Форум » Нью-Йорк » Кафе "Good Morning" 0.8 » Ответить

Кафе "Good Morning" 0.8

Wolverine: Здесь делают великолепный крепкий и очень вкусный кофе, а так же хороший чай. Которые подают с великолепными пирожными и другими сладостями. Это кафе довольно популярно среди мутантов и парою даже нельзя ответить на вопрос кого здесь больше, людей или мутантов...

Ответов - 76, стр: 1 2 3 All

Ermittler: Шутка девушки в адрес Джи пришлась Агенту по вкусу – он негромко, но заразительно рассмеялся, прищурившись от удовольствия, когда Эль улыбнулась, расслабленно и загадочно. Он принялся за свой коктейль, неспешно смакуя «Маргариту», пока его собеседница продолжала поднимать его и без того отличное настроение. Когда она перечисляла его функции, Эрих не выдержал, вновь засмеялся и даже немного поперхнулся коктейлем. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы успокоиться и принять более-менее приличный вид. Он поспешил задушить рвавшийся наружу смех напитком, который залпом выпил до дна, с облегченным выдохом вернул бокал на стол и с интересом продолжил наблюдать за возлюбленной. По всей видимости, небольшого количества алкоголя для нее оказалось достаточно – она заметно оживилась, появилась еще большая легкость и непринужденность в мыслях и действиях. Рихарду было очень любопытно узнать, как же ведет себя нетрезвая Эль, поэтому на ее предложение отправиться в караоке-клуб он усердно закивал и добавил: - Пою я не очень хорошо, но слушать люблю. Мне еще никто ничего не посвящал, уж тем более шедевров… - Крамер улыбнулся, поближе придвинувшись к девушке и незаметно обняв ее за плечи. Он наклонился к ее ушку, лизнул мочку и горячо прошептал: - Я предоставлю тебе уникальную возможность избавить меня от этой рубашки, но только после того, как я получу подарок! На меня нельзя ни в коем случае обижаться, милая, иначе придется расплачиваться бессонными ночами… - он умолк, прикусил ее за нежную кожу на шее и, по-доброму усмехнувшись, чуть отстранился, чувствуя, что они с Эль вот-вот не сдержатся и перейдут рамки приличия. Скользнув рукой по ее плечу, спине, талии, остановившись чуть ниже поясницы, он таинственно улыбнулся и продолжил: - Я снимаю апартаменты в «The Mark». Мы обязательно заедем туда, но, думаю, уже после клуба. Отель как раз недалеко. Тебе там понравится, у меня есть немало многофункциональных вещей. Наручники, например… - Эрих подмигнул девушке, предельно невинным взглядом посмотрев в ее голубые манящие глаза. Коктейли были допиты, остатки пиццы побеждены мужчиной, счет более чем щедро оплачен, и пара покинула кафе, прихватив с собой шампанской и два одноразовых бокала. Поскольку Эль была уже не совсем трезвой, Рихард тактично предложил прогуляться до клуб, распивая в их честь игристое вино. Но как только они оказались в переулке, еще не выйдя на шумную улицу, Крамер буквально набросился на одаренную, подхватив ее за талию свободной от пакета с алкоголем рукой и, прижав к стене сводившую его с ума красавицу, неистово, быстро принялся целовать ее. Глаза, нос, щеки, губы, шея, декольте, плечи – и вновь ураганом ласк к губам – он словно потерял голову. Страсть бушевала несколько минут, и он даже начал избавлять девушку от платья, все крепче обнимая ее и все сильнее целуя, но так же внезапно Агент остановился, нехотя отстранился от нее и, тяжело дыша, ослабил хватку, ласково и рассеянно улыбнулся, чуть наклонившись и оперевшись о ее лоб своим. Их глаза оказались совсем близко друг к другу. Рихард пытался восстановить дыхание и унять бешеный ритм пульса, и тем временем старался понять, что это было. Обычно он всегда контролировал себя, и разум не позволял лидировать инстинктам, но когда они покинули кафе, у него будто что-то переключилось в голове, и он потерял самообладание. Эрих был разгорячен, возбужден, и сейчас очень подошел бы образ Рихарда, но он пока не мог показать его девушке. Он не хотел пугать ее и ждал подходящего момента. За безумства в другом своем виде мужчине никогда не бывало стыдно. Впрочем, и сейчас он не испытывал ни капли вины за то, что чуть не совратил ее прямо на улице. Пока Эль приходила в себя, он заботливо вернул на место бретельки платья, поправил ее локоны и, достав из пакета шампанское, открыл его с торжественным «бум!», разлил пенящийся напиток по бокалам и отдал одаренной один из них. Наверное, стоило сказать тост, и Эрих негромко начал: - Пусть огонь страсти всегда так нас терзает. Уж лучше умирать от любви, чем без нее. – Он залпом осушил свой стаканчик, приглушая сильную жажду. Улыбнулся девушке, налил им еще немного, выпил вторую порцию и, оставив пакет с шампанским на бортике фасада дома, выбросил использованную тару, подхватил Эль на руки и снова поцеловал ее, теперь уже спокойно и нежно. - Позволишь донести тебя? Гарантирую море поцелуев, гипнотизирующие влюбленные зеленые глаза и полный комфорт. Они покинули переулок и направились в сторону клуба. Уже через пятнадцать минут Агент ставил девушку на асфальт перед дверью караоке, за которой слышались звуки музыки и громкие голоса. - Отлично, публика! Сейчас мы зажжем их, да, Эль? – мутант улыбнулся, крепко взял ее за руку и уверенно вошел вместе с ней внутрь. Вечер обещал быть веселым, и Крамер, используя свое обаяние, сразу же нашел для них лучший столик с мягкими диванчиками, заказал фирменные коктейли клуба и, пока еще инициативу у него не отобрала Эля, поспешил за диджейскую установку. У него в голове с самой прогулки в зоопарке крутилась одна мелодия в стиле хаус, и сейчас было самое время воспроизвести ее. Да, импровизация – дело рискованное, но Рихард не волновался, он был уверен, что как минимум одному человеку в зале его спонтанное творчество понравится. Подмигнув возлюбленной, которая сидела недалеко от него, он надел увесистые наушники, сделал глубокий вдох и мысленно дал себе старт. Через мгновение в освещенном разноцветными софитами зале зазвучала ритмичная музыка. Люди, не ожидавшие чего-то другого, помимо караоке, некоторое время удивленно смотрели на возвышавшегося на сцене новоиспеченного диджея-композитора, который сам двигался в такт музыке, глядя лишь на свою девушку и улыбаясь. Через полминуты площадка стала заполняться посетителями, и вместо песен начались танцы. Мелодия, которую играет Эрих: Скачать

Luna Maksimoff: /Лондон - Аэропорт - Кафе/ Ну, да, у всех бывают свои страхи, которые незаметно и очень плавно перерастают в панику. И как бы вы себя ни пытались контролировать и успокоить, вы всё равно, при встрече со своим страхом лицом к лицу поддадитесь этой панике. Вы будете стоять на одном месте дрожать, вас будет едва ли не тошнить, ладони тут же вспотеют, а зрачки расширятся до такой степени, что не будет видно радужки глаз. И вы будете ненавидеть себя за этот страх – ведь это ваша слабость. А как известно, люди ненавидят свою слабость. Вот и сейчас, Максимофф, стоя на одном месте, полыхая от праведного гнева и возмущения, вместе с тем не могла оторвать безумного взгляда от змей, которые окружали заклинателя, что мерзко ухмылялся. Эти змеи шипели, ивзвивались, их скользкие и мерзкие тела, с необычной окраской, скользили по асфальту, по стенам. У Максимофф создавалось впечатление, что их сотни, тысячи. Тронуться с места не представлялось возможным, Луна словно приросла к своему месту. Она не замечала ничего и никого вокруг. Лишь только взгляд этого странного война, который жалил, не хуже змеиного языка, ядом проникая в мысли. И лишь пролетевшая мимо её щеки стрела, со свистом разрезавшая воздух, и коснувшаяся волос, вывели Луну из ступора. Бросив быстрый взгляд на Дакена, который с абсолютно равнодушным видом выбирался из машины, рыжая выдохнула. Она движением руки отбрасывала от себя стрелы, либо уничтожала их ещё на подлёте. Но и это было не всё. Проклятые, чёртовы змеи. Они стали выползать отовсюду, не только пугая, но и ещё дико зля Максимофф. Перебросив сумку через плечо, чтобы было удобней, Луна сжала зубы, и стала методично испепелять змей, превращая их в неплохое жаркое, жаль, что без приправ и соли. Тонкие струи огня, обвивали каждую мерзкую тварь, сжимали в плотное кольцо и разрезали на кусочки, чтобы наверняка. Но к сожалению, почему-то, никто не оценивал этого жеста со стороны Луны, и теперь эти ползучие сволочи обратили свой взор на неё. А вот это Луне совсем не понравилось. И вот когда острые зубки почти коснулись её обнажённой щиколотки, желая влить яд в кровь, Дакен очень ловко, но вместе с тем аккуратно, потянул Луну на себя, одновременно открывая дверь машины, и заталкивая Максимофф туда. Водитель же уже успел закрыть все окна и дверь, так что змеи не пробрались бы внутрь. Прижимая к груди сумку, зажатую между грудью и коленками, Луна смотрела в одну точку, чувствуя, как её немного потряхивает. Да, она никогда и ничего не боялась, и в большинстве случаев ей было на всё пофигу, но только не в этот раз. Закрыв глаза и уйдя полностью в себя, рыжая выдохнула, и отключила любые эмоции. Она даже не смотрела в окошко, прекрасно зная, что Хоулетт со всем справиться. Это же был Дакен. Он в любом случае что-нибудь придумает. Максимофф вздрогнула, когда дверь в машину открылась, и рядом с рыжей уселся Хоулетт в окровавленной рубашке, и с торчащим из груди ножом, который он затем так спокойно, почти равнодушно выдернул. Луна со вздохом положила голову на колени брюнету и прикрыла глаза, чувствуя его тёплую ладонь на своём плече, и это действовало успокаивающе. Они достаточно быстро добрались до гостиницы, и пока Дакен стягивал с себя рубашку, Лу разбиралась с водителем, внушая ему, что всё, что он видел – ему приснилось. И не более того. Быстро поднявшись в номер, переодевшись и приняв душ, парочка позвонила в аэропорт, узнав, когда ближайший рейс до Нью-Йорка, и распрощавшись с отелем и его служащими, они отправились в аэропорт. Уже будучи в Нью-Йорке, толком не поспав, и всё время сжимая в руках чёрную большую сумку, в которой хранился пакет с документами, Луна сошла с трапа, свободной рукой набирая смску на известный ей номер, сообщая о том, что задание выполнено и она готова передать пакет уже сегодня. Указав место, где она будет находиться вместе с Дакеном, Луна обратилась к мужчине. - Давай, отправим вещи домой с водителем, а сами заглянем в «Good Morning», я передам документы, и мы заодно позавтракаем и выпьем крепкого кофе, а то я совсем без сил. С ног валюсь, - Луна поцеловала Дакена в щёку, на мгновение уткнувшись носом ему в шею, и легонечко поцеловав. – Чтобы я без тебя делала, а?.. – Луна подалась порыву и крепко обняла брюнета, как большого плюшевого мишку, упираясь лбом в грудь, а затем снова приподнялась на цыпочках и поцеловала Дакена в уголок губ. Машина их по-прежнему стояла на стоянке аэропорта, а вещи они отправили домой с водителем, который приехал по первому же звонку Максимофф, пообещав доставить багаж на квартиру рыжей. Парочка села в свою машину, и всё в том же молчании отправились в кафе. Луна ни на секунду не отпускала руку Хоулетта, боясь, что он исчезнет, как он любил это делать. Хотя, конечно, он может и не любил, и просто так получалось, но всё равно. Ей было плохо без него, когда его не было рядом, и тоскливо, и одиноко. И ломало. И бесило. И в общем, это было самое отвратительное, что может быть. Но сейчас… Сейчас он рядом, и защищает. И можно почувствовать себя хрупкой девушкой, почувствовать, что у тебя почти есть семья. Кафе встретило их ароматом кофе и корицы, и пустыми залами. В столь ранний час посетителями заведения были редкий пташки, ещё пока не спешащие на работу. Выбрав уютный столик, рядом с окном, Луна с Дакеном присели именно за него, и к ним тут же подбежала официантка. Сделав заказ, Луна откинулась на спинку стула, закрыв глаза и выдыхая. Она в руках разминала сигарету, которую тут же закурила, выпуская чуть сладковатый дымок в потолок. От долгого некурения, Луна немного потерялась. В ушах тут же зашумело, а перед глазами поплыли чёрные круги. Тряхнув волосами, Лу тут же пришла в себя. - У нас с тобой никогда не будет спокойной жизни… - Максимофф склонила голову набок и улыбнулась, переплетая свои пальцы с пальцами Дакена. – Но я всё ещё хочу, чтобы у нас эта жизнь была. На двоих… Может перевезём вещи?.. – Широкая улыбка заиграла на пухлых губах рыжей, а в глазах впервые за последние несколько часов сверкнули знакомые искорки. Внезапно, Луна почувствовала чьё-то приближение. Чуть повернув голову вбок, девушка заметила, как в кафе вошёл мужчина, остановившийся возле барной стойки. Красивый, статный, бесконечно холодный и мёртвый. Рыжая прищурила глаза, почувствовав лёгкое прикосновение к своему разуму и тут же захлопнула его. - Я сейчас, родной, кажется, это по мою душу пришли, - улыбнувшись своему мужчине, Луна подхватила сумку с документами и пошла к Долохову. - Доброе утро, месье, - Луна присела рядом с вампиром, и медленно достала из сумки пакет с документами, который положила перед Долоховым. – Всё готово. Как вы и просили. Я выполнила задание. Ещё поручения будут? - Да. Тут всё расписано. Это важно, мисс. Если что-то понадобится, то вы знаете к кому обратиться. Я всегда на связи. Всего доброго, - вампир коротко кивнул, и схватив папку с документами, медленно вышел из кафе. А Луна постукивала ноготками по той папке, которую ей оставил Долохов. Схватив её, Лу вернулась за столик к Дакену, заметив, что их заказ уже принесли. - Кажется, у нас с тобой новое задание. Но, как я поняла, оно не требует спешки, как задание в Лондоне. Оно требует тщательной подготовки. Хотя, я пока не заглядывала внутрь и не могу сказать, куда нас отправляют. Но я думаю, что у нас есть день-два на отдых, а потом снова куда-то лететь, что-то красть, кого-то убивать… Ну и всё такое. Так что, какие у тебя будут предложение на эти два дня, ммм?

Daken: Хоулетту было не привыкать ко всевозможным передрягам, в которые он вечно попадал, и порой, они были гораздо более неприятными чем то, с чем им с Луной пришлось столкнуться сейчас. Именно поэтому, Дакен был так до неприличия спокоен, как-то меланхолично реагируя, на все то, что происходило вокруг, и всем своим видом показывая, что он не впечатлен ни змеями, ни убивающим взглядом ассасина, ни даже его попытками разобраться с Дакеном. Оказавшись на сидении рядом с Луной, Хоулетт успокаивающе погладил Луну по плечам, медленно и словно бы нехотя вытягивая нож из груди и разочарованно разглядывая рубашку, мысленно констатируя, что ее уже никоим образом не восстановить, кровавые пятна и огромное количество порезов говорили сами за себя, именно поэтому, когда они добрались до отеля, Дакен стал стягивать с себя рубашку, и небрежно ее скомкав, позаимствовал у водителя пиджак, незаметно для окружающих, выкидывая в мусорное ведро рубашку. Добравшись до их с Луной номера, он сходил в душ, смывая с себя свою и чужую кровь, а потом быстро собравшись, отправился вместе с рыжей в аэропорт. В самолете не получилось поспать, то и дело посматривая на Луну, нервно сжимающую в руках документы, Дакен почему-то подозревал, что девушка была до сих пор под впечатлением от произошедшего, хотя на взгляд мужчины, ничего такого и не произошло. Задумчиво потягивая различные напитки, которые ему то и дело приносили стюардессы, Дакен раздумывал над тем, что скорее всего, это было вовсе неспроста, что ассасины использовали то, что действительно могло испугать рыжую, и то что подействовало. На нее. Судя по всему, ее ждали, но в одиночестве, иначе бы, наверное придумали что-нибудь, что хоть как-то бы подействовало на Дакена и добыча документов была бы проблематичнее. Практически весь полет прошел в молчании, Луна и Дакен целиком и полностью ушли в свои мысли, и хотя, казалось что полет идет вечно, он наконец-то закончился, и Хоулетт вышел из самолета вместе с Луной, которая по-прежнему не выпускала из рук документов и набирала смску. Молчаливо согласившись с ней, Дакен направился к машине, раскрывая перед девушкой дверь, и усевшись за руль, не долго думая нажал на газ, ведя машину к кафе. Не совсем усталость, но в некотором роде задолбленность давала о себе знать, и оказавшись в кафе, Дакен тут же заказал себе большую чашку кофе, в надежде, что может быть, она ему придаст немного бодрости, а в добавок к ней, потребовал к ней что-нибудь перекусить. Устремив взгляд на Луну, мужчина чуть прищурился, едва заметно улыбаясь ей, и пока что, молча, выуживая из внутреннего кармана сигарету. Прикуривая, он выпустил дым, задумчиво посмотрел в окно, а когда вернул на Луну взгляд, снова едва заметно улыбнулся, на мгновение прикрывая глаза, а потом стряхивая пепел, ответил. - Ты же сама знаешь, что если наша жизнь станет размеренной и спокойной, мы быстро заскучаем и примемся искать себе приключения. - Он небрежно усмехнулся. В голове возникла картинка их возможной спокойной жизни, которая заставила его в очередной раз усмехнуться. Уж слишком не реалистично это выглядело : Домик, тихая семейная жизнь, какая-нибудь породистая собачка и визиты к соседям по выходным. Ага. Снова усмехнувшись, он хитро прищурившись, посмотрел на Луну, и не удержавшись от легкой улыбки, кивнул: - Конечно, когда займемся перевозом вещей?.. Пока Луна занялась передачей документов, которые уже успели поднадоесть Дакену, ибо девушка вцепилась в них так, словно это что-то единственное ценное на земле, Хоулетт сделал первый глоток кофе, прислушиваясь к разговору девушки. Быстро догадавшись, что на этом их приключения не закончились, он сделал еще один глоток кофе, мысленно ругаясь на себя, за собственную лень, которая уже начала ворчать. - Я уже понял,- пожал плечами брюнет, закуривая в очередной раз, и щурясь на новое задание. - Если честно.. - тихо проговорил Дакен, прикрывая глаза и медленно выпуская дым, - Сейчас я хочу..- едва заметная хитрая улыбка возникла на губах мужчины, и коротко взглянув на Луну, он проговорил одними губами. - Только тебя.

Luna Maksimoff: Луна с едва заметной улыбкой на губах склонила голову набок, прищуриваясь, и в упор смотря на Хоулетта, который был явно не настроен работать в эти дни, и настроен был на кое-что другое. Это его состояние моментально передалось впечатлительной Максимофф, которая вспыхивала как спичка, стоило только Дакену бросить на неё мимолётный, многозначительный взгляд. Хотя нет, ему даже смотреть на неё не стоило, ему надо было просто хотя бы подумать о том, что он её хочет. В эти самые моменты всё то животное, что сидит внутри каждого из нас, поднималось и в Луне, приглушённо рыча, рвалось наружу, желая освободиться от оков и цепей мнимой нравственности, и заставить зверя напротив сделать то же самое. - Меня хочешь? – Чуть слышно, делая глоток обжигающе горячего кофе, пробормотала рыжая, но взгляда от Дакена не отвела, едва приподнимая бровь. – Я даже и не знаю, что тебе на это ответить, - пожала плечами Лу. В этот момент туфелька соскользнула с её ноги, мягко опустившись на пол, и почти не издав никакого звука. Но Максимофф даже не подумала её обувать обратно, она под столом вытянула ногу, касаясь кончиками пальцев ноги Дакена, и повела выше. На лице рыжей искусительницы не дрогнул ни единый мускул, лишь улыбка продолжала играть на губах. Луна ещё ниже спустилась на стуле, продолжая водить своей ножкой по ноге Хоулетта, и добираясь до бёдер. Не дожидаясь никаких знаков внимания, Луна поставила ножку на самый край стула Дакена, в опасной близости от его мужского достоинства и невинно улыбнулась мужчине. - Я могла бы предложить тебе сейчас отправиться домой, но… Туда видимо скоро перевезут вещи, - девушка продолжала свои манипуляции, и одновременно набирала номер телефона на своём КПК. В два счёта договорившись о том, что перевоз вещей будет назначен на завтра, она положила трубку и посмотрела пристально на Хоулетта. - Так вот… Поскольку вещи перевезут завтра. Из твоего дома в мой, то… Может быть, мы поедем к тебе?.. А то в моей квартире мы уже кажется…ммм…- Луна задумчиво прикусила губу, поглаживая большим пальцем края кружки, - побывали во всех местах, а вот в твоём доме, мы, по-моему, не были ещё нигде, не считая твоей комнаты. Но я прекрасно помню, какой отличный стол в твоём кабинете. И мы его ещё не пробовали на прочность. Да и ванная у тебя значительно больше. И вообще, я хочу к тебе. Я давно там не была. Закончив свой монолог, и наблюдая за тем, как опасно загораются синие глаза Хоулетта, Луна нервно сглотнула, передёрнула плечиками, и чуть ли не вскрикнула от предвкушения. Её ножка продвинулась чуть вперёд по стулу Дакена, прижимаясь к телу мужчину, и Максимофф стала медленно и очень аккуратно двигать пальчиками, при этом мурлыча себе под нос какую-то незамысловатую мелодию. - Ну и заодно, мы посмотрим, какие вещи тебе надо перевезти ко мне, - в это же мгновение Луна убрала ногу, и быстренько обулась, подзывая к себе официантку, с требованием принести счёт. Нет, Лу больше не собиралась сидеть тут ни минутой дольше. Кинув на стол пару купюр, схватив пакет с документами, и припав губами к губам Хоулетта, рыжая потащила его к выходу, едва сдерживаясь, чтобы не наброситься на мужчину прямо посреди кафе, срывая с себя одежду. Ну, да, а куда деваться, Максимофф была знатной эксгибиционисткой, и вообще, падшей женщиной, которая любила секс. Секс. И ещё раз секс. И отказывать себе в нём не собиралась. /Дом Дакена/

Lily: /Улицы/ Лили всегда была беспардонной девочкой, которая иногда любила других девочек. Для Маршалл это вообще было нормальным явлением, но сейчас Лилс просто игралась, потому что эта девочка была такая серьёзная, такая собранная, по сравнению с этим маленьким демоном, которым была она сама, что хотелось немного её растормошить, может даже позлить. Именно поэтому Лили схватила Софии за руку, переплетая свои пальцы с её, и держа очень крепко, неестественно крепко для простого человека, повела в сторону небольшого, очень уютного кафе в самом центре города. Гуд Морнинг встретил, как всегда, приветливо, ласково и почти нежно. Сочными запахами кофе и круассанов, хотя сейчас был уже полдень, но хотелось утра, и сидеть здесь, не выходя на улицу. Лили только внутри кафе отпустила руку Софи, улыбаясь одними глазами, с томной поволокой. - Нам, будьте добры столик, и подальше от общей массы людей, - официант понятливо кивнул и проводил девушек к небольшому столику с диванчиком. Усевшись на него, девушки сделали заказ, Лили заказала себе чёрный кофе без сахара, и всё. Пока Софи делала заказ, Лилс изучала её, склонив голову набок, и периодически облизывая губы. Она извлекла из кармана пачку сигарет и зажигалку. Разминая в руках фильтр, Лилс продолжала задумчиво изучать незнакомку. Судя по всему, та была очень сильно удивлена тем фактом, что Лили ждала её тут, и не могла толком понять, что происходит. Что же, то обстоятельство, что она сама сболтнула ей о том, что в этом деле замешан Сет. Надо было как-то срочно выкручиваться. Прищурившись, Лили обхватила фильтр губами и щёлкнула зажигалкой, медленно вбирая в себя дым, и тут же выдыхая его под потолок так, чтобы не попало на Софи. Девушки сидели в полной тишине, каждая изучала другую, и тут Лили решила, что стоит нарушить эту зловещую тишину и ответить на вопросы, которые были заданы ранее. - О, а может быть я ждала там тебя всегда, не думала об этом? Может я искала такую, как ты, и мечтала с ней встретиться, и о чудо! Это произошло! – Лили откровенно смеялась, что и не забыла сделать, тихо рассмеявшись, устремляя взгляд в белоснежную скатерть. – Ну, а судьба направила тебя именно ко мне, в мои прелестные ручки, - Лилс тихо хмыкнула, отодвигаясь, когда официантка принесла им кофе. Девушка сделала небольшой глоток и чуть поморщилась, кофе был слишком горячим, но это можно простить, ей восприятие температур с некоторых пор изменилось, и теперь брюнетка по-разному реагировала на горячее и холодное. - Да, ладно, шучу я. Я больше по блондинкам, - Лили подмигнула девушке. Её не смущал тот факт, что она обращается к ней на ты, несколько фамильярно, для Маршалл это было нормально, в конце концов она избалованная принцесса, чёрт возьми. Лили сделала ещё одну затяжку, после чего затушила сигарету в пепельницу, обратив свой взгляд на Софи. – Ты – волшебница. Так?.. Мне интересно… А что ты знаешь о так называемом турнире волшебников, верховном маге… Ммм?

Sophie von Doom: Ранее - Нью-Йорк. Улицы Софи на дух не переносила физические контакты с незнакомыми людьми, она вообще всегда предпочитала держать дистанцию, не подпуская к себе ближе, чем на метр. Поэтому когда Лили взяла наследницу за руку, та едва заметно нахмурилась. Беспардонность и манеры некоторых людей ее просто убивали. Незнакомка держала крепко, однако фон Дум тоже была отнюдь не хрупкой девушкой, поэтому, пройдя с ней совсем немного по улице, она все же освободилась. Брюнетка все время была молчалива, разве что уже за столиком в кафе она произнесла пару слов официанту, заказав чашку зеленого чая. Собственно сейчас она ожидала комментариев со стороны новой знакомой. И они последовали, однако лишь после нескольких шутливых, ничего не значащих фраз. Софи не любила тратить время на подобные игры, поэтому по большей части те слова Лили пропустила мимо ушей. Только лишь фраза о «блондинках» заставила губы наследницы дрогнуть в легкой усмешке. «Сюда бы Кандру…» - хмыкнула девушка, вспомнив дьяволицу, с которой рассталась всего полчаса назад. Наконец официантка принесла заказ и поставила перед наследницей чашку чая. Аромат был неплох, а вкус более менее сносен. Фон Дум хоть и была принцессой, но отнюдь не капризной и привередливой. Сделав небольшой глоток, она с тихим стуком поставила чашку на блюдце и подняла взгляд на Лили. - Предположим, что это так, - задумчиво произнесла брюнетка и медленно принялась водить указательным пальчиком по краю чашки. Слишком часто в последнее время на ее пути встречаются люди, которым откуда-то известно о ее способностях. Благо хоть не о происхождении… На некоторое время девушка с головой погрузилась в свои мысли, припоминая что-либо о верховном маге и турнире. Было что-то такое в родном измерении, однако она никогда этим не интересовалась. А в этом мире наследница просто еще не успела добраться до подобной информации, единственно, что ей было известно: титул Верховного Мага принадлежал Доктору Стрэнджу. - Я этим мало интересуюсь, - совершенно честно ответила Софи после некоторого молчания. – Я знаю, за кем звание Верховного Мага, остальное лишь постольку поскольку. Наследница некоторое время равнодушным взглядом изучала лицо собеседницы, после чего сотворила легкое заклинание, позволившее бы ей ощутить наличие магической ауры у новой знакомой. Небольшой эксперимент показал, что в данной области способностей не было. Хотя имелась и малая вероятность того, что Лили сумела полностью скрыть свою ауру. - А Вы с магией не связаны, верно? – брови брюнетки вопросительно изогнулись. – В этом случае мне весьма интересно, почему Вы ждали именно меня и какое отношение ко всему этому имеет турнир волшебников? Кто-то подсказал Вам, быть может, Сет? Губы наследницы осветила легкая улыбка. И снова возможное столкновение различных культур… «Нам безумно везет, верно, Кали?»

Apollon: В жизни Десмонду определенно везло. Он родился в законном браке, он вырос под сенью могущественных родителей, он имел все, о чем только мог пожелать и, более того, пока что судьба хранила его от каких-либо серьезных потрясений. Так, баловень судьбы, золотой мальчик, порой изнывающий от мелких своих катастроф.… Так было до последнего времени. С приходом серой и стылой зимы, вместе с дождями и холодными прикосновениями туманов, к младшему Трэнтону начало приходить понимание того, что уходящий год решил разом отыграться за все предыдущие восемнадцать. Судьба, рок или происки недругов? Даже у благополучного на вид Десмонда, последних хватало с лихвой… За последние месяцы в его жизни случилось много чего. Но, покопавшись в собственной душе и ответив самому себе на ряд вопросов, демон решил, что более остальных его волнует неясность, связанная с исчезновением матери. Да, его отец попал в историю с якобы изменой, но потому как он с улыбкой о ней отзывался, Десмонд сделал вывод о том, что слишком переживать ему не стоит. Брат Карлайл отправился куда-то со своей девушкой, Саф тоже упорхнула по каким-то своим делам и потому… Трэнтон поморщился, упоминание сестры вызывало в нем какую-то зудящую досаду где-то в основании черепа. Избавиться от подобного, не слишком приятного чувства, Десмонд никак не мог, хотя, видят боги, он мечтал об этом. Сафира стала камнем преткновения для многих в их не такой уж большой семье. Появившись из неоткуда как ребенок со стороны Дэспаера, о котором он не знал и даже не догадывался о его существовании, она, тем не менее, своим только появлением настроила против себя Алонию. Таких ревностно любящих богинь, какой была его мать, Десмонд больше не встречал и потому прекрасно понимал ее реакцию. На Джона-Карла, Саф-малышка подействовала еще круче. Брат, и так прибывающий на неустойчивой границе между врожденным демоническим началом и приобретенным – светлым, увидел в ней то, на что Десмонд, занимавшийся с ним и угробивший на это колоссальное количество времени, разразился тирадой пресквернейших ругательств и проклятий. Собственным примером указав несостоявшемуся демону Карлайлу, что можно наплевать на происхождение, сестрица отправилась дальше сражаться с потусторонними силами, хотя стоит признать, стала в этом несколько более разборчивой. Поэтому – мать.… С женой отцу повезло, несомненно. Еще будучи малышом, Дес видел ту серовато-землистую, и даже на ментальном уровне кажется, липкую и холодную зависть, с которой гости Трэнтон-Мэнора смотрели на его хозяйку. За долгие годы существования Трэнтон-старший понабрался лоска, манер и того присущего в большинстве своем всем аристократам, стремления окружать себя только красивыми и дорогими вещами. Отец носил сшитые на заказ костюмы и обувь, его перстни отличали только высшие пробы золота и платины, драгоценные камни были самой изысканной огранки, а антиквариат, которым он наполнял Мэнор, был тщательно отреставрирован, а порой и буквально спасен из своего времени. Все это привлекало к себе внимание, добавляло глянца и потому – было необходимо в доме. И в этом смысле Алония была жемчужиной в его личной коллекции прекрасного. А еще, они любили друг друга. А их обоих очень любил Десмонд. И именно поэтому он решил попробовать отыскать богиню любви. Или хотя бы приоткрыть завесу над этой тайной. Но ведь поиски это не только звонки по телефону из теплой уютной библиотеки, когда рядом с аппаратом стоит стакан с хорошим коньяком, и ароматно дымиться, тлея, зажатая в пальцах сигара. Поиски демонессы, несколько отличаются от тех, что необходимы для отыскания простой смертной, и потому, Десмонд решил для начала порасспросить кое-кого из тех, кто был, в чем-то, одного с Инанной полем-ягодой. Небольшое уютное кафе недалеко от Центрального парка. Аромат хорошего кофе и светлый интерьер в выдержанном английском стиле. Младший Трэнтон взглянул на часы и отодвинул в сторону недопитую чашечку латте. Отложил в сторону газету - котировки акций почти не претерпели изменений, а индекс Доу-Джонса вырос всего на 85,37 пункта, в чем не было ничего удивительно и оттого интересного. Десмонд взял в руки бумажную салфетку и начал ее складывать, аккуратно проводя тонкими длинными пальцами по сгибам. После, взял полученную фигурку в ладони, поднес ко рту и прошептал несколько слов. Раскрыл руки и улыбнулся, пощекотав кожу тонкими усиками, с его ладони вспорхнула большая белоснежная бабочка, на одном крылышке которой, впрочем, темнело неровное кофейное пятнышко. Бабочка взлетела, вспорхнула под потолок, и полетела чуть дальше в конец зала, туда, где подальше от общего шума, сидели две девушки. И хотя они обе были и привлекательны и могущественны, демона сейчас интересовала лишь одна из них. Та, что была старше, опытнее и фееричнее. Та, что могла легко управляться как со светом и тьмой, так и с мужскими сердцами. Та, что с легкостью переиграла бы Десмонда на любом из полей, ибо именно с ней он соперничать не смог, да и не захотел бы, ведь куда легче было отдать ей любые победы только бы завоевать ее благосклонность.. Десмонду Трэнтону нужна была эта волшебница, ее помощь, ее знания. И хотя он понимал, что плата за все это могла оказаться отнюдь не малой, он решил рискнуть. Большая белая бабочка с кофейным пятнышком на одном из крыльев, опустилась на край чашки с черным кофе. Волшебница подняла взгляд и, Десмонд кивнул ей, чуть улыбнувшись. Замер в ожидании. Станет ли эта бабочка той заглавной строкой, с которой начнется новое повествование, или капля кофе, темной точкой пролитая на ее, некогда бумажное крыло, завершит все, даже не успевшее начаться?

Lily: Лили внимательно смотрела на Софи, кусая нижнюю губку, и задумчиво постукивая пальцами по крышке стола. Сейчас брюнетка сомневалась в том, что сделала правильный выбор. Фон Дум была прекрасной кандидатурой, так казалось сначала, но сейчас?.. Она для этого всего была слишком невинна. Даже несмотря на то, что в ней определённо были зачатки жестокости, но недостаточно. И впервые в жизни Лили поняла, что ей не хочется подставлять эту девушку. Что лучше оставить её в покое, и извинившись – уйти. Ценные кадры не стоит уничтожать сразу, их надо холить и лелеять. И что время Софии в этой партии ещё пока не пришло. - Я? С магией? Ну, скажем так, немного связана. Но с магией иного уровня, не того, к которому привыкли в этом мире, - Лили мягко улыбнулась. После принятого ею решения, черты лица стали мягче, сама брюнетка казалась очень маленькой, хрупкой и невинной, не было в глазах адского блеского, безумия. – Моя магия стихийна, она не подвергается описанию. Это трудно объяснить, - Лили легко взмахнула рукой, и тут же задумчиво постучала пальцами по столу. Девушка вглядывалась в красивое лицо напротив. Если бы только Лилс могла добраться не до Софии, а до её отца, дела стали бы намного проще идти, нежели сейчас. Впутывать в столь мерзкое дело… - София… Всё дело в том, что я хочу извиниться. Искренне. За то, что я ворвалась внезапно и испортила возможно кучу планов, которые у тебя были. Но так получается, что… Похоже с теми проблемами, что у меня есть, я буду вынуждена…Что за чёрт? – Лили нахмурилась, внимательно глядя на белоснежную бабочку, нежно касающуяся её пальчиков. Пухлые, алые губки дёрнулись, изогнулись и на них расцвела жестокая, жёсткая улыбка. Проблемы вдруг перестали казаться такими сложными. Вот он – идеальный кандидат. Её прекрасная вторая половина в детских проделках. Демон. - Но я была бы благодарна, - Лили поглаживала бабочку, любуясь её бархатными белыми крыльями, наслаждаясь тонким узорчиком в виде пятнышка, - если бы ты в случае чего, смогла бы мне кое чем помочь. А я в свою очередь согласна на любую твою просьбу. Такие люди, как ты, всегда нужны в списке контактов, - Лили села в пол оборота к Десмонду. Брюнетка скользнула пристальным взглядом по молодому человеку, а затем, лёгким движением руки уничтожила бабочку, превратив её в пучок яркого света, который вспыхнул, на мгновение ослепив окружающих, а затем резко исчез. - Ещё раз извини за беспокойство. И передай отцу, пусть держит ухо в остро, времена меняются, и не ровен час изменится и всё остальное, - Лили подмигнула Софии, а затем резко склонилась к её уху, и тихо добавила. – Сет не подсказывает. Он просит, а я выполняю просьбу. Турнир Волшебников – это дико скучно по сравнению с тем, что будет дальше. Готовься, - Лили поцеловала волшебницу в щёку, оставив на ней пятнышко света. - Боже мой, какой тут мальчик… И совсем один, - Лили стояла напротив Десмонда, крепко сжимая пальчиками спинку стула, чуть склонив головку набок. Чёрные волосы упали на одну сторону, напоминая шёлковое покрывало, в которое укуталась девушка. – Ты знаешь, что в наше опасное время нельзя находиться одному? – Лили округлила глаза, резко дёрнула стул, молниеносно и плавно опустилась на него. – Где твои родители? Я немедленно отведу тебя к ним, мой мальчик, - Лили хищно облизнула губы, уставившись на Аполлона, прищурив свои глубокие чёрные глаза. – К чёрту прелюдии, Ап, я соскучилась. Но это после. Мне нужна помощь, - Маршалл откинулась на спинку стула, сложив руки на груди. Она была омерзительной особой. Об этом знали все, кто когда-либо сталкивался с ней на одной дорожке. Она бросала вас, даже не моргнув глазом, а потом появлялась снова, как ни в чём не бывало, и вы уже не могли ей сопротивляться, это бесполезное занятие. – И ты мне её окажешь. И это не намёк и не просьба, - Лили снова склонила голову набок, чуть улыбаясь. Мой милый мальчик, ты попался. Я тебя не отпущу.

Apollon: Белая бабочка сыграла свою роль посланника дурных вестей, за что и оказалась покаранной. Пеплом, оставшимся после короткой, но такой яркой вспышки, она упала на белоснежную скатерть, да там и осталась, словно напоминание о всегда присутствующем темном пятнышке на любом из самых благих начинаний. Сколько помнил себя Десмонд, Лили была яркой, подвижной, немного опасной, и оттого еще более привлекательной. Красивая - это было не о ней. Очень красивая, обворожительная, манящая и привлекающая внимание. ...Ее волосы похожи на спадающий водопад тьмы. Они текут мерцающей волной, спускаясь по плечам, идеально ровной спине и дальше, словно одевают, укутывают ее в мягкие крылья. Глаза… Ее глаза – омуты озера в полночь. В них можно утонуть, потому что вода в омутах холодна, а сами они не имеют дна. И эта вязкая темнота захватывает, сковывает ваше тело и хочет отобрать, вынуть, выдавить из вас душу. А вы вовсе и не против чтобы это случилось, настолько притягивают вас к себе эти глубокие омуты полные такой черной воды. Подчеркиваемая водопадом волос и тайнами, прячущимися в темных глазах, ее нежная атласная кожа, с робким рисунком голубоватых вен на запястьях, кажется, излучает сияние. Став старше Десмонд стал пренебрегать церемониями и при встрече старался всегда поцеловать ее именно туда, в укрытое тонкой, почти прозрачной кожей место чуть выше ладони, на мгновение ощутив, как бьется под губами ее сердце. Но именно потому, что он знал ее с самого детства, Десмонд старался держать между ними дистанцию. Общение с красоткой Лилс было похоже на игру с милой, но крайне самостоятельной кошкой. Она то позволяла себя нежно гладить, а то вдруг впивалась острыми коготками вам в руку. Вот и сейчас, уже откликнувшись на его призыв, она подошла и сразу предпочла расставить все точки и восклицательные знаки. С грацией пантеры опустившись на стул, Лили улыбнулась так мило и искренне, что у демона дрогнула рука и маленькая ложечка, зазвенев, упала не блюдце. - И я рад видеть тебя, Лили. До глубины души тронут заботой обо мне. – Десмонд поднялся, подошел к демонессе и по-дружески коснулся губами ее щеки – пообещай меня отшлепать и я сразу отведу тебя прямиком в Мэнор. Правда, присутствия родителей на сем, весьма интересном действе не обещаю… Дес улыбнулся, вернулся обратно на место, сел и чуть нахмурил точеную бровь - то, что Лили так сказала о его родителях, а не только о его отце, могло означать, что она не знает об исчезновении Алонии. Или же могло не значить ничего, ибо так же как ласково она называла его мой мальчик, так же легко она отдавала ему приказы. Но, по крайней мере, это было честно. - Дорогая Лили, и хотя я, несомненно, обеспокоен твоим положением дел, но хочу напомнить о том, что ты и сама прекрасно знаешь – демоны не оказывают помощи ибо не подпадают под благотворительную юрисдикцию. С просьбами и криками о помощи это туда.. – Десмонд выразительно взглянул на потолок. После вновь перевел взгляд на девушку, и его улыбка стала чуть ироничней – но, так и быть, я готов кое-что сделать для тебя, правда, после того, как ты поделишься со мной некоторой информацией. Взмахом руки Трэнтон подозвал официанта и заказал им обоим еще по одной чашечке кофе. Эти их вечные перепалки с Лилс были обычным делом и потому, он был готов к подобным словесным баталиям. Как и к тому, что Лили ни за что не отступится и использует его в своих целях. Пока не имея возможности соперничать с ней на уровне магического мастерства, он был вынужден ступать по тонкому льду учтивости и легкого хамства. К счастью, сейчас они оказались оба нужны друг другу и потому, у него действительно могло что-нибудь получиться. - Я тоже скучал и с нетерпением ждал нашей следующей встречи. – Правда лишь отчасти оказалась приправленной горечью свежесваренного кофе. – И да, я согласен без прелюдий, мы и так уже достаточно хорошо знаем пристрастия каждого из нас. – Невинно глядя на девушку Десмонд слизнул с маленькой ложечки остатки кофейной пенки - Мало того, я даже готов уступить тебе право первоочередного выполнения просьбы. – Еще один глоток и на сей раз кофе показался ему бальзамом – правда, если ты пообещаешь мне после рассказать все что знаешь об исчезновении одной небезызвестной тебе особы. Но поскольку мы оба демоны… - Аполлон протянул и положил на стол руку - как обычно непреложный, да? Давай, пока я плету заклинание, можешь начинать рассказывать, зачем тебе понадобился такой очаровательный парень как я. – Десмонд тихо засмеялся – о главной причине, впрочем, можешь не упоминать, ты ведь уже сказала что скучала..

Lily: Лили потянулась к Аполлону, когда он едва коснулся её щеки своими горячими губами. Брюнетка улыбнулась. Тонко, почти незаметно, едва ощутимо. Касаясь пальцами рукава его дорогого пиджака, и целуя в ответ. От него пахло дорогим парфюмом, и не было того привычного запаха, как у его отца или матери, запаха Ада, лёгкой горечи. - Прекрати, Аполлон, ты же понимаешь, что если бы я о тебе по-настоящему заботилась, я бы не стала просить тебя о помощи, - Лили хмыкнула, вертя в руках серебристую ложечку, и поглядывая иногда на молодого человека. Спустя пару секунд Лилс сменила позу, подперев кулачком щёку, она опёрлась на стол, внимательно глядя в глаза Десмонду, чуть покусывая при этом нижнюю губку. В глазах маленького дьявола сверкнуло адское пламя. – Обещаю, что буду шлёпать тебя столько, сколько ты попросишь… И так быть, мы обойдёмся без родителей, без посторонних. Мррр, - глубокий, низкий голос, который Лили иногда умела делать, мог лучше любых слов и глаз дать понять, что на самом деле может ожидать этого демона, который был до неприличия хорош собой. Лили прищурилась, доставая снова сигарету и прикуривая от зажигалки, протянутой Десмондом. Серая струйка дыма поплыла в сторону от девушки, непроизвольно укутывая парочку тонкой оболочкой тумана. Как Лили и говорила, она была связана с магией, только источники у магии её были иные, нежели в этом мире. Это даже и не была магия в том смысле, в каком её все привыкли воспринимать. Но она иногда спасала, например от посторонних ушей. И вот, сидя за стеной прозрачного сигаретного дыма с лёгким запахом ванили, Лили пристально смотрела на мальчишку, которого знала с самого детства. Парадоксы времени Ада и Амбера. Лили замахала на Десмонда руками, проявляя тем самым крайнюю степень нетерпения. - О! Десмонд! Иногда ты бываешь просто невыносимым занудой! Считай, что это не оказание помощи, а дружеская поддержка. Ну, не знаю, что там ещё. Помнишь я в детстве не дала тебе укусить яблоко с червяком? Вот! Считай, что это твой долг передо мной, так что не рассказывай мне тут о юрисдикции волшебных демонов. Уж я то знаю о них не понаслышке! – в этот момент им принесли кофе, и Лили тяжело вздохнула. Если бы не её здоровье, она скорее всего давно бы уже слегла. На одних сигаретах и литрах кофе, которым все норовят её угостить, далеко не уедешь. Затянувшись снова, брюнетка задумчиво побарабанила пальцами по столу, а затем почти в один миг стала серьёзнее. – Хорошо. Я постараюсь тебе помочь, в принципе, я догадываюсь о чём ты хотел бы узнать. И мне есть что тебе сказать, - тихо проговорила девушка, затушив сигарету в пепельнице, и подаваясь чуть вперёд. – Но только после того, как мы обговорим мою небольшую проблемку, - Лили немного помолчала, а затем вновь посмотрела на Десмонда. Замолчав. Посмотрев на его руку. Она переплела свои пальцы с его, добавив в этот дружеский жест немного больше нежности и тепла, чем прежде с другими. - Да, давай, как всегда. Я предпочитаю, чтобы об этом никто не знал, кроме нас двоих, - Лили по-прежнему продолжала держать Деса за руку, наслаждаясь его теплом, и чувствуя, как нити заклинания, знакомого с самого детства сплетают их руки. Они применяли его с тех пор, как научились основам магии, между ними двумя было столько секретов и тайн, что по сути они могли бы умереть в любой момент. Но это вряд ли произошло бы. Точнее это никогда не произойдёт. - Ну, зачем ты мне понадобился помимо того, что я соскучилась по тебе, что возможно я хочу заняться с тобой любовью на одной из крыш небоскрёба, разрушить парочку городов и сказать твоему папе, что он станет дедушкой?.. – Лили захлопала длинными ресницами, мило улыбаясь. – Ну, скажем так. Один древний Бог жаждет власти по всей земле. А поскольку я очень милая и отзывчивая девушка, я подумала о том, что ему можно немножко так помочь. Если говорить откровенно. Мне нужно немного времени, возможностей и сил, чтобы убрать Доктора Странного с его поста Верховного Волшебника. А сделать это в честной борьбе – невозможно. Только путём хитрых махинаций, интриг и прочих прелестей, которые мы с тобой так умеем создавать, - Лили крепче перехватила руку Десмонда, тихо зашипев, - поклянись, что никто об этом не узнает. А я поклянусь, что никому не скажу о твоей тайне, - глаза Лили блеснули в неярком свете ламп отчаянно ярким огнём. Мой милый мальчик, твой ласковый смех и теплые руки. Ты заставляешь меня улыбаться, кусая губы. Мне нравится вместе с тобой совершать безумные поступки, и не платить за них, заставляя других делать это. Глубина твоих глаз, в которых я вижу саму себя, отражение своей сущности, что может быть лучше? Ты мой брат по духу, мой преданный и верный друг, которого я никогда не смогу отпустить, или мой самый дикий и желаемый враг? Я никогда не могла этого понять. Да и надо ли?.. Я всегда буду хранить очки-сердечки, которые ты мне когда-то подарил…

Apollon: - О да, яблоко… - Десмонд тоже закурил и, улыбаясь, прищурился сквозь тонкий невесомый дым сигары – ты спасла меня тогда словно дева-воительница. – Легкий смешок и очередная затяжка, как стремление скрыть ту безудержную радость вновь быть рядом с ней. – Правда это случилось уже после того, как я, в свою очередь, снял страшную мохнатую гусеницу с твоего огромного розового банта, который тебе надели, дабы ты произвела на меня впечатление, а он тебе совершенно не нравился, ты злилась и, собственно, именно этим ты и пленила мое юное и такое невинное сердце.. Совершенно спокойный, расслабленный с виду, Аполлон сидел напротив девушки и лениво курил, перемежая редкие вкусные затяжки маленькими глотками горького кофе. Его взгляд скользил по длинным темным ресницам, чуть вздернутому аккуратному носику, молочно-белой коже. Ярко накрашенным, но без капли вульгарности полным губам… Они смотрели друг другу в глаза, и Десмонд улыбался той особой улыбкой, которая всегда предназначалась лишь ей одной. В ней, в этой едва заметной тонкой улыбке, спрятанной в темных глазах было все – и воспоминания об их детских проказах солнечным летним днем, и о хитросплетенных интрижках среди сверстников, таких же юных и неокрепших пока волшебников. В ней были темные звездные ночи и вдохи, и выдохи, произнесенные в унисон. В ней, тихо дрожа, закипало желание, и в этой же улыбке крылась агрессия и едва прикрытая жестокость. Лили Маршалл была опасной, и Десмонд знал об этом. Знал не понаслышке. Он знал, на что она способна в гневе и благодарил всех святых и проклятых, что не видел ее в стадии крайнего раздражения. И при всем этом, какая же она была красивая… и еще этот голос. Тягучий, неторопливый, такой обволакивающий голос. Грудной, бархатный тембр, за интонациями которого он бросился бы на край света, да и за край его, будь он обычным смертным. Но он демон, и держать марку у него в крови, поэтому он все также спокойно сидит и лениво курит. Почти безразлично следит за едва ощутимыми потоками дыма, что серебристой завесой скрывает их от окружающего мира. - Согласен на все твои предложения. На любовь чуть больше чем на изничтожения городов, уж очень это пыльное дело… - Десмонд поморщился и смахнул с рукава пиджака невидимую пылинку. - И уж конечно я хотел бы присутствовать при том моменте, когда ты объявишь моему рара, что он уже – papi. Моя maman рассказывала, что он и к моим-то памперсам относился с изрядной долей брезгливости, а уж тепер, когда я подрос и доставляю ему весьма немало хлопот, еще один младенец в Мэноре наверняка вызовет в нем целую бурю эмоций. – Десмонд хотел пошутить, но веселья не получилось и, нахмурив темные брови и, думая о чем-то своем, он затушил сигару в пепельнице. Откашлялся, и нервно дернулся, сменил позу. Одним глотком допил остывший кофе и со злым звоном отодвинул от себя чашку. Но вздохнул и снова взял себя в руки. С ударом сердца вновь вернув себе благодушный расслабленный вид аристократа на отдыхе. Протянул руку и ласково коснулся теплой ладони Лили: - Еще одна наша маленькая тайна.… Одна на двоих. Обещаешь ли ты…? Обещаю ли я? Огненне сполохи чар привычно уже лизнули две переплетенные в рукопожатии руки. Будто раскаленной проволокой обхватили два запястья и, вспыхнув напоследок, погасли. - Мда, не думал я помогать каким бы то ни было богам, но раз тебе это интересно.. – Дес покровительственно кивнул подружке детства и, зная, что она ни за что это ему так не оставит, улыбнулся в предвкушении забавы – Док Стивен? Хмм, это уже интересней. Однажды я был знаком с ним. Признаюсь, он был мне интересен, но именно тем интересом, какими кажутся мальчику, еще не выросшему из коротких штанишек, живые искатели приключений. У него была богатая коллекция артефактов добытых со всего света, и которыми он, впрочем, не спешил делиться.… Посему, я не прочь немного сплясать на его могиле. – Улыбка, вспыхнувшая в глазах демона, ясно дала понять, чьим сыном он является. – Интрига говоришь. Ну, допустим, подтасовка фактов. – Аполлон задумчиво рассматривал тонкие пальчики Лили, а сам размышлял вслух. – Он же хирург. Нейрохирург. И, возможно тебя это удивит, но мой отец так же бывает, не чурается поковыряться в людских мозгах.. А значит и я.. – Демон вновь взглянул на девушку и едва заметный румянец смущения тронул его гладко выбритые щеки – когда мы остались вдвоем, я стал учиться еще усерднее в надежде, когда-то использовать полученные знания для того чтобы… - Дес замолчал и решительно качнул головой, – но об этом после. Сейчас я могу предложить обвинить Доктора в ряде смертей пациентов. Его больные, а о смертях я позабочусь.. Что скажешь? Улыбка на лице и темное пламя, бьющееся на дне серых глаз. Обманчиво привлекательная внешность и бессердечная холодность во всем, что не касалось того, что было ему дорого. Девушка, сидящая напротив, была ему дорога. Однако, дело в данном случае не ограничивалось только возникшей еще в раннем детстве привязанностью. В Десмонде вдруг проснулся азарт. Та его составляющая, что и делала его демоном, сыном могущественной демонессы, богини Любви и Коварства. Лили была чем-то похожа на нее, и это делало игру еще интереснее, а возможную победу – еще слаще. Повернуть все так чтобы никакой ни бог, а именно он, Аполлон, собрал бы все сливки с этой, очередной их с Лилс, интерлюдии. Ну и конечно сама девушка.. Десмонд усмехнулся и перегнувшись через стол и, все так же, не отпуская руки Лили, коснулся ее губ поцелуем. - Разве я не сказал, что тоже скучал, мм?

Lily: Внутреннее притяжение к этому демону всегда было выше Лили, она не могла его унять или прекратить. Даже, когда она была рядом с тем, кто казалось бы похитил её навсегда, она вспоминала своего несносного Десмонда, который почему-то всегда относился к ней по особенному. Маршалл понимала, что не заслуживала такого обращения, такого отношения к себе, тем более от этого мальчика. Брюнетка откинулась назад, по-прежнему держа во рту сигарету, и лениво потянулась, чуть щурясь. В следующее мгновение она затушила сигарету в пепельнице, выдохнув дым одним небольшим облачком, и снова воззрилась на Аполлона. Они могли молчать часами, могли слушать тишину или звуки природы, и не говорить ни слова. Вы никогда бы не поверили, если бы увидели их вдвоём в предместье Трентон-Мэнора, валяющимися на изумрудной траве, покрытой лёгкими каплями росы. Лили всегда сама брала Аполлона за руку, стараясь не отпускать, как можно дольше. Ей всегда казалось, что она старше его, впрочем, так оно и было, но никто никогда об этом не говорил вслух. Просто в её мире взрослеют медленнее. И Лилс точно помнила, как она убирала траву из густых тёмных волос Десмонда, как смеялась над ним, а потом злилась, когда он одурачивал её. А он всегда смотрел так, будто она что-то необычное, и это злило, потому что она смущалась… Ты моё непошлое прошлое. - Тем не менее, ты не отказываешься. К тому же можно совместить приятное и полезное. Уничтожить город, а в это время заниматься любовью. Как тебе такая идея? – Лили сделала маленький глоточек кофе, чуть улыбнувшись одним уголком пухлых губ. Она держала в своей ладони руку Десмонда, чуть поглаживая её большим пальцем. Склонив голову набок, в привычном жесте,щуря карие глаза, Маршалл смотрела на Аполлона, не переставая улыбаться. – Ну, я думаю, что Люций устроит ещё большую бурю, когда узнает, кто мать его внука. И что-то я сомневаюсь, что он будет счастлив, - Лилис тихо рассмеялась. Это был не звонкий девичий смех, это был смех тягучий, как сироп, негромкий, пленящий. Но Десмонд не смеялся. Он злился. И Лили видела это по поджатым губам, по опасному огоньку внутри серых глаз. Что-то мучило демона, что-то не давало ему покоя. И Лили понимала, что именно. С ней было тоже самое. Только отец ушёл от неё, оставил ни с чем, кроме разве что любви к убийствам, и ненависти к собственной волшебной семейке. Но нет, она не будет злиться, только не сейчас. Сейчас совсем другое время, для других проблем. - Тише, - едва слышно. С улыбкой. – Обещаю. Как всегда. – Лилс по-прежнему не отпускала руку Десмонда, и они со стороны выглядели, как влюблённая парочка. Очень красивая, милая, но почему-то безумно опасная. - Да, я и сама не думала, - горько вздохнула Лили, - но так получилось, что я должна помочь. Один раз. Дальше выбор только за мной, больше не за кем. Но это надо сделать. К тому же, - Лили допила кофе, перевернула чашечку на блюдце, и стала рассматривать рисунок. – да, Стивена пора убрать. Он там засиделся. Добро не всегда побеждает Зло, а от первого я порядком устала. Нас ждут проблемы, - Лили оттолкнула от себя блюдце к Десмонду, и усмехнулась. Зло. Её тонкая, изящная бровка метнулась в верх, брюнетка прищёлкнула языком, резко переворачивая ладонь Деса, и водя по линиям ноготком. - В правильном направлении мыслишь, мой мальчик, - снова усмешка. Короткая, почти незаметная. – Это можно и впрямь использовать против него. И использовать ровно настолько, чтобы это было правдой. Стивен маг высшего уровня, а дешевая ведунья из ближайшей деревни. Он может быстро вычислить в чём дело. Нужны две причини, проблемы для него, а ещё лучше – три, - Лили сжала ладонь демона. Посмотрев ему прямо в глаза. Сейчас она думала только о деле. Ни о чём больше. – Мне нужны реальные смерти, Дес. Чем больше, тем лучше. Если надо будет, я готова устроить причины этих смертей. Я хочу, чтобы Доктор потерялся в пространстве, - Лили подалась вперёд, чуть прищурясь. – И ещё я хочу, чтобы он начал бояться. Не за себя, нет. Для этого он слишком силен. За кого-то, кто ему близок, кто ему дорог и нужен. И чтобы этот кто-то пока не придёт Стивен – мучился, горел, как в Аду. Мы должны найти эту личность, - медленно отвела взгляд в сторону, затем снова на Десмонда. Будто читая его мысли. Подалась вперёд, касаясь губами губ, крепко держа за руку, чуть выше локтя, впиваясь тонкими пальцами. - Ты забыл это сделать, мой мальчик. Давай-ка куда-нибудь исчезнем. Удиви меня, - Лили запустила пальцы в волосы Аполлона, резко потянув парня на себя, и прокусывая его нижнюю губу до крови, слизывая кончиком языка тёмную и тягучую кровь. В глазах Лили горело пламя, пылало, и в нём мучились души. Игра началась.

Apollon: - Смерть - это не проблема для демона, разве нет? – прищурив темно-серые глаза, Десмонд смотрел на уже охваченную азартом Лили и отчего-то вспоминал совсем другой их вечер и совсем иную встречу. Хотя этих встреч у них и так было немало. Почти с самого детства их считали парой. Матери Десмонда нравилась маленькая куколка Лили, с ее темными большими глазами, аккуратным остреньким носиком и пухлыми алыми губками обиженного ребенка. Старший Трэнтон был более сдержан и вряд ли узнал бы Лили Маршалл в компании таких же шумных и требовательных отпрысков богатых и знатных фамилий, которых часто приглашала в дом Алония, чтобы Десу не было так скучно и одиноко. «Он должен иметь друзей-сверстников, дорогой…» «А он может быть с этими друзьями где-то еще кроме как в моей гостиной?" – отец выразительно закатывал глаза, а Десмонд вместе с Лилс, хихикая над какой-то очередной проделкой, спешили убраться куда-нибудь подальше от глаз взрослых. В их окружении они считались парой. А они не спешили никого разубеждать. Лили загадочно улыбалась и покровительственно молчала среди стайки девочек, пристававших к ней с очередными расспросами. А после находила в толпе мальчиков Десмонда и привселюдно его обнимала, ложила красивую головку ему на плечо. А он с уверенностью подыгрывал ей - брал за руку, обнимал за талию, иногда, когда вокруг было особенно много сокурсников, касался губами ее виска или принимался шептать что-то на ушко, при этом ласково поглаживая Лили по спине. И все считали что они пара. А они слишком хорошо знали друг друга, чтобы стать еще кем-то большим, чем они и так были до этого. Они были словно брат и сестра, словно близнецы, пусть и не похожие внешне, они, тем не менее, не имели никого, хотя бы отдаленно способного заменить одного из них. Они рассказывали друг другу о своих секретах и тайнах, они поддерживали и помогали один другому, они могли болтать всю ночь напролет, а могли просто молчать, сидя на берегу озера погожим майским днем или прогуливаясь под первым снегопадом Лондона. А потом однажды случился вечер, в который обоим было так одиноко и страшно.. - Твой план без сомнения хорош, горяч, не сдержан, замешан на страстях и эмоциях, но это вовсе его не портит.. – Десмонд, в буквальном смысле, заставил себя вновь вернуться в небольшое кафе в Нью-Йорке и продолжить обсуждение смещения с поста главенствующего мага некоего волшебника. - Давай, я займусь больницей, пациентами, его научными изысканиями, он ведь кажется, преподает, нет? К кому-то из студентов подобраться будет нетрудно. Пока у меня за плечами богатство Трэнтон-Мэнора, а в руках живая магия.. – демон усмехнулся и вновь замолчал. Мэнор… Мэнор… - билось в его голове. И почему-то вспомнилось, что отец улетел куда-то на конференцию, а значит, их никто не сможет потревожить, прислуга не в счет, и значит, они смогут творить все, что им взбредет в голову. - Тогда тебе, милая Лилс, останется эта третья сторона, по которой должен так отчаянно умирать наш герой. – Дес достал из нагрудного кармана портмоне и выложил на стол несколько купюр. Поднялся, не спеша подошел к девушке, предполагая поухаживать за ней. - Какая-то любовь? Жена, любовница, дети? Честно говоря, я не следил за его семейным положением.. И если все получится, а у нас с тобой не может не получиться, то мы, таким образом, возьмем его в двойное кольцо. Его должны будут лишь работы и уважения, а со стороны семьи будет другая трагедия.. Неплохо было бы еще как-то обрезать ему возможность пользоваться магией, но над этим я еще подумаю.. Десмонд дождался, когда Лили поднимется и ласково, но властно взял ее руку в свою. Притянул к себе, приобнял, вновь заглянул, утонул в карих озерах-глазах. Легонько поцеловал в кончик носа. - А не пообедать ли нам, что скажешь? А то кофе и табак мне уже порядком поднадоели. А у нас мы сможем заказать все что угодно… Будто нечаянно забыв упомянуть, где именно он хотел бы поесть, демон вывел Лили на улицу и глубоко вдохнул терпкий, пахнущий солью и смогом воздух. - А в Мэноре сейчас снег.. Лили, пойдем, поиграем в снежки, мм? Как раньше? Телепортация прямо с места, не взирая на приличия и обещания не колдовать в людных местах. … Это все она. Она заставила меня вновь потерять голову.. Как в тот день…. /Трэнтон-Мэнор/

Colossus: >>> Квартира Колосса 0.1 И вот мутант, наконец, дошёл до нужного места. Красивое, ухоженное и даже приветливое кафе ярко выделялось среди множества рядом стоящих зданий. Большая, яркая вывеска «Good Morning» красовалась над дверями кафе, через которые постоянно кто-то проходил в ту или иную сторону. Место было весьма популярное. Здесь он не раз обедал с Китти, ей нравился здешний зелёный чай, которого Пётр на дух не переносил. Распутин зашёл внутрь и начал оглядываться в поисках свободного столика. Их было не так много – все были либо заняты молодёжью, отдыхавшей летом, либо работниками в смокингах, решившими перекусить здесь в перерыве на работе. Найдя подходящее место, Пётр двинулся к нему. Столик был одновременно близко к выходу и находился возле окна, выходящего на главную улицу. Работница как раз убирала с этого стола на свой поднос тарелки и чашки от прошлых посетителей, потому-то такое хорошее место и было свободно. Не успел он сесть, как к нему уже подошла другая миловидная официантка. - Будьте любезны, вот этот салат, - мутант ткнул пальцем в строчку меню, принесённого работницей общепита. – И чёрный чай. С лимоном и сахаром. Официантка мило улыбнулась и пошла в сторону дверей на кухню. Пётр тем временем решил почитать последние новости через Интернет на телефоне. Любовь к такому расширению кругозора он выработал, находясь в Институте Ксавьера, где необходимо было быть в курсе всех событий, чтобы знать к чему готовится. Пару раз это даже спасало мутанта и его друзей, когда тот узнавал о случившихся бедах. Однако, как назло, телефон был полностью разряжен, потому что-либо сделать на нём Петру не удалось. Поэтому он просто уселся и начал смотреть в окно, оглядывая проходящих мимо людей и проезжающие машины.

Darkstar: [из далекого далека] -Черт, где это чертово такси! Девушка тянула руку, пытаясь остановить проезжающие тачки, набитые под завязку "ледями" и "мисьенами", которые в это время разъезжали по своим делам или просто спешили пообедать в любимых кафе. Предпочитая ночной образ жизни, Лена чувствовала себя не комфортно в пекло на улице. Поэтому ее образ девушки в коротком платье и на высоких каблуках хорошо дополняли черные солнцезащитные очки, которые были чуть ли не на пол лица. Ну что поделать, она старалась скрыть свои вечерние похождения. Девушка частенько впадала в крайности. Либо вела правильный образ жизни, не позволяя себе излишеств, либо пропадала в клубах и барах, попутно выполняя разные поручения своего нынешнего хозяина. Работать в детективном агентстве было ее маленьким хобби, о котором знали избранные. -Чеееерт! Я же опаздываю! - засунув два пальца в рот, девушка сложила губы трубочкой и громко свистнула. Как это бывает во всех романтических комедиях, тут же подъехало желтое такси. С придыханием прошептав "ну наконец то", она опустилась на сидение и наклонилась ближе к таксисту. -Мне в Кафе Good Morning, и побыстрее. Я порядочно опаздываю! - девушка сделала страшное лицо и махнула ему рукой, чтобы тот скорее трогался в путь. Она откинулась на спинку сидения, доставая телефон. Смс с текстом "опоздаю минут на 15, прости : )" ушла по нужному номеру, и Лена, упокоившись, уткнулась в окно. Не прошло и получаса стояния в пробках, хотя ехать действительно было всего 15ть минут, и они подкатили к красивой кафешке с кричащим названием. Крыленко часто обедала, а порой и ужинала, тут так как оно находилось не далеко от конторы. Да и блинчики тут подавали просто объедение. Вздохнув мутантка расплатилась с водителем и выпорхнула из машины, оставив дяденьке три доллара на чай. Врываясь в кафе маленьким вихрем, Стар стала оглядывать помещение в поисках своего друга, мимолетом глядя на часы. Опоздала на 18 минут. Как это в ее стиле, и Петр, наслышанный об этих ее возможностях, сейчас спокойно разглядывал что-то в окне. -Прости, как это беспечно с моей стороны не следить за временем, но я так спешила к тебе. Чертовы пробки- произнесла девушка на чистом русском. Хотя налет акцента все равно присутствовал, ведь жила в Америке она уже ни один год. Лена чмокнула Петра в щеку по старой привычке и опустилась на стул напротив него. Приветливая улыбка играла на ее губах, и она все же сняла свои очки. - Ты мне ничего не заказывал?

Colossus: Пётр уже раз десятый посмотрел на наручные часы. Девушка опаздывала. Если следовать стереотипам, то это в порядке вещей. Но если ожидаемая девушка – не предполагаемая любовь, а друг, то ситуация в коре меняется. И если девушка специально может опаздывать на свидание лишь бы проверить молодого человека на «преданность», то в случае с друзьями это, наоборот, может вызывать сильные беспокойства. Хотя ожидаемая Лена частенько опаздывала на всяческие мероприятия. Но вдруг что-то случилось по дороге? А тут еще и телефон сдох как назло, что даже не позвонить. Официантка, принимавшая до этого заказ мутанта, принесла салат и чай с двумя кубиками рафинада. - Что-нибудь еще? - А принесите еще одну тарелку салата и такой же чай, - ответил Распутин, улыбнувшись. А вот улыбка у девушки превратилась в подобие искусственной. Она кивнула и пошла к другому столику принимать заказ. Того гляди как бы не плюнули в еду за такое гонение туда-сюда. Это, конечно, их работа, но и наглеть, как считает Пётр, не надо. Просить принести абсолютно то же самое, когда можно было попросить сразу - не есть хорошо. Все мы люди. Или мутанты. Не важно. Колосс вновь уставился в окно, не заметив, как некая девушка вбежала в заведение. Это оказалась Лена Крыленко. Причём своим резким и неожиданным появлением она заставила множество глаз устремиться на неё. Пётр же заметил её, только когда та подошла к столику вплотную. Он привстал, поцеловал девушку в ответ и с улыбкой на лице начал общение. - Да здесь, в Америке, пробок тьма тьмущая, - ответил Распутин на том же русском. Именно это-то и порадовало мутанта. Раньше, когда его сестра Ильяна была жива, они часто болтали на русском, отчасти чтобы просто не забыть свой родной язык. Но, после её и его смерти, Колосс всё чаще стал замечать, что даже думать начал на английском. А забывание родного языка – первый шаг к отречению от своей Родины. - Ты мне ничего не заказывал? – спросила девушка. - Да, я заказал тебе салат с чаем, - Пётр глянул на свою порцию. – Правда, не сразу. К тому же, чувствую, официантка на меня обозлилась. Распутин быстро огляделся, но официантки видно не было. Это и хорошо. Значит она уже ушла на кухню. - Ох, сколько же мы не виделись! – опомнился вдруг мутант. – Я как ушёл из Института год назад, у вас там и у тебя, наверное, много всего интересного произошло? Я жду все подробности! Но, самое главное, расскажи, что у тебя нового случилось. Петру так приятно было разговаривать не просто на русском, родном, языке. А разговаривать со старым другом. Хотя незнакомые окружающим слова заставляли некоторых посетителей и работников кафе поглядывать на них с недоумением. Американцы давно уже привыкли к мексиканцам с их речью, к говору жителей Англии. Но вот к россиянам, по всей видимости, им еще привыкать и привыкать.



полная версия страницы