Форум » Нью-Йорк » Кафе "Акация" 0.7 » Ответить

Кафе "Акация" 0.7

Agatha: Кафе “Акация” – это спасительный уголок для городских жителей, от суеты и забот большого мегаполиса. Зайдя сюда можно забыться во времени, но так же можно найти приятного собеседника или встретить знакомого. Так же здесь можно проводить презентации и банкеты, важные встречи и простые посиделки. Ведь кафе знаменито на весь город, тем, что здесь всегда играет музыка и обслуживание на высшем уровне. Всех оно заманивает своим внутренним убранством. Так же в последнее время это кафе претендует на статус ресторана. Кафе поделено на несколько зон. В первой зоне стоят столики напротив больших окон в которые можно наблюдать за происходящим на улице, и барная стойка, за которой обычно вечером любит расслабиться молодёжь. Так же есть зона, где можно поужинать в тихой обстановке: столики расположены в специальных арках, при желании можно укрыться от любопытных глаз с помощью легкой ткани. Есть и VIP зона, которая находится на втором этаже и сконструирована архитекторами, в виде большого открытого балкона. Банкетная зона или танцевальная, по всему периметру стоят мягкие диваны с круглыми столами, а в центре стоит диджейская установка.

Ответов - 72, стр: 1 2 3 All

Resonance: Хаос продолжался. В здании становилось жарко, потому что его захватывал огонь. Все люди уже выбежали, но крики на улицах были слышны даже когда Резонанс начал усиливать звук. Было страшно, но бояться было некогда. Парня не так давно, но все же научили бороться и действовать не смотря на то, боится он или нет. Михаил продолжал оглушать этого чекнутого китайца или японца, а может и корейца, хотя сейчас было все равно кто он такой. Иногда хотелось бы узнать откуда берутся такие психи как он? Может это какое то новое поколение? А может он просто так прикурить попросить захотел, а мы его не правильно поняли? Ну, фотоаппаратов с блютусом позвонить у нас тоже врятли найдется, так что человек слегка ошибся адресом. Одаренные неплохо старались выпроваживая обидчика. Удалось сбить его с ног. Силы Искры возросли, а у этого недониндзи пошла кровь из ушей. Черт побери, все было бы уже хорошо, но вот уж проворным оказался япошка. Сюрикен рассек воздух лучше горячего ножа в масле и пролетел прямо рядом с головой парня, что сразу же сбило и без того почти отсутствующую концентрацию и импульсы звуковых волн прекратились. Короткого времени хватило лишь для того, чтобы… Ах да точно, он еще и телепортироваться умеет. Вообщем он исчез. И сразу же появился, но в офигитительном повороте с ноги, который тут же повалил парня на пол, да так, что Резонанс смог даже отлететь и развернуться в воздухе. А когда встал то перед глазами оказалась картина. Действительно кровавое месиво. Мало одной Блинк, так он еще режет и себя. Вот это уже был действительно шок. Такой шок, что Михаил не мог даже встать и что либо сделать. В какое то чувство его привел крик Ослепительной, но в ответ на ее призыв оглушить противника парень не сумев собраться и лежа на полу попытался пустить широкое звуковое копье, под которое и попала сама Блейр, но оно смогло бы действительно оглушить лишь обычного человека.

Gideon: Действие: Горгон Горгону много раз приходилось биться с силами сопротивления, с лучшими агентами Щ.И.Т., с Ником Фьюри с Электрой, с Сорви Головой и даже с самим Росомахой, но никогда ему не приходилось так жарко, как сейчас. Видимо обычная мясорубка среди беспомощных горожан, стала делать его слабым. Ученики Ксавье действовали слажено, от чего биться одному было куда труднее, имей даже он преимущество в скорости и ловкости, а также во внезапности своих действий. Как ни крути, блондинка оказалось самой сильной и могущественной из троицы, а ещё стервой выносливой. Мало того, что Горгон не смог её ни разу задеть в отличие от остальных, он стал понимать, что как ни крути, Домино, Дазлер все красивые девушки в настоящем времени не так беспомощны, как привыкли понимать об этом люди. Красота убивает, мой друг (с) – любил говорить Гидеон, учитель Горгона. Тогда Томми не задумывался об этом выражении, а сейчас понял, к чему это было сказано. Вспышки света начали проноситься в глазах, и Горгон стал терять зрение, порой и сознание, это был скверный и подлый удар для ассасина Офры. Если бы не тёмные очки на глазах, Горгон подумал бы, что потеряет полностью рановесие, упадёт, а потом подумает, что вовсе обездвижен. Раны на руках и груди быстро затягивались, но на их месте образовывались новые. Горгон провёл кистью по кровавым губам и убрав кровь, разглядел, как в него двигается поток пущенных сфер девушки, не успел он ничего предпринять, как сзади в спину вонзилось ещё что-то. Свет, ослепительный свет начал словно исходить из его тела лучами наружу, как будто он сейчас готов был взорваться. Горгон наблюдал, как за одним лучом, затягивается рана, но очередные сферы разрывают его тело на кусочки. До конца мутант не смел и сказать ни слова, просто терпел, боль была адской, его тело словно пустили под раскалённой молот, именно про таких как он можно было применить выражение «как закалялась сталь». Глаза округлились, в них появился ужас, только силой мысли Томми подумал, чтобы телепортироваться отсюда, как понял, что что-то его сейчас тянет за ногу. Сразу взгляд скользнул в область мышечной икре на ноге, где сейчас сиял браслет, японец посмотрел на розовую женщину, а потом с ненавистью сказал на английском: - Если не я, то мой учитель убьёт тебя! Горгон потянул руку, чтобы снять кристаллический брастлет, но ничего не удалось, и в этот же момент сферы сбили его, так что он проломил спиной стену. Разорванная на куски грудь и весь торст, медленно собирался вновь, рана на шеи затягивалась, пальцы вновь начали двигаться, однако не успел японец придти в себя, как прогремел взрыв, и часть его ноги вместе с коленом взорвалась. На миг он услышал, как трещат его кости, самурай закричал, что есть мочи, руками хватаясь за ногу, такие раны затягиваются хуже всех и дольше всех. Из-за сломанной стены, слышался дикий крик, словно он только что сам себе эту ногу отрезал, но и это было ещё не всё, юноша что казалось бы уже отключался, пустил в него так называемое в военной стратегии атаку "звуковым копьём". Вторая нога японца застряла где-то в стене, он не мог сдвинуться с места, руками помогая себе, он понял, что он попал в так называемую ловушку. Пролетела мысль, вытащить меч и метнуть прямо в глаз парню, но тогда он не уйдёт от атаки и погубит себя. Созданный парнем с помощью звуковых колебаний звуковой луч, уже летел прямо в него, Горгон оставил тщётные попытки выбраться и убить остальных, он сконцентрировался и потратил все свои жизненные силы, чтобы использовать последний прыжок в пространстве. Когда луч Резонанса пролетел и прошёл не большим взрывом в том месте, где застрял Горгон, после дыма и краха оставшейся стены, фигуры Горгона замечено больше не было. Судя по всему японец успел телепортироваться в безопасное место, прежде чем окончательно разорваться на мелкие кусочки. Свою работу он выполнил, визит нанёс, так называемое послание передал, и этот визит мог обойтись ему жизни. /Неизвестное направление/

Dazzler: С ней такое случалось редко, когда Искра чувствовала, что время начинает принимать определенную и ощутимую субстанцию густого теста. Вроде бы ты двигаешься, с нормальной для силы притяжения скоростью, но восприятие происходящего мучительно медленно крутится в оглушенном разуме. Раскаленные сферы отпечатали на сетчатке горящих золотом глаз яркие белые пятна, которые Элис видела везде, переводя взгляд на окружающее пространство. Пальцы синхронно двигались в такт пульсации крови в висках, воспроизводя симфонию когда-то забытого сонета. Раскаленные лазерные субстанции плавно двинулись в спину японца, лицо которого искажалось будто в замедленной пленке одного из фильмов ужасов, когда, просматривая его с однокурсниками, ты в один из самых страшных моментов вдруг нажимаешь кнопку медленной перемотки и со смехом видишь каждое изменение крайности ужаса и страха на лице потенциальной жертвы. Ослепительная вдруг осознала, что напряженные волны Резонанса прекратились, уступив место каскаду естественных звуков. Шипение оплавливаемой краски, еще слышимые крики незнакомых людей за стенами здания, вой сирены полицейских, пожарных и скорых машин, обрушиваемые от огня балки второго этажа, неприятный хруст битого стекла под ногами, который уже забрался в туфли и неприятно царапал кожу ног. Далекая мелодия из плейлиста чьего-то плеера, столь удачно спасшегося под осколками кадки южноевропейских цветов. Может, это и было симфоний смерти. Спина Горгона стала превращаться в кашу из крови, мяса и костей. Деликатес каннибала, не меньше. Карминовые капли долетали до Блейр, окрашивая ее плащ в актуальную композицию из брызг, стекающих вниз по ногам. Девушка ощутила теплые капли на своем лице, однако не сразу осознала чья это кровь, своя либо же противника, но мысль о собственном ранении не соизволила посетить. Тяжкое осознание смерти одного из друзей не давало чему-то постороннему вторгнуться в разум. Вокруг Элисон то и дело вспыхивали отрывочные каскады света, искажая ее силуэт на фоне всеобщей разрухи. Будто Хаос в смиренной рубахе посетил некогда пользующееся хорошей репутацией кафе. «Вряд ли его отреставрируют как прежде, если вообще кто-то возьмется возродить из пепла это чудовище» - уже позже думала Ослепительная, в последний раз взглянув на остатки былой роскоши Акации. То, что дальше происходило с убийцей, Впышка практически не видела. Одаренная не знала про прикрепленный к ноге японца энергетический браслет Блинк, и озаривший часть пространства, где находился Томми, свет привел ее в замешательство, но не резанул болью по ярко горевшим иссиня голубым глазам. Только бордовое месиво крови и остатков плоти вызвали неопределенный позыв в животе. Либо Элисон вывернет, либо вывернет с летальным исходом, потому что чувствительная психика девушки стала на порядок ломче. Столь красноречивые картины композиции разрушенности, смерти и то, что чаще всего остается от смертных, действовали на Элис удушающее. Будто доступ крови к мозгу перекрыли висельной петлей, заботливо не протертой детским мылом. Ослепительная была дружна когда-то с Псайлок и видела не мало искромсанных её катаной трупов, не раз сопровождала команду Иск в походах, порой заканчивающихся подобными сценами картин кровожадного психбольного, и пережила не одну смерть близкого человека. Но с тех пор утекло в Лету много времени и снова видеть подобное стало невыносимо. В голове вдруг появилось странное жужжание, словно рой диких пчел кружил в черепной коробке и касался своими крыльями внутреннюю часть головы. Звуковое копье, как прощальный презент Горгону, пущенное Резонансом где-то из-за спины девушки, прошло прямо через блондинистый затылок Элисон, и оставило после себя неприятный пустой звон в ее ушах. Естественная защита тела спасла Вспышку от довольно унылой смерти, которая вытекала бы через уши одаренной вместе с густым кармином. Копье ударило по проломленной телом японца стене. Убийца уже исчез. Нахал, он даже не помахал уцелевшей ручкой «бай-бай» выжившим после его нежданного визита. Скользя каблуками по мокрому от бордо тел полу, чертыхаясь от царапавших ноги осколков стекла и щепок деревянных, Элис бросилась к телу Фергюссон. Надежда, как правило, умирает последней, в данном случае она демонстративно повесилась в тот момент, когда одаренная не смогла высчитать пульс бездвижно лежащей розовой руки. - Кларисс! Кларисс! Кларисс… - последний раз произнесенное Элисон имя Блинк утихло в хрипе. В горле стоял не комок. В горле стоял искусно отточенный кинжал осознанности, не давая относительно стабильно пропускать кислород в легкие. Блейр задыхалась не от удушливых слез, а от чувства того, что вина смерти друга лежит тяжким булыжником на всем твоем существе. Ослепительная была склонна во многом винить именно себя, именно себя считать камнем преткновения чужих судеб. Такова ее натура. Мученик по жизни всегда найдет свою вину. Эли бездвижно сидела на коленях перед телом Блинк не больше двух минут. Опасно нависший боком над уцелевшими автобус мог в любой момент плавно опуститься на одаренных и сравнять недостающее количество мертвых. Подложив левую руку под голову и плечи Кларисс, Искра выпрямилась, не вставая с колен. - Помоги мне, - обратилась она к Михаилу. Сложно в этом глухом сочетании звуков было узнать прежний звонкий голос некогда эстрадной певицы. Что ж, истинная потеря, какой бы она не была, всегда оставляет за собой отпечаток.

Game Master: Это настоящий хаос, когда власти не справляются и даже не представляют как справляться с возникшей ситуацией. Полиция, скорая, пожарные, оставалось вызвать цирк «Шапито» и устроить представление перед будто бы умершими гражданами города Нью-Йорка. До плеча Блейр дотронулась рука в перчатке, и повернувшись девушка могла увидеть перед собой, сочувствующее лицо полисмена. Что он мог ей сказать, в принципе только: - Мисс, идемте, идемте, вашей подруге… ей уже не поможешь, - он чуть ли не с силой оторвал ее от тела Блинк, как будто бы бездыханного, во всяком случае после такого точно не выживают, и предоставив девушке свою руку как единственную точку опоры во всем мире, повел к выходу из злополучного кафе. Впрочем от самого кафе уже мало что осталось. Подоспевшие спецслужбы не справлялись ни с чем, и это не только потому что все, кто должен был бы быть мертв, стонали от боли, не в силах прервать свои муки. Это была настоящая картина Апокалипсиса, и ведя девушку рядом с собой, полицейский произвольно прижал ее к себе, то ли чтобы она не боялась, то ли чтобы самому осознать факт, что рядом с ним живой и почти невредимый человек, а не странное создание, сродни зомби, которыми была наполнена улица, точнее их криками. Из раций и полиции, и скорой раздавились сообщения, вызовы, десятки, сотни вызовов, кое-что исчезло из этого мира и это кое-что было для людей мифом до недавних пор. Переход для Dazzler в Институт Ксавьера.

Gideon: /Улицы/ Мужчина зашёл вовнутрь кафе, как он и предполагал девушка поспешила сразу же за ним. В стеклянных дверях кафе под названием "Акация", было видно, как сзади, прямо за спиной у незнакомца преследуя его, переходит дорогу девушка. Незнакомец какое-то время постоял, а потом развернувшись, открыл дверь перед Нейлой и любезно пригласил её войти вовнутрь. - Здравствуйте, сэр! - любезно склонился официант, узнавая спутника Нейла. - Пройдёмте за мной, я покажу, где ваш столик! - служащий любезно хотел взять накидку студентки и предложить повесить её на вешалку. Однако тот, кого официант назвал "сэр", выставил спокойно руку вперёд, тем самым жестом, показывая, что в этом нет никакой необходимости. То ли официант решил, что он защищает девушку от него, то ли его самого от девушки. Однако он не стал препятствовать и устраивать конфликтную ситуацию, поэтому снова любезно кивнул и пригласил гостей последовать за ним. За окнами уже выпадал снег, нашей парочке, что ранее сидели на улице, очень сильно повезло. Пока снег падает, они смогут пересидеть здесь в тепле и уюте. Официант не знал кто такая Нейла, но помоему он уже был знаком с незнакомцем. И его не смутило даже то что обычный бродяга в обносках и девушка в каком-то странном плаще с большим футляром из под гитары, заявились так просто в престижное кафе. Наоборот служащий словно знал довольно долго незнакомца и проводил их в другой зал, где свет был чуть тусклым, а рядом был разогрет камин и на фоне играла спокойная музыка. Мужчина подошёл к бродяге-незнакомцу и еле слышно спросил: - Изволите принести более подобающую одежду для вас и вашей гостьи, сэр? - спросил вежливо официант. - Спасибо, не надо! Принесите лучше для этой юной и прекрасной девушки, блинчиков горячих с бананом и полейте горячим шоколадом! - улыбнулся старик. - Будете что-нибудь пить? Вино, шампанское, может быть? - спросил официант. - К Рождеству у нас проходит большая акция! На "Кристалс" большой спрос сейчас! - улыбнулся официант. - Заманчивое предложение, но я откажусь! У нас не деловая встреча, но из напитков мы всё же кое-что закажем! Моей гостье горячий шоколад к блинчикам, а мне хорошую чашку кофе без сахара, но со сливками! - улыбнулся старик, доставая мятые доллары и протягивая их официанту. Служащий кафе "Акация" посмотрел странно на эти деньги, на его выражении лица была мерзость, словно он брезговал такое обращение с деньгами. Однако он отвёл взгляд от денег на мужчину и лицо вновь его приняло весь вид любезности и полного внимание к своей работе. - Оставьте себе... За счёт заведения, сэр! - подавая меню гостям, ответил вежливо мужчина. Бродяга улыбнулся и отодвинув стул, помог даме присесть, а потом сам сел за стол, находящийся в углу и рядом с камином. Там где они сидели было мало света, чтобы ни привлекать внимания окружающих. Мягкие диваны, стулья, хрустальные бокалы, свой бренд на каждом из изделий, это кафе было словно вторым домом. А вот что они оба тут делали, было не понятным наверное всем посетителям, но официант делал всё, что просил незнакомец пришедший к девушки с улицы. Когда незнакомец сел и стал ждать, пока им принесут еду, он рассмотрел то что пытался скрыть капюшон его гостьи. Ему было интересно, кажется что он менялся в лице, что-то внутри него, словно выходило и засиживалось в его глазах, в глазах в которых играла некий огонёк. Он с такой подлинной страстью и интересом рассматривал её, словно хотел съесть девушку. Это чувство схоже, когда охотник понимает, что поменялся с жертвой местами и осознал это до того, как его ещё не съели. Незнакомец словно глазами уже заглянул в душу девушки и как-будто что-то пытался там найти, но пока ему это не удалось. Вскоре когда началась неловкая пауза, бродяга наконец-таки заговорил: - Какого это? Когда ты скрываешься от людей, которые держали тебя в клетке, для изучения, какого-то своего проекта, словно подопытную мышь?! Думаю в тебе кипит большая жажда мести! Ты жаждешь мести, но в тоже время боишься! Приходится оглядываться постоянно, а вдруг кто-нибудь из них придёт и снова посадит тебя в клетку! Верно?! - спросил незнакомец улыбаясь и глядя на неё, давая понять, что он и это знает и знает он вообще куда больше, чем она может даже себе представить. - То что ты сделала, было безрассудно! Компания, которая спонсировала твой уникальный проект в лаборатории, помог бы миллионам выжить! Ты поступила необдуманно! За тобой пришлось подчищать кучу хвостов... А я тебе вот что скажу, бездомная ты моя! Компания не терпит ошибок, нельзя вот так вот просто проделать брешь в огромной экономической и научной системе и остаться незамеченным для глаз окружающих! Такое никому не удавалось... Никто не ушёл от компании живым! - улыбнулся вдруг незнакомец, а потом понял, что его собеседник вдруг испугался его слов. Девушка скорее поняла, что он может представлять опасность для неё, раз обладает знаниями, которыми могут обладать только те, кто её держал там. Но кто он такой, она до сих пор не знала и почему-то он до сих пор даже не попытался напасть на неё хоть как-то, не считая словесной дуэли. Официант ту же принёс заказ, чем вызвал некую паузу между ними и их разговором. Мужчина положил тарелку с горячими блинчиками внутри которого был кусочек банана политый шоколадом, а потом раздал каждому по их напитку. - Приятного аппетита, сэр и леди! - поклонился служащий и ушёл снова обратно. Незнакомец взял свою чашку кофе и спокойно отпил из неё, а потом посмотрел на девушку и продолжил: - Компания ищет тебя... Она не прощает ошибки! Ты её собственность... - потом улыбка на устах бродяги поползла ещё шире, добавляя к фразе. - Кровавая Львица!

Blood-Lioness: Что ж, Нейла не ошиблась. Незнакомец действительно открыл дверь девушке, чтобы та могла войти. В принципе это и не удивительно. Нейла догадывалась, что он подождёт её, так как так заинтересовалась им. Чувство подсказывало что-то невероятное. Девушка рассмотрела это место, и подумала, что слишком шикарно для них будет тут сидеть. Да и многолюдно тут, прям с ума сходишь от запаха человеческой плоти, плюс привлекать внимания не хотелось. А вот официант, ну конечно! Девушка слегка отпрянула от него, когда тот предложил снять с неё накидку, но, к счастью, незнакомец это предотвратил. Ладно, пошли дальше! Нейла рассмотрела из-под капюшона, что официант отвёл их в довольно-таки не очень заметное место. Что ж, радует. Пусть думает о них как хочет, а Нейле было бы комфортно. Пока незнакомец делал заказ, девушка рассматривала зал. Музыка была тихой, успокаивающей, каждый был занят свои делом, пока никто не мешал, хотя по непривычке Нейле показалось, что официант слишком приставучий. Наконец-то он ушёл, хотя может быть... и не хорошо? С какой-то стороны девушке стало неловко. Она тут на новом месте, с незнакомцем, который тщательно пытался увидеть лицо Нейлы, пытался рассмотреть её. - Что это с ним? Чего ему надо? - подумала Нейла, не открывая своего лица. Она надеялась, что долго это не будет продолжаться, однако случилось то, что Нейлу сильно шокировало. - Какого это? Когда ты скрываешься от людей, которые держали тебя в клетке, для изучения, какого-то своего проекта, словно подопытную мышь?! Думаю в тебе кипит большая жажда мести! Ты жаждешь мести, но в тоже время боишься! Приходится оглядываться постоянно, а вдруг кто-нибудь из них придёт и снова посадит тебя в клетку! Верно?! - Что за... Какого... Нет! - Нейла такого уж точно не ожидала. Откуда он мог знать? Что это за человек? В какой-то момент у девушки прошлись мурашки по коже. - То что ты сделала, было безрассудно! Компания, которая спонсировала твой уникальный проект в лаборатории, помог бы миллионам выжить! Ты поступила необдуманно! За тобой пришлось подчищать кучу хвостов... А я тебе вот что скажу, бездомная ты моя! Компания не терпит ошибок, нельзя вот так вот просто проделать брешь в огромной экономической и научной системе и остаться незамеченным для глаз окружающих! Такое никому не удавалось... Никто не ушёл от компании живым! - Миллионам выжить? Я потеряла семью! На моих глазах убили моего брата! Всё из-за них! Я... я пережила столько боли... Я потом должна верить?.... э... Тут Нейлу слегка передёрнуло. В её голову приходили не очень хорошие мысли, мягко говоря. Сердце стало биться чаще, а дыхание участилось. Тем не менее Нейла не паниковала. Она решила ещё подождать и выяснить, что происходит. - Компания ищет тебя... Она не прощает ошибки! Ты её собственность... Кровавая Львица! Всё, это было последней каплей! Нейла сжала кулак, отчего кости захрустели. Из-под капюшона можно было увидеть красное свечение глаз. Видно было, что девушка в гневе. - Вот, где собака зарыта! - сказала Нейла, почти что с рыком, - Притворялся милым незнакомцем, а сам заманил меня сюда, в людное место и раскрыл самого себя!... Этот знак... Я вспомнила, где я его видела... ... ... Чего ты добиваешься? Хочешь вернуть меня? Не получится! Я не ваша собственность! Я сама по себе! Я своя! Девушка даже слегка прилегла на стол, чтобы поближе рассмотреть незнакомца... Хотя возможно он даже вполне знакомый. - Даже не пытайся что-нибудь сделать! Девушка посмотрела на него из-под капюшона. Глаза её были наполнены то ли ненавистью, то ли страхом, то ли гневом. Глаза горели красным светом, а зрачки сузились. Затем девушка обратно села на место. Она думала, что ей делать. Бежать - не бежать, возможно все уже знают, что она тут. Что же делать? ... Но в конце концов у неё созрел план.

Gideon: Незнакомец вполне спокойно сидел на своём стуле и адекватно себя вёл, в отличии от его вдруг взбесившейся от гнева собеседницы. Все кругом повернулись и посмотрели на девушку, которая вдруг встала и что-то начала кричать. Сам бродяга, спокойно пил чашку с горячим кофе, а потом посмотрел на окружающих и снова на девушку. - Сядь... - спокойно улыбнулся мужчина, когда девушка закончила свою тираду и села. - Во первых... - начало было бродяга, а потом допив кофе, положил чашку и сложив руки на столе, потянулся к ней вперёд лицом и сказал шёпотом: - Никем я не притворялся, я всё по прежнему тот милый незнакомец! Но, незнакомцем я останусь поверь мне, но не факт, что милым! Я говорю с тобой более менее адекватно, - улыбнулся действительно парень называвшийся Нейлой, как "таинственный незнакомец". - Даже не думай уйти от меня сейчас, - улыбнулся снова мужчина, словно показывал окружающим, что говорит о каких-то обычных вещах, типа анонс какого-нибудь вышедшего фильма или обсуждение еды в кафе. - Компания прислала меня! Хочешь ли ты того или нет, - незнакомец замолчал, а потом улыбаясь коварно, провёл рукой по своей щетине и снова продолжил: - Твой эксперимент ещё не закончен, о нет... Сейчас он достигает своего апогея! Компания вложила в тебя миллионы долларов, не для того, чтобы позволить тебе просто так разгуливать по улице и жить на помойке! Твоя неконтролируемая жажда, результат совместных усилий, лучших учёных компании! Наш блестящий разум... - указал указательным пальцем бродяга себе на висок, а потом перевёл палец на девушку. - И твоя безумная жажда крови... О да, я чувствую, прямо сейчас, как закипает в тебе горячая кровь, кровь в которую наши люди тебе каждый день впрыскивали свои препараты, чтобы раскрыть твой самый настоящий потенциал, как зверя! - незнакомец завёл руки назад, прямо за голову, расслабляясь и потягиваясь спиной на стуле. Он ощущал в ней большую силу, ведь сторона зверя всё больше и больше пытается разорвать оковы самоконтроля и потом она перестанет понимать, что делает. Любой кто окажется рядом, будет растерзан в жестокой кровавой бойне, но таинственному незнакомцу это всё больше и больше только нравилось. - Хочешь ты того или нет, я здесь, чтобы вернуть тебя обратно, туда где тебе и место, но впрочем, если ты сама по себе и тебе не нужна наша помощь? То я посмотрю, что ты будешь делать, когда адреналин захватит тебя и ты положишь каждого человека в этом кафе мёртвого без какой-либо попытки на бегство... А я как правило, очень редко ошибаюсь! - таинственный незнакомец снова усмехнулся коварно и посмотрел на пустую чашку кофе, а потом смотря прямо в дно чашки, продолжил: - Сможешь ли ты тогда найти свой дом Нейла?! - улыбнулся незнакомец. - Жаль было твою семью, они не хотели тебя отдавать, пришлось применить силу! Много не нужных жертв, что тогда произошло?! Ах да, несчастный случай, так это мы обозвали! - улыбнулся незнакомец, смотря на Нейлу. - Ты даже не представляешь на что я способен, если я тут! Я последний раз по хорошему прошу пойти со мной, иначе ты узнаешь, насколько компания преуспела в своём эксперименте! - скрестив руки на груди, закончил спокойно незнакомец, он даже бровью не повёл и не показал улыбки или какой-нибудь другой эмоции. Он идеально контролировал себя, своё лицо и держался, словно так, как-будто не боялся Нейлу и прекрасно знал, что делает. - Ну давай же, дай волю своему гневу! Гнев, о как я обожаю этот порок человеческой натуры, скрещивание такого чувства, как ярость и злость, в купе с твоими звериными инстинктами и силы! Ты прямо тут можешь устроить кровавую баню, - незнакомец продолжал давить, он умело владел языком и прекрасно давал волю всем чувствам Нейлы, затрагивая её агрессию со всех сторон человеческой души, давя на самые потаённые слабые точки, что она не могла скрыть сразу же от него. - Знаешь, во времена величия былого Рима, когда Император Гай Юлий Цезарь распознавал ложь в своих поданных, он обожал кидать своих врагов в тёмные камеры. По словам очевидцев, в этих сырых камерах, где не было ни души и кругом валялись только человеческие кости; содержались кровожадные звери, которые держались на надёжных цепях! Это были дикие львы, их специально не кормили днями, а то и неделями, поэтому никому из предателей и врагов Цезаря не удалось выжить или сбежать из этой клетки! Оглянись, что ты видишь? Рим пал, клеток больше нет, предатели живы, но самое страшное не это... А то, что те самые кровожадные львы до сих пор бродят, где-то среди нас! И на одного из них я сейчас смотрю! - улыбнулся бродяга, смотря девушки прямо в капюшон. - Я бросаю людей в клетки, а твоя задача жестоко разрывать их на мелкие кусочки! Это было ещё в древние времена, будет и так! - улыбнулся ещё шире незнакомец. - Ты, это тот монстр, которого я сотворил из той маленькой девочки! И я не советую, игнорировать мои словам! - улыбка тут же сползла и добродушный бродяга на улице, который словно ангел явился, чтобы помочь Нейле, превратился в настоящего искусителя и демона посланного самим Люцифером, если он и не был самим воплощением Дьявола и его жестокости.

Blood-Lioness: Девушка была действительно вне себя от гнева. Она действительно готова была сейчас взорваться и убить всех вокруг. Она слушала и старалась не выходить из себя, но плохо получалось. Её фырканье и рык был слышен всё громче и громче, дыхание ещё более участилось. Боже мой, в какую передрягу она попала. Зачем она пошла за ним? Игнорировала бы его и всё было бы нормально, а может быть и нет. Что ж , незнакомец теперь точно стал для неё знакомым - тот самый человек из лаборатории. О, как же Нейла ненавидела его и всех, кто был там. Она просто мечтала когда-нибудь выйти на свободу и убить их (разумеется в состоянии гнева). Она думала, что лаборатория уничтожена вмести со всеми, но она ошиблась. Если бы она знала, она попыталась бы убежать или даже покончить жизнь самоубийством, хоть это и грех. Львица ещё в лаборатории становилась суицидницей, но попытки проваливались. Ярости не было предела, глаза наливались краской. Белки даже стали тёмно-тёмно красными... Что же делать? Бежать? Как? А вдруг "бродяга" знает, что она замышляет? Всё равно! Бежать! Без оглядки, верить в надежду... Глупо верить в надежду, но такое положение вещей заставляет надееться на лучшее. Конечно, девушка справилась бы с любым человеком, но не с теми, кто ставил эксперименты над ней. - *шёпотом* вы породили во мне второе Я....... Это второе Я - зверь, убийца, с неиссякаемой жаждой крови. Это гадко, паршиво... Ты давишь на меня, стараясь пробудить во мне зверя... Я не глупая! Я это понимаю! Я никогда не прощу тебе и всем за убийство моей семьи... И за брата... За каждую каплю его крови... Я... не позволю снова... вернуться в тот ад... *почти громко* НЕ ТРОГАЙ МЕНЯ!!! Девушка резко встала на стол на корточки и царапнула по щеке незнакомцу своей уже когтистой рукой. Ей сейчас было плевать, что люди подумают, с ними иметь дело не было времени, девушка прыгнула на пол и тут же ломанулась к двери с неимоверной скоростью. При том девушка даже ничего не сломала, выбегая из двери, это было похоже на шокирующую сцену из фильма. ===> Улицы (Street)

Gideon: Незнакомец улыбался, наблюдая за Нейлой, за её рычанием, попытками сделать хоть что-то, но в итоге только одно - ничего. Всё это ласкало слух и радовало глаз, ему нравилось наблюдать за её бессилием. Ну конечно он не умер в том взрыве в лаборатории, потому что он бессмертен и даже время над ним не властно, с каждой секундой все вокруг стареют, но только не он. Тот, кто воплотил в себе образ бродяги с улицы, даже не стал защищаться, он тут же почувствовал на своей щеке, как словно несколько крупных игл вонзились ему в щёку и неуклюже поранили его. Мужчина только и успел, что откинуться обратно на спинку стула, наблюдая, как девушка быстро покидает помещение от страха. Официант развернулся и тут же подошёл к незнакомцу, что так расстроил девушку. - О боже сэр, вы кажется ранены, позвать врача, полицию? - спросил официант, обеспокоенный тем, что увидел, как по щеке у посетителя кафе течёт кровь. - Нет, не стоит... Принесите мне мою одежду и скотч со льдом! - мужчина спокойно встал из-за стола и прижав платком рану на щеке, посмотрел в окно, где было видно, как удаляется девушка, ломясь по улицам Нью-Йорка ошарашено, словно вот-вот кто-то всадит ей нож в спину, если она замедлит хоть на секунду шаг. Незнакомец повернулся и указательным пальцем провёл по своей глубокой ране на лице, а потом облизнул кровь на пальце, раскрывая рот и облизывая капли крови страстно. Перед ним сейчас плясали языки пламени в камине, в глазах было отражения огня, что там странно дёргался в разные стороны и то увеличивался в размерах, то снова принимал обычные формы. Мужчина взял у официанта стакан скотча со льдом и прижал бокал к своей щеке. Стоило ему только отвести платок от лица, как раны словно и не было, идеально молодая кожа мужчины снова была девственно не тронутой и нежной, как у ребёнка. Пламя заплясало в камине ещё больше, то склоняясь в одну сторону, то в другую. Сзади вдруг подошёл другой человек и положив руку на плечо официанта, дал тому понять, чтобы тот оставил их наедине. Dr. Shadow & Gideon - Милое кафе, прекрасный вид, хороший скотч... - улыбнулся мужчина, поднимая уголки рта и отпивая немного из собственного бокала. Незнакомец, что смотрел в окно, развернулся и посмотрел на своего подошедшего собеседника. На лице у мужчины, что стоял в лохмотьях, играла азартная улыбка, он ничего не сказал в ответ, только отпил ещё скотча. - Так, что, это действительно была Нейла? - улыбнулся подошедший, смотря на свернувшую за угол девушку. - Именно! - улыбнулся мужчина, отпивая ещё из бокала. - Думаешь она узнала нас? - спросил собеседник. - Она думает, я единственный, кто остался в живых из её врагов! Злого доктора, она по прежнему считает погибшим... - повернулся мужчина и усмехнулся и тут же пламя резко заплясало в разные стороны в камине. - Зачем ты тогда дал ей уйти? Она нам ещё пригодилась бы, не находишь? - спросил тот, кого мужчина назвал "злым доктором". - Доктор Шедоу, вы учёный и вы должны прекрасно понимать, насколько необходимо узнать, чего мы добились нашим экспериментом... Мне нужны результаты, новых проектов не будет, пока я лично не увижу, к чему привёл этот эксперимент! - спокойно сказал мужчина, снимая свой старый плащ и принимая от официанта дорогое чёрное пальто. - Она прямиком побежит в школу для одарённых, только там есть шанс скрыться от компании! - добавил доктор Шедоу. - Я знаю, я на это и рассчитываю! Мы создали уникальный проект, в Нью-Йорке бродит свирепый жаждущий крови агрессивный зверь, который ещё не выбрался наружу. И я хочу быть в курсе всех событий, касательно жертвы нашего эксперимента. Хотел бы я посмотреть на лица учеников школы Ксавьера, когда они узнают, что среди них живёт второй Джек Потрошитель! Любой сильный всплеск адреналина в её крови и зверь выйдет наружу, мы с тобой поместили такое агрессивное существо, как Хайд внутри тела маленькой хрупкой девочки! Час зверя скоро пробьёт! Как для оборотня неизбежно полнолуние, так и для Нейлы неизбежна Кровавая Львица! - улыбнулся мужчина, поправляя складки на одежде и тут же кинул бокал в камин с огнём. - Волк в овечьей шкуре? Умно! - улыбнулся доктор. - Скажем так: эксперимент только начался! - улыбнулся ещё шире мужчина и направился к выходу со своим собеседником. - Кстати, наши люди нашли Горгона! Он снова объявился! - сказал вдруг доктор, когда они уже почти подошли к выходу. - Также мы нашли и кое-кого ещё! - улыбнулся доктор. - Отлично! Не упускайте Горгона из виду, скоро он мне будет нужен! И перестань говорить загадками, интонация твоего голоса резко меняется, когда идёт речь о Нине! Я это чувствую! С кем она? Как у неё дела? Наверное всё ещё мечтает вернуть свою память?! - усмехнулся мужчина, расплачиваясь наличными с официантом за одежду и за то что те вызвали машину за ним. - Она с Кевином! Всё, как вы и говорили, он обратился за помощью к ней! Они в Торговом Центре "Мелл"! - открывая перед мужчиной дверь, продолжал доктор. - Прекрасно, осталось дело за малым! Позвони в окружную полицейский участок, скажи, что Кевин Форд и Нина Турман угоняют машины в Торговом Центре! - мужчина открыл дверь в чёрном лимузине японской марки и сел в задний салон. - Так просто? - улыбнулся Шедоу, у которого виднелась татуировка с компасом на запястье. - Да, заплати копам сколько нужно, чтобы не задавали лишних вопросов... Капканы уже расставлены, жертвы на нужных позициях, осталось только поймать их. Кевин только приманка: мне нужна Домино! Все дети Офры должны быть дома! - улыбнулся мужчина, смотря на зеркало и меняя свою причёску тут же на деловой манер. - Трогай Генри! /Неизвестно/

Toxin: [Ресторан "Вива ла Дива". Да, я такой, по ресторан да по кафе шляюсь] - Надо же, его полностью отстроили после того погрома. Ох, помню, жуть тогда творилась там, когда я прибыл туда по вызову... Давка, паника, крики, пожар... Ужасно, просто ужасно. - произнес Патрик, входя в помещение кафе. "А что там такое случилось?" - Не знаю точно, вроде бы мутанты меж собой подрались. Когда я читал полицейские сводки по этому делу, то там упоминалось имя Горгона, члена террористической организации "Г.И.Д.Р.А" и просто крутого парня, с которым бы я и за всё состояние Старка не стал бы связываться. - достав из кармана телефон и сделав вид, что говорит по нему, Пэт сел за столик и заказал себе капуччино с круассанами. "Террористы?" - Да. Это те парни, которые убивают других просто так, прикрываясь глупыми идеями. И которых можно убивать. "Оу, тогда мне уже начинают нравится террористы. Кстати, что мы делаем здесь? Думаю, не для того, чтобы попить кофе с булочками?" - Ты прав. Помнишь то странное письмо, что пришло в Башню? Так вот, я кажется догадываюсь, в чем дело. "Да? И в чем же?" - В этом странном радио, что моя жена приобрела на Интернет-аукционе и подарила мне на День Рождения. "И что же в нем странного? В том, что оно крутит только хиты восьмидесятых?" - И в этом тоже. Впрочем, я расскажу об этом поподробнее, когда сюда прибудут остальные Мстители. А сейчас будем наслаждаться кофе с булочками. - сказал Патрик, засовывая "Нокиа" в карман и прихлебывая капуччино из только что принесенной чашки.

Lonely Shepherd: [Дом Камю] - Здравствуй, Патрик. - Произнесла Мишель спокойным, тёплым тоном, подойдя к Токсину, но голос её был ниже, чем обычно, и слегка посажен, грудным. Не заметить друга в полупустом кафе, было не просто, потому, как только девушка вошла в кафе, она без проблем заметила сидящего у столика возле окна знакомого мужчину. - Здравствуй Токсин. - Улыбнувшись краешком губ, Мишель поздоровалась и с вечным спутником Миллигана, который, по обыкновению, прятался где то под одеждой агента. Француженка расстегнула тёмно-серое шерстяное пальто с большими чёрными пуговицами и широким воротником, между которым красовался белый шарф из тонкой шерсти, и повесила на край спинки стула свою замшевую сумочку. На улице было ещё довольно прохладно, да и недавняя простуда горла явно говорила о том, что не стоит брезговать шарфом. Но помимо прохлады, улица так же изобиловала слякотью от тающего снега, от чего ботильоны француженки, нежно кофейного цвета, были не в самом чистом состоянии, как бы она не старалсь идти аккуратно. Мишель заприметила неподалеку от их столика высокую вешалку, сделанную скорее всего из вишнёвого дерева. На ней висело всего три чьих то пальто, и места для пальто Камю там было предостаточно. Повесив верхнюю одежду и решив не снимать надёжно, и в тоже время элегантно повязаный шарф, Мишель вернулась, и села на "помеченый" сумочкой стул, оказываясь прямиком напротив Патрика. - Круассанчики? - С улыбкой спросила Мишель, посмотрев на пироженные, а затем на Патрика. - Ещё кто-нибудь придёт? Но ответить Миллиган бы не успел, так как к их столику подошёл вежливый с виду, высокий официант с большой плешью, которая, в сочетании с довольно зрелым возрастом и резкими чертами лица, лишь подчеркивала его мужество. - Леди будет делать заказ? - Поинтересовался мужчина, держа руки за спиной. - Чёрный чай, без сахара, пожалуйста. - Вежливо улыбнувшись официнату, ответила девушка. Мужчина записал что-то в возникший в его руках блокнот. - Это всё? - Убрав блокнотик за спину, поинтересовался официант, переводя взгляд с Мишель на Патрика. - Я, пока что, всё. - Посмотрев на агента, ответила одарённая. Как только официант отошел, Мишель посмотрела на Патрика, явно ожидая ответа на свой вопрос. Токс, не забывай о переходах ;)

Mr.Fantastic: Начало игры Рид не торопясь направлялся в сторону замечательного кафе «Акация». Замечательное оно было тем, что там всегда было тихо и спокойно, и нет досаждающих фанатов. Сам он себя героем особо не считал. Почему люди в первую очередь смотрят, носишь ли ты облегающее трико как другие герое, а о том, что ты обладатель трех нобелевских премий даже и знать не хотят? В этот раз он оделся чуть более чем скромно, что бы не выделятся. Плащ, шляпа, обычная рубашка с пиджаком. Конечно эластичный костюм под всей одеждой, мало ли что случится? Так он и шел по Нью-Йорку, погруженный в свои мысли. А мысли эти были о вероятности нахождения бозона Хигинса и встречи с Мстителями. Первое, конечно, было интересней. Ведь если верить его расчетам, мощности коллайдера не хватит, и нужно дополнять его минимум пятью магнитными установками. Так погруженный в свои мысли он дошел до кафе. Звонок застал его дома неожиданно. Он работал над новым локатором поля нуль-радиации. Но услышав о теме разговора, он быстро собрался и ушел. Он давно слышал о предметах с необычными свойствами, но никогда не думал что они существуют на самом деле. Данное необычное явление надо было подробно изучить. Ведь неизвестно, что дало им такие свойства. Радиация? Магия? Инопланетные технологии? Всё это будоражило его сознание. Рид толкнул дверь. В зале играла приятная джазовая музыка, народу было немного. Он сразу заприметил двоих людей, парня и девушку, которые сидели за дальним столиком у окна. Он подошел поближе, и узнал в них двух Мстителей. Он вытянул руку и взял стул за соседним столиком, после чего подсел. - Всем привет. Прибыл сразу после звонка. Можно меню? – он протянул руку к книжице. Стоило перекусить, пища на вынос, которую он обычно заказывал прямо в лабораторию, чтобы не отвлекаться, давно перестала удовлетворять его. Он остановил свой выбор на греческом салате и омлете. Когда принесли заказ, он принялся всё это есть. - Так что всё-таки случилось? Я толком ничего не понял.

Toxin: Когда Мишель вошла в кафе, радио Патрика, что находилась во внутреннем кармане его пиджака, начало издавать резкие и весьма неприятные звуки наподобие счетчика Гейгера. - Долбанная штука. В следующий раз нужно наказать Джине дарить мне запонки. - чертыхнулся Пэт, доставая из кармана радио под недовольные взгляды посетителей кафе и ставя звук на минимум, а затем обратился к девушке. - Здравствуй, Мишель. Токс тоже передает тебе привет. "Эй, я ей ничего не передавал!" - Ещё кто-нибудь придёт? - спросила Камю, садясь за столик и делая заказ. - Ещё кто-нибудь? Я обзвонил всех Мстителей, отозвался Мистер Фантастик... о, кстати, вон он, - Миллиган помахал члену Фантастической Четверки. - Затем наш потусторонний друг Тумбстоун обещал придти вместе с Соколиным Глазом. Но кто знает, КОГДА они придут. Патрик откусил кусок от круассана, запил его кофе и продолжил: - Собрал я вас здесь по поводу того странного письма об Объектах, которое пришло в Башню Мстителей. Первое: насколько мне известно, оно было не единственным - письма подобного содержания пришли ещё и ФБР, а также к Людям-Икс. Предполагаю, что не только туда, но и ещё во многие другие организации, наверняка в тот же КАП и Братство Злых Мутантов. А это значит, что не только мы будем... эээ, как бы это назвать... "охотиться" на Объекты. Мститель замолчал, давая своим собеседникам немного времени на обмозгование ситуации. А пока они обмозговывали, он положил свое радио на стол. - Второе: кажется, у меня есть один из этих объектов - вот это самое радио. Оно не только крутит хиты восьмидесятых, но также, - он достал из работающего радио батарейки. По всем законам оно должно было замолчать, однако Элвис все равно продолжал петь. - Продолжает спокойно работать без батареек. Ещё, когда мой сынишка игрался с ним, он настроился на волну 168.34 и... мой Эдди стал на целых десять сантиметров выше. Я, конечно, рад, что он растет, но не в таком же размахе. "О, я помню, как твоя жена кричала..." - раздался в его голове голос Токсина. - Плюс оно как-то странно отреагировало на появление Мишель. - Патрик повернулся к девушке и неоднозначно посмотрел на неё. - У тебя, случаем, нет каким-нибудь предметов с необычными свойствами или просто предметов, которые ты недавно приобрела?

Prophet: Начало игры Проскользнув сквозь бурный автомобильный поток Большого Яблока, чёрный "линкольн" с армейскими номерами подъехал ко входу одной из тихих кафе на улице. Открыв правую заднюю дверь, из автомобиля вышел человек, облачённый в аккуратно выглаженный парадный мундир, грудь которого украшали награды за участие в боевых операциях. Прихватив свою фуражку, лейтенант Сейверс оправив свой головной убор направился ко входу. Как только пришло сообщение о сборе, Джеймс тут же покинул штаб командования и направился на указанное место встречи, ведь попросту собирались все Мстители довольно редко. Что же всё таки произошло? - думал Джей, входя в здание. Войдя внутрь кафешки, Пророк приметив столик, за котором уже собралось несколько представителей его новой команды. спокойным, ровным, уверенным шагом Джеймс подошёл ко всем и прислушиваясь к разговору позоимствовав стул за свободным соседним столиком присел рядом с Мишель, сняв белые перчатки и свою фуражку. - Всем добрый день. - заключил Пророк - что у нас? Ведь не зря же меня вытянули из Пентагона и объявили общий сбор. После недавних событий мне пришлось доложить немало усилий, что бы свыше замяли скандал о наших приключениях. Тем временем снующие официанты не теряли хватки. Как ни странно, но в тихой уютной ньюйоркской кафешке было достаточно посетителей. Один из официантов подойдя к столику приветливым тоном спросил у прибывшего военного: - Чай, кофе, может что-то ещё, сэр? - Нет, спасибо. Возможно, немного попозже - спокойным тоном ответил лейтенант Сейверс. Джеймс аккуратно сложив перчатки и сверху прикрыв их фуражкой принялся ожидать ответа, ведь он пока не знал, что произошло. Ходящие слухи о необычных предметах и данные из архивов Пентагона о подобных проишествиях мало чег омогли ему сейчас обхяснить, потому Джеймс прибыл как можно скорей.

Lonely Shepherd: - Салют. - Приветливо улыбнувшись Риду, произнесла Мишель, наблюдая за тем, как Мистер Фантастик усаживается за стол, и заказывает, у всё того же подошедшего вновь официанта, омлет и греческий салат. Это всегда было большой честью для Мишель - компания таких людей, как Рид Ричардс, ведь он являлся настоящим гением современной науки. Дверь кафе вновь открылась, и Мишель обернулась, что бы взглянуть на вошедших, ведь это могли быть Клинт и Надгробие. Но девушка не расстроилась, увидев вместо ожидаемых товарищей - Джеймса, который выглядел просто изумительно в своей офицерской форме, которая подчёркивала его статность и мужественность. Судя по всему, он прибыл из какого-либо здания командования. Заметив, что Пророк в свою очередь заметил их, Мишель повернулась обратно, к Патрику, и продолжила слушать его рассказ, перевёв взгляд в окно, за которым спешным шагом метались по тротуарам люди, а грязные автомобили медленно ползли по дороге. Судя по мелким каплям, возникающих на окне, моросил небольшой, и как казалось француженке, холодный дождь. В ответ Джеймсу, Мишель лишь тепло улыбнулась, поскольку была рада видеть офицера, хоть и сама не понимала, почему ему, она радовалась больше, нежели Патрику или Риду. Впрочем, девушка быстро списала это на впечатляющий внешний вид мужчины. - Патрик, почему мы не могли обсудить это в Особняке? - Спросила Мишель у Миллигана, пока Сейверс присаживался за стол, рядом с ней. - Я думала, нам прощают больше, чем оказалось. - Произнесла одарённая, в ответ на слова Джеймса о Пентагоне и их прошлых приключениях. - Может быть, Патрик. - Мишель повернулась к висящей на углу спинки сумочке, и начала искать в ней ту необыкновенную авторучку. Спустя несколько секунд, Мишель выудила довольно обыкновенную с виду авторучку, и положила её на стол. - Я случайно нашла её в кармане пальто. У меня никогда раньше такой ручки не было. И эта вещь... Довольно странная. - Мишель вытянула из салфетку из подставки, и только прикоснулась к ней краем стержня ручки, как салфетка тут же всполыхнула, и начала тлеть, после чего, Мишель посмотрела на Токсина. - Ты не прихватил с собой то письмо?

Mr.Fantastic: Рид оглядел собравшихся. - Ничего если я перекушу? Просто редко выбираюсь из лаборатории в последнее время и питаюсь не очень то разнообразно. – он добродушно улыбнулся. Токсин продолжил говорить. - Затем наш потусторонний друг Тумбстоун обещал придти вместе с Соколиным Глазом. Но кто знает, КОГДА они придут. У Рида по спине пробежали мурашки. Конечно он видел многое, но от этого живого мертвеца было как-то не по себе. Особенно от его методов. Но если Соколиный глаз его взял, придется убрать свои предрассудки подальше. - Кажется, у меня есть один из этих объектов - вот это самое радио. Оно не только крутит хиты восьмидесятых, но также продолжает спокойно работать без батареек. Ещё, когда мой сынишка игрался с ним, он настроился на волну 168.34 и... мой Эдди стал на целых десять сантиметров выше. – продолжил Патрик. - Можно? – Рид протянул к радио руку. Через весь стол. Он внимательно осмотрел миниатюрный приемник. Тот крутил песню «Jailhouse rock» Элвиса. Ничего необычного в этом не было, ретро станции существуют в большом количестве. Но вот диджея Эла Смита, который в данный момент вещал по радио, нет в живых уже лет десять. - Очень…необычно. Возможно это влияние неких электромагнитных нуль-импульсов, встраиваемых в виде хронопомех и создающих массовые слуховые галлюцинации. – он уже погрузился в свои мысли, забыв, что не все понимают язык науки. – Возможно это связано с неполным периодом полураспада некоторых изотопов, создающих остаточную волну энергии, достаточную для завихрения сохранившихся волн. По закону сохранения это вполне вероятно. Он оторвал взгляд от радио и поставил его на стол. Из динамика слышался знакомый голос Льюиса Армстронга. В этот момент дверь в «Акацию» снова открылась и на пороге, при полном параде, оказался Джеймс Сейверс. Он направился к столу, держа фуражку на изгибе локтя. - Добрый день. Пока не приступили к работе, как прошли испытания тех новых излучателей для радиолокаторов, что я отправил в Пентагон? – Рид протянул мужчине руку. Француженка тем времен достала из сумочки аккуратно упакованную авторучку. Похоже это ещё один объект. - Очень интересно. И что же она делает? Если моя теория верна – она должна писать старые тексты. Всё это было очень странно. Неизвестно сколько таких вещей и какими свойствами они обладаю. Кто знает, что будет, попади они в чужие руки. - Когда мы дождемся остальных, мы могли бы отправится в Бакстер Билдинг. Там есть всё нужное оборудование для исслеодваний.

Toxin: "Мистер Пропет всё отмыл и паркет не повредил! Мистер Пропет!" - пропел Токсин, когда Пророк вошел в кафе. - "Черт, я чую его наноброню за километры. " - Ну вот и чуй дальше. - Патрик кивнул Сейверсу, а затем вновь переключил свое внимание на Камю и Ричардса. - Патрик, почему мы не могли обсудить это в Особняке? - Я задолжал нашему командиру тысячу баксов после партейки в покер. И поэтому не хочу попадаться ему на глаза до следующей зарплаты. - нашел что сказать Миллиган. Конечно же, это было неправдой: ирландец никогда не проигрывал в азартных играх, поэтому ситуация состояла в том, что это Тони был должен ему тысячу бумажек с мертвыми президентами. Но ведь Мишель это не обязательно знать? - Можно? - Мистер Фантастика взял радио своим особенным способом и начал его внимательно рассматривать. В это же время девушка достала ручку и радио, которые скрипело до этого тихо (из-за убавленной громкости), увеличило мощность. Если бы оно было бы счетчиком Гейгера, то наверняка бы его стрелка сделала бы двадцать оборотов. - Я случайно нашла её в кармане пальто. У меня никогда раньше такой ручки не было. И эта вещь... Довольно странная. - она поднесла стержень к краю салфетки, которая незамедлительно вспыхнула. - И чем же... Твою ж!... - Мститель постучал рукой по пламени, туша его. Затем, когда оно погасло, он начал усиленно дуть на руку. - Ауч... Ничего, рука быстро заживет... Да, она действительно странная. И твоя теория не подтвердилась, Рид. Ауу... - Ты не прихватил с собой то письмо? - И ты ещё спрашиваешь об этом бывшего высококлассного полицейского? Конечно же взял, и даже сфотографировал на мобильный. Хотел даже вручную переписать, но Токсин отговорил. - Миллиган достал письмо необожженной рукой из внутреннего кармана пиджака и положил на столешницу. - Только убери от него подальше свою ручку, хорошо? Думаю, стоит его отдать потом Риду на исследования.

Lonely Shepherd: Почему то, до того как ручка прикоснулась к салфетке, идея показать возможности аппарата казалась очень даже удачной. Но при виде языков пламени одаренная поняла, что поступила по крайней мере необдуманно. Но зато ничего теперь не требовалось доказывать - Патрик, Рид и Джеймс увидели необыкновенные свойства ручки лично. Не одной Мишель навеял мысли ленивый огонь на крае белого куска материи. Патрик в ту же секунду прибил ладонью огонь, и разумеется, обжегся. Мишель извиняющиеся поглядела сначала на обожженную руку мужчины, а затем и на него самого. Впрочем, агент отмахнулся, что легкие ожоги очень быстро заживут, и обратился к рассматривающему, не менее странный, чем авторучка Мишель, радиоприемник. Девушка попросила показать ей письмо, положив ручку на стол, ближе к Риду, на случай, если захочет взглянуть и на это чудо техники или странной магии. - И ты ещё спрашиваешь об этом бывшего высококлассного полицейского? Конечно же взял, и даже сфотографировал на мобильный. Хотел даже вручную переписать, но Токсин отговорил. - Говорил Патрик, доставая уже не раз упомянутое письмо. Девушка взяла его в руки, и пробежалась глазами по написанному на нём тексту. - Розыгрыш? - Первое, что пришло на ум. - Жаль, текст печатный. У меня есть один знакомый графолог, который мог бы дать нам психологический портрет писавшего. Рид, вы видели? - Мишель протянула письмо ученому, обдумывая прочитанное. Мишель распустила шарф, поскольку в кафе ей становилось всё теплей. - В любом случае, - Неспешно проговорила она, после чего, сделав небольшую паузу, вдумчиво глядя в стол перед собой, повторила чуть более скоро. - В любом случае есть вероятность, что вот такие вот предметы, о которых пишется в письме, могут попасть в абсолютно любые руки. И неизвестно какими свойствами они будут обладать. М... Патрик, Рид, Джеймс - вы верите этому письму? Мне кажется, что у нас больше поводов поверить написанному, нежели наоборот. Девушка неоднократно сталкивалась с различными предметами обладающими магическими свойствами. Ещё будучи ребенком она видела, как отец забавлялся с особыми картами, что умели сами по себе плясать, словно в руках умелого шулера, и так же сами по себе могли менятся мастями. Это было самое первое впечатление касательно вот таких вот чудес, но ведь дальше всё было куда интереснее. Именно потому, девушка была способна поверить практически в любую небылицу, и удивить её было сложно. - Вполне возможно, что тот, кто подкинул нам эти предметы, может и являться автором этого письма. [С остальными - Мэрия]

Mr.Fantastic: Ручка Мишель была не менее необычной, чем радио Патрика. Стоило девушке коснутся кончиком стержня салфетки, как та вспыхнула, словно солома. Патрик быстро погасил пламя рукой, попутно обжегшись. Хорошо хоть пламя не видели работники заведения. Пока Милиган доставал письмо, Рид решил внимательнее изучить ручку. - Очень интересно. Это ручка указывает на несостоятельность моей теории остаточного излучения. Или она справедлива лишь к приемнику. Что касается ручки – он щелкнул ей, убирая стержень. После этого он коснулся салфетки ещё раз, но безрезультатно. – как я и предполагал. Возможно, стержень излучает сильное микроволновое излучение, разгоняющее молекулы в предмете при прикосновении. Отсюда и пламя. Но удивительно вот что, оно вспыхнуло моментально, что очень необычно для столь маленького излучателя. Он попробовал раскрутить ручку. Но та была словно запаяна, и посмотреть, что находится внутри - не было возможности. Отложив опасный канцелярский прибор, Рид обратил внимание на письмо. - Данному письму стоит доверится на первое время. Ведь если автор не солгал о существовании столь необычных предметов, то вероятно и говорит правду относительно остального. Но вот что мен волнует, если моя теория излучения всё же верна, и ручка это лишь исключение, то, собрав их все вместе, мы создадим невероятную реакцию, способную искривить пространственно-временной континуум. Вы понимаете, чем это чревато? Огромная черная дыра, поглощающая время. Не самая приятная штука. Будем надеяться, что я не прав. – он ещё раз покрутил ручку в руках – Хотя, возможна именно ручка имеет силы той же природы, что и Джони, Человек-Факел. Тогда вопрос, как она подверглась воздействию солнечной радиации в таком количестве? В этот момент в зале прозвучал голос одного из официантов: - Думаю всем это надо услышать! – и он прибавил приемник. - …кроме него, по нашей информации, в мэрии находятся главы всех городских служб. Нам точно не известно, каково физическое состояние мэра, но предположительно хорошее. Как прокомментировал ситуацию с взятием мэра в заложники комиссар полиции, цитирую: «с данным беспределом нужно бороться, если мы потеряем мэра – то мы сильно сдадим позиции перед преступниками. Что касается требований отпустить заключенных Аркхэма, то для этого ему придется устранить не только мэра, но и всю полицию Нью-Йорка”, конец цитаты... – приемник приглушили. Рид повернулся к остальным Мстителям. - По моему это приглашение на работу, не так ли?

Toxin: - М... Патрик, Рид, Джеймс - вы верите этому письму? Мне кажется, что у нас больше поводов поверить написанному, нежели наоборот. - Ну, не думаю, что кто-то вдруг решил подсунуть людям предметы со сверхъестественными свойствами, а потом слать во все организации письма с просьбой их собрать и уничтожить. Можно же ведь это сделать самому. - произнес Патрик, все ещё дуя на свою обожженную руку, которая, впрочем, благодаря стараниям симбионта уже восстанавливалась. - Хотя... Может быть это какая-то проверка? О, спасибо, Токс, рука уже прошла. "Не за что." - угрюмо ответил симбионт. - Откуда такие пессимистические мысли, Рид? Вдруг будет всё совсем наоборот, как в романе Уэллса "В дни кометы." - сказал ирландец в ответ на заявление Рида о конце света. - К тому же навряд ли они подверглись той же радиации, что и твоя семья. Думаю, это всё "ма-а-ги-и-я!", как говорит Дэвид Блэйн. И... - Думаю всем это надо услышать! - перебил его один из официантов и включил погромче приемник, где говорилось о захвате мэра. - Риддлер, с-сука-а... - зло прошипел Миллиган, поддаваясь влиянию Токсина. Он ещё не забыл их последней встречи, где Вопросник заставил его хорошенько пораскинуть своими мозгами чтобы выбраться из его лабиринта. К сожалению, Пэт так и не нашел его, как бы и не был чёток его запах... - Простите, нахлынули неприятные воспоминания. Готов поспорить на своё недельное жалование, что это - рук Риддлера. И да, Рид, нам пора на работу.... -------------->Мэрия.

Hawkeye: Начало игры Это самоубийство, Бартон, одумайся, ещё не поздно. Две недели, всего две недели прошло, а Америка уже не та. Две недели уже происходит то, чего так все боялись... Герои разделились на две половины. Что в этом может быть хорошего? Кому теперь доверять? Повсюду шпионы, слежка - покой нам только снится. Омерзительнее всего становится от мысли, что в любой момент даже твой самый близкий друг может воткнуть тебе нож в спину... Нет... Мишель не такая... - противился своему внутреннему голосу Клинт, шагая по Нью-Йоркским улицам; лицо его хорошо скрывал капюшон; мысли его, столь разные и противоречивые, хаотично метались по голове, мешая одна другой: довериться или нет? уйти или остаться? примкнуть к подполью или пойти по стопам Тони Старка, выдав правительству тайну личности?.. Бартон приостановился перед кафе, где он договорился о встрече с одним старым знакомым. Засунув руки в карманы, он меньше минуты простоял перед входом, всё ещё не решаясь зайти. Разве не доверие всегда было оплотом отношений между Мстителями? Почему же сейчас я должен подвергать сомнению всё то, что было раньше? Идиотом быть тоже не следует, но это ведь Мишель; это не Тони, который не отпустит тебя из этого здания, пока не получит твоё согласие на регистрацию. А к чёрту все эти суждения. Я просил её о встрече, я должен быть там. Шаг назад - и вот уж действительно придёт конец любому доверию. Клинт уверенно двинулся вперёд и зашёл в кафе. Ничего странного в нём не было кроме одного: не было той беспечности на лицах людей, которая свойственна жителям Нью-Йорка. Глаза их были полны страха, ненависти, злобы и непонимания. Что засело в душе у простых гражданских - страшно представить, но, кажется, оно и так понятно. - Сэр, вам помочь выбрать столик? - обратилась довольно симпатичная рыжеволосая девушка к Клинту, который буквально застыл на пороге. - Нет, спасибо, я сяду вон там, у окна, - быстро пришёл в себя Бартон. - Будьте добры два кофе и меню, хорошо? - Хорошо, сэр. - Рыжеволосая что-то пометила в своём маленьком блокнотике и удалилась из зала. Клинт, подперев подбородок кулаком, пытался выглядеть Мишель в окно, но всё те же мрачные мысли, не перестававшие терроризировать его мозг, мешали сосредоточиться. Устав уже от всяких размышлений, Соколиный Глаз досадно покачал головой и попытался хоть на минуту забыться. Мы были одной командой, а сейчас стоим по разные стороны баррикад... Господи, к чему всё это?

Lonely Shepherd: [На правах второй игры] Этот вызов был для Мишель неожиданностью. На кануне принятия регистрации, Клинт исчез, а сейчас, спустя почти две недели, он хочет встретится? Всё это почему то не нравилось Камю однако она всё равно согласилась для себя прийти на встречу, потому что даже не смотря на абсолютно неуместную пропажу последнего лидера расколотых Мстителей, она помнила о том, кем был Бартон. Он не был предателем, и заманить её в ловушку не мог. Камю знала, что могла в любой момент пожалеть о своей наивной доверчивости, но всё же она хотела в это верить. Верить в то, что честь и гордость ещё свойственны кому то в этом мире. Иначе верить в этот мир было бы ещё сложнее. Мишель решила воспользоваться общественным транспортом, что бы добраться до места встречи. Акация. Одаренная вошла внутрь кафе, и сразу же заприметила тёмную, пытающуюся скрыть себя фигуру у дальнего столика возле окна. Она шла к кафе не с той стороны, на которую выходило окно. Девушка мельком прошлась взглядом по всем посетителям. Некоторые, видимо, узнали Мстительницу, и поспешили отвернуть взгляды, что то приговаривая себе под нос. Злобно или же напротив, Мишель было всё равно. Она знала, что никто из всех них не сможет что либо сделать, для того, что бы хотя бы ответить за свои слова. Мишель прошла к столику, за которым сидел Клинт. Спокойным шагом, словно эта встреча была самой обыкновенной, запланированной ещё больше недели назад. На Мишель были одеты белые кеды, светлые тонкие джинсы и бежевая майка. По обыкновению, на руках было множество дребезжащих друг о друга разнообразных браслетов, а на шее повязан белый шелковый платок, на манеру арафатки. Камю, глядя на Клинта, отставила стул, и не отрывая глаз, села. После чего, тепло улыбнулась Клинту. - Здравствуй. - Так же тепло, как и улыбалась, произнесла девушка, поправив запавшую за ухо прядь распущенных волос. Однако в её взгляде и вырежнии лица возникло чувство огорчения и печали, которые, впрочем, не слишком выделялись. Она негромко спросила, положив руки перед собой, на стол, и глядя на Клинта посеревшими зрачками. - Где ты был? [Прости за слабое начало, нужно немного разыграться]

Hawkeye: Как же мучительно время ожидания... - Бартон тяжело вздохнул, оторвал взгляд от окна и закрыл лицо руками: в раздумьях он провёл уже несколько бессонных ночей, а сегодня, возможно, он убедится в своих теориях или же, к своему счастью, увидит, что они неверны. Клинт начал чувствовать в себе какую-то нервозность, даже скорее волнение. Он давно себе сам сказал, что разговор будет тяжёлым, возможно, где-то невыносимым, но он не хотел видеть и слышать того, чего ожидал. Как и другие, перешедшие на сторону Могучих Мстителей, она могла прочитать ему нотацию, могла обвинить в предательстве... Могла. Но сам Бартон продолжал упорно себе твердить, что она этого не станет делать. В отличие от остальных мстителей, в отличие от Старка и Роджерса, ею двигал не только разум, но и сердце, как считал Клинт. Если для кого-то регистрация была всего лишь новой военной кампанией, то для кого-то она была чем-то большим... Поднять руку на брата, на друга, связать его и пытать до тех пор, пока он не даст добро на раскрытие своей личности - оборотную сторону войны мало кто помнил, многим глаза ослепляли боль за утраченное доверие людей и желание проявить себя. Я же не ошибся в тебе, Мишель? - нахмурившись, сам спросил себя Бартон. Он мог и дальше продолжать бить в себе тревогу и задаваться вопросами, на которые он не знает ответ, но настал тот самый момент, момент встречи. Клинт, который уже долгое время молча пялился на пол, заметил белые кеды перед своим столом. Взгляд его начал скользить выше и выше и наконец он увидел знакомое лицо. - Рад встрече, Мишель, - негромко сказал Клинт. На улыбку на её лице он не смог ответить, потому что вдруг почувствовал себя неловким: всё же ему есть за что отвечать перед ней, отвечать перед всеми бывшими мстителями... - Где ты был? Бартон не мог смотреть ей в глаза; он не хотел смотреть ей в глаза, потому что чувствовал угрызения совести, которые и так раздирали его душу. Он хотел ей всё объяснить, но не видел никаких причин, почему она должна вообще его слушать. Клинт отвернулся и задержал свой взгляд на бармене, затем на стаканах, которые он перемывал... - Мишель... - неуверенно начал Клинт, не сводя глаз со стаканов, - это... Это сложно объяснить. Боюсь, что я даже не смогу объяснить это, потому что те причины, по которым меня не было, они должны остаться только между мной и моей совестью... Я знаю, меня не было тогда когда я был так нужен, когда я должен был быть на совещании Мстителей, которое проводил Ричардс, но... - говорить становилось тяжелее и Клинту пришлось перевести дух. - Но я не был. Что было, то было, и я ничего не могу исправить. Я много чем обязан всем Мстителям, но я просил тебя о встрече не для того, чтобы оправдываться. Клинт не знал, с какой стороны и подобраться к разговору, который был ему нужен, которого он боялся ещё больше, чем воспоминаний о своём отсутствии. Но ведь надо же с чего-то да начать?.. - Скажи...- начал Бартон, - могу я тебе доверять? Могу я твёрдо знать, что не ошибся в тебе? Он оторвал взгляд от барной стойки и посмотрел Мишель прямо в глаза. Подобный вопрос мог вызвать у любого массу негодования, но сейчас было не то время, чтобы гневаться.

Lonely Shepherd: Нет. Мишель не злилась на Бартона. Совсем. Она просто не понимала - как он мог так поступать, а затем придумывала себе, что у Клинта была важная и серьёзная причина. Но сейчас она услышала, что причиной были лишь его внутренние разногласия, или что то в этом роде. Совесть... Кто то ещё помнит об этом слове? Девушка прекрасно видела, что Глазу было трудно говорить, однако она всё равно не сводила с него взгляда, в отличии от самого последнего лидера. Она мельком взглянула в ту сторону, в которую смотрел её друг. Она надеялась - что ещё друг. Он ничего не мог исправить, но он мог и не допускать. Хотя не так уж и сильно он провинился. Команду было не спасти, и даже Клинт не смог бы этого сделать. Нельзя было отрицать, что его отсутствие на собрание некоим образом отдалило Соколиного Глаза от Мстителей, и тайных, и могучих, однако Мишель всё равно хотела его понять. Потому что нельзя терять друзей, особенно в такое время. И в тоже время, пытаясь понять Мстителя, Мишель не собиралась давать ему спуску. Она бы спросила ещё раз, добавив свое желание помочь, но сейчас вопрос задал сам Клинт. Он был в смятении. Его команда сейчас была разделена на два лагеря - правых и неправых. И сам Бартон видимо не знал, куда ему идти. К тем, кто стали на сторону регистрации и правительства, народа, или на сторону тех, кто отказывался открывать свои лица и сотрудничать с правительственными службами словно спецотряды. Да, в слове герой уже давно был абсолютно иной смысл. Вопрос Соколиного Глаза был абсолютно понятен француженке, хотя бы потому, что сейчас он не знал, кому верить, и, судя по всему, он не знал к кому обратиться. Кроме неё. И разве она может отказаться от ответа? Возможно, что излишняя понятливость и наивность когда-нибудь и погубят Мишель, однако с ними она хотя бы смогла жить легче. Дышать чище, зная, что рядом есть свет, который нужно охранять. Внезапно в голове возникла резкая вспышка. Одаренная резко закрыла глаза, чуть скривившись от неприятной неожиданности. Она увидела перед собой суд. Всё тот же суд, который на протяжении многих дней она видит практически каждый раз, стоило закрыть глаза. Клинт стоял на трибуне, подле судьи. В черном костюме. Он что то говорил, положив руки по обе стороны микрофона, размещенного на ближнем к залу краю трибуны. Он говорил что то чистое и светлое, но оно не касалось её. Напротив, это светлое обходило Мишель нарочно, словно он забирал последний свет из её сердца. Мишель видела его сквозь энергетические прутья. Она не могла двигаться, но могла что то кричать. Не могла слышать ничего, но понимала и ощущала то, что говорили те, кого она видела. В душе разожглось черное пламя, от которого стали подниматься жирные клубы дыма копоти. Колоссальная обида и ненависть за предательство плавили душу и сердце, и единственное, чего заслуживали все эти ублюдки нарядившиеся на заседании, которых раньше она считала друзьями, это смерти. Жестокой и кровавой. После этих мыслей, картина исчезла. Вместо гнева и обиды на фоне тишины, Камю слышала шум кафе, негромкий голос диктора по телевидению, и голос Клинта, который сейчас окликал одаренную. Судя по всему, она впала в транс, раз Бартон решил её дозываться. - Сейчас... - Не глядя на парня, Мишель встала из-за стола, и направилась в уборную. Она вошла в дверь с изображением фигурки в платье. Здесь пахло хлоркой и водой. Мишель подошла к зеркалу и включила воду в умывальнике. Она наклонилась, заправляя волосы за уши, и набрала в руки холодной белой воды, которая тут же потеряла свой цвет. Прыснув себе это в лицо один раз, одаренная повторила это ещё несколько раз. Она не знала, как избавиться от всех этих образов, которые терзали её все последнее время, и с каждым днём становились всё сильнее и сильнее. Она не могла обращаться ни к кому за этой помощью потому что боялась. Боялась того, что с ней поступят так, как поступили во всех этих картинах, которые она регулярно видит перед собой. Что именно так и будет. Этот страх был навязан этим постоянным давлением в виде появления всех этих сцен: убийство двенадцати человек на лестнице мэрии; заседание, где каждый из Мстителей отказывается от неё и называет свою бывшую подругу монстром и чудовищем; а затем её отвозят в отвратительное, темное место... Девушка начинала всё чаще и чаще ощущать страх. Страх за себя. Страх за то, что будет несправедливо осуждена и брошена всеми догнивать, где то в стороне. За несущественную ошибку. Не смотря на всё то, что она делала раньше. Пусть её прошлое и было прощено, хоть и не ею самой, но она не могла быть уверена в том, что это прощение позабудут. Она видела радикальные действия правительств. Мишель уперлась руками в обода раковины, склонив голову над бегущей из крана водой. И что делать? Оно сводит меня с ума. Но если сказать - то я всё равно стану сумасшедшей. Мишель только сейчас начала ощущать, как притупляются её чувства, особенно по отношению к Мстителям. Как сердце начинает закрываться, пусть и медленно. Все эти бесконечные видения сделали из Камю боящуюся за себя девчонку, которая из-за глупого но сильного страха, завела себя в тупик. И нет никого, кому она не побоялась бы об этом сказать. Вальтера больше не было. Единственного за всю её жизнь друга, который даже после её смерти честно служил дому и "семье", и понял её, когда Камю покинула "семью" ради того, что бы начать новую жизнь, отличную от её прежней. А она даже не была на его похоронах. По своей глупости. Одаренная подняла голову, и встретилась со своим отражением в зеркале. Она тут же утерла влажные глаза и вновь заправила волосы за уши. Однако её взгляд почему то задержался на своей же отражении. Она начала всматриваться в черты своего лица, в глаза. В эти мешки и синяки под ними от постоянного недосыпания. Почему то с каждой секундой, она всё больше различала в своем отражении ту, что она встретила в своём сознании, будучи у Рота. Ублюдок... Зачем он это сделал?! Мишель резко закрыла воду, и вытерла руки и лицо бумажными полотенцами, после чего, проверив свой вид в последний раз, перед зеркалом, вышла. Слава богу, Клинт ещё не ушел. Однако... Почему то чувства к нему охладели и сейчас Мишель уже не ощущала того тепла, которое она испытывала к нему раньше. Не на много, но довольно ощутимо. Девушка села туда, где и сидела до этого. Может ли он мне доверять? В её глазах и усмешке исчезли то тепло и дружелюбие, а на смену им пришли холод и презрение. - Можешь ли ты мне доверять? А могу ли я доверять тому, кто бросил нас всех в самый важный момент? Тому, кто пропал на месяц, убежав от всех проблем, что на нас свалились. И ведь это ты на собрал, и ты первый должен был взять их на себя! А сейчас посмотри, что происходит вокруг! - Тон Мишель нарастал с каждой фразой. - Могу ли я доверять бестолковому лидеру, который попросту прячется от своих обязанностей, борясь с какой-то там совестью? Да если бы ты ею обладал... - Вдруг Мишель осенило, что она зашла слишком далеко. Одаренная осеклась, и понимая, что только что наговорила, устало закрыла глаза и провела по лицу ладонью, словно пытаясь смыть с себя что-то. Она вновь открыла глаза, и устало посмотрела на Бартона. Однако ничего сказать не могла. Не таким она помнила Клинта - неуверенным, напуганным неизвестностью и растерянным, который не мог дать ответа своим действиям и прятался от всех и всего.

Hawkeye: Чего ожидать в ответ? Вспышки гнева, понимания или совершенно заслуженной оплеухи в свой адрес? Клинт действительно оказался в той ситуации, когда он не знал, что делать и куда идти, к кому обратиться за помощью. Он даже не знал, кто он такой. Он запутался сам в себе и почему-то в глубине души ему казалось, что Мишель поможет ему разобраться со всем этим или же даст хорошего пинка под зад. - Мишель?.. - позвал Клинт девушку, которая почему-то молчала и не отзывалась. - Ты в порядке?.. Естественно, не в порядке, идиот! Ты взгляни на неё: усталые глаза, свидетельствующие если уж не о ночных кошмарах, то о недосыпаниях уж точно. Да и разве может быть сейчас у кого-нибудь что-нибудь в порядке? Может ли быть всё в порядке, когда кто-нибудь задаёт подобные вопросы, когда в тебе сомневаются? Ты идиот, Бартон, и точка! Соколиный Глаз проводил взглядом Мишель, которой было необходимо уединиться. Она не была похожей на себя, она изменилась, что вполне естественно, но неизвестная ещё Клинту тревога, совсем другая, которую раньше не испытывал, задела его сердце. Волновался ли он? - да. Вопрос в другом : за что? За себя? За Мишель? За ситуацию в стране? Или может быть это были ложные чувства, а ему на самом деле на всё плевать? Может, он просто сходит с ума?.. Уходи, дурачьё... Разве не видно? Тебя развели. Она ушла, найдя себе предлог... И уже небось дозванивается до своих... Нет, нет, нет...- откликался на свой внутренний голос Клинт.Она не такая. С ней что-то не так, она просто устала или что-то другое... В любом случае, ей тяжело и паршиво. И чем я могу помочь? Чем я, тупой идиот, совершивший столько ошибок, могу помочь?.. Брось, для тебя всё кончено. Ты ей не нужен. Ты никому не нужен. Господи, дай мне сил разобраться с этим... Я сам с собой разговариваю... Это ненормально... Заткнись, заткнись, заткнись, заткнись... Брррр... Соколиный Глаз не собирался уходить. Не смотря на внутреннюю борьбу, происходящую у него в душе, он остался на месте. Пытаясь прийти в себя, Клинт попытался отбросить груз горечи и волнения, который на него свалился. Ужаснее становилось от того, что друг, человек, которому он ещё верил, отвернётся от него и оставит на произвол судьбы, оставит в отчаянии. Да, он не должен быть таким слабым, но взять в себя в руки никак не удавалось. Соколиный Глаз услышал приближающиеся шаги и с облегчением вздохнул: Мишель возвращалась к столику. Но словно в ней случилась перемена: гневный взгляд, нет тёплой и приветливой улыбки... А дальше случилось то, чего следовало ожидать: Камю, подобно бомбе, взорвалась и высказала всё то, что должна была. Клинт ждал этого, но он всегда надеялся, что не услышит этих слов. Не из её уст. Пусть они были справедливыми, но легче от этого не становилось. - Могу ли я доверять бестолковому лидеру, который попросту прячется от своих обязанностей, борясь с какой-то там совестью? Да если бы ты ею обладал... Бартон почувствовал, как горечь накрыла его. Он хотел объяснить, он должен был объяснить всё, но не мог. - Да, я заслужил эти слова, - стараясь быть спокойным, ответил Клинт, - но я спросил не об этом. Я знаю, что я не тот, кому можно доверять, я не знаю кто я есть; и я не знаю, сколько ещё друзей у меня осталось. Быть может, да, нет у меня совести, быть может, я вообще ничего не чувствую, но я хочу знать: могу я быть уверенным, что что-то, вроде дружбы, ещё осталось между нами?

Lonely Shepherd: Было так легко. Всего лишь стоило подтолкнуть на скользкую наклонную, и она сама поедет по ней - всё дальше и дальше, не в силах остановиться. Иначе бы Мишель не сорвалась. Иначе - она бы просто ответила ему - Да, желая помочь, а не упрекала бы его в том, в чем Клинт уже не раз раскаялся самому себе. Сейчас она ненавидила и в тоже время любила как друга Клинта. Как друга совершившего ошибку. Но она не могла попбороть эту обиду и злость, которая пыталась вытеснить светлые чувства и полностью захватить сердце и сознание девушки. Она не знала, что ей делать. Сейчас она могла либо молчать, либо говорить не то, что хотела. Точнее - хотела, но не этого. Не этого она должна была хотеть. Мишель уперев локти в стол, стала интенсивно масировать виски, закрыв глаза, и вновь видя перед собой картину зала суда, который она уже ненавидела все сердцем. Пастушка пыталась рассеять этот бред, который являлся к ней каждую ночь. Она чувствовала, как постепенно сходит с ума, из-за этого всего. Не открывая глаз, Мишель сквозь зубы старалсь выдавить те слова, которые бы не навредили её отношениям с Клинтом. - Я... Не.... Что ты... Хочешь? Я не знаю! Нет. - Одаренная понимала, что сейчас выглядит очень подозрительно, и если Клинт ничего не заподозрит, на что Мишель наивно надеялась, ввиду страха перед тем, что кто то узнает о её проблеме, то значит ей чертовски повезет. На их столик уже стали оборачиваться посетители, и что то ворчать, однако Мишель этого не замечала и не слышала. - С... Скажи чего ты хочешь? - Камю изподлобья смотрела на Бартона, в то время как её сознание постепенно овалакивало, словно темным палантином. - Я.. Прости мне нужно уходить. - Выпалила Мишель, после того как выслушала, но не услышала Клинта, просто из последних сил пытаясь досидеть до того момента, когда он наконец выразит свою мысль. Она не могла ему сказать о том, что дружба между ними осталась, даже когда именно так и было. Не собираясь больше показываться в таком состоянии Соколиному Глазу, Камю собиралась покинуть кафе, потому что с каждым новым мгновением она ощущала всю большую ненависть к бывшему лидеру.

Hawkeye: Да, я заслужил. И никто в этом не виноват, кроме меня самого. Но почему всё должно быть так сложно? Почему я не могу сделать хоть что-то? Хоть что-нибудь? Перейти на сторону Могучих мстителей? И что это даст? Мишель, я теперь типа с вами против своих же убеждений? Я уже ничего не понимаю, абсолютно ничего... Такое ощущение, что всё здесь происходит - полный бред. Так не должно быть. И я таким не должен быть. И она. Всё должно быть по-другому. - Я... Не.... Что ты... Хочешь? Я не знаю! Нет. Клинт моментально насторожился. Теперь он ровным счётом был полностью сбит с толку. Происходило что-то странное; он чувствовал это в её голосе - она говорила совсем по-другому, не так, как ей свойственно. - Ты хорошо себя чувствуешь? - обеспокоенно спросил Клинт; сердце его колотилось с такой силой, что готово было разорвать грудную клетку. Нет, она определённо нехорошо себя чувствует. Такой он видел её в первый раз. Куда делось её спокойствие, хладнокровие, умение выслушать и высказать свою точку зрению? Почему она убегает, если она никогда бы так не поступила? Почему уходит от ответа и от разговора в целом? Неужели она действительно изменилась, и Клинт ошибся? Неужели Акт Регистрации её так изменил? Или это нечто совсем другое? - Я.. Прости мне нужно уходить. Нет, так он её не отпустит... Да и если логически рассуждать, картина выйдет ужасная: с Мишель что-то не так, она не хочет видеть Клинта и, кажется, она полыхает яростью, которая вот-вот выйдет наружу; Клинт же потерян сам для себя и не может определить своё место; и что из этого выйдет? От одной ждать неприятностей, а от второго какого-нибудь глупого и бессмысленного поступка? Это совсем никуда не годится. Бартон знал: сейчас или никогда: или он её остановит и потеряет навсегда своего товарища, или же будет действовать и оставит хотя бы надежду. Соколиный Глаз молниеносно перегнулся через весь стол и схватил Мишель за локоть, не сильно, но этого было достаточно, чтобы её удержать на месте. Он смотрел ей прямо в глаза и чувствовал в себе уже совершенно другой нрав; он чувствовал себя сильнее и увереннее, потому что останься он размазнёй, каким был пару минут назад, ничто бы уже не спасло эту беседу. - Мишель, в чём дело? - не отпуская руки, спросил Клинт. - Что с тобой? И не вздумай отрицать: я вижу, что что-то не так. Я хочу помочь, так не отворачивайся прямо сейчас.

Lonely Shepherd: Мишель уже собиралась вставать, что бы спешно покинуть заведение, покинуть на время Клинта, который был катализатором её ненависти, что рождалась и разросталась жгучим плющем на сердце, оставив свои корни в разуме. Ещё немного, и она не сможет больше себя сдерживать. Ей казалось именно так. Всего одно действие, которое ей не понравиться, и она взорвется, будучи не в силах больше сдерживать эти чужие чувства, которые ей выдавались за родные. Это было тяжело. Камю чувствовала, что подарок Рота сидел в её голове, но не могла его найти, что бы хоть как то замедлить. Внезапно, Клинт схватил её за локоть, и перед глазами одаренной помутнело на миг. Камю не успела среагировать на это его действие из-за внутренней попытки борьбы с захватчицей, и это послужило колоссальным толчком для всего того, что Мишель пыталась сдерживать. Однако ничего подобного не последовало. Мишель каким то настоящим чудом сумела сдержатся, буквально ощущая как что то внутри неё завыло от боли. И к сожалению, это была не её двойница. От подобного, Мишель на несколько секунд потеряла себя в пространстве и разуме. Глаза закатились, и Мишель пошатнулась на стуле, однако вовремя взяла себя в руки. Она впервые переживала все эти ментальные муки, и толком не знала, что ей делать. Её браслет мог защитить девушку от внешних ментальных воздействий, но от неё самой - нет. Мишель резко взглянула на Клинта посеревшими сталью глазами, и процедила сквозь зубы по слогам. - Отпусти меня! - Было не ясно, чего в её тоне было больше - труда и боли или злости и ненависти. Одаренная выдернула руку, резко. Она не могла сказать Клинту, что в очередной раз проиграла, и теперь в её голове живет её злое альтэр-эго из параллельной вселенной, которого она не может прогнать из своей головы, и которое медленно, но уверенно запускало свои щупальца в её сердце и разум, подчиняя себе. Не могла, потмоу что её сочли бы слабой и немощной. Недостойной быть Мстительницей. А теперь ещё и сумасшедшей. И её отправят в психиатрическую больницу. Навсегда, потому что спятивший мутант - это опасно! И запереть мутанта на всю жизнь в мягкой камере с ошейником-блокиратором - самое гуманное, что можно было придумать для бедняги. Нет, Мишель не хотела этой участи. И сейчас, ощущая в себе влияние своей тёмной двойницы, её мышление, отношение ко всему, Камю собиралась драться, если её попытались бы лечить. А именно - отправить куда-нибудь подальше. Уж лучше пускай она убьет, покалечит, травмирует всех, кто будет пытаться, и убежит, чем отрпавиться в эту отвратительную дыру. - Что? Ты хочешь, что бы я отправилась в лечебницу? - Одареная и не заметила, как её страх в мыслях вылился из уст, и сейчас она уже чувствовала себя не в своем теле. Во время этих слов. Камю сделала некое усилие, что бы вернуть себе себя. - Клинт, мне вправду нужно бежать. Пожалуйста. Я не хочу... - С мольбой в глосе и влажных глазах, прошептала Мишель, ярость которой уже кипела подобно лаве, и становилось невыносимо её больше удерживать.

Hawkeye: Десятки глаз глядели на происходящее в ожидании разрешения проблемы. Это немного выводило из себя, хотя Клинт давно привык к этому человеческому фактору, к любопытности. Но почему же, почему всегда людям интересно наблюдать чужое горе, чужую беду, чужие конфликты? Почему они всегда с таким нетерпением ждут развязки, а потом приходят домой и делятся этим со своими друзьями, обсуждают? Такие вещи не должны быть предметами для обсуждения, но ничто не изменит это. Так было всегда, есть и будет. Какая боль бы не терзала Мишель - духовная или физическая, ясно было одно: одна она не справится. Страшнее себе представить последствия, которые могут вытекать из всего этого. Когда девушка неожиданно качнулась на стуле, Бартон моментально вскочил с места, и всё ещё не отпуская её руки, рванул к Мишель. - Отпусти меня! Её движение было резким, чересчур резким, словно Клинт сделал куда более ужасную вещь и нанёс личное оскорбление, чтобы получить эти слова. Отпустить её? Ну уж нет! Выкручивайся сколько хочешь, но так просто ты не уйдёшь! Хватит уже на сегодня ошибок и оправданий, хватит пустых слов и резкостей... Соколиный Глаз опустил руки Мишель на плечи и медленно присел на корточки. Он смотрел ей прямо в глаза; да, он не умел заглядывать людям в головы, не умел читать их мысли, но иногда обычные человеческие чувства могли сделать куда больше, чем телепатия. Клинт чувствовал, как внутри у него бьётся ключом желание помочь, как оно накрывает все плохие воспоминания, помогая сосредоточиться на одном - на Мишель. Если он ей не поможет, ей не поможет никто, потому что помощи просить она не будет, а когда кто-то другой заметит в ней перемены, возможно, будет поздно. - Я не хочу, чтобы ты была в больнице. Я хочу, чтобы ты была самой собой... - совсем тихо, так, чтобы только они вдвоём слышали друг друга, произнёс Клинт. - Я отпущу тебя, но только тогда, когда буду уверен, что с тобой всё в порядке. Мишель. Что с тобой произошло? Он не отпустит её. Не сейчас. И не тогда, когда она попытается убежать. И не в любой другой момент. Ну же... Доверься мне, Мишель. Я знаю, что я делаю. И что бы ни случилось, я не отступлю.

Lonely Shepherd: - Нет... Не здесь.. Пожалуйста... Идем... - Мишель чувствовала, как ярость постепенно уходила. И виной этому были слова Бартона, которые становились абсолютно противоположны всему тому, что пыталась навязть Мишель её двойница. И веры самой одаренной хватало для того, что бы видеть в низ искренность, а не уловку. Она должна была явиться сюда для того, что бы помочь Клинту, а вышло, что теперь он вынужден помгать ей. И кто она такая после этого?! Она и вправду немощна и слаба! И она действительно не заслуживала быть той, кем она пыталась быть. Одаренная смогла собрать остатки силы воли, что бы не зарыдать от разрывающей изнутри борьбы, и влажность в глазах была плохим препятствием для этого. Мишель крепко взялась за руки Клинта, словно это было последним и самым ценным в её жизни, что она бы не отдала до самой смерти, что давало ей смысл к существованию. Теплые и надежные. Единственное, за что она сейчас могла держаться. - Пошли, пожалуйста. - Мишель не хотела, что бы все эти уставившиеся посетители, люд, который ненавидел своих защитников на следующий день, после того, как носил на руках, и который она должна была защищать, видел её слабость. Они должны видеть в героях лишь силу и стойкость, и не задумываться о том, что их защитники тоже люди. Гнев отступал, обида и злость тоже, но было больно. Казалось, что ментальные страдания перерождались в физические. - Прости пожалуйста... Так не должно было быть... Не должно было... - Разбито шептала одаренная, не задумываясь, пытаясь загасить то, что творилось внутри. Она смотрела стеклянным взглядом куда-то вниз. - Пожалуйста, идем... Я не хотела... - Одаренной казалось, что ещё немного, и её захлыснет отчаяние. Она и не заметила, как вышла из кафе, держась за КЛинта, который сейчас и выбирал направление, а мог и оставить её, побоявшись чего-либо. Сейчас она ни в чем не была уверена. Даже в том, действительно ли виной всему этому был "подарок" Рота...



полная версия страницы