов тебе вонзить нож в спину! Утихомирь свой пыл и не трать силы понапрасну на гнев и сарказм на меня и Флита! Ты слишком полагаешься на себя и свои способности это и убьёт тебя в конце концов! В прошлый раз ты помнишь что так почти и произошло! Если ты хочешь научиться выживать, научись держать друзей рядом, а врагов ещё ближе! - кивнул Гидеон в сторону Песочного Человека. - Когда-нибудь Карлос, ты скажешь мне спасибо, что бился вместе с Флинтом плечом к плечу, в твоём возрасте и расцвете сил я имел только кучку алчных пиратов, готовых продать меня за пару монет! - Гидеон открыл дверь и кивнул Песочному Человеку и Чёрному Тарантулу, чтобы оба вышли из машины и обсуждали свои распри в другом месте. - Я советую вам обоим проявить друг к другу больше уважения, поскольку охрана будет сильной и ни один из вас не достигнет желаемой цели, если вы не научитесь доверять друг другу! Карлос ты разум, Флинт тело, вместе вы идеальная сбалансированная команда, если не получится тихо, тогда прошу не оставлять ни одного свидетеля! Мне нужна коробка, остальное на ваше усмотрение! - улыбнулся Гидеон, поправляя тёмные очки, а потом нажал кнопку и стекло опустилось разделяющее салон водителя и задний салон лимузина. - Генри будь так добр, двигай! Мне ещё одного сына надо проведать! - улыбнулся отец, закрывая дверь лимузина и смотря сквозь тонированные стёкла, как фигуры Флинта и Тарантула удаляются в порту. - Плохая идея, Флинт и Тарантул готовы убить друг друга! - тут же начал доктор Шедоу, который держался до этого в тени. - Не переживай, я уверен Карлос сделает всё как надо! - спокойно сказал первородный. - Почему вы так уверены? - спросил доктор. - Я учёный, как и вы доктор, я ставлю эксперименты и наблюдая за плодами моих творений! Тарантул зол на меня, возможно мне грозит печальная участь Цезаря, но я знаю одно, потенциал ни одного моего дитя не раскрыт полностью, чтобы приблизиться ко мне на тот шаг которым они смогут нанести мне смертельный удар! - сделал вывод Гидеон. - Если хочешь вырастить цепного пса, то расти его среди своры безжалостных кровожадных волков? - спросил доктор Шедоу. - Именно, деньги ослепляют, Карлос жаждет много власти, денег и силы, он перестал видеть разницу, его инстинкты затупились, интуиция пропала, чутьё ищет только золотой жилы, его интересует только власть, деньги и девушки... Флинт наоборот обладает всеми природные инстинктами воина и отличного бойца, им есть чему друг у друга поучиться! Или ты хочешь, чтобы я вырастил из Карлоса второго Форда или Турман? - улыбнулся Гидеон и расхохотался. - Мы и с одними справляемся кое-как, думаю третьего такого мы не выдержим! - улыбнулся доктор, а потом продолжил. - Новости хорошие, судно отчаливает в Дубаи, все подопытные погружены в нижнее отсеки трюмов! - спокойно сказал доктор Шедоу. - Вот и славно, для моего плана не хватает только K&D! - загадочно улыбнулся первородный, замечая, как они выехали из порта. /Неизвестно/

Sandman: Увидев сжимающуюся на шее Гидеона-младшего чернильную руку, Бейкер даже забеспокоился. Конечно, не за жизнь этого придурка, а за свою собственную шкуру. Такими темпами Песочный может ляпнуть чего-нибудь лишнего и кончится это очень плачевно. - Даю слово, мой сын не причинит тебе вреда, если ты исполнишь свою часть сделки! – сказал хозяин лимузина и мутант злобно ухмыльнулся будущему напарнику. - Да тут и проверять то нечего, - сказал Билл, хлопнув себя по груди. – Я чем только не занимался за свою мутантскую жизнь. Какой ху*нёй только не страдал. Так что лучший наёмник всё-таки я! У наёмника в голове тут же начали прокручиваться все прошлые передряги, которые с ним происходили. Однако эти воспоминания были тут же прерваны нравоучением сына своим отцом. Бейкер за весь этот текст просто сидел тихо и любовался увиденным, а потом, не выдержав, громко заржал. - Ох, повеселили, - отсмеявшись, произнёс Уильям. – Ладно, пошли мы. Сделаем всё в лучшем виде, не боитесь. Если что, у вас есть на ком выместить свою злость, - он кивнул на Карлоса. После этого они вылезли из машины и Бейкер тут же отправился в сторону главных ворот порта, не дожидаясь и не говоря с «другом». Когда машина, наконец, отъехала, Билл, резко остановился и повернулся лицом к Тарантулу. - А теперь слушай меня, урод. Если ты думаешь, что настолько невзъ*бенно крут, то позволь тебя огорчить. Ты – му*ак, причём самый главный среди других таких же му*аков, как и ты. Я знаю, что ты хочешь быть среди нас двоих самым главным, но ты просто такой же наёмник, и только. Ты просто мне будешь говорить, что делать, а я, в свою очередь, буду это делать. Причём ты будешь не приказывать мне, а просто говорить, а иначе я тебя тупо изничтожу. Понятно, бл*ть?! Улыбнувшись в конце, Бейкер решил в этот раз не бить парня, а просто пойти дальше в сторону машины Карлоса и через пару минут они уже выехали из порта в сторону расположения базы. - Летать я не буду, мне земля ближе, так что до базы мы ни полетим, ни тем более поплывём. Поэтому едем только на машине, ясно? - сказал Бейкер уже на выезде. >>> Военная авиабаза "Неллис"

Black Tarantula: Выходя из машины, Тарантул настолько сильно хлопнул дверью лимузина, что у той разбился захлопывающийся механизм, а возле него образовалась довольно заметная вмятина. Со стороны, это могло показаться как опрометчивая и глупая месть маленького сына строгому, и, по мнению самого сыночка, несправедливого папы. Но на самом деле, Карлос не ставил для себя цели напакостить на последок Гидеону. Просто от переполнявших его эмоций, Ла Муэртэ едва мог контролировать себя, и держался за остатки спокойствия с огромным трудом. Вся эта идиотская ситуация... Мало того, что Карлос выполнил в срок задание отца, а затем, как ему казалось, остановил нападение на груз, так в ответ он получает унизительное задание в паре с тупоголовой шестёркой, которая, кроме того как кидатся песком и матерится, больше ничего не умела. К тому же, Ла Муэртэ должен был ещё снова теребить свои связи в ФБР, что бы зарамсить какую-то там проблему этого мудилы. Карлос проследил за уезжающим лимузином. Так хотелось просто-напросто подорвать к чертям эту машину, решая одну жирную проблему раз и навсегда. Но это говорили эмоции и гордость Карлоса. Разум же твердил, что стоит повременить, и выждать иного момента. Ведь ложь о том, что молния не бьёт дважды в одно место. Впрочем, дружеское заявление "напарника", с одной стороны, даже порадовало Карлоса, ибо теперь, он мог абсолютно справедливо выместить злобу на шестёрке. Карлос, спокойно слушая правила, которые устанавливал Песочный, ненавязчиво оглядывался. - Понятно, бл*ть?! - Окончил Бейкер и улыбнулся, после чего, Карлос резким и неуловим взгляду движением, схватил его за горло, продолжая стоять к нему боком, и мигом же метнул в водонапорную башню, что расположилась в паре десятков метров от них. Это было совершено достаточно быстро, что бы Бейкер не успел распасться на песок до того, как Карлос его метнёт в башню. Вот уже будучи в полёте - пожалуйста. Вот только Карлос сразу же взорвал взглядом цистерну башни, выпуская на свободу огромное количество воды, полившуюся во все стороны. Шансы Песочного не попасть под напор или отдельные струи, были довольно малы. - Ты отправляешься на базу, и делаешь всю работу сам. Я, тем временм, займусь общением с ФБР, так как не хочу заставлять тебя ждать после выполнения задания. И да, если ты ещё раз, хоть криво посмотришь на меня, урод, ты больше никогда не увидешь свою дочь. Целиком. Тебе понятно, пиндос? Подумай, стоит ли собственное самомнение жизни твоей дочери. А пока, адиос, мудила. - Карлос кинул в сторону песочного пустую пачку из под дорогих сигарет, и сев в машину, уехал из порта. [куда-то]

Mad Hatter: переход с Улицы (Avenue) 1.5 Автомобиль, наконец, прибыл в нужное место. Покрышки слегка скрипели по асфальту, оставляя следы. Сразу видно – новые, ещё разъездить не успели. Шляпник выбрался из душного автомобиля. На смену прокуренному салону пришел свежий морской воздух и запах рыбы, которую сгружали неподалеку. Он полной грудью вдохнул просоленного, немного вязкого воздуха. С этим портом у него столько связано. Возле вон того слада Каратель проделал в его шляпе пару дырок. Вон на том столбе Бэтмен его подвесил вверх ногами первый раз. А вон с того причала они вместе с Пугалом скидывали в воду ящик в котором лежал Большая Белая Акула. Жаль этому гаденышу удалось выбраться, Гуддини хренов… Он побыл сентиментальным ещё с полминуты, а потом понял, как это утомляет. - Эй, Клоун. Зачем мы сюда приехали? Неужели порыбачить? – он усмехнулся, повернув голову в его сторону. Шляпник засунул руки в карманы. – Сколько мы с тобой не виделись? Год? Или больше? Помнишь, как в старые добрые времена гоняли в страхе людей по Готэму, а? Он хлопнул джокера по плечу и рассмеялся. Но по лицу комедианта понял, что переборщил и лучше бы ему молчать в тряпочку. Он тут же нахмурился. - Мне казалось, мы едим или бить морды, или срывать куш. Единственное что ему сейчас хотелось – большая кружка чая и хорошая книга. «Алиса в стране чудес» издания 1985 года, например. Мимо пролетела поздняя чайка. И естественно исполнила свой долг, изгадив шляпу. Джервис, громко матерясь, стал её чистить. Ходить в грязном? Увольте! Настоящему злодею не пристало!

Apollon: /Телекомпания ABC/ Опьяненный, весь, кажется, пропитанный чужими эмоциями, Десмонд похохатывая, шел в сторону зала студии. Студии, которую устроили здесь в Нью-Йорке взамен чикагской… Народу в нее набежало… тьма! Всем хотелось поучаствовать в живом шоу Опры. А теперь они получали гораздо больше того, что было заявлено в рекламе. Они получали сейчас и форс-мажор, и сенсацию, и Джокера, и обескураженную, призванную заткнуться ведущую.. А что оно дальше-то будет, а? Автоматически демон сделал еще несколько шагов вперед и вдруг замер, обдумывая услышанное: ..Если я еще могу, если в состоянии.. необходимо убираться отсюда.. спасти членов их небольшой банды со склада в порту.. А в каком? А кого надо спасать? Трэнтон сердито дернул головой из стороны в сторону, будто встряхивая ленивые мысли в калейдоскопе. Новый их рисунок оказался куда понятней и четче: … На каком-то причале, сейчас, из-за утечки газа погибнут как плохиши так и хорошие персонажи.. Так что же я делаю здесь? Десмонд шагнул в переход, не раздумывая. Ну и что, что он не знает ни где находится пресловутый порт, ни номер причала, ни даже номера самого склада... Но ведь не зря же в самом начале их милой истории, он хлопал девушку–тигрокошку по попе, а после и обнимал при перемещении. Теперь с помощью своего демонического чутья он сможет найти ее по астральному «отпечатку». Оставалось лишь надеяться, что это именно она сейчас в непосредственной опасности в порту, а то заявится к ней сейчас Дес, а девочка, например, ванну принимает в своей небольшой, но наверняка такой уютной квартирке. И заметьте, ванна в данном случае была бы не самым плохим вариантом. Скорее даже - наоборот. Громко защелкали подошвы шитых на заказ туфель о стеклянные ступени межпространства. Дрожали в перекрестьях силовых линий бусины мириадов миров. Касались демона своими лучами, звали, манили к себе. Ведь он мог выйти где и когда угодно… раз-з! – и горячее солнце нежно целует тебя в висок. Два – и крупная узорчатая снежинка ложится на твою ладонь.… Три - свист стрел над головой, а четыре - трели соловьев в садах Аквитании… А еще, он мог просто отправиться домой, взять с полки в библиотеке потертый томик сонетов с дарственной надписью автора на форзаце, сесть у горящего камина, налить бокал бургундского вина… .. А не искать этот чертов склад и психов в нем… Демон без труда ощутил тепло, свечением знакомого прикосновения направленного к нему отзвуком из той части города, где большой сильный зверь по имени океан, облюбовал себе пристанище. Несколько шагов по лестнице телепортации, мысленно потянуться навстречу, и… Породистый красивый аристократичный нос наморщился от запаха соли, рыбы, снастей, мазута, и только бесы знают чего еще. Запустив свои длинные щупальцы-причалы в гриву шепчущего сказки океана, порт расползался вокруг Десмонда расчлененным осьминогом. Вон спят и перемигиваются во сне суда на рейде, вон пробежался по гавани прожектор береговой охраны, а вот откуда-то ударила, чуть не сбила с ног, волна непритворного ужаса. Ого! Демону так везет уже второй раз за вечер, нельзя пропустить такой раздачи блюд! Тем более, что такой выброс эмоций явно указывал на необходимый ему склад и всех кто был в нем. Двери и замки никогда не были преградой для Десмонда, чуть задержал дыхание и все – ты на другой стороне. Но только не в данном случае- ведь то, что сказал его друг Санни.. Он мог сколько угодно строить из себя злого клоуна, умалишенного, слетевшего с катушек негодяя, но когда дело коснулось напарников по злодеяниям.. Ну подумаешь бы, погибли вместе с Хаврви и Освальдом несколько девчонок.. Всегда можно списать на учтенные потери, но нет.. голосом схожим по ощущениям с резкой пощечиной, Александр заставил Десмонда прийти в себя и бросил спасать невиновных… …Я вижу не то, что хочу, Алекс, я вижу, как оно есть.. Дверь склада разлетелась от метко пущенной в нее силовой молнии. Демон вальяжно вошел внутрь и глубоко вдохнул. Страх, ярость, ненависть – они переполняли, сочились буквально из каждой поры двух крепко связанных тел на лица которых, изобличительным приговором была наведена видеокамера. - О, наши милые друзья, мордашки из книжки-раскраски… Я бывало разрисовывал вас, да… - Десмонд улыбнулся, протянул руку и кончиками пальцев коснулся щеки Пингвина. По ней градом струился пот, но не от чрезмерного отопления, о нет, его на этом складе и вовсе не было… Нет, пот по обрюзгшему лицу сумасшедшего тек от панического ужаса, такого, что заставлял его мышцы непроизвольно сокращаться, отчего его жирное тело все мелко дрожало и колыхалось волнами. - Как вкусно… - демон глубоко потянул в себя воздух и на мгновение страх Пингвина стал осязаем – тонкой прозрачной ниточкой потянулся он к Десмонду и словно забрал с собой что-то. Что-то, на чем тело Освальда еще держалось – он разом обмяк и застонал, завыл, словно избитая собака… - Теперь вы, мистер Дент? – Трэнтон потянулся к другой жертве, но не успел ничего сделать как где-то позади него, грянул взрыв. И еще один. И снова. Вокруг, отовсюду, стали падать и раскрываться небольшие деревянные ящики. Один, второй, третий… Они падали и из них, в духе фильмов Хичкока, выпадала кукла, игрушка, маленький клоун с безумной улыбкой… Десмонду это понравилось, множество ярких, смешных игрушек .. Он наклонился, подобрал одну, но как только взял ее в руки, изо рта пластмассовой побрякушки вдруг дохнуло на него облачком газа. Демон чихнул, вдохнув его, фыркнул обиженно, ведь игрушка оказалась испорченной, и протестующе отбросил ее от себя. Огляделся вокруг.. и вдруг взревел, властно взмахнул рукой, замедляя, застопоривая время.… Пока он разглядывал затейливо раскрашенного клоуна, газ успел убить двух приговоренных и стремительно начал заполнять помещение. А ведь на ящиках, чуть дальше и выше… Трэнтон, разбрасывая вокруг себя ругательства, словно конфетти хлопушек, принялся работать за четверых. Он вынес тела сомлевших уже Афродиты и Геймера, и вернулся за живой, но уже близкой к обмороку девушке, чья аппетитная попка собственно и вывела его сюда: - Простите великодушно, но для быстроты… - демон властно прижал к себе милую хищницу и переместился, прыгнул вместе с ней на соседний причал – прошу, вуаля… К сожалению тех уродцев спасти не удалось.. Ну или не к сожалению… - Дес улыбнулся – быть может по чашечке кофе? Он вынул из воздуха и протянул спасенной девочке тонкую белоснежную чашечку с дымящимся ароматным напитком. Протянул и чуть не облил, когда вздрогнул вдруг и согнулся почти пополам… Боль скрутила резанула казалось каждую клеточку его текла.. И внезапно исчезла… - Ч-что? Ч-что это было? Алекс…. Он все-таки это сделал… Маленькая белая чашечка, чудом не разбившись, катилась по доскам причала, а где-то в голове демона крутился маленький счетчик душ, которые, благодаря небрежно подписанной другом бумажке, теперь навечно отойдут к Хозяину.. Сам того не зная, Алекс своим поступком помогал младшему другу.. Маленькая белая чашечка остановилась, замерла на самом краю дощатого настила и побалансировав всего долю мгновения упала вниз… Связь оборвалась..

Joker: [откуда – улицы Нью-Йорк сити] Хотите узнать откуда эти шрамы? А, бросьте, вам не очень-то и интересно откуда появилась такая замечательная улыбка в стиле «Глазго смайл», которые обычно банды оставляли на лице своей жертвы, не очень сговорчивой или, наоборот, говорившей слишком много, а потому – достойной подобной участи. Впрочем, почему участи, ведь от такого украшения откажется разве что дурак, мнящий себя человеком здравомыслящим, но на самом деле не понимающим ни черта в этом паршивом, паршивом, просто отвратительном мире психов и отбросов. Давайте так – кто-то однажды работал на кого-то, поскользнулся, упал в бак с кислотой, очнулся – бинты, снял, посмотрел в зеркало и чуть не умер от удара. Как вам такая история? Явно чего-то не хватает. Вот и я думаю, что-то здесь не сходиться. Ведь, если бы хорошо учили в школе химию вы бы знали насколько отвратительно выглядит любая ткань, особенно такая хрупкая как человеческая кожа, после контакта с разъедающими органику веществами, кислота, щелочь, все насквозь и хорошо если сохранятся мышцы и не будут видны кости, глаза не лопнут и не заплывут обратно в бездонное темной пространство вашего черепа, не обремененного ни долей интеллекта. Об улыбке можно рассуждать долго. Как она возникла, кто ее творец, а главное – что за человек все же ее хозяин, просто решивший поиграть в Бога шизофреник, гений мира умалишенных или же понявший свою истинную цель мужчина неопределенного возраста, питающий страсть к клоунским причудам и замашкам, так как в детстве на одном из дней рождений застал свою мамашу в чулане с лицедеем. Улыбка просто отражает суть. Сущность. Душу. А душа – потемки, чужая, да и своя тем более, и не бывает души одинаковой, идентичной, потому – это была скорее догадка, ставка на удачу приехать именно сюда - в порт, попытаться найти на одном из причалов именно тот склад, подтвердить свою догадку, расписаться в собственной догадливости и несостоятельности, так как вместе с некоей гордостью и честолюбием, просыпалась тихая зависть, гнев, спектакль был прежний, актера поменяли, а значит – роль изменена в корне. Два разных лица не смогут сыграть одинаково Макбета, у одного – он будет лидером, у другого – подкаблучником. - Да, по-ры-ба-чить, - прокрутив барабан револьвера нараспев растянул слово Джокер. Нервы – струны, непрекращающаяся трескотня Тетча начала выводить из себя, а руки так и тянулись к чьему-то горлу. По дороге возникло желание пристрелить водителя и устроить всем троим немного приключений, что угодно, лишь бы унять это странное ощущение в мыслях – словно тебя облапошили с призом на сто миллионов, выдав только десять. – Больше, - он коротко взглянул на Шляпника, поднял брови, словно вопрошая – возражения будут со столь точным отсчетом последнего рандеву под луной. – Все меняется. Даже такие ублюдки как я. Джокер резко вышел из машины. - Не выключай радио, - пальцем пригрозил водителю, сырые локоны волос упали на лицо. – Моя лапуля, - он улыбнулся Тане, - присмотрите за мистером Тетчем, а он присмотрит за вами. Здесь должен быть кто-то, кому можно набить морду, - иронично заметил клоун, переводя взгляд снова на подельника. – Если что убейте его, - напоследок кивнул на водителя и громко хлопнул дверью. Револьвер был убран пазуху, фигура Джокера быстро удалялась от машины ведомая только интуицией самого клоуна. - Мистер Джокер, ведь пошутил? – парень в маске клоуна, исполнявший роль шофера и по всей видимости до того простого инструмента в раках своего босса, нервно заерзал на месте. Меж тем, недалеко от одного из причалов становилось все веселее. В то время, когда демон уже обхватывал стройную фигурку Грир своими руками и перемещался подальше от зоны заражения, оставляя уже переставших дышать Дента и Пингвина, рядом с этим обозначенным причалом возникла фигура клоуна. Он осмотрелся. Никого. Вроде. Впрочем, когда его останавливало хоть чье-либо присутствие. Явись сам Господь, и то не новость была бы. Чем большее количество газа вырывалось из маленьких ротиков игрушечных клоунов, тем больше вырывалось из помещения склада сквозь расщелины в окнах и дверях наружу, подавая сигнал и словно рисуя невидимую красную жирную стрелку на бараке. Джокер размашистым шагом приблизился к помещению. Парадная дверь или обычная? Кто мы – короли? Пусть будет обычная. В лицо клоуну ударил газ. Смех раздался по причалу, а затем стих в пространстве складского помещения. - Там-парам-пам-пам, о! – левый глаз уже начал дергаться, но Джокер словно и не обращал на это внимание. Токсины? Газ? И все таки – вы еще не хотите узнать, откуда у него эти шрамы? Сначала один, потом второй. Оттащенные за шкирку, тела Дента и Пингвина лежали на деревянном покрытии причала, в одной руке держу револьвер, присев на корточки у тела Дента, Джокер дулом тыкал в уродливую часть лица некогда бывшего прокурора и служителя закона. Во что он превратился? А ведь казалось Аркам помог, таблеточки, сеансы, сладкие пилюли и наркоз. Во второй руке Джокер сжимал одну из игрушек. Газ уже полностью вышел и сейчас эта вещица не представляла собой особой ценности. Поднеся к лицу он шумно и глубоко вдохнул запах с бывшей детской забавы. - Там-парам-пам-пам, - наклонился и подергал Пингвина за нос, затем опять обернулся к Денту, приблизился и вдохнул. – Ты знаешь, Харви. Я люблю запах напалма по утрам. Это запах победы, - громко рассмеявшись, выкинул в сторону игрушку и направился обратно к машине.

Gamer: - Что это, папа? - маленькая фигурка, спрятавшись позади большого и крепкого тела, уставила миниатюрные пальчики, словно лапка птицы, на возвышавшегося перед ним.. Кем-то.. Хрупкой ручкой он покрепче сжимал два больших пальца своего отца, которого он любил. Его синие глаза излучались теплом, и часто заставляли ребенка смеяться, а его большое мужественное тело, которое казалось выше всяких небоскребов, - заставляло Джеймса чувствовать себя в безопасности. Лицо его было загорелым и всегда излучало доброту, щеки были покрыты молодыми морщинами, что придавало ему некую строгость. Хотя малыш Сойер никогда не видел его в порыве ярости, гнева, отнюдь нет. Тогда казалось, что все люди, без исключения, не знают, что такое злость. Люди были такими доброжелательными. Даже старик, живший по соседству, которого боялись все соседские мальчишки, как ни странно всегда был очень приветливым с Джимми. Казалось, что с детства Сойер обладал каким-то уникальным свойством, которое проникало в души окружающих, что заставляло их тепло улыбаться. - Это просто клоун, Джимми, - пояснил папа. Субъект находившийся напротив малыша, устрашал его своим гримом, широкой улыбкой, словно во рту у клоуна находилась дыня. Истерический смех проникал до костей, будто каждый угол светлой души Сойера был пропитан им. Когда человек в маске сделал шаг вперед и постарался прикоснуться к юному мутанту, глаза которого тут же полезли на лоб, а мурашки побежали по телу, он тут же ринулся к выходу… Столб пыли взметнулся ввысь. Обмякшее тело рухнуло безжизненно наземь. Неужели он умер? Нет… еще рано. Острая боль в голове - последнее, что почувствовал Сойер. Кожа приобрела землистый оттенок, все признаки смерти налицо… Внезапно, потухший ранее огонек, вновь вспыхнул. Теплая кровь растеклась по жилам, а в потускневших глазах появился блеск. Холод. Прозрачная капля пота стекала по щеке. - Что… - Только лишь смог выдавить из себя мутант. - “Что произошло? Я умер? Нет, это невозможно.Тогда, что случилось?”, - вопросы терзали парня изнутри. Он оглянулся. Впереди он заметил, Десмонда и Грир, Афродиты не было поблизости. - “Неужели она сбежала, оставив нас здесь одних? Зачем?” - Он и не заметил, как выругался вслух после. Вопросы были ни к чему. Сойер нашел в себе силы и неуверенно поднялся. Поначалу парень продолжал качаться, но, ранее окутанный густой туман неясности, быстро рассеялся, когда, наконец, в далеке он увидел клоуна… - “Санни?!” - мгновенно пронеслось в его голове. Джимми хотел уже было приблизиться к Шэдоу и утащить его из опасной зоны, но… Что-то его удерживало. Инстинкты… Это был не Санни. Он сам не понимал почему, но он чувствовал, а инстинкты никогда еще не подводили Геймера. Это был сам принц преступности, клоун-безумец Джокер. Сойер мгновенно подбежал к Десмонду и Грир. - Где Санни, Десмонд? - довольно громко спросил Джеймс, напряженно смотря в глаза демону, ожидая ответа.

Tigra: Выполнив свою часть уговора, Грир отошла от двоих психов Пингвина и Харви и подозрительно осмотрела помещение стегая хвостом из стороны в сторону, чутье говорило ей что надо выбираться от сюда подобру по здорову, пока ничего не случилось не бывает так, что бы все прошло тихо и гладко и больше никто не откуда не выпрыгивал и не размахивал топором как заправский маньяк, так и норовя отрезать бедной девушке хвост или того лучше вообще лишить ее жизни. Обязательно, должно что-то случиться, что-то взорвется, кто-то откуда-то выпрыгнет, как это обычно бывает в боевиках, где главный герой сексуальные негодяй, который появляется в последний момент и спасает всех, трагически погибая. Ну, Десмонд хоть и попадал под определение такого героя, но Грир уж очень сомневалась, что он будет жертвовать свое жизнью, ради спасения окружающих. Скорее наоборот. Но тут началось самое интересное, из коробок посыпались игрушки, заполняющие помещение газом. И вот тут для Грир началось самое захватывающее, газ воздействовал на организм девушки не самым приятным способом, а регенерация в противовес ему тут же начинала исцелять его. Это вызывало дикую боль во всем теле, мешая толком соображать. Нельсон не знала, до каких пор это бы все продолжалось, если бы не появившийся Десмонд. Прижавшись, Грир крепко обняла парня, сейчас она была в таком состоянии, что была согласна даже на прогулки по временам и пространствам или прыжки через них. Оказавшись на свежем воздухе, на сколько он мог быть свеж в порту, Грир чуть пошатываясь, отстранилась от юноши. Она все-таки плохо переносила такие прыжки. Но все-таки лучше так чем остаться там и задыхаясь лежать на полу склада, испытывая при этом жгучую боль во всем теле. Очаровательно улыбнувшись на предложение о кофе, Грир согласно кивнула. Но вместо того, чтобы отведать заветного напитка, ей пришлось отскочить, так как испортить одежду еще и кофе ей совсем не хотелось. Правда уже через мгновение она поддерживала парня, ласково гладя его ладонью по спине: -Что случилось? С тобой все хорошо? Не отпуская парня даже, когда ему, как показалось Нельсон, стало легче, девушка продолжала гладить его по спине, внимательно наблюдая за выражением его лица. Ей совсем не понравилось, что в бормотании парня промелькнуло имя «Алекс»: -Дорогой, что он натворил? Поддерживая Десмонда, девушка заметила вампира, который на всех парах бежал в их сторону. Если вампир уже может бегать, значит с ним все в порядке. За Афродиту девушка не волновалась, так как была уверенна в двух вещах, что богиня и не такое выдержит. Но еще и в том, что Десмонд не оставил Стар внутри… -Я вижу, ты уже бегаешь… Признаться, вопрос, где сейчас Бомбист, интересовал ее саму не меньше, но еще больше ее интересовал вопрос о том, как он сейчас. Если вспомнить каким он стал, после того как принял облик Джокера, то до добра его это точно не доведет. Ведь он точно не цветочки собирал на пару с Десмондом в телестудии.

Apollon: - Со мной? Случилось? Со мной Алекс случился, чтоб его.. - но Десмонд уже, кажется, полностью пришел в себя. - Так, а вот и мистер Сойер, хорошо что он вампир, простым газом его не взять, ха-ха.. Трэнтон вновь повернулся к девушке, которая заботливо поддержала его, когда мощный взрыв на другом конце города разнес здание телестудии в пух и прах. Ну и всех кто в нем был, конечно. А Десмонд, который ментально был связан с Вивальди, не с прежним, нет, за последние несколько дней Дес неоднокрано смог убедиться в том, что от прежнего Алекса в новом, ручной работы Джокере, оставалось все меньше и меньше. И то, что он, все же, решил устроить взрыв среди сотен людей пришедших на шоу любимой ведущей страны, было лишним тому подтверждением. - Санни теперь сам найдет нас, я думаю.. Если, конечно, ему все еще нужна наша помощь. Грир, я.. - демон чуть стушевался, девушка действаительно беспокоилась о нем, это чувствовалось даже без эмпатических проявлений способностей, - спасибо тебе.. Мне действительно уже лучше, правда. Кофе тогда чуть позже, ладно? Сейчас нам, наверное, следует убраться отсюда поскорее, а то я уже слышу сирены, да и охрана порта здесь будет с минуты на минуту, не будем светиться.. Побудьте с Джеймсом здесь, я заберу Афро.. Десмонд ушел в Переход и вынырнул возле того места, где совсем недавно оставил девушку-богиню. Подхватил ее на руки и трансгрессировал обратно на причал, где его ждали друзья. - Пожалуйста, встаньте чуть ближе ко мне, Грир, ты можешь меня даже обнять, мне будет приятно. Сойер, а тебя это не касается, просто возьми меня за локоть, например. И да, будьте готовы к тому, что при приземлении вас может оторвать от меня и больно стукнуть о близлежащие предметы-землю. Просто пентограмму рисовать сейчас некогда, поэтому мы жертвуем комфортом ради быстроты. Итак, перемещаемся.. куда? Ну допутим.. чтобы нас не нашла раньше времени полиция, но смог при желании найти Санни, и где могли бы мы все укрыться от излишнего внимания.. ну допустим .. – демон мысленно перебрал несколько известных ему мест Нью-йорка, которые бы соответствовали им самим заданным параметрам - ха! отличное место, почему бы и нет.. Джеймс, как ты относишься к церквям, мм? И, улыбнувшись иронии происходящего, Трэнтон произнес заклинание совместного перемещения. Через минуту на причале уже никого не было. /Заброшенная церковь/

Mad Hatter: Шляпник побежал за Джокером. Он, конечно, видел много, но вырывающиеся пары газа из всех щелей склада, словно пар из дырявого парового котла – это что-то новенькое. - Что, черт побери, происходит?! – спросил он, пытаясь поравняться с клоуном. Он семенил своими короткими ногами, пытаясь догнать сутулого, но, тем не менее, высокого клоуна. Почему он пошел? У него не было желания оставаться в стороне. А если его и попробуют убить… Что ж, он и не из таких передряг выбирался. Хотя последняя встреча с Кроком была очень запоминающейся. О чем два шрама на бедре незамедлительно сообщили, жутко заныв. Получив от Джокера безумный взгляд в стиле «Где я тебе сказал быть?!», он развел руками и промямлил: - Нет, ну а что? Мне ведь тоже интересно! – он поправил шляпу и побежал дальше. Джокер дернул дверь заднего входа на склад и тут же попал под клубы газа. Тетч же решил держаться немного подальше, прикрыв лицо платком. Когда облака газа рассеялись, он осторожно вошел внутрь. И то, что он там увидел, заставило его удивиться. - Это же… Твою мать! Это же Двуликий и Пингвин! Что они здесь делают?! – увидев двух мертвых преступников, бывших, скажем так, коллег по криминалу и соседей по камерам в Аркхэме, он невольно поежился. Ведь и он мог оказаться на их месте. А ему этого очень не хотелось, в мире ещё столько шляп, которых он не видел… Джокер садистки потыкав трупы пистолетом, стал возвращаться в сторону машины. - И мы тут их так и бросим?! – крикнул он ему вслед. А потом, недовольно ворча, снял с Пингвина его цилиндр и поспешил к автомобилю. Ему всё это очень не нравилось. По дороге он уже всё решил. Он достал один из своих чипов. Подошел к автомобилю и склонился над водителем. - Приятель, я бы хотел кое-что узнать… – когда водитель склонился чуть ниже ,Тетч быстро прицепил чип к маске. – Отлично, теперь выходи и достань пистолет. Прицелься в Джокера. Сам он отошел чуть дальше. Потом крикнул: - Эй Джокер! Я с места не сдвинусь и не прикажу парню опустить пушку, пока ты не объяснишь, что, черт возьми, происходит?! Я не хочу закончить свои дни как Харви!

Joker: - Хочешь присоединиться к ним?! – резко оборачиваясь в Тетчу и вскидывая брови поинтересовался клоун, безумный взгляд так и блуждал по тощей фигуре Шляпника, руки чесались воплотить слова в действия, однако здравомыслие, в той мере, в какой оно существовало в этой конкретной голове, подсказывало – рано. Этот псих, менее жестокий может быть, более…а что более? В общем, в чем-то этот псих более, чем сам Джокер мог пригодиться, а ресурсами так просто на разбрасываются, особенно когда против тебя выступаешь ты сам. Судя по размышлениям Тани, она знала кого-то из компании этого липового брата-близнеца спустившегося не иначе как с Луны, следовало поподробнее расспросить девушку о «знакомом из окружения», тогда они могли бы сначала найти его, а потом найти этого подражателя и тогда - Джокер еще не решил убить его, замучить до смерти или оставить себе. Он всегда мечтал иметь домашнюю зверушку, так почему бы не завести мини-копию себя любимого? Подойдя к машине, Джокер огляделся. Посмотрел на Таню и расплылся в улыбке. Ах, следовало уединиться бы где-то, но отдых позже. Да ведь он и так отдыхает, только пока стоит и топчется на месте, вместо того чтобы бежать, бежать вперед и вперед. И кстати о том, чтобы бежать – кое-кто явно был поблизости. Назовите это шестым чувством, знанием привычек и предугадыванием действий от слишком долгого общения с этой юной особой, но определенно – она где-то пряталась поблизости, только она знала полный секрет подобного газа, только она могла придумать нечто или подсказать связанное с игрушками, да и простая логика – достаточно было показать ей его изображение, чтобы в голове винтики да гайки спутались друг с другом. От размышлений и временного созерцания своей прекрасной спутницы, отвлек щелчок предохранителя. Джокер обернулся, удивленно и с любопытством уставился сначала на парня с пистолетом, затем на стоящего позади него Шляпника. - Мда, - вынув из кармана нож, он указал на парня, но явно обращался к Тетчу. – Я ведь тебя на куски порежу, - не стараясь угрожать и все же мрачно изрек он. – Поотрываю кусок за куском, а потом скормлю медведям в зоопарке, закусывая зрелище сладкой ватой. Он сделал шаг назад, однако рисковать не стал. Дернул головой чуть в сторону и серьезно посмотрел на хозяина этой безвольной марионетки. - Хочешь знать, что происходит? Я скажу тебе,- убрал с лица волосы, - я псих, вот что происходит. А он, тот маленький ублюдок, что прикидывается мной, такой же псих как я, и прекрасно знает чего стоят такие твари как ты, как Дент, как эта жирная птица, как и он сам. Мы играем в игру – правила в которой диктуем оба, хочешь меня убить? Давай, прикажи, может это я притворяюсь собой, а не он, может эта меня нужно остановить, потому что я не знаю, как это сделать самостоятельно! И мне эта нравится! Джокер обернулся, вокруг совей оси, прошел из стороны в сторону. Быстро взглянул на дешевые часы на запястье. - О, уже пятьдесят миллионов! Знаешь что? – он обернулся к Тетчу. – Я сам себя убью и тогда вы вдвоем поплачете над моей могилкой, дорогой, с хорошим большим памятником вместо надгробия. Но вот что я тебе скажу, Джервис, - клоун остановился, довольно улыбаясь и выпрямившись, раскинул руки в сторону. – Ты все равно закончишь как Дент, потому что уже связался со мной, если не так, то точно у милого дядечки доктора в палате Аркамской клиники, под тоннами лекарств. Забавляясь от подобной мысли и сознавая, что сам вскоре снова может посетить это милое заведение, Джокер рассмеялся во весь голос, затем оскалившись улыбнулся.

Black Mamba: Она не спорила, не сопротивлялась, и даже не разговаривала. Одарив спутника Джокера безразличным взглядом, будто он просто пустое место, Таня отвернулась к окну, закидывая ногу на ногу, и снова закуривая. Как только они подъехали к причалу, женщина стала медленно скользить по тем осколкам, обрывкам мыслей, которые присутствовали в этом гадком, пропахшем смертью и тухлой рыбой месту. Блэк не пыталась найти что-то определенное, ей просто было интересно. Прикрыв глаза, откинувшись на спинку сидения, Таня искала. Люди, люди, люди, мутанты, снова люди, демон… Резко распахнув глаза, но продолжая смотреть в одну точку. Сейли резко схватилась за эту ниточку и потянула её на себя, медленно выбираясь из машины, она одним щелчком отбросила окурок, и сделала разворот вокруг себя, приложив пальцы к вискам, и чуть потирая их. Этого не могло быть. Нет, это не случайное совпадение. Губы брюнетки растянулись в довольной ухмылке. - Демоны, демоны, демоны… - Нараспев произнесла Таня, потирая ладошки, и едва ли не рассмеявшись в полный голос. Казалось, что она не замечает ничего вокруг. Ниточка оборвалась, а она продолжала искать хоть какие-то отголоски. О, да. Она прекрасно знала, что это за демон, её чудесный мальчик, который снова и снова забывал о том, что иногда надо ставить ментальный блок, иначе нехорошие девочки могут забраться в твою голову и прочитать то, что им надо. О, нет. Она и слова не произнесёт при Джокере и его подельнике. Ей так и не объяснили в чём состоит её роль в этой игре, но судя по тому, что она услышала, что узнала, то видимо, роль наживки подходит ей идеально, а этого Сейли очень сильно не любила. Заметив вдалеке Джокера и Шляпника, женщина снова скользнула на своё прежнее место, в нервозном состоянии покусывая нижнюю губу, и щёлкая ногтём по фильтру сигареты, которую снова закурила. Одним психом больше, одним меньше. Какая разница, когда на кону такая ставка. Таня перевела взгляд на Джокера, чуть улыбаясь, разглядывая его внимательно, и на секунду оторвавшись, но не отрывая внимания от его мыслей. Она выбралась снова из машины, чуть склонив голову набок, внимательно наблюдая за движениями Тетча, и удивляясь тому, что этому человеку пришло в голову указывать Джо, что делать. Он что, псих?.. Видимо, да. Ещё больший, нежели сам клоун. - Он мне надоел, - констатировала Таня, сложив руки на груди и протяжно вздохнув. – И мне становится скучно. Послушай, Джо. Если я тебе не нужна, то я лучше пойду… - Сейли обернулась к клоуну, и внимательно посмотрела в его глаза. Его мысли были для неё, как на ладони. Незаметная, нервная улыбка коснулась алых губ одарённой. – Думаю, что со мной в машине будет тесно в скором времени. Ах, да… Ты любишь демонов? – Таня скользнула языком по губам, не поворачиваясь к Тетчу, и продолжая делать вид, что он для неё не существует. А тем временем разум его куклы окутывался самыми потаёнными, безумными страхами, которые сводили мальчика с ума, заставляя прыгать на одной, на двух ногах, истерически кричать и биться в припадках, срывая с себя одежду, и моля о пощаде. - Вокруг меня одни психи… - констатировала брюнетка, чуть улыбаясь.

Mad Hatter: Шляпник вслушивался в слова, которые были адресованы не то ему, не то миру в целом. Потом он немного всё это обмозговал. - Ты прав. Я же чертов псих! После этих слов, водитель, дико вопя, против своей воли засунул в рот дуло пистолета и украсил мостовую своими мозгами. - Он всё равно ужасно водил. – произнес он, поддевая носком ботинка тело. – Или по вашему, я зря это сделал?! Сегодня я не намерен отравиться свинцом или ещё как-то склеить ласты! Именно поэтому мы должны… А что мы должны?! Он тупо уставился на Джокера. Он, правда, себе представать не мог, что же делать. Всё выглядело как абсолютно непродуманный план в стиле «Найти банк – получить прибыль». При этом момент, где описывается, как грабить банк – отсутствует. - Джоки, давай за руль! И поедем уже на эту телестудию! Это место выбивает с меня слезу. А если ты с твоей цыпочкой так и будешь стоять – я сваливаю. Есть ещё много шляп, которые только меня и дожидаются. С этими словами он прошел и сел обратно в машину. - И ещё Джоки…Если эта полоумная …чка не прекратит копаться в моей голове, я обещаю, я оторву ей голову. А из кожи сделаю берет, который буду носить по выходным. Он хлопнул дверью. Собака должна показать зубки. Это нужно, что бы каждая шавка в этом собачатнике знала – чем ты меньше, тем проще укусить за ляжку. С мясом. - Так мы едим?!

Joker: Джокер начинал скучать сам. Медленно, но верно степень раздражения на все вокруг стало зашкаливать, и ртутный столбик вот-вот грозился взорваться к чертям собачьим, огрев ядовитыми парами всех присутствующих какой бы силой и хитростью они не обладали. Как лев в клетке от ходил из стороны в сторону, смотря то на Тетча, то на Таню, вышедшую из машины по понятным причинам, все началось как некое приключение, все было как обычно и обыденность убивало в ней всю страсть, следовало эту обыденность чем-то приукрасить. Радио давно было выключено, а ведь он сказал не трогать радио! Джокер остановился, наблюдая за действиями бывшего подельника, в голове которого сейчас вырисовывались наверняка не самые приятные картины и все благодаря его лапуле, цветочку его гнусной жизни, никому не сдавшейся уже очень и очень много лет и даром. - Демоны? – Джокер резко остановился и насколько это было возможно удивленно посмотрел на девушку. – Хм, что-то слышал такое…впрочем всегда все бывает в первый раз, верно? А ты видимо обнаружила кого-то знакомого в компании моего альтер-эго, - последние слова он буквально выплюнул. Затем обернулся в сторону марионетки, вытворявшей сейчас со своим телом то, на что не способным самые искусные акробаты и мазохисты. Мучения длились минуту, две. У клоуна уже возникло желания прирезать несчастного, хоть самому душу отвести, однако Тетч его опередил. Парнишка приставил дуло пистолета к виску, короткий щелчок, выстрел. Бум! Бах! Бетон окрасил розоватый мозг водителя, тело еще дергалось по инерции, но он определенно был мертв. Джокер вздохнул. Ловко убрал нож в карман и с интересом начал наблюдать, как кровь растекается по земле, образуя причудливую лужицу-узор. - Мда, - поджав губы и склонив голову он будто бы и не замечал происходящего. Вам скучно? Вы думаете, что жизнь кончена и вы перепробовали все занятия, какие только возможно, чтобы разнообразить свою жизнь? Не отчаиваетесь, это только начало. – Да, да, телестудия, - поддакивая скорее машинально, чем осознано, Джокер подошел к трупу водителя, пнул пару его ногой, коротко хохотнул своим собственным мыслям и, резко обернувшись, подошел к машине. Тетч предварительно разразился тирадой, затем громко хлопнул дверью, садясь на заднее сидение автомобиля. Его нервозность, его нетерпение веселили. Порой клоун думал, что было бы забавно посадить Шляпника в клетку. Просто пустую клетку безо всего, и даже не под какими-либо веществами, поставить рядом часы и наблюдать за реакцией сумасшедшего преступника, что он будет делать, как и сколько времени ему понадобиться для полного слета крыши и отчаливания в теплые страны. Подойдя к Тане, клоун перехватил пальцами изящный подбородок, второй рукой забираясь под свитер. - Скучно больше не будет, лапуля, - улыбаясь во все свои желтые зубы, он скинул пиджак и протянул его ей. – Мы же не хотим, что ты замерзла, - гаденько улыбнувшись, заметил он. – Нет. Мы не будем бегать за мышкой, - открыл дверь машины, галантно предоставляя Сейли право места рядом с ним, - мы не кошки ведь, мы змеи, лисы, кто угодно, другого сорта хищники, - садясь на водительское место и хмыкнув, продолжил он. Затем резко обернулся, вытаскивая нож из рукава и притягивая Джервиса за грудки, оказался с ним лицом к лицу. – Манеры, Шляпник, где твои манеры? – вкрадчиво и расставляя слова четко, клоун отпустил товарища. – Значит так, - уже смотря на него в зеркало заднего вида, - ты поведешь машину с моей лапулей и вместе вы остановитесь у мэрии. Я понятно объясняю, зайдете туда и направитесь прямо к кабинету этого уе….этого хорошего и честного человека. Понятно? – Джокер открыл дверь, выходя из машины. – А там уже мы посмотрим, кто из нас настоящий гребаный психопат с физиономией циркача, протащенного по асфальту грузовиком! – коротко рассмеявшись, он хлопнул дверью, чтобы затем направиться обратно в сторону причала, напевая себе под нос какую-то веселую и до боли шизофреничную мелодию из рекламы кукурузных хлопьев. /Далее – здание Мэрии/ офф: Шляпник и Мамба, отправляйтесь в гости к Мэру, там либо можете сразу сказать «привет» ему, либо дождаться Джокера со всем необходимым.

Mad Hatter: Шляпник забавно задергал ногами в воздухе. Правило Шляпника №32 – всегда оставайся на земле двумя ногами. И это правило сейчас злостно нарушалось. - Да я манернее Червонной Королевы! – пропищал он. Вот земля снова оказалась под ногами. – Ты хочешь сказать, я поведу этот тарантас с этой…короче это самоубийство для меня! Хотя он понимал, что большее самоубийство перечить Джокеру. Поэтому он поплелся к автомобилю, сел вперед и настроил под себя зеркало заднего вида. - Поехали? Поехали… – он плавно вдавил педаль газа, и автомобиль легко тронулся. Их ждал мэр, а на такие встречи опаздывать нельзя. продолжение - Мэрия, Сити-Холл

Apollon: /Заброшенная церковь/ День не задался, видимо с самого утра. Тоскливое настроение, захватило Десмонда в плен с самого рассвета и носило его и качало на своих печальных волнах, пока не выбросило на берег вместе с красивой, но ядовитой раковиной – пророчицей. И без того интуиция острыми когтями царапала и выматывала душу. И вот, оказалось, что не случайно. Ожидание непоправимого, неминуемость, определенность…эти чувства давили, укрывали и не давали вздохнуть.. Демон видел, что в этом он был не одинок. Вампир Джеймс, чувствовал тревогу, а эта девушка…Тигра. Ведь тоже была не в восторге с самого начала. …И вместо того, чтобы как-то объединиться и таким образом, может быть, обмануть судьбу и иже с ней, возможную опасность, мы все начали холить и лелеять собственные раненные души. Черт, то, что мы думаем каждый о своем, не добавляет нам шансов.. Десмонд, не захотел ехать в машине, пробки сейчас только испортили бы и без того черное мировосприятие и потому, уже через несколько минут, они с Сойером получили возможность полюбоваться чудесным видом, открывающимся с одного из причалов. Трэнтон глубоко вздохнул в себя холодный обжигающий поцелуй высоты, и легкая паника, которая сеяла в сердце непослушание и опрометчивые поступки, кажется, немного улеглась. - ..Мы пришли сегодня в порт, мы пришли сегодня в порт. Мы стоим разинув рот… Есть на что посмотреть здесь, Джеймс, как считаешь, мм? Демон выдавил из себя улыбку и буквально заставил, вунудил - заинтересовано закрутил головой по сторонам. Множество всевозможных кораблей вокруг, чуть дальше причал для яхт, всех форм и размеров. Краны, погрузка, разгрузка, майна-вира! все шумело, пахло, толкалось, жизнь била ключом вовсю. Дальше от пристани отходил огромный сухогруз, а впереди него, как маленькая собачка на привязи, шел маленький кораблик. - Кажется, это лоцман? Он ведет большой корабль на фарватер, видимо так.. А где же наш паром, мм? Ага, вон кажется и он, у того, дальнего причала. Чуть в стороне белело белоснежное облако парома. - Лайнер Victoria I. Ничего сверхъестественного относится к классу круизных компаний «стандарт». Построен в 2004 году. Имеет 12 палуб, 740 кают для 2500 пассажиров. Хо-хо, Джеймс, а ты говорил две-три сотни.. Здесь уж мы точно повеселимся на славу. Я уже жду - не дождусь, когда Санни даст нам отмашку. Мне нет дела ни до какого ведущего, этот паром похож на кусок вкуснейшего торта и потому, я все больше и больше, склоняюсь к мысли о том, что мы, возможно, проигнорируем указания Вивальди.. – Десмонд задумчиво проводил взглядом очередную группку пассажиров поднимающихся по трапу на борт парома. Демон голодно сглотнул и слегка нервно провел рукой по губам. – Что скажешь, Джеймс? Еще немного подождем или начнем действовать уже прямо сейчас?

Gamer: [Заброшенная церковь] - Какого..? - воскликнул Нигма, оборачиваясь назад на Десмонда; он снова почувствовал укол, что сейчас придется не сладко. Демон схватил Эдварда за пиджак и оба исчезли. - Ненавижу тебя, чертов демон, - с великим трудом разлепились губы актера в следующую секунду, - Сложно было создать ковер-самолет, или какую-нибудь еще хрень, а? - раздражительным тоном фыркнул тот, поглядев на Трэнтона. Последнему осталось лишь ждать, но ровно до тех пор, пока Загадочник идеально не выпрямился, издав при этом громкий хруст, и самодовольно улыбнулся, - Что ж, одно лишь успокаивает, - кивнул в сторону парома, виртуозно вертя в руке трость, с набалдашником, в форме вопросительного знака. Порт встретил напарников холодной прохладой, с таинственной загадочностью и привкусом пакостливого сюрприза, прям как на рождество. Ты еще не знаешь что там, но воображение как назло разыгрывается все больше-больше, а открыв и посмотрев внутрь злосчастной коробочки, думаешь о том, что лучше было бы выдрать себе глаза, чем увидеть это. Повсюду множество яхт, кораблей и прочих суден. А сколько душ! Вах, два с половинной тысяч - это дело; лицо искривилось в страшной улыбке. На предложение демона взорвать паром при любых условиях, Нигма готов был чуть ли не сплясать здесь и сейчас. - Наконец-то, мы с тобой нашли общий язык, Десмонд, - но ограничился обыкновенным хлопком по плече Трэнтона и снова перел взгляд вперед. - Конечно, да. Значит так. У тебя, случаем, под этим прекрасным смокингом, не спрятан костюмчик капитана и матроса, мм? Капитан для меня, а.. - подмигнув юному аристократу, актер грациозно двинулся с места, - Думаю, время еще есть, ты так не думаешь, мм? Куда они денутся? Пойдем, выпьем чашечку кофе? Если подводить итоги, состояние вампира от переживаемого стремилось к откровенно унылому и бесперспективному. Это не могло радовать. Cлюна со вкусом желчи все еще перекатывалась под языком, но как раз с последнем было проще. Парень бесцеремонно сплюнул на чистый асфальт и отер лицо о собственное плечо, постепенно растягиваясь в довольной улыбке. Актер мысленно поблагодарил судьбу за то, что пришлось идти именно с Десмондом, а не с Тигрой. Он не испытывал какое-то отвращение по отношению к Грир, дело было в том, что та, пожалуй, относилась к ситуации пацифически настроенно. Это раздражало его. А Десмонд. Демон есть демон, скажем. Нишма аккуратно поправил воротник пиджака; внимание карих глаз особо привлекла девочка лет пяти-шести, с плюшевым медвежонком, который она прижимала так крепко к груди, что казалось, будто он создает вокруг нее защитное поле и пока он рядом, ничто не могло его пробить. А ведь она еще не отправилась в школу, возможно. Она еще не познала всех прелестей жизни. Нет, не так. Наоборот, к счастью для нее она еще не познала всех ужасов этой жизни. Внезапно, послышались крики, с последующими горькими слезами, ребенка. Плюшевую игрушку девченки унес несильный ветер прямиком в воду. - Впрочем, - внезапно заговорил актер, отрываясь от спектакля, - К чему откладывать то, что можно сделать прямо сейчас, мм? Юнга, отдать концы! - воскликнул парень в котелке, неслышно хихикнув, - Уверен, в твоей голове крутятся не мало вариантов насчет.. Ну ты понял. Поэтому уступаю тебе, да. Удиви меня!

Blade: |Дом Блэйда 0.1| Полночь. Тускло горят фонари. Внезапно, сильный порыв ветра поднял с асфальта газету и швырнул в сторону погасшего фонаря. Под ним в самой тьме с трудом виднелись два три силуэта. По крикам было ясно что два вампира хотят утолить жажду. Блэйд подъехал к ним. Он спокойно подошёл. Вампиры заметили его. Кровососы засуетились, ведь они знали что перед ними истребитель вампиров «Дневной бродяга». Вампиры бросились на Блэйда. Тот спокойно идя вытащил серебряный кол и сделав несколько ударов кулаком по одному вампиру вонзил в глаз другого. Вампир сгорел. Блэйд достал ещё один кол, взял за глотку вампира и прижав к стене спросил: - Где у вас сборище?. - Я незнаю. Я ничего незнаю! Блэйд поняв сто вампир его обманывает, достал фонарик и посвятил кровососу в лицо. Лицо стало гореть. На щеке стали появляться страшные ожоги. - Я я скажу! Я всё скажу- жалобно завопил вампир. - Насколько я знаю, вампиры собираются на заброшенной стройке. В трёх кварталах от сюда. - Спасибо, теперь можешь идти - Ты шутишь?-спросил кровосос Блэйд немного подумал... - Да. Он вонзил вампиру кол в сердце. Сел в тачку и уехал на заброшенную стройку. |Заброшенная стройка|

Apollon: Одинокая фигура сидела на самом краю причала и легкомысленно покачивала ногами над голубым, слегка измятым одеялом волн. Фигура с интересом следила за белой громадой парома отплывающего все дальше и дальше и стремящегося создать идеальный для фотосессии пейзаж – снежное облако лайнера в лучах заходящего солнца. Прекрасно, трепетно… Закат уже вовсю готовил свою палитру – лучи, розовыми, пока еще робкими мазками, легли на воду, потом цвет набрал насыщенности, после включил в себя багрянец и капельку алого.… В один из кратких моментов на лайнер лег отсвет кровавого оттенка, и фигура на причале кивнула, по достоинству оценила полученную гамму. Ведь этот цвет как никогда был близок к своей цели, на краткий миг показав, приоткрыв завесу над одной из возможных судеб парома. Парома и конечно всех его пассажиров. На причале было многолюдно. Пассажиры спешили подняться на борт и занять свои места, провожающие махали платками, грузчики поднимали багаж, приветственно ревел репродуктор, описывая всевозможные прелести предстоящего путешествия. В подобном шуме, гаме и суете никто и не заметил, как небольшой плюшевый медвежонок одной прелестной девчушки с розовыми бантиками в волосах, вдруг был подхвачен неизвестно откуда налетевшим вихрем, детские ручки не справились со стихией и вот уже слезы и большое горе маленького человечка. Но не возвращаться же назад ради игрушки, девочку буквально силой забрала от поручней мать и увела в сторону кают. Каково же было ее изумление когда, следом за тактичным стуком в дверь, в каюте появился красивый молодой человек, который держал в руках… Девочка с криком бросилась к незнакомцу и уже через минуту счастливо смеялась, крепко прижимая к себе любимую игрушку. Женщина искренне благодарила, пыталась даже заплатить молодому стюарду Трэнтону, но тот наотрез отказался и, пожелав прекрасным дамам попутного ветра, скрылся за дверью. Одинокая фигура лжестюарда сидела на самом краю причала и думала о том, сколько освободившихся душ он сможет уже сегодня вечером вручить своему отцу. Совсем не моряк Десмонд, улыбался, афера Санни еще так недавно вызывавшая в нем протест и отвращение, теперь принимала, что ни на есть, удачный поворот. Да, Алекс решал свои, надо сказать, одному ему видные планы и намерения, но Десмонд, кажется, загребал весь жар от углей. Он уже собрал немалый урожай в телецентре и вот теперь, если Вивальди даст-таки отмашку на взрыв… Будто услышав его мысли, в кармане Десмонда запиликал привычной мелодией телефон: - Да, Алекс, я слушаю тебя… На том конце, голос говорившего был лишен всех тех ноток внимания и участия, на том конце связи Александр Тьерри уже не говорил, он кричал, ревел, вопил во всю мощь своих легких. - Да, я понял, Алекс, я сделаю, как ты просишь… На открыточном пейзаже появился еще один вариант расцветки. И на сей раз, виной тому было отнюдь не заходящее солнце. Ярких, огненных сполохов закату придал мощный взрыв, расколовший облако парома как раз пополам. Фиолетовая волна магии зародилась и выплеснулась наружу из дверей одной из кают первого класса и пошла разливаться по лайнеру, собирая свой урожай душ. Через полчаса все было кончено. Над пустующим причалом холодный ветер пронес тонкую розовую ленточку… /Lounge Bar - "Bunker"/

Red Skull: " Возвращение " ( первый пост ) Отто взглянул на свои дорогие наручные часы. Отдавая должное свое педантичности, он специально корректировал курс так, что бы цепочка тяжелых транспортных судов появилась у порта прямо на фоне восходящего солнца, озаряющего лучами стальные конструкции транспортных судов. - Нью- Йорк, этот прекрасный город. Сонный и лишь просыпающийся, город живущий одним днем. Прекрасно. - Поправив свой белоснежный костюм, Крипштайн развернулся к городу спиной, наблюдая за идеальным, словно боевым построением следующих за главным судном массивных гигантов. Однако через промежуток времени, привычное гудение моторов заглушили передачи от Береговой охраны. - Неопознанные судна назовитесь. Повторяю, назовите себя и передайте цель вашего прибытия. . Отто улыбнулся. Теперь в городе ощущалось куда больше порядка, чем полтора года назад. - Начинайте передавать наши коды, и передайте Береговой охране все необходимые запрашиваемые ими документы. Ах да, лучше всего нам занять сразу два причала. Наблюдая за уносящимся в рубку радистом Отто вновь развернулся лицом к городу, видя как город постепенно становится все ближе и ближе. - По прибытию и оформлению всех нужных документов первым делом разгрузите мой автомобиль, мне нужно будет ненадолго уехать по своим делам, я думаю вы и сами справитесь с разгрузкой на временном складе. Я не думаю, что наш простой будет долгим. Первый из массивных гигантов направляемый службами Пирса, пристроился к одному из причалов , встав почти идеально. Впрочем другого от опытных, нанятых Отто капитанов транспортных судов Крипштайн и не ожидал. Ему крайней не хотелось , что бы пострадал хотя бы один транспортик, везущий столь ценные материалы в виде специальных камер для одаренных, безопасного оружия и сверх мощных компьютеров. Разгрузка начиналась и команды облаченных во все черное штурмовиков, облаченных в черного же цвета плащи немедленно начинали разгрузку, на грузовиках позднее увозя материалы на временный склад. Благодаря денежной премии неофициально выданной начальнику порта, склад стал охранятся чуть ли не в три раза лучше, зато все его парни получили солидную компенсацию за неудобства, а как только первый массивный гигант разгрузился, он совершил дозаправку и тотчас же лег на обратный курс, освобождая место другому кораблю. Четкая, слаженная машина скованная железными понятиями дисциплины и внутреними уставами показывала себя во всей красе. Отто же уехал практически сразу на своем автомобиле, как только разбоготевшие инстанции оформили вне очереди автомобиль главы Корпорации " Молот ", а вставшее солнце столь же невозмутимо продолжало освещать могучие каркасы транспортных судов и суетящихся возле них словно муравьи, штурмовиков...

Red Skull: Успешно закончившаяся погрузка обернулась второй фазой перевоза многочисленного груза из временных складов, непосредственно в здание самой корпорации. Колонны тяжелых грузовиков выдвигались согласно четко составленному плану, в котором учитывались даже такие мелочи как время выхода Американского народа на работу, возможные повреждения дорожных покрытий и план по правильному распределению логистики пути, дабы ни за что не создавать пробок. Иными словами " Молот " в привычной ему манере заботился прежде всего о самих гражданах и жителях Нью- Йорка, и лишь после следовал своим интересам. Массивные транспортные суда покинули порт, уходя назад в Европу, а специальные команды восстановили все повреждения фактически не столько убирая за собой , сколько обновляя весь порт начиная от простой уборки и заканчивая восстановлением дорожных покрытий, постановкой нвоой системы освещения , заменой несущих конструкций и солидными по меркам жителей Нью- Йорка денежными выплатами начальнику порта и всей команде порта за причененные возможные неудобства. С первых же минут корпорация уже начинала завоевывать умы и души простых жителей, видящих в ней не еще один комок жаждущих крови граждан бюрократов, но помощников и надежных уже зарекомендовавших себя партнеров по поддержанию мира и порядка в городе. Обновление Фондовой Биржи, до сих пор надежно охраняемая электроподстанция Квинса, системы бозопасности которой сделали так, что за полтора года ни один враг не смел даже попытатся напасть на охраняемый и построенный корпорацией объект. Торговые центры, полицейский участок- иными словами корпорация действительно бережно заботилась о той собственности, которую вручило им в опеку Правительство Америки. И судя по всему это сотрудничество будет продолжаться и дальше, радостно встреченное самой сильной властью в мире- властью народа. Переход всех грузов, персонала и вещей в Штаб- квартиру Корпорации.

Seth: --------------Улицы (Broadway) 0.4 Стоят врата без стражи - что ни год, Чрез них чредою вечного бредет - То с Волги, то из Турции - народ. Китайцы, и малайцы, и балийцы, Тевтоны, кельты, скифы, сицилийцы, - Они бегут от горестей и бед, Из Старого приносят в Новый Свет Своих богов, и веры, и молитвы. Их силы вдохновляются на битву. Средь грязных улиц - в самый темный час Их голоса звучат в ушах у нас Уж не акцентом, - а угрозой страшной Как отголоски с Вавилонской башни Томас Бэйли Улицы Бродвея были оцеплены прибывшими к месту событий копами. Прячась за открытыми дверцами патрульных автомобилей, они кричали что-то в мегафоны, целились в мутантов и пытались делать вид, что все под контролем. Уничтоженный Холокостом спецназ демонстрировал обратное. У них ни черта не было под контролем, даже собственный организм. Следуя инструкциям, они стали живой преградой между Сетом, двумя его последователями и всем Нью-Йорком. Пот тек по лбу и вискам, застилал глаза и холодил кожу, оставляя на одежде крупные мокрые пятна. Они ничего не могли сделать, чтобы перестать трястись от страха. В инструкциях ничего не говорилось, как можно не бояться могущественных мутантов, разрушающих все на своем пути. Неконтролируемый ужас на уровне суеверного страха перед природными катастрофами не давал копам шанса делать свою работу правильно и эффективно. Люди продолжали гибнуть в бессмысленной мешанине. Вертолет 6 канала, оставшись без пилота и пассажиров, быстро снижался. Он врезался в здание, лопастями пробивая себе путь внутрь и обрушивая тысячи осколков на тротуар улицы. Песок стройным роем выбрался из кабины вертолета и присоединился к основной своей части, кружащейся у ног Сета. Жертвоприношение было произведено, но древний египетский бог зла не мог этим удовольствоваться. Он стоял неподвижно, не глядя и не слушая тех, кто был рядом. Их не существовало в этот момент, как не существовало и рядовых нью-йоркцев, оказавшихся в шкуре скота, предназначенного для забоя. Перезарядив пистолеты, копы снова открыли огонь, целясь в головы и грудь преступников. Время для предупредительных выстрелов давно прошло, будь у них такая возможность, они бы уничтожили их, не переживая о необходимости писать рапорты и объясняться перед начальством из-за появления трупов во время задержания. Песок, существующий сам по себе, реагировал на каждый выстрел и с молниеносным выбросом прикрывал Сета, поглощая все выпущенные пули. Копы продолжали стрелять, пока огненные кошки Нефертити не добрались до них. Нырнув под патрульный автомобиль, они перевернули его, заставили совершить в воздухе головокружительный кувырок и после взорвали, огненными хвостами добравшись до бензобака. - Боги покинули людей, - подвел черту Сет, поднимая руку. Повинуясь движению, вместе с рукой поднимался и отяжелевший с виду песок. Кисть божества дернулась в сторону и закрутила песок, образуя воронку. В этой воронке исчезли все трое, сам Сет, Холокост и Нефертити, оставляя после себя дымящиеся от огня здания, разбитые витрины и окна, десятки тел, личности которых опознать будет не так просто. Океаниды были прекрасными нимфами древнегреческой мифологии, в которых верили и которых чтили. Нимфы никогда не получали от людей поклонения, достающегося Богам Олимпа, но простой веры было достаточно, чтобы они чувствовали себя самыми прекрасными и самыми удивительными созданиями в мире. Завезенные через океан из Европы в Америку, многие сестры Океанид лишились всего, что у них было. Поколения сменяли друг друга и вместо одной веры появлялась другая, никак не связанные с древними мифами. Захлебываясь в соленых водах, отравленных человеческой жизнедеятельностью, Океаниды утратили былую красоту и отживали свой последний век. Песчаная воронка образовалась на причале у склада №8, куда всего сорок минут назад была окончена выгрузка прибывшего груза. Из воронки показалась нога в черной штанине и черном кожаном ботинке. Когда ботинок соприкоснулся с причалом, песок рассыпался на отдельные песчинки и скрылся. - Но прежде люди покинули богов, - закончил начатую на Бродвее фразу Сет и осмотрелся по сторонам. Он знал о незавидной участи богоподобных существ, раньше почитавшихся целыми народами, но не мог увидеть, что его собственная судьба отличается в лучшую сторону. Изгнанный из своего мира, Сет оказался в человеческом теле и не зависел от поклонения людей. - Океаниды, жительницы воды, могут быть нам полезными созданиями. Забытые и обиженные всем сущим, океаниды станут служить богу Сету.

Holocaust: [откуда - Улицы Бродвей] Песок опять поглотил их, только теперь тьма сменилась светом, который все же играл малую роль в этом странном круговороте стихии земли. Взять за привычку путешествовать подобным образом – ему никогда не придет в голову. Скажем так, причин всегда будет больше против подобного, нежели – за. Начиная с того, что песок слишком вредно сказывается, что на его человекоподобном облике, что на истинном, едва оболочка иллюзорной внешности спадает и перед вами возникает громада из неизвестного материала, под которым спрятано нечто почти неосязаемое. Если сам Холокост мог с легкостью перенести песчинки, не причинявшие вреда ни капли, то броня, к сожалению, подобным похвастаться не могла. Любая прочная конструкция с течением времени рискует покрыться пылью и паутиной, кои не слишком благостно влияют на общую конструкцию. Любое устройство, сделанное пусть и из самого прочного материала в мире, не устоит против мелкого и вездесущего песка, забивающегося в щели, разрушающего механизм изнутри, подобно медленной смерти человека, болезни, проникающей в каждую клетку. Так что водоворот поглотил человека, и, как только песчаный вихрь стих на причале, оставил после себя человека. Наигранно откашлявшись и протерев глаза пальцами, Немезис вздохнул. Чем древнее божество тем более дешевые эффекты оно использует; они кажутся впечатляющими, несомненно, но уже не производят именно такого эффекта, на который были рассчитаны, ты просчитываешь скорее их минусы и недостатки, нежели достоинства и общую картину, созданную подобными явлениями. Смертоносно? Да. Необходимо? Нет. Тем более, в какой-то мере, Холокосту хотелось задержаться еще хоть на миг, на краткое мгновение – он так соскучился по спектаклю «наши бравые герои пришли поздно, но лучше поздно, чем никогда». Мужчина улыбнулся своим мыслям и постарался обратить все свое внимание вновь к приобретенному союзнику. - Месть - блюдо, которое подают свежим, не так ли? – оглядывая причал на поиск чего-либо интересного заметил он. Ничего интересно. Ровным счетом ничего. Номер – 8. Стоит грузовое судно, и народец вокруг него суетиться, разгружая контейнер за контейнером. А что внутри контейнером? На данный момент это не так и интересно. – Чем больше союзников будет, тем легче будет обратить мир во тьму, несомненно. Но любой союзник примнет к вам не за «просто так». Равно, как и теперешние друзья и подруги, не просто так на вашей стороне, Темный Бог, - убрав руки в карманы брюк, Холокост обошел Сета, посмотрел вниз, на темную загрязненную всяческими нечистотами воду порта. Да, вы можете начать лекцию о том, что защитники окружающей среды делают все, чтобы люди не гадили там, где живут. Так разве это когда-нибудь останавливало человека? Дна, само собой не было видно, хотя глубина была не такой большой, как могло бы показаться – проблема заключалась скорее в том, что после себя оставляют подобные корабли, как тот, который пристал к причалу номер 8. Немезис представил себе, какие твари и насколько отчаянные могут обитать в подобным водах. Забудьте сказки о наядах и нимфах, забудьте россказни о речных богах, - все это осталось в прошлом, как и девственная нетронутая никем природа, как и отсутствие человека, как и некая красота мира, когда-то имевшая место быть, а сейчас смененная урбанистическими красотами массового расселения главного паразита Вселенной. – Океаниды такой же пережитом своего времени, как и…она, - Холокост, наконец, оторвался от созерцания воды и посмотрел на Нефертити. – Союзники хорошие, но не слишком надежные, скорее разовые, используемые от случая к случаю и, судя по их характеру, крайне обидчивые и мстительные. Если что-то им не понравится, то, боюсь, это обернется против нас. Хотя есть кое-что, чем они могут нам помочь, если мы хотим достичь успеха, - он ухмыльнулся. – Прежде чем окончательно разрушить всякие связи одного мира с другим, а, возможно, и один из миров, подспорьем будет нанести пару трещин в привычное существование…морского народца, - Немезис издал небольшой смешок. – Апокалипсис был отличным собирателем артефактов, не все, конечно, ему удалось отыскать, но о паре, которая может пригодиться нам, он упоминал ни раз. Первый – это, на данный момент, потерянный Рог Протеуса, использовав который мы сможем обмануть доверчивую невнимательность к Атлантам. Второй – меч. Использовать его самим будет крайне опасно, если, конечно, Темный Бог не желает опять погрузиться в забвение на неопределенный срок, а вот заставить им поднять руку брата на брата своего… Крайне занимательно.

Werewolf: [Улицы Бродвей.] Ужас и кошмар, оставили после себя сторонники Сета с ним во главе. Тысячи семей сегодня лишились кого то из своих родственников, тысячи людей задаются одним единственным вопросом: «За что?» Но ответ был очевиден, люди разгневали своим неуважением к Богам, они напрочь забыли о том, что было несколько сотен лет до их появления на этой грязной и грешной Земле. Миниатюрная девушка наблюдавшая за происходящим, стоя за спиной высокого мужчины, почувствовала внутри легкий укол совести. С широко раскрытыми глазами она обвела улицу взглядом и мысленно ужаснулась. Неужели этот огонь, который охватил большую часть улиц, зданий – было ее рук дела? Не ужели она вышла из под контроля до такой степени, что превратилась в монстра? Нефертити никогда бы в жизни не причинила вреда кому то, но с приобретением этих сил, с момента как ее вселили в это тело – ее нрав начал странным образом меняться, словно заражаясь от той, в ком египтянка находилась. Подняв свой взгляд на мужчин, девушка закусила нижнюю губу и слух уловил странный вой, а затем из угла появились железные коробки на колесах. – А это вообще что такое? – Тихо пролепетала она над ухом Холокоста, который судя по всему был более просвещен в этом мире, чем она. Она дернула мужчину за руку и похлопав глазами взглянула в его лицо, но после вновь обернулась к Сету, который словно полыхал пламенем злости и ненависти. Послышались выстрелы, и нимфетка невольно подпрыгнула от поднявшегося шума. Что то внутри подсказывало ей, что эти выстрелы могут причинить невыносимый вред телу и душе. Точно, это говорил тонкий голос заключенной в собственном теле блондинка, Шелли кажется ее звали. Она почувствовала, как девушка ей словно пела своим сладким голосом на ухо – уничтожь, воспользуйся силами и Нефертити так поступила. Она сжала руки в кулаки и сосредоточившись представила образ египетских кошек, которые в мгновения ока оказались подле врагов и устроили танец со смертью. Огонь стоял в глазах некогда напуганной египтянки, ее выражение было бесстрастным и ледяным, словно так оно и должно было быть. – Люди заслуживают смерти, после того что сделали – Подумала она, словно отвечая на слова Сета, а затем образовалась воронка из песка и все трое исчезли. Через какое то мгновение пейзаж вновь сменился и теперь перед глазами египтянки открылся прекрасный вид на океан – они были явно на причале. Девушка осмотрелась по сторонам, тишина. – Океаниды? – Вскинув бровью Нефертити посмотрела на Сета и как то странно улыбнулась. Затем заговорил Холокост и посмотрел на нее, от чего царица почувствовала, как по телу пробежались мурашки. Он внушал ужас одним взглядом, но не смотря на все это, Нефертити нравилось над ним слегка издеваться, вести себя как капризный ребенок. – И где можно найти эти артефакты? – Поинтересовалась девушка вновь поднимая свой взгляд на Холокоста и слегка недоверчиво щурясь. – Но меня еще вот каков вопрос интересует, позволите Сет? – Учтиво проговорила она слегка выдвигаясь вперед и не решаясь смотреть на своего Бога прямо – Как мы подымим Атлантиду из недр океана и каков вообще будет план? – Закусив нижнюю губу она резко опустила голову, вызывая этим жестом полное доверие и подчинение Темному Богу. Внезапно откуда то с берега послышался мужской голос – Эй вы, что вы там делаете? Это закрытая территория! – Нефертити резко обернулась, как кошка, и увидела по ту сторону причала идущего к ним мужчину средних лет, одетого в охранную форму. Он держал руки на поясе и когда блондинка пригляделась лучше, то заметила что именно на поясе висел пистолет, готовый в любую секунду прийти в действие, если эти трое не подчинятся приказу и не покинут порт. – Замолкни – Холодно отозвалась египтянка на слова человека и взмахнув рукой образовала огненную стену, не позволяющую смертном подойти ближе.

Seth: Окружающие Сета голоса были подобны назойливому жужжанию. Он не пытался вникнуть в смысл сказанного и не собирался держать ответ перед ними. Для Сета из всех голосов Вселенной существовал лишь его собственный. Из всех существующих прав он признавал лишь свои права, достигающие, в его понимании, до вседозволенности. Сет прошел к самой воде и стал всматриваться в глубины. Он не шелохнулся, когда за спиной раздался голос охранника. Тайны, хранимые глубинами, сейчас волновали все его существо. - Явитесь нашему взору, мы повелеваем. Сет распростер руки, ожидая, что к нему явятся завезенные людьми из Греции в США нимфы, но те не торопились появляться. Забвение и влечение жалкого существования сделали свое дело, прекрасные когда-то нимфы превратились в обрюзгших существ, глухих к чужим призывам - божественным или людским. Происходящее не было планом Сета. Боги не планируют, они повелевают судьбами и направляют их. Потому нельзя было сказать, что план Сета трещал по швам. Трещало по швам его самолюбие. Черты лица Сета все больше становились похожими на змеиные. От зарождающегося гнева он стал терять человеческий облик и готов был покарать всех своей божественной немилостью, когда раздался выстрел. Пистолет дрожал в руках охранника. Он весь трясся, поражаясь тому, откуда у него взялась смелость, чтобы нажать на спусковой крючок и привлечь этим гребаным выстрелом к себе внимание всей троицы. Дрожь как лихорадка перешла в колени и они стали подгибаться под тяжелым взглядом уставившихся на него правонарушителей. Он не подозревал, что своим появлением не в том месте и не в то время перечеркнул разом привычный распорядок дня и вложил свою судьбу в руки древних. Древние боги павших со временем цивилизаций не привыкли отвечать на задаваемые им вопросы. Молитвы, покаяния и мольбы они пропускали мимо ушей. Обращали свои взоры на смертных лишь в те минуты, когда клубы дыма вздымались над жертвенным костром. Ценность жертвоприношений признавали не только боги, но и сами люди. Отправляясь в загробный мир, собираясь в последний свой путь, умершие забирали с собой еще живых и цветущих. По праву рождения они могли себе это позволить и боги оказывали им иное внимание, чем ко всем остальным. Культура всего мира строилась на простых догматах священного предназначения крови и описания ее, как жизненной силы. Человеческая кровь как символ победы в войне, уплата за грядущие завоевания и добрый урожай была разменной монетой для всех без исключений. Океаниды, не удостаивавшиеся подобных почестей в свою честь, могли на время забыть о своей непостоянной натуре и стать верными союзницами. За них нужно пролить кровь и они сделают все, что повелит им пустынное божество. - Смертный послужит нам. Сет взмахом руки направил песок по направлению к охраннику и закружил огонь Нефертити в вихре, чтобы избавиться от него. Пистолет был направлен точно ему в грудь. Побагровевший охранник мешкал, не до конца уверенный, стоит ли игра свеч. Промедление стоило ему воли - одного гипнотического взгляда Сета было достаточно, чтобы глаза охранника остекленели и он медленным шагом стал приближаться к ним. Продолжая поддерживать зрительный контакт, Сет позволил смертному подойти ближе к нему, поравняться с божеством. - Принеси себя в жертву, - велел охраннику темный бог, посторонившись. Затуманенный взгляд охранника стал проясняться, но пистолет уже был занесен и приставлен сбоку к горлу. Пуля должна была заменить ритуальный нож, разрезающий глотку, и охранник выстрелил. Кровь хлынула из раны и изо рта. Падая в воду, он пытался зажать образовавшиеся на горле отверстия. - Явитесь нашему взору. Кровавую жертву в вашу честь принес сам бог Сет. Охранник захлебнулся и окровавленная вода вокруг него стала пениться. Никто не мог отказаться от жертвоприношения и Сет не сомневался, что не зря сделал это. Оставалось ждать, когда появятся призванные им Океаниды и когда вернется из своего путешествия во времени другой его союзник, взявший на себя роль вестника Сета и его осведомителя. Джордан Бун, по договору с Сетом отправившийся назад в прошлое, чтобы стать свидетелем эры процветания Атлантов. п.с. дальше пишет Halloween Jack. рассказывает об атлантах и их оружие, что смог узнать.

Holocaust: Мужчина посмотрел на свое отражение в воде, нахмурился и провел рукой по волосам, убирая их назад. Под пальцами цвет волос заметно потемнел до черного, затем изменилось и само лицо, став более аккуратным, словно высеченным из мрамора художником, возомнившим, что сможет создать идеальную модель человека. Немезис улыбнулся своего отражению в мутной реке. Да, именно такого эффекта он и хотел добиться, более нового, более неузнаваемого и более спокойного. А ведь именно сейчас это и необходимо было ему, когда рядом находился, ничего не желавший слушать, бог и вездесущая, то ли некогда богиня, то ли некогда царица, не важно, сейчас она была просто сродни надоедливому ребенку, вечно лезущему с расспросами и вечно не понимающему что ему делать или что он делает. Холокост вздохнул, коротко взглянул на девушку, затем убрал руки в карманы и просто отошел от края причала. Выставляя мысленно оценку, этим двоим, на данный момент, он не пытался приукрасить действительность. Прошло не меньше суток с тех самых пор, как он прибыл на остров Святой Елены, чтобы задать всего один вопрос и ответить, также, на единственный – что дальше и да, несомненно. Несомненно, мир нуждается в перестройке. Но лучше перестройки может быть лишь полное его уничтожение, ведь на руинах всегда строиться легче. - Там, где нужно, глупенькая, - улыбнувшись лишь уголками губ, ответил на вопрос девушки Холокост. – Рог нам помогут найти океаниды, а меч….скажем так, придется спустится намного глубже, чем обитают атланты. Если Темный Бог позволит мне это сделать, а, не сомневаюсь, он это позволит, - с некоторый издевкой в голосе фыркнул Немезис, казалось его не волнует никто и ничто, впрочем, так оно и было, для него не было законов и правил кроме собственных, и кроме законов и правил его отца, а его здесь не было, следовательно – делайте выводы сами. – Меч скоро тоже будет у нас. Их милую беседу, по закону жанра, как же без него, прервал не во время появившийся охранник порта. Точнее, один из них. Так всегда бывает – просто одному человеку вдруг захотелось покинуть свой пост и пройтись вдоль доков и посмотреть, нет ли какой шпаны на окраинах административной территории и не размалевывает ли эта самая шпана стены краской в баллончиках; если нет – ну что ж, размяться тоже необходимо, а если есть – то настроение улучшится и день будет прожит не зря, ведь тогда охранник выругает их, пригрозит оружием, напугает до усрачки и все в таком духе. Видимо, сегодня был не просто не его день, сегодня был день его смерти. Наблюдая за символическим жертвоприношением, Немезис не повел и бровью. Вода, начавшая поглощать тело и растворять среди своих молекул химический состав крови человека, вспенилась, затем успокоилась. Ничего не происходило. Здесь было бы уместным высказать мысль на то, сколько времени они теряют стоя на месте, однако говорить подобного не пришлось, и Холокост мысленно возблагодарил отца-создателя за подобную динамику развития событий. Честное слово, еще пара минут и этого зверя начали бы одолевать сомнения на счет того, в чей компании он очутился – есть ли это и в самом деле тот Темный Бог, бич земли Древней, Владыка Хаоса и Песков, Змееуст и сам Змий Сет? Поначалу вода была спокойной. Ее темнеющее дно было и то зловещее того, что только что произошло с человеком, но затем тьма стала подниматься. Там, где раньше, опустив руку, еще можно было разглядеть ее ладонь и пальцы, распростерлась пугающая темнота. Все происходило спокойно и быстро, без лишнего шума, без лишних эффектов, как будто было в привычке природы, естественным явлением. Отчасти, так оно и являлось. Просто люди забыли, люди разучились верить в подобное, находя объяснение в сухой действительно науки и материализма фактов. Не прошло и пяти минут, как вода словно стала очищаться, вся чернота, весь смрад, даже собранный с дна, начал совмещаться в одну точку. На бетонный берег причала легла ладонь, с длинными заостренными пальцами, меж которых были растянуты перепонки. Под синей кожей, скорее трупного оттенка, проглядывался узор зеленых вен и артерий. Подтянувшись на ладони, на берег поднялось создание лишь отдаленно напоминающее женщину. Также, забудьте все рассказы о прекрасных русалках. Ноги создания смыкались внизу живота и уходили вниз, к воде, будто бы потоком, который больше напоминал хвост змеи или червя. Угловатое тело, обтянутое кожей, казалось, лишь для формальности, настолько выпирали все кости, настолько можно было пересчитать ребра и увидеть позвонки через живот. Лицо создания было вытянутым, как у рыбы, большие черные глаза без глазниц, впалые в череп смотрели на стоящих на берегу людей. Создание повернуло голову, и костистые жабры раскрылись, вбирая в себе воздух. Губы создания не шевелились, но слова можно было услышать четко и отчетливо, будто нечто, появившееся из воды, проникало прямо вам в голову. - Жертва отдана Стикс. Кто призвал ее? Кто осмелился взглянуть в глаза ей? Зачем тревожить покой забвения? – казалось глаза создания выискивают, высматривают, обращаются ко всему и всем. – Мы чувствуем песок. Мы чувствуем зло. Мы чувствуем хаос. Не человек. Не герой. Бог желает говорить со Стикс?

Werewolf: Когда мир меняется, то в этом виноват не человек, а тот, кто стоит выше. Когда на Землю обрушивается настоящий хаос, предпосылки судного дня, то в этом опять виноват тот, кто стоит выше, не человек. Ты обычная пешка в мире испытаний и твоя цель здесь выжить. Открой глаза и посмотри, что творится вокруг, как этот жалкий город превращается в поле для битвы. Но ты увы будешь слеп, ты не увидишь этого пока не прольется кровь миллионов невинных. Поведение Сета не вызывало у Нефертити каких либо удивлений, наоборот, скорее злило. Она смотрела на него искоса поглядывая на его союзника и думала, что она вообще здесь забыла. Для какой собственно цели ее вернули с того света и вселили вот в это, вызывающее тело белой девушки. Ветер трепыхал белые локоны и легкую белую тунику. Миловидные черты лица искажались в гримасе некоторой злобы. Восстать против Сета было бы глупо со стороны нимфы, но вот отыграться на его союзнике вполне простительно. Она повернулась к мужчине, который удостоил ее ответом, и на губах выступила азарная улыбка, не предвещающая ничего хорошего для Холокоста. Да, пусть он будет думать о ней как о ребенке, это даже наоборот придавало всей ситуации некого рода комичность. – Глупенькая значит – Подумала она чуть делая шаг вперед на встречу мужчине и незаметно сжав руку в кулак, она прищурилась. Никто не смел с ней так обращаться, а уж тем более какое то неизвестное существо в теле мужчины. – Глупенький у нас только ты – Все так же мысленно разговаривала она сама с собой и в мгновение ока ее глаза широко раскрылись, словно нимфетка ослепла, как за спиной Холокоста появилось пламя. Девушка сильнее сжала свою руку, так что ногти впились в ладони. От такого действия огонь лишь взмыл в воздух, разгораясь еще сильнее и уже полностью охватывая спину незнакомца. Отвлекло Нефертити лишь то, что вновь заговорил Сета. Блондинка резко обернулась, и огонь за спиной Холокоста исчез. Она посмотрела как песок Темного Бога направился к смертному, который был заблокирован огненной стеной и вскоре это «чудо-творение» смешавшись с песчаной бурей закрутились вихрем. Ухмыляясь одними губами, глядя, как охранник начал приближаться к трио, Нефертити устало вздохнула и покосилась на Холокоста, мысленно строя новый план мщения. Раздался выстрел, прежде нимфа не слышала такого грохота, от чего она даже слегка подпрыгнула на месте. Человек упал, вода окрасилась красным цветом означающем что он мертв. Внимательно глянув на труп, блондинка улыбнулась и медленно подняла взгляд на Сета, затем вновь на труп и увидела как вода начала пениться, а затем все стихло. – Что то пошло не так?! – Вскинув бровью она задала немой вопрос вновь глядя на Сета, после опять на воду. Ее тело слегка напряглось, наружу рвалась злость и жажда. Непонятная жажда. Ее слух и зрение обострились, она чувствовала прилив сил, желание убивать и убивать, рвать людские плоти на мелкие куски, упиваться их кровью. Что это? – Здравствуй милая – Раздался внутри головы чей то женский голос. Да, это наверно была та в кого вселили египтянку. Она нахмурилась, боясь произнести хотя бы слово. Неужели ее власть над телом вот-вот рухнет и ей вновь придется томится в потемках души этой незнакомки. Ее ноги слегка подогнулись, лицо скривилось в гримасе отчаянья и непонимания – Ой, не бойся.. – Опять этот женский голос, боже он сводил Нефертити с ума – Что тебе нужно? – Мысленно взмолилась египтянка чувствуя невыносимую головную боль, словно та вот-вот взорвется. – Ничего особого, просто поделись со мной телом.. И тогда я научу тебя многому «хорошему» - Какая то странная интонация звучала в этом голосе, что то было не так и египтянка мешкая посмотрела пустым взглядом на воду, видя там отражение той самой блондинке. Она криво ухмылялась ей, в глазах горела какая то звериная сущность, словно на тебя смотрел сам Дьявол. – Если ты не хочешь по-хорошему, я это сделаю с силой и Король мне поможет – Заговорило отражение в воде и Нефертити резко выпрямившись отвела взгляд от воды. Сотрясаясь телом она старалась держать под контролем ту, которая так яро пыталась пробить себе путь на свободу, но все ее попытки провалились с треском, как только египтянка отреагировала на появление существа, что призывал Сет. В голове произошел какой то щелчок, взгляд девушки изменился, приобрел злобу, надменность и власть. Нефертити оставалась сама собой, но в ней что то изменилось, в нее словно вселился бес. Она с высока посмотрела на появившееся существо и ухмыльнулась краем губ, слыша как это нечто обращалось ко всем троим. Искоса посмотрев в сторону Сета, а затем увидев Холокоста, нимфа сделала глубокий вдох и отошла на шаг назад, вставая позади мужчин. Раз уж они притащили ее сюда, в этот мир, вселили в это тело какой то маньячки, то и пусть разбираются с этим существом сами. Нефертити лишь ждала момента, когда сможет уже выступить соло, ибо сила которая внезапно возросла внутри хрупкого тельца, рвалась наружу, желая проявить себя. - Прояви себя, скажи уже что нибудь – Говорила Шелли той, которая сейчас стояла перед этими тремя – Ты должна показать, что все еще находишься здесь. Что ты не просто игрушка, ты должна показать себя – Голос хозяйки тела распространялся повсюду, эхом отдавая в голове. Он был приятным и мелодичным, даже нельзя было бы подумать, что она была злом. Нефертити улыбнулась, перевела медленный взгляд с мужчины на мужчину, а затем остановила его на водном существе. Скептически вскинув бровью, она склонила голову на бок, рассматривая это нечто, словно маленький ребенок разглядывал новую игрушку. – Я Нефертити – Спокойно и уверенно проговорила девушка обращаясь к существу и делая небольшой шаг вперед. – Великий, и это поможет нам? – Египтянка обратилась к Сету и искоса посмотрела на Холокоста. Она ровным счетом не знала, что спрашивать этого типа, потому что внутри нее что то подсказывало – доверять сыну Апокалипсиса было чревато. После того, как ее взгляд столкнулся с Богом, египтянка невольно склонила голову и отошла назад, чуть касаясь плечом Немезиса. – Почему именно тебе должна выпасть честь отправится за мечом? – Сквозь зубы наконец проговорила она, вспомнив ранее сказанные им слова. – Я не доверяю тебе, твои глаза лгут и несут собой смерть, а уж я никогда не ошибалась в своей правоте – Она прищурила взгляд, и ее цвет глаз менялся от карего до боли знакомого голубого, иногда переходя к бездонно-черному, словно два или три существа разговаривали с Холокостом. – Слишком резко, но правильно – Довольно проговорила Шелли, улыбаясь мрачной улыбкой – Если меч находится на глубине океана, то чего нам стоит обратится к Богам и разогнать воду? – Пожав плечами сказала египтянка косясь в сторону Сета.



полная версия страницы